23.6. КН. ВАСИ­ЛИЙ ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ ТЕЛЕПЕНЬ

В 1492 взял Мценск; в 1493 в похо­де на Лит­ву — вое­во­да пере­до­во­го пол­ка, затем вое­во­да пра­вой руки вме­сте с бра­том Алек­сан­дром; в нача­ле 1494 г. вме­сте с бра­том Федо­ром встре­чал литов­ских послов. Его двор до 1504 пере­шел к кн. Ю.И.Дмитровскому.

Родо­на­чаль­ник кня­зей Телеп­не­вых-Обо­лен­ских, угас­ших в XVI в.

24.6. КН. ФЁДОР ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ ТЕЛЕПЕНЬ

В 1492 в похо­де на Лит­ву – 1-й вое­во­да сто­ро­же­во­го пол­ка, в авгу­сте взял Мценск; в похо­де на Выборг 1495 – 1-й вое­во­да пра­вой руки; в сен­тябрь­ском похо­де 1496 на Казань – вое­во­да пра­вой руки; вес­ной 1497 – сно­ва послан в Казань, в помощь Маг­мет-Ами­ну вое­во­дой пере­до­во­го пол­ка кон­ной рати; в фев­ра­ле 1500 – на сва­дьбе кн.Холмского; в 1500 – в похо­де к Доро­го­бу­жу и в бит­ве при Вед­ро­ши 2-й вое­во­да пра­вой руки; в похо­де 1502 на Смо­ленск – 3-й вое­во­да сто­ро­же­во­го пол­ка; в похо­де 1508 к Смо­лен­ску – вое­во­да пра­вой руки; убит при оса­де Мсти­слав­ля; бояри­ном не был. Его двор до 1504 пере­шел к кн. Ю.И. Дмитровскому.

В 1504 вла­дел вот­чи­ной с. Давы­дов­ское с дерев­ня­ми в Мос­ков­ском у. на Дмит­ров­ском рубе­же. Родо­на­чаль­ник кня­зей Телеп­не­вых-Обо­лен­ских, угас­ших в XVI в.

Запи­сан вме­сте с женой в нача­ле помян­ни­ка рода Ива­на Овчи­ны в Сино­ди­ке риз­ни­цы ТСМ 1575 г.: «Ино­ку кня­ги­ню Ефро­си­нию. Кня­зя Федо­ра. Кня­зя Бориса.» 

∞, […..], в ин. Ефросиния.

Поколін­ня II

43. КН. ИВАН ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ НЕМОЙ (23).

Ум. 8.05.1534.

Околь­ни­чий (1522), боярин (1524).

Участ­во­вал в Смо­лен­ском похо­де; в 1516 вме­сте с кн. И.М. Воро­тын­ским – вое­во­да в Рос­лав­ле; в 1517 сто­ял на Угре во гла­ве пере­до­во­го пол­ка; в 1519 – «на бере­гу» в пол­ку левой руки; в похо­де на Лит­ву 1519/20 – 2-й вое­во­да левой руки; во вре­мя набе­га Мухам­мед-Гирея в авгу­сте 1521 – намест­ник на Белой; в 1522 – сре­ди вое­вод в Коломне; в 1523 с кн. И.И.Горбатым во гла­ве кон­ной рати отпра­вил­ся для осно­ва­ния Василь­гра­да; вме­сте с кн. С.Д. Обо­лен­ским под­пи­сал жало­ван­ную гра­мо­ту Васи­лия III на пере­да­чу Тро­иц­ко­му мона­сты­рю с. Лед­не­во кн. П.С. Ряпо­лов­ско­го; в 1526 – на сва­дьбе Васи­лия III и Еле­ной Глин­ской в каче­стве бояри­на; в 1526 сопро­вож­дал Васи­лия III в Тих­вин, а в декаб­ре 1528 – в Кирил­лов­ский мона­стырь; в фев­ра­ле 1530 менял зем­ли Васи­лия III.

Вме­сте с бра­том Федо­ром полу­чил бежец­кие вот­чи­ны дяди кн. А.В. Оболенского.

Ж.: (брак с 1513/1514 г.) Мария?/Анастасия? Федо­ров­на Пле­ще­е­ва. В 1559/60 дала в Тро­и­це-Сер­ги­ев мона­стырь с. Новое с 52 дерев­ня­ми в Запа­жье на Про­тве в Обо­лен­ске. В 1620-х эта вот­чи­на (с. Овчи­ни­но Новое Запа­жье, 1697) назы­ва­лось вкла­дом вдо­вы кн. Ива­на Васи­лье­ви­ча О.

Акси­нья Ива­нов­на, жена Федо­ра Андрееви­ча Пле­ще­е­ва, в 1513/14 году, выда­вая дочь Ана­ста­сию замуж за кня­зя Ива­на Васи­лье­ви­ча Кур­ля­те­ва-Обо­лен­ско­го, при­го­то­ви­ла ей в прида­ное «кор­тель кунеи с вошвою семь руб­лев, кор­тель белей хреп­тов пол- тре­тья руб­ли, вош­ва гото­ва шита поло­са­та, да кор­тель чере­ва бельи с таф­тою и с вошвою три руб­ли. оже­ре­лье боб­ро­вое пол­то­ра руб­ли» (АРГ: № 111: 113).

44. КН. ФЕДОР ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ ЛОПА­ТА (23).

Убит в 1530 под Казанью.

Боярин (1519).

В 1517 вме­сте с И.В. Ляц­ким раз­бил лит­ву под Опоч­кой; в похо­де В.В.Шуйского из Вязь­мы на лит­ву (1519) – вое­во­да левой руки; во вре­мя набе­га Мухам­мед-Гирея 1521 – 2-й вое­во­да на Каши­ре, взят в плен, но выку­пил­ся; в 1526 – на сва­дьбе Васи­лия III с Еле­ной Глин­ской; в кон­це 1527 вме­сте с дру­ги­ми вое­во­да­ми отби­вал набег Ислам-Гирея под Рости­слав­лем; летом 1529 сто­ял «про­тив устья Осетр­ско­го». До 1531/32 задол­жал 50 руб. бла­го­ве­щен­ско­му про­то­по­пу Васи­лию; в похо­де на Казань 1530 – вое­во­да пере­до­во­го пол­ка судо­вой рати; погиб во вре­мя пого­ни за Сафа-Гиреем.

До 1554 дал в Тро­и­це-Сер­ги­ев мона­стырь с. Дги­но Горо­дец­ко­го ст. Бежец­ко­го Вер­ха, отку­да его в 1554 выку­пил его зять кн. В.И. Воро­тын­ский.

~ кня­ги­ня Марья была доче­рью Андрея Михай­ло­ва сын Клео­пи­на Куту­зо­ва и Евдо­кии, доче­ри Семе­на Ива­но­ви­ча Ворон­цо­ва (Титов А.А. Вклад­ные и запис­ные кни­ги Иоси­фо­ва Воло­ко­лам­ско­го мона­сты­ря XVI в. // Руко­пи­си сла­вян­ские и рус­ские, при­над­ле­жа­щие И. А. Вах­ра­ме­е­ву. Вып. 5. М., 1906. С. С. 36, 41).

45. КН. ВАСИ­ЛИЙ ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ ТЕЛЕП­НЕВ (23).

Умер моло­дым.

46. КН. ФЕДОР ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ ОВЧИ­НА (23).

В 1521 в похо­де про­тив крым­цев; в 1530 – на Казань; в 1527 пору­чил­ся за кн. М.Л.Глинского; с октяб­ря 1532 по август 1533 – вое­во­да в Ста­ро­ду­бе, во вре­мя обо­ро­ны Ста­ро­ду­ба летом 1535 г. попал в литов­ский плен, отку­да не вер­нул­ся (Акты Рос­сий­ско­го госу­дар­ства. Архи­вы мос­ков­ских мона­сты­рей и собо­ров. XV–начало XVII в. М., 1998. С. 423). бояри­ном не был.

~ Кня­ги­ня Улья­на, жена кня­зя Федо­ра Васи­лье­ви­ча Овчи­ни­на Обо­лен­ско­го, про­да­ла в 1568/1569 г. Успен­ско­му собо­ру Крем­ля в Вер­хов­ском стане Бежец­ко­го Вер­ха дан­ную ей в при­да­ное мужем вот­чи­ну село Вве­ден­ское с 31 дерев­ня­ми за 600 руб. Из этих денег 400 руб. Улья­на дала вкла­дом Успен­ско­му собо­ру по муже и по сво­ем роде (Акты Рос­сий­ско­го госу­дар­ства. Архи­вы мос­ков­ских мона­сты­рей и собо­ров. XV–начало XVII в. М., 1998. № 3).

47/24. КН. БОРИС ФЕДО­РО­ВИЧ ТЕЛЕПНЕВ.

Запи­сан вме­сте с роди­те­ля­ми в нача­ле помян­ни­ка рода Ива­на Овчи­ны в Сино­ди­ке риз­ни­цы ТСМ 1575 г.: «Ино­ку кня­ги­ню Ефро­си­нию. Кня­зя Федо­ра. Кня­зя Бориса.» 

48/24. КН. ИВАН ФЕДО­РО­ВИЧ ОВЧИ­НА ТЕЛЕП­НЕВ ОБОЛЕНСКИЙ 

Ум. 1538.

Боярин и коню­ший. Извест­ный вре­мен­щик Еле­ны Глинской.

Печать бояри­на и Коню­ше­го Кня­зя Ива­на Федо­ро­ви­ча Обо­лен­ско­го 1536 г.

В 1510/11 – вое­во­да пере­до­во­го пол­ка на Туле, в зим­нем похо­де на Лит­ву 1515 – 2-й вое­во­да сто­ро­же­во­го пол­ка; в похо­де 1519 – 2-й вое­во­да левой руки; в 1515 встре­чал крым­ско­го посла; в 1521 во вре­мя набе­га Мухам­мед-Гирея – в Сер­пу­хо­ве в пол­ку кн. М.Д. Щеня­те­ва и кн. И.М.Воротынского; в похо­де 1524 на Казань – вое­во­да левой руки кон­ной рати; в 1526 – на сва­дьбе Васи­лия III и Еле­ны Глин­ской; В 1526/27 с кн. А.М.Шуйским дал вклад в каче­стве душе­при­каз­чи­ка жены Н. Басен­ко­ва. Осе­нью 1527 на Рости­слав­ле отбил вме­сте с кн. В.С. Одо­ев­ским и кн. И.И. Щети­ной набег Ислам-Гирея. В авгу­сте 1528 по лето 1530 – намест­ник в Калу­ге, в 1529 послан «в поле»; в Казан­скои похо­де 1530 – вое­во­да пра­вой руки кон­ной рати. Вес­ной 1531 за неуда­чу в пре­сле­до­ва­нии крым­ских людей – в опа­ле с кн. И.М. Воро­тын­ским и И.В. Ляц­ким; в 1532 – на Калу­ге с дво­ю­род­ным бра­том кн. И.И. Щети­ной; летом 1533 с дру­ги­ми вое­во­да­ми в Коломне. После смер­ти Васи­лия III сде­лал­ся при Елене Глин­ской 1-й фигу­рой в госу­дар­стве. В янва­ре 1534 – сре­ди бояр. В июле 1534 в каче­стве бояри­на и коню­ше­го – вое­во­да левой руки. В рус­ско-литов­ской войне в нояб­ре 1534 вое­во­да пере­до­во­го пол­ка в вой­ске кн. В.В. Шуй­ско­го в Рузе, а летом 1535 – тем же в похо­де из Можай­ска к Смо­лен­ску; в фев­ра­ле и авгу­сте 1536 вел пере­го­во­ры с литов­ски­ми посла­ми по пово­ду сво­е­го дво­ю­род­но­го бра­та Федо­ра Телеп­не­ва. Вес­ной 1537 участ­во­вал в «поима­нии» кн. Андрея Ста­риц­ко­го, летом 1537 – в Коломне вое­во­да левой руки, а в сен­тяб­ре – 2-й вое­во­да пере­до­во­го пол­ка в похо­де на Казань. В 1538 умо­рен в тем­ни­це по при­го­во­ру бояр­ско­го совета.

В 1526 душе­при­каз­чик Анто­ни­ды, жены И.Н. Басен­ко­ва на зем­ли в Дмит­ров­ском у. В 1535 – душе­при­каз­чик кн. М.В. Кис­ло­го Горбатого.

Ж.: кж. Мария Оси­пов­на Доро­го­буж­ская. В 1569 дала в Тро­и­це-Сер­ги­ев мона­стырь сц. Новое и сц. Марьи­но с 45 дерев­ня­ми и пусто­ша­ми на р. Про­тве в Оболенске.

Поколін­ня ІІІ

64. Кн. Петр Ива­но­вич Одол­ба (43).

Уп. в 1526.

65. Кн. Дмит­рий Ива­но­вич Ерш Немой-Обо­лен­ский (43).

Тысяч­ник 1-й ста­тьи, в ДТ дмит­ров­ский дво­рец­кий, боярин. Ум. до сен­тяб­ря 1566. Боярин (1552).

Осе­нью 1547 г. в бояр­ском спис­ке назван сре­ди быв­ших у кня­зя Юрия Васи­лье­ви­ча «в поез­ду» кня­зей Обо­лен­ских (Наза­ров В.Д. О струк­ту­ре Госу­да­ре­ва дво­ра в сере­дине XVI в. // Обще­ство и госу­дар­ство фео­даль­ной Рос­сии. Сб. ста­тей, посвя­щен­ный 70-летию ака­де­ми­ка Л. В. Череп­ни­на. М., 1975. С. 53). Тысяч­ник 1-й ста­тьи из Обо­лен­ских кня­зей. В Дво­ро­вой тет­ра­ди боярин с поме­той «в под­лин­ной почер­нен» (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 55, 112). В кон­це октяб­ря 1553 г. был дмит­ров­ским дво­рец­ким был кн. Дмит­рий Ива­но­вич Немо­го Обо­лен­ский (Акты Тро­иц­ко­го Каля­зи­на мона­сты­ря XVI в. М.; СПб., 2007. № 122; Наза­ров В.Д. Из исто­рии цен­траль­ных госу­дар­ствен­ных учре­жде­ний Рос­сии сере­ди­ны XVI в. // Исто­рия СССР. 1976. № 3. С. 88). Боярин с июня 1552 г. (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 136). В нояб­ре 1553 г. на сва­дьбе хана Симео­на Каса­е­ви­ча нахо­дил­ся на дво­ре Симео­на. В апре­ле 1555 г. на сва­дьбе кн. Вла­ди­ми­ра Андре­еви­ча отме­чен сре­ди бояр. В декаб­ре 1541 г. во Вла­ди­ми­ре вто­рой вое­во­да пол­ка левой руки. В фев­ра­ле 1547 г. в вой­ске из Ниж­не­го Нов­го­ро­да на Казань вто­рой вое­во­да пол­ка пра­вой руки. В июле 1547 г. в вой­ске в Коломне и Каши­ре коман­до­вал пол­ком левой руки. В апре­ле 1549 г. вто­рой вое­во­да пра­вой руки в Каши­ре. В мае 1550 г. в Коломне и Каши­ре вто­рой вое­во­да пол­ка пра­вой руки. В июне 1552 г. в Коломне во гла­ве сто­ро­же­во­го пол­ка. В сен­тяб­ре 1552 г. перед штур­мом Каза­ни был сре­ди вое­вод, ездив­ших вокруг горо­да «бере­же­нья для». В 1554 г. в Коломне руко­во­дил пол­ком левой руки. Летом 1555 г. в Коломне и Каши­ре воз­гла­вил полк левой руки. В октяб­ре 1555 г. в Калу­ге и Сер­пу­хо­ве вто­рой вое­во­да сто­ро­же­во­го пол­ка. В мае 1556 г. в Коломне и Каши­ре во гла­ве пол­ка левой руки. В июле 1557 г. в Коломне назван сре­ди бояр, сопро­вож­дав­ших царя из Моск­вы. В мар­те 1558 г. вто­рой вое­во­да пол­ка пра­вой руки в Тару­се. В мар­те 1559 г. в похо­де про­тив Девлет-Гирея с дру­ги­ми бояра­ми сопро­вож­дал царя. В 1561/62 г. в Сер­пу­хо­ве во гла­ве пол­ка левой руки. В декаб­ре 1563 г. в раз­ря­де цар­ско­го похо­да на Полоцк тер­тий вое­во­да в пол­ку левой руки (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 12, 15, 103, 111, 110, 118, 126, 136, 137, 141, 146, 149, 154, 156, 162, 167, 181, 195, 198). В ящи­ке 223 Цар­ско­го архи­ва хра­ни­лось дело о местах кня­зя Пет­ра Каши­на с кня­зем Дмит­ри­ем Немым (вес­на 1549 г. на Бере­гу), кня­зя Дмит­рия Немо­го с З. П. Яко­вле­вым (веро­ят­но вес­ной 1554 г. в Коломне) (Госу­дар­ствен­ный архив Рос­сии XVI сто­ле­тия. Опыт рекон­струк­ции / Подг. тек­ста и ком­мент. А. А. Зими­на. М., 1978. С. 95, 516-517). Во вре­мя болез­ни царя Ива­на Васи­лье­ви­ча в мар­те 1553 г. не хотел при­ся­гать на вер­ность наслед­ни­ку Дмит­рию (Пол­ное собра­ние рус­ских лето­пи­сей. Т. 13. М., 2000. С. 525). С дру­ги­ми бояра­ми 20 апре­ля 1563 г. пору­чил­ся по кня­зе А. И. Воро­тын­ском в 15 тыс. руб. (Анто­нов А.В. Поруч­ные запи­си 1527–1571 годов // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. М., 2004. С. 22).В фев­ра­ле 1565 г. был насиль­ствен­но постри­жен в мона­хи в Иоси­фо-Воло­ко­лам­ском мона­сты­ре (Зимин А.А. Состав Бояр­ской думы в XV–XVI вв. // Архео­гра­фи­че­ский еже­год­ник за 1957. М., 1958. С. 64; Скрын­ни­ков Р.Г. Цар­ство тер­ро­ра. СПб., 1992. С. 241-242; Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 58).

Судя по кос­вен­ным дан­ным, имел родо­вые вот­чи­ны в Обо­лен­ском уез­де, а так­же вла­де­ния в Пере­слав­ском, Бежец­ком, Руз­ском и Мало­я­ро­сла­вец­ком уез­дах. В 1559 зало­жил Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю, а в 1560 дал туда же с пра­вом вла­деть “до живо­та” за выкуп в 400 руб. при­да­ную вот­чи­ну с. Елпа­тьев­ское с дерев­ня­ми Замыц­ко­го ст. Пере­слав­ско­го у. В 1562/63 дал в Иоси­фо-Воло­ко­лам­ский мона­стырь с. Лок­ныш (по сот­ной 1569 – с. Шеста­ко­во) с 22 дерев­ня­ми Лок­ныш­ско­го ст. Руз­ско­го у.; вот­чи­на в фев­ра­ле 1565 в опа­ле отпи­са­на на госу­да­ря, но по предъ­яв­ле­нии дан­ной и ука­за­нии на долг мона­сты­рю в 250 руб. отда­на мона­сты­рю. Его мать кня­ги­ня Марья, супру­га кня­зя И. В. Немо­го Обо­лен­ско­го, в 1559/1560 г. дала Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю, по рас­по­ря­же­нию мужа, его вот­чи­ну в Обо­лен­ске в Сер­пу­хов­ском уез­де – село Новое Запа­жье на реке Поро­тве с дерев­ня­ми Стол­бо­во, Дани­лов­ское, Тяп­ки­но, Чер­вов­ская и про­чи­ми (все­го 48 дере­вень). По опи­са­нию 1594 г. во всем вла­де­нии было око­ло 1840 чет­вер­тей зем­ли (СПб ИИРАН. Ф. 29. Оп. 1. Д. 8. № 1209, л. 1450). В 1562/1563 г. князь Д. И. Немой-Обо­лен­ский отпи­сал Иоси­фо-Воло­ко­лам­ско­му мона­сты­рю, «после живо­та сво­е­го», ста­рин­ную вот­чи­ну – село Лок­ныш (Шеста­ко­во) с 22 дерев­ня­ми в Лок­ныш­ском стане Руз­ско­го уез­да (более 600 чет­вер­тей худой зем­ли) (РГА­ДА. Ф. 181. Д. 141/196, л. 25-25 об.; АЮ, с. 147-148; Архив П. М. Стро­е­ва 1915, с. 445-448; Титов 1906, с. 64-65; АФЗХ. Ч. 2, № 207, 297, 316, 347; Руз­ский уезд по пис­цо­вой кни­ге 1567–1569 годов 1997, с. 206-208; Чер­нов 1998, с. 213-214). 22 июня 1536 г. по раз­де­лу земель с кня­зем Васи­ли­ем Федо­ро­ви­чем Лопа­ти­ным Дмит­рию Ива­но­ви­чу Немо­му-Обо­лен­ско­му доста­лось уса­ди­ще Хоте­но­во с дерев­ня­ми Були­че­во, Мик­ля­е­во, Олек­си­ев­ская, Мудо­во, Мед­вед­ко­во, Бута­ко­во, Зелен­цо­во, Челя­ди­но и еще 4 дерев­ни, две тре­ти села Тере­бо­тун в Горо­дец­ком стане Бежец­ко­го Вер­ха (ОР РНБ. СПб­ДА. А I/17, л. 418-419). В 1553/1554 г. князь Д. И. Кур­ля­тев-Обо­лен­ский купил у Немо­го-Обо­лен­ско­го, сво­е­го бра­та, его вот­чи­ну в Горо­дец­ком стане Бежец­ко­го уез­да – поло­ви­ну села Тере­бо­тун, Хоте­но­во с дерев­ня­ми Ермо­ло­во, Мед­вед­ко­во, Сони­но и еще 14 дерев­ня­ми, дерев­ню Попо­во за 450 руб. (ОР РНБ. СПб­ДА. А I/17, л. 503, 506 об., 514). В 1559/1560 г. князь Д. И. Немой дал Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю, «после живо­та сво­е­го», по себе и по сво­им роди­те­лям, село Елпа­тье­во с 17 дерев­ня­ми в Замыц­ком стане Пере­слав­ско­го уез­да (ВКТСМ, с. 58; Шума­ков. Обзор. Вып. 4, с. 273-274). Супру­га кня­зя Д. И. Немо­го, Еле­на, дочь Ива­на Андре­еви­ча Замыц­ко­го, в 1559/1560 г. дала Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю вот­чи­ну, «бла­го­сло­ве­ние сво­е­го отца», – село Ярин­ское с дерев­ня­ми Был­ки­но, Дол­гий луг, Мал­ко­во и про­чи­ми (все­го 25 дере­вень) в Тро­иц­ком стане Дмит­ров­ско­го уез­да (РГА­ДА. Ф. 281, № 3805/93 [под­лин­ник]; АЮ, № 115; Шума­ков. Обзор. Вып. 3, с. 12; Архив СПб ИИРАН. Ф. 29. Оп. 1. Д. 8. № 1201, л. 1430). До 1588 г. в Репин­ской воло­сти Мало­я­ро­сла­вец­ко­го уез­да у кня­зя Д. И. Немо­го-Обо­лен­ско­го была вот­чи­на – сель­цо Кри­вское (93 чет­вер­ти) (РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 539, л. 300 г об.).

о кня­зе Д. И. Немом дал Иоси­фо-Воло­ко­лам­ско­му мона­сты­рю царь Иван Васи­лье­вич 70 руб., а так­же вот­чи­ну ста­рин­ную кня­зя Дмит­рия село Лок­ныш (Шеста­ко­во) с дерев­ня­ми в Лок­ныш­ском стане Руз­ско­го уез­да. Князь Дмит­рий ранее давал мона­сты­рю по отце, дяде кня­зе Федо­ре Телеп­не­ву и бра­те кня­зе Пет­ре 150 руб. Князь Дмит­рий Немой с женой кня­ги­ней Марьей были похо­ро­не­ны в Иоси­фо-Воло­ко­лам­ском мона­сты­ре (РГА­ДА. Ф. 181. Д. 141/196. Л. 25-25 об.; Титов А.А. Вклад­ные и запис­ные кни­ги Иоси­фо­ва Воло­ко­лам­ско­го мона­сты­ря XVI в. // Руко­пи­си сла­вян­ские и рус­ские, при­над­ле­жа­щие И. А. Вах­ра­ме­е­ву. Вып. 5. М., 1906. С. 64-65; Чер­нов С.З. Волок Лам­ский в XIV–первой поло­вине XVI в. Струк­ту­ры зем­ле­вла­де­ния и фор­ми­ро­ва­ние слу­жи­лой кор­по­ра­ции. М., 1998. С. 213-214). Царь Иван Васи­лье­вич дал Кирил­ло-Бело­зер­ско­му мона­сты­рю по кня­зе Дмит­рии Немом 50 руб. (ОР РНБ Кир.-Бел. собр. № 87/1325. Л. 184). В 1553/1554 г. кня­ги­ня Марья дала Кирил­ло-Бело­зер­ско­му мона­сты­рю в Бежец­ком уез­де село Тере­бо­тун с дерев­ня­ми Под­лин­ная, Лит­ви­но­во, Чер­ная и еще 5 дере­вень и 3 пусто­ши (25,5 вытей) (ОР РНБ. СПб­ДА. А I/17. Л. 527-527 об.). В 1562/1563 г. дал после сво­е­го живо­та Иоси­фо-Воло­ко­лам­ско­му мона­сты­рю свою отчи­ну ста­рин­ную село Лок­ныш (Шеста­ко­во) с 22 дерев­ня­ми в Лок­ныш­ском стане Руз­ско­го уез­да в память отце кня­зе Иване Васи­лье­ви­че, мате­ри кня­гине Марье, дяде кня­зе Федо­ре Васи­лье­ви­че Телеп­не­ве, бра­тьях кня­зьях Пет­ре и Федо­ре Ива­но­ви­чах, кня­ги­ням Марье и Елене. Ранее князь Дмит­рий дал мона­сты­рю по роди­те­лям и род­ствен­ни­кам 150 руб. В слу­чае рож­де­ния у кня­зя Дмит­рия детей, вот­чи­на долж­на была перей­ти детям, кото­рые долж­ны вне­сти за село с дерев­ня­ми в мона­стырь 700 руб. (в вот­чине 51 чет­верть сред­ней зем­ли, 432 чет­верть худой зем­ли, пере­ло­гом 125 чет­вер­тей) (Архив П. М. Стро­е­ва. Т. I // Рус­ская исто­ри­че­ская биб­лио­те­ка. Т. 32. Пг., 1915. С. 445-448; Акты юри­ди­че­ские или собра­ние форм ста­рин­но­го дело­про­из­вод­ства. СПб. 1838. С. 147-148; Акты фео­даль­но­го зем­ле­вла­де­ния и хозяй­ства XIV–XVI веков. Ч. 2. М., 1956. № 207, 297, 316, 347). Его жена Еле­на, дочь Ива­на Андре­еви­ча Замыц­ко­го, в 1559/1560 г. дала Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю вот­чи­ну бла­го­сло­ве­ние сво­е­го отца село Ярин­ское с дерев­ня­ми Был­ки­но, Дол­гий луг, Мал­ко­во и пр., все­го 25 дере­вень) в Тро­иц­ком стане Дмит­ров­ско­го уез­да по отце, по мате­ри Овдо­тье, по бра­те Яко­ве и по себе. В слу­чае рож­де­ния у Еле­ны детей село долж­но было достать­ся им, а они долж­ны были запла­тить мона­сты­рю 300 руб. Её муж при­ло­жил руку к дан­ной жены. Князь Д. И. Немой дал Тро­иц­ко­му мона­сты­рю село Елпа­тьев­ское. 2 сен­тяб­ря 1566 г. царь Иван Васи­лье­вич дал по Дмит­рию вклад 50 руб., затем еще 70 руб. доста­лись Иоси­фо-Воло­ко­лам­ско­му мона­сты­рю. В 1562/1563 г. князь Дмит­рий дал Иоси­фо-Воло­ко­лам­ско­му мона­сты­рю село Лок­наш в Руз­ском уез­де (Акты юри­ди­че­ские, № 115) (РГА­ДА. Ф. 281. № 3805/93; Архив СПб ИИРАН. Ф. 29. Оп. 1. Д. 8. № 1201. Л. 1430; Шума­ков С.А. Обзор гра­мот кол­ле­гии эко­но­мии. Вып. 3. М., 1912. С. 12). В 1556/1557 г. князь Дмит­рий Ива­но­вич дал после сво­е­го живо­та Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю село Елпа­тье­во с дерев­ня­ми Сит­ни­ча, Стег­не­е­во, Пусто­ка, Мити Тав­ра­но­ва и пр. (все­го 17 дере­вень) в Замыт­ском стане Пере­я­с­лав­ско­го уез­да по отце кня­зе Иване Васи­лье­ви­че, по мате­ри Марье, по бра­тьям кня­зьям Пет­ре и Федо­ре и по себе (Архив СПб ИИРАН. Ф. 29. Оп. 1. Д. 8. № 1202. Л. 1434). В 1559/1560 г. князь Д. И. Немой дал Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю после сво­е­го живо­та по себе и по сво­им роди­те­лям по отце кня­зе Иване Васи­лье­ви­че, по мате­ри Марье и по бра­тьям кня­зьям Пет­ре и Федо­ре село Елпа­тье­во с 17 дерев­ня­ми в Замыц­ком стане Перя­с­лав­ско­го уез­да. Сре­ди послу­хов кня­зья Иван и Петр Бори­со­ви­чи Ромо­да­нов­ские (Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 58; Шума­ков С.А. Обзор гра­мот кол­ле­гии эко­но­мии. Вып. 4. М., 1917. С. 273-274). 20 июня 1558 г. кня­ги­ня ста­ри­ца Мар­фа, жена кня­зя Дмит­рия Ива­но­ви­ча Обо­лен­ско­го, дала по муже, по себе и по детях кня­зьях Федо­ре и Пет­ре Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю 200 руб. В 1559/1560 г. князь Дмит­рий дал по отце Иване, по мате­ри кня­гине Марье, по бра­тьях кня­зьях Пет­ре и Федо­ре и по себе свою вот­чи­ну в Пере­слав­ском уез­де село Елпа­тье­во с 17 дерев­ня­ми. 2 сен­тяб­ря 1566 г. царь Иван Гроз­ный дал по кня­зе Дмит­рии Ива­но­ви­че Немом 50 руб. (Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 58).

~ Еле­на, дочь Ива­на Андре­еви­ча Замыц­ко­го (Спи­сок погре­бен­ных в Тро­иц­кой Сер­ги­е­вой лав­ре от осно­ва­ния оной до 1880 года. М., 1880. С. 76; Архив СПб ИИРАН. Ф. 29. Оп. 1. Д. 8. № 1201. Л. 1430; Шума­ков С.А. Обзор гра­мот кол­ле­гии эко­но­мии. Вып. 3. М., 1912. С. 12). , 20 июня 1558 г. кня­ги­ня ста­ри­ца Мар­фа, жена кня­зя Дмит­рия Ива­но­ви­ча Обо­лен­ско­го, дала по муже, по себе и по детях кня­зьях Федо­ре и Пет­ре Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю 200 руб.в 1559/60 дала в Тро­и­це-Сер­ги­ев мона­стырь свою при­да­ную вот­чи­ну с. Ярин­ское с 25 дерев­ня­ми Тро­иц­ко­го ст. Дмит­ров­ско­го у.

66. князь Федор Ива­но­вич Немой Телеп­нев Обо­лен­ский (43)

Столь­ник осе­нью 1546 г. Осе­нью 1547 г. в бояр­ском спис­ке назван сре­ди быв­ших у кня­зя Юрия Васи­лье­ви­ча «в поез­ду» кня­зей Обо­лен­ских с поме­той «с чар­кою» (Наза­ров В.Д. О струк­ту­ре Госу­да­ре­ва дво­ра в сере­дине XVI в. // Обще­ство и госу­дар­ство фео­даль­ной Рос­сии. Сб. ста­тей, посвя­щен­ный 70-летию ака­де­ми­ка Л. В. Череп­ни­на. М., 1975. С. 52-53). Тысяч­ник 3-й ста­тьи из Обо­лен­ских кня­зей (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 61).

В 1549/1550 г. про­дал Иоси­фо-Воло­ко­лам­ско­му мона­сты­рю свою пол­куп­лю у Д.П. Сине­го поло­ви­ну сель­ца Рогу­ши­но (дру­гая поло­ви­на была за Г. П. Сине­го) в Лок­ныш­ском стане Руз­ско­го уез­да за 150 руб. (Акты фео­даль­но­го зем­ле­вла­де­ния и хозяй­ства XIV–XVI веков. Ч. 2. М., 1956. № 218, 219, 231, 297, 302, 316). До 1567-1569 гг. утра­тил вот­чи­ну (пере­шла к кня­зю М. В. Мезец­ко­му) в Лок­нош­ском стане Руз­ско­го уез­да село Евне­во с 12 дерев­ня­ми (264 чет­вер­ти) (Руз­ский уезд по пис­цо­вой кни­ге 1567–1569 годов / Сост. С.Н. Кисте­рев, Л.А. Тимо­ши­на. М., 1997. С. 200-201).

В 1559/1560 г. дал вклад Дмит­рий Ива­но­вич Обо­лен­ский по бра­тьях по Пет­ре и по Федо­ре и по себе вот­чи­ну в Пере­славль-Залес­ском уез­де село Елпа­тье­во (Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С.58).

Кж. Н. Ива­нов­на (43).

М.: кн. Миха­ил Льво­вич Глин­ский.

67. Кн. Васи­лий Федо­ро­вич Помяс Лопа­тин Телеп­нев Обо­лен­ский (44).

Тысяч­ник 1-й ста­тьи из Обо­лен­ских кня­зей (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 55). В июне 1535 г. в похо­де на Смо­ленск был со слу­жи­лы­ми тата­ра­ми В июне 1539 г. в Коломне голо­ва в боль­шом пол­ку. В фев­ра­ле 1547 г. в казан­ские места коман­до­вал сто­ро­же­вым пол­ком. В июле 1547 г. вое­во­да в Муро­ме. В нояб­ре 1549 г. во гла­ве пере­до­во­го пол­ка в Муро­ме. В авгу­сте 1550 г. вое­во­да в Боб­ри­ке (РК. С. 87, 96, 110, 112, 113, 121, 128). В мар­те 1542 г. во вре­мя при­е­ма литов­ских послов в Москве сре­ди кня­зей и детей бояр­ских, кото­рые в думе у госу­да­ря не живут, но при послах в избе были как «кня­зи Обо­лен­ские» запи­са­ны кня­зья Дмит­рий Ива­но­вич Кур­ля­тев, Васи­лий Федо­ро­вич Лопа­тин, Андрей Ива­но­вич Золо­то­го, Юрий Васи­лье­вич Туре­нин, Осиф Тимо­фе­е­вич Тро­стен­ский (Сбор­ник Рус­ско­го исто­ри­че­ско­го обще­ства. Т. 59. СПб., 1887. С. 147). В ящи­ке 223 Цар­ско­го архи­ва хра­ни­лась «гра­мо­та Олек­сея Бас­ма­но­ва со кня­зем Васи­льем Лопа­ти­ным о местех» (веро­ят­но, в авгу­сте 1550 г.) (Госу­дар­ствен­ный архив Рос­сии XVI сто­ле­тия. Опыт рекон­струк­ции / Подг. тек­ста и ком­мент. А. А. Зими­на. М., 1978. С. 95, 519).

22 июня 1536 г. А. Г. Солов­цов с подья­чим Ф. А. Боро­ди­ным раз­де­лил зем­ли меж­ду кня­зья­ми Васи­ли­ем Федо­ро­ви­чем Лопа­ти­ным и Дмит­ри­ем Ива­но­ви­чем Обо­лен­ски­ми в Горо­дец­ком стане Бежец­ко­го Вер­ха. Кня­зю Васи­лия Федо­ро­ви­чу доста­лось село Гди­но (Дги­но) с дерев­ня­ми Под­лип­ное, Чер­ное, Ерба­ло­во, село Рыч­не­во с дерев­ня­ми Дех­ти­ца, Высо­кое, треть в селе Тере­бо­тун, почин­ки Ондро­нов­ской и Ста­ры­гин. Кня­зю Дмит­рию Ива­но­ви­чу Обо­лен­ско­му в мате­ри его место кня­ги­ни Марье доста­лось уса­ди­ще Хоте­но­во с дерев­ня­ми Були­че­во, Мик­ля­е­во, Олек­си­ев­ская, Мудо­во, Мед­вед­ко­во, Бута­ко­во, Зелен­цо­во, Челя­ди­но и еще 4 дерев­ни, две тре­ти села Тере­бо­тун (ОР РНБ. СПб­ДА. А I/17. Л. 418-419).

В 1541 послух в дан­ной Куту­зо­вых в Иоси­фо-Воло­ко­лам­ский мона­стырь в Дмит­ров­ском у. Упо­ми­на­ет­ся в духов­ной Д. Г. Пле­ще­е­ва в 1558/1559 г. как заи­мо­да­вец, по душе кото­ро­го Пле­ще­ев он при­ка­зы­ва­ет раз­дать рубль нищим (Акты фео­даль­но­го зем­ле­вла­де­ния и хозяй­ства XIV–XVI веков. Ч. 2. М., 1956. № 274). 9 нояб­ря 1552 г. по кня­зе Васи­лии Федо­ро­ви­че Лопа­тине дал Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю князь Иван Вла­ди­ми­ро­вич Воро­тын­ский 50 руб. (Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 116). По кня­гине Марии, жене кня­зя Васи­лия Федо­ро­ви­ча Лопа­ти­на, дала Иоси­фо-Воло­ко­лам­ско­му мона­сты­рю ее мать Овдо­тья, жена Андрея Михай­ло­ви­ча Клео­пи­на Куту­зо­ва и дочь Семе­на Ива­но­ви­ча Ворон­цо­ва, 100 руб. в 1552/1553 г. Сам кня­зя В. Ф. Лопа­тин дал мона­сты­рю 200 руб. Корм по нему 19 декаб­ря (Титов А.А. Вклад­ные и запис­ные кни­ги Иоси­фо­ва Воло­ко­лам­ско­го мона­сты­ря XVI в. // Руко­пи­си сла­вян­ские и рус­ские, при­над­ле­жа­щие И. А. Вах­ра­ме­е­ву. Вып. 5. М., 1906. С. 36, 41). Князь В. Ф. Лопа­тин дал Иоси­фо-Воло­ко­лам­ско­му мона­сты­рю по отце и мате­ри 250 руб. (РГА­ДА. Ф. 181. Д. 141/196. Л. 40).

Ж.: Мария Андре­ев­на Куту­зо­ва, дочь Андрея Кутузова.

68. Кн. Дмит­рий Федо­ро­вич Овчи­нин Телеп­нев Обо­лен­ский (44).

Тысяч­ник 3-й ста­тьи из Обо­лен­ских кня­зей. В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Обо­лен­ских кня­зей (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 61, 118). В мар­те 1555 г. вое­во­да в Мцен­ске. В июне 1556 г. на цар­ском смот­ре в Сер­пу­хо­ве рын­да с нахтар­мя­ным саа­да­ком. В 1557/58 г., 1558/59 г. вое­во­да в Деди­ло­ве. В мар­те 1559 г. в похо­де про­тив Девлет-Гирея голо­ва при пер­вом вое­во­де боль­шо­го пол­ка. В 1559/60 г. под Вилья­ном вое­во­да в боль­шом пол­ку для посы­лок. В авгу­сте 1560 г. отправ­лен из-под Вилья­на к Кеси. В нояб­ре 1562 г. в похо­де на Полоцк голо­ва, рын­да, ездив­ший за госу­да­рем. В 1562/63 г. вое­во­да в Вели­ких Луках (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 148, 157, 177, 179, 180, 190, 192, 199, 204; Кни­га Полоц­ко­го похо­да 1563 г. (Иссле­до­ва­ние и текст) / Подг. текст К. В. Пет­ров. СПб., 2004. С. 46, 52).

Был убит летом 1564 г. (Скрын­ни­ков Р.Г. Цар­ство тер­ро­ра. СПб., 1992. С. 203). «Был некто Димит­рий Овчи­на, граф или, как они обыч­но назы­ва­ют, князь, поль­зо­вав­ший­ся огром­ным вли­я­ни­ем в Мос­ко­вии; отец его был взят в плен под Ста­ро­ду­бом и до послед­не­го дня жиз­ни нахо­дил­ся под стра­жей в Лит­ве во вре­мя той вой­ны, когда поль­ский король Сигиз­мунд про­из­вел боль­шое кро­во­про­ли­тие сре­ди мос­ко­ви­тов и захва­тил Ста­ро­дуб и мно­гие дру­гие горо­да, а кня­зя Овчи­ну, началь­ство­вав­ше­го в ту вой­ну над вой­ска­ми мос­ков­ско­го вла­ды­ки, увел плен­ни­ком в Лит­ву. Так вот это­го Димит­рия Овчи­ну тиран при­гла­сил на пир и за обе­дом усерд­но про­сил выпить за один гло­ток и дух кубок меда, сва­рен­но­го соглас­но с нра­ва­ми и обы­ча­я­ми стра­ны, и этой чашей пока­зать, как доро­ги для него здо­ро­вье и бла­го­по­лу­чие госу­да­ря; влив эту слад­кую и при­ят­ную чашу в свои внут­рен­но­сти, он может ско­рее все­го засви­де­тель­ство­вать, что готов без коле­ба­ния про­лить за это свою кровь. Напол­нен­ный медом этот кубок дохо­дил сво­и­ми раз­ме­ра­ми при­бли­зи­тель­но до шест­на­дца­ти кварт. Хотя Димит­рий видел, что это дело неосу­ще­стви­мое, одна­ко охот­но при­ни­ма­ет обя­за­тель­ство выпить. Он рас­счи­ты­вал так: если он слу­чай­но не выпьет куб­ка до кон­ца (а он навер­но знал, что это будет так), то госу­дарь не будет него­до­вать, а ско­рее похва­лит его готов­ность и быст­ро­ту в пови­но­ве­нии. Итак, надув щеки и рас­ши­рив гор­ло, он пьет с такою жад­но­стью, что пере­пол­нен­ные внут­рен­но­сти изрыг­ну­ли мед обрат­но, и все же при этом он про­гло­тил едва толь­ко поло­ви­ну чаши. Тиран, питая жесто­кий гнев в душе, все же не про­явил немед­лен­но сво­ей яро­сти, но, на подо­бие лас­ка­ю­щей­ся соба­ки, слег­ка упрек­нул кня­зя за нерас­по­ло­же­ние к себе, гово­ря, что во вся­ком слу­чае он зна­ет, как ему над­ле­жит обхо­дить­ся с не очень то рас­по­ло­жен­ным рабом. И так как Овчи­на не мог тогда пить, то тиран пред­ло­жил ему пой­ти к вин­ным погре­бам, где хра­нят­ся при­над­ле­жа­щие тира­ну напит­ки и там выпить за его здо­ро­вье и бла­го­по­лу­чие что ему угод­но и сколь­ко хочет и како­го рода напи­ток ему понра­вит­ся. Овчи­на испол­ня­ет пору­че­ние тира­на не без охо­ты, пола­гая, что тот ска­зал это чисто­сер­деч­но. К тому же, когда он хоро­шо выпил, его лег­ко было убе­дить. Итак, Овчи­на вхо­дит в вин­ные погре­ба с теми, кто по при­ка­зу тира­на соби­рал­ся уго­стить его таким рос­кош­ным пир­ше­ством, а там ожи­да­ли его пса­ри, под­го­тов­лен­ные и научен­ные тира­ном, что­бы, как толь­ко вой­дет князь Овчи­на, заду­шить его. Это и было испол­не­но, так как те отнюдь не отка­зы­ва­лись от при­ка­зов тира­на. Так погиб Овчи­на. При­чи­ной же его тай­ной гибе­ли было то, что сре­ди ссор и бра­ни с Федо­ром, сыном Бас­ма­на, Овчи­на попрек­нул его нечест­ным дея­ни­ем, кото­рое тот обыч­но тво­рил с тира­ном. Имен­но, тиран зло­упо­треб­лял любо­вью это­го Федо­ра, а он обыч­но под­во­дил всех под гнев тира­на. Это и было при­чи­ною того, что, когда князь Овчи­на выру­гал его за это, пере­чис­лив в лицо ему заслу­ги свои и пред­ков пред госу­да­ря­ми и оте­че­ством, Федор, рас­па­лясь гне­вом, с пла­чем пошел к тира­ну и обви­нил Овчи­ну. С это­го уже вре­ме­ни тиран и начал помыш­лять о гибе­ли Овчи­ны. Совер­шив его убий­ство тем спо­со­бом, о кото­ром было ска­за­но, тиран на сле­ду­ю­щий день послал к нему на дом слу­гу с при­ка­зом явить­ся во дво­рец, при­тво­ря­ясь, что совер­шен­но ниче­го о нем не зна­ет. Жена Овчи­ны отве­ти­ла, что со вче­раш­не­го дня не виде­ла мужа, кото­рый отпра­вил­ся во дво­рец вели­ко­го кня­зя и еще не воз­вра­щал­ся. Так этим спо­со­бом он умерт­вил Овчи­ну и бес­чис­лен­ное коли­че­ство, дру­гих, кро­ви кото­рых когда-либо жаж­дал (Шлих­тинг А. Новое изве­стие о Рос­сии вре­ме­ни Ива­на Гроз­но­го. Л., 1934. С. 16-17). «Паки убитъ от него тогда князь Дмит­рей Овчи­н­инъ, его же отецъ здѣ мно­го лѣт стра­дал за него, умре ту. Сие выслу­жилъ на сына, бо еще во юно­ше­скомъ веку, аки лѣт два­де­ся­ти или мало боле, закланъ от сама­го его руки!» (Сочи­не­ния кня­зя Андрея Курб­ско­го // Рус­ская исто­ри­че­ская биб­лио­те­ка. Т. 31. СПб., 1914. С. 278).

Вое­во­да в Деди­ло­ве (1559).

До 1577/1578 г. утра­тил поме­стье в стане Боль­шой Мику­лин Коло­мен­ско­го уез­да сель­цо Ива­ше­во (100 чет­вер­тей доб­рой зем­ли) (Пис­цо­вые кни­ги Мос­ков­ско­го госу­дар­ства XVI в. Ч. 1. Отд. 2. СПб., 1877. С. 336).В 1556 послух в дан­ной кн. Марии Федо­ровне Воро­тын­ской (ур. Немой-О.) в Кирил­ло-Бело­зер­ский мона­стырь в Бежец­ком вер­ху. Послух в куп­чей 1567/1568 г. М. Вис­ло­го, купив­ше­го у Р. Т. Жит­ко­во его вот­чи­ну в Над­по­рож­ском стане Бело­зер­ско­го уез­да дерев­ни Ники­тин­скую, Яко­влев­скую, Каш­ки­ну, Сухов­ское Новое, Яку­тин­скую и еще 5 дере­вень с пусто­ша­ми и одну дерев­ню с пусто­шью в Заозер­ском стане за 300 руб. (ОР РНБ. СПб­ДА. А I/16. Л. 720-720 об.).

Кж. Мария Федо­ров­на (44).

До 20 сен­тяб­ря 1554 г. жена кня­зя Вла­ди­ми­ра Ива­но­ви­ча Воро­тын­ско­го кня­ги­ня Марья дала на память о муже Кирил­ло-Бело­зер­ско­му мона­сты­рю село Гди­но в Горо­дец­ком стане Кашин­ско­го уез­да (рубе­жа). Ранее это село было за ее отцом кня­зем Васи­ли­ем Федо­ро­ви­чем Лопа­ти­ным и было им дано по душе Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю. А у мона­сты­ря то село выку­пил князь В. И. Воро­тын­ский. Князь В. И. Воро­тын­ский был похо­ро­нен в Кирил­ло-Бело­зер­ском мона­сты­ре За вклад Марья при­ка­за­ла поста­вить камен­ную цер­ковь в честь кня­зя Вла­ди­ми­ра Киев­ско­го над его гро­бом (ОР РНБ. СПб­ДА. А I/17. Л. 503).

М.: кн. Вла­ди­мир Ива­но­вич Воро­тын­ский (ум. 27.09.1553).

69. Кн. Федор Ива­но­вич Овчи­нин-Телеп­нев (48).

Каз­нен в янва­ре 1547 с кон­фис­ка­ци­ей вотчин.

Кж. Ана­ста­сия (Наста­сья) Ива­нов­на (48).

В 1568 вме­сте с мате­рью полу­чи­ла гра­мо­ту на вот­чи­ну отца с. Моло­ко­во с 37 дерев­ня­ми в Горо­дец­ком у. Бежец­ко­го вер­ха с пра­вом “про­да­ти и про­ме­ня­ти и по душе отда­ти” и отда­ла в Тро­и­це-Сер­ги­ев монастырь.


0 комментариев

Добавить комментарий

Avatar placeholder

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *