Довговды

Загальні відомості про рід

ДОВ­ГО­В­ДЫ (Дов­кол­ды) – кня­же­ский род, веро­ят­но из ста­ро­ли­тов­ской дина­стии, точ­ное про­ис­хож­де­ние неустановлено.

Вла­де­ния кня­зей Дов­го­в­дов рас­по­ла­га­лись на погра­ни­чье Ново­го­род­ско­го и Сло­ним­ско­го пове­тов, а так­же близ Город­ка Давы­до­ва1. Судя по ука­зан­но­му пожа­ло­ва­нию Кази­ми­ра Миха­и­лу Кез­гай­ло­ви­чу, к 1451 г. оба бра­та, Глеб и Федь­ко Дов­го­в­до­ви­чи, умер­ли без потом­ства. Вопре­ки мне­ни­ям, выска­зы­вав­шим­ся в исто­рио­гра­фии, он не име­ет ника­ко­го отно­ше­ния ни к вилен­ско­му вое­во­де Дов­гир­ду, ни к кня­зю Семе­ну-Лугве­ню Оль­гер­до­ви­чу, ни к кня­зю Дол­гол­да­ту Дол­гол­да­то­ви­чу, извест­но­му по вклад­ной запи­си 1427 г.2.

Лит.: Поле­хов С.В. Наслед­ни­ки Вито­вта. Дина­сти­че­ская вой­на в Вели­ком кня­же­стве Литов­ском в 30-е годы XV века. М.: Индрик, 2015. – 712 с., ил. ISBN: 978-5-91674-366-1. – С. 449-450

Поколінний розпис

I генерація

КН. ЮРИЙ ДОВ­ГО­ВД

– князь, жил в нача­ле XV в. и вла­дел зем­ля­ми на тер­ри­то­рии Лит­вы. Веро­ят­но был «руте­ни­зи­ро­ван­ным бал­том», Имел двух кре­щен­ных детей: Федо­ра и Глеба. 

Кн. Юрій Дов­го­вд 24 лют. 1401 у Тро­ках, видав осо­би­стий при­сяж­ний запис поль­ско­му коро­лю и Короне при заклю­че­нии унии в 1401 г. 3. Цим листом він зобов’язувався не шука­ти піс­ля смер­ті Віто­вта ін. гос­по­да­ря, окрім польс. коро­ля Вла­ди­сла­ва II Ягайла.

Источ­ни­ки: Дов­нар-Заполь­ский М. Акты
Литов­ско-рус­ско­го госу­дар­ства. М., 1895. Т. 2. С. 45; ПСРЛ. Т. 25. С. 395, л. 653.

Лите­ра­ту­ра: Тати­щев В.Н. Указ. соч. Т. 5. С. 259; Яко­вен­ко Н.Н. Указ. соч. С. 77 (схе­ма VI (3)).

II генерація

КН. ГЛЕБ ЮРЬЕ­ВИЧ ДОВ­ГО­ВД (1430-е)

В 1451 г. Кази­мир Ягел­лон под­твер­дил Миха­и­лу Кез­гай­ло­ви­чу сре­ди про­чих вла­де­ний «Crutowassyolo, ubi sunt duodecim homines prope Szelesnicza siti, quos eciam tempore domini Sigismundi, magni ducis, prefatus dux Hieb tenuit» («Кру­то­во село, где близ Желез­ни­цы сидят две­на­дцать чело­век, кото­рых назван­ный князь Глеб дер­жал так­же во вре­ме­на гос­по­ди­на Сигиз­мун­да, вели­ко­го кня­зя»)4.

Глеб Дов­ко­в­до­вич был одним из немно­гих литов­ских гаран­тов «веч­но­го мира» Поль­ши и ВКЛ с Тев­тон­ским орде­ном, заклю­чен­но­го в Бре­сте Куяв­ском 31 декаб­ря 1435 г. В этом доку­мен­те он вме­сте с Андре­ем Вла­ди­ми­ро­ви­чем и Юри­ем Семе­но­ви­чем (Голь­шан­ским) при­чис­лен к «рус­ским кня­зьям» 5. В 1441 г. он, как и Юрий Семе­но­вич, был одним из сви­де­те­лей при­ви­лея Кази­ми­ра Вильне на маг­де­бург­ское пра­во, а в 40-е годы (судя по упо­ми­на­нию писа­ря Куш­лей­ки) полу­чил трех чело­век где-то в Литов­ской зем­ле, как пока­зы­ва­ют их име­на6. Его вла­де­ния рас­по­ла­га­лись на погра­ни­чье Ново­го­род­ско­го и Сло­ним­ско­го пове­тов, рав­но как и вла­де­ния его бра­та Федь­ки (их в 1451 г. полу­чил Миха­ил Кез­гай­ло­вич), а так­же близ Город­ка Давы­до­ва7. Судя по ука­зан­но­му пожа­ло­ва­нию Кази­ми­ра Миха­и­лу Кез­гай­ло­ви­чу, к 1451 г. оба бра­та, Глеб и Федь­ко Дов­го­в­до­ви­чи, умер­ли без потом­ства. Вопре­ки мне­ни­ям, выска­зы­вав­шим­ся в исто­рио­гра­фии, он не име­ет ника­ко­го отно­ше­ния ни к Вилен­ско­му вое­во­де Дов­гир­ду, ни к кня­зю Семе­ну-Лугве­ню Оль­гер­до­ви­чу, ни к кня­зю Дол­гол­да­ту Дол­гол­да­то­ви­чу, извест­но­му по вклад­ной запи­си 1427 г.8.

КН. ФЁДОР ЮРЬЕ­ВИЧ ДОВГОВД

сын кня­зя Юрия Дов­го­в­дов. Князь Фед­ко Дов­го­в­до­вич », сыном кня­зя Юрия Дов­го­в­да. Они с бра­том вла­де­ли зем­ля­ми на погра­ни­чье Ново­го­род­ско­го и Сло­ним­ско­го пове­тов. Оба бра­та не оста­ви­ли потом­ства, и их зем­ли ушли дру­гим лицам в 1451 г. 9рав­но как и вла­де­ния его бра­та Федь­ки (их в 1451 г. полу­чил Миха­ил Кезгайлович)

Вес­ной 1445 г. Улуг-Мухам­мед пред­при­нял ответ­ные дей­ствия, послав сво­их сыно­вей «Мама­те­ка да Яку­ба» на Моск­ву. По окон­ча­нии Пет­ро­ва поста, 29 июня, вели­кий князь высту­пил из Моск­вы навстре­чу. В горо­де Юрье­ве «…при­бе­го­ша к нему вое­во­ды ноуго­родц­кие, кн(я)зь [Федор] Дол­го­ля­довъ да Юшка Драни[ца град] же зажег­ши, поне­же изнемога[ша с го]лоду». 10 Отно­си­тель­но кня­зя Федо­ра Дол­го­ля­до­ва мож­но ска­зать, что про­зви­ще иска­же­но, ско­рее все­го, под­ра­зу­ме­вал­ся князь Фед­ко Дов­го­в­до­вич. Тем более что в раз­ных спис­ках он запи­сан по-раз­но­му: «Фео­дор Дол­го­лъ­довъ» 11, «Фео­дор Дол­го­л­гоф». 12 7 июля 1445 г., в сре­ду, под Суз­да­лем состо­я­лось сра­же­ние, в кото­ром 3500 татар раз­гро­ми­ли 1500 рус­ских, захва­тив при этом в плен вели­ко­го кня­зя. В сино­ди­ке пав­ших в бит­ве ука­за­но поряд­ка 120 имен. 13 Про кня­зя Федо­ра «Дол­го­ля­до­ва» боль­ше нигде, нико­гда не упо­ми­на­лось. Хан Улуг-Мухам­мед обо­шел­ся с пле­нен­ным вели­ким кня­зем по-оте­че­ски, попе­нял ему за непо­слу­ша­ние и отпу­стил с миром, «…утвер­дивъ его крест­ным цело­ва­ни­емъ, что дати ему с себя окупъ, сколь­ко может». 14

Част­кай Лукомль­ска­га княст­ва да сва­ёй смер­ці каля 1450 г. вало­даў літоўскі князь Фед­ка Даў­гоў­давіч, а затым у 1451 г. вялікі князь пера­даў яе адна­му з най­больш уплы­во­вых паноў, віленска­му ваявод­зе і канц­ле­ру Міхаі­лу Кез­гай­лу. Гэты маён­так уклю­чаў 12 чала­век (даклад­ней — сямей) у самым Луком­лі, а так­са­ма 10 сямей дан­нікаў і 11 слу­жы­лых люд­зей у вяр­хоўях р. Эсы, у сёлах Хло­павічы, Астап­кавічы і Літо­вічы. 15

Дипломатарій князів Довговдів

№ 2

Жало­ван­ная гра­мо­та кня­ги­ни Анны Свид­ри­гай­ло­вой бояри­ну Ход­ку на зем­лю отца его, что дер­жал при Гле­бе Довговдовиче.

Мы, Кне­ги­ни Швит­рик­га­и­ло­вая Кне­ги­ня Анна жало­ва­ли есмо слу­гу нашо­го Ход­ка зем­лею его отчи­ною, што была под Рян­цем и мы роспы­та­ли ста­рых людеи чия то отчи­на, ино пове­да­ли штож деи то отчи­на Ход­ко­ва, оте­ць его дер­жал за Кня­зя Гле­ба Дов­ко­в­до­ви­ча, а Рян­цю то не отчи­на, а мы дали были есчо Рян­цю неве­да­ю­чи, а коли то роспы­та­ли штож деи то Ход­ко­ва отчи­на и мы Ход­коу дали тоую зем­лю, а нам ему и с тоя зем­ли слу­жить конем, а иншеи служ­бы нико­то­рои незнат, нико­то­рои дачи, одно конем, а дали есмо ему тую зем­лю и с поли и сено­жат­ми со все­ми тыми при­хо­ды што к тои зем­ли при­слу­ха­ло дали есмо ему вечне и непо­руш­но и детем его, а над то нашо­го листа и печат есмо нашу при­ло­жи­ли к сему нашо­му листу писан у Двор­ци Апри­ля деся­то­го дня.

Из под­лин­ни­ка хра­ня­ща­го­ся в Вилен­скомъ Музе­уме древ­но­стей писа­но­го в чет­верт­ку на серой бумаг длин. 8 анг. д. и 5 л. шири­ною 6 д. 4 л. В низу печать сред­ней вели­чи­ны на оттис­ну­тая. Герб и над­пись кру­гом изгладились. 

Пуб­ли­ка­ция: Собра­ние госу­дар­ствен­ных и част­ных актов, каса­ю­щих­ся исто­рии Лит­вы и соеди­нен­ных с ней вла­де­ний (от 1387 до 1710 года), издан­ное Вилен­ской архео­ло­ги­че­ской комис­си­ей под ред. уче­но­го сек­ре­та­ря Мав­ри­кия Кру­по­ви­ча. Ч. 1. – Виль­но : В тип. Оси­па Завад­ско­го, 1858. – VIII, 164 с. – С.20-21

№ 2

1641 Мар­та 5. Жало­ван­ная под­твер­ди­тель­ная гра­мо­та Полоц­ким боярам Домон­там, на пра­во вла­де­ния в Мар­ков­ском ста­ну тре­мя сель­ца­ми, с людь­ми и уго­дья­ми, пожа­ло­ва­ны­ми от вели­ко­го кня­зя Вито­вта пред­ку их, в награ­ду за пора­же­ние Татар близ Слуц­ка, в Ско­вы­шин­ских лесах, и осво­бож­де­ние Литов­ских плен­ни­ков.

Вла­ди­слав Чет­вер­тый, Божею мило­стью король Поль­ский, вели­кий князь Литов­ский и проч., ознай­му­ем сим листом нашим, кому о том веда­ти нале­жит. Про­ше­ны есь­мо, были о выда­нье из кан­це­лярый нашой боль­шой вели­ко­го княж­ства Литов­ско­го екс­трак­том спра­вы нижей выпи­са­ной, кото­рая ся знай­ду­ет в кни­гах, за свя­то­б­ли­вые памя­ти прод­ка нашо­го, коро­ля его мило­сти Жик­ги­мон­та пер­во­го, в есть писа­на в тыи сло­ва: «Жик­ги­монтъ, Божою мило­стью король Поль­ский‚ вели­кий князь Литов­ский и пр., ознай­му­ем сим листом нашим. Били нам чолом бояре наши Хари­тон да Олех­но Бал­тро­ме­е­ви­чи Домон­то­ви­чи, и покла­да­ли перед нами жало­бу свою и лист вели­ко­го кня­зя Вито­вта, даный Гле­бу Юрье­ви­чу Домон­ту на зем­лю Якгин­тов­скую Теку­нов­скую, кото­ро­го Теку­на Тата­ры зру­ба­ли, а его нико­то­ро­го отрод­ку не зоста­ло­ся, а на три сель­цы в Мар­ков­ском стане, на имя Коно­но­ви­чи и Вежу­ны, при реце Уше, да Шоло­вю­вы у вер­стах девя­ти от реки Вельи, дымов осьм­де­сят чоты­ри, с пере­во­зом Шоло­виц­ким и с зем­лею луго­вою и борт­ною со пчо­ла­ми, ему Гле­бу Домон­ту, жене его и детем, за тую его служ­бу: как он с вой­ском сво­им с людь­ми слу­жеб­ны­ми пого­нею идучи за непри­я­те­лем, вой­ско Татар­ское за Слуц­ком у лесах Ско­вы­шин­ских побил, и мно­го людей Литов­ских у нево­лю поло­ном забра­ных отгро­мил. И они, за тым листом вели­ко­го кня­зя Витол­та, тую зем­лю и сел­цы с пере­во­зом и с зем­лею луго­вою и борт­ною со пчо­ла­ми и с дере­вом борт­ным по дав­но­сти прод­ков сво­их дер­жат, и них­то им в том переш­ко­дою не был, лише ста­ро­ста Мар­ков­ский Мор­дас Мыш­ко­вич у людей Шоло­виц­ких в зем­ли борт­ной меды у пчол берет и гро­шы пере­воз­ные от пере­воз­ни­ков. Мы гос­по­дарь, на чолом­би­тье тых наших бояр, лист вели­ко­го кня­зя Витол­та сим нашим листом потвер­жа­ем и умоц­ня­ем, а до ста­ро­сты Мар­ков­ско­го тыми разы даем лист наш таковый:
«Мор­да­су Мыш­ко­ви­чу, ста­ро­сте Мар­ков­ско­му. Не горазд еси чинишь без ука­зу и ведо­ма нашо­го переш­ко­ду бояром нашым в выслу­зе прод­ков их: нехай боль­ше уже крив­ды им не будет, штож они Домон­ты со сла­вою прод­ковъ сво­их кон­но и зброй­но намъ слу­жат, и тую зем­лю Якгин­тов­скую, три сел­цы с пере­во­зом на реце Вельи, с зем­лею луго­вою и борт­ною со пчо­ла­ми, вод­луг листу вели­ко­го кня­зя Витол­та и сего листу нашо­го, мають дер­жа­ти без переш­ко­ды; а ты ста­ро­ста Мар­ков­ский нико­то­ро­го не маешь дела до тое отчиз­ны их. Писан у Виль­ни, Фев­ра­ля 25 дня, индик­та второго». 

А так мы король на про­зь­бу сто­ро­ны потре­бу­ю­чее Михай­ла Оку­ты Домон­та лас­ка­во призво­лив­ши, тую спра­ву в сей лист наш выпи­са­ли и екс­трак­том под печа­тью вели­ко­го кня­же­ства Литов­ско­го выдать роска­за­ли есь­мо. Писан у Вар­ша­ве, року 1641, меся­ца Мар­ца 5 дня. — У того екс­трак­ту печать его коро­лев­ской мило­сти пана нашо­го мило­сти­во­го боль­шая при­тис­не­на есть, а под­пись руке тыми сло­вы: «Албрыхт Ста­ни­слав Ради­вил, канц­лер в. князь­ства литов­ско­го.» «За спра­вою осве­цо­но­го Албрых­та Ста­ни­сла­ва Ради­ви­ла, кня­жа­ти на Олы­це и Несви­жу, канц­ле­ра в. князьтва Литов­ско­го, ста­ро­сты Пинь­ско­го и Ковен­ско­го‚ Фран­ци­шек Дол­мат Исай­ков­ский, сек­ре­тарь его коро­лев­ской милости». 

Обе гра­мо­ты запи­са­ны в Акто­вых Полоц­ких зем­ских кни­гах, хра­ня­щих­ся в тамош­нем Уезд­ном Суде, из коих офи­ци­аль­ная выпись выда­на полоц­ко­му земя­ни­ну Юрью Домон­то­ви­чу, 1668 г. июня 6, за скре­пою писа­ря Сте­фа­на Нетецкого.

НОТАТКИ
  1. GStAPK. Urkundensammlung Zasztowt, № 5; LM. Kn. 3. P. 54; Pietkiewicz K. Kieżgajłowie. S. 71–72; Кру­по­вич М. Собра­ние госу­дар­ствен­ных и част­ных актов. Zbiór dyplomatów rządowych i aktów prywatnych. Ч. 1. Виль­но, 1858. № 18. С. 20 — под­лин­ник: Vilniaus universiteto bibliotekos RankraŠčių skyrius. F 69–147; за ука­за­ние на него бла­го­да­рю Т. Чел­ки­са.[]
  2. Wolff J. Kniaziowie litewsko-ruscy. S. 55; Розов В. Українсь­кі гра­мо­ти. № 58; Визирь А. П. Собра­ние книг XV сто­ле­тия в отде­ле руко­пи­сей ЦНБ АН УССР // Про­бле­мы руко­пис­ной и печат­ной кни­ги. М., 1976. С. 67–68; Кузь­мин А. В. Титу­ло­ван­ная знать Вели­ко­го кня­же­ства Литов­ско­го в «Вели­кой войне» про­тив Тев­тон­ско­го орде­на 1409–1411 гг. // Вялі­кае княст­ва Літоўс­кае і яго сусед­зі ў XІV—XV стст.: сапер­ніцтва, супра­цоўніцтва, уро­кі: Да 600-годдзя Грун­вальд­скай біт­вы. Мінск, 2011. С. 64.[]
  3. AUPL. № 42. S. 43–44[]
  4. GStAPK. Urkundensammlung Zasztowt. № 5.[]
  5. SVDO. Bd. 1. № 181. S. 211[]
  6. СДГА. Ч. 1. № 7. С. 9; под­лин­ник — МАВ RS. F 1–7; LM. Kn. 3. P. 54[]
  7. GStAPK. Urkundensammlung Zasztowt, № 5; LM. Kn. 3. P. 54; Pietkiewicz K. Kiezgajlowie. S. 71–72; Кру­по­вич M. Собра­ние госу­дар­ствен­ных и част­ных актов. Zbiôr dyplomatôw rządowych і aktôw prywatnych. Ч. 1. Виль­но, 1858. № 18. C. 20 — под­лин­ник: Vilniaus universiteto bibliotekos Rankraščių skyrius. F 69–147[]
  8. Wolff J. Kniaziowie litewsko-ruscy. S. 55; Розов В. Українсь­кі гра­мо­ти. № 58; Визирь А. П. Собра­ние книг XV сто­ле­тия в отде­ле руко­пи­сей ЦНБ АН УССР // Про­бле­мы руко­пис­ной и печат­ной кни­ги. М., 1976. С. 67–68; Кузь­мин А. В. Титу­ло­ван­ная знать Вели­ко­го кня­же­ства Литов­ско­го в «Вели­кой войне» про­тив Тев­тон­ско­го орде­на 1409–1411 гг. // Вялі­кае княст­ва Літоўс­кае і яго сусед­зіў ХІV–XV стст.: сапер­ніцтва, супра­цоўніцтва, уро­кі: Да 600-годдзя Грун­вальд­скай біт­вы. Мінск, 2011. С. 64[]
  9. Поле­хов С. В. Наслед­ни­ки Вито­вта. — М., 2015. — С. 449–450.[]
  10. Софий­ская пер­вая лето­пись // ПСРЛ. — М., 2000. — Т. 6. — Вып. 1. — Стб. 104.[]
  11. Симео­нов­ская лето­пись // ПСРЛ. — М., 2007. — Т. 18. — С. 193.[]
  12. Мос­ков­ский лето­пис­ный свод кон­ца XV века // ПСРЛ. — М., 2004. — Т. 25. — С. 95.[]
  13. Госу­дар­ствен­ные поми­наль­ные запи­си // Памят­ни­ки исто­рии рус­ско­го слу­жи­ло­го сосло­вия. — М., 2011. — С. 194.[]
  14. Мос­ков­ский лето­пис­ный свод кон­ца XV века // ПСРЛ. — М., 2004. — Т. 25. — С. 263.[]
  15. Pietkiewicz K. Kiezgailowie i ich latyfundium do polowy XVI wieku. Poznan, 1982. S. 71, 134.[]