Щенятевы

Общие сведения о роде

ЩЕНЯ­ТЕ­ВЫ — суще­ство­вав­шая в XVI веке ветвь кня­зей Пат­ри­ке­е­вых. Род вне­сён в Бар­хат­ную кни­гу. 1

Родо­на­чаль­ник Дани­ил Васи­лье­вич Щеня, вто­рой сын рано умер­ше­го Васи­лия, одно­го из сыно­вей мос­ков­ско­го бояри­на Юрия Пат­ри­ке­е­ви­ча, потом­ка кня­зя Геди­ми­на в чет­вёр­том колене, кото­рый выехал в Мос­ков­ское кня­же­ство и стал бояри­ном вели­ко­го кня­зя Дмит­рия Ива­но­ви­ча Донского.

Лите­ра­ту­ра:
Белов Н.В. Кня­зья Щеня­те­вы – вое­во­ды Мос­ков­ско­го госу­дар­ства XVI в. // Исто­ри­че­ское обо­зре­ние. Вып. 21. М., 2020. С. 61–67.
Белов Н.В. Кня­зья Щеня­те­вы – намест­ни­ки Вели­ко­го Устю­га XVI века. К вопро­су о ста­ту­се устюж­ско­го намест­ни­че­ства в прав­ле­ние Васи­лия III и Ива­на IV // Вест­ник Воло­год­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та. Серия: Исто­ри­че­ские и фило­ло­ги­че­ские нау­ки. 2020. № 4 (19). С. 21–26.
Белов Н.В. Ком­ме­мо­ра­тив­ные прак­ти­ки мос­ков­ской кня­же­ской ари­сто­кра­тии XVI в. (на при­ме­ре кня­зей Щеня­те­вых) // Вспо­мо­га­тель­ные исто­ри­че­ские дис­ци­пли­ны в совре­мен­ном науч­ном зна­нии: Мате­ри­а­лы XXXIII Меж­ду­на­род­ной науч­ной кон­фе­рен­ции. М., 2020. С. 70–72.
Белов Н.В. Воен­но-слу­жи­лая дея­тель­ность кня­зей Щеня­те­вых в неопуб­ли­ко­ван­ных част­ных раз­ряд­ных кни­гах: пред­ва­ри­тель­ные наблю­де­ния и пер­спек­ти­вы иссле­до­ва­ния // Источ­ни­ко­ве­де­ние в совре­мен­ной меди­е­ви­сти­ке: Сб. мате­ри­а­лов Все­рос­сий­ской науч­ной кон­фе­рен­ции, Москва 2020–2021 гг. М., 2020. С. 37–40.

Генеалогия

VI генерация от Гедимина

ДАНИ­ИЛ ЮРЬЕ­ВИЧ ЩЕ­НЯ ПАТ­РИ­КЕ­ЕВ (? – не ра­нее 1515),

князь, моск. вое­на­чаль­ник и гос. дея­тель, боя­рин (не позд­нее 1475). Из ро­да Пат­ри­кее­вых, ро­до­на­чаль­ник кня­зей Ще­ня­те­вых, дед П. М. Ще­ня­те­ва. Впер­вые упо­мя­нут в 1457, ко­гда вме­сте со сво­им дя­дей, кн. И. Ю. Пат­ри­кее­вым, и стар­шим бра­том Ива­ном Ва­силь­е­ви­чем Бул­га­ком дал вкла­дом митр. Мо­с­ков­ско­му и всея Ру­си Ио­не вла­де­ние в Моск. у. Со­про­во­ж­дал вел. кн. мо­с­ков­ско­го Ива­на III Ва­силь­е­ви­ча в его «по­езд­ке ми­ром» в Нов­го­род в 1475–1476 в со­ста­ве по­ход­ной Бо­яр­ской ду­мы. В янв. 1489 уча­ст­во­вал в приё­ме по­сла Свя­щен­ной Рим. им­пе­рии Н. Поппеля.

В ию­не – авг. 1489 1-й вое­во­да боль­шо­го пол­ка в по­хо­де 4-пол­ко­вой рус. ра­ти на Вят­скую зем­лю, за­вер­шив­шем­ся её окон­чат. вклю­че­ни­ем в со­став Рус. гос-ва и вы­во­дом в центр. уез­ды зна­чит. час­ти ме­ст­ной эли­ты. На­ме­ст­ник в Юрье­ве-Поль­­ском (1490) и Бе­ло­озе­ре (1493).

Зи­мой 1492/93, в хо­де рус.-ли­тов. вой­ны 1492–94, 1-й вое­во­да рус. войск, за­няв­ших Вязь­му и тер­ри­то­рию Вя­зем­ско­го кня­же­ст­ва. В том же го­ду на­хо­дил­ся в Тве­ри пер­вым из 5 ве­ли­ко­кня­же­ских вое­вод «с твер­ской си­лой» при кня­жи­че Ва­си­лии Ива­но­ви­че (бу­ду­щем вел. кн. мо­с­ков­ском Ва­си­лии III Ива­но­ви­че). В авг. – дек. 1495, в хо­де рус.-швед. вой­ны 1495–97, 1-й вое­во­да боль­шо­го пол­ка в по­хо­де на Вы­борг (кре­пость не бы­ла взя­та), в кон­це ле­та – осе­нью 1496 воз­глав­лял но­вый по­ход на шве­дов. В кам­па­нии 1500, в хо­де рус.-ли­тов. вой­ны 1500–03, пер­во­на­чаль­но на­хо­дил­ся в свое­об­раз­ном ре­зер­ве «с твер­ской си­лой», ча­стью кня­зей и де­тей бо­яр­ских Го­су­да­ре­ва дво­ра и, ви­ди­мо, ря­да уезд­ных слу­жи­лых кор­по­ра­ций. По­сле взя­тия рус. от­ря­да­ми До­ро­го­бу­жа П. по рас­по­ря­же­нию Ива­на III Ва­силь­е­ви­ча воз­гла­вил со­еди­нён­ную рус. ар­мию и 14.7.1500 в ре­шаю­щем по­ле­вом сра­же­нии на р. Вед­ро­ша на­нёс со­кру­шит. по­ра­же­ние ли­тов. вой­скам (в плен по­па­ли кн. К. И. Ост­рож­ский и боль­шин­ст­во ли­тов. ко­манд­но­го со­ста­ва). Этот ус­пех пре­до­пре­де­лил за­хват или пе­ре­ход на рус. сто­ро­ну уже в авг. 1500 ря­да го­ро­­дов-кре­­по­­стей с сель­ской ок­ру­гой (Бе­лая, То­ро­пец и др.), а в бо­лее от­да­лён­ной пер­спек­ти­ве – за­вер­ше­ние вой­ны и за­клю­че­ние Мо­с­ков­ско­го пе­ре­ми­рия 1503.

На­ме­ст­ник в Нов­го­ро­де (1501–10). В окт. 1501 в от­вет на по­ра­же­ние рус. войск от сил Ли­вон­ско­го ор­де­на во гла­ве с ма­ги­ст­ром В. фон Плет­тен­бер­гом П. на­чал по­ход в глубь Ли­во­нии от гра­ниц Псков­ской рес­пуб­ли­ки, раз­бил от­ря­ды дерпт­ско­го епи­ско­па, под­верг ра­зо­ре­нию неск. об­лас­тей Ли­во­нии и поч­ти без по­терь вер­нул­ся на рус. тер­ри­то­рию. Часть от­ря­дов П. со­вер­ши­ла рейд в ок­ре­ст­но­сти Ре­ве­ля. С 1501 П. вхо­дил в уз­кий круг бли­жай­ших со­вет­ни­ков Ива­на III Ва­силь­е­ви­ча [на­ря­ду с боя­ра­ми кн. В. Д. Холм­ским и Я. З. За­­харь­­и­­ным-Кош­ки­­ным (из кла­на За­­харь­­и­­ных-Кош­ки­­ных)]. В 1501 при от­пус­ке вел. кн. Ва­си­лия Ива­но­ви­ча в Тверь П. со­сто­ял пер­вым из 6 вое­вод при нём. В сент. 1502 П. ус­ту­пил ли­вон­цам в сра­же­нии у оз. Смо­ли­но, од­на­ко их по­те­ри бы­ли близ­ки к по­те­рям рус. войск. В 1502–03 со­сто­ял (вме­сте с кн. Холм­ским и За­­харь­­и­­ным-Кош­ки­­ным) в пе­ре­пис­ке с ра­дой Вел. кн-ва Ли­тов­ско­го в це­лях под­го­тов­ки мир­ных пе­ре­го­во­ров. В 1503 вме­сте с ни­ми и ка­зна­че­ем Д. В. Хов­ри­ным сви­де­тель при на­пи­са­нии ду­хов­ной гра­мо­ты вел. кн. мо­с­ков­ско­го Ива­на III Ва­силь­е­ви­ча. В хо­де рус.-ли­тов. вой­ны 1507–08 П. во гла­ве 5-пол­ко­во­­го Нов­го­род­ско­го кор­пу­са рас­по­ла­гал­ся ле­том – осе­нью 1508 в Вел. Лу­ках, за­тем пе­ре­шёл в Вязь­му, а позд­нее вер­нул рус. вой­скам кон­троль над Торопцом.

Пос­ле 1510 и, ве­ро­ят­но, до смер­ти вели­ко­кня­же­ский на­ме­ст­ник в Мо­ск­ве. В мае 1512 при пер­вых из­вес­ти­ях о на­бе­ге сы­но­вей крым­ско­го ха­на Мен­г­­ли-Ги­рея I на­прав­лен 1-м вое­во­дой на р. Уг­ра, су­мел в це­лом ус­пеш­но от­ра­зить на­па­де­ние и вско­ре вер­нул­ся в Мо­ск­ву. В 1512–14, во вре­мя рус.-ли­тов. вой­ны 1512–22, П. – фак­ти­че­ски ко­ман­дую­щий рус. войска­ми во вре­мя 3 по­хо­дов на Смо­ленск. В 1514, по­сле ка­пи­ту­ля­ции ли­тов. гар­ни­зо­на, пер­вым из рус. вое­вод въе­хал на ко­не в за­ня­тый го­род, 31 ию­ля пе­ред П. жи­те­ли го­ро­да и гар­ни­зон кре­по­сти при­ня­ли при­ся­гу на имя Ва­си­лия III Ива­но­ви­ча, ему бы­ли пе­ре­да­ны во­ен. тро­феи и т. п. Ле­том 1515 на­зна­чен 1-м вое­во­дой боль­шо­го пол­ка в До­ро­го­бу­же (по­след­нее упо­ми­на­ние П. в офиц. текстах).

Имел двор в Мо­с­ков­ском Крем­ле у Бо­ро­виц­ких во­рот, ря­дом с дво­ром сво­его дя­ди – И. Ю. Пат­ри­кее­ва, из­вест­ны вла­де­ния П. в Моск. и Суз­даль­ском уез­дах. Был же­нат на од­ной из до­че­рей кн. И. В. Горбатого-Шуйского. 

Лит.: Зи­мин А. А. Рос­сия на по­ро­ге но­во­го вре­ме­ни. М., 1972; он же. Фор­ми­ро­ва­ние бо­яр­ской ари­сто­кра­тии в Рос­сии во вто­рой по­ло­ви­не XV – пер­вой тре­ти XVI в. М., 1988; Alef G. Rulers and nobles in fifteenth-century Mos­co­vy. L., 1983; Алек­се­ев Ю. Г. По­хо­ды рус­ских войск при Ива­не III. СПб., 2009.

VII генерация от Гедимина

КН.МИХАИЛ ДАНИ­ЛО­ВИЧ ЩЕНЯТЕВ

— един­ствен­ный сын про­слав­лен­но­го вое­во­ды Дани­и­ла Щени (и, кро­ме все­го про­че­го, дво­ю­род­ный пле­мян­ник Вас­си­а­на Пат­ри­ке­е­ва и дво­ю­род­ный брат Миха­и­ла Бул­га­ко­ва Голицы) 

Миха­ил Дани­ло­вич, впер­вые появ­ля­ет­ся на вели­ко­кня­же­ской служ­бе в 1510 г. 2. При­ме­ча­тель­но, что уча­стие М. Д. Щеня­те­ва в похо­де на Псков не зафик­си­ро­ва­но ни в лето­пи­сях, ни в раз­ряд­ных кни­гах, ни в иных сочи­не­ни­ях, осве­ща­ю­щих ход «Псков­ско­го взя­тия». 3 В медо­вар­цев­ской же Пове­сти Щеня­тев упо­ми­на­ет­ся два­жды: как руко­во­ди­тель одной из иду­щих к Пско­ву вой­ско­вых груп­пи­ро­вок и как ответ­ствен­ный за вывод опаль­ных пско­ви­чей во внут­рен­ние рай­о­ны стра­ны. 4 Эти два эпи­зо­да — дви­же­ние вели­ко­кня­же­ских пол­ков, дей­ствия Васи­лия III по при­бы­тии в город и после­ду­ю­щая за этим высыл­ка трех­сот псков­ских семей — опи­са­ны в Пове­сти осо­бен­но подроб­но, ско­рее все­го, со слов оче­вид­ца и непо­сред­ствен­но­го участ­ни­ка собы­тий. 5 Об этом недву­смыс­лен­но сви­де­тель­ству­ют дета­ли, едва ли при­сут­ство­вав­шие в офи­ци­аль­ной доку­мен­та­ции кня­же­ских кан­це­ля­рий и поход­ных днев­ни­ках. Тако­вы, напри­мер, подроб­ные опи­са­ния вступ­ле­ния Васи­лия III во Псков, его встре­чи мест­ны­ми вла­стя­ми, тор­же­ствен­но­го бого­слу­же­ния по слу­чаю при­бы­тия пра­ви­те­ля («И князь вели­кий сшед с коня, шел за кре­сты в Доман­то­ву сте­ну да и в Кром к свя­тей Тро­и­ци, и тои слу­шал молеб­на и обед­ни. И ел того дни князь вели­кий у себя, а у него ели вла­ды­ка и архи­манд­рит и боля­ре и вое­во­ды» 6) и др.

В после­ду­ю­щие четы­ре года он выпол­ня­ет ответ­ствен­ные госу­дар­ствен­ные пору­че­ния 7 и воз­глав­ля­ет титуль­ные пол­ки на крым­ском и литов­ском «фрон­тах» 8, участ­ву­ет в мас­штаб­ном Смо­лен­ском «взя­тии» 1514 г. 9. В мае 1514 г. князь полу­ча­ет бояр­ский чин 10.

Воз­вы­ше­ние М. Д. Щеня­те­ва, по-види­мо­му, не без про­тек­ции кня­зя-ино­ка Вас­си­а­на, про­изо­шло вско­ре после взя­тия Смо­лен­ска вой­ска­ми Васи­лия III и смер­ти его отца Дани­и­ла Щени. Вес­ной 1514 г. Миха­ил Дани­ло­вич полу­ча­ет чин бояри­на, 11 в 1515-1522 годах — ряд почет­ных вое­вод­ских назна­че­ний. 12 В этот же пери­од Щеня­тев во гла­ве «комис­сии» из вели­ко­кня­же­ских и мит­ро­по­ли­чьих дья­ков участ­ву­ет в ряде финан­со­вых сде­лок, ини­ци­и­ро­ван­ных Васи­ли­ем III. 13 Сре­ди дум­ных бояр Щеня­тев играл одну из веду­щих ролей. В тек­сте бояр­ско­го при­го­во­ра 1520 г. он назван вто­рым после бле­стя­ще­го ари­сто­кра­та Васи­лия Васи­лье­ви­ча Шуй­ско­го. 14 Во вре­мя крат­ко­вре­мен­ной опа­лы послед­не­го в 1522 г. 15 Миха­ил, оче­вид­но, фак­ти­че­ски воз­глав­лял Бояр­скую думу. По мне­нию С. Н. Бога­ты­ре­ва, в этот пери­од он вхо­дил в чис­ло совет­ни­ков так назы­ва­е­мой Ближ­ней думы — груп­пы наи­бо­лее дове­рен­ных, близ­ких к госу­да­рю лиц, вер­шив­ших глав­ные госу­дар­ствен­ные дела. 16 Высо­кое поло­же­ние кня­зя Миха­и­ла вполне мог­ло спо­соб­ство­вать озна­ком­ле­нию Медо­вар­це­ва с бума­га­ми вели­ко­кня­же­ско­го архи­ва, наря­ду с изуст­ны­ми рас­ска­за­ми Щеня­те­ва, лег­ши­ми в осно­ву Пове­сти о при­со­еди­не­нии Пскова.

Миха­ил Щеня­тев был бли­зок к «гре­че­ско­му» круж­ку Мак­си­ма Гре­ка, дея­тель­ным участ­ни­ком кото­ро­го являл­ся Медо­вар­цев. После суда над выска­зы­вав­шим «кра­моль­ные» мыс­ли в адрес Васи­лия III гре­че­ским лека­рем Мар­ком и отстав­ки засту­пив­ше­го­ся за него каз­на­чея Юрия Тра­ха­ни­о­та (потом­ка при­е­хав­ших на Русь в сви­те прин­цес­сы Зои гре­че­ских «бояр» Тра­ха­нио­тов) в опа­лу уго­дил и М. Д. Щеня­тев. Про­изо­шло это, по-види­мо­му, в 1523 г. В цар­ском архи­ве сре­ди дру­гих бумаг по «делу» строп­ти­вых гре­ков хра­ни­лись некие «ссо­ро­ки (наве­ты. — Н. Белов) на княж Михай­ло­ва чело­ве­ка Щеня­те­ва». 17.

Пре­кра­ща­ют­ся назна­че­ния кня­зя на ответ­ствен­ные бое­вые посты. Веро­ят­но, тогда же он был аре­сто­ван и неко­то­рое вре­мя про­вел в зато­че­нии: в духов­ной гра­мо­те Васи­лия Федо­ро­ви­ча Сур­ми­на гово­рит­ся, что Миха­ил Дани­ло­вич «в госу­да­ре­ве опа­ле сидел во Тве­ри». 18 Паде­ние авто­ри­те­та его дво­ю­род­но­го дяди Вас­си­а­на Пат­ри­ке­е­ва, в том же году высту­пив­ше­го про­тив раз­во­да Васи­лия III с бес­плод­ной Соло­мо­ни­ей Сабу­ро­вой, лишь усу­гу­би­ло поло­же­ние Щеня­те­ва. Про­ще­ние кня­зя состо­я­лось лишь в 1530 г. по слу­чаю рож­де­ния у Васи­лия III сына Ива­на. 19 Летом 1531 г. Щеня­те­ва назна­чи­ли пер­вым вое­во­дой в Сер­пу­хов — важ­ней­ший центр обо­ро­ны южной «украй­ны». В ско­ром вре­ме­ни он был «от той служ­бы отстав­лен» и в июле-авгу­сте пере­ве­ден на вое­вод­ство в близ­ле­жа­щую Каши­ру. 20 Оче­ред­ное вне­зап­ное паде­ние Щеня­те­ва мож­но объ­яс­нить лишь тем, что в мае-июне того же года на собор­ном суде были осуж­де­ны за «ересь» его неко­гда все­мо­гу­щий род­ствен­ник Вас­си­ан Пат­ри­ке­ев, книж­ни­ки Мак­сим Грек и Миха­ил Медо­вар­цев. 21 Бли­зость Миха­и­ла Дани­ло­ви­ча Щеня­те­ва к окру­же­нию Вас­си­а­на Пат­ри­ке­е­ва и Мак­си­ма Гре­ка несо­мнен­на. Весь­ма симп­то­ма­тич­ны две после­до­ва­тель­ные опа­лы кня­зя, про­изо­шед­шие сна­ча­ла в свя­зи с гоне­ни­я­ми на чле­нов «гре­че­ской» пар­тии в 1523 г., а затем — после собор­но­го суда над Вас­си­а­ном и мос­ков­ски­ми книж­ни­ка­ми вес­ной-летом 1531 г.

При­част­ность М. Д. Щеня­те­ва к груп­пи­ров­ке Вас­си­а­на Пат­ри­ке­е­ва, его кон­так­ты с «гре­ка­ми» из окру­же­ния Мак­си­ма Свя­то­гор­ца, высо­кое поло­же­ние в Думе, обес­пе­чи­вав­шее доступ к бума­гам вели­ко­кня­же­ско­го хра­ни­ли­ща, нако­нец, дея­тель­ное уча­стие в при­со­еди­не­нии Пско­ва, кор­ре­ли­ру­ю­щее с содер­жа­ни­ем поме­щен­ной в медо-вар­цев­ском сбор­ни­ке Пове­сти дает нам все осно­ва­ния пола­гать, что имен­но он высту­пал одним из основ­ных инфор­ма­то­ров и кон­суль­тан­тов Медо­вар­це­ва при напи­са­нии инте­ре­су­ю­ще­го нас про­из­ве­де­ния. (Сле­ду­ет ска­зать, что в псков­ском «деле» участ­во­вал и дру­гой несо­мнен­ный собе­сед­ник Медо­вар­це­ва, упо­ми­нав­ший­ся выше Миха­ил Бул­га­ков — в раз­ряд­ных запи­сях он назван вто­рым бояри­ном в сви­те Васи­лия III; 22 одна­ко его имя при­сут­ству­ет исклю­чи­тель­но в рос­пи­си поезд­ки вели­ко­го кня­зя в Нов­го­род, где и долж­на была решить­ся судь­ба Псков­ской рес­пуб­ли­ки; ездил ли Бул­га­ков после того вме­сте с госу­да­рем во Псков — неиз­вест­но; весь­ма пока­за­тель­но, что в тек­сте медо­вар­цев­ской Пове­сти имя М. И. Бул­га­ко­ва не упо­ми­на­ет­ся вовсе).

Ана­лиз соста­ва и изве­стий руко­пис­но­го сбор­ни­ка Арханг. поз­во­ля­ет утвер­ждать, что его автор Миха­ил Медо­вар­цев на про­тя­же­нии опре­де­лен­но­го пери­о­да сво­ей био­гра­фии состо­ял в тес­ных вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях с кня­зья­ми Пат­ри­ке­е­вы­ми, со вре­мен при­двор­ной борь­бы 1490-х годов нахо­див­ши­ми­ся в еди­ном поли­ти­че­ском бло­ке (куда поми­мо соб­ствен­но Пат­ри­ке­е­вых вхо­ди­ли их бли­жай­шие род­ствен­ни­ки — Бул­га­ко­вы и Щеня­те­вы, так­же веду­щие свой род от литов­ско­го кня­зя Пат­ри­кия 23). Вас­си­ан Пат­ри­ке­ев и его дво­ю­род­ные пле­мян­ни­ки Миха­ил Бул­га­ков и Миха­ил Щеня­тев ока­за­ли суще­ствен­ное вли­я­ние на репер­ту­ар и общую поли­ти­че­скую направ­лен­ность про­из­ве­де­ний Медоварцева.

Даль­ней­шее изу­че­ние руко­пис­но­го насле­дия Миха­и­ла Медо­вар­це­ва долж­но при­ве­сти к уточ­не­нию поли­ти­че­ско­го кон­тек­ста созда­ния медо­вар­цев­ских сбор­ни­ков и их места в исто­рии рус­ской пуб­ли­ци­сти­ки, исто­ри­че­ской мыс­ли и поли­ти­че­ской борь­бы пер­вой тре­ти XVI столетия.

Воен­ной карье­ре кня­зя не суж­де­но было воз­ро­дить­ся, свои дни он окон­чил намест­ни­ком в Устю­ге Вели­ком. Точ­ное вре­мя при­бы­тия Щеня­те­ва в Устюг неиз­вест­но. Един­ствен­ным упо­ми­на­ни­ем об устюж­ском «сле­де» био­гра­фии кня­зя Миха­и­ла явля­ет­ся запись Архан­ге­ло­го­род­ско­го лето­пис­ца под 1533 г.: в декаб­ре после неожи­дан­ной кон­чи­ны Васи­лия III он при­во­дил устю­жан к крест­но­му цело­ва­нию ново­му госу­да­рю – мало­лет­не­му Ива­ну Васи­лье­ви­чу, буду­ще­му царю Ива­ну IV Гроз­но­му 24. Вско­ре князь Миха­ил Дани­ло­вич, при­няв перед смер­тью постриг с име­нем Миса­ил. 25 Соглас­но позд­не­му Шере­ме­тев­ско­му спис­ку дум­ных чинов, про­изо­шло это в 1533/34 г. 26.

Лите­ра­ту­ра:
Н. В. Белов. Миха­ил Медо­вар­цев и кня­зья Пат­ри­ке­е­вы (К вопро­су об источ­ни­ках неко­то­рых ста­тей сбор­ни­ка БАН. Арханг. Д. 193).

VIII генерация от Гедимина

КНЖ. КСЕ­НИЯ (ИН. ЕФРО­СИ­НИЯ) МИХАЙ­ЛОВ­НА ЩЕНЯ­ТЕ­ВА († 29.10.1560)

Скон­ча­лась, веро­ят­но, 29 октяб­ря 1560 г. — этим чис­лом дати­ру­ет­ся вто­рой корм по ее душе в сто­лич­ном Симо­но­вом мона­сты­ре; в поми­наль­ном спис­ке сино­ди­ка Сви­яж­ско­го мона­сты­ря 1559/60 г. имя Ксе­нии отсут­ству­ет, а в ана­ло­гич­ном перечне вклад­ной кни­ги Симо­но­ва мона­сты­ря 1560/61 г. оно уже есть. 27

М., КН. ИВАН ФЁДО­РО­ВИЧ БЕЛЬ­СКИЙ (?—1541), вби­тий Шуйсь­ки­ми. На Мос­ковсь­кій служ­бі з 1521. Нале­жаў да най­вы­ш­эй­шай рады, якая кіра­ва­ла дзяр­жа­вай разам з уда­вой цара, пакуль Іван Жахлі­вы быў мала­лет­нім. З-за абві­на­ва­ч­ван­ня ў змо­ве з бра­там Сямё­нам, які ў 1534 г. збег у Літву, быў паса­д­жа­ны ў аст­рог, хут­ка выпуш­ча­ны на волю i зноў зня­во­ле­ны Ў 1538 г., зноў вызва­ле­ны i вер­ну­ты назад у вялікую раду ў 1540 г. Забіты ў 1541 г. Пакі­нуў сына кня­зя Івана.

КН.ВАСИЛИЙ МИХАЙ­ЛО­ВИЧ ЩЕНЯ­ТЕВ (ум. 1547)

сын кня­зя Миха­и­ла Дани­ло­ви­ча Щеня­те­ва и кнг. Анны; боярин (1547).

Во вре­мя обо­ро­ны окских рубе­жей от войск крым­ско­го хана Сахиб-Гирея в июле 1541 г. князь воз­глав­лял «запас­ной» отряд дво­рян из чис­ла чле­нов Госу­да­ре­ва дво­ра, стоявший
на р. Пах­ре и долж­ный в слу­чае необ­хо­ди­мо­сти ока­зать под­держ­ку основ­ным силам мос­ков­ско­го вой­ска на том или ином участ­ке обо­ро­ны. К сча­стью, устра­шен­ный чис­лен­но­стью про­ти­во­сто­яв­шей ему армии и в осо­бен­но­сти — мос­ков­ской артил­ле­ри­ей Сахиб-Гирей «побе­же» прочь 28.

Излиш­няя кон­цен­тра­ция вла­сти в руках кня­зя Бель­ско­го и его «совет­ни­ков» не мог­ла не встре­во­жить поли­ти­че­скую эли­ту Мос­ков­ской дер­жа­вы. По сове­ту мос­ков­ских бояр в сто­ли­цу в сопро­вож­де­нии вер­ных бое­вых слуг вер­нул­ся его злей­ший враг — князь Иван Васи­лье­вич Шуй­ский. В ночь с 1 на 2 янва­ря 1542 г. в Москве про­изо­шел воору­жен­ный пере­во­рот: князь И.Ф. Бель­ский был аре­сто­ван, сослан на Бело­озе­ро и позд­нее убит по при­ка­зу Шуй­ских. Его вер­ные сто­рон­ни­ки так­же были высла­ны из Моск­вы: П.М. Щеня­тев — в Яро­славль, И.И. Хаба­ров — в Тверь 29. Лето­пис­ная ком­пи­ля­ция пер­вой тре­ти XVII века содер­жит целую рос­сыпь уни­каль­ных сви­де­тельств. Ее сооб­ще­ние о пере­во­ро­те 1542 г. в целом соот­вет­ству­ет пока­за­ни­ям офи­ци­аль­ной лето­пи­си, одна­ко име­ет суще­ствен­ное отли­чие. Гово­ря о судь­бе кня­зя Бель­ско­го и его сто­рон­ни­ков, лето­пи­сец заме­ча­ет: «Поса­ди­ли в зато­че­нье кня­зя Ива­на Федо­ро­ви­ча Бель­ско­го да Ива­на Хаба­ро­ва, да Щеня­те­вых два бра­та поса­ди­ли в зато­че­нье» 30. Это не про­ти­во­ре­чит извест­ным дан­ным: после янва­ря 1542 г. Васи­лий Щеня­тев дей­стви­тель­но на два с поло­ви­ной года исче­за­ет из поля зре­ния источников. 

Вновь князь Васи­лий Михай­ло­вич Щеня­тев появ­ля­ет­ся на исто­ри­че­ской сцене в кон­це 1543-го либо, что более веро­ят­но, в нача­ле 1544 г. Его повтор­ный выход на служ­бу хро­но­ло­ги­че­ски сов­па­да­ет с оче­ред­ным паде­ни­ем поли­ти­че­ско­го вли­я­ния кня­зей Шуй­ских. Орга­ни­за­тор воен­но­го «пере­во­ро­та» янва­ря 1542 г., боярин Иван Васи­лье­вич Шуй­ский, умер в мае того же года 31. В декаб­ре 1543 г. новый гла­ва кла­на Шуй­ских, князь Андрей Михай­ло­вич, был жесто­ко казе­нен по при­ка­зу 13-лет­не­го Ива­на IV, а его сто­рон­ни­ки отправ­ле­ны в ссыл­ку 32. По сооб­ще­нию позд­не­го Шере­ме­тев­ско­го спис­ка дум­ных чинов, тогда же, в 1543/44 г., Васи­лий Щеня­тев полу­ча­ет чин бояри­на 33.

В апре­ле 1546 г. он воз­глав­ля­ет Пере­до­вой полк во вре­мя пре­бы­ва­ния в коло­мен­ском лаге­ре 15-лет­не­го Ива­на IV 34. В пяти­пол­ко­вой «бере­го­вой» армии Васи­лий Щеня­тев занял тре­тье по стар­шин­ству место: «честью» выше него ока­за­лись пер­вые вое­во­ды Боль­шо­го пол­ка и пол­ка Пра­вой руки, кня­зья Андрей Дмит­ри­е­вич Ростов­ский (быв­ший пол­ко­вым вое­во­дой при мало­лет­нем бра­те Ива­на IV, кня­зе Юрии Васи­лье­ви­че) и Иван Михай­ло­вич Шуй­ский 35. Ниже Васи­лия Щеня­те­ва были запи­са­ны бояре Иван Семе­но­вич Ворон­цов и князь Юрий Михай­ло­вич Голи­цын Булгаков.

В декаб­ре того же года, Васи­лий Щеня­тев ста­но­вит­ся намест­ни­ком Смо­лен­ска — стра­те­ги­че­ски важ­но­го цен­тра на рус­ско-литов­ской гра­ни­це 36. В преж­ние годы смо­лен­ские намест­ни­ки рекру­ти­ро­ва­лись из чис­ла пер­вей­ших ари­сто­кра­тов стра­ны: кня­зей Шуй­ских, Ростов­ских, Мику­лин­ских, Обо­лен­ских, Прон­ских, Кубен­ских 37. Это почет­ное назна­че­ние ста­ло для кня­зя Васи­лия послед­ним. В сен­тяб­ре-октяб­ре 1547 г. смо­лен­ским намест­ни­ком уже чис­лил­ся боярин И.И. Хаба­ров. Текст осен­не­го бояр­ско­го спис­ка поз­во­ля­ет пред­по­ло­жить, что в это вре­мя Васи­лий Щеня­тев был отстав­лен от служ­бы. В спис­ке Иван Хаба­ров зна­чит­ся смо­лен­ским вое­во­дой, Васи­лий Щеня­тев упо­мя­нут без спе­ци­аль­ной «слу­жеб­ной» поме­ты. Сле­до­ва­тель­но, в сен­тяб­ре-октяб­ре он уже был сме­щен с поста намест­ни­ка, но еще оста­вал­ся жив [Наза­ров В.Д. О струк­ту­ре «Госу­да­ре­ва дво­ра» в сере­дине XVI в. // Обще­ство и
госу­дар­ство фео­даль­ной Рос­сии. Сб. ста­тей, посвя­щен­ный 70-летию ака­де­ми­ка Л.В.
Череп­ни­на. М.: Нау­ка, 1975. С. 40—54., с. 45, 52; Быч­ко­ва М.Е. Состав клас­са фео­да­лов Рос­сии в XVI в.: Историко-генеалогическое
иссле­до­ва­ние. М.: Нау­ка, 1986., с. 127)). Судя по все­му, кня­зя сра­зи­ла вне­зап­ная хворь — соглас­но Шере­ме­тев­ско­му спис­ку дум­ных чинов, он скон­чал­ся в этом же году 38. В сто­лич­ном Симо­но­вом мона­сты­ре корм (поми­на­ние) по В.М. Щеня­те­ве был уста­нов­лен на 25 октяб­ря 39, из чего мож­но заклю­чить, что князь пре­ста­вил­ся в кон­це октяб­ря 1547 г.

Лите­ра­ту­ра: Н.В. Белов. Кня­зья Щеня­те­вы — вое­во­ды мос­ков­ско­го госу­дар­ства XVI В. 

КН. ПЁТР МИХАЙ­ЛО­ВИЧ ЩЕНЯ­ТЕВ (ум. 1568)

Сын кня­зя Миха­и­ла Дани­ло­ви­ча Щеня­те­ва и кнг. Анны. 

Семья. На сест­ре кня­зя Пет­ра Михай­ло­ви­ча Щеня­те­ва и доче­ри кня­зя М. Д. Щеня­те­ва был женат князь Иван Федо­ро­вич Бель­ский 40. Сын кня­зя Д. Ф. Бель­ско­го и пле­мян­ник кня­зя И. Ф. Бель­ско­го, князь Иван Дмит­ри­е­вич Бель­ский с 1555 г. был женат на Мар­фе (пра­внуч­ке вели­ко­го кня­зя Ива­на III), доче­ри кня­зя Васи­лия Васи­лье­ви­ча Шуй­ско­го и Ана­ста­сии Пет­ров­ны, доче­ри царе­ви­ча Пет­ра 41. Одна дочь кня­зя Д. Ф. Бель­ско­го Ана­ста­сия вышла замуж за бояри­на Васи­лия Михай­ло­ви­ча Юрье­ва, дво­ю­род­но­го бра­та цари­цы Ана­ста­сия Рома­нов­ны, пер­вой жены царя Ива­на Гроз­но­го. Дру­гая дочь кня­зя Д. Ф. Бель­ско­го Евдо­кия была заму­жем за бояри­ном Миха­и­лом Яко­вле­ви­чем Моро­зо­вым 42. Князь Д. Ф. Бель­ский был женат на Мар­фе, доче­ри коню­ше­го И. А. Челяд­ни­на 43.

Слу­жеб­ная био­гра­фия. В янва­ре 1542 г. как совет­ник кня­зя И. Ф. Бель­ско­го сослан в Яро­славль (Пол­ное собра­ние рус­ских лето­пи­сей. Т. 13. М., 2000. С. 141). В Дво­ро­вой тет­ра­ди боярин 44. Боярин с янва­ря 1549 г. 45, либо с янва­ря 1550 г. 46, либо боярин с апре­ля 1544 г. 47. В декаб­ре 1548 г. еще не боярин 48. В декаб­ре 1546 г. намест­ник в Кар­го­по­ле 49. В декаб­ре 1548 г. вое­во­да в Муро­ме. В мае 1550 г. на сва­дьбе кня­зя Вла­ди­ми­ра Андре­еви­ча и Евдо­кии Нагой нахо­дил­ся в друж­ках. В янва­ре 1550 г. назван сре­ди бояр, сопро­вож­дав­ших царя в похо­де из Ниж­не­го Нов­го­ро­да на Казань. В июле 1550 г. в похо­де царя про­тив крым­ских татар в Колом­ну сре­ди бояр сопро­вож­дал царя. В авгу­сте 1550 г. вто­рой вое­во­да боль­шо­го пол­ка в Коломне. 6 декаб­ря 1550 г. вое­во­да у Нико­лы Зарай­ско­го, а 13 декаб­ря – вое­во­да в Ряза­ни. В мае 1551 г. во гла­ве пол­ка пра­вой руки у Нико­лы Зарай­ско­го. В июне 1552 г. пер­вый вое­во­да пол­ка пра­вой руки в Каши­ре, затем дол­жен был идти про­тив крым­цев на Тулу. В авгу­сте 1552 г. пер­вый вое­во­да пол­ка пра­вой руки в Каза­ни. В июне 1553 г. в цар­ском похо­де в Колом­ну пер­вый вое­во­да пере­до­во­го пол­ка. В июне 1554 г. намест­ник в Устю­ге, в нояб­ре – декаб­ре 1555 г. намест­ник в Нов­го­ро­де. В нояб­ре-декаб­ре 1555 г. отправ­лен во гла­ве вой­ска из Нов­го­ро­да про­тив шве­дов на Выборг. В июне 1556 г. в цар­ском похо­де из Моск­вы в Сер­пу­хов с бояра­ми сопро­вож­дал царя Ива­на Васи­лье­ви­ча. На Сер­пу­хов­ском смот­ре войск смот­рел выбор­ных псков­ских поме­щи­ков с кн. А. М. Курб­ским и дья­ком В. Кол­за­ко­вым. В сен­тяб­ре 1556 г. в Калу­ге коман­до­вал пол­ком пра­вой руки. В мар­те 1558 г. на Бере­гу руко­во­дил сто­ро­же­вым пол­ком. В 1558/59 г. вое­во­да, годо­вал в Сви­яж­с­ке. В 1561/62 г. вое­во­да в Доро­го­бу­же. В декаб­ре 1562 г. в цар­ском похо­де на Полоцк вто­рой вое­во­да сто­ро­же­во­го пол­ка. В 1562/63 г. воз­гла­вил вой­ско в Туле. В 1563 г. – октяб­ре 1564 г. вое­во­да в Полоц­ке. В 1564/65 г. вое­во­да в Рже­ве. В сен­тяб­ре 1565 г. отправ­лен в Колом­ну отра­жать напа­де­ние крым­цев. В октяб­ре 1565 г. в Бол­хо­ве пер­вый вое­во­да пере­до­во­го пол­ка 50. Во вре­мя болез­ни царя Ива­на Васи­лье­ви­ча в мар­те 1553 г. не хотел при­ся­гать на вер­ность наслед­ни­ку Дмит­рию, под­дер­жи­вал кня­зя Вла­ди­ми­ра Андре­еви­ча Ста­риц­ко­го 51. В нояб­ре 1562 г. с дру­ги­ми бояра­ми при­сут­ство­вал на встре­че литов­ско­го послан­ни­ка С. Алек­се­е­ва у мит­ро­по­ли­та Мака­рия. В декаб­ре 1563 г. участ­во­вал в пере­го­во­рах с Ю. А. Хот­ке­ви­чем, Г. Воло­ви­чем в Москве 52. В ящи­ке 217 Цар­ско­го архи­ва хра­ни­лось дело о местах кня­зя И. И. Воро­тын­ско­го с кня­зем П. Щеня­те­вым (в декаб­ре 1544 г.). В ящи­ке 223 хра­ни­лась посыл­ка кня­зей Ники­ты и Федо­ра Дмит­ри­е­ви­чей Яно­вых Ростов­ских к кня­зю П. Щеня­те­ву. В октяб­ре 1565 г. князь Щеня­тев назна­чен вое­во­дой в вой­ске, отправ­лен­ном про­тив хана Девлет-Гирея. Князь П. Щеня­тев раз­мест­ни­чал­ся с И. В. Мень­шим Шере­ме­те­вым и попал в неми­лость. Его вла­де­ния до фев­ра­ля 1566 г. были кон­фис­ко­ва­ны, он постри­жен в мона­хи. В апре­ле 1566 г. в Бол­хо­ве царь Иван Васи­лье­вич при­ка­зал вновь про­ве­сти рас­сле­до­ва­ние и пытать кня­зя Щеня­те­ва. В авгу­сте 1566 г. он скон­чал­ся от пыток 53. Умер от пыток 5 авгу­ста 1566 г. 54. «Кня­зя Пет­ра Щеня­те­ва и Турун­тая-Прон­ско­го, вое­вод и бояр, при­ка­зал он избить бато­га­ми до смер­ти» 55. «Паки уби­енъ кня­жа Петръ, гла­го­ле­мы Щеня­тевъ, внукъ кня­жа­ти литов­ско­го Пат­ри­кѣя. Муж зѣло бла­го­род­ны былъ и бога­ты, и оста­вя все богат­ство и мно­гое стя­жа­ние, мни­ше­ство­ва­ти былъ про­из­во­лил и нес­тя­жа­тел­ное, хри­сто­под­ра­жа­тел­ное жител­ство воз­лю­билъ. Но и тамо мучи­тель мучи­ти его повелѣ, на желѣз­ной ско­во­ро­де огнемъ раз­жен­ной жещи и за нох­ти иглы бити. И в сице­вых мукахъ скон­чал­ся. Тако­же и еди­но­колѣ­ныхъ бра­тию его Пет­ра, Иоана, кня­жат наро­чи­тыхъ погу­билъ» 56.

Зем­ле­вла­де­ние. В июле 1560 г. в Мана­тьине стане Мос­ков­ско­го уез­да вла­дел селом Бутур­ли­но 57. Имел двор в Москве в 1560 г. 58. В 1557/1558 г. вла­дел селом Сло­бод­ки с дерев­ней Жаден­ка и пусто­шью Кру­ча в Суз­даль­ском уез­де 59.

Вкла­ды в мона­сты­ри. Корм по кня­зю П. М. Щеня­те­ву, в ино­че­стве Пимене, 24 авгу­ста. Дал Кирил­ло-Бело­зер­ско­му мона­сты­рю по нему царь Иван Васи­лье­вич 500 руб. Сам князь Петр дал по отце и по бра­те кня­зе Васи­лии 150 руб. и мно­го цен­ных вещей на 50 руб., все­го на 700 руб. 60. Князь П. М. Щеня­тев дал Кирил­ло-Бело­зер­ско­му мона­сты­рю по отце кня­зе Миха­и­ле Дани­ло­ви­че, по бра­те кня­зе Васи­лии Михай­ло­ви­че 150 руб. и доро­гую утварь. Име­ни­ны его 24 авгу­ста 61. По нему дал вклад в Симо­нов мона­стырь царь Иван Васи­лье­вич 70 руб. Князь П. М. Щеня­тев в 1560/1561 г. дал Симо­но­ву мона­сты­рю по сво­им роди­те­лям и по сво­ем зяте кня­зе Иване Федо­ро­ви­че Бель­ском мно­го цен­ных вещей и день­ги на общую сум­му в 250 руб. 62. Князь П. М. Щеня­тев, в ино­че­стве Пимен, дал Ростов­ско­му Бори­со­глеб­ско­му мона­сты­рю мно­го цен­ной и доро­гой цер­ков­ной утва­ри. 5 авгу­ста он умер и царь дал по нему 200 руб. и мно­го доро­гих пред­ме­тов и 1093 руб. 63. Князь П. М. Щеня­тев дал Иоси­фо-Воло­ко­лам­ско­му мона­сты­рю по сест­ре кня­гине Ксе­нии Бель­ской 100 руб. по себе и жене. Кня­ги­ня Анна, жена кня­зя Миха­и­ла Дани­ло­ви­ча Щеня­те­ва, с сыном кня­зем П. Д. Щеня­те­вым дали мона­сты­рю мно­го цен­ных пред­ме­тов, хле­ба и денег на 337 руб. по чле­нам сво­ей семьи 64. Князь П. М. Щеня­тев и его мать кня­ги­ня Анна дали Иоси­фо-Воло­ко­лам­ско­му мона­сты­рю денег, ржи и овса на сум­му в 337 руб. Корм на пре­став­ле­ние кня­зя Петр на 6 сен­тяб­ря 65. В 1554/1555 г. его мать кня­ги­ня Анна, вдо­ва кня­зя Миха­и­ла Дани­ло­ви­ча Щеня­те­ва, дала Чудо­ву мона­сты­рю двор в Ста­ром горо­де воз­ле подво­рья Иоси­фо­ва мона­сты­ря в Москве 66.

КНЖ. АГРИП­ПИ­НА (ИН. АНА­СТА­СИЯ) МИХАЙ­ЛОВ­НА ЩЕНЯТЕВА

Вто­рая дочь кня­зя Миха­и­ла извест­на исклю­чи­тель­но под сво­им мона­ше­ским име­нем Ана­ста­сия; соглас­но кор­мо­вой кни­ге Симо­но­ва мона­сты­ря, ее име­ни­ны при­хо­ди­лись на 23 июня — день памя­ти муче­ни­цы Агрип­пи­ны 67; веро­ят­но, имен­но это имя она и носи­ла в миру: «княж­ня Агрип­пи­на» из рода Щеня­те­вых запи­са­на в сино­ди­ке Сви­яж­ско­го Успен­ско­го мона­сты­ря 68.

Скрипторий

НОТАТКИ
  1. Н. Нови­ков. Родо­слов­ная кни­га кня­зей и дво­рян Рос­сий­ских и выез­жих (Бар­хат­ная кни­га). В 2-х частях. Часть I. Тип: Уни­вер­си­тет­ская тип. 1787 г. Род кня­зей Щеня­те­вых. стр. 42.[]
  2. Отдел руко­пи­сей Биб­лио­те­ки Рос­сий­ской ака­де­мии наук. – Архан­гель­ское собра­ние. – Д. 193. – Сбор­ник Ми-хаи­ла Яко­вле­ви­ча Медо­вар­це­ва, 1520–30-е гг., л. 442 об., 444; Мас­лен­ни­ко­ва, Н. Н. При­со­еди­не­ние Пско­ва к Рус­ско­му цен­тра­ли­зо­ван­но­му госу­дар­ству / Н. Н. Мас­лен­ни­ко­ва. – Ленин­град : ЛГУ, 1955. – 196 с., с. 192–193[]
  3. Псков­ские лето­пи­си. Вып. 1. М.; Л., 1941. С. 92-96; Псков­ские лето­пи­си. Вып. 2. М., 1955. С. 256-258; ПСРЛ. Т. 6. СПб., 1853. С. 25-27, 250-251; Т. 8. С. 251; Т. 28. М.; Л., 1963. С. 345; Раз­ряд­ная кни­га 1475-1598 гг. С. 44; Раз­ряд­ная кни­га 1475-1605 гг. Т. 1. Ч. 1. С. 112-114; РГБ. Ф. 228. Собр. Пис­ка­ре­ва. № 183. Л. 402-405 (Повесть о Псков­ском взя­тии осо­бо­го соста­ва).[]
  4. БАН. Арханг. Д. 193. Л. 442 об., 444.[]
  5. См.: Мас­лен­ни­ко­ва Н. Н. При­со­еди­не­ние Пско­ва. С. 105.[]
  6. БАН. Арханг. Д. 193. Л. 443.[]
  7. Иоаса­фов­ская лето­пись / под редак­ци­ей А. А. Зими­на. – Москва ; Ленин­град : АН СССР, 1957. – 242 с., с. 159[]
  8. Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. – Москва : Нау­ка, 1966. – 616 с., с. 45–46; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Том 1. Часть 1. – Москва : Нау­ка, 1977. – 188 с., с. 115–116; Пол­ное собра­ние рус­ских лето­пи­сей. Том 6. Софий­ские лето­пи­си. – Санкт-Петер­бург : Тип. Э. Пра­ца, 1853. – 358 с., с. 252; Пол­ное собра­ние рус­ских лето­пи­сей. Том 13. Часть 1.
    Лето­пис­ный сбор­ник, име­ну­е­мый Пат­ри­ар­шей или Нико­нов­ской лето­пи­сью. – Санкт-Петер­бург: Тип. И. Н. Ско­ро-ходо­ва, 1904. – 302 с., с. 15; Пол­ное собра­ние рус­ских лето­пи­сей. Том 24. Типо-граф­ская лето­пись. – Пет­ро­град : 2-я Гос. типо­гра­фия, 1921. – 272 с., с. 217; РГА­ДА. – Ф. 181. Собра­ние МГА­МИД. – Оп. 2. – Д. 110. – Раз­ряд­ная кни­га 1479–1605 гг., л. 27–28 об.; Рос­сий­ский госу­дар­ствен­ный архив древ­них актов (РГА­ДА). – Ф. 181. Собра­ние МГА­МИД. – Оп. 1. – Д. 365. – Тро­иц­кий лето­пи­сец 1530 г., л. 50[]
  9. Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. – Москва : Нау­ка, 1966. – 616 с. с. 51–53; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Том 1. Часть 1. – Москва : Нау­ка, 1977. – 188 с., с. 129–131, 135, 137, 142–144; Иоаса­фов­ская лето­пись / под редак­ци­ей А. А. Зими­на. – Москва ; Ленин­град : АН СССР, 1957. – 242 с., с. 164[]
  10. Кор­зи­нин, А. Л. Состав Бояр­ской думы и двор­цо­вых чинов в кня­же­ние Васи­лия III / А. Л. Кор­зи­нин, Н. В. Шты­ков // Былые годы. – 2017. – Vol. 44, Is. 2. – С. 330–341., с. 332, 336[]
  11. Кор­зи­нин А. Л., Шты­ков Н. В. Состав Бояр­ской думы и двор­цо­вых чинов в кня­же­ние Васи­лия III // Былые годы. 2017. Vol. 44. Is. 2. С. 332, 336.[]
  12. Раз­ряд­ная кни­га 1475-1598 гг. С. 59, 61, 66-69; Раз­ряд­ная кни­га 1475-1605 гг. Т. 1. Ч. 1. С. 154, 158, 173, 177, 180, 182-184; Раз­ряд­ная кни­га 1475-1605 гг. Т. 3. Ч. 3. М., 1989. С. 143; Сбор­ник РИО. Т. 53. СПб., 1887. № 21. С. 213; Т. 35. СПб., 1882. № 87. С. 564.[]
  13. РГБ. Тро­иц­кое собр. Оп. 1. № 530. Л. 60 об.-61 об.; Акты, отно­ся­щи­е­ся до граж­дан­ской рас­пра­вы древ­ней Рос­сии. Т. 1. Киев, 1860. № 94. С. 275.[]
  14. Лиха­чев Н. П. Раз­ряд­ные дья­ки XVI века. СПб., 1888. С. 176.[]
  15. Зимин А. А. Фор­ми­ро­ва­ние бояр­ской ари­сто­кра­тии в Рос­сии во вто­рой поло­вине XV — пер­вой тре­ти XVI в. М., 1988. С. 71.[]
  16. Bogatyrev S. N. The Sovereign and his Counsellors: Ritualised Consultations in Muscovite Political Culture, 1350s-1570s. Helsinki, 2000. P. 262.[]
  17. Скрын­ни­ков Р. Г. Госу­дар­ство и цер­ковь на Руси XIV-XVI вв.: Подвиж­ни­ки рус­ской церк­ви. Ново­си­бирск, 1991. С. 199-200; Пли­гу­зов А. И. Поле­ми­ка в рус­ской церк­ви пер­вой тре­ти XVI сто­ле­тия. М., 2017. С. 200-203; Гер­бер­штейн С. Запис­ки о Мос­ко­вии. Т. 1. М., 2008. С. 213, 215; Сини­цы­на Н. В. Мак­сим Грек. М., 2008. С. 166-173. Упо­ми­на­е­мые в опи­си Цар­ско­го архи­ва «ссо­ро­ки» вызва­ли нема­лое затруд­не­ние у иссле­до­ва­те­лей вопро­са. Пуб­ли­ка­тор доку­мен­та С. О. Шмидт пред­ло­жил читать пер­вое испор­чен­ное сло­во как «и сро­ки или сором­ки». Под­дер­жал С. О. Шмид­та[]
  18. РГБ. Тро­иц­кое собр. Оп. 1. № 530. Л. 61. Гра­мо­та не име­ет чер­ной даты. Ее дати­ров­ка опре­де­ля­ет­ся вре­мен­ным про­ме­жут­ком с 29 июня 1534 г. (упо­ми­на­ние в тек­сте гра­мо­ты о пла­те­же, совер­шен­ном «7042-го после Пет­ро­ва дни») по август 1535 г. (гибель В. Ф. Сур­ми­на). При­ни­мая во вни­ма­ние, что опи­сан­ная в духов­ной судеб­ная тяж­ба про­изо­шла явно вско­ре после смер­ти Ф. Ф. Сур­ми­на (послед­нее упо­ми­на­ние о кото­ром отно­сит­ся к 1521 г.), опаль­ное «сиде­ние» Миха­и­ла Щеня­те­ва в Тве­ри долж­но было при­хо­дить­ся на первую поло­ви­ну 1520-х годов, веро­ят­но, вско­ре после его впа­де­ния в неми­лость (Там же. Л. 59; Выдерж­ка из сино­ди­ка Успен­ско­го Крем­лев­ско­го собо­ра // Памят­ни­ки исто­рии рус­ско­го слу­жи­ло­го сосло­вия. М., 2011. С. 178; ПСРЛ. Т. 35. М., 1980. С. 236; АФЗХ. Ч. 3. М., 1961. № 1. С. 11-12).[]
  19. ПСРЛ. Т. 28. С. 161.[]
  20. Раз­ряд­ная кни­га 1475-1598 гг. С. 76-77; Раз­ряд­ная кни­га 1475-1605 гг. Т. 1. Ч. 2. М., 1977. С. 224-225, 227.[]
  21. Подроб­но о суде см., напри­мер: Сини­цы­на Н. В. 1) Мак­сим Грек в Рос­сии. М., 1977. С. 130-145; 2) Новые дан­ные о рос­сий­ском пери­о­де жиз­ни пре­по­доб­но­го Мак­си­ма Гре­ка (мате­ри­а­лы для науч­ной био­гра­фии) // Вест­ник цер­ков­ной исто­рии. 2006. № 4. С. 222-225.[]
  22. Раз­ряд­ная кни­га 1475-1598 гг. С. 44.[]
  23. Kollmann N. S. Consensus Politics: The Dynastic Crisis of the 1490s Reconsidered // The Russian Review. Vol. 45. 1986. P. 254.[]
  24. ПСРЛ. Т. 37. Л., 1982. С. 103. В лето­пи­си дает­ся ука­за­ние лишь на год свер­ше­ния при­ся­ги – 7042. Из тек­стов же нов­го­род­ских лето­пи­сей явству­ет, что крест­ное цело­ва­ние «по всем гра­дом» состо­я­лось в декаб­ре 1533 г. Пол­ное собра­ние рус­ских лето­пи­сей. Том 4. Часть 1. Нов­го­род­ская чет­вер­тая лето­пись. Выпуск 3. – Ленин­град : АН СССР, 1929. – 158 с., с. 56; Коняв­ская, Е. Л. Нов­го­род­ская лето­пись XVI в. из собра­ния Т. Ф. Боль­ша­ко­ва / Е. Л. Коняв­ская // Нов­го­род­ский исто­ри­че­ский сбор­ник. – Санкт-Петер­бург : Дмит­рий Була­нин, 2005. – Вып. 10 (20). – С. 322–383., с. 377–378[]
  25. Вклад­ная и кор­мо­вая кни­га Мос­ков­ско­го Симо­но­ва мона­сты­ря / под­го­тов­ка к печа­ти А. И. Алексеев,А. В. Машта­фа­ров // Вест­ник цер­ков­ной исто­рии. – 2006. – № 3. – С. 5–184, с. 84[]
  26. Послуж­ной спи­сок ста­рин­ных бояр и дво­рец­ких… // Древ­няя рос­сий­ская вив­лио­фи­ка. – Москва : Типо­гра­фи­че-ская ком­па­ния, 1791. – Часть 20. – С. 1–131, с. 26[]
  27. Алек­се­ев А. И. Вклад­ная и кор­мо­вая кни­га Мос­ков­ско­го Симо­но­ва мона­сты­ря // Вест­ник цер­ков­ной исто­рии. 2006. № 3. С. 84; Амер­ха­но­ва Э. И. Сино­ди­ки Сви­яж­ско­го Успен­ско­го Бого­ро­диц­ко­го мона­сты­ря. Пуб­ли­ка­ция, иссле­до­ва­ния. Казань, 2016. С. 118.[]
  28. Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 1. Ч. 2. М., 1977: 296; ПСРЛ. Т. 8. Про­дол­же­ние лето­пи­си по Вос­кре­сен­ско­му спис­ку. СПб., 1859: 297; ПСРЛ. Т. 13. Лето­пис­ный сбор­ник, име­ну­е­мый Пат­ри­ар­шей или Нико­нов­ской лето­пи­сью. Ч. 1. СПб., 1904: 139; Кни­га гла­го­ле­мая Лето­пи­сец Федо­ра Кирил­ло­ви­ча Нор­мант­ско­го // Вре­мен­ник Обще­ства исто­рии и древ­но­стей Рос­сий­ских. Кн. 5. М., 1850: 41[]
  29. Пол­ное собра­ние рус­ских лето­пи­сей. Т. 29. Лето­пи­сец нача­ла цар­ства царя и великого
    кня­зя Ива­на Васи­лье­ви­ча. Алек­сан­дро-Нев­ская лето­пись. Лебе­дев­ская лето­пись. М.: Нау­ка, 1965., с. 42; 64, с. 140—141; Кром М.М. «Вдов­ству­ю­щее цар­ство»: Поли­ти­че­ский кри­зис в Рос­сии 30—40-х годов
    XVI века. М.: Новое лите­ра­тур­ное обо­зре­ние, 2010., с. 275[]
  30. РГБ. Ф. 310. Собра­ние В.М. Ундоль­ско­го. № 1326. Сбор­ник исто­ри­че­ский, первая
    треть XVII в., л. 78[]
  31. Пол­ное собра­ние рус­ских лето­пи­сей. Т. 34. Пост­ни­ков­ский, Пискаревский,
    Мос­ков­ский и Бель­ский лето­пис­цы. М.: Нау­ка, 1978., с. 27[]
  32. Шмидт С.О. Про­дол­же­ние Хро­но­гра­фа редак­ции 1512 года // Исто­ри­че­ский архив. Т.
    7. М.; Л.: АН СССР, 1951. С. 254—299., с. 289; Пол­ное собра­ние рус­ских лето­пи­сей. Т. 13. Ч. 1. Лето­пис­ный сбор­ник, именуемый
    Пат­ри­ар­шей или Нико­нов­ской лето­пи­сью. СПб.: Тип. И.Н. Ско­ро­хо­до­ва, 1904., с. 145; Пол­ное собра­ние рус­ских лето­пи­сей. Т. 13. Ч. 2. Допол­не­ния к Никоновской
    лето­пи­си. Так назы­ва­е­мая Цар­ствен­ная кни­га. СПб.: Тип. И.Н. Ско­ро­хо­до­ва, 1906, с. 444; Пол­ное собра­ние рус­ских лето­пи­сей. Т. 34. Пост­ни­ков­ский, Пис­ка­рев­ский, Мос­ков­ский и Бель­ский лето­пис­цы. М.: Нау­ка, 1978., с. 27[]
  33. Послуж­ной спи­сок ста­рин­ных бояр и дво­рец­ких… // Древ­няя рос­сий­ская вивлиофика.
    Ч. 20. М.: Типо­гра­фи­че­ская ком­па­ния, 1791., с. 32[]
  34. Раз­ряд­ная кни­га 1475—1598 гг. / Под ред. В.И. Буга­но­ва. М.: Нау­ка, 1966., с. 109; Раз­ряд­ная кни­га 1475—1605 гг. Т. 1. Ч. 2 / Под ред. В.И. Буга­но­ва. М.: АН СССР,
    1977, с. 318[]
  35. Раз­ряд­ная кни­га 1475—1598 гг. / Под ред. В.И. Буга­но­ва. М.: Нау­ка, 1966., с. 109[]
  36. Раз­ряд­ная кни­га 1475—1598 гг. / Под ред. В.И. Буга­но­ва. М.: Нау­ка, 1966., с. 112; 79, с. 322[]
  37. Зимин А.А. Намест­ни­че­ское управ­ле­ние в Рус­ском госу­дар­стве вто­рой поло­ви­ны XV
    — пер­вой тре­ти XVI в. // Исто­ри­че­ские запис­ки. Т. 94. М.: Нау­ка, 1974. С. 271—301, с. 287—288[]
  38. Послуж­ной спи­сок ста­рин­ных бояр и дво­рец­ких… // Древ­няя рос­сий­ская вивлиофика.
    Ч. 20. М.: Типо­гра­фи­че­ская ком­па­ния, 1791., с. 34[]
  39. Вклад­ная и кор­мо­вая кни­га Мос­ков­ско­го Симо­но­ва мона­сты­ря / Подг. к печ. А.И.
    Алек­се­ев // Вест­ник цер­ков­ной исто­рии. 2006. № 3. С. 5—186, с. 83[]
  40. Госу­дар­ствен­ный архив Рос­сии XVI сто­ле­тия. Опыт рекон­струк­ции / Подг. тек­ста и ком­мент. А. А. Зими­на. М., 1978. С. 294[]
  41. Цар­ские пра­ро­ди­те­ли погре­бен­ные в оби­те­ли Все­ми­ло­сти­во­го Спа­са на Новом. М., 1912. С. 34; Весе­лов­ский С.Б. Иссле­до­ва­ния по исто­рии оприч­ни­ны. М., 1963. С. 128-129[]
  42. Сочи­не­ния кня­зя Андрея Курб­ско­го // Рус­ская исто­ри­че­ская биб­лио­те­ка. Т. 31. СПб., 1914. С. 309; Весе­лов­ский С.Б. Иссле­до­ва­ния по исто­рии оприч­ни­ны. М., 1963. С. 129; Зимин А.А. 1) Оприч­ни­на Ива­на Гроз­но­го. М., 1964. С. 91; 2) Состав Бояр­ской думы в XV–XVI вв. // Архео­гра­фи­че­ский еже­год­ник за 1957. М., 1958. С. 70[]
  43. Лиха­чев Н.П. Замет­ки по родо­сло­вию неко­то­рых кня­же­ских фами­лий // Изве­стия Рус­ско­го гене­а­ло­ги­че­ско­го обще­ства. Вып. 1. СПб., 1900. С. 70-71; Госу­дар­ствен­ный архив Рос­сии XVI сто­ле­тия. Опыт рекон­струк­ции / Подг. тек­ста и ком­мент. А. А. Зими­на. М., 1978. С. 49, 50, 142, 200, 203, 204, 275, 291; Вклад­ная и кор­мо­вая кни­га Мос­ков­ско­го Симо­но­ва мона­сты­ря / Подг. тек­ста А.И. Алек­се­ев, А.В. Машта­фа­ров // Вест­ник цер­ков­ной исто­рии. 2006. № 3. С. 10[]
  44. Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 111[]
  45. Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 122[]
  46. Зимин А.А. Состав Бояр­ской думы в XV–XVI вв. // Архео­гра­фи­че­ский еже­год­ник за 1957. М., 1958. С. 62[]
  47. Наза­ров В.Д. О струк­ту­ре “госу­да­ре­ва дво­ра” в сере­дине XVI в. // Обще­ство и госу­дар­ство фео­даль­ной Рос­сии. М., 1975. С. 48[]
  48. Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 117[]
  49. Архив П. М. Стро­е­ва. Т. I // Рус­ская исто­ри­че­ская биб­лио­те­ка. Т. 32. Пг., 1915. С. 284-285[]
  50. Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 14, 117, 122, 127, 129, 130, 132, 135-137, 141, 154-156, 160, 162, 167, 177, 193, 196, 198, 200, 203, 205, 211, 220, 222-224, 294, 446; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 1. Ч. 2. М., 1977. С. 367; Т. 2. Ч. 1. М., 1981. С. 172, 192; Сбор­ник Рус­ско­го исто­ри­че­ско­го обще­ства. Т. 59. СПб., 1887. С. 537; Акты слу­жи­лых зем­ле­вла­дель­цев XV–начала XVII в. Т. 1. М., 1997. С. 333; Т. 4. М., 2008. № 432; Паш­ко­ва Т.И. Мест­ное управ­ле­ние в Рус­ском госу­дар­стве пер­вой поло­ви­ны XVI века (намест­ни­ки и воло­сте­ли). М., 2000. С. 162, 151[]
  51. Пол­ное собра­ние рус­ских лето­пи­сей. Т. 13. М., 2000. С. 525[]
  52. Сбор­ник Рус­ско­го исто­ри­че­ско­го обще­ства. Т. 71. СПб., 1892. С. 90, 92, 197[]
  53. Госу­дар­ствен­ный архив Рос­сии XVI сто­ле­тия. Опыт рекон­струк­ции / Подг. тек­ста и ком­мент. А. А. Зими­на. М., 1978. С. 91, 95, 490, 491, 496, 518, 519[]
  54. Вклад­ные и кор­мо­вые кни­ги Ростов­ско­го Бори­со­глеб­ско­го мона­сты­ря в XV, XVI, XVII и XVIII сто­ле­ти­ях. Изд. А. Тито­вым. Яро­славль, 1881. С. 26; Зимин А.А. Состав Бояр­ской думы в XV–XVI вв. // Архео­гра­фи­че­ский еже­год­ник за 1957. М., 1958. С. 73; Скрын­ни­ков Р.Г. Цар­ство тер­ро­ра. СПб., 1992. С. 298; Акты Рос­сий­ско­го госу­дар­ства. Архи­вы мос­ков­ских мона­сты­рей и собо­ров. XV–начало XVII в. М., 1998. С. 470; Шаб­ло­ва Т.И. Кор­мо­вое поми­но­ве­ние в Успен­ском Кирил­ло-Бело­зер­ском мона­сты­ре в XVI–XVIII веках. СПб., 2012. С. 388[]
  55. Посла­ние Иоган­на Тау­бе и Элер­та Кру­зе // Рус­ский исто­ри­че­ский жур­нал. Кн. 8. Пг., 1922. С. 41[]
  56. Сочи­не­ния кня­зя Андрея Курб­ско­го // Рус­ская исто­ри­че­ская биб­лио­те­ка. Т. 31. СПб., 1914. С. 283[]
  57. Акты Рос­сий­ско­го госу­дар­ства. Архи­вы мос­ков­ских мона­сты­рей и собо­ров. XV–начало XVII в. М., 1998. № 66[]
  58. Пол­ное собра­ние рус­ских лето­пи­сей. Т. 13. М., 2000.Т. 13. С. 329; Т. 29. М., 2009. С. 288[]
  59. Акты Суз­даль­ско­го Спа­со-Евфи­мье­ва мона­сты­ря 1506–1608 гг. М., 1998. № 105; Шума­ков С.А. Обзор гра­мот кол­ле­гии эко­но­мии. Вып. 5. М., 2002. С. 98-99[]
  60. Саха­ров И.П. Кор­мо­вая кни­га Кирил­ло-Бело­зер­ско­го мона­сты­ря // Запис­ки Отде­ле­ния рус­ской и сла­вян­ской фило­ло­гии Импе­ра­тор­ско­го архео­ло­ги­че­ско­го обще­ства. 1851. Т. 1. Отд. 3. С. 85[]
  61. ОР РНБ. Кир.-Бел. собр. № 87/1325. Л. 128; № 78/1317. Л. 72 об.; Алек­се­ев А.И. Пер­вая редак­ция вклад­ной кни­ги Кирил­ло­ва Бело­зер­ско­го мона­сты­ря (1560-е гг.) // Вест­ник цер­ков­ной исто­рии. 2010. № 3 (4). С. 31, 68[]
  62. Вклад­ная и кор­мо­вая кни­га Мос­ков­ско­го Симо­но­ва мона­сты­ря / Подг. тек­ста А.И. Алек­се­ев, А.В. Машта­фа­ров // Вест­ник цер­ков­ной исто­рии. 2006. № 3. С. 26, 53-54, 102[]
  63. ОР РНБ. Ф. 775 (Собр. Тито­ва). Д. 4904. Л. 20 об.-23; Вклад­ные и кор­мо­вые кни­ги Ростов­ско­го Бори­со­глеб­ско­го мона­сты­ря в XV, XVI, XVII и XVIII сто­ле­ти­ях. Изд. А. Тито­вым. Яро­славль, 1881. С. 25-27[]
  64. РГА­ДА Ф. 181. Оп. 2. Д. 141/196. Л. 45; Титов А.А. Вклад­ные и запис­ные кни­ги Иоси­фо­ва Воло­ко­лам­ско­го мона­сты­ря XVI в. // Руко­пи­си сла­вян­ские и рус­ские, при­над­ле­жа­щие И. А. Вах­ра­ме­е­ву. Вып. 5. М., 1906. С. 51-52[]
  65. РГА­ДА. Ф. 181. Д. 141/196. Л. 17[]
  66. Анто­нов А.В. Вот­чин­ные архи­вы Мос­ков­ских мона­сты­рей и собо­ров XIV – нача­ла XVII века // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 2. М., 1997. № 154[]
  67. Вклад­ная и кор­мо­вая кни­га Мос­ков­ско­го Симо­но­ва мона­сты­ря / Подг. к печ. А.И.
    Алек­се­ев // Вест­ник цер­ков­ной исто­рии. 2006. № 3. С. 5—186., с. 87[]
  68. Сино­ди­ки Сви­яж­ско­го Успен­ско­го Бого­ро­диц­ко­го мона­сты­ря. Пуб­ли­ка­ция, иссле­до­ва­ния / Сост., авт. пре­дисл. Э.И. Амер­ха­но­ва; науч. ред. И.П. Ермо­ла­ев. Казань: Трех­ре­чье, 2016, с. 118[]