Мунча

Общие сведения о роде

МУН­ЧА — кня­же­ский род неиз­вест­но­го про­ис­хож­де­ния, пред­по­ло­жи­тель­но от смо­лен­ских кня­зей, Пер­вый извест­ный князь в сере­дине XV в.— Мун­ча Семе­но­вич, в кон­це XV в. упо­мя­ну­ты его два сына—Сенько (Семен ?) и Иваш­ко (Иван ?). В 1508 г. упо­мя­нут князь Васи­лий Мун­ча, убыл в Москву.

«Мун­ча» пере­во­дит­ся с татар­ско­го язы­ка как «баня». Воз­мож­но одно­го рода с Глин­ски­ми или же Масаль­ски­ми. Wasil Hrihorowicz Munsz (Munsza) żyjący w Moskwie w XVI wieku nalegał do rodu Tatiazezewych 1. Być może, iż dziedzictwo kniaziów Muncza, przeszło po kądzieli do kniaziów Masalskicn, z których kniaź Iwan MasaIski występuje w htach 1545 i 1570 z przydomkiem Muncza. (Patrz MasaIski).В 1545—1570 гг. князь Иван Масаль­ский име­но­вал­ся Мунча.

Лите­ра­ту­ра: Е. В. Брон­ни­ко­ва, А. В. Шеков. Уни­каль­ная запад­но­рус­ская гра­мо­та 1510 г. из кол­лек­ции П. М. и С. М. Тре­тья­ко­вых. // Очер­ки фео­даль­ной Рос­сии. Вып. 21 / Ред. Л. А. Тимо­ши­на. — М.; СПб.: Аль­янс-Архео, 2020. — 592 с., ил., пер.

Поколенная роспись рода

I генерація

СЕМЁН ……

Na Litwie w połowie XV wieku żył kniaź Muncza, który otrzymuje przywilej na dwór Dawidowo w Mctisławskiem 2. Muncza Semenoviicz, nie nazwany kniaziem, otrzymuje Rżawek w Smoleńezczyznie, z obowiazkiom uiszczania daniny, zapisanej poprzednio na cerkiew Św. Trójcy 3, oraz 1447 r. przywilej na zamianę ziem 4.

II генерація

КН. ИВАН СЕМЕ­НО­ВИЧ МУН­ЧА (1446/47)

В 1440-х гг. «кня­зю Мун­чи» ото­шло «дво­ри­що» неко­е­го Дави­да, веро­ят­но, где-то неда­ле­ко от г. Мсти­слав­ля. 5 «Память о роде кня­зей Глин­ских», состав­лен­ная в Москве в 1532– 1534 годах, сооб­ща­ет о быв­шем зем­ле­вла­де­нии кня­зя Льва Бори­со­ви­ча Глин­ско­го под Мсти­слав­лем — сель­це Ходо­со­во. 6

Вско­ре «Мун­че Семе­но­ви­чу» пере­шел «Ржа­веск у Смо­лен­ску». Наи­бо­лее позд­нее упо­ми­на­ние горо­да Вер­жав­ска (в фор­ме Ржа­веск) встре­че­но в спис­ке «рус­ских горо­дов даль­них и ближ­них», дати­ру­е­мом боль­шин­ством иссле­до­ва­те­лей в пре­де­лах 1375–1406 гг. 7 В доку­мен­тах Литов­ской Мет­ри­ки XV — нача­ла XVI вв. Вер­жавск упо­ми­на­ет­ся сре­ди смо­лен­ских воло­стей 8. Уже с XV в. фик­си­ру­ет­ся принадлежность
воло­сти (или ее части) смо­лен­ско­му Тро­иц­ко­му мона­сты­рю. Так, коро­лем и вели­ким кня­зем Кази­ми­ром жало­ва­лось «Мун­чи­се Леме­не­ви­чу Ржа­веск у Смо­лен­ску, одна шесть чоло­ве­ков, [а]но дань дають к све­той Трой­ци; у тую дань Мун­чи не усту­па­ти­ся, недей идеть и к церк­ви по дав­но­му» 9.

Пере­да­вая Мун­че Семе­но­ви­чу волость Ржа­веск (Вер­жавьск?) в 1447/48 г., Кази­мир счел нуж­ным под­черк­нуть служ­бу к Смо­лен­ску «моло­хов­ских людей» 10, о кото­рой за несколь­ко меся­цев до это­го гово­ри­лось в област­ном при­ви­лее («в тые ему люди не всту­па­ти­ся, што под горо­домъ Моло­хов­ские люди; веле­ли есмо тымъ людемъ къ Смо­лен­ску тяг­ну­ти по дав­но­му»). Как видим, в пожа­ло­ва­нии дает­ся отсыл­ка не к при­ви­лею, а к «ста­рине». Воз­мож­но, Кази­мир нару­шал свое обе­ща­ние «не всту­па­ти­ся» в цер­ков­ные вла­де­ния и мона­сты­ри, пере­да­вая Бори­со­глеб­ский мона­стырь на Смя­ды­ни и «цер­ков­ное зем­ли­ци бере­жокъ» смо­лен­ским боярам (если соот­вет­ству­ю­щие неда­ти­ро­ван­ные запи­си «Кни­ги данин Кази­ми­ра» отно­сят­ся ко вре­ме­ни до 1447 г.) 11.

В кон­це XV в. князь Иван Мун­ча, дети кня­зя Сень­ко и Иваш­ко Мун­чи­ны упо­ми­на­ют­ся сре­ди смо­лен­ских кня­зей и бояр. 12.

III генерація

СЕНЬ­КО ИВА­НО­ВИЧ МУНЧА

В кон­це XV в. князь Иван Мун­ча, дети кня­зя Сень­ко и Иваш­ко Мун­чи­ны упо­ми­на­ют­ся сре­ди смо­лен­ских кня­зей и бояр. 12. Kniaz Iwan Muncza, otrzymuje z nadania królewskiego 1486 r. 4 kopy z myta Smoleńskiego 13.

ИВАШ­КО ИВА­НО­ВИЧ МУНЧА

В кон­це XV в. князь Иван Мун­ча, дети кня­зя Сень­ко и Иваш­ко Мун­чи­ны упо­ми­на­ют­ся сре­ди смо­лен­ских кня­зей и бояр. 12. Kniaz Iwan Muncza, otrzymuje z nadania królewskiego 1486 r. 4 kopy z myta Smoleńskiego 13.

IV генерація

ВАСИЛЬ …… МУНЧА

У 1506 г. не меў неру­хо­май маё­мас­ці ўво­гу­ле і атры­маў пры­вілей ад Аляк­сандра на «лежа­ние в Лиде а 2 руб­ли гро­шей з вин» 14, od króla Zygmunta 1506 r. 5 kop z myta Mińskiego 15.

В. Мун­ча, які стра­ціў сваю вот­чы­ну пад­час вай­ны з Мас­квой, 24 мая 1506 г. атры­маў сяло Туля­го­вічы ў Мазыр­скім паве­це, і хадай­ні­чаў аб гэтым перад вялікім кня­зем тага­час­ны ваяво­да кіеўскі Іван Глін­скі, а пры надан­ні пры­сут­ні­чалі (маг­чы­ма, і ўплы­валі на раш­энне гас­па­да­ра) усе тры бра­ты Льво­вічы Глін­скія. Село было дано в свя­зи с его чело­би­ти­ем о том, что «отчи­ну его неприятел(ь) нашъ вели­кии князь мос­ков­скии забрал и посел и не мает ся на чомъ пожи­ви­ти». 16 Вели­ко­кня­же­ская дань с села состав­ля­ла до пожа­ло­ва­ния 10 коп гро­шей, то есть 600 гро­шей. Акт был заве­рен в при­сут­ствии киев­ско­го вое­во­ды кня­зя Ива­на Льво­ви­ча Глин­ско­го, мар­шал­ка двор­но­го кня­зя Миха­и­ла Льво­ви­ча Глин­ско­го, под­сто­лия кня­зя Васи­лия Льво­ви­ча Глин­ско­го. В кни­ге запи­сей № 6 Литов­ской Мет­ри­ки копия это­го акта запи­са­на сра­зу после еще трех актов 1506 г., посвя­щен-ных делам кня­зей Глин­ских. 17 Ціка­во, що мозирсь­ким наміс­ни­ком був дво­юрід­ний брат кн. Іва­на Глинсь­ко­го Якуб Іва­шен­це­вич. У при­вілею від 15.III.1507 р. (за подан­ням Іван Глін­скі пас­ля таго, як остан­ній стаў ваяво­дай нава­град­скім), дво­ря­нин гос­по­дарсь­кий кн. Василь Мун­ча, отри­мує пустоўш­чы­ну Некра­ш­э­вічы в Ново­го­родсь­ко­му повіті. Даль­ней­шая судь­ба это­го вла­де­ния неиз­вест­на. 18

Потім бере участь у повстан­ні кн. Глинсь­ко­го від 2.II.1508 р., від­так стає «зрад­цею». Він зна­чить­ся у спис­ку осіб, від­зна­че­но­му у «Рус­ском вре­мен­ни­ке», які втек­ли разом із Глинсь­ким до Мос­ко­вії 19.

«Листом» от 26 мая 1508 г. король и вели­кий князь Сигиз­мунд по прось­бе уже вели­ко­кня­же­ско­го дья­ка Вас­ко Пет­ро­ви­ча пожа­ло­вал («дал») послед­не­му «людеи в Мозыр­скомъ пове­те, што дер­жалъ зърад­ца н(а)шъ княз Мун­ча, и зъ дво­ром, што он мел у Мозы­ры». 20 Таким обра­зом, Туле­го­ви­чи и двор в Мозы­ре были пожа­ло­ва­ны дья­ку еще вес­ной 1508 г. На момент пожа­ло­ва­ния от 26 мая 1508 г. вос­ста­ние было в раз­га­ре, и Мозырь, един­ствен­ный из захва­чен­ных мятеж­ни­ка­ми горо­дов, нахо­дил­ся под вла­стью Глин­ских. 21

Даль­ней­шая судь­ба неизвестна.

Скрипторий

№ 1

[1506] 05 24 Кн(я)зю Васи­лю Мун­чы на село Туле­го­ви­чи в Мозырскол/ пове­те Алекъ­сан­дръ, Боз/сю м(и)л(о)стью корол полским.

Вое­во­де киев­ско­му кн(я)зю Ива­ну Льво­ви­чу Глинъскому.
Бил намъ чоломъ дво­ре­н­инъ нашъ князь Васи­лем Мунъ­ча и пове­дил перед нами, штоз/с отч­чи­ну его непри­я­тел нашъ вели­кии князь мос­ков­скии забрал и посел и не мает ся на чомъ пожи­ви­ти. И онъ про­сил в насъ села в Мозыр­скомъ пове­те на имя Туле­го­ви­чов а пове­дал намъ, штож с того села дани || [19( 10)] гро­шо­вое и медо­вое, и боб­ровъ, и куницъ все­го того десят копъ гро­шеи нам даи­ва­ли. Ино и твоя м(и)л(о)сть о томъ намъ пове­дил, ижь тая речь такъ есть, какъ он намъ поведал.

Ино мы, з лас­ки нашое, за его к нам вер­ную служ­бу, тое село Туле­го­ви­чи со всим с тым ему дали, какъ на насъ дер­жа­но, и твоя бы милость ему в то увя­за­нье далъ.

Писан у Вил­ни, мая 24 день, инъ­дикть 9.
Пр(а)в(ил) м(а)р(шалок) зем(ский), ст(а)р(оста) гор(оденьский) п(а)н Ян Юр(евич) [Забе­ре­зинь­ский]; воев(ода) киев(ский) кн(я)з Ив(а)н [Льво­вич Глинь­ский]; м(а)р(шалок) дв(о)р(ный), д(е)р(жавца) бел(ский) и ут(енский), кн(я)з М(и)х(аило) [Льво­вич Глин­ский]; под(столий), ст(а)р(оста) бер(естеиский), кн(я)з Вас(илий) Лв(о)в(ич) Глин(ский).

№ 2

1510 г. декаб­ря 22. Кра­ков — Жало­ван­ная под­твер­ди­тель­ная гра­мо­та коро­ля и вели­ко­го кня­зя Сигиз­мун­да I дья­ку Вас­ко Пет­ро­ви­чу на вла­де­ния в Мозырь­ском и Нов­го­род­ском поветах 

Жик­ги­монт, бωж(ь)ю м(и)л(о)стью корол(ь) пол(ь)скии, вели­кии кн(я)зь лит/(о)вскии, рус­кии, кн(я)жа прус­коє, жомо­ит­скии и иныхъ.
/ Чиним зна­ме­ни­то сим нашим листом, хто на него посмот­рить або, чту­чи єго, въслы­шит н(ы)нъшним и напо­том будучим, кому будеть потреб(а) того въда­ти. Бил нам чолом / дьяк нашь Вас­ко Пет­ро­вич и вка­зы­вал перед нами листы дани­ну нашу, што єсмо дали ему люди в Мозырь­ском пове­те на имь Туле­го­ви­чи, што дер­жал зрад­ца / нашь Мун­ча, и з дво­ром, што в мъсте Мозырь­ском мъл, и те ж, што есмо пода­ва­ли єму пустов­щи­ны в Нов­го­род­скомъ повъте на 1–имь Римковщину–1 а Шии­чи­ну, а Бортуєвщи/ну, а Кро­тов­щи­ну, а Ско­бе­и­ков­щи­ну, а Дива­нов­щи­ну, а Матъ­єв­щи­ну, а Саков­щи­ну, а Чер­нев­щи­ну, а ㆃить­ков­щи­ну, а Иль­ков­щи­ну. И бил нам чолом, абы­х­мо єму / то потвер­ди­ли листом нашим на въч­ность, ино мы з лас­ки нашоє за его служ­бу тыи люди, выше­пи­са­ныє 2–в Мо-зыр(ь)ском пове­те, Туле­го­ви­чи и з–2 дво­ром в мъсте Мозыръ/ском, што дер­жал зрад­ца наш Мун­ча, и тыи пустов­щи­ны в Нов­го­род­ском повъте потвер­жа­ем сим нашим листом, въч­но єму сам(о)му3 и єго женъ, и ихъ дътем, и напо­том / будучим ихъ счад­ком, маєт ωн и его наслъд­ки тыи люди Туле­го­ви­чи и з дво­ром в мъсте Мозыр(ь)ском, и тыи пустов­щи­ны дер­жа­ти со вси­ми ихъ земль­ми паш­ны­ми / и борът­ны­ми и зъ сено­жат­ми, и з лъсы, и з гаи, и съ хво­рост­ни­ки, 145 и з выго­ны, и с паства­ми, и з ловы звъри­ны­ми и пташ(ь)ими4, и з 5–ръками, и съ езы, и съ ωзеры–5, / и з дан(ь)ю гро­шо­вою и медо-вою, и кунич­ною, (и з)6 боб­ро­вы­ми гоны, и з ынши­ми со вси­ми служ­ба­ми и подат­ми, и съ всим с тым, какъ сь тыи люди и ихъ зем­ли и тыи / пустов­щи­ны здав­на в собъ мают, и не ма(ют)7 тыи єго люди в Мозыр(ы сл)ужωб8 (никото)рых9 на нас слу­жи­ти, недъ­ли не мают сте­ре­чи и под­вод и ста­ции на врьд­ни­ка / нашо­го мозыр(ь)ского, и на послов, и на гон­цов не мают дава­ти; маєт ωн тыи люди и тыи пустов­щи­ны съ всим дер­жа­ти, ничо­го на (нас)10 и на наши наслъд­ки не остав­лью­чи, / а с того нам маєт служ­бу земъ­скую служити.
И волен он то отда­ти, про­да­ти, замъ­ни­ти, рос­ши­ри­ти, при­ба­ви­ти, къ сво­е­му вжи­точ­но­му и лъп­шо­му обер­ну­ти, как сам и / нале­пъи ро-зумъ­ючи. А на твер­дость того и печат(ь) нашу каза­ли єсмо при­въси­ти къ сему нашо­му листу. П(и)сан въ Кра­ковъ / лъта бωж(ь)єго тись­ча пят(ь)сотъ десьтог(о)11 м(е)с(я)ца декаб(ря) 22 д(е)нь, индик(т) 14.
/ Sigismundus Rex При т(ом) были мар(шалок) и сек(ретарь), нам(естник) витеб(ский) и брьс(лавский) пан Иван Сопъ­га, / подскар(бий) зем(ский) пан Аврам Езоф(ович), пис(арь), нам(естник) довкгов(ский) / пан Богуш Боговити(нович), пис(арь) Фед­ко Свьтоша

1–1Слова под­черк­ну­ты тем­но-корич­не­вы­ми чернилами.
2–2Слова под­черк­ну­ты тем­но-корич­не­вы­ми чернилами.
3Буква «о» в сло­ве не вид­на на сги­бе. Вос­ста­нов­ле­на по смыс­лу и по копии акта кон­ца XVI в. (РГА­ДА. Ф. 389. Оп. 1. Ч. 1. Кн. 8. Л. 426).
4Буква «ь» в сло­ве не вид­на на сги­бе. Вос­ста­нов­ле­на по смыс­лу и по ко-пии акта кон­ца XVI в. (РГА­ДА. Ф. 389. Оп. 1. Ч. 1. Кн. 8. Л. 426).
5–5Буквы и сло­ва «ами, и съ езы, и съ ωзе­ры» под­черк­ну­ты свет­ло-корич-невы­ми чернилами.
6Буквы в скоб­ках не вид­ны на сги­бе. Вос­ста­нов­ле­ны по фор­му­ля­ру и по ко-пии кон­ца XVI в. (РГА­ДА. Ф. 389. Оп. 1. Ч. 1. Кн. 8. Л. 426).
7Буквы в скоб­ках не вид­ны из-за пор­чи тек­ста. Вос­ста­нов­ле­ны по копии кон­ца XVI в. (РГА­ДА. Ф. 389. Оп. 1. Ч. 1. Кн. 8. Л. 426).
8Буквы в скоб­ках не вид­ны из-за пор­чи тек­ста. Вос­ста­нов­ле­ны по копии кон­ца XVI в. (РГА­ДА. Ф. 389. Оп. 1. Ч. 1. Кн. 8. Л. 426).
9Буквы в скоб­ках не вид­ны из-за пор­чи тек­ста. Вос­ста­нов­ле­ны по копии кон­ца XVI в. (РГА­ДА. Ф. 389. Оп. 1. Ч. 1. Кн. 8. Л. 426).
10Буквы в скоб­ках не вид­ны из-за пор­чи тек­ста. Вос­ста­нов­ле­ны по копии кон­ца XVI в. (РГА­ДА. Ф. 389. Оп. 1. Ч. 1. Кн. 8. Л. 426).
11Буква «о» не вид­на на сги­бе. Вос­ста­нов­ле­на по смыслу.

Под­лин­ник: РГА­ЛИ. Ф. 646. Мос­ков­ская город­ская худо­же­ствен­ная гале­рея им. П. М. и С. М. Тре­тья­ко­вых. Оп. 1. Ед. хр. 316. 1 л. Подлинник.
Пуб­ли­ка­ция: Е. В. Брон­ни­ко­ва, А. В. Шеков. Уни­каль­ная запад­но­рус­ская гра­мо­та 1510 г. из кол­лек­ции П. М. и С. М. Тре­тья­ко­вых. // Очер­ки фео­даль­ной Рос­сии. Вып. 21 / Ред. Л. А. Тимо­ши­на. — М.; СПб.: Аль­янс-Архео, 2020. — 592 с., ил., пер.

НОТАТКИ
  1. Barch. Kn. II 65.[]
  2. z. 3 k. 25.[]
  3. Tamże k. 39.[]
  4. Z. 4 k. 155.[]
  5. Lietuvos Metrika. Kn. Nr. 3. Р. 36, 37.[]
  6. Быч­ко­ва М. Е. Рус­ско-литов­ская знать XV–XVII вв. С. 283, 290.[]
  7. Подроб­нее о суще­ству­ю­щих дати­ров­ках «Спис­ка» см.: Дедук А.В. «Спи­сок рус­ских горо­дов даль­них и ближ­них»: исто­рия изу­че­ния // Рус­ский книж­ник. — М., 2015. — С. 129–141.[]
  8. Литов­ская Мет­ри­ка. Отдел пер­вый. Кни­ги запи­сей. Т. 1. // РИБ. — СПб., 1910. — Т. 27. Стб. 42, 47. Lietuvos Metrika. Knyga Nr. 8. — Vilnius, 1995. — P. 126.[]
  9. Литов­ская Мет­ри­ка… Стб. 47.[]
  10. LM. Kn. 3. P. 37.[]
  11. LM. Kn. 3. P. 34, 45. ― Воз­мож­но, такая прак­ти­ка отра­зи­лась и в дей­стви­ях вели­ко­го кня­зя Алек­сандра и смо­лен­ско­го намест­ни­ка Юрия Гле­бо­ви­ча: в 1496 г. они под­твер­ди­ли смо­лен­ско­му бояри­ну сель­цо Ефа­нов­ское, кото­рое «ста­ло нано­ве въ цер­ков­нои, в борт­нои земли
    Св(е)т(о)го Миха­и­ла» (LM. Kn. 5. № 120. P. 87–88).[]
  12. Lietuvos Metrika. Kn. Nr. 4 (1479–1491) / Par. L. Anužytė. Vilnius, 2004. № 1.8. P. 39; № 141.1. Р. 153.[][][]
  13. Z 6 str. 18.[][]
  14. ЛМ.Кн. зап. 8. №551.[]
  15. Tamże k. 151.[]
  16. Lietuvos Metrika. Kn. Nr. 6 (1496–1506) / Par. A. Baliulis. Vilnius, 2007. № 22.P. 65 (ранее опуб­ли­ко­ва­но: Дов­нар-Заполь­ский М. Акты Литов­ско-Рус­ско­го госу-дар­ства. Вып. 1. М., 1899 (1900). № 95. С. 119–120); Любав­ский М. К. Област­ное деле­ние и мест­ное управ­ле­ние Литов­ско-Рус­ско­го госу­дар­ства… С. 237.[]
  17. 41Lietuvos Metrika. Kn. Nr. 6. № 19–21. Р. 63–65.[]
  18. ЛМ. Кн. зап. 8. № 202.[]
  19. Lietuvos Metrika. -Knyga Nr. 8 (1499 — 1514). — Р. 195, 259, 392, 397; Кром М. М. Князь Миха­ил Льво­вич Глин­ский: штри­хи к порт­ре­ту аван­тю­ри­ста // Київсь­ка ста­ро­ви­на. — 2003. — N 3. — С. 150 — 152.[]
  20. Lietuvos Metrika. Kn. Nr. 8. № 319. Р. 259; Быч­ко­ва М. Е. Состав клас­са фео­да­лов Рос­сии в XVI в.: Исто­ри­ко-гене­а­ло­ги­че­ское иссле­до­ва­ние. М., 1986. С. 65.[]
  21. Зимин А. А. Рос­сия на поро­ге ново­го вре­ме­ни. М., 1972. С. 87–88; Кром М. М. Меж Русью и Лит­вой. С. 146.[]