Сицкие

Сиц­кие — кня­же­ский род, Рюри­ко­ви­чи; про­ис­хо­ди­ли из удель­ных кня­зей молож­ских, вет­ви вла­де­тель­ных яро­слав­ских кня­зей. В 16-м колене от Рюрик изве­стен молож­ский князь Федор Михай­ло­вич, вто­рой сын кото­ро­го, Семен Федо­ро­вич, полу­чив в удел зем­ли по р. Сить, стал пер­вым име­но­вать­ся сит­ским кня­зем. У кня­зя Семе­на Федо­ро­ви­ча было двое сыно­вей: Борис и Петр, един­ствен­ный сын кото­ро­го — Федор Кри­вой уже удель­ным кня­зем не был, а слу­жил в Москве, про­дол­жив род кня­зей Сит­ских или Сиц­ких, угас­ший в 1674 г. со смер­тью кня­зя Юрия Андре­еви­ча. Сиц­кие в боль­шин­стве сво­ем не зани­ма­ли высо­ких воин­ских или при­двор­ных долж­но­стей, за исклю­че­ни­ем кня­зей Васи­лия Андре­еви­ча, Ива­на Васи­лье­ви­ча, пород­нив­ших­ся с цар­ской семьей через Рома­но­вых и воз­ве­ден­ных по этой при­чине и бла­го­да­ря служ­бе в оприч­нине в бояр­ское досто­ин­ство, а так­же Дани­и­ла Юрье­ви­ча, Андрея Васи­лье­ви­ча Жук­лу и др., так­же слу­жив­ших на Москве боярами.

Тер­ри­то­рия Сиц­ко­го кня­же­ства инте­рес­на тем, что на ней оби­та­ет этни­че­ская груп­па под назва­ни­ем сиц­ка­ри, кото­рые попа­ли под вни­ма­ние иссле­до­ва­те­лей толь­ко в XVIII—XIX веках, про­ис­хож­де­ние их неиз­вест­но, но, воз­мож­но, как-то свя­за­но с исто­ри­ей княжества.

Лите­ра­ту­ра:
Экзем­пляр­ский А. В. Яро­слав­ские вла­де­тель­ные кня­зья. Яро­славль, 1887. С. 25-26.;
Зимин А. А. Фор­ми­ро­ва­ние бояр­ской ари­сто­кра­тии в Рос­сии во вто­рой поло­вине XV — пер­вой тре­ти XVI в. М., 1988. С. 96.

Зем­ли кня­же­ства рас­по­ла­га­лись в сред­нем тече­нии реки Сить и ранее при­над­ле­жа­ли Яро­слав­ско­му кня­же­ству. При том же раз­де­ле Молож­ско­го кня­же­ства ниж­нее тече­ние реки Сить с селом Брей­то­во ото­шло к Про­зо­ров­ско­му кня­же­ству, а верх­нее тече­ние реки вхо­ди­ло в состав Углич­ско­го кня­же­ства. Вдоль реки Сить южнее села Брей­то­ва появ­ля­ет­ся назван­ное по реке Сиц­кое (Сит­ское) кня­же­ство с цен­тра­ми в селах Покров­ском (види­мо, «сто­ли­ца»), Байловском,
Юрьев­ском и Ста­ни­ло­ве 1.

❋ Рюрик, князь Новгородский
⇨ Игорь Рюри­ко­вич, вели­кий князь Киев­ский +945
⇨ Свя­то­слав I Иго­ре­вич, вели­кий Киев­ский 942-972
⇨ Вла­ди­мир I, вели­кий князь Киев­ский +1015
⇨ Яро­слав I Муд­рый, вели­кий князь Киев­ский 978-1054
⇨ Все­во­лод I, вели­кий князь Киев­ский 1030-1093
⇨ Вла­ди­мир II Моно­мах, князь Киев­ский 1053-1125
⇨ Мсти­слав I, вели­кий князь Киев­ский 1075-1132
⇨ Рости­слав, вели­кий князь Киев­ский +1168
⇨ Давид, князь Смо­лен­ский 1120-1197
⇨ Мсти­слав, князь Смо­лен­ский +1230
⇨ Рости­слав, князь Смоленский
⇨ Федор Черм­ный, князь Яро­слав­ский +1298
⇨ Давид, князь Яро­слав­ский +1321
⇨ Миха­ил Давы­до­вич Молож­ский и Яро­слав­ский († 1375)
⇨ Федор Михай­ло­вич Молож­ский († 6.04.1408)

XVIII коле­но

1. КН. СЕМЕН ФЕДО­РО­ВИЧ СИЦКИЙ

кн. Сиц­кий с 1408
— полу­чи­ли свое про­зва­ние от реки Сити, по кото­рой были рас­по­ло­же­ны их вла­де­ния; остат­ки тер­ри­то­рии Сиц­ко­го кня­же­ства сохра­ни­лись до наших дней в виде 77 селе­ний и дере­вень по обо­им бере­гам этой реки. Река Сить (при­ток Моло­ги) про­те­ка­ет в насто­я­щее вре­мя в Молож­ском уез­де Яро­слав­ской губ., а в удель­но-вече­вую пору нахо­ди­лась в Ростов­ской обла­сти, и на бере­гах ее про­изо­шла в 1238 г. бит­ва меж­ду тата­ра­ми и вели­ким кня­зем вла­ди­мир­ским Юри­ем Все­во­ло­до­ви­чем: он рас­по­ло­жил­ся ста­ном на реке Сити со сво­и­ми пле­мян­ни­ка­ми Василь­ком ростов­ским, Все­во­ло­дом яро­слав­ским и Вла­ди­ми­ром углич­ским, наме­ре­ва­ясь по-види­мо­му, про­брать­ся в нов­го­род­ские вла­де­ния, но был застиг­нут тата­ра­ми и пал в жесто­кой бит­ве 4 мар­та 1238 г. Послед­стви­ем этой бит­вы, как извест­но, было пора­бо­ще­ние тата­ра­ми всей севе­ро-восточ­ной Руси. В кон­це XIV или в нача­ле ХV в. кня­же­ство Сиц­кое (Сит­ское) выде­ли­лось из Молож­ско­го кня­же­ства, кото­рое в свою оче­редь до пер­вой поло­ви­ны XIV в. состав­ля­ло часть Яро­слав­ско­го кня­же­ства, одно­го из удель­ных кня­жеств Ростов­ских. Само­сто­я­тель­ной жиз­нью Сиц­кое кня­же­ство жило недол­го: не более сто­ле­тия, т. е. до поло­ви­ны или исхо­да XV в. Пер­вым кня­зем Сиц­ким был сын вто­ро­го удель­но­го кня­зя Молож­ско­го Фео­до­ра Михай­ло­ви­ча — Семен, извест­ный толь­ко по родословным.

XIX коле­но

2/1. КН. БОРИС СЕМЕ­НО­ВИЧ СИЦ­КИЙ И МОЛОЖ­СКИЙ (†7.VII.1445)

слу­жи­лый князь Васи­лия II Васи­лье­ви­ча, в.кн. мос­ков­ско­го, убит в Суз­даль­ском бою с тата­ра­ми в 1445 г. под Суз­да­лем. В этом бою из Молож­ских кня­зей по сооб­ще­нию сино­ди­ка ростов­ско­го Успен­ско­го Собо­ра погиб­ли кн. И.Ф. Про­зо­ров­ский и Г.И. Шумо­ров­ский из стар­ше­го поко­ле­ния, бра­тья кн. Б.С. и П.С. Молож­ские (Сиц­кие), кн. Ю.И. Про­зо­ров­ский в сле­ду­ю­щем колене рода 2.

Без­дет­ный.

3/1. КН. ПЕТР СЕМЕ­НО­ВИЧ СИЦ­КИЙ (†7.VII.1445)

слу­жи­лый князь Васи­лия II Васи­лье­ви­ча, в.кн. мос­ков­ско­го, убит в Суз­даль­ском бою с тата­ра­ми в 1445 г. под Суз­да­лем. В этом бою из Молож­ских кня­зей по сооб­ще­нию сино­ди­ка ростов­ско­го Успен­ско­го Собо­ра погиб­ли кн. И.Ф. Про­зо­ров­ский и Г.И. Шумо­ров­ский из стар­ше­го поко­ле­ния, бра­тья кн. Б.С. и П.С. Молож­ские (Сиц­кие), кн. Ю.И. Про­зо­ров­ский в сле­ду­ю­щем колене рода 2.

От него пошли все даль­ней­шие кня­зья Сицкие.

XX коле­но

4/3. КН. ФЕДОР ПЕТ­РО­ВИЧ КРИ­ВОЙ СИЦ­КИЙ (1495,1535)

С:Петр.Сем.Фед-ча
Един­ствен­ный сын, кн. Фео­дор Пет­ро­вич Кри­вой, явля­ет­ся уже слу­жи­лым кня­зем у вели­ко­го кня­зя Мос­ков­ско­го Иоан­на III и ста­но­вит­ся родо­на­чаль­ни­ком кня­зей Сиц­ких, слу­жив­ших мос­ков­ским госу­да­рям до 1644 г Фёдор Кри­вой упо­ми­на­ет­ся в раз­ря­дах в 1495 — 1508/1509 годах. В 1496 году он был вое­во­дой в пол­ку левой руки под Выбор­гом. В 1501 году — вое­во­дой в пол­ку пра­вой руки в сра­же­нии со шве­да­ми. В 1506 году Фёдор Кри­вой при­нял уча­стие в похо­де на Казань, он сто­ял с вой­ском на Вол­ге неда­ле­ко от горо­да. В 1508 году Фёдор Кри­вой упо­ми­на­ет­ся в чис­ле вое­вод, участ­во­вав­ших в войне вели­ко­го кня­зя мос­ков­ско­го Васи­лия III Ива­но­ви­ча про­тив вели­ко­го кня­зя литов­ско­го Алек­сандра, а так­же в вос­ста­нов­ле­нии Доро­го­бу­жа, сожжён­но­го мос­ков­ски­ми вой­ска­ми. В 1515 году Фёдор Кри­вой сто­ял на реке Ваша­на, отту­да он полу­чил направ­ле­ние вто­рым вое­во­дой в полк левой руки в Туле. 29 авгу­ста 1535 года он вме­сте с одним из сыно­вей попал в плен к литов­цам во вре­мя захва­та ими Ста­ро­ду­ба. После это­го све­де­ний о нём нет.

Не извест­но, был ли он вла­де­тель­ным кня­зем Сиц­ким, одна­ко уже в кон­це XV века он был без­удель­ным кня­зем на служ­бе у вели­ко­го кня­зя мос­ков­ско­го Ива­на III Васи­лье­ви­ча. Но при этом он сохра­нил вот­чи­ны в быв­шем Сиц­ком уде­ле на реке Сить. Оста­вил семе­рых сыно­вей: Алек­сандра, упо­ми­нав­ше­го­ся уже Семе­на, Андрея, Юрия Боль­шо­го, Федо­ра, Ива­на Коно­на и Юрия Меньшого.

Ж., ЕВДО­КИЯ

XXI коле­но

5/4. КН. АЛЕК­САНДР ФЕДО­РО­ВИЧ СИЦ­КИЙ (1500,1520)

В фев­ра­ле 1500 г. при­сут­ство­вал на сва­дьбе кня­зя В. Д. Холм­ско­го и вели­кой кня­ги­ни Фео­до­сии, нахо­дил­ся в поез­де кня­зя В. Д. Холм­ско­го (Древ­няя Рос­сий­ская Вив­лио­фи­ка. Ч. 13. М., 1790. С. 2). В июне 1514 г. вел отряд дво­ро­вых детей бояр­ских из Тулы в Доро­го­буж. В 1514/1515 г. вто­рой вое­во­да сто­ро­же­во­го пол­ка на Воша­ни. В 1515/1516 г. вто­рой вое­во­да сто­ро­же­во­го пол­ка в Вели­ких Луках. В 1520 г. отправ­лен вое­во­дой на Казань (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 55, 56, 59, 65).

б/д

6/4. КН. СЕМЕН (ИН. СЕРА­ПИ­ОН) ФЕДО­РО­ВИЧ СИЦ­КИЙ (1514,1538)

сын-боярск.? 1514 в бит­ве под Оршей в плен в Лит­ву 1538.10.20 плен­ник в Лит­ве у Виль­ни>
(в мон. Серапион)(1515,1569,—1555.03.06,†Кирилло-Белозерск.м-рь) ин.(Кирилло-Белозерск.м-рь) воев.Калуга(1529) без­детн. 2С:Фед.Петр. КРИВОЙ.
вое­во­да, в 1535 постригся.
В 1515—16 гг. — вое­во­да в левой руке, а затем в сто­ро­же­вом пол­ку, когда вой­ска сто­я­ли на р. Кок­ша­ге для охра­ны от напа­де­ния казан­цев. В 1519 г. — вое­во­да в левой руке в Ливон­ском похо­де. В 1529 г. — вое­во­да пере­до­во­го пол­ка при похо­де к Каза­ни Вол­гой. В 1535 г., авгу­ста 29, в чис­ле дру­гих вое­вод был взят в плен литов­ца­ми, когда они овла­де­ли Ста­ро­ду­бом. После того, но неиз­вест­но в кото­ром году, кн. Сем. Феод. постриг­ся в Кирил­ло-Бело­зер­ском мона­сты­ре, в кото­рый так охот­но посту­па­ли обез­до­лен­ные рус­ские севе­ро-восточ­ные кня­зья и бояре и поль­зо­ва­лись там раз­ны­ми льго­та­ми и отступ­ле­ни­я­ми от стро­го­го обще­жи­тель­но­го уста­ва мона­сты­ря. Царь Иоанн IV, в сво­ей борь­бе с мос­ков­ским кня­же­ским бояр­ством, раз­дра­жал­ся таки­ми послаб­ле­ни­я­ми, что и отме­тил в сво­ем извест­ном посла­нии в Кирил­ло-Бело­зер­ский мона­стырь (1578 г.). Меж­ду про­чим он гово­рит в сво­ем посла­нии: «восе у вас спер­ва Иаса­фу Умно­му дали оло­вян­ни­ки в келью, дали Сера­пи­о­ну Сит­ко­му, дали Ионе Руч­ки­ну», т. е. доз­во­ли­ли не являть­ся на общую мона­стыр­скую тра­пе­зу, а полу­чать пищу отдель­но у себя в кельи. Это сооб­ще­ние про­ти­во­ре­чит све­де­ни­ям из про­вин­ци­аль­но­го некро­по­ля, соглас­но кото­ро­му князь Семен Сиц­кий, в ино­цах Сера­пи­он, скон­чал­ся 7 мар­та 1555 года.
14 июля 1549 г. мит­ро­по­ли­ту Мака­рию «явил» свою духов­ную гра­мо­ту князь Семен Федо­ро­вич Сиц­кий. Сын Федо­ра Михай­ло­ви­ча Молож­ско­го, он упо­ми­на­ет­ся в раз­ря­дах 1515-1530-х гг.. В сво­ей гра­мо­те он гово­рит, что он «в Лит­ве сидел». Как извест­но из источ­ни­ков, в кон­це жиз­ни он при­нял мона­ше­ство, став ино­ком Сера­пи­о­ном, и скон­чал­ся в Кирил­ло-Бело­зер­ском мона­сты­ре. Текст гра­мо­ты поз­во­ля­ет гово­рить, что кня­зю С.Сицкому ранее при­хо­ди­лось общать­ся с мит­ро­по­ли­том Мака­ри­ем, о чем сви­де­тель­ству­ет судь­ба одно­го его вла­де­ния. «Да того же сел­ца Моро­зо­ва дерев­ня Задо­рож­ная в закла­де была у мит­ро­по­ли­чья сына бояр­ско­го у Бори­са у Воло­са­то­го в пяти­на­ца­ти руб­лех, а зало­жил ее Иван Суди­ман­тов, и яз бил челом госу­да­рю о той деревне Мит­ро­по­ли­ту Мака­рью всея Руси и Мит­ро­по­лит пожа­ло­вал с царе­ва госу­да­ре­ва вели­ко­го кня­зя докла­ду велел мне ту дерев­ню выку­пить и яз тою дере­вень­кою пожа­ло­вал вну­ка сво­е­го кня­зя Юрья княж Васи­лье­ва сына Ондре­еви­ча Сиц­ко­го и выку­пил ту дере­вень­ку сво­и­ми ден­га­ми, а дал за нее Пре­чи­стой в каз­ну пят­нат­цать руб­лев». Под­пи­сал гра­мо­ту «мит­ро­по­ли­чий дьяк Васи­ян Алек­сан­дров сын Воро­бьев», затем сле­ду­ют под­пи­си «послу­хов» и мит­ро­по­ли­чье­го дья­ка Ива­на Афа­на­сье­ва. Душе­при­каз­чи­ка­ми он назна­чил кня­зя Ива­на Васи­лье­ви­ча Уша­то­го и Ива­на Ели­за­ро­ви­ча Застолб­ско­го. В духов­ной он упо­мя­нул вот­чи­ну отца кня­зя Федо­ра Пет­ро­ви­ча Сиц­ко­го, раз­де­лен­ная меж­ду его сыно­вья­ми кня­зья­ми Алек­сан­дром, Андре­ем, Юри­ем (Боль­шим), Ива­ном, Юри­ем Мень­шим, Семе­ном. Послед­не­му доста­лось в Яро­слав­ском уез­де на гра­ни­це с Углич­ским уез­дом село Покров­ское с дерев­ня­ми на р. Сити, село Юрьев­ское с дерев­ня­ми на р. Сити. После смер­ти бра­та кня­зя Алек­сандра Федо­ро­ви­ча Сиц­ко­го его часть была поде­ле­на меж­ду бра­тья­ми и род­ствен­ни­ка­ми. В резуль­та­те пле­мян­ни­ку кня­зя Семе­на кня­зю Васи­лию Андре­еви­чу Сиц­ко­му (заму­жем за ним была стар­шая сест­ра цари­цы Ана­ста­сии Рома­нов­ны) доста­лось село Покров­ское с дерев­ня­ми на р. Сити в Яро­слав­ском уез­де. Часть земель по р. Сити отца Семе­на кня­зя Федо­ра Пет­ро­ви­ча Сиц­ко­го купил у него сосед князь Андрей Ива­но­вич Про­зо­ров­ский и веро­ят­но пере­дал детям кня­зям Ива­ну и Федо­ру Андре­еви­чам Про­зо­ров­ским (село Игна­тьев­ское). Детям Юрия Федо­ро­ви­ча Боль­шо­го кня­зьям Ива­ну и Федо­ру доста­лось вот­чи­на кня­зя Алек­сандра Федо­ро­ви­ча Сиц­ко­го село Баи­лов­ское с дерев­ня­ми. Детям кня­зя Ива­на Федо­ро­ви­ча Сиц­ко­го кня­зьям Юрия и Васи­лию пере­шло в Яро­слав­ском уез­де село Юрьев­ское с дерев­ня­ми. Сыну кня­зя Юрию Мень­шо­го Федо­ро­ви­ча Сиц­ко­го кня­зю Дани­ле доста­лось кня­зя Алек­сандра Федо­ро­ви­ча село Ста­ни­ло­во с дерев­ня­ми. Куп­лен­ное кня­зем Семе­ном Сиц­ким у Ива­на Рома­но­ва сына Суди­мон­то­ва, сель­цо Сели­но и поло­ви­ну сель­ца Моро­зо­во с дерев­ня­ми в Выше­го­род­ском стане Дмит­ров­ско­го уез­да заве­ща­тель раз­де­ли по жере­бьям меж­ду пле­мян­ни­ка­ми кня­зья­ми Васи­ли­ем Андре­еви­чем, Юри­ем и Васи­ли­ем Ива­но­ви­ча­ми, Дани­лой Юрье­ви­чем. Зало­жен­ную Ива­ном Суди­ман­то­вым дерев­ню Задо­рож­ная в Дмит­ров­ском уез­де князь Семен выку­пил за 15 руб. и пожа­ло­вал вну­ка кня­зя Юрия, сына кня­зя Васи­лия Андре­еви­ча Сиц­ко­го. Послу­ха­ми у духов­ной были кня­зья Гри­го­рий Ива­но­вич Тем­кин-Ростов­ский и Гри­го­рий Васи­льев сын Андом­ский (ОР РНБ. Ф. 532 (ОСАГ). Оп. 1. Д. 133. Л. 1-2; Лиха­чев Н.П. Доку­мен­ты о кня­зьях Сиц­ких // Изве­стия Рус­ско­го гене­а­ло­ги­че­ско­го обще­ства. Вып. 3. СПб., 1911. С. 216-221).

Без­дет­ный.

7/4. КН. АНДРЕЙ ФЕДО­РО­ВИЧ СИЦ­КИЙ (1531,—1549/50)

князь, тре­тий из семе­рых сыно­вей кня­зя Ф.П.Сицкого-Кривого. Осе­нью 1531 г. вое­во­да в Гали­че (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 80).

Ж., АННА.

8/4. КН. ЮРИЙ ФЕДО­РО­ВИЧ БОЛЬ­ШОЙ СИЦ­КИЙ (1543,1550)

3ст.дворов.сын-боярск. помещ.-кн.Ярославль-у. 4С:Фед.Петр. Кривой.
В 1539/1540 г. писец поло­ви­ны Обо­неж­ской пяти­ны (Пис­цо­вые кни­ги Нов­го­род­ской зем­ли / Сост. К. В. Бара­нов. Т. 2. СПб., 1999. С. 8). Тысяч­ник 3-й ста­тьи из Яро­слав­ских кня­зей (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 63). В 1559 г. один из Юри­ев Фео­до­ро­ви­чей был голо­вой в боль­шом пол­ку по крым­ским вестям в Туле.

В 1543/1544 г. князь Юрий Боль­шой Федо­ро­вич Сиц­кий и князь Васи­лий Андре­евич Молож­ский под­пи­са­ли миро­вую полю­бов­ную разъ­ез­жую запись сво­им вот­чин­ным зем­лям – селом Андре­ев­ское и дерев­ней Бесо­во Сели­ще, почин­ке Стро­е­ве, нивах Голо­че­лов­ских и Дулов­ских в Яро­слав­ском уез­де (РД. Вып. 1, с. 92, № 63). Этот земель­ный спор про­изо­шел отто­го, что в XVI в. кн. Молож­ские про­дол­жа­ли вла­деть вот­чи­на­ми в сво­ем быв­шем кня­же­стве вме­сте с дру­ги­ми соро­ди­ча­ми, кня­зья­ми Про­зо­ров­ски­ми, Суд­ски­ми, Сиц­ки­ми и про­чи­ми. Есть упо­ми­на­ние о раз­де­ле наслед­ства его отца Федо­ра Пет­ро­ви­ча Сиц­ко­го, соглас­но кото­ро­му Юрий Боль­шой с бра­тья­ми Алек­сан­дром, Андре­ем, Ива­ном, Юри­ем Мень­шим, Семе­ном полу­чил вот­чин­ные зем­ли в Яро­слав­ском уез­де (ОР РНБ. Ф. 532 (ОСАГ). Оп. 1. Д. 133, л. 1; Лиха­чев. Доку­мен­ты о кня­зьях Сиц­ких, с. 216-221).

9/4. князь Федор Федо­ро­вич Сицкий

В 1500 г. сын бояр­ский, был в чис­ле поез­жан на сва­дьбе кн. Вас. Дан. Холмского.

б/д

10/4. КН. ИВАН-КОНОН ФЕДО­РО­ВИЧ СИЦ­КИЙ (1533, † 1568)

в 1533 помещ.
князь, шестой сын кня­зя Ф.П.Сицкого-Кривого; В 1531/1532 г. вое­во­да в Гали­че. В июле 1543 г. коман­до­вал пол­ком левой руки во Вла­ди­ми­ре (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 1. Ч. 2. М., 1977. С. 229, 310).
По сооб­ще­нию П. Н. Пет­ро­ва был бояри­ном, одна­ко дру­гие источ­ни­ки эту инфор­ма­цию не под­твер­жда­ют. О кня­зе И. Ф. Сиц­ком извест­но, что он имел двух сыно­вей — Юрия и Васи­лия, а о доче­рях све­де­ний нет. Неточ­но­сти име­ют место, напри­мер, в изда­ни­ях: Алек­се­ев А. И. Пер­вая редак­ция вклад­ной кни­ги Кирил­ло­ва Бело­зер­ско­го мона­сты­ря … С. 37, 81 ; Нико­ла­е­ва С. В. Тро­и­це-Сер­ги­ев мона­стырь в XVI—начале XVIII в. : Вкла­ды, вклад­чи­ки, состав мона­ше­ской бра­тии. Сер­ги­ев Посад, 2009. С. 187. В этих рабо­тах князь И. Ф. Суд­ский ука­зан под фами­ли­ей Сицкий.
Иван оста­вил дво­их сыно­вей; погре­бен в Мос­ков­ском Новоспас­ском монастыре.

Ж., ФЕО­ДО­СИЯ (В МОН. ФЕК­ЛА) ДМИТ­РИ­ЕВ­НА (?-1618).

11/4. КН. ЮРИЙ МЕНЬ­ШОЙ ФЕДО­РО­ВИЧ СИЦ­КИЙ († до 1543.01.18)

7С:Фед.Петр. Кри­вой.
В 1559 г. один из Юри­ев Фео­до­ро­ви­чей был голо­вой в боль­шом пол­ку по крым­ским вестям в Туле.

Ж., МАРИЯ (ИН.МАРФА) (1559, †6.I.1565).

XXII коле­но

12/7. КН. ВАСИ­ЛИЙ АНДРЕ­ЕВИЧ СИЦ­КИЙ (1549, † 1578.10.22, под Кесью)

С:Анд.Фед, околь­ни­чий с 1559, боярин (1568-1601), вое­во­да, в 1601 пострижен.
В тече­ние XV — пер­вой поло­ви­ны XVI в. род кня­зей Сиц­ких не выдви­нул сколь­ко-нибудь замет­ных фигур. Их воз­вы­ше­ние при­хо­дит­ся на вре­мя прав­ле­ния Ива­на Гроз­но­го. Бли­ста­тель­ную карье­ру при дво­ре царя в эти годы сде­лал князь Васи­лий Андре­евич Сиц­кий. Быст­ро сори­ен­ти­ро­вав­шись, он под­дер­жал оприч­ные меро­при­я­тия и дослу­жил­ся до чина бояри­на, вхо­дил в состав оприч­но­го Дво­ра 3. Види­мо поэто­му вол­на репрес­сий, обру­шив­ша­я­ся на мно­гие яро­слав­ские кня­же­ские семьи в пер­вой поло­вине 60-х годов XVI века (кня­зья Шахов­ские, Тро­е­ку­ро­вы, Уша­тые, Ален­ки­ны, Засе­ки­ны и дру­гие были лише­ны сво­их вла­де­ний и сосла­ны, кто-то при этом лишил­ся и жиз­ни), мино­ва­ла Сицких.

Тысяч­ник 2-й ста­тьи из Яро­слав­ских кня­зей. В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Яро­слав­ских кня­зей с поме­той «дво­рец­кий», околь­ни­чий, рязан­ский дво­рец­кий (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 57, 114, 121). Околь­ни­чий с мар­та 1559 г. (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 178). Стал рязан­ским дво­рец­ким не ранее 1555 г. и не позд­нее лета 1556 г. (Наза­ров В.Д. Из исто­рии цен­траль­ных госу­дар­ствен­ных учре­жде­ний Рос­сии сере­ди­ны XVI в. // Исто­рия СССР. 1976. № 3. С. 89; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 157). В 1550 г. он — сын бояр­ский, был в чис­ле поез­жан на сва­дьбе кн. Вла­ди­ми­ра Андре­еви­ча Ста­риц­ко­го с Евдо­ки­ей Алек­сан­дров­ной Нагой. В сен­тяб­ре 1554 г. в похо­де на казан­ские места на р. Кок­ша­гу вто­рой вое­во­да сто­ро­же­во­го пол­ка. В 1556 г. — дво­рец­кий рязан­ский, сто­ял на Коломне по «крым­ским вестям». В мар­те 1559 г. в похо­де на Деди­лов про­тив крым­ско­го хана Девлет-Гирея чет­вер­тый вое­во­да боль­шо­го пол­ка, околь­ни­чий. Вхо­дил в Оприч­ни­ну в 1567–1572 гг. Оприч­ный боярин, нахо­дил­ся с царе­ви­чем в оприч­ном похо­де из Нов­го­ро­да в Лит­ву в сен­тяб­ре 1567 г. В сен­тяб­ре 1570 г. в цар­ском похо­де из Алек­сан­дро­вой сло­бо­ды про­тив крым­ско­го царя ука­зан сре­ди бояр. Осе­нью 1570 г. в похо­де про­тив крым­ско­го хана, сно­ва при царе­ви­че Иване Ива­но­ви­че, сто­ял со сто­ро­же­вым пол­ком в Калу­ге; упо­мя­ну­то в раз­ряд­ной кни­ге это­го года, что он вое­во­да из «оприч­ни­ны». В янва­ре 1572 г. боярин, участ­во­вал в пере­го­во­рах со швед­ски­ми посла­ми в Москве. В 1572–1578 гг. состо­ял в Зем­ском дво­ре. В янва­ре 1573 г. в вой­ске под Колы­ва­нью, был вое­во­дой сто­ро­же­во­го пол­ка вме­сте с Зам. Ив. Сабу­ро­вым, и у них воз­ник мест­ни­че­ский счет, но царь при­ка­зал быть «без мест», обе­щая дать счет, когда при­дут со служ­бы. В апре­ле 1573 г. на сва­дьбе Ливон­ско­го коро­ля Маг­ну­са, или Арцы­маг­ну­са, как его назы­ва­ли, с кн. Марьей Андре­ев­ной Ста­риц­кой, был друж­кой неве­сты, а жена его была сва­хой; по сва­деб­но­му чину они езди­ли за посте­лью. В том же году после бег­ства крым­ско­го хана Девлет-Гирея из-под Моск­вы все пол­ки ста­ли на преж­ние свои места, кро­ме сто­ро­же­во­го пол­ка, кото­рый остал­ся в Коломне (вое­во­да­ми были: кн. Вас. Юрьев. Голи­цын и кн. С.) и левой руки, послан­ной в Каши­ру. Веро­ят­но, в это вре­мя на бере­го­вой при­ок­ской линии слу­чи­лось какое-нибудь важ­ное про­ис­ше­ствие, навлек­шее опа­лу на трех глав­ней­ших вое­вод, пото­му что вслед за тем чита­ем в той же раз­ряд­ной кни­ге: «И царь поло­жил опа­лу на бояр и вое­вод на кн. Мих. Ив. Воро­тын­ско­го, да на кн. Ники­ту Ром. Одо­ев­ско­го, да на Мих. Яко­вл. Моро­зо­ва, велел каз­нить их смерт­ною каз­нию. А вое­во­де кн. Вас. Юрьев. Голи­цы­ну, да бояри­ну кн. Вас. Андр. Сиц­ко­му велел быть к Москве». Про­шло око­ло двух меся­цев после бег­ства крым­цев и вни­ма­ние царя обра­ти­лось в дру­гую сто­ро­ну — к Шве­ции. Сам Иоанн с обо­и­ми сыно­вья­ми уехал в Нов­го­род и затем стал оса­ждать Вейс­сен­штейн, а коро­лю Ливон­ско­му Маг­ну­су, сул­та­ну Бул­да­лию и кн. С. велел идти к Яме-горо­ду, где назна­чил собрать­ся к себе вое­во­дам всех пол­ков. Осе­нью того же года кн. С. с дру­ги­ми вое­во­да­ми ездил в Муром, для пере­го­во­ров с воз­му­тив­ши­ми­ся казан­ца­ми, про­тив кото­рых, в слу­чае неудач­но­го сно­ше­ния, назна­ча­лось уже и вой­ско. В 1575 г. кн. С. при­шлось отпра­вить­ся в каче­стве посла на р. Сест­ру, гра­ни­цу Мос­ков­ско­го госу­дар­ства и Шве­ции, для пере­го­во­ров о пере­ми­рии. Почти пол­го­да спу­стя, уже по взя­тии Пер­но­ва, кн. С. с това­ри­ща­ми, после неко­то­рых затруд­не­ний, заклю­чил двух­лет­нее пере­ми­рие со швед­ски­ми упол­но­мо­чен­ны­ми, каса­ю­ще­е­ся нов­го­род­ских обла­стей и Фин­лян­дии, а так­же без­опас­но­сти швед­ских и мос­ков­ских послов, кото­рые будут про­ез­жать в это вре­мя для дого­во­ров о мире. В 1576 г. при похо­де из Нов­го­ро­да к Пско­ву, во вре­мя Ливон­ской вой­ны кн. С. был вое­во­дой боль­шо­го пол­ка; у него в Нов­го­ро­де долж­ны были соби­рать­ся Костро­ми­чи, Гали­чане, Вот­ская и Обо­неж­ская пяти­на; он же дол­жен был вер­стать Дерев­скую пяти­ну. — В том же году, когда при­бы­ли в Мос­ков­ское госу­дар­ство цесар­ские послы Кобен­цель и принц Бухау, царь Иоанн велел кн. Елец­ко­му оста­но­вить их в Доро­го­бу­же, что­бы точ­но узнать, для чего они при­е­ха­ли, и послал Ники­ту Ром. Юрье­ва и кн. С. спро­сить их о том. Кобен­цель и принц Бухау объ­яви­ли, что они не куп­цы, как пред­по­ла­га­ет царь, а при­сла­ны с гра­мо­та­ми отно­си­тель­но важ­ных дел, тре­бу­ю­щих ско­ро­го реше­ния. Полу­чив такой ответ, Н. Р. Юрьев и кн. С. отпра­ви­лись с цесар­ски­ми посла­ми в Можайск, для пред­став­ле­ния их царю Иоан­ну. В 1576/77 г. кн. Васи­лий Андре­евич Сиц­кий и дьяк Осту­да Вла­сьев соста­ви­ли десят­ню денеж­ной раз­да­чи по Юрье­ву Поль­ско­му (Опи­си архи­ва Раз­ряд­но­го при­ка­за XVII в. СПб., 2001. С. 42). Во вре­мя Ливон­ско­го похо­да, в мае 1578 г., вое­во­ды, сто­яв­шие в Дерп­те, были посла­ны к Обер­па­ле­ну (Пол­че­ву), заня­то­му шве­да­ми. Нача­лись мест­ни­че­ские спо­ры, при­чи­нив­шие боль­шой вред; дело дохо­ди­ло до неис­пол­не­ния цар­ских ука­зов и до раз­ных само­воль­ных дей­ствий вое­вод, недо­воль­ных сво­и­ми места­ми. Вое­во­да боль­шо­го пол­ка кн. Тюмен­ский в похо­де не был и на его место был при­слан кн. С., но спис­ков не взял и объ­яс­нил в чело­бит­ной царю, что ему невмест­но быть вто­рым вое­во­дой боль­шо­го пол­ка в то вре­мя, как Ф. И. Шере­ме­тев напи­сан пер­вым вое­во­дою пере­до­во­го пол­ка, а кн. Петр Татев пер­вым вое­во­дой сто­ро­же­во­го пол­ка. Царь отве­тил кн. С., что­бы он на служ­бе был, так как «боль­шо­го пол­ку дру­го­му вое­во­де до пере­до­во­го и до сто­ро­же­во­го пол­ку до пер­вых вое­вод дела нет». После это­го кн. С. не бил уже челом на Шере­ме­те­ва и участ­во­вал в Ливон­ском похо­де. Осе­нью того же 1578 г. литов­цы и шве­ды ста­ли дей­ство­вать сооб­ща про­тив мос­ков­ских войск. 21 октяб­ря Андрей Сапе­га с литов­ца­ми и нем­ца­ми и гене­рал Бое со шве­да­ми вне­зап­но напа­ли с тылу на мос­ков­ские пол­ки, без­успеш­но ата­ко­вав­шие кре­пость Вен­ден. Преж­де все­го бежа­ла нахо­див­ша­я­ся в соста­ве мос­ков­ско­го вой­ска татар­ская кон­ни­ца; пол­ки отсту­пи­ли в свои лаге­ря и неко­то­рое вре­мя сдер­жи­ва­ли натиск непри­я­те­ля паль­бою из боль­ших ору­дий, но глав­ные мос­ков­ские вое­во­ды, вос­поль­зо­вав­шись наступ­ле­ни­ем ночи, «с дела побе­жа­ли, и това­ри­щев сво­их бояр и вое­вод выда­ли, и наряд (т. е. артил­ле­рию) поки­ну­ли». Утром 22 октяб­ря, не видя перед собой глав­ных началь­ни­ков, все вой­ско, исклю­чая пуш­ка­рей, обра­ти­лось в бег­ство. Началь­ник пуш­ка­рей Вас. Феод. Ворон­цов, кн. С., Дан. Бор. Сал­ты­ков и кн. Мих. Вас. Тюфя­кин оста­лись вер­ны дол­гу и были уби­ты на сво­их местах, а осталь­ные вое­во­ды сда­лись в плен. [Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 147, 157, 163, 178, 180, 227, 235, 237, 286-287; РК. Т. 2. Ч. 2. С. 221). (РК. Т. 2. Ч. 2. С. 325, 330, 339) (РК. Т. 2. Ч. 2. С. 428; Ч. 3. С. 444, 454; Т. 3. Ч. .1 С. 45; Памят­ни­ки исто­рии рус­ско­го слу­жи­ло­го сосло­вия / Сост. А. В. Анто­нов. М., 2011. С. 207; Ливон­ская хро­ни­ка Баль­та­за­ра Рюс­со­ва // Сбор­ник мате­ри­а­лов и ста­тей по исто­рии При­бал­тий­ско­го края. Т. 3. Рига, 1880. С. 302). РК Т. 3. Ч. 1. С. 45.] Кро­ме упо­мя­ну­тых выше мест­ни­че­ских сче­тов у кн. Васи­лия Андре­еви­ча С. были еще со сле­ду­ю­щи­ми лица­ми: П. И. Голо­ви­ным (и ины­ми), М. Далм. Кар­по­вым, кн. Ан. Дм. Палец­ким, М. М. Салтыковым.
Отме­че­ны при­над­ле­жав­шие ему вот­чи­ны в Яро­слав­ском уез­де, а так­же в Бежец­ком и Дмит­ров­ском уез­дах. В 1543/1544 г. князь Юрий Федо­ро­вич Боль­шой Сиц­кий и князь Васи­лий Андре­евич Молож­ский (Сиц­кий) под­пи­са­ли миро­вую полю­бов­ную разъ­ез­жую запись сво­им вот­чин­ным зем­лям селом Андре­ев­ское и дерев­ней Бесо­во Сели­ще с почин­ка­ми в Яро­слав­ском уез­де (Анто­нов А.В. 1) Акты Яро­слав­ских мона­сты­рей и церк­вей XIV – нача­ла XVII веков // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 1. М., 1997. № 63; 2) Яро­слав­ские мона­сты­ри и церк­ви в доку­мен­тах XVI – нача­ла XVII века // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 5. М., 1999. № 5). В июле 1549 г. князь Семен Федо­ро­вич Сиц­кий соста­вил духов­ную. Душе­при­каз­чи­ка­ми он назна­чил кня­зя Ива­на Васи­лье­ви­ча Уша­то­го и Ива­на Ели­за­ро­ви­ча Застолб­ско­го. В духов­ной он упо­мя­нул вот­чи­ну отца кня­зя Федо­ра Пет­ро­ви­ча Сиц­ко­го, раз­де­лен­ную меж­ду его сыно­вья­ми кня­зья­ми Алек­сан­дром, Андре­ем, Юри­ем Боль­шим, Ива­ном, Юри­ем Мень­шим, Семе­ном. Послед­не­му доста­лось в Яро­слав­ском уез­де на гра­ни­це с Углич­ским уез­дом село Покров­ское с дерев­ня­ми на р. Сити, село Юрьев­ское с дерев­ня­ми на р. Сити. После смер­ти бра­та кня­зя Алек­сандра Федо­ро­ви­ча Сиц­ко­го его часть была поде­ле­на меж­ду бра­тья­ми и род­ствен­ни­ка­ми. В резуль­та­те пле­мян­ни­ку кня­зя Семе­на кня­зю Васи­лию Андре­еви­чу Сиц­ко­му доста­лось село Покров­ское с дерев­ня­ми на р. Сити в Яро­слав­ском уез­де. Часть земель по р. Сити отца Семе­на кня­зя Федо­ра Пет­ро­ви­ча Сиц­ко­го купил у него сосед князь Андрей Ива­но­вич Про­зо­ров­ский и, веро­ят­но, пере­дал детям кня­зям Ива­ну и Федо­ру Андре­еви­чам Про­зо­ров­ским (село Игна­тьев­ское). Детям Юрия Федо­ро­ви­ча Боль­шо­го кня­зьям Ива­ну и Федо­ру доста­лось вот­чи­на кня­зя Алек­сандра Федо­ро­ви­ча Сиц­ко­го село Баи­лов­ское с дерев­ня­ми. Детям кня­зя Ива­на Федо­ро­ви­ча Сиц­ко­го кня­зьям Юрия и Васи­лию пере­шло в Яро­слав­ском уез­де село Юрьев­ское с дерев­ня­ми. Сыну кня­зя Юрию Мень­шо­го Федо­ро­ви­ча Сиц­ко­го кня­зю Дани­ле доста­лось кня­зя Алек­сандра Федо­ро­ви­ча село Ста­ни­ло­во с дерев­ня­ми. Куп­лен­ное кня­зем Семе­ном Сиц­ким у Ива­на Рома­но­ва сына Суди­мон­то­ва сель­цо Сели­но и поло­ви­ну сель­ца Моро­зо­во с дерев­ня­ми в Выше­го­род­ском стане Дмит­ров­ско­го уез­да, заве­ща­тель раз­де­лил по жере­бьям меж­ду пле­мян­ни­ка­ми кня­зья­ми Васи­ли­ем Андре­еви­чем, Юри­ем и Васи­ли­ем Ива­но­ви­ча­ми, Дани­лой Юрье­ви­чем. Зало­жен­ную Ива­ном Суди­ман­то­вым дерев­ню Задо­рож­ная в Дмит­ров­ском уез­де князь Семен выку­пил за 15 руб. и пожа­ло­вал вну­ка кня­зя Юрия, сына кня­зя Васи­лия Андре­еви­ча Сиц­ко­го. Послу­ха­ми у духов­ной были кня­зья Гри­го­рий Ива­но­вич Тем­кин-Ростов­ский и Гри­го­рий Васи­льев сын Андом­ский (Лиха­чев Н.П. Доку­мен­ты о кня­зьях Сиц­ких // Изве­стия Рус­ско­го гене­а­ло­ги­че­ско­го обще­ства. Вып. 3. СПб., 1911. С. 216-221; Иви­на Л.И. Внут­рен­нее осво­е­ние земель Рос­сии в XVI в. Исто­ри­ко-гео­гра­фи­че­ское иссле­до­ва­ние по мате­ри­а­лам мона­сты­рей. Л., 1985. С. 73). В 1570/1571 г. князь Васи­лий Андре­евич Сиц­кий купил у Мар­фы, жены Рома­на Мат­ве­е­ви­ча Суди­ман­то­ва и доче­ри Ники­ты Девоч­ки­на, вот­чи­ну её мужа ста­рин­ную в Выше­го­род­ском стане Дмит­ров­ско­го уез­да дерев­ни Сели­но, Кар­пи­ло­во, Вер­ко­ши­но, Лопа­ти­но, пустошь Шад­ри­но за 120 руб. (РГА­ДА. Ф. 281. № 3993/281. Л. 168 об.170; Архив СПб ИИРАН. Ф. 29. Оп. 1. Д. 8. № 1418. Л. 1960-1961; Шума­ков С.А. Обзор гра­мот кол­ле­гии эко­но­мии. Вып. 3. М., 1912. С. 56). В сен­тяб­ре 1578 г. во вклад­ной запи­си Евфи­мия-Баи­ма Васи­лье­ви­ча Воей­ко­ва Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю с обя­за­тель­ством неот­чуж­де­ния дан­ной ему за 300 руб­лей в пожиз­нен­ное вла­де­ние тро­иц­кой вот­чи­ны упо­ми­на­ют­ся быв­шая вот­чи­на кня­зя Васи­лия Сиц­ко­го (дерев­ни Лево­но­во, Соро­ки­но, Яки­мо­во и пр., все­го 8 дере­вень), Овдо­тьи Без­зу­бо­вой, Гри­го­рия Пан­те­ле­е­ва и Федо­ра Бешен­цо­ва село Рамен­ки и сель­цо Гого­ли­ха с дерев­ня­ми и пусто­ша­ми в Камен­ском стане в Горо­дец­ком «уез­де» в Бежец­ком Вер­хе (РГА­ДА. Ф. 281. № 1326/222; Шума­ков С.А. Обзор гра­мот кол­ле­гии эко­но­мии. Вып. 1. М., 1899. № 2. С. 28). У кня­зя Васи­лия Сиц­ко­го была жена (от вто­ро­го бра­ка) кня­ги­ня Марья и сын Андрей. Мария при­хо­ди­лось род­ной сест­рой кня­зя Ива­на Васи­лье­ви­ча Нерыц­ко­го, доче­рью кня­зя Васи­лия Васи­лье­ви­ча Нерыц­ко­го. Князь В.В. Нерыц­кий во вто­рой поло­вине XVI в. пере­дал по духов­ной сыну Ива­ну и доче­ри Марии по поло­ви­нам село Пища­ле­во с 15 пусто­ша­ми в Яро­слав­ском уез­де. Жере­бей села Пище­ле­во в Город­ском стане Рома­нов­ско­го уез­да. В Город­ком стане Рома­нов­ско­го уез­да пустошь Ива­нов­ская села Пище­ле­во (Пиша­ле­во), кото­рая по дан­ной жены кня­зя бояри­на Васи­лия Андре­еви­ча Сиц­ко­го кня­ги­ни Марьи Васи­льев­ны, кня­зей Ива­на Ива­но­ви­ча и Дмит­рия Михай­ло­ви­чей Нерыц­ких доста­лась Толг­ско­му мона­сты­рю при­над­ле­жал кня­зю Андрею Васи­лье­ви­чу Сиц­ко­му (ОР РНБ Ф. IV. Д. 448. Л. 224-225, 239 об.; Акты слу­жи­лых зем­ле­вла­дель­цев XV–начала XVII в. Т. 2. М., 1998. № 309). В 1628-1629 гг. в Вер­хов­ском стане Яро­слав­ско­го уез­да за бояри­ном кня­зем Алек­се­ем Юрье­ви­чем Сиц­ким «ста­рое деда и отца вот­чи­на» (деда – кня­зя Васи­лия Андре­еви­ча Сиц­ко­го) село Лоц­кое на р. Лове, два села Покров­ское в Раме­нье и на р. Сити, Вос­кре­сен­ское с дерев­ня­ми и пусто­ша­ми и дяди его бояри­на кня­зя Андрея Васи­лье­ви­ча Сиц­ко­го вот­чи­на ста­рин­ная родо­вая село Рае­во с дерев­ня­ми и пусто­ша­ми, все­го 5 сел и 55 дере­вень (3565 чет­вер­тей) (ОР РНБ. F. IV. 529/3. Л. 1512-1551 об.).

19 апре­ля 1550 г. князь Васи­лий Сиц­кий дал Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю по кня­зе Андрее, кня­гине Анне, княжне ино­ке Маре­мьяне 20 руб. В 1571/1572 г. князь В. А. Сиц­кий дал по жене кня­гине Анне, да по кня­зе Федо­ре вот­чи­ну в Бежец­ком уез­де пол­сель­ца Сели­ща и 10 дере­вень (ВКТСМ. С. 82). В 1571/1572 г. князь В. А. Сиц­кий дал по сво­ей жене кня­гине Анне и по сыно­вьям Васи­лии Коня­ке (Конане) и Федо­ре свою вот­чи­ну куп­лю (у Мат­вея Полу­ек­то­ва сына Камен­ско­го) в Камен­ском стане Бежец­ко­го Вер­ха пол­се­ла Сели­ще и дерев­ни Кос­ко­во, Горш­ко­во, Лево­но­во и пр. (все­го 10 дере­вень). (РГА­ДА. Ф. 281. № 1290/186; Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 24. Л. 907; Архив СПб ИИРАН. Ф. 29. Оп. 1. Д. 8. № 1489. Л. 2115-2116; Кол. 115. № 5. Л. 186-187; Шума­ков С.А. Обзор гра­мот кол­ле­гии эко­но­мии. Вып. 1. М., 1899. С. 12; Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 82).

~ 1) Анна Рома­нов­на Заха­рьи­на (? — ум. до 1571), дочь Рома­на Юрье­ви­ча Заха­рьи­на-Юрье­ва — кня­ги­ня, пер­вая жена кня­зя В.А.Сицкого, стар­шая сест­ра цари­цы Ана­ста­сии Рома­нов­ны, вер­хо­вая бояры­ня при ней. Умер­ла до 1571 года. Извест­но, что в 1571/1572 г. князь В.А.Сицкий дал вкла­дом в Тро­и­це-Сер­ги­ев мона­стырь по сво­ей пер­вой жене кня­гине Анне и по сыно­вьям Васи­лии-Конане и Федо­ре свою вот­чи­ну-куп­лю в Камен­ском стане Бежец­ко­го Вер­ха – пол­се­ла Сели­ще и дерев­ни Кос­ко­во, Горш­ко­во, Лево­но­во и про­чие (все­го 10 деревень).

~ 2) кнж. Мария (ин.Марфа) Васи­льев­на Нерыц­кая (1578,1618), дочь Вас.Вас.Нерыцкого — кня­ги­ня, бояры­ня, вто­рая жена (с кон­ца 1560-х или нача­ла 1570-х г.) кня­зя В.А.Сицкого. В 1573 году была сва­хой на сва­дьбе ливон­ско­го коро­ля Маг­ну­са и ста­риц­кой княж­ны Марии Вла­ди­ми­ров­ны: по сва­деб­но­му чину Сиц­кие езди­ли «за посте­лью». После смер­ти мужа кн. Мария Васи­льев­на Сиц­кая позд­нее при­ня­ла мона­ше­ство с име­нем Мар­фы. Кня­ги­ня М.В.Сицкая была мате­рью млад­ше­го сына В.А.Сицкого Андрея Жук­лы, а так­же воз­мож­но и доче­ри Сте­па­ни­ды, умер­шей в деви­че­стве в 1591 г. По зем­ля­но­му спис­ку 1613 г. за кня­зья­ми Сиц­ки­ми чис­ли­лось 7483 чет­вер­ти земель 16. Основ­ные уго­дья их рас­по­ла­га­лись в Яро­слав­ском уез­де, но кро­ме того Сиц­кие вла­де­ли зем­ля­ми в Мос­ков­ском, Углич­ском, Пере­я­с­лав­ском, Рома­нов­ском и в ряде дру­гих уез­дов. Про­ис­хож­де­ние неко­то­рых из этих уго­дий не совсем ясно 17.
Сей­час появи­лась воз­мож­ность вне­сти ясность по вопро­су про­ис­хож­де­ния рома­нов­ской вот­чи­ны кня­зей Сиц­ких. В Рос­сий­ском госу­дар­ствен­ном архи­ве древ­них актов хра­нит­ся под­лин­ник дан­ной гра­мо­ты кня­ги­ни Марии Васи­льев­ны Сиц­кой игу­ме­ну яро­слав­ско­го Толг­ско­го мона­сты­ря Сера­пи­о­ну на село Пища­ло­во в Рома­нов­ском уез­де 18. Дати­ро­ва­на гра­мо­та 1617/18 годом.
Судя по тек­сту доку­мен­та, Мария Васи­льев­на явля­лась женой уже не раз упо­ми­нав­ше­го­ся кня­зя-бояри­на Васи­лия Андре­еви­ча Сиц­ко­го. Про­ис­хо­ди­ла она из ста­рин­но­го, но заху­да­ло­го уже к нача­лу XVII века рода кня­зей Нерыц­ких (гра­мо­та под­твер­жда­ла духов­ную бра­та Марии Васи­льев­ны, кня­зя Ива­на Васи­лье­ви­ча Нерыц­ко­го). Вла­де­ния Нерыц­ких, начи­ная с XVI в., кон­цен­три­ро­ва­лись в пре­де­лах Рома­нов­ско­го уез­да 19, и поэто­му со зна­чи­тель­ной долей уве­рен­но­сти мож­но пред­по­ло­жить, что сре­ди уго­дий кня­зей Сиц­ких рома­нов­ские вот­чи­ны появи­лись лишь после женить­бы кня­зя В. А. Сиц­ко­го на княжне М. В. Нерыцкой.
Назван­ный доку­мент пока что оста­ет­ся един­ствен­ным пись­мен­ным источ­ни­ком, сооб­ща­ю­щим о повтор­ном бра­ке кня­зя В. А. Сиц­ко­го, на этот раз с пред­ста­ви­тель­ни­цей маловли­я­тель­но­го кня­же­ско­го рода. Мож­но попы­тать­ся вычис­лить при­бли­зи­тель­ную дату это­го собы­тия. В тек­сте дан­ной гра­мо­ты рядом с име­нем кня­ги­ни Марии Васи­льев­ны упо­ми­на­ет­ся Андрей Васи­лье­вич Сиц­кий, млад­ший сын кня­зя Васи­лия Андре­еви­ча, и, надо пола­гать, един­ствен­ный из шести его сыно­вей, чьей мате­рью была не Анна Рома­нов­на Юрье­ва, а Мария Васи­льев­на. В бояр­ских спис­ках 1588/89 г. князь А. В. Сиц­кий назван столь­ни­ком, а этот чин пред­ста­ви­те­ли родо­ви­той ари­сто­кра­тии XVI в. полу­ча­ли в доста­точ­но юном воз­расте. Зна­чит вре­мя рож­де­ния кня­зя А. В. Сиц­ко­го выпа­да­ет на пер­вые годы 70-х гг. XVI в., и, таким обра­зом, повтор­ный брак его отца, Васи­лия Андре­еви­ча Сиц­ко­го, состо­ял­ся не рань­ше 1570 г., на зака­те оприч­ни­ны. 3.

13/8. КН. ИВАН ЮРЬЕ­ВИЧ БОЛЬ­ШО­ГО СИЦ­КИЙ (1549,1552)

В ДТ из кня­зей Яро­слав­ских, сын кня­зя Юрия Боль­шо­го Федо­ро­ви­ча Сиц­ко­го, внук кня­зя Федо­ра Пет­ро­ви­ча Сицкого.
Вме­сте с бра­том Федо­ром Юрье­ви­чем вла­дел вот­чи­ной, пере­шед­шей к ним от дяди, кня­зя Алек­сандра Сиц­ко­го, – селом Баи­лов­ское с дерев­ня­ми в Яро­слав­ском уез­де (ОР РНБ. Ф. 532 (ОСАГ). Оп. 1. Д. 133, л. 1; Лихачев
1911, с. 216-221), полу­чен­ным по заве­ща­нию от 14 июля 1549 г. их дяди Семе­на Федо­ро­ви­ча, вме­сте с бра­тья­ми Алек­сан­дром, Андре­ем, Юри­ем Боль­шим, Ива­ном, Юри­ем Мень­шим поде­лив­ше­го наслед­ство их отца Федо­ра Пет­ро­ви­ча Сицкого.

Без­дет­ный.

14/8. КН. ФЕДОР ЮРЬЕ­ВИЧ СИЦ­КИЙ (1549)

в 1549 помещ. 2С:Юр.Фед. Б.

б/д

15/10. КН. ЮРИЙ ИВА­НО­ВИЧ СИЦ­КИЙ (1549,1566)

дворов.сын-боярск. помещ.-кн.Ярославль-у. 1С:Ив.Фед.Петр-ча /ин.ИОВ/
В ДТ из кня­зей Яро­слав­ских. Упо­мя­нут Пис­цо­вой кни­гой Каза­ни 1565—1568 гг. в чис­ле кня­зей, сослан­ных в нача­ле оприч­ни­ны. По духов­но­му заве­ща­нию кня­зя Семе­на Федо­ро­ви­ча Сиц­ко­го 1549 г. сыно­вьям кня­зя Ива­на Федо­ро­ви­ча Юрию и Васи­лию доста­лось село Покров­ское с дерев­ня­ми в Яро­слав­ском уез­де 4.

б/д.

16/10. КН. ВАСИ­ЛИЙ СИВА ИВА­НО­ВИЧ СИЦ­КИЙ (1549,—1564/65,Полоцк)

князь, вто­рой сын кня­зя Коно­на (Ива­на) Федо­ро­ви­ча Сиц­ко­го, бояри­на при Иване Гроз­ном (по Пет­ро­ву), отец бояри­на кня­зя Ива­на Васи­лье­ви­ча Сиц­ко­го; был убит в Полоц­ке, при защи­те это­го горо­да, вме­сте с кн. Пет­ром Ива­но­ви­чем Шуй­ским в янва­ре 1564 г.

Д. Г. Фомин в 1565/1566 г. соста­вил духов­ную гра­мо­ту, по кото­рой общую с бра­том Васи­ли­ем вот­чи­ну отца бла­го­сло­ве­ние село Ново­сел­ки с дерев­ня­ми в Кистель­ском стане Пере­слав­ско­го уез­да и село Бори­со­во с дерев­ня­ми и мель­ни­цей на р. Всходне в Горе­то­ве стане Мос­ков­ско­го уез­да он заве­щал жене Анне и сыну Гри­го­рию. В слу­чае, если Гри­го­рий оста­нет­ся без­дет­ным, а кня­ги­ня Анна вый­дет замуж или постри­жет­ся, вот­чи­на долж­на перей­ти Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю (в Спас­ский мона­стырь на Всходне). Жене в при­да­ное Дани­ло Гри­го­рье­вич заве­щал села Бори­сов­ско­го дерев­ни Онто­но­во и Брат­цо­во и поло­ви­ну мель­ни­цы. Село Ново­сел­ки в слу­чае смер­ти Васи­лия, Анны, Гри­го­рия долж­но было достать­ся мона­сты­рю. В духов­ной гра­мо­те Д. Г. Фоми­на-Кваш­ни­на упо­ми­на­лась дочь Дани­лы кня­ги­ня Анна, кото­рая была заму­жем за кня­зем Васи­ли­ем Андре­еви­чем Сиц­ким и его (вто­рая жена?) княж­на Марья (СПб ИИРАН. Ф. 29. Оп. 1. Д. 8. № 1305. Л. 1709-1714).

Ж., АННА ДАНИ­ЛОВ­НА ФОМИ­НА-КВАШ­НИ­НА, дочь Дани­лы Гри­го­рье­ви­ча Фоми­на-Кваш­ни­на, сно­ха В. Г. Фоми­на 5.

17/10. КНЖ. ФЕТИ­НЬЯ ИВА­НОВ­НА СИЦКАЯ

Изве­стия рус­ско­го гене­а­ло­ги­че­ско­го обще­ства / Рус­ское гене­а­ло­ги­че­ское об-во. — СПб., 1900, 1 том:
«Дочь кня­зя Ива­на Дмит­ри­е­ви­ча Сиц­ка­го Фети­нья Ива­нов­на яко­бы была заму­жем за Ива­ном Юрье­ви­чем Тра­ха­нио­то­вым. Это мы узна­ем из сле­ду­ю­щий запи­си, сде­лан­ной Ива­ном Тихо­но­ви­чем Тра­ха­нио­то­вым, едва ли не для пода­чи в Разряд.
«Иван Тиха­новъ сынъ Тра­ханiо­товъ. Я Иваш­ка Тиха­нов сын Ива­но­ви­ча Тра­ха­нио­то­ва, а батюш­ков отец дед мой Иван Юрье­вич, а за ним была за Ива­ном Юрье­ви­чем Тра­ха­нио­то­вым князь Ива­но­ва дочь Дмит­ри­е­ви­ча Сиц­ко­ва Фети­нья Ивановна. …
Любо­пыт­ное изве­стие о род­стве Тра­ха­нио­то­вых с кня­зья­ми Сиц­ки­ми под­ры­ва­ет­ся преж­де все­го одним обсто­я­тель­ством. В рос­пи­си кня­зей Сиц­ких нет кня­зя Ива­на Дмит­ри­е­ви­ча. Если мы допу­стим опис­ку пере­пис­чи­ка в отче­стве «Дмит­ри­е­ви­ча» вме­сто дру­го­го отче­ства, то брак Ива­на Юрье­ви­ча Тра­ха­нио­то­ва пред­ста­вит­ся нам воз­мож­ным и име­ю­щим осо­бен­ный инте­рес в исто­ри­че­ском и гене­а­ло­ги­че­ском отношении.
Одна­ко при­ве­ден­ная «память» Тра­ха­нио­то­вых тре­бу­ет осо­бых разъ­яс­не­ний и самой стро­гой критики. …
Иван Юрье­вич Тра­ха­нио­тов, кото­рый по пока­за­нию раз­би­ра­е­мой запи­си был женат на княжне Сиц­кой, был сын Юрья Мало­го Тра­ха­ни­о­та, скон­чав­ше­го­ся в зва­нии каз­на­чея в 1513 году. До нас дошли два доку­мен­та, из кото­рых мы видим, что Юрий Малый был женат на Вар­ва­ре NN, а сыно­вья его Васи­лий, Иван и Заха­рий, были в 1527 году людь­ми взрос­лы­ми и явля­лись в каче­стве послу­хов. Мы уже отме­ти­ли, что в родо­слов­це 1555 года зане­се­ны дети Ива­на Юрье­ви­ча Тихон и Михай­ло, сле­до­ва­тель­но брак его на княжне Сиц­кой мог состо­ять­ся лишь в пер­вой поло­вине XVI сто­ле­тия. В таком слу­чае тестем Ива­на Юрье­ви­ча мог бы быть князь Иван Федо­ро­вич Сиц­кий (XX коле­но от Рюри­ка), скон­чав­ший­ся 30 сен­тяб­ря 1568 года. …».
Сле­ду­ет так­же отме­тить, что в ряде источ­ни­ков в родо­слов­ной кня­зей Сиц­ких ука­за­на (веро­ят­но оши­боч­но) неиз­вест­ная по име­ни княж­на (XXIII коле­но), дочь кня­зя бояри­на Ива­на Васи­лье­ви­ча Сиц­ко­го (1550?-1608) и Евфи­мии Ники­тич­ны Заха­рьи­ной-Юрье­вой (156?-1602), вышед­шая замуж за NN Тра­ха­нио­то­ва. Боярин Иван Васи­лье­вич Сиц­кий (ум. 1608) при­хо­дит­ся род­ным вну­ком сво­е­му тес­ке кня­зю Ива­ну Федо­ро­ви­чу Сиц­ко­му (ум. 1568), упо­мя­ну­то­му выше, отцу Фети­ньи Ива­нов­ны Тра­ха­нио­то­вой. Очень сомни­тель­но, что оба кня­зя (дед и внук) име­ли по доче­ри, кото­рые обе были за Тра­ха­нио­то­вы­ми. Воз­мож­но кто-то из иссле­до­ва­те­лей рода Сиц­ких пере­пу­тал одно­го Ива­на Сиц­ко­го с дру­гим и ука­зал Тра­ха­нио­то­ву как дочь Ива­на Васи­лье­ви­ча Сиц­ко­го (ум. 1608) вме­сто Ива­на Федо­ро­ви­ча (ум. 1568).

М., ИВАН ЮРЬЕ­ВИЧ ТРА­ХА­НИО­ТОВ (1527), послух (1527), сын каз­на­чея Юрия Дмит­ри­е­ви­ча Тра­ха­нио­то­ва-Мало­го и его супру­ги Вар­ва­ры NN.

18/11. князь Дани­ил Юрье­вич Мень­шо­го Сиц­кий (1543, † 27.XI.1575)

1С:Юр.Фед.Петр-ча М. :/ин. Марфа/. В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Яро­слав­ских кня­зей (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 121). В 1550 г. он был сыном бояр­ским и на пер­вой сва­дьбе кн. Влад. Андр. Ста­риц­ко­го с Евдо­ки­ей Алек­сан­дров­ной Нагой нес кам­ку и стлал ее в церк­ви вме­сте с сыном бояр­ским Юр. Феод. Нагим. В 1551 г. он — вое­во­да в похо­де к Каза­ни. В 1554 г. на сва­дьбе царя казан­ско­го Симео­на с Марьей Андр. Куту­зо­вой дер­жал кол­пак. Запи­сан в Бояр­скую кни­гу 1556/57 г. без ука­за­ния на корм­ле­ние. Запи­сан в 18 ста­тью. Оклад 17 руб. Вот­чи­ны за ним 2 сохи. Участ­во­вал в Сер­пу­хов­ском смот­ре в июне 1556 г. 6. В 1565 г. сослан в Казан­ский уезд, полу­чил там поме­стье, кото­рое в 1567 г. зна­чи­лось уже за дру­гим лицом (Мате­ри­а­лы по исто­рии наро­дов СССР. Вып. 2. Мате­ри­а­лы по исто­рии Татар­ской АССР. Пис­цо­вая кни­га г. Каза­ни 1565–1568 гг. и 1646 г. Л., 1932. С. 28). Остав­лен на посе­ле­нии в Казан­ском крае после амни­стии 1 мая 1566 г. (Скрын­ни­ков Р.Г. Цар­ство тер­ро­ра. СПб., 1992. С. 247-250).
Князь Дани­ла Сиц­кий был каз­нен по делу И. П. Федо­ро­ва после 22 мар­та 1568 г. (Скрын­ни­ков Р.Г. Цар­ство тер­ро­ра. СПб., 1992. С. 330, 530-531). По дру­гой запи­си Сино­ди­ка опаль­ных (в кото­рую, оче­вид­но, вкра­лась ошиб­ка) князь Дани­ла Сиц­кий был каз­нен 27 нояб­ря 1575 г. (Скрын­ни­ков Р.Г. Цар­ство тер­ро­ра. СПб., 1992. С. 496, 497, 544). В Сино­ди­ке царя Иоан­на Гроз­но­го запи­са­но имя кн. Дани­и­ла Сиц­ко­го, а жена его, кн. Федо­сья Дмит­ри­ев­на, после смер­ти его постриг­лась с име­нем Фек­лы и ум. в схи­ме 22 мая 1618 г. Эти два обсто­я­тель­ства застав­ля­ют пред­по­ла­гать, что кн. Дани­ил был одной из жертв необуз­дан­но­го гне­ва Иоан­на ІV и умер насиль­ствен­ной смертью.
К 14 июля 1549 г. князь Семен Федо­ро­вич Сиц­кий соста­вил духов­ное заве­ща­ние. Отме­тил, что вот­чи­на его отца кня­зя Федо­ра Пет­ро­ви­ча поде­ле­на им вме­сте с бра­тья­ми кня­зья­ми Алек­сан­дром, Андре­ем, Юри­ем, Ива­ном, Юри­ем Мень­шим. Кня­зю Семе­ну Федо­ро­ви­чу доста­лось по семей­но­му раз­де­лу село Покров­ское с дерев­ня­ми и село Юрьев­ское на р. Сити. Кня­зьям Ива­ну и Федо­ру, детям кня­зя Юрия Боль­шо­го Федо­ро­ви­ча Сиц­ко­го, пере­шла вот­чи­на их бра­та кня­зя Алек­сандра село Баи­лов­ское с дерев­ня­ми. Сыно­вьям кня­зя Ива­на Федо­ро­ви­ча Юрию и Васи­лию доста­лось кня­зя С. Ф. Сиц­ко­го село Покров­ское с дерев­ня­ми. Князь Дани­ла, сын кня­зя Юрия Мень­шо­го, полу­чил село Ста­ни­ло­во с дерев­ня­ми. Свою куп­лю у Ива­на Рома­но­ва сына Суди­ман­то­ва, сель­цо Сели­но и поло­ви­ну села Моро­зо­во с дерев­ня­ми в Выше­го­род­ском стане Дмит­ров­ско­го уез­да князь С. Ф. Сиц­кий пожа­ло­вал сво­им пле­мян­ни­кам кня­зьям Васи­лию Андре­еви­чу, Ива­ну и Федо­ру Юрье­ви­чам, Юрию и Васи­лию Ива­но­ви­чам, Дани­ле Юрье­ви­чу. Дерев­ней Задо­рож­ная сель­ца Моро­зо­ва, выкуп­лен­ной по заклад­ной в 15 руб. у Бори­са Воло­са­то­го, князь Семен пожа­ло­вал сво­е­го вну­ка кня­зя Юрия Васи­лье­ви­ча, сына Васи­лия Андре­еви­ча Сиц­ко­го (ОР РНБ. Ф. 532 (ОСАГ). Оп. 1. Д. 133. Л. 1). Князь Дани­ла Сиц­кий в 1565-1568 гг. имел двор в Каза­ни (Мате­ри­а­лы по исто­рии наро­дов СССР. Вып. 2. Мате­ри­а­лы по исто­рии Татар­ской АССР. Пис­цо­вая кни­га г. Каза­ни 1565–1568 гг. и 1646 г. Л., 1932. С. 28). В 1565-1568 гг. вла­дел поме­стьем пусто­шью Семен­ко­во, дерев­ней Нюр­мы (нур­мы) в Казан­ском уез­де (РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 643. Л. 277 об.-278, 430 об.).
Корм по кня­зе Д. Ю. Сиц­ком 9 янва­ря, да по отце его кня­зе Юрии Мень­шом и по мате­ри. Дано Кирил­ло-Бело­зер­ском мона­сты­рю 150 руб. (Саха­ров И.П. Кор­мо­вая кни­га Кирил­ло-Бело­зер­ско­го мона­сты­ря // Запис­ки Отде­ле­ния рус­ской и сла­вян­ской фило­ло­гии Импе­ра­тор­ско­го архео­ло­ги­че­ско­го обще­ства. 1851. Т. 1. Отд. 3. С. 66).

Ж., ФЕО­ДО­СИЯ (ИН.ФЕКЛА) ДМИТ­РИ­ЕВ­НА (ум. 22.05.1618), после смер­ти его постриг­лась с име­нем Фек­лы и умер­ла в схи­ме 22 мая 1618 г.

19/11. князь Васи­лий Юрье­вич Сиц­кий (1552,1560)

в 1552 дворов.сын-боярск. помещ.-кн.Ярославль-у. 2С:Юр.Фед. М. ?

20/11. князь Юрий Юрье­вич Сиц­кий (1552,1560)

в 1552 дворов.сын-боярск. помещ.-кн.Ярославль-у. 3С:Юр.Фед.Петр-ча М. ?

XXIII коле­но

21/12. КН. ЮРИЙ КОСОЙ (ИН. ГЕРА­СИМ) ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ СИЦ­КИЙ (1549,1552)

дворов.сын-боярск. помещ.-кн.Ярославль-у. ин.Герасим 1С:Вас.Анд.Косой
князь, стар­ший сын кня­зя В.А.Сицкого от пер­во­го бра­ка с Анной Рома­нов­ной Юрье­вой-Заха­рьи­ной, упо­ми­на­ет­ся в раз­ря­дах в 1559/1560 году. В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Яро­слав­ских кня­зей (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 121). Юрий Сиц­кий в 1559/60 г. в вой­ске в Туле про­тив крым­ско­го царе­ви­ча голо­ва при вто­ром вое­во­де боль­шо­го пол­ка (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 187). Был яро­слав­ским поме­щи­ком. О нем почти нет све­де­ний. Оста­вил сына Алек­сея. Воз­мож­но впо­след­ствии постриг­ся в мона­хи с име­нем Герасима.
Дерев­ней Задо­рож­ная сель­ца Моро­зо­ва, выкуп­лен­ной по заклад­ной в 15 руб. у Бори­са Воло­са­то­го, князь Семен пожа­ло­вал сво­е­го вну­ка кня­зя Юрия Васи­лье­ви­ча, сына Васи­лия Андре­еви­ча Сиц­ко­го (ОР РНБ. Ф. 532 (ОСАГ). Оп. 1. Д. 133. Л. 1-2).

22/12. князь Васи­лий Васи­лье­вич +Конан Сиц­кий (1567,—1568.09.30)
рында(1567) без­детн. 2С:Вас.Анд.Фед-чаб/д
князь, сын кня­зя В.А.Сицкого от пер­во­го бра­ка с Анной Рома­нов­ной Юрье­вой-Заха­рьи­ной, рын­да (в 1567 г.); в 1567 г. в похо­де про­тив поль­ско­го коро­ля под­дат­ня с копьем. Был оприч­ни­ком, он упо­ми­на­ет­ся в раз­ря­дах в 1565/1566, умер без­дет­ным в 1568 г.
Князь Васи­лий Васи­лье­вич воз­мож­но имел вто­рое имя Конон, либо это был его брат. В одних источ­ни­ках Васи­лий ука­зан вто­рым после Юрия сыном кн. В.А.Сицкого, в дру­гих — тре­тьим — после Юрия и Коно­на (умер­ше­го до 1571/1572 года).
В 1571/1572 г. князь В. А. Сиц­кий дал по сво­ей жене кня­гине Анне и по сыно­вьям Васи­лии Коня­ке (Конане) и Федо­ре свою вот­чи­ну куп­лю (у Мат­вея Полу­ек­то­ва сына Камен­ско­го) в Камен­ском стане Бежец­ко­го Вер­ха пол­се­ла Сели­ще и дерев­ни Кос­ко­во, Горш­ко­во, Лево­но­во и пр. (все­го 10 деревень).

Ж., АННА ДАНИ­ЛОВ­НА ФОМИ­НА-КВАШ­НИ­НА, дочь Дани­и­ла Гри­го­рье­ви­ча Фомина-Квашнина.

23/12. КН. ФЕДОР ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ СИЦ­КИЙ (1567,—1571/72)

рында(1570) 3С:Вас.Анд.Фед-ча
князь, тре­тий (после Юрия и Васи­лия) или чет­вер­тый (после Юрия, Васи­лия и Коно­на, если такой суще­ство­вал) сын кня­зя В.А.Сицкого от пер­во­го бра­ка с Анной Рома­нов­ной Юрье­вой-Заха­рьи­ной, рын­да (1570), упо­ми­на­ет­ся так­же сре­ди оприч­ни­ков. Умер без­дет­ным до 1572 г.
В 1571/1572 г. князь В. А. Сиц­кий дал по сво­ей жене кня­гине Анне и по сыно­вьям Васи­лии Коня­ке (Конане) и Федо­ре свою вот­чи­ну куп­лю (у Мат­вея Полу­ек­то­ва сына Камен­ско­го) в Камен­ском стане Бежец­ко­го Вер­ха пол­се­ла Сели­ще и дерев­ни Кос­ко­во, Горш­ко­во, Лево­но­во и пр. (все­го 10 деревень).
б/д

24/12. КНЖ. ВАР­ВА­РА ВАСИ­ЛЬЕВ­НА СИЦКАЯ

была пле­мян­ни­цей цари­цы Ана­ста­сии и доче­рью кня­зя Васи­лия Андре­еви­ча Сиц­ко­го и Анны Рома­нов­ны Юрье­вой 7. «А сосланъ де былъ Олек­сей Дани­ло­вич на Бело­озе­ро и з дет­ми с Ѳедо­ромъ с сыномъ, и у Олек­сея жены не было в те поры, а былъ женатъ сынъ его Ѳедоръ Олек­се­е­вичь; и Олек­сея де Дани­ло­ви­ча и сына его Ѳедо­ра не ста­ло в опа­ле на Белео­зе­ре, а оста­лись после Ѳедо­ра жена з дет­ми с Пет­ровъ, да с Ива­номъ Ѳедо­ро­ви­чи; и после де того Царь Иванъ Васи­ле­вичь всеа Русіи пожа­ло­валъ Ѳедо­ро­ву жену з дет­ми с Пет­ромъ, да с Ива­номъ, велелъ ихъ взять в Вели­кій Новъго­родъ и отдать бра­ту ее кня­зю Ондрею Васи­ле­ви­чю Сиц­ко­му; а после того из Нова­го­ро­да велелъ ее взять к Москве и выдать за князь Ива­на Костян­ти­но­ви­ча Кур­ля­те­ва, а детей ее Пет­ра и Ива­на взялъ к себе к Госу­да­рю, и те имъ отца их вот­чи­ны, кото­рые были в роз­да­че, все велелъ имъ отдать, и с тех местъ и по ся места вла­де­ютъ Бас­ма­но­вы, а не Пле­ще­е­вы.» 8.

М. 1-й, ФЕДОР АЛЕК­СЕ­Е­ВИЧ ПЛЕЩЕЕВ-БАСМАНОВ;

М. 2-й, КН. ИВАН КОН­СТАН­ТИ­НО­ВИЧ КУРЛЯТЕВ.

25/12. КНЖ. СТЕ­ПА­НИ­ДА ВАСИ­ЛЬЕВ­НА СИЦ­КАЯ (†1591.01.13,‡ МНСм-рь)

помещ. Д:Вас.Вас.
† в деви­че­стве 13 июня 1591 г., погре­бе­на в Мос­ков­ском Новоспас­ском монастыре. 

26/16. КН. Иван Васи­лье­вич Курец (1577,—1608.03.23,Кожеозерский м-рь Онеж. у.)

рын­да 1579, столь­ник, боярин (1585-1601), воевода,’в 1601 пострижен.
князь, столь­ник и голо­ва, затем боярин и вое­во­да, сын кня­зя Васи­лия Ива­но­ви­ча Сиц­ко­го, внук кня­зя Коно­на (Ива­на) Федо­ро­ви­ча Сиц­ко­го (в неко­то­рых источ­ни­ках оши­боч­но назван сыном кня­зя Васи­лия Андре­еви­ча Сицкого).
Иван Васи­лье­вич, в мона­ше­стве Сер­гий, ум. 23 мар­та 1608, упо­ми­на­ет­ся ино­гда в раз­ряд­ных кни­гах под фами­ли­ей Сиц­кий-Яро­слав­ский. Он был женат на Евфи­мии Ники­тишне Рома­но­вой, род­ной сест­ре Фео­до­ра Ники­ти­ча Рома­но­ва, впо­след­ствии пат­ри­ар­ха Фила­ре­та. Неда­ром источ­ни­ки вто­рой поло­ви­ны XVI в. утвер­жда­ют, что Иван Васи­лье­вич Сиц­кий и Федор Ники­тич Рома­нов (буду­щий все­мо­гу­щий пат­ри­арх Фила­рет и отец пер­во­го рус­ско­го царя из дина­стии Рома­но­вых) были «бра­тья и вели­кие други».
Вхо­дил в Оприч­ный двор в 1567 г. Рын­да с рога­ти­ной у царе­ви­ча Ива­на Ива­но­ви­ча в оприч­ном похо­де царя из Моск­вы к Двор­цам осе­нью 1567 г. В 1577–1584 гг. в Зем­ском дво­ре. Зем­ский столь­ник в бояр­ском спис­ке 1577 г. В апре­ле – мае 1577 г. в Ливон­ском похо­де рын­да у копья у царе­ви­ча Ива­на. Рын­да с копьем у царе­ви­ча Ива­на Ива­но­ви­ча в раз­ря­де цар­ско­го похо­да в Ливо­нию в июне 1579 г. В июле 1580 г. назван «столь­ни­ком и намест­ни­ком Нов­го­род­ским» (Ста­ни­слав­ский А.Л. Тру­ды по исто­рии госу­да­ре­ва дво­ра в Рос­сии XVI–XVII веков. М., 2004. С. 192; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 2. М., 1982. С. 225, 438; Т. 3. Ч. 1. М., 1984. С. 54; Кни­га посоль­ская Мет­ри­ки Вели­ко­го кня­же­ства Литов­ско­го (с 1573 по 1580 год). М., 1843. С. 73). В 1577 г. нахо­дил­ся в спис­ке столь­ни­ков, кото­рые «с государем». 

В 1578 г. у него был мест­ни­че­ский спор с крав­чим, впо­след­ствии царем Бори­сом Феод. Году­но­вым. Царь Иоанн IV велел кн. С. сто­ять с ним в това­ри­щах у сво­е­го госу­да­ре­ва сто­ла в день Рож­де­ства, но кн. С. ска­зал, что ему невмест­но быть в това­ри­щах с Бори­сом, и бил челом царю на стар­ше­го его бра­та Вас. Фед. Году­но­ва в оте­че­стве и сче­те, а Борис Фео­до­ро­вич в свою оче­редь бил челом царю на Ива­но­ва отца, на бояри­на Вас. Андр. С. Тогда царь велел разо­брать этот спор бояри­ну кн. Ив. Феод. Мсти­слав­ско­му, бояри­ну кн. Ив. Юрьев. Голи­цы­ну и дья­ку Андрею Мяс­но­му, и по их суду и сче­ту учи­нил Году­но­ва мно­ги­ми места­ми боль­ше бояри­на кн. Вас. Андр. С. и пожа­ло­вал ему пра­вую гра­мо­ту. В 1580 г., после того как мос­ков­ские послы были высла­ны из Кра­ко­ва, сно­ва воз­ник­ли пере­го­во­ры у царя Иоан­на ІV со Сте­фа­ном Бато­ри­ем, но эти пере­го­во­ры не при­ве­ли ни к чему. Король поль­ский назна­чил пять недель сро­ку для при­бы­тия мос­ков­ских послов, и к нему были отправ­ле­ны кн. С. и Пивов, со сви­той в 500 чело­век. Когда они в кон­це авгу­ста 1580 г. при­бы­ли в стан Бато­рия под Вели­ки­ми Лука­ми, он при­нял их в шат­ре над­мен­но, сидел в шап­ке, когда они кла­ня­лись ему от царя, не хотел ска­зать им «учти­во­го сло­ва». Послы тре­бо­ва­ли, что­бы он велел снять оса­ду с Вели­ких Лук, но вме­сто отве­та в ту же ночь Замой­ский стал оса­ждать кре­пость. Послы согла­ша­лись усту­пить Кур­лян­дию и 24 горо­да в Ливо­нии, но Бато­рий хотел полу­чить все обла­сти Ливон­ские, а так­же Вели­кие Луки, Смо­ленск, Псков и Нов­го­род. Тогда кн. С. и Пивов, объ­явив, что ниче­го более не могут усту­пить, потре­бо­ва­ли отпус­ка или доз­во­ле­ния писать Иоан­ну. Отпус­ка им не дали, а поз­во­ли­ли отпра­вить гон­ца к царю, что они и испол­ни­ли в тот же день. Вто­рич­но послы были пред­став­ле­ны Бато­рию через три дня, а затем они долж­ны были сопут­ство­вать коро­лю пo теат­ру воен­ных дей­ствий: их вози­ли в Невль, в Полоцк, в Крев, дол­го дер­жа­ли в с. Тря­бине, 30 янва­ря 1581 г. при­вез­ли в Вар­ша­ву и толь­ко 19 фев­ра­ля отпу­сти­ли с отве­том: «не будет ни посоль­ства, ни мира, ни пере­ми­рия, доко­ле вой­ско мос­ков­ское не очи­стит Ливо­нии». В 1582 г. кн. С. послан на Тулу вое­во­дой боль­шо­го пол­ка, но вслед­ствие чело­би­тья вое­вод пере­до­во­го и сто­ро­же­во­го пол­ков, Мих. Мих. Сал­ты­ко­ва, Ев. Варф. Бутур­ли­на и кн. Мих. Ноздро­ва­то­го, что им невмест­но быть мень­ше кн. С., царь послал на Тулу дру­гих вое­вод, а кн. С. назна­чил в Деди­лов вое­во­дой пра­вой руки. В дру­гом раз­ряд­ном спис­ке ска­за­но: «как сой­дут­ся по вестям укра­ин­ские вое­во­ды с туль­ски­ми вое­во­да­ми, и тогда быть в пере­до­вом пол­ку с Деди­ло­ва, а сто­ять на Калу­ге». В 1583 г. кн. С. — вое­во­да пра­вой руки в Нов­го­ро­де. В 1585 г. пожа­ло­ван в бояре царем Фео­до­ром Иоан­но­ви­чем; при­сут­ство­вал при при­е­ме литов­ско­го посла. В 1586 г. — намест­ник ржев­ский; при при­е­ме гру­зин­ских послов вес­ной это­го года и в 1589 г. обе­дал в Золо­той пала­те. В том же году был в Ливон­ском похо­де «у наря­ду». В 1588 г. при­сут­ство­вал в При­ка­зе Боль­шо­го при­хо­да. 22 октяб­ря 1591 г. кн. Иван Васи­лье­вич Сиц­кий и раз­ряд­ный дьяк Неуда­ча Ховра­лев суди­ли мест­ни­че­ский спор кн. Юрия Ники­ти­ча Тру­бец­ко­го с кн. Андре­ем Ива­но­ви­чем Нох­те­вым Суз­даль­ским и кн. Дани­лы Андре­еви­ча Нох­те­ва с кн. Ники­той Рома­но­ви­чем Тру­бец­ким (Раз­ряд­ная кни­га 1475-1605 гг. Т. III. Ч. III. М., 1989. С. 8). Был пер­вен­ству­ю­щим при раз­да­че денеж­но­го жало­ва­нья по десятне Пере­я­с­лав­ля-Залес­ско­го. В 1591 г. назна­чен вое­во­дой в Аст­ра­хань. Из цар­ско­го нака­за, дан­но­го ему при отправ­ке туда, вид­но, что вое­вод­ство пред­ше­ствен­ни­ка его, кн. Тро­е­ку­ро­ва, озна­ме­но­ва­лось мно­ги­ми бес­по­ряд­ка­ми, кото­рые необ­хо­ди­мо было устра­нить. Этот наказ кн. С. живо рису­ет вот­чин­но-хозяй­ствен­ные при­е­мы тогдаш­не­го мос­ков­ско­го пра­ви­тель­ства в его адми­ни­стра­тив­ных рас­по­ряд­ках. После обыч­но­го при­ка­за­ния при­нять каз­ну, хлеб и т. д., идет целый ряд настав­ле­ний отно­си­тель­но при­е­ма в Аст­ра­ха­ни без задерж­ки хлеб­ных запа­сов, пред­на­зна­чав­ших­ся к отправ­ке на Терек для слу­жи­лых людей и о немед­лен­ной их туда достав­ке; отно­си­тель­но пра­виль­но­го отпус­ка соли вверх по Вол­ге и взи­ма­ния за нее пошли­ны с весу, а так­же о над­ле­жа­щем над­смот­ре за рыба­ка­ми, что­бы они не лови­ли рыбы боль­ше чем сколь­ко могут «остря­пать и осо­лить и испро­дать», так как лиш­няя рыба валя­ет­ся на пес­ке, гни­ет и пор­тит воз­дух. Кро­ме забот о хле­бе, соли и рыбе, наказ пред­пи­сы­вал кн. С. занять­ся построй­кой камен­ной сте­ны вокруг Аст­ра­ха­ни, вслед­ствие чего вме­ня­лось ему в обя­зан­ность обсу­дить что выгод­нее, обжи­гать ли толь­ко новый извест­ко­вый камень, или упо­треб­лять в дело и ста­рую известь, оби­тую от кир­пи­чей в ближ­них и даль­них Сара­ях, в 80 в 100 вер­стах от Аст­ра­ха­ни. Вопрос о при­год­но­сти ста­рой изве­сти был под­нят еще при кн. Тро­е­ку­ро­ве, но вышло раз­но­гла­сие у вое­вод и у дья­ка, а пото­му кн. С. веле­но само­му досмот­реть и решить как посту­пить. По сво­е­му поло­же­нию вбли­зи от Кас­пий­ско­го моря Аст­ра­хань име­ла боль­шое зна­че­ние: слу­жи­лые каза­ки ходи­ли отту­да то про­тив «ногай­ских людей Казы­ева улу­са», то про­тив «воров­ских каза­ков», то про­тив «цар­ско­го непо­слуш­ни­ка Шев­кал­ско­го». Вслед­ствие это­го всем ата­ма­нам и каза­кам, ока­зав­шим помощь, надо было выдать цар­ское жало­ва­нье, а тем, кото­рые будут на «Шев­кал­ской служ­бе» (т. е. дей­ство­вать про­тив Шев­каль­ско­го вла­де­те­ля), дать на корм муки, круп и толок­на. По доро­ге в Аст­ра­хань кн. С. дол­жен был захва­тить в Ниж­нем и в Каза­ни при­го­тов­лен­ные там стру­ги, лод­ки и яко­ря и полу­чить от вое­вод в Каза­ни и в Сви­яж­с­ке по 1500 руб. на «гopo­до­вое аст­ра­хан­ское камен­ное дело», а в Ниж­нем 1000 р. все для той же «Шев­кал­ской служ­бы». В 1597 г. кн. С. вме­сте с бояри­ном кн. Вас. Ив. Шуй­ским раз­би­рал мест­ни­че­ский счет меж­ду П. Шере­ме­те­вым и кн. Феод. Ногот­ко­вым. — В том же году при­сут­ство­вал в Боль­шой Гра­но­ви­той рас­пис­ной пала­те при при­е­ме Цесар­ско­го посла. В 1598 г. при похо­де царя Бори­са Году­но­ва в Сер­пу­хов был тре­тьим вое­во­дой в пра­вой руке, а кн. Алек­сандр Реп­нин тре­тьим вое­во­дой в пере­до­вом пол­ку. Из это­го воз­ник любо­пыт­ный мест­ни­че­ский слу­чай, в кото­ром видим столк­но­ве­ние семей­ных и родо­вых инте­ре­сов: в июле того же года кн. Ногот­ков бил челом вме­сто всех кня­зей Обо­лен­ских, что кн. Реп­нин был мень­ше кн. С., не бил челом в оте­че­стве, дру­жась с кн. С. и уго­ждая Феод. Никит. Рома­но­ву, пото­му что Рома­нов, кн. С. и кн. Реп­нин меж­ду собою бра­тья и вели­кие дру­зья. А умыш­лял это Фео­дор Рома­нов для того, чтоб воров­ским нече­ло­би­тьем кн. Реп­ни­на пору­ха и укор учи­ни­лись в оте­че­стве от его рода Рома­но­вых и от дру­гих чужих родов все­му их роду кн. Обо­лен­ских. Госу­дарь бы их пожа­ло­вал, велел это их чело­би­тье запи­сать, чтоб все­му их роду в оте­че­стве пору­хи и уко­ру не было от чужих родов. И госу­дарь кн. Ногот­ко­ва пожа­ло­вал, велел чело­би­тье в раз­ряд запи­сать, что кн. Реп­нин был с кн. С. по друж­бе, и кн. Реп­нин кня­зю Сиц­ко­му вино­ват один, а роду его всем кня­зьям Обо­лен­ским от это­го пору­хи в оте­че­стве нет нико­му. Кро­ме того у кн. Ив. Вас. С. были мест­ни­че­ские сче­ты: с кн. И. В. Вели­ко­го Гаги­ным, И. Ф. Крю­ком Колы­чо­вым, Гр. И. Меща­ни­ном Моро­зо­вым, М. Гл. Сал­ты­ко­вым, Панкр. Я. Сал­ты­ко­вым и кн. В. В. Тюфя­ки­ным. По-види­мо­му, кн. С. толь­ко на вре­мя был вызван из Аст­ра­ха­ни, а потом опять оста­вал­ся там на вое­вод­стве до 1601 года. Так застав­ля­ет нас думать напи­сан­ный в 1651 г. «Обряд, како­вый наблю­да­ем был при воз­ве­де­нии от Госу­да­рей Рос­сий­ских в кня­же­ское досто­ин­ство мурз Нагай­ской Орды»; в этом «Обря­де» ска­за­но, что в вое­вод­ство кн. С. при царе Бори­се, когда садил­ся на кня­же­ние в Ногай­ской орде Иште­рек князь, «и бере­же­нье в те поры в Аст­ра­ха­ни веле­но дер­жать вели­кое, и в горо­де и в остро­ге было люд­но и строй­но, для вся­ко­го береженья».О вот­чи­нах Ива­на Васи­лье­ви­ча Сиц­ко­го извест­но, что в 1585/1586 году он вла­дел сель­цом Стрел­ко­вым с 1 дерев­ней и 6 пусто­ша­ми, а так­же 306 чет­вер­тя­ми серед­ней зем­ли в шерен­ском стане Мос­ков­ско­го уез­да (быв­шая вот­чи­на П. Ильина).

С име­нем кн. Ив. Вас. С. свя­зан очень инте­рес­ный факт кре­стьян­ско­го зем­ле­вла­де­ния кон­ца XVI в., т. е. того вре­ме­ни, кото­рое пред­ше­ство­ва­ло закре­по­ще­нию кре­стьян. Судя по пис­цо­вой кни­ге Мос­ков­ско­го у. (1585—86 гг.), пер­вое место сре­ди оброч­ных вла­дель­цев, и по чис­лу и по коли­че­ству арен­ду­е­мой зем­ли зани­ма­ли кре­стьяне, в оди­ноч­ку и това­ри­ще­ства­ми. Из оди­ноч­ных вла­дель­цев выда­вал­ся кре­стья­нин кн. И. В. Сиц­ко­го, Ермол­ка, дер­жав­ший 12 пусто­шей с 449 четями.

Но если при Иване Гроз­ном и в пер­вые годы прав­ле­ния царя Федо­ра Иоан­но­ви­ча оприч­ное про­шлое и бли­зость Сиц­ких к Заха­рьи­ным-Юрье­вым спо­соб­ство­ва­ли их быст­ро­му про­дви­же­нию по слу­жеб­ной лест­ни­це, то когда на пре­сто­ле Рус­ско­го госу­дар­ства утвер­дил­ся Борис Году­нов, эта связь и, надо пола­гать, былые мест­ни­че­ские оби­ды ста­ли при­чи­ной опа­лы Сиц­ких. Уже в мае 1598 г. извест­ный нам Андрей Васи­лье­вич Сиц­кий послан в Рязан­ские зем­ли «смот­ре­ти новые Вож­ские засе­ки». В 1599 г. был послан на вое­вод­ство в Аст­ра­хань и фак­ти­че­ски отстра­нен от дво­ра Иван Васи­лье­вич Сиц­кий. На него посту­па­ют доно­сы, пред­при­ни­ма­ют­ся попыт­ки пере­смот­ра дав­них мест­ни­че­ских дел. Сиц­кие под­вер­га­ют­ся пря­мым репрес­си­ям. Когда опа­ла от царя Бори­са постиг­ла Рома­но­вых, были взя­ты их род­ствен­ни­ки и в чис­ле послед­них кн. С. По сооб­ще­нию «Ново­го лето­пис­ца» во вре­мя след­ствия по делу бояр Рома­но­вых в янва­ре 1603 «по кня­зя Ива­на же Васи­лье­ви­ча Сиц­ко­ва посла­ша в Ост­ро­хань и пове­ле­ша его при­ве­сти и с кня­ги­нею и з сыном к Москве ско­вав» 9. Сам кн. С. был лишен бояр­ства и постри­жен в мона­ше­ство с име­нем Сер­гия в Коже­озер­ском мона­сты­ре, осно­ван­ным пр. Сера­пи­о­ном око­ло 1565 г. и нахо­див­шем­ся в Кар­го­поль­ском уез­де (тепе­реш­ней Оло­нец­кой губ.). Жена его, Евфи­мия Ники­тиш­на, постри­же­на с име­нем Евдо­кии в пустыне Сун­ско­го Остро­га, при Белом Озе­ре, и лише­на жиз­ни 8 апре­ля 1602 г. Сын их кн. Васи­лий Ива­но­вич не был постри­жен и жил в Коже­озер­ском мона­сты­ре, или побли­зо­сти от него, до смер­ти кн. Ива­на Васи­лье­ви­ча в 1608 г., затем вызван в Моск­ву и на доро­ге умерщ­влен. Гоне­ни­ям под­вер­га­ют­ся и дру­гие пред­ста­ви­те­ли широ­ко раз­вет­вив­ше­го­ся рода: кня­зья Андрей Васи­лье­вич, Алек­сей Юрье­вич и Андрей Дани­ло­вич Сиц­кие ока­за­лись сна­ча­ла в тюрь­ме, а затем были сосла­ны в «пони­зо­вые горо­да». В 1602-1604 гг. они слу­жат вое­во­да­ми в Ядрине, Уржу­ме и Васи­ле­го­ро­де. Одна­ко, несмот­ря на все изви­вы сво­ей поли­ти­че­ской карье­ры, Сиц­ким уда­лось к нача­лу XVII века почти в пол­ном объ­е­ме сохра­нить свои вот­чин­ные вла­де­ния. Был похо­ро­нен в Новоспас­ском мона­сты­ре (Опи­са­ние состо­я­ща­го в Мос­ков­ском став­ро­пи­ги­аль­ном Новоспас­ском мона­сты­ре хра­ма Зна­ме­ния Пре­свя­тыя Бого­ро­ди­цы. М., 1803. С. 14-15).
Кня­зья Андрей Васи­льев сын, Иван Васи­льев сын Сиц­кие были вот­чин­ни­ка­ми в Углич­ском уез­де (Пис­цо­вые кни­ги Углич­ско­го уез­да XVII в. // Вре­мен­ник Деми­дов­ско­го юри­ди­че­ско­го лицея. Кн. 41-46. Яро­славль, 1886-1888. С. 271-272, 316).

Ж., Евфи­мия Ники­тич­на Заха­рьи­на-Юрье­ва (? — 8.04.1602) — кня­ги­ня, жена кня­зя Ива­на Васи­лье­ви­ча Сиц­ко­го, дочь Ники­ты Рома­но­ви­ча Юрье­ва-Заха­рьи­на — бра­та Ана­ста­сии Рома­нов­ны (цари­цы) и Анны Рома­нов­ны (жены кня­зя Васи­лия Андре­еви­ча Сиц­ко­го). Когда в 1601 г. опа­ла от царя Бори­са Году­но­ва постиг­ла Рома­но­вых, были взя­ты их род­ствен­ни­ки и в чис­ле послед­них кн. Иван Сиц­кий. Он с женой и сыном кн. Васи­ли­ем Ива­но­ви­чем были при­ве­зе­ны из Аст­ра­ха­ни в Моск­ву ско­ван­ны­ми. Сам кн. Сиц­кий был лишен бояр­ства и постри­жен в мона­ше­ство с име­нем Сер­гия в Коже­озер­ском мона­сты­ре. Евфи­мия Ники­тич­на была постри­же­на с име­нем Евдо­кии в пустыне Сун­ско­го Остро­га, при Белом Озе­ре. Её умо­рил в зато­че­нии, пове­ле­ни­ем царя Бори­са, Михай­ло Вну­ков 8 апре­ля 1602 г.
[Пав­лов А. П. Госу­да­рев двор и поли­ти­че­ская борь­ба при Бори­се Году­но­ве (1584-1605 гг.). СПб., 1992. С. 42.Там же. С. 55.; Буга­нов В. И. Раз­ряд­ные кни­ги послед­ней чет­вер­ти XV — нача­ла XVII в. М., 1962. С. 173.].

27/12. КНЖ. МАРИ­МЬЯ­НА ВАСИ­ЛЬЕВ­НА СИЦ­КАЯ (1540?,—1550+до)

помещ. Д:Вас.Анд.

28/16. князь Андрей Васи­лье­вич Жук­ла Сиц­кий (1577,—1629.04.24)

Жек­ла, ум. 1629 г. (в Род. кн. Лоба­но­ва, изд. 2, он назван Жук­ла, а в раз­ряд­ной кни­ге Жекла).Надо пола­гать, един­ствен­ный из сыно­вей Васи­лия Андре­еви­ча, чьей мате­рью была не Анна Рома­нов­на Заха­рьи­на, а Мария Васи­льев­на Нерыцкая.
В 1577 г. дво­ря­нин. В 1586 г. в Ливон­ском похо­де рын­да у тре­тье­го саа­да­ка. По пис­цо­вой кни­ге 1586—87 гг. за ним было село (назва­ние не обо­зна­че­но) с 12 дерев­ня­ми в Медын­ском уез­де, в Вежец­ком стане. В 1597 г. при­сут­ство­вал в Боль­шой Гра­но­ви­той рас­пис­ной пала­те при при­е­ме цесар­ско­го посла. В 1598 г. он — столь­ник, под­пи­сал­ся под изби­ра­тель­ной гра­мо­той в цари Бори­са Году­но­ва. Но если при Иване Гроз­ном и в пер­вые годы прав­ле­ния царя Федо­ра Иоан­но­ви­ча оприч­ное про­шлое и бли­зость Сиц­ких к Заха­рьи­ным-Юрье­вым спо­соб­ство­ва­ли их быст­ро­му про­дви­же­нию по слу­жеб­ной лест­ни­це, то когда на пре­сто­ле Рус­ско­го госу­дар­ства утвер­дил­ся Борис Году­нов, эта связь и, надо пола­гать, былые мест­ни­че­ские оби­ды ста­ли при­чи­ной опа­лы Сиц­ких. Уже в мае 1598 г. извест­ный нам Андрей Васи­лье­вич Сиц­кий послан в Рязан­ские зем­ли «смот­ре­ти новые Вож­ские засе­ки». В 1599 г. был послан на вое­вод­ство в Аст­ра­хань и фак­ти­че­ски отстра­нен от дво­ра Иван Васи­лье­вич Сиц­кий. На него посту­па­ют доно­сы, пред­при­ни­ма­ют­ся попыт­ки пере­смот­ра дав­них мест­ни­че­ских дел. А в 1600 г. Сиц­кие под­вер­га­ют­ся пря­мым репрес­си­ям. Князь И. В. Сиц­кий с семьей попа­да­ет в тюрь­му. Гоне­ни­ям под­вер­га­ют­ся и дру­гие пред­ста­ви­те­ли широ­ко раз­вет­вив­ше­го­ся рода: кня­зья Андрей Васи­лье­вич, Алек­сей Юрье­вич и Андрей Дани­ло­вич Сиц­кие ока­за­лись сна­ча­ла в тюрь­ме, а затем были сосла­ны в «пони­зо­вые горо­да». В 1602-1604 гг. они слу­жат вое­во­да­ми в Ядрине, Уржу­ме и Васи­ле­го­ро­де. Одна­ко, несмот­ря на все изви­вы сво­ей поли­ти­че­ской карье­ры, Сиц­ким уда­лось к нача­лу XVII века почти в пол­ном объ­е­ме сохра­нить свои вот­чин­ные вла­де­ния. В 1606 г. на сва­дьбе пер­во­го Лже­ди­мит­рия с Мари­ной Мни­шек был в чис­ле поез­жан. В 1613 г. — вое­во­да в Устюжне Желе­зо­поль­ской. 4-го янва­ря он писал бело­зер­ско­му вое­во­де о дви­же­ни­ях шве­дов и литов­цев в нов­го­род­ском уез­де и про­сил не остав­лять его с това­ри­ща­ми в неве­де­нии отно­си­тель­но того, что у них про «мос­ков­ские вести и про Литов­ских людей объ­явит­ца». В том же году Феод. Ив. Шере­ме­тев бил челом царю Миха­и­лу Фео­до­ро­ви­чу, что с того вре­ме­ни, как нача­лась литов­ская вой­на и воров­ское разо­ре­ние, из его вот­чи­ны в Бежец­ком вер­ху «кре­стьян пораз­во­ди­ли за себя насиль­ством кн. Андрей княжь Васи­льев сын, да князь Андрей княжь Дани­лов сын Сиц­кие» и дру­гие. В 1614 г. во вре­мя его вое­вод­ства в Гали­че Костром­ском мятеж­ни­ки при­хо­ди­ли на г. Любим и наме­ре­ва­лись идти на Галич и Унжу, что­бы затем при­со­еди­нить­ся к Заруц­ко­му. В чис­ле поез­жан назва­ны князь Андрей княж Васи­льев сын и князь Андрей княж Дани­лов сын Сиц­кие .В 1616 г. зна­чит­ся, что помест­ный оклад ему до мос­ков­ско­го разо­ре­нья был 800 четей, денег 60 руб­лев. В 1618—20 гг. он — вое­во­да в Яро­слав­ле. В 1622 г., янва­ря 6, он пожа­ло­ван в околь­ни­чие: околь­ни­че­ство ска­зы­вал ему кн. Гр. Конст. Вол­кон­ский; в том же году, апре­ля 26, на Свет­лой неде­ле в пят­ни­цу, пожа­ло­ван в бояре; вско­ре потом назна­чен началь­ни­ком Мос­ков­ско­го суд­но­го при­ка­за. В 1622—29 гг. он — началь­ник Помест­но­го при­ка­за. Царь Мих. Феод. часто «остав­лял» его на Москве, т. е. пору­чал ему заве­до­вать Моск­вой, когда отправ­лял­ся на бого­мо­лье по окрест­ным мона­сты­рям. В 1625 г., будучи остав­лен на Москве с Феод. Ив. Шере­ме­те­вым, кн. С. подал на него чело­бит­ную и дол­жен был про­си­деть в тюрь­ме шесть дней, так как ока­за­лось что Шере­ме­тев пятью места­ми выше кн. С. В 1625—28 гг. при­сут­ство­вал на обе­их сва­дьбах царя Миха­и­ла Фео­до­ро­ви­ча. Кн. С. не был вер­стан в боярах т. е. не полу­чил соот­вет­ству­ю­ще­го денеж­но­го окла­да, а в дво­ря­нах денеж­ный оклад ему был 90 руб.
боярин с 1622.

Кня­зья Андрей Васи­льев сын, Иван Васи­льев сын Сиц­кие были вот­чин­ни­ка­ми в Углич­ском уез­де (Пис­цо­вые кни­ги Углич­ско­го уез­да XVII в. // Вре­мен­ник Деми­дов­ско­го юри­ди­че­ско­го лицея. Кн. 41-46. Яро­славль, 1886-1888. С. 271-272, 316).

~ Евфи­мия Васи­льев­на Голо­ви­на (1580-е- ?), в 1-м бра­ке Пле­ще­е­ва — кня­ги­ня, жена (вто­рая?) кня­зя Андрея Васи­лье­ви­ча Сиц­ко­го, дочь каз­на­чея Васи­лия Пет­ро­ви­ча Голо­ви­на (155?-1611) и Улья­ны Бог­да­нов­ны Сабу­ро­вой, сест­ры Евдо­кии Бог­да­нов­ны Сабу­ро­вой (155?-1614/1620), пер­вой жены сына Ива­на Гроз­но­го царе­ви­ча Ива­на Ива­но­ви­ча (1554-1581); в 1-м бра­ке за Алек­се­ем Плещеевым.

29/18. КН. АНДРЕЙ ДАНИ­ЛО­ВИЧ СИЦ­КИЙ (1588,—1644)

столь­ник
(в ино­ках Авра­ам) ум. в 1644 г. Он поме­щен в спис­ке дво­рян 1577 г., был столь­ни­ком в 1598 г. и под­пи­сал­ся под изби­ра­тель­ной гра­мо­той на цар­ство Бори­са Феод. Году­но­ва. В 1606 г. на сва­дьбе пер­во­го Лже­ди­мит­рия с Мари­ной Мни­шек был в чис­ле поез­жан. В 1616 г. помест­ный оклад ему до мос­ков­ско­го разо­ре­нья 60 руб­лев. В 1622—23 гг. вое­во­да в Ниж­нем. В 1624—29 гг. в тор­же­ствен­ных слу­ча­ях сто­ял у госу­да­ре­ва сто­ла. В 1626 г. обе­дал у царя Мих. Феод. и у пат­ри­ар­ха Фила­ре­та Ники­ти­ча. В 1626 г. на вто­рой сва­дьбе царя Мих. Феод. с Евдо­ки­ей Лукья­нов­ной Стреш­не­вой жена его кн. Фео­до­ра Семе­нов­на по пути в цер­ковь шла «для бере­же­нья» по левую сто­ро­ны неве­сты, а за обе­дом сиде­ла воз­ле жены бояри­на Ива­на Ники­ти­ча Рома­но­ва, быв­шей в «мате­ри­но место». Кн. Фео­до­ра Семе­нов­на при­ня­ла мона­ше­ство с име­нем Феодосии.

~ Фео­до­ра (в мон. Фео­до­сия) Семе­нов­на N (ум. до 1634), в 1626 г. на сва­дьбе царя Миха­и­ла Фео­до­ро­ви­ча с Евдо­ки­ей Лукья­нов­ной по пути в цер­ковь шла «для бере­же­нья» по левую сто­ро­ны неве­сты, а за обе­дом сиде­ла воз­ле жены бояри­на Ива­на Ники­ти­ча Рома­но­ва, быв­шей в «мате­ри­но место». Кн. Фео­до­ра Семе­нов­на Сиц­кая поз­же при­ня­ла мона­ше­ство с име­нем Феодосии.

30/18. князь Иван Дани­ло­вич Сицкий

столь­ник.

б/д

31/18. КН. ЮРИЙ ДАНИ­ЛО­ВИЧ СИЦ­КИЙ (1555,1559)

~ Мат­ро­на 1559 1С:Дан.Юр. МЕНЬШОГО?

XXIV коле­но

32/21. князь Алек­сей Юрье­вич Сиц­кий (1588, — 04.07.1644)

боярин с 1615
При царе Федо­ре Ива­но­ви­че в бояр­ском спис­ке 7097 г. (1588– 1589) князь Алек­сей княж Юрьев сын зна­чит­ся в чис­ле столь­ни­ков с помет­кой: «Все с государем»В 1597 г. столь­ник, при­сут­ство­вал в Боль­шой гра­но­ви­той пала­те при при­е­ме цесар­ско­го посла. В 1598 г. под­пи­сал­ся под гра­мо­той утвер­жден­ной об избра­нии царем Бори­са Феод. Году­но­ва. В апре­ле 1598 г. в Раз­ря­де, состав­лен­ном для похо­да госу­да­ря Бори­са Федо­ро­ви­ча Году­но­ва в Сер­пу­хов, князь Алек­сей княж Юрьев сын Сиц­кой в госу­да­ре­вом пол­ку назна­чен «в голо­вах и в ясау­лех быть из укра­ин­ных горо­дов из вое­вод». Судя по послед­ней фор­му­ли­ров­ке, Сиц­кой был ото­зван из горо­да, где он уже был вое­во­дой. Через год он назна­чен вое­во­дой в Шатцк (да с ним голо­ва Сте­пан Кол­тов­скойВ 1600 г. вое­во­да в Шац­ке. С 1600 г. царь Борис Федо­ро­вич стал назна­чать бояр и вое­вод в Казань, Аст­ра­хань и в пони­зо­вые горо­да, а так­же в сибир­ские горо­да: рас­ши­ря­лись охра­ня­е­мые Мос­ков­ским госу­дар­ством гра­ни­цы. И истреб­ляя род­ство Рома­но­вых, мно­гих их род­ствен­ни­ков ( Сиц­ких , Чер­кас­ских, Шере­ме­те­вых) он послал на служ­бу в даль­ние горо­да. Князь Алек­сей Юрьев сын Сиц­кой два сро­ка годо­вал вое­во­дой в казан­ском при­го­ро­де Ядрине жалел лишь для тех, кто хотел ему служить.Когда 2 мая 1606 г. в Моск­ву при­бы­ла цар­ская неве­ста Мари­на с отцом, ему была устро­е­на встре­ча, на кото­рой у сто­ла сто­я­ли столь­ни­ки: князь Иван Андре­евич Хво­ро­сти­нин и князь Алек­сей Юрье­вич Сиц­кой . Через несколь­ко дней, на сва­дьбе Лже­д­мит­рия I, столь­ни­ков пожа­ло­ва­ли долж­но­стью крав­чих. «…У сто­ла сто­я­ли: кра­вчей княз Иван Ондре­евич Хво­ро­сти­нин, да княз Дани­ло Ива­но­вич Мезец­кой, да княз Олек­сей Юрье­вич Сиц­кой …»В 1606 г. сто­ял у сто­ла на сва­дьбе пер­во­го Лже­ди­мит­рия с Мари­ной Мни­шек. После заго­во­ра, в резуль­та­те кото­ро­го вско­ре после сва­дьбы, 17 мая 1606 г., Само­зван­ца уби­ли и власть полу­чил князь Васи­лий Шуй­ский, был состав­лен Бояр­ский спи­сок 7115 г. (1606–1607), где рядом с фами­ли­ей столь­ни­ка А.Ю. Сиц­ко­го при­пи­са­но: «Кравчей»Через год, в мае 1607 г., князь Алек­сей Юрье­вич Сиц­кой зна­чил­ся рын­дой с копьем при госу­да­ре Васи­лии Ива­но­ви­че Шуй­ском, когда он отправ­лял бояр с вой­ска­ми под Тулу, где нахо­ди­лись вой­ска Ива­на Болот­ни­ко­ва и отря­ды твер­ских каза­ков под коман­до­ва­ни­ем Илей­ки Муром­ца (Ильи Гор­ча­ко­ва), объ­явив­ше­го себя сыном царя Федо­ра, «царе­ви­чем Пет­ром». Отпу­стя три пол­ка на Тулу, царь пошел под Олек­син. Взяв город, царь вер­нул­ся со сво­им пол­ком под Тулу. И кня­зя Алек­сея Юрье­ви­ча Сиц­ко­го повы­си­ли – он нахо­дил­ся при царе рын­дой с дру­гим саа­да­ком. В 1608 г. нахо­дил­ся в чис­ле пере­беж­чи­ков в лагерь Тушин­ско­го вора, вслед­ствие чего в 1610 г. в окруж­ной гра­мо­те кн. Феод. Ив. Мсти­слав­ско­го в Сибир­ские горо­да о соблю­де­нии при­ся­ги коро­ле­ви­чу Вла­ди­сла­ву назван «воров­ским совет­ни­ком». Ско­рее все­го, это про­изо­шло пото­му, что на сто­ро­ну «тушин­ско­го вора» пере­шли мно­гие про­тив­ни­ки Шуй­ско­го, в том чис­ле кня­зья Тру­бец­кие и Голи­цы­ны, бояре Рома­но­вы. Лже­д­мит­рий II поль­зо­вал­ся под­держ­кой Фила­ре­та Рома­но­ва. Ростов­ский мит­ро­по­лит Фила­рет при взя­тии в октяб­ре 1608 г. Росто­ва отря­да­ми «тушин­ско­го вора» был отправ­лен в Туши­но и про­воз­гла­шен пат­ри­ар­хом Мос­ков­ским. Фила­рет в миру – Федор Ники­тич, отец буду­ще­го царя Миха­и­ла Федо­ро­ви­ча. Отец Федо­ра, Ники­та, и бабуш­ка кня­зя Алек­сея Юрье­ви­ча Сиц­ко­го , Анна, – род­ные брат и сест­ра. Зна­чит, Федор Ники­тич Рома­нов – дядя, а его сын Миха­ил – тро­ю­род­ный брат кня­зя Алек­сея Юрье­ви­ча Сиц­ко­го .Когда 17 июля 1610 г. бояре и дво­ряне сверг­ли Васи­лия Шуй­ско­го с пре­сто­ла, власть в Москве пере­шла к Бояр­ской думе, фак­ти­че­ски к груп­пе бояр, в кото­рую вхо­дил и боярин И. Рома­нов, род­ной брат Фила­ре­та и дядя А.Ю. Сиц­ко­го .17 авгу­ста под Моск­вой был под­пи­сан дого­вор о при­зва­нии на рус­ский пре­стол поль­ско­го коро­ле­ви­ча Вла­ди­сла­ва при усло­вии при­ня­тия им пра­во­сла­вия. А уже 28 авгу­ста слу­жив­шие Лже­д­мит­рию II «литов­ские люди Ян Сапе­га с това­ри­щи и рус­ские люди бояре М. Туре­нин, да князь М. Дол­го­ру­кой, да воров­ские совет­ни­ки кн. Ал. Сиц­кой , А. Нагой, Гр . Сум­бу­лов да дьяк Петр Тре­тья­ков и вся­кие слу­жи­лые и неслу­жи­лые люди вину свою госу­да­рю коро­ле­ви­чу принесли»В Бояр­ском спис­ке 7119 г. (1610–1611) князь Алек­сей Юрье­вич Сиц­кой уже дво­ря­нинВ 1613 г. под­пи­сал­ся под гра­мо­той изби­ра­тель­ной в цари Миха­и­ла Фео­до­ро­ви­ча Рома­но­ва. Его сра­зу же отпра­ви­ли вое­во­дой в Торо­пец на место кня­зя В.И. Туре­ни­на отку­да он вер­нул­ся через два годаВ 1615 г., мар­та 15, пожа­ло­ван в бояре и был в этот день у госу­да­ре­ва сто­ла. После обе­да царь Мих. Феод. пожа­ло­вал ему за Торо­пец­кую служ­бу шубу да кубок, а кн. Ф. А. Елец­ко­му шубу да ковш; кн. Елец­кий бил челом царю на кн. С., что ему после кн. С. идти к госу­да­ре­ву жало­ва­нью и мень­ше его быть невмест­но, но царь отка­зал, а кн. Елец­кий к госу­да­ре­ву жало­ва­нью ходил после кн. С. А в сен­тяб­ре 1615 г. уже Сиц­ко­му веле­но быть под Смо­лен­ском в пол­ках для горо­до­во­го сто­я­ния вме­сто бояри­на и вое­во­ды кня­зя Ива­на Андре­еви­ча Хован­ско­го. С ним же послан и околь­ни­чий и вое­во­да Арте­мий Васи­лье­вич Измай­лов. А как пона­до­би­лось, ука­зал госу­дарь Сиц­ко­му и Измай­ло­ву быть в това­ри­щах с послом бояри­ном и кня­зем И.М. Воро­тын­ским под Смо­лен­ском же «на съез­де с пол­ским послы с бис­ку­пом (епи­ско­пом. – Ред.) да с гет­ма­ном литов­ским с Кар­лом Хот­ке­е­вым, да с ста­ро­стою же Жахот­ским с това­ры­щи. И дого­вор у них не стался»
Денеж­ный оклад ему в тот год был тогда поло­жен нема­лый – 400 руб. Кста­ти, сыну его, столь­ни­ку кня­зю Федо­ру Алек­се­е­ви­чу, по той же кни­ге был поло­жен помест­ный оклад 700 четей и денеж­ный 70 руб.В 1616 г. вое­во­да в Тороп­це, носил титул намест­ни­ка Ниж­не­го Нов­го­ро­да, участ­во­вал в посоль­стве под Смо­ленск; денеж­ный оклад ему в Устюж­ской чет­вер­ти 400 р. В 1617—1619 гг. началь­ник при­ка­за Казан­ско­го двор­ца. В янва­ре 1618 г. были у госу­да­ря кизыль­баш­ские послы, и в ответ ему ходи­ли боярин князь Алек­сей Юрье­вич Сиц­кой да околь­ни­чий Алек­сей Ива­но­вич Зюзин. В сен­тяб­ре того же года и А.Ю. Сиц­кой , и А.И. Зюзин были на Москве в оса­де про­тив поль­ско­го коро­ле­ви­ча Вла­ди­сла­ваВ 1618 г. был в Москве в оса­де про­тив поль­ско­го коро­ле­ви­ча Владислава.Вероятно, имен­но до оса­ды, лет­ней порой 1618 г. полу­чил князь Сиц­кой ввоз­ную гра­мо­ту на куп­лен­ную под­мос­ков­ную вот­чи­ну сель­цо Скря­би­но Ско­ря­ти­но Зюзи­но тож. Не исклю­че­но, что бывал тогда у кня­зя в гостях зна­ко­мый ему околь­ни­чий Алек­сей Ива­но­вич Зюзин, близ­кий род­ствен­ник преж­не­го вла­дель­ца, имя кото­ро­го уже закре­пи­лось за селе­ни­ем, Васи­лия Гри­го­рье­ви­ча Зюзи­на. (Дочь Васи­лия Гри­го­рье­ви­ча в сво­ей «Духов­ной» в 1625 г. бла­го­сло­ви­ла детей А.И. Зюзи­на, столь­ни­ков Гри­го­рия, Васи­лия и Ники­ту, сво­ей при­дан­ной вот­чи­ной как самых близ­ких род­ствен­ни­ков, назы­вая их при этом пле­мян­ни­ка­ми.) В том же году был в отве­те с кизил­баш­ским послом. В 1619 г. ска­зы­вал бояр­ство кн. Дм. Мамстр. Чер­кас­ско­му. В 1621 г. вое­во­да в Вязь­ме. Так как Вязь­ма была в то вре­мя погра­нич­ным горо­дом с Поль­ско-Литов­ским госу­дар­ством, то при отпус­ке на вое­вод­ство туда кн. С., ему пред­пи­сы­ва­лось посы­лать детей бояр­ских «на вести» в Калу­гу, в Ржев и дру­гие горо­да и, в слу­чае если бы «по вестям» мож­но было ожи­дать при­хо­да к Вязь­ме воин­ских людей, оза­бо­тить­ся об укреп­ле­нии горо­да и при­ня­тии над­ле­жа­щих мер, «чтоб литов­ские люди и чер­ка­сы и измен­ни­ки рус­ские люди через мир­ное поста­нов­ле­нье воров­ским обы­ча­ем к Вязь­ме без­вест­но укра­дом и обма­ном и ноч­ным вре­ме­нем не при­шли, и дур­на како­го над горо­дом не учи­ни­ли». Что­бы иметь посто­ян­но све­де­ния о поло­же­нии дел в Лит­ве, кн. С. дол­жен был посы­лать туда лазут­чи­ков, кото­рые про­ве­ды­ва­ли бы про коро­ля, про коро­ле­ви­ча, про панов, про сбор рат­ных людей, про сейм, а так­же про то, есть ли, или ожи­да­ет­ся ли вой­на с турец­ким сул­та­ном, с крым­ским ханом и со швед­ским коро­лем. Далее в нака­зе идет речь об осто­рож­ном обра­ще­нии с огнем; о содер­жа­нии в поряд­ке кре­пост­но­го рва; о наблю­де­нии за про­из­вод­ством работ (паш­ни и сено­ко­са) в госу­да­ре­вых двор­цо­вых селах и за цело­стью госу­да­ре­вых хлеб­ных запа­сов в горо­де; о про­да­же 15 соро­ков собо­лей кото­рые оста­лись из собо­ли­ной каз­ны при­слан­ной на горо­до­вое дело и на хлеб­ную покуп­ку. Не забы­ты были и инте­ре­сы жите­лей Вязь­мы, пото­му что об отно­ше­ни­ях к ним вое­во­ды ска­за­но сле­ду­ю­щее: «а вязем­ским ника­ким людям для сво­ей коры­сти обид ника­ких и нало­гов не делать, и хле­ба на себя сеять, и пахать и молоть, и сена косить, и лоша­дям кор­му, и вино курить, и пиво варить, и дров сечь, и вся­ко­го изде­лья делать, и с поса­ду и с уез­да кор­мов и питья, и за корм и за питье денег не имать, и тес­но­ты ни кото­рыя вязем­ским людям не делать, чтоб на них в оби­дах и ни в каких насиль­ствах чело­бит­чи­ков госу­да­рю не было». В 1624—27 гг. началь­ник Мос­ков­ско­го Суд­но­го при­ка­за. В 1625 г. был при отпус­ке кизил­баш­ско­го посла. В том же году на пер­вой сва­дьбе царя Мих. Феод. с кн. Марьей Влад. Дол­го­ру­ко­вой кн. С. и жена его были в «сидя­чих» боярах и бояры­нях. В 1626 г. на вто­рой сва­дьбе царя Мих. Феод. с Евдо­ки­ей Лукья­нов­ной Стреш­не­вой они сиде­ли за боль­шим сто­лом. В том же году началь­ник Помест­но­го при­ка­за. В 1628—30 гг. вое­во­да в Каза­ни. Так как слу­ча­лось, что неко­то­рые вое­во­ды не осо­бен­но вни­ма­тель­но отно­си­лись к отпус­ку из Аст­ра­ха­ни соли и рыбы, то при про­вер­ке в Каза­ни ока­зы­вал­ся ино­гда изли­шек рыбы и соли, а пото­му кн. С. был послан цар­ский указ, что­бы тамо­жен­ные голо­вы бра­ли пошли­ну с того коли­че­ства, кото­рое ока­жет­ся излиш­ним про­тив отпу­щен­но­го из Аст­ра­ха­ни. Свое­вре­мен­ная отправ­ка кара­ва­нов из Каза­ни вниз по Вол­ге была делом очень важ­ным, а пото­му кн. С. был дан указ отпра­вить в Аст­ра­хань весен­ний боль­шой кара­ван с хле­бом и лесом ранее про­шло­год­не­го, что­бы цар­ская каз­на и куп­цы не потер­пе­ли бы убыт­ков. В 1631 г. при­сут­ство­вал при при­е­ме швед­ско­го посла. В 1632—1636 гг. началь­ник Пуш­кар­ско­го при­ка­за. В 1637 г. при­сут­ство­вал при при­е­ме литов­ско­го гон­ца. С 1617 по 1637 гг., исклю­чая лишь то вре­мя, когда отсут­ство­вал из Моск­вы, часто сопро­вож­дал царя в его похо­дах на бого­мо­лье и обе­дал у него в тор­же­ствен­ные дни, а в 1635, 37, 38 и 40 гг. обе­дал у пат­ри­ар­ха Иоаса­фа. В 1638 г. началь­ник Мос­ков­ско­го Суд­но­го при­ка­за; наблю­дал в Москве за под­вор­ной пере­пи­сью людей «для осад­но­го вре­ме­ни»; дне­вал и ноче­вал у гро­ба царе­ви­ча Васи­лия Михай­ло­ви­ча. В 1638—41 гг. во вре­мя служ­бы кн. Дм. Мих. Пожар­ско­го в Пере­я­с­лав­ле Рязан­ском заме­нял его в Москве (от Моск­вы реки по Яузу) у горо­до­во­го зем­ля­но­го дела. По пис­цо­вой выпи­си 1620 г. пись­ма и дозо­ра Юр. Ред­ри­ко­ва и подъ­яче­го Мих. Неве­ро­ва за кн. С. в Яро­слав­ском уез­де чис­ли­лась ста­рая отца и деда его вот­чи­на: села Лац­кое, Покров­ское, Вос­кре­сен­ское на реках Чер­на­ве и Кор­ба­ке с дерев­ня­ми. За ним же была вот­чи­на дяди его, кн. Ив. Вас. Шуй­ско­го, жре­бий с. Покров­ско­го на р. Сити с дерев­ня­ми. Все­го за кн. С. было в вот­чине 4 села, 33 дерев­ни, 114 пусто­шей; в них два дво­ра вот­чин­ни­ко­вых, 11 люд­ских, 54 кре­стьян­ских, 52 бобыль­ских, 8 пустых, зем­ли все­го 2086 четей в поле. У кн. Ал. Ю. Сиц­ко­го был мест­ни­че­ский счет с Ф. Леонт. Бутур­ли­ным (за жен).Двор Сиц­ко­го в Крем­ле сто­ял рядом с дво­ром бояр Моро­зо­вых на восточ­ной сто­роне древ­ней пло­ща­ди Зару­ба, где мно­го поз­же сто­ял памят­ник Алек­сан­дру I. Это была самая окра­и­на здеш­ней горы, кото­рая пото­му име­но­ва­лась зару­бом, что была утвер­жде­на частью на сва­ях, частью на изби­цах, неболь­ших дере­вян­ных сру­бах, укреп­ляв­ших скат горы, а соста­ви­лась из насып­ной зем­ли, из жило­го мусо­ра, при­во­зи­мо­го сюда из раз­ных мест Моск­вы. До это­го бере­го­вая гора схо­ди­ла здесь к бере­гу поло­гим ска­том, начи­нав­шим­ся от церк­ви Нико­лая Гостун­ско­го, сто­яв­шей на краю нагор­ной площади.
Двор Моро­зо­вых тогда при­над­ле­жал деду Гле­ба Ива­но­ви­ча Васи­лию Пет­ро­ви­чу Моро­зо­ву (ум. 1630). Воро­та дво­ра выхо­ди­ли к сто­роне Гостун­ско­го собо­ра. Веро­ят­но, в нем и про­ис­хо­ди­ло бра­ко­со­че­та­ние, а после сва­дьбы моло­дые Моро­зо­вы посе­ли­лись в сосед­нем доме кня­зей Сицких .
В 1620 г. у кня­зя был уже дом в Москве в тупи­ке у церк­ви Пре­чи­стой Бого­ро­ди­цы в Котель­ни­ках (вдоль 41 ¼ саже­ни, попе­рек 34 ¼ саже­ни, при­мер­но 88 м и 73 м соот­вет­ствен­но), рядом с заго­род­ным домом бояри­на Ива­на Ники­ти­ча Романова
Князь Алек­сей Юрье­вич Сиц­кой скон­чал­ся в июле 1644 г., отпе­вал по нем сам пат­ри­арх в Новоспас­ском мона­сты­ре. Там князь и был погребен.

~ 1-я жена кнж. Евдо­кия Дмит­ри­ев­на Пожар­ская (при­бл. 1585?-4.12.1634), дочь кня­зя Дмит­рия Пет­ро­ви­ча Елец­ко­го.

~ 2-я жена (брак с при­бл. 1635/36) Ири­на N., упом. в 1646 г. как вдо­ва боярыня.она при­сут­ство­ва­ла сре­ди сидя­чих боярынь на двух пер­вых сва­дьбах царя Миха­и­ла Федо­ро­ви­ча, а затем была при­ез­жей бояры­ней госу­да­ры­ни (17-я в списке).

33/26. N Ива­нов­на Сицкая
Воз­мож­но её не было?
~ муж Трахиниотов.

34/26. князь Васи­лий Ива­но­вич Сиц­кий (предп. 1587?-1608)

не был постри­жен и жил в мона­сты­ре при отце, после смер­ти кото­ро­го был вызван в Моск­ву и по доро­ге убит.
б/д

35/28. Ири­на Андре­ев­на (в схи­ме Алек­сандра) Сиц­кая (? — ум. 20.09.1653)

за ней при­да­ная вот­чи­на сц. Голо­вен­цо­во с пуст, в Унжен­ском ст. Муром­ско­го у.
~ Муж (брак с до 1636 г.) Федор Ива­но­вич Году­нов, сын вое­во­ды Ива­на Андре­еви­ча Годунова.

36/28. князь Юрий Андре­евич Сиц­кий (1616,—1644.08.03)

боярин(1644) С:Анд.Дан. /ин.АВРААМИЙ/
Кн. С. в 1618—22 гг., в тор­же­ствен­ные дни, когда быва­ли обе­ды у царя, смот­рел в кри­вой или в боль­шой стол и вина наря­жал. В 1619—20 гг. бывал рын­дой при при­е­мах посла бухар­ско­го хана, швед­ско­го послан­ни­ка и послов «китай­ско­го госу­да­ря Алты­на царя» и ездил от име­ни царя Мих. Феод. к кизил­баш­ско­му послу. Послед­нее обсто­я­тель­ство послу­жи­ло пово­дом к неко­то­ро­му недо­уме­нию в отно­ше­нии мест­ни­че­ских сче­тов: в 1621 г. пат­ри­арх Фила­рет Ники­тич послал столь­ни­ка кн. Пет­ра Алекс. Реп­ни­на со сто­лом к турец­ко­му послу. Кн. Реп­нин бил челом царю и пат­ри­ар­ху, что он готов ехать, но кн. Юр. Андр. С. «похва­ля­ет­ся тем, ска­зы­ва­ет, что он его учи­нил­ся боль­ше, пото­му что он ездил от госу­да­ря к кизиль­баш­ско­му послу, а кн. Реп­нин ездил после него к тому же послу от пат­ри­ар­ха». Царь велел ска­зать к Реп­ни­ну, что «тут мест нету, и впредь бы о том деле не бил челом и их Вели­ких Госу­да­рей тем на гнев не воз­двиг­нул». В 1625 г. на пер­вой сва­дьбе царя Мих. Феод. с кн. Марьей Влад. Дол­го­ру­ко­вой был в чис­ле поез­жан, в 1626 г. на вто­рой сва­дьбе царя Мих. Феод. с Евдо­ки­ей Лукья­нов­ной Стреш­не­вой, на дру­гой день после сва­дьбы, был с царем в мыльне. В 1620, 1633 и 1635 гг. бывал воз­ни­цей у царя Мих. Феод. во вре­мя его поез­док на охо­ту, или на бого­мо­лье. В 1628 г. при­сут­ство­вал при при­е­ме кизил­баш­ских куп­цов. В 1635 г. — чаш­ник, смот­рел в кри­вой стол при при­е­ме литов­ских послов. В 1638 г. боярин. В 1639 г. вое­во­да в Аст­ра­ха­ни. Из его рас­по­ря­же­ний за это вре­мя нам извест­ны: 1) доз­во­ле­ние бес­по­шлин­ной рыб­ной лов­ли под Аст­ра­ха­нью, Тро­иц­ко­му, Пре­об­ра­жен­ско­му и Воз­не­сен­ско­му аст­ра­хан­ским мона­сты­рям и при­чту тамош­не­го собо­ра; 2) объ­яв­ле­ние ногай­ско­му мур­зе и его улу­сным людям, что госу­дарь «вины их велел им отдать и велел по-преж­не­му при­нять их под свою высо­кую руку». Вслед­ствие это­го кн. С. дого­во­рил­ся с ними о коче­вье, при­вел их на том «к шер­ти», дал госу­да­ре­во жало­ва­нье — пла­тье и сук­на, и отпу­стил в улу­сы. В этом же году денеж­ный оклад кн. С. назна­чен 400 руб. в Устюж­ской чет­вер­ти. В 1640 г. — намест­ник Ниж­не­го Нов­го­ро­да, был в отве­те с дат­ским послом. В 1642 г. вое­во­да в Вене­ве. В 1642—43 гг. при­сут­ство­вал в Раз­бой­ном при­ка­зе и раз­би­рал жиль­цов по спис­кам. В 1643 г. в декаб­ре послан встре­тить дат­ско­го коро­ле­ви­ча Валь­де­ма­ра под Пско­вом, при­чем в нака­зе ему сто­я­ло: «коро­ле­ви­чу Валь­де­ма­ру Хри­сти­а­ну­со­ви­чу вся­кое бере­же­нье и честь дер­жать вели­кую, здо­ро­вья его от рус­ских и от вся­ких людей осте­ре­гать накреп­ко». 21 янв. 1644 г. коро­ле­вич въе­хал в Моск­ву, а 3 фев­ра­ля дат­ские послы были в отве­те с бояра­ми, кн. Ники­тою Ив. Одо­ев­ским, кн. Юр. Андр. Сиц­ким, околь­ни­чим Вас. Ив. Стреш­не­вым и дру­ги­ми. Царь Мих. Феод. согла­шал­ся выдать свою дочь, царев­ну Ири­ну, замуж за дат­ско­го коро­ле­ви­ча под непре­мен­ным усло­ви­ем при­ня­тия им пра­во­сла­вия. Все уго­во­ры были тщет­ны, коро­ле­вич и слы­шать не хотел о пере­мене веры и про­сил отпу­стить его обрат­но в Данию. Полу­чив от царя Мих. Феод. отказ в отпус­ке, коро­ле­вич решил бежать, но стрель­цы не про­пу­сти­ли его за Твер­ские воро­та и захва­ти­ли быв­ше­го с ним дат­ско­го при­двор­но­го. 12 мая коро­ле­вич лич­но при­знал­ся кн. С. в сво­ем наме­ре­нии бежать из Моск­вы и в том, что он убил стрель­ца, кото­рый задер­жал его при­двор­но­го. Отно­си­тель­но земель­ных вла­де­ний мы зна­ем, что кн. С. при­над­ле­жа­ло с. Елди­ги­но в Мос­ков­ском у., и что им была куп­ле­на одна из ста­рин­ных вот­чин кн. При­им­ко­вых в Ростов­ском у. — У кн. Юрия Андр. С. были мест­ни­че­ские сче­ты: с Ф. П. Нащо­ки­ным, Гр. и Ст. Г. Пуш­ки­ны­ми; кн. Ю. П. Ромо­да­нов­ским и М. М. Салтыковым.

И исца Ѳадѣевъ чело­векъ Тро­фим­ко Офо­на­севъ ска­залъ: ска­зы­ва­етъ, что дочь вот­чи­намъ вот­чичь; и у кня­зя де Воло­ди­ме­ра Бах­те­я­ро­ва Ростов­ска­го оста­лась дочь, а выда­ли замужъ за кня­зя Юрья Сиц­ко­го, и в техъ де вот­чи­нахъ отца ее князь Юрью отка­за­ли; а та де вот­чи­на за Ива­номъ не быва­ла; а кото­рые Ива­но­вы вот­чи­ны, и те де вот­чи­ны отда­ны в при­да­ные кня­зю Васи­лью жъ Суле­шо­ву. 8

~ (с1617) кнж. Фети­нья (в мон. Фео­до­сия) Вла­ди­ми­ров­на Бах­те­я­ро­ва (1617, + 26.08.1672), дочь кня­зя Вла­ди­ми­ра Ива­но­ви­ча Бах­те­я­ро­ва-Ростов­ско­го и Ана­ста­сии N. После смер­ти мужа, с 28 декаб­ря 1651 г. была мам­кой царев­ны Евдо­кии Алек­се­ев­ны, а затем при­ня­ла мона­ше­ство и схе­му с име­нем Фео­до­сии и скон­ча­лась 26 авг. 1672 г
В 1659 году вдо­ва кня­ги­ня Фоти­ния Cиц­кая пожерт­во­ва­ла Бело­го­стиц­ко­му мона­сты­рю дерев­ню Лев­ко­во. За Бело­го­стиц­ким мона­сты­рем издав­на состо­я­ли зна­чи­тель­ныя вот­чи­ны, отка­зан­ныя раз­ны­ми лица­ми, имен­но: под­мо­на­стыр­ское село Бело­го­стиц­кое, село Филип­по­ва Гора (Лес­кон­то­во тож) с пятью дерев­ня­ми, село Юцкое с деся­тью дерев­ня­ми, село Бла­го­ве­щен­ская Гора с пятью дерев­ня­ми, дерев­ня Лев­ко­во, пожерт­во­ван­ная кня­зем Юрьем Андре­еви­чем и кня­ги­нею Фоти­нею Вла­ди­ми­ров­ною Сиц­ким сло­бод­ка Геор­ги­ев­ская и дерев­ня Мелен­ки. Все пока­зан­ныя вот­чи­ны посту­пи­ли в казен­ное ведом­ство. Мона­стырь отчис­лен от архи­ерей­ска­го дома и остав­лен заштат­ным на сво­ем содержании…
В горо­де Чернь в 1646 г. нахо­ди­лись 5 дво­ров с насе­ле­ни­ем в 10 чело­век кня­ги­ни Фети­ньи, супру­ги бояри­на, кня­зя Юрия Андре­еви­ча Сиц­ко­го [РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 8982. Л. 1.] Князь имел вла­де­ния в этих зем­лях, веро­ят­но при­об­ре­тен­ные им еще в нача­ле 1640-х годов, когда он слу­жил вое­во­дой в Вене­ве. Сам город Чернь был совсем не боль­шим и нали­чие здесь дво­ров объ­яс­ня­лось необ­хо­ди­мо­стью про­жи­вать в них во вре­мя вра­же­ской оса­ды. Одна­ко люди кня­ги­ни Сиц­кой нахо­ди­лись здесь посто­ян­но и зани­ма­лись хозяй­ствен­ной дея­тель­но­стью и торговлей.
б/д
37/28. князь Андрей Андре­евич Сиц­кий (1610? — до 1644)
б/д

XXV коле­но

39/32. князь Федор Алек­се­е­вич Сиц­кий (1613,—1627.09.16-до)
стольник(1613,1616) вотч.?-Вологда-у. ~Мария.Ив. 1627 Д:Ив. ИЗМАЙ­ЛОВ без­детн. С:Алс.Юр.
Един­ствен­ный сын (№ 22) кн. Алек­сея Юрье­ви­ча 24) кн. Федор Алек­се­е­вич, был женат на Марье Ив. Измай­ло­вой, кото­рая после его смер­ти была во 2-м бра­ке за кн. Мих. Мих. Тем­ки­ным-Ростов­ским. В 1613 г. кн. С. был столь­ни­ком и под­пи­сал­ся под гра­мо­той изби­ра­тель­ной в цари Мих. Феод. Рома­но­ва. В 1616 г. помест­ный оклад ему 700 чети, денег 70 руб­лев. По-види­мо­му, кн. С. был все вре­мя ком­нат­ным столь­ни­ком царя Мих. Феод., вслед­ствие чего ему дава­лись раз­ные пору­че­ния: напр., в 1619 г., по пути на бого­мо­лье в Мака­рьев­ский Унжен­ский мона­стырь, царь Мих. Феод. послал с кн. С. из Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря 220 яблок отцу сво­е­му пат­ри­ар­ху Фила­ре­ту Ники­ти­чу, а мать царя, вели­кая ста­ри­ца Мар­фа Ива­нов­на, посла­ла с ним 15 кала­чи­ков. В 1625 г. был в чис­ле поез­жан на пер­вой сва­дьбе царя Мих. Феод. с кн. Марьей Влад. Дол­го­ру­ко­вой. В 1626 г. на вто­рой его сва­дьбе с Евдо­ки­ей Лукья­нов­ной Стреш­не­вой пости­лал под госу­да­ря и под госу­да­ры­ню под­но­жие, «кам­ку черв­ча­ту куф­тер, три арши­на свив вдвое, а на ней было поло­же­но сорок собо­лей, по два­дцать собо­лей голо­ва­ми вме­сте»; на дру­гой день он был с царем в мыльне. В 1626 г. за мос­ков­ское осад­ное сиде­нье кн. С. полу­чил в вот­чи­ну 350 чети. По-види­мо­му кн. С. был очень бли­зок к царю Мих. Феод.; об этом мож­но судить по тому, что в с. Усо­ве, вот­чине кн. С. в Сетун­ском стане на р. Москве, в церк­ви Спа­са неру­ко­тво­рен­ный образ, были при­де­лы во имя Миха­и­ла Мале­и­на и Фео­до­ра Стра­ти­ла­та, т. е. анге­лов царя Мих. Феод. и само­го кн. С.
~ жена Мария Ива­нов­на Измай­ло­ва, дочь Ива­на Измай­ло­ва (по др. св. Васи­лия Пет­ро­ви­ча Измай­ло­ва), во 2-м бра­ке (брак до нояб­ря 1629 г.) за кня­зем Миха­и­лом Михай­ло­ви­чем Темкиным-Ростовским.
б/д
40/32. княж­на Евдо­кия Алек­се­ев­на Сиц­кая (1604? – ум. янв. 1649)
выда­ли замуж 18 янва­ря 1619 г. за ком­нат­но­го столь­ни­ка Гле­ба Ива­но­ви­ча Морозова.
Бояры­ня Евдо­кия Алек­се­ев­на Моро­зо­ва упо­ми­на­ет­ся в Раз­ря­дах как при­ез­жая бояры­ня у сто­ла госу­да­ры­ни вплоть до 1648 г. Потом, веро­ят­но, ее не ста­ло, т. к. уже в 1649 г. боярин Г.И. Моро­зов был женат на другой.В резуль­та­те пород­не­ния с кня­зем Сиц­ким не толь­ко боярин Глеб Ива­но­вич Моро­зов зна­чи­тель­но уве­ли­чил свои зем­ли, но и князь Сиц­кой исполь­зо­вал для этих же целей вли­я­ние зятя и его стар­ше­го бра­та при дво­ре. По име­ю­щим­ся доку­мен­там мож­но заклю­чить, что вла­де­ния Сиц­ко­го к кон­цу его жиз­ни зна­чи­тель­но пре­вы­ша­ют те, что были за ним по пис­цо­вым кни­гам пер­вой тре­ти XVII в.
Родо­вые зем­ли пере­да­вать по жен­ской линии запре­ща­лось – в соот­вет­ствии с ука­за­ми 1562 и 1572 гг., под­твер­жден­ны­ми и раз­ви­ты­ми в ука­зе от 3 декаб­ря 1627 г. Поэто­му все дачи кня­зя А.Ю. Сиц­ко­го зятю – Г.И. Моро­зо­ву – это «выслу­га» и «куп­ля», насле­до­ва­ние кото­ры­ми осу­ществ­ля­лось в соот­вет­ствии с волей заве­ща­те­ля. При­да­ным за доче­рью князь Сиц­кой дал сель­цо Игна­тов­ское – в пис­цо­вой кни­ге Мос­ков­ско­го уез­да сохра­ни­лось опи­са­ние «пре­да­ней» вот­чи­ны Г.И. Моро­зо­ва сель­ца Игна­тов­ско­го, кото­рым он вла­де­ет «по дан­ной тестя сво­е­го бояри­на кня­зя Алек­сея Юрье­ви­ча Сиц­ко­го 136-го году», то есть 1627–1628 гг.
По пово­ду сель­ца Зюзи­на такой инфор­ма­ции не най­де­но. Но, судя по отказ­ным кни­гам от 28 сен­тяб­ря 1644 г., в год смер­ти А.Ю. Сиц­ко­го госу­дарь ука­зал «куп­лен­ную вот­чи­ну бояри­на кня­зя Алек­сея Юрье­ви­ча Ситц­ко­го сел­цо Скря­би­но Ско­ря­ти­но и Зюзи­но тож на ручью, а под ним пруд, с пустош­ми отка­зать в вот­чи­ну бояри­ну Гле­бу Ива­но­ви­чу Моро­зо­ву и жене его Овдо­тье» (в сель­це двор вот­чин­ни­ков, поза­ди него сад, двор коню­шен­ный, двор скот­ный, двор псар­ный, двор при­каз­чи­ков, дело­вых людей 3 дво­ра, 3 кре­стьян­ских дво­ра, 4 дво­ра бобы­лей; пусто­ши Евгу­ти­но, Ащеп­ко­во, да в паш­ню при­пу­ще­на пустошь Труб­ни­ко­во а Миш­ки­но тож)[ Сле­до­ва­тель­но, сель­цо Зюзи­но заве­ща­но как «куп­лен­ная вот­чи­на», т. е. оно не при­да­ное, а часть наслед­ства от отца жены Евдо­кии Алексеевны.
~ муж (брак с 18.01.1619 г.) Глеб Ива­но­вич Моро­зов (1593-17.12.1662), боярин, вто­рым бра­ком женат на Федо­сье Про­ко­фьевне Соковниной.
41/36. князь Вла­ди­мир Юрье­вич Сиц­кий (предп. 1634-до 1644)
умер веро­ят­но при жиз­ни отца
б/д
41/36. князь Алек­сей Юрье­вич Сиц­кий (предп. 1635-до 1644)
умер веро­ят­но при жиз­ни отца
б/д

Доку­мен­ты

[1617/18 г.]. — Дан­ная гра­мо­та кнг. Марии Васи­льев­ны Сиц­кой, жены кн. Васи­лия Андре­еви­ча Сиц­ко­го, кн. Андрея Васи­лье­ви­ча Сиц­ко­го, кня­зей Ива­на Ива­но­ви­ча и Дмит­рия Михай­ло­ви­ча Нерыц­ких игу­ме­ну Толг­ско­го мона­сты­ря Сера­пи­о­ну на с. Пища­ло­во в Рома­нов­ском уезде.
Се я, бояри­на кня­зя Васи­лия Андре­еви­ча Ситц­ко­го кня­ги­ня Марья Васи­льев­на, да князь Андреи Васи­лье­ви­ча Ситц­кои, да яз, князь Иван княж Ива­нов сын, да яз, князь Дмит­реи княж Миха­и­лов сын Нерытц­кие дали есмя в насле­дие в веч­ных благ в дом Пре­чи­стые Бого­ро­ди­цы в мона­стырь на Тол­гу игу­ме­ну Сера­пи­о­ну з бра­ти­ею или хто по нем в том мона­сты­ре игу­ме­ны будут по духов­ной гра­мо­те: я, кня­ги­ня Марья Васи­льев­на бра­та сво­е­го, а яз, князь Андреи Васи­лье­вич дяди сво­е­го, а мы, яз, князь Ива­но­ва, князь Дмит­ре­ва сво­е­го князь Ива­на Васи­лье­ви­ча Нерытц­ко­го, како­вую он духов­ную напи­сал перед сво­им пре­став­ле­ни­ем в про­шлом во сто два­де­ся­том году нояб­ря в 10 день да отца сво­е­го духов­но­го рукою свя­щен­ни­ка Ермо­лая. А поло­жил для справ­ки дода­нои в том же мона­сты­ре при игу­мене при Ионе, да при кела­ре стар­це Кири­ле, да при каз­на­чее стар­це Фила­ре­те, да при нонеш­нем стар­це Игна­тие, да при собор­ных стар­цех, при стар­це при Ионе Бори­со­глеб­це, да при стар­це Гера­си­ме, да при стар­це при Вла­сие, и при всей бра­тие ста­рин­ны свои Рама­нов­скаи вот­чи­ны села Пища­ле­ва три пусто­ши да два почин­ка: пустошь Ива­нов­ское на реке Ухре дват­цат четей, да пустошь Язы­ко­во Бол­шое, да пустошь Язы­ко­во Худое, да пустошь Фомин­ское, да пустошь Юдин­ское со все­ми уго­дьи, по душе его по кня­зе Иване Васи­лье­ви­че Нерытц­ком и по его кня­гине Гли­ке­ре и по сво­их роди­те­лех впрок вове­ки быти выкупу.
И игу­ме­ну Сера­пи­о­ну или хто по нем иные игу­ме­ны будут в том мана­сты­ре и кела­ри и каз­на­чеи и бра­тии в том мона­сты­ре те пусто­ши вклад­ные кни­ги в казен­ные напи­сать и за тот вклад кня­зя Ива­на Васи­лье­ви­ча и кня­ги­ню Гли­ке­рию и роди­те­лей наших в веч­ной сенов­ник и в лет­нюю кни­гу напи­сать по душе их поми­нать по мана­стыр­ско­му чину как прот­чих вклад­чи­ках поми­на­ют, а за нас за живых о здра­ви Бога молити.
А те пусто­ши оприч того мона­сты­ря ни по ком ни в кото­рой мона­стырь не отда­ны и не зало­же­ны и в дан­ных и в ряд­ных ни за кем не напи­са­ны ни в каких кре­по­стях ни у ково ни в чем не укреп­ле­ны. А выле­зет на те пусто­ши при сеи дан­ной иная дан­ная или куп­чая или заклад­ная или ряд­ная или иная какая кре­пость нибудь, и нам те пусто­ши ото вся­ких кре­по­стей и ото все­го очи­щать и убыт­ка игу­ме­на и бра­тьи не вчесть.
В том есмя на те пусто­ши я, кня­ги­ня Марья Васи­льев­на, да яз, князь Андреи Васи­лье­вич, да яз, князь Иван, да яз, князь Дмит­реи в дом Пре­чи­стои Бого­ро­ди­цы в мона­стырь на Тол­гу сию дан­ную по чему теми пустош­ми впред владети.
А на то послу­си, Тихан Миха­и­лов, да Бог­дан Заха­рев, да Петр Феди­гин, да Гри­го­реи Юрьев.
И дан­ную писал Смир­ка Куз­мин лета сто дват­цать шеста­го году.
На обо­ро­те грамоты:
К сеи дан­ной яз, князь Юреи Ондре­евич Ситц­кои по при­ка­зу бабуш­ки сво­ей бояри­на кня­зя Васи­лья Андре­еви­ча Ситц­ко­во кня­ги­ни Марьи Васи­льев­ны, сына ее, дяди сво­е­го, кня­зя Андрея Васи­лье­ви­ча Ситц­ко­во в их место руку при­ло­жил к сеи дан­ной, да княж Ива­но­во вме­сто Нерытц­ких подья­чеи Миха­и­ло Бороз­дин­цов руку при­ло­жил, послух Тихан­ко руку при­ло­жил, послух Бог­дан­ко руку при­ло­жил, послух Пет­руш­ка руку при­ло­жил, послух Гриш­ка руку приложил.
ГАЯО. Ф. 245. Оп. 1. Д. 9. Л. 78-79 (копия 1775 г.).
Текст вос­про­из­ве­ден по изда­нию: К исто­рии рода кня­зей Сиц­ких // Яро­слав­ская ста­ри­на, № 5. 2000

1588 г., 31 октяб­ря. — Дело­вая Пет­ра Ива­на Федо­ро­ви­чей Басмановых.

Се яз, Петр Федо­ро­вич Бас­ма­нов, пожа­ло­ва­ла нас госу­да­ры­ня наша, матуш­ка, кня­и­ня Вар­ва­ра Васи­льевъна, поде­ли­ла нас с бра­том, с Ыва­ном Федо­ро­ви­чем, полю­бов­но госу­дарь­ским жало­ва­ньем вот­чи­на­ми и поме­стьем. Меня, Пет­ра пожа­ло­ва­ла матуш­ка вот­чи­ною в Пере­слав­ском уез­де селом Ели­за­ро­вым з дерев­ня­ми про­тив Доро­го­буж­ской вот­чи­ны села Туч­ко­ва, да вот­чи­ною же в Кашин­ском уез­де селом Сень­ки­ным з дерев­ня­ми про­тив Волоц­кой вот­чи­ны села Ильин­ско­во, да поме­стьем в Воло­гоц­ком уез­де селом Николь­ским з дерев­ня­ми про­тив Костром­ско­во поме­стья села Буха­ло­ва. И мне, Пет­ру Федо­ро­ви­чю, до брат­ных, до Ива­но­вых Федо­ро­ви­ча до вот­чин и до поме­стья дела нет, а вла­де­ти мне по бла­го­сло­ве­нью госу­да­ры­ни сво­ей, матуш­ки, кня­и­ни Вар­ва­ры Васи­льев­ны сво­и­ми вот­чи­на­ми и поме­стьем. А запись писал Пет­ров чело­век Федо­ро­ви­ча Вья­лиц­ка Олфе­рьев. К сей запи­си кня­и­ня Вар­ва­ра Васи­льев­на печать свою при­ло­жи­ла лета 7097, октяб­ря в 31 день.

На обо­ро­те: К сей запи­си Петр Федо­ро­вич руку приложил.

РГА­ДА, ф. 281, ГКЭ, М 9017. Под­лин­ник с печатью.
Публ.: Совет­ские архи­вы, 1968, № 3. С. 114.

Нотатки
  1. Брей­тов­ский край: исто­рия, куль­ту­ра, при­ро­да, достопримеча-
    тель­но­сти, люди / А. Дани­лов. А. Кло­пов, Н. Обнор­ская, Е. Пав­ло­ва [и др.]. — Рыбинск: Медиа­рост, 2017. — 116 с., с. 14-18.[]
  2. Памят­ни­ки исто­рии рус­ско­го слу­жи­ло­го сосло­вия. М., 2011., c. 172, 196[][]
  3. К исто­рии рода кня­зей Сиц­ких // Яро­слав­ская ста­ри­на, № 5. 2000; Кобрин В. Б. Состав оприч­но­го дво­ра Ива­на Гроз­но­го //Археографический еже­год­ник за 1959 год. М., 1960. С. 72.[]
  4. ОР РНБ. Ф. 532 (ОСАГ). Оп. 1. Д. 133, л. 1; Лиха­чев 1911, с. 216-221[]
  5. Архив СПб ИИРАН. Ф. 29. Оп. 1. Д. 8. № 1459. Л. 2045-2048[]
  6. Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. М., 2004. С. 111). В нача­ле 1565 г. пятый вое­во­да в Полоц­ке (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 1. М., 1981. С. 172[]
  7. Шта­ден Г. Запис­ки о Мос­ко­вии. Т. 2. М., 2009. С. 362[]
  8. Федо­тов-Чехов­ский А. А. Акты, отно­ся­щи­е­ся до граж­дан­ской рас­пра­вы древ­ней Рос­сии. Киев, 1860. Т. 1. С. 263-287.[][]
  9. Пол­ное собра­ние рус­ских лето­пи­сей. Т. 14. Пер­вая поло­ви­на. СПб., 1910. С. 53-54[]