Щепины, Золотые, Серебряные, князья

Щепи­ны-Обо­лен­ские — кня­же­ский род, Рюри­ко­ви­чи, одна из мно­же­ства вет­вей кня­зей Обо­лен­ских. Про­ис­хо­дят от носив­ше­го про­зви­ще Щепа кня­зя Дмит­рия Семё­но­ви­ча Обо­лен­ско­го (XVIII коле­но от Рюри­ка), сына бояри­на Семё­на Ива­но­ви­ча Обо­лен­ско­го. Из вось­ми сыно­вей Дмит­рия Семё­но­ви­ча от Ива­на Золо­то­го и Семё­на Сереб­ря­но­го пошли неболь­шие вет­ви кня­зей Золо­тых-Обо­лен­ских и Сереб­ря­ных-Обо­лен­ских, а Фёдор Шафырь – имел един­ствен­но­го сына Дмит­рия Шафы­ре­ва, кото­рый погиб без­дет­ным. Осталь­ные потом­ки Дмит­рия Семё­но­ви­ча писа­лись Щепины-Оболенские.

XVIII коле­но (от Рюрика)

1. КН. ДМИТ­РИЙ СЕМЁ­НО­ВИЧ ЩЕПА ОБОЛЕНСКИЙ

вое­во­да на служ­бе у вели­ко­го кня­зя мос­ков­ско­го Ива­на III Васи­лье­ви­ча. Сын кня­зя Семё­на Ива­но­ви­ча Обо­лен­ско­го, одно­го из вое­вод вели­ко­го кня­зя мос­ков­ско­го Васи­лия Васи­лье­ви­ча Тём­но­го. Осно­во­по­лож­ник вет­ви кня­зей Щепи­ных-Обо­лен­ских. В июле 1482 г. вое­во­да в Ниж­нем Нов­го­ро­де (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 1. Ч. 1. М., 1977. С. 25). В октяб­ре 1495 г. сын бояр­ский в сви­те вели­ко­го кня­зя Ива­на III во вре­мя поезд­ки в Нов­го­род (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 25). В 1534 г. намест­ник в Путив­ле (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 1. Ч. 2. М., 1977. С. 249).

В кон­це XV века вла­дел зем­ля­ми в Малом Яро­слав­це. В 1496–1498 гг. вла­дел зем­ля­ми в Поче­пе в Мало­я­ро­сла­вец­ком уез­де 1.

XIX коле­но

2/1. КН. ИВАН ДМИТ­РИ­Е­ВИЧ ЗОЛО­ТОЙ ЩЕПИН-ОБО­ЛЕН­СКИЙ (1513,1515)

— родо­на­чаль­ник неболь­шой вет­ви кня­зей Щепи­ных-Золо­тых-Обо­лен­ских. В 1513 г. он был вое­во­дой в пере­до­вом пол­ку на Угре; в 1514 г. — вое­во­дой же в пра­вой руке на Туле вме­сте с кн. Андре­ем Мих. Курб­ским, при­чем назван был не по име­ни, а про­сто: Золо­той Дмит­ри­е­вич Щепин. В 1515 г. Щ. был вое­во­дой в левой руке на Вошане. 2.

3/1. КН. СЕМЁН ДМИТ­РИ­Е­ВИЧ СЕРЕБ­РЯ­НЫЙ ЩЕПИН-ОБО­ЛЕН­СКИЙ (1508, †1535)

князь, вое­во­да, околь­ни­чий и боярин на служ­бе у Вели­ко­го кня­зя Васи­лия III один из пред­ста­ви­те­лей кня­же­ско­го рода Щепи­ных-Обо­лен­ских, отрас­ли кня­зей Обо­лен­ских. Рюри­ко­вич в XIX поко­ле­нии. Сын осно­ва­те­ля рода Щепи­ных Дмит­рия Семё­но­ви­ча Обо­лен­ско­го-Щепы и осно­ва­тель неболь­шой вет­ви кня­зей Сереб­ря­ных-Обо­лен­ских 3. Одно­вре­мен­но с ним мос­ков­ско­му кня­зю слу­жи­ли ещё шесть его бра­тьев: Иван Золо­той, Дани­ил, Ники­та, Борис Цигор, Фёдор Шафырь, Дмитрий.

В сен­тяб­ре 1508 г. отправ­лен госу­да­рем к вое­во­дам в Вязь­мы с при­ка­зом идти к Доро­го­бу­жу. В 1513 г. вто­рой вое­во­да пере­до­во­го пол­ка на Угре. Летом 1514 г. в Туле вто­рой вое­во­да в пол­ку левой руки. В 1514/1515 г. коман­дир пол­ка пра­вой руки в похо­де из Сло­ва­жа на Мсти­славль. Был пред­во­ди­те­лем пол­ка левой руки в рати на Вошане в 1515/1516 г., затем вое­во­да в Вязь­ме. В 1516/1517 г. коман­ду­ю­щий сто­ро­же­вым пол­ком на Воша­ни. В 1518/1519 г. вто­рой вое­во­да пол­ка левой руки на Бере­гу. В 1521 г. вое­во­да на Угре. В мае 1522 г. вое­во­да с вели­ким кня­зем Васи­ли­ем III в Коломне. В нояб­ре 1523 г. при­ка­зал жало­ван­ную дан­ную гра­мо­ту вели­ко­го кня­зя Васи­лия III на зем­ли, дан­ные Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю по духов­ной гра­мо­те кня­зя П. С. Ряпо­лов­ско­го. Коман­до­вал пол­ком пра­вой руки судо­вой рати в мае 1524 г. В янва­ре 1526 г. ука­зан с бояр­ским чином на сва­дьбе вели­ко­го кня­зя Васи­лия III и вели­кой кня­ги­ни Еле­ны Глин­ской. В июле 1528 г. боярин, при­ка­зал жало­ван­ную гра­мо­ту вели­ко­го кня­зя Васи­лия III на зем­ли Тро­иц­ко­го Махри­щско­го мона­сты­ря в Пере­слав­ском уез­де 4.

У кн. Семе­на Дмит­ри­е­ви­ча было два сына: кн. Васи­лий Семе­но­вич и кн. Петр Семенович.

15 апре­ля 1528 г. по кня­зе Иване Уша­том дал вкла­дом в Тро­и­це-Сер­ги­ев мона­стырь князь Семен Дмит­ри­е­вич Обо­лен­ский 50 руб. 5.

4/1. КН. ДАНИ­ИЛ ДМИТ­РИ­Е­ВИЧ ЩЕПИН-ОБОЛЕНСКИЙ

упо­ми­на­ет­ся под 1495 и 1531 годами.

5/1. КН. НИКИ­ТА ДМИТ­РИ­Е­ВИЧ ЩЕПИН-ОБО­ЛЕН­СКИЙ (ум. в 1539)

князь, сын бояр­ский и голо­ва на служ­бе у Мос­ков­ско­го кня­зя Васи­лия III

Один из пред­ста­ви­те­лей кня­же­ско­го рода Щепи­ных-Обо­лен­ских, отрас­ли кня­зей Обо­лен­ских. Рюри­ко­вич в XIX поко­ле­нии. Сын осно­ва­те­ля рода Щепи­ных Дмит­рия Семё­но­ви­ча Обо­лен­ско­го-Щепы. Одно­вре­мен­но с ним мос­ков­ско­му кня­зю слу­жи­ли ещё шесть его бра­тьев: Иван Золо­той, Семён Сереб­ря­ный, Дани­ил, Борис Цигор, Фёдор Шафырь, Дмит­рий. Женат на Мар­фе Михай­ловне, доче­ри Миха­и­ла Ива­но­ви­ча Тра­ви­на-Шара­па, имел двух сыно­вей Фёдо­ра и Петра.

В 1521 году во вре­мя побе­до­нос­но­го похо­да Крым­ско­го хана Мухам­мед Гирея на Моск­ву был одним из вое­вод в Тару­се, кото­рые не смог­ли вос­пре­пят­ство­вать пере­пра­ве крым­ских войск через Оку, что пред­опре­де­ли­ло пора­же­ние Моск­вы в этом конфликте.

В 1527 году был в чис­ле голов в Коломне. В 1528 году так­же как голо­ва сто­ял в Рости­слав­ле на Оке для защи­ты от воз­мож­но­го напа­де­ния крым­ско­го царе­ви­ча Ислам Гирея.

В 1530 году был вто­рым вое­во­дой в Ряза­ни за городом.

6/1. КН. БОРИС ДМИТ­РИ­Е­ВИЧ ЦИГОР ЩЕПИН-ОБО­ЛЕН­СКИЙ (1508,1546)

князь на служ­бе у Мос­ков­ско­го кня­зя Васи­лия III один из пред­ста­ви­те­лей кня­же­ско­го рода Щепи­ных-Обо­лен­ских, отрас­ли кня­зей Обо­лен­ских. Рюри­ко­вич в XIX поко­ле­нии. Одно­вре­мен­но с ним мос­ков­ско­му кня­зю слу­жи­ли ещё шесть его бра­тьев: Иван Золо­той, Семён Сереб­ря­ный, Дани­ил, Ники­та, Фёдор Шафырь, Дмитрий.

В 1508 г., октяб­ря 27, когда крым­ские послы от Менгли-Гирея при­е­ха­ли в Моск­ву и ста­ли на отве­ден­ном им подво­рье, вели­кий князь Васи­лий Ива­но­вич послал к ним кн. Щепи­на, про­зван­но­го Циго­ром, спро­сить о «царе­ве» (т. е. Менгли-Гирея) здо­ро­вье, а так­же и о их здо­ро­вье; корм послам был «явлен» им же; а ездил с ним тол­мач Федь­ка Малой. В 1524 г. кн. Щ. был одним из вое­вод в Муро­ме, когда вели­кий князь Вас. Ив. послал вой­ско под Казань. В 1526 г. на сва­дьбе вели­ко­го кня­зя Вас. Ив. с Еле­ной Вас. Глин­ской он назван во гла­ве детей бояр­ских, назна­чен­ных «быть у посте­ли», а затем стлать постель. В 1527 г. кн. Мих. Льв. Глин­ский дол­жен был запла­тить в каз­ну вели­ко­го кня­зя 5 тысяч руб­лей за попыт­ку бежать в Лит­ву; знат­ней­шие бояре пору­чи­лись по нем, а кн. Пен­ко­вы и мно­гие дво­ряне дали «под­руч­ную» запись, что, в слу­чае несо­сто­я­тель­но­сти этих бояр, они упла­тят вели­ко­му кня­зю спол­на всю сум­му; в чис­ле под­пи­сав­ших эту запись был кн. Щ. В 1531 г. Щ. был на Коши­ре в чис­ле голов. В 1533 г. на сва­дьбе кн. Андрея Ив. Ста­риц­ко­го (бра­та вел. кн. Вас. Ив.) с княж­ной Евфро­си­ни­ей Андр. Хован­ской он был «у места». В 1534 г. мы встре­ча­ем его намест­ни­ком в горо­де Ряза­ни. В 1537 г. он был при­слан к кн. Андрею Ив. Ста­риц­ко­му от име­ни мало­лет­не­го вел. кн. Иоан­на Васи­лье­ви­ча с пове­ле­ни­ем немед­лен­но при­е­хать к нему в Моск­ву. В 1544 г. Щ. состо­ял вто­рым вое­во­дой в пра­вой руке на Коломне. В декаб­ре 1546 г. кн. Борис Дмит­ри­е­вич Щепин и дьяк Неве­жа Коп­нин посла­ны в Костро­му для орга­ни­за­ции смот­ра невест к пред­сто­я­щей сва­дьбе вел. кн. Ива­на (Наза­ров В.Д. Сва­деб­ные дела XVI в. // Впо­ро­сы исто­рии. 1976. № 10. С. 117).

«Древн. Росс. Вив­лио­фи­ка», т. XIII, стр. 16, 17, 20, 28. — Чтен. M. О. И. Д. P.», 1902 г., т. I. стр. 6, 75, 85, 109, 120. — Собр. Гос. Грам. и Догов., т. І, стр. 428, 429; т. II, стр. 37. — Писц. кн. XVI в., т. II, стр. 51—53. — Сборн. Имп. Рус. Истор. Общ., т. 59, стр. 18, 32; т. 95, стр. 19. — Карам­зин, «Исто­рия Госу­дар­ства Рос­сий­ско­го», т. VIII, пр. 16.

7/1. КН. ФЁДОР ДМИТ­РИ­Е­ВИЧ ШАФЫРЬ ЩЕПИН-ОБОЛЕНСКИЙ

упо­ми­на­ет­ся под 1492 и 1531 годами.

8/1. Дмит­рий Дмит­ри­е­вич Щепин-Обо­лен­ский (умер 1535, Москва)

князь и вое­во­да на служ­бе у Мос­ков­ско­го кня­зя Васи­лия III один из пред­ста­ви­те­лей кня­же­ско­го рода Щепи­ных-Обо­лен­ских, отрас­ли кня­зей Обо­лен­ских. Рюри­ко­вич в XIX поко­ле­нии. Сын осно­ва­те­ля рода Щепи­ных Дмит­рия Семё­но­ви­ча Обо­лен­ско­го-Щепы. Одно­вре­мен­но с ним мос­ков­ско­му кня­зю слу­жи­ли ещё шесть его бра­тьев: Иван Золо­той, Семён Сереб­ря­ный, Дани­ил, Ники­та, Фёдор Шафырь.

Све­де­ний о нём сохра­ни­лось не мно­го. Извест­но, что в 1527 году он, вме­сте со сво­им бра­том Бори­сом и мно­ги­ми дру­ги­ми кня­зья­ми, под­пи­сал­ся под пору­чи­тель­ством за кня­зя Миха­и­ла Глинского.

В 1535 году был вое­во­дой в Гоме­ле и не сумел отсто­ять город от литов­цев, кото­рые оса­ди­ли его в июне того же года. По одним све­де­ни­ям он про­сто ушел в Моск­ву с людь­ми и огне­стрель­ным ору­жи­ем, по дру­гим сдал город литов­цам. Как бы то ни было, но в том же году он скон­чал­ся в Москве в тюрьме.

Карам­зин Н. М., «Исто­рия Госу­дар­ства Рос­сий­ско­го», том VIII, стр. 20, пр. 36.

XX коле­но

князь Андрей Ива­но­вич Золо­той Щепин Оболенский

В мар­те 1542 г. участ­во­вал в при­е­ме литов­ских послов, запи­сан сре­ди Обо­лен­ских кня­зей (Сбор­ник Рус­ско­го исто­ри­че­ско­го обще­ства. Т. 59. СПб., 1887. С. 147).

В Юрьев­ском стане в воло­сти Хор­вач Твер­ско­го уез­да в 1539/1540 г. вла­дел тре­мя сель­ца­ми, 12 дерев­ня­ми и 3 пусто­ша­ми (458 чет­вер­тей) (Пис­цо­вые мате­ри­а­лы Твер­ско­го уез­да / Сост. А. В. Анто­нов. М., 2005. С. 103-104). Умер кн. Андрей Ива­но­вич, по все­му веро­я­тию, в 1538 или 1539 г., так как в пис­цо­вой кни­ге 1539—40 гг. ска­за­но, что за ним были в Твер­ском уез­дев воло­сти Хор­вач Юрьев­ско­го ста­на села­ми Оси­пов­ским, Ново-Кон­дра­то­вым, Стар­ко­вым с 12 дерев­ня­ми и 3 пусто­ша­ми, общая пло­щадь кото­рых состав­ля­ла 700 деся­тин, и что вслед­ствие его смер­ти они «ноне­ча за княж Ондре­евою Ива­но­ви­ча Золо­то­го кня­ги­нею Анною да за ее сыном за кня­зем Иваном».

КН. ВАСИ­ЛИЙ СЕМЁ­НО­ВИЧ СЕРЕБ­РЯ­НЫЙ ЩЕПИН-ОБО­ЛЕН­СКИЙ († око­ло 1570)

князь из рода Обо­лен­ских, рус­ский воен­ный и госу­дар­ствен­ный дея­тель, боярин и вое­во­да, «дво­рец­кий Углиц­кий». Сын кня­зя Семё­на Дмит­ри­е­ви­ча Сереб­ря­но­го-Обо­лен­ско­го, брат кня­зя Пет­ра Семё­но­ви­ча Серебряного-Оболенского.

В 1537 году сын бояр­ский князь Васи­лий Семё­но­вич от име­ни мало­лет­не­го вели­ко­го кня­зя Ива­на Васи­лье­ви­ча и пра­ви­тель­ни­цы Еле­ны Глин­ской ездил к кня­зю Андрею Ива­но­ви­чу Ста­риц­ко­му с при­ка­зом ехать в Моск­ву. В 1541 году князь участ­во­вал в отра­же­нии набе­га на Моск­ву крым­ско­го хана Саип-Гирея и пре­сле­до­вал хана до Дона[1].

Вес­ной 1545 года, когда царь Иван объ­явил поход на Казань, князь Васи­лий был сре­ди вое­вод, кото­рые были отправ­ле­ны «лег­ким делом в стру­зех». Князь про­шел из Вят­ки по рекам Каме и Вят­ке и соеди­нил­ся с осталь­ной арми­ей на впа­де­нии реки Казан­ки в Вол­гу. Общи­ми сила­ми вое­во­ды поби­ли казан­цев и погро­ми­ли хан­ские каба­ки, после чего воз­вра­ти­лись в Моск­ву. Осе­нью 1547 г. в бояр­ском спис­ке назван сре­ди быв­ших у кня­зя Юрия Васи­лье­ви­ча «в поез­ду» кня­зей Обо­лен­ских (Наза­ров В.Д. О струк­ту­ре Госу­да­ре­ва дво­ра в сере­дине XVI в. // Обще­ство и госу­дар­ство фео­даль­ной Рос­сии. Сб. ста­тей, посвя­щен­ный 70-летию ака­де­ми­ка Л. В. Череп­ни­на. М., 1975. С. 52). В кон­це 1549 г. углич­ский дво­рец­кий и был назна­чен вое­во­дой пра­вой руки в гото­вив­шем­ся похо­де на Казань. (Пол­ное собра­ние рус­ских лето­пи­сей. Т. 13. М., 2000. С. 158). В Тысяч­ной кни­ге и Дво­ро­вой тет­ра­ди боярин (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 54, 112). Боярин с сен­тяб­ря 1549 г. (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 14). В 1538 г. вто­рой вое­во­да в Туле. В 1539 г. вто­рой вое­во­да в Сер­пу­хо­ве. В 1541 г., июле 1544 г. вое­во­да в Нико­ле Зараз­ском. В апре­ле 1545 г. воз­гла­вил судо­вую рать из Вят­ки на Казань. В декаб­ре 1547 г. нахо­дил­ся в рати во Вла­ди­ми­ре, а затем отпра­вил­ся на Казань с царем Шига­ле­ем вто­рым вое­во­дой в пол­ку пра­вой руки. В декаб­ре 1548 г. в Коломне коман­до­вал пере­до­вым пол­ком. В 1549 г. вое­во­да в Нико­ле Зараз­ском. В нояб­ре 1549 г. в Костро­ме вто­рой вое­во­да пол­ка пра­вой руки, отме­чен углиц­ким дво­рец­ким. В мае 1550 г. на сва­дьбе кня­зя Вла­ди­ми­ра Андре­еви­ча и Евдо­кии Нагой сидел в кри­вом сто­ле. В июле 1550 г. во вре­мя цар­ско­го похо­да в Колом­ну сре­ди бояр сопро­вож­дал царя. В авгу­сте 1550 г. в похо­де на мещер­ские и рязан­ские места коман­дир пол­ка пра­вой руки. В мае 1552 г. воз­гла­вил вой­ско из Муро­ма на Казань, затем в объ­еди­нен­ном вой­ске на Казань сто­ял во гла­ве сто­ро­же­во­го пол­ка. В июне 1552 г. вое­во­да, направ­лен из Муро­ма в Одо­ев, в авгу­сте 1552 г. коман­дир сто­ро­же­во­го пол­ка в вой­ске царя Шига­лея, отправ­лен­но­го на Казань. 2 октяб­ря 1552 г. после взя­тия Каза­ни был остав­лен в горо­де вто­рым вое­во­дой. В октяб­ре 1553 г. в Коломне вто­рой вое­во­да боль­шо­го пол­ка, затем пер­вый вое­во­да в Коломне. В июне-октяб­ре 1554 г. намест­ник в Смо­лен­ске. В июле 1555 г. в цар­ском похо­де из Колом­ны в Тулу ука­зан сре­ди дво­ро­вых вое­вод. В нояб­ре 1555 г., янва­ре 1556 г. намест­ник в Сви­яж­ском горо­де. В июле 1557 г. в цар­ском похо­де в Колом­ну назван сре­ди бояр. Зимой 1558 г. в Ливо­нию пред­во­ди­тель пол­ка пра­вой руки. В 1558 г. в похо­де к Нов­го­ро­ду Немец­ко­му и к Юрье­ву коман­дир пол­ка пра­вой руки. В зим­нем похо­де 1559 г. в Ливо­нию во гла­ве пере­до­во­го пол­ка. В янва­ре 1560 г. в похо­де из Пско­ва на Алыст вто­рой вое­во­да боль­шо­го пол­ка. В 1561/62 г. тре­тий вое­во­да в Хол­ме. В декаб­ре 1562 г. чет­вер­тый вое­во­да боль­шо­го пол­ка на Полоцк. В 1563 г. после взя­тия Полоц­ка остав­лен там вое­во­дой. В 1563/64 г. в похо­де из Смо­лен­ска в литов­скую зем­лю вто­рой вое­во­да боль­шо­го пол­ка, затем вто­рой вое­во­да пол­ка пра­вой руки в похо­де в Литов­скую зем­лю. В 1563/64 г. в Вели­ких Луках коман­до­вал пол­ком пра­вой руки. В октяб­ре 1564 г. из Вели­ких Лук на Озе­ри­ще во гла­ве пол­ка пра­вой руки. В мае 1565 г. коман­дир пол­ка левой руки в Коломне, после вто­рой вое­во­да боль­шо­го пол­ка на Бере­гу. В 1564/65 г. вое­во­да в Пско­ве, затем ходил с боя­ми под г. Сми­л­тин и за успе­хи был пожа­ло­ван царем золо­тым. Вхо­дил в Зем­ский двор в 1565–1568 гг. Вес­ной – осе­нью 1565 г. боярин и вто­рой вое­во­да боль­шо­го пол­ка в Коломне. В июне 1566 г. при­нял уча­стие в обсуж­де­нии бояра­ми вопро­са о про­дол­же­нии вой­ны Рос­сии с Лит­вой и выне­се­нии кол­лек­тив­но­го при­го­во­ра. Боярин на Зем­ском собо­ре в июле 1566 г. В 1566/67 г. в Коломне пред­во­ди­тель сто­ро­же­во­го пол­ка (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966 С. 14, 95, 97, 102, 108, 109, 113, 114, 117, 119, 121, 127, 129, 134-138, 143, 146, 150, 152, 162, 170, 173, 174, 176, 184, 185, 196, 198, 200, 204, 205, 208, 211, 216-219, 221-224; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 1. Ч. 2. М., 1977. С. 368; Т. 2. Ч. 1. М., 1981. С. 181; Сбор­ник Рус­ско­го исто­ри­че­ско­го обще­ства. Т. 59. СПб., 1887. С. 453; Паш­ко­ва Т.И. Мест­ное управ­ле­ние в Рус­ском госу­дар­стве пер­вой поло­ви­ны XVI века (намест­ни­ки и воло­сте­ли). М., 2000. С 158; Посоль­ские кни­ги по свя­зям Рос­сии с Ногай­ской Ордой (1551–1561 гг.) / Сост. Д.А. Муста­фи­на, В.В. Тре­пав­лов. Казань, 2006. С. 179, 206; Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. М., 2004. С. 173; Сбор­ник Рус­ско­го исто­ри­че­ско­го обще­ства. Т. 71. СПб., 1892. С. 380). В фев­ра­ле 1565 г. боярин князь Васи­лий Семе­но­вич Сереб­ря­ный был аре­сто­ван. Вско­ре Сереб­ря­но­го выпу­сти­ли из тем­ни­цы. В 1565 г. кня­зья, дети бояр­ские и куп­цы дали клят­ву по кня­зе В. С. Сереб­ря­ном с сыном Бори­сом в их вер­но­сти. Запись хра­ни­лась в Цар­ском архи­ве (Госу­дар­ствен­ный архив Рос­сии XVI сто­ле­тия. Опыт рекон­струк­ции / Подг. тек­ста и ком­мент. А. А. Зими­на. М., 1978. 49, 200, 507, 508, 538; Скрын­ни­ков Р.Г. Цар­ство тер­ро­ра. СПб., 1992. С. 225, 242; Анто­нов А.В. Поруч­ные запи­си 1527–1571 годов // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. М., 2004. С. 41).

В 1549 году князь Васи­лий Семё­но­вич полу­чил титул «дво­рец­ко­го Углиц­ко­го» В Казан­ском похо­де 1552 года князь Васи­лий был назна­чен вое­во­дой сто­ро­же­во­го пол­ка, кото­рый дол­жен был соби­рать­ся в Муро­ме. В това­ри­щи к кня­зю был назна­чен Семён Шереметев[1]. 23 авгу­ста сто­ро­же­вой полк подо­шел к Каза­ни и рас­по­ло­жил­ся на левом бере­гу реки Булак. Князь Васи­лий руко­во­дил осад­ны­ми рабо­та­ми по поис­ку и раз­ру­ше­нию тай­но­го хода, исполь­зу­е­мо­го оса­жден­ны­ми для обес­пе­че­ния гар­ни­зо­на водой. 4 сен­тяб­ря, рабо­ты были закон­че­ны и ход взо­рван. В резуль­та­те взры­ва обру­ши­лась часть город­ской сте­ны и князь Васи­лий Семё­но­вич попы­тал­ся вос­поль­зо­вать­ся этим. Сто­ро­же­вой полк ворвал­ся в город, но из-за сво­ей мало­чис­лен­но­сти вынуж­ден был отсту­пить. При взя­тии Каза­ни князь Васи­лий был у Мурав­ле­е­вых ворот. После взя­тия горо­да князь был назна­чен в това­ри­щи к кня­зю Алек­сан­дру Гор­ба­то­му-Шуй­ско­му, кото­рый стал намест­ни­ком Казани[1].

В 1556 году князь Васи­лий Семё­но­вич был вто­рым вое­во­дой в Сви­яж­с­ке (после Семе­на Ива­но­ви­ча Мику­лин­ско­го-Пуп­ко­ва — 1551). В нача­ле 1558 года князь назна­чен вое­во­дой пра­вой руки в похо­де к Юрьеву[1]. В сра­же­нии под горо­дом вой­ска вое­во­ды раз­би­ли ливон­цев и пре­сле­до­ва­ли до горо­да. В июне 1558 года князь послан на помощь к кня­зю Пет­ру Шуй­ско­му. Вое­во­ды долж­ны были идти к «Ноуго­род­ку немец­ко­му», Кост­ру и Юрье­ву «и про­мыш­ля­ти сколь­ко мило­серд­ный Бог помо­жет». После корот­кой оса­ды Юрьев сдался[1].

В декаб­ре 1558 года князь Васи­лий Семё­но­вич послан вое­во­дой в Ливо­нию на сме­ну кня­зей Дмит­рия Кур­ля­те­ва и Миха­и­ла Реп­ни­на. 17 янва­ря 1559 года вой­ска вое­во­ды под Тир­зе­ном встре­ти­лись с вой­ска­ми баро­на Фри­дри­ха Фель­кер­за­ма. В резуль­та­те бит­вы под Тир­зе­ном вой­ска баро­на были раз­би­ты, сам барон и око­ло 400 чело­век было уби­то, а осталь­ные ливон­ские сол­да­ты были взя­ты в плен или раз­бе­жа­лись. В этом же году вое­во­да взял Мариенбург.

В 1563 году князь назна­чен одним из трех вое­вод в Полоцк. В 1564 году царь велел кня­зю Пет­ру Шуй­ско­му идти на литов­цев из Полоц­ка. Князь Васи­лий Семё­но­вич и его брат князь Пётр Семё­но­вич долж­ны были выдви­нуть­ся из Вязь­мы и соеди­нить­ся под Оршей[1]. Из-за сво­ей неосмот­ри­тель­но­сти князь Шуй­ский был раз­бит под Чаш­ни­ка­ми. Узнав о пора­же­нии кня­зя Шуй­ско­го, кня­зья Сереб­ря­ные ото­шли к Смо­лен­ску. Осе­нью 1564 года кня­зья помог­ли полоц­ко­му вое­во­де кня­зю Пет­ру Щеня­те­ву отра­зить напа­де­ние на город Нико­лая Рад­зи­вил­ла, а затем взя­ли Озерище[1].

В 1564—1567 годах во вре­мя воен­ных дей­ствий князь Васи­лий Семё­но­вич был вое­во­дой в раз­ных пол­ках, а в мир­ное вре­мя сто­ял с пол­ком в Пско­ве и Коломне. В 1566 году князь под­пи­сал­ся под пись­мом послам Сте­фа­на Бато­рия об отка­зе от пере­ми­рия. Умер в Полоц­ке от эпи­де­мии вес­ной 1568 г. (Акты Рос­сий­ско­го госу­дар­ства. Архи­вы мос­ков­ских мона­сты­рей и собо­ров. XV–начало XVII в. М., 1998. № 127. С. 487-488).

Князь В. С. Сереб­ря­ный дал Иоси­фо-Воло­ко­лам­ско­му мона­сты­рю по кня­зю С. И. Мику­лин­ско­му, в ино­че­стве Сер­гии, 100 руб. Корм по нему 1 сен­тяб­ря. В 1563/1564 г. князь В. С. Сереб­ря­ный дал вклад в 260 руб. по мате­ри кня­гине Ефро­си­нье и по себе (Титов А.А. Вклад­ные и запис­ные кни­ги Иоси­фо­ва Воло­ко­лам­ско­го мона­сты­ря XVI в. // Руко­пи­си сла­вян­ские и рус­ские, при­над­ле­жа­щие И. А. Вах­ра­ме­е­ву. Вып. 5. М., 1906. С. 63). В 1582/1583 г. царь Иван Гроз­ный дал Иоси­фо-Воло­ко­лам­ско­му мона­сты­рю по кня­зю В. С. Сереб­ря­ном и по его сыне Бори­се 200 руб. и доро­гие одеж­ды (РГА­ДА. Ф. 181. Д. 141. Л. 8). Ста­ри­ца Ново­де­ви­чье­го мона­сты­ря Евпрак­сия (в миру Евдо­кия), вдо­ва бояри­на кня­зя Васи­лия Семе­но­ви­ча Сереб­ря­но­го, душе­при­каз­чи­ца ста­ри­цы того же мона­сты­ря, Евдо­кии (в миру Анны), вдо­вы кня­зя Андрея Ива­но­ви­ча Золо­то­го. Евпрак­сия 25 мая-31 авгу­ста 1571 г. по при­ка­зу Евдо­кии про­да­ла Ива­ну Ива­но­ви­чу Поле­ву вот­чи­ну Евдо­кии село Пер­ве­ти­но с 4 дерев­ня­ми в Юрьев­ском стане Твер­ско­го уез­да за 175 руб. (Акты Рос­сий­ско­го госу­дар­ства. Архи­вы мос­ков­ских мона­сты­рей и собо­ров. XV–начало XVII в. М., 1998. № 127. С. 487-488).

Князь имел сына — кня­зя Бори­са Васильевича.

КН. ПЕТР СЕМЕ­НО­ВИЧ СЕРЕБ­РЯ­НЫЙ ЩЕПИН ОБО­ЛЕН­СКИЙ, † 1570

Осе­нью 1547 г. в бояр­ском спис­ке назван сре­ди быв­ших у кня­зя Юрия Васи­лье­ви­ча «в поез­ду» кня­зей Обо­лен­ских (Наза­ров В.Д. О струк­ту­ре Госу­да­ре­ва дво­ра в сере­дине XVI в. // Обще­ство и госу­дар­ство фео­даль­ной Рос­сии. Сб. ста­тей, посвя­щен­ный 70-летию ака­де­ми­ка Л. В. Череп­ни­на. М., 1975. С. 52). Тысяч­ник 1-й ста­тьи. В Дво­ро­вой тет­ра­ди боярин (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 55, 112). Боярин с лета 1551 г. (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С.131). В 1544 г., 1546 г. вто­рой вое­во­да в Нико­ле Зараз­ском. В янва­ре 1550 г. вто­рой вое­во­да в Беж­бол­де. В апре­ле 1550 г. вто­рой вое­во­да в Туле. В мае 1551 г. вое­во­да в Сви­яж­с­ке. В апре­ле 1552 г. во гла­ве пола левой руки из Сви­яж­ско­го горо­да на Казань. После взя­тия Каза­ни в октяб­ре 1552 г. из Каза­ни в Ниж­ний Нов­го­род в судо­вой рати коман­до­вал пере­до­вым пол­ком. В июне 1553 г. в Калу­ге вто­рой вое­во­да боль­шо­го пол­ка. В мае 1554 г. в Каши­ре вто­рой вое­во­да в пол­ку пра­вой руки. В июле 1555 г. из Колом­ны в Тулу с дру­ги­ми бояра­ми сопро­вож­дал царя. В октяб­ре 1555 г. в Калу­ге и Сер­пу­хо­ве вто­рой вое­во­да пере­до­во­го пол­ка. В мае 1556 г. вое­во­да в Чебок­сар­ском горо­де. В июле 1557 г. в раз­ря­де цар­ско­го похо­да в Колом­ну отме­чен сре­ди сопро­вож­дав­ших царя бояр. Зимой 1558 г. в рати царя Шига­лея в Ливо­нию пред­во­ди­тель пол­ка левой руки. В мар­те 1559 г. в цар­ском похо­де про­тив крым­ско­го хана Девлет-Гирея из Моск­вы с дру­ги­ми бояра­ми сопро­вож­дал госу­да­ря. В 1559/60 г. вое­во­да в Псле из Тулы. В 1560 г. в Туле коман­до­вал пол­ком левой руки, после отпус­ка боль­ших вое­вод остав­лен вое­во­дой в Туле. В 1561/62 г. из Юрье­ва на Тар­вас пер­вый вое­во­да пол­ка пра­вой руки (поход не состо­ял­ся). В 1561/62 г. вое­во­да в Доро­го­бу­же. В 1563 г. после взя­тия Полоц­ка остав­лен там вое­во­дой. В 1563/64 г. в похо­де из Смо­лен­ска в литов­скую зем­лю вто­рой вое­во­да пере­до­во­го пол­ка. В 1563/64 г. в Вязь­ме пред­во­ди­тель пере­до­во­го пол­ка. В октяб­ре 1564 г. из Вели­ких Лук под Озе­ри­ще коман­до­вал пере­до­вым пол­ком, затем вое­во­да в Озе­ри­щах. В сен­тяб­ре 1564 г. вое­во­да в Вели­ких Луках. В 1565–1570 гг. вхо­дил в Зем­ский двор. Боярин и вое­во­да в Вели­ких Луках летом 1565 г. В 1566/67 г. направ­лен во гла­ве вой­ска из Вели­ких Лук на Полоцк. В 1567 г. дол­жен был идти из Полоц­ка в Полоц­кий повет на Сушу защи­щать стро­я­щий­ся там город, а затем вновь вер­нуть­ся в Полоцк. В 1566 г. намест­ник в Полоц­ке. В нояб­ре 1567 г. при­нял уча­стие в воен­ном сове­те на Ршан­ском яме. В 1569 г. нахо­дил­ся в аст­ра­хан­ской плав­ной служ­бе. В мае 1570 г. отправ­лен вое­во­дой на Берег в момент выступ­ле­ния царя из Моск­вы в Колом­ну (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 108, 110, 123, 124, 131, 135, 138, 142, 146, 150, 151, 153, 160, 162, 171, 176, 177, 181, 186-189, 194, 196, 200, 204, 205, 208, 211, 212, 220, 225, 227, 230, 232; Выпис­ка из Посоль­ских книг, С. 256; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 1. М., 1981. С. 193; Сбор­ник Рус­ско­го исто­ри­че­ско­го обще­ства. Т. 71. СПб., 1892. С. 563).

Был каз­нен в Москве 21 июля 1570 г. (Скрын­ни­ков Р.Г. Цар­ство тер­ро­ра. СПб., 1997. С. 400-401, 541). «Как вел себя тиран в день св. про­ро­ка Илии, после отъ­ез­да послов ваше­го коро­лев­ско­го вели­че­ства, в отно­ше­нии к поль­ским плен­ным, кото­рых дер­жал заклю­чен­ны­ми в горо­де Москве, в трех баш­нях. Когда уже начал­ся обед, после вто­рой пере­ме­ны, тиран вска­ки­ва­ет из-за сто­ла с кри­ком: «Эйя, эйя» и велит всем сле­до­вать за ним. Устрем­ля­ют­ся из двор­ца в рас­сып­ную все тело­хра­ни­те­ли и при­двор­ные и еще 1500 кон­ных стрель­цов и напе­ре­рыв сле­ду­ют за тира­ном. Дости­га­ют они дво­ра Пет­ра Сереб­ря­но­го, пред­во­ди­те­ля мос­ков­ских войск. Тиран посы­ла­ет Малю­ту, что­бы сил­ком выта­щить Сереб­ря­но­го из хором. Малю­та неукос­ни­тель­но испол­нил это и вывел несчаст­но­го на двор палат и там отру­бил голо­ву само­му Сереб­ря­но­му и его слу­ге, плен­но­му литов­цу, после­до­вав­ше­му за гос­по­ди­ном. На дру­гую ули­цу горо­да тиран послал коню­ше­го, по име­ни Була­та, к одно­му знат­но­му мужу, жену кото­ро­го год тому назад он велел пове­сить пред две­ря­ми. Ему так­же отру­ба­ют голо­ву. Винов­ни­ки убий­ства при­но­сят голо­вы обо­их к тира­ну со сло­ва­ми: «Вели­кий князь, испол­не­но, как ты при­ка­зал». Тот ликуя вос­кли­ца­ет: «Гой­да, гой­да!» и осталь­ная тол­па пала­чей вто­рит его воз­гла­су» (Шлих­тинг А. Новое изве­стие о Рос­сии вре­ме­ни Ива­на Гроз­но­го. Л., 1934. С. 44). «Потомъ убьенъ от него Петръ Обо­лен­ский, гла­го­ле­ми Среб­ре­ный, сник­лиц­кимъ саномъ укра­шен и муж наро­читъ в воин­стве и богатъ. Потом того же роду кня­жат поби­ен­но Алек­сандра Еро­сла­во­во и кня­зя Вла­ди­ме­ра Кур­ле­то­ва, сынов­ца оно­го Дмит­рия. И были тѣ оба, паче же Алек­сан­дръ, мужие воис­ти­ну анге­лом подоб­ные жител­ством и разу­мом, бо были так искус­ны в книж­номъ разу­ме пра­во­слав­ных дог­мат, иже все Свя­ще­ныя Писа­ния во устѣх имѣ­ли. Кто­му и в вое­ных дѣлех свет­лы и наро­чи­ты. По роду вле­ко­мы от вели­ко­го Вла­ди­ме­ра, от пле­ни­цы вели­ко­го кня­зя Миха­и­ла Чер­ни­гов­ско­го, яже уби­енъ от бѣз­бож­но­го Батыя за то, иже боги его насме­вал и Хри­ста Бога пред мучи­телѣм такъ сил­нымъ и гроз­нымъ со дерз­но­ве­ни­ем про­по­ве­далъ. Но и тѣ срод­ни­цы его, кро­вию вен­чав­ше­я­ся, пре­ло­же­ни суть, постра­дав­шия непо­винне, к постра­дав­ше­му за Хри­ста, и пред­став­ле­ни муче­ни­ки к муче­ни­ку» (Сочи­не­ния кня­зя Андрея Курб­ско­го // Рус­ская исто­ри­че­ская биб­лио­те­ка. Т. 31. СПб., 1914. С. 280-281). «Когда в 1570 году в день Ильи-про­ро­ка из Мос­ко­вии отбы­ли послы коро­ля поль­ско­го, знат­ные поля­ки и литов­цы (этот празд­ник у рус­ских очень чтит­ся), в то вре­мя, как вели­кий князь воз­ле­жал за сто­лом и было при­не­се­но вто­рое блю­до, он вско­чил, как ужа­лен­ный ово­дом, из-за сто­ла и при­ка­зал сто­яв­шим вокруг при­спеш­ни­кам сле­до­вать за ним; они пови­но­ва­лись, и вме­сте с ними тыся­ча пять­сот кон­ных стрел­ков. Госу­дарь стрем­глав несет­ся к кре­по­сти, и все раз­ме­ща­ют­ся стро­ем перед двор­цом кня­зя; в то вре­мя в этой кре­по­сти жил знат­ный чело­век, не из послед­них вель­мож – Петр Сереб­ря­ный, весь­ма опыт­ный в воен­ном деле. Вели­кий князь при­ка­зы­ва­ет сво­им вои­нам напасть вра­же­ским мане­ром на его дом и ворвать­ся в него, а само­го его обез­гла­вить. Пови­ну­ясь сло­ву госу­да­ря, вры­ва­ют­ся в дом, тот­час хва­та­ют несчаст­но­го Сереб­ря­но­го, выво­ла­ки­ва­ют из дома и при­тас­ки­ва­ют к вели­ко­му кня­зю. Без вся­ко­го допро­са, не предъ­явив ника­ко­го обви­не­ния, коман­дир при­спеш­ни­ков Сева­тор тот­час отру­ба­ет ему голо­ву топо­ром. Нако­нец, вели­кий князь забрал себе из иму­ще­ства это­го Пет­ра Сереб­ря­но­го то, что уви­дел, а осталь­ное отдал в добы­чу вои­нам. И для того, что­бы ниче­го из его добра не оста­лось, при­ка­зал все осталь­ное пре­дать огню, и оно сго­ре­ло. Когда он это совер­шил, то обра­тил­ся к дру­го­му месту кре­по­сти (ведь кре­пость эта чрез­вы­чай­но обшир­на и зани­ма­ет боль­шое про­стран­ство, где очень мно­гие вель­мо­жи и бояре име­ют свои дома); и при­ка­зы­ва­ет вели­кий князь неко­е­му Була­ту, началь­ни­ку кон­ни­цы, что­бы он с неболь­шим отря­дом вои­нов напал на дом знат­но­го мужа Мясо­еда. У это­го знат­но­го мужа госу­дарь око­ло года назад похи­тил жену, очень кра­си­вую жен­щи­ну, вме­сте со слу­жан­кой; опо­зо­рив ее, он при­ка­зал их уду­шить и под­ве­сить к при­то­ло­ке в доме ее мужа, как мы ска­за­ли выше. Началь­ник кон­ни­цы вры­ва­ет­ся в этот дом и захва­ты­ва­ет его без тру­да; само­го Мясо­еда тащат на сере­ди­ну пло­ща­ди, и сам началь­ник отру­ба­ет ему голо­ву аки­на­ком. Совер­шив это пре­ступ­ное чело­ве­ко­убий­ство, он с мечом и окро­вав­лен­ны­ми рука­ми под­хо­дит к вели­ко­му кня­зю как буд­то после выда­ю­ще­го­ся подви­га и гово­рит: «Свет­лей­ший гос­по­дин и вели­кий князь! Я с честью испол­нил твое пору­че­ние». Тут вели­кий князь, по сво­е­му обы­чаю, стал вос­кли­цать свое «Гой­да, гой­да!» и этот воз­глас с лико­ва­ни­ем под­хва­ти­ла вся тол­па. Затем вели­кий князь в сопро­вож­де­нии сво­их воору­жен­ных при­спеш­ни­ков повер­нул к тюрь­ме, где было мно­го плен­ных поля­ков и литов­цев» (Гва­ньи­ни А. Опи­са­ние Мос­ко­вии. М., 1997. С. 137, 139).

В 1551 г. пожа­ло­ван в бояре. Вес­ной это­го года царь Иоанн IV заду­мал поста­вить город на устье р. Сви­я­ги и с этой целью отпу­стил туда «водя­ным путем» быв­ших в Москве казан­ских изгнан­ни­ков, царя Шига­лея и знат­ных кня­зей с силь­ным вой­ском под пред­во­ди­тель­ством мос­ков­ских вое­вод. Туда же долж­ны были отпра­вить­ся вое­во­ды из Меще­ры, Вят­ки и Ниж­не­го Нов­го­ро­да. Кн. С. пошел из Ниж­не­го 16 мая, в суб­бо­ту перед Тро­и­цы­ным днем, а в самый Тро­и­цын день при­шел на устье Сви­я­ги, на Круг­лую гору, «и вечер­ню Тро­иц­кую с молит­ва­ми пели» на той горе, где теперь сто­ит Сви­яжск. 18 мая, в Духов день, кн. С. при­шел в пер­вом часу дня на Казан­ский посад не со все­ми людь­ми, так как мно­гие заблу­ди­лись, вслед­ствие силь­ной мглы на Вол­ге; на посад он при­шел «без­вест­но» и побил и взял в плен мно­го казан­цев, в том чис­ле более ста кня­зей и мурз, а рус­ских плен­ни­ков осво­бо­дил. Затем он воз­вра­тил­ся к устью Сви­я­ги и рас­по­ло­жил­ся с вой­ском на Круг­лой горе, в ожи­да­нии при­хо­да царя Шига­лея и вое­вод, кото­рые при­бы­ли на Сви­я­гу неде­лю спу­стя, 24 мая, и так усерд­но при­ня­лись за построй­ку горо­да, что через месяц он был готов. Гор­ные чере­ми­сы ста­ли при­ез­жать к царю Шига­лею и к вое­во­дам и бить челом, что­бы «госу­дарь пожа­ло­вал их, гнев свой отдал, а велел бы им быть у Сви­яж­ско­го горо­да, и вое­вать их не велел». Вое­во­ды посла­ли к царю Иоан­ну с изве­сти­ем об этом и о побе­де кн. С. Вслед за тем казан­цы заклю­чи­ли с мос­ков­ски­ми вое­во­да­ми пере­ми­рие и отпра­ви­ли послов к Иоан­ну, умо­ляя его сно­ва дать им в цари Шига­лея, и, в чис­ле дру­гих усло­вий мира, обя­зы­ва­ясь при­слать вдов­ству­ю­щую цари­цу Сююн­бе­ку с ее мало­лет­ним сыном, Уте­мыш-Гире­ем. Иоанн согла­сил­ся. Когда наста­ло вре­мя отъ­ез­да Сююн­бе­ки, не толь­ко она, но и вся Казань нахо­ди­лась в вели­кой печа­ли. Ее про­во­жа­ли тол­пы наро­да до р. Казан­ки, где сто­я­ли бога­то укра­шен­ные лод­ки. 11 авгу­ста кн. С. встре­тил Сююн­бе­ку на бере­гу Вол­ги, при­вет­ство­вал ее от име­ни царя и повез на судах с Уте­мыш-Гире­ем и с семей­ства­ми знат­ных крым­цев в Моск­ву. Шига­лей про­цар­ство­вал в Каза­ни лишь пол­го­да, до вес­ны 1552 г., и был све­ден с пре­сто­ла Иоан­ном, по чело­би­тью казан­цев, а им дан намест­ни­ком глав­ный сви­яж­ский вое­во­да кн. Сем. Ив. Мику­лин­ский. Он отпра­вил­ся в Казань вме­сте со сво­и­ми това­ри­ща­ми, Ив. Вас. Шере­ме­те­вым и кн. С; с ними же в похо­де были выве­ден­ные из Каза­ни Шига­ле­ем знат­ные кня­зья. Неко­то­рые из этих кня­зей въе­ха­ли в Казань рань­ше вое­вод, затво­ри­ли город и ска­за­ли жите­лям, что допод­лин­но зна­ют о наме­ре­нии вое­вод истре­бить всех казан­цев, о чем буд­то бы слы­ша­ли от горо­дец­ких татар и даже от само­го Шига­лея. Вслед­ствие это­го в Каза­ни про­изо­шло смя­те­ние. Вое­во­ды про­сто­я­ли у ворот целый день, ноче­ва­ли на поса­де, а на сле­ду­ю­щий день, после неудач­ных пере­го­во­ров, пошли обрат­но в Сви­яжск, «а поса­ду не жгли, и не вое­ва­ли для крест­но­го цело­ва­ния, и чая­ли здел­ки; и поло­жи­ли себе в надеж­ду тот же живо­тво­ря­щий крест, кото­рый цело­ва­ли, что лиху не быти Госу­да­рю наше­му, той и пособ­ству­ет на них». Вое­во­ды захва­ти­ли с собой пой­ман­ных бун­тов­щи­ков и поса­ди­ли в тюрь­му. Изме­нив Иоан­ну, казан­цы посла­ли про­сить себе царя у ногай­ско­го хана и ста­ли вое­вать с гор­ны­ми чере­ми­са­ми и «отво­дить» их от Иоан­на. Чере­ми­сы отби­ли напа­де­ние казан­цев и при­ве­ли плен­ных к сви­яж­ским вое­во­дам, кото­рые чере­мис «пожа­ло­ва­ли», а татар каз­ни­ли. Одна­ко же вско­ре после того и сами чере­ми­сы изме­ни­ли мос­ков­ско­му царю, вслед­ствие чего сви­яж­ские вое­во­ды пошли про­тив них, усми­ри­ли и заста­ви­ли изъ­явить покор­ность. Кн. С. началь­ство­вал в этом похо­де сто­ро­же­вым пол­ком. 11 авгу­ста 1552 г. сви­яж­ские вое­во­ды, соглас­но при­ка­за­нию Иоан­на, встре­ти­ли его на пути от Ниж­не­го к Сви­яж­ску; они шли на три пол­ка, во вто­ром из коих были кня­зья Мику­лин­ский и С. с детьми бояр­ски­ми, состав­ляв­ши­ми сви­яж­ский гар­ни­зон. Царь мило­сти­во при­вет­ство­вал при­быв­ших, бла­го­да­рил их за служ­бу и уго­стил обе­дом на Бей­ском лугу. Так как про­дол­жи­тель­ный поход от Колом­ны уто­мил вой­ско, то было реше­но оста­но­вить­ся в Сви­яж­с­ке на несколь­ко дней. 23 авгу­ста пол­ки дви­ну­лись отту­да для оса­ды Каза­ни и заня­ли назна­чен­ные места. Через неде­лю кня­зья А. Б. Гор­ба­тый и С. были отправ­ле­ны царем про­тив татар­ско­го кня­зя Япан­чи, скры­вав­ше­го­ся в лесу, в окрест­но­стях Каза­ни, и делав­ше­го частые напа­де­ния на мос­ков­ские вой­ска. Кня­зья Гор­ба­тый и С. нанес­ли Япан­че реши­тель­ное пора­же­ние, пре­сле­до­ва­ли его на рас­сто­я­нии 15 верст, очи­сти­ли лес, в кото­ром скры­ва­лись бег­ле­цы, и при­ве­ли к Иоан­ну 340 плен­ных. Этим, по-види­мо­му, закон­чи­лось уча­стие кн. С. в Казан­ском похо­де, и затем имя его не встре­ча­ет­ся ни в лето­пи­сях, ни в раз­ря­дах до похо­да Иоан­на IV в 1556 г., по крым­ским вестям, в Колом­ну, когда кн. С. упо­ми­на­ет­ся в чис­ле бояр, отпра­вив­ших­ся с царем из Моск­вы; в этом похо­де он был вое­во­дой левой руки. Осе­нью 1557 г., при­го­тав­ли­ва­ясь к Ливон­ской войне, царь Иоанн послал на гра­ни­цу Мос­ков­ско­го госу­дар­ства соро­ка­ты­сяч­ное вой­ско, под пред­во­ди­тель­ством Шига­лея и мно­гих вое­вод, в том чис­ле и кн. С. Веро­ят­но он недол­го там оста­вал­ся, пото­му что в кон­це 1558 г. он был сно­ва отправ­лен в Ливо­нию вме­сте с дру­ги­ми вое­во­да­ми, на сме­ну кня­зей Кур­ля­те­ва и Реп­ни­на, дей­стви­я­ми кото­рых Иоанн был недо­во­лен. В 1559 и 1560 гг. кн. С. участ­во­вал в похо­де царя с Моск­вы про­тив крым­ско­го хана Девлет-Киль­дея, был вое­во­дой в Туле и на Псле, «по крым­ским вестям», и пер­вым вое­во­дой левой руки при похо­де в Ливо­нию к Алы­сту. В 1562 г. он — пер­вый вое­во­да пра­вой руки при похо­де из Юрье­ва к Тар­ва­сту, пол­ко­вой вое­во­да в Доро­го­бу­же, участ­во­вал в похо­дах под Вильян, Пер­нов и Мсти­славль. В 1563 г. он — один из горо­до­вых вое­вод в ново­за­во­е­ван­ном Полоц­ке. В 1564 г. он — вое­во­да пере­до­во­го пол­ка в Литов­ском похо­де: ему и бра­ту его, кн. Вас. Сем. С., веле­но из Смо­лен­ска сой­тись под Оршою с кв. П. И. Шуй­ским, а затем напра­вить­ся вме­сте с ним к Мин­ску. Рань­ше соеди­не­ния с кня­зья­ми С., кн. Шуй­ский потер­пел пора­же­ние и был убит, вслед­ствие чего они воз­вра­ти­лись в Смо­ленск. Это про­изо­шло в янва­ре 1564 г., а осе­нью того же года кн. Рад­зи­вилл, глав­ный вое­во­да поль­ско­го коро­ля Сигиз­мун­да-Авгу­ста, рас­по­ло­жил­ся в двух вер­стах от Полоц­ка, в надеж­де взять город, подей­ство­вав на тамош­не­го вое­во­ду, кн. Щеня­те­ва, угро­за­ми. Вме­сто отве­та кн. Щеня­тев открыл стрель­бу, а на помощь ему в это вре­мя спе­ши­ли кня­зья С. из Вели­ких Лук, зашли в тыл непри­я­те­лю, изгна­ли его и взя­ли при­сту­пом Озе­ри­ще, куда вслед за тем был назна­чен вое­во­дой кн. Петр Сем. С. «для бере­же­нья». В 1567 г. веле­но ему идти из Полоц­ка в Полоц­кий повет на Сушу, где кн. Юрий Ток­ма­ков ста­вил город, и «быть тут, и город бере­чи, чтоб кн. Юрью город ста­вить бес­страш­но»; после постро­е­ния горо­да кн. С. дол­жен был оста­вить там вое­вод, а сам воз­вра­тить­ся в Полоцк. В «Псков­ской лето­пи­си» ска­за­но, что за постро­е­ни­ем горо­да, назван­но­го Копи­ем, наблю­да­ли кня­зья Палец­кий и С., что при­шли литов­цы, кн. Палец­ко­го уби­ли, а кн. С. едва уска­кал в Полоцк. В «Делах Поль­ских» при­бав­ле­но, что коро­лев­ские паны ска­за­ли в Гродне мос­ков­ским послам, что у кн. С. были взя­ты литов­ца­ми из «саа­да­ка» нака­зы и гра­мо­ты. В 1569 г. кн. С. и Зам. Ив. Сабу­ров были назна­че­ны на служ­бу «на Вол­гу на Пере­во­лок»; Сабу­ро­ву дана при этом невмест­ная гра­мо­та, так как «ему нель­зя быть мень­ше кн. Сереб­ря­но­го». В том же году кн. С. был отправ­лен с лег­кою дру­жи­ною в Аст­ра­хань, вслед­ствие дошед­ше­го до царя Иоан­на изве­стия о наме­ре­нии турец­ко­го сул­та­на начать вой­ну с Мос­ков­ским госу­дар­ством. Аст­ра­хан­цы, наря­ду с осталь­ны­ми мусуль­ман­ски­ми улу­са­ми счи­тав­шие турец­ко­го сул­та­на сво­им рели­ги­оз­ным гла­вою, вошли с ним в сно­ше­ние, наде­ясь при его помо­щи отло­жить­ся от вла­сти мос­ков­ско­го госу­да­ря. Когда кн. С. всту­пил в Аст­ра­хань с вой­ском и рас­про­стра­нил­ся слух, что за ним идет дру­гое вой­ско, еще более силь­ное, тур­ки и крым­цы обра­ти­лись в бег­ство. В кон­це мая 1570 г. кн. С. участ­во­вал в похо­де Иоан­на на Колом­ну, вслед­ствие изве­стия о при­хо­де «на рязан­ские места и на кошир­ские крым­ских людей». Два меся­ца спу­стя после того, в Ильин день, кн. С. был убит по при­ка­за­нию царя Иоан­на. Дума­ют, что гибель его нахо­дит­ся в свя­зи с извест­ным «вели­ким измен­ным делом», по кото­ро­му мно­го нов­го­род­цев и мос­ков­ских бояр было обви­не­но царем Иоан­ном IV в наме­ре­нии пере­дать Нов­го­род поль­ско­му коро­лю. Вот как рас­ска­зы­ва­ет Гва­ньи­ни о смер­ти кн. С.: Иоанн был в Алек­сан­дров­ской сло­бо­де и сидел за обе­дом; когда пода­ли вто­рое куша­нье, он вско­чил из-за тра­пезы и крик­нул оприч­ни­кам и слу­гам сво­им: «иди­те за мною!» При­быв в Моск­ву, он велел оприч­ни­кам стать в строй и вме­сте со стрель­ца­ми, кото­рых было пол­то­ры тыся­чи, устре­мить­ся на дом кн. С. и при­ве­сти к себе кня­зя. Едва Иоанн успел это при­ка­зать, как они выта­щи­ли кн. С. из дома и тут же, без вся­кой вины с его сто­ро­ны и без суда, он был, по при­ка­за­нию царя, обез­глав­лен одним из сот­ни­ков. После это­го царь взял лич­но для себя самые луч­шие и цен­ные вещи кн. С., а остат­ки отдал на раз­граб­ле­ние сопро­вож­дав­шей его тол­пе. «Потом, — как ска­за­но в одном ста­рин­ном рус­ском пере­во­де Гва­ньи­ни, — дабы ничто от дви­жи­мых оста­ло­ся и память его погиб­ла, пове­ле и дом его дымом в воз­дух раз­ли­я­ти. И сие совер­шив, на иную стра­ну гра­да того обра­ти­ся». Так окон­чил свою жизнь зна­ме­ни­тый вое­на­чаль­ник, участ­ник похо­дов про­тив татар, ливон­цев и литов­цев в тече­ние два­дца­ти лет. — Имя его вне­се­но в «Сино­дик» Гроз­но­го царя.

Князь Петр Семе­но­вич Обо­лен­ский до 1593 г. в Мос­ков­ском уез­де в Бохо­ве стане вла­дел поме­стьем (10 пусто­ша­ми) в 100 чет­вер­тей зем­ли (Акты слу­жи­лых зем­ле­вла­дель­цев XV–начала XVII в. Т. 1. М., 1997. № 77). До 1584-1586 г. утра­тил вот­чи­ну в Мана­тьине Быко­ве и Коро­вине стане Мос­ков­ско­го уез­да пустошь, что было село Шипи­ле­во с 6 пусто­ша­ми (173 чет­вер­ти сред­ней зем­ли) (Пис­цо­вые кни­ги Мос­ков­ско­го госу­дар­ства XVI в. Ч. 1. Отд. 1. СПб., 1872. С. 177; Ч. 1. Отд. 2. СПб., 1877. С. 515).

В 1550/1551 г. по кня­зе Пет­ре Семе­но­ви­че Сереб­ря­ном дал Брян­ско­му Свен­ско­му мона­сты­рю его брат князь Васи­лий (Вклад­ная кни­га Брян­ско­го Свен­ско­го мона­сты­ря // Изве­стия Рус­ско­го гене­а­ло­ги­че­ско­го обще­ства. Вып. 4. СПб., 1911. С. 414).

Упо­ми­на­ет­ся в духов­ной кня­зя Ю. А. Обо­лен­ско­го в 1547-1565 гг. и в духов­ной И. и Г. П. Зве­ни­го­род­ских в 1562/1563 г. как их долж­ник (Акты фео­даль­но­го зем­ле­вла­де­ния и хозяй­ства XIV–XVI веков. Ч. 2. М., 1956. № 207, 299).

Др. Рос. Вив­лио­фи­ка, т. ХІІІ, 253, 270, 281, 293, 304, 305, 309, 310, 320, 325, 329, 334, 343, 351, 357, 358, 375, 389, 398, 401; XX, с. 51. — Цар­ствен­ная кни­га, с. 170, 181, 198—201, 250, 258, 281. — П. С. Р. Л., IV, с. 313, 314, 317. — Нико­нов­ская Лето­пись, VII, с. 76—77, 142, 146, 161, 294. — Собр. Гос. гра­мот и дого­во­ров, II, 52. — Род. кни­га Рус­ской Ста­ри­ны, 2-е изд., т. II, с. 39. — Гва­ньи­ни, по пере­во­ду, поме­щен­но­му в «Ска­за­ни­ях кн. Курб­ско­го», изд. 3-е Н. Устря­ло­ва, СПб., 1868 г., с. 316—317, прим. 126. — Карам­зин, VIII и IX, по ука­за­те­лю. — Соло­вьев, Исто­рия Рос­сии, VI, по ука­за­те­лю. — Тро­фи­мов, «Поход под Казань, ее оса­да и взя­тие в 1552 г.», Казань, 1890 г., с. 47—48.]

012.004 КН. ЮРИЙ БОРИСОВИЧ,

умер моло­дым

013.005 КН. АНДРЕЙ ДАНИ­ЛО­ВИЧ ЩЕПИН 

Жена

014.005 КН. ПЕТР ДАНИ­ЛО­ВИЧ ЩЕПИН (1520-е — после 1565)

В апре­ле 1549 г., на «Раду­ни­цу», был одним из вое­вод на Коломне; на сле­ду­ю­щий осен­ний срок назна­чен сто­ять на Коши­ре. В апре­ле 1550 г. был одним из вое­вод, по крым­ским вестям, в Беле­ве. В 1553 г. он состо­ял вое­во­дой в Ста­ро­ду­бе, а в сле­ду­ю­щем году был послан в Сви­яжск тре­тьим вое­во­дой «на вылаз­ку». В мае, когда царь Иван Васи­лье­вич велел казан­ским и сви­яж­ским вое­во­дам идти из Ниж­не­го Нов­го­ро­да к Сви­яж­ско­му горо­ду, с раз­де­ле­ни­ем вой­ска на три пол­ка, кн. Щ. нахо­дил­ся в пере­до­вом пол­ку. В 1556 г., в поло­вине июля, при смене вое­вод, кото­рые при­шли «с поля», Щ. был вое­во­дой в сто­ро­же­вом пол­ку в Михай­ло­ве. В 1557 г. он зна­чит­ся в Юрье­ве вое­во­дой «на вылаз­ку». В 1558 г., по воз­вра­ще­нии вой­ска из Ливо­нии и при назна­че­нии вое­вод от «Неме­щкой сто­ро­ны на годо­ва­нье», кн. Щ. был послан в Гдов; затем он был вое­во­дой сто­ро­же­во­го пол­ка в похо­де к Сырен­ску; после взя­тия Руго­ди­ва — вое­во­дой в левой руке при похо­де к Юрье­ву и, нако­нец, вто­рым вое­во­дой боль­шо­го пол­ка в осен­нем похо­де к Рин­ге­ну про­тив маги­стра ливон­ских рыца­рей фон Плет­тен­бер­га. В 1559 г., во вре­мя Ливон­ско­го похо­да, Щ. отме­чен вое­во­дой в пра­вой руке. В 1563 г. для бере­же­нья от Литов­ской украй­ны он сто­ял на Луках Вели­ких и был одним из вое­вод боль­шо­го пол­ка. В 1564 г. при воз­вра­ще­нии из Смо­лен­ска Щ. был вое­во­дой сто­ро­же­во­го пол­ка, а в 1565 г., вес­ной, вое­во­дой боль­шо­го пол­ка в Луках Вели­ких, по рос­пи­си от Литов­ской украй­ны. Отту­да он был пере­ве­ден в в Рязань вое­во­дой «на вылаз­ку»; по крым­ским вестям, назна­чен вое­во­дой боль­шо­го пол­ка, а в «тай­ной рос­пи­си» при­ка­за­но ему идти навстре­чу к царю и после того уже сой­тись по нака­зу с бояра­ми и вое­во­да­ми. Нако­нец, в 1565 г. он сно­ва был вое­во­дой в Юрьеве.

«Син­бир­ский Сбор­ник», стр. 5. 10—12. — «Древн. Росс. Вив­лио­фи­ка», т. XIII, стр. 257, 259, 272, 274, 275, 278, 279, 281, 342, 343, 344, 351, 365, 369, 387. — «Оте­че­ствен­ные Запис­ки», 1830 г., ч. 44, стр. 90, 94, 104. — «Чтен. М. О. И. Д. Р.», 1902 г., т. І, стр. 132, 133, 141, 160, 180, 191, 199, 201—204, 241—243, 248, 257, 259, 261. — «Вре­мен­ник», ч. V, стр. 128, 131, 133. — «Сборн. Имп. Рус. Ист. Общ.», т. 62, стр. 462, 771. — Карам­зин, «Исто­рия Госу­дар­ства Рос­сий­ско­го», т. VIII, пр. 540.

Умер до 18 авгу­ста 1565 г. (Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 107-108).
Родители
Его отец князь Дани­ло Дмит­ри­ев сын Щепин в июне 1528 г. с дру­ги­ми детьми бояр­ски­ми пору­чил­ся по кня­зьям Иване и Андрее Михай­ло­ви­чам Шуй­ским в 2 тыс. руб. (Анто­нов А.В. Поруч­ные запи­си 1527–1571 годов // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. М., 2004. С. 11). Князь Дани­ла Щепин убит вес­ной 1558 г. в бою под Рын­го­лом от ливон­цев (Памят­ни­ки исто­рии рус­ско­го слу­жи­ло­го сосло­вия / Сост. А. В. Анто­нов. М., 2011. С. 188).
Отец
Обо­лен­ский Дани­ил Дмит­ри­ев сын, князь
Слу­жеб­ная биография
Тысяч­ник 2-й ста­тьи из Обо­лен­ских кня­зей. В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Обо­лен­ских кня­зей (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 57, 118). В апре­ле 1549 г. в Коломне и Каши­ре вто­рой вое­во­да сто­ро­же­во­го пола. В 1550 г. вое­во­да в Беле­ве. Намест­ник в Ста­ро­ду­бе летом 1552 г., осе­нью 1552 г. – вес­ной 1553 г., мар­те 1553 г. В мае 1553 г. в вой­ске из Ниж­не­го Нов­го­ро­да на Сви­яжск коман­до­вал пере­до­вым пол­ком. В 1553 г. вто­рой вое­во­да на вылаз­ке в Сви­яж­с­ке. С мар­та 1556 г. вое­во­да на Угре. В июле-сен­тяб­ре 1557 г. вое­во­да в Михай­ло­вом горо­де. В 1557/58 г. вое­во­да в Гдо­ве. В 1557/58 г. в вой­ске, отправ­лен­ном к Сырен­ску, руко­во­дил сто­ро­же­вым пол­ком. В 1558 г. после взя­тия Юрье­ва остав­лен в горо­де пер­вым вое­во­дой. В 1558 г. в вой­ске у Рын­го­ла про­тив маги­стра вто­рой вое­во­да боль­шо­го пол­ка. Зимой 1559 г. в Ливон­ском похо­де тре­тий вое­во­да в пол­ку пра­вой руки, отме­чен вое­во­дой из Юрье­ва. В Полоц­ком похо­де 1562/63 г. голо­ва, был при­бран в яса­у­лы. В сен­тяб­ре 1562 г. дол­жен был явить­ся на служ­бу из Юрье­ва. В 1562/63 г. вое­во­да в Вели­ких Луках. В 1563/64 г. в рати в Литов­скую зем­лю коман­до­вал сто­ро­же­вым пол­ком. В 1563/64 г. в Вели­ких Луках вто­рой вое­во­да боль­шо­го пол­ка. В 1564/65 г., вес­ной вто­рой вое­во­да в Ряза­ни (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 118, 125, 139, 140, 155, 164, 165, 172-176, 204, 205, 208, 215, 217, 219; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 1. М., 1981. С. 180; Кни­га Полоц­ко­го похо­да 1563 г. (Иссле­до­ва­ние и текст) / Подг. текст К. В. Пет­ров. СПб., 2004. С. 51, 61; Паш­ко­ва Т.И. Мест­ное управ­ле­ние в Рус­ском госу­дар­стве пер­вой поло­ви­ны XVI века (намест­ни­ки и воло­сте­ли). М., 2000. С. 160). С дру­ги­ми детьми бояр­ски­ми 20 апре­ля 1563 г. пору­чил­ся по кня­зе А. И. Воро­тын­ском в 15 тыс. руб. (Анто­нов А.В. Поруч­ные запи­си 1527–1571 годов // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. М., 2004. С. 23).

За кня­зем П. Д. Щепи­ным было поме­стье в Тере­бен­ской воло­сти Ново­торж­ско­го уез­да пустошь, что было село Мали­но­во, пустошь, что была дерев­ня Гле­бо­во (РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 11432. Л. 613 об., 798 об.). 11 авгу­ста 1563 г. князь Петр Дани­ло­вич Щепин дал Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю по бра­те кня­зе Федо­ре 50 руб. 18 авгу­ста 1565 г. по нем дали мона­сты­рю вла­ды­ки рязан­ско­го сын бояр­ский Иван Федо­ров сын Суди­мон­тов и Семен Ефре­мов 50 руб. (Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 107-108).

КН. ФЁДОР НИКИ­ТИЧ ЩЕПИН ОБОЛЕНСКИЙ

— князь, сын бояр­ский, столь­ник и голо­ва на служ­бе у Мос­ков­ских кня­зей Васи­лия III и Ива­на Грозного

Один из пред­ста­ви­те­лей кня­же­ско­го рода Щепи­ных-Обо­лен­ских, отрас­ли кня­зей Обо­лен­ских. Рюри­ко­вич в XX поко­ле­нии. Внук осно­ва­те­ля рода Щепи­ных Дмит­рия Семё­но­ви­ча Обо­лен­ско­го-Щепы. Стар­ший сын Ники­ты Дмит­ри­е­ви­ча Щепи­на-Обо­лен­ско­го и Мар­фы, доче­ри Миха­и­ла Ива­но­ви­ча Тра­ви­на-Шара­па, имел бра­та Петра.

В янва­ре 1531 году, как один из голов, послан в Каши­ру для защи­ты от крым­ско­го ханства.

Чин столь­ни­ка полу­чил в 1546 году.

В июле 1547 года во вре­мя Коло­мен­ско­го похо­да Ива­на Гроз­но­го состо­ял сре­ди рынд в свите.

КН. ПЕТР НИКИ­ТИН ЩЕПИН ОБОЛЕНСКИЙ

Тысяч­ник 3-й ста­тьи. Умер 6 октяб­ря 1551 г., похо­ро­нен в Тро­и­це-Сер­ги­е­вом мона­сты­ре (Виш­нев­ский, Энго­ва­то­ва 2011, с. 283; ДРВ. Ч. 6, с. 475; ПИРСС, с. 182). В 1554/1555 г. мать П. Н. Щепи­на кня­ги­ня Мар­фа, жена кня­зя Ники­ты Дмит­ри­е­ви­ча Щепи­на-Обо­лен­ско­го, дала по муже (в ино­че­стве Нико­ле) и по детям, кня­зьям Федо­ре и Пет­ре, вот­чи­ну мужа в Обо­лен­ске в Сер­пу­хов­ском уез­де – сель­цо Дор­ну с 10 дерев­ня­ми (183 чет­вер­ти сред­ней зем­ли) (Спи­сок погре­бен­ных в Тро­иц­кой Сер­ги­е­вой лав­ре от осно­ва­ния оной до 1880 года 1880, с. 76; ВКТСМ, с. 107; Архив СПб ИИРАН. Ф. 29. Оп. 1. Д. 8. № 1153, л. 1329; ПКОУ, с. 178-179).

Отец
Обо­лен­ский Ники­та Дмит­ри­ев сын, князь
Семей­ные и род­ствен­ные связи
Его мать кня­ги­ня Мар­фа, жена кня­зя Ники­ты Дмит­ри­е­ви­ча Щепи­на, была доче­рью Миха­и­ла Ива­но­ви­ча Тра­ви­на (Архив СПб ИИРАН. Ф. 29. Оп. 1. Д. 8. № 1153. Л. 1329; Пис­цо­вые кни­ги Обо­лен­ско­го уез­да пер­вой тре­ти XVII века / Подг. М. С. Вало­ва, О. И. Хору­жен­ко. М., 2014. С. 178-179).

Тысяч­ник 3-й ста­тьи из Обо­лен­ских кня­зей (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 61). По одним дан­ным, погиб во вре­мя похо­да и штур­ма Каза­ни в октяб­ре 1552 г. Из Бежец­ко­го Вер­ха (Памят­ни­ки исто­рии рус­ско­го слу­жи­ло­го сосло­вия / Сост. А. В. Анто­нов. М., 2011. С. 182). В дей­стви­тель­но­сти, умер 6 октяб­ря 1551 г. и похо­ро­нен в Тро­и­це-Сер­ги­е­вом мона­сты­ре 6.

1 авгу­ста 1548 г. князь Петр Ники­тин сын Щепин дал Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю по бра­те кня­зе Федо­ре 10 руб. В 1554/1555 г. кня­ги­ня Мар­фа, жена кня­зя Ники­ты Дмит­ри­е­ви­ча Щепи­на Обо­лен­ско­го дала по муже, в ино­че­стве Нико­ле, и по детях кня­зьях Федо­ре и Пет­ре мужа вот­чи­ну в Обо­лен­ске в Сер­пу­хов­ском уез­де сель­цо Дор­ну с дерев­ня­ми ценой в 400 руб. (Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 107). Его мать, в ино­че­стве Мар­фа, жена кня­зя Ники­ты Дмит­ри­е­ви­ча Щепи­на Обо­лен­ско­го, дала Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю в 1557 г. сель­цо Дор­ну в Обо­лен­ске в Сер­пу­хов­ском уез­де (Спи­сок погре­бен­ных в Тро­иц­кой Сер­ги­е­вой лав­ре от осно­ва­ния оной до 1880 года. М., 1880. С. 76).

КНЖ. МАРИЯ НИКИ­ТИЧ­НА ЩЕПИ­НА (ум. до 1550)

КН. ДМИТ­РИЙ ФЕДО­РО­ВИЧ ШЕВЫ­РЕВ ЩЕПИН

Отец: Обо­лен­ский Федор Шевырь Дмит­ри­ев сын, князь

Тысяч­ник 3-й ста­тьи из Обо­лен­ских кня­зей. В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Обо­лен­ских кня­зей 7. 25 нояб­ря 1562 г. на дво­ре кня­зя И.Д. Бель­ско­го сре­ди дво­рян, при­ни­мав­ших литов­ско­го послан­ни­ка 8. 20 мар­та 1562 г. с дру­ги­ми детьми бояр­ски­ми пору­чил­ся по кня­зе И. Д. Бель­ском в 10 тыс. руб. 9. В Полоц­ком похо­де 1562/63 г. голо­ва, при­бран в яса­у­лы 10.

Был каз­нен в фев­ра­ле 1565 г. (Скрын­ни­ков Р.Г. Цар­ство тер­ро­ра. СПб., 1992. С. 287, 242). «И срод­никъ ихъ князь Дмит­рей, гла­го­ли­мы Шовы­ревъ, на кол­ко поса­женъ. И гла­го­лють его день быти жива и аки не чюв­ши муки тоя лютыя: на колѣ, яко на пре­столѣ седящъ, вос­пѣ­вал кононъ изо устъ Гос­по­ду наше­му Ису­су Хри­сту, и дру­ги канонъ бла­го­дар­ствен­ный пре­чи­стой Бого­ро­ди­цы, с ними же вку­пе пра­ви­ло нема­лое, гла­го­ле­мое ака­фи­стъ, еже в немъ замы­ка­ет­ся все плотъ­ское Божие смот­ре­ние. И по скон­ча­нию пѣния оно­го духъ свой пре­далъ Гос­по­де­ви» (Сочи­не­ния кня­зя Андрея Курб­ско­го // Рус­ская исто­ри­че­ская биб­лио­те­ка. Т. 31. СПб., 1914. С. 280).

В 1539/1540 г. в Мику­лин­ском стане Твер­ско­го уез­да за кня­ги­ней Ори­ной, женой кня­зя Федо­ра Щепи­на, и ее детьми кня­зья­ми Дмит­ри­ем и Ива­ном поме­стье села Овцы­но и Несте­ров­ское с 23 дерев­ня­ми и 3 пусто­ша­ми (456 чет­вер­тей). В кон­це XVI в. за кня­зем Дмит­ри­ем Щепи­ным в воло­сти Хор­вач а Горец­ком стане Твер­ско­го уез­да в вот­чине была дерев­ня Селе­зе­не­во (Пис­цо­вые кни­ги Мос­ков­ско­го госу­дар­ства XVI в. Ч. 1. Отд. 2. СПб., 1877. С. 115-116, 242; Пис­цо­вые мате­ри­а­лы Твер­ско­го уез­да / Сост. А. В. Анто­нов. М., 2005. С. 110-111).

Послух в дан­ной 1556/1557 г. кня­ги­ни Марьи Воро­тын­ской, дав­шей Кирил­ло-Бело­зер­ско­му мона­сты­рю свою вот­чи­ну в Горо­дец­ком стане Бежец­ко­го Вер­ха, что выку­пи­ла у кня­зя Дмит­рия Ива­но­ви­ча Кур­ля­те­ва вот­чи­ну, ранее при­над­ле­жав­шую кня­зе Дмит­рию Ива­но­ви­чу Немо­му Обо­лен­ско­му село Хоте­но­во (Тере­бо­тун) с дерев­ня­ми Ермо­ли­но­во, Мед­вет­ко­во, Сони­но и еще 14 дере­вень. Село Хоте­но­во Тере­бо­тун по духов­ной кня­зя Алек­сандра Васи­лье­ви­ча Обо­лен­ско­го было дано вели­ким кня­зем Васи­ли­ем III кня­зю Ива­ну Немо­го и кня­зю Федо­ру Лопа­те (ОР РНБ. СПб­ДА. А I/17. Л. 5144; Федо­тов-Чехов­ский А.А. Акты, отно­ся­щи­е­ся до граж­дан­ской рас­пра­вы Древ­ней Рос­сии. Т. 1. Киев, 1860. С. 169). Корм по кня­зю Дмит­рию Щепи­ну 26 сен­тяб­ря в Ново­де­ви­чьем мона­сты­ре. Князь Дмит­рий Щепин дал мона­сты­рю дерев­ню и 50 руб. Его жена кня­ги­ня ино­ка Анна дела мона­сты­рю 100 руб. (Вклад­ная кни­га 1674–1675 (7183) года Мос­ков­ско­го Ново­де­ви­чье­го мона­сты­ря // Источ­ни­ки по соци­аль­но-эко­но­ми­че­ской исто­рии Рос­сии XVI–XVIII вв.: из архи­ва Мос­ков­ско­го Ново­де­ви­чье­го мона­сты­ря / Подг. В. Б. Пав­лов-Силь­ван­ский. М., 1985. С. 171, 177).

019.007 КН. ИВАН ФЕДО­РО­ВИЧ ЩЕПИН

020.008 КН. ИВАН ДМИТ­РИ­Е­ВИЧ СУХО­РУК ЩЕПИН (1520/30-е — ок. 1589)

с 25.03.1570 по 1576 вое­во­да на Соколе.

∞, ИРИ­НА

021.008 КНЖ. СОЛО­МО­НИ­ДА ДМИТ­РИ­ЕВ­НА ЩЕПИНА

XXI коле­но

КН. ИВАН ХОР­ХО­РА (ХОМ­ХО­РА) АНДРЕ­ЕВ ЗОЛО­ТОЙ ЩЕПИН ОБОЛЕНСКИЙ

Князь Иван Андре­евич носил про­зва­ние Кор­хо­ра и был тре­тьим и послед­ним пред­ста­ви­те­лем вет­ви Золо­тых-Обо­лен­ских. В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Обо­лен­ских кня­зей (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 119). В 1559/60 г. в вой­ске из Юрье­ва про­тив нем­цев вто­рой вое­во­да пере­до­во­го пол­ка и с ним были горо­дец­кие люди и люди казан­ско­го царя Шига­лея. В 1559/60 г. под Вилья­ном тре­тий вое­во­да пере­до­во­го пол­ка. В авгу­сте 1560 г. после взя­тия Вилья­на был направ­лен к Кеси. В 1562/63 г. вое­во­да в Вильяне. В 1562/63 г. в Полоц­ком похо­де голо­ва, столь­ник-еса­ул. В мар­те 1563 г. вое­во­да в Алы­сте (Кни­га Полоц­ко­го похо­да 1563 г. (Иссле­до­ва­ние и текст) / Подг. текст К. В. Пет­ров. СПб., 2004. С. 50, 77). В 1564 – сен­тяб­ре 1565 г. вое­во­да в Бол­хо­ве (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 189, 190, 192, 201, 215, 218, 219, 222). Еще 13 сен­тяб­ря, за пол­ме­ся­ца до того, как ста­ло извест­но о дви­же­нии татар к рус­ской гра­ни­це, по рас­по­ря­же­нию Ива­на IV кн. И.А. Золо­той дол­жен был оста­вить свою служ­бу в Бол­хо­ве — на его место был назна­чен новый вое­во­да кн. В.В. При­им­ков Ростов­ский (РК 1966: 222). Вопре­ки цар­ско­му ука­зу, в тече­ние трех недель пере­ме­на горо­до­вых вое­вод так и не была осу­ществ­ле­на. Мож­но допу­стить, что кн. И.А. Золо­той не успел пере­дать дела сво­е­му смен­щи­ку или же был остав­лен в долж­но­сти реше­ни­ем зем­ской Бояр­ской думы и «бере­го­вых» вое­вод, на вре­мя бого­моль­ной поезд­ки царя полу­чив­ших пра­во «царя и вели­ко­го кня­зя делом про­мыш­ля­ти, посмот­ря по делу» (РК 1966: 222). По крым­ским вестям, ему веле­но было быть в левой руке с бояри­ном и вое­во­дой кн. Вас. Сем. Сереб­ря­ным и идти в сход к дру­гим вое­во­дам. В то же вре­мя была состав­ле­на «тай­ная рос­пись», по кото­рой он дол­жен был идти навстре­чу к царю Ива­ну Васи­лье­ви­чу, а затем остать­ся в сто­ро­же­вом пол­ку на «бере­гу» (реки Оки). 7-го октяб­ря это­го же года к Вол­хо­ву при­сту­пи­ли крым­ский хан Девлет-Гирей с сыно­вья­ми и откры­ли пушеч­ную паль­бу; кн. Щ. выхо­дил из горо­да с детьми бояр­ски­ми «и с ними дело делал и язы­ки поимал, а поса­ду ближ­них дво­ров поже­чи не дал».

Обо­ро­на Бол­хо­ва от армии Девлет-Гирея I в октяб­ре 1565 г. ста­ла послед­ней извест­ной служ­бой кня­зя Ива­на. С это­го вре­ме­ни его имя в источ­ни­ках не фигу­ри­ру­ет. Умер до 3 янва­ря 1567 г. (Вклад­ная Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 125).

Имел зем­ли в Обо­лен­ском уез­де, поме­стье и вот­чи­ну в Твер­ском уез­де. В мар­те 1542 г. во вре­мя при­е­ма литов­ских послов в Москве запи­сан сре­ди кня­зей и детей бояр­ских, кото­рые «в думе у госу­да­ря не живут», но «при послах в избе были» как «кня­зи Обо­лен­ские» (Сбор­ник РИО. Т. 59, с. 147). В 1551–1554 гг. кня­зю Ива­ну Андре­еви­чу Золо­то­му и его мате­ри кня­гине Анне доста­лась в поме­стье вот­чи­на кня­зя Андрея Ива­но­ви­ча Обо­лен­ско­го-Золо­то­го, отца И. А. Золо­то­го (пожа­ло­ва­на в сен­тяб­ре 1547 г.) в воло­сти Хор­вач в Юрьев­ском стане Твер­ско­го уез­да – село Оси­по­в­ское, сель­ца Новое и Стар­ко­во с 12 дерев­ня­ми и 4 пусто­ша­ми (580 чет­вер­тей сред­ней зем­ли). В том же стане за ним и его мате­рью в вот­чине было сель­цо Пер­ве­ти­но (Пер­вя­ти­но) с дерев­ня­ми (210 чет­вер­тей сред­ней зем­ли) и еще дерев­ни (ПКМГ. Ч. 1, отд. 2, с. 230, 232-234; РД. Вып. 8, № 2268; ПМТУ, с. 241-242, 244-246).

Вот­чи­на вдо­вы Андрея Ива­но­ви­ча Золо­то­го Анны (в ино­че­стве Евдо­кии) была про­да­на 25 мая–31 авгу­ста 1571 г. душе­при­каз­чи­цей кня­ги­ни, ста­ри­цей того же Ново­де­ви­чье­го мона­сты­ря Евпрак­си­ей (вдо­вой бояри­на кня­зя Васи­лия Семе­но­ви­ча Сереб­ря­но­го) Ива­ну Ива­но­ви­чу Поле­ву – село Пер­ве­ти­но с 4 дерев­ня­ми в Юрьев­ском стане Твер­ско­го уез­да, за 175 руб. Ста­ри­ца Евдо­кия умер­ла до пожа­ра в мона­сты­ре в мае 1571 г. Евпрак­си­ей в Ново­де­ви­чий мона­стырь до июля 1571 г. было дано село Новое с дерев­ня­ми в Обо­лен­ском уез­де – по княжне Ксе­нии, доче­ри кня­зя Ива­на Андре­еви­ча Золо­то­го, и по себе 11.

3 янва­ря 1567 г. князь И. Г. Гун­до­ров Ста­ро­дуб­ский дал по нему 50 руб. в Тро­и­це-Сер­ги­ев мона­стырь (Вклад­ная Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М.. 1987. С. 125). Корм по его жене кня­гине Евдо­кии, в ино­че­стве Евпрак­сии, 1 мар­та в Ново­де­ви­чьем мона­сты­ре. Дал мона­сты­рю 40 руб. (Вклад­ная кни­га 1674–1675 (7183) года Мос­ков­ско­го Ново­де­ви­чье­го мона­сты­ря // Источ­ни­ки по соци­аль­но-эко­но­ми­че­ской исто­рии Рос­сии XVI–XVIII вв.: из архи­ва Мос­ков­ско­го Ново­де­ви­чье­го мона­сты­ря / Подг. В. Б. Пав­лов-Силь­ван­ский. М., 1985. С. 187). В общем родо­вом поми­на­нии кня­зей Золо­тых Обо­лен­ских имя Ива­на Андре­еви­ча отсут­ству­ет (НИОР РГБ. Ф. 304/III. Тро­иц­кое собр. № 25. Л. 162—162 об., 215). Он запи­сан в кор­мо­вом сино­ди­ке 1660 г., ско­рее все­го в свя­зи с упо­мя­ну­тым вкла­дом по его душе, одна­ко без каких-либо ука­за­ний на дату его кон­чи­ны (НИОР РГБ. Ф. 304/I. Тро­иц­кое собр. № 814. Л. 68).

В 1569/1570 г. упо­ми­на­ет­ся как долж­ник в духов­ной С. В. Сте­па­но­ва (Акты фео­даль­но­го зем­ле­вла­де­ния и хозяй­ства XIV–XVI веков. Ч. 2. М., 1956. № 352).

Ж., ЕВДО­КИЯ (ИН. ЕВПРАКСИЯ).

КН. БОРИС ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ СЕРЕБ­РЯ­НЫЙ ЩЕПИН ОБО­ЛЕН­СКИЙ (1540-е — после 1574)

князь из рода Обо­лен­ских, рус­ский воен­ный и госу­дар­ствен­ный дея­тель XVI века, вое­во­да в Деди­ло­ве, Брян­ске и Туле. Отец: Сереб­ря­ный Васи­лий Семе­но­вич, князь.

В 1558 г., на вто­рой сва­дьбе кн. Вла­ди­ми­ра Андре­еви­ча Ста­риц­ко­го с княж­ной Евдо­ки­ей Рома­нов­ной Одо­ев­ской, кн. С. был поса­жен на кня­жое место, до при­бы­тия жени­ха. В нояб­ре 1562 г. в похо­де на Полоцк князь рын­да у дру­го­го саа­да­ка. В 1566–1575 гг. вхо­дил в Зем­ский двор. В 1565 году царь Иоанн взял с неко­то­рых бояр и дво­рян поруч­ную запись по отце кн. Бори­са Васи­лье­ви­ча — боярине кн. Вас. Сем. С., и по самом кн. Бори­се Васи­лье­ви­че, что они не выедут из Мос­ков­ско­го Госу­дар­ства и будут слу­жить вер­но и усерд­но госу­да­рю и его семей­ству. В 1566/67 г. вое­во­да в Дедилове.

В 1570 г. он — вое­во­да сто­ро­же­во­го пол­ка на Бере­гу. В мае 1570 г. князь Борис Сереб­ря­ный звал боль­ших литов­ских послов Я. Скро­то­ши­на и Н. Тал­ва­ша за стол во вре­мя посоль­ско­го при­е­ма в Москве. В 1570/71 г., 1572 г. намест­ник в Брян­ске. Вто­рой вое­во­да сто­ро­же­во­го пол­ка в вой­ске, отправ­лен­но­го из Муро­ма и Ниж­не­го Нов­го­ро­да под Казань про­тив чере­ми­сы, изме­нив­ших мос­ков­ско­му царю, в 1572/1573 г. По воз­вра­ще­нии из похо­да пол­ко­вой вое­во­да в Туле;
В 1573/74 г. вое­во­да в Туле, по рос­пи­си дол­жен быть вое­во­дой боль­шо­го пол­ка, когда сой­дут­ся все укра­ин­ные вое­во­ды вме­сте. Этой же осе­нью кн. С. с това­ри­ща­ми вое­вал с крым­ски­ми и ногай­ски­ми людь­ми в Печер­ни­ко­вых дуб­ра­вах, а «Ново­силь­ские, Мцен­ские и Орель­ские вое­во­ды» в деле не участ­во­ва­ли, пото­му что в сход не поспе­ли. Осе­нью 1574 г., 1574/75 г. вое­во­да в Туле 12.

Умер в нача­ле 1575 г. на вое­вод­стве в Туле (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 2. М., 1982. С. 375).

До 1573/1574 г. утра­тил в стане Радо­неж Мос­ков­ско­го уез­да поме­стье (в пороз­жих зем­лях ока­за­лось) пустошь Жил­ко­во и про­чие пусто­ши (125 чет­вер­тей сред­ней зем­ли) 13. До 1594-1597 гг. князь Борис Сереб­ря­ный утра­тил в Мор­жев­ском стане Рязан­ско­го уез­да веро­ят­но поме­стье село Пру­ды на р. Осет­ре (677 чет­вер­тей доб­рой зем­ли) с 2 дерев­ня­ми и почин­ком (490 чет­вер­тей доб­рой зем­ли) 14.

Корм по жене кня­зя Б. В. Сереб­ря­но­го ино­ке Елене в Ново­де­ви­чьем мона­сты­ре. Дано мона­сты­рю 100 руб. 15.

Ж., ….. (ИН. ЕЛЕНА) ….. …… .

024.010 КН. АННА (ИН. АНИ­СЬЯ) ВАСИ­ЛЬЕВ­НА СЕРЕБРЯНАЯ, 

Княж­на Улья­на, жена кня­зя Пет­ра Андре­еви­ча Холм­ско­го, была доче­рью ста­ри­цы Ани­сьи, доче­ри кня­зя Васи­лия Семе­но­ви­ча Сереб­ря­но­го (Шума­ков С.А. Обзор гра­мот кол­ле­гии эко­но­мии. Вып. 5. М., 2002. С. 43-44).

М., КН. ПЕТР АНДРЕ­ЕВИЧ ХОЛМ­СКИЙ, в ино­ках Варфоломей.

025.013 КН. МИХА­ИЛ АНДРЕ­ЕВИЧ ЩЕПИН.

XXII коле­но

КНЖ. КСЕ­НИЯ АНДРЕ­ЕВ­НА ЗОЛОТАЯ

Пер­со­ны без места.

КН. ГАВ­РИ­ИЛ ЗОЛО­ТОЙ ОБОЛЕНСКИЙ

В дати­ро­ван­ной части сино­ди­ка 1575 г. ука­зан некий «князь Гав­ри­ил Обо­лен­ской Золо­той», неиз­вест­ный по родо­слов­цам и оче­вид­но скон­чав­ший­ся в нача­ле 1570-х гг.

Род кн. Щепи­ных-Обо­лен­ских (пер­вая циф­ра — номер по поряд­ку, вто­рая — номер отца)

XVIII(от Рюри­ка)

001.000 (в рос­пи­си кн. Обо­лен­ских выше №046.022) кн. Дмит­рий Семе­но­вич Щепа-Обо­лен­ский (1450-е? — ум. после 1495), родо­на­чаль­ник угас­ших кня­зей Щепи­ных-Обо­лен­ских. В 1482 слу­жил на Ниж­нем Нов­го­ро­де; в 1495 сопро­вож­дал Ива­на III в Нов­го­род. В кон­це XV в. вла­дел вот­чи­ной в Малом Ярославце.

Жена

XIX

002.001 кн. Иван Дмит­ри­е­вич Золо­той Щепин, в 1513, во вто­ром Смо­лен­ском похо­де ука­за­но ему быть на Угре пер­вым вое­во­дой пере­до­во­го пол­ка. Родо­на­чаль­ник кня­зей Золотых-Оболенских.

Жена

003.001 кн. Семен Дмит­ри­е­вич Сереб­ря­ный Щепин (1480-е — 1535), боярин и вое­во­да, родо­на­чаль­ник кня­зей Серебряных-Оболенских

Жена Евфро­си­ния, в ино­ки­нях Евпрак­сия (ум. до 1550)

004.001 кн. Борис Дмит­ри­е­вич Щепин, по про­зви­щу Цигор (Цыгор) (1480-е-ум. после 1544), в 1508, по при­бы­тии послов от хана Менгли Гирея, послан был спро­сить их о здо­ро­вьи царя и о их здо­ро­вьи. В 1544 году был вто­рым вое­во­дой пра­вой руки в Коломне.

Жена княж­на N Бори­сов­на Ромо­да­нов­ская, в ино­че­стве Анна

005.001 кн. Дани­ла Дмит­ри­е­вич Щепин (1490-е — ?), в 1531 пол­ко­вой голо­ва в вой­сках на Кашире

Жена

006.001 кн. Ники­та Дмит­ри­е­вич Щепин (1490-е-1539), в ино­ках Нико­лай. В 1521 году во вре­мя побе­до­нос­но­го похо­да Крым­ско­го хана Мухам­мед Гирея на Моск­ву был одним из вое­вод в Тару­се, кото­рые не смог­ли вос­пре­пят­ство­вать пере­пра­ве крым­ских войск через Оку, что пред­опре­де­ли­ло пора­же­ние Моск­вы в этом кон­флик­те. В 1527 году был в чис­ле голов в Коломне. В 1528 году так­же как голо­ва сто­ял в Рости­слав­ле на Оке для защи­ты от воз­мож­но­го напа­де­ния крым­ско­го царе­ви­ча Ислам Гирея. В 1530 году был вто­рым вое­во­дой в Ряза­ни за городом.

Жена Мария Михай­лов­на Тра­ви­на (в ино­ки­нях Мар­фа) (ум. после 1557), дочь Миха­и­ла Ива­но­ви­ча Травина-Шарапа

007.001 кн. Федор Дмит­ри­е­вич Шафыр-Щепин (ум. 1531/1539), в 1531 пол­ко­вой голо­ва на Кашире

Жена Ири­на NN (ум. после 1539), в 1539 за нею сс. Овцы­но и Несте­ро­во Твер­ско­го у.

008.001 кн. Дмит­рий Дмит­ри­е­вич Щепин (1500-е-ум. 1543/1544), в 1543 намест­ник в Рязани

Жена Акси­нья (ум. после 1544), в 1544 вдова

XX

009.002 кн. Андрей Ива­но­вич Золо­той (1510-е-ум. ок. 1547), вое­во­да, но его служ­бе све­де­ний не сохранилось

Жена Анна, в мона­ше­стве Евдо­кия (ум. 1571)

010.003 кн. Васи­лий Семе­но­вич Сереб­ря­ный (ок. 1520? — ум. 1570), боярин и вое­во­да, «дво­рец­кий Углиц­кий». В ино­ках Варлаам.

Жена Ксе­ния, в ино­ки­нях Евпрак­сия (ум. после 1571)

011.003 кн. Петр Семе­но­вич Сереб­ря­ный (ок. 1520-е-20.07.1570), боярин и вое­во­да. Каз­нен Ива­ном Грозным.

012.004 кн. Юрий Бори­со­вич, умер молодым

013.005 кн. Андрей Дани­ло­вич Щепин

Жена

014.005 кн. Петр Дани­ло­вич Щепин (1520-е — после 1565), вто­рой вое­во­да в Ряза­ни (1565)

015.006 кн. Федор Ники­тич Щепин (1520-е — ?), в 1547 в похо­де госу­да­ря к Коломне, был при нем рын­дой. Бездетный

016.006 кн. Петр Ники­тич Щепин (ум. 1552), убит при взя­тии Каза­ни. Бездетный.

017.006

018.007 кн. Дмит­рий Федо­ро­вич Шовы­рев (Шафы­рев) Щепин (1520/30-е- 1565), вое­во­да в Одо­е­ве. Был каз­нен Гроз­ным вме­сте с кня­зья­ми Юри­ем и Ива­ном Кашинами.

ПЕЧАТКИ

Печаток не знайдено

ПУЦБЛІКАЦІЇ ДОКУМЕНТІВ

Документів не знайдено

АЛЬБОМИ З МЕДІА

Медіа не знайдено

РЕЛЯЦІЙНІ СТАТТІ

Статтєй не знайдено

НОТАТ­КИ
  1. Акты соци­аль­но-эко­но­ми­че­ской исто­рии Севе­ро-Восточ­ной Руси кон­ца XIV–начала XVI в. Т. 1. М., 1952. № 607, 607а[]
  2. «Син­бир­ский Cбор­ник», стр. 9, 12. — «Оте­че­ствен­ные Запис­ки», 1830 г., ч. 44, стр. 42, 49. — «Древн. Росс. Вив­лио­фи­ка», т. XIII, стр. 316, 336, 364. — «Р. И. Б.», т. III, стр. 268. — Писц. кн. XVI в., т. II, стр. 230. — «Чтен. М. О. И. Д. P.», 1902 г., т. І, стр. 51, 56, 58, 222, 225, 238, 256, 260, 262, 265.[]
  3. Нико­нов­ская лето­пись, VI, с. 230. — Др. Росс. Вив­лио­фи­ка, XIII, с. 16; XX, с. 28. — Карам­зин, VII, по ука­за­те­лю. — Род. кни­га Рус­ской Ста­ри­ны, 2-е изд., II, с. 39.[]
  4. Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 9, 42, 50, 55, 56, 58-60, 62, 66-68, 70; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 1. Ч. 2. М., 1977. С. 193; Акты Рус­ско­го госу­дар­ства 1505–1526 гг. М., 1975. № 43, № 220. С. 50, 222, 306; Зимин А.А. Фор­ми­ро­ва­ние бояр­ской ари­сто­кра­тии в Рос­сии во вто­рой поло­вине XV – пер­вой тре­ти XVI в. М., 1988. С. 54[]
  5. Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 97[]
  6. Виш­нев­ский В.И., Энго­ва­то­ва А.В. Некро­поль кня­зей Обо­лен­ских в Тро­и­це-Сер­ги­е­вом мона­сты­ре // Архео­ло­гия Под­мос­ко­вья. Мате­ри­а­лы науч­но­го семи­на­ра. Вып. 7. М., 2011. С. 283[]
  7. Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 61, 118[]
  8. Сбор­ник Рус­ско­го исто­ри­че­ско­го обще­ства. Т. 71. СПб., 1892. С. 94[]
  9. Анто­нов А.В. Поруч­ные запи­си 1527–1571 годов // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. М., 2004. С. 17[]
  10. Кни­га Полоц­ко­го похо­да 1563 г. (Иссле­до­ва­ние и текст) / Подг. текст К. В. Пет­ров. СПб., 2004. С. 49, 76[]
  11. ПКМГ. Ч. 1, отд. 2, с. 110-111; Акты Рос­сий­ско­го госу­дар­ства, № 127, 128, 150, с. 487-488, 496; Вклад­ная кни­га 1674–1675 (7183) года Мос­ков­ско­го Ново­де­ви­чье­го мона­сты­ря 1985, с. 187[]
  12. Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 199, 224, 234, 238, 246, 248, 253-256; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 1. М., 1981. С. 212; Т. 2. Ч. 2. М., 1982. С. 336, 375; Сбор­ник Рус­ско­го исто­ри­че­ско­го обще­ства. Т. 71. СПб., 1892. С. 640[]
  13. Пис­цо­вые кни­ги Мос­ков­ско­го госу­дар­ства XVI в. Ч. 1. Отд. 1. СПб., 1872. С. 31[]
  14. Анпи­ло­гов Г.Н. Рязан­ская пис­цо­вая при­пра­воч­ная кни­га кон­ца XVI в. М., 1982. С. 169-170[]
  15. Вклад­ная кни­га 1674–1675 (7183) года Мос­ков­ско­го Ново­де­ви­чье­го мона­сты­ря // Источ­ни­ки по соци­аль­но-эко­но­ми­че­ской исто­рии Рос­сии XVI–XVIII вв.: из архи­ва Мос­ков­ско­го Ново­де­ви­чье­го мона­сты­ря / Подг. В. Б. Пав­лов-Силь­ван­ский. М., 1985. С. 204[]

Оставьте комментарий