Хворостинины

Кня­зья Хворостинины.
© Сер­гей Безносюк
Поко­лен­ная рос­пись рода кня­зей Хворостининых.
Мате­ри­а­лы по гене­а­ло­гии и пропосографии.
https://​sites​.google​.com/​s​i​t​e​/​r​u​r​i​k​o​v​i​c​i​1​1​/​h​o​m​e​/​a​r​o​s​l​a​v​s​k​i​e​/​h​v​o​r​o​s​t​i​n​iny

Кня­зья Хво­ро­сти­ни­ны – ветвь Яро­слав­ских кня­зей, потом­ков вели­ко­го кня­зя Вла­ди­мир­ско­го Все­во­ло­да Боль­шое Гнез­до. Осно­ва­тель фами­лии – князь Миха­ил Васи­лье­вич Хво­ро­сти­на Ухорский.

I. Рюрик, князь Новгородский
II. Игорь Рюри­ко­вич, вели­кий князь Киев­ский +945
III. Свя­то­слав I Иго­ре­вич, вели­кий Киев­ский 942-972
IV. Вла­ди­мир I, вели­кий князь Киев­ский +1015
V. Яро­слав I Муд­рый, вели­кий князь Киев­ский 978-1054
VI. Все­во­лод I, вели­кий князь Киев­ский 1030-1093
VII. Вла­ди­мир II Моно­мах, князь Киев­ский 1053-1125
VIII. Мсти­слав I, вели­кий князь Киев­ский 1075-1132
IX. Рости­слав, вели­кий князь Киев­ский +1168
X. Давид, князь Смо­лен­ский 1120-1197
XI. Мсти­слав, князь Смо­лен­ский +1230
XII. Рости­слав, князь Смоленский
XIII. Фёдор Рости­сла­вич Чёр­ный Смо­лен­ский и Яро­слав­ский † 1300 г.
XIV. Васи­лий Дави­до­вич Гроз­ные Очи Яро­слав­ский († 1345)
XV. Роман Васильевич
XVII. Дани­ил Романович
XVIII. Васи­лий Дани­и­ло­вич Ухорский

XIX коле­но.

1. князь Миха­ил Васи­лье­вич Хво­ро­сти­на Ухорский
Сын удель­но­го ухор­ско­го кня­зя Васи­лия Дани­ло­ви­ча, млад­ше­го сына яро­слав­ско­го кня­зя Дани­лы Рома­но­ви­ча. Он имел пять сыно­вей, кото­рые состо­я­ли на служ­бе у мос­ков­ских кня­зей под име­нем кня­зей Ухор­ских: Ники­ту, Фёдо­ра Охля­би­ну, Алек­сандра. Яро­сла­ва и Миха­и­ла Хво­ро­сти­ну. От дво­их из них про­ис­хо­дят кня­зья Охля­би­ни­ны и Хворостинины.Ухорское кня­же­ство — удель­ное кня­же­ство, выде­лив­ше­е­ся из Яро­слав­ско­го княжества.Названо по реке Ухра, лево­му при­то­ку Шекс­ны, вдоль кото­рой рас­по­ла­га­лись его земли.

XX коле­но.

2/1. князь Иван Михай­ло­вич Хво­ро­сти­нин «Хобер­дин­ский» (1538,—1566/67,†Троицк.Серг.м-рь)
ин.Иосиф окольничий(1571) боярин() ин.Иосиф 1С:Мих.Вас. ХВО­РО­СТИ­НА. УХОР­СКИЙ. :/ин. Александра/
мос­ков­ский воен­ный и госу­дар­ствен­ный дея­тель, сын бояр­ский, околь­ни­чий и вое­во­да, стар­ший сын ухор­ско­го кня­зя Миха­и­ла Васи­лье­ви­ча Хво­ро­сти­ны. Пото­мок яро­слав­ских удель­ных кня­зей. Тысяч­ник 1-й ста­тьи из Колом­ны. В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Колом­ны (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 65, 158). Околь­ни­чий с нояб­ря 1562 г. (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С.199). В 1537 году князь Иван Михай­ло­вич Хво­ро­сти­нин был отправ­лен из Вла­ди­ми­ра в Муром в чине стре­лец­ко­го голо­вы. В авгу­сте 1538 г. в Коломне нахо­дил­ся при вто­ром вое­во­де боль­шо­го пол­ка «для посы­лок». В 1540 году князь Иван Михай­ло­вич Хво­ро­сти­нин был назна­чен пер­вым вое­во­дой сто­ро­же­во­го пол­ка в Рязань, затем год был вто­рым вое­во­дой в Туле, где руко­во­дил обо­ро­ной южных рус­ских гра­ниц от напа­де­ний крым­ских татар и ногай­цев. Сво­и­ми сме­лы­ми и энер­гич­ны­ми рас­по­ря­же­ни­я­ми Иван Хво­ро­сти­нин обра­тил на себя вни­ма­ние вели­ко­го кня­зя и буду­ще­го царя Ива­на Васи­лье­ви­ча Гроз­но­го. В 1543 году «по крым­ским вестям» был отправ­лен в Калу­гу пер­вым вое­во­дой сто­ро­же­во­го пол­ка. Осе­нью 1543 г. дол­жен был идти из Гали­ча (похо­да не состо­ял­ся) в казан­ские места под пред­во­ди­тель­ством пол­ка пра­вой руки. В 1544 г. вое­во­да в Гали­че. В 1546 г. вто­рой вое­во­да в Туле. В 1547 г. вое­во­да в Калу­ге. В кон­це 1547 г. из Меще­ры нахо­дил­ся при царе Шига­лее и царе­ви­че Еди­ге­ре. В 1550 году был назна­чен вто­рым послом для заклю­че­ния пере­ми­рия с Вели­ким кня­же­ством Литов­ским. В июле 1551 г. тре­тий вое­во­да в Василь­го­ро­де. В октяб­ре 1552 г. в судо­вой рати в Ниж­ний Нов­го­род вто­рой вое­во­да сто­ро­же­во­го пол­ка, не захо­тел быть ниже местом М. М. Туч­ко­ва. Тогда же князь Иван Михай­ло­вич Хво­ро­сти­нин, назна­чен­ный вое­во­дой выбор­но­го пол­ка, участ­во­вал в оса­де и взя­тии рус­ски­ми вой­ска­ми под пред­во­ди­тель­ством царя Ива­на Васи­лье­ви­ча Каза­ни. В июне 1553 г., мае 1554 г. в Коломне вто­рой вое­во­да в пол­ку левой руки. Там он отли­чил­ся, за что царь Иван Гроз­ный пожа­ло­вал ему чин околь­ни­че­го и «золо­той угор­ский». В июне 1556 г. в цар­ском похо­де в Сер­пу­хов нахо­дил­ся сре­ди голов в сто­ро­жах в цар­ском стане. Зимой 1558 г. в похо­де в Ливо­нию тре­тий вое­во­да боль­шо­го пол­ка с царем Шига­ле­ем. Участ­во­вал в боях с ливон­ски­ми рыца­ря­ми-кре­сто­нос­ца­ми, взял штур­мом орден­ский замок Костер и участ­во­вал в разо­ре­нии пред­ме­стьев мно­гих ливон­ских горо­дов вплоть до Риги. В нояб­ре 1562 г. цар­ском похо­де в Нов­го­род впер­вые отме­чен околь­ни­чим. В 1563/64 г. пер­вый вое­во­да сто­ро­же­во­го пол­ка, затем коман­дир пол­ка левой руки в Калу­ге (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 94, 98, 102, 106, 107, 110, 111, 114, 131, 138, 141, 146, 157, 170, 199, 208, 209).
В 1550-е гг. вла­дел вот­чи­ной селом Рож­де­ствен­ское с дерев­ня­ми и пусто­ша­ми в Нере­хоц­ком стане Костром­ско­го уез­да (РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 20. № 456, 457). В 1616 г. села Рож­де­ствен­ское и Бор­да­ко­во в Нере­хоц­ком стане Костром­ско­го уез­да нахо­ди­лась в вот­чине за кня­зем Юри­ем Дмит­ри­е­ви­чем Хво­ро­сти­ни­ным (вну­ком кня­зя И. М. Хво­ро­сти­ни­на) (Ста­ни­слав­ский А.Л. Граж­дан­ская вой­на в Рос­сии XVII в. Каза­че­ство на пере­ло­ме исто­рии. М., 1990. С. 157).
19 апре­ля 1564 г. он дал Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю 50 руб. 16 декаб­ря 1570 г. его сын князь Петр Ива­но­вич Хво­ро­сти­нин дал вклад по отце, в ино­че­стве Иоси­фе 100 руб. (Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 46). Кня­зья Дмит­рий и Федор, дети Ива­на Михай­ло­ви­ча Хво­ро­сти­ни­на, 31 мая 1566 г. дали Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю по дяде Миха­и­ле Васи­лье­ви­че и по баб­ке кня­гине ино­ке Алек­сан­дре 100 руб. (Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 45). Князь И. М. Хво­ро­сти­нин в 1560-е гг. дал Ростов­ско­му Бори­со­глеб­ско­му мона­сты­рю 50 руб., и куп­лю сель­цо Усо­ло­во и дерев­ню Тимош­ки­но (сто­и­мо­стью 56 руб.) в Порец­ком стане Ростов­ско­го уез­да. После смер­ти кня­зя Федо­ра его дети кня­зья Дмит­рий и Федор Ива­но­ви­чи дали мона­сты­рю по отце, в ино­че­стве Иоси­фе, 16 руб. Корм по отце на 27 янва­ря. В 1617 г. вдо­ва кня­зя Ф. И. Хво­ро­сти­ни­на, сына кня­зя И. М, Хво­ро­сти­ни­на, Анто­ни­да дала Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю село Пав­лов­ское с дерев­ня­ми в Лут­ском стане Ростов­ско­го уез­да, кото­рое затем посту­пи­ло Бори­со­глеб­ско­му мона­сты­рю (ОР РНБ. Ф. 775 (Собр. Тито­ва). Д. 4904. Л. 43-43 об.; Титов А.А. Вклад­ные и кор­мо­вые кни­ги Ростов­ско­го Бори­со­глеб­ско­го мона­сты­ря в XV, XVI, XVII и XVIII сто­ле­ти­ях. Яро­славль, 1881. С. 7; Стрель­ни­ков С.В. Зем­ле­вла­де­ние в Ростов­ском крае в XIV–первой тре­ти XVII века. М.; СПб., 2009. С. 51, 107).
В 1571 году вое­во­да князь Иван Михай­ло­вич Хво­ро­сти­нин скон­чал­ся, при­няв мона­ше­ство под име­нем Иоси­фа. Оста­вил после себя четы­рех сыно­вей и двух дочерей.
~ ♀ Сте­фа­ни­да ин.София (—1567+до)
Сыно­вья: Дмит­рий Хво­ро­сти­нин (ум. 1591), талант­ли­вый рус­ский вое­на­чаль­ник, околь­ни­чий, оприч­ник, боярин и вое­во­да; Фёдор Хво­ро­сти­нин (ум. 1608), рын­да, околь­ни­чий, оприч­ник, боярин и вое­во­да; Андрей Стар­ко Хво­ро­сти­нин (ум. 1604), оприч­ник, дво­ря­нин мос­ков­ский и вое­во­да; Пётр Хво­ро­сти­нин (ум. 1592), дво­ря­нин мос­ков­ский, оприч­ник, рын­да, околь­ни­чий и вое­во­да; Мария Хво­ро­сти­ни­на, жена Бори­са Замыц­ко­го; Ана­ста­сия Хво­ро­сти­ни­на, жена кня­зя Фёдо­ра Пожарского.
3/1. Миха­ил Михай­ло­вич Хво­ро­сти­нин (1550,1576)
помещ. 2С:Мих.Вас. ХВО­РО­СТИ­НА. УХОР­СКИЙ. :/ин. Александра/
Тысяч­ник 1-й ста­тьи из Колом­ны. В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Колом­ны с поме­той «князь Михай­ло с Каши­ры» и из Каши­ры с поме­той «умре (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 71, 158, 161). Запи­сан в Кашир­скую десят­ню 1556 г. сре­ди дво­ро­вых детей бояр­ских (Кашир­ская десят­ня 1556 г. // «Heraldica»: исто­ри­че­ский сбор­ник. Т. 1. Отд. 4. СПб., 1900. С. 28).
4/1. Улья­на Михай­лов­на Хво­ро­сти­ни­на (+24.01.1578)
~ ♂ Пётр Ива­но­вич Татев (+22.09.1586)

XXI коле­но

князь Дмит­рий Ива­но­вич Хво­ро­сти­нин (1552,1592,—1590.08.07,†Троицк.Серг.м-рь)
окольничий(1552) боярин, ин.Дионисий 1С:Ив.Мих. /ин.Иосиф./. :СТЕФАНИДА/ин София/
В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Колом­ны с поме­той «Дмит­рий с Белой» и из Белой (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 158, 193). В ящи­ке 213 Цар­ско­го архив нахо­ди­лись «места горо­ду Пско­ву и ули­цам, как город Пъс­ков не пого­рел, а при­вез те спис­ки изо Пско­ва князь Дмит­рий Хво­ро­сти­нин». Речь идет о силь­ном пожа­ре в Пско­ве 28 апре­ля 1562 г. (Госу­дар­ствен­ный архив Рос­сии XVI сто­ле­тия. Опыт рекон­струк­ции / Подг. тек­ста и ком­мент. А. А. Зими­на. М., 1978. С. 89, 393, 474, 478). В 1558/59 г. вое­во­да в Шац­ком. В 1559/60 г. вое­во­да в Ниж­нем Нов­го­ро­де. В 1561/62 г. вое­во­да, отправ­лен из Алы­ста к Тар­ва­су. В нояб­ре 1562 г. в цар­ском похо­де на Полоцк голо­ва, «за госу­да­рем ездил». В 1563 г. тре­тий вое­во­да в Вели­ких Луках, затем вто­рой вое­во­да сто­ро­же­во­го пол­ка в Вели­ких Луках. В 1565–1572 гг. вхо­дил в Оприч­ни­ну. В октяб­ре 1565 г. вое­во­да из оприч­ни­ны, отправ­лен царем из Моск­вы под Бол­хов для отра­же­ния похо­да крым­ско­го хана. Пору­чи­тель по кня­зю И. П. Охля­би­ни­ну в 1566 г. В сен­тяб­ре 1567 г. во гла­ве сто­ро­же­во­го пол­ка оприч­но­го вой­ска сто­ял в Калу­ге. В 1568 г. вто­рой вое­во­да пере­до­во­го пол­ка, направ­лен в Вязь­му. Летом 1569 г. околь­ни­чий в вой­ске в Калу­ге. В 1569 г. коман­дир сто­ро­же­во­го пол­ка на бере­гу Оки. Вес­ной 1571 г. впер­вые ука­зан околь­ни­чим, тре­тий вое­во­да пере­до­во­го пол­ка. Осе­нью 1571 г. во вре­мя похо­да из Нов­го­ро­да про­тив шве­дов тре­тий вое­во­да сто­ро­же­во­го пол­ка. 24 мая-31 авгу­ста 1571 г. с бояра­ми пору­чил­ся по кня­зе И. Ф. Мсти­слав­ском в его вер­но­сти в 20 тыс. руб. В бит­ве у села Моло­ди в кон­це июля 1572 г. руко­во­дил обо­ро­ной гуляй-горо­да. В 1572 г. вто­рой вое­во­да пере­до­во­го пол­ка в Коломне. Во вре­мя зим­не­го похо­да 1572/73 г. в Ливо­нию ука­зан 4-м в спис­ке околь­ни­чих. В 1573–1584 гг. вхо­дил в Зем­ский двор. Околь­ни­чий, вто­рой вое­во­да пере­до­во­го пол­ка в янва­ре 1573 г. в вой­ске под Колы­ва­нью. После взя­тия Пай­ды по воз­вра­ще­нию в Нов­го­род вто­рой вое­во­да пере­до­во­го пол­ка. Осе­нью 1573 г. запи­сан 3-м в спис­ке околь­ни­чих в похо­де в Муром «для госу­да­ре­ва дела с казан­ски­ми людь­ми». Нахо­дил­ся в опа­ле в октябре–ноябре 1573 г. В 1574 г. вто­рой вое­во­да сто­ро­же­во­го пол­ка в Коломне. Вто­рой вое­во­да сто­ро­же­во­го пол­ка в Коломне в мае 1577 г. В 1583/1584 г. вер­стал денеж­ны­ми окла­да­ми рязан­цев (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. 178-180, 186, 194, 199, 204, 224, 228-230, 232, 240, 242, 247-250, 252, 253, 257, 423; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 1. М., 1981. С. 208; Т. 2. Ч. 2. М., 1982. С. 221, 251, 325, 349, 436; Собра­ние госу­дар­ствен­ных гра­мот и дого­во­ров. Ч. 1. М., 1813. С. 558; Акты слу­жи­лых зем­ле­вла­дель­цев XV–начала XVII в. Т. 2. М., 1998. 294; Анто­нов А.В. Поруч­ные запи­си 1527–1571 годов // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. М., 2004. С. 64; Шта­ден Г. Запис­ки о Мос­ко­вии. Т. 1. М., 2008. С. 437; Т. 2. М., 2009. С. 363). В мае 1584 г. околь­ни­чий, при царе Федо­ре Ива­но­ви­че являл англий­ско­го посла Е. Боуса госу­да­рю в мае 1584 г. в Москве, участ­во­вал в пере­го­во­рах (Сбор­ник Рус­ско­го исто­ри­че­ско­го обще­ства. Т. 38. СПб., 1883 С. 134).
Князь Дмит­рий Ива­но­вич Хво­ро­сти­нин умер 7 авгу­ста 1590 г. и похо­ро­нен в Тро­и­це-Сер­ги­е­вом мона­сты­ре (Спи­сок погре­бен­ных в Тро­иц­кой Сер­ги­е­вой лав­ре от осно­ва­ния оной до 1880 года. М., 1880. С. 29).
В 1586-1587 г. в Горо­ден­ском стане Медын­ско­го уез­да за бояри­ном кня­зем Д. И. Хво­ро­сти­ни­ным было поме­стье село, 2 сель­ца с 20 дерев­ня­ми, 2 почин­ка­ми и 2 пусто­ша­ми (пол­со­хи) (Пис­цо­вые кни­ги Мос­ков­ско­го госу­дар­ства XVI в. Ч. 1. Отд. 2. СПб., 1877. С. 832). Его сын князь Юрий Дмит­ри­е­вич Хво­ро­сти­нин, рос­лавль­ский вое­во­да и началь­ник Пуш­кар­ско­го при­ка­за, в 1610 г. полу­чил под­твер­жде­ние от поль­ско­го кро­ля Сигиз­мун­да III на свои вот­чи­ны и поме­стья в Костром­ском уез­де село Роже­ствен­ное и село Бор­ко­во с дерев­ня­ми, в Углич­ском уез­де село Кле­мен­те­е­во с дерев­ня­ми, в Бежец­ком уез­де село Дили­ди­но и село Марьи­но с дерев­ня­ми, в Яро­слав­ском уез­де село Горо­ди­ще с дерев­ня­ми, в Костром­ском уез­де село Гра­би­ще­во с дерев­ня­ми, в Суз­даль­ском уез­де село Гав­ри­лов­ская сло­бо­да Новая и Ста­рая с дерев­ня­ми, в Муром­ском уез­де села Потво­ри­ло­во и Коро­ча­ро­во, в Мос­ков­ском уез­де село Деме­ти­хи­но с дерев­ня­ми, а так­же поме­стья в Медын­ском уез­де села Покров­ское и Кня­же­гость с дерев­ня­ми, в Ново­силь­ском уез­де село Вежи, в Арза­мас­ском уез­де село Чет­вер­та­ко­во и дерев­ня Виря­ев­ская, село Семе­нов­ское и 7 дере­вень, в Шац­ком и Мещев­ском уез­дах села Чебар­чи­но и Пень­ки с дерев­ня­ми, в Мос­ков­ском уез­де село Манс­уро­во с дерев­ня­ми и село Тулу­бье­во (Акты, отно­ся­щи­е­ся к исто­рии Запад­ной Рос­сии. Т. 4. СПб., 1848. С. 335, 402). В Вер­хов­ском стане Бежец­ко­го уез­да за кня­ги­ней Овдо­тьей, женой кня­зя Дмит­рия Ива­но­ви­ча Хво­ро­сти­ни­на, с сыном кня­зем Юри­ем ста­рая ее при­дан­ная вот­чи­на село Деле­ди­но (1280 чет­вер­тей) (РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 589. Л. 560 об.). В Горо­дец­ком стане Бежец­ко­го Вер­ха имел вот­чи­ны села Деле­ди­ни­но и Марьи­но (Пис­цо­вые кни­ги Нов­го­род­ской зем­ли / Сост. К. В. Бара­нов. Т. 3. М., 2001. С. 222). Князь Д. И. Хво­ро­сти­нин назван как совла­де­лец вот­чи­ны кня­ги­ни Марии, вдо­вы кня­зя Ива­на Пет­ро­ви­ча Охля­би­ни­на сель­ца Поимаш с пусто­ша­ми в Кистем­ском стане Пере­слав­ско­го уез­да. Веро­ят­но, кня­ги­ня Мария дала вот­чи­ну в при­да­ное за доче­рью Вар­ва­рой кня­зю Ива­ну Ники­ти­чу При­им­ко­ву. Кня­ги­ня Вар­ва­ра, дочь кня­зя Ива­на Пет­ро­ви­ча Охля­би­ни­на, была заму­жем за кня­зем Ива­ном Ники­ти­чем При­им­ко­вым, сыном Н. Б. При­им­ко­ва-Ростов­ско­го (Запис­ные вот­чин­ные кни­ги Помест­но­го при­ка­за 1626–1657 гг. / Сост. А.В. Анто­нов, В.Ю. Бели­ков, А. Бере­ло­вич, В.Д. Наза­ров, Э. Тей­ро. М., 2010. С. 158; Тати­щев Ю.В. Род кня­зей Мезец­ких // Изве­стия Рус­ско­го гене­а­ло­ги­че­ско­го обще­ства. Вып. 2. Отд. 1. СПб., 1903. С. 52, 56). За кня­зем Ива­ном Дмит­ри­е­ви­чем Хво­ро­сти­ни­ным до 1613/1614 г. была веро­ят­но вот­чи­на отца в Углич­ском уез­де село Кле­мен­тье­во на р. Молок­ше с 8 дерев­ня­ми (250 чет­вер­тей) (Иви­на Л.И. Внут­рен­нее осво­е­ние земель Рос­сии в XVI в. Исто­ри­ко-гео­гра­фи­че­ское иссле­до­ва­ние по мате­ри­а­лам мона­сты­рей. Л., 1985. С. 59).
31 мая 1566 г. кня­зья Дмит­рий и Федор Ива­но­ви­чи, дети Ива­на Михай­ло­ви­ча Хво­ро­сти­ни­на, дали Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю по дяде сво­ем Миха­и­ле Васи­лье­ви­че Хво­ро­сти­нине 100 руб.. 7 июля 1589 г. князь Дмит­рий Ива­но­вич Хво­ро­сти­нин дал Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю вклад по бра­те кня­зе Пет­ре 150 руб. (Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 46). 25 сен­тяб­ря 1565 г. князь Дмит­рий дал 50 руб. Нако­нец, 21 июля 1591 г. князь Дмит­рий Ива­но­вич дал мона­сты­рю по сво­ем сыне кня­зе Пет­ре 50 руб. В 1601/1602 г. сде­лал вклад князь Иван Дмит­ри­е­вич Хво­ро­сти­нин. 15 июля 1614 г. князь Юрий Дмит­ри­е­вич Хво­ро­сти­нин дал Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю вклад по отце и по мате­ри кня­гине Евдо­кии и по бра­те кня­зе Иване вот­чи­ну свою в Углич­ском уез­де сель­цо Кле­мен­тье­во с деревнями(500 чет­вер­тей) (Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 46). Князь Дмит­рий Ива­но­вич Хво­ро­сти­нин дал Иоси­фо-Воло­ко­лам­ско­му мона­сты­рю село Гаври­но, сель­цо Кали­ти­но, дерев­ню Запру­дье Мар­ты­нов­ское и 100 руб. Корм по нему 26 октяб­ря (РГА­ДА. Ф. 181. Д. 141/196. Л. 25 об.-26; Титов А.А. Вклад­ные и запис­ные кни­ги Иоси­фо­ва Воло­ко­лам­ско­го мона­сты­ря XVI в. // Руко­пи­си сла­вян­ские и рус­ские, при­над­ле­жа­щие И. А. Вах­ра­ме­е­ву. Вып. 5. М., 1906. С. 19). В 1589/1590 г. дал Иоси­фо-Воло­ко­лам­ско­му мона­сты­рю на моле­бен пол­ти­ну (При­хо­до-рас­ход­ные кни­ги Иоси­фо-Воло­ко­лам­ско­го мона­сты­ря 80-90-х гг. XVI в. Вып. 1. М.; Л., 1987. С. 121). В 1614 г. князь Иван Дмит­ри­е­вич Хво­ро­сти­нин дал Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю вот­чи­ну в Город­ском стане Углич­ско­го уез­да по роди­те­лях село Кле­мен­тье­во (Пис­цо­вые кни­ги Углич­ско­го уез­да XVII в. // Вре­мен­ник Деми­дов­ско­го юри­ди­че­ско­го лицея. Кн. 41-46. Яро­славль, 1886-1888. С. 176-177).
Упо­ми­на­ет­ся в духов­ной А. Т. Михал­ко­ва от 1586/1587 г. (Акты слу­жи­лых зем­ле­вла­дель­цев XV–начала XVII в. Т. 2. М., 1998. № 286). Князь Дмит­рий Ива­но­вич Хво­ро­сти­нин, в ино­че­стве Дио­ни­сий. Его супру­га Евдо­кия Ники­тич­на, в ино­че­стве схим­ни­ца Евфро­си­ния, умер­ла 15 октяб­ря 1633 г. (Спи­сок погре­бен­ных в Тро­иц­кой Сер­ги­е­вой лав­ре от осно­ва­ния оной до 1880 года. М., 1880. С. 29).
~ Евдо­кия Ники­тич­на ин.Евфросиния (1590,—1633.10.15,†Троицк.Серг.м-рь)
князь Федор Ива­но­вич Хво­ро­сти­нин (1552,—1608.09.16,†Троицк.Серг.м-рь)
ин.Феодосий дворецкий(1608) околь­ни­чий() боярин() 2С:Ив.Мих. /ин.Иосиф./. :СТЕФАНИДА/ин София/
В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Колом­ны с поме­той «Федор с Белой» и из Белой (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 158, 193). В 1560 г. в вой­ске в Туле голо­ва при пер­вом вое­во­де боль­шо­го пол­ка. В нояб­ре 1562 г. в цар­ском похо­де из Моск­вы отме­чен рын­дой у пища­лей. Вхо­дил в Оприч­ный двор в 1566–1567 гг. Пору­чи­тель по кня­зю И. П. Охля­би­ни­ну в 1566 г. Рын­да с пища­лью в оприч­ном похо­де царя из Моск­вы к Двор­цам осе­нью 1567 г. В сен­тяб­ре 1570 г. голо­ва в похо­де из Алек­сан­дро­вой сло­бо­ды про­тив крым­ско­го хана Девлет-Гирея. Вес­ной 1571 г. ука­зан дво­ро­вым вое­во­дой. В 1572 г. нахо­дил­ся в Алек­сан­дро­вой сло­бо­де. В 1573–1584 гг. состо­ял в Зем­ском дво­ре. В сентябре–октябре 1573 г. вто­рой вое­во­да пол­ка левой руки в Пле­се. В 1575 г. вто­рой вое­во­да в Калу­ге. В апре­ле 1577 г. в похо­де в Лиф­лянд­скую зем­лю впер­вые назван дво­рец­ким. Зем­ский дво­рец­кий в бояр­ском спис­ке 1577 г. Дво­рец­кий в цар­ском похо­де в Ливо­нию в июне 1579 г. Дво­рец­кий «из Зем­ско­го» в Госу­да­ре­вом пол­ку в Пско­ве в авгу­сте – сен­тяб­ре 1579 г. Дво­рец­кий, нес золо­тую чару в цер­ковь на сва­дьбе царя и М. Ф. Нагой в сен­тяб­ре 1580 г. В мае 1597 г. с госу­да­ре­вым жало­ва­ньем в чине бояри­на отправ­лен в Сер­пу­хов (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 187, 199, 228, 236, 239, 246, 252-254, 276, 292, 517; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 2. М., 1982. С. 223, 348; РК. Т. 2. Ч. 3. М., 1982. С. 441; Т. 3. Ч. 1. М., 1984. С. 56, 84, 91; Ста­ни­слав­ский А.Л. Тру­ды по исто­рии госу­да­ре­ва дво­ра в Рос­сии XVI–XVII веков. М., 2004. С. 191; Собра­ние госу­дар­ствен­ных гра­мот и дого­во­ров. Ч. 1. М., 1813. С. 558). Назван дво­рец­ким 17 мар­та 1577 г. (Акты юри­ди­че­ские или собра­ние форм ста­рин­но­го дело­про­из­вод­ства. СПб. 1838. С. 191; Акты Суз­даль­ско­го Спа­со-Евфи­мье­ва мона­сты­ря 1506–1608 гг. М., 1998. № 199). В 1565/1566 г. с кня­зья­ми и детьми бояр­ски­ми кня­зья Дмит­рий, Федор, Андрей и Петр Ива­но­ви­чи Хво­ро­сти­ни­ны пору­чи­лись в 2 тыс. руб. по кня­зе И. П. Охля­би­нине в его вер­но­сти (Анто­нов А.В. Поруч­ные запи­си 1527–1571 годов // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. М., 2004. С. 54). Назван дво­рец­ким 17 мар­та 1577 г. (Акты Суз­даль­ско­го Спа­со-Евфи­мье­ва мона­сты­ря 1506–1608 гг. М., 1998. № 199). 22 сен­тяб­ря 1578 г. дво­рец­кий, выдал пра­вую гра­мо­ту архи­манд­ри­ту Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря по тяж­бе меж­ду ним и игу­ме­ном Бого­яв­лен­ско­го мона­сты­ря о селе в Ста­ро­ду­бе Ряпо­лов­ском (Акты Рос­сий­ско­го госу­дар­ства. Архи­вы мос­ков­ских мона­сты­рей и собо­ров. XV–начало XVII в. М., 1998. № 82). В июле 1579 г. дво­рец­кий (Акты фео­даль­но­го зем­ле­вла­де­ния и хозяй­ства XIV–XVI веков. Ч. 2. М., 1956. № 369). В июле 1588 г. вое­во­да в Нов­го­ро­де (Акты Нов­го­род­ско­го Вяжи­щско­го мона­сты­ря кон­ца XV – нача­ла XVII в. / Подг. И. Ю. Анку­ди­нов. М., 2013. № 56). Столь­ник в 1588/89 гг. (Ста­ни­слав­ский А.Л. Тру­ды по исто­рии госу­да­ре­ва дво­ра в Рос­сии XVI–XVII веков. М., 2004. С. 206). В мар­те 1589 г. вое­во­да в Вели­ком Нов­го­ро­де. В июне 1589 г. являл царю импер­ско­го посла Н. Вар­ко­ча в Москве (Памят­ни­ки дипло­ма­ти­че­ских сно­ше­ний Древ­ней Рос­сии с дер­жа­ва­ми ино­стран­ны­ми. Т 1. СПб., 1851. С. 1113, 1177, 1190). В 1596/1597 г. боярин, давал ниже­го­род­цам денеж­ное жало­ва­нье в Сер­пу­хо­ве (Мате­ри­а­лы по исто­рии Ниже­го­род­ско­го края кон­ца XVI – пер­вой чет­вер­ти XVII века / Сост. А. В. Анто­нов, А. А. Булы­чев, В. А. Кадик, С. В. Сирот­кин. Ч. 2. М., 2015. С. 757, 763-764). В 1598 г. отправ­лен от Ниж­не­го Нов­го­ро­да да Каза­ни «при­во­дить вся­ких людей ко кре­сту». В апре­ле 1599 г. боярин, ел за сто­лом у госу­да­ря в Гра­но­ви­той пала­те, бил челом в отче­стве на Алек­сандра Ники­ти­ча Рома­но­ва. В авгу­сте 1599 г. бил был во вто­рой встре­че в Москве во вре­мя при­е­ма швед­ско­го коро­ле­ви­ча. В нояб­ре 1600 г. при­сут­ство­вал на ауди­ен­ции поль­ско­го канц­ле­ра Я. Сапе­ги в Москве, сидел с дру­ги­ми бояра­ми за сто­лом. В апре­ле 1601 г. судил в Москве кня­зей А. А. Теля­тев­ско­го и А. П. Кура­ки­на (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 4. Ч. 1. М., 1994. С. 21, 70, 112, 123). В 1598/99 г. вер­стал яро­слав­цев денеж­ны­ми окла­да­ми (Акты слу­жи­лых зем­ле­вла­дель­цев XV–начала XVII в. Т. 2. М., 1998. № 317).
В ДТ из Колом­ны и из Белой. Но ни в Коло­мен­ском, нив Бель­ском уез­дах его земель­ные вла­де­ния не уста­нов­ле­ны (пис­цо­вые кни­ги по Бель­ско­му уез­ду не сохра­ни­лись), но зафик­си­ро­ва­ны обшир­ные вот­чи­ны в Бежец­ком, Пере­слав­ском, Костром­ском уез­дах, поме­стья в Медын­ском и Рязан­ском уез­дах. Веро­ят­но, к кон­цу XVI в. князь лишил­ся недви­жи­мо­сти в Коло­мен­ском уез­де. Воз­мож­но, какие-то зем­ли у него сохра­ня­лись в Яро­слав­ском уез­де. По кня­зю, в ино­че­стве Фео­до­сию, был уста­нов­лен корм 19 сен­тяб­ря в Спас­ском Яро­слав­ском мона­сты­ре (Кни­га кор­мо­вая из Яро­слав­ля Поволг­ско­го Спа­со­ва мона­сты­ря 1896, с. 18). В сво­ей духов­ной гра­мо­те от 24 октяб­ря 1602 г. Ф. И. Хво­ро­сти­нин упо­ми­нал взя­тую за 50 руб. «до живо­та» у Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря вот­чи­ну – сель­цо Малы­ше­во с дерев­ня­ми в Бежец­ком уез­де. Он назы­вал «жало­ва­нье» царя Федо­ра Ива­но­ви­ча – вот­чин­ные села Заозе­рье с дерев­ня­ми и Новое Клин­цо­во с дерев­ня­ми в Коз­лов­ском стане Пере­слав­ско­го уез­да (более 1200 чет­вер­тей), кото­ры­ми «завла­де­ли насиль­ством» его бра­тья, не выде­лив ему поло­жен­ную тре­тью часть вла­де­ний. Так­же за ним чис­ли­лась отцов­ская вот­чи­на – село Горо­ди­ще с дерев­ня­ми в Костром­ском уез­де (1400 четвертей).
Князь Ф. И. Хво­ро­сти­нин пере­да­вал сыну, кня­зю Гри­го­рию Федо­ро­ви­чу, в Боров­ском уез­де сель­цо Голо­вен­ки­но сде­рев­ня­ми. Сво­ей супру­ге, кня­гине Анто­ни­де, он дал «до ее живо­та», а после ее смер­ти сыну село Бого­ро­диц­кое с дерев­ня­ми в Пере­слав­ском уез­де. Вот­чи­ну в Бежец­ком уез­де, село Боска­ко­во с дерев­ня­ми и село Алек­сан­дров­ское с дерев­ня­ми, полу­чен­ные в счет упла­ты дол­га от бра­та кня­зя Пет­ра Ива­но­ви­ча Хво­ро­сти­ни­на, он пере­дал сыну Гри­го­рию. Ему же он заве­щал село Рома­но­во с дерев­ня­ми в Костром­ском уез­де и село Пав­ло­во с дерев­ня­ми в Ростов­ском уез­де (РГА­ДА. Ф. 281. № 1340/236 [под­лин­ник]; Духов­ное заве­ща­ние кня­зя Ф. И. Хворостинина/ публ. С.
Шере­ме­те­ва 1896, с. 571-575; Шума­ков. Обзор. Вып. 1, с. 30-31). В воло­сти Емст­на Костром­ско­го уез­да за ним как бояри­ном чис­ли­лась в вот­чине дерев­ня Таче­ло­во с дерев­ня­ми и пусто­ша­ми (все­го 60 чет­вер­тей) (РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 209, л. 670), в Емец­кой же воло­сти Костром­ско­го уез­да – вот­чи­на, пере­шед­шая затем к его сыну
Гри­го­рию, взя­тая госу­да­рем за его изме­ну, село Гро­би­ще­во с 3 дерев­ня­ми и пусто­ша­ми (150 чет­вер­тей сред­ней зем­ли) (РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 210, л. 818). В воло­сти Корз­ле Костром­ско­го уез­да за кня­зем Ф. И. Хво­ро­сти­ни­ным в 1595–1597 гг. упо­мя­ну­та быв­шая вот­чи­на кня­зя Пет­ра Ива­но­ви­ча Дее­ва – село Дее­во Горо­ди­ще на р.
Вол­ге, дерев­ни Боль­шое Перед­цо­во, Туле­е­во и дру­гие дерев­ни и пусто­ши (соха без пол­тре­ти и пол­пол­пол­че­ти сохи). За ним же в Анд­ро­ни­ко­вом стане –село Рома­но­во с 10 дерев­ня­ми и 10 почин­ка­ми в вот­чине (пол­тре­ти сохи) (ОР РНБ. Эрм. собр. Д. 520, л. 467 об.–468). В 1586/1587 г. за ним как околь­ни­чим было поме­стье сель­цо, 20 дере­вень, 2
почин­ка (четь и пол­пол­че­ти сохи) в Город­ском стане Медын­ско­го уез­да (ПКМГ. Ч. 1, отд. 2, с. 832). Как боярин он вла­дел в 1594–1597 гг. в Мор­жев­ском стане Рязан­ско­го уез­да поме­стьем, кото­рое рань­ше при­над­ле­жа­ло его бра­ту, кня­зю П. И. Хво­ро­сти­ни­ну, – селом Отхо­жей Кор на р. Ярвае (430 чет­вер­тей доб­рой зем­ли). До 1594–1597 гг. князь Ф. Хво­ро­сти­нин утра­тил в том же стане помест­ный жере­бей дерев­ни Сер­ко­во на р. Осет­ре (100 чет­вер­тей доб­рой зем­ли (ПКРК. Т. 1, вып. 1, с. 199-200; ПКРК. Т. 1, вып. 3, с. 107; Анпи­ло­гов 1982, с. 170, 191). В сен­тяб­ре 1617 г. духов­ную соста­ви­ла его жена кня­ги­ня Анто­ни­да. Она дала Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю село Пав­лов­ское с дерев­ня­ми в Лут­ском стане Ростов­ско­го уез­да, кото­рое затем посту­пи­ло Бори­со­глеб­ско­му мона­сты­рю. Так­же она заве­ща­ла оби­те­ли село Бого­ро­диц­кое с дерев­ня­ми в Пере­слав­ском уез­де. Ранее в 1615/1616 г. она дала мона­сты­рю в Ясе­ниц­ком стане Бежец­ко­го уез­да село Бас­ка­ки с дерев­ня­ми и пусто­ша­ми (862 чет­вер­тей). Село Горо­ди­щи в Яро­слав­ском уез­де она заве­ща­ла пле­мян­ни­кам в слу­чае, если ее сын князь Гри­го­рий Федо­ро­вич Хво­ро­сти­нин не вер­нет­ся из литов­ско­го пле­на. За кня­ги­ней Анто­ни­дой нахо­ди­лось так­же село Кле­мен­тье­во в Углич­ском уезде
В воло­сти Емст­на Костром­ско­го уез­да за бояри­ном кня­зем Ф. И. Хво­ро­сти­ни­ным были в вот­чине дерев­ня Таче­ло­во с дерев­ня­ми и пусто­ша­ми (все­го 60 чет­вер­тей) (РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 209. Л. 670). В Емец­кой воло­сти Костром­ско­го уез­да за кня­зем Ф. И. Хво­ро­сти­ни­ным нахо­ди­лась вот­чи­на, быв­шая затем за его сыном Гри­го­ри­ем и взя­тая затем за его, Гри­го­рия, изме­ну, село Гро­би­ще­во с 3 дерев­ня­ми и пусто­ша­ми (150 чет­вер­тей сред­ней зем­ли) (РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 210. Л. 818). В воло­сти Корз­ле Костром­ско­го уез­да за кня­зем Ф. И. Хво­ро­сти­ни­ным в 1595-1597 гг. вот­чи­на кня­зя Пет­ра Ива­но­ви­ча Дее­ва село Дее­во Горо­ди­ще на р. Вол­ге, дерев­ни Боль­шое Перед­цо­во, Туле­е­во и дру­гие дерев­ни и пусто­ши (соха без пол­тре­ти и пол­пол­пол­че­ти сохи). За ним же в Анд­ро­ни­ко­вом стане село Рома­но­во с 10 дерев­ня­ми и 10 почин­ка­ми в вот­чине (пол­тре­ти сохи) (ОР РНБ. Эрм. собр. № 520. Л. 467 об.-468). 24 октяб­ря 1602 г. соста­вил духов­ную гра­мо­ту. Душе­при­каз­чи­ка­ми назна­чил околь­ни­че­го Ива­на Михай­ло­ви­ча Бутур­ли­на, бра­та кня­зя Андрея Ива­но­ви­ча Хво­ро­сти­ни­на, пле­мян­ни­ков кня­зей Ива­на Дмит­ри­е­ви­ча и Юрия Дмит­ри­е­ви­ча Хво­ро­сти­ни­ных, сест­ру кня­ги­ню Наста­сью Федо­ров­ну Пожар­скую, шури­на кня­зя Миха­и­ла Пет­ро­ви­ча Вол­кон­ско­го. Про­сил похо­ро­нить его воз­ле отца кня­зя Ива­на Михай­ло­ви­ча, в ино­че­стве Иоси­фа, в Тро­и­це-Сер­ги­е­вом мона­сты­ре. Князь Федор дает вкла­дом в мона­стырь 50 руб., напо­ми­ная, что еще 50 руб. дал рань­ше. Князь Ф. И. Хво­ро­сти­нин воз­вра­ща­ет взя­тое у Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря в пожиз­нен­ное вла­де­ние за 50 руб. сель­цо Малы­ше­во с дерев­ня­ми в Бежец­ком уез­де. Ито­го его вклад соста­вил 150 руб. раз­лич­ным мона­сты­рем при жиз­ни и по духов­ной Хво­ро­сти­нин пожа­ло­вал 410 руб­лей. Князь Федор сооб­ща­ет о вот­чине, пожа­ло­ван­ной ему царем Федо­ром Ива­но­ви­чем в Коз­лов­ском стане Пере­я­с­лав­ско­го уез­да селом Заозе­рье с дерев­ня­ми и село Новое Клин­цо­во с дерев­ня­ми (все­го 1200 чет­вер­тей зем­ли), кото­ры­ми насиль­ством завла­де­ли его бра­тья кня­зья Дмит­рий с детьми и Андрей с сыном. Кро­ме это­го дру­га вот­чи­на, госу­да­ре­во жало­ва­нье, село Горо­ди­ще с дерев­ня­ми в Костром­ском уез­де (1400 чет­вер­тей) по заве­ща­нию отца была раз­де­ле­на меж­ду бра­тья­ми кня­зем Пет­ром (ему доста­лось два жере­бья) и кня­зем Федо­ром. Послед­не­му доста­лась треть села Горо­ди­ще с дерев­ня­ми. После смер­ти кня­зя Пет­ра его две тре­ти с согла­сия бра­тьев кня­зей Дмит­рия и Андрея пере­шли Федо­ру. Князь Федор пред­ла­га­ет бра­тьям раз­де­лить села Заозе­рье и Новое Клин­цо­во по тре­тям меж­ду его сыном кня­зем Гри­го­ри­ем, кня­зем Андре­ем с сыном и пле­мян­ни­ка­ми кня­зья­ми Ива­ном и Юри­ем Дмит­ри­е­ви­ча­ми. Ана­ло­гич­но по тре­тям он пред­ла­гал раз­де­лить и село Горо­ди­ще. Сыну Гри­го­рию Федор заве­щал треть от всех трех сел с дерев­ня­ми. Так­же Гри­го­рию он пере­дал сель­цом Голо­вен­ки­ным с дерев­ня­ми в Боров­ском уез­де. Ему же вот­чи­ну в Бежец­ком уез­де села Боска­ко­во с дерев­ня­ми и Алек­сан­дров­ское с дерев­ня­ми, кото­рую отдал в счет дол­га его брат князь Петр Ива­но­вич Хво­ро­сти­нин. Так­же Гри­го­рий полу­чал село Рома­но­во в Костром­ском уез­де, кото­рую Федор при­об­рел у сво­ей сест­ры Марии, жены Бог­да­на Замыц­ко­го. Сыну же он дал село Пав­ло­во с дерев­ня­ми в Ростов­ском уез­де. Жену кня­ги­ню Анто­ни­ду он бла­го­сло­вил селом Бого­ро­диц­ким с дерев­ня­ми в Пере­слав­ском уез­де до ее живо­та. Затем вот­чи­на долж­на перей­ти сыну (РГА­ДА. Ф. 281. № 1340/236; Рус­ский архив. № 4. М., 1896. С. 571-575; Шума­ков С.А. Обзор гра­мот кол­ле­гии эко­но­мии. Вып. 1. М., 1899. С. 30-31). 4 сен­тяб­ре 1617 г. духов­ную соста­ви­ла его жена Анто­ни­да. Душе­при­каз­чи­ка­ми назна­чи­ла кела­ря стар­ца Авра­амия Пали­цы­на, каз­на­чея Иоси­фа Пани­на и кня­зя А. М. Льво­ва. Прось­ба похо­ро­нить ее в Тро­и­це-Сер­ги­е­вом мона­сты­ре воз­ле мужа кня­зя Ф. И. Хво­ро­сти­ни­на, в ино­че­стве Фео­до­сия. Упо­ми­на­ет­ся преж­ний вклад кня­ги­ни в мона­стырь 100 руб. и вот­чи­на село Бас­ка­ки с дерев­ня­ми и пусто­ша­ми в Бежец­ком уез­де. Кня­ги­ня Анто­ни­да дает Бори­со­глеб­ско­му мона­сты­рю свою вот­чи­ну село Бого­ро­диц­кое с дерев­ня­ми в Пере­слав­ском уез­де, село Пав­ло­во с дерев­ня­ми в Ростов­ском уез­де по сво­ем зяте Бори­се Алек­сан­дро­ви­че Щекине. Преду­смот­ре­на воз­мож­ность выку­па вот­чи­ча­ми села Бого­ро­диц­ко­го за 500 руб., а села Пав­лов­ско­го за 450 руб., а села Бас­ка­ки за 400 руб. Вот­чи­ной селом Горо­ди­ще в Яро­слав­ском уез­де она бла­го­сло­ви­ла сво­их пле­мян­ни­ков кня­зей Юрия Дмит­ри­е­ви­ча и Ива­на Андре­еви­ча Хво­ро­сти­ни­ных. В слу­чае, если ее сыну кня­зю Гри­го­рию удаст­ся вер­нуть­ся из литов­ско­го пле­на, вот­чи­на в Яро­слав­ском уез­де, долж­на была достать­ся ему (Архив СПб ИИРАН. Кол 115. Д. 5. Л. 245 об.-247; Шума­ков С.А. Обзор гра­мот кол­ле­гии эко­но­мии. Вып. 1. М., 1899. С. 31; Кири­чен­ко Л.А. Акто­вый мате­ри­ал Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря 1584–1641 гг. как источ­ник по исто­рии зем­ле­вла­де­ния и хозяй­ства. М., 2006 № 84, 174). В 1586/1587 г. за околь­ни­чим кня­зем Ф. И. Хво­ро­сти­ни­ным было поме­стье сель­цо, 20 дере­вень, 2 почин­ка (четь и пол­пол­че­ти сохи) (Пис­цо­вые кни­ги Мос­ков­ско­го госу­дар­ства XVI в. Ч. 1. Отд. 2. СПб., 1877. С. 832). В 1594-1597 гг. за бояри­ном кня­зем Ф. И. Хво­ро­сти­ни­ным в Мор­жев­ском стане Рязан­ско­го уез­да поме­стье, кото­рое рань­ше было за его бра­том кня­зем П. И. Хво­ро­сти­ни­ным село Отхо­жей Кор на р. Ярвае (430 чет­вер­тей доб­рой зем­ли). До 1594-1597 гг. князь Ф. Хво­ро­сти­нин утра­тил в том же стане веро­ят­но поме­стье жере­бей дерев­ни Сер­ко­во на р. Осет­ре (100 чет­вер­тей доб­рой зем­ли (Анпи­ло­гов Г.Н. Рязан­ская пис­цо­вая при­пра­воч­ная кни­га кон­ца XVI в. М., 1982. С. 170, 191). В 1594-1597 гг. за ним в Мор­жев­ском стане Рязан­ско­го уез­да поме­стье село Отхо­жей Кор (пол­че­ти и пол­пол­тре­ти сохи) (Пис­цо­вые кни­ги Рязан­ско­го края. XVI век. Т. 1. Вып. 1. Рязань, 1996. С. 199-200). Вла­дел в Мор­жев­ском стане Рязан­ско­го уез­да поме­стьем пусто­шью, что было село Отхо­жей Кор (430 чет­вер­тей доб­рой зем­ли) (Пис­цо­вые кни­ги Рязан­ско­го края XVII в. Т. 1. Вып. 3. Рязань, 1998. С. 107).
Жена кня­зя Ф. И. Хво­ро­сти­ни­на кня­ги­ня Анто­ни­да дала Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю в 1615/1616 г. в Ясе­ниц­ком стане Бежец­ко­го уез­да село Бас­ка­ки с дерев­ня­ми (862 чет­вер­ти) (РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 589. Л. 987 об.). В 1617 г. вдо­ва кня­зя Ф. И. Хво­ро­сти­ни­на, сына кня­зя И. М. Хво­ро­сти­ни­на, Анто­ни­да, дала Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю село Пав­лов­ское с дерев­ня­ми в Лут­ском стане Ростов­ско­го уез­да, кото­рое затем посту­пи­ло Бори­со­глеб­ско­му мона­сты­рю (Стрель­ни­ков С.В. Зем­ле­вла­де­ние в Ростов­ском крае в XIV–первой тре­ти XVII века. М.; СПб., 2009. С. 54). Кня­зья Дмит­рий и Федор, дети Ива­на Михай­ло­ви­ча Хво­ро­сти­ни­на, 31 мая 1566 г. дали Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю по дяде Миха­и­ле Васи­лье­ви­че и по баб­ке кня­гине ино­ке Алек­сан­дре 100 руб. (Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 45). 25 янва­ря 1571 г. кня­зья Петр и Федор Ива­но­ви­чи Хво­ро­сти­ни­ны дали мона­сты­рю 100 руб. 8 мая 1608 г. боярин князь Ф. И. Хво­ро­сти­нин, в ино­че­стве Фео­до­сий, дал 100 руб. Князь Ф. И. Хво­ро­сти­нин к 1574/1575 г. дал Тро­иц­ко­му мона­сты­рю мно­го цен­ных и доро­гих вещей. Его жена кня­ги­ня Анто­ни­да 19 янва­ря 1615 г. дала мона­сты­рю 100 руб. 23 октяб­ря 1617 г. царь Миха­ил Федо­ро­вич пожа­ло­вал кня­ги­ню Анто­ни­ду за ее вклад 600 руб. В 1625 г. упо­мя­ну­ты вкла­ды кня­ги­ни Анто­ни­ды Васи­льев­ны вот­чи­ны село Бого­родц­кое (было про­да­но мона­сты­рем кня­зю А. М. Льво­ву за 400 руб.) и в Ростов­ском уез­де село Пав­ло­во с дерев­ня­ми (дано на выкуп за 450 руб. кня­зю М. Ф. Вол­кон­ско­му) (Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 46). По кня­зе Ф. И. Хво­ро­сти­нине, в ино­че­стве Фео­до­сии, корм 19 сен­тяб­ря в Спас­ском Яро­слав­ском мона­сты­ре (Кни­га кор­мо­вая из Яро­слав­ля Поволг­ско­го Спа­со­ва мона­сты­ря // Вах­ра­ме­ев И. А. Исто­ри­че­ские акты Яро­слав­ско­го Спас­ско­го мона­сты­ря. Т. 3. М., 1896. С. 18).
Умер 17 сен­тяб­ря 1608 г. (Спи­сок погре­бен­ных в Тро­иц­кой Сер­ги­е­вой лав­ре от осно­ва­ния оной до 1880 года. М., 1880. С. 29). В ино­че­стве схим­ник Фео­до­сий. Его жена кня­ги­ня Анто­ни­да Васи­льев­на умер­ла 3 октяб­ря 1617 г. (Спи­сок погре­бен­ных в Тро­иц­кой Сер­ги­е­вой лав­ре от осно­ва­ния оной до 1880 года. М., 1880. С. 29).
(НИОР РГБ. Ф. 303/I. Д. 970 [под­лин­ник]; НИОР РГБ. Ф. 303. Кн. 532, л. 242 об.–244 об.; Кн. 541, л. 394-399; РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 589, л. 987 об.; ВКТСМ, с. 46; Кири­чен­ко 2006, с. 189, № 174; Чер­ка­со­ва 2004, с. 90-91, 98; Стрель­ни­ков 2009, с. 54).
~ Анто­ни­да Васи­льев­на кнг. (1615,—1617.09.03,†Троицк.Серг.м-рь).
кн. Анто­ни­да Пет­ров­на Вол­кон­ская * 2-я треть XVI в.† 3.10.1617
князь Андрей Ива­но­вич Стар­ко Хво­ро­сти­нин (1567,—1604.04.24,†Троицк.Серг.м-рь)
окольничий(1604) дворов.сын-боярск. помещ.-кн.Ярославль-у. 3С:Ив.Мих. /ин.Иосиф./. :СТЕФАНИДА/ин София/
Вхо­дил в Оприч­ный двор в 1565–1567 гг. В октяб­ре 1565 г. вое­во­да из оприч­ни­ны, отправ­лен царем из Моск­вы под Бол­хов «как царь крым­ской при­хо­дил». Пору­чи­тель по кня­зю И. П. Охля­би­ни­ну в 1566 г. Рын­да с боль­шим саа­да­ком в оприч­ном похо­де царя из Моск­вы к Двор­цам осе­нью 1567 г. В 1573–1577 гг. в Зем­ском дво­ре. Вес­ной 1573 г. вое­во­да в Ново­силь­ске. Вто­рой вое­во­да пол­ка левой руки в Каши­ре в мае 1577 г. В авгу­сте 1577 г. вое­во­да, отдал при­каз голо­ве К. Ф. Мас­ло­ву о сто­ро­же­вой служ­бе в Поче­пе В 1581 г. участ­во­вал в обо­роне Пско­ва во вре­мя оса­ды его Сте­фа­ном Бато­ри­ем (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 1. М., 1981. С. 208; Т. 2. Ч. 2. М., 1982. С. 223, 338, 436; Анто­нов А.В. Част­ные архи­вы рус­ских фео­да­лов XV–начала XVII века // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 8. М., 2002. № 1827; Собра­ние госу­дар­ствен­ных гра­мот и дого­во­ров. Ч. 1. М., 1813. С. 558). В 1586-1587 гг. вое­во­да в Путив­ле, отпра­вил Л.Е. Коте­ни­на в Кома­рин­скую волость про­тив госу­да­ре­вых измен­ни­ков. Яро­слав­ский князь в 1588/89 гг. В 1593 г. полу­чил чин околь­ни­че­го. Околь­ни­чий, в 1598 г. при­сут­ство­вал на Зем­ском собо­ре, избрав­шем царем Бори­са Году­но­ва (Акты, собран­ные в биб­лио­те­ках и архи­вах Рос­сий­ской импе­рии Архео­гра­фи­че­ской экс­пе­ди­ци­ей Импе­ра­тор­ской Ака­де­мии наук. Т. 2. СПб., 1836. С. 42; Ста­ни­слав­ский А.Л. Тру­ды по исто­рии госу­да­ре­ва дво­ра в Рос­сии XVI–XVII веков. М., 2004. С. 214). В авгу­сте 1599 околь­ни­чий, участ­во­вал в пер­вой встре­че швед­ско­го посла коро­ле­ви­ча Густа­ва Ири­ко­ви­ча в Москве. В 1600 г. судил в оте­че­стве о сче­те И. Бас­ма­но­ва и М. Шеи­на. В авгу­сте 1600 г.–1602 г. вое­во­да в Царе­ве Бори­со­ве (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 4. Ч. 1. М., 1994. С. 73, 91, 105, 125, 139).
Умер 24 апре­ля 1604 г. и похо­ро­нен в Тро­и­це-Сер­ги­е­вом мона­сты­ре (Спи­сок погре­бен­ных в Тро­иц­кой Сер­ги­е­вой лав­ре от осно­ва­ния оной до 1880 года. М., 1880. С. 28; Акты слу­жи­лых зем­ле­вла­дель­цев XV–начала XVII в. Т. 1. М., 1997. № 129).
До 1584-1586 гг. утра­тил в Горе­то­ве стане Мос­ков­ско­го уез­да поме­стье (пере­шло к кня­зю Б. К. Чер­кас­ско­му) 3 пусто­ши (65 чет­вер­тей сред­ней зем­ли). В 1586/1587 г. за ним в Медын­ском уез­де поме­стье дерев­ня (пол­пол­пол­тре­ти сохи) (Пис­цо­вые кни­ги Мос­ков­ско­го госу­дар­ства XVI в. Ч. 1. Отд. 1. СПб., 1872. С. 156; Ч. 1. Отд. 2. М., 1877. С. 850).
27 фев­ра­ля 1592 г. князь Андрей Ива­но­вич Хво­ро­сти­нин дал Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю 30 руб. по Алек­сан­дре Бори­со­ви­че Щепине (Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 87). Жена кня­зя А. И. Хво­ро­сти­ни­на кня­ги­ня Гли­ке­рья Васи­льев­на с сыном Ива­ном дали Ростов­ско­му Бори­со­глеб­ско­му мона­сты­рю по отце бога­тые ризы (ОР РНБ. Ф. 775 (Собр. Тито­ва). Д. 4904. Л. 44; Титов А.А. Вклад­ные и кор­мо­вые кни­ги Ростов­ско­го Бори­со­глеб­ско­го мона­сты­ря в XV, XVI, XVII и XVIII сто­ле­ти­ях. Яро­славль, 1881. С. 9).
~ Еле­на Васи­льев­на ин.Галасия +Гли­ке­рия (1604,—1625.03.10,†Троицк.Серг.м-рь) вдова
Его супру­га кня­ги­ня Еле­на, в ино­че­стве Гела­сия, умер­ла 10 мар­та 1625 г. (Спи­сок погре­бен­ных в Тро­иц­кой Сер­ги­е­вой лав­ре от осно­ва­ния оной до 1880 года. М., 1880. С. 28). По жене кня­зе А. И. Хво­ро­сти­ни­на кня­гине Елене, в ино­че­стве Гала­сии и ее сыне кня­зе Иване, корм в Спас­ском Яро­слав­ском мона­сты­ре (Кни­га кор­мо­вая из Яро­слав­ля Поволг­ско­го Спа­со­ва мона­сты­ря // Вах­ра­ме­ев И. А. Исто­ри­че­ские акты Яро­слав­ско­го Спас­ско­го мона­сты­ря. Т. 3. М., 1896. С. 27).
князь Петр Ива­но­вич Хво­ро­сти­нин (1565,—1589,Астрахань)
— мос­ков­ский воен­ный и госу­дар­ствен­ный дея­тель, вое­во­да и намест­ник рязан­ский, чет­вер­тый сын кня­зя Ива­на Михай­ло­ви­ча Хво­ро­сти­ни­на (ум. 1571). Бра­тья — Дмит­рий, Андрей и Фёдор.
В 1544 и 1551 годах князь Пётр Ива­но­вич Хво­ро­сти­нин, будучи рын­дой с боль­шим цар­ским копьем, участ­во­вал в крым­ских похо­дах. В октяб­ре 1564 г. после отхо­да крым­ских людей от Ряза­ни был отправ­лен царем Ива­ном Гроз­ным в Рязань к бояри­ну Алек­сею Дани­ло­ви­чу Бас­ма­но­ву «с речью» и с золо­ты­ми а награ­ду за служ­бу про­тив крым­ских татар. Вхо­дил в Оприч­ный двор в 1566–1570 гг. Пору­чи­тель по кня­зю И. П. Охля­би­ни­ну в 1566 г. В сен­тяб­ре 1567 г. в цар­ском похо­де к Нов­го­ро­ду рын­да с копьем. В сен­тяб­ре 1570 г. в оприч­ном похо­де из Алек­сан­дро­вой сло­бо­ды про­тив крым­ско­го царя Девлет-Гирея рын­да с боль­шим саа­да­ком. Вес­ной 1571 г. в цар­ском похо­де рын­да с копьем. В июне 1572 г. в вой­ске в Коломне про­тив хана Девлет-Гирея вто­рой вое­во­да в пол­ку левой руки. Зимой 1572/1573 г. во вре­мя цар­ско­го похо­да на кре­пость Пай­ду в Ливо­нии вое­во­да в ертау­ле. В 1573–1578 гг. состо­ял в Зем­ском дво­ре. Вое­во­да в ерта­уль­ском пол­ку в янва­ре 1573 г. в вой­ске под Колы­ва­нью. Вес­ной 1573 г. вое­во­да в Орле. В октябре–ноябре 1573 г. в опа­ле. В 1573/74 г. вое­во­да в Туле, затем тре­тий вое­во­да боль­шо­го пол­ка на Бере­гу. В бит­ве в Печер­ни­ко­вых Дуб­ра­вах вое­во­да Пётр Хво­ро­сти­нин раз­гро­мил татар­ско-ногай­ские отря­ды. В 1574/75 г., 1575/76 г. намест­ник и вое­во­да в Ряза­ни, затем чте­вер­тый вое­во­да пере­до­во­го пол­ка на Бере­гу. В апре­ле 1577 г. вое­во­да в Деди­ло­ве. В 1577/78 г. вто­рой вое­во­да в пол­ку левой руки в Каши­ре, после под Кесью тре­тий вое­во­да боль­шо­го пол­ка. В июле 1578 г. в вой­ске под Кесью вто­рой вое­во­да сто­ро­же­во­го пол­ка. В октяб­ре 1578 г. взят в плен под Кесью поля­ка­ми. В 1583 году был выкуп­лен царем из поль­ско­го пле­на за боль­шой выкуп (3328 руб­лей и четы­ре соро­ка собо­лей). В нояб­ре 1585 г. в цар­ском похо­де в Нов­го­род вое­во­да в ертау­ле. В 1585/86 г. вое­во­да в Чер­ни­го­ве. В 1587/88 г. отправ­лен вое­во­дой в Аст­ра­хань (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 211, 228, 236, 240, 247-251, 253, 254, 257, 264, 282, 283, 285-287, 365, 377, 390, 399 Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 2. М., 1982. С. 267, 325, 338, 349, 412, 434; Т. 3. Ч. 1. М., 1984. С. 45; Кни­га посоль­ская Мет­ри­ки Вели­ко­го кня­же­ства Литов­ско­го (с 1573 по 1580 год). М., 1843. С. 51; Собра­ние госу­дар­ствен­ных гра­мот и дого­во­ров. Ч. 1. М., 1813. С. 558; Анто­нов А.В. Поруч­ные запи­си 1527–1571 годов // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. М., 2004. С. 54; Ливон­ская хро­ни­ка Баль­та­за­ра Рюс­со­ва // Сбор­ник мате­ри­а­лов и ста­тей по исто­рии При­бал­тий­ско­го края. Т. 3. Рига, 1880. С. 302). Мос­ков­ский дво­ря­нин в 1585 г. (Анхи­мюк Ю.В. Спи­сок чле­нов Дво­ра царя Федо­ра Ива­но­ви­ча, остав­ших­ся в Москве на вре­мя его поезд­ки в Тро­и­це-Сер­ги­ев мона­стырь в авгу­сте 1585 года // Иссле­до­ва­ния по источ­ни­ко­ве­де­нию исто­рии СССР доок­тябрь­ско­го пери­о­да. Сбор­ник ста­тей. М., 1990. С. 63). В декаб­ре 1586 г. вое­во­да в Чер­ни­го­ве (Акты слу­жи­лых зем­ле­вла­дель­цев XV–начала XVII в. Т. 4. М., 2008. № 46). Мос­ков­ский дво­ря­нин в 1585–1587 гг. (Ста­ни­слав­ский А.Л. Тру­ды по исто­рии госу­да­ре­ва дво­ра в Рос­сии XVI–XVII веков. М., 2004. С. 202, 214).
Умер до 7 июля 1589 г. (Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 46).
В апре­ле 1585 г. Левон­тий Тимо­фе­ев сын Рыку­нов занял у его при­каз­чи­ка 10 руб. и зало­жил свою вот­чи­ну пол­де­рев­ни Новин­ки в Ясе­ниц­ком стане Бежец­ко­го уез­да (РГА­ДА. Ф. 281. № 1335/231; Архив СПб ИИРАН. Ф. 29. Оп. 1. Д. 8. № 1797. Л. 2788; Кол. 115. № 5. Л. 220 об.-221; Шума­ков С.А. Обзор гра­мот кол­ле­гии эко­но­мии. Вып. 1. М., 1899. С. 34). В 1585/1586 г. Дени­сей Дмит­ри­ев сын Мокло­ков про­дал ему и его детям за 400 руб. жены сво­ей вот­чи­ну Дарьи, доче­ри Андрея Рыку­но­ва, в Ясе­ниц­ком стане Бежец­ко­го уез­да село При­во­рот с дерев­ня­ми Кро­пив­ки­но, Тру­фо­ни­ца Боль­шой При­во­рот, Зад­няя Изби­ща, 2 пусто­ши и села Алек­сан­дров­ское, Бас­ка­ко­во, пол­де­рев­ни Лукин­ской и дерев­ня Захар­це­во (РГА­ДА. Ф. 281. № 1337/233; Архив СПб ИИРАН. Ф. 29. Оп. 1. Д. 8. № 1816. Л. 1816. Л. 2857-2558). Шума­ков С.А. Обзор гра­мот кол­ле­гии эко­но­мии. Вып. 1. М., 1899. № 9. С. 37). В 1577-1578 г. за ним в Пах­рян­ском стане Коло­мен­ско­го уез­да было отцов­ское поме­стье сель­цо Офо­на­сье­во на р. Горо­ден­ке (223 чет­вер­ти доб­рой зем­ли). Так­же дер­жал на обро­ке в Усмер­ском стане Коло­мен­ско­го уез­да пустошь, что было сель­цо Луки­но на р. Мед­вед­ке с 5 пусто­ша­ми (159 чет­вер­тей) (Пис­цо­вые кни­ги Мос­ков­ско­го госу­дар­ства XVI в. Ч. 1. Отд. 1. СПб., 1872. С. 485, 587-588). В 1594-1597 гг. за бояри­ном кня­зем Ф. И. Хво­ро­сти­ни­ным в Мор­жев­ском стане Рязан­ско­го уез­да поме­стье, кото­рое рань­ше было за его бра­том кня­зем П. И. Хво­ро­сти­ни­ным село Отхо­жей Кор на р. Ярвае (430 чет­вер­тей доб­рой зем­ли) (Анпи­ло­гов Г.Н. Рязан­ская пис­цо­вая при­пра­воч­ная кни­га кон­ца XVI в. М., 1982. С. 170). До 1588 г. в воло­сти Пырен­ской Мало­я­ро­сла­вец­ко­го уез­да за кня­зем Пет­ром Хво­ро­сти­ни­ным было поме­стье село Заха­ров­ское с 6 пусто­ша­ми, сели­щем (176 чет­вер­тей доб­рой зем­ли) (РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 539. Л. 332 об.-339).
16 декаб­ря 1570 г. князь Петр Ива­но­вич Хво­ро­сти­нин дал вклад по отце, в ино­че­стве Иоси­фе 100 руб. (Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря, С. 46). 25 янва­ря 1571 г. кня­зья Петр и Федор Ива­но­ви­чи дали 100 руб. 7 июля 1589 г. князь Дмит­рий Ива­но­вич Хво­ро­сти­нин дал Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю вклад по бра­те кня­зе Пет­ре 150 руб. (Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 46). В 1601/1602 г. бра­тья дали Кирил­ло-Бело­зер­ско­му мона­сты­рю по кня­зе П. И. Хво­ро­сти­нине 50 руб. (ОР РНБ. Кир.-Бел. собр. № 87/1325. Л. 128 об.).
княж­на Ана­ста­сия Ива­нов­на Хво­ро­сти­ни­на (1560?)
Д:Ив.Мих. /ин.Иосиф./. :СТЕФАНИДА/ин София/
В пуб­ли­ка­ции актов Суз­даль­ско­го Спа­со-Евфи­ми­е­ва мона­сты­ря, под­го­тов­лен­ной С.Н. Кисте­ре­вым и Л.А. Тимо­ши­ной в 1998 г., впер­вые был издан один при­ме­ча­тель­ный доку­мент: дан­ная кня­ги­ни­А­на­ста­сии Ива­нов­ны – жены кня­зя Федо­ра Ива­но­ви­ча Пожар­ско­го, пере­дав­шей в мона­стырь село Могу­чее с дерев­ня­ми в Стародубе
Ряпо­лов­ском в 7095 (1586/1587) году. Она объ­яс­ни­ла свое пра­во рас­по­ря­же­ния этой вот­чи­ной необыч­но: тем, что «ту мне вот­чи­ну село Могу­чее з дерев­ня­ми дал князь мой княж Федор Ива­но­вич за при­да­ное за три­ста руб­лей». Рас­по­ря­ди­лась она ею как вкла­дом «по сво­ей душе» и для поми­на­ния сво­их роди­те­лей: «кня­зя инока
Иоси­фа, кня­ги­ню ино­ку Софью, кня­зя ино­ка Део­ни­сья, кня­зя Пет­ра, кня­зя ино­ка Афо­на­сья, ино­ку Маре­мья­ну». На выкуп вот­чи­ны был нало­жен запрет: «а нет дела до тое вот­чи­ны ни роду мое­му, ни пле­мя­ни». Сло­вом, созда­ет­ся впе­чат­ле­ние како­го-то семей­но­го раз­де­ла, но речь не об этом. Уда­ет­ся вос­ста­но­вить, что кня­ги­ня Ана­ста­сия Ива­нов­на Пожар­ская про­ис­хо­ди­ла из замет­но­го рода яро­слав­ских кня­зей-оприч­ни­ков Хво­ро­сти­ни­ных. Инок Иосиф – это ее отец князь Иван Михай­ло­вич Хво­ро­сти­нин – тысяч­ник по Коломне в 1550 г., носив­ший высо­кий дум­ный чин околь­ни­че­го. Он умер в 1571 г. и при­нял постриг в Ростов­ском Бори­со­глеб­ском мона­сты­ре. Упо­мя­ну­тый в спис­ке для поми­на­ния «князь Петр», воз­мож­но, князь Петр Ива­но­вич Хво­ро­сти­нин. Дру­гой брат Дмит­рий Ива­но­вич, в мо-
наше­стве, дей­стви­тель­но, при­нял имя Дио­ни­сий. В духов­ной 1602 г. кня­зя Федо­ра Ива­но­ви­ча Хво­ро­сти­ни­на, как обра­щал вни­ма­ние В.Б. Кобрин, одним из душе­при­каз­чи­ков высту­пи­ла его сест­ра «кня­ги­ня Наста­сья княж Федо­ро­ва кня­ги­ня Пожар­ска­го». Она же и выда­ла упо­мя­ну­тую дан­ную 1586/87 г. на село Могу­чее с деревнями.
~ кн. Федор Ива­но­вич Пожар­ский
[Духов­ное заве­ща­ние кня­зя Ф.И. Хво­ро­сти­ни­на / Публ. С. Шере­ме­те­ва // Рус­ский архив, № 4. 1896. С. 572; Весе­лов­ский С.Б. Иссле­до­ва­ния по исто­рии оприч­ни­ны. М., 1963. С. 235; Кобрин В.Б. Мате­ри­а­лы гене­а­ло­гии кня­же­ско-бояр­ской ари­сто­кра­тии XV–XVI вв. М., 1995. С. 63; Акты суз­даль­ско­го Спа­со-Евфи­мье­ва мона­сты­ря 1506–1608 гг. / Сост. С.Н. Кисте­рев, Л.А. Тимо­ши­на. М., 1998. № 225. С. 424–426] княж­на Улья­на Михай­лов­на Хво­ро­сти­ни­на (—1578.01.24)
дочь Мих.Мих.; боярыня
~ кн. Петр Ива­но­вич Татев 

XXII коле­но

князь Петр Дмит­ри­е­вич Хво­ро­сти­нин (—1591+до)
мл. 1С:Дм.Ив. /ин.ДИОНИСИЙ/. :Евдокия.Нкт. /ин.Евфросиния/
князь Иван Дмит­ри­е­вич Хво­ро­сти­нин (1598,—1613.09.16,Астрахань,†Троицк.Серг.м-рь)
окольничий(1606,1613) воев. 2С:Дм.Ив. /ин.ДИОНИСИЙ/. :Евдокия.Нкт. /ин.Евфросиния/
— околь­ни­чий и аст­ра­хан­ский вое­во­да. Иван Дмит­ри­е­вич до 1598 года был столь­ни­ком, а поз­же назна­чен еса­у­лом в Сер­пу­хов­ском похо­де царя про­тив крым­ских татар. 14 мая 1598 года был при­став­лен к крым­ско­му гон­цу, в 1599 году состо­ял при швед­ском коро­ле­ви­че Густа­ве, в 1600 году — при пер­сид­ских, в 1601 году — при англий­ских послах, а в 1602 году — при дат­ском коро­ле­ви­че. Затем Хво­ро­сти­нин ста­но­вит­ся пер­вым вое­во­дой в Бори­со­ве, одна­ко в 1603 году он ото­зван в Моск­ву, где назна­чен объ­ез­жим голо­вой в Зем­ля­ном горо­де. За вер­ную пре­дан­ность царю, 24 апре­ля 1604 года на Пас­ху, он при­гла­шён к цар­ско­му сто­лу и пожа­ло­ван в окольничие.С 1607 года Хво­ро­сти­нин — пер­вый вое­во­да в Аст­ра­ха­ни, куда за вер­ную служ­бу Бори­су Году­но­ву был сослан Лже­д­мит­ри­ем I. Здесь он под­ни­ма­ет аст­ра­хан­цев про­тив Васи­лия Шуй­ско­го и пере­хо­дит на сто­ро­ну Лже­д­мит­рия II. Но, когда на пре­стол взо­шла дина­стия Рома­но­вых, Иван Дмит­ри­е­вич отрёк­ся от Лже­ди­мит­рия и стал «вер­ным слу­гою» царя Миха­и­ла Фёдо­ро­ви­ча. Хво­ро­сти­нин погиб 16 сен­тяб­ря 1613 года, во вре­мя оса­ды Аст­ра­ха­ни Ива­ном Заруц­ким, с кото­рым он всту­пил в бой.
князь Гри­го­рий Дмит­ри­е­вич Хво­ро­сти­нин (1590,—1602.05.15,†Троицк.Серг.м-рь)
3С:Дм.Ив. /ин.ДИОНИСИЙ/. :Евдокия.Нкт. /ин.Евфросиния/
князь Юрий Дмит­ри­е­вич Хво­ро­сти­нин (1605,—1639)
4С:Дм.Ив. /ин.ДИОНИСИЙ/. :Евдокия.Нкт. /ин.Евфросиния/ ин.Герасим
1638/ин. окольничий(1611) моск.двн.(1627,1629) стольник(1606,1616)
Он начал служ­бу столь­ни­ком. В 1606 г. был голо­вой (пол­ков­ни­ком) в вой­ске кня­зя Миха­и­ла Ско­пи­на-Шуй­ско­го в боях с Болот­ни­ко­вым под Моск­вой. В 1607 г. был рын­дой при при­е­ме царем Васи­ли­ем Шуй­ским литов­ских послов. Слу­жил Тушин­ско­му вору, и полу­чил от него бояр­ство. В 1609 г. опять слу­жил Шуй­ско­му, послан в Муром и Ниж­ний Нов­го­род для сбо­ра рат­ных людей. В 1610 г. ездил с дру­ги­ми бояра­ми к поль­ско­му коро­лю Сигиз­мун­ду про­сить на Мос­ков­ское госу­дар­ство царе­ви­ча Вла­ди­сла­ва. В 1611 г. во вре­мя Семи­бо­яр­щи­ны Юрий Хво­ро­сти­нин, по про­тек­ции тор­го­во­го мужи­ка Фёдо­ра Анд­ро­но­ва, снис­кав­ше­го милость Сигиз­мун­да, управ­лял Пуш­кар­ским при­ка­зом. 22 октяб­ря 1625 тер­ский вое­во­да, князь Юрий Хво­ро­сти­нин при­вел к при­ся­ге на вер­ность Рос­сии кумы­ков. В 1638 г. князь Юрий постриг­ся в монахи.
В 1627 г. сель­цо Мель­ти­хи­но (так назы­ва­лось тогда Лай­ко­во) было вот­чи­ной кня­зя Юрия Дмит­ри­е­ви­ча Хворостинина
~ Ека­те­ри­на Гав­ри­лов­на Писем­ская (1639,1667) вдо­ва Д:Гавр.Ив. ПИСЕМ­СКИЙ
княж­на Ана­ста­сия Дмит­ри­ев­на Хво­ро­сти­ни­на (1580?)
помещ. Д:Дм.Ив. /ин.ДИОНИСИЙ/. :Евдокия.Нкт. /ин.Евфросиния/
княж­на Авдо­тья Дмит­ри­ев­на Хворостинина
Воз­мож­но так­же, что «ниточ­ка» от кня­зей Пожар­ских через род­ство с кня­зья­ми Хво­ро­сти­ни­ны­ми, может быть про­тя­ну­та еще даль­ше к самим Году­но­вым (тоже оприч­ни­кам). Род­ная пле­мян­ни­ца кня­ги­ни Ана­ста­сии Ива­нов­ны Пожар­ской – Авдо­тья Дмит­ри­ев­на Хво­ро­сти­ни­на была заму­жем за одним из вре­мен­щи­ков прав­ле­ния царя Бори­са Году­но­ва – Сте­па­ном Сте­па­но­ви­чем Году­но­вым. Это выяс­ня­ет­ся из сказ­ки кня­зя Юрия Дмит­ри­е­ви­ча Хворостинина,
подав­ше­го в 1628 г. чело­бит­ную о воз­вра­ще­нии сест­ре Авдо­тье рязан­ской вот­чи­ны Году­но­вых, ото­бран­ной у них после ссыл­ки Сте­па­на Году­но­ва в Ала­тырь в 1605 г. Кста­ти, в усы­паль­ни­це Хво­ро­сти­ни­ных были похо­ро­не­ны умер­шие в мла­ден­че­стве дети Сте­па­на Сте­па­но­ви­ча Году­но­ва. После смер­ти С.С.Годунова его вот­чи­на пере­шла к вдо­ве Авдо­тье Дмит­ри­евне (урож­ден­ной княжне Хво­ро­сти­ни­ной). Соглас­но зем­ля­но­му спис­ку нача­ла цар­ство­ва­ния Миха­и­ла Федо­ро­ви­ча, за ней чис­ли­лась вот­чи­на ее мужа в Рязан­ском у. — поло­ви­на села Песоч­ни, поло­ви­на Крас­ной сло­бо­ды и 2/3 Чер­ной сло­бо­ды в Рязан­ском у. (1000 четв.), кото­рой она вла­де­ла «по даче 123
(1614/15) года» ИРГО. Вып. III. С. 266. . Она доби­лась так­же воз­вра­ще­ния ей куп­лен­ной вот­чи­ны мужа пусто­ши (дерев­ни) Густо­едо­во с пусто­ша­ми в Почер­не­ве стане Мос­ков­ско­го у., кото­рую затем, 1 декаб­ря 1619 г., зало­жи­ла дья­ку Миха­и­лу Ива­но­ви­чу Ордын­це­ву. Дер. Густо­едо­во была ста­рин­ной вот­чи­ной Колы­че­вых. При­над­ле­жа­ла вдо­ве Ива­на Михай­ло­ви­ча Хро­мо­го Колы­че­ва (по родо­слов­цам, не имел муж­ско­го потом­ства) Васи­ли­се Юрьевне (доче­ри кн. Юрия Васи­лье­ви­ча Лыко­ва), кото­рая в 1584/85 г. про­да­ла ее кн. Ива­ну Михай­ло­ви­чу Елец­ко­му. По заве­ща­нию послед­не­го его род­ствен­ни­ки кня­зья Андрей Васи­лье­вич и Семен Ива­но­вич Елец­кие в 1600/01 г. про­да­ли эту вот­чи­ну околь­ни­че­му Сте­па­ну Сте­па­но­ви­чу Году­но­ву. После паде­ния Году­но­вых в 1605 г. эта вот­чи­на у С.С. Году­но­ва была кон­фис­ко­ва­на и отда­на в вот­чи­ну И.Ф. Крю­ку Колы­че­ву и его бра­тьям Заха­рию и Андрею, а затем вот­чи­на пере­шла к Андрею Семе­но­ви­чу и Полу­ех­ту Мат­вее вичу Колы­че­вым. По жало­ван­ной гра­мо­те 12 октяб­ря 1617 г. Андрей Семе­но­вич и Иван Полу­ех­то­вич (сын Полу­ех­та Мат­ве­е­ви­ча) Колы­че­вы закре­пи­ли за собой пра­во вла­де­ния этой
вот­чи­ной. Но к 1 декаб­ря 1619 г. пра­во на ее вла­де­ние было оспо­ре­но Авдо­тьей Дмит­ри­ев­ной, вдо­вой С.С.Годунова, и дья­ком М.И.Ордынцовым, кото­ро­му она зало­жи­ла эту вот­чи­ну (см.: РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 4 (Запис­ные вот­чин­ные кни­ги). № 5992. Л. 25–167об.; Запис­ные вот­чин­ные кни­ги Помест­но­го при­ка­за 1626–1657 гг. М., 2010. С. 656).. Упо­мя­ну­тые вот­чи­ны Авдо­тьи Дмит­ри­ев­ны Году­но­вой состав­ля­ли, по-види­мо­му, лишь незна­чи­тель­ную часть преж­них, досмут­ных земель­ных вла­де­ний ее мужа и све­к­ра. После смер­ти Авдо­тьи Дмит­ри­ев­ны Году­но­вой (умер­ла вско­ре после 13 мар­та 1628 г.) быв­шая за ней вот­чи­на ее мужа в Рязан­ском у. (поло­ви­на села Песоч­ни, поло­ви­на села Крас­ная сло­бо­да и жере­бьи Чер­ной сло­бо­ды) пошла в помест­ную раз­да­чу Она была еще жива 13 мар­та 1628 г. (Корец­кий В.И., Соло­вье­ва Т.Б., Ста­ни­слав­ский А.Л. Доку­мен­ты Пер­вой кре­стьян­ской вой­ны в Рос­сии. С. 36), но новые поме­щи­ки (Ф.В. Волын­ский, Ф.С. Стреш­нев, Н.Д. Велья­ми­нов, М.А. Велья­ми­нов и др.), соглас­но пис­цо­вой кни­ге Рязан­ско­го у. 1629–1630 гг., вла­де­ли ее быв­ши­ми вот­чин­ны­ми зем­ля­ми по ввоз­ным гра­мо­там 1628–1630 (7136–7138) гг. (РНБ. ОР. F.IV. № 456. Л. 23об.–50).
~ Сте­пан Сте­па­но­вич Годунов
(Ундоль­ский В.М. Новые разыс­ка­ния… С. 37; Корец­кий В.И., Соло­вье­ва Т.Б., Ста­ни­слав­ский А.Л. Доку­мен­ты первой
кре­стьян­ской вой­ны в Рос­сии // Совет­ские архи­вы, № 1. 1982. С. 37).
князь Федор Федо­ро­вич Боль­шой Хво­ро­сти­нин (1570?)
мл. 1С:Фед.Ив. /ин.Феодос./. :АНТОНИДА.Вас.
князь Федор Федо­ро­вич Мень­шой Хво­ро­сти­нин (1584,1590)
стольник(1589) 2С:Фед.Ив. /ин.Феодос./. :АНТОНИДА.Вас.
князь Гри­го­рий Федо­ро­вич Хво­ро­сти­нин (—1607,под Калугой)
стольник(1606) 3С:Фед.Ив. /ин.Феодос./. :АНТОНИДА.Вас.
~ Анто­ни­да инока
княж­на N Федо­ров­на Хво­ро­сти­ни­на (1590?)
Д:Фед.Ив. /ин.Феодос./. :АНТОНИДА.Вас.
~ Бор.Алс. ЩЕКИН 27 фев­ра­ля 1592 г. князь Андрей Ива­но­вич Хво­ро­сти­нин дал Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю 30 руб. по Алек­сан­дре Бори­со­ви­че Щепине (Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 87).
князь Иван Андре­евич Стар­ков Хво­ро­сти­нин (1604,—1625.02.25,†Троицк.Серг.мрь)
ин.Иона окольничий(1625)С:Анд.Ив. СТАРКО.
писа­тель 1-й пол. XVII в., боль­шой эру­дит и “запад­ник”.
Карье­ра X. нача­лась в годы Сму­ты, когда он зани­мал почет­ную долж­ность кра­вче­го при дво­ре Лже­д­мит­рия I. Тес­ное обще­ние С. поля­ка­ми в пери­од служ­бы само­зван­цу оста­ви­ло отпе­ча­ток на всей после­ду­ю­щей жиз­ни кня­зя. При Лже­д­мит­рии I начи­на­ет­ся крат­ко­вре­мен­ный взлёт карье­ры Хво­ро­сти­ни­на. В 1605-1606 году он стал околь­ни­чим, затем крав­чим при Дво­ре Лже­ди­мит­рия I: «…ста­вил на стол еству пред царя». Суще­ству­ет слух о том, что фавор кня­зя Ива­на Андре­еви­ча опи­рал­ся на его гомо­сек­су­аль­ные отно­ше­ния с Само­зван­цем. Совре­мен­ник собы­тий Ста­ни­слав Немо­ев­ский так опи­сы­ва­ет цар­ско­го фаво­ри­та: «Кра­си­вый юно­ша в 18 лет, невы­со­кий и, как гово­рят, люби­мец вели­ко­го кня­зя a secretis». Об этом же сви­де­тель­ству­ет и гол­лан­дец Иса­ак Масса.На сва­дьбе Само­зван­ца 8 мая 1606 г. «пер­вым у сто­ла сто­ял», на чет­вер­тый день ходил с царем в баню. Через несколь­ко дней, как извест­но, Лже­д­мит­рий I был сверг­нут. Намек на дове­ри­тель­ные отно­ше­ния Ива­на Хво­ро­сти­ни­на и Лже­д­мит­рия I содер­жат напи­сан­ные Хво­ро­сти­ни­ным «Сло­ве­са дней, и царей, и свя­ти­те­лей мос­ков­ских». В них Хво­ро­сти­нин при­во­дит диа­лог меж­ду собой и Лже­д­мит­ри­ем I, при этом назы­ва­ет себя юно­шей, кото­рый «забо­тил­ся о его [само­зван­ца] спа­се­нии — более всех людей, нахо­дя­щих­ся под вла­стью его». Любо­пыт­но, что в момент столк­но­ве­ния пат­ри­ар­ха Гер­мо­ге­на с Семи­бо­яр­щи­ной, при­сяг­нув­шей поль­ско­му коро­ле­ви­чу Вла­ди­сла­ву Иван Хво­ро­сти­инин не под­дер­жал поль­ское направ­ле­ние мос­ков­ской поли­ти­ки и встал на сто­ро­ну Гер­мо­ге­на. Позд­нее онпри­мкнул ко Вто­ро­му опол­че­нию и участ­во­вал в выдво­ре­нии из Моск­вы поля­ков. В ито­ге попал в дове­рие к пра­ви­тель­ству царя Миха­и­ла Федоровича.
Одним сло­вом, карье­ра Хво­ро­сти­ни­на скла­ды­ва­лась по окон­ча­нии Сму­ты как нель­зя более успешно.
В 1613 году он был послан вое­во­дой в Мценск и назна­чен Зем­ским собо­ром в поход про­тив литов­цев под Козельск. Но тут ста­ли про­яв­лять­ся пер­вые при­зна­ки строп­ти­во­сти моло­до­го кня­зя. Вот как опи­сы­ва­ет этот эпи­зод Сер­гей Соло­вьёв: «В апре­ле бояре отпра­ви­ли вое­вод в Север­скую зем­лю, где дела шли удач­но для рус­ских людей, но из-под Козель­ска при­хо­ди­ли дур­ные вести: кня­зья Андрей Хован­ский и Семен Гага­рин сто­я­ли от Козель­ска за 16 верст, а князь Иван Хво­ро­сти­нин стал от них за шесть верст; Хован­ский посы­лал ему гово­рить, чтоб он подо­шел побли­же и вме­сте с ними про­мыш­лял над литов­ски­ми людь­ми, но Хво­ро­сти­нин не послу­шал­ся и пошел назад во Мценск со всею ратью. Была меж­ду Хован­ским и Хво­ро­сти­ни­ным рознь вели­кая, и госу­да­ре­ву делу в их роз­ни при­бы­ли не было…». Как сооб­ща­ют источ­ни­ки, Хован­ский – так же, как и Хво­ро­сти­нин, — был в целом настро­ен запад­ни­че­ски, скло­нял­ся к «латин­ской ере­си». Но это, как мы видим, не поме­ша­ло обо­им воль­но­дум­цам жёст­ко «замест­ни­чать» по вполне тра­ди­ци­он­ным мос­ков­ским кано­нам, про­явив, одна­ко, при этом уже вполне «поль­скую» по духу непо­кор­ность. Из-за воен­ных неудач, кото­рые явля­лись след­стви­ем частых столк­но­ве­ний меж­ду Хво­ро­сти­ни­ным и Хован­ским, оба пол­ко­вод­ца были, в кон­це кон­цов, сме­ще­ны со сво­их постов.
Репрес­сий в отно­ше­нии Хво­ро­сти­ни­на, одна­ко, не после­до­ва­ло – в ту тяжё­лую для Моск­вы пору пра­ви­тель­ство юно­го царя Миха­и­ла Федо­ро­ви­ча не мог­ло себе позво­нить «раз­бра­сы­вать­ся кад­ра­ми», даже таки­ми свое­нрав­ны­ми, как князь Хво­ро­сти­нин. И пото­му в сле­ду­ю­щем, 1614 году он уже был в чис­ле «боль­ших вое­вод Укра­ин­ско­го раз­ря­да» и сто­ял со сто­ро­же­вы­ми пол­ка­ми в Ново­си­ли. Участ­во­вал в бое­вых дей­стви­ях про­тив Ива­на Заруц­ко­го. В 1616 году полу­чил бояр­ство и сидел за сто­лом при при­ё­ме англий­ско­го посла. В 1618-1619 годах­Хво­ро­сти­нин — вое­во­да в Пере­я­с­лав­ле-Рязан­ском. В 1618 г. удач­но «отси­дел­ся от чер­кас» (запо­рож­ских каза­ков) и за это, по воз­вра­ще­нии в Моск­ву, был пожа­ло­ван «у сто­ла» сереб­ря­ным куб­ком и шубой в 160 руб­лей. Несмот­ря на види­мый карьер­ный успех и явное бла­го­во­ле­ние со сто­ро­ны царя, всё это вре­мя Хво­ро­сти­нин копил внут­ри себя недо­воль­ство совре­мен­ным стро­ем мос­ков­ской жиз­ни. В осо­бен­но­сти – поверх­ност­ным, по его мне­нию, и гру­бым про­яв­ле­ни­ем рели­ги­оз­но­сти «глу­пых» москвичей.
В ито­ге Хво­ро­сти­нин стал откры­то выра­жать свое «ере­ти­че­ство», «при­ста­вать к поль­ским и литов­ским попам и поля­кам» и заво­дить у себя латин­ские кни­ги и обра­за (ико­ны), почи­тая их «наравне с обра­за­ми гре­че­ско­го письма».
По при­ка­за­нию царя и пат­ри­ар­ха, в доме Хво­ро­сти­ни­на про­из­ве­ли обыск и ото­бра­ли обра­за и кни­ги. Одна­ко сам князь в оче­ред­ной раз не был под­верг­нут опа­ле. Ему лишь сде­ла­ли «заказ», то есть, при­ка­за­ли, с «ере­ти­ка­ми не знать­ся и ере­си не перенимать».
Одна­ко Хво­ро­сти­нин упор­ство­вал в запад­ни­че­ской «ере­си», при­том вполне «по-мос­ков­ски», то есть, свое­воль­но и само­управ­но. Сво­им кре­пост­ным кре­стья­нам, напри­мер, он запре­щал ходить в цер­ковь, а тех, кто всё же ходил, — «бил и мучил». Мно­го пил, в том чис­ле во вре­мя постов. Само собой, выра­жал сомне­ние в пра­во­слав­ных дог­ма­тах. Судя по все­му, скло­нял­ся при этом не столь­ко к като­ли­циз­му, сколь­ко к попу­ляр­ным в то вре­мя в Поль­ше антит­ри­ни­тар­ным ере­сям, отри­цав­шим неко­то­рые офи­ци­аль­ные обще­хри­сти­ан­ские дог­ма­ты. Всё более гром­ко кри­ти­ко­вал окру­жа­ю­щих. Писал в одном из сво­их «писем», что в Москве «все люд глу­пый, жити… не с кем…».
В кон­це кон­цов, решил про­дать свои вот­чи­ны и уехать в Лит­ву. Но пра­ви­тель­ство сра­бо­та­ло «на опе­ре­же­ние». В кон­це 1622 – нача­ле 1623 года Хво­ро­сти­ни­на постиг­ла опала.
Пер­вый рус­ский запад­ник был сослан для «исправ­ле­ния» в мона­стырь, а по воз­вра­ще­нии из оно­го полу­чил пер­со­наль­ный «выго­вор» в фор­ме ука­за от име­ни обо­их вели­ких госу­да­рей — пат­ри­ар­ха Фила­ре­та и царя Миха­и­ла Федо­ро­ви­ча. Доку­мент этот, на вой взгляд, до такой сте­пе­ни любо­пыт­ный, что поз­во­лю себе про­ци­ти­ро­вать его почти целиком.

«Князь Иван! извест­но всем людям Мос­ков­ско­го госу­дар­ства, как ты был при Рас­стри­ге в при­бли­же­нии, то впал в ересь и в вере пошат­нул­ся, пра­во­слав­ную веру хулил, постов и хри­сти­ан­ско­го обы­чая не хра­нил и при царе Васи­лии Ива­но­ви­че был за то сослан под нача­ло в Иоси­фов мона­стырь; после того, при госу­да­ре Миха­и­ле Фео­до­ро­ви­че, опять начал при­ста­вать к поль­ским и литов­ским попам и поля­кам, и в вере с ними соеди­нил­ся, кни­ги и обра­за их пись­ма у них при­ни­мал и дер­жал у себя в чести; эти обра­за и пись­мо у тебя выну­ты, да и сам ты ска­зал, что обра­за рим­ско­го пись­ма почи­тал наравне с обра­за­ми гре­че­ско­го пись­ма; тут тебя, по госу­дар­ской мило­сти, поща­ди­ли, нака­за­нья тебе не было ника­ко­го, толь­ко заказ сде­лан был тебе креп­кий, чтоб ты с ере­ти­ка­ми не знал­ся, ере­си их не пере­ни­мал, латин­ских обра­зов и книг у себя не держал.
Но ты все это забыл, начал жить не по-хри­сти­ан­ски и впа­дать в ересь, опять у тебя выну­то мно­го обра­зов латин­ско­го пись­ма и мно­го книг латин­ских, ере­ти­че­ских; мно­гие о пра­во­слав­ной вере и о людях Мос­ков­ско­го госу­дар­ства непри­го­жие и хуль­ные сло­ва в соб­ствен­но­руч­ных пись­мах тво­их объявились.
В жиз­ни тво­ей мно­гое к хри­сти­ан­ской вере неис­прав­ле­нье и к измене шат­кость так­же объ­яви­лись под­лин­ны­ми сви­де­тель­ства­ми: ты людям сво­им не велел ходить в цер­ковь, а кото­рые пой­дут, тех бил и мучил, гово­рил, что молить­ся не для чего и вос­кре­се­ние мерт­вых не будет. Про хри­сти­ан­скую веру и про свя­тых угод­ни­ков божи­их гово­рил хуль­ные слова.
Жить начал не по хри­сти­ан­ским обы­ча­ям, бес­пре­стан­но пить, в 1622 году всю Страст­ную неде­лю пил без про­сы­пу, нака­нуне Свет­ло­го вос­кре­се­нья был пьян и до све­та за два часа ел мяс­ное куша­нье и пил вино преж­де Пас­хи, к госу­да­рю на празд­ник Свет­ло­го вос­кре­се­нья не поехал, к заут­рене и к обедне не пошел.
Да ты же про­мыш­лял, как бы тебе отъ­е­хать в Лит­ву, двор свой и вот­чи­ны про­да­вал, и гово­рил, чтоб тебе наря­дить­ся по-гусар­ски и ехать на съезд с посла­ми. Посы­лал ты памя­ти [пись­ма-напо­ми­на­ния к Тимо­хе Лугов­ско­му и Михай­ле Дани­ло­ву, чтоб тебя с бере­го­вой служ­бы пере­пи­са­ли на съезд с литов­ски­ми посла­ми. Да ты же гово­рил в раз­го­во­рах, буд­то на Москве людей нет, все люд глу­пый, жить тебе не с кем, чтоб тебя госу­дарь отпу­стил в Рим или в Лит­ву. Ясно, что ты замыш­лял изме­ну и хотел отъ­е­хать в Лит­ву, если бы ты в Лит­ву ехать не мыс­лил, то зачем было тебе двор свой и вот­чи­ны про­да­вать и с бере­го­вой служ­бы пере­пи­сы­вать­ся на литов­ский съезд?
Да у тебя же в книж­ках тво­е­го сочи­не­ния най­де­ны мно­гие уко­риз­ны вся­ким людям Мос­ков­ско­го госу­дар­ства, буд­то мос­ков­ский народ кла­ня­ет­ся св. ико­нам по под­пи­си, хотя и не пря­мой [т.е., не похо­жий на про­то­ти­па, напи­сан­ный не в реа­ли­сти­че­ской мане­ре, утвер­див­шей­ся к тому вре­ме­ни в Евро­пе] образ. А кото­рый образ напи­сан хотя и пря­мо, а не под­пи­сан, тем не кланяются.
Да буд­то мос­ков­ские же люди сеют зем­лю рожью, а живут всё ложью, при­об­ще­нья тебе с ними нет ника­ко­го, и иные мно­гие уко­риз­нен­ные сло­ва писа­ны на виршь (сти­ха­ми). Ясно, что ты такие сло­ва гово­рил и писал гор­до­стью и без­мер­ством сво­им, по разу­му ты себе в вер­сту нико­го не поста­вил, и этим сво­им без­дель­ным мне­ни­ем и гор­до­стью всех людей Мос­ков­ско­го госу­дар­ства и роди­те­лей сво­их обесчестил.
Да в тво­ем же пись­ме напи­са­но госу­да­ре­во име­но­ва­нье не по досто­ин­ству: госу­дарь назван дес­по­том рус­ским, но дес­по­та слы­вет гре­че­скою речью – вла­ды­ка или вла­де­тель, а не царь и само­дер­жец, а ты, князь Иван, не ино­зе­мец, мос­ков­ский при­род­ный чело­век, и тебе так про госу­дар­ское име­но­ва­нье писать было непристойно.
За это дове­лось было тебе учи­нить нака­за­нье вели­кое, пото­му что пополз­но­ве­ние твое в вере не впер­вые и вины твои сыс­ки­ва­лись мно­гие. Но по госу­дар­ской мило­сти за то тебе нака­за­нья не учи­не­но ника­ко­го, а для исправ­ле­нья тво­е­го в вере посы­лан ты был под начал в Кирил­лов мона­стырь, в вере истя­зан и дал обе­ща­нье и клят­ву, что тебе впе­ред пра­во­слав­ную веру, в кото­рой родил­ся и вырос, испол­нять и дер­жать во всем непо­ко­ле­би­мо, латин­ской и ника­кой ере­си не при­ни­мать, обра­зов и книг латин­ских не дер­жать и в ере­ти­че­ские уче­нья не впа­дать. И госу­да­ри, но сво­е­му мило­серд­но­му нра­ву, милость над тобой пока­за­ли, из Кирил­ло­ва мона­сты­ря веле­ли взять тебя к Москве и веле­ли тебе видеть свои госу­дар­ские очи и быть в дво­ря­нах по-прежнему».

В пери­од пре­бы­ва­ния в Кирил­ло-Бело­зер­ском мона­сты­ре под над­зо­ром «доб­ро­го» и «житьем креп­ко­го стар­ца» с запре­ще­ни­ем выхо­дить из мона­сты­ря и с кем-либо видеть­ся Иван Хво­ро­сти­нин решил про­де­мон­стри­ро­вать лояль­ность вла­стям. В част­но­сти, сочи­нил несколь­ко цер­ков­но-поле­ми­че­ских работ про­тив ере­ти­ков и като­ли­ков. В том чис­ле сти­хо­твор­ный анти­ка­то­ли­че­ский трак­тат — один из пер­вых в рус­ской лите­ра­ту­ре образ­цов тони­че­ской поэзии.
Поми­мо это­го, в 1624 г. (Васи­лий Клю­чев­ский назы­ва­ет иную дату: 1619 г.) Хво­ро­сти­нин напи­сал «Сло­ве­са дней и царей и свя­ти­те­лей Мос­ков­ских еже есть в Рос­сии» — от вре­мён Бори­са Году­но­ва до взя­тия Моск­вы Вто­рым опол­че­ни­ем. В этом про­из­ве­де­нии Хво­ро­сти­нин дал угод­ные Рома­но­вым харак­те­ри­сти­ки Бори­су Году­но­ву, Лже­д­мит­рию I, Васи­лию Шуйскому,патриарху Гер­мо­ге­ну и дру­гим дея­те­лям. Так, наря­ду с неко­то­ры­ми похва­ла­ми, автор обви­ня­ет Бори­са Году­но­ва в «высо­ко­умии», счи­тая дан­ное каче­ство при­чи­ной его паде­ния. Так­же Хво­ро­сти­нин кри­ти­ку­ет Лже­д­мит­рия и Шуй­ско­го и уси­лен­но хва­лит Гер­мо­ге­на. По мне­нию Сер­гея Пла­то­но­ва, глав­ной целью Хво­ро­сти­ни­на при этом было оправ­дать­ся в гла­зах пра­ви­тель­ства, а не дать бес­при­страст­ную оцен­ку тем или иным исто­ри­че­ским дея­те­лям: «Он более все­го ста­рал­ся оправ­дать свое пове­де­ние в Сму­ту, изба­вить­ся от обви­не­ния в ере­ти­че­стве и заявить о сво­ем пат­ри­о­тиз­ме и пра­во­ве­рии». Стре­мясь обе­лить себя от подо­зре­ний в сим­па­ти­ях Запа­ду, Хво­ро­сти­нин сде­лал про­та­го­ни­стом «Сло­вес» пат­ри­ар­ха Гер­мо­ге­на — опо­ру пра­во­сла­вия и рус­ской госу­дар­ствен­но­сти. При этом, по вер­сии Хво­ро­сти­ни­на, Гер­мо­ген удо­сто­ве­рил высо­кую рели­ги­оз­ную обра­зо­ван­ность кня­зя, ска­зав ему лич­но: «Ты боле всех потру­дил­ся во уче­нии». Про­ве­рить досто­вер­ность дан­но­го заяв­ле­ния, как нетруд­но понять, было в рас­смат­ри­ва­е­мый пери­од уже невозможно…
Впро­чем, судя по все­му, Иван Хво­ро­сти­нин в самом деле счи­тал себя масти­тым бого­сло­вом. Как с раз­дра­же­ни­ем вспо­ми­нал о нём князь Семён Шахов­ской по про­зви­щу Харя — ещё один мос­ков­ский вое­во­да, так­же почи­тав­ший себя зна­то­ком бого­сло­вия, автор мно­же­ства духов­ных тек­стов, — с кото­рым Хво­ро­сти­нин всту­пил в спор отно­си­тель­но зна­че­ния Шесто­го Все­лен­ско­го собо­ра, тот в ходе дис­кус­сии «люте сви­реп­ство­вал» и «пре­воз­но­шал­ся мно­гим веле­ре­чи­ем, мня­ся пре­вы­ше всех ч[е]л[ове]к уче­ни­ем боже­ствен­ных дог­мат пре­взы­ти». «Тако­ва бо, — резю­ми­ро­вал Шахов­ской, — чело­ве­ка и нра­ва его воис­ти­ну дале­че бежим, поне­же фари­сей­ской гор­до­стию над­мен есть и упо­до­би­ся гро­бу повап­ле­ну, вне­у­ду кра­сен явля­ет­ся, а внутръ­юду полон костей мерт­вых и вся­кие нечистоты».
Тем не менее, даже в этот пери­од, когда Иван Хво­ро­сти­нин все­ми сила­ми ста­рал­ся вырвать­ся из мона­стыр­ско­го пле­на, он, судя по все­му, про­дол­жал отста­и­вать­ся убеж­дён­ным запад­ни­ком. Харак­тер­ная деталь: состав­ляя заго­ло­вок «Сло­вес…», князь Хво­ро­сти­нин поиме­но­вал само­го себя «Ива­ном Дук­сом», обо­зна­чив, таким обра­зом, свой кня­же­ский титул на латин­ский манер. При­вер­жен­ность запад­ни­че­ству про­яви­лась и в напи­сан­ном Хво­ро­сти­ни­ным в 1623 г. — то есть, в пери­од заклю­че­ния — «Настав­ле­ние о вос­пи­та­нии чад», пред­став­ля­ю­щем собой сво­е­го рода про­за­и­че­ский гимн просвещению.
«Вред­но для чело­ве­ка неве­же­ство, как для коня и мула — отсут­ствие узды, сдер­жи­ва­ю­щей их», — реши­тель­но заяв­ля­ет автор. И тут же спе­шит «мето­до­ло­ги­че­ски» опе­реть­ся на цита­ты из про­из­ве­де­ний цер­ков­ных авто­ри­те­тов, в кото­рых утвер­жда­ет­ся бла­го­твор­ность зна­ний. Преж­де все­го, разу­ме­ет­ся, рели­ги­оз­ных: «Муд­рость — в седине чело­ве­ка, а взрос­лость — в без­греш­ной жиз­ни по ста­ро­сти», — как ска­зал пре­муд­рый Соло­мон. Так же гово­рил и вели­кий Васи­лий: «Не того, кто года­ми молод, назы­ва­ем незре­лым, но того, у кого зна­ния несо­вер­шен­ны»… Иоанн Зла­то­уст сви­де­тель­ству­ет: «Седи­на здесь не воло­сы, но доб­ро­де­тель душев­но­го муже­ства и учения».
Одна­ко из даль­ней­ше­го ста­но­вит­ся ясно, что Хво­ро­сти­нин име­ет в виду не рели­ги­оз­ное, а имен­но свет­ское про­све­ще­ние, кото­рое явля­ет­ся зало­гом не толь­ко угод­ной богу зем­ной жиз­ни, но и карьер­но­го успе­ха: «Те отцы, кото­рые к бла­го­че­стию не при­вы­ка­ют и не забо­тят­ся о том, что­бы отдать в уче­ние сво­их детей, долж­ны быть пре­да­ны суро­во­му осуж­де­нию. Такие отцы детям сво­им хуже убийц быва­ют и сво­ей душе вред при­но­сят, — ведь это рав­но: совер­шен­ство­вать душу и направ­лять мысль юно­го. …> Кто при­вык­нет с само­го нача­ла к уче­нию, тот при­об­ре­тет цен­но­сти боль­ше само­го боль­шо­го богат­ства и сла­ву все­об­щую и всем будет надо­бен, и почи­тать его будут. …> Если кто-либо при­но­сит исце­ле­ние людям, то вско­ре пой­дет о нем гром­кая сла­ва и муд­рый царь обра­тит на него вни­ма­ние свое, и над мно­ги­ми его поста­вит наро­да­ми. Ради бла­го­ве­рия и рас­про­стра­не­ния пре­муд­ро­сти царь будет о нем забо­тить­ся, ведь не может город на вер­шине горы остать­ся неза­ме­чен­ным. Поис­ти­не каж­дый насто­я­щий муд­рец, каж­дая дру­же­ствен­ная кре­пость про­слав­ля­ют­ся бла­го­ра­зум­ным вла­ды­кой. Глуп тот, кто не пони­ма­ет это­го. …> Поэто­му давай­те не о том будем забо­тить­ся, что­бы бога­ты­ми сде­лать детей сво­их, но о том, что­бы их доб­ро­де­тель­ны­ми и пра­вед­ны­ми Богу пред­ста­вить. …> Так не остав­ляй богат­ство, луч­ше оставь после себя ремес­ло, ибо толь­ко от край­не­го безу­мия остав­ля­ют детям богат­ство …>, в день Страш­но­го суда при­не­сет оно беду нескончаемую».
По сути же, «Настав­ле­ние…» обра­ще­но не столь­ко к абстракт­ным роди­те­лям, сколь­ко ко вполне кон­крет­ным пра­ви­те­лям, и явля­ет­ся слег­ка заву­а­ли­ро­ван­ной и в то же вре­мя весь­ма настой­чи­вой прось­бой Хво­ро­сти­ни­на не толь­ко о воз­вра­ще­нии ему преж­не­го ста­ту­са, но фак­ти­че­ски о повы­ше­нии по служ­бе. Уга­ды­ва­ет­ся в этих стро­ках и адре­со­ван­ный Фила­ре­ту и Миха­и­лу Федо­ро­ви­чу упрёк в излишне воин­ствен­ной и экс­пан­си­о­нист­ской внеш­ней поли­ти­ке: «Подо­ба­ет царям и вла­сти­те­лям при­зы­вать к себе муд­рых …> А если не такие совет­ни­ки вла­дык зем­ных окру­жа­ют, то ниче­го пра­вед­но­го и кра­си­во­го в их жиз­ни быть не может: ведь толь­ко безум­ные объ­еда­ют­ся пищею, рас­ши­ря­ют жиром чрес­ла свои, вином обжи­га­ют духов­ные очи, гото­вы идти вой­ной на тех, кто не враж­де­бен им, ночь днем назы­ва­ют и день в ночь пре­вра­ща­ют, про­зы­ва­ют горь­кое слад­ким и слад­кое горь­ким, ибо ослеп­лен разум их…».
«Поис­ти­не уче­ние необ­хо­ди­мо, — резю­ми­ру­ет Иван Хво­ро­сти­нин, — и пра­вед­ные пости­га­ют его, от него быва­ет вся­кая прав­да и бла­го­ра­зу­мие. Уче­ние — это и муд­рость, про­све­ща­ю­щая очи сер­деч­ные, опа­ля­ю­щая неистов­ство само­воль­ных устрем­ле­ний; зажжен­ная све­ча осве­ща­ет храм вхо­дя­щим, — разум обра­зо­ван­но­го чело­ве­ка настав­ля­ет каж­до­го на пути к доб­ро­де­те­ли, и сло­во пра­вед­но­го вле­чет к спасению».
Жизнь Ива­на Хво­ро­сти­ни­на по воз­вра­ще­нии из мона­сты­ря была недол­гой: 28 фев­ра­ля 1625 года он скон­чал­ся, перед смер­тью при­няв постриг в мона­хи Тро­и­це-Сер­ги­е­во­го мона­сты­ря с име­нем Иосифа.
За бли­зость к Само­зван­цу и «ере­ти­че­ство» при царе Васи­лии Шуй­ском Иван Хво­ро­сти­нин был сослан на пока­я­ние в Иоси­фо-Воло­ко­лам­ский мона­стырь. После свер­же­ния Васи­лия Шуй­ско­го в 1610 или в нача­ле 1611 года – воз­вра­щён в Моск­ву. Уже после Сму­ты, будучи цар­ским столь­ни­ком в Москве (в 1619 — 1622 гг.), X. поз­во­лял себе воль­ное и неза­ко­но­по­слуш­ное пове­де­ние: сна­ча­ла ста­но­вит­ся извест­ным его наме­ре­ние перей­ти в като­ли­че­ство, затем он отка­зы­ва­ет­ся от пра­во­слав­ных дог­ма­тов и обря­дов: отри­ца­ет вос­кре­се­ние мерт­вых, необ­хо­ди­мость соблю­де­ния поста и молит­вы, не пус­ка­ет сво­их людей в цер­ковь. X. меч­та­ет об обще­стве умных, обра­зо­ван­ных людей, ведет себя крайне высо­ко­мер­но С. роди­ча­ми и рав­ны­ми по ста­ту­су осо­ба­ми. Рас­про­стра­ня­ют­ся слу­хи о его наме­ре­нии уехать в Лит­ву. Все эти поступ­ки X. дают пат­ри­ар­ху Фила­ре­ту повод обви­нить его в ере­ти­че­стве и отпра­вить на пока­я­ние в Кирил­ло-Бело­зер­ский мона­стырь (конец 1622 — нач. 1623 г.). Нахо­дясь там, X. обна­ру­жи­ва­ет пол­ное рас­ка­я­ние и в 1624 г. госу­да­ре­вым ука­зом воз­вра­ща­ет­ся в Моск­ву, где 28 фев­ра­ля 1625 г. пре­став­ля­ет­ся в схи­ме, при­няв мона­ше­ское имя Иосиф.
Перу X. при­над­ле­жат сти­хо­твор­ный рели­ги­оз­но-поле­ми­че­ский трак­тат “Изло­же­ние на ере­ти­ки-зло­хуль­ни­ки” и повесть о Сму­те — “Сло­ве­са дней и царей и свя­ти­те­лей мос­ков­ских, еже есть в Рос­сии”. В отли­чие от дру­гих авто­ров, писав­ших о Сму­те, X. ста­вит основ­ной зада­чей сво­е­го сочи­не­ния не мак­си­маль­но досто­вер­ное вос­про­из­ве­де­ние собы­тий, а само­ре­а­би­ли­та­цию, попыт­ку отве­сти обви­не­ния в ере­ти­че­стве и в склон­но­сти к измене. В “Сло­ве­сах” X. подроб­но харак­те­ри­зу­ет основ­ных дея­те­лей Смут­но­го вре­ме­ни. Двой­ствен­ную оцен­ку полу­ча­ет у него БориС. Году­нов, пере­чис­ляя заслу­ги кото­ро­го автор не хочет про­мол­чать и о его “непра­вед­ных делах”; наслед­ник Бори­са — Федор Бори­со­вич, напро­тив, удо­ста­и­ва­ет­ся наи­выс­ших похвал; весь­ма нега­тив­но отзы­ва­ет­ся X. о Васи­лии Шуй­ском, но чер­та­ми истин­но­го пра­вед­ни­ка, достой­но­го вся­че­ско­го пре­кло­не­ния, наде­лен в “Сло­ве­сах” пат­ри­арх Гер­мо­ген. Рас­ска­зы­вая о Лже­д­мит­рии, X. под име­нем “юно­ши неко­е­го”, посто­ян­но осуж­да­ю­ще­го само­зван­ца и при­зы­ва­ю­ще­го его свер­нуть С. пагуб­но­го пути, выво­дит себя. Про­чи­тав “Сло­ве­са”, чита­тель, по замыс­лу авто­ра, дол­жен был убе­дить­ся, что князь X., хотя и состо­ял на служ­бе у Рас­стри­ги, не одоб­рял его дей­ствий и при­кла­ды­вал уси­лия, что­бы побу­дить его изме­нить пове­де­ние. Вос­тор­жен­ные же отзы­вы X. о Гер­мо­гене, основ­ной заслу­гой кото­ро­го “Сло­ве­са” при­зна­ют его высо­кое бла­го­че­стие, долж­ны сви­де­тель­ство­вать об орто­док­саль­ном пра­во­сла­вии и само­го авто­ра. “Сло­ве­са” извест­ны в четы­рех спис­ках; все они дефект­ны — утра­чен конец сочи­не­ния. Тем не менее, бла­го­да­ря лите­ра­тур­ным сво­им досто­ин­ствам и неза­у­ряд­ной лич­но­сти само­го авто­ра, “Сло­ве­са” при­над­ле­жат к чис­лу инте­рес­ней­ших про­из­ве­де­ний о Смут­ном времени.
~ Мар­фа Демен­тьев­на Пого­жая (—1635.03.02,†Троицк.Серг.м-рь) Д::Демент. ПОГОЖИЙ

XXIII коле­но

князь Федор Юрье­вич Хво­ро­сти­нин (1618/36,—1654.05.18/1655.12.22,†Троицк.Серг.м-рь)
— боярин (с 1653 г.) и вое­во­да из рода Хво­ро­сти­ни­ных, С:Юр.Дм. /ИН. ГЕРАСИМ/. :Екатерина.Гавр. /ин.Евдокия/ ПИСЕМ­СКАЯ. С 1640 года в зва­нии столь­ни­ка и затем околь­ни­че­го, зани­мал раз­ные при­двор­ные долж­но­сти (чаще все­го «вина наря­жал при госу­да­ре­вом сто­ле»), поль­зу­ясь осо­бым рас­по­ло­же­ни­ем царя.
В июле 1646 года был послан в Псков, Изборск, Гдов и Опоч­ку при­во­дить всех к при­ся­ге в вер­но­сти царю Алек­сею Михай­ло­ви­чу. В 1647 году был назна­чен вое­во­дой в Тулу, где нёс служ­бу по защи­те от крым­ских набе­гов. 16 янва­ря 1648 года Хво­ро­сти­нин, вызван­ный в Моск­ву, участ­во­вал в чине бра­ко­со­че­та­ния царя Алек­сея Михай­ло­ви­ча с Мари­ей Мило­слав­ской. В цар­ские име­ни­ны, 17 мар­та 1651 года, пожа­ло­ван в околь­ни­чие и в апре­ле пред­став­лял царю поль­ских послов. Назна­чен­ный 9 мая пер­вым вое­во­дой в Туле для наблю­де­ния за крым­скою ордой, он там про­был все­го год, затем был вызван в Моск­ву и остав­лен при цар­ском дво­ре. Часто при­гла­ша­е­мый к госу­да­ре­во­му сто­лу, Хво­ро­сти­нин поль­зо­вал­ся осо­бым рас­по­ло­же­ни­ем царя и когда был объ­яв­лен поход про­тив поль­ско­го коро­ля в 1654 году, его назна­чи­ли вое­во­дой в пере­до­вом пол­ку. В 1654—1655 годах, в войне с поля­ка­ми, про­явил даро­ва­ния пол­ко­вод­ца, взяв при­сту­пом Минск и при­ни­мая дея­тель­ней­шее уча­стие в ряде побед над поля­ка­ми и литов­ца­ми, пред­во­ди­тель­ству­е­мы­ми Рад­зи­вил­лом и Гон­сев­ским. Вер­нув­шись после взя­тия Виль­ны в Моск­ву, Хво­ро­сти­нин, пожа­ло­ван­ный в бояре и облас­кан­ный царем, но тяже­ло боль­ной, поки­нул служ­бу, постриг­шись в мона­ше­ство с име­нем Фео­до­сий, и спу­стя год умер. Похо­ро­нен в Тро­и­це-Сер­ги­е­вой лавре.
В 1646 г Князь Фёдор постро­ил дере­вян­ную цер­ковь Казан­ской ико­ны Божи­ей Мате­ри с при­де­лом Яро­слав­ских чудо­твор­цев бла­го­вер­но­го кня­зя Фео­до­ра и его чад Давы­да и Константина.
выпис­ки из пис­цо­вых книг 1629 и 1630 гг.: «За столь­ни­ком за Жда­ном Юрье­вым сыном Колы­че­вым в поме­стье по госу­да­ре­ве гра­мо­те за при­пи­сью дья­ков Неупо­кой Кокош­ки­на да Баже­на Сте­па­но­ва 135 и 136 г. (1627 и 1628) и по казен­ной гра­мо­те за при­пи­сью дья­ка Ива­на Пере­но­со­ва 144 г. (1636) что ему дано из князь Гри­го­рьев­ские вот­чи­ны Хво­ро­сти­ни­на, а после было за бра­том его за кня­зем Юри­ем Хво­ро­сти­ни­ным в вот­чине же, пол­се­ла Дие­ва Горо­ди­ща на реке Вол­ге на устье реки Шиго­ло­сти и с тем что он выме­нил у Миха­и­ла Лады­ги­на четь того же села со все­ми уго­дьи, а дру­гая поло­ви­на за кня­зем Федо­ром княж Юрье­вым Хво­ро­сти­ни­ным по госу­да­ре­ве вот­чин­ной гра­мо­те за при­пи­сью дья­ка Гера­си­ма Мар­те­мья­но­ва 126 (1618 г.) что была вот­чи­на дяди его кня­зя Ива­на княж Андре­ева Хво­ро­сти­ни­на, а в селе ….Мате­ри­а­лы для исто­рии сел, церк­вей и вла­дель­цев Костром­ской губер­нии. [Москва, 1912 . Вып. 5. Отдел 3. Для Костром­ской и Плес­ской деся­тин. С. 44] ~ кнж. Еле­на Бори­сов­на Голи­цы­на (1648,1717)
кн. Еле­на Бори­сов­на Лыко­ва * 1-я треть XVII в.
вотч.-Луховский у., Рыбо­лов­ская Лука, сцо Уса­да Федо­ро­ва, 87 дв.1678

XXIV коле­но

князь Яков Федо­ро­вич Хво­ро­сти­нин (1655)
в 1655 помещ. 1С:Фед.Юр. :Елена.Бор. ЛЫКОВА.
князь Иван Федо­ро­вич Хво­ро­сти­нин (1658,—1662.01./.05.)
стольник(1658,1662) 3С:Фед.Юр. :Елена.Бор. ЛЫКОВА
князь Семен Федо­ро­вич Хво­ро­сти­нин (1650?,—1662+до)
помещ. 2С:Фед.Юр. :Елена.Бор. ЛЫКОВА.
княж­на Мария Федо­ров­на Хво­ро­сти­ни­на (24.03.1651—13.10.1723)
вдова
~кн. Бор.Алс. Голи­цын Д:Фед.Юр. ХВО­РО­СТИ­НИН. :Елена.Бор.
Наста­сья Федо­ров­на (* сер. XVII в.)
Муж: кн. Юрий Михай­ло­вич Одо­ев­ский (* рубеж 1650-х † 6.12.1685)

Хво­ро­сти­нин Алек­сандр кн. (15?) Род кнsей Яро­слав­ских кнsя Юрия Дмит­ри­е­ва сына Хворостинина>
Хво­ро­сти­нин Афа­на­сий кн. (15?) Род кнsей Яро­слав­ских кнsя Юрия Дмит­ри­е­ва сына Хворостинина>
Хво­ро­сти­нин Васи­лий кн. (15?) мл. Род кнsей Яро­слав­ских кнsя Юрия Дмит­ри­е­ва сына Хворостинина>
Хво­ро­сти­нин Вла­ди­мир кн. (15?) мл. Род кнsей Яро­слав­ских кнsя Юрия Дмит­ри­е­ва сына Хворостинина>
Хво­ро­сти­нин Кон­стан­тин кн. (15) Род кнsей Яро­слав­ских кнsя Юрия Дмит­ри­е­ва сына Хворостинина>
Хво­ро­сти­нин Лев кн. (15) мл. Род кнsей Яро­слав­ских кнsя Юрия Дмит­ри­е­ва сына Хворостинина>
Хво­ро­сти­нин Ники­та кн. (15?) Род кнsей Яро­слав­ских кнsя Юрия Дмит­ри­е­ва сына Хворостинина>
Хво­ро­сти­нин Осип (15?) мл. Род кнsей Яро­слав­ских кнsя Юрия Дмит­ри­е­ва сына Хворостинина>
Хво­ро­сти­нин Миса­ил инок (1607) в 1607 ста­рец Успен­ско­го Сви­яж­ско­го м-ря
Хво­ро­сти­ни­на Дом­на кнж. (15?) мл. Дом­ни­кея> Род кнsей Яро­слав­ских кнsя Юрия Дмит­ри­е­ва сына Хворостинина>
Хво­ро­сти­ни­на Мар­фа кнж. (15?) мл. Род кнsей Яро­слав­ских кнsя Юрия Дмит­ри­е­ва сына Хворостинина>
Хво­ро­сти­ни­на Дарья кнг. (15?) ~к. Род кнsей Яро­слав­ских кнsя Юрия Дмит­ри­е­ва сына Хво­ро­сти­ни­на Хво­ро­сти­ни­на Ири­на кнж. (15?) мл. Род кнsей Яро­слав­ских кнsя Юрия Дмит­ри­е­ва сына Хворостинина>
Хво­ро­сти­ни­на Мав­ра кнг. (16?) ~к. Род кнsей Яро­слав­ских кнsя Юрия Дмит­ри­е­ва сына Хворостинина>
Хво­ро­сти­ни­на Мари­на кнж. (15?) мл. Род кнsей Яро­слав­ских кнsя Юрия Дмит­ри­е­ва сына Хворостинина>
Хво­ро­сти­ни­на Мария кнж. (15?) мл. Род кнsей Яро­слав­ских кнsя Юрия Дмит­ри­е­ва сына Хворостинина>
Хво­ро­сти­ни­на Евдо­кия кнж. (15?) мл. Род кнsей Яро­слав­ских кнsя Юрия Дмит­ри­е­ва сына Хворостинина>

Доку­мен­ты

№ 1.
Духов­ное заве­ща­ние кня­зя Ф. И. Хво­ро­сти­ни­на (1603).

Во имя Живо­на­чаль­ныя Тро­и­цы, Отца и Сына и Свя­та­го Духа.

Се аз раб Божий Федор Хво­ро­сти­нин пишу себе изуст­ную память сво­им целым умом, кому мне что дати и на ком мне что взя­ти. А при­ка­зы­ваю мно­го­греш­ную душу свою околь­ни­че­му Ива­ну Михай­ло­ви­чу Бутур­ли­ну, да бра­ту сво­е­му кня­зю Андрею Ива­но­ви­чу Хво­ро­сти­ни­ну, да пле­мян­ни­ком сво­им кня­зю Ива­ну Дмит­ри­е­ви­чу Хво­ро­сти­ни­ну, да кня­зю Юрью Дмит­ри­е­ви­чу Хво­ро­сти­ни­ну, да сест­ре сво­ей кня­гине Наста­сье княж Федо­ро­ву кня­гине Пожар­ска­го, да отцу сво­е­му духов­но­му Бого­ро­диц­ко­му про­то­по­пу Еуфи­мию, да шури­ну сво­е­му кня­зю Миха­и­лу Пет­ро­ви­чу Вол­кон­ско­му, да кня­зю Гри­го­рью Костан­ти­но­ви­чу Вол­кон­ско­му. И им пожа­ло­вать греш­ная моя душа стро­и­ти, поло­жи­ти греш­ное мое тело у Живо­на­чаль­ныя Тро­и­цы в Сер­ги­е­ве мона­сты­ре воз­ле отца мое­го кня­зя Ива­на Михай­ло­ви­ча, во ино­цех Иоси­фа, а на месте и цка поло­же­на, а на ней под­пи­са­но: “место кня­зя Федо­ра Ива­но­ви­ча Хво­ро­сти­ни­на”. А на пре­став­ле­ние мое слу­жить бы надо мною пат­ри­ар­ху со всем собо­ром, а дати им [572] по кни­гам, как ся у них ведет. А на отпе­ва­нье оде­ти греш­ное мое тело охаб­нем моим тау­син­ным бар­хат­ным, а на нем пуго­ви­цы сереб­ря­ны. А дать по мне к Живо­на­чаль­ной Тро­и­це в Сер­ги­ев мона­стырь вкла­ду 50 руб­лев; а 50 руб­лев по мне вкла­ду к Тро­и­це дано при моем живо­те, и отпись у меня в тех день­гах есть.

Да мне же Живо­на­чаль­ныя Тро­и­цы архи­манд­рит Фео­до­сий Вят­ка да келарь Еуста­фий Голов­кин, да ста­рец Вар­су­но­фий Яки­мов и все бра­тья дали мне вот­чин­ную дерев­ню до мое­го живо­та в Бежец­ком вер­ху сель­цо Малы­ше­во с дерев­ня­ми за 50 руб­лев, и то сель­цо пожа­ло­вать при­ка­щи­ком моим отдать к Живо­на­чаль­ной Тро­и­це назад без­де­неж­но. И все­го мое­го вкла­ду дано будет к Живо­на­чаль­ной Тро­и­це с ста­рым вкла­дом 150 рублев.

Да дал есми при сво­ем живо­те во Пско­ве к Пре­чи­стой Бого­ро­ди­це в Пече­ры 50 руб­лев, и отпись у меня в тех день­гах есть; да к Алек­сан­дру Чудо­твор­цу Свир­ско­му 50 же руб­лев, и отпись у меня в тех день­гах есть же; да ко Все­ми­ло­сти­во­му Спа­су и к Вели­ким Чудо­твор­цем Зоси­ме и Сава­тею на Солов­ки 50 же руб­лев, и отпись у меня в тех день­гах есть же; да к Пре­чи­стой на Тих­ви­ну дано 12 руб­лев, и к тому еще дода­ти на Тих­ви­ну 38 руб­лев, ито­го ста­нет 50 же руб­лев. Да дати мне к Пре­чи­стой Бого­ро­ди­це в Кирил­лов мона­стырь 50 же руб­лев, да ко все­ми­ло­сти­во­му Спа­су в Яро­славль и к Вели­ким Чудо­твор­цам к Федо­ру Дави­ду и Костян­ти­ну 50 же руб­лев; да на Москве к Пре­чи­стой Бого­ро­ди­це в собор про­то­по­пу с бра­тьею 50 же руб­лев, да в Коля­зин мона­стырь к Живо­на­чаль­ной Тро­и­це и к Вели­ко­му Чудо­твор­цу Мака­рью 30 руб­лев, да к Живо­на­чаль­ной Тро­и­це в Рябев мона­стырь 10 рублев1; да на Москве к Чуд­но­му Бого­яв­ле­нью что про­тив мое­го дво­ра, 10 руб­лев, да к Нико­ле Чудо­твор­цу Ста­ро­му 5 руб­лев, да к Нико­ле Чудо­твор­цу в Заозе­рье на соро­ко­уст 2 руб­ля, да на Колом­ну к Вели­ко­му Муче­ни­ку Федо­ру Тиро­ну на Кра­сен 3 руб­ля, да к Покро­ву Пре­чи­стыя Бого­ро­ди­цы на Кра­сен же пол­то­ра рубля.

Да по дерев­ням по моим по вот­чи­нам и помест­ным по хра­мом дать на соро­ко­уст по руб­лю, а пона­ма­рем и проскур­ни­цам по полу­пол­тине, да проскур­ни­цам же на про­сви­ры по осмине пше­ни­цы и где пше­ни­цы не родит­ся, ино дать рожью. [573]

Да на пре­став­ле­нье мое и погре­бе­нье нищим раз­дать по рукам 10 руб­лев; да на пре­став­ле­нье мое и погре­бе­нье и на тре­ти­ны и на девя­ти­ны и на полу­со­ро­чи­ны и на соро­чи­ны кор­мить нищих на моем дво­ре по силе сколь­ко будет при­го­же; да к Тро­и­це на Горо­ди­ще дать на соро­ко­уст 2 рубля.

А что дана ми вот­чи­на госу­да­ре­во жало­ва­нье бла­жен­ной памя­ти госу­да­ря, царя и вели­ко­го кня­зя Федо­ра Ива­но­ви­ча всеа Русии в Пере­слав­ском уез­де в Коз­лов­ском ста­ну село Заозе­рье с дерев­ня­ми да село Новое Клин­цо­во с дерев­ня­ми, а по пис­цо­вым кни­гам паш­ни в обе­их и в дерев­нях напи­са­но 1.200 черт­вер­ти слиш­ком, и теми обе­и­ми селы и дерев­ня­ми завла­де­ли насиль­ством брат князь Дмит­рий с детьми да брат князь Андрей с сыном мимо госу­да­ря, царя и вели­ко­го кня­зя Федо­ра Ива­но­ви­ча всеа Русии жало­валь­ной гра­мо­ты, да вла­де­ют теми селы и дерев­ня­ми и по ся мест. А что за нами вот­чи­на госу­да­ре­во жало­ва­нье в Костром­ском уез­де село Горо­ди­ще с дерев­ня­ми, а в нем и в дерев­нях по пис­цо­вым кни­гам напи­са­но паш­ни живу­ще­го и пусто­го 1.400 чет­вер­тей, и та вот­чи­на доста­ла­ся на жере­бей кня­зю Пет­ру бра­ту два жере­бия села Горо­дищ и дере­вень, а мне кня­зю Федо­ру доста­ло­ся треть села Горо­дищ и дере­вень к бать­ко­ву бла­го­сло­ве­нью к сель­цу Гра­ди­ще­ву с дерев­ня­ми в дода­чу, и запи­си дело­выя про­меж нас есть за наши­ми рука­ми у всех по про­тив­ням, а дья­ки и послу­хи у всех запи­сей одни. А как кня­зя Пет­ра бра­та в живо­те не ста­ло, и на Горо­ди­ще княж Пет­ро­вым жере­бьем две­мя третьми села Горо­ди­ща и дере­вень, пого­во­ря с бра­тья­ми со кня­зем Дмит­ри­ем да со кня­зем Андре­ем, вла­дею яз князь Федор; пото­му что князь Дмит­рий брат да князь Андрей и дети их и по ся мест не раз­де­ли­ли со мною госу­да­ре­ва жало­ва­нья села Заозе­рья с дерев­ня­ми, да села Нова­го Клин­цо­ва с дерев­ня­ми. И ныне­ча кня­зю Андрею бра­ту с сыном да пле­мян­ни­ком кня­зю Ива­ну да кня­зю Юрью раз­де­лить те села Заозе­рье с дерев­ня­ми да Новое Клин­цо­во с дерев­ня­ми на трое с сыном с моим со кня­зем Гри­го­рьем по тре­тям по госу­да­ря, царя и вели­ко­го кня­зя Федо­ра Ива­но­ви­ча всеа Русии жало­валь­ной гра­мо­те, треть кня­зю Андрею бра­ту с сыном, а дру­гая треть кня­зю Ива­ну да кня­зю Юрью, а тре­тья треть сыну мое­му кня­зю Гри­го­рью. А на Горо­ди­ще и в дерев­нях две тре­ти княж Пет­ро­вы брат­ни раз­де­лить на трое ж: жере­бей кня­зю Андрею бра­ту с сыном, а дру­гой кня­зю Ива­ну да кня­зю Юрью, а тре­тий жере­бей сыну мое­му кня­зю Григорью.

Да бла­го­слов­ляю невест­ку и матерь свою княж Дмит­ри­е­ву кня­и­ню Ива­но­ви­ча кня­и­ню Авдо­тью образ Спа­сов сереб­ром обло­жен с [574] жем­чу­гом. Да бла­го­слов­ляю бра­та сво­е­го кня­зя Андрея Ива­но­ва Хво­ро­сти­ни­на образ Алек­сея Чудо­твор­ца с сереб­ром обло­жен. Да бла­го­слов­ляю пле­мян­ни­ка сво­е­го кня­зя Ива­на Дмит­ри­е­ви­ча образ слад­ни: на одной цке Пре­чи­стая Бого­ро­ди­ца Тифин­ская, а на дру­гой цке Нико­ла Чудо­тво­рец сереб­ром обло­жен. Да бла­го­слов­ляю пле­мян­ни­ка сво­е­го кня­зя Юрья Дмит­ри­е­ви­ча образ Пре­чи­стыя Бого­ро­ди­цы с сереб­ром обло­жен. Да бла­го­слов­ляю сест­ру свою кня­и­ню Наста­сью образ Пре­чи­стыя с сереб­ром обло­жен да 20 руб­лев денег. Да бла­го­слов­ляю сына сво­е­го кня­зя Гри­го­рья чудо­твор­ный образ Пре­чи­стыя Бого­ро­ди­цы Тифин­ския с вен­цом и с кору­ною со всем при­кла­дом: буди на нем мило­сер­дие Божие и Пре­чи­стыя Бого­ро­ди­цы и вели­ких чудо­твор­цев и мое греш­ное бла­го­сло­ве­нье. Да бла­го­слов­ляю жену свою кня­и­ню Анто­ни­ду образ Пре­чи­стыя Бого­ро­ди­цы Канев­ской с сереб­ром обло­жен. Да бла­го­слов­ляю сына сво­е­го кня­зя Гри­го­рья госу­да­ре­вым жало­ва­ньем вот­чи­ною сво­ею тре­тью села Заозе­рья с дерев­ня­ми, да тре­тью села Ново­го Клин­цо­ва с дерев­ня­ми, да тре­тью села Горо­дищ с дерев­ня­ми. А княж Пет­ров жере­бий бра­тень два жере­бья села Горо­дищ и дере­вень, раз­де­лить бра­ту мое­му кня­зю Андрею да пле­мян­ни­ком моим кня­зю Ива­ну да кня­зю Юрью с сыном с моим со кня­зем Гри­го­рьем по тре­тям по госу­да­ре­ве жало­валь­ной гра­мо­те и по нашим дело­вым записям.

Да бла­го­слов­ляю сына же сво­е­го кня­зя Гри­го­рья в Костром­ском уез­де батюш­ко­вым бла­го­сло­ве­ни­ем селом Гра­ди­ще­вым с дерев­ня­ми. Да бла­го­слов­ляю сына же сво­е­го кня­зя Гри­го­рья в Боров­ском уез­де сель­цом Голо­вен­ки­ным с дерев­ня­ми. Да бла­го­слов­ляю жену свою кня­и­ню Анто­ни­ду в Пере­слав­ском уез­де селом Бого­ро­диц­ким с дерев­ня­ми до ея живо­та. А как жены моей не ста­нет и та вот­чи­на сыну мое­му кня­зю Гри­го­рью. А что моя вот­чи­на в Бежец­ком вер­ху, кото­рую дал мне за долг брат мой князь Петр Ива­но­вич Хво­ро­сти­нин, а досталь­ною бла­го­сло­вил сына мое­го кня­зя Гри­го­рья, село Боска­ко­во с дерев­ня­ми да село Алек­сан­дров­ское с дерев­ня­ми, и ту вот­чи­ну бла­го­слов­ляю сына же сво­е­го кня­зя Гри­го­рья. Да бла­го­слов­ляю сына же сво­е­го кня­зя Гри­го­рья вот­чи­ною сво­ею в Костром­ском уез­де селом Рома­но­вым с дерев­ня­ми, что есми купил у сест­ры сво­ей у Марьи Бог­да­но­вы жены Замыц­ко­го. Да бла­го­слов­ляю сына сво­е­го кня­зя Гри­го­рья в Ростов­ском уез­де селом Пав­ло­вым с дерев­ня­ми. [575]

А что оста­нет­ся после живо­та мое­го лоша­док и слу­жи­вой рух­ля­ди, доспе­хов и иной вся­кой мел­кой рух­ля­ди и все­го мое­го живо­тиш­ка, и тем всем бла­го­слов­ляю сына же сво­е­го кня­зя Гри­го­рья. А что у меня живо­тиш­ка, и тому у меня памят­ца за моею рукою. А жене моей кня­ине Анто­ни­де жить вме­сте с сыном с моим со кня­зем Гри­го­рьем, а дерев­ниш­ка­ми и живо­тиш­ка­ми вла­де­ти вме­сте ж. Да бла­го­слов­ляю сына же сво­е­го кня­зя Гри­го­рья людь­ми сво­и­ми кре­пост­ны­ми: Тулу­па Семе­но­ва с женою, да Кар­па Тиха­но­ва сына Бур­ко­ва, да бра­та его Тугарина.

А кото­рые люди били челом сыну мое­му кня­зю Гри­го­рью при моем живо­те на его имя, и те люди гото­вы его, а осталь­ные люди велеть всех отпу­стить, наде­лив по силе, смот­ря по чело­ве­ку. А дело­вым людем дать по пол­тине да по корове.

А у духов­ныя сидел отец мой духов­ный Бого­ро­диц­кий про­то­поп Еуфи­мий. А духов­ную писал князь Лука княж Мат­ве­ев сын Львов лета 7111 Октяб­ря в 24 день. А на то послух князь Иван Юрье­вич Морткин.

* * *

Духов­ная писа­на на трех листах ста­рин­ной бума­ги, шири­ною шесть, дли­ною восемь верш­ков, скле­ен­ных вме­сте. На обо­ро­те руко­при­клад­ство заве­ща­те­ля и одно­го душе­при­ка­щи­ка, а так­же отца духов­но­го про­то­по­па Еуфи­мия. Под­лин­ник хра­нит­ся в Мос­ков­ском Архи­ве Мини­стер­ства Юсти­ции, № 236 (1340) по Бежец­ко­му уезду.

Ком­мен­та­рии

1. Рябов мона­стырь в Кашин­ском уез­де Твер­ской губер­нии. П. Б.

Текст вос­про­из­ве­ден по изда­нию: Духов­ное заве­ща­ние кня­зя Ф. И. Хво­ро­сти­ни­на // Рус­ский архив, № 4. 1896

© текст — Шере­ме­тев С. 1896
© сете­вая вер­сия — Тhietmar. 2006
© OCR — Шапош­ни­ко­ва Е. 2006
© дизайн — Вой­техо­вич А. 2001
© Рус­ский архив. 1896

Оставьте комментарий