Холмские

Общие сведения о роде

Холм­ские, кня­зья — ветвь кня­зей Рюри­ко­ви­чей, отрасль кня­зей Твер­ских (село Крас­ный Холм в вер­хо­вьях реки Шоши, при­то­ка Вол­ги. Холм был лока­ли­зо­ван В.С. Бор­за­ков­ским. Опре­де­ля­ю­щим момен­том яви­лось упо­ми­на­ние в источ­ни­ках XVI в. Хол­ма вме­сте с Новым город­ком, или Новым горо­ди­щем. Уже в духов­ной гра­мо­те Ива­на Гроз­но­го 1572 г. Новое горо­ди­ще назва­но Пого­ре­лым горо­ди­щем. Под послед­ним наиме­но­ва­ни­ем это посе­ле­ние извест­но и ныне. Место­по­ло­же­ние его было ука­за­но выше — на пра­вом бере­гу р. Дер­жи в ее сред­нем тече­нии. Соглас­но разыс­ка­ни­ям В.С. Бор­за­ков­ско­го, Холм — это, ско­рее все­го, совре­мен­ное село Крас­ный Холм, сто­я­щее при­мер­но в 15 км к восто­ку от Пого­ре­ло­го горо­ди­ща близ вер­хо­вьев р. Шоши.Князья Холм­ские на про­тя­же­нии всей сво­ей исто­рии вхо­ди­ли в избран­ный круг рус­ской аристократии. 

В Твер­ской зем­ле поло­же­ние Холм­ских было напря­мую свя­за­но с их про­ис­хож­де­ни­ем от вели­ко­го кня­зя Все­во­ло­да Алек­сан­дро­ви­ча, стар­ше­го бра­та Миха­и­ла Алек­сан­дро­ви­ча, потом­ки кото­ро­го были вели­ки­ми кня­зья­ми Тве­ри. Сыно­вья Все­во­ло­да Алек­сан­дро­ви­ча – Иван и Юрий – с помо­щью мос­ков­ских кня­зей пыта­лись без­успеш­но пре­тен­до­вать на власть в Твер­ской зем­ле. В кон­це XIV в. сло­жи­лись тес­ные отно­ше­ния кня­зей Холм­ских с Мос­ков­ским кня­же­ским домом. Это серъ­ез­но повли­я­ло на ран­ний выезд Холм­ских в Моск­ву. Вме­сте с тем стар­ший пред­ста­ви­тель рода – князь Миха­ил Дмит­ри­е­вич Холм­ский – до послед­ней воз­мож­но­сти сохра­нял вер­ность вели­ко­му кня­зю Твер­ско­му Миха­и­лу Бори­со­ви­чу. Лик­ви­да­ция неза­ви­си­мо­го Твер­ско­го кня­же­ния в пер­спек­ти­ве при­ве­ла и к лик­ви­да­ции воен­но-слу­жи­лой кор­по­ра­ции тве­ри­чей. Тем не менее в кон­це XV — нача­ле XVI в. сохра­ня­лось отно­си­тель­ное един­ство твер­ской зна­ти. Во гла­ве ее сто­я­ли пред­ста­ви­те­ли знат­ней­ших кня­же­ских и бояр­ских родов Тве­ри, сре­ди кото­рых пер­вое место при­над­ле­жа­ло Холм­ским. Свое место при дво­ре мос­ков­ских кня­зей Холм­ские заня­ли не толь­ко по пра­ву знат­но­сти и род­ствен­ных свя­зей, но и бла­го­да­ря воен­но­му даро­ва­нию само­го талант­ли­во­го из них – кня­зя Дани­и­ла Дмит­ри­е­ви­ча Холм­ско­го. Яркие воен­ные побе­ды Д.Д. Холм­ско­го во вто­рой поло­вине XV в. при­бли­зи­ли созда­ние силь­но­го Мос­ков­ско­го государства.

Общая лите­ра­ту­ра:
Шты­ков Н.В. Кня­зья Холм­ские в поли­ти­че­ской систе­ме Твер­ской зем­ли в XV – XVI в. // Древ­няя Русь. 2011. № 3 (45).
Шты­ков Н.В. Холм­ское кня­же­ство // Боль­шая Рос­сий­ская энцик­ло­пе­дия. М., 2017. Т. 84.
Э. Клюг. Кня­же­ство Твер­ское (1247—1485). — Тверь, 1994. Сла­вян­ская энцик­ло­пе­дия. Киев­ская Русь — Мос­ко­вия: в 2 т. / Автор-соста­ви­тель В. В. Богу­слав­ский. — М.: Олма-Пресс.
Твер­ские (вели­кие и удель­ные кня­зья) // Рус­ский био­гра­фи­че­ский сло­варь : в 25-ти томах. — СПб.—М., 1896—1918.
Зимин А. А. «Фор­ми­ро­ва­ние бояр­ской ари­сто­кра­тии в Рос­сии во вто­рой поло­вине XV — пер­вой тре­ти XVI в.», Москва, «Нау­ка», 1988 г. В.Д. Наза­ров. Иван III, Софья Палео­лог и князь Васи­лий Холм­ский (к исто­рии поли­ти­че­ской борь­бы в Рос­сии на рубе­же XV–XVI веков).)),

Историческая география

В лите­ра­ту­ре Холм тра­ди­ци­он­но лока­ли­зу­ет­ся на месте села Крас­ный Холм, кото­рое рас­по­ло­же­но в совре­мен­ном Зуб­цов­ском рай­оне, меж­ду Пого­ре­лым горо­ди­щем и Кня­жьи­ми гора­ми (Бор­за­ков­ский В.С. Исто­рия Твер­ско­го кня­же­ства. СПб., 1876, С. 30-31; Экзем­пляр­ский А.В. Вели­кие и удель­ные кня­зья Север­ной Руси в татар­ский пери­од с 1238 по 1505 гг. Т.II. СПб, 1891, с. 539). К это­му мне­нию скло­ня­ет­ся и В.А.Кучкин (Куч­кин В.А. Формирование…с. 176). Имен­но там обо­зна­чил Холм и В.А. Тему­шев, осно­вы­ва­ясь на лока­ли­за­ции В.А. Куч­ки­на. 1

Одна­ко, архео­ло­ги­че­ские иссле­до­ва­ния, про­ве­ден­ные в с.Красный Холм в 1988 г., не зафик­си­ро­ва­ли там укреп­ле­ний и куль­тур­но­го слоя сред­не­ве­ко­во­го вре­ме­ни. 2 В свя­зи с этим П.Д.Малыгин пред­по­ло­жил, что «Холм может быть свя­зан по всем сво­им харак­те­ри­сти­кам с мощ­ной кре­по­стью на тер­ри­то­рии совре­мен­но­го Пого­ре­ло­го горо­ди­ща, а Новый горо­док — это, по-види­мо­му, рас­ши­ре­ние кре­по­сти Холм в кон. XV в., что вполне допу­сти­мо, судя по топо­гра­фии горо­ди­ща при впа­де­нии р.Горянки в р.Держу». 3 Эту точ­ку зре­ния обос­но­вы­ва­ет и В.В. Куз­не­цов на осно­ва­нии ана­ли­за «Ска­за­ния об Око­вец­кой иконе Божьей Мате­ри». 4

Это пред­по­ло­же­ние пло­хо увя­зы­ва­ет­ся с извест­ным опи­са­ни­ем вла­де­ний Холм­ских кня­зей, содер­жа­щим­ся в духов­ной гра­мо­те Ива­на III 1504 г., в кото­ром Холм назван в спис­ке пунк­тов сбо­ра пода­тей отдель­но от Ново­го город­ка (позд­нее упо­ми­на­е­мо­го как Пого­ре­лое горо­ди­ще): «Да даю ему (кн.Андрею Ива­но­ви­чу) Хол­мъ­ских вот­чи­ну, Холмъ и Новой горо­докъ, да волость Олеш­ню, да волость Синюю, и иные воло­сти…” (ДДГ, № 89, С.361).

Упо­ми­на­ние холм­ских воло­стей содер­жит­ся в духов­ных гра­мо­тах вели­ко­го кня­зя Ива­на III и царя Ива­на IV, в менов­ной гра­мо­те Ива­на IV и кня­зя Вла­ди­ми­ра Андре­еви­ча Ста­риц­ко­го. Духов­ная гра­мо­та Ива­на III обозначает
как вот­чи­ну Холм­ских Новый горо­док, Холм, воло­сти Синяя и Олеш­ня, 5 по пис­цо­во­му опи­са­нию Андрея Карамышева. 

В менов­ной гра­мо­те 1566 г. отно­ся­щи­ми­ся к Ново­му город­ку назва­ны ста­ны Порец­кий, Вер­хов­ской, Сукро­мен­ский и Семе­нов­ский. Вме­сте с ними пис­цом кня­зем Васи­ли­ем Ростов­ским Голу­бо­го была опи­са­на волость Синяя и двор­цо­вые села Вах­но­во и Рако­во. 6 Место­на­хож­де­ние всех этих топо­ни­мов поз­во­лил уточ­нить чер­теж ХVII в. В гра­мо­те так­же ука­зы­ва­ет­ся, что Новый горо­док (Новое горо­ди­ще) было опи­са­но пис­цом Васи­ли­ем Полу­кар­по­вым Ромей­ко­вым. Им же опи­са­ны холм­ские воло­сти Ста­рый и Новый Отъ­езд, Кри­вой Холм, Носи­лов, Дер­жа и Жиж­нен. Место­по­ло­же­ние воло­стей Ста­рый и Новый Отъ­езд опре­де­ле­но В.Н. Тему­ше­вым в вер­хо­вьях р. Руза, южнее Сукром­ны. 7 Волость Жиж­нен ско­рее все­го рас­по­ла­га­лась по тече­нию реки Жижмель (Жмель), при­то­ка р. Дер­жа в ее вер­хо­вьях. Логич­но пред­по­ло­жить, что и волость Дер­жа нахо­ди­лась рядом, в вер­хо­вьях р. Дер­жа. Таким обра­зом, эти холм­ские воло­сти рас­по­ла­га­лись к восто­ку и юго восто­ку от с. Крас­ный Холм. 

В чис­ле ста­риц­ких земель в гра­мо­те назва­но двор­цо­вое село Холм с сель­цом Кузь­мо­де­мья­нов­ским и селом Андре­ев­ским, одна­ко его соот­но­ше­ние с г. Холм неяс­но. В духов­ной гра­мо­те царя Ива­на IV горо­ди­ще назы­ва­ет­ся уже Пого­ре­лым, и упо­ми­на­ет­ся Холм. 8

Холмские
Лока­ли­за­ция гра­ниц, воло­стей, ста­нов и насе­лен­ных пунк­тов Ста­риц­ко­го, Зуб­цов­ско­го и Твер­ско­го уез­дов по дан­ным чер­те­жа XVII в. Автор Кута­ков С.С.

Дан­ные чер­те­жа ХVII в. земель Ста­риц­ко­го уез­да по рекам Дер­же, Шеш­ме и Синей ХVII в. хра­ня­щий­ся в РГА­ДА (рис. 1) 9 ско­рее сви­де­тель­ству­ют в поль­зу того, что с. Крас­ный Холм соот­вет­ству­ет сред­не­ве­ко­во­му Хол­му, посколь­ку свя­зан­ные с ним воло­сти лока­ли­зу­ют­ся в про­стран­ствен­ной бли­зо­сти от него, тогда как Новое (Пого­ре­лое) горо­ди­ще и в пись­мен­ных источ­ни­ках, и на чер­те­же свя­зы­ва­ет­ся с Порец­ким, Вер­хов­ским, Сукро­мен­ским и Семе­нов­ским станами. 

Таким обра­зом, пред­по­ло­же­ние В.С. Бор­за­ков­ско­го и В.А. Куч­ки­на о место­на­хож­де­нии сред­не­ве­ко­во­го Хол­ма полу­чи­ло новое под­твер­жде­ние дан­ны­ми чер­те­жа ХVII в. Одна­ко этих дан­ных по преж­не­му недо­ста­точ­но для одно­знач­но­го реше­ния про­бле­мы лока­ли­за­ции сред­не­ве­ко­во­го Хол­ма. Раз­ре­шить вопрос о соот­но­ше­нии город­ских цен­тров и дру­гих топо­ни­мов, таких, как Холм, Хор­вач, Новое горо­ди­ще, упо­мя­ну­тых в лето­пис­ных источ­ни­ках и акто­вом мате­ри­а­ле ХIV– ХVI вв., с дан­ны­ми акто­во­го мате­ри­а­ла ХVI – ХVII вв. и кар­то­гра­фи­че­ским источ­ни­ком ХVII в. помо­жет деталь­ное архео­ло­ги­че­ское обсле­до­ва­ние дан­ной территории. 

Основ­ная лите­ра­ту­ра: Кута­ков С.С., Сте­па­но­ва Ю.В. Исто­ри­ко-гео­гра­фи­че­ский ком­мен­та­рий к чер­те­жу Ста­риц­ко­го уез­да XVII в. // Исто­ри­че­ские иссле­до­ва­ния в обра­зо­ва­тель­ном про­стран­стве Твер­ско­го реги­о­на. Выпуск 3. Тверь: Твер. гос. ун-т, 2017. С. 26-37.

Генеалогия князей Холмских

I Рюрик (800-879)
II Игорь Рюри­ко­вич (-945)
III Свя­то­слав Иго­ре­вич (940-972)
IV св.Владимир Свя­то­сла­во­вич Крас­ное Сол­ныш­ко (†15.07.1015)
V Яро­слав Вла­ди­ми­ро­вич Муд­рый (*978,†20.02.1054)
VI Все­во­лод Яро­сла­вич (*1030,†13.04.1093)
VII Вла­ди­мир Все­во­ло­до­вич Моно­мах (*1053,†19.05.1125)
VIII Юрий Вла­ди­ми­ро­вич Дол­го­ру­кий (*1091,†15.05.1157)
IX Все­во­лод Юрье­вич Боль­шое Гнез­до (*1154,†15.04.1212)
X Яро­слав II Все­во­ло­до­вич (*08.02.1190, †30.09.1246)
XI Яро­слав Яро­сла­вич (†16.09.1271)
XII св.Михаил Яро­сла­вич (*1272, †22.11.1319)
XIII Алек­сандр Михай­ло­вич (*07.10.1301,†29.10.1339)

XIV генерація від Рюрика

1. В.КН..ВСЕВОЛОД АЛЕК­САН­ДРО­ВИЧ ТВЕР­СКОЙ И ХОЛМ­СКИЙ (*ок.1328, †1364)

кн. Холм­ский (1339-1364), вел. кн. Твер­ской (1346-1348, 1348-1349); сын Алек­сандра Михай­ло­ви­ча Твер­ско­го, родо­на­чаль­ник Холм­ских князей.

Почти весь пери­од прав­ле­ния Все­во­лод Алек­сан­дро­вич упор­но борол­ся с кашин­ским кня­зем Васи­ли­ем Михай­ло­ви­чем за обла­да­ние твер­ским столом.Княжество Холм­ское выде­ли­лось из соста­ва Твер­ско­го вели­ко­го кня­же­ства око­ло 1318-1319 гг., достав­шись в управ­ле­ние Алек­сан­дру, сыну твер­ско­го кня­зя Миха­и­ла Яро­сла­ви­ча. После смер­ти Алек­сандра Михай­ло­ви­ча (1339) про­изо­шел новый раз­дел твер­ских земель, в резуль­та­те чего г. Холм окон­ча­тель­но обосо­бил­ся от Тве­ри, достав­шись в удел сыну Алек­сандра Михай­ло­ви­ча — Все­во­ло­ду, кото­рый и счи­та­ет­ся пер­вым удель­ным Холм­ским князем.

Моло­дые годы Все­во­лод про­вел с отцом в Пско­ве. Под 1346 г. в ней сооб­ща­ет­ся, что «кня­зю Кон­стан­ти­ну Миха­и­ло­ви­чю Твер­ско­му бысть нелю­бие съ кня­ги­нею съ Наста­сьею и со кня­земъ со Все­во­ло­домъ Алек­сан­дро­ви­чемъ, и начя има­ти бояре ихъ и слу­ги в серебрѣ за воло­сти чрезъ людц­кую силу…». Далее рас­ска­зы­ва­ет­ся о том, как князь Все­во­лод «того не могий тръ­пѣти», отъ­е­хал в Моск­ву к вели­ко­му кня­зю Симео­ну Гор­до­му, как Кон­стан­тин отпра­вил­ся в Орду, как туда же из Моск­вы поехал князь Все­во­лод. Кон­стан­тин в Орде скон­чал­ся, а в Тве­ри его брат кашин­ский князь Васи­лий Михай­ло­вич «ис Каши­на при­ела дан­щи­ковъ сво­ихъ во удѣлъ кня­зя Все­во­ло­да Алек­сан­дро­ви­чя въ Холмъ», взял дань и с нею так­же отпра­вил­ся в Орду. Меж­ду тем Все­во­лод «Хол­мъ­ский» полу­чил от хана Джа­ни­бе­ка ярлык на все Твер­ское кня­же­ние, а узнав, что дядя Васи­лий «взя дань на вот­чинѣ его на Хол­му», оскор­бил­ся и, встре­тив Васи­лия у Без­де­жа, огра­бил его. Тем не менее тот все-таки сумел добрать­ся до хана Джа­ни­бе­ка и, в свою оче­редь, полу­чить у него ярлык на глав­ный стол Твер­ско­го кня­же­ства. Кня­зья вер­ну­лись из Орды в 1348 г. В Тве­ри сел Все­во­лод Алек­сан­дро­вич, но уже в сле­ду­ю­щем году он усту­пил вели­ко­кня­же­ский стол Васи­лию Михай­ло­ви­чу. В 1352 г. враж­да меж­ду дядей и пле­мян­ни­ком вспых­ну­ла с новой силой. Васи­лий Кашин­ский полу­чил в Орде под­твер­жде­ние сво­их прав на Тверь и вновь начал бояр и слуг кня­зя Все­во­ло­да «тяго­стию дан­ною оскорб­ля­ти». Так про­дол­жа­лось, по-види­мо­му, доволь­но дол­го. И толь­ко в 1357 г. Все­во­лод Алек­сан­дро­вич решил жало­вать­ся мит­ро­по­ли­ту Алек­сею на при­тес­не­ния дяди. Об этом гово­рит уже не толь­ко позд­няя Нико­нов­ская лето­пись, но и ран­ний Рогож­ский лето­пи­сец. Мит­ро­по­лит при­нял сто­ро­ну кня­зя Васи­лия. Тогда Все­во­лод попы­тал­ся уйти в Орду, но намест­ни­ки вели­ко­го кня­зя Ива­на Ива­но­ви­ча Мос­ков­ско­го не про­пу­сти­ли его через Пере­я­с­лавль. Все­во­лод был вынуж­ден отъ­е­хать в Лит­ву и уже отту­да доби­рать­ся до хана. Но не без­дей­ство­вал и Васи­лий. В 1358 г. он послал сво­их пред­ста­ви­те­лей в Орду с жало­ба­ми на пле­мян­ни­ка. И когда тот пред­стал перед ханом, то хан без вся­ко­го раз­бо­ра дела при­ка­зал схва­тить Все­во­ло­да и выдать его дяде. Зако­ван­ным при­вез­ли мон­го­ло-тата­ры сына уби­то­го ими Алек­сандра Михай­ло­ви­ча в Тверь, «и бышетъ отъ кня­зя Васи­лья кня­зю Все­во­ло­ду том­ле­ние вели­ко и бояромъ и сло­угамъ про­да­жа дан­ная вели­ка, тако же и чер­нымъ людемъ». Бур­ные собы­тия в Орде в сле­ду­ю­щем, 1359 г., калей­до­ско­пи­че­ская сме­на там пра­ви­те­лей, види­мо, при­ве­ли к тому, что вели­кий князь Твер­ской Васи­лий Кашин­ский лишил­ся преж­ней хан­ской под­держ­ки. Во вся­ком слу­чае, Все­во­лод Алек­сан­дро­вич в том же 1359 г. сумел уйти от Васи­лия в Лит­ву, оче­вид­но наде­ясь с литов­ской помо­щью добить­ся усту­пок от теряв­ше­го сво­их союз­ни­ков и покро­ви­те­лей твер­ско­го кня­зя. И дей­стви­тель­но, когда в 1360 г., вос­поль­зо­вав­шись смер­тью мос­ков­ско­го кня­зя Ива­на Ива­но­ви­ча, он вер­нул­ся, но не один, а с литов­ским мит­ро­по­ли­том Рома­ном (Оль­герд, пыта­ясь орга­ни­зо­вать в Лит­ве неза­ви­си­мую от Моск­вы пра­во­слав­ную епар­хию, выпро­сил у Кон­стан­ти­но­поль­ско­го пат­ри­ар­ха соб­ствен­но­го мит­ро­по­ли­та). Роман, оче­вид­но, имел зада­ние при­влечь на свою сто­ро­ну сочув­ству­ю­щих из чис­ла удель­ных кня­зей твер­ской зем­ли. В такой ситу­а­ции Васи­лий Михай­ло­вич был вынуж­ден пой­ти на уступ­ки и поми­рить­ся с Все­во­ло­дом.. По сло­вам лето­пи­си, Все­во­лод «взялъ миръ со бра­тьею, а князь Васи­леи тре­ти ихъ очи­ны отъ­сту­пил­ся и раздѣ­ли­ша­ся воло­стьми». На этом закон­чил­ся один из эта­пов борь­бы Все­во­ло­да Алек­сан­дро­ви­ча с Васи­ли­ем Михай­ло­ви­чем, борь­бы, начав­шей­ся в послед­ний год жиз­ни стар­ше­го бра­та Васи­лия твер­ско­го вели­ко­го кня­зя Кон­стан­ти­на. В 1358 г. Все­во­лод, будучи не в силах более тер­петь уни­же­ний, бежал в Литву.

Послед­ние годы жиз­ни Все­во­лод про­жил тихо и умер в 1364 г. от моро­вой язвы. Холм­ский удел был раз­де­лен меж­ду его сыно­вья­ми. После смер­ти Все­во­ло­да (1364) его сыно­вья Юрий и Иван поде­ли­ли меж­ду собой отцов­скую вот­чи­ну и кня­жи­ли в Хол­ме совместно.

∞, СОФИЯ ИВА­НОВ­НА РЯЗАН­СКАЯ (?-1364), дочь Ива­на Ива­но­ви­ча Коро­то­по­ла, кн. Рязан­ско­го. Дети: Юрий Все­во­ло­до­вич (1360 — после 10 октяб­ря 1410); Иоанн Все­во­ло­до­вич Холм­ский (после 1360—1402)

XV генерація від Рюрика

2/1. КН. ЮРИЙ ВСЕ­ВО­ЛО­ДИЧ ХОЛМ­СКИЙ (*1360, †1408)

— князь холм­ский (Твер­ской зем­ли) в 1366—1408 гг., сын Все­во­ло­да Алек­сан­дро­ви­ча, всту­пил в обла­да­ние уде­лом, сов­мест­но со сво­им млад­шим бра­том, Ива­ном в 1364 году после смер­ти отца. Как сооб­ща­ет Твер­ской сбор­ник, Юрий жил «на прѣ­де­ли отца своего».

В 1403 году Юрий бежал в Моск­ву, а отту­да в 1407 году поехал в Орду искать вели­ко­го кня­же­ния Твер­ско­го под сво­им дво­ю­род­ным бра­том Ива­ном Михай­ло­ви­чем. Послед­ний, узнав об этом, так­же отпра­вил­ся в Орду судить­ся с Юри­ем. Ордын­ские кня­зья взя­ли сто­ро­ну Ива­на и с честью отпу­сти­ли его в Тверь, а Юрия задер­жа­ли в Орде. Вер­нув­шись отту­да с ярлы­ком на удел, но, не добив­шись Хол­ма, он, види­мо, вско­ре умер. 10

3/1. КН. ИВАН ВСЕ­ВО­ЛО­ДИЧ ХОЛМ­СКИЙ (1364, †27.5.1402)

кн. Холм­ский (1364-1397), Псков­ский (1399),, сын Все­во­ло­да Алек­сан­дро­ви­ча, всту­пил в обла­да­ние уде­лом, сов­мест­но со сво­им стар­шим бра­том, Юри­ем в 1364 году после смер­ти отца. По неко­то­рым ска­за­ни­ям, участ­во­вал в Кули­ков­ской бит­ве. Лице­вой лето­пис­ный свод за 1396 год назы­ва­ет его оче­вид­но первую жену, гово­ря о её смер­ти: «В ту же зиму пре­ста­ви­лась кня­ги­ня Ива­на Все­во­ло­до­ви­ча Твер­ско­го, дочь вели­ко­го кня­зя Бори­са Кон­стан­ти­но­ви­ча Ниже­го­род­ско­го, и поло­же­на была в церк­ви свя­то­го Спа­са в Тве­ри». В 1397 году уехал в Моск­ву, где женил­ся на сест­ре вели­ко­го кня­зя Мос­ков­ско­го Васи­лия I, Ана­ста­сии Дмит­ри­евне, и полу­чил Тор­жок, а в сле­ду­ю­щем году вели­кий князь послал его на кня­же­ние во Псков, где он про­жил толь­ко 4 меся­ца. После смер­ти вели­ко­го кня­зя твер­ско­го Миха­и­ла Алек­сан­дро­ви­ча Иван в 1399/1400 году вер­нул­ся в Тверь, поми­рил­ся с новым вели­ким кня­зем Твер­ским Ива­ном Михай­ло­ви­чем и полу­чил обрат­но свою часть Холм­ско­го уде­ла. Вско­ре после при­ми­ре­ния, на Пас­ху 1402 года, Иван Все­во­ло­до­вич скон­чал­ся, при­няв перед смер­тью схи­му под име­нем Игна­тия. Посколь­ку он был без­дет­ным, свою часть Холм­ско­го уде­ла заве­щал сыну Ива­на Михай­ло­ви­ча Твер­ско­го кня­жи­чу Александру.

∞, 1-я, N. БОРИ­СОВ­НА (?-1395), дочь Бори­са Кон­стан­ти­но­ви­ча, вел. кн. Нижегородского;

∞, 2-я, 1397, АНА­СТА­СИЯ ДМИТ­РИ­ЕВ­НА МОС­КОВ­СКАЯ, дочь вел. кн. Дмит­рия Ива­но­ви­ча Донского.

Б/д.

XVI генерація від Рюрика

4/2. КН. ДМИТ­РИЙ ЮРЬЕ­ВИЧ ХОЛМ­СКИЙ (1410, 1453)

— удель­ный кн. Холм­ский (1408-?). Наслед­ни­ком Юрия Все­во­ло­до­ви­ча в 1410 г. стал его сын Дмит­рий Юрье­вич. В XV в. Холм­ские при­над­ле­жа­ли к чис­лу твер­ских удель­ных кня­зей, име­но­вав­ших­ся в актах « бра­ти­ей молод­шей» вели­ко­го кня­зя Твер­ско­го, в то вре­мя как боль­шин­ство млад­ших чле­нов Твер­ско­го дома назы­ва­лись в докон­ча­ни­ях «мень­шой бра­ти­ей». 11.

XVII генерація від Рюрика

5/4. КН. МИХА­ИЛ ДМИТ­РИ­Е­ВИЧ ХОЛМ­СКИЙ (*1454/1462, † до 1485, Вологда)

— послед­ний удель­ный князь Холм­ский . Рюри­ко­вич в XVII колене. Стар­ший сын кня­зя Дмит­рия Юрье­ви­ча Холм­ско­го. Млад­шие бра­тья — кня­зья Дани­ил, Васи­лий и Иван Холмские.
В 1450-х годах после смер­ти сво­е­го отца Миха­ил Дмит­ри­е­вич уна­сле­до­вал Холм­ский удел. Его млад­ший брат Дани­ил в 1460-х годах пере­шел на служ­бу к вели­ко­му кня­зю мос­ков­ско­му Ива­ну III Васи­лье­ви­чу. Но Миха­ил Холм­ский не после­до­вал при­ме­ру бра­та и остал­ся на служ­бе у вели­ких кня­зей твер­ских. Миха­ил Дмит­ри­е­вич, кня­жив­ший в Хол­ме до 1485 г., зани­мал вид­ное поло­же­ние в поли­ти­че­ской систе­ме Твер­ской зем­ли. При послед­нем твер­ском вели­ком кня­зе Миха­и­ле Бори­со­ви­че Миха­ил Дмит­ри­е­вич Холм­ский был стар­шим по ста­ту­су удель­ным кня­зем. Пози­ции его, несо­мнен­но, упро­чи­лись, когда в 1471 г. он выдал свою дочь Улья­ну замуж за кня­зя Бори­са Васи­лье­ви­ча Волоц­ко­го, бра­та Ива­на III.

В авгу­сте 1485 года вели­кий князь мос­ков­ский Иван III Васи­лье­вич орга­ни­зо­вал и лич­но воз­гла­вил боль­шой воен­ный поход на Твер­ское кня­же­ство. Послед­ний вели­кий князь твер­ской Миха­ил Бори­со­вич (1461—1485) всту­пил в тай­ные пере­го­во­ры с вели­ким кня­зем литов­ским и коро­лём поль­ским Кази­ми­ром Ягел­лон­чи­ком, направ­лен­ные про­тив Москвы.
8 сен­тяб­ря 1485 года мос­ков­ские пол­ки оса­ди­ли Тверь и зажгли город­ской посад. 10 сен­тяб­ря из сто­ли­цы бежа­ли почти все кня­зья и бояре, оста­вив вели­ко­го кня­зя Миха­и­ла Бори­со­ви­ча. Твер­ская знать при­бы­ла в лагерь вели­ко­го кня­зя мос­ков­ско­го и била «челом» о при­ня­тии на служ­бу. 11 сен­тяб­ря Миха­ил Бори­со­вич ночью бежал из оса­жден­ной Тве­ри в Лит­ву. Тогда твер­ской епи­скоп Вас­си­ан, князь Миха­ил Холм­ский и дру­гие кня­зья, бояре и про­стые люди, до кон­ца сохра­няв­шие вер­ность сво­е­му пра­ви­те­лю, «отво­ри­ли город Иоан­ну, вышли и покло­ни­лись ему как обще­му монар­ху Рос­сии». Иван III запре­тил вой­ску гра­бить город и окрест­но­сти. 15 сен­тяб­ря он въе­хал в Тверь и в тот же день пере­дал кня­же­ство сво­е­му стар­ше­му сыну и сопра­ви­те­лю Ива­ну Ива­но­ви­чу Моло­до­му. Вме­сте с паде­ни­ем Тве­ри пре­кра­ти­ло своё суще­ство­ва­ние Холм­ское удель­ное княжество.

Зимой 1486 года князь Миха­ил Дмит­ри­е­вич Холм­ский был аре­сто­ван и отправ­лен в заклю­че­ние в Волог­ду по при­ка­зу вели­ко­го кня­зя мос­ков­ско­го Ива­на III за изме­ну преж­не­му сюзе­ре­ну Миха­и­лу Бори­со­ви­чу. Тоя ж зимы князь вели­кий кня­зя Миха­и­ла Холм­ска­го и в заклю­че­ние на Волог­ду посла за то, что отсту­пил кня­зя сво­е­го Миха­и­ла тфер­ска­го и, цело­вав ему крест, а вели­ко­му кня­зю на него лгал, реку­чи: «Недоб­ре вери­ти тому, кто богу лжет». 12

∞, 1-я, ? ЕВЛАМ­ПИЯ (1485);

∞, 2-я, ? КСЕНИЯ.

6/4. КН. ДАНИ­ИЛ ДМИТ­РИ­Е­ВИЧ ХОЛМ­СКИЙ (1467, †1493/95)

— сын удель­но­го кня­зя Дмит­рия Юрье­ви­ча Холм­ско­го и пото­мок твер­ско­го кня­же­ско­го рода. Бра­тья — Миха­ил, Васи­лий и Иван Холм­ский. Д. Д. Холм­ский пере­шел на мос­ков­скую служ­бу где-то в 60-е гг. XV в., пород­нив­шись с семьей вели­ко­го кня­зя. Род­ствен­ные свя­зи Д. Д. Холм­ско­го, жена­то­го на доче­ри вли­я­тель­но­го мос­ков­ско­го бояри­на Ива­на Забо­лоц­ко­го, помог­ли ему укре­пить свое поло­же­ние в Москве. При дво­ре Ива­на III он дол­гое вре­мя нахо­дил­ся на поло­же­нии служило­го кня­зя, неод­но­крат­но упо­ми­на­ясь в лето­пи­сях и раз­ря­дах в каче­стве вое­во­ды ряда важ­ней­ших походов.

Впер­вые князь про­сла­вил­ся бле­стя­щей побе­дой мос­ков­ских войск над казан­ски­ми тата­ра­ми под Муро­мом в 1468 году, опро­ки­нув про­тив­ни­ка вне­зап­ной вылаз­кой из кре­по­сти. Несмот­ря на это, набе­ги казан­ских татар на рус­ские гра­ни­цы не пре­кра­ти­лись, и в сле­ду­ю­щем году мос­ков­ские вой­ска высту­пи­ли к Каза­ни. В этом похо­де Дани­ил коман­до­вал аван­гар­дом рус­ских войск, одер­жав побе­ду над вой­ска­ми казан­ско­го хана Ибра­ги­ма и выну­див его тем самым под­пи­сать мир­ный дого­вор с Ива­ном III. Соглас­но это­му дого­во­ру, Казан­ское хан­ство обя­зы­ва­лось воз­вра­тить всех рус­ских плен­ных и уста­но­вить дру­же­ские отно­ше­ния с Мос­ков­ским княжеством.

В 1471 году Дани­ил Холм­ский при­ни­ма­ет уча­стие в похо­де мос­ков­ско­го вой­ска Ива­на III на Нов­го­род, коман­дуя Пере­до­вым пол­ком. В ходе это­го похо­да Холм­ский опу­сто­шил Нов­го­род­скую зем­лю. Вой­ска Холм­ско­го одер­жа­ли побе­ды над отря­да­ми нов­го­род­цев у Коро­сты­ни и Ста­рой Рус­сы. Город Рус­са был сожжён для предот­вра­ще­ния соеди­не­ния нов­го­род­цев с союз­ным вой­ском ливон­ских рыца­рей, шед­ших на помощь Нов­го­ро­ду. Подой­дя к реке Шелонь, Холм­ский 14 июля вне­зап­ной ата­кой раз­бил и обра­тил в бег­ство нов­го­род­ское вой­ско. В Шелон­ском сра­же­нии погиб­ло око­ло 12 тысяч нов­го­род­цев, 2 тыся­чи попа­ло в плен.

Летом 1472 года Холм­ский во гла­ве мос­ков­ской рати высту­пил навстре­чу татар­ским вой­скам хана Боль­шой Орды Ахма­та, захва­тив­ше­го и раз­ру­шив­ше­го горо­док Алек­син. Хан, одна­ко, не решил­ся раз­ви­вать успех и отсту­пил в сте­пи, не желая всту­пать в бой с мос­ков­ским вой­ском. В 1473 году во гла­ве мос­ков­ско­го вой­ска Дани­ил Холм­ский высту­пил на помощь Пско­ву, оса­ждён­но­му ливон­ски­ми рыца­ря­ми. Сме­лы­ми и уме­лы­ми дей­стви­я­ми Холм­ско­му уда­лось скло­нить ливон­ско­го маги­стра к воз­об­нов­ле­нию мира, обя­зав их не всту­пать в псков­ские зем­ли и давать сво­бод­ный путь рус­ским куп­цам. Этот мир позд­нее будет назван псков­ски­ми лето­пис­ца­ми име­нем выда­ю­ще­го­ся пол­ко­вод­ца — «Дани­льев мир». За эту побе­ду Холм­ский полу­чил титул боярина.

В 1474 г. Д.Д. Холм­ский, види­мо, обви­нен­ный в под­го­тов­ке отъ­ез­да из Моск­вы, дал кре­сто­це­ло­валь­ную гра­мо­ту Ива­ну III, обя­зу­ясь за себя и за сво­их наслед­ни­ков слу­жить вели­ко­му кня­зю мос­ков­ско­му. Пору­чи­те­лем за кня­зя высту­пи­ли знат­ней­шие мос­ков­ские бояре, в том чис­ле И.Н. Воронцов.

Во вре­мя вто­ро­го похо­да Ива­на III на Нов­го­род осе­нью 1477 года Дани­ил Холм­ский, будучи одним из вое­вод пере­до­во­го пол­ка и глав­ным руко­во­ди­те­лем этой части вой­ска, про­шёл по льду озе­ра Иль­мень и в одну ночь окру­жил и обло­жил Нов­го­род, при­ну­див его сдать­ся Ива­ну III. Дани­ил Холм­ский при­нял актив­ное уча­стие в зна­ме­ни­том «сто­я­нии на реке Угре» в октяб­ре-нояб­ре 1480 года, будучи фак­ти­че­ским руко­во­ди­те­лем обо­ро­ны рус­ских войск от сил хана Ахма­та. Тем самым Холм­ский внёс боль­шой вклад в дело окон­ча­тель­но­го свер­же­ния ордын­ско­го ига на Руси. В 1487 году Холм­ский при­нял уча­стие в похо­де мос­ков­ских войск на Казань, коман­дуя боль­шим пол­ком «судо­вой рати». Казань была оса­жде­на и взя­та 9 июля 1487 года. Все заслу­ги в этой побе­де при­над­ле­жат кня­зю Холм­ско­му. Резуль­та­том взя­тия Каза­ни было свер­же­ние неугод­но­го Ива­ну III хана и воца­ре­ние на казан­ском пре­сто­ле мос­ков­ско­го став­лен­ни­ка Мухам­ме­да-Эми­на. В 1492 году князь был вое­во­дой в пол­ках, послан­ных на помощь вер­хов­ским кня­зьям в ходе рус­ско-литов­ской вой­ны 1487—1494 годов. В 1492/1493 г. вое­во­да с вели­ким кня­зем в Москве. 13 Князь Дани­ла умер вско­ре после 1493 г., в 1493/1494 г. 14.

Соглас­но иссле­до­ва­ни­ям А.А. Зими­на, земель­ные вла­де­ния Д.Д. Холм­ско­го рас­по­ла­га­лись в Суз­даль­ском, Волоц­ком, Дмит­ров­ском и Руз­ском уез­дах. Волоц­кие вла­де­ния Д.Д. Холм­ско­го, ско­рее все­го, доста­лись ему по наслед­ству, в отли­чие от земель в дру­гих уез­дах, явно пожа­ло­ван­ных про­слав­лен­но­му вое­во­де мос­ков­ским вели­ким кня­зем за служ­бу. В Бежец­кой пятине в кон­це 90-х гг. огром­ное нераз­де­лен­ное поме­стье (432 обжи) при­над­ле­жа­ло его сыно­вьям. Не исклю­че­но, что оно преж­де нахо­ди­лось в руках у само­го Д. Д. Холм­ско­го. Пожа­ло­ва­ние обшир­ных нов­го­род­ских вла­де­ний бы­ло, веро­ят­но, обу­слов­ле­но ролью, кото­рая отво­ди­лась ему в охране гра­ниц. При отсут­ствии посто­ян­но­го воин­ско­го кон­тин­ген­та из чис­ла ме­стных поме­щи­ков защи­та ново­при­со­еди­нен­ной тер­ри­то­рии во мно­гом осу­ществ­ля­лась за счет отря­дов мос­ков­ской зна­ти. Око­ло 1468–1472 гг. купил у К. Н. Пуш­ки­на села Аста­фьев­ское, Пет­ров­ское и Федо­ров­ское с дерев­ня­ми и пусто­ша­ми за 50 руб. в Ижев­ском стане Дмит­ров­ско­го уез­да. 15 Око­ло 1468–1472 гг. князь Д. Д. Холм­ский купил у Г. О. Бар­те­не­ва зем­лю Стрем­ков­скую за 3 руб. в Ижев­ском стане Дмит­ров­ско­го уез­да, у Т. О. Бар­те­не­ва село Пет­ров­ское с 4 пусто­ша­ми в Сурож­ском стане Мос­ков­ско­го уез­да за 50 руб. 16 В 1468–1474 гг. слу­ги кня­зя Д. Д. Холм­ско­го купи­ли сво­е­му госу­да­рю у В. К. Дол­ге­ни­е­вой пустошь Андре­ев­скую с пусто­ша­ми за 40 руб. и у Ф. К. Дол­ге­нье­ва дерев­ню Кивер­ниц­кую с пусто­ша­ми за 15 руб. в Скир­ма­нов­ском стане Руз­ско­го уез­да. 17 В 1497/1498 г. вла­дел зем­ля­ми в Суз­даль­ском уез­де. 18

В янва­ре 1511 г. кня­ги­ня Васи­ли­са, вдо­ва кня­зя Д. Д. Холм­ско­го, дала вкла­дом Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю вот­чи­ну мужа, кото­рую он пере­дал ей и детям кня­зьям Семе­ну и Васи­лию Холм­ским, село Пет­ров­ское с дерев­ня­ми и почин­ка­ми в воло­сти Ижве Дмит­ров­ско­го уез­да, сель­цо Хав­ти­но с дерев­ня­ми и почин­ка­ми в воло­сти Суро­жи­ке Мос­ков­ско­го уез­да и сель­цо Андре­ев­ское с дерев­ня­ми и почин­ка­ми в Руз­ском уез­де. 19

Его род­ствен­ные свя­зи в мос­ков­ские годы его био­гра­фии огра­ни­че­ны ста­ро­мос­ков­ски­ми бояр­ски­ми фами­ли­я­ми (Челя­ди­ны, Забо­лоц­кие, Хов­ри­ны; дочь кн. Дани­лы была заму­жем за И.В. Хов­ри­ным Тре­тья­ком). Воз­мож­ное исклю­че­ние – кн. Д.А. Пен­ко, кото­рый был слу­жи­лым кня­зем с инди­ви­ду­аль­ным ста­ту­сом (как един­ствен­ный наслед­ник послед­не­го столь­но­го Яро­слав­ско­го кня­зя) и бояри­ном Ива­на III. Тот же по соста­ву, но более объ­ем­ный, круг свя­зей кн. Дани­лы фик­си­ру­ют его позе­мель­ные акты 20 Одним из пору­чи­те­лей по нему в дни недол­гой опа­лы был И.Н. Ворон­цов, а сви­де­те­ля­ми в пору­ке В.И. Замыц­кий, И.К. Суди­монт, И. Зино­вьев. 21.

Неиз­вест­но в каком году был на корм­ле­нии во Вла­ди­ми­ре. Све­де­ния об этом содержатся
в жало­ван­ной гра­мо­те, кото­рая сохра­ни­лась не пол­но­стью и не содер­жит све­де­ний о вре­ме­ни её состав­ле­ния 22. В жало­ван­ной гра­мо­те гово­рит­ся, что К. Суди­монт полу­чил в корм­ле­ние Вла­ди­мир «под кня­зем Дани­и­лом Дмит­ри­е­ви­чем Холм­ским». Спо­ры о дати­ров­ке дан­но­го доку­мен­та идут не одно сто­ле­тие. Наи­бо­лее убе­ди­тель­но выгля­дит вывод А. В.Антонова, кото­рый дати­ру­ет его вре­ме­нем меж­ду 1485 и 1491 гг. 23.

Ж., ВАСИ­ЛИ­СА ИВА­НОВ­НА ВСЕ­ВО­ЛОЖ (1493,1511), в ин. Вар­со­фо­ния, дочь Ива­на Ива­но­ви­ча Всеволожа.

6 авгу­ста 1500 дала вкла­ду по сыне сво­ём кня­зе Семе­на Холм­ском денег 50 руб­лей. 20 янва­ря 1511 кня­ги­ня Васи­ли­са Холм­ская дала вкла­ду по муже сво­ём кня­зе Дани­ле Дмит­ри­е­ви­че да по детях сво­их, по кня­зе Семе­на да по кня­зе Васи­лье, и по себе вот­чи­ны свои в Мос­ков­ском да в Дмит­ров­ском да в Руз­ском уез­дах 3 села: село Пет­ров­ское, село Хав­ти­но, село Андре­ев­ское, а к ним 29 дере­вень да 9 почин­ков со все­ми уго­дья­ми. 24

7/4. КН. ВАСИ­ЛИЙ ДМИТ­РИ­Е­ВИЧ ХОЛМ­СКИЙ (1480?)

— кн.Холм(), 3С:Дм.Юр.Всев-ча.

б/д

8/4. КН. ИВАН ДМИТ­РИ­Е­ВИЧ ХОЛМ­СКИЙ (1460?)
4С:Дм.Юр.Всев-ча.

б/д

XVIII генерація від Рюрика

9/5. КН. ВАСИ­ЛИЙ МИХАЙ­ЛО­ВИЧ ХОЛМ­СКИЙ (1485,1513),

1С:Мих.Дм.Юр-ча. В авгу­сте 1513 г. во вре­мя похо­да вели­ко­го кня­зя Васи­лия III на Смо­ленск с дру­ги­ми детьми бояр­ски­ми остав­лен в Москве. 25

10/5. КН. ИВАН МИХАЙ­ЛО­ВИЧ ХОЛМ­СКИЙ (1485, 1520),

2С:Мих.Дм.Юр-ча.

б/д

11/5. КНЖ. УЛЬЯ­НА МИХАЙ­ЛОВ­НА ХОЛМ­СКАЯ (1471, † XII.1503)

∞, 1476, КН. БОРИС ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ ВОЛОЦ­КИЙ (1449-1494), кн. Волоцкий.

12/6. КН. СЕМЕН ДАНИ­ЛО­ВИЧ МЫНЫН­ДА ХОЛМ­СКИЙ (1495, †1500),

стар­ший из сыно­вей Дан. Дм. Холм­ско­го и Васи­ли­сы Ива­нов­ны; в ино­че­стве Вар­со­но­фия, боярин и вое­во­да на служ­бе у Ива­на III; помещ.-Новг.-Бежецк.пят.-Водск.пят.
Пред­ста­ви­тель кня­зей Холм­ских, в про­шлом удель­ных кня­зей Холм­ско­го кня­же­ства. Рюри­ко­вич в XVIII колене, пото­мок Вели­ких кня­зей Твер­ских. Стар­ший сын зна­ме­ни­то­го пол­ко­вод­ца бояри­на Дани­и­ла Холм­ско­го. Женат на Марии, детей не имел. Брат его боярин Васи­лий Дани­ло­вич был зна­чи­тель­ным пол­ко­вод­цем, но по неиз­вест­ной нам при­чине аре­сто­ван по ука­зу Васи­лия III и умер в зато­че­нии. Сест­ра Анна была заму­жем за Хов­ри­ным; от это­го бра­ка про­ис­хо­дят Головины.

Бояри­ном стал в 1494/95 году. Участ­во­вал в похо­де Ива­на III на Нов­го­род в 1495 году. В 1497 вме­сте с кня­зем Ф.И. Палец­ким во гла­ве неболь­шой рати участ­во­вал в воз­ве­де­нии на Казан­ский пре­стол Абдул-Лати­фа 26 В мар­те 1497 г. ему в Казань вели­ким кня­зем Ива­ном Васи­лье­ви­чем была отправ­ле­на гра­мо­та. В июне 1497 послан с боль­шим пол­ком к Иван-горо­ду для пере­го­во­ров о мире с Ливон­ским орде­ном. Умер до 6 авгу­ста 1500 г. 27

Он вла­дел вот­чи­на­ми в Бежец­кой пятине вме­сте с бра­том Васи­ли­ем. Кня­зьям Васи­лию и Семе­ну Дани­ло­ви­чам Холм­ским при­над­ле­жа­ли воло­сти Кост­рец (Андрея Посох­но­ва) в Васи­льев­ском пого­сте Кост­рец­ком и волость Лощем­ля (Андрея Посох­но­ва) в Михай­лов­ском пого­сте Бежец­кой пяти­ны. Все­го за ними чис­ли­лось 435,5 обеж. 28

Веро­ят­но, С.Д. Холм­ский умер до 6 авгу­ста 1500 г., посколь­ку в дан­ных гра­мо­тах его мате­ри 1500 г. и 1511 г. по нему были сде­ла­ны вкла­ды в Тро­и­це-Сер­ги­ев мона­стырь. 24

∞, МАРИЯ (ИН.МАРФА) АНДРЕ­ЕВ­НА ЧЕЛЯД­НИ­НА (1500,1525) бояры­ня, дочь Анд.Фед. Челяд­ни­на и Василисы.

13/6. КН. ВАСИ­ЛИЙ ДАНИ­ЛО­ВИЧ ХОЛМ­СКИЙ (*ок.1470/75, Москва, †1510, Белоозеро),

боярин (1504 -1508) и вое­во­да на служ­бе у сво­е­го тестя вели­ко­го кня­зя Мос­ков­ско­го, госу­да­ря всея Руси Ива­на III. Сын зна­ме­ни­то­го пол­ко­вод­ца Дани­и­ла Дмит­ри­е­ви­ча Холм­ско­го и Васи­ли­сы Ива­нов­ны Все­во­лож, послед­ний пред­ста­ви­тель стар­шей линии кня­зей Холмских.

В октяб­ре 1495 – мар­те 1496 г. он вме­сте со стар­шим бра­том Семе­ном фигу­ри­ру­ет в спис­ке поход­но­го дво­ра Ива­на III. 29 В раз­де­ле «кня­зья и дети бояр­ские с вели­ким кня­зем» они запи­са­ны на чет­вер­той и пятой пози­ци­ях. Одним из резуль­та­тов его пре­бы­ва­ния в Нов­го­ро­де в сви­те монар­ха ста­ло полу­че­ние им обшир­ных поме­стий в Бежец­кой и Дерев­ской пяти­нах из кон­фис­ко­ван­ных вот­чин замет­ных нов­го­род­ских бояр (частью вме­сте с братом).

В 1500 г. состо­я­лась женить­ба кня­зя Васи­лия Дани­ло­ви­ча на Фео­до­сии Ива­новне, доче­ри вели­ко­го кня­зя Ива­на III. Офи­ци­аль­ные лето­пи­си пер­вой поло­ви­ны XVI в. сооб­ща­ют об этом фак­те, нпр. изве­стие вели­ко­кня­же­ско­го сво­да 1508 г.: «Того же меся­ца фев­ра­ля 13 в чет­вер­ток князь вели­кыи Иван Васи­лье­вич дал дочь свою Фео­до­сию за кня­зя Васи­лья Дани­ло­ви­ча Холм­ско­го, и вен­чал их мит­ро­по­лит Симон в церк­ви Пре­чи­стыя». 30 Вен­ча­ние про­ис­хо­дит в кафед­раль­ном хра­ме Мос­ков­ской мит­ро­по­лии, вен­ча­ет же всту­па­ю­щих в брак сам мит­ро­по­лит. Подоб­ной инфор­ма­ции не содер­жат тек­сты о сва­дьбах млад­ших бра­тьев Ива­на III, кн. Андрея Боль­шо­го и Бори­са, хотя про­ис­хо­ди­ли они в Москве. Ана­ло­гич­на ситу­а­ция и с бра­ком вели­ко­го кня­зя Ива­на Ива­но­ви­ча, сына и сопра­ви­те­ля Ива­на III от пер­вой жены. А ведь его неве­стой была Еле­на, дочь гос­по­да­ря Вели­ко­го кня­же­ства Мол­до­вы Сте­фа­на Вели­ко­го. В янва­ре 1506 г. Васи­лий III «пожа­ло­вал» ново­кре­ще­но­го царе­ви­ча Пет­ра (Кудай­ку­ла, из дина­стии казан­ских Чин­ги­си­дов), женил его на сво­ей род­ной сест­ре Евдо­кии. Но вен­чал их в Успен­ском собо­ре архи­манд­рит Новоспас­ско­го мона­сты­ря Афа­на­сий. 31 Про­ве­ден­ное срав­не­ние одно­знач­но фик­си­ру­ет высо­кий зна­ко­вый ста­тус собы­тия в кон­тек­сте семей­ной жиз­ни Ива­на III, а соот­вет­ствен­но и поли­ти­че­ской исто­рии обще­ства. Брак с доче­рью вели­ко­го кня­зя сра­зу повы­сил ста­тус не толь­ко Васи­лия Дани­ло­ви­ча, но и все­го рода кня­зей Холм­ских. Ран­няя смерть супру­ги не поме­ша­ла В. Д. Холм­ско­му сохра­нять осо­бое поло­же­ние сре­ди вели­ко­кня­же­ской семьи и мос­ков­ской аристократии.

Во гла­ве похо­да на Смо­ленск летом-осе­нью 1502 г. Иван III поста­вил тре­тье­го сына от Софьи кн. Дмит­рия Жил­ку. С ним были мос­ков­ские и рязан­ские удель­ные кня­зья, слу­жи­лые кня­зья с инди­ви­ду­аль­ным ста­ту­сом. Но реаль­но пятью пол­ка­ми коман­до­ва­ли вели­ко­кня­же­ские вое­во­ды, пер­вым их кото­рых (в Боль­шом пол­ку) назван кн. В.Д. Холм­ско­го. 32 Пока­за­тель­но, что вслед за ним фигу­ри­ру­ет Я.З. Кош­кин-Заха­рьин (боярин с 1479 г., воен­ный стаж более 30 лет). Вое­вод­ство­ва­ли в менее зна­чи­мых пол­ках кн. И.М. Реп­ня Обо­лен­ский, кн. Ф.В. Теле­пень Обо­лен­ский, кн. М.Ф. Кара­мыш Курб­ский, поез­жане в сви­те кн. Васи­лия в фев­ра­ле 1500 г. 33 Глав­ная цель опе­ра­ции не была выпол­не­на, Смо­ленск не была взят, Дмит­рий Жил­ка вынуж­ден был воз­вра­тить­ся в Моск­ву, зато по при­ка­зу из Моск­вы была пред­при­ня­та дипло­ма­ти­че­ская акция. В доку­мен­те от 27 авгу­ста пред­ла­га­лось отпра­вить гра­мо­ту рад­ным панам Вели­ко­го кня­же­ства Литов­ско­го (текст ее при­ла­гал­ся) от име­ни «бояри­на кн. Васи­лия Дани­ло­ви­ча, вое­во­ды мос­ков­ско­го, бояри­на кн. Дани­лы Васи­лье­ви­ча вое­во­ды нов­го­род­ско­го, Яко­ва Заха­рьи­ча вое­во­ды коло­мен­ско­го». 34

Ответ­ные посла­ния из Лит­вы посту­па­ли в Моск­ву с гон­ца­ми в самом кон­це 1502 – нача­ле 1503 г. Новые гон­цы из Поль­ши и Лит­вы появи­лись в сто­ли­це Рос­сии в кон­це янва­ря 1503 г., а в мар­те нача­лись пере­го­во­ры с посла­ми. Име­но­ва­ние кн. Холм­ско­го как в рус­ской, так и в поль­ской и литов­ской доку­мен­та­ции иден­тич­но: «боярин и намест­ник Мос­ков­ский», «боярин и вое­во­да Мос­ков­ский». Вели­ко­кня­же­ский дьяк рас­спра­ши­ва­ет гон­цов от име­ни кн. Васи­лия, а тот (по рас­по­ря­же­нию Ива­на III) при­ка­зы­ва­ет гон­цам быть «у себя на подво­рье». При­быв­шие на пере­го­во­ры литов­ские и поль­ские послы обра­ща­ют­ся к кн. Холм­ско­му и боярам с прось­бой о сви­да­нии, на кото­ром пере­да­ют гра­мо­ту на имя кн. Васи­лия и дру­гих бояр с инфор­ма­ци­ей об избра­нии литов­ско­го вели­ко­го кня­зя Алек­сандра, зятя Ива­на III, поль­ским коро­лем. В мар­те 1504 г. Васи­лий Дани­ло­вич устро­ил в сво­ей рези­ден­ции при­ем литов­ским послам нака­нуне их отъ­ез­да. 35 Кн. Холм­ский не воз­глав­лял ответ­ных бояр­ских комис­сий на пере­го­во­рах, его ста­тус пер­во­го бояри­на в Думе, намест­ни­ка и вое­во­ды Мос­ков­ско­го был иерар­хи­че­ски выше. Его поло­же­ние в эти годы в поли­ти­че­ской эли­те Рус­ско­го госу­дар­ства хоро­шо сопо­ста­ви­мо (на осно­ве дипло­ма­ти­че­ских дел в обо­их слу­ча­ях) со ста­ту­сом кн. И.Ю. Пат­ри­ке­е­ва в пер­вой поло­вине 1490-х гг. по основ­ным пара­мет­рам. И тогда, и в 1502-1504 гг. речь идет о пер­вых боярах в Думе, вхо­див­ших в круг бли­жай­ших совет­ни­ков Ива­на III, лицах, зани­мав­ших самые высо­ко­ста­тус­ные посты в систе­ме управ­ле­ния. Эти наблю­де­ния под­твер­жда­ют­ся и дру­ги­ми данными.

В декаб­ре 1503 г. при напи­са­нии заве­ща­ния Ива­на III (дати­ров­ка по С.М. Каш­та­но­ву: 36) при­сут­ство­ва­ли четы­ре свет­ских лица. Пер­вым из них назван боярин кн. В.Д. Холм­ский, вто­рым – боярин кн. Д.В. Щеня, тре­тьим – боярин Я.З. Кош­кин-Заха­рьин, послед­ним – каз­на­чей Д.В. Хов­рин. Высо­кая зна­чи­мость этой служ­бы понят­на. Заве­ща­ния вели­ких кня­зей были свое­об­раз­ной кон­сти­ту­ци­ей для одно­го-двух поко­ле­ний их наслед­ни­ков и, соот­вет­ствен­но, для насе­ле­ния стра­ны. 37 Вто­рой факт свя­зан с мест­ни­че­ским кон­флик­том меж­ду П.М. Пле­ще­е­вым и П.Г. Забо­лоц­ким, кото­рый судил Иван III. Выдан­ная Пле­ще­е­ву после про­цес­са пра­вая гра­мо­та от 3 июня 1504 г. зафик­си­ро­ва­ла при­сут­ство­вав­ших на вели­ко­кня­же­ском суде бояр кн. В.Д. Холм­ско­го (он назван пер­вым) и Я.З. Кош­ки­на-Заха­рьи­на. 38

Суще­ствен­но иным было поло­же­ние кн. Васи­лия, начи­ная с 1505 г. Сфе­ра его заня­тий – почти исклю­чи­тель­но воен­ная служ­ба. Прав­да, прак­ти­че­ски во всех слу­ча­ях он полу­чал назна­че­ния в пяти­пол­ко­вых вой­сках и исклю­чи­тель­но пер­вым вое­во­дой Боль­шо­го пол­ка. В 1505 г. князь В. Д. Холм­ский коман­до­вал вой­ска­ми, направ­лен­ны­ми под Муром про­тив казан­цев. На сле­ду­ю­щий год В.Д. Холм­ский был послан под Казань в соста­ве вой­ска кня­зя Дмит­рия Ива­но­ви­ча Жил­ки. Рать Д.И. Жил­ки была раз­би­та и воз­вра­ти­лась назад. В 1507 г. В.Д. Холм­ский полу­чил новое назна­че­ние — воз­гла­вил рус­ские вой­ска в Муро­ме, а затем в Ниж­нем Нов­го­ро­де. Осе­нью 1507 г. В.Д. Холм­ский воз­гла­вил вме­сте с кня­зем Вла­ди­ми­ром Андре­еви­чем Мику­лин­ским Боль­шой полк про­тив литовцев.

Летом 1508 года после пора­же­ния дру­гих рус­ских вое­вод выдви­нул­ся от Можай­ска к Вязь­ме, отку­да, раз­бив литов­цев, дви­нул­ся к Доро­го­бу­жу, там он одер­жал побе­ду над литов­ским гет­ма­ном Ста­ни­сла­вом Киш­кой, кото­рый скрыл­ся в Смо­лен­ске. Пре­сле­дуя его, Холм­ский занял Доро­го­буж, Ста­ро­дуб и дви­нул­ся к Брян­ску. 39

Вско­ре по воз­вра­ще­нии из похо­да в Доро­го­буж он попал в опа­лу и был аре­сто­ван (види­мо, меж­ду 8 и 26 нояб­ря). Позд­нее его отпра­ви­ли в заклю­че­ние на Бело­озе­ро, где он и умер в 1510 г., а в янва­ре 1511 г. кн. Васи­ли­са Холм­ская дала боль­шой поми­наль­ный вклад вот­чи­на­ми по мужу и двум сыно­вьям. 40 При­чи­ны репрес­сий оста­ют­ся неяс­ны­ми, хотя, ско­рее все­го, они были свя­за­ны с при­двор­ной борь­бой. Нель­зя исклю­чать, что были какие-то его вое­вод­ские про­маш­ки осе­нью 1508 г. Поми­мо все­го про­че­го про­ис­хо­дил есте­ствен­ный во все вре­ме­на про­цесс: сме­на на троне влек­ла за собой кад­ро­вые пере­ме­ны в вер­хуш­ке пра­вя­щей эли­ты. Кн. Васи­лий Дани­ло­вич был слиш­ком замет­ной фигу­рой в 1502-1504 гг. Паде­ние кн. В.Д. Холм­ско­го не повлек­ло за собой опа­лы на всех Холм­ских. В пер­вой поло­вине XVI в.были извест­ны сыно­вья и внук кн. М.Д. Холм­ско­го (попав­ше­го в опа­лу в 1485 г.), а так­же сын и внук кн. И.Д. Холм­ско­го. Они полу­ча­ли имен­ные раз­ряд­ные назна­че­ния, одна­ко их карьер­ные успе­хи на два поряд­ка ниже кня­зей Дани­лы Дмит­ри­е­ви­ча и Васи­лия Даниловича.

Ви­димо, по слу­чаю бра­ка с доче­рью Ива­на III Фео­до­си­ей ему были пожа­ло­ва­ны круп­ные мас­си­вы земель в Дерев­ской пятине. Одно­вре­мен­но у него, прав­да, были взя­ты участ­ки зем­ли в Вод­ской пятине, все­го 10,5 обеж. Не исклю­че­но, что он так­же поте­рял в это вре­мя свою часть поме­стья в Бежец­кой пятине. Ему была отда­на волость Смер­да (244 об­жи), а так­же уча­сти в Устьян­ском пого­сте. Эти­ми новы­ми вла­де­ни­я­ми, впро­чем, он рас­по­ря­жал­ся все­го несколь­ко лет. К 1511/12 г. эти зем­ли были им поте­ря­ны. Это мог­ло про­изой­ти в 1508 г., когда В. Д. Холм­ский был отправ­лен в зато­че­ние на Бело­озе­ро, или даже еще ранее — в 1501 г., после смер­ти Фео­до­сии. В кон­це XV в. в Нов­го­род­ской зем­ле за кня­зем В. Д. Холм­ским во вла­де­нии были дерев­ни (Ива­на Захар. Ови­но­ва) в пого­сте Пидеб­ском и Ива­нов­ском Пере­езд­ском Вод­ской пяти­ны. 41 Кня­зьям Васи­лию и Семе­ну Дани­ло­ви­чам Холм­ским при­над­ле­жа­ли воло­сти Кост­рец (Андрея Посох­но­ва) в Васи­льев­ском пого­сте Кост­рец­ком и волость Лощем­ля (Андрея Посох­но­ва) в Михай­лов­ском пого­сте Бежец­кой пяти­ны. Все­го за ними чис­ли­лось 435,5 обеж. 28 В 1504 г. на гра­ни­це воло­сти Суро­жик Мос­ков­ско­го уез­да и Руз­ско­го (Скир­ма­нов стан) и Дмит­ров­ско­го (волость Ижва) уез­дов за ним упо­ми­на­лись дерев­ни Бур­цов­ская, Семе­нов­ская и др., село Кли­мя­тин­ское, поло­ви­на села Пет­ров­ское. 42 В нояб­ре 1504 г. вла­дел селом Рас­лов­ским во Вла­ди­мир­ском уез­де. 43 В мае 1507 г. князь В. Д. Холм­ский про­ме­нял вла­стям Иоси­фо-Воло­ко­лам­ско­го мона­сты­ря дерев­ни Дедо­ви­що, Шалы­ги­но в Сест­рин­ском стане Руз­ско­го уез­да на мона­стыр­ские дерев­ню Велич­ко­во и пустошь Яро­хи­но в Рахо­ве стане Воло­ко­лам­ско­го уез­да. 44

В янва­ре 1511 г. кня­ги­ня Васи­ли­са, жена кня­зя Д. Д. Холм­ско­го, дала вкла­дом Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю вот­чи­ну мужа, кото­рую он пере­дал ей и детям кня­зьям Семе­ну и Васи­лию Холм­ским, село Пет­ров­ское с дерев­ня­ми и почин­ка­ми в воло­сти Ижве Дмит­ров­ско­го уез­да, сель­цо Хав­ти­но с дерев­ня­ми и почин­ка­ми в воло­сти Суро­жи­ке Мос­ков­ско­го уез­да и сель­цо Андре­ев­ское с дерев­ня­ми и почин­ка­ми в Руз­ском уез­де. 45

Ему не были чуж­ды и судеб­но-адми­ни­стра­тив­ные заня­тия: в апре­ле 1508 г. он при­сут­ство­вал при докла­де Васи­лию III гром­ко­го позе­мель­но­го кон­флик­та меж­ду кн. Кем­ски­ми (из бело­зер­ских Рюри­ко­ви­чей). И как все­гда он назван пер­вым из трех бояр. 46 Важ­ным направ­ле­ни­ем дея­тель­но­сти кня­зя В.Д. Холм­ско­го поми­мо воен­ной было уча­стие в суде по мест­ни­че­ским делам. В 1504 г. В.Д. Холм­ский был участ­ни­ком мест­ни­че­ско­го спо­ра А. Сабу­ро­ва и Г. Забо­лоц­ко­го, упо­ми­нал­ся в гра­мо­те, дати­ру­е­мой 15 апре­ля 1508 г.

∞, 13.II.1500, КНЖ. ФЕО­ДО­СИЯ ИВА­НОВ­НА МОС­КОВ­СКАЯ (29.V.1485 — 14.II.1505) дочь вел. кн. Ива­на III Васи­лье­ви­ча и Софии Фоми­нич­ны Палеолог.

14/6. КНЖ. МАРИЯ ДАНИ­ЛОВ­НА ХОЛМ­СКАЯ (1500,1502)

— дочь Дани­лы Дмит­ри­е­ви­ча Холм­ско­го и Васи­ли­сы Ива­нов­ны Все­во­лож, ин.Марфа (1502), боярыня.

∞, ДАНИ­ИЛ АЛЕК­САН­ДРО­ВИЧ ПЕНЬ­КО ЯРО­СЛАВ­СКИЙ (?-1520), кн. Ярославский.

15/6. КНЖ. АННА ДАНИ­ЛОВ­НА ХОЛМ­СКАЯ (1500?)

— дочь Дани­лы Дмит­ри­е­ви­ча Холм­ско­го и Васи­ли­сы Ива­нов­ны Всеволож.

∞, ИВАН ВЛА­ДИ­МИ­РО­ВИЧ ГОЛО­ВА ХОВ­РИН, боярин.

16/6. КНЖ. N. (ИН. АНИ­СИЯ) ДАНИ­ЛОВ­НА ХОЛМ­СКАЯ (1500?)

— дочь Дани­лы Дмит­ри­е­ви­ча Холм­ско­го и Васи­ли­сы Ива­нов­ны Всеволож.

∞,: КН. ИВАН УШАК ИВА­НО­ВИЧ (ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ?) ХОВАН­СКИЙ.

17/8. КН. ИВАН (ИН. ИГНА­ТИЙ) ИВА­НО­ВИЧ КАША ХОЛМ­СКИЙ (1507, †11.06.1519.06.11, ‡ Троицк.Серг.м-рь)

— мос­ков­ский вое­во­да из кня­же­ско­го рода Холм­ских. Сын Ива­на Дмит­ри­е­ви­ча Холм­ско­го, пле­мян­ник зна­ме­ни­то­го пол­ко­вод­ца вре­мён Ива­на Вели­ко­го Дани­и­ла Дмит­ри­е­ви­ча Холмского.

В 1502 году участ­во­вал в обо­роне Калу­ги от крым­ско­та­тар­ско­го набе­га. В 1507 году вме­сте с кня­зем Кон­стан­ти­ном Уша­тым коман­до­вал вой­ском, кото­рое нанес­ло тата­рам пора­же­ние в бит­ве на реке Оке, тем самым обез­опа­сив на вре­мя южные рубе­жи и поз­во­лив рус­ским вой­скам перей­ти к насту­па­тель­ным дей­стви­ям в рус­ско-литов­ской войне 1507—1508. В 1516 году упо­ми­на­ет­ся как намест­ник в Устю­ге. В 1516 г. Васи­лий III дал указ­ную гра­мо­ту Устюж­ско­му намест­ни­ку кн. И.И. Холм­ско­му и тиуну С. Лева­шо­ву с тре­бо­ва­ни­ем не взи­мать намест­ни­чьи кор­мы, подым­ное и дру­гие пошли­ны с дере­вень про­то­по­па устюж­ско­го Успен­ско­го собо­ра. 47 Затем вновь отра­жал крым­цев на южных рубе­жах. Умер 27 июня 1519 г. 48

18/8. КН. АНДРЕЙ ИВА­НО­ВИЧ ХОЛМ­СКИЙ (1527, †1540)

— боярин (1540), был чле­ном круж­ка Бер­се­ня и Мак­си­ма Гре­ка. В фев­ра­ле 1525 г. был при­вле­чен по делу Мак­си­ма Гре­ка. 49

В спис­ке пору­чи­те­лей за кня­зя Миха­и­ла Васи­лье­ви­ча Глин­ско­го имя А.И. Холм­ско­го сто­ит тре­тьим. 50 Дво­ря­нин в сви­те вели­ко­го кня­зя Васи­лия III во вре­мя поезд­ки в Кирил­ло-Бело­зер­ский мона­стырь 17 декаб­ря 1528 г. 51

Воен­ная служ­ба кня­зя А.И. Холм­ско­го была свя­за­на с обо­ро­ной рус­ских рубе­жей на запа­де, юге и восто­ке. В июле 1535 г. его назна­чи­ли вое­во­дой Боль­шо­го пол­ка под Брян­ском и Поче­пом, поз­же — вое­во­дой пол­ка Пра­вой руки на литов­ской гра­ни­це, пер­вым вое­во­дой пол­ка Пра­вой руки в Нов­го­род-Север­ских зем­лях. В 1536 г. он слу­жил пер­вым из четы­рех вое­вод на Пле­се про­тив казан­цев. В 1540 г. он вме­сте с кня­зем Алек­сан­дром Бори­со­ви­чем Гор­ба­тым ходил под Вла­ди­мир для обо­ро­ны костром­ских земель от казан­ских татар. 52

1 июля 1540 года по кня­зе Андрее Холм­ском дал вкла­ду князь Петр Андре­ев сын Стри­гин денег 20 руб­лев. 29 апре­ля 1547 по нем же по кня­зе Андрее дала вкла­ду тёща его кня­ги­ня Марья Щети­на денег 18 руб­лев. 15 июня 1547 по нем же кня­зе Андрее дала вкла­ду кня­ги­ня его Марья 12 руб­лей. 24

∞, МАРИЯ ИВА­НОВ­НА ОБО­ЛЕН­СКАЯ СТРИ­ГИ­НА ЩЕТИ­НИ­НА (1513,1568), стар­шая дочь кн. Ива­на Ива­но­ви­ча Щети­ны Стри­ги­на Оболенского.

XIX генерація від Рюрика

19/13. КН. ДАНИ­ИЛ ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ ХОЛМ­СКИЙ (1520)

— сын Вас.Мих. Холм­ско­го; пер­вый вое­во­да в Ниж­нем Нов­го­ро­де. Вое­во­да в Каши­ре в 1520 г. 53

Б/д.

20/18. КН. ПЕТР АНДРЕ­ЕВИЧ ХОЛМ­СКИЙ (1540, †1576)

— сын Андрея Ива­но­ви­ча Холм­ско­го. 19 мая 1555 дал вкла­ду князь Петр Андре­евич по сест­ре сво­ей кня­гине Агра­фене денег 25 руб­лей. 24

∞, КНЖ. N. ВАСИ­ЛЬЕВ­НА СЕРЕБ­РЯ­НАЯ ОБО­ЛЕН­СКАЯ, дочь кн. Васи­лия Семе­но­ви­ча Серебрянного-Оболенского.

21/18. КНЖ. АГРА­ФЕ­НА АНДРЕ­ЕВ­НА ХОЛМ­СКАЯ (1540, † до 1555)

— дочь Анд.Ив. Холм­ско­го и Марии Ива­нов­ны Щети­ни­ной Стри­ги­ной Оболенской.

XX генерація від Рюрика

22/20. КНЖ. УЛЬЯ­НА ПЕТ­РОВ­НА ХОЛМ­СКАЯ (1573, † 06.04.1586, ‡ Троицк.Серг.м-рь)

— дочь Пет­ра Андре­еви­ча Холм­ско­го. В 1572/73 дала вклад по отце сво­ем по кня­зе Пет­ре Андре­еви­че да по ино­ке Ани­сье и по себе вот­чи­ну свою в Муром­ском уез­де сель­цо Колы­че­во да дерев­ню Олеш­ки­но да пустошь да сели­ще со все­ми уго­дья­ми. 24

∞, КН.ФЕДОР ИВА­НО­ВИЧ МСТИСЛАВСКИЙ.

Персоны без места в росписи

ХОЛМ­СКАЯ ФЕТИ­НИЯ ДМИТ­РИ­ЕВ­НА (1551,1559)

~к.Дан.Дм. ин.Дионисий Прон­ский Д:: Дм. ХОЛМ­СКИЙ?:: Дм.Фед. ХОВАНСКИЙ?

Архив князей Холмских

№ 1

8 мар­та 1474 г. – Клят­вен­ная запись кня­зя Ива­ну III 

8 мар­та 1474 г
Се яз Князь Дани­ло Дмит­ри­е­вич Холм­ский, что есмь бил челом сво­е­му Гос­по­ди­ну и Оспа­да­рю Вели­ко­му кня­зю Ива­ну Васи­лье­ви­чу за свою вину сво­им оспо­ди­ном Герон­тьем Мит­ро­по­ли­том всея Руси, и его дет­ми и со слу­жеб­ни­ки, Епи­ско­пы… – и Оспо­дарь мой Князь Вели­ки меня сво­е­го слу­гу пожа­ло­вал, нелю­бье свое мне отдаль. А мне Кня­зю Дани­лу сво­е­му Оспа­да­рю Вели­ко­му Кня­зю Ива­ну Васи­лье­ви­чу и его детем слу­жи­ти до сво­е­го живо­та, а не отъ­е­хати ми к ино­му ни х кому. А добра ми ему и его детем хоте­ти ника­ко­ва; а где от кого услы­шу о доб­ре или о лихе Госу­да­ря сво­е­го Вели­ко­го Кня­зя, и о его детех о доб­ре или о лихе, и мне то ска­за­ти (им) в прав­ду, по сей моей укреп­лен­ной гра­мо­те, бес­хит­рост­но. А в том во всем по сей моей гра­мо­те ялся по мне – до мое­го живо­та гос­по­дин мой Герон­тей Мит­ро­по­лит всея Руси, и с теми с сво­и­ми детьми и с слу­жеб­ни­ки, со Вла­ды­ка­ми и с Архи­манд­ри­ты, кото­рые в сей моей гра­мо­те писа­ны. А через сию мою гра­мо­ту яз Князь Дани­ло Дмит­ри­е­вич, что иму дума­ти и почи­та­ти, или явит­ся что кото­рое мое лихо перед моим Оспа­до­рем – и перед его дет­ми: ино не буди на мне мило­сти Божье и пре­чи­стые его Мате­ри, и свя­тых чудо­твор­цев Пет­ра-Мит­ро­по­ли­та и Леон­тия Епи­ско­па Ростов­ско­го, и всех Свя­тых; так­же ни бла­го­сло­ве­ния язяос­по­ди­на мое­го Герон­тия Мит­ро­по­ли­та всея Руси, и его детей Вла­дык и Архи­манд­ри­тов тех, кото­ры­ми есми бил челом сво­е­му Оспа­да­рю Вели­ко­му Кня­зю Ива­ну Васи­лье­ви­чу, не буди на мне ни в сий век, ни в буду­щий; а Оспо­дарь мой Князь Вели­ки и его дети надо мною по моей вине в каз­ни волен. А кре­по­сти деля, яз Князь Дани­ло Дмит­ри­е­вич Холм­ский Оспа­да­рю сво­е­му Вели­ко­му Кня­зю Ива­ну Васи­лье­ви­чу цело­вал есми чест­ный и живо­тво­ря­щий крест, и дал есми на себя сию свою гра­мо­ту за под­пи­сью и за печа­тью оспо­ди­на сво­е­го Герон­тия Мит­ро­по­ли­та всея Руси.
А дана гра­мо­та на Москве, меся­ца Мар­та 8 день лета 6982 (1474). А под­пись у сей гра­мо­ты Мит­ро­по­ли­ча Герон­тье­ва тако­ва: Сми­рен­ный Герон­тей Мит­ро­по­лит всея Руси.

№ 2

1517 г. октяб­ря. – Дан­ная Марии Андре­евой доче­ри Челяд­ни­на, вдо­вы кн. Семе­на Дани­ло­ви­ча Холм­ско­го, арх. Усп.-Гор. м-ря Ионе на с. Куту­ко­во с д. во Вла­ди­мир­ском у.

Спи­сок з даной сло­во в слово.

Се аз, кня­ги­ня Марья княж Семе­но­ва Дани­ло­ви­ча Хол­мъ­ско­го, что мне брат мой Васи­лей Ондре­евич напи­сал после сво­е­го живо­та в Воло­ди­мер­ском уез­де село Куту­ко­во да к тому ж селу дерев­ню, что отец наш Андрей Федо­ро­вич купил у Гри­го­рье­вых детей Куту­ко­ва, а мне то село дер­жа­ти за собою до сво­е­го живо­та, а после мое­го живо­та велел брат мой дати то село Куту­ко­во и з дерев­нею к Пре­чи­стой на Гору в Пере­славль по себе и по всем нашем роду, и я, кня­и­ня Марья при сво­ем живо­те дала то село Куту­ко­во и з дерев­нею к Пре­чи­стой на Гору в дом архи­манд­ри­ту Ионе з бра­тьею по бра­те сво­ем Васи­лье Ондре­еви­че и по всем нашем роду.

А на то послу­си вели­ко­го кня­зя дья­ки Сумо­рок да Мен­шик Путя­ти­ны. //

А даную под­лин­ную писал гра­мо­ту подъ­ячей Гри­дя Федо­ров сын.

А к под­лин­ной даной гра­мо­те кня­и­ня Марья кня­же Семе­но­ва Дани­ло­ви­ча Холм­ско­го печать свою при­ло­жи­ла, лета семь тысяч дват­цать шеста­го, октября.

А под­лин­ною даную гра­мо­ту под­пи­са­ли вели­ко­го кня­зя дьяки:

В сей даной гра­мо­те яз, Сумо­рок Путя­тин, послух и руку свою приложил.

В сей даной гра­мо­те яз, Мен­шой Путя­тин, послух и руку свою приложил.

РГА­ДА. Ф. 1209. Столб­цы по Вла­ди­ми­ру, № 379/33717. Л. 169, 170. Спи­сок 1632 г.
Уп.: РД. М., 1997. Вып. 1. С. 52. № 35

НОТАТКИ
  1. Тему­шев В.Н. Литов­ско-твер­ская гра­ни­ца (вто­рая поло­ви­на ХIV — нача­ло ХVI в.) / Вест­ник ТвГУ Серия Исто­рия Тверь, 2007 Вып. 4. С 87-97.[]
  2. Малы­гин П.Д. Неко­то­рые ито­ги и про­бле­мы изу­че­ния сред­не­ве­ко­вых древ­но­стей тер­ри­то­рии Твер­ской обла­сти // Твер­ской архео­ло­ги­че­ский сбор­ник. Тверь, 1994. С. 126.[]
  3. Там же. с. 126[]
  4. Куз­не­цов В. В. К вопро­су о лока­ли­за­ции горо­да Хол­ма Твер­ско­го кня­же­ства / Ново­торж­ский сбор­ник. Тор­жок, 2010. Вып. 3.[]
  5. Духов­ные и дого­вор­ные гра­мо­ты вели­ких и удель­ных кня­зей ХIV – ХV вв. (ДДГ). М., 150. С. 361. № 89.[]
  6. ДДГ. С. 421 № 102.[]
  7. Тему­шев В. Н. Литов­ско-твер­ская гра­ни­ца. С. 92 93.[]
  8. ДДГ. С. 442. № 104.[]
  9. РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 77. № 39220. Чер­теж был выяв­лен и иссле­до­ван в ходе рабо­ты над про­ек­том по созда­нию веб-ГИС «Чер­те­жи Рус­ско­го госу­дар­ства ХVI-ХVII вв.», кото­рый осу­ществ­ля­ет­ся под руко­вод­ством с.н.с., заве­ду­ю­ще­го Лабо­ра­то­ри­ей исто­ри­че­ской гео­ин­фор­ма­ти­ки ИВИ РАН А.А. Фро­ло­ва.[]
  10. ПСРЛ, т. 15, стб. 478.[]
  11. Духов­ные и дого­вор­ные гра­мо­ты вели­ких и удель­ных кня­зей XIV-XVI вв. (ДДГ). М.; Л., 1950. №59. С.186-188; №63. С.202; №79. С.295.[]
  12. Тати­щев В. Н. «Исто­рия Российская».[ПСРЛ. М., 2001. ТЖ Вып.2. Стб.169.[]
  13. Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 18-21, 24[]
  14. Пол­ное собра­ние рус­ских лето­пи­сей. Т. 6. Вып. 2. М., 2001. С. 163; Т. 15. СПб., 1863. С. 500; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 18-21; Акты фео­даль­но­го зем­ле­вла­де­ния и хозяй­ства XIV–XVI веков. Ч. 1. М., 1951. С. 227; Зимин А.А. Фор­ми­ро­ва­ние бояр­ской ари­сто­кра­тии в Рос­сии во вто­рой поло­вине XV – пер­вой тре­ти XVI в. М., 1988. С. 112[]
  15. Акты соци­аль­но-эко­но­ми­че­ской исто­рии Севе­ро-Восточ­ной Руси кон­ца XIV–начала XVI в. Т. 1. М., 1952. № 379[]
  16. Акты соци­аль­но-эко­но­ми­че­ской исто­рии Севе­ро-Восточ­ной Руси кон­ца XIV–начала XVI в. Т. 1. М., 1952. № 380, 381[]
  17. Акты соци­аль­но-эко­но­ми­че­ской исто­рии Севе­ро-Восточ­ной Руси кон­ца XIV–начала XVI в. Т. 1. М., 1952. № 382, 383, 384[]
  18. Акты соци­аль­но-эко­но­ми­че­ской исто­рии Севе­ро-Восточ­ной Руси кон­ца XIV–начала XVI в. Т. 2. М., 1958. № 492[]
  19. Акты Рус­ско­го госу­дар­ства 1505–1526 гг. М., 1975. № 78, 84; Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 41[]
  20. АСЭИ. М., 1958. Т.II. , № 492, с. 532; Акты фео­даль­но­го зем­ле­вла­де­ния и хозяй­ства. М., 1951. Ч. 1., № 81, с. 163-165; № 227, с. 227 и др.[]
  21. АСЭИ. М., 1964. Т. III. , № 19, с. 35-36[]
  22. Акты исто­ри­че­ские, собран­ные и издан­ные Архео­гра­фи­че­ской комис­си­ей импе­ра­тор­ской Ака­де­мии наук. Т. 1. СПб., 1841., с. 164; Акты соци­аль­но-эко­но­ми­че­ской исто­рии Севе­ро-Восточ­ной Руси кон­ца ХIV — нача­ла ХVI в. Т. 3. М., 1964., с. 140, 266–267[]
  23. Анто­нов А. В. Из исто­рии вели­ко­кня­же­ской кан­це­ля­рии: корм­лен­ные гра­мо­ты ХV–середины ХVI века // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 3. М., 1998., с. 106–107[]
  24. Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. 1987, стр.41[][][][][]
  25. Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 53[]
  26. Раз­ряд­ная кни­га 1475-1598 гг. М., 1966. , с. 28 с неточ­ной годо­вой датой; ПСРЛ. М., 2000. Т. 24. , с. 243; ПСРЛ. М., 1994. Т. 39. , с. 170-171; Сб. РИО. СПб., 1884. Т. 41. , с. 239[]
  27. Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 41[]
  28. Самок­ва­сов Д.Я. Архив­ный мате­ри­ал. Ново­от­кры­тые доку­мен­ты помест­но-вот­чин­ных учре­жде­ний Мос­ков­ско­го госу­дар­ства XV-XVII сто­ле­тий. Т. 1. М., 1905. С. 228; Нов­го­род­ские пис­цо­вые кни­ги. Т. VI. СПб., 1910. С. 415-417[][]
  29. Раз­ряд­ная кни­га 1475-1598 гг. М., 1966. , с. 25[]
  30. ПСРЛ. М., 1994. Т. 39. , с. 173[]
  31. ПСРЛ. М., 1994. Т. 39. , с. 148-149, 162, 177[]
  32. Раз­ряд­ная кни­га 1475-1598 гг. М., 1966. , с. 34[]
  33. Раз­ряд­ная кни­га 1475-1598 гг. М., 1966., с. 34; ДРВ. 2-е изд. М., 1790. Ч. XIII., с. 2; Саха­ров И.П. Ска­за­ния рус­ско­го наро­да. СПб., 1849. Т. II. Кн. VI., с. 37; Зимин А.А. Фор­ми­ро­ва­ние бояр­ской ари­сто­кра­тии в Рос­сии во вто­рой поло­вине XV – пер­вой тре­ти XVI в. М., 1988. , с. 183-184[]
  34. Сб. РИО. СПб., 1882. Т. 35. , с. 335-357[]
  35. Сб. РИО. СПб., 1882. Т. 35. , с. 339-340, 360, 362-363, 381-382, 463[]
  36. Каш­та­нов С.М. Соци­аль­но-поли­ти­че­ская исто­рия Рос­сии кон­ца XV – пер­вой поло­ви­ны XVI века. М., 1967. , с. 198-202[]
  37. ДДГ. М.; Л., 1950. , с. 364[]
  38. ПСРЛ. М., 2004. Т. 43. , с. 86[]
  39. Раз­ряд­ная кни­га 1475-1598 гг. М., 1966. , с. 36-39, 42; Раз­ряд­ная кни­га 1475-1605 гг. М., 1977. Т. 1. Ч. 1., c. 87-88, 90-91, 93, 106, 108, 109-111; Наза­ров В.Д. Холм­ский В.Д // Боль­шая Рос­сий­ская энцик­ло­пе­дия. М., 2017. Т., с. 130[]
  40. Акты Рус­ско­го госу­дар­ства. 1505-1526. М., 1976. , с. 84-85[]
  41. Нов­го­род­ские пис­цо­вые кни­ги. Т. III. СПб., 1868. С. 19-20, 489[]
  42. Духов­ные и дого­вор­ные гра­мо­ты вели­ких и удель­ных кня­зей XIV–XVI вв. М.; Л., 1950. С. 386[]
  43. Акты фео­даль­но­го зем­ле­вла­де­ния и хозяй­ства XIV–XVI веков. Ч. 1. М., 1951. С. 163, 164[]
  44. Акты фео­даль­но­го зем­ле­вла­де­ния и хозяй­ства XIV–XVI веков. Ч. 2. М., 1956. С. 38[]
  45. Акты Рус­ско­го госу­дар­ства 1505–1526 гг. М., 1975. № 78; Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 41[]
  46. АСЭИ. М., 1964. Т. III. , № 475, с. 457-460[]
  47. Каш­та­нов С.М. Финан­сы сред­не­ве­ко­вой Руси. М., 1988. С. 60.[]
  48. Нико­ла­е­ва В.П. Новые над­пи­си на камен­ных пли­тах XVI–XVII вв. из Тро­и­це-Сер­ги­е­вой лав­ры // Нумиз­ма­ти­ка и эпи­гра­фи­ка. Вып. 6. М., 1966. С. 218[]
  49. Зимин А.А. Рос­сия на поро­ге ново­го вре­ме­ни… С. 272-275.[]
  50. Анто­нов А. В. Поруч­ные запи­си 1527-1571 годов // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып.10. М., 2004. С.9-10.[]
  51. Архив СПб ИИРАН. Ф. 238. Оп. 1. № 365. Л. 853[]
  52. Раз­ряд­ная кни­га 1475-1605 гг. Т.1. Ч.1. С.255-257, 266, 269, 284.[]
  53. Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 1. Ч. 1. М., 1977. С. 171[]