Белосельские

Белосельские

Общие сведения о роде

БЕЛОСЕ́ЛЬСКИЕ-БЕЛОЗЕ́РСКИЕ (до 1799 Бе­ло­сель­ские), рус. кня­же­ский род, Рю­ри­ко­ви­чи, стар­шая ветвь бе­ло­зер­ских князей.

Юрий Васи­лье­вич Бело­сель­ский, осно­ва­тель стар­шей вет­ви Бело­зер­ских кня­зей, стал родо­на­чаль­ни­ком трех кня­же­ских фами­лий: Бело­сель­ских, Андом­ских и Вад­баль­ских. Вла­де­ния этих родов рас­по­ла­га­лись как в цен­траль­ном Бело­зе­рье (Андо­га и Вад­бал), так и в Поше­хо­нье (Белое Село), и позд­нее полу­чи­ли ста­тус отдель­ных воло­стей. Обра­зо­ва­ние кня­же­ских фами­лий по назва­ни­ям мик­ро­ре­ги­о­нов сви­де­тель­ству­ет о вла­дель­че­ских пра­вах осно­ва­те­лей этих фами­лий в дан­ных реги­о­нах. 1 Сам Юрий Васи­лье­вич как один из бли­жай­ших сосе­дей бело­зер­ских бояр Мона­сты­ре­вых был при­гла­шен в каче­стве сви­де­те­ля при заклю­че­нии одной из их сде­лок в нача­ле XV в. 2, но непо­сред­ствен­но доку­мен­тов, свя­зан­ных с зем­ле­вла­де­ни­ем Юрия Васи­лье­ви­ча или его сыно­вей, не сохра­ни­лось. Соб­ствен­но, о ран­ней исто­рии зем­ле­вла­де­ния стар­шей линии его потом­ков – кн. Бело­сель­ских, мож­но стро­ить толь­ко пред­по­ло­же­ния, посколь­ку ни одно­го акта Бело­сель­ских, свя­зан­но­го с Бело­зе­рьем, не извест­но. В сво­ей духов­ной Иван III пере­чис­ля­ет сре­ди поше­хон­ских вла­де­ний сво­ей мате­ри Марии Яро­слав­ны волость Белое Село, 3 сле­до­ва­тель­но, уже в послед­ней тре­ти XV в. Бело­сель­ские лиши­лись родо­во­го гнез­да. На рубе­же XV–XVI вв. Бело­сель­ские были испо­ме­ще­ны в Нов­го­ро­де, и вплоть до нача­ла XVII в. в Бело­зе­рье они не воз­вра­ща­лись, а их вла­дель­че­ские архи­вы состо­я­ли из доку­мен­тов, свя­зан­ных с помест­ным зем­ле­вла­де­ни­ем в нов­го­род­ских пяти­нах. В 17 в. Бе­ло­сель­ские во­шли в со­став Го­су­да­ре­ва дво­ра, влив­шись в его сред­нюю про­слой­ку, и срав­ня­лись в слу­жеб­ном от­но­ше­нии с др. бе­ло­зер­ски­ми князь­я­ми, по­лу­чи­ли вот­чи­ны и по­ме­стья в разл. рай­онах Моск. гос-ва.

Судя по все­му, текст Госу­да­ре­ва родо­слов­ца наи­бо­лее точ­но отра­жен в родо­слов­це Обо­лен­ско­го, в кото­ром рос­пись послед­них поко­ле­ний Бело­сель­ских выгля­дит сле­ду­ю­щим образом:
А у Федо­ра дети: Гав­ри­ло Бело­сел­ской — был на поме­стье в Вели­ком Нове­го­ро­де. А у Гав­ри­лы Бело­сел­ско­го дети: Шемя­ка да Яков, да Мики­та. А у Ива­на княж Рома­но­ва сына дети: Воло­ди­мер да Васи­лей, да Иван. 4 Здесь Иван Федо­ро­вич не упо­мя­нут, но обра­ща­ет на себя вни­ма­ние одна деталь. В кон­це, после имен детей Гав­ри­и­ла Федо­ро­ви­ча, ука­за­ны дети кн. Ива­на Рома­но­ви­ча: Вла­ди­мир, Васи­лий и Иван.

Уди­ви­тель­ным обра­зом этот пере­чень сов­па­да­ет с име­на­ми детей Ива­на Федо­ро­ви­ча Бело­сель­ско­го, упо­ми­на­е­мы­ми в источ­ни­ках сере­ди­ны XVI в. Обра­ще­ние к более ран­ней вер­сии родо­слов­ной кня­зей Бело­зер­ских, вклю­чен­ной в Румян­цев­скую редак­цию родо­слов­ных книг, дает воз­мож­ность разо­брать­ся в этой ситу­а­ции. В Румян­цев­ской редак­ции дан­ный фраг­мент рос­пи­си выгля­дит таким образом:
А Федо­ров сын Гав­ри­ло Бело­сель­ской, был в Нове­го­ро­де на поме­стье, а детей его: Шемя­ка да Яков, да Мики­та. А у Ива­на дети: Воло­ди­мер да Васи­лей, да Иван. 5 Тут тоже пока­зан князь Иван и назва­ны трое его сыно­вей, но не ука­за­но его отче­ство и не отме­че­но, чьим сыном он явля­ет­ся. Учи­ты­вая, что Иван Федо­ро­вич Бело­сель­ский реаль­но суще­ство­вал и жил в одно вре­мя с Гав­ри­и­лом Федо­ро­ви­чем, а в доку­мен­те упо­ми­на­ют­ся три его сына с этой же фами­ли­ей, мож­но счи­тать, что появ­ле­ние в Госу­да­ре­вом родо­слов­це име­ни Ива­на Рома­но­ви­ча явля­ет­ся след­стви­ем невер­ной интер­пре­та­ции его соста­ви­те­ля­ми немно­го некор­рект­ной запи­си о кня­зе Иване Федо­ро­ви­че в более ран­ней вер­сии родо­слов­ной. Так вме­сто Ива­на Федо­ро­ви­ча появил­ся Иван Рома­но­вич, а его дети ста­ли бесфамильными.

Дже­ре­ла: Гряз­нов А. Л. «Пове­лись оне в Нове­го­ро­де»: мест­ни­че­ское дело кня­зей Бело­зер­ских 1649 г. // Очер­ки фео­даль­ной Рос­сии. Вып. 21 / Ред. Л. А. Тимо­ши­на. — М.; СПб.: Аль­янс-Архео, 2020. — 592 с., ил., пер.

Историческая география

Белосельские
Южное Бело­озе­рье в XIV-XV в. Автор Гряз­нов А. Л.

Генеалогия

❋ Рюрик князь Новгородский
⇨ Игорь Рюри­ко­вич, вели­кий князь Киев­ский +945
⇨ Свя­то­слав I Иго­ре­вич, вели­кий Киев­ский 942-972
⇨ Вла­ди­мир I, вели­кий князь Киев­ский +1015
⇨ Яро­слав I Муд­рый, вели­кий князь Киев­ский 978-10S4
⇨ Все­во­лод I, вели­кий князь Киев­ский 1030-1093
⇨ Вла­ди­мир Моно­мах, князь Киев­ский 10S3-1125
⇨ Юрий Дол­го­ру­кий, кн. Вла­ди­мир­ский 1090-1157
⇨ Все­во­лод Ш Боль­шое Гнез­до 1154-1212,
⇨ Кон­стан­тин, вели­кий князь Вла­ди­мир­ский 1186-1219
⇨ Васи­лий, князь Ростов­ский 1209-1238
⇨ Глеб, князь Ростов­ский и Бело­зер­ский 1237-127
⇨ Миха­ил, князь Бело­зер­ский 1263-1292
⇨ Федор, князь Белозерский
⇨ Васи­лий, князь Сугор­ский +1380

Белосельские
Родо­слов­ная схе­ма Бело­сель­ских. Автор Гряз­нов А. Л.
XVI генерація від Рюрика

1. КН. ЮРИЙ ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ И БЕЛО­ЗЕР­СКИЙ (1410-е)

Сын Васи­лия Федо­ро­ви­ча [Васи­лия Рома­но­ви­ча?], бело­зер­ский намест­ник кня­зя Андрея Дмит­ри­е­ви­ча Можай­ско­го, полу­чив­ше­го в 1389 г. в удел Бело­зер­ское кня­же­ство. Юрий Васи­лье­вич в Ростов­ском лето­пис­ном сво­де XV в. и Типо­граф­ской лето­пи­си назван Бело­сель­ским, то, ско­рее все­го имен­но он был пер­вым вла­дель­цем поше­хон­ской воло­сти Белое село и дал фами­лию Бело­сель­ский сво­им потомкам.

К кон­цу XIV в. бело­зер­ские кня­зья были так зави­си­мы от Моск­вы и поли­ти­че­ски неустой­чи­вы, что пере­ход Бело­озе­ра во вла­де­ние Андрея Дмит­ри­е­ви­ча не вызвал ника­ких замет­ных потря­се­ний. После гибе­ли Федо­ра Бело­зер­ский удел достал­ся сыну Васи­лия, Юрию. Юрий Васи­лье­вич пра­вил Бело­озе­ром до того вре­ме­ни, как этот удел духов­ной Дон­ско­го пере­дан был в руки Андрея Дмит­ри­е­ви­ча. Андрей Дмит­ри­е­вич по духов­ной гра­мо­те отца полу­ча­ет Бело­озе­ро со все­ми воло­стя­ми, т. е. в руки это­го кня­зя попа­да­ет вся тер­ри­то­рия Бело­зер­ско­го кня­же­ния, за исклю­че­ни­ем 5 воло­стей, кото­рые оста­лись в рас­по­ря­же­нии кня­ги­ни Федо­сьи. Вся вер­хов­ная власть пере­хо­дит в руки ново­го мос­ков­ско­го кня­зя. Преж­ние само­сто­я­тель­ные кня­зья бело­зер­ские пере­хо­дят на поло­же­ние слу­жи­лых кня­зей Моск­вы. После 1389 г. Юрий Васи­лье­вич стал намест­ни­ком кня­зя Андрея. Сле­до­ва­тель­но, он был пер­вым намест­ни­ком Бело­озе­ра. А отсю­да сле­ду­ет, что дея­тель­ность Юрия как намест­ни­ка пада­ет на послед­ние десятиле­тия XIV в. и на пер­вые деся­ти­ле­тия XV в. Юрий через сво­их тиунов ведал дела­ми Бело­озе­ра. Пра­ва его были не боль­ше, чем у любо­го кня­же­ско­го намест­ни­ка. До нас дошло несколь­ко куп­чих гра­мот игу­ме­на Кирил­ла, кото­рые состав­ле­ны с докла­да тиу­нам кня­зя Юрия Васи­лье­ви­ча 6. В послед­нем слу­чае Кирилл поку­па­ет зем­лю «доло­жа сына Юрье­ва намест­ни­ча Давы­да». У Юрия Васи­лье­ви­ча был сын Давид. 7

Во вла­де­нии Юрия нахо­ди­лась вся запад­ная часть Бело­озе­ра — Белое Село, Андо­ма и Вад­бал. Это вид­но из того, где раз­ме­ща­ют­ся его потом­ки. Сын Юрия, Андрей, вла­де­ет Андо­гою. Но уже в XV в. его вла­де­ния рас­па­да­ют­ся на 2 уде­ла: Андож­ским кня­зем ста­но­вит­ся Миха­ил Андре­евич, а его брат, Иван Андре­евич, полу­ча­ет Вад­баль­скую волость и дает нача­ло кня­зьям Вад­баль­ским. От вну­ка Юрия Васи­лье­ви­ча, Федо­ра Рома­но­ви­ча, идет род Бело­сель­ских, полу­чив­ший это назва­ние от селе­ния Белое Село в южной части Поше­хо­нья, кото­рым вла­дел их пре­док. Его бра­тья Афа­на­сий Васи­лье­вич вла­дел Шеле­шпа­лом, Угле­цой и Дяб­ри­ном, Семен Васи­лье­вич — Согор­зой и Кемой, а Иван Васи­лье­вич — Кар­го­ло­мой и Ухто­мой. Под­черк­нем, что вла­де­ния каж­до­го из Васи­лье­ви­чей состо­я­ли из двух частей, одна из кото­рых нахо­ди­лась на севе­ре, соб­ствен­но в Бело­зе­рье: Андо­ма, Вад­бал, Кар­го­ло­ма и Кема, а дру­гая — на юге княжест­ва, в Поше­хо­нье: Белое Село, Дяб­ри­но, Согор­за, Ухто­ма, Угле­ца, Шеле­шпаль, при­чем южный блок воло­стей обра­зо­вы­вал еди­ный тер­ри­то­ри­аль­ный ком­плекс. Необ­хо­ди­мо отме­тить, что стар­шие вну­ки Васи­лия Согор­ско­го полу­ча­ли вот­чи­ны в Поше­хонье, а млад­шие — в Белозерье.

XVII генерація від Рюрика

2/1. КН. ДАВИД ЮРЬЕ­ВИЧ БЕЛОЗЕРСКИЙ

Упо­мя­нут в одном из актов нача­ла XV в. как сын намест­нич, с докла­да кото­ро­му Кирилл Бело­зер­ский купил неболь­шую вот­чи­ну; по родо­слов­ным без­де­тен, неиз­вест­ны его потом­ки и по дру­гим источникам.

3/1. КН. РОМАН ЮРЬЕ­ВИЧ БЕЛОСЕЛЬСКИЙ

Изве­стен толь­ко по родо­слов­ным. О зем­ле­вла­де­нии Бело­сель­ских в XV в., до их испо­ме­ще­ния в Нов­го­род­ской зем­ле, пря­мые све­де­ния отсут­ству­ют. В заве­щании Ива­на III пря­мо ука­зы­ва­ет­ся, что в соста­ве поше­хон­ских вла­де­ний его мате­ри вели­кой кня­ги­ни Марии Яро­слав­ны нахо­дилась и волость Белое Село16. Сле­до­ва­тель­но, не позд­нее 1485 г. (а воз­мож­но, и 1473 г.) Бело­сель­ские вот­чин в этой во­лости не име­ли. Учи­ты­вая, что в 1480-х гг. Бело­сель­ские нахо­дят­ся на служ­бе у Ива­на Сал­ты­ка Тра­ви­на мож­но предполо­жить, что они вла­де­ли Белым Селом в пер­вой поло­вине XV в., а затем, в 1450-1480-е гг. поте­ря­ли вот­чи­ны и опу­сти­лись по соци­аль­ной лест­ни­це до вас­са­лов бояри­на. Ско­рее все­го, поте­ря вот­чин про­изо­шла в резуль­та­те опа­лы (вряд ли в рас­смат­ри­ва­е­мом слу­чае Мария Яро­слав­на купи­ла волость). При­чи­ной опа­лы мог­ло быть уча­стие Бело­сель­ских в фео­даль­ной войне на сто­роне про­тив­ни­ков Васи­лия II или же опа­ла на отдель­ных чле­нов дво­ра Ива­на Андре­еви­ча Можай­ско­го после его бег­ства в Литву.

4/1. КН. АНДРЕЙ ЮРЬЕ­ВИЧ АНДОЖ­СКИЙ

Стал родо­на­чаль­ни­ком кня­зей Андом­ских. Име­но­ва­ние в родо­слов­цах Андож­ски­ми Миха­и­ла и Семе­на Андре­еви­чей поз­во­ля­ет предполо­жить, что пер­вым фами­лию Андож­ский носил их отец князь Андрей Юрье­вич. Под­твер­жде­ние это­му мы нахо­дим в Ростов­ском собор­ном сино­ди­ке, где Андрей Юрье­вич запи­сан под фа­милией Андож­ский. 8. Из отцов­ско­го уде­ла князь Андрей полу­чил зем­ли по реке Андо­ге и Вад­боль­скую волость. Родо­вым гнез­дом Андом­ских мож­но счи­тать Андом­скую волость, рас­по­ло­жен­ную при сли­я­нии рек Андо­га и Суда. Пря­мое ука­за­ние на вла­де­ние Андом­ски­ми вот­чи­на­ми в этой воло­сти име­ет­ся в кни­ге езо­вых и оброч­ных воло­стей Бело­зер­ско­го уез­да 1585 г. где гово­рит­ся о вот­чи­нах кня­зей Ива­на Васи­лье­ви­ча Мень­шо­го и его пле­мян­ни­ка Андрея Ива­но­ви­ча Андом­ских. 9 Уже в сере­дине XVI в. зна­чи­тель­ная часть Андом­ской воло­сти попа­ла в руки кня­зей Кри­во­бор­ских, точ­нее Ива­на Алек­сан­дро­ви­ча Кри­во­бор­ско­го, кото­рый заве­щал свою вот­чи­ну пяте­рым сыно­вьям. Часть вот­чи­ны Ива­но­ви­чи пере­да­ли в Тро­и­це-Сер­ги­ев мона­стырь (Тро­иц­кие Тани­щи), а часть – в Кирил­ло-Бело­зер­ский (Кирил­лов­ские Тани­щи). Кро­ме того, дочь одно­го из бра­тьев полу­чи­ла в при­да­ное село Анду­гу в Бело­зер­ском уез­де. 10

XVIII генерація від Рюрика

5/3. КН. ФЕДОР РОМА­НО­ВИЧ БЕЛОСЕЛЬСКИЙ

Изве­стен толь­ко по родо­слов­ным. Жил в XV в.

6/3. КН. ИВАН РОМА­НО­ВИЧ БЕЛОСЕЛЬСКИЙ

по уде­лу князь Бело­сель­ский; жил в XV в. Изве­стен толь­ко по родо­слов­ным; бездетен.

7/3. КН. ВАСИ­ЛИЙ РОМА­НО­ВИЧ БЕЛОСЕЛЬСКИЙ

жил в XV веке. Изве­стен толь­ко по родо­слов­ным; бездетен.

XIX генерація від Рюрика

8/5. КН. ГАВ­РИ­ЛА ФЁДО­РО­ВИЧ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ (1500)

пер­вый сын Фёдо­ра Рома­но­ви­ча; в 1500 поме­щик Новг. Водск. пят. Родо­на­чаль­ник вод­ской вет­ви кня­зей Белосельских. 

Инфор­ма­ция родо­слов­ных рос­пи­сей об испо­ме­ще­нии Гав­ри­и­ла Бело­сель­ско­го в Нов­го­ро­де под­твер­жда­ет­ся выпис­кой из пис­цо­вых книг Дмит­рия Кита­е­ва. В ней ука­за­но, что Гав­ри­и­лу Федо­ро­ви­чу Бело­сель­ско­му, быв­ше­му «чело­ве­ку» Сал­ты­ка Тра­ви­на, в Кар­галь­ском пого­сте Вод­ской пяти­ны была отде­ле­на (вме­сте Ники­той Ники­ти­чем Бекле­ми­ше­вым) волост­ка Ива­на Васи­лье­ви­ча Мало­го. 11 В ито­го­вых дан­ных этой пис­цо­вой кни­ги ука­за­но, что в Кар­галь­ском пого­сте «испо­ме­ще­ны 3 семьи: Гав­ри­ил Федо­ров сын Бело­сель­ско­го сал­ты­ков­ский чело­век Тра­ви­на с детьми 12, да Иваш­ко Мура­вье­вы Оло­тов­ско­го. 13 Сле­до­ва­тель­но, ука­зан­ные в родо­слов­ной дети Гав­ри­и­ла, на момент состав­ле­ния пис­цо­вой кни­ги 1500 г., уже были доста­точ­но взрос­лы­ми, что­бы писец счел необ­хо­ди­мым их упо­мя­нуть, но еще не были год­ны к служ­бе 14. Одна­ко, в пис­цо­вой кни­ге Шелон­ской пяти­ны 1498 г. упо­ми­на­ет­ся князь Иван Федо­ро­вич Бело­сель­ский, кото­ро­го мож­но счи­тать бра­том кня­зя Гав­ри­ла Федо­ро­ви­ча Бело­сель­ско­го, вла­дев­ше­го в это же вре­мя поме­стьем в Копор­ском у. Вод­ской пяти­ны. Сле­до­ва­тель­но, и отец Гав­ри­ла и Ива­на уже носил фами­лию Белосельский.

9/5. КН. ИВАН ФЕДО­РО­ВИЧ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ (1498)

сын Фёдо­ра Рома­но­ви­ча; испо­ме­щен в Бол­чин­ском пого­сте Шелон­ской пятины.
15 Родо­на­чаль­ник шелон­ской вет­ви кня­зей Белосельских.

В Румян­цев­ском родо­слов­це запи­са­но: «А Федо­ров сын Гав­ри­ло Бело­сель­ской, был в Нове­го­ро­де на поме­стье, а детей его: Шемя­ка да Яков, да Мики­та. А у Ива­на дети: Воло­ди­мер да Васи­лей, да Иван.» 16

Про­ис­хож­де­ние этой линии Бело­сель­ских выяс­ня­ет­ся бла­го­да­ря пис­цо­вой кни­ге Шелон­ской пяти­ны 1498 г. По ней поме­стьем в Бол­чин­ском пого­сте вла­дел кн. Иван Федо­ро­вич Бело­сель­ский 17, кото­ро­го мож­но счи­тать бра­том кня­зя Гав­ри­ла Федо­ро­ви­ча Бело­сель­ско­го, вла­дев­ше­го в это же вре­мя поме­стьем в Копор­ском у. Вод­ской пяти­ны. 18 Состав его поме­стья пол­но­стью тож­де­ствен поме­стью, чис­лив­ше­му­ся в 1539 г. за вдо­вой Ива­на Шара­па Бело­сель­ско­го Ека­те­ри­ной. Поэто­му очень веро­ят­ным пред­став­ля­ет­ся пря­мое род­ство Ива­на Федо­ро­ви­ча и Ива­на Шара­па Бело­сель­ских. Ско­рее все­го, муж Ека­те­ри­ны был сыном Ива­на Федо­ро­ви­ча. Таким обра­зом, эту линию Бело­сель­ских уда­ет­ся про­сле­дить до рубе­жа XV – XVI вв. Само­го Ива­на Федо­ро­ви­ча, кото­рый был совре­мен­ни­ком извест­но­го по родо­слов­ной Гав­ри­и­ла Федо­ро­ви­ча, мож­но счи­тать его бра­том. Во вся­ком слу­чае, Гав­ри­ил и Иван при­над­ле­жа­ли к одно­му поко­ле­нию и име­ли оди­на­ко­вое отче­ство. Посколь­ку в преды­ду­щем поко­ле­нии Бело­сель­ских кро­ме их отца дру­гих Федо­ров не было, то такая сте­пень род­ства пред­став­ля­ет­ся един­ствен­но воз­мож­ной. 19

XX генерація від Рюрика

10/8. КН. ИВАН ШЕМЯ­КА ГАВ­РИ­И­ЛО­ВИЧ БЕЛОСЕЛЬСКИЙ

пер­вый сын Гав­ри­лы Федо­ро­ви­ча. В 1685 г. была пред­став­ле­на в Раз­ряд­ный при­каз рос­пись Бело­сель­ских детьми Ники­фо­ра Бело­сель­ско­го. По срав­не­нию с Госу­да­ре­вым родо­слов­цем в ней была допол­не­на толь­ко ветвь, шед­шая от Шемя­ки Гав­ри­ло­ви­ча, инфор­ма­ция же о дру­гих вет­вях Бело­сель­ских отсут­ству­ет и толь­ко ука­за­но, что они пре­сек­лись. Кро­ме того, наме­рен­но или спе­ци­аль­но как одно лицо были ука­за­ны Шемя­ка Гав­ри­ло­вич и Ели­за­рий Кур­бат. 20

Лите­ра­ту­ра: Гряз­нов А. Л. «Пове­лись оне в Нове­го­ро­де»: мест­ни­че­ское дело кня­зей Бело­зер­ских 1649 г. // Очер­ки фео­даль­ной Рос­сии. Вып. 21 / Ред. Л. А. Тимо­ши­на. — М.; СПб.: Аль­янс-Архео, 2020. — 592 с., ил., пер.

11/8. КН. ЯКОВ ЛЕВАШ ГАВ­РИ­ЛО­ВИЧ БЕЛОСЕЛЬСКИЙ

вто­рой сын Гав­ри­лы Федо­ро­ви­ча. Был вто­рым вое­во­дой пол­ка левой руки в Полоц­ком похо­де 1551 г.

12/8. КН. НИКИ­ТА ГАВ­РИ­И­ЛО­ВИЧ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ (1532, (†1540/1545)

тре­тий сын Гав­ри­лы Федо­ро­ви­ча. В 1532/33 г. Ники­та Гав­ри­ло­вич Бело­сель­ский был послу­хом в дан­ной на холо­пов Оста­фия Кре­не­ва и, оче­вид­но, нов­го­род­ским поме­щи­ком. 21 В при­пра­воч­ной пис­цо­вой кни­ге двор­цо­вых земель Вод­ской пяти­ны 1550/51 г. об одном из земель­ных вла­де­ний «в Кли­мец­ком пого­сте в Тесо­ве» ска­за­но, что оно было дано кня­зю Мики­те Гав­ри­ло­ву с. Бело­сель­ско­го и его детям Ондрей­цу и Гри­де в 1540/41 г., а затем в 1545/46 г. обме­не­но Гри­го­ри­ем и Васи­ли­ем Мики­ти­ны­ми детьми Бело­сель­ско­го Васи­лию и Ива­ну Ефа­но­вым. 22

В рос­пи­си оши­боч­но добав­ле­но лиш­нее поко­ле­ние (в виде Ники­ты Ники­ти­ча), а у Ники­ты Гав­ри­ло­ви­ча был не один, а трое сыно­вей (Гри­го­рий, Андрей и Васи­лий). 23 Имен­но в Вод­ской пятине рас­по­ла­га­лись вла­де­ния этой вет­ви Белосельских. 

13/9. КН. ВЛА­ДИ­МИР ИВА­НО­ВИЧ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ (1539,1583)

пер­вый сын Ива­на Федо­ро­ви­ча: поме­щик Шелон­ской пятины.

По пис­цо­вой кни­ге Шелон­ской пяти­ны 1539 г. бра­тья Вла­ди­мир и Васи­лий Сли­ток Ива­но­ви­чи вла­де­ли ста­ры­ми поме­стья­ми в Бель­ском пого­сте. 24 При­чем вме­сте с Вла­ди­ми­ром слу­жил его сын Пост­ник. По дозор­ной кни­ге Пор­хов­ско­го уез­да две пусто­ши из быв­ше­го поместья
Пост­ни­ка в Бель­ском пого­сте чис­ли­лись в пороз­жих зем­лях. 25. В гра­мо­те царя Ива­на 26 от 17 авгу­ста 62 года (1554 г.) об отстав­ке от служ­бы за ста­ро­стью и болез­нью кня­зей Вла­ди­ми­ра и Васи­лия Ива­но­ви­чей Бело­сель­ских, чита­ем такое при­ка­за­ние нов­го­род­ским дья­кам: «и вы б их в десят­ни­це погла­ди­ли, а в их место напи­са­ли княж Воло­ди­ме­ро­ва сына Кур­бат­ка да княж Васи­лье­ва вну­ка Семей­ку княж Андре­ева сына Бело­сель­ско­го». Отстав­лен­ные от служб вычер­ки­ва­ют­ся на месте в десятне по рас­по­ря­же­нию из Разряда.

14/9. КН. ВАСИ­ЛИЙ СЛИ­ТОК ИВА­НО­ВИЧ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ (1532,1561)

вто­рой сын Ива­на Федо­ро­ви­ча; помещ. Новг. Шелон. пят. По пис­цо­вой кни­ге Шелон­ской пяти­ны 1539 г. бра­тья Вла­ди­мир и Васи­лий Сли­ток Ива­но­ви­чи вла­де­ли ста­ры­ми поме­стья­ми в Бель­ском пого­сте. 27 При­чем вме­сте с Вла­ди­ми­ром слу­жил его сын Пост­ник. В гра­мо­те царя Ива­на 28 от 17 авгу­ста 62 года (1554 г.) об отстав­ке от служ­бы за ста­ро­стью и болез­нью кня­зей Вла­ди­ми­ра и Васи­лия Ива­но­ви­чей Бело­сель­ских, чита­ем такое при­ка­за­ние нов­го­род­ским дья­кам: «и вы б их в десят­ни­це погла­ди­ли, а в их место напи­са­ли княж Воло­ди­ме­ро­ва сына Кур­бат­ка да княж Васи­лье­ва вну­ка Семей­ку княж Андре­ева сына Бело­сель­ско­го». Отстав­лен­ные от служб вычер­ки­ва­ют­ся на месте в десятне по рас­по­ря­же­нию из Раз­ря­да. Несмот­ря на ука­за­ние в цар­ской гра­мо­те 1554 г. на то, что Васи­лий и Вла­ди­мир Бело­сель­ские ста­ры и боль­ны, еще в 1561 г. Васи­лий здрав­ство­вал и про­дол­жал жить в сво­ем преж­нем поме­стье, кото­рое, после гибе­ли осе­нью 1559 г. его стар­ше­го вну­ка Семе­на, было пере­да­но бра­ту послед­не­го – Леон­тию. Неболь­ши­ми частя­ми это­го поме­стья вла­де­ли вдо­ва Семе­на Андре­еви­ча Акси­нья и дво­ю­род­ный брат – Пост­ник Вла­ди­ми­ро­вич Бело­сель­ский. 29 В 1571 г. Пост­ник назван в чис­ле пору­чи­те­лей по кн. Иване Федо­ро­ви­че Мсти­слав­ском. 30

15/9. КН. ИВАН ШАРАП ИВА­НО­ВИЧ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ († до 1539) 

сын Ива­на Федо­ро­ви­ча; помещ. Новг. Шелон. пят. Состав поме­стья Ива­на Федо­ро­ви­ча 1498 г. пол­но­стью тож­де­ствен поме­стью, чис­лив­ше­му­ся в 1539 г. за вдо­вой Ива­на Шара­па Бело­сель­ско­го Ека­те­ри­ной. Поэто­му очень веро­ят­ным пред­став­ля­ет­ся пря­мое род­ство Ива­на Федо­ро­ви­ча и Ива­на Шара­па Бело­сель­ских. Ско­рее все­го, муж Ека­те­ри­ны был сыном Ива­на Федоровича. 

∞, ЕКА­ТЕ­РИ­НА ….. ….. .

XXI генерація від Рюрика

16/10. КН. …… УТЕ­ЗЯ ИВА­НО­ВИЧ БЕЛОСЕЛЬСКИЙ

В при­пра­воч­ной кни­ге двор­цо­вых земель Вод­ской пяти­ны ска­за­но, что в 1542/43 г. в Тесов­ской воло­сти на госу­да­ря было отпи­са­но «поме­стье, что было при­да­но Уте­зю да Офо­на­сью Ива­но­вым детям Бело­сель­ско­го». 31 При­ме­ча­тель­но, что сосе­дя­ми бра­тьев Бело­сель­ских были бра­тья Олу­пов­ские, веро­ят­но, потом­ки Пущи Олу­по­в­ско­го, кото­рый в кон­це XV в. был сосе­дом Гав­ри­и­ла Бело­сель­ско­го. 32

17/10. КН. АФА­НА­СИЙ ИВА­НО­ВИЧ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ (†1552)

В при­пра­воч­ной кни­ге двор­цо­вых земель Вод­ской пяти­ны ска­за­но, что в 1542/43 г. в Тесов­ской воло­сти на госу­да­ря было отпи­са­но «поме­стье, что было при­да­но Уте­зю да Офо­на­сью Ива­но­вым детям Бело­сель­ско­го». 33 При­ме­ча­тель­но, что сосе­дя­ми бра­тьев Бело­сель­ских были бра­тья Олу­пов­ские, веро­ят­но, потом­ки Пущи Олу­по­в­ско­го, кото­рый в кон­це XV в. был сосе­дом Гав­ри­и­ла Бело­сель­ско­го. 34

Погиб при взя­тии Каза­ни в 1552 г. 35

18/12. КН. АНДРЕЙ НИКИ­ТИЧ БЕЛОСЕЛЬСКИЙ

В при­пра­воч­ной пис­цо­вой кни­ге двор­цо­вых земель Вод­ской пяти­ны 1550/51 г. об одном из земель­ных вла­де­ний «в Кли­мец­ком пого­сте в Тесо­ве» ска­за­но, что оно было дано кня­зю Мики­те Гав­ри­ло­ву с. Бело­сель­ско­го и его детям Ондрей­цу и Гри­де в 1540/41 г., а затем в 1545/46 г. обме­не­но Гри­го­ри­ем и Васи­ли­ем Мики­ти­ны­ми детьми Бело­сель­ско­го Васи­лию и Ива­ну Ефа­но­вым. 36

19/12. КН. ГРИ­ГО­РИЙ (ГРИ­ДЯ) НИКИ­ТИЧ БЕЛОСЕЛЬСКИЙ

В при­пра­воч­ной пис­цо­вой кни­ге двор­цо­вых земель Вод­ской пяти­ны 1550/51 г. об одном из земель­ных вла­де­ний «в Кли­мец­ком пого­сте в Тесо­ве» ска­за­но, что оно было дано кня­зю Мики­те Гав­ри­ло­ву с. Бело­сель­ско­го и его детям Ондрей­цу и Гри­де в 1540/41 г., а затем в 1545/46 г. обме­не­но Гри­го­ри­ем и Васи­ли­ем Мики­ти­ны­ми детьми Бело­сель­ско­го Васи­лию и Ива­ну Ефа­но­вым. 37

20/12. КН. ВАСИ­ЛИЙ НИКИ­ТИЧ БЕЛОСЕЛЬСКИЙ

сын Ники­ты Гав­ри­ло­ви­ча; поме­щик Вод­ской пятины. 

По родо­слов­цу Ники­фо­ра Бело­сель­ско­го «а у кня­зя Васи­лья Ники­ти­ча дети — боль­шой сын князь Бог­дан, дру­гой — князь Заха­рей был без­де­тен, тре­тей — князь Михай­ло, без­де­тен же. А иные дети были у кня­зя Васи­лья Ники­ти­ча, и те дети поби­ты как Кля­ус Хля­мин вое­вал Ноуго­родц­кой уезд. И в те поры уби­ли у кня­зя Васи­лья два сына, а ево с женою и з досталь­ны­ми детьми взя­ли в полон. И в поло­ну был мно­гие лета, и госу­дарь пожа­ло­вал, велел ево ис поло­ну выку­пить». 38

В 1571 г. Васи­лий Ники­тич Бело­сель­ский был запи­сан сре­ди пору­чи­те­лей по кня­зе Иване Федо­ро­ви­че Мсти­слав­ском. 39 В 1571 и 1585 годах Васи­лий Бело­сель­ский упо­ми­на­ет­ся как поме­щик Николь­ско­го Тодож­ско­го пого­ста Вод­ской пяти­ны 40 В 1583/84 г. был одним из тех, кто полу­чил поме­стье из Хре­пель­ской двор­цо­вой воло­сти. 41 Поме­щик При­буж­ско­го пого­ста в 1601/02 г. 42 Поме­щик При­буж­ско­го пого­ста Шелон­ской пяти­ны в июле 1607 г., поме­стье сто­я­ло пустым. 43.

Детьми Васи­лия Ники­ти­ча были те самые Заха­рий и Миха­ил Васи­лье­ви­чи Бело­сель­ские, о кото­рых упо­мя­ну­то в мест­ни­че­ском деле 1649 г. В 1596 г. они были сре­ди нови­ков, повер­стан­ных по Вод­ской пятине. 44

21/13. КН. …… ПОСНИК ВЛА­ДИ­МИ­РО­ВИЧ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ (1539,1576)

пер­вый сын Вла­ди­ми­ра Ива­но­ви­ча; помещ. Новг. Шелон. пят. По пис­цо­вой кни­ге Шелон­ской пяти­ны 1539 г. бра­тья Вла­ди­мир и Васи­лий Сли­ток Ива­но­ви­чи вла­де­ли ста­ры­ми поме­стья­ми в Бель­ском пого­сте. 45 При­чем вме­сте с Вла­ди­ми­ром слу­жил его сын Пост­ник. По дозор­ной кни­ге Пор­хов­ско­го уез­да две пусто­ши из быв­ше­го поместья
Пост­ни­ка в Бель­ском пого­сте чис­ли­лись в пороз­жих зем­лях. 46.
Несмот­ря на ука­за­ние в цар­ской гра­мо­те 1554 г. на то, что Васи­лий и Вла­ди­мир Бело­сель­ские ста­ры и боль­ны, еще в 1561 г. Васи­лий здрав­ство­вал и про­дол­жал жить в сво­ем преж­нем поме­стье, кото­рое, после гибе­ли осе­нью 1559 г. его стар­ше­го вну­ка Семе­на, было пере­да­но бра­ту послед­не­го – Леон­тию. Неболь­ши­ми частя­ми это­го поме­стья вла­де­ли вдо­ва Семе­на Андре­еви­ча Акси­нья и дво­ю­род­ный брат – Пост­ник Вла­ди­ми­ро­вич Бело­сель­ский. 47 Семью года­ми (1568 г. июля 5) спу­стя жена его дво­ю­род­но­го пле­мян­ни­ка, Акси­нья Бело­сель­ская, все еще была жива-здо­ро­ва, в мона­стырь не ушла и замуж не торо­пи­лась, и, види­мо, дру­го­му пле­мян­ни­ку Леон­тию надо­е­ло ждать, пока она осво­бо­дит место, поче­му он сумел добить­ся, что­бы ему пере­да­ли от вдо­вье­го поме­стья 26 чет­вер­тей паш­ни «в одном поле» да двух мужи­ков, уже извeст­но­го нам Васю­ка Мар­ко­ва да Усти­на Мар­ко­ва и Иван­ко «при­ход­ца». Вдо­ви­ца же оста­ва­лась с 40 чет­вер­тя­ми «доб­рой зем­ли» «поме­стья про­жи­точ­но­го», и эти 40 чет­вер­тей госу­да­ре­вы дья­ки раз­де­ли­ли в «пожид» меж­ду Леон­ти­ем (12 четей) и Пост­ни­ком ( 28 четей) Бело­сель­ски­ми, и кня­зьям пред­пи­сы­ва­лось, что «пока­ме­ста вдо­ва Оксе­нья на том сво­ем поме­стье пожи­вет, и кня­зю Пост­ни­ку ее поме­стьем дват­ца­тью осмью чет­вер­тя­ми, а кня­зю Леонтью дву­нат­ца­тью чет­вертьми, не вла­де­ти и паш­ни на собя не поха­ти и со кре­стьян обро­ку не има­ти…». 48

22/13. КН. ЕЛИ­ЗА­РИЙ КУР­БАТ ВЛА­ДИ­МИ­РО­ВИЧ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ (1569, † 1569/04.11.1572)

вто­рой сын Вла­ди­ми­ра Ива­но­ви­ча; помещ. Новг. Шелон. пят. Реаль­ное про­ис­хож­де­ние Кур­ба­та выяс­ня­ет­ся из цар­ской гра­мо­ты 1554 г., по кото­рой из-за ста­ро­сти и болез­ней были отстав­ле­ны от служ­бы Вла­ди­мир и Васи­лий Ива­но­вы дети Бело­сель­ско­го. Вме­сто них было ука­за­но слу­жить вну­ку Васи­лия Семе­ну Андре­еву сыну Бело­сель­ско­го и сыну Вла­ди­ми­ра Кур­ба­ту. 49 Под­твер­жде­ние ука­за­ния рос­пи­си на хри­сти­ан­ское имя Кур­ба­та Ели­за­рий мож­но видеть в одной из нов­го­род­ских кабал кон­ца XVI в. По ней некий Оме­льян­ка Васи­льев занял пять руб­лей у кня­зя Ива­на Ели­за­рье­ва сына Бело­сель­ско­го, при­чем, в кабаль­ной кни­ге отме­че­но, что эту каба­лу пред­ста­вил князь Иван княж Кур­ба­тов сын Бело­сель­ский, 50 кото­рый, надо пола­гать, был одним лицом с при­об­ре­та­те­лем холо­па Ива­ном Ели­за­рье­ви­чем Бело­сель­ским. Сле­до­ва­тель­но, Кур­бат дей­стви­тель­но носил хри­сти­ан­ское имя Елизарий.

В июне 1569 г. в отказ­ной кни­ге на поме­стье в Бол­чин­ском пого­сте Шелон­ской пяти­ны совла­дель­ца­ми одной из дере­вень назва­ны Кур­бат, Сте­пан и Гри­ша Воло­ди­ме­ро­вы дети Бело­сель­ско­го. 51 В нояб­ре 1572 г. про­жи­точ­ным поме­стьем вдо­вы Кур­ба­та кня­ги­ни Ека­те­ри­ны были пожа­ло­ва­ны Семен и Гри­го­рий Хар­ла­мо­вы, а в одном из дво­ров жил млад­ший брат Кур­ба­та Гри­го­рий. 52

∞, ЕКА­ТЕ­РИ­НА …… …… (1572).

23/13. КН. ГРИ­ГО­РИЙ ВЛА­ДИ­МИ­РО­ВИЧ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ (1569,1572)

тре­тий сын Вла­ди­ми­ра Ива­но­ви­ча; сын бояр­ский Шелон­ской пяти­ны. Веро­ят­но, имен­но Гри­го­рий Вла­ди­ми­ро­вич и его сын Иван Гри­го­рье­вич тож­де­ствен­ны Гри­го­рию Ива­но­ви­чу и Ива­ну Гри­го­рье­ви­чу, в рос­пи­си кн. Ники­фо­ра отне­сен­ным к потом­кам Яко­ва Гав­ри­ло­ви­ча. Сле­до­ва­тель­но, в дан­ном слу­чае мы видим при­пис­ку одной из линий потом­ков Ива­на Федо­ро­ви­ча к линии потом­ков его бра­та Гавриила.

В июне 1569 г. в отказ­ной кни­ге на поме­стье в Бол­чин­ском пого­сте Шелон­ской пяти­ны совла­дель­ца­ми одной из дере­вень назва­ны Кур­бат, Сте­пан и Гри­ша Воло­ди­ме­ро­вы дети Бело­сель­ско­го. В нояб­ре 1572 г. про­жи­точ­ным поме­стьем вдо­вы Кур­ба­та кня­ги­ни Ека­те­ри­ны были пожа­ло­ва­ны Семен и Гри­го­рий Хар­ла­мо­вы 53, а в одном из дво­ров жил млад­ший брат Кур­ба­та Гри­го­рий. В каче­стве нов­го­род­ско­го поме­щи­ка (к ста­рин­но­му поме­стью Бело­сель­ских в Бель­ском пого­сте он доба­вил еще поме­стье в сосед­нем Высоц­ком пого­сте) Гри­го­рий Вла­ди­ми­ро­вич упо­ми­на­ет­ся в 1580–1600-х гг. (послед­ний раз в 1606/1607 г.) Напри­мер, его поме­стья в Бель­ском и Дегож­ском пого­стах упо­ми­на­ют­ся в дозор­ной кни­ге Пор­хов­ско­го уез­да 1584/85 г. 54 В 1584/85 г. запи­сал за себя холо­па. 55

Поме­щик Рож­де­ствен­ско­го Бель­ско­го пого­ста в 1585/86 г. 56 30 янва­ря 1598 г. поло­жил кабаль­ные запи­си в Нов­го­ро­де 57 Поме­щик Высоц­ко­го пого­ста в кон­це 1601 г. 58 Поме­щик Высоц­ко­го пого­ста в 1606/07 г. К октяб­рю 1611 г. его поме­стье (сц. Дедо­че­во) пере­шло его сыну Ива­ну. 59

23/13. КН. СТЕ­ПАН ВЛА­ДИ­МИ­РО­ВИЧ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ (1569)

чет­вер­тый сын Вла­ди­ми­ра Ива­но­ви­ча; помещ. Новг. Шелон. пят. В июне 1569 г. в отказ­ной кни­ге на поме­стье в Бол­чин­ском пого­сте Шелон­ской пяти­ны совла­дель­ца­ми одной из дере­вень назва­ны Кур­бат, Сте­пан и Гри­ша Воло­ди­ме­ро­вы дети Бело­сель­ско­го. 60

25/14. КН. АНДРЕЙ ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ († до 29.07.1561)

помещ. Новг. Шелон.пят.; сын Вас. Ив. Слитка.

∞ …… …… …… († до 29.07.1561), вто­рым бра­ком за Игна­ти­ем Голощаповым.

26/14. КН. ДМИТ­РИЙ ИВА­НО­ВИЧ ШАРО­ПОВ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ (1539, †02.10.1552, Казань)

вто­рой сын Ива­на Шаро­по­ва и Ека­те­ри­ны; помещ. Новг. Шелон. пят., Вели­ко­луц. у. В пис­цо­вой кни­ге Шелон­ской пяти­ны 1539 г. упо­ми­на­ет­ся еще вдо­ва Ека­те­ри­на княж Ива­нов­ская жена Шара­по­ва Бело­сель­ско­го с детьми Дмит­ри­ем и Иваном60. Дмит­рий погиб при взя­тии Каза­ни в 1552 году.

27/14. КН. ИВАН ИВА­НО­ВИЧ ШАРО­ПОВ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ (1539,1571)

помещ.-Новг.-Шелон.пят. 1С:: Ив. ШАРО­ПОВ. :Екатерина.в пис­цо­вой кни­ге Шелон­ской пяти­ны 1539 г. упо­ми­на­ет­ся еще вдо­ва Ека­те­ри­на княж Ива­нов­ская жена Шара­по­ва Бело­сель­ско­го с детьми Дмит­ри­ем и Ива­ном [НПК. Т. 4. Стб. 408.] млад­ший из бра­тьев – Иван, веро­ят­нее все­го, тож­де­ствен Ива­ну Ива­но­ву сыну Бело­сель­ско­му, запи­сан­но­му в чис­ле слу­жи­лых людей, пору­чив­ших­ся в 1571 г. по кн. Иване Федо­ро­ви­че Мсти­слав­ском 61

XXII генерація від Рюрика

28/17. КН. ИВАН АФА­НА­СЬЕ­ВИЧ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ (1571)

В 1571 помещ. С:Аф.Ив.владел поме­стьем в Кар­галь­ском пог. Вод­ской пяти­ны ранее 1571 г. (в этом году быв­шая его помест­ная дерев­ня была пере­да­на Семе­ну Муравьеву).

К чис­лу потом­ков Гав­ри­и­ла Федо­ро­ви­ча мож­но отне­сти кня­зя Ива­на Афа­на­сье­ва с. Белосельского,транее 1571 г. вла­дев­ше­го поме­стьем в Кар­галь­ском пого­сте Вод­ской пяти­ны. 62 Судя по отче­ству, он мог быть сыном Афа­на­сия Ива­но­ви­ча Бело­сель­ско­го, погиб­ше­го при взя­тии Каза­ни в 1552 г. 63

29/20. КН. БОГ­ДАН ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ (1596,1604)

сын-боярск. помещ.-Новг.-Водск.пят., сын Вас. Ник. По десятне 1598/99 г. слу­жил дво­ро­вым сыном бояр­ским с окла­дом в 400 чет­вер­тей, полу­чав­шим день­ги из чет­вер­ти. К 1603/04 г. скон­чал­ся. 64 5 фев­ра­ля 1599 г. он полу­чил вме­сте с кн. Заха­ри­ем и кн. Миха­и­лом Бело­сель­ски­ми часть поме­стья кн. Ива­на Мещер­ско­го в Дудо­ров­ском и Ижер­ском пого­стах (Отдел подья­чим Бог­да­ном Лео­ни­до­вым части поме­стья кн. Ива­на Мещер­ско­го во Вве­ден­ском Дудо­ров­ском пого­сте Ива­ну Мат­ве­е­ву сыну Хому­то­ва и дру­гой части поме­стья кн. И.Мещерского в Кипен­ском и Дудо­ров­ском пого­стах кня­зьям Бог­да­ну, Заха­рию и Миха­и­лу Бело­сель­ским, а так­же кн. З. и М. Бело­сель­ским части поме­стья кн. Тимо­фея Мещер­ско­го в Дудо­ров­ском и Николь­ском Ижер­ском пого­стах. 1599. 5.02 // РГА­ДА, ф. 1209, д. 16960, л. 25-36). В 1596/97 г. судил­ся с Ива­ном Каш­ка­ро­вым: искал на нем своз­ных жер­дей, а тот на кн. Бог­дане :боя и 5 руб­лей денег (Кни­ги пере­пис­ные суд­ным и раз­бой­ным и тати­ным делам и запис­кам и кни­гам при­ход­ным пошлин­ным ден­гам с суд­ных и с управ­ных дел и холо­пьим кни­гам, кото­рые дела были в Суд­ном при­ка­зе при раз­ных вое­во­дах и вла­ды­ках. 1584-1605 // СПбИИ, кол. 2, оп. 1, д. 12, л. 37 об.).В 1602 г. Дмит­ри­ев­ском Горо­ден­ском пог. Вод­ской пяти­ны упо­ми­на­ет­ся про­жи­точ­ное поме­стье его вдо­вы Аку­ли­ны. 65

∞, АКУ­ЛИ­НА /ИН. АЛЕКСАНДРА/ ….. ….. (1692).

30/20. КН. ЗАХА­РИЙ ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ (1596, † 1639/49)

сын Васи­лия Ники­ти­ча; сын бояр­ский Вод­ской пяти­ны, вое­во­да (1613) моск.двн. (1627,1639). В чело­бит­ной и сво­их пока­за­ни­ях пред­ста­ви­те­ли кня­зей Бело­зер­ских назы­ва­ли Заха­рия и Миха­и­ла Васи­лье­ви­чей дядья­ми Ники­фо­ра Ива­но­ви­ча, но по рос­пи­си Ники­фо­ра они полу­ча­лись его чет­ве­ро­ю­род­ны­ми бра­тья­ми, при­чем млад­ши­ми по гене­а­ло­ги­че­ско­му счету. 

В 1596 г. Заха­рий и Миха­ил Васи­лье­ви­чи были сре­ди нови­ков, повер­стан­ных по Вод­ской пятине.
66 В 1596/97 г. с ним судил­ся Иван Крас­но­сле­пов. 67

5 фев­ра­ля 1599 г. полу­чил вме­сте с кн. Бог­да­ном и кн. Миха­и­лом Бело­сель­ски­ми часть поме­стья кн. Ива­на Мещер­ско­го в Дудо­ров­ском и Ижер­ском пого­стах, в том чис­ле «на уса­ди­ще (пус) Яку­ни­но да (пус) Мик­ка­ле­во, что князь Иван Мещер­ский при­пу­стил в уса­ди­ще в Стрил­ню, паш­ни пере­ло­гом трит­цать чети в поле, а в дву по тому ж, три обжи, а на те пусто­ши доста­лось кня­зю Заха­рью изо княж Ива­нов­ско­го уса­ди­ща и(с) Стрилне Мав­ко­ла тож двор при­каз­щи­ков, а во дво­ре хором: изба да сени да клить да мша­ник да мыл­ня с при­сти­ном (так) да три хле­вы да избуш­ка людц­кая да конюш­ня руб­ле­ная, что сто­ит за воро­ты в стру­бех (?так), а во?…> те хоро­мы на пустош на Яку­ни­но княж Заха­рье­вым да княж Бог­да­но­вым ?…> да княж Михай­ло­вым (к) всем соп­ча, а уго­дья кня­зю Заха­рью к тим пусто­шам в уса­ди­ще в реч­ке в Стрелне рыб­ная лов­ля треть кола». 68

Поме­щик Дудо­ров­ско­го пого­ста вес­ной 1602 г. 69

По десятне 27 сен­тяб­ря 1605 г. сын бояр­ский Вод­ской пяти­ны, в десятне 1603/04 г. напи­сан­ный в горо­до­вых, а по десятне 1605 г. напи­сан­ный в дво­ро­вых с новым окла­дом в 450 чет­вер­тей 70 Поме­щик Дудо­ров­ско­го пого­ста в 1607/08 г. 71

По чело­бит­ной его бра­та, кн. Миха­и­ла, после боя под Иоси­фо-Воло­ко­лам­ским мона­сты­рем был пле­нен «людь­ми Шуй­ско­го» 72 Поме­щик Дудо­ров­ско­го пого­ста в 1612 г. (дд. Яку­ни­но, Ело­вое и Оси­но­вое) 73 В 1612/13 г. 250 чет­вер­тей его поме­стья ото­шло кн. Ива­ну Гри­го­рье­ву Мещер­ско­му. К это­му вре­ме­ни отъ­е­хал во Псков. 74 В бояр­ской кни­ге 1639 г. отме­че­но, что Заха­рий умер.

∞, АВДО­ТЬЯ ….. ….. . В 1612/13 г. полу­чи­ла на про­жи­ток 50 чет­вер­тей из муж­ни­на поме­стья, «до тех мест, как муж ее князь Заха­рей выедет изо Пско­ва». 75

31/20. КН. МИХА­ИЛ ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ (1596,1637)

сын Васи­лия Ники­ти­ча; сын бояр­ский Вод­ской пяти­ны, вот­чин­ник Суз­даль­ско­го уез­да. Новик (1596) моск.двн. (1616,1637), воев.Вязьма (1610,1617), воев.Торжок (1612,1614), воев. Сама­ра (1614,1615), воев. Бере­зо­ва (1627), воев. Белая (1632). В чело­бит­ной и сво­их пока­за­ни­ях пред­ста­ви­те­ли кня­зей Бело­зер­ских назы­ва­ли Заха­рия и Миха­и­ла Васи­лье­ви­чей дядья­ми Ники­фо­ра Ива­но­ви­ча, но по рос­пи­си Ники­фо­ра они полу­ча­лись его чет­ве­ро­ю­род­ны­ми бра­тья­ми, при­чем млад­ши­ми по гене­а­ло­ги­че­ско­му счету. 

В 1596 г. Заха­рий и Миха­ил Васи­лье­ви­чи были сре­ди нови­ков, повер­стан­ных по Вод­ской пятине.
76 В 1597/98 г. его дяди, кн. Миха­ил и кн. Иван Бело­сель­ские при­вез­ли его в Суд­ную избу 77

5 фев­ра­ля 1599 г. полу­чил вме­сте с кн. Бог­да­ном и кн. Заха­ри­ем Бело­сель­ски­ми часть поме­стья кн. Ива­на Мещер­ско­го в Дудо­ров­ском и Ижер­ском пого­стах. 78

Поме­щик Ижер­ско­го пого­ста вес­ной 1602 г. 79. По десятне 27 сен­тяб­ря 1605 г. сын бояр­ский Вод­ской пяти­ны, в десятне 1603/04 г. напи­сан­ный в горо­до­вых, а по десятне 1605 г. напи­сан­ный в дво­ро­вых с новым окла­дом в 450 чет­вер­тей. 80 Поме­щик Ижер­ско­го пого­ста в 1607/08 г. 81.

3 июля 1610 г. кн. М.В. Бело­сель­ский полу­чил в лаге­ре Сигиз­мун­да под Смо­лен­ском гра­мо­ту на с. Новый Торг в уез­де Рже­вы Воло­ди­ме­ро­вой и на дерев­ню Ляли­цы в Ямском уез­де Вод­ской пяти­ны, «и пове­дал перед нами, иж дей поме­стье его, кото­рое он мел в Нов­го­род­ском уез­де в Водц­кой пятине, от людей неметц­ких, кото­рые шли к Шуй­ско­му на помочъ, и от Шуй­ско­го людей спу­сто­ше­но, высе­че­но и выжже­но, и мает­ность дей его всю, когды он был в Оси­фо­ве на служ­бе нашей и ухо­дил з Оси­фо­ва с пат­ри­ар­хом Фила­ре­том, люди Шуй­ско­го забра­ли и бра­та его рож­но­го Заха­рья Бело­сель­ско­го в тот час живо­го пой­ма­ли». 82

Пер­вое изве­стие о нем отно­сит­ся к 1610 г., когда он был вое­во­дой, вме­сте с кн. Прон­ским, в Вязь­ме. Вое­во­да Торж­ка в 1613 г., това­ри­щем его слу­жил Иван Уру­сов. 83 В мар­те 1613 г. обви­нил беже­ча­ни­на Л.С.Плещеева в том, что тот бежал из Торж­ка. «И при­брал к себе воров, и стал в острош­ке в Нов­го­роц­ком уез­де блис­ко Ново­торш­ско­го рубе­жа, и кре­стьян гра­бят, и насиль­ства чинят вели­кие». По сво­ей отпис­ке полу­чил ука­за­ние дей­ство­вать про­тив Пле­ще­е­ва, пле­нить его и поса­дить в тюрь­му. 84 Через 10 лет, в авгу­сте 1623 г., Пле­ще­ев обви­нял встреч­но кн. М.В. Бело­сель­ско­го в том, что в 1613 г. он насиль­но завла­дел поме­стьем Пле­ще­е­ва в Нов­го­род­ском уез­де: «И князь Михай­ла нам теми поме­стя­ми вла­деть не дал для того, что теми поме­стья­ми вла­дел сам. А ф ту , госу­дарь, пору в Нов­го­роц­ком уез­де сто­я­ли немец­ские люди и князь Михай­ла Бело­сель­ской и ново­тор­цы с немец­ки­ми людь­ми ссы­ла­лись и тор­го­ва­ли без ведо­ма бояр, кото­рые Моск­ву очи­сти­ли. И в то жа, госу­дарь, вре­мя при­шли пот Тор­жок каза­ки и уча­ли мне гово­рить, чтоб мне у них быть вое­во­даю, а итить с ними на немец». После того, как по сло­вам Пле­ще­е­ва, он раз­бил немец­ких людей под Удом­лей, воз­ник­ли затруд­не­ния в кон­так­тах кн.Белосельского с нем­ца­ми (веро­ят­но, с нов­го­род­ца­ми), после чего Бело­сель­ский зата­ил на него оби­ду. 85

Вто­рой вое­во­да Сама­ры (при столь­ни­ке кн. В.И.Туренине) 13 июля — 30 авгу­ста 1614 г., затем, до 1614/15 г. — пер­вый вое­во­да Сама­ры К это­му вре­ме­ни отно­сят­ся и сохра­нив­ши­е­ся отпис­ки Аст­ра­хан­ских вое­вод — кня­зя Одо­ев­ско­го и Голо­ви­на к Самар­ско­му вое­во­де, кня­зьям Бело­сель­ско­му и Туре­ни­ну: о наме­ре­нии Волж­ских каза­ков идти с Яика на Иргиз­ские вер­ши­ны и на Вол­гу (13 июля 1614 г.), о пора­же­нии (Волж­ских) каза­ков на Яике и наме­ре­нии послед­них идти для гра­бе­жа на Вол­гу (в авгу­сте 1614 г.). 86 Вое­во­да в Торж­ке в 1614/15 г. 87

В авгу­сте 1616 г. пору­чил­ся в Москве в Посоль­ском при­ка­зе по немец­ком пере­вод­чи­ке Арне Буке. 88 В 1616 г. царь Миха­ил Федо­ро­вич ука­зал ему, «по нагай­ским вестям» быть в Москве «ко дере­вян­но­му горо­ду», сре­ди дру­гих вое­вод, кото­рым, меж­ду про­чим, веле­но было сто­ять без мест. Кн. Бело­сель­ско­му вме­сте с вое­во­дой Ф. Л. Бутур­ли­ным был пору­чен рай­он от Арбат­ских до Твер­ских ворот, при­чем с ними было 40 чело­век дво­рян и детей бояр­ских раз­ных горо­дов и 53 чело­ве­ка дво­ро­вых людей. В том же году, в сен­тяб­ре, он был послан на помощь под Псков в каче­стве вылаз­но­го вое­во­ды для дей­ствий про­тив немец­ких людей, а с ним И. К. Кара­мы­шев. Этот вое­во­да бил челом на М. В. госу­да­рю, след­стви­ем чего была отстав­ка обо­их. 28 авгу­ста 1617 г. отправ­лен из Моск­вы с ата­ма­на­ми и каза­ка­ми на Вязь­му для соеди­не­ния с кн. П.И. Прон­ским. 89 «Быть на госу­да­ре­вой служ­бе для про­мыс­ла над литов­ски­ми людь­ми со столь­ни­ком и вое­во­дой П. Прон­ским», с целью очи­стить Доро­го­буж от поля­ков и литов­цев. Одна­ко Дор­го­буж был взят коро­ле­ви­чем. Узнав об этом, Вязем­ские рат­ные люди, не дождав­шись при­хо­да вра­га, бежа­ли в Можайск. Вое­во­ды, кн. Прон­ский и Бело­сель­ский, после­до­ва­ли за ними, оста­вив Вязь­му совер­шен­но без­за­щит­ной, и в кон­це октяб­ря коро­ле­вич тор­же­ствен­но всту­пил в нее. Недо­воль­ный мало­ду­ши­ем вое­вод, царь Миха­ил Федо­ро­вич послал в Можайск бояри­на кн. И. Н. Одо­ев­ско­го и околь­ни­че­го А. В. Измай­ло­ва уго­ва­ри­вать рат­ных людей, а за Бело­сель­ским послал Иса­а­ка Сун­бу­ло­ва, кото­рый дол­жен был при­ве­сти мало­душ­но­го вое­во­ду зако­ван­ным в Моск­ву. Отсю­да же, будучи пред­ва­ри­тель­но высе­чен, он был сослан в Сибирь; недви­жи­мое же име­ние его взя­то от него для раз­да­чи дру­гим. Но в 1618—19 г. Бело­сель­ский был уже воз­вра­щен из ссыл­ки. Вое­во­да в Доро­го­бу­же в 1618 г. Далее све­де­ния о нем име­ют­ся от 1622 г., когда, 12 июля, он подал в Раз­ряд явоч­ную чело­бит­ную, где он жало­вал­ся на сво­е­го пле­мян­ни­ка, кня­зя Яко­ва Бело­сель­ско­го, что во вре­мя его ссыл­ки в Сиби­ри пле­мян­ник выпро­сил у царя кон­фис­ко­ван­ных его лоша­дей, про­дал их и выру­чен­ные день­ги про­пил, а пожа­ло­ван­ное ему в Галич­ском уез­де поме­стье сдал, а что полу­чил, то «про­во­ро­вал»; узнав же о ско­ром при­ез­де дяди из Сиби­ри, хотел уйти на Дон, но несколь­ко раз был водво­ря­ем вое­во­да­ми в Моск­ву к ближ­ним род­ствен­ни­кам, но каж­дый раз сно­ва бежал; что­бы не быть в отве­те и опа­ле за его про­ступ­ки, кн. Бело­сель­ский и объ­яв­лял госу­да­рю о пове­де­нии пле­мян­ни­ка. В 1627 г. кн. Бело­сель­ский был назна­чен вое­во­дой в Бере­зов, где и оста­вал­ся до 1629 г., когда его сме­нил Воин Тим. Пуш­кин. Вер­нув­шись в Моск­ву, он в октяб­ре это­го года полу­чил пове­ле­ние быть на встре­че за горо­дом, по Твер­ской доро­ге, фран­цуз­ско­го посла коро­ля Людо­ви­ка, а затем, был назна­чен к нему в при­ста­вы; до Моск­вы при­ста­вом при после от Пско­ва, через кото­рый посол при­е­хал, был А. П. Оку­нев: «и в те поры, на встре­че, дум­но­му дья­ку Фед. Лиха­че­ву Оку­нев бил челом на кн. М. Бело­сель­ско­го в оте­че­стве, что он, Оку­нев был в при­ста­вах у посла до Моск­вы, а Бело­сель­ский при­слан с Моск­вы, а веле­но ему посла встре­тить и в при­ста­вах быть у того посла, и ему, Андрею, «мен­ши кн. М. Бело­сель­ско­го быть не вмест­но». По при­ез­де в Моск­ву Оку­нев бил челом на кн. Бело­сель­ско­го в оте­че­стве, а кн. М. B. бел челом на Андр. Оку­не­ва о обо­роне, что он тем его бес­че­стит, а «мен­ши его быть ему моч­но». Как при­став при после он при­сут­ство­вал и при при­е­ме послед­не­го царем Миха­и­лом. В фев­ра­ле 1630 г. Бело­сель­ский по ука­зу царя был в золо­те сре­ди дру­гих дво­рян на при­е­ме госу­да­рем «свий­ско­го» посла Анто­на Мони­ра. В 1631 г. он — вое­во­да Рже­вы Воло­ди­ме­ро­вой; отсю­да в 1633 г. Бело­сель­ский, вме­сте с кн. Про­зо­ров­ским, ходил под Белую. Белая сда­лась, о чем вое­во­да­ми и было доне­се­но госу­да­рю. В ответ на это им было при­ка­за­но, оста­вив в Белой 200 чел., идти на сход с Шеи­ным, кото­рый дол­жен был остать­ся под Смо­лен­ском, и взять его. Здесь под началь­ством Бело­сель­ско­го и Про­зо­ров­ско­го было 3965 чел., из них 3836 чел. ново­кре­ще­нов, а осталь­ные тата­ры и сто­я­ли они в остро­ге. Отту­да же они писа­ли к госу­да­рю в 1634 г., что в про­шлом году, 28 авгу­ста, под острог подо­шли по Зарец­кой сто­роне ниж­нею Катын­скою доро­гою король Вла­ди­слав и коро­ле­вич Кази­мир, что они с ними бились и мно­гих поби­ли и взя­ли в плен.

Далее М. B. встре­ча­ет­ся при сда­че 1-го мар­та 1634 г. под Смо­лен­ском коро­лю Вла­ди­сла­ву рус­ско­го вой­ска. Он ехал впе­ре­ди вой­ска на санях, так как был болен. Подъ­е­хав к коро­лю, кото­рый сам рас­по­ря­жал­ся раз­ме­ще­ни­ем вой­ска, он оста­но­вил­ся, про­пу­стил мимо себя один полк, пока подъ­е­ха­ли осталь­ные вое­во­ды. Когда рус­ские пол­ки, про­хо­дя мимо коро­ля, сло­жи­ли к его ногам свои зна­ме­на, высту­пи­ли сами вое­во­ды, уда­ри­ли перед коро­лем челом до самой зем­ли и затем, под­сту­пив бли­же, выслу­ши­ва­ли речи гет­ма­на и само­го коро­ля. А уже 2 мар­та того же года, т. е. на дру­гой день после цере­мо­ни­а­ла сда­чи вой­ска, ука­зал госу­дарь рас­спра­ши­вать бояри­на М. Б. Шеи­на, кн. М. В. Бело­сель­ско­го и неко­то­рых дру­гих, поче­му они поки­ну­ли Смо­лен­ский острог. После каз­ни Шеи­на кн. Бело­сель­ский вме­сте с Про­зо­ров­ским при­го­во­рен был к ссыл­ке в Сибирь, а жен и детей их при­ка­за­но было разо­слать по горо­дам, име­ния же отобрать на госу­да­ря. От смерт­ной каз­ни Б. осво­бож­ден был толь­ко пото­му, как ска­за­но в при­го­во­ре, что все рат­ные люди засви­де­тель­ство­ва­ли о его болез­ни во вре­мя оса­ды Смо­лен­ска. Одна­ко уже в 1637 г. мы сно­ва видим кн. Бело­сель­ско­го при дво­ре: 30 янва­ря, на при­е­ме госу­да­рем литов­ско­го гон­ца, он «в золо­те» состо­ял при послед­нем, а 23 авгу­ста того же года ему было ука­за­но сре­ди дру­гих «в золо­те» же, состо­ять при послах литов­ских Яне Обор­ском и кн. Сомой­ле Соко­лин­ском во вре­мя их пере­го­во­ров с боярами.Скончался Миха­ил Васи­лье­вич око­ло 1638 г. В апре­ле 1637 г. он еще участ­во­вал в при­двор­ных цере­мо­ни­ях, а в бояр­ской кни­ге 1639 г. его име­ни уже нет. В этой же бояр­ской кни­ге отме­че­но, что умер и его стар­ший брат Захарий.

Источ­ни­ки: С. М. Соло­вьев, «Исто­рия Рос­сии с древ­ней­ших вре­мен», изд. «Обществ. Поль­зы», II, 1138, 1139, 1201, 1207; Акты исто­ри­че­ские, собран­ные и издан­ные Архео­граф. Комис­си­ей, СПб., ч. II (1841 г.), 359; ч. III (1841 г.), 33, 38, 318; Акты Мос­ков­ско­го Госу­дар­ства, изд. Имп. Ака­де­мии Наук, 1890 г., под ред. Н. А. Попо­ва, т. I, 183, 467, 531, 625; Спис­ки Горо­до­вых вое­вод и дру­гих лиц вое­вод­ско­го управ­ле­ния Мос­ков­ско­го госу­дар­ства XVII ст., состав. А. Бар­су­ков, изд. 1902 г., 15, 54, 198, 245; Древ­няя Росс. Вив­лио­фи­ка, изд. Н. Нови­ко­вым, ч. IV 1774 г., 224; Кни­ги раз­ряд­ные по офи­ци­аль­ным спис­кам, изд. II отд. соб­ствен­ной Е. И. В. кан­це­ля­ри­ей, СПб., 1855 г., т. I, 79, 199, 354—356, 368; II, 97, 205, 378, 385, 388, 389, 454, 529—532, 555, 573; Двор­цо­вые раз­ря­ды, т. I (1850 г.), 150, 152, 194, 250, 281, 299, 300, 301, 744, 879; т. II (1851 г.), 95, 96, 304, 305, 341, 366, 842, 873, 876; «Вре­мен­ник Имп. Моск. Общ. Исто­рии и Древ­но­стей Росс.», кн. 2-я (1849 г.), 79; кн. 3-я (1849 г.), 96; кн. 4-я (1849 г.), 13; Алфа­вит­ный Ука­за­тель фами­лий и лиц, упо­ми­на­е­мых в Бояр­ских кни­гах, хра­нящ. в 1-м Отдел. Моск. архи­ва Мин. Юсти­ции, Москва, 1853 г.; «Рус­ская Исто­ри­че­ская Биб­лио­те­ка», СПб., 1872 г. т. І, 751; т. VIII, 1884, 603; Рос­сий­ская родо­слов­ная кни­га, изд. кн. П. Дол­го­ру­ко­вым, ч. І-я (1854 г.), 217—221; Исто­рия родов Рус­ско­го дво­рян­ства, состав. П. Н. Пет­ров, СПб., 1885 т. I, 116, 117.

Крат­кий био­гра­фи­че­ский очерк, посвя­щен­ный кн. М.В.Белосельскому, был при­ве­ден в иссле­до­ва­нии Л.М.Сухотина о Смут­ном вре­ме­ни. «Кн. Мих.Вас. Бело­сель­ский при­над­ле­жал к груп­пе тех рус­ских тушин­цев, кото­рые, не вой­дя в состав тушин­ско­го посоль­ства к Сигиз­мун­ду, оста­лись в Тушине и затем, когда в нача­ле мар­та) Рожин­ский зажег тушин­ский стан, и рус­ские тушин­цы раз­бре­лись (иные поеха­ли с повин­ной в Моск­ву, иные – в Калу­гу), то они, с пат­ри­ар­хом Фила­ре­том во гла­ве, после­до­ва­ли за Рожин­ским, высту­пив­шим к Иоси­фо­ву мона­сты­рю, пред­по­чи­тая, по-види­мо­му, коро­лев­ский стан под Смо­лен­ском Москве царя Шуй­ско­го и обще­ству Вора. … О Бело­сель­ском мы зна­ем из коро­лев­ско­го листа, дан­но­го ему в июле того же 1610 года (АЗР), что в то вре­мя, когда «он был в Оси­фо­ве на служ­бе нашей и ухо­дил з Оси­фо­ва с пат­ри­ар­хом Фила­ре­том», его иму­ще­ство было кон­фис­ко­ва­но мос­ков­ским пра­ви­тель­ством… в июле, еще до низ­ло­же­ния царя Васи­лия, он нахо­дил­ся под Смо­лен­ском». 2 авгу­ста под Смо­лен­ском узна­ли о низ­ло­же­нии Васи­лия. Затем Бело­сель­ский был назна­чен вое­во­дой в Тор­жок. Осе­нью 1611 г. Тор­жок счи­тал­ся в измене по отно­ше­нию к царю Вла­ди­сла­ву и пом­стье Бело­сель­ско­го было отда­но Чиче­ри­ну. Затем Бело­сель­ский побы­вал на мно­гих вое­вод­ствах и был два­жды в опа­ле и в ссыл­ке» [Сухо­тин Л.М. Земель­ные пожа­ло­ва­ния в Мос­ков­ском госу­дар­стве при царе Вла­ди­сла­ве. 1610-1611 гг. М., 1911. С. XXII, снос­ка 1].Был вое­во­дой в Сама­ре в 1614—1617 гг., в Вязь­ме в 1617 г., , в Бере­зо­ве в 1627—1629 гг. Участ­во­вал в Смо­лен­ском похо­де в 1634 г., где и погиб.

В 20-е годы XVII в. в Дуб­ров­ках сто­я­ла вет­хая дере­вян­ная цер­ковь Илии Про­ро­ка с при­де­лом Дмит­рия Солун­ско­го и было три дво­ра: один — вот­чин­ни­ков и два — бес­па­шен­ных бобы­лей. В эти годы про­изо­шла сме­на вла­дель­цев села: оно пере­шло по куп­чим в соб­ствен­ность мос­ков­ско­го дво­ря­ни­на кня­зя Миха­и­ла Васи­лье­ви­ча Бело­сель­ско­го. С это­го вре­ме­ни почти 200 лет Дуб­ров­ки вме­сте с несколь­ки­ми при­ле­жа­щи­ми дерев­ня­ми были вот­чи­ной кня­зей Белосельских.
В 1641 г. вот­чи­на кня­зя Миха­и­ла Васи­лье­ви­ча пере­шла, веро­ят­но, по обме­ну к пле­мян­ни­ку Ники­фо­ру Ива­но­ви­чу Бело­сель­ско­му, так­же дослу­жив­ше­му­ся до зва­ния мос­ков­ско­го дворянина.

В нача­ле XVII в. за кня­зем Миха­и­лом Васи­лье­ви­чем Бело­сель­ским чис­ли­лось незна­чи­тель­ное поме­стье в Завол­жье в Служ­нем ста­ну Яро­слав­ско­го уез­да (2 д. по ¼; 4 пуст. по ¼; 39 ч.). 90

32/20. КН. …… ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ БЕЛОСЕЛЬСКИЙ 

По родо­слов­цу Ники­фо­ра Бело­сель­ско­го «а у кня­зя Васи­лья Ники­ти­ча дети — боль­шой сын князь Бог­дан, дру­гой — князь Заха­рей был без­де­тен, тре­тей — князь Михай­ло, без­де­тен же. А иные дети были у кня­зя Васи­лья Ники­ти­ча, и те дети поби­ты как Кля­ус Хля­мин вое­вал Ноуго­родц­кой уезд. И в те поры уби­ли у кня­зя Васи­лья два сына, а ево с женою и з досталь­ны­ми детьми взя­ли в полон. И в поло­ну был мно­гие лета, и госу­дарь пожа­ло­вал, велел ево ис поло­ну выку­пить». 91

33/20. КН. …… ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ БЕЛОСЕЛЬСКИЙ

По родо­слов­цу Ники­фо­ра Бело­сель­ско­го «а у кня­зя Васи­лья Ники­ти­ча дети — боль­шой сын князь Бог­дан, дру­гой — князь Заха­рей был без­де­тен, тре­тей — князь Михай­ло, без­де­тен же. А иные дети были у кня­зя Васи­лья Ники­ти­ча, и те дети поби­ты как Кля­ус Хля­мин вое­вал Ноуго­родц­кой уезд. И в те поры уби­ли у кня­зя Васи­лья два сына, а ево с женою и з досталь­ны­ми детьми взя­ли в полон. И в поло­ну был мно­гие лета, и госу­дарь пожа­ло­вал, велел ево ис поло­ну выку­пить» 92

34/22. КН. ИВАН ЕЛИ­ЗА­РЬЕ­ВИЧ КУР­БА­ТОВ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ (1572,1611)

пер­вый сын Ели­за­рия Вла­ди­ми­ро­ви­ча Кур­ба­та. Сын бояр­ский Шелон­ской пяти­ны. Упо­ми­на­ет­ся с 1583
по 1611 год. 93 О воз­расте Ива­на Кур­ба­то­ва кос­вен­но сви­де­тель­ству­ет дан­ная Ага­фьи Румян­це­вой 1585 г., дав­шей ему холо­пов в при­да­ное за сво­ей дочерью55. Сле­до­ва­тель­но, Иван Кур­ба­тов всту­пил в брак в 1585 г. (веро­ят­нее все­го ему в это вре­мя было 20–25 лет). Све­де­ния о преды­ду­щем поко­ле­нии этой вет­ви Бело­сель­ских дает запись в пере­пис­ных кни­гах «суд­ным и раз­бой­ным и тати­ным делам» за 1597/1598 г. В ней ука­за­но, что кня­зья Иван и Миха­ил Бело­сель­ские при­вез­ли сво­е­го пле­мян­ни­ка Миха­и­ла Васи­лье­ва сына Бело­сель­ско­го в Суд­ную избу48. Этих Ива­на и Миха­и­ла А. А. Селин отож­де­ствил с упо­ми­на­е­мы­ми в это вре­мя нов­го­род­ски­ми поме­щи­ка­ми Ива­ном и Миха­и­лом Кур­ба­то­вы­ми детьми Белосельскими.

9 мая 1583 г. запи­сал за себя холо­па (Запис­ная кни­га ста­рых кре­по­стей 1598 г. Без нача­ла. // Копа­нев А.И. Мате­ри­а­лы по исто­рии кре­стьян­ства кон­ца XVI и пер­вой поло­ви­ны XVII в. // Мате­ри­а­лы и сооб­ще­ния по фон­дам Отде­ла руко­пис­ной и ред­кой кни­ги Биб­лио­те­ки АН СССР, М.; Л., 1966. С. 167). 16 авгу­ста 1585 г. запи­сал за себя холо­па. 94 24 янва­ря 1588 г. запи­сал за себя холо­па вме­сте с бра­том Миха­и­лом. 95 В 1596/97 г. судил­ся в место сво­е­го бра­та Миха­и­ла с Игнат­ком Изво­щи­ком и Юшком Барыш­ни­ком. 96 В 1597/98 г. вме­сте с бра­том Миха­и­лом судил­ся со Сте­па­ном Пет­ро­вым Косиц­ким о бег­лом чело­ве­ке. 97 В том же году вме­сте с бра­том Миха­и­лом при­вез сво­е­го пле­мян­ни­ка Миха­и­ла в Суд­ную избу. 98 25 янва­ря 1598 г. подал в Нов­го­ро­де кабаль­ные запи­си 99 Поме­щик Михай­лов­ско­го пого­ста на Рве в октяб­ре 1611 г. 100

Его отцу, Кур­ба­ту Вла­ди­ми­ро­ву Бело­сель­ско­му было веле­но слу­жить с отцов­ско­го поме­стья по госу­да­ре­ве гра­мо­те 1554 г. вме­сто сво­е­го отца, Вла­ди­ми­ра Ива­но­ви­ча, к тому вре­ме­ни ста­ро­му и боль­но­му (а вме­сто кн. В.И.Белосельского — его вну­ку кн.Семену Андре­еву Бело­сель­ско­му). 101 Поме­стье его мате­ри, вдо­вы кня­ги­ни Кате­ри­ны, в Рож­де­ствен­ском Бель­ском пого­сте Шелон­ской пяти­ны, 4 нояб­ря 1572 г. пере­шло Семе­ну и Гри­го­рию Хар­ла­мо­вым. 102

∞, МАРИЯ НИКИ­ФО­РОВ­НА РУМЯН­ЦЕ­ВА дочь Ники­фо­ра Румян­це­ва и Ага­фии Борисовны.

35/22. КН. МИХА­ИЛ ЕЛИ­ЗА­РЬЕ­ВИЧ КУР­БА­ТОВ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ (1588,1603)

вто­рой сын Ели­за­рия Вла­ди­ми­ро­ви­ча; сын бояр­ский Вод­ской пятины.

24 янва­ря 1588 г. запи­сал за себя холо­па вме­сте с бра­том Ива­ном. 103 В 1596/97 г. его брат Иван судил­ся в его место с Игнат­ком Изво­щи­ком и Юшком Барыш­ни­ком. 104 В 1597/98 г. вме­сте с бра­том Ива­ном судил­ся со Сте­па­ном Пет­ро­вым Косиц­ким о бег­лом чело­ве­ке. 105 В том же году вме­сте с бра­том Ива­ном при­вез сво­е­го пле­мян­ни­ка Миха­и­ла в Суд­ную избу. 106 В 1597/98 г. судил­ся (кн. Миха­ил Бело­сель­ский) с кре­стья­на­ми Клоп­ско­го мона­сты­ря в бое, бес­че­стье и гра­бе­же 12 руб­лей. 107 В 1602/03 г. судил­ся (кн. Миха­ил Бело­сель­ский) с Ива­ном Хому­то­вым о выво­зе кре­стьян, бое и гра­бе­же на 8 руб­лей без 4 алтын. 108 В 1603/04 г. при­ло­жил руку в Галиц­кой чет­вер­ти за Тихо­на Сте­па­но­ва Ада­ду­ро­ва. 109 При рас­про­да­же иму­ще­ства каз­нен­но­го М.И.Татищева купил серую епан­чу и за 8 руб­лей мери­на «гнед, гри­ва нале­во». В день­гах за него пору­чи­лись Тимо­фей Тыр­тов и Ники­та Корин. 110

По родо­слов­цу Ники­фо­ра Бело­сель­ско­го «без­де­тен, уби­ла лит­ва под Пор­хо­вым». 111

36/24. КН. ИВАН ГРИ­ГО­РЬЕ­ВИЧ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ (1596,1629)

Сын бояр­ский Шелон­ской пяти­ны. Новик (1596). С:Григ.Вл. Веро­ят­но, имен­но Гри­го­рий Вла­ди­ми­ро­вич и его сын Иван Гри­го­рье­вич тож­де­ствен­ны Гри­го­рию Ива­но­ви­чу и Ива­ну Гри­го­рье­ви­чу, в рос­пи­си кн. Ники­фо­ра отне­сен­ным к потом­кам Яко­ва Гав­ри­ло­ви­ча. Сле­до­ва­тель­но, в дан­ном слу­чае мы видим при­пис­ку одной из линий потом­ков Ива­на Федо­ро­ви­ча к линии потом­ков его бра­та Гавриила.

Повер­стан нович­ным окла­дом в 1596 году. К ста­рин­но­му поме­стью Бело­сель­ских в Бель­ском пого­сте его отец князь Гри­го­рий Вла­ди­ми­ро­вич доба­вил еще поме­стье в сосед­нем Высоц­ком пого­сте). К октяб­рю 1611 г. его поме­стье в Высоц­ком пого­сте пере­шло к сыну Ивану.

Поме­щик Высоц­ко­го пого­ста (сц Дедо­че­во) в октяб­ре 1611 г. 112 4 июля 1621 г. слу­жил оклад­чи­ком при денеж­ной раз­да­че нов­го­род­цам Шелон­ской пяти­ны. По вер­ста­нию 4 июля 1621 г. — дво­ро­вый сын бояр­ский с окла­дом в 800 чет­вер­тей и с чет­верт­ным окла­дом в 22 руб­ля. Был испо­ме­щен в Псков­ском уез­де. 113 Поме­щик Берез­ско­го пого­ста Шелон­ской пяти­ны в 1628-1629 гг. 114

37/24. КНЖ. …… ГРИ­ГО­РЬЕВ­НА БЕЛО­СЕЛЬ­СКАЯ (1621,1635)

Дочь Григ.Вл. Белосельского.

∞, ЛАВ­РЕН­ТИЙ ИВА­НО­ВИЧ ПУШ­КИН (1621,1635), помещик

38/25. КН. СЕМЕН СЕМЕЙ­КА АНДРЕ­ЕВИЧ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ († IX/XI.1559)

помещ.-Новг.-Шелон.пят. без­детн. С:Анд.Вас.

В авгу­сте 1554 г. по цар­ской гра­мо­те из-за ста­ро­сти и болез­ней были отстав­ле­ны от служ­бы Вла­ди­мир и Васи­лий Ива­но­вы дети Бело­сель­ско­го. Вме­сто них было ука­за­но слу­жить вну­ку Васи­лия Семе­ну Андре­еву сыну Бело­сель­ско­го и сыну Вла­ди­ми­ра Кур­ба­ту. 115

1560 г. июня 10, госу­да­ре­вы дья­ки Шепе­ла Ови­нов да Иван Мат­ве­ев выда­ли ввоз­ную гра­мо­ту кня­гине Акси­нье Бело­сель­ской «в Шелон­скую пяти­ну в Бел­ской погост, что было Юрье­ва мона­сты­ря, в царе­вы вели­ко­го кня­зя дерев­ни, что были в поме­стье за кня­зем Васи­льем Бело­сел­ским, а после были за его вну­ком за Семей­кою за княж Ондре­евым сыном Бело­сел­ско­го» затем, что супруг Акси­ньи, тот самый Семей­ка Бело­сель­ский, «сее осе­ни (т.е. 1559 г.) на госу­да­ре­ве служ­бе в ливон­ских нем­цех уби­ли неметц­кие люди». И той гра­мо­той «в дерев­ню в Вострую Луку Васю­ку Мар­ко­ву, Иван­ку Гри­бо­ву, Косте Михе­е­ву, Ондрей­ку Зех­но­ву, Захар­ку Гри­ди­ну, Устин­ку Мар­те­мья­но­ву, Ога­фон­ку Ондре­еву да без­па­шен­но­му бобы­лю Сте­пан­ку Левон­тье­ву на пол­пя­ты обжи (4,5 обжи), в дерев­ню в Тесен­ку Офо­нос­ку Ива­но­ву да Иван­ку Ива­но­ву на пол-обжи, и все­го на пять обеж», кото­рых подья­чий Вто­рой Андре­ев «отде­лил в поме­стье на про­жи­ток» вдо­ви­це слу­жи­ло­го чело­ве­ка, пред­пи­сы­ва­лось: «И вы б к Оксе­ньи при­хо­ди­ли и слу­жа­ли бы ее во всем и доход бы есте ей денеж­ной и хлеб­ной и мел­кой доход дава­ли по ста­рине, как есте дава­ли преж­ним поме­щи­ком». 116

1561 г. июля 29 брат мужа к. Леон­тий полу­чил гра­мо­ту, в кото­рой ему было пожа­ло­ва­но поме­стье его деда Васи­лия Бело­сель­ско­го в Бель­ском пого­сте, село Вет­ши на реч­ке Липне с тяну­щи­ми к нему дере­вуш­ка­ми и почин­ка­ми. «И за Левон­ти­ем в том селе и в дерев­нях и почин­ках мера его (Леон­тия) не спол­на», поче­му поме­щи­ку пред­пи­сы­ва­лось «жда­ти поме­стья под сно­хою сво­ею под Окси­ньею под Семей­ки­ною женою Бело­сел­ско­го, как сно­ха его замуж пой­дет или постри­жет­ца или ее не ста­нет, и Леве из того поме­стья мера его доде­ли­ти спол­на по окла­ду». Более того, ока­зы­ва­ет­ся, дед Семей­ки и Леон­тия, Васи­лий, был еще жив, и той гра­мо­той Леон­тию пред­пи­сы­ва­лось с того поме­стья не толь­ко «царя и вели­ко­го кня­зя служ­ба слу­жи­ти спол­на», но и «деда сво­е­го князь Васи­лья и сест­ру свою Огро­фе­ну Игна­тье­ву дочь Голо­ща­по­ва с того ж поме­стья кор­ми­ти, доку­ды сест­ру свою замуж выдаст…». 117

Семью года­ми (1568 г. июля 5) спу­стя Акси­нья Бело­сель­ская все еще была жива-здо­ро­ва, в мона­стырь не ушла и замуж не торо­пи­лась, и, види­мо, брат­цу надо­е­ло ждать, пока она осво­бо­дит место, поче­му он сумел добить­ся, что­бы ему пере­да­ли от вдо­вье­го поме­стья 26 чет­вер­тей паш­ни «в одном поле» да двух мужи­ков, уже извeст­но­го нам Васю­ка Мар­ко­ва да Усти­на Мар­ко­ва и Иван­ко «при­ход­ца». Вдо­ви­ца же оста­ва­лась с 40 чет­вер­тя­ми «доб­рой зем­ли» «поме­стья про­жи­точ­но­го», и эти 40 чет­вер­тей госу­да­ре­вы дья­ки раз­де­ли­ли в «пожид» меж­ду Леон­ти­ем (12 четей) и Пост­ни­ком ( 28 четей) Бело­сель­ски­ми, и кня­зьям пред­пи­сы­ва­лось, что «пока­ме­ста вдо­ва Оксе­нья на том сво­ем поме­стье пожи­вет, и кня­зю Пост­ни­ку ее поме­стьем дват­ца­тью осмью чет­вер­тя­ми, а кня­зю Леонтью дву­нат­ца­тью чет­вертьми, не вла­де­ти и паш­ни на собя не поха­ти и со кре­стьян обро­ку не има­ти…». 118

∞, АКСИ­НЬЯ …… …… (1560,1568)

39/25. КН. ЛЕОН­ТИЙ АНДРЕ­ЕВИЧ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ (1561,1568)

помещ.-Новг.-Шелон.пят. С:Анд.Вас. Несмот­ря на ука­за­ние в цар­ской гра­мо­те 1554 г. на то, что Васи­лий и Вла­ди­мир Бело­сель­ские ста­ры и боль­ны, еще в 1561 г. Васи­лий здрав­ство­вал и про­дол­жал жить в сво­ем преж­нем поме­стье, кото­рое, после гибе­ли осе­нью 1559 г. его стар­ше­го вну­ка Семе­на, было пере­да­но бра­ту послед­не­го – Леон­тию. Неболь­ши­ми частя­ми это­го поме­стья вла­де­ли вдо­ва Семе­на Андре­еви­ча Акси­нья и дво­ю­род­ный брат – Пост­ник Вла­ди­ми­ро­вич Бело­сель­ский. 119

1561 г. июля 29 полу­чил гра­мо­ту, в кото­рой ему было пожа­ло­ва­но поме­стье его деда Васи­лия Бело­сель­ско­го в Бель­ском пого­сте, село Вет­ши на реч­ке Липне с тяну­щи­ми к нему дере­вуш­ка­ми и почин­ка­ми. «И за Левон­ти­ем в том селе и в дерев­нях и почин­ках мера его (Леон­тия) не спол­на», поче­му поме­щи­ку пред­пи­сы­ва­лось «жда­ти поме­стья под сно­хою сво­ею под Окси­ньею под Семей­ки­ною женою Бело­сел­ско­го, как сно­ха его замуж пой­дет или постри­жет­ца или ее не ста­нет, и Леве из того поме­стья мера его доде­ли­ти спол­на по окла­ду». Более того, ока­зы­ва­ет­ся, дед Семей­ки и Леон­тия, васи­лий, был еще жив, и той гра­мо­той Леон­тию пред­пи­сы­ва­лось с того поме­стья не толь­ко «царя и вели­ко­го кня­зя служ­ба слу­жи­ти спол­на», но и «деда сво­е­го князь Васи­лья и сест­ру свою Огро­фе­ну Игна­тье­ву дочь Голо­ща­по­ва с того ж поме­стья кормити/, доку­ды сест­ру свою замуж выдаст…». 120 Семью года­ми (1568 г. июля 5) спу­стя Акси­нья Бело­сель­ская все еще была жива-здо­ро­ва, в мона­стырь не ушла и замуж не торо­пи­лась, и, види­мо, брат­цу надо­е­ло ждать, пока она осво­бо­дит место, поче­му он сумел добить­ся, что­бы ему пере­да­ли от вдо­вье­го поме­стья 26 чет­вер­тей паш­ни «в одном поле» да двух мужи­ков, уже извeст­но­го нам Васю­ка Мар­ко­ва да Усти­на Мар­ко­ва и Иван­ко «при­ход­ца». Вдо­ви­ца же оста­ва­лась с 40 чет­вер­тя­ми «доб­рой зем­ли» «поме­стья про­жи­точ­но­го», и эти 40 чет­вер­тей госу­да­ре­вы дья­ки раз­де­ли­ли в «пожид» меж­ду Леон­ти­ем (12 четей) и Пост­ни­ком ( 28 четей) Бело­сель­ски­ми, и кня­зьям пред­пи­сы­ва­лось, что «пока­ме­ста вдо­ва Оксе­нья на том сво­ем поме­стье пожи­вет, и кня­зю Пост­ни­ку ее поме­стьем дват­ца­тью осмью чет­вер­тя­ми, а кня­зю Леонтью дву­нат­ца­тью чет­вертьми, не вла­де­ти и паш­ни на собя не поха­ти и со кре­стьян обро­ку не има­ти…». 121

40/27. КН. ПЕТР ИВА­НО­ВИЧ (1585,1601)

Воз­мож­но, сыном Ива­на Ива­но­ви­ча был Петр Ива­но­вич Бело­сель­ский, упо­ми­на­е­мый с 1585 года. Сын бояр­ский Шелон­ской пяти­ны. Поме­щик Пор­хов­ско­го око­ло­го­ро­дья в 1585/86 г. 122 Запи­сал за себя холо­па 14 сен­тяб­ря 1598 г. в Зарус­ской поло­вине Шелон­ской пяти­ны. 123 1 мар­та 1599 г. запи­сал за себя холо­па 124 Поме­щик Пор­хов­ско­го око­ло­го­ро­дья в кон­це 1601 г. 125 К сен­тяб­рю 1611 г. его поме­стье пере­шло к его сыну кня­зю Наза­рию. 126

XXIII генерація від Рюрика

41/29. КН. ЯКОВ БОГ­ДА­НО­ВИЧ БЕЛОСЕЛЬСКИЙ

сын бояр­ский Вод­ской и Шелон­ской пятин. моск.жилец. (1619) помещ.-Новг.-у. С:Богд.Вас.

В июле 1603 г. дал под­мо­гу на Яжел­биц­кий ям. 127 21 июля 1604 г. бил челом на сво­е­го сосе­да, кн. Сте­па­на Елец­ко­го, о том, что тот, в отли­чие от него, не пла­тит под­мо­ги на Яжел­биц­кий ям. 128 Поме­щик Дудо­ров­ско­го пого­ста в 1612 г. (д. Оси­но­вое). 129 17 мар­та 1612 г. его поме­стье в Дмит­ри­ев­ском Горо­ден­ском (двор в с. Мрот­ки­но) и Дудо­ров­ском пого­стах было отде­ле­но его деду, Ники­фо­ру Биби­ко­ву. 130.
В 1611/12 и 1612/13 г. 200 ч. его поме­стья (в Дре­мяц­ком пого­сте) ото­шло Ники­фо­ру Биби­ко­ву. 131

О род­ном пле­мян­ни­ке Заха­рия и Миха­и­ла Яко­ве Бог­да­но­ви­че в рос­пи­си ска­за­но, что он про­пал без­вест­но. В неко­то­ром роде это дей­стви­тель­но так, посколь­ку он скрыл­ся от род­ствен­ни­ков, пытав­ших­ся пре­сечь его раз­гуль­ный образ жиз­ни. В 1622 г. Миха­ил Васи­лье­вич Бело­сель­ский подал чело­бит­ную на сво­е­го пле­мян­ни­ка Яко­ва с опи­са­ни­ем его похож­де­ний за послед­ние несколь­ко лет. По сло­вам Миха­и­ла, после его ссыл­ки в Сибирь Яков полу­чил из коню­шен дяди двух коней и ино­ход­ца, а позд­нее еще и поме­стье в Гали­че. Поме­стье Яков сдал, лоша­дей про­дал, а день­ги про­пил и про­иг­рал в зернь. Узнав в 1619 г. о воз­вра­ще­нии Миха­и­ла из Сиби­ри, он решил бежать на Дон, но по доро­ге, в Шац­ке, его узнал вое­во­да Иван Лов­чи­ков, кото­рый сооб­щил об этом Миха­и­лу, а затем, по прось­бе послед­не­го, при­вез бег­ле­ца в Моск­ву. Сно­ва сбе­жав, Яков отпра­вил­ся на Солов­ки, но вновь был задер­жан и достав­лен в Моск­ву зна­ко­мым кня­зя Миха­и­ла кар­го­поль­ским вое­во­дой Ива­ном Сви­я­зе­вым. Одна­ко вско­ре «князь Яков сбрел с Моск­вы неве­до­мо куда». 132

42/29. КНЖ. ЕЛЕ­НА БОГ­ДА­НО­ВА БЕЛО­СЕЛЬ­СКАЯ (1612,1622)

дочь сына бояр­ско­го Богд.Вас. Внуч­ка Ники­фо­ра Биби­ко­ва. После смер­ти бра­та, кня­зя Яко­ва, полу­чи­ла 3 сен­тяб­ря 1612 г. часть поме­стья бра­та в Дмит­ри­ев­ском Горо­ден­ском пого­сте. 133 2 фев­ра­ля 1614 г. ее поме­стье ото­шло Гри­го­рию Сте­па­но­ву Оболь­ня­ни­но­ву и его сыну Гри­го­рию. 134

∞, ВАСИ­ЛИЙ …… САМА­РИН, помещик.

43/34. КН. ВАСИ­ЛИЙ ИВА­НО­ВИЧ (1583,† 1611 или 1617,под Новг.)

помещ.-Новг.-у. без­детн. 1С:Ив.Елеазар. Сын бояр­ский Шелон­ской пятины.

Поме­щик Смо­лин­ско­го пого­ста в кон­це 1601 г. 135 Поме­щик Смо­лин­ско­го пого­ста (с. Ску­г­ра), авг. 1612 г.; совла­де­лец Мака­рия и Нека­ря Ско­бель­цы­ных. 136 13 янва­ря 1613 г. вме­сте с С.Ф.Тимашевым подал боярам и вое­во­дам чело­бит­ную о нещ­за­кон­ной тор­гов­ле ста­ро­рус­ских кре­стян с псков­ски­ми тор­го­вы­ми людь­ми и мужи­ка­ми. После это­го они же про­во­ди­ли обыск по это­му делу. 137 Нов­го­род­ский поме­щик. В фев­ра­ле 1613 г. пору­чил­ся по Федо­ре Про­ко­фье­ве о бытии того в посы­лоч­ных подья­чих Помест­но­го при­ка­за. 138
27 июля 1613 г. в чис­ле про­чих под­пи­сал при­го­вор о посыл­ке в Выборг посоль­ства с при­гла­ше­ни­ем Кар­ла Филип­па в Нов­го­род. 139

По родо­слов­цу Ники­фо­ра Бело­сель­ско­го «без­де­тен, уби­ли нем­цы в Ноуго­родц­кое разо­ре­нье» 140

44/34. КН. НИКИ­ФОР ИВА­НО­ВИЧ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ (1620, † 1682/89)

сын Ива­на Ели­за­ро­ви­ча. Ники­фор был женат на Федо­сье Рома­новне Пожар­ской, сест­ре околь­ни­че­го Семе­на Рома­но­ви­ча Пожар­ско­го. Ее род­ные сест­ры были заму­жем за пред­ста­ви­те­ля­ми родов Пле­ще­е­вых и Бороз­ди­ных, а дво­ю­род­ные — кня­зей Буй­но­со­вых-Ростов­ских, Немо­го-Колы­че­вых и Велья­ми­но­вых. 141

Ники­фор Бело­сель­ский со вто­рой поло­ви­ны 1630-х годов слу­жил в чине мос­ков­ско­го дво­ря­ни­на и участ­во­вал в раз­лич­ных при­двор­ных церемониях.
В 1638 г. он руко­во­дил стро­и­тель­ством Стол­пиц­кой засе­ки, одно­го из зве­ньев Козель­ской засе­ки. 142 В сле­ду­ю­щем году был послан к ногай­ским мур­зам «ска­за­ти мур­зам его госу­да­ре­во жало­валь­ное сло­во». 143, а с фев­ра­ля 1645 г. по фев­раль 1647 г. он явля­ет­ся вое­во­дой на Воль­ном Кур­гане. 144

21 июня 1649 г. цар­ским ука­зом был обнов­лен состав руко­вод­ства Вла­ди­мир­ско­го и Мос­ков­ско­го суд­ных при­ка­зов. Во Вла­ди­мир­ском суд­ном при­ка­зе было ука­за­но быть бояри­ну кня­зю Бори­су Алек­сан­дро­ви­чу Реп­ни­ну, кня­зю Ники­фо­ру Ива­но­ви­чу Бело­сель­ско­му и дья­кам Ива­ну Бай­ба­ко­ву и Гряз­но­му Аки­ше­ву. В Мос­ков­ский суд-ный при­каз были назна­че­ны столь­ник князь Тимо­фей Ива­но­вич Щер-батов, Афа­на­сий Алек­се­е­вич Зино­вьев и дья­ки Сава Зве­рев и Исайя Нефе­дьев. 145 Эти назна­че­ния при­ве­ли к серии мест­ни­че­ских спо­ров. Сна­ча­ла Тимо­фей Мещер­ский подал чело­бит­ную на Бори­са Реп­ни­на, кото­рый в ответ бил челом о бес­че­стье и обо­роне. Одно­вре­мен­но с этим Афа­на­сий Зино­вьев подал чело­бит­ную «на князь Ники­фо­ра Бело­сель­ска­го, что ему мен­ше его быть не вмест­но». Чело­би­тье Бори­са Реп­ни­на ока­за­лось удо­вле­тво­ре­но, и Тимо­фей Щер­ба­тов на неко­то­рое вре­мя был отправ­лен в тюрь­му (а назна­че­ние обо­их су-дей оста­лось в силе). По делу меж­ду Зино­вье­вым и Бело­сель­ским госу­дарь «ука­зал… суд дать и слу­чаи взять». В резуль­та­те рас­смот­ре­ния дела оба были отстав­ле­ны, а на их место в помощ­ни­ки стар-шим судьям назна­че­ны бра­тья Иван и Мат­вей Исле­нье­вы. 146

Назна­че­ние кня­зя Ники­фо­ра Бело­сель­ско­го выгля­дит вполне зако­но­мер­но в све­те посте­пен­но­го повы­ше­ния Бело­сель­ских в при­двор­ной сре­де, начи­ная с кня­зя Миха­и­ла Васи­лье­ви­ча Бело­сель­ско­го, и род­ствен­ных свя­зей само­го Никифора.3 Ожи­да­ем был и мест­ни­че­ский спор, вызван­ный этим назна­че­ни­ем, посколь­ку основ­ны­ми объ­ек­та­ми мест­ни­че­ских дел с уча­сти­ем титу­ло­ван­ных фами­лий были роды, поло­же­ние кото­рых в при­двор­ной иерар­хии меня­лось (имен­но в эту кате­го­рию попа­да­ли Бело­сель­ские). 4 Вполне зако­но­мер­на, судя по все­му, была и отстав­ка, посколь­ку к это­му вре­ме­ни у Ники­фо­ра за пле­ча­ми не было ни высо­ких назначений,5 ни высо­ко­по­став­лен­ных одно­род­цев. Каза­лось бы, Ники­фо­ру оста­ва­лось нара­ба­ты­вать при­двор­ный стаж и ждать ново­го, менее спор­но­го назна­че­ния. Одна­ко совсем неожи­дан­но у Бело­сель­ских объ­яви­лась целая груп­па род­ствен­ни­ков, мест­ни­че­ские инте­ре­сы кото­рой ока­за­лись заде­ты таким исхо­дом дела.

В кон­це июля 1649 г. в Раз­ряд­ный при­каз посту­пи­ла чело­бит­ная кня­зей Ива­на Тимо­фе­е­ви­ча Вад­баль­ско­го, Федо­ра Андре­еви­ча Шеле­шпаль­ско­го и Ива­на Тимо­фе­е­ви­ча Ухтом­ско­го, высту­пав­ших от лица сво­их бра­тьев, детей и пле­мян­ни­ков. В ней чело­бит­чи­ки сооб­ща­ли, что они, то есть кня­зья Бело­зер­ские, «людиш­ка родо­слов­ные», Ники­фор Бело­сель­ский «назы­ва­ет­ца… нашим, а мы, госу­дарь, пра­де­да ево, и деда ево, и отца ево, и дядей не зна­ем и не слы­ха­ли», «а кото­рые… наших Бело­зер­ских кня­зей поко­ле­нья оста­лись, … и мы меж собою все зна­ем, хто от ково пошел». Бело­сель­ские же, по мне­нию чело­бит­чи­ков, «пове­лись… в Нове­го­ро­де». Основ­ная пре­тен­зия пред­ста­ви­те­лей кня­зей Бело­зер­ских заклю­ча­лась в том, что Ники­фор Бело­сель­ский, «веда­ю­чи свое оте­че­ство тебе, госу­да­рю, на тово Офо­на­сья Зино­вье­ва встреш­но не бил челом», и про­си­ли запи­сать свое чело­би­тье в Раз­ря­де, что­бы отстав­ки Бело­сель­ско­го и Зино­вье­ва им «впредь… в слу­чей не ста­вить» и «роду Бело­зер­ских кня­зей во оте­че­стве пору­хи и уко­ру от чюжих родов не было». 147

столь­ник (1620), патр. столь­ник (1629), моск. жилец (1629/36), моск. двн. (1636-,1676), моск. стряп­чий (1651) воев. Козель­ска (1638-), воев. Воль­ный (1645-,1646); помещ. Волог­да-у., Москва-у. вотч. Бело­озе­ро-у., Дмитров-у. 

Пат­ри­ар­ший столь­ник при роди­те­ле цар­ском, свя­тей­шем Фила­ре­те Ники­ти­че (1629 г.), дво­ря­нин мос­ков­ский (1636 г.) и поход­ный дво­ря­нин мос­ков­ский цари­цы Ната­лии Кирил­лов­ны (1677 г.). В 1638 г. он стро­ил Стол­пин­скую засе­ку в Козель­ском уез­де; построй­ка эта, на кото­рую ему, вме­сте с М. Пустош­ки­ным, было дано 100 чело­век, про­дол­жа­лась от 3 мая до 4 сен­тяб­ря того же года. В 1639 г., фев­ра­ля 5, царь Миха­ил Федо­ро­вич ука­зал ему, вме­сте с неко­то­ры­ми дру­ги­ми, встре­тить за Яузою, по Вла­ди­мир­ской доро­ге, пер­сид­ско­го посла, шед­ше­го через Мос­ков­ское госу­дар­ство посоль­ством к Гол­ш­тин­ско­му кня­зю. В 1642 г. кн. Н. И. встре­чал за горо­дом и был в при­ста­вах с дья­ком Т. Ники­ти­ным у послан­ни­ка турец­ко­го сул­та­на Обреима Усе­и­на Чеу­ши, а в июне 1643 г. участ­во­вал во встре­че гон­ца дат­ско­го коро­ля Пет­ра Мар­се­ли­са, при­чем сто­ял в про­ход­ных сенях, и в том же году пред­став­лял царю Миха­и­лу Федо­ро­ви­чу побоч­но­го сына дат­ско­го коро­ля, гра­фа Валь­де­ма­ра, кото­ро­го рас­счи­ты­ва­ли в Москве женить на царевне Татьяне Михай­ловне. В 1645—47 г. Бело­сель­ский был вое­во­дой на Воль­ном Кур­гане, ныне слоб. Воль­ное, Харь­ков­ской губ., Бого­ду­хов­ско­го уез­да, близ Бел­го­ро­да, для охра­не­ния южных гра­ниц от крым­цев, отку­да в 1645 г. он доно­сил госу­да­рю о наме­ре­нии кн. Ере­мея Виш­не­вец­ко­го идти с боль­шой ратью под Путивль. В 1647 г. он меже­вал на Гар­тов­ском стане пат­ри­ар­шее село Сте­па­нов­ское. В 1649 г. Бело­сель­ский пере­шел из вое­вод в Суд­ный При­каз: имен­но в июне, 21-го, ука­зал госу­дарь кня­зю Никиф. Ив. Бело­сель­ско­му состо­ять в Воло­ди­мир­ском Суд­ном при­ка­зе. В это же вре­мя был назна­чен в Мос­ков­ский Суд­ный При­каз Аф. А. Зино­вьев; этот послед­ний бил челом на кн. Н. И., что ему «мен­ши его быть не вмест­но»; но Госу­дарь велел дать Зино­вье­ву суд на кн. Бело­сель­ско­го и «слу­чай взять», а затем и того и дру­го­го от служ­бы отста­вил. В том же 1649 г. он был послан с Моск­вы вме­сте с подья­чим Ив. Хоне­не­вым к Ногай­ским мур­зам с госу­да­ре­вы­ми гра­мо­та­ми и «с его Госу­дар­ским мило­сти­вым сло­вом», чтоб они, видя к себе госу­да­ре­во рас­по­ло­же­ние, шли вме­сте с кня­зем Бело­сель­ским к Аст­ра­ха­ни на коче­вье и там бы на коране «шерть учи­ни­ли» в том, что госу­да­рю Мос­ков­ско­му будут слу­жить вер­но и без хит­ро­сти. 16 апре­ля 1651 года кн. Бело­сель­ский сле­до­вал за царем в его «похо­де» с Моск­вы до села Покровского.
Летом 1649 года Федор вме­сте с кня­зья­ми И. Т. Вад­боль­ским и И. Т. Ухтом­ским подал чело­бит­ную в свя­зи с про­иг­ры­шем мест­ни­че­ско­го спо­ра их одно­род­цем кня­зем Ники­фо­ром Ива­но­ви­чем Бело­сель­ским. Еще рань­ше, в 1621 году, кня­зья Вад­боль­ские, Шеле­шпан­ские и Ухтом­ские пода­ва­ли чело­бит­ную, в кото­рой утвер­жда­ли, что князь Ники­фор Бело­сель­ский лож­но при­чис­ля­ет себя к роду Бело­зер­ских кня­зей. Уни­каль­ные све­де­ния нам дает дело с раз­би­ра­тель­ством чело­бит­ной Бело­зер­ских кня­зей про­тив Ники­фо­ра Ива­но­ви­ча Бело­сель­ско­го. В сво­ей чело­бит­ной стар­шие пред­ста­ви­те­ли Вад­боль­ских, Шеле­шпаль­ских и Ухтом­ских в 1649 г. заяв­ля­ли: «Назы­ва­ет­ся, госу­дарь, князь Ники­фор Бело­сель­скои нашим, а мы, госу­дарь, пра­де­да ево, и деда ево, и отца ево, и дядеи не зна­ем и не слы­ха­ли. Пове­лись оне в Ново­го­ро­де, а кото­рые, госу­дарь, были наши ста­рыя роди­те­ли, и мы от них про тех Бело­сель­ских не слы­ха­ли и сами не веда­ем. А кото­рые, госу­дарь, наших бело­зер­ских кня­зеи поко­ле­нья оста­лись Вад­боль­ския, Шеле­шпаль­ския, Ухтом­ския, и мы меж собою все зна­ем хто от ково пошел, а про нево, князь Ники­фо­ра не веда­ем». В ходе начав­ше­го раз­би­ра­тель­ства пред­ста­ви­те­ли Бело­зер­ских кня­зей нача­ли смяг­чать свои заяв­ле­ния, заняв более при­ми­ри­тель­ную пози­цию: «Будет де в Роз­ря­де сыщет­ся, что князь Мики­фор Бело­сель­ской с ними одно­во роду, и том де иво от себя не отчи­та­ют, а они про то не пом­нят, одно­во они роду с ними или нет, пото­му Бело­сель­ские велись в Нове­го­ро­де» На после­до­вав­шей затем очной став­ке князь Иван Тимо­фе­е­вич Вад­боль­ский при­знал, что «князь Мики­фо­ра де и дядь иво кня­зя Миха­и­ла и кня­зя Заха­рья на Москве они зна­ют, что сло­вут Бело­сель­ские, а поче­му сло­вут, того не веда­ют». В ответ, для под­твер­жде­ния сво­ей при­над­леж­но­сти к роду Бело­зер­ских кня­зей, «князь Мики­фор Бело­сель­скои на очнои став­ке роду сво­е­му подал рос­пи­си», но, к сожа­ле­нию, мате­ри­а­лы дела обры­ва­ют­ся на фра­зе «а в рос­пи­сех пишет». 148

В 1628-1637г. оброк за зем­ли в селе Сур­ми­но в Выше­го­род­ско­го ста­на Дмит­ров­ско­го уез­да (вот­чи­на Воз­не­сен­ско­го деви­чье­го мона­сты­ря) упла­чи­вал князь Ники­фор Бело­сель­ский. 1627, по мате­ри­а­лам кни­ги Хол­мо­го­ро­вых и «Пис­цо­во­го опи­са­ния» — князь Бело­сель­ский Миха­ил Васи­лье­вич купил с. Дуб­ров­ки (д. Под­осин­ки вхо­ди­ли в куп­чую). В 1625 году у Ива­на Сума­ро­ко­ва сына Пло­хо­во, отец кото­ро­го (Сума­рок), полу­чил ее от царя Васи­лия Шуй­ско­го в 1б10 году за так назы­ва­е­мое мос­ков­ское осад­ное сиде­ние, т. е. защи­ту сто­ли­цы при оса­де ее поля­ка­ми. В сем была дере­вян­ная вет­хая цер­ковь Илии про­ро­ка, в ней обра­зы, кни­ги, ризы, и вся­кое цер­ков­ное стро­е­ние вот­чин­ни­ко­во да при­дел Димит­рия Солун­ско­го. («В селе место дво­ро­вое попо­во, паш­ни пере­ло­гом цер­ков­ной худой зем­ли три чет­вер­ти лесом порос­ло. Семь чет­вер­тей в поле, а в дву пото­муж, сена 2О копен. Да в селе двор вот­чен­ни­ков, живут в нем при­ка­щик и дело­вые люди и двор без пашен­но­го бобы­ля»). В смут­ное вре­мя на это село пре­тен­до­вал Тимо­фей Васи­лье­вич Гряз­нов и даже полу­чил на него от Сигиз­мун­да III лист на «ста­рин­ную отчиз­ну отца его».1641, вот­чи­на пере­хо­дит кня­зю Ники­фо­ру. 1676-1697, вот­чи­ной вла­де­ют дети Ники­фо­ра Ива­но­ви­ча Бело­сель­ско­го — Иван Боль­шой и Иван Мень­шой Ники­фо­ро­ви­чи. В оклад­ных кни­гах пат­ри­ар­ше­го Казён­но­го при­ка­за за 1678 г. запи­са­но: «При­бы­ла в Дмит­ров­скую деся­ти­ну по пере­пис­ным кни­гам архи­манд­ри­та Анто­ния 1677г. из Пере­славль — Залес­ской деся­ти­ны цер­ковь Пре­свя­тыя Бого­ро­ди­цы «Оди­гит­рия» в с. Дуб­ров­ках в вот­чине кня­зя Ива­на Боль­шо­го, да кня­зя Ива­на Мень­шо­го Бело­сель­ских, по ново­му окла­ду дани 29 алтын 2 день­ги заез­да гривна». 

Князь Н. И. Бело­сель­ский имел 2-х сыно­вей, одно­имен­ных Ива­нов: Ива­на боль­шо­го и Ива­на мень­шо­го Никифоровичей.

∞, КНЖ. ФЕО­ДО­СИЯ РОМА­НОВ­НА ПОЖАР­СКАЯ, дочь Рома­на Пет­ро­ви­ча Пожарского.

Лите­ра­ту­ра: А. Л. Гряз­нов Гене­а­ло­гия кня­зей Бело­сель­ских в XV – нача­ле XVII в.; Алфа­вит­ный Ука­за­тель фами­лий и лиц, упо­ми­на­е­мых в Бояр­ских кни­гах, хра­нящ. в 1-м Отдел. Моск. Архи­ва Мин. Юсти­ции, Москва, 1853 г.; «Акты Мос­ков­ско­го Госу­дар­ства», изд. Имп. Ака­де­мии Наук, 1890 г., под ред. Н. А. Попо­ва, II, 51, 65, 78, 89, 90; «Акты исто­ри­че­ские, собран. и издан. Архео­граф. Комис­си­ей», СПб., 1841 г., ч. ІV, 77; «Двор­цо­вые раз­ря­ды», т. II (185 п.), 588, 691, 703, 754, 958; т. III (1852 г.), 31, 125, 126, 248; Спис­ки Горо­до­вых вое­вод и дру­гих лиц вое­вод­ско­го управ­ле­ния Мос­ков­ско­го госу­дар­ства XVII ст., состав. А. Бар­су­ков, изд. 1902 г., 50; Родо­слов­ная кни­га кня­зей и дво­рян Рос­сий­ских выез­жих, назыв. Бар­хат­ная кни­га, Москва, 1787 г., ч. 2-я, 163, 164; Рос­сий­ская Родо­слов­ная кни­га, изд. кн. П. Дол­го­ру­ко­вым, ч. 1-я, 217, 221; Исто­рия родов Рус­ско­го дво­рян­ства, состав. П. Н. Пет­ров, СПб., 1885 г., т. І, 116, 117.

45/34. КН. АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ 

По родо­слов­цу Ники­фо­ра Бело­сель­ско­го «без­де­тен, убит в Ноуго­родц­кое взя­тье». 149

46/39. КН. НАЗА­РИЙ ПЕТ­РО­ВИЧ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ (1599, 1611)

сын бояр­ский Шелон­ской пяти­ны. Поме­щик в Пор­хов­ском око­ло­го­ро­дье в сен­тяб­ре 1611 г., полу­чил поме­стье после сво­е­го отца, Пет­ра. 150 Поме­щик в Пор­хов­ском око­ло­го­ро­дье, июль 1612 г., вла­дел «с бра­тьею». 151 Поме­щик в Пор­хов­ском око­ло­го­ро­дье, от него поме­стье пере­шло его бра­ту Пет­ру. 152

По родо­слов­цу Ники­фо­ра Бело­сель­ско­го «без­де­тен, уби­ли нем­цы под Пор­хо­вым». 153

47/39. КН. ПЕТР КРИ­ВОЙ ПЕТ­РО­ВИЧ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ (1620, † 1634/43)

Сын бояр­ский Шелон­ской пяти­ны. Поме­щик в Пор­хов­ском око­ло­го­ро­дье, полу­чил поме­стье после сво­е­го бра­та, кня­зя Наза­рия, авг. 1615 г. 154 По вер­ста­нию 4 июля 1621 г. — новик, вер­стан­ный в 1619/20 г. на 350 чет­вер­тей и 10 руб­лей с горо­дом. 155 Участ­во­вал в Смо­лен­ском похо­де в 1634 г.

По родо­слов­цу Ники­фо­ра Бело­сель­ско­го «глас выко­ло­ли нем­цы на бою, умер после смо­лен­ские служ­бы». 156

48/39. КН. ИВАН ПЕТ­РО­ВИЧ БЕЛОСЕЛЬСКИЙ

К этой же семье, види­мо, при­над­ле­жал поме­щик Котор­ско­го пог. Шелон­ской пяти­ны Иван Пет­ро­вич Бело­сель­ский, упо­ми­на­е­мый с 1596 г. Сын бояр­ский. В 1596/97 г. судил­ся (кн. Иван Бело­сель­ский) вме­сто сво­ей сест­ры, вдо­вы Пет­ра Гло­то­ва с детьми с Ива­ном Пали­цы­ным о бег­лом чело­ве­ке. 157 Запи­сал за себя холо­па в Зарус­ской поло­вине Шелон­ской пяти­ны в 1598/99 г. 158 Поме­щик Котор­ско­го пого­ста Шелон­ской пяти­ны в 1601/02 г., совла­де­лец Арте­мия Хво­сто­ва и ново­кре­ще­на Андрея Ермо­ли­на. 159 Поме­щик (князь Иван Бело­сель­ский) Котор­ско­го пого­ста Шелон­ской пяти­ны в июле 1607 г. 160. В янва­ре 1611 г. (князь Иван Бело­сель­ский) сдал «для дале­ка» свое поме­стье в Котор­ском пого­сте, ранее при­над­ле­жав­шее Оса­ну Отя­е­ву, Федо­ру Буда­е­ву Выше­слав­цо­ву. 161 8 авгу­ста 1614 г. отдель­ную гра­мо­ту на его поме­стье полу­чил Федор Обле­зов Воро­нов. 162

По родо­слов­цу Ники­фо­ра Бело­сель­ско­го «убит во Пско­ве из норя­ду на при­сту­пе, как подо Пско­вым сто­ял король немец­кой». 163

49/39. КНЖ. …… ПЕТ­РОВ­НА БЕЛОСЕЛЬСКАЯ

∞, ПЕТР ….. ГЛОТОВ.

XXIV генерація від Рюрика

50/ КН. ВАСИ­ЛИЙ ЯКО­ВЛЕ­ВИЧ БЕЛОСЕЛЬСКИЙ 

веро­ят­ным сыном Яко­ва Бог­да­но­ви­ча мож­но счи­тать Васи­лия Яко­вле­ви­ча Бело­сель­ско­го, кото­ро­го вос­пи­тал Сте­пан Анисимов. 

«А слы­шал-де он Иван (Иван Васи­лье­вич Бело­сель­ский. — А. Гряз­нов) от отца сво­е­го Васи­лья Яко­вле­ва и от посто­рон­них людей, что дед ево, Ива­нов, а отца ево отец, роду кня­зей Бело­сель­ских князь Яков княж Гор­де­ев сын Бело­сель­ской, а после деда отец ево Ива­нов остал­ся в малых летех и жил у Сте­па­на Оста­фье­ва сына Ани­си­мо­ва. И по како­му наме­ре­нию отец ево, Ива­нов, явил­ся в пора­бо­ще­нии в дому у постель­ни­че­го у Федо­ра Алек­се­е­ви­ча и у сына ево
Яко­ва Пол­те­вых, того он, Иван, не веда­ет; и на него, Ива­на, у них, Федо­ра Алек­се­е­ви­ча и у сына ево Яко­ва, ника­кой осо­бой пора­бо­щен­ной кре­по­сти нет». 164. В мае 1700 г. Яков Пол­тев по доно­су сво­е­го холо­па Ива­на Бело­сель­ско­го о непри­стой­ных сло­вах о госу­да­ре был заклей­мен и сослан в Азов, а Бело­сель­ский осво­бож­ден от кабаль­но­го холоп­ства. 165 Уже в янва­ре 1701 г. Иван Васи­лье­вич Бело­сель­ский по госу­да­ре­ву ука­зу пожа­ло­ван в при­каз­ные Суз­даль­ско­го архи­ерея. Здесь же упо­ми­на­ют­ся его брат Андрей и сын Иван. 166

51/. КН. ИВАН НИКИ­ФО­РО­ВИЧ БОЛЬ­ШОЙ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ (1647,1685)

столь­ник (1649); вотч. Волог­да-у., Галич-у., Дмит­ров-у., Кашин-у. 1С:Нкфр.Ив. :Феодосия.Ром. ПОЖАР­СКАЯ. В 1658, 1668 и 1676 упо­ми­на­ет­ся в Бояр­ских кни­гах столь­ни­ком (Ива­нов. С. 56). В 1685 меже­вал Моро­зов стан Дерев­ской пяти­ны (Пет­ров. Кн. 1. С. 225; ДРРИ. Т. 1. С. 296).

В 1678 столь­ник, имел в вот­чине: Воло­год­ско­го у. Город­ско­го ст. с. Сороч­не­во — 15 дв., 43 души; Галич­ско­го у. Шан­ско­го ст. д. Чек­ми­ху — 20 дв., 61 душу; Дмит­ров­ско­го у. Выше­го­род­ско­го ст. с. Дуб­ров­ки — 9 дв., 34 души; Кашин­ско­го у. ст. Боль­шой Сло­бо­ды д. Теку­тье­во — 6 дв., 20 душ (Шват­чен­ко. С. 85). В 1641 г. вот­чи­на кня­зя Миха­и­ла Васи­лье­ви­ча пере­шла, веро­ят­но, по обме­ну к пле­мян­ни­ку Ники­фо­ру Ива­но­ви­чу Бело­сель­ско­му, так­же дослу­жив­ше­му­ся до зва­ния мос­ков­ско­го дво­ря­ни­на. Поз­же (с 1677 года) Дуб­ров­ка­ми вла­де­ли два его одно­имен­ных сына столь­ни­ки Иван Боль­шой и Иван Мень­шой, кото­рые поде­ли­ли вот­чи­ну на две рав­ные части, «спра­ви­ли попо­лам»: село Дуб­ров­ки и вхо­див­шие в это име­ние дерев­ни Мороз­не­ва, Под­осин­ки, Сазо­но­ва. Такой раз­дел вла­де­ния сохра­нял­ся на про­тя­же­нии почти все­го вре­ме­ни, пока вот­чи­на при­над­ле­жа­ла роду Бело­сель­ских. Во вто­рой поло­вине XVI века село замет­но вырос­ло: в нем уже два вот­чин­ни­ко­вых дво­ра, где жили кабаль­ные люди, и шесть крестьянских.

52/ КН. ИВАН НИКИ­ФО­РО­ВИЧ МЕНЬ­ШОЙ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ (1649,1717)

столь­ник (1658,-1703) отстав­ной в Москве для посы­лок (1706,1710) вотч.-Вологда-у.,Дмитров-у.,Кашин-у. 2С:Нкфр.Ив. и Феодосия.Ром. Пожарская. 

Вме­сте со сво­им пле­мян­ни­ком Кон­стан­ти­ном Ива­но­ви­чем в долж­но­сти заво­е­вод­чи­ка (адъ­ютан­та) участ­во­вал в Крым­ском похо­де кня­зя Васи­лия Васи­лье­ви­ча Голи­цы­на В 1658, 1668, 1676, 1686 и 1692 упо­ми­на­ет­ся в Бояр­ских кни­гах столь­ни­ком (Ива­нов. С. 56). В 1689 вме­сте с пле­мян­ни­ком кн. Кон­стан­ти­ном Ива­но­ви­чем в долж­но­сти заво­е­вод­чи­ка участ­во­вал в 1-м Крым­ском похо­де кн. В. В. Голи­цы­на [Пет­ров. Кн. 1. С. 225; ДРРИ. Т. 1. С. 296]; в 1706 упо­ми­на­ет­ся в Бояр­ском спис­ке в чис­ле отстав­ных столь­ни­ков с 1703, кото­рым веле­но жить на Москве «для посы­лок» (Заха­ров. С. 318).В 1678 столь­ник, имел в вот­чине: Воло­год­ско­го у. Город­ско­го ст. с. Сороч­не­во — 13 дв., 44 души; Дмит­ров­ско­го у. Выше­го­род­ско­го ст. с. Дуб­ров­ки — 7 дв., 22 души; Кашин­ско­го у. ст. Боль­шой Сло­бо­ды д. Теку­тье­во — 4 дв., 16 душ [Шват­чен­ко. С. 85].

∞, ……. ИВА­НОВ­НА ШИШ­КО­ВА, дочь Ива­на Тимо­фе­е­ви­ча Шиш­ко­ва († не ранее 1684/1685)

53/. КНЖ. АВДО­ТЬЯ НИКИ­ФО­РОВ­НА БЕЛО­СЕЛЬ­СКАЯ (1670, † 09.03.1725)

Д:Нкфр.Ив, вдо­ва (1696, 1702), сест­ры — род­ные пле­мян­ни­цы Марии Рома­нов­ны [урожд. княж­ны Пожар­ской] жены мос­ков­ско­го дво­ря­ни­на (1658) Ники­ты Ива­но­ви­ча Бори­со­ва-Бороз­ди­на -вдо­вы (1682), и Наста­сьи Рома­нов­ны [урожд. княж­ны Пожар­ской] жены бояри­на (1682) Миха­и­ла Льво­ви­ча Пле­ще­е­ва; послед­ние — род­ные пле­мян­ни­цы бояри­на кня­зя Дмит­рия Пет­ро­ви­ча Пожар­ско­го. 167 Дочь кня­зя Ива­на Рома­но­ви­ча Ухтом­ско­го Анна была заму­жем ( с 1690) за столь­ни­ком (в послед­ствии гра­фом) Васи­ли­ем Ники­ти­чем Зото­вым). 168

∞, КН. ИВАН РОМА­НО­ВИЧ УХТОМ­СКИЙ, столь­ник (1686).

54/. КНЖ. АКСИ­НЬЯ НИКИ­ФО­РОВ­НА БЕЛОСЕЛЬСКАЯ

вдо­ва (1720), сест­ры — род­ные пле­мян­ни­цы Марии Рома­нов­ны [урожд. княж­ны Пожар­ской] жены мос­ков­ско­го дво­ря­ни­на (1658) Ники­ты Ива­но­ви­ча Бори­со­ва-Бороз­ди­на -вдо­вы (1682), и Наста­сьи Рома­нов­ны [урожд. княж­ны Пожар­ской] жены бояри­на (1682) Миха­и­ла Льво­ви­ча Пле­ще­е­ва; послед­ние — род­ные пле­мян­ни­цы бояри­на кня­зя Дмит­рия Пет­ро­ви­ча Пожар­ско­го. 169

∞, МИХА­ИЛ ИВА­НО­ВИЧ ГОЛЕ­НИ­ЩЕВ-КУТУ­ЗОВ; стряп­чий (1676); столь­ник (1686, 1692); вое­во­да: в Якут­ске (1666 -1670), в Путив­ле (1688 — 27.2.1690); участ­ник Чиги­рин­ско­го и Тро­иц­ко­го похо­дов (жало­ван­ные печат­ные гра­мо­ты на вот­чи­ны 24.8.1683 и 21.3.1685); участ­ник вой­ны с Поль­шей (жало­ван­ная печат­ная гра­мо­та на вот­чи­ны «за веч­ный мир с Поль­ским коро­лем» 13.9.1687); вла­дел поме­стья­ми и вот­чи­на­ми в Воло­год­ском, Вла­ди­мир­ском, Клин­ском, Рязан­ском, Галиц­ком, Твер­ском, Мос­ков­ском, Шац­ком и Яро­слав­ском уездах.

55/. КНЖ. ПРАС­КО­ВЬЯ НИКИ­ФО­РОВ­НА БЕЛОСЕЛЬСКАЯ

вдо­ва (1702), сест­ры — род­ные пле­мян­ни­цы Марии Рома­нов­ны (урожд. княж­ны Пожар­ской) жены мос­ков­ско­го дво­ря­ни­на (1658) Ники­ты Ива­но­ви­ча Бори­со­ва-Бороз­ди­на -вдо­вы (1682), и Наста­сьи Рома­нов­ны (урожд. княж­ны Пожар­ской) жены бояри­на (1682) Миха­и­ла Льво­ви­ча Пле­ще­е­ва; послед­ние — род­ные пле­мян­ни­цы бояри­на кня­зя Дмит­рия Пет­ро­ви­ча Пожар­ско­го. 170

∞, ДМИТ­РИЙ ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ ДАВЫ­ДОВ (1638,1678), столь­ник (1640-1676)

56/. КН. БОГ­ДАН ПЕТ­РО­ВИЧ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ (* 1620, 1643)

моск.жилец (1639,1643); С:Петр.Петр. В мате­ри­а­лах жилец­ко­го раз­бо­ра 1643 г. упо­ми­на­ет­ся князь Бог­дан княж Пет­ров сын Бело­сель­ский. Из «сказ­ки» Бог­да­на сле­ду­ет, что родил­ся он в 1620 году и был при­нят на служ­бу в 16 лет. У него были млад­шие бра­тья Афа­на­сий и Сте­пан. Афа­на­сий слу­жит с нов­го­род­ско­го поме­стья отца, а Сте­пан живет в этом же поме­стье. Оче­вид­ная бед­ность этой семьи (на тро­их у бра­тьев толь­ко отцов­ское поме­стье раз­ме­ром в 193 чети) и ста­тус горо­до­во­го дво­ря­ни­на для отца Бог­да­на всту­па­ют в явное про­ти­во­ре­чие с его попа­да­ни­ем в чис­ло жиль­цов. Объ­яс­ня­ет­ся это тем, что Бог­дан «живет у дяди сво­е­го у кня­зя Мики­фо­ра Бело­сель­ско­го». Сле­до­ва­тель­но, в этом слу­чае, как и почти два­дца­тью года­ми ранее, мы видим, как один из Бело­сель­ских, более-менее про­дви­нув­ший­ся по слу­жеб­ной лест­ни­це, помо­га­ет закре­пить­ся на при­двор­ной служ­бе сво­е­му млад­ше­му род­ствен­ни­ку. Не менее важ­но и ука­за­ние на род­ствен­ные свя­зи Ники­фо­ра Ива­но­ви­ча и Бог­да­на Пет­ро­ви­ча. Как и в слу­чае с преды­ду­щи­ми поко­ле­ни­я­ми Бело­сель­ских (когда дядья­ми Миха­и­ла Васи­лье­ви­ча назва­ны Иван и Миха­ил Кур­ба­то­ви­чи, а дядья­ми Ники­фо­ра – Миха­ил и Заха­рий Васи­лье­ви­чи), нет пол­ной уве­рен­но­сти, в каком из смыс­лов исполь­зо­ван тер­мин «дядя» – для обо­зна­че­ния бра­та отца или же для ука­за­ния на отда­лен­ное род­ство, с акцен­том на раз­но­сти поко­ле­ний. Одна­ко, посколь­ку нет ника­ких допол­ни­тель­ных осно­ва­ний для того, что­бы усо­мнить­ся в близ­ком род­стве Ники­фо­ра Ива­но­ви­ча и Бог­да­на Пет­ро­ви­ча, поме­ща­ем в рекон­струк­цию родо­слов­ной Пет­ра Ива­но­ви­ча, жив­ше­го в 1620-х гг.

57/. КН. СТЕ­ПАН ПЕТ­РО­ВИЧ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ (1677, † 1677/1703, ‡ с.Полонное, Псков-у.)

столь­ник (1677) моск.двн.(-1703) отстав­ной в Москве для посы­лок (1706) С:Петр.Петр.Мих-ча

∞, ЕВФРО­СИ­НИЯ …… …… (1703). ‡ с.Полонное, Псков-у.Евфросиния NN, похо­ро­не­на в селе Поло­ная Пор­хов­ско­го уез­да Псков­ской губер­нии [Рус­ский про­вин­ци­аль­ный некро­поль. Т. 1. С. 118].

58/. КН. АФА­НА­СИЙ ПЕТ­РО­ВИЧ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ (1643?,1646)

дворов.сын-боярск.вотч.-Новг.-Шелон.пят. С:Петр.Петр.

1643 г., авгу­ста 28 доклад­ная дан­ная Симео­на Афа­на­сье­ва сына База­ни­на зятю его кня­зю А. П. Бело­сель­ско­му на двух кре­пост­ных людей. 

Горо­до­вой дво­ря­нин кн. Афа­на­сий Пет­ро­вич – в 1646 имел в вот­чине: Нов­го­род­ско­го уез­да, Шелон­ской пяти­ны, погост Паже­ре­виц­кий, 1 дв. 6 душ (Шват­чен­ко. С. 85).

XXV генерація від Рюрика

59/. КН. ИВАН ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ БЕЛОСЕЛЬСКИЙ

«А слы­шал-де он Иван (Иван Васи­лье­вич Бело­сель­ский. — А. Гряз­нов) от отца сво­е­го Васи­лья Яко­вле­ва и от посто­рон­них людей, что дед ево, Ива­нов, а отца ево отец, роду кня­зей Бело­сель­ских князь Яков княж Гор­де­ев сын Бело­сель­ской, а после деда отец ево Ива­нов остал­ся в малых летех и жил у Сте­па­на Оста­фье­ва сына Ани­си­мо­ва. И по како­му наме­ре­нию отец ево, Ива­нов, явил­ся в пора­бо­ще­нии в дому у постель­ни­че­го у Федо­ра Алек­се­е­ви­ча и у сына ево
Яко­ва Пол­те­вых, того он, Иван, не веда­ет; и на него, Ива­на, у них, Федо­ра Алек­се­е­ви­ча и у сына ево Яко­ва, ника­кой осо­бой пора­бо­щен­ной кре­по­сти нет». 171. В мае 1700 г. Яков Пол­тев по доно­су сво­е­го холо­па Ива­на Бело­сель­ско­го о непри­стой­ных сло­вах о госу­да­ре был заклей­мен и сослан в Азов, а Бело­сель­ский осво­бож­ден от кабаль­но­го холоп­ства. 172 Уже в янва­ре 1701 г. Иван Васи­лье­вич Бело­сель­ский по госу­да­ре­ву ука­зу пожа­ло­ван в при­каз­ные Суз­даль­ско­го архи­ерея. Здесь же упо­ми­на­ют­ся его брат Андрей и сын Иван. 173

60/. КН. АНДРЕЙ ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ БЕЛОСЕЛЬСКИЙ 

61/. КН. КОН­СТАН­ТИН ИВА­НО­ВИЧ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ (1679,1717)

столь­ник (1679,1717) капитан(1702) двн. при Дво­ре в нач.людях(1706,1710) помещ.-Дмитров-у.,Кострома-у. С:Ив.Нкфр.Ив-ча Б.

Был заво­е­вод­чи­ком в 1-м Крым­ском похо­де кн. В. В. Голи­цы­на (1687), затем столь­ник при Пет­ре I (Пет­ров. Кн. 1. С. 225; ДРРИ. Т. 1. С. 296); в 1706 упо­ми­на­ет­ся в Бояр­ском спис­ке столь­ни­ком в чис­ле пол­ков­ни­ков, под­пол­ков­ни­ков и началь­ных людей (Заха­ров. С. 336).Был заво­е­вод­чи­ком (адъ­ютан­том) в Крым­ском похо­де кня­зя В. В. Голи­цы­на, а затем был столь­ни­ком при Пет­ре I.

В 1687— 1689 зем­ле­вла­де­ние в Ала­тыр­ском уез­де, Пьян­ский ст., д. Куде­я­ров­ка, 1 дв. 174.

62/. КНЖ. …… ИВА­НОВ­НА БЕЛО­СЕЛЬ­СКАЯ (1681,1683)

дочь Ив.Нкфр. Б

∞, ГАВ­РИ­ИЛ ИВА­НО­ВИЧ ДУБА­СОВ, помещ.

63/. КН. АНДРЕЙ ИВА­НО­ВИЧ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ (1687, †1712, у Дерпта)

еса­ул (1687) 1С:Ив.Нкфр.Ив-ча М. Стал про­дол­жа­те­лем млад­шей линии кня­зей Бело­сель­ских. Род. ок. 1660. Ум. 1712, убит в ходе Север­ной вой­ны (Хол­мо­го­ро­вы. Вып. 11. С. 226).В 1676, 1686 и 1692 упо­ми­на­ет­ся как столь­ник цари­цы Прас­ко­вьи Федо­ров­ны (Ива­нов. С. 56).

∞, 1-я, АВДОТЬЯ;

∞, 2-я, КНЖ. МАРИЯ ГРИ­ГО­РЬЕВ­НА КОЗ­ЛОВ­СКАЯ (*ок. 1680, ум. 26.03.1729. Дочь бояри­на кн. Гри­го­рия Афа­на­сье­ви­ча Коз­лов­ско­го (1646—1701). 175

64/. КН. МИХА­ИЛ ИВА­НО­ВИЧ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ (1687)

XXVII генерація від Рюрика

65/. КН. ИВАН ИВА­НО­ВИЧ БЕЛОСЕЛЬСКИЙ

66/. КН. АЛЕК­СЕЙ КОН­СТАН­ТИ­НО­ВИЧ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ (1705,1717)

вотч.-Вологодский у., Город­ской ст., сцо Короч­не­во, дв. вот. 1ч, 4/15,Кашинский у., Боль­шая Сло­бо­да ст.,д.Текутьево, 2/7 С:Конст.Ив.Нкфр-ча
полковник
Нача­ло XVIII в. в исто­рии Дуб­ро­вок озна­ме­но­ва­лось воз­ве­де­ни­ем ново­го вза­мен вет­хо­го дере­вян­но­го хра­ма, где были освя­ще­ны два пре­сто­ла, сна­ча­ла в честь Дмит­рия Солун­ско­го, затем — во имя Илии Про­ро­ка. Испо­кон веков дни поми­но­ве­ния этих свя­тых (2 авгу­ста и 8 нояб­ря по ново­му сти­лю) были при­ход­ски­ми празд­ни­ка­ми на селе.

В пер­вое деся­ти­ле­тие того же века в селе нахо­ди­лось уже более полу­то­ра десят­ков дво­ров, чис­ло душ муж­ско­го пола — око­ло 40 чело­век. Пере­пись 1709 г. в мини­а­тю­ре отра­зи­ла осо­бен­но­сти обще­ствен­ной жиз­ни тех лет. Так, из кре­стьян­ских дво­ров пять было «пустых», посколь­ку муж­чин из них либо отда­ли в сол­да­ты (2 чел.), либо они бежа­ли (4 чел.). Потря­се­ния кос­ну­лись и вла­дель­цев села: в ходе Север­ной вой­ны убит под Дерп­том (ныне Тар­ту) моло­дой князь Андрей Бело­сель­ский — сын Ива­на Меньшого.
Одно из наи­бо­лее зна­чи­тель­ных собы­тий сере­ди­ны XVIII в. в Дуб­ров­ках — стро­и­тель­ство вто­ро­го, уже камен­но­го хра­ма, полу­чив­ше­го ред­кое назва­ние Духо­со­ше­ствен­ско­го, или Духов­ско­го, в честь празд­ни­ка Соше­ствия Свя­то­го Духа на апо­сто­лов, что по цер­ков­ным пред­став­ле­ни­ям зна­ме­ну­ет дату воз­ник­но­ве­ния хри­сти­ан­ской религии.
К сере­дине это­го же века, по-види­мо­му, отно­сит­ся и фор­ми­ро­ва­ние на поло­вине, при­над­ле­жав­шей вну­ку Ива­на Боль­шо­го стат­ско­му совет­ни­ку кня­зю Алек­сею Кон­стан­ти­но­ви­чу, бла­го­устро­ен­ной усадь­бы. Фун­да­мен­таль­ный кир­пич­ный гос­под­ский дом, постро­ен­ный в то вре­мя, в изме­нен­ном виде дожил до наших дней.

∞, ЕВДО­КИЯ МИХАЙ­ЛОВ­НА ТОЛУ­БЕ­Е­ВА, дочь ланд­ра­та Миха­и­ла Авто­но­мо­ви­ча Толу­бе­е­ва. Ряд­ная на брак состав­ле­на 11 фев­ра­ля 1718 года.

67/. КН. АНДРЕЙ КОН­СТАН­ТИ­НО­ВИЧ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ (1709,1719)

вотч.-Пошехонье-у. 2С:Конст.Ив.

68/. КНЖ. АКСИ­НЬЯ КОН­СТАН­ТИ­НОВ­НА БЕЛО­СЕЛЬ­СКАЯ († нач. 1761)

вдо­ва в 1748; сест­ра кня­зя Алек­сея Кон­стан­ти­но­ви­ча Бело­сель­ско­го, кото­рый насле­до­вал после неё двор в Москве.

∞, БОГ­ДАН ИВА­НО­ВИЧ ЛАДЫ­ЖЕН­СКИЙ (1700-е? — до февр. 1748), кол­леж­ский асес­сор (1745)

69/. КН. АЛЕК­СЕЙ АНДРЕ­ЕВИЧ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ (* 1699, † 13.8.1719)

уездн.двн. (1717) вотч.-Пошехонье-у. помещ.-Дмитров-у.,Кашин-у. 1С:Анд.Ив.

1719, гар­де­ма­рин Алек­сей Бело­сель­ской, сын Андрея и мате­ри Авдо­тьи, 21 года. Из выпи­сок о посыл­ке кадет в Испа­нию ока­зы­ва­ет­ся что в Кадикс они попа­ли не пря­мо, а что до того пере­бы­ва­ли в Дании, Гол­лан­дии, Фран­ции и Вене­ции. Справ­ки сде­лан­ные в кол­ле­ги­ях Ино­стран­ных Дел и Адми­рал­тейств ука­зы­ва­ют на пере­ме­ще­ние их, отча­сти под­лин­ны­ми сло­ва­ми ука­зов и рескрип­тов Пет­ра, а частию удо­сто­ве­рен­ны­ми мор­ским началь­ством доне­се­ни­я­ми и рас­ска­за­ми дея­те­лей и оче­вид­цев о стран­стви­ях по Евро­пе рус­ской моло­де­жи. >27го янва­ря 1716 года, госу­дарь Петр Алек­се­е­вич из С.-Петербурга высту­пил в поход в Мек­лен­бур­гию, Данию и Гол­лан­дию. Путь его лежал чрез горо­да Нарву, Ригу, Либа­ву, Дан­циг, Шве­рин и Росток, до Копен­га­ге­на. Из путе­вых писем его вели­че­ства к коман­до­вав­ше­му тогда над Рос­сий­ским фло­том и пор­та­ми гене­рал-адми­ра­лу и кава­ле­ру гра­фу Федо­ру Мат­ве­е­ви­чу Апрак­си­ну, видеть мож­но: Из Дан­ци­га, под чис­лом 2-м мар­та 1716 года:»Понеже полу­чи­ли мы ведо­мость из Ита­лии что наших в Вене­ции в мор­скую служ­бу при­нять хотят; так­же ныне из Фран­ции ото­зва­лись что и там их при­мут же. Того для вели­те как наи­ско­рее в Питер­бур­хе отобрать еще из школь­ни­ков луч­ших дво­рян­ских детей, и при­везть в Ревель, и поса­дить на кораб­ли с пер­вы­ми вме­сте чтоб их всех было 60 чело­век, а имен­но во все три места: в Вене­цию, во Фран­цию и в Англию, по два­дца­ти человек.(Ежели же оные из Питер­бур­ха в Ревель ско­ро поспеть не могут, и кораб­ли преж­де их уйдут, то отправь их от Реве­ля до Риги морем, на шня­вах Диане и Ната­лье), и оттоль на кур­лянд­ских под­во­дах до Мем­ля, а от Мем­ля на наем­ных фур­ма­нах до Мек­лен­бург­ской зем­ли, где мы обре­тать­ся будем».Во испол­не­ние вто­го ука­за гене­рал-адми­рал граф Апрак­син, из Реве­ля, от 15-го мар­та, писал В Санкт-Питер­бурх к столь­ни­ку и Мор­ской Ака­де­мии дирек­то­ру гра­фу Мат­ве­е­ву чтоб он тех «школь­ни­ков» немед­лен­но выбрал из Ака­де­мии и отпра­вил в Ревель. Гра­фом Мат­ве­е­вым, 21-го того же мар­та, при имен­ном спис­ке, отправ­ле­ны из Санкт-Петер­бург­ской Ака­де­мии в Ревель сле­ду­ю­щие два­дцать чело­век:… Князь Алек­сей Белосельской,…

70/. КН. МИХА­ИЛ АНДРЕ­ЕВИЧ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ (* 11.11.1702, † 19.01.1755)

пер­вый сын Андрея Ива­но­ви­ча; уездн.двн.(1717) помещ.-Дмитров-у.,Пошехонье-у. вотч.-Кашин-у.,Пошехонье-у. Вице-адми­рал, кава­лер орде­на св. Алек­сандра Нев­ско­го, управ­лял Адми­рал­тейств-кол­ле­га­ей в 1745-1749 а в послед­ние годы жиз­ни был гене-рал-кригс-комис­са­ром флота. 

∞, 1-я, ГРФ. НАТА­ЛИЯ ГРИ­ГО­РИ­ЕВ­НА ЧЕР­НЫ­ШЕ­ВА (1711-1760) гфн.Чернышева

∞, 2-я, ЕВДО­КИЯ ИВА­НОВ­НА РЖЕВ­СКАЯ (1693-1747)

Вице-адми­рал, кава­лер орде­на св. Алек­сандра Нев­ско­го, управ­лял Адми­рал­тейств-кол­ле­га­ей в 1745—1749 гг., а в послед­ние годы жиз­ни был гене-рал-кригс-комис­са­ром флота.
Пожа­ло­ва­ли меня в под­по­рут­чи­ки нынеш­не­го 1724 году ген­ва­ря в 1 день, то есть в новой год. Зане­мог в Москве того ж году ген­ва­ря 26 дня и лежал июня до 22 дня. А была скор­бу­ти­ка. Июля 16 дня поехал к Мар­цы­ал­ным водам1, а при­е­хал в Моск­ву июля 30 дня. Того ж году сен­тяб­ря 3 дня поехал в Питер­бурх, а при­е­хал сен­тяб­ря 23 дня.В пору­чи­ки от фло­та пожа­ло­ван в 733-м году ген­ва­ря 18 дня.В Моск­ву поехал в 734-м году в ген­ва­ре месе­це. Женил­ся июня 4 дня 1734 году на Ната­лье Гри­го­рьевне Чер­ны­ше­вой. Родил­ся сын Андрюш­ка мар­та 8 дня 1735 году. Поехал в Петер­бург в ызхо­де мар­та месяца.
Под кара­ул взят в 736-м году фев­ра­ля 24 ч<исла>. Послан в Орен­бург в том же году в июле 11-м чис­ле. В том же меся­це родил­ся сын Гриш­ка и умер.
Сего 737 года нояб­ря 21 дня попо­лу­но­чи в 5 чесов с поло­ви­ною родил­ся сын Гриш­ка дру­гой, то есть в поне­дел­ник. И умер в 738-м году в нояб­ре меся­це в 1-м чис­ле. Все­ми­ло­сти­вей­шей Ея Импе­ра­тор­ско­го Величества3 указ воз­по­сле­до­вал, чтоб меня из Орен­бур­га выклю­чить и при­слать в вае­ную коле­гию для опре­де­ле­ния в армей­ские пол­ки. При­слан 23 ч<исла> фев­ра­ля 740 года в вече­ру. Мар­та 4 поехал из Сама­ры. В Моск­ву при­е­хал 16 ч<исла> того ж мар­та. 17 того ж К. Л. Ф. К. скон­ча­лась 4. Маия 9 из Моск­вы поеха­ли в Петер­бург. 21 того ж при­е­ха­ли. В июне меся­це 28-м ч<исле> опре­де­лен маи­о­ром в Ингер­ма­лан­ской полк. В том же году отпу­щен в годо­вой отпуск в Моск­ву. Совет­ни­ком эки­паж­ским в 740 в нояб­ре в 6 чис­ле пожа­ло­ван. В 740-м году дочь Авдо­тья роди­лась и в 741 умер­ла в нояб­ре месяце.В 742-м году в мар­те меся­це 4 чис­ла роди­лась дочь Ели­са­вет и окре­стить Ея Им. Величество5 изво­ли­ла и на рис­ки 100 чер­вон­ных все­ми­ло­сти­вей­ше пожаловала.
В 743 апре­ля 24 пожа­ло­ван я гене­рал-эки­па­жмей­сте­ром. В 743-м году родил­ся сын Васи­лий в нояб­ре 30-м чис­ле. И Ея Им. Вели­че­ство кре­стить изво­ли­ла и на рис­ки кусок што­фу и 500 чер­вон­ных, да на роди­ны 500 чер­вон­ных же пожа­ло­вать соизволила.
В 745-м году в ген­ва­ре меся­це пере­шел в новой дом жить в Питер­бур­ге. В 745-м году в июне меся­це 24-м чис­ле дочь Наташ­ка роди­лась. И Ея Им. Вели­че­ство акре­стить с Вели­ким князем6 и 4000 руб­лев все­ми­ло­сти­вей­ше пожа­ло­вать изво­ли­ла, а Его Высо­че­ство таба­кер­ку руб­лев в 300 пожаловал.И в 746-м году ген­ва­ря 1 дня сест­ра моя Марья Андре­ев­на скон­ча­лась. В 746 году в июле меся­це Ея Им. Вели­че­ство, отъ­е­жая в Ревель, все­ми­ло­сти­вей­ше изво­ли­ла при­слать 300 червонных.В 747 году июля 12 ч<исла> в 12 чесов в пол­дни в вос­кре­се­нье родил­ся сын князь Миха­ил. И кре­стил брат его князь Андрей Михай­ло­вич с княж­ною Ели­са­вет Михай­лов­ной. В том же году в авгу­сте меся­це Ея Им. Вели­че­ство жене моей бра­ли­ан­ты с парт­ре­та штатс­дам­ско­го после покой­ной тещи граф<ини> Авдо<ть>и Ива­нов­ны Чернышевой7 все­ми­ло­сти­вей­ше пожа­ло­вать изво­ли­ла. В том же году сен­тяб­ря 5 ч<исла> Ея Им. Вели­че­ство меня гене­рал-крикс-ками­са­ром все­ми­ло­сти­вей­ше пожа­ло­вать изволила.
В 748-м году фев­ра­ля 10 ч<исла> пожа­ло­ва­на мне кава­ле­рия — орден свя­тыя Анны. В том же году сен­тяб­ря 5 чис­ла все­ми­ло­сти­вей­ше от Ея Им. Вели­че­ства пожа­ло­ва­на мне кава­ле­рия — орден свя­та­го Алек­сандра. Я еще тогда был болен. И учи­нен пер­вым тогда всех в тот день пожа­ло­ван­ных кава­ле­ров. В том же году октяб­ря 5 ч<исла> роди­лась у меня дочь княж­на Авдо­тья в 6 часов попо­лу­дни. Кре­сти­ли князь Андрей и княж­на Ели­са­вет, брат ея и сест­ра. В 748-м году в декаб­ре меся­це по имян­но­му ука­зу поеха­ли в Моск­ву и при­е­ха­ли 27 ч<исла> декаб­ря ж.
В 1749-м году в ыюне меся­це Ея Им. Вели­че­ство из асоб­ли­вой мило­сти сына мое­го князь Андрея все­ми­ло­сти­вей­ше… В 1751-м году в ыюне меся­це сын мой, князь Андрей по линии все­ми­ло­сти­вей­ше пожа­ло­ван в тот же Пре­об­ра­жен­ской полк под­по­ру­чи­ком. В 752-м году в ыюле меся­це 21 ч<исла> он же по имен­но­му ука­зу поехал в Англию для обу­че­ния и изправ­ле­ния мини­стер­ских дел. В 752-м году мар­та 12 дня родил­ся сын князь Алек­сандр ночью на чет­верг в 3 чеса попо­лу­но­чи. В том же году декаб­ря 25 дня при­е­хал я по имян­но­му ука­зу и с фами­лею моею в Москву.
В 753 году декаб­ря 18 ч<исла> сын мой князь Андрей пожа­ло­ван по линии в адъ­ютан­ты в том же Пре­об­ра­жен­ском полку.
В 754-м году 26 чис­ла фев­ра­ля роди­лась дочь княж­на Марья в 4 часа попо­лу­но­чи в суб­о­ту в день свя­та­го Порфирия.
***
Писал оное сво­ею рукою князь Миха­и­ла Анд­ри­ич Бело­сел­ской. А скон­чал­ся 1755 году в ген­ва­ре 19 дня по утру в 8 чесу чехот­ною. И погре­бен в Нев­ском мона­сти­ре, а писа­ла я жена ево К<нягиня> Н<аталья> Бело­сел­ская. Та го ж году мар­та 22 дня пожа­ло­ва­на дочь наша кнеж­на Ели­са­ве­та во фрей­ле­ны ка два­ру Ея Вели­че­ства импе­ра­три­це Ели­са­вет Петровне.
Бело­сель­ский Миха­ил Андре­евич (1702—1755) — вице-адми­рал и гене­рал-криг­ско­мис­сар флота.
На служ­бе с 1717 г. гар­де­ма­ри­ном. В 1736 г. был при­вле­чен тай­ной кан­це­ля­ри­ей к дозна­нию и сослан в Орен­бург на веч­ное посе­ле­ние. Но его рабо­та по построй­ке судов поз­во­ли­ла В.Н. Тати­ще­ву обра­тить­ся с хода­тай­ством о поми­ло­ва­нии. В 1739 г. ста­но­вит­ся май­о­ром, а в 1740 г. назна­ча­ет­ся совет­ни­ком эки­паж­ной экс­пе­ди­ции с ран­гом пол­ков­ни­ка и воз­вра­ща­ет­ся в Петербург.
За дея­тель­ность в пери­од гене­рал-криг­ске­мис­сар­ства (1747—1749 гг.) награж­ден орде­ном Алек­сандра Нев­ско­го (1748 г.).
князь (из Бело­зер­ской вет­ви Ростов­ской дина­стии Рюри­ко­ви­чей), вице-адми­рал и гене­рал-криг­ско­мис­сар фло­та. Сын столь­ни­ка кня­зя Андрея Ива­но­ви­ча. Родил­ся 1 нояб­ря 1702 года и в 1717 году посту­пил на служ­бу во флот гар­де­ма­ри­ном. Став с юных лет извест­ным Импе­ра­то­ру Пет­ру Вели­ко­му и при­об­ре­тя его дове­рие, князь Бело­сель­ский еще в чине гар­де­ма­ри­на неод­но­крат­но полу­чал от него раз­лич­ные пору­че­ния и по его ука­за­ни­ям отправ­лял­ся не толь­ко внутрь Рос­сии, но и за гра­ни­цу. В 1719 году, нахо­дясь на кораб­ле «Эспе­ранс», он ходил в пла­ва­ние в Любек. 2 мар­та 1721 года был про­из­ве­ден в мич­ма­ны, а 10 янва­ря 1724 года — в унтер-лейтенанты.

В 1725 году он про­хо­дил служ­бу на флаг­ман­ском кораб­ле «Свя­той Алек­сандр», а в 1732 году, коман­дуя яхтой «Ели­за­бет», пла­вал в Крон­штадт с китай­ским послом, 18 янва­ря 1733 года был зачис­лен в лей­те­нан­ты май­ор­ско­го ран­га. В 1736 году он был вовле­чён в дело, зна­чи­тель­но повли­яв­шее на его даль­ней­шую карье­ру. Неиз­вест­но по какой при­чине Тай­ная кан­це­ля­рия при­влек­ла его к дозна­нию и 19 июля за «неко­то­рое дело» сослан в Орен­бург «на веч­ное житие» с назна­че­ни­ем нахо­дить­ся там при построй­ке судов, а так­же при водя­ной и мор­ской экс­пе­ди­ции, вме­сте с этим его исклю­чи­ли из спис­ков фло­та. В 1737 году Бело­сель­ский участ­во­вал при при­е­ме при­ез­жав­ше­го в Орен­бург Абул­ха­ир хана. При­сут­ствуя в Орен­бург­ской кан­це­ля­рии и комис­сии, князь Бело­сель­ский успел заслу­жить пол­ное дове­рие началь­ни­ка, тай­но­го совет­ни­ка В. Н. Тати­ще­ва, и, бла­го­да­ря его хло­по­там и пред­став­ле­ни­ям в Петер­бург, в 1739 году был про­из­ве­ден в май­о­ры Ингер­ман­ланд­ско­го пол­ка, а 3 нояб­ря 1740 года назна­чен совет­ни­ком Эки­па­же­ской Экс­пе­ди­ции с ран­гом пол­ков­ни­ка и воз­вра­щен в Петербург.
24 апре­ля 1743 года после смер­ти гене­рал-эки­па­жмей­сте­ра и чле­на кол­ле­гии К. Н. Зото­ва, Бело­сель­ский был назна­чен на его место, а в сле­ду­ю­щем, 1744 году, по слу­чаю уволь­не­ния за гра­ни­цу пре­зи­ден­та Мор­ской Кол­ле­гии гра­фа Голо­ви­на, ему было пору­че­но делать докла­ды Госу­да­рыне по делам фло­та, хотя он был млад­шим из членов.
5 сен­тяб­ря 1747 года князь Бело­сель­ский был пожа­ло­ван в гене­рал-криг­ско­мис­са­ры с назна­че­ни­ем при­сут­ство­вать в Адми­рал­тейств-кол­ле­гии. С этим зва­ни­ем был сопря­жен и чин вице-адми­ра­ла. Из рас­по­ря­же­ний кня­зя Бело­сель­ско­го в зва­нии гене­рал-криг­ско­мис­са­ра извест­ны: запре­ще­ние флот­ским чинам ходить в кара­ул и дру­гие долж­но­сти в пар­ти­ку­ляр­ной одеж­де и вве­де­ние в фло­те бело­го мундира.
10 фев­ра­ля 1747 года он был награж­ден орде­ном Свя­той Анны I сте­пе­ни, а 5 сен­тяб­ря 1748 года полу­чил орден Свя­то­го Алек­сандра Нев­ско­го. В том же году он сопро­вож­дал Импе­ра­три­цу Ели­за­ве­ту Пет­ров­ну в Моск­ву, состоя при ней доклад­чи­ком по делам мор­ско­го ведомства.
В мае 1749 года, по неиз­вест­ной при­чине, князь Бело­сель­ский полу­чил пове­ле­ние сдать все дела адми­ра­лу кня­зю М. М. Голи­цы­ну и был осво­бож­ден от засе­да­ний в Адми­рал­тейств-кол­ле­гии. Несмот­ря на это, он в 1752 году сно­ва сопро­вож­дал Импе­ра­три­цу в Моск­ву и делал ей докла­ды по мор­ским делам.

Был женат на Ната­лье Гри­го­рьевне Чер­ны­ше­вой (1711—1760), сест­ре гене­рал-фельд­мар­ша­ла гра­фа Заха­ра Гри­го­рье­ви­ча Чер­ны­ше­ва. У него было 3 доче­ри и 3 сына, из них Андрей — камер­гер и Алек­сандр — обер-шенк.
Вер­нув­шись в Петер­бург, Бело­сель­ский зане­мог и 19 янва­ря 1755 года скон­чал­ся. Погре­бен в Алек­сан­дро-Нев­ской лавре.

∞, АКИ­ЛИ­НА ИВА­НОВ­НА БОЛ­ТИ­НА († 12.12.1730)

∞, ГР. НАТА­ЛЬЯ ГРИ­ГО­РЬЕВ­НА ЧЕР­НЫ­ШЕ­ВА (1711.04.05—1760.12.11), дочь Гри­го­рия Пет­ро­ви­ча Чер­ны­шё­ва (1670-1745) и Евдо­кии Ива­нов­ны Ржев­ской (1693-1747), скон­ча­лась в 1760 году декаб­ря 31 дня вече­ру в 8 чесов, 49-ти лет. Поло­же­на в Нев­ском мона­сты­ре. 176

71/. КНЖ. МАРИЯ АНДРЕ­ЕВ­НА БЕЛОСЕЛЬСКАЯ

∞, 1-й, ФЕДОР ЯКО­ВЛЕ­ВИЧ РЖЕВ­СКИЙ (1680-е-ум. конец 1710-х), адъютант.

∞, 2-й, 19.03.1722, ИВАН МИХАЙ­ЛО­ВИЧ ПЛЕ­ЩЕ­ЕВ (? — после 1722), сол­дат лейб-гв. Семе­нов­ско­го пол­ка (1718); уезд­ный дво­ря­нин, вот­чи­ны в Суз­даль­ском у., Ста­ро­дуб­ском у.(1-я жена Евдо­кия Сав­виш­на N (? — ум. после 1719)

XXVIII генерація від Рюрика

72/. КНЖ. ЕВДО­КИЯ АНДРЕ­ЕВ­НА БЕЛО­СЕЛЬ­СКАЯ (1720?)

дочь Андрея Константиновича.

∞, ГРИ­ГО­РИЙ МИХАЙ­ЛО­ВИЧ КОРОБЬИН.

73/. КНЖ. МАРИЯ АНДРЕ­ЕВ­НА БЕЛО­СЕЛЬ­СКАЯ (ок.1740-?)

дочь кн. Андрея Кон­стан­ти­но­ви­ча Белосельского

∞, ок.1757, НИКО­ЛАЙ ПЕТ­РО­ВИЧ ОБО­ЛЕН­СКИЙ (1728-п.1796)

74/. КН. ИВАН АЛЕК­СЕ­Е­ВИЧ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ († 1785, ‡ с.Дубровки Дмит­ров, у. Моск.)

Вышел в отстав­ку капи­та­ном. У него были толь­ко две доче­ри, и, таким обра­зом, он ока­зал­ся послед­ним пред­ста­ви­те­лем стар­шей линии кня­зей Белосельских.
К кон­цу XVIII в. А. М. Бело­сель­ский — Бело­зер­ский пере­ста­ет быть при­част­ным к Дуб­ров­кам и, види­мо, про­да­ет при­над­ле­жа­щую ему часть села сво­им совла­дель­цам — род­ствен­ни­кам. Похо­ро­нен он в Петер­бур­ге в Алек­сан­дро-Нев­ской лавре.
Пред­ста­ви­те­ли дру­гой вет­ви кня­зей Бело­сель­ских про­дол­жа­ли вла­деть сво­ей поло­ви­ной Дуб­ро­вок несколь­ко доль­ше. После Алек­сея Кон­стан­ти­но­ви­ча она ста­ла соб­ствен­но­стью и, види­мо, люби­мым место­пре­бы­ва­ни­ем его сына секунд-май­о­ра в отстав­ке Ива­на Алек­се­е­ви­ча, кото­рый был в 1785 г. и похо­ро­нен в Дуб­ров­ках в скле­пе близ ста­рой церк­ви Ильи Про­ро­ка. К 90-м годам име­ние все цели­ком было в одних руках: при­над­ле­жа­ло доче­ри И. А. Бело­сель­ско­го Вар­ва­ре Нарыш­ки­ной, кото­рая в 1805 г. про­да­ла его фрей­лине А. Е. Каш­ки­ной. На этом почти двух­ве­ко­вая исто­рия вла­де­ния Дуб­ров­ка­ми кня­зья­ми Бело­сель­ски­ми закончилась.

75/. КН. АНДРЕЙ МИХАЙ­ЛО­ВИЧ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ (* 8.03.1735, † 1779)

Дей­стви­тель­ный камер­гер. Сын вице-адми­ра­ла, гене­рал-кригс-комис­са­ра фло­та Миха­и­ла Андре­еви­ча Бело­сель­ско­го (1702—1755) от пер­во­го бра­ка его с Аку­ли­ной Михай­лов­ной Бол­ти­ной. Пле­мян­ник И.Г. Чер­ны­шё­ва и П.Г. Чер­ны­шё­ва. Запи­сан­ный с малых лет в воен­ную служ­бу, он в 1749 из пол­ко­вых сер­жан­тов посту­пил в Пре­об­ра­жен­ский полк. Здесь про­тек­ла вся его воен­ная служ­ба и в 1760, в чине капи­тан-пору­чи­ка, он был пере­ве­ден в армию с про­из­вод­ством в пол­ков­ни­ки и с назна­че­ни­ем состо­ять при фран­цуз­ском дво­ре. Всту­пив на дипло­ма­ти­че­ское попри­ще, закон­чил свою карье­ру рус­ским послан­ни­ком в Дрез­дене, где и скон­чал­ся. В Дрез­дене его сме­нил брат А.М. Белосельский-Белозерский.
Князь один из геро­ев исто­рии, свя­зан­ной с вос­по­ми­на­ни­ем А.Н. Ради­ще­ва о годах сво­ей юно­сти, про­ве­ден­ных в Лейп­ци­ге вме­сте с Пет­ром Чели­ще­вым, Андре­ем Руба­нов­ским, Сер­ге­ем Яно­вым, Алек­се­ем Куту­зо­вым, Алек­сан­дром Рим­ским-Кор­са­ко­вым, Несвит­ским, Тру­бец­ким, Зино­вье­вым, Наса­ки­ным, Федо­ром Уша­ко­вым и его бра­том Миха­и­лом, опи­сан­ной в «Житии Федо­ра Васи­лье­ви­ча Уша­ко­ва». В 1766 г. моло­дые люди были посла­ны Ека­те­ри­ной в Евро­пу, что­бы полу­чить там обра­зо­ва­ние в Лейп­циг­ском уни­вер­си­те­те. Груп­пу моло­дых сту­ден­тов опе­кал май­ор Бокум, посто­ян­но сокра­щав­ший рас­хо­ды на их содер­жа­ние в свою поль­зу. Ради­щев пишет о серьез­ном кон­флик­те с их настав­ни­ком, про­ис­шед­шем в 1771 г., заста­вив­шим моло­дых дво­рян взбун­то­вать­ся. Бокум поса­дил их под арест и соби­рал­ся отдать под суд. Пер­спек­ти­вы были настоль­ко мрач­ные, что, как пишет Ради­щев, «мно­гие из нас наме­ре­ние поло­жи­ли оста­вить тай­но Лейп­циг, про­брать­ся в Гол­лан­дию или Англию, а отту­да, сыс­кав слу­чай, ехать в Ост-Индию или Америку»[3]. Впро­чем, все устро­и­лось. Гла­ва дипло­ма­ти­че­ской мис­сии в Дрез­дене, «наш министр» осво­бо­дил несчаст­ных заклю­чен­ных сво­ей вла­стью. «Министр, при­е­хав в Лейп­циг, нас с Боку­мом поми­рил, и с того вре­ме­ни жили мы с ним почти как ему непод­власт­ные; он рачил о сво­ем кар­мане, а мы жили на воле и не вида­ли его меся­ца по два». Вот этим-то спа­си­те­лем Ради­ще­ва и его това­ри­щей и был Андрей Михай­ло­вич Бело­сель­ский, слу­жив­ший в то вре­мя в Лейпциге.

Во Фран­ции до Вели­кой рево­лю­ции 1789 года суще­ство­вал сред­не­ве­ко­вый обы­чай: король имел пра­во при­сва­и­вать себе наслед­ство после ино­стран­ца, умер­ше­го на фран­цуз­ской зем­ле. Это пра­во назы­ва­лось droit d,aubaine (от латин­ско­го «ино­стра­нец»). В Рос­сии нико­гда не бес­по­ко­и­лись об этом пра­ве, пока оно не кос­ну­лось дви­жи­мой соб­ствен­но­сти кня­зя Андрея Михай­ло­ви­ча Бело­сель­ско­го-Бело­зер­ско­го, наше­го послан­ни­ка в Дрез­дене. О нем в отли­чие от его зна­ме­ни­то­го стар­ше­го бра­та кня­зя Алек­сандра Михай­ло­ви­ча изве­стий почти не сохра­ни­лось. По неко­то­рым све­де­ни­ям, князь умер вдов­цом, не имея детей. В Рос­сии кня­зя Бело­сель­ско­го дол­го счи­та­ли про­пав­шим без вести, а к вдо­ве его бра­та вре­мя от вре­ме­ни обра­ща­лись про­хо­дим­цы с уве­ре­ни­я­ми, буд­то князь жив и, разу­ме­ет­ся, с тре­бо­ва­ни­ем денег. Эти таин­ствен­ные слу­хи побу­ди­ли его вну­ча­тую пле­мян­ни­цу кня­ги­ню Ели­за­ве­ту Тру­бец­кую обра­тить­ся за разъ­яс­не­ни­я­ми во фран­цуз­ское мини­стер­ство ино­стран­ных дел. Вско­ре кня­ги­ня полу­чи­ла от гер­цо­га Дека­за спи­сок бумаг, каса­ю­щих­ся наслед­ства кня­зя Бело­сель­ско­го . Ока­за­лось, что князь уже три года как скон­чал­ся. Судя по доку­мен­там, Андрей Михай­ло­вич умер 28 янва­ря 1776 года во Фран­ции, по доро­ге в Мар­сель… В руках кня­ги­ни ока­за­лись и бума­ги, кото­рые ее взвол­но­ва­ли осо­бо: соглас­но ста­рин­но­му коро­лев­ско­му пра­ву, иму­ще­ство кня­зя Бело­сель­ско­го-Бело­зер­ско­го отхо­ди­ло в каз­ну Людо­ви­ка XVI. Кня­ги­ня тут же под­клю­чи­ла к это­му делу вли­я­тель­но­го гра­фа Н. И. Пани­на, кото­рый напи­сал рус­ско­му послан­ни­ку в Пари­же Баря­тин­ско­му сле­ду­ю­щее пись­мо: «Мы полу­чи­ли изве­стие из Мар­се­ля, что там наме­ре­ва­ют­ся рас­пе­ча­тать пожит­ки покой­но­го кня­зя Бело­сель­ско­го и под­верг­нуть их дей­ствию пра­ва, извест­но­го во Фран­ции под име­нем пра­ва на иму­ще­ство умер­ше­го ино­стран­ца…». Далее Панин сооб­щал послан­ни­ку, что импе­ра­три­ца Ека­те­ри­на II жела­ет, что­бы тот насто­ял «на изъ­я­тии она­го иму­ще­ства от при­ме­не­ния выше­озна­чен­но­го пра­ва, сослав­шись на пра­ва, кото­рые вза­им­но соблю­да­ют­ся госу­да­ря­ми по отно­ше­нию к упол­но­мо­чен­ным от них лицам; князь же Бело­зер­ский не пере­ста­вал быть пред­ста­ви­те­лем Импе­ра­три­цы при Дрез­ден­ском дво­ре. Он полу­чил толь­ко поз­во­ле­ние отлу­чить­ся от сво­е­го места и про­дол­жать быть мини­стром Ея Импе­ра­тор­ско­го Вели­че­ства, а не част­ным лицом путе­ше­ству­ю­щим по Фран­ции». Граф так­же выра­зил надеж­ду, что, учи­ты­вая «доб­рое согла­сие меж­ду дво­ра­ми», фран­цуз­ское мини­стер­ство вер­нет кон­фис­ко­ван­ное иму­ще­ство покой­но­го кня­зя. Тяж­ба за иму­ще­ство Бело­сель­ско­го-Бело­зер­ско­го рас­тя­ну­лась на целых три года и озна­ме­но­ва­лась дли­тель­ной пере­пиской меж­ду рус­ским и фран­цуз­ским мини­стер­ства­ми. Побе­ди­ло наше упор­ство: Людо­вик XVI отка­зал­ся от «рус­ско­го наслед­ства» и велел толь­ко взыс­кать десять про­цен­тов в поль­зу дело­про­из­во­ди­те­лей и юристов.
Име­ния: Мали­но, село Коло­мен­ско­го уез­да, Малин­ской воло­сти, вла­де­ние камер юнке­ра, кня­зя Андрея Михай­ло­ви­ча Бело­сель­ско­го, жены Анны Федо­ров­ны, меже­вал 1 мая 1769 г. Вак­сель. Паш­ня 1290д 990с, лес стро­е­вой и мел­кая поросль 47д 2026с, сен­ной покос 95д 2300с, селе­ние 51д 1900с, цер­ковь и клад­би­ще 600с, доро­ги 17д 1500с, реч. 7д 600с, все­го 1511д 316с, душ в селе Малине 320, в селе Копье­ве 24, в дерев­нях: Мор­си­но 146, Хари­но 166, Стре­лец­кое Поле 72. Шифр М-25к. [В-11]; Кля­сов­ка, село Коло­мен­ско­го уез­да, Канев­ско­го ста­на, вла­де­ние камер юнке­ра, кня­зя Андрея Михай­ло­ви­ча Бело­сель­ско­го жены Анны Федо­ров­ны, меже­вал 11 авгу­ста 1769 г. Вак­сель. Паш­ня 1501д 1994с, лес стро­е­вой и дро­вя­ной 1563д 2080с, сен­ной покос 105д 240с, селе­ние 26д 1010с, селе­ние свя­щен­но слу­жи­те­лей 884с, цер­ковь и клад­би­ще 400с, доро­ги 6д 600с, бол.дорога 48д 300с, реч. 7д 900с, все­го 3252д 1208с, душ в селе 230, по дерев­ням: Мур­зи­на 25, Почин­ки 45.

∞, АННА ФЕДО­РОВ­НА НАУ­МО­ВА (1740-1796), отец Нау­мов Федор Васи­лье­вич (1692—1757 или 1760]), дей­стви­тель­ный тай­ный совет­ник, сена­тор. Ско­ро раз­ве­лись и детей не име­ли. Но у нее был сын Иппо­лит Пет­ро­вич Пет­ров­ский (*1796 + 1875) от П.М.САМАРИНА и вдо­вы А.Ф.БЕЛОСЕЛЬСКОЙ. Запи­сан в чис­ло орлов­ских дво­рян. Кон­но­за­вод­чик. С 1818 слу­жил в лейб-гвар­дии Улан­ском пол­ку. С 1828 в отставке.
Вла­де­ла име­ни­я­ми: Мос­ков­ская губ., Коло­мен­ский у.: Кия­сов­ка, Мали­но, с. Покров­ское, (до 1774 г.)[2];
с. Спас­ское, с. Сит­ня, Щел­ка­нов­ка тож, (Совла­дель­цы: Кро­по­тов Миха­ил Пет­ро­вич, Ната­льи­на Ксе­ния Логги­нов­на, Кусто­ва Ксе­ния Пет­ров­на, Каве­ри­на Фек­ла Ива­нов­на, Хомя­ков Федор Сте­па­но­вич, Чири­ков Нико­лай Андре­евич, Зубо­ва Алек­сандра Пет­ров­на, Воро­нин Иван Илла­ри­о­но­вич) (на 1770 г.) [3]; сц. Вас­ко­во, (Совла­дель­цы: Авду­лов Андрей Афа­на­сье­вич, Авду­лов Иван Андре­евич, Авду­лов Федор Андре­евич, Тер­нов­ский Васи­лий Ива­но­вич, Кон­стан­ти­нов Андрей Семе­но­вич (Костен­ти­нов), Авду­ло­ва Ксе­ния Арте­мьев­на, Арме­ни­ко­ва Гли­ке­рия Ива­нов­на, Наши­е­ва Ната­лия Ники­тич­на, Теле­гин Сте­пан Наза­ро­вич) (на 1770 г.)[4]; сц. Вер­хов­ля­ни (Совла­дель­цы: Авду­лов Андрей Афа­на­сье­вич, Авду­лов Иван Андре­евич, Авду­лов Федор Андре­евич, Кон­стан­ти­нов Андрей Семе­но­вич (Костен­ти­нов), Авду­ло­ва Ксе­ния Арте­мьев­на, Арме­ни­ко­ва Гли­ке­рия Ива­нов­на, Теле­гин Сте­пан Наза­ро­вич) (на 1770 г.) [4]; сц. Ляхо­во, Коломенский/Никитский у., ; сц. Марьин­ки (Совла­дель­цы: Авду­лов Иван Андре­евич, Авду­лов Федор Андре­евич, Теле­гин Сте­пан Наза­ро­вич, Игна­тьев Иван Ива­но­вич, Кон­стан­ти­нов (?) Андрей Семенович,Терновский Васи­лий Ива­но­вич, Арме­ни­ков Петр Ива­но­вич, Авду­ло­ва Ксе­ния Арте­мьев­на, Стра­хо­ва Сте­па­ни­да Артемьевна)[6];
д. Нефе­дье­ва, Коломенский/Серпуховский у., Мос­ков­ская губ. (Совла­дель­цы: Тати­щев Яков Афа­на­сье­вич, кн. Вол­кон­ская Софья Семе­нов­на, гр. Шере­ме­те­ва Фети­нья Яко­влев­на, Бутур­лин Дмит­рий Ива­но­вич, княж­на Голи­цы­на Татья­на Васи­льев­на) [7]; д. Виту­но­ва, Коломенский/Никитский у., Мос­ков­ская губ. (Совла­дель­цы: Манс­уров Нико­лай Мак­си­мо­вич, кн. Дол­го­ру­ков Алек­сандр Сер­ге­е­вич, Писа­рев Васи­лий Алек­се­е­вич, Полу­ек­тов Дмит­рий Бори­со­вич, Полу­ек­тов Вла­ди­мир Борисович[8]; пустошь Лах­ти­но, Коломенский/Серпуховский у., Мос­ков­ская губ. (Совла­дель­цы: Мар­ков Андрей Федо­ро­вич, Михай­ло­ва Ана­ста­сия Гав­ри­лов­на) (на 1769 г.) [9]; пустошь Толок­не­е­ва, Коломенский/Бронницкий у., Мос­ков­ская губ. (Совла­дель­цы: кн. Вол­кон­ская Софья Семе­нов­на, гр. Шере­ме­те­ва Фети­нья Яко­влев­на, Бутур­лин Дмит­рий Ива­но­вич, княж­на Голи­цы­на Татья­на Васи­льев­на, кн. Голи­цы­на Ека­те­ри­на Федо­ров­на) [10].
Мос­ков­ская губ., Мос­ков­ский у.: с. Пет­ров­ское, Московский/Воскресенский у., Мос­ков­ская губ. (Совла­де­лец: кн. Лоба­нов-Ростов­ский Иван Иванович[6]; с. Рас­ту­но­во, Московский/Никитский у., Мос­ков­ская губ. (Совла­дель­цы: Загряж­ский Нико­лай Арте­мье­вич, Деми­дов Про­ко­фий Акин­фи­е­вич, Деми­дов Амос Про­ко­фье­вич, Щепо­тьев Нико­лай Алек­се­е­вич, Полу­ек­то­ва Ека­те­ри­на Ива­нов­на, Полу­ек­тов Вла­ди­мир Бори­со­вич, Полу­ек­тов Дмит­рий Бори­со­вич) [11]; полу­пу­стошь Горяч­ки­но, Московский/Серпуховский у., Мос­ков­ская губ. (Совла­дель­цы: Загряж­ский Нико­лай Арте­мье­вич, Нау­мов Нико­лай Алексеевич)[12]. Мос­ков­ская губ., Можай­ский у.: сц. Новое, Можай­ский у., Мос­ков­ская губ. (Колоц­ко­го ста­на) (Совла­дель­цы: Усов Алек­сандр Ники­тич, Усов Гри­го­рий Яко­вле­вич, Усов Алек­сандр Дани­ло­вич) [13]. Мос­ков­ская губ., Сер­пу­хов­ский у.: пустошь Обу­хо­во, Сер­пу­хов­ский у., Мос­ков­ская губ. (Совла­дель­цы: Скор­ня­ков-Писа­рев Алек­сандр Пет­ро­вич, Ната­льи­на Ксе­ния Логги­нов­на, Жун­ко­ва Ксе­ния Пет­ров­на, Каве­ри­на Фек­ла Львов­на) (на 1770 г.) [14]; пустошь Оль­хово, Сер­пу­хов­ский у., Мос­ков­ская губ. (Совла­дель­цы: Скор­ня­ков-Писа­рев Алек­сандр Пет­ро­вич, Ната­льи­на Ксе­ния Логги­нов­на, Жун­ко­ва Ксе­ния Пет­ров­на, Каве­ри­на Фек­ла Львов­на) (на 1770 г.)[14]. Туль­ская губ., Венев­ский у.: сц. Ску­ра­то­во, Кош­ки­но тож, Венев­ский у., Туль­ская губ. (Совла­дель­цы: Янь­ко­ва Анна Ива­нов­на, Афа­на­сьев Иона Афа­на­сье­вич, Бары­ков Иван Алек­се­е­вич, Филип­по­ва Мария Михай­лов­на, Кро­по­тов Федор Минич, Исле­ньев Мар­тын Дани­ло­вич, Абра­мо­ва Мат­ре­на Ива­нов­на и Абра­мов Тро­фим Ива­но­вич, Акин­фи­ев Гав­ри­ил, Акин­фи­ев Иван, Акин­фи­ев Захар, Михай­лов Иван, Семе­нов Арта­мон, Лав­рен­тьев Петр, Лав­рен­тьев Иван, Боро­дав­кин Дани­ил Иевле­вич, Тати­щев Нико­лай Андре­евич, Тати­щев Миха­ил Андре­евич, Прас­ко­вья Мат­ве­ев­но Ак..ова (?), Нем­чи­но­ва Прас­ко­вья Михай­лов­на, Кора­хо­хи­на София Ива­нов­на, Фусто­ва Прас­ко­вья Ива­нов­на, Зуев Иван Бог­да­но­вич, Зуев Федор Тихо­но­вич, Стра­хо­ва Анна Гри­го­рьев­на, Фек­ла Терен­тье­ва дочь Сту.. (?), …., одно­дво­рец (?))[15].

б/д

76/. КН. АЛЕК­САНДР МИХАЙ­ЛО­ВИЧ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ (1752-1809)

Был так­же, как и брат, послан­ни­ком в Дрез­дене, затем в Турине. Павел I про­из­вел его в родо­вые коман­до­ры орде­на св. Иоан­на Иеру­са­лим­ско­го. В цар­ство­ва­ние Алек­сандра I был назна­чен обер-шен­ком. Он сла­вил­ся умом и обра­зо­ван­но­стью и был в дру­же­ских отно­ше­ни­ях почти со все­ми писа­те­ля­ми сво­е­го времени.
— обер-шенк, дей­стви­тель­ный тай­ный совет­ник, сена­тор, член Рос­сий­ской Ака­де­мии, писа­тель; млад­ший из трех сыно­вей гене­рал-криг­ско­мис­са­ра Миха­и­ла Андре­еви­ча Бело­сель­ско­го от вто­ро­го бра­ка его с гра­фи­ней Ната­льей Гри­го­рьев­ной Чер­ны­ше­вой, род. в 1752 г. Бело­сель­ский Алек­сандр Михай­ло­вич, кн., 1769 — вице-вах­мистр лейб-гвар­дии Кон. пол­ка 1 янва­ря 1771 г. из вах­мист­ров кон­ной гвар­дии был про­из­ве­ден в кор­не­ты, а 21 апре­ля того же года пере­ве­ден пра­пор­щи­ком в Измай­лов­ский полк. 1773 — под­по­ру­чик лейб-гвар­дии Измайл. пол­ка В 1779 г., в зва­нии камер-юнке­ра, он был назна­чен рус­ским послан­ни­ком в Дрез­ден вме­сто умер­ше­го бра­та сво­е­го, кн. Андрея Михай­ло­ви­ча. В 1789 г. он был пере­ве­ден на ту же долж­ность в Турин, где и оста­вал­ся до 1793 г. В цар­ство­ва­ние Импе­ра­то­ра Пав­ла І кн. Бело­сель­ско­му было раз­ре­ше­но, 27 фев­ра­ля 1799 г., при­ба­вить к сво­ей фами­лии про­зва­ние «Бело­зер­ский» и писать­ся впредь с нис­хо­дя­щим потом­ством кн. Бело­сель­ским-Бело­зер­ским. Про­ве­дя всю осталь­ную свою жизнь в Рос­сии, пре­иму­ще­ствен­но в Петер­бур­ге, кн. Алек­сандр Михай­ло­вич в цар­ство­ва­ние Алек­сандра І полу­чил зва­ние обер-шен­ка и орден Св. Алек­сандра Нев­ско­го. Кн. Бело­сель­ский был избран в почет­ные чле­ны Имп. Ака­де­мии Наук и Ака­де­мии Худо­жеств, а 3 нояб­ря 1800 г. Рос­сий­ская Ака­де­мия избра­ла его в свои дей­стви­тель­ные чле­ны. Кро­ме это­го, князь был чле­ном Болон­ско­го Инсти­ту­та, Нан­сий­ской Ака­де­мии Сло­вес­но­сти и Кас­сель­ской Ака­де­мии Древ­но­стей. Неза­дол­го до смер­ти он был избран (1 сен­тяб­ря 1809 г.) Петер­бург­ской Ака­де­ми­ей Худо­жеств в почет­ные люби­те­ли; скон­чал­ся 26 декаб­ря 1809 г.

Кн. Бело­сель­ский-Бело­зер­ский, подоб­но мно­гим вель­мо­жам тогдаш­не­го вре­ме­ни, любил изящ­ные худо­же­ства и осо­бен­но живо­пись. Он с увле­че­ни­ем соби­рал в сво­ей кар­тин­ной гале­рее луч­шие про­из­ве­де­ния худож­ни­ков и, меж­ду про­чим, вывез из-за гра­ни­цы мно­го кар­тин, при­об­ре­тен­ных им там за высо­кую цену. Кн. Бело­сель­ский зани­мал­ся так­же лите­ра­ту­рой и мно­го писал, пре­иму­ще­ствен­но, на фран­цуз­ском язы­ке. Из сочи­не­ний его извест­ны. «De la musique en Italie». Par le prince de Bèlaselsky, de l’institut de Bologne. А la Haye 1778 г.; — Circé. Cantate. L’avertissement par l’auteur de la musique en Italie М. le P. B. Dresden. 1787 г.; — «Poésies françaises d’un Prince étranger». Epître aux François aux Anglais et aux Républicains de Saint-Marin (pub. par Marmontel), Paris, 1789 г.; — Dianyologie ou tableau philosophique de l’entendement. А Dresde 1789. Londres 1791; — Epître aux français Pétersbourg 1802; — «Олинь­ка, или Пер­во­на­чаль­ная любовь». Село Ясное, 1796 г.

∞, 1-й, ВАР­ВА­РА ЯКО­ВЛЕВ­НА ТАТИ­ЩЕ­ВА, В быт­ность нашу в Москве брат женил­ся на Вар­ва­ре Яко­влевне Тати­ще­вой 1786 ген­ва­ря 28. 1792 году 14 нояб­ря скон­ча­лась невес­ка моя кне­ги­ня Вар­ва­ра Яко­влев­на в Тюрине, где был брат мой мини­стром. И оста­лось 3 доче­ри — Марья, Зене­ида и Наталья.

∞, 2.9.1795, АННА ГРИ­ГО­РЬЕВ­НА КОЗИЦ­КАЯ (1767—1846)
1795 году 2 сен­тяб­ря брат женил­ся на Анне Гри­го­рьевне Казиц­кой в Москве. 19 апре­ля при­е­ха­ли в Тюрин. Тут скан­ча­лась жена бра­та К<нязя> Алек­сандра Миха­и­лы­ча Бела­сел­ска­го кне­иня Вар­ва­ра Яко­влев­на. Он был в Тюрине мини­стром. Зде­лал еи моню­мент мра­мор­ной. Пред­став­ля­ет над гроб­ни­цей повеше<а> с баре­ле­вы бол­шая шта­туя. Пред­став­ля­ет бра­та и 3 девоч­ки око­ло. Ета ее дети пла­чут — Madelena, Zeneide et Natalie. Я с огар­че­нем виде­ла. Пред­ста­ви­ла любез­на­го брат­ца в евта вре­мя. Как он был агор­чен. Но бла­го­да­рю Бога. Он после 5 лет женил­ся на Анне Гри­го­рьевне Козиц­кой, с кото­рой име­ет сына Espera и двух доче­рей — Кате­ри­ну и Лизавету52. Вся наша семья раду­ет­ца, что ему Бог дал сына, в кото­ром наде­ем­ся, что со сла­вою воста­но­вит рот кня­зей Беласелских.
[«Спра­воч­ный Энцик­ло­пе­ди­че­ский сло­варь» изд. К. Крайя, т. II, СПб., 1849, стр. 542. — Кн. П. В. Дол­го­ру­кий, «Рос­сий­ская родо­слов­ная кни­га». — «Сло­варь мит­ро­по­ли­та Евге­ния». — Ген­на­ди, «Спра­воч­ный сло­варь рус­ских писа­те­лей и уче­ных, умер­ших в XVIII и XIX ст., и спи­сок рус­ских книг с 1725 по 1825 г.», стр. 125. — С. А. Вен­ге­ров, «Рус­ские кни­ги с био­гра­фи­че­ски­ми дан­ны­ми об авто­рах и пере­вод­чи­ках». Вып. XXX, стр. 434. — «Пол­ный спи­сок шефов, пол­ко­вых коман­ди­ров и офи­це­ров л.-гв. Кон­но­го пол­ка с 1731 по 1886 г.», СПб., 1886 года, стр. 79.] 

77/. КН. ВАСИ­ЛИЙ МИХАЙ­ЛО­ВИЧ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ (30.11.1743-1758)

Сын к<нязь> Васи­лей по имян­но­му ука­зу напи­сан в рерта­ры в Коной гвар­дию 1758 году 6 маия. Того ж году и меся­ца пожа­ло­ван в капра­лы 19 дня. Тут же скончался.

78/. КНЖ. НАТА­ЛЬЯ МИХАЙ­ЛОВ­НА БЕЛО­СЕЛЬ­СКАЯ (* 1743, † 4.2.1819)

∞, бар. СЕР­ГЕЙ НИКО­ЛА­Е­ВИЧ СТРО­ГО­НОВ, бри­га­дир. У Сер­гея Нико­ла­е­ви­ча Стро­га­но­ва судь­ба сло­жи­лась не столь ярко. Да, и кра­ток был его век. Родил­ся 16 (27) апре­ля 1738 г., скон­чал­ся 27 (7 сент.) авгу­ста 1771 г. Слу­жил в лейб-гвар­дии Кон­ном пол­ку. В 1765 г. вышел в отстав­ку гвар­дии рот­мист­ром. Два­жды вен­чал­ся. Пер­вый раз в нояб­ре 1761 года с Прас­ко­вьей Гри­го­рьев­ной Буда­ко­вой, при­ем­ной доче­рью импе­ра­три­цы Ели­за­ве­ты Пет­ров­ны; вто­рой раз — в фев­ра­ле 1766 г. с Ната­льей Михай­лов­ной Бело­сель­ской (1743-1819). За два меся­ца до кон­чи­ны баро­на появил­ся на свет сын Алек­сандр — един­ствен­ная отра­да овдо­вев­шей баро­нес­сы, кото­рая пол­но­стью посвя­ти­ла себя забо­там о нем, и скру­пу­лез­но фик­си­ро­ва­ла в фамиль­ном днев­ни­ке Бело­сель­ских все достой­ные при­ме­ча­ния собы­тия, свя­зан­ные с ним.

79/. КНЖ. ЕЛИ­ЗА­ВЕ­ТА МИХАЙ­ЛОВ­НА БЕЛО­СЕЛЬ­СКАЯ (1742-1809)

статс-дама, зани­ма­лась литературой.

∞, ИВАН ИВА­НО­ВИЧ ЧЕР­КА­СОВ (1732-1811)

80/. КНЖ. ЕВДО­КИЯ МИХАЙ­ЛОВ­НА БЕЛО­СЕЛЬ­СКАЯ (05.10.1745-31.08.1824, г. Санкт-Петербург).

дочь кня­зя Бело­сель­ско­го Миха­и­ла Андре­еви­ча (01.11.1702-19.01.1755) и Ната­льи Гри­го­рьев­ны, урож­ден­ной гра­фи­ни Чер­ны­ше­вой (05.04.1711-01.12.1760). Похо­ро­не­на на Лаза­рев­ском клад­би­ще Свя­то-Тро­иц­кой Алек­сан­дро-Нев­ской лавры.

∞, ВАСИ­ЛИЙ ПЕТ­РО­ВИЧ САЛ­ТЫ­КОВ (1754-18.04.1807). Дей­стви­тель­ный тай­ный советник.
[Лит.: Дво­рян­ские роды Рос­сий­ской Импе­рии. 1721-1917 / под ред. С.В. Думи­на: в 3 т.- М., 1995.- Т. 2.- С. 208.- № 93; Петер­бург­ский некро­поль: в 4 т.- СПб., 1913.- Т. IV.- С. 18; Дол­го­ру­ков П.В., кн. Рос­сий­ская родо­слов­ная кни­га: в 4 ч.- СПб., 1854.- Ч. 1.- С. 220; СПб., 1855.- Ч. 2.- С. 76.- № 120.
Арх.: РГА­ДА. Ф. 286. Оп. 1. Д. 439. Л. 326.] 

XXIX генерація від Рюрика

81/. КНЖ. ВАР­ВА­РА ИВА­НОВ­НА БЕЛОСЕЛЬСКАЯ

∞, АЛЕК­САНДР АЛЕК­САН­ДРО­ВИЧ НАРЫШ­КИН, сын Алек­сандра Ива­но­ви­ча Нарыш­ки­на (ум.1782) и Анны Ники­тич­ны Тру­бец­кой (род.1737) 21

82/. КНЖ. ТАТЬЯ­НА ИВА­НОВ­НА БЕЛОСЕЛЬСКАЯ

∞, ….. …… БАХМЕТЕВ.

83/. КН. ЭСПЕР АЛЕК­САН­ДРО­ВИЧ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ (1802.12.27,СПб.—1846.06.15,Москва,†с.Льялово Моск. у., под церковью)

фли­гель-адъ­ютант (1833-) ген.в ним@майор (1843) Окон­чил Мос­ков­ское учи­ли­ще колон­но­во­жа­тых и был направ­лен в лейб-гвар­дии Гусар­ский пол­ков­ник Был при­вле­чен по делу декаб­ри­стов, но след­стви­ем было уста­нов­ле­но, что чле­ном тай­ных обществ он не был, хотя знал о их суще­ство­ва­нии. Участ­ник рус-турец. вой­ны 1828-1829 Затем слу­жил на Кав­ка­зе. 1843 был назна­чен состо­ять при мини­стер­стве путей сооб­ще­ния. Во вре­мя реви­зии лаза­ре­тов зара­зил­ся тифом и умер. вла­де­лец Катав­ских заво­дов на Ура­ле ~Надеж­да Пав­лов­на Биби­ко­ва (1812-1888) <Ее роди­те­ли Павел Биби­ков (ум.1812) и Ели­за­ве­та Андре­ев­на Донец-Захар­жев­ская (1788-1855)> С:Алдр.Мих.Анд-ча
гене­рал-май­ор (1843). Окон­чил Мос­ков­ское учи­ли­ще колон­но­во­жа­тых и был направ­лен в лейб-гвар­дии Гусар­ский полк. Был при­вле­чен по делу декаб­ри­стов, но след­стви­ем было уста­нов­ле­но, что чле­ном тай­ных обществ он не был, хотя знал о их суще­ство­ва­нии. Участ­ник рус­ско-турец­кой вой­ны 1828—1829 гг. Затем слу­жил на Кав­ка­зе. В 1843 г. был назна­чен состо­ять при мини­стер­стве путей сооб­ще­ния. Во вре­мя реви­зии лаза­ре­тов зара­зил­ся тифом и умер.

Пору­чик лейб-гвар­дии Гусар­ско­го полка.
Отец — князь А.М. Бело­сель­ский-Бело­зер­ский, мать — Анна Гри­го­рьев­на Козиц­кая. Вос­пи­ты­вал­ся в Мос­ков­ском учеб­ном заве­де­нии для колон­но­во­жа­тых, отку­да посту­пил в лейб-гвар­дии Гусар­ский полк. След­стви­ем уста­нов­ле­но, что чле­ном тай­ных обществ декаб­ри­стов не был; знал о их суще­ство­ва­нии, но отка­зал­ся вступить.

Участ­ник рус­ско-турец­кой вой­ны 1828 — 1829, затем — на Кав­ка­зе в отря­де гене­ра­ла Граб­бе, фли­гель-адъ­ютант — 15.6.1833, гене­рал-май­ор — 8.9.1843, назна­чен состо­ять при мини­стер­стве путей сооб­ще­ния, коман­ди­ро­ван для реви­зии лаза­ре­тов Нико­ла­ев­ской желез­ной доро­ги и, зара­зив­шись тифом, умер. Похо­ро­нен в под­мос­ков­ном име­нии Льялове.
Жена — пад­че­ри­ца гра­фа А.X. Бен­кен­дор­фа Еле­на Пав­лов­на Биби­ко­ва (во вто­ром бра­ке за кня­зем Васи­ли­ем Вик­то­ро­ви­чем Кочубеем).
ГАРФ, ф. 48, оп. 1, д. 255.

∞, НАДЕЖ­ДА ПАВ­ЛОВ­НА БИБИ­КО­ВА (1812-1888). [Её роди­те­ли — Павел Биби­ков (ум.1812) и Ели­за­ве­та Андре­ев­на Донец-Захар­жев­ская (1788-1855)]

84/. КН. ИППО­ЛИТ АЛЕК­САН­ДРО­ВИЧ БЕЛОСЕЛЬСКИЙ

умер моло­дым.

85/. КНЖ. ЕКА­ТЕ­РИ­НА АЛЕК­САН­ДРОВ­НА БЕЛО­СЕЛЬ­СКАЯ (1804-1861)

∞, ИВАН ОНУФ­РИ­Е­ВИЧ СУХО­ЗА­НЕТ (1785-1861). Из дво­рян Витеб­ской губер­нии пра­во­слав­но­го веро­ис­по­ве­да­ния. Гене­рал-адъ­ютант, коман­до­вал артил­ле­рий­ским кор­пу­сом. Его 2-ая жена.

86/. КНЖ. ЕЛИ­ЗА­ВЕ­ТА АЛЕК­САН­ДРОВ­НА БЕЛО­СЕЛЬ­СКАЯ (1803-1824)

∞, КН. АЛЕК­САНДР ИВА­НО­ВИЧ ЧЕР­НЫ­ШЁВ (10 янва­ря 1786 — 20 июня 1857) — рос­сий­ский гене­рал-адъ­ютант, гене­рал от кава­ле­рии (1786—1857), воен­ный министр (1827—1852 годы). Ста­рин­ный род Чер­ны­ше­ва был изве­стен на Руси с XV в. Род не был слиш­ком знат­ным, хотя его потом­ки слу­жи­ли при вели­ко­кня­же­ском дво­ре столь­ни­ка­ми, стряп­чи­ми, вое­во­да­ми. А.И. Чер­ны­шев поль­зо­вал­ся боль­шим вни­ма­ни­ем у жен­щин, но его семей­ная жизнь скла­ды­ва­лась непро­сто. Чер­ны­шев был женат три­жды: его пер­вая жена, Тео­фи­ла Игна­тьев­на, урож­ден­ная Морав­ская, в 1819 году уеха­ла в Париж, оста­вив мужа. Вто­рая жена, Ели­за­ве­та Алек­сан­дров­на, в деви­че­стве княж­на Бело­сель­ская-Бело­зер­ская, умер­ла рода­ми в 1824 году.
Вто­рая жена, Ели­за­ве­та Алек­сан­дров­на, в деви­че­стве княж­на Бело­сель­ская-Бело­зер­ская, умер­ла рода­ми в 1824 году.

87/. КНЖ. ЗИНА­И­ДА АЛЕК­САН­ДРОВ­НА БЕЛО­СЕЛЬ­СКАЯ (14.12.1792-1862)

Роди­лась 14 декаб­ря 1792 года в Турине. Она про­ис­хо­ди­ла из рода кня­зей Бело­сель­ских-Бело­зер­ских . Отец ее, А.М. Бело­сель­ский-Бело­зер­ский , был чле­ном Петер­бург­ской ака­де­мии наук и Ака­де­мии худо­жеств, Рос­сий­ской ака­де­мии сло­вес­но­сти, состо­ял чле­ном ино­стран­ных науч­ных обществ. Под его непо­сред­ствен­ным руко­вод­ством кня­ги­ня Зина­и­да Вол­кон­ская полу­чи­ла домаш­нее обра­зо­ва­ние и вос­пи­та­ние в луч­ших евро­пей­ских традициях.
В 1810 году кня­ги­ня Зина­и­да вышла замуж за кня­зя Н.Г. Вол­кон­ско­го, при­бли­жен­но­го импе­ра­то­ра Алек­сандра I, егер­мей­сте­ра дво­ра Его Импе­ра­тор­ско­го Вели­че­ства. Она ста­ла истин­ным укра­ше­ни­ем импе­ра­тор­ско­го дво­ра — игра­ла в спек­так­лях, пела, писа­ла музы­ку. Ей при­над­ле­жит романс «Дуб­ра­ва шумит» на сло­ва В.А. Жуков­ско­го, роман­сы и кан­та­ты на соб­ствен­ные сти­хи. Но вели­ко­свет­ская жизнь не удо­вле­тво­ря­ла кня­ги­ню, и она, все более уда­ля­ясь от дво­ра, путе­ше­ство­ва­ла по Европе.
Семей­ная жизнь ее так­же не лади­лась, с мужем они жили «в разъ­ез­де». В 1824 году кня­ги­ня Вол­кон­ская посе­ли­лась в Москве на Твер­ской ули­це, в доме, где ныне нахо­дит­ся «Ели­се­ев­ский» гастро­ном. Неко­гда этот дом достал­ся кня­зю А.М. Бело­сель­ско­му-Бело­зер­ско­му в при­да­ное за женой и после его смер­ти в 1809 году пере­шел к его доче­ри. В дом на Твер­ской кня­ги­ня пере­вез­ла свои бога­тые кол­лек­ции ори­ги­на­лов и копий про­из­ве­де­ний зна­ме­ни­тых евро­пей­ских живо­пис­цев. Ком­на­ты в ее доме были рас­кра­ше­ны фрес­ка­ми в сти­ле раз­лич­ных эпох. Сре­ди дру­гих «откры­тых» домов салон Зина­и­ды Вол­кон­ской выде­лял­ся сво­им осо­бым коло­ри­том. «Тут соеди­ня­лись пред­ста­ви­те­ли боль­шо­го све­та, санов­ни­ки и кра­са­ви­цы, моло­дежь и воз­раст зре­лый, люди умствен­но­го тру­да, про­фес­со­ра, писа­те­ли, жур­на­ли­сты, поэты, худож­ни­ки. Все в этом доме носи­ло отпе­ча­ток слу­же­ния искус­ству и мыс­ли. Быва­ли в нем пения, кон­цер­ты, диле­тан­та­ми и люби­тель­ни­ца­ми пред­став­ле­ния ита­льян­ских опер. Посре­ди арти­стов и во гла­ве их сто­я­ла сама хозяй­ка дома. Слы­шав­шим ее нель­зя было забыть впе­чат­ле­ние, кото­рое про­из­во­ди­ла она сво­им пол­ным и звуч­ным кон­траль­то», — писал князь П.А. Вязем­ский.
Одни­ми из глав­ных посе­ти­те­лей сало­на кня­ги­ни Зина­и­ды Вол­кон­ской были чле­ны «Обще­ства любо­муд­рие» — люди, окон­чив­шие Мос­ков­ский уни­вер­си­тет и теперь слу­жив­шие или в Архи­ве ино­стран­ных дел или пре­по­да­вав­шие в уни­вер­си­те­те. В кру­жок «любо­муд­ров» вхо­ди­ли В.Ф. Одо­ев­ский, Д.В. Вене­ви­ти­нов, И.В. Кире­ев­ский, А.И. Коше­лев, М.П. Пого­дин, С.П. Шевы­рев, А.С. Хомя­ков, В.П. Титов и дру­гие. Несмот­ря на связь с пуш­кин­ским кру­гом, это было уже иное поко­ле­ние лите­ра­то­ров. И если лите­ра­то­ры пуш­кин­ско­го кру­га были в основ­ном поэта­ми, то любо­муд­ры в основ­ном были прозаиками.
Одним из самых круп­ных лите­ра­то­ров «любо­муд­ров» был князь В.Ф. Одо­ев­ский. Идеи его про­из­ве­де­ний во мно­гом отра­зи­ли фило­со­фию круж­ка фило­соф­ских роман­ти­ков, стре­мив­ших­ся к «иде­аль­но­му». В твор­че­стве В.Ф. Одо­ев­ско­го боль­шое место зани­ма­ли вопро­сы музы­ки. Он не раз высту­пал как музы­каль­ный кри­тик, а одним из глав­ных геро­ев его про­за­и­че­ских про­из­ве­де­ний был музыкант.
Осо­бую роль в жиз­ни «Обще­ства любо­муд­ров» игра­ло твор­че­ство Д.В. Вене­ви­ти­но­ва. Он писал сти­хи и про­зу, фило­соф­ские эссе и лите­ра­тур­ную кри­ти­ку. Ста­тью Вене­ви­ти­но­ва о «Евге­нии Оне­гине» Пуш­кин оце­нил как «един­ствен­ную ста­тью», кото­рую он «про­чел с любо­вью и вни­ма­ни­ем». «Собра­ние сочи­не­ний» моло­до­го поэта было собра­но дру­зья­ми и изда­но уже после смер­ти Веневитинова.
Сохра­ни­лись леген­ды о люб­ви Вене­ви­ти­но­ва к кня­гине Вол­кон­ской (послед­нее вре­мя оспа­ри­ва­е­мые неко­то­ры­ми авто­ра­ми), о перстне из Гер­ку­ла­ну­ма, пода­рен­ном Вене­ви­ти­но­ву кня­ги­ней. Вене­ви­ти­нов умер 22 лет от роду, и мно­же­ство рус­ских поэтов от Пуш­ки­на до Коль­цо­ва посвя­ти­ли сти­хи его памяти.
Любо­муд­ры были свя­за­ны как род­ствен­ны­ми, так и идей­ны­ми уза­ми с неко­то­ры­ми из декаб­ри­стов, и, несмот­ря на чисто фило­соф­ское направ­ле­ние сво­е­го круж­ка, они гото­ви­лись при­нять уча­стие в вос­ста­нии. При изве­стии о вос­ста­нии, про­ис­шед­шем 14 декаб­ря 1825 года в Петер­бур­ге, они в ожи­да­нии аре­ста уни­что­жи­ли архив сво­е­го обще­ства. Салон Вол­кон­ской теперь стал свое­об­раз­ным мос­ков­ским цен­тром, куда сте­ка­лись все све­де­ния о декаб­ри­стах, в салоне не скры­ва­ли сво­их оппо­зи­ци­он­ных взгля­дов на поли­ти­ку Нико­лая I.8 сен­тяб­ря 1826 года в Моск­ву был достав­лен Пуш­кин. После сво­е­го зна­ме­ни­то­го раз­го­во­ра в Крем­ле с Нико­ла­ем I он посе­лил­ся в Москве, где про­жил неко­то­рое вре­мя, наве­щая сво­их бли­жай­ших дру­зей. В Москве Пуш­кин позна­ко­мил­ся с круж­ком любо­муд­ров и высо­ко оце­нил талант моло­до­го Веневитинова.
В салоне кня­ги­ня Зина­и­да Вол­кон­ская встре­ти­ла его эле­ги­ей, поло­жен­ной на музы­ку ком­по­зи­то­ром Геништой:
Погас­ло днев­ное светило,
На море синее вечер­ний пал туман.
В кон­це декаб­ря того же года в Моск­ву при­е­ха­ла кня­ги­ня Мария Вол­кон­ская, направ­ляв­ша­я­ся за сво­им мужем в Сибирь. Она оста­но­ви­лась в доме сво­ей невест­ки на Твер­ской. 26 декаб­ря в салоне Вол­кон­ской состо­ял­ся про­щаль­ный вечер с отъ­ез­жа­ю­щей. В чис­ле про­во­жав­ших Марию Вол­кон­скую был и Пушкин.
При­езд Пуш­ки­на в Моск­ву про­бу­дил твор­че­ские спо­соб­но­сти мно­гих буду­щих лите­ра­то­ров. «В Москве насту­пи­ло самое жар­кое лите­ра­тур­ное вре­мя, — вспо­ми­нал М.П. Пого­дин. — Вся­кий день слы­ша­лось о чем-нибудь новом. Язы­ков при­сы­лал из Дерп­та свои вдох­но­вен­ные сти­хи, сла­вив­шие любовь, поэ­зию, моло­дость, вино, Денис Давы­дов — с Кав­ка­за; Бара­тын­ский изда­вал свои поэ­мы; «Горе от ума» Гри­бо­едо­ва толь­ко что нача­ло рас­про­стра­нять­ся. Пуш­кин про­чел «Про­ро­ка», кото­рый после «Бори­са» про­из­вел наи­боль­шее дей­ствие, и позна­ко­мил нас со сле­ду­ю­щи­ми гла­ва­ми «Оне­ги­на», кото­ро­го до сих пор была напе­ча­та­на толь­ко пер­вая гла­ва. Меж­ду тем на сцене пред­став­ля­лись воде­ви­ли Писа­ре­ва с ост­ры­ми куп­ле­та­ми; Шахов­ской ста­вил свои коме­дии с Кокош­ки­ным, Щеп­кин рабо­тал над Молье­ром, и Акса­ков, тогда еще не ста­рик, пере­во­дил ему «Ску­по­го»; Загос­кин писал «Юрия Мило­слав­ско­го»; М. Дмит­ри­ев высту­пил на попри­ще со сво­и­ми пере­во­да­ми из Шил­ле­ра и Гете. Послед­ние состав­ля­ли осо­бый от наше­го при­ход, кото­рый, одна­ко, вско­ре соеди­нил­ся с нами, или вер­нее, к кото­ро­му мы с Шевы­ре­вым при­со­еди­ни­лись, пото­му что все наши това­ри­щи, остав­ши­е­ся в посто­ян­ных, впро­чем, сно­ше­ни­ях, отпра­ви­лись в Петер­бург. Оппо­зи­ция Поле­во­го в «Теле­гра­фе», союз его с «Север­ной пче­лой» Бул­га­ри­на и желч­ные выход­ки Каче­нов­ско­го, к кото­ро­му вско­ре явил­ся на помощь Надо­ум­ко (Н.И. Надеж­дин), дава­ли новую пищу. А там Дель­виг с «Север­ны­ми цве­та­ми», Жуков­ский с новы­ми бал­ла­да­ми, Кры­лов с бас­ня­ми, кото­рые выхо­ди­ли еще по одной, по две в год, Гне­дич с «Или­а­дой», Раич с Тас­сом, Пав­лов с лек­ци­я­ми о нату­раль­ной фило­со­фии в университете».
Но кро­ме этих лите­ра­то­ров, пря­мо или кос­вен­но свя­зан­ных с домом на Твер­ской, Вол­кон­скую посе­ща­ли В.А. Жуков­ский и Н.В. Гоголь. Ссыль­ный поль­ский поэт Адам Миц­ке­вич встре­тил в салоне Вол­кон­ской самый сер­деч­ный при­ем, и мимо его стен не про­шла ни любовь поль­ско­го поэта к поэтес­се Каро­лине Пав­ло­вой, ни друж­ба Миц­ке­ви­ча с Пушкиным.
Но и сама кня­ги­ня Зина­и­да Вол­кон­ская не была чуж­да лите­ра­тур­ных иска­ний. В 1819 году в Москве вышла ее кни­га на фран­цуз­ском язы­ке «Четы­ре новел­лы» и сре­ди них новел­ла «Лау­ра» — о моло­дой жен­щине, поки­нув­шей выс­ший свет из-за его пусто­ты и заняв­шей­ся лите­ра­ту­рой и искус­ством. Нетруд­но дога­дать­ся, что той геро­ине кня­ги­ня Вол­кон­ская пыта­лась при­дать чер­ты соб­ствен­ной жиз­ни. Вол­кон­ская напи­са­ла и либ­рет­то для опе­ры «Жан­на д’Арк» (1821), кото­рое не было поставлено.
Посе­лив­шись в Москве, Вол­кон­ская заня­лась рус­ским язы­ком и лите­ра­ту­рой, нача­ла запи­сы­вать народ­ные пес­ни и обря­ды и рабо­тать над сво­им глав­ным про­из­ве­де­ни­ем «Ска­за­ние об Оль­ге», так и остав­шим­ся незавершенным.
Несмот­ря на то что в печа­ти кня­ги­ня Вол­кон­ская высту­па­ла очень мало (несколь­ко сти­хо­тво­ре­ний, отрыв­ков и путе­вых очер­ков), ее лите­ра­тур­ный талант был оце­нен совре­мен­ни­ка­ми и таким стро­гим, при­дир­чи­вым кри­ти­ком, как Белинский.
После вос­ста­ния декаб­ри­стов салон Вол­кон­ской попал под стро­гий поли­цей­ский над­зор, и хотя аген­ты доло­жи­ли А.Х. Бен­кен­дор­фу, что гости Вол­кон­ской гово­рят исклю­чи­тель­но о лите­ра­ту­ре, она тяже­ло пере­жи­ла насту­пив­шие труд­ные вре­ме­на. В это же вре­мя мно­гие из посто­ян­ных гостей ее сало­на или умер­ли, как Вене­ви­ти­нов, или про­сто поки­ну­ли Моск­ву и даже Рос­сию, как Миц­ке­вич. Кня­ги­ня пере­жи­ла и внут­рен­нюю, и рели­ги­оз­ную дра­му, перей­дя в като­ли­че­ство. В 1829 году она уеха­ла за гра­ни­цу. Боль­шую часть сво­ей остав­шей­ся жиз­ни она про­жи­ла в Ита­лии и толь­ко изред­ка наез­жа­ла в Рос­сию, но все­гда с осо­бой теп­ло­той вспо­ми­на­ла Москву.
Зина­и­да Вол­кон­ская умер­ла в Ита­лии в 1862 году, где и была похо­ро­не­на. Совре­мен­ни­ки навсе­гда сохра­ни­ли память об этой заме­ча­тель­ной жен­щине: «Все­гда при­вет­ли­вая и ров­ная со все­ми, она оча­ро­вы­ва­ла сво­их мно­го­чис­лен­ных поклон­ни­ков про­сто­той обра­ще­ния, сер­деч­ным уча­сти­ем к чужо­му горю, доб­рым, незло­би­вым отно­ше­ни­ем к людям и неред­ко, при­пи­сы­вая дру­гим свои душев­ные каче­ства, ока­зы­ва­ла им неза­слу­жен­ное рас­по­ло­же­ние». «Кня­ги­ня Вол­кон­ская была жен­щи­на умная и обра­зо­ван­ная: ее неда­ром назы­ва­ли Север­ная Коринна».
Поэтес­са и писа­тель­ни­ца, поклон­ни­ка­ми кото­рой были луч­шие умы Рос­сии и Запад­ной Евро­пы. Хозяй­ка зна­ме­ни­то­го мос­ков­ско­го лите­ра­тур­но­го сало­на в 1824-1829 гг. С 1829 г. жила в Риме, где, перей­дя в като­ли­че­ство, орга­ни­зо­ва­ла дру­гой салон. Соби­ра­ла запад­но­ев­ро­пей­скую живо­пись и скульп­ту­ру, про­из­ве­де­ния антич­но­го искусства.
Одна­ко, вла­де­ния его пере­шли к доче­рям от пер­вой жены. Сред­няя из них – Зина­и­да Алек­сан­дров­на ста­ла в Венев­ской уез­де вла­де­ли­цей име­ний не толь­ко в с. Михай­лов­ском, д. Кня­же­вой, но и в таких посе­ле­ни­ях, как Бел­ко­ло­дезь, Вели­кое Поле, Наста­сьи­но. Кро­ме того, сем­на­дца­ти­лет­няя девуш­ка насле­до­ва­ла после отца вла­де­ния в селе Спас­ском и д. При­ле­пы Черн­ско­го уез­да, в с.Никитском и д. пру­дах Бого­ро­диц­ко­го уез­да, в сель­це покров­ском Епи­фан­ско­го уез­да, в сель­це Бого­слов­ском, Кур­ки­но тож, Ефре­мов­ско­го уез­да, в сель­це Бар­су­ки Туль­ско­го уез­да, а так­же в Орлов­ской и Рязан­ской губер­ни­ях. Одна­ко, вла­де­ния ско­рее все­го эти были неболь­ши­ми и поэто­му мало упо­ми­на­ют­ся в мате­ри­а­лах З.А. Волконской.
В 1810 году Зина­и­да Алек­сан­дров­на вышла замуж за Н.Г. Вол­кон­ско­го, а в 1811 году у них родил­ся сын Алек­сандр. Одна­ко из Венев­ских вла­де­ний к тому вре­ме­ни за ней оста­лись с. Михай­лов­ское из 409 муж­ских душ и д. Кня­же­вая из 97 душ.
[В кни­ге Е.В.Пчелова «Рюри­ко­ви­чи. исто­рия дина­стии.» дата её рож­де­ния — 1789 год] 

∞, КН. НИКИ­ТА ГРИ­ГО­РЬЕ­ВИЧ ВОЛ­КОН­СКИЙ (1781-1841)

88/. КНЖ. МАРИЯ-МАГ­ДА­ЛИ­НА АЛЕК­САН­ДРОВ­НА БЕЛО­СЕЛЬ­СКАЯ (1787-1857)

дочь кня­зя А.М.Белосельского от его пер­во­го бра­ка с В.Я.Татищевой.

∞, А.С. ВЛА­СОВ, камергер.

89/. КНЖ. НАТА­ЛЬЯ АЛЕК­САН­ДРОВ­НА БЕЛО­СЕЛЬ­СКАЯ (†1815)

∞, В.Д.ЛАПТЕВ, генерал-лейтенант.

XXX генерація від Рюрика

90/. КН. КОН­СТАН­ТИН ЭСПЕ­РО­ВИЧ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ (1843-1920)

гене­рал-адъ­ютант, гене­рал-лей­те­нант, член сове­та Глав­но­го управ­ле­ния госу­дар­ствен­но­го кон­но­за­вод­ства. Умер в эми­гра­ции в Париже.
Впро­чем, «рус­ских англи­чан» Бело­сель­ских никак нель­зя назвать осо­бо выда­ю­щи­ми­ся капи­та­ли­ста­ми – на про­тя­же­нии все­го XIX века их состо­я­ние неуклон­но умень­ша­лось. Если при пер­вых Бело­сель­ских-Бело­зер­ских рези­ден­ция на Камен­ном ост­ро­ве – заго­род­ная дача, то с 1884 года, когда внук Алек­сандра Михай­ло­ви­ча Кон­стан­тин Эспе­ро­вич вынуж­ден был рас­счи­тать­ся с каз­ной за набран­ные кре­ди­ты двор­цом на углу Нев­ско­го и Фон­тан­ки, – глав­ная родо­вая рези­ден­ция. В том же году, что­бы пога­сить задол­жен­ность по кре­ди­там сво­их ураль­ских заво­дов, князь зало­жил ост­ров в Санкт-Петер­бург­ско-Туль­ском земель­ном бан­ке. Кро­ме того, была взя­та ссу­да в Госу­дар­ствен­ном бан­ке под залог все­го кня­же­ско­го иму­ще­ства. Дела тем не менее не пошли луч­ше, биз­нес­мен-ари­сто­крат не смог вовре­мя выпла­тить долг, не мог он даже обес­пе­чи­вать соб­ствен­ные рас­хо­ды (про­цен­ты и содер­жа­ние острова).
В 1903 году сви­ты Его Импе­ра­тор­ско­го Вели­че­ства гене­рал-май­ор Кон­стан­тин Эспе­ро­вич Бело­сель­ский-Бело­зер­ский, в те годы уже масти­тый и ува­жа­е­мый ста­рец, обра­тил­ся к Нико­лаю II с уни­зи­тель­ной прось­бой «уста­но­вить над ним осо­бое, вне общих пра­вил, опе­кун­ское управ­ле­ние». 20 фев­ра­ля 1903 года поло­же­ние об опе­ке было высо­чай­ше утвер­жде­но. В соот­вет­ствии с ним «заве­до­ва­ние все­ми дела­ми по иму­ще­ству кн. К. Э. Бело­сель­ско­го-Бело­зер­ско­го, а так­же все рас­по­ря­же­ния, каса­ю­щи­е­ся его досто­я­ния, про­из­во­дят­ся опе­ку­на­ми». Сам князь отстра­нял­ся от дел, – не мог ост­ров ни про­дать, ни зало­жить, ни сдать в арен­ду. Фак­ти­че­ски это было кон­ста­та­ци­ей абсо­лют­ной дело­вой несо­сто­я­тель­но­сти пре­ста­ре­ло­го биз­не­сме­на, финан­со­вые дела кото­ро­го из-за негра­мот­но­го и неэф­фек­тив­но­го управ­ле­ния при­шли в пол­ное рас­строй­ство. Зада­чей опе­кун­ско­го управ­ле­ния было каким-то обра­зом извлечь доход с вла­де­ний кня­зя и пога­сить огром­ные дол­ги, в том чис­ле гро­мад­ную ссу­ду в Госу­дар­ствен­ном бан­ке. Ни ураль­ские заво­ды, ни име­ния не при­но­си­ли при­бы­ли, поэто­му в 1903–1905 годах ника­ких пла­те­жей в Гос­банк не было про­из­ве­де­но. Зато на содер­жа­ние дачи на ост­ро­ве было израс­хо­до­ва­но 70 719 руб­лей 53 копей­ки (из них толь­ко на конюш­ни 20 тысяч и 14 тысяч на отоп­ле­ние дома и оран­же­реи). Кро­ме того, на содер­жа­ние кня­зя и его семьи управ­ле­ние выда­ло 126 тысяч руб­лей – фак­ти­че­ски из бюд­же­та госу­дар­ства. В 1904–1905 годах на нуж­ды убы­точ­но­го Кре­стов­ско­го ост­ро­ва сде­ла­но «поза­им­ство­ва­ние из гор­но-завод­ско­го капи­та­ла». Опе­кун­ское управ­ле­ние вслед за кня­зем как мог­ло извле­ка­ло из ост­ро­ва доход даже таким экс­тра­ва­гант­ным спо­со­бом, как взи­ма­ние пла­ты с город­ских вла­стей за пра­во уста­нов­ки керо­си­но­во­го улич­но­го осве­ще­ния и арен­ду зем­ли под коле­ей кон­ной желез­ной доро­ги (с 1833 года ост­ров, явля­ясь част­ным вла­де­ни­ем, тем не менее вхо­дил в чер­ту горо­да, вла­сти кото­ро­го были обя­за­ны хотя бы мини­маль­но его бла­го­устра­и­вать). Несмот­ря на неваж­ные дела, в 1910 году часть иму­ще­ства кня­зя по про­ше­нию опе­ку­нов была осво­бож­де­на от дол­го­вых обя­за­тельств. Они оста­лись за гор­но-завод­ски­ми име­ни­я­ми и Кре­стов­ским ост­ро­вом. Спу­стя три года Бело­сель­ский-Бело­зер­ский обра­ща­ет­ся к импе­ра­то­ру с про­ше­ни­ем об изъ­я­тии Кре­стов­ско­го ост­ро­ва из опе­кун­ско­го управ­ле­ния и пере­да­че в его лич­ное исполь­зо­ва­ние. Несмот­ря на энер­гич­ные про­те­сты Гос­бан­ка, ука­зы­вав­ше­го на то, что Кре­стов­ский ост­ров явля­ет­ся наи­бо­лее лик­вид­ным из акти­вов долж­ни­ка, про­ше­ние было удо­вле­тво­ре­но. Таким обра­зом была осу­ществ­ле­на одна из круп­ней­ших финан­со­вых афер Рос­сии нача­ла ХХ века: спер­ва князь созда­ни­ем опе­кун­ства выра­зил готов­ность выпла­чи­вать долг Госу­дар­ствен­но­му бан­ку и отсро­чил про­да­жу сво­е­го иму­ще­ства за дол­ги, а затем, поль­зу­ясь свя­зя­ми при дво­ре и в пра­ви­тель­стве, посте­пен­но осво­бо­дил зна­чи­тель­ную и наи­бо­лее инве­сти­ци­он­но при­вле­ка­тель­ную его часть от обя­за­тель­ства по дол­гу, оста­вив бан­ку убы­точ­ные гор­но-завод­ские имения.Напомним, что 1900-е годы – это нача­ло риэл­тор­ско­го бума в Петер­бур­ге. Сто­и­мость зем­ли в горо­де стре­ми­тель­но рас­тет, осо­бен­но это каса­ет­ся Петер­бург­ской сто­ро­ны и Ост­ро­вов, при­бли­зив­ших­ся к цен­тру бла­го­да­ря откры­тию в 1903 г. Тро­иц­ко­го моста. Из еще совсем недав­но захо­луст­ной дач­ной окра­и­ны они пре­вра­ща­ют­ся в наи­бо­лее при­вле­ка­тель­ный для инве­сто­ров рай­он горо­да; самые пре­стиж­ные и вос­тре­бо­ван­ные архи­тек­то­ры воз­во­дят тут один за дру­гим бле­стя­щие бур­жу­аз­ные квар­та­лы и сверх­до­ро­гие особ­ня­ки. В 1902 году князь неудач­но пытал­ся про­дать ост­ров за 2 мил­ли­о­на руб­лей. С 1905! го уже опе­кун­ское управ­ле­ние ста­ло посте­пен­но про­да­вать здесь участ­ки под застрой­ку. Неко­гда пустын­ный, Кре­стов­ский стал поне­мно­гу застра­и­вать­ся. В кон­це 1912 года вновь шли пере­го­во­ры о про­да­же ост­ро­ва горо­ду – теперь речь шла уже о сум­ме 7 мил­ли­о­нов. Нако­нец в нача­ле 1914!го, вско­ре после воз­вра­ще­ния кня­зю прав на рас­по­ря­же­ние ост­ро­вом, боль­шая часть ост­ро­ва была при­об­ре­те­на у него за 5 мил­ли­о­нов обще­ства­ми с огра­ни­чен­ной ответ­ствен­но­стью «Рус­ский трест» и «Финан­со­вая ком­па­ния». Для полу­че­ния дохо­да от рас­про­да­жи участ­ков ими было учре­жде­но Рус­ское акци­о­нер­ное обще­ство, позд­нее пере­име­но­ван­ное в Пет­ро­град­ское стро­и­тель­ное обще­ство. За Бело­сель­ски­ми-Бело­зер­ски­ми оста­лась тер­ри­то­рия глав­ной дачи с при­ле­га­ю­щим пар­ком. Как мож­но дога­дать­ся, сдел­ка ока­за­лась необык­но­вен­но выгод­ной для кня­зя с потом­ством: с нача­лом вой­ны стро­и­тель­ный бум рез­ко пошел на спад, а после рево­лю­ции зем­ля и вовсе была наци­о­на­ли­зи­ро­ва­на. Бело­сель­ским-Бело­зер­ским уда­лось бес­пре­пят­ствен­но поки­нуть Рос­сию, пере­ве­дя капи­та­лы в Финляндию.Но это еще не все. 13 фев­ра­ля 1918 года в Выбор­ге Кон­стан­тин Эспе­ро­вич Бело­сель­ский-Бело­зер­ский под­пи­сал на имя сво­е­го вну­ка кня­зя Сер­гея Сер­ге­е­ви­ча дове­рен­ность на пра­во рас­по­ря­жать­ся иму­ще­ством. Тот, про­ник­нув в крас­ный Пет­ро­град, где уже начи­нал­ся голод и крас­ный тер­рор, на охва­чен­ном локаль­ной эпи­де­ми­ей холе­ры Кре­стов­ском ост­ро­ве сумел быст­ро про­дать всю мебель и пред­ме­ты убран­ства из дома и был таков.
Князь Костян­тин Esperovich і прин­це­са Надія Дмит­рів­на втік до Виборг (Віі­пурі / Виборг) у Фін­лян­дії в кін­ці вес­ни / літа 1917 (вони при­дба­ли при­ват­ні бага­то­по­вер­хо­вих будів­лі стан­ції Виборг заліз­ни­ці, де сім’ї та їх близь­ких роди­чів втік до з Хви­лю­ван­ня Пет­ро­град). Зре­штою, як ста­ло оче­вид­но, що події в Пет­ро­гра­ді не було «тимча­со­вим», а також фінсь­кої гро­ма­дянсь­кої вій­ни було роз­по­ча­то, а, між чер­во­ни­ми і біли­ми , вони від­мо­ви­ли­ся від надії на повер­нен­ня в Санкт-Петер­бурзі і переї­хав до Лон­до­на, а потім в Париж. Вони ніко­ли не повер­нув­ся до Росії.

∞, НАДЕЖ­ДА ДМИТ­РИ­ЕВ­НА СКО­БЕ­ЛЕ­ВА (1847-1920), дочь Дмит­рия Ива­но­ви­ча Ско­бе­ле­ва (1821-1879) и Оль­ги Нико­ла­ев­на Пол­тав­це­вой (1824-1880), сест­ра гене­ра­ла Миха­и­ла Дмит­ри­е­ви­ча Ско­бе­ле­ва (1843-1882) 25

91/. КН. АЛЕК­САНДР ЭСПЕ­РО­ВИЧ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ (*17.07.1842, Теп­лиц, † 25.08.1843, Гавр, ‡ с.Льялово Моск.у., под церковью)

мла­де­нец. 177

92/. КН. НИКО­ЛАЙ ЭСПЕ­РО­ВИЧ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ (* 05.01.1834, † 8.06.1836, ‡с.Льялово Моск. у., под церковью)

мла­де­нец. 178

93/. КН. ПАВЕЛ ЭСПЕ­РО­ВИЧ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ (*02.01.1847, † 03.11.1849, ‡ с.Льялово Моск. у., под церковью)

мла­де­нец. 179

94/. КНЖ. ОЛЬ­ГА ЭСПЕ­РОВ­НА БЕЛО­СЕЛЬ­СКАЯ (1838-1869)

∞, ГРФ. ПАВЕЛ АНДРЕ­ЕВИЧ ШУВА­ЛОВ (1830-1908), госу­дар­ствен­ный дея­тель, дипло­мат, военный.

95/. КНЖ. ЕЛИ­СА­ВЕ­ТА ЭСПЕ­РОВ­НА БЕЛО­СЕЛЬ­СКАЯ (1840—1908)

фрей­ли­на имп. Марии Алек­сан­дров­ны, хозяй­ка вели­ко­свет­ско­го сало­на; стре­ми­лась играть поли­ти­че­скую роль. Извест­но 16 писем Тют­че­ва к ней (1867—1872), пре­иму­ще­ствен­но поли­ти­че­ско­го содержания.
В 1852 году князь Петр Ники­тич Тру­бец­кой пода­рил моло­дой жене усадь­бу Дыли­цы. Пода­рок вклю­чал 6 тысяч деся­тин зем­ли с дерев­ня­ми Дыли­цы, Веро­лан­цы, Авко­ло­во, Шпань­ко­во, Боль­шое и Малое Вере­нье, Ижо­ру, Хло­пов­ни­цы. кото­рая вла­де­ла име­ни­ем более 60 лет. С это­го вре­ме­ни насту­па­ет новый пери­од в судь­бе уса­деб­но­го ком­плек­са. Архи­тек­тор Г.А. Бос­се кар­ди­наль­но пере­стро­ил уса­деб­ный дом, поза­им­ство­вав эле­мен­ты деко­ра у сохра­нив­шей­ся церк­ви. Особ­няк был так удач­но сти­ли­зо­ван под «ели­за­ве­тин­ское барок­ко», что спе­ци­а­ли­сты дол­гое вре­мя отно­си­ли его к XVIII веку. Ели­за­ве­та Эспе­ров­на жила в Дыли­цах лишь летом, а осталь­ное вре­мя года про­во­ди­ла либо в Пари­же, либо в Петер­бур­ге. Кня­ги­ня вся­че­ски под­дер­жи­ва­ла леген­ду о том, что ее дво­рец был выстро­ен по жела­нию импе­ра­три­цы Ели­за­ве­ты Пет­ров­ны. В сов­па­де­нии их имен она виде­ла хоро­шее пред­зна­ме­но­ва­ние (кста­ти, и супру­га В.Г.Шкурина тоже была Ели­за­ве­той ). Когда в 1870-х годов в этих местах про­лег­ла линия Бал­тий­ской желез­ной доро­ги, то здеш­няя стан­ция полу­чи­ла назва­ние «Ели­за­ве­ти­но». Мно­го вни­ма­ния кня­ги­ня уде­ля­ла хра­му. Вот что рас­ска­зы­ва­ет в сво­ей руко­пис­ной кни­ге (она нахо­дит­ся в биб­лио­те­ке посел­ка Ели­за­ве­ти­но) об исто­рии име­ния дылиц­кий «лето­пи­сец» Нико­лай Зама­рен­ко, рабо­тав­ший в мест­ном лес­ни­че­стве: «Кро­ме ико­но­ста­са в церк­ви было мно­го икон, писан­ных извест­ны­ми масте­ра­ми, и хотя цер­ковь чис­ли­лась при­ход­ской, кня­ги­ня Тру­бец­кая счи­та­ла ее сво­ей домо­вой цер­ко­вью. У нее в церк­ви было свое место с осо­бым вхо­дом. При­хо­жане ниче­го про­тив это­го не име­ли, посколь­ку кня­ги­ня все рас­хо­ды церк­ви при­ни­ма­ла на себя».
Исто­рия име­ния и семьи Тру­бец­ких тес­но свя­за­на с Вла­ди­мир­ской цер­ко­вью. В 1880 году умер и был погре­бен в церк­ви П.Н. Тру­бец­кой. Там же ранее был похо­ро­нен малень­кий сын Тру­бец­ких — Сер­гей, а в 1907 году здесь нашла свой послед­ний при­ют Ели­за­ве­та Эспе­ров­на. Моги­лу кня­ги­ни посе­ща­ла импе­ра­три­ца Мария Фёдо­ров­на — мать царя Нико­лая II, хоро­шо знав­шая Е.Э. Тру­бец­кую. При жиз­ни Ели­за­ве­та Эспе­ров­на поль­зо­ва­лась извест­но­стью не толь­ко как свет­ская кра­са­ви­ца — она уде­ля­ла мно­го вре­ме­ни бла­го­тво­ри­тель­но­сти. Еще в 1839 году мать Ели­за­ве­ты Эспе­ров­ны Еле­на Пав­лов­на Бело­сель­ская-Бело­зер­ская откры­ла в Рож­де­ствен­ской части Петер­бур­га «При­ют кня­ги­ни Бело­сель­ской-Бело­зер­ской», а сама кня­ги­ня Тру­бец­кая ста­ла помощ­ни­цей попе­чи­тель­ни­цы. В 1893 году при­ют был пере­име­но­ван в «При­ют кня­гинь Бело­сель­ских-Бело­зер­ских». (В 1903 году вме­сте с Алек­сан­дро-Нев­ским при­ютом заве­де­ние пере­еха­ло в Лес­ное. На месте лик­ви­ди­ро­ван­но­го в 1922 году при­ю­та ныне выстро­ен кор­пус Физи­ко-тех­ни­че­ско­го инсти­ту­та А.Ф. Иоф­фе.) В 1868 году Е.Э. Тру­бец­кая была пред­се­да­тель­ни­цей «Обще­ства бес­плат­ной раз­да­чи хле­ба», орга­ни­зо­ван­но­го в свя­зи с голо­дом в север­ных и цен­траль­ных рай­о­нах Рос­сии. Так­же при име­нии ею были откры­ты боль­ни­ца и амбу­ла­тор­ное отде­ле­ние. В 1907 году усадь­ба пере­шла по наслед­ству к доче­ри Е.Э. Тру­бец­кой — Алек­сан­дре, в заму­же­стве Охотниковой.

∞, КН. ПЕТР НИКИ­ТИЧ ТРУ­БЕЦ­КОЙ (1826-1880 г.г.), пле­мян­ник декаб­ри­ста Сер­гея Тру­бец­ко­го, крест­ник импе­ра­три­цы Марии Федо­ров­ны. П.Н. Тру­бец­кой закон­чил Санкт-Петер­бург­ский уни­вер­си­тет, «по окон­ча­нии кур­са был при­нят на служ­бу в Мини­стер­ство ино­стран­ных дел, и был при­чис­лен к посоль­ству в Кон­стан­ти­но­по­ле. В 1863 году был избран пред­во­ди­те­лем Санкт-Петер­бург­ско­го дво­рян­ства. Был камер-юнке­ром Высо­чай­ше­го дво­ра, имел чин дей­стви­тель­но­го стат­ско­го совет­ни­ка» (Тру­тов­ский В.К. Ска­за­ние о кня­зьях Трубецких).

XXXI генерація від Рюрика

96/. КН. СЕР­ГЕЙ КОН­СТАН­ТИ­НО­ВИЧ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ (* 13.07.1867, † 20.04.1961, Лон­дон, Торнбридж)

Белосельские
Сер­гей Кон­стан­ти­но­вич Бело­сель­ский-Бело­зер­ский (1867-1951), Вла­ди­мир Нико­ла­е­вич Орлов (1868-1927) и Оль­га Кон­стан­ти­нов­на Орло­ва (1872-1923) Автор Иван Алек­сан­дро­вич Все­во­лож­ский (1835-1909)

ген.-лейт.(-1917) ген.-майор сви­ты Е.И.В.(1909-) флигель-адъютант(1908-) выпуск­ник в 1888 Паже­ско­го Кор­пу­са (1-й раз­ряд, кор­не­том в лейб-гвар­дии Кон­ный полк) Слу­жил в Лейб-гвар­дии кон­ном пол­ку, затем в рос­сий­ских посоль­ствах в Бер­лине и Пари­же. В 1894-96 гг. — в отстав­ке. С 1896 — адъ­ютант Вели­ко­го кня­зя Вла­ди­ми­ра Алек­сан­дро­ви­ча. С 1906 слу­жил в Лейб-гвар­дии кон­ном пол­ку, коман­до­вал 3-м дра­гун­ским пол­ком, Лейб-гвар­дии улан­ским пол­ком, ген.-майор. С кон. 1913 коман­до­вал кава­ле­рий­ской бри­га­дой, с кото­рой высту­пил на фронт Пер­вой мир. вой­ны. Коман­до­вал Дон­ской каза­чьей диви­зи­ей на Кав­каз­ском фрон­те, ген.-лейтенант. В кон. 1917 уехал в Фин­лян­дию, слу­жил в шта­бе сво­е­го дру­га гене­ра­ла К. Ман­нер­гей­ма. В 1919 рабо­тал в Фин­лян­дии в лон­дон­ской Осо­бой мис­сии по ока­за­нию мате­ри­аль­ной помо­щи арми­ям гене­ра­лов Дени­ки­на, Мил­ле­ра, Юде­ни­ча и адми­ра­ла Кол­ча­ка. В Англии с 1920 ~Susan Tucker Whittier (1874-1934) 1С:Конст.Эспер.Алдр-ча

Гене­рал-лей­те­нант рус­ской армии. Умер в эми­гра­ции в Лондоне.
Князь Сер­гей Кон­стан­ти­но­вич Бело­сель­ский-Бело­зер­ский (13(25) июля 1867 — 20 апре­ля 1951,Великобритания) — рус­ский гене­рал, участ­ник Бело­го дви­же­ния, член МОК. Круп­ней­ший зем­ле­вла­де­лец Рос­сии (в 1916 году ему при­над­ле­жа­ло 372,8 тысяч деся­тин земли).
Родил­ся Сер­гей Кон­стан­ти­но­вич в семье гене­ра­ла Кон­стан­ти­на Эспе­ро­ви­ча Бело­сель­ско­го-Бело­зер­ско­го (1843 — 1920) и Надеж­ды Дмит­ри­ев­ны, урож­дён­ной Ско­бе­ле­вой (1847 — 1920), сест­ры гене­ра­ла М.Д. Скобелева.По окон­ча­нии Паже­ско­го Его Импе­ра­тор­ско­го Вели­че­ства кор­пу­са в 1887 году про­из­ве­дён в кор­не­ты и выпу­щен в Лейб-гвар­дии Кон­ный полк. Про­дол­жая чис­лить­ся в нём, был при­ко­ман­ди­ро­ван к рос­сий­ско­му посоль­ству в Бер­лине, а затем в Париже.В 1894 году вышел в отстав­ку. Через два года вер­нул­ся на дей­стви­тель­ную служ­бу. В 1896-1905 адъ­ютант вели­ко­го кня­зя Вла­ди­ми­ра Александровича[1]. В 1906 году, уже в чине пол­ков­ни­ка, — вновь в Лейб-гвар­дии Кон­ном пол­ку. В авгу­сте 1908 года был назна­чен коман­ди­ром 3-го дра­гун­ско­го Ново­рос­сий­ско­го пол­ка и зачис­лен в Сви­ту Его Вели­че­ства. Вско­ре про­из­ве­дён в гене­рал-май­о­ры и при­нял Улан­ский Её Вели­че­ства лейб-гвар­дии полк, а в кон­це 1913 года — 1-ю бри­га­ду 2-й гвар­дей­ской кава­ле­рий­ской диви­зии, в соста­ве кото­рой вое­вал на фрон­тах Пер­вой миро­вой войны.В нояб­ре 1914 году вре­мен­но коман­до­вал 2-й Гвар­дей­ской кава­ле­рий­ской диви­зи­ей, затем был началь­ни­ком 3-й Дон­ской каза­чьей диви­зии (1914 — 1915). 29 декаб­ря 1915 года назна­чен началь­ни­ком Кав­каз­ской кава­ле­рий­ской диви­зии, с кото­рой совер­шил поход по Пер­сии через Кер­ман­шах в соста­ве отря­да гене­ра­ла Бара­то­ва. 10 апре­ля 1916 года про­из­ве­дён в генерал-лейтенанты.С 1917 года по рас­по­ря­же­нию воен­но­го мини­стра слу­жил в шта­бе гене­рал-лей­те­нан­та К.Г.Э.Маннергейма (сво­е­го дру­га), участ­во­вал в войне белой фин­ской армии с красной.В мае 1919 года, по окон­ча­нии граж­дан­ской вой­ны в Фин­лян­дии, орга­ни­зо­вал несколь­ко встреч гене­ра­ла Н.Н.Юденича с гене­ра­лом Ман­нер­гей­мом. В 1919 году был назна­чен пред­ста­ви­те­лем в Фин­лян­дии лон­дон­ской Осо­бой воен­ной мис­сии по ока­за­нию мате­ри­аль­ной помо­щи арми­ям гене­ра­лов Е.К.Миллера, Н.Н.Юденича, А.И.Деникина и адми­ра­ла А.В. Кол­ча­ка. Участ­во­вал в фор­ми­ро­ва­нии и снаб­же­нии Севе­ро-Запад­ной армии(1919).После неуда­чи Ман­нер­гей­ма на пре­зи­дент­ских выбо­рах в Фин­лян­дии Сер­гей Кон­стан­ти­но­вич оста­вал­ся в Гель­синг­фор­се до кон­ца 1919 года уже толь­ко в каче­стве пред­ста­ви­те­ля гене­ра­ла Юденича.Затем выехал в Англию и до роспус­ка Осо­бой мис­сии состо­ял её чле­ном (1920). Про­жил в Англии более соро­ка лет.Сергей Кон­стан­ти­но­вич скон­чал­ся 20 апре­ля 1951 года в Тон­бри­дже и похо­ро­нен на мест­ном кладбище.
Князь Бело­сель­ский-Бело­зер­ский покро­ви­тель­ство­вал раз­ви­тию спор­та в Рос­сий­ской импе­рии. Финан­си­ро­вал спор­тив­ный клуб «Спорт» в Санкт-Петербурге.
С 1898 года — член Кре­стов­ско­го лаун-тен­нис клуба.
С 1902 года — пред­се­да­тель Петер­бург­ской лиги фут­бо­ла и хок­кея на льду. С 1905 года — лиги хок­ке­и­стов Петер­бур­га и окрестностей.
Вла­де­лец ска­ко­вых конюшен.
В 1900 — 1908 годах был чле­ном МОК от России.
Награ­ды * Орден Свя­то­го Ста­ни­сла­ва 3-й ст. (1898); * Орден Свя­той Анны 3-й ст. (1901); * Орден Свя­то­го Вла­ди­ми­ра 3-й ст. (1913).
был коман­ди­ром Нов­го­род­ско­го дра­гун­ско­го пол­ка. В нача­ле Пер­вой миро­вой вой­ны коман­до­вал бри­га­дой 2-й Кав­каз­ской кава­ле­рий­ской диви­зии, позд­нее Дон­ской каза­чьей диви­зи­ей, с 29 декаб­ря 1915 года – Кав­каз­ской кава­ле­рий­ской диви­зи­ей. Князь был боль­шим люби­те­лем спор­та: с 1900-го по 1908 год он являл­ся чле­ном Меж­ду­на­род­но­го олим­пий­ско­го коми­те­та от Рос­сии и офи­ци­аль­ным покро­ви­те­лем само­го раз­ви­то­го в сто­ли­це клу­ба «Спорт», рас­по­ла­гав­ше­го­ся на Кре­стов­ском ост­ро­ве. Умер в эми­гра­ции в Лон­доне. Две его сест­ры, Оль­га (1871–1921) и Еле­на (1869–1944), вышли замуж за пред­ста­ви­те­лей кня­же­ских родов Орло­вых и Кочу­бе­ев соот­вет­ствен­но, а дочь млад­ше­го бра­та Эспе­ра Кон­стан­ти­но­ви­ча Еле­на уже в эми­гра­ции в 1930 году соче­та­лась вто­рым бра­ком с фран­цу­зом мар­ки­зом Молеон­Нар­бон де Небиа. (Память обо всех этих пред­ста­ви­те­лях кня­же­ско­го рода сохра­ня­ет­ся в назва­ни­ях улиц на Кре­стов­ском ост­ро­ве: Кон­стан­ти­нов­ский про­спект, Эспе­ро­ва, Оль­ги­на, Еле­нин­ская, Сер­ги­ев­ская ули­цы; про­спект Дина­мо рань­ше назы­вал­ся Алек­сан­дров­ским в честь пер­во­го слав­но­го вла­дель­ца острова.)
Сер­гій Костян­ти­но­вич (1867-1951), піс­ля війсь­ко­вої кар’єри, в тому числі в яко­сті коман­ди­ра Ново­російсь­ко­го дра­гунсь­ко­го пол­ку уланів її імпе­ра­торсь­кої велич­но­сті, і т.д. біг­ли з його сім’я також у Виборг на пер­ший (кіне­ць 1917) і брав участь піс­ля цьо­го в » біло­го руху «в числі іншо­го, в яко­сті рад­ни­ка гене­раль­но­го Юде­ни­ча , коман­ду­ва­ча армією Пів­ніч­но-Захід­но­го Білий і гла­ва Російсь­ко­го контр­ре­во­лю­цій­но­го Пів­ніч­но-Захід­ної «уря­ду» , ство­рені за допо­мо­гою Вели­ко­бри­танії зас­но­ва­но в той час у Фін­лян­дії. У цій яко­сті він про­вів чима­ло часу в 1918 році у Фін­лян­дії в яко­сті послан­ни­ка та зв’язкiв з Гене­раль­ним зго­дом Мар­шал, Карл Густав Ман­нер­гейм , член Гене­раль­но­го і один від російсь­кої імпе­ра­торсь­кої армії, який був голо­вою Білої армії з Фін­лян­дії (в Напри­кін­ці 1880-х Belosselsky-Біло­зерсь­ко­го та Ман­нер­гейм, як Росія імперсь­ка офі­церів, було замо­в­ле­но началь­ни­ка шта­бу для участі у верх­ній фран­цузь­кої війсь­ко­вої школі кава­лерії разом, і Ман­нер­гейм був часто гостем Belosselsky-Біло­зерсь­ко­го сім’ю як на Кре­стов­ский острів, прий­ма­ю­чи части­на там в поло мат­чів на Belosselsky-Біло­зерсь­ко­го під­став поло на їхнє май­но, а також частим гостем в їх будин­ку в місті). Сер­гій Костян­ти­но­вич спро­би пере­ко­на­ти Ман­нер­гей­ма та Білої армії з Фін­лян­дії в спробі при­єд­на­ти­ся до армії Юде­ни­ча взя­ти назад Пет­ро­град / St. Петер­бург, не вда­ло­ся (через клю­чо­ве питан­ня для фінів, що спе­ціалі­зу­ють­ся на визнан­ня неза­леж­но­сті Фін­лян­дії, білі не хочуть змін в «ста­тус-кво», а «Чер­во­ний» уряд визнав фінсь­кої неза­леж­но­сті). Піз­ні­ше він висту­пав на спе­ціаль­них білих російсь­ких обов’язки послан­ни­ка в Лон­доні. Він переї­хав на постійне про­жи­ван­ня в Англії кін­ця 1918 р. (в кін­ці кін­ців Тон­брідж в граф­стві Кент, де він помер 20 квіт­ня 1951, де він і його дру­жи­на Сью­зан Carlovna, урод­же­на Уіт­тіер похо­вані в Тон­брідж кла­до­ви­щі. Їхній син Андрій був похо­ва­ний поруч).
Сер­гей Кон­стан­ти­но­вич был женат на Сью­зен Такер (Susan Tucker Whittier) (1874 — 1934). В бра­ке роди­лись двое сыно­вей: 1. Сер­гей (1895 — 1978); 2. Андрей (1909 — 1961).

∞, SUSAN TUCKER WHITTIER (1874-1934) 26

97/. КН. ЭСПЕР КОН­СТАН­ТИ­НО­ВИЧ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ (* 1871, † 05.01.1921)

Мор­ской кор­пус 1892. Стар­ший лей­те­нант (из отстав­ки) Участ­ник Бело­го дви­же­ния. Капи­тан 2-го ран­га. В эми­гра­ции во Фран­ции. 2С:Конст.Эспер.Алдр-ча
(26 сен­тяб­ря (8 октяб­ря) 1870, Санкт-Петер­бург — 5 янва­ря 1921, Париж) — рус­ский яхтс­мен из рода Бело­сель­ских-Бело­зер­ских, брон­зо­вый при­зёр Олим­пий­ских игр 1912 года в Сток­голь­ме в парус­ном спор­те (класс «10 мет­ров»). Его име­нем назы­ва­ет­ся (с 1908 года) Эспе­ро­ва ули­ца в Петер­бур­ге. Родил­ся на Кре­стов­ском ост­ро­ве в име­нии его роди­те­лей — Кон­стан­ти­на Эспе­ро­ви­ча (1843—1920) и Надеж­ды Дмит­ри­ев­ны (1847—1920), сест­ры гене­ра­ла Д. И. Скобелева.

Слу­жил в рос­сий­ском импе­ра­тор­ском фло­те капи­та­ном 2-го ран­га. С дет­ских лет был бли­зок к спор­ту не толь­ко он, но и его стар­ший брат Сер­гей, кото­рый в нача­ле XX века был пред­ста­ви­те­лем Рос­сии в МОК, так­же воз­глав­лял раз­лич­ные спор­тив­ные федерации.

Князь Эспер вхо­дил в олим­пий­скую сбор­ную Рос­сии. Он был капитаном[en] в эки­па­же «Гал­лии II» (яхта Алек­сандра Выш­не­град­ско­го). Кро­ме него в эки­паж вхо­ди­ли: Иосиф Шома­кер (руле­вой), Эрнест Бра­ше, Нико­лай Пуш­ниц­кий, Алек­сандр Роди­о­нов, Филип Штра­ух и Карл Линдхолм[1][2].

С нача­лом рево­лю­ци­он­ных собы­тий уехал во Фран­цию, где вско­ре скончался.

Женат был два­жды, на Оль­ге Алек­сан­дровне Бази­лев­ской (с 1898 года) и на фран­цу­жен­ке Маг­да­лене Мулен (1890—1974). От пер­во­го бра­ка дети:
Кон­стан­тин (1899—1918), вос­пи­тан­ник Учи­ли­ща пра­во­ве­де­ния, кор­нет лейб-гвар­дии Кон­но­го пол­ка. Рас­стре­лян боль­ше­ви­ка­ми в Кие­ве 26 янва­ря 1918 года.
Еле­на (1901—1998, Лурд); в Выбор­ге вышла замуж в 1919 г. за кня­зя Нико­лая Вла­ди­ми­ро­ви­ча Мосаль­ско­го, кото­рый про­пал без вести во вре­мя Вто­рой миро­вой вой­ны; после раз­во­да с ним в 1926 г. всту­пи­ла в брак с мар­ки­зом Жозе­фом-Аль­фре­дом де Моле­он-Нар­бон­ном (1885—1961).

Вто­рой брак, по неко­то­рым све­де­ни­ям, был граж­дан­ским, во вся­ком слу­чае, заклю­чён без оформ­ле­ния раз­во­да с пер­вой женой. Дети от вто­ро­го бра­ка исполь­зо­ва­ли в каче­стве псев­до­ни­ма имя сво­ей матери:
Жорж Бело­сель­ский-Бело­зер­ский (Georges Belosselsky-Belozersky dit Moulin; 1913—2005); в бра­ке с Алек­сан­дрой Ана­то­льев­ной Кон­дра­тье­вой оста­вил потом­ство; их сын Сте­фан в 1992 году стал име­но­вать­ся князь Сте­фан Геор­ги­е­вич Бело­сель­ский-Бело­зер­ский (утвер­жде­но ука­зом Вели­кой Кня­ги­ни Марии Вла­ди­ми­ров­ны, Гла­вы рос­сий­ско­го Импе­ра­тор­ско­го Дома).
Поль Бело­сель­ский-Бело­зер­ский (Paul Belosselsky-Belozersky dit Moulin; 1917—2005); жил в Хель­син­ки, так­же оста­вил потом­ство, нося­щее фами­лию Мулен.

Жорж и Поль Э. Бело­сель­ские-Бело­зер­ские были офи­ци­аль­но при­зна­ны их отцом кня­зем Эспе­ром Кон­стан­ти­но­ви­чем; декла­ра­ция, заре­ги­стри­ро­ван­ная в 1920 в Пари­же в мэрии 8-го округа.
[Вол­ков С.В. Офи­це­ры фло­та… М.,2004] князь Еспер Костян­ти­но­вич, був офі­це­ром Бал­тійсь­ко­го фло­ту і слу­жив офі­це­ром імпе­ра­торсь­кої яхти » Олек­сан­дрія «та» Поляр­на зір­ка «(оби­дві яхти слу­жив імпе­ра­то­ру і його сім’ї до » Стан­дарт «був побу­до­ва­ний, піс­ля чого більш сучас­ні Поляр­на зір­ка слу­гу­ва­ла виключ­но вдо­ву­ю­ча імпе­ра­три­ця Марія Федорів­на мати Мико­ли II ). Під час насиль­ни­ць­ко­го пер­ший зако­лот на Бал­тійсь­кий флот »з моря­ків, що базуєть­ся в Крон­штад­ті ост­ро­ві війсь­ко­во-морсь­кої бази за межа­ми Пет­ро­гра­да, Еспер Костян­ти­но­вич ледь уник­ну­ти захоплен­ня, і, ймо­вір­но, вби­вства мат­ро­са­ми. Разом зі свої­ми дво­ма малень­ки­ми сина­ми Жорж Esperovich, Пол Esperovich, їхня мати Мад­лен Jakovlena (і нянь, домаш­ня при­слу­га), він біг до Фін­лян­дії, а потім до Франції.
Ум. 1921.01.05 в Париже.

∞, 1-я, ОЛЬ­ГА АЛЕК­САН­ДРОВ­НА БАЗИ­ЛЕВ­СКАЯ. Роди­лась в 1878 в Санкт-Петер­бур­ге. В 1929 — лише­на изби­ра­тель­ных прав. В 1933 — высла­на из Ленин­гра­да в Боро­ви­чи Нов­го­род­ской обла­сти как бес­пас­порт­ная, зара­ба­ты­ва­ла там част­ны­ми уро­ка­ми. В апре­ле 1937 — про­си­ла хода­тай­ства юри­ди­че­ско­го отде­ла Пом­по­ли­та о выез­де во Фран­цию к доче­ри. 14 нояб­ря 1937 — аре­сто­ва­на, 19 декаб­ря при­го­во­ре­на к ВМН и 28 декаб­ря расстреляна.
[ГАРФ. Ф. Р-8409. Оп. 1. Д. 1595. С. 53-55. Жерт­вы поли­ти­че­ско­го тер­ро­ра в СССР. Компакт-диск.] 

∞, 2-я, MADELEINE JULIE THÉRÈSE MOULIN (Luxemburg 31 Dec 1890-d.Helsingfors 17 Jul 1974 per Ferrand and Europäische Stammtafeln, but 20 Jul 1973 according to her tombstone); оче­вид­но, этот вто­рой брак был заклю­чен без под­твер­жде­ния смер­ти или раз­во­да с пер­вой женой, и, таким обра­зом, у детей была фами­лия их матери.

98/. КНЖ. ЕЛЕ­НА КОН­СТАН­ТИ­НОВ­НА БЕЛО­СЕЛЬ­СКАЯ (1869-1944)

В 1905 году наслед­ни­ки кня­ги­ни Вол­кон­ской про­да­ли особ­няк кня­зю Вик­то­ру Сер­ге­е­ви­чу Кочу­бею, где он посе­лил­ся с женой княж­ной Еле­ной Кон­стан­ти­нов­ной Бело­сель­ской-Бело­зер­ской . В 1908-1910 годах здесь постро­и­ли трёх­этаж­ное зда­ние, вопло­тив в жизнь про­ект Рома­на Фёдо­ро­ви­ча Мельцера.Она, по сло­вам А.А.Мосолова, «по сво­им и мужа вку­сам, не люби­ла свет­ской жиз­ни, чув­ство­ва­ла себя луч­ше в исто­ри­че­ском име­нии Кочу­бе­ев под Пол­та­вой — Дикань­ке и там при­ни­ма­ла лишь близ­ких дру­зей князя».

∞, КН. ВИК­ТОР СЕР­ГЕ­Е­ВИЧ КОЧУ­БЕЙ (1860-1923), сын Сер­гея Вик­то­ро­ви­ча Кочу­бея (1820-1880) и Софьи Алек­сан­дров­ны Бен­кен­дорф (род. 1825), доче­ри Алек­сандра Хри­сто­фо­ро­ви­ча Бен­кен­до­фа (1783-1844), началь­ни­ка III отделения

99/. КНЖ. ОЛЬ­ГА КОН­СТАН­ТИ­НОВ­НА БЕЛО­СЕЛЬ­СКАЯ (1874-1923)

Їхня донь­ка Оль­га Костян­тинів­на Орло­ва , її син Мико­ла Воло­ди­ми­ро­вич з дру­жи­ною Надією Пет­рів­ною (Рома­но­ва Прин­це­са) і доч­ка Іри­на Nicholayevna біг­ли через Крим (від Ялти ) у Фран­цію в ком­панії вдо­ву­ю­ча імпе­ра­три­ці Марії Федорів­ни на бри­тансь­кий кора­бель HMS Маль­бо­ро (Оль­га Костян­тинів­на вий­ш­ла заміж за прин­ца, гене­рал-лей­те­нант, генерал-ад’ютант Його Велич­но­сті і началь­ник кан­це­лярії, Воло­ди­мир Мико­лай­о­вич Орлов, Вален­тин Сєров нама­лю­вав її, основ­ної части­ни в даний час в Російсь­ко­му музеї — Санкт-Петер­бург-Бенуа крило).
князь Вла­ди­мир Нико­ла­е­вич Орлов, родив­ший­ся в послед­ний день 1868 года, впо­след­ствии гене­рал-лей­те­нант, гене­рал-адъ­ютант, началь­ник Воен­но-поход­ной кан­це­ля­рии Нико­лая II, а затем помощ­ник по граж­дан­ским делам намест­ни­ка Кав­ка­за. Обра­зо­ва­ние князь Вла­ди­мир Орлов полу­чил в Паже­ском кор­пу­се и 1 сен­тяб­ря 1887 года вышел в Кон­ную гвар­дию. 29 апре­ля 1894 года кон­но­гвар­дей­ский пору­чик князь Орлов женил­ся на девят­на­дца­ти­лет­ней княжне Оль­ге Кон­стан­ти­новне Бело­сель­ской-Бело­зер­ской. Княж­на роди­лась в Петер­бур­ге 12 нояб­ря 1874 года; она была чет­вер­тым ребен­ком в семье кня­зя Кон­стан­ти­на Эспе­ро­ви­ча Бело­сель­ско­го-Бело­зер­ско­го и его жены Надеж­ды Дмит­ри­ев­ны, урож­ден­ной Ско­бе­ле­вой: зна­ме­ни­то­му гене­ра­лу М.Д.Скобелеву Оль­га Кон­стан­ти­нов­на при­хо­ди­лась пле­мян­ни­цей. Петер­бург­ский салон Орло­вых в их доме на набе­реж­ной Мой­ки, 90, отли­чал­ся утон­чен­ным ари­сто­кра­тиз­мом. Как сооб­ща­ет хоро­шо осве­дом­лен­ный совре­мен­ник, в отли­чие от сест­ры, кня­ги­ни Еле­ны Кочу­бей, «Оль­га Орло­ва <…> люби­ла при­е­мы у себя на Мой­ке. Особ­няк этот по внут­рен­ней обста­нов­ке похо­дил на музей. У нее соби­ра­лись дипло­ма­ты и дамы, щего­ляв­шие в пла­тьях от луч­ших порт­ных Парижа»2. В 1911 году порт­рет кня­ги­ни Орло­вой в инте­рье­ре ее дома напи­сал Вален­тин Серов. «Как было не исполь­зо­вать исклю­чи­тель­но наряд­ный облик кня­ги­ни Оль­ги Орло­вой (урож­ден­ной княж­ны Бело­сель­ской), пер­вой мод­ни­цы Петер­бур­га, тра­тив­шей на рос­кош­ные туа­ле­ты огром­ные сред­ства и ими сла­вив­шей­ся, — вос­кли­ца­ет в сво­их вос­по­ми­на­ни­ях князь С.А.Щербатов3. В кон­це 1911 года В.А.Серов умер; недо­воль­ная порт­ре­том кня­ги­ня Орло­ва пода­ри­ла шедевр Серо­ва Музею Алек­сандра III с усло­ви­ем, что он нико­гда не будет выстав­лять­ся в одном зале с порт­ре­том Иды Рубинштейн…
«Вели­ко­леп­ный, эффект­ный порт­рет кня­ги­ни Оль­ги Кон­стан­ти­нов­ны Орло­вой, урож­ден­ной Бело­сель­ской-Бело­зер­ской (1872—1923), напи­сан в послед­ний год жиз­ни худож­ни­ка. Он стал одним из выс­ших дости­же­ний его твор­че­ства. В создан­ном им порт­ре­те-кар­тине живо­пи­сец уде­ля­ет зна­чи­тель­ное вни­ма­ние инте­рье­ру двор­ца кня­ги­ни. Подроб­но оха­рак­те­ри­зо­ван и туа­лет кня­ги­ни, слыв­шей самой мод­ной дамой Петер­бур­га. Ее поза под­черк­ну­то кар­тин­на, собо­льи меха и дра­го­цен­но­сти пора­жа­ют вели­ко­ле­пи­ем, она вся — демон­стра­ция респек­та­бель­но­сти и над­мен­но­го высо­ко­ме­рия. Стрем­ле­ние к боль­шо­му сти­лю, совер­шен­ство пла­сти­че­ско­го реше­ния, коло­ри­сти­че­ски тон­кая живо­пись — все направ­ле­но на рас­кры­тие пси­хо­ло­ги­че­ской сути моде­ли, отли­чав­шей­ся экс­тра­ва­гант­но­стью пове­де­ния: «А я — Оль­га Орло­ва, и мне все поз­во­ле­но». В раз­го­во­ре с заказ­чи­цей худож­ник обмол­вил­ся, что для него весь инте­рес порт­ре­та заклю­чен в мод­ной шля­пе, толь­ко что достав­лен­ной из Пари­жа. Вла­де­ли­ца порт­ре­та, не выска­зы­вая откры­то сво­е­го недо­воль­ства, вско­ре, одна­ко, зака­за­ла свой порт­рет дру­го­му, мод­но­му в то вре­мя салон­но­му худож­ни­ку, а эту рабо­ту пода­ри­ла Рус­ско­му музею.»
Вес­ной 1917 года вся семья Орло­вых вос­со­еди­ни­лась Кры­му, где Вла­ди­мир Нико­ла­е­вич и Оль­га Кон­стан­ти­нов­на Орло­ва при­сут­ство­ва­ли на сва­дьбе их един­ствен­но­го сына Николая.Для роди­те­лей кня­зя Нико­лая Вла­ди­ми­ро­ви­ча тяго­ты пре­бы­ва­ния в Кры­му усу­губ­ля­лись и лич­ной дра­мой: князь Вла­ди­мир Нико­ла­е­вич оста­вил Оль­гу Кон­стан­ти­нов­ну, увлек­шись Ели­за­ве­той Алек­сан­дров­ной Людерс-Веймарн12.
В апре­ле 1918 года Крым был окку­пи­ро­ван нем­ца­ми, и импе­ра­три­ца Мария Федо­ров­на пере­еха­ла в Харакс — име­ние вели­ко­го кня­зя Геор­гия Михай­ло­ви­ча, рас­по­ло­жен­ное непо­да­ле­ку от Ай-Тодо­ра. Вели­кая кня­ги­ня Ксе­ния Алек­сан­дров­на с семьей вер­ну­лась к себе в Ай-Тодор. Вели­кие кня­зья Нико­лай Нико­ла­е­вич и Петр Нико­ла­е­вич с семья­ми оста­лись в Дюль­бе­ре под охра­ной белых офицеров.

Вес­ной 1919 года Георг V Англий­ский напра­вил к бере­гам Кры­ма лин­кор «Маль­бо­ро», но импе­ра­три­ца Мария Федо­ров­на согла­си­лась взой­ти на его борт лишь при усло­вии, что англи­чане спа­сут вме­сте с нею всех, кому угро­жа­ет опасность.Среди тех, кто вос­поль­зо­вал­ся вели­ко­ду­ши­ем Марии Федо­ров­ны, были кня­ги­ня Оль­га Кон­стан­ти­нов­на и ее сын, князь Нико­лай Вла­ди­ми­ро­вич с женой Надеж­дой Пет­ров­ной и годо­ва­лой доче­рью Ири­ной. Князь Вла­ди­мир Нико­ла­е­вич поки­нул Крым меся­цем ранее13.11 апре­ля лин­кор «Маль­бо­ро» снял­ся с яко­ря и взял курс на Кон­стан­ти­но­поль. На его бор­ту роди­ну поки­ну­ла и семья Орло­вых. 20 апре­ля 1919 года кня­ги­ня Оль­га Кон­стан­ти­нов­на, князь Нико­лай Вла­ди­ми­ро­вич и кня­ги­ня Надеж­да Пет­ров­на с годо­ва­лой доче­рью Ири­ной сошли на берег Маль­ты; они оста­но­ви­лись в город­ке Слим, в гости­ни­це «Импе­ри­аль». С Маль­ты Орло­вы пере­бра­лись во Францию14, где уже обос­но­вал­ся князь Вла­ди­мир Нико­ла­е­вич; после раз­во­да с Оль­гой Кон­стан­ти­нов­ной он обвен­чал­ся в 1920 году с Е.А.Людерс-Веймарн (1883–1969)15.Княгиня Оль­га Кон­стан­ти­нов­на про­жи­ла на чуж­бине недол­го: она скон­ча­лась 26 октяб­ря 1923 года, непол­ных соро­ка девя­ти лет. Князь Вла­ди­мир Нико­ла­е­вич пере­жил ее на четы­ре года; подоб­но сво­е­му отцу, В.Н.Орлов про­вел свои послед­ние годы в зам­ке Бель­фон­тен и скон­чал­ся там 29 авгу­ста 1927 года.

∞, КН. ВЛА­ДИ­МИР НИКО­ЛА­Е­ВИЧ ОРЛОВ (1869-1927) 2-я жена Ели­за­ве­та Алек­сан­дров­на Людерс-Вей­марн (1883—1969)
сын Нико­лай Вла­ди­ми­ро­вич Орлов (12 мар­та 1896 — 30 мая 1961)

100/. КНЖ. МАРИЯ КОН­СТАН­ТИ­НОВ­НА БЕЛОСЕЛЬСКАЯ

живуть в Брюсселі.

∞, з гене­рал-май­ор Б. Є. Гарт­ман , коман­ду­вач Російсь­кої Імпе­ра­торсь­кої Шевальє гвар­дійсь­кої / пол­ку кін­ної гвардії).

XXXII генерація від Рюрика

101/. КН. СЕР­ГЕЙ СЕР­ГЕ­Е­ВИЧ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИй (1895.07.23,СПб.—1978.10.23)

Паже­ский кор­пус 1914. Штабс-рот­мистр, коман­дир диви­зи­о­на лейб-гв. Кон­но­го пол­ка. В Севе­ро-Запад­ной армии, зачис­лен стар­шим адъ-ютан­том опе­ра­тав­но­го отде­ла, с 1919.11. обер-квар­тир­мей­стер шта­ба 2-го кор­пу­са. В эми­гра­ции в Англии, слу­жил в тор­го­вом фло­те, после 1945 на Восточ­ном побе­ре­жье США. Пред­се­да­тель Рос­сий­ско­го коми­те­та Осво­бож­де­ния и Рос­сий­ско­го коми­те­та в США, на 1951.11. пред­ста­ви­тель пол­ко­во­го объ­еди­не­ния в США. Ум. 1978.10.23. доче­ри Мари­на (Касар­да) и Татья­на. :1С:Серг.Конст.Эспер-ча [Вол­ков С.В. Офи­це­ры Росс.гв. М.,2002] Сын гене­ра­ла кня­зя Сер­гея Кон­стан­ти­но­ви­ча Бело­сель­ско­го-Бело­зер­ско­го. В 1914 г. закон­чил Паже­ский Его Импе­ра­тор­ско­го Вели­че­ства кор­пус, слу­жил в лейб гвар­дии кон­ном пол­ку, участ­ник Пер­вой миро­вой вой­ны, кото­рую закон­чил в чине рот­мист­ра и долж­но­сти коман­ди­ра вто­ро­го диви­зи­о­на пол­ка. После рево­лю­ции в Рос­сии вме­сте с отцом и дедом эми­гри­ро­вал в Фин­лян­дию, куда Бело­сель­ские-Бело­зер­ские суме­ли вовре­мя пере­ве­сти и все свои капиталы[1]; в 1919 г. в Севе­ро-Запад­ной армии гене­ра­ла Юде­ни­ча, обер-квар­тир­мей­стер шта­ба 2-го кор­пу­са, после пора­же­ния Бело­го дви­же­ния на Севе­ро-Запа­де жил в Англии и во Фран­ции. Во вре­мя Вто­рой миро­вой вой­ны слу­жил в бри­тан­ском Мини­стер­стве воен­ных сооб­ще­ний. После вой­ны обос­но­вал­ся в США, в Нью-Йор­ке. Рабо­тал в Транс­оке­ан­ской швед­ско-аме­ри­кан­ской ком­па­нии. В 1945 г. создал Рус­ско-аме­ри­кан­ский союз защи­ты и помо­щи рус­ским вне СССР (под омо­фо­ром РПЦЗ), кото­рый, в част­но­сти рас­сы­лал спе­ци­аль­ные пору­чи­тель­ства рус­ским эми­гран­там и помо­гал им устро­ить новую жизнь в США, Австра­лии и Кана­де, откры­вал дома для пре­ста­ре­лых. Зани­мал­ся так­же цер­ков­ной бла­го­тво­ри­тель­но­стью. Осно­вал и воз­гла­вил Рос­сий­ский анти­ком­му­ни­сти­че­ский центр, пере­име­но­ван­ный впо­след­ствии во Все­рос­сий­ский коми­тет осво­бож­де­ния (1950) и Пред­ста­ви­тель­ство рос­сий­ских эми­гран­тов в Америке.

В 1914 году окон­чил Паже­ский кор­пус, полу­чил чин штабс-рот­мист­ра (1917), после рево­лю­ции эми­гри­ро­вал в Фин­лян­дию, затем в Англию, Фран­цию, нако­нец обос­но­вал­ся в США, где, рабо­тая в Транс­оке­ан­ской швед­ско-аме­ри­кан­ской ком­па­нии, актив­но участ­во­вал в жиз­ни рус­ской эми­гра­ции. Он орга­ни­зо­вал Сла­вян­ский инсти­тут, пред­се­да­тель­ство­вал в Кон­но­гвар­дей­ском объ­еди­не­нии. После Вто­рой миро­вой вой­ны князь неко­то­рое вре­мя воз­глав­лял Рос­сий­ский анти­ком­му­ни­сти­че­ский центр, объ­еди­няв­ший 62 поли­ти­че­ские, обще­ствен­ные и цер­ков­ные орга­ни­за­ции. Цер­ков­ный бла­го­тво­ри­тель, покро­ви­тель рус­ско­го ска­ут­ско­го дви­же­ния в Аме­ри­ке, ини­ци­а­тор созда­ния Рус­ско-аме­ри­кан­ско­го сою­за защи­ты и помо­щи рус­ским вне СССР, кото­рый, в част­но­сти, рас­сы­лал спе­ци­аль­ные пору­чи­тель­ства рус­ским эми­гран­там и помо­гал им устро­ить новую жизнь в США, Австра­лии и Кана­де, откры­вал дома для пре­ста­ре­лых. Пол­ков­ник авиа­ции в армии США.
Сер­гій Сер­гій­о­вич Belosselsky-Біло­зерсь­кий (1898-1978), вою­вав з коня гвар­дії в боях Пер­шої світо­вої вій­ни, повер­нув­ся в Пет­ро­град, то в 1918 році і піс­ля того, як був аре­што­ва­ний в Пет­ро­гра­ді в сере­ди­ни 1918 року Чер­во­на гвар­дія і поса­ди­ли до в’язниці як в Пет­ро­пав­лівсь­кій фор­те­ці і в Крон­штад­ті війсь­ко­во-морсь­кої бази ост­ро­ва, але звіль­не­ний за вказів­кою Мой­сея Ури­ць­ко­го (Див. Спо­га­ди кня­зя Сер­гій Сер­гій­о­вич Belosselsky-Біло­зерсь­ко­го опуб­лі­ко­вані Жак Фер­ран ; реда­гу­вав Марвін Ліон ) біг­ли через Фін­лян­дію в Лон­доні і Пари­жі поки, наре­шті, переїзд в США до Дру­гої Світо­вої війни.
Сер­гей Сергеевич(23 июля 1895, Санкт-Петер­бург — 23 октяб­ря 1978, Нью-Йорк)
Обще­ствен­ный и поли­ти­че­ский дея­тель, вете­ран Белой армии, май­ор ВВС США. Князь, Рюри­ко­вич. Родил­ся в семье гене­рал-лей­те­нан­та Импе­ра­тор­ской армии. Мать Сер­гея Сер­ге­е­ви­ча была аме­ри­кан­кой по про­ис­хож­де­нию, доче­рью гене­ра­ла Чарль­за Вит­ти­ера, извест­но­го поэта. В 1911 посту­пил в Паже­ский кор­пус, кото­рый окон­чил в 1914 с про­из­вод­ством в чин кор­не­та Лейб-гвар­дии Кон­но­го пол­ка. С этим пол­ком про­вел на фрон­те всю вой­ну, закон­чив ее в чине рот­мист­ра. После захва­та вла­сти боль­ше­ви­ка­ми посту­пил в Севе­ро-Запад­ную армию гене­ра­ла Юде­ни­ча, в кото­рой зани­мал долж­ность началь­ни­ка шта­ба II кор­пу­са. После окон­ча­ния Граж­дан­ской вой­ны выехал через Фин­лян­дию в Англию, где слу­жил в паро­ход­ных ком­па­ни­ях, а поз­же пере­се­лил­ся во Фран­цию. Во вре­мя Вто­рой миро­вой вой­ны князь рабо­тал в бри­тан­ском мини­стер­стве по делам снаб­же­ния. Был назна­чен в Нью-Йорк началь­ни­ком бри­тан­ских неф­те­на­лив­ных судов, снаб­жав­ших англий­ский флот и армию горючим. 

Пер­вым бра­ком женат на гра­фине Ели­за­ве­те Нико­ла­евне Граб­бе. В 1945 вышел в отстав­ку и посе­лил­ся в США. Вско­ре после раз­во­да с пер­вой женой женил­ся на Фло­ренс, урож­дён­ной Крейн, по пер­во­му бра­ку Робин­зон, при­няв­шей имя Свет­ла­ны при при­ня­тии пра­во­сла­вия. Состо­я­ние семьи поз­во­ли­ло ему создать Аме­ри­ка­но-Рус­ский союз помо­щи рус­ским вне СССР и пере­дать сою­зу в соб­ствен­ность Дом Сво­бод­ной Рос­сии в Нью-Йор­ке. Князь и его супру­га ока­зы­ва­ли огром­ную помощь рус­ским бежен­цам-анти­ком­му­ни­стам в полу­че­нии виз на въезд в США. Высту­пал про­тив насиль­ствен­ной репа­три­а­ции быв­ших совет­ских воен­но­плен­ных. Одна из таких акций при­оста­но­ви­ла начав­шу­ю­ся было репа­три­а­цию совет­ских воен­но­плен­ных из Фор­та Дике в шта­те Нью-Джер­си. На сред­ства супру­гов в Глен-Кове, Лонг-Айлен­де, в шта­те Нью-Йорк, для рус­ских содер­жа­лось 6 стар­че­ских домов. В рай­о­нене Лэй­к­ву­да, в шта­те Нью-Джер­си куп­лен уча­сток зем­ли, кото­рый предо­став­лен для лет­них лаге­рей Пат­ри­о­ти­че­ской орга­ни­за­ции рус­ских раз­вед­чи­ков. В Лост-Лэйк, в шта­те Илли­нойс, было куп­ле­но 72 акра зем­ли, на кото­рой был впо­след­ствии осно­ван рус­ский посе­лок Вла­ди­ми­ро­во с пра­во­слав­ной цер­ко­вью, где летом устра­и­ва­ет­ся лагерь Пра­во­слав­ных рус­ских раз­вед­чи­ков. Супру­ги были щед­ры­ми жерт­во­ва­те­ля­ми и под­дер­жи­ва­ли мно­го­чис­лен­ные рус­ские воен­ные и пат­ри­о­ти­че­ские орга­ни­за­ции и РПЦЗ [Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь Зару­бе­жом]. В 1964 осно­ван Аме­ри­ка­но-сла­вян­ский инсти­тут по типу сво­бод­но­го уни­вер­си­те­та, про­су­ще­ство­вав­ший несколь­ко лет. Осно­вал и руко­во­дил Все­рос­сий­ским Коми­те­том осво­бож­де­ния, кото­рый пере­фор­ми­ро­вал­ся после IV съез­да во Все­рос­сий­ское зару­беж­ное пред­ста­ви­тель­ство, с отде­ле­ни­я­ми в дру­гих стра­нах сво­бод­но­го мира, объ­еди­нив­шее воин­ские, каза­чьи орга­ни­за­ции и эми­грант­скую обще­ствен­ность для борь­бы за осво­бож­де­ние Рос­сии от ком­му­низ­ма. Две замуж­них доче­ри Сер­гея Сер­ге­е­ви­ча и Свет­ла­ны Ричар­дов­ны, Татья­на и Мари­на, живут в США. Мари­на вышла замуж в 1962 за Вла­ди­сла­ва Касар­да. Пря­мо­го муж­ско­го потом­ства у кня­зей Бело­сель­ских-Бело­зер­ских не осталось.

∞, 1-я, ГРФ. ЕЛИ­ЗА­ВЕ­ТА НИКО­ЛА­ЕВ­НА ГРАББЕ.

∞, 2-я, ФЛО­РЕНС (СВЕТ­ЛА­НА) РИЧАР­ДОВ­НА (Крэйн, 1909 — 1969.10.21, в Нью-Йорке), .
[Щер­ба­тов А.П. Интер­вью авто­ру. Сен­тябрь, 2000; Pantuhoff Oleg — 1976 [Pantuhoff Oleg (Bates, John L.) Russian Americans in Active Service of the United States. Typescript, 1976. 6p.]; Кадес­ни­ков Н. Памя­ти кн. С.П. Бело­сель­ской-Бело­зер­ской // НРС [Новое рус­ское сло­во (Нью-Йорк)]. 1969. 24 нояб­ря; Кнг. С. Р. Бело­сель­ская // НРС. 1969. 23 октяб­ря; Кон­чи­на кн. С.С. Бело­сель­ско­го-Бело­зер­ско­го // НРС. 1978. 25 октяб­ря; Некро­лог // Часо­вой (Брюс­сель). 1979. Январь № 616. С. 27; Щер­ба­тов А.П., кн. Памя­ти С.С. Бело­сель­ско-го-Бело­зер­ско­го // НРС. 1978. 31 октября.] 

102/. КН. АНДРЕЙ СЕР­ГЕ­Е­ВИЧ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИй (1909-1961)

переї­хав також з Сер­гієм Костян­ти­но­ви­чем в Лон­дон і Тон­брідж. Він помер без­діт­ним (+1961 в Редінгу).
2С:Серг.Конст.Эспер-ча.

103/. КН. КОН­СТАН­ТИН ЭСПЕ­РО­ВИЧ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ (1900-1918)

Костян­тин Esperovich, нещо­дав­но дору­чив 18-річ­ний офі­цер, був зі своїм заго­ном кін­ної гвар­дії в Києві, де він був уби­тий 28 січ­ня 1918 чер­воні guardist (він похо­ва­ний у Києві в «Покровсь­кий» мона­стир) у зв’язку з пер­шим рево­лю­цій­ним і націо­налі­стич­ним хвиль в Києві, де російсь­ке імперсь­ке офі­церів були направ­лені всім.
Князь. В 1917 — на чет­вер­том кур­се Импе­ра­тор­ско­го учи­ли­ща пра­во­ве­де­ния (не окон­чил его). В 1918 — кор­нет лейб-гвар­дии Кон­но­го пол­ка. 5 янва­ря 1921 — рас­стре­лян боль­ше­ви­ка­ми в Киев; погре­бен на клад­би­ще Покров­ско­го жен­ско­го монастыря.
[Участ­ни­ки бело­го дви­же­ния в Рос­сии. Спис­ки… С. 119-128; 151; 221; 401.] 31а княж­на Еле­на Эспе­ров­на Бело­сель­ская (род.1901)
Была жива в 1990-х годах.

∞, 1919, КН. НИКО­ЛАЙ ВЛА­ДИ­МИ­РО­ВИЧ МОСАЛЬ­СКИЙ (1896-меж­ду 1940 и 1944); 2) (1930) Joseph Alfred, мар­киз Mauleon-Narbonne de Nebias

104/. [от 2] GEORGES ЭСПЕ­РО­ВИЧ MOULIN (St.Petersburg 12 Nov 1913-Meudon 24 Mar 2005);

∞, 16 Apr 1953, Meudon, ALEXANDRA ANATOLIEVNA KONDRATIEV (Antibes 16 Sep 1931-La Garenne-Colombes 17 May 1995) à issue, surnamed Moulin; one son took the surname Belosselsky-Belozersky in 1992

[от 2] 105/. PAUL ЭСПЕ­РО­ВИЧ MOULIN (Uusikirkko, Finland 12 Jul 1917-Helsinki 19 Nov 2005);

∞, Helsinki 2 Nov 1947, MARJATTA HEIMOLAINEN (Mänttä 23 Nov 1926- ) à issue, surnamed Moulin

XXXIII генерація від Рюрика

106/. КНЖ. МАРИ­НА СЕР­ГЕ­ЕВ­НА БЕЛО­СЕЛЬ­СКАЯ (1945-)

∞, 1962, ВЛА­ДИ­СЛАВ КАСАРД.

107/. КНЖ. ТАТЬЯ­НА СЕР­ГЕ­ЕВ­НА БЕЛО­СЕЛЬ­СКАЯ (* 1947)

Персоны без места в росписи

Бело­сель­ский Алек­сандр Нико­ла­е­вич (1778,1785) классн.чин.(1778,1785)
Бело­сель­ский Иван Ники­тич кн. (1705,1717) столь­ник вотч.-Дмитровский у., Выше­го­род­ский ст.,д.Подосинки, 5/11
Бело­сель­ский Миха­ил Пет­ро­вич кн. (1705,1717) уездн. двн. вотч.-Каширский у., Рас­тов­ский ст.,д.Митюшино, дв., вот., 48/24
Бело­сель­ский Миха­ил Федо­ро­вич кн. (1705,1717) уездн. двн. вотч.-Владимирский у., Ино­бож­ская вол., сцо Сте­пан­ко­во, 3/7
Бело­сель­ский Петр кн. (1698) в 1698 помещ.-Новг.-Шелон.пят.
Бело­сель­ский Семен Федо­ро­вич кн. (1705,1717) уездн. двн. вотч.-Боровский у., Сухо­доль­ский ст.,с.Фоминское, 44/144
Бело­сель­ский Федор Федо­ро­вич кн. (1705,1717) уездн. двн. вотч.-Боровский у., Сухо­доль­ский ст.,с.Фоминское, 44/144.
Бело­сель­ская Евдо­кия Михай­лов­на кнг. (1773,1777) ~к.. Белосельский
Бело­сель­ский Андрей Нико­ла­е­вич Пер­вое упо­ми­на­ние о Матей­ко­ве отно­сят­ся к 1768 году: «селом Сер­ги­ев­ское, Мат­вей­ко­во тож» вла­дел пору­чик Андрей Нико­ла­е­вич Белосельский[2].

Скрипторий князей Белосельских

№ 1

1560 г. июня 10. — Ввоз­ная гра­мо­та дья­ков Шепе­ля Оси­по­ва сына Ови­но­ва и Ива­на Мат­ве­е­ва Окси­нье, вдо­ве кн. Семе­на Андре­ева сына Белосель­ского, на про­жи­точ­ное поме­стье дд. Вост­рая Лука и Тесен­ка в Вель­ском пого­сте Шелон­ской пятины.

Тако­ву отдел­ную гра­мо­ту поло­жил Буслав Ондре­ев сын Зверева:
По госу­да­ре­ве Царе­ве и вели­ко­го кня­зя Ива­на Васи­лье­ви­ча всеа Руси гра­ моте, / / от царе­вых вели­ко­го кня­зя дья­ков от Шепе­лы Оси­фо­ва сына Ови­но­ва да от Ива­на Мат­ве­е­ва в Шелон­скую пяти­ну в Бел­ской погост, что было1 Юрье­ва мона­сты­ря, в царе­вы вели­ко­го кня­зя дерев­ни, что были в поме­стье за кня­зем Васи­льем Бело­сел­ским, а после были за его вну­ком за Семей­кою за княж Ондре­евым сыном Бело­сел­ско­го, и Семей­ку сее осе­ни на госу­да­ре­ве служ­бе в ливон­ских нем­цех уби­ли неметц­кие люди, в дерев­ню в Вострую Лу­ку Васю­ку Мар­ко­ву, Иван­ку Гри­бо­ву, Косте Михе­е­ву, Ондрей­ку Зех­но­ву, За­ хар­ку Гри­ди­ну, Устин­ку Мар­те­мья­но­ву, Ога­фон­ку Ондре­еву да без­па­шен­но­му бобы­лю Сте­пан­ку Левон­тье­ву на пол­пя­ты обжы, в дерев­ню в Тесен­ку Офо­на­ску Ива­но­ву да Иван­ку Ива­но­ву на пол-обжы, и все­го на пять обеж, что вас по царе­ве госу­да­ре­ве гра­мо­те подья­чей Вто­рой Ондре­ев отде­лил в поме­стье на про­жи­ток Оксе­ньи Семей­кине жене княж Ондре­ева сына Бело­сел­ско­го. И вы б к Оксе­ньи при­хо­ди­ли и слу­ша­ли бы ее во всем и доход бы есте ей денеж­ной и хлеб­ной и мел­кой доход дава­ли по ста­рине, как есте дава­ли преж­ним поме­ щиком.
Писа­на / / лета 7068-го, июня в 10 день.
А при­пись у отдел­ной гра­мо­те подья­чих Бог­да­на Колу­па­но­ва да Сте­па­на Кали­ти­на, да Васи­лья Неклюдова.
РГА­ДА. Ф. 1209. On. 3. Кн. 16937. Л. 158 об .-160. № 84. Спи­сок 1570-х гг.
Публ.: Самок­ва­сов Д. Я. Архив­ный мате­ри­ал. М., 1905. Т. 1. Отд. 2. С. 13.
Примечание:1. В ркп.: блъ.

№ 2

1561 г. июля 29. — Отдель­ная выпись пис­цов Васи­лия Ники­ти­ча Бори­со­ва и Ильи Ники­фо­ро­ва сына Дубен­ско­го кн. Леон­тию Андре­еву сыну Бело­ сель­ско­го на поме­стье его деда кн. Васи­лия Бело­сель­ско­го с. Вет­ши с дд. и почч. в Вель­ском пого­сте Шелон­ской пятины.

Лета 7069-го, июля 29 день, по царе­ве госу­да­ре­ве вели­ко­го кня­зя Ива­на Васи­лье­ви­ча всеа Руси гра­мо­те, царя и вели­ко­го кня­зя пис­цы Нов­го­родц­ко­го уез­да Шелон­ские пяти­ны Зарус­кие поло­ви­ны Васи­лей Никитич1 Бори­сов да Илья Мики­фо­ров сын Дубен­ско­го с това­ри­щы дали в поме­стье Леонтию2 княж Ондре­еву сыну Белоселского3 / / в Бел­ском пого­сте село Вет­ши на реч­ ке на Липне, (двор) Заха­рья на реч­ке на Липен­ки, (дрв) Гри­ва, (дрв) Горохови­ ще, поло­ви­на (дрв) Лип­ки на реч­ке на Липне, (дрв) Лисья Нива, (поч) Сосе- нья, (поч) Сосе­нье Мен­шое, (поч) Соло­вье­во, что было то село и дерев­ни и почин­ки в поме­стье за дедом его за кня­зем Васи­льем за Бело­сел­ским. И вы б, все кре­стьяне, кото­рые в том селе и в дерев­нях и в почин­кех за Левон­ги­ем уч- нут жити, Левон­тия и его при­каз­щи­ка слу­ша­ли, паш­ню его паха­ли, где собе учи­нит, и оброк пла­ти­ли, чем / / вас изоброчит.
И за Левон­ти­ем в том селе и в дерев­нях и2 в почин­кех мера его не сполна.
А по госу­да­ре­ве гра­мо­те веле­но Леонтью жда­ти поме­стья под сно­хою сво­ею под Окси­ньею под Семей­ки­ною женою Бело­сел­ско­го, как сно­ха его замуж пой­дет или постри­жет­ца или ее не ста­нет, и Леве из того поме­стья мера его до- дели­ти спол­на по окла­ду. А что за его мерою в поме­стье сно­хи его Окси­ньи ос- танет­ца, и тот лишек роз­да­ти в роздачю.
А Левон­тию с поме­стья царя pi вели­ко­го кня­зя служ­ба слу­жи­ти спол­на и деда сво­е­го князь Васи­лья и сест­ру свою Огро­фе­ну Игна­тье­ву дочь Голощапо­ ва с того ж поме­стья / / кор­ми­ти, доку­ды сест­ру свою замуж выдаст.
К сей выпи­си царя и вели­ко­го кня­зя пис­цы Васи­лей Ники­тич Бори­сов да Илья Мики­фо­ров сын Дубен­ско­го печа­ти свои приложили.
А при­пись у выпи­си подья­чих Нечая Шеста­ко­ва да Федо­ра Фаева.
РГА­ДА. Ф. 1209. On. 3. Кн. 16937. Л. 156-157 об. № 82. Спи­сок 1570-х гг.
Публ.: Самок­ва­сов Д. Я. Архив­ный мате­ри­ал. М., 1905. Т. 1. Отд. 2. С. 12.
Пр и м е ч а н и я :1 В ркп.: Никич.2В ркп. про­пу­ще­но. 3В ркп. далее зачеркнуто:
в Белском.
№40 1568 г. июля 5. — Отдель­ная выпись пис­ца Ива­на Мат­ве­е­ви­ча Дени­сье­ва кн. Леон­тию Андре­еву сыну Бело­сель­ско­го на часть про­жи­точ­но­го поме­ стья Окси­ньиу вдо­вы кн. Семе­на Андре­ева сына Бело­сель­ско­го, д. Тесен­ка и жере­бий д. Вост­рая Лука в Вель­ском пого­сте Шелон­ской пятины.
Погост Бел­ской, что был Юрье­ва мона­сты­ря. Тако­вы две отдел­ных поло­ жил князь Леон­тий княж Ондре­ев сын Белоселского1: / / По госу­да­ре­ву царе­ву и вели­ко­го кня­зя Ива­на Васи­лье­ви­ча всеа Руси на­ казу, царев и вели­ко­го кня­зя писец Нов­го­родц­ко­го уез­да Шелон­ские пяти­ны Зарус­кие поло­ви­ны Иван Мат­фе­е­вич Дени­сьев с това­ры­щи отде­ли­ли в поме­стье по памятр! с при­пи­сью дья­ка Васи­лья Сте­па­но­ва кня­зю Леон­тею княж Ондре­еву сыну Бело­сел­ско­го к ста­ро­му его поме­стью в Бел­ском пого­сте ис про­жи­точ­но­го поме­стья вдо­вы Окси­ньи княж Семе­но­вы жены Белоселско­ го дерев­ню Тесен2 да в воп­чей деревне в Вострой Луке (в) Вас­ко Мар­ков, (в) Иван­ко при­хо­дец, / / (в) Устин­ко Мар­ков, паш­ни кня­зю Левон­трш в дерев­ не в Вострой Луке дват­цать шесть чети серед­ние зем­ли в одном поле, а в дву по тому ж, а сена и лесу по пашне. А взя­та у Оксе­ньи дерев­ня Тесе­нок да 3″в дерев­ не-3 в Вострой Луке по тому, что по госу­да­ре­ву ука­зу веле­но у Оксе­ньи прожи­ точ­но­го поме­стья уба­ви­ти и4 веле­но за Оксе­ньею поме­стья на про­жи­ток учи- нити паш­ни доб­рою зем­лею сорок чети. И хто за кня­зем Леон­те­ем в деревне в Тесен­ку и в деревне в Вострой Луки на его жере­бей учнут жити кре­стьян, и вы б кня­зя Левон­тея / / и его при­каз­щи­ка слу­ша­ли, паш­ню его паха­ли и оброк платили.
Да из Окси­ньи­на ж поме­стья ис прожиточного5 из соро­ка чети дано в по- жид кня­зю Посни­ку Бело­сел­ско­му паш­ни доб­рою зем­лею дват­цать восмь че­ти, а кня­зю Леон­тею дано в пожид в две­нат­цать чети. А пока­ме­ста вдо­ва Оксе- нья на том сво­ем поме­стье пожи­вет, и кня­зю Посни­ку ее поме­стьем дват­ца­тью осмью чет­вер­тя­ми, а кня­зю Леонтью дву­нат­ца­тью чет­вертьми, не вла­де­ти и4 паш­ни на собя не поха­ти / / и со кре­стьян обро­ку не имати.
К сей отдел­ной выпи­си Иван Мат­ве­е­вич Дени­сьев печать свою при­ло­жил, лета 7070 шеста­го, июля в 5 день.
А при­пись у в одделной6 гра­мо­те подья­че­го Федо­ра Фаева.

РГА­ДА. Ф. 1209. On. 3. Кн. 16937. Л. 154-156. № 81. Спи­сок 1570-х гг.

Публ.: Самок­ва­сов Д. Я. Архив­ный мате­ри­ал. М., 1905. Т. 1. Отд. 2. С. 11, 12.
П ри м е ч а н и я : 1 Текст вто­рой выпи­си см. выше. 2Так в ркп.; ср. выше и ниже.
]В ркп. впи­са­но над стро­кой. /[Вркп. пропущено.5 В ркп.: про­чи­точ­но­го. 6Так в ркп.

№ 3

ДНЕВ­НИК БЕЛО­СЕЛЬ­СКИХ — СТРОГАНОВЫХ

Запис­ная книш­ка покой­но­го кня­зя Миха­и­ла Андре­и­ча Беласельского.
А родил­ся он в Дуб­ров­ках 1702 году нояб­ря 1 дня.
Пожа­ло­ва­ли меня в под­по­рут­чи­ки нынеш­не­го 1724 году ген­ва­ря в 1 день, то есть в новой год. Зане­мог в Москве того ж году ген­ва­ря 26 дня и лежал июня до 22 дня. А была скор­бу­ти­ка. Июля 16 дня поехал к Мар­цы­ал­ным водам1, а при­е­хал в Моск­ву июля 30 дня. Того ж году сен­тяб­ря 3 дня поехал в Питер­бурх, а при­е­хал сен­тяб­ря 23 дня.
1729 года мар­та 26 ч<исла> скон­ча­лась матуш­ка в 4-м чесу пополудни.
В 1730-м году в декаб­ре 12-м чис­ле жена скончялась2.
В пору­чи­ки от фло­та пожа­ло­ван в 733-м году ген­ва­ря 18 дня.

В Моск­ву поехал в 734-м году в ген­ва­ре месе­це. Женил­ся июня 4 дня 1734 году на Ната­лье Гри­го­рьевне Чер­ны­ше­вой. Родил­ся сын Андрюш­ка мар­та 8 дня 1735 году. Поехал в Петер­бург в ызхо­де мар­та месяца.

Под кара­ул взят в 736-м году фев­ра­ля 24 ч<исла>. Послан в Орен­бург в том же году в июле 11-м чис­ле. В том же меся­це родил­ся сын Гриш­ка и умер.

Сего 737 года нояб­ря 21 дня попо­лу­но­чи в 5 чесов с поло­ви­ною родил­ся сын Гриш­ка дру­гой, то есть в поне­дел­ник. И умер в 738-м году в нояб­ре меся­це в 1-м числе.
72

Все­ми­ло­сти­вей­шей Ея Импе­ра­тор­ско­го Величества3 указ воз­по­сле­до­вал, чтоб меня из Орен­бур­га выклю­чить и при­слать в вае­ную коле­гию для опре­де­ле­ния в армей­ские пол­ки. При­слан 23 ч<исла> фев­ра­ля 740 года в вече­ру. Мар­та 4 поехал из Сама­ры. В Моск­ву при­е­хал 16 ч<исла> того ж мар­та. 17 того ж К. Л. Ф. К. скон­ча­лась 4. Маия 9 из Моск­вы поеха­ли в Петер­бург. 21 того ж при­е­ха­ли. В июне меся­це 28-м ч<исле> опре­де­лен маи­о­ром в Ингер­ма­лан­ской полк. В том же году отпу­щен в годо­вой отпуск в Моск­ву. Совет­ни­ком эки­паж­ским в 740 в нояб­ре в 6 чис­ле пожа­ло­ван. В 740-м году дочь Авдо­тья роди­лась и в 741 умер­ла в нояб­ре месяце.

Барон Сер­гей Нико­ла­е­вич Строганов

Барон Сер­гей Нико­ла­е­вич Строганов

В 742-м году в мар­те меся­це 4 чис­ла роди­лась дочь Ели­са­вет и окре­стить Ея Им. Величество5 изво­ли­ла и на рис­ки 100 чер­вон­ных все­ми­ло­сти­вей­ше пожаловала.

В 743 апре­ля 24 пожа­ло­ван я гене­рал-эки­па­жмей­сте­ром. В 743-м году родил­ся сын Васи­лий в нояб­ре 30-м чис­ле. И Ея Им. Вели­че­ство кре­стить изво­ли­ла и на рис­ки кусок што­фу и 500 чер­вон­ных, да на роди­ны 500 чер­вон­ных же пожа­ло­вать соизволила.

В 745-м году в ген­ва­ре меся­це пере­шел в новой дом жить в Питер­бур­ге. В 745-м году в июне меся­це 24-м чис­ле дочь Наташ­ка роди­лась. И Ея Им. Вели­че­ство акре­стить с Вели­ким князем6 и 4000 руб­лев все­ми­ло­сти­вей­ше пожа­ло­вать изво­ли­ла, а Его Высо­че­ство таба­кер­ку руб­лев в 300 пожаловал.
73

И в 746-м году ген­ва­ря 1 дня сест­ра моя Марья Андре­ев­на скон­ча­лась. В 746 году в июле меся­це Ея Им. Вели­че­ство, отъ­е­жая в Ревель, все­ми­ло­сти­вей­ше изво­ли­ла при­слать 300 червонных.

Баро­нес­са Ната­лья Михай­лов­на Строганова

Баро­нес­са Ната­лья Михай­лов­на Строганова

В 747 году июля 12 ч<исла> в 12 чесов в пол­дни в вос­кре­се­нье родил­ся сын князь Миха­ил. И кре­стил брат его князь Андрей Михай­ло­вич с княж­ною Ели­са­вет Михай­лов­ной. В том же году в авгу­сте меся­це Ея Им. Вели­че­ство жене моей бра­ли­ан­ты с парт­ре­та штатс­дам­ско­го после покой­ной тещи граф<ини> Авдо<ть>и Ива­нов­ны Чернышевой7 все­ми­ло­сти­вей­ше пожа­ло­вать изво­ли­ла. В том же году сен­тяб­ря 5 ч<исла> Ея Им. Вели­че­ство меня гене­рал-крикс-ками­са­ром все­ми­ло­сти­вей­ше пожа­ло­вать изволила.

В 748-м году фев­ра­ля 10 ч<исла> пожа­ло­ва­на мне кава­ле­рия — орден свя­тыя Анны. В том же году сен­тяб­ря 5 чис­ла все­ми­ло­сти­вей­ше от Ея Им. Вели­че­ства пожа­ло­ва­на мне кава­ле­рия — орден свя­та­го Алек­сандра. Я еще тогда был болен. И учи­нен пер­вым тогда всех в тот день пожа­ло­ван­ных кава­ле­ров. В том же году октяб­ря 5 ч<исла> роди­лась у меня дочь княж­на Авдо­тья в 6 часов попо­лу­дни. Кре­сти­ли князь Андрей и княж­на Ели­са­вет, брат ея и сест­ра. В 748-м году в декаб­ре меся­це по имян­но­му ука­зу поеха­ли в Моск­ву и при­е­ха­ли 27 ч<исла> декаб­ря ж.

В 1749-м году в ыюне меся­це Ея Им. Вели­че­ство из асоб­ли­вой мило­сти сына мое­го князь Андрея всемилостивейше…8
74

В 1751-м году в ыюне меся­це сын мой, князь Андрей по линии все­ми­ло­сти­вей­ше пожа­ло­ван в тот же Пре­об­ра­жен­ской полк подпоручиком.

В 752-м году в ыюле меся­це 21 ч<исла> он же по имен­но­му ука­зу поехал в Англию для обу­че­ния и изправ­ле­ния мини­стер­ских дел. В 752-м году мар­та 12 дня родил­ся сын князь Алек­сандр ночью на чет­верг в 3 чеса попо­лу­но­чи. В том же году декаб­ря 25 дня при­е­хал я по имян­но­му ука­зу и с фами­лею моею в Москву.

В 753 году декаб­ря 18 ч<исла> сын мой князь Андрей пожа­ло­ван по линии в адъ­ютан­ты в том же Пре­об­ра­жен­ском полку.

В 754-м году 26 чис­ла фев­ра­ля роди­лась дочь княж­на Марья в 4 часа попо­лу­но­чи в суб­о­ту в день свя­та­го Порфирия.

***

Писал оное сво­ею рукою князь Миха­и­ла Анд­ри­ич Бело­сел­ской. А скон­чал­ся 1755 году в ген­ва­ре 19 дня по утру в 8 чесу чехот­ною. И погре­бен в Нев­ском мона­сти­ре, а писа­ла я жена ево К<нягиня> Н<аталья> Бело­сел­ская. Та го ж году мар­та 22 дня пожа­ло­ва­на дочь наша кнеж­на Ели­са­ве­та во фрей­ле­ны ка два­ру Ея Вели­че­ства импе­ра­три­це Ели­са­вет Петровне.

Сын к<нязь> Васи­лей по имян­но­му ука­зу напи­сан в рерта­ры в Коной гвар­дию 1758 году 6 маия. Того ж году и меся­ца пожа­ло­ван в капра­лы 19 дня. Тут же скончался.

***

Писа­ла сие матуш­ка кне­иня Ната­лья Гри­го­рьев­на Бело­сель­ская . А скон­ча­лась в 1760 году декаб­ря 31 дня вече­ру в 8 чесов, 49-ти лет. Поло­же­на в Нев­ском мона­сты­ре. Доста­лась оная кни­га доче­ри ее к<няжне> Ната­лье Михай­ловне Бело­сел­ской. После матуш­ки жила у тетуш­ки Кате­рине Гри­го­рьевне Племянниковой9 с сест­рой княж­ной Авдо­тьей Михайловной.

Помол­ви­ли меня за баро­на Сер­гея Нико­ла­и­ча Стро­го­но­ва в 1766 году ген­ва­ря 19 дня в Москве. Сва­дьба была того же году фев­ра­ля 19 дня. Вен­ча­ли на Павар­ской у Симео­на Столп­ни­ка. Того же году июня 27 дня пере­еха­ла к нам жить сест­ра княж­на Авдо­тья Михайловна.

1767 году октяб­ря 26 дня роди­ла сына Миха­и­лу. Кре­стить изво­ли­ла ево Ея Импе­ра­тор­ское Вели­че­ство импе­ра­три­ца Ека­те­ри­на Алек­сев­на с князь Нико­ла­ем Михай­ло­ви­чом Голицыном10. Пожа­ло­ва­ла на кре­сти­ны чесы и с цепоч­кой с финиф­тю и с бра­ли­ан­ти­ка­ми. Скон­чал­ся 1768 году фев­ра­ля 27 дня. Того ж году поеха­ли жить в Питер­фурх, а дом мос­ков­ской отда­ли в найм.

В 1771 году июня 24 дня роди­ла сына Алек­сан­дру. Кре­сти­ли ево сест­ра Ели­за­ве­та Миха­и­лов­на баро­не­са Черкасова11 с гра­фом Пав­лом Мар­ты­ны­чем Скав­рон­ским. 1771 году авгу­ста 27 чис­ла скон­чал­ся Сер­гей Нико­ла­е­вич Стро­га­нов воде­ной. Поло­жен в Нев­ском мона­сты­ре. 1771 году пожа­ло­ва­ли сест­ру княж­ну Авдо­тью Михай­лов­ну во фре­ли­ны ко дво­ру Ее Импе­ра­тор­ско­го Высо­че­ства Ната­льи Алексевны12, а потом после кон­чи­ны Е<е> Вы<сочества> пере­ве­де­на ко дво­ру Ея Импе­ра­тор­ско­го Вели­че­ства Ека­те­рине Алек­севне. 1777 году 7 июня вышла замуж за Васи­лья Пет­ро­ви­ча Салтыкова13. 1778 году 21 апре­ля роди­ла сына Сер­гея. 1779 году 27 апре­ля родил­ся сын Михаила.
75

1773 году июня 24 дня пожа­ло­ван сын Алек­сандра в арти­ле­рию сержантом.

Ели­за­ве­та и Евдо­кия Михай­лов­ны Белосельские

Ели­за­ве­та и Евдо­кия Михай­лов­ны Белосельские

1775 году авгу­ста 22 дня пере­ве­ден из арти­ле­рии в Пре­об­ра­жен­ской полк сержантом.

Ея Импе­ра­тор­ское Вели­че­ство изво­ли­ла видить ево на мас­ка­ра­де дядюш­ки Ива­на Григорьевича14 и мило­сти­во ево очень лас­кать и хва­лить изво­ли­ла. 1777 году в сен­тяб­ре 10 в 5 чесов по утру была в Питер­бур­хе вода вели­кая по ули­цам. Выши­ны 1 ар<шин> 2 верш­ка. Убав­лят­ца ста­ла тот же день в 11 часов.

1778 году гасу­да­ры­ня при­ка­за­ла Алек­са­шу пре­ве­сти в армитаж15. И была очень к нему милостива.

1778 году купи­ла дом попо­лам с Алек­са­шей за 30 000 тысяч на набе­реж­ной баро­на Алек­сандра Ива­ны­ча Черкасова.

В 1780 году 11 июля выеха­ли ис Петер­бур­ха в чужие краи на два года Г<раф> Иван Пет­ро­вич Сал­ты­ков з женой, з дву­мя дочерми16, а я с сыном. 26 июля при­е­ха­ли мы в Бер­лин. 6 авгу­ста из Бер­ли­на уеха­ли и 8 чис­ла авгу­ста в ночь при­е­ха­ли в Дрез­ден, где брат князь Алек­сандра Миха­и­лыч мини­стром. 13 авгу­ста выеха­ли ис Дрез­де­на. 28 авгу­ста при­е­ха­ли в Спа. Г<рафине> Дарье Пет­ровне надо была лечит­ца. Нае­ха­ли мы тут коро­ля шведт­ско­го, кото­рой воя­жи­ру­ет под име­нем гра­фа Ада17. Он был очень к нам лас­ков и учтив. Октяб­ря 4 мы поеха­ли ис Спа. Оста­но­ви­лись в Брю­се­ле и при­е­ха­ли в Париж 8 октября.
76

В Пари­же жили очень весе­ло. Я с Г<рафиней> Брюсовой18 подру­жи­лась. Езди­ли в Лон­дон на 3 месяца.

1783 году апре­ля 13 выеха­ли ис Пари­жа. При­е­ха­ли в Росию 25 июня того ж году. В 1783 году зимой поеха­ла в Моск­ву с обе­и­ми сест­ри­ца­ми на 3 меся­ца, пови­дат­ца с тетуш­кой Кате­ри­ной Г<ригорьевной>.19 Сест­ри­ца Ели­за­ве­та Михай­лов­на и барон Иван Ива­ныч пере­еха­ли к нам в дом и живем вместе.

В 1784 году в авгу­сте меся­це при­е­ха­ла в Питер­бурх ис Пари­жа гра­фи­ня Прас­ко­вья Алек­сан­дров­на Брю­со­ва, а я была в Москве. Она при­вез­ла мне гастин­цы, пер­стень со сва­и­ми воло­со­ми и с деви­зам. При­е­хав из Моск­вы без памя­ти была рада ее видить. В том же гаду назна­чен муж ее граф Яков Алек­сан­дро­вич Брюс в Моск­ву в глав­ны­ко­ман­ду­ю­щие на место поко­и­но­го дядюш­ки гра­фа Заха­ра Гри­го­рье­ви­ча Чернышева20. В том же году назна­че­ли в Воло­ди­мер в глав­нои коман­ду­ю­щие гра­фа Ива­на Пет­ро­ви­ча Салтыкова.

В 1785 году в июле 26 поеха­ла в Моск­ву гра­фи­ня Брю­со­ва. В 1785 году в июле 28 поеха­ла в Воло­ди­мер гра­фи­ня Сал­ты­ко­ва. Я с ними рас­та­лась с бол­шим огор­че­ни­ем. Того ж году при­е­хал брат князь Алек­сандра Миха­и­ло­вич Бело­сел­ской в Питер­бурх из Дрез­де­на, где он мини­стром с 1772 году на месте пок<ой>ного бра­та кня­зя Андрея Михайловича21. Того ж году в авгу­сте 15 дня поеха­ли в Моск­ву брат, сест­ри­ца, я и сын мой, в Воло­ди­мер, в Арза­маз въе­жая, в дерев­ню сест­ры Авдо­тьи Михай­лов­ны. И при­е­хав в Моск­ву, жили 6 месяцев.

В быт­ность нашу в Москве брат женил­ся на Вар­ва­ре Яко­влевне Тати­ще­вой 1786 ген­ва­ря 28. Гра­фи­ня Прас­ко­вья Алек­сан­дров­на зане­мог­ла горяч­кою в декаб­ре того ж года22. В ген­ва­ре 1786 году лут­че ста­ла. Мы при­е­ха­ли в Питер­бурх в фев­ра­ле 1786 году. Брат уехал з женой в Дрез­ден в сен­тяб­ре меся­це 1786 году. Полу­чи­ла изве­стие об кон­чине гра­фи­ни Брю­со­вой. И нака­нуне име­ла от нее писмо ат самой. Скан­ча­лась в апре­ле 7 в 1786 году чехот­ной. В том же году в декаб­ре при­е­хал сюда муж ее, граф Брюс з доче­рью гра­фи­ней Кате­ри­ной Яковлевной23. Про­сил­ся от Моск­вы прочь. В декаб­ре в послед­них чис­лах пере­вел граф Брюс сына маво ис Пре­об­ра­жен­ско­го пол­ку к себе в Семе­нов­ской полк в стар­шие сержанты.

В 1787 год 1 ген­ва­ря пожа­ло­ван сын мой в Семе­нов­ском пол­ку в офи­це­ры, и гра­фи­ню Кате­ри­ну Яко­влев­ну Брю­со­ву во фре<й>лины. Пошол пер­вой рас на кара­ул сын мой в Зим­ней дво­рец в фев­ра­ле 18 дня того ж году. От роду ему 15 лет.

В 1788 году доста­лось по докла­дам сыну мое­му в пат­по­рут­чи­ки. Был год в отпус­ку затем, что низ­до­ров был от ноги. Была в калене опухоль.

В 1790 году доста­лось сыну мое­му в парут­чи­ки. И после гадо­во­го отпус­ку слу­жить начал. И пере­пи­сан ис 2 во 12 роту х капи­та­ну Побединскому.

В 1790 апре­ля 28 в 5 чесов утром уехал Алек­са­ша в Фин­лянд­скую армию волон­ти­ром при гра­фе Иване Пет­ро­ви­че Сал­ты­ко­ве по имен­но­му ука­зу. Боже награ­ди ево сво­ей милостию!

1790 год июля 29 в 4 чеса после обе­да поехал Алек­са­ша в Фридризгам24. А я аста­лась Выбор­хе. 1790 год 3 авгу­ста заклю­чон мир с швед­ским коро­лем. С нашей сто­ро­ны был упол­но­мо­чен делать дого­вор ене­рал порут­чик барон Ингел­штром. А с их сто­ро­ны — Аренфелд25. Заклю­чен и под­пи­сан в палат­ке на
77

зем­ле швед­ской Verela. Алек­са­ша ис Фри­дриз­га­му ездил туда 6 авгу­ста на обед, что король для миру давал. И с ним мно­го и мило­сти­во очень раз­го­ва­ри­вал. 27 пае­ха­ли и с Алек­са­шой ис Выбур­ха в Питер­бурх. 8 сен­тяб­ря нача­лись в Питер­бур­хе мир­ные празнества.

14 фев­ра­ля 1792 году пожа­ло­ва­ла все­ми­ло­сти­вая асу­да­ры­ня Алек­са­шу в каме­рюн­ко­ры. <Судя> по пис­му подан­но­му от сест­ри­цы Ели­за­ве­ты Михай­лов­ны баро­не­сы Чер­ка­со­вой, она ево любит как сына. Алек­са­ша поехал в Цар­ское село дежу­рить 28 апре­ля. И дежу­рил 8 дней. Потом (4 дни в Пав­лов­ском и 4 дни в Цар­ском селе) воз­вра­тил­ся в Питер­бурх. 1792 году 14 нояб­ря скон­ча­лась к<нягиня> Вар­ва­ра Я<ковлевна Белосельская >.

В 1794 году мар­та 2 дня полу­чил указ граф Иван Пет­ро­вич Сал­ты­ков каман­до­вать диви­зии в ново­при­об­ре­тен­ные зем­ли в Пол­ше. И поехал 12 мар­та в дорогу.

1792 году 14 нояб­ря скон­ча­лась невес­ка моя кне­ги­ня Вар­ва­ра Яко­влев­на в Тюрине, где был брат мой мини­стром. И оста­лось 3 доче­ри — Марья, Зене­ида и Наталья.

1795 году 2 сен­тяб­ря брат женил­ся на Анне Гри­го­рьевне Казиц­кой в Москве. 1795 году 30 ген­ва­ря граф Иван Пет­ро­вич Сал­ты­ков отстав­лен. 1795 году в декаб­ре обе доче­ри ево пожа­ло­ва­ны во фре<й>лины26.

В 1796 году в октяб­ре дочь кне­ини Вар­ва­ры Алек­сан­дров­ны Шахов­ской, коя была Стро­га­но­ва, была заму­жем за к<нязем> Шахов­ским и по пол­то­ра года жиз­ни с ним от дур­ной жиз­ни акар­ми­лась ядом и в 3 сут­ки сканчалась27.

1796 нояб­ря 5 дня гасу­да­ры­ни импе­ра­три­це Ека­те­рине Алек­се­евне в 10 чесов по утру зде­лал­ся удар, и к наше­му неснос­но­му агар­че­нию в 10 чесов вече­ром 6 нояб­ря скан­ча­лась. И тот же час были при­зва­ны 2 кла­сав обо­е­го полу­пер­со­ны к при­ся­ги импе­ра­то­ру Пав­лу Пер­во­му. Он начел цар­ство­вать ока­зы­вая вели­кие мило­сти. И сына мае­во без оче­ре­ди в дей­стви­тел­ные камер­ге­ры 12 нояб­ря пожа­ло­вать изво­лил. 15 нояб­ря пере­нес­ли тела Ея Импе­ра­тор­ское Вели­че­ства ис почи­вал­ной в парад­нею спал­ню 2 клас обо­е­го пола пер­со­ны. И дежу­ри­ли 4 кла­са день и ночь. 25 нояб­ря пере­не­се­но тело ис парад­ной спал­ни в Чор­ную ком­на­ту с той же церемонией.

1796 года Его Импе­ра­тор­ско­го Вели­че­ства Павел Пет­ро­вич ука­зал Пет­ра Тре­тье­ва выста­вить и петь пане­фи­ду в Нев­ском мона­сты­ре, где был схо­ро­нен, 16 нояб­ря. И ука­зал дежу­рить у тела 4 кла­сам муже­ска­го полу. 25 нояб­ря импе­ра­тор з бол­шой цере­мо­ни­ей отнес и пало­жил каро­ну на чело батюш­ки сва­во Пет­ра Третьево.

1796 году нояб­ря 18 дня импе­ра­тор взял в служ­бу гра­фа Ива­на Пет­ро­ви­ча Сал­ты­ко­ва. 2 декаб­ря 1796 году пере­нес­ли тела Пет­ра Тре­тье­ва из Нев­ска­го моно­сты­ря в Чор­ною ком­на­ту ва два­рец и постав­лен з бол­шой цере­мо­ни­ею воз­ле гро­ба импе­ра­три­цы Ека­те­ри­ни Вто­рой. 5 декаб­ря 1796 году оба тела были сха­ро­не­ны в кре­по­сти с бал­шой цере­мо­ний. 10 декаб­ря зятя мае­во Васи­лия Пет­ро­ви­ча <Сал­ты­ко­ва> пожа­ло­ва­ли сена­то­ром в Моск­ву. 10 декаб­ря гра­фа Ива­на Пет­ро­ви­ча Сал­ты­ко­ва пожа­ло­ва­ли фел­д­мар­ша­лом, и инспектор<ом> всей кава­ле­рии. 16 поехал Г<раф> Иван Пет­ро­вич поехал в Киев для рас­по­ло­же­ния армии на места фел­д­мар­ша­ла гра­фа Румян­цо­ва. Он умер и Его Импе­ра­тор­ское Вели­че­ства при­ка­зать изво­лил всей армии надеть на 3 дни траур
78

по гра­фе Румян­цо­ве. 18 декаб­ря пожа­ло­ван брат мой к<нязь> Алек­сандра Миха­и­ло­вич Бела­сел­ской в сенаторы.

Вена. Бель­ве­дер

1797 году в фев­ра­ля 26 дня в чет­верк в 11 чесов по утру скан­чал­ся дядюш­ка мой род­ной граф Иван Гри­го­рье­вич Чер­ны­шов. От роду было 70 лет и 3 меся­ца. 2 мар­та сха­ра­ни­ла гра­фа Ива­на Гри­го­рье­ви­ча и госу­дарь при­ка­зал 3000 сол­дат. И ене­рал маи­ор Аракчеев28 коман­до­вал вой­ском. Сха­ра­ни­ли в Нев­ском мона­сты­ре. Но отда­ли честь, как фел­д­мар­ше­лу долж­но было.

5 мар­та 1797 году пае­хал Алек­са­ша по долж­но­сти в Моск­ву для кара­на­ции, и я с ним. И живем в доме у сест­ры Авдо­тьи Миха­и­лов­ны Сал­ты­ко­вой. При­е­ха­ли в Моск­ву 9 чис­ла по утру. 1797 году мар­та 15 дня госу­дарь з государыней29 при­е­ха­ли в Пет­ров­ской дво­рец. И 3 кла­са дам и все при­двор­ные встречали.

1797 году в июле при­е­ха­ли из Моск­вы в Петер­бурх с Алексашей.

1799 году Алек­са­ша зде­лал себе коман­ди­ра орде­на свя­та­го Ерусалима30. Фамил­ной зало­жил из Куз­ми­ча 500 душ. Ни<и>дет в рот (т. е. в род — К. П.) ево наве­ки. И полу­чил крест. Сам госу­дарь импе­ра­тор Павел Пет­ро­вич вели­кой магистр на него взло­жил. И титул име­ет командора.

1797 году госу­дарь импе­ра­тор Павел Пет­ро­вич изво­лил назна­чить глав­ным коман­ду­ю­щим в Моск­ву гра­фа Ива­на Пет­ро­ви­ча Сал­ты­ко­ва. Он зде­лан фел­д­мар­ша­лом. А гра­фине ево Дарье Пет­ровне пожа­ло­ва­ли бол­шую лен­ту екатерининскаю.
79

1799 году сына их, гра­фа Пет­ра Иваныча31 пожа­ло­ва­ли в камаргеры.

Вена. Парк Пратер

Вена. Парк Пратер

1802 году 27 декаб­ря родил­ся сын (и дали имя Еспер32) у бра­та маво рад­но­ва кня­зя Алек­сандра Миха­и­лы­ча Беласелскаго.

1799 году 1 мар­та Алек­са­ша поехал в Вену от госу­да­ря импе­ра­то­ра все­ро­сис­ка­го с объ­яв­ле­ни­ем, что помол­ви­ли вели­кую княж­ну Алек­сан­дру Пав­ловне за ерцер­цу­га Иоси­фа Палы­ча, за сред­не­го бра­та импе­ра­то­ра цесарского33. При­е­хал в Вену в 25 мар­та и был при­нят очень хоро­шо. На доро­гу от госу­да­ря ему дано 4000 руб­лей сереб­ром. Да я ему дала кре­ди­тив­ное писмо на 5000 руб­лей. Уди­ен­цию имел у императора34 26 чис­ло мар­та месяца.

8 мар­та того ж году уехал в армию ерцер­цуг. 11 мар­та того ж году вели­кой княсь Костен­тин Пав­лыч поехал через Вену в армию, в кор­пус Ласи. 4 маия того ж году посла­ла к Алек­са­ше век­сел на 600 рублей.

1799 году 7 июня госу­дарь Павел Пет­ро­вич все­ми­ло­сти­вей­ше пожа­ло­вать изво­лил Алек­са­шу. Вот копия с указа.

Копия: Указ нашей при­двор­ной кан­то­ре. Дво­ра наше­го дей­стви­тел­на­го камер­ге­ра баро­на Стро­го­но­ва все­ми­ло­сти­вей­ше пажа­ло­ва­ли мы к Его Импе­ра­тор­ско­му Высо­че­ству любез­ней­ше­му наше­му сыну наслед­ни­ку вели­ка­му кня­зю Алек­сан­дре Павловичу35 гофмаршалом.

На под­лин­ном под­пи­са­но соб­ствен­ной Его Импе­ра­тор­ска­го Вели­че­ства рукою тако — Павел. В Пав­лов­ском. 7 июня 1799 году.
80

Алек­са­ша при­е­хал в Питер­бурх из Вены 2 авгу­ста 1799 году, а выехал из Вены июля 9 дня. Импе­ра­тор при про­ща­нье пожа­ло­вал ему таба­кер­ку с порт­ре­том сво­им и с брилиянтами.

Алек­са­ша про­сил поз­во­ле­ние у импе­ра­то­ра поз­во­ле­ние женит­ца на кнежне Софье Алек­сан­дровне Урусовой36. И черес писма помол­вил с ней 28 нояб­ря 1799 году. Она в Москве, Алек­са­ша в Питер­бур­хе. Пае­ха­ли в Моск­ву 8 ген­ва­ря. При­е­ха­ли в Моск­ву 12 чис­ло в ночь. 13 ген­ва­ря я, гра­фи­ня Дарья Пет­ров­на Сал­ты­ко­ва и жених поеха­ли к неве­сте. И нас кне­иня мать ее при­не­ла с обро­зом и с хле­бам и солу. Неве­ста очень мила, и мне очень палюбилась.

1800 году ген­ва­ря 27 дня была свад­ба сына мово Алек­сандра Сер­ге­и­ча баро­на Стро­га­но­ва на кнежне Софье Алек­сан­дровне Уру­со­вой. На Твер­ской в церк­ви Дмитр<и>я Салун­ско­го вен­ча­ли. Отец паса­же­ной был у него граф Иван Пет­ро­вич Сал­ты­ков, глав­но­ко­ман­ду­ю­щей в Москве. А мать паса­жо­ная — гра­фи­ня Дарья Пет­ров­на Сал­ты­ко­ва, жена ево, штатс­да­ма и орде­на свя­той Ека­те­ри­ны кавалер.

От роду было Алек­са­ше 28 лет, а жене ево — 20 лет. Пае­ха­ли из Моск­вы 28 фев­ра­ля. При­е­ха­ли в Питер­бурх 6 февраля37. Госу­дарь импе­ра­тор потре­бо­вал в служ­бу камар­ге­ра гра­фа Пет­ра Ива­но­ча Сал­ты­ко­ва. И мать ево гра­фи­ня Дарья Пет­ров­на Сал­ты­ко­ва, рож­ден­ная гра­фи­ня Чер­ны­ше­ва при­е­ха­ла с ним 15 мар­та 1800 году. И живет у меня в доме, и <нрзб.> бес паме­ти рада. С ребя­че­ства мы дружим.

12 апре­ля 1800 году река прашла38.

12 июня уеха­ла ис Питер­бур­ха в Моск­ву гра­фи­ня Дарья Пет­ров­на Сол­ты­ко­ва и с сыном. Он атпу­щен бес­сроч­но в отпуск.

1800 году июля 28 зало­жи­ла дом на даче в 5 сажен. И сама живу в новом доми­ке, что пастро­ин про­шло­го году на даче Патер­гов­ской в 4 сажени.

1801 году 20 апре­ля в вто­ром чесу с поло­ви­ной попо­лу­дни роди­лась дочь у Алек­са­ши. Назва­ли ее Верой. Ростом в 11,5 верш­ков. 1801 году 26 апре­ля во вто­ром чесу с поло­ви­ной попо­лу­дни скан­ча­лась жена Алек­са­ши­на баро­не­са Софья Алек­сан­дров­на Стро­го­но­ва, рож­ден­ная княж­на Уру­со­ва. От роду был ей 21 год. 1801 году 30 апре­ля в 12 чесу виче­ру скан­ча­лась дочь Алек­са­ши­на Вера. От роду было ей 10 дней.

1802 году 8 декаб­ря ехав­ши ис Питер­бур­ха в Моск­ву гра­фи­ня Дарья Пет­ров­на Сал­ты­ко­ва с гра­фом и с дет­ми 10 при­е­ха­ла в Нов­го­род. И граф зане­мог. Жили в Нов­го­ро­де за болез­нею до 17. При­е­ха­ли 18 в Хоти­лов. Тут зане­мог­ла гра­фи­ня Дарья Пет­ров­на. И в 5 день сво­ей болез­ни, 23 декаб­ря скан­ча­лась. Аста­ви­ла меня по себе веч­на апла­ки­вать жизнь мою. Лиши­лась любез­на­го друга.

27 декаб­ря 1802 года радил­ся сын у бра­та к<нязя> Алек­сандра Миха­и­лы­ча Бела­сел­ско­го. Имя дал ему Еспер. Кре­стить изво­ли­ли асу­да­ра­ня Марья Федо­ров­на и гасу­дарь Алек­сандра Пав­лыч. Она пожа­ло­ва­ла на крес<т>ины гре­бень с анти­ка­ми, а гасу­дарь соли­тер с персоной.

Сын сест­ры Авдо­тьи Миха­и­лов­ны Сер­гей Васи­льич помол­вил женит­ца на Алек­сан­дре Сер­гевне Сал­ты­ко­вой 1803 году ген­ва­ря 10 дня.
81

1803 фев­ра­ля 14 ис Куд­ро­ва при­е­ха­ли в город Лугу. Алек­са­ша нездо­ров. Лечит­ца. 1803 году 24 мая из Луги выеха­ли. Еще бол­ше нездо­ров. 1803 года 27 число39. Ис Пско­ва поеха­ли 1803 году 30 мая. 1803 году 4 июня при­е­ха­ли в Ригу. 1803 году ис Риги поеха­ли и при­е­ха­ли в Бал­дон к водам 9 июня. 1803 году жили в Бал­доне с июня 9 до 2 чис­ла авгу­ста у вод для здо­ро­вья Алек­сандра Сер­ге­и­ча. Он лечил­ся. Очень мало пол­зы полу­чил. В Ригу при­е­ха­ли 2 авгу­ста 1803 году. При­не­ли при­ка­щи­ка, кои пра­ви­ли в Пяти­но 1803 году 6 авгу­ста. 1803 году 25 авгу­ста поеха­ли ис Риги в Митаву и жили во двор­це с кня­зем Сер­ге­ем Федорочем40. А в Риге — у нево в зам­ке. Он глав­но­ка­ман­ду­ю­щей и мне два­ю­род­ной брат. 1803 года 2 сен­тяб­ря поеха­ли из Митавы в Ригу. Княс давал бол­шой бал в день име­нин гасу­да­ря. И было с 200 чело­век. 8 сен­тяб­ря 1803 году пае­ха­ли из Риги во Псков в 7 часов утром. И сест­ри­ца с нами. 13 сен­тяб­ря 1803 году при­е­ха­ли во Псков и про­бы­ли 2 дни. Пае­ха­ли ис Пско­ва в дерев­ню в Пяти­но 15 сен­тяб­ря 1803 году. 1803 году октяб­ря 10 чис­ла при­е­ха­ли на житье в Псков из дерев­ни. Сюда 40 верст.

Дарья Пет­ров­на Сал­ты­ко­ва и баро­нес­са Ната­лья Михай­лов­на Строганова

Дарья Пет­ров­на Салтыкова
и баро­нес­са Ната­лья Михай­лов­на Строганова

1804 года ген­ва­ря 20-го при­е­ха­ли в Псков. И хоте­ли остат­ца до 1-го мар­та, но оста­лись до про­су­ха. Сие писал барон Иван Ива­ныч Черкасов.

1804 году 28 апре­ля пае­ха­ли ис Пско­ва и при­е­ха­ли в Ригу 4 мая. Сест­ри­ца с мужем, я, Алек­са­ша и лекарь с нами, и мужи­чьи люди. В Риге наня­ли дом Унгар-Штернг­бер­ха лан­трат­фор­шта­та на 4 меся­ца за 135 тале­ров. Алексаша
82

начал лечит­ца от дох­то­ра Што­фре­и­на 7 мая (в пер­вой рас елек­три­зо­ват­ца). И сест­ри­ца тоже нача­ла лечит­ца с 7 мая. 1804 году авгу­ста 26 полу­чил поз­во­ле­ние Алек­са­ша ехать лечит­ца в чужие краи бес сро­ку з жало­ва­ньем 2500 руб­лей в год.

1804 году сен­тяб­ря 14 в 9 чесов по утру выеха­ли из Риги на фур­ман­щи­ках. Наших 2 эки­па­жа на 12 лоша­дях. Иван Ива­ныч на 6 лоша­дях. Всех 18 л<ошадей>. За каж­даю лошадь пла­ти­ли от Риги до Бер­ли­на 21 чер­во­ниц. Была с нами денег: кре­де­тив­ное писмо на 6000 р.; чер­вон­ца­ми была 1657. Меня­ли чер­вон­цы по 3 руб­ли 70 копе­ек. При­е­ха­ли в Бер­лин 10 октяб­ря. Жили в Бер­лине 8 дней. В Под­зда­ме жили 2 дни. При­е­ха­ли в Лепсих41 по ста­ро­му сти­лю 23 октября42, по ново­му сти­лю 4 нояб­ря*. Даро­га сто­ит от Риги до сама­го Леп­си­ха 562 чер­вон­ца. Жили 6 дней a l’hotel de Saxe. Пире­еха­ли в дру­гую Hotel «Золо­той корабль».

Жили в Леп­си­хе в воте­ле «Золо­той карабль» до 14 мая 1805 году. За житье 6 меся­цов и 10 дней запла­че­но за все 3500 тале­ров. Из Леп­си­ха при­е­ха­ли в Дрез­ден на поч­то­вых. За лоша­дей и за квар­ти­ру 155 тале­ров. В Дрез­дене живем Ноимар­ке. Пло­тим 42 тале­ра в месяц. А жили тол­ко 3 неде­ли и 4 дни. За все запла­ти­ли, квар­ти­ру и стол, за все вре­мя 395 тале­ров. 1805 году 9 июня в 2 чеса в абед выеха­ли ис Дрез­де­на в Теп­ли­цы. Ноче­ва­ли в Цеине. Абе­да­ли 10 чис­ло <в> Петер­свелд. Ноче­ва­ли в Теп­ли­цах. Даро­га очень дур­на пра­е­ха­ли. За лоша­дей и за постой 80 тале­ров. Живем a Trois Rois43. Пло­тим в месяц за квар­те­ру 82 фло­ри­на цесар­ских бумаш­ка­ми. Дела­ют фло­рин на наши ден­ги 60 копе­ек. В одной оте­ли живем с Кате­ри­ной Алек­сан­дров­ной Нарыш­ки­ной. С ней Иван Алек­сан­дрыч и 2 дочери44. Все они очень милы. А Кате­ри­на Алек­сан­дров­на бес­при­мер­на­ва нра­ву, умна, весе­ла. Я за щастие себе почи­таю, что мы вме­сте с ней живем. Бес­па­доб­ная. Мы все ее бес памя­ти любим.

Сест­ри­ца очень нездо­ро­ва. Алек­са­ша тож незда­ров. И я не очень. Все чустваю бол в пое­с­ни­це и в кале­нях. А бол­ше духом стра­даю, видя их або­их бал­ных. Алек­са­ша начал в Теп­ли­цах брать ван­ные, в Камард­шир­бад в 1805 году 12 чис­ло июня. Сест­ри­ца нача­ла пить гор­ною воду в 1805 году июня 14 дня.

<Я нача­ла дома ван­ные брать 15 июня. За каж­дой рас я пла­чу за рабо­ту качать воду по 1 фло­ри­ну. Да за ван­ною на день 36 крей­цев. В доме бань набрала…>45

Наче­ла в ван­наю ходить в Фир­ште­ин­бад 1805 году июня 16 вся­кой день и 21 рас паут­ру в 9 чесов. Сто­ит баня, и зашет туда, насат (т. е. назад — К. П.).

Алек­са­ша отды­хал от бань 3 раза. Начал брать дужи (т. е. душ — К. П.) вся­кой день после 22 рас. И брал дужи 19 рас. И с 27 июля отды­ха­ет. Пае­хал в Карлс­бат 28 июля в наем­най каляс­ке с Карл Гри­го­рьи­чем и с Пет­ром. То т же день вме­сте в сва­ей каляс­ке поеха­ла Кате­ри­на Алек­сан­дров­на с мужем в Кар­лесбат. Жили в Кар­лесба­те и з даро­гой 6 дней. И бла­го­по­луч­но воз­вра­ти­лись в Дрез­ден. Про­жить там и доро­га сто­ит 527 флоринов.

28 авгу­ста 1805 году пае­ха­ли мы ис Теп­ли­цы в Дрез­ден и при­е­ха­ли 29 авгу­ста. Все­го 8 миль. А миля — наших 7 верст. Доро­га сто­и­ла 140 фло­ри­нов. 1805 году 16 сен­тяб­ря при­е­ха­ли в Леп­сих из Дрез­де­на. И нане­ли <в> фар­шта­те дом на 6 меся­цов. За все пло­тим 340 тале­ров. 22 октяб­ря сест­ри­ца занемогла:
83

вдрук паметь поте­ря­ла. Помо­щью дох­то­ра Капа ей черес 2 дни зде­ла­лось лут­че и память ден ото дню лутче.

1805 году 5 нояб­ря пра­е­хал черес Леи­псих ис Бер­ли­на <в> Веимар импе­ра­тор Алек­сандра Пав­ло­вич. Из Веима­ра гасу­дарь Алек­сандра Пав­ло­вич при­е­хал в Леп­сих 10 нояб­ря. А поехал из Леп­си­ха 11 паут­ру в Дрез­ден. Иван Ива­ныч и Алек­са­ша были прет­став­ле­ны. И гасу­дарь поз­во­лил с мило­стью ему астат­ца в чужих кра­ях, пака совсем не вызд<оровеет>.

1805 году 18, 19 и 20 нояб­ря идут вой­ска прус­кие (про­тив француз<ов>) мимо Леп­си­ха. Ани нютр<алны> до сех пор. 1805 году в октяб­ре наче­лась бата­лья у фран­цу­зов с цесар­ца­ми. Наши тоже в под­мо­гу им дра­лись. Княсь Баг­ра­ти­он пра­сла­вил­ся сла­вою. Взял два зна­мя и мно­го в плен сал­дат. Фран­цу­зы вашли в Вену. И пра­сил импе­ра­тор цесар­ской пире­ми­рии у француского46 12 декаб­ря. Наш импе­ра­тор сво­им вой­ском воз­вра­тил­ся в Расию из Олму­ца, где он был вме­сте с цесар­ским импе­ра­то­ром, как пире­ми­рие наче­лось меж­ду цесар­ским и фран­цус­ким импе­ра­то­ром. Мир под­пи­сан у фран­цус­ка­го и авст­риц­ска­го импе­ра­то­ра 26 декаб­ря 1805 году в Предс­бур­хе. Абна­ро­до­ван в Вене 28 декаб­ря. Из Вены выехал импе­ра­тор Бона­парт 29 декабря.

1805 году 14 нояб­ря граф Иван Пет­ро­вич Сал­ты­ков фел­д­мар­шал и был глав­но­ко­ман­ду­ю­щей в Москве, будучи болен 5 меся­цов пара­ли­чем скан­чал­ся в 12 чесов утром 14 нояб­ря. Остал­ся сын граф Петр Ива­ныч наслед­ник и 3 доче­ри — за Мят­ле­вам Прас­ко­вья Ива­нов­на, за гра­фом Орло­вым Анна Ива­нов­на, в деуш­ках гра­фи­ня Кате­ри­на Ива­нов­на. Сын гра­фа Ива­на Пет­ро­ви­ча Сал­ты­ко­ва Петр Ива­ныч, камер­гер, взят в воен­наю служ­бу, по ево жела­нию, в Лейб Гусар­ской полк в порут­чи­ки. По ево жела­нию и по про­збе вошел в воен­наю службу.

Выеха­ли из Леп­си­ха 1806 году апре­ля 27 дня. При­е­ха­ли в Дрез­ден 29 апре­ля. Живем у ресто­ра­то­ра Леима­на в Ноимар­ке. Пло­тим 60 тале­ров на месяц. Пае­ха­ли ис Дрез­де­на в Теп­ли­цы 1806 году мая 25. При­е­ха­ли 26. Дом нане­ли на пла­це Золо­той Лев за 60 гул­де­нов на неде­лю. Сест­ри­ца с Ива­ном И<вановичем Чер­ка­со­вым> при­е­ха­ла на дру­гой день. Жили в Теп­ли­цах до 8 июля. Пае­ха­ли ис Теп­лиц 8 июля 1806. Сест­ри­ца с И. И. в Дрез­ден, а мы с Алек­са­шей в Кар­лесбад. 9 чис­ло после обе­да при­е­ха­ли в Кар­лесбад. Живем на <нрзб.> в «Золо­той Арфе». Жили 7 дней. 1806 году июля 16 дня пае­ха­ли ис Кар­лесба­та в Франц­б­рун, где Алек­са­ша пьет воду «Егра» и купа­ет­ца вся­кой день. И я пила и купа­лась 10 дней. 1806 году авгу­ста 3 поеха­ли ис Франц­б­рун назад в Кар­лесбад. И жили 4 дни. 7 чис­ло авгу­ста пае­ха­ли в Теп­ли­цы, где нае­ха­ли бра­та кня­зя Бела­сел­ка­го. Про­жи­ли с ним да 21 авгу­ста. Того ж году 21 авгу­ста пае­ха­ли ис Теп­лиц в Дрез­ден. Сест­ри­ца была нездо­ро­ва. Жили да 24 сен­тяб­ря. 1806 году 24 сен­тяб­ря пае­ха­ли ис Дрез­де­на сест­ри­ца с И<ваном> И<вановичем Чер­ка­со­вым> черес Леп­сих в Бер­лин. 1806 году 28 сен­тяб­ря мы с Алексаш<ей> поеха­ли ис Дрез­де­на в Леп­сих. 29 при­е­ха­ли. Живем в отель de Saxe. Пло­тим за день 10 тале­ров во вре­мя ярманиц.

Из Леп­си­ха пае­ха­ли в Бер­лин 5 октяб­ря. При­е­ха­ли в Бер­лин 7 октяб­ря. Живем в отель de Рюси. И тут сест­ри­ца была нездо­ро­ва. Нане­ли дом. И хоте­ли жить всю зиму. Пире­еха­ли и жили 2 дни. При­нуж­де­ны были ис Берлина
84

выехать 18 октеб­ря 1806 году на Франк­форт Sur l’Ader. Пото­му что фран­цу­зы блис­ка Бер­ли­на. Вели­кая кне­иня Марья Павлов<н>а47 тоже пае­ха­ла a Holmtin. А фами­лья кара­лев­ская в Кюстрин. И Карл Карин­рон­грох Бате­лью туда ж поехал. Фран­цу­зы вашли в Бер­лин. А мы с Алек­са­шей и сест­ри­ца с Ива­ном Ива­ны­чем жили <во> Франк­фор­те 2 дни. Оста­ви­ли линею под Сакр­ке­том. И чтоб лех­че ехать. Тоже ат фран­цу­зов. При­е­ха­ли в Позен 26 октеб­ря. Тут жили с гра­фи­ней Кате­ри­ной Ива­нов­ной Сал­ты­ко­вой и гра­фи­ня Апрак­си­на Ели­за­вет Кар­лав­на тож48. Все согла­сясь выеха­ли все 2 нояб­ря 1806 году на Вар­ша­ву. В Вар­ша­ве пра­жи­ли 4 дни. Тоже фран­цу­зов жда­ли. Мы и выеха­ли 1806 году 11 нояб­ря на Люб­лин в Гали­сии. При­е­ха­ли нояб­ря 16. Жили да 1 декаб­ря у куп­ца в доме. Очень дур­ной. Пире­ех­ла я к гре­ку в дом. И пло­тим 46 чер­вон­цов в месяц. Сест­ри­ца зане­мог­ла. Очень труд­но. 3 декаб­ря ее испо­ве­да­ва­ли и при­че­сти­ли. Бла­го­да­ря Богу ей ста­ло лут­че. Поп здесь грек. Слу­жит по руски.

Барон Алек­сандр Сер­ге­е­вич Строганов

Барон Алек­сандр Сер­ге­е­вич Строганов

Все­ми­ло­сти­ве­и­шей госу­дарь Алек­сандра Пав­ло­вич пожа­ло­вал лен­ту анен­скаю бол­шо­го кре­ста Алек­сан­дру Сер­ге­и­чу баро­ну Стро­го­но­ву в 1806 году в Кре­сти­ны вели­кой княжне Ели­за­ве­те Александровне49 нояб­ря 18. А полу­чи­ли изве­стие черес шта­фет в Люб­лине 12 декаб­ря наше­го сти­лю / 24 декаб­ря здеш­не­го сти­лю. И копию рескрип­та прилагаю.

1807 году мар­та 17 в 7 чесов 20 минут утром в Люб­лине скан­ча­лась сест­ри­ца (с 1807 году в Люб­лине, в горо­де цесар­ско­го императора).
85

В 1807 году 17 мар­та в 7 чесов 20 м. утром в поне­дел­ник скан­ча­лась сест­ри­ца Ели­за­ве­та Миха­и­лов­на баро­не­са Чер­ка­со­ва. Погре­бе­ния было 19 мар­та в гре­че­ской церк­ви в Люб­лине. Я в ней име­ла дру­га. Мать была сыну мо<е>му. Оста­ви­ла нас стра­дать по себе, паки с ней не саеди­ним­ся. В 1807 году апре­ля 19 скан­чал­ся Васи­лий Пет­ро­вич Сал­ты­ков в Москве. В 1807 году июля заклю­чен мир у импе­ра­то­ра все­ра­сис­ка­го с фран­цу­за­ми в Тил­зи­те, где были сам госу­дарь, прус­кай кароль50 и Наполеон.

1807 году вас­кре­се­нья выеха­ли из Люб­ли­на 19 апре­ля. Я в пас­лед­ней рас­па­кла­ни­лась над гро­бом дру­га мае­во сер­деш­на­го сест­ри­цы. И с чрез­мер­ным агар­че­ньем аста­ви­ла ее. Сели в каре­ту. 26 апре­ля при­е­ха­ли в Кра­ков. 30 пае­ха­ли ис Кра­ко­ва. 4 мая при­е­ха­ли в Брюн. И жили восемь дней. При­е­хал из Вены брат К<нязь> А<лександр> М<ихайлович>. Живем все в адном траф­ти­ре. 1807 году 12 мая брат и Иван Ива­ныч уеха­ли вме­сте черес Вену в Расию. А мы, я и Алек­са­ша, утром поеха­ли 12 мая на Прагу.

15 мая при­е­ха­ли в Пра­гу. 23 выеха­ли ис Пра­ги. 24 мая при­е­ха­ли в Теп­ли­цы. 30 июня поеха­ли в Кар­лесбат. 1 июля при­е­ха­ли в Карлс­бат. 28 июля пае­ха­ли ис Кар­лесба­та и 28 при­е­ха­ли в Франц­б­рун. Тол­ко 7 миль. 1807 году 20 авгу­ста поеха­ли ис Ф<ранц> Б<руна>. 20 при­е­ха­ли в Карлс­бат. 22 поеха­ли ис Карлс­ба­та. Черес Тет­гоф при­е­ха­ли в Теп­ли­цы 24 авгу­ста. 28 авгу­ста в Дрез­ден пр<иехали>. 5 сен­тяб­ря в Леп­сих поеха­ли. 6 при­е­ха­ли. 15 сен­тяб­ря ис Леп­си­ха пае­ха­ли. 16 сен­тяб­ря при­е­ха­ли в Веимар. Тут наша Вели­кая кня­и­ня Марья Пав­лов­на заму­жем за наслед­ным прин­цом. Она нас очень мило­сти­ва и лас­ко­ва при­не­ла. И вся ее фами­лья. 19 сен­тяб­ря 1807 году пае­ха­ли из Веима­ра черес Franк­форт sur l’Main, Дарм­стат, Bal. И в Жене­ву при­е­ха­ли 7 октеб­ря в 6 чесов вячеру.

Алек­са­ша начал лечит­ца ат дох­то­ра Putini. И жили 6 меся­цов. Он ему начел давать пить иша­чье мало­ко с неде­лю. Более не мог сне­сти. Пере­ме­ни­ли бульен de Viper и бани из вино­гра­ду. 100 бань. Ничто не помаг­ло. Хуже стал ходить и сла­бея. В 1808 году 3 апре­ля мы выеха­ли из Жене­вы. Еха­ли черес горы Monsenin. Очень опас­но. Ибо горы все были сне­гом глу­бо­ко покры­ты. То хот немно­го з доро­ги свер­нем, то лоша­ди по брю­хо вяз­нут. И люди, кото­рые под­дер­жи­ва­ли маю каляс­ку, Алек­са­шу нес­ли. Вшет а портер51.

9 апре­ля при­е­ха­ли в Тюрин. Тут скан­ча­лась жена бра­та К<нязя> Алек­сандра Миха­и­лы­ча Бела­сел­ска­го кне­иня Вар­ва­ра Яко­влев­на. Он был в Тюрине мини­стром. Зде­лал еи моню­мент мра­мор­ной. Пред­став­ля­ет над гроб­ни­цей повеше<а> с баре­ле­вы бол­шая шта­туя. Пред­став­ля­ет бра­та и 3 девоч­ки око­ло. Ета ее дети пла­чут — Madelena, Zeneide et Natalie. Я с огар­че­нем виде­ла. Пред­ста­ви­ла любез­на­го брат­ца в евта вре­мя. Как он был агор­чен. Но бла­го­да­рю Бога. Он после 5 лет женил­ся на Анне Гри­го­рьевне Козиц­кой, с кото­рой име­ет сына Espera и двух доче­рей — Кате­ри­ну и Лизавету52. Вся наша семья раду­ет­ца, что ему Бог дал сына, в кото­ром наде­ем­ся, что со сла­вою воста­но­вит рот кня­зей Беласелских.

1808 году 12 апре­ля поеха­ли ис Тюри­на черес Милан, Parma. <Во> Фло­рен­цию при­е­ха­ли 28 апре­ля. И жили по 11 мая. В 1808 году при­е­ха­ли в Пизу мая 11 чис­ла. 15 мая поеха­ли к водам в Пизу. Алек­са­ша начал бани брать и дужи. Взял
86

23 бани, 18 дуж. Ниче­ва лут­че себя не чуства­ет. Я 15 рас бра­ла бани. Мне лут­че от рюма­тиз­му в руке ста­ла. Ста­ли ноги пух­нуть, то я и пере­ста­ла. Езди­ли от вод ис Пизы гулять вся­кой день в город Пизу. 1 час езды. 24 мая езди­ли в Ливурн. Тут порт и бол­шой комерс. Пото­му что <нрзб.>, то нет кораб­лей. А преж­де покры­та моря была, ска­зы­ва­ли. 31 мая езди­ли в мона­стырь Martin. Я внут­ри не была. Жен­шин не впус­ка­ют. То т день стар­цы выежа­ли из мона­сты­ря. Бона­парт при­слал пове­ле­ние, чтоб мана­стырь ачи­сти­ли. Они с бол­шим агарчен<ием> пови­ну­ют­ца. Бога­той. И очень застро­ен вели­ко­леп­но. 1808 году 14 июня езди­ли в город Luqna53. 3 чеса езды. Тут цар­ству­ет принц и прин­це­са De Bionsuna54. Она сест­ра род­ная Бона­пар­та. Мы их не види­ли. Ани за горо­дом живут. 15 июня были еще в Ливурне. Город очень весел, мно­га­лю­ден. И това­ров — про­пасть. Но все очень ста­ло доро­го. 16 июня мы выеха­ли ис бань Pise в город Pise. 18 июня из горо­да Pise выехали.

Князь Алек­сандр Михай­ло­вич Белосельский-Белозерский

Князь Алек­сандр Михай­ло­вич Белосельский-Белозерский

18 июня при­е­ха­ли во Фло­ренс. 1808 году июня 28 при­е­ха­ли в Рим. Про­бы­ли да июля 13. Пае­ха­ли в Неа­поль. Июля 15 при­е­ха­ли в Неа­поль. 1808 году октяб­ря 16 поеха­ли в Рим. В Неа­по­ле брал Алек­са­ша мор­ския бани. И беза вся­кой пол­зы воз­вра­тил­ся. 5 меся­цев жили в Риме. Лечил­ся А. С. <Стро­га­нов> беза вся­кой ползы.

1809 году 18 мар­та выеха­ли из Рима черес Болонь. А <в> Паду<ю> при­е­ха­ли в 1 апре­ля. Жили до 2 мая в Паду<е>. В Паду<е> Алек<с>аша гря­зи абкла­ды­вал­ся. 15 рас. Бол­ше не мог пра­дал­жать. Худа стал видит и <нрзб>.
87

1809 году 2 мая ис Паду<и> поеха­ли черес Три­ест в Бюд. 19 мая при­е­ха­ли. 1809 году 24 мая поеха­ли ис Бюда на Тешен Тро­по. При­е­ха­ли к водам Altwasser 6 июня. A Altwasser 3 неде­ли Алек­са­ша пил воду и купал­ся. Ника­кой помо­щи не полу­чил. Пае­ха­ли ис Altwasser 1809 году 25 июня черес Франк­форт Sur Лод. В Бер­лин <при­е­ха­ли> 30 июня.

1809 году 19 июля выеха­ли ис Бер­ли­на. При­е­ха­ли 29 июля в Кениг­з­берх. Пае­ха­ли ис Кениг­з­бер­ха 1809 году 1 авгу­ста черес Мемель. В Поланг при­е­ха­ли 6 авгу­ста. Поланг наша гра­ни­ца <со> ста­ро­ны Пру­сии. И тут тамо­жен­ная. Ис Полан­га поеха­ли 6 авгу­ста. 1809 10 авгу­ста / 30 июля55 при­е­ха­ли в Ригу. 1 авгу­ста ста­ра­ва сти­лю 1809 году выеха­ли ис Риги. При­е­ха­ли 7 авгу­ста во Псков. Через Пяти­но при­е­ха­ли в СПе­тер­бурх 21 авгу­ста 1809 году.

1810 году 2 июня ис Питер­бур­ха пае­ха­ли в Липец. При­е­ха­ли 28 июня через Мас­к­ву (жили 10 дней; в Липецк пае­ха­ли). Алек­са­ша пил и купал­ся бес успе­ху. 1810 17 авгу­ста выеха­ли ис Липец в Моск­ву. При­е­ха­ли 24 августа.

1811 году 12 мая пае­ха­ли из Мас­к­вы на Кав­кас­каю линею черес Варо­неж, Наво­чер­каск, Наго­рьев­ской. При­е­ха­ли в Кон­стан­ти­но­гор­скою кре­пость 1811 4 июня. Атту­до­ва выеха­ли 15 авгу­ста той же доро­гой. В Моск­ву при­е­ха­ли 15 сен­тяб­ря 1811 году.

Про­во­ди­ли зиму в Мас­кве. Алек­са­ша брал бани гаря­чи, а пил воды сер­ные, теп­лые. А после кне­лые, холот­ныи. Бес успеху.

Ат 1811 году да 1815 году жили вся­кои лета на Кре­стов­ском ост­ро­ву у кне­ине Анне Григорьевны56 в кру­го­лом доме без наи­му. А зимы жили в Питер­бур­хе. Два года в раз­ных домах, а 2 года в доме у Сереб­рен­ные по<й>ме на При­шпек­ти­вой. И тут мае несча­стие слу­чи­лась. Оста­вил меня друг мой бес­це­ной, сын мне покор­ной опла­ки­вать смерть его и жизнь мою.

1815 году 30 авгу­ста пере­еха­ли ис Кре­стов­ска в город. 1 сен­тяб­ря зане­мок Алек­са­ша. И был болен да 22 сен­тяб­ря. Па утру в 7 чесов при­че­стил­ся. Все был в памя­ти. И в 8 чесов 22 сен­тяб­ря скан­чал­ся тихо беза вся­ка­го стра­да­нья. Вел жизнь, как долж­но доб­ро­му хри­сти­я­ни­ну. Наблю­дал закон во всей точ­но­сти по опи­са­нию Гос­под­ня. Рад­ня, друг, был атец людем сва­им, сын мне бес­при­мер­ной. Был любим и желе­им все­ми. Пода­вал помощь бед­ным. Меня Бох под­кре­пил. Во всем воли его свя­той пови­ну­юсь. И упо­ваю, что усоп­шая душа его будет в цар­ствие небес­ном. Боже услы­ши молит­ву мою и про­сти пре­гре­ше­ния рабе тво­ей Ната­лье. Дай мне тер­пе­нье. И бла­го­сло­ви жизнь мою! Дай мне руку помощи!

25 сен­тяб­ря были похо­ро­ны. В Нев­ском мона­сты­ре поло­жен. Воз­ле жени его. И постав­лен моню­мент: коло­на с кре­стом и с подписью:

СЕЙ КАМЕНЬ ОМО­ЧИЛ СЕР­ДЕЧ­НОЮ СЛЕЗОЮ.

ЗДЕСЬ СЫНА НЕЖ­НА­ГО ПОХО­РО­НИ­ЛА МАТЬ.

ОН К БОГУ ВОС­ПО­РИЛ СМИ­РЕН­НОЮ ДУШЕЮ.

ОНА Ж ОСТА­ЛАСЬ ЖИТЬ, ЧТОБ СЛЕ­ЗЫ ПРОЛИВАТЬ.
88

***

1809 году декаб­ря 26 виче­ру в пала­вине 11 часу скан­чал­ся брат мой, князь Алек­сандра Миха­и­ло­вич Бела­сел­ской в Питер­бур­хе, в сво­ем доме. 1809 году 30 декаб­ря хара­ни­ла его в Нев­ском мона­сты­ре. Оста­вил пла­кат по себе и веч­ную память жену К<нягиню> Анну Гри­го­рьев­ну, 3 доче­рей от пер­вой жене, и 3 <детей>от послед­ней — сына Espera и 2 доче­ри. Я к неснос­но­му агар­че­нию послед­ней долг отда­ла, на похо­ро­нах была. 28 декаб­ря 1809 году при­е­ха­ла из Моск­вы на житье в Питер­бурх сест­ра Авдо­тья Миха­и­лов­на с сыном и с невес­кой. Не вобра­жа­ла иметь такой удар — нена­и­тить бра­та, кото­ро­го мы обе сер­деш­но и дру­же­ски люби­ли. Поме­ни его Гос­по­ди во цар­стви­ем небеснам.

1811 году декаб­ря 29 в 7 ¼ чесов вече­ром ради­ла Зене­ида Вол­хон­ская сына. Назва­ли Алек­сан­дром. Радил­ся в С-Петер­бур­хе. 1811 году 29 декаб­ря в 3 чеса па утру скан­чал­ся зять мой Иван Ива­ныч, барон Чер­ка­сов 79 лет в Петербурхе».

ПРИ­МЕ­ЧА­НИЯ

ГАРФ. Ф. 1068. Оп. 1. Д. 72. Л. 1—71.

1 Мар­ци­аль­ные воды — какой-то целеб­ный источ­ник близ Моск­вы; не путать с Мар­ци­аль­ны­ми вода­ми у Пет­ро­за­вод­ска в Карелии.
2 Пер­вая жена М. А. Бело­сель­ско­го — Аку­ли­на Ива­нов­на Болтина.
3 Импе­ра­три­цы Анны Иоанновны.
4 Лич­ность не определена.
5 Импе­ра­три­ца Ели­за­ве­та Петровна.
6 Петр Федо­ро­вич, буду­щий импе­ра­тор Петр III (1728—1762).
7 Чер­ны­ше­ва (урожд. Ржев­ская) Евдо­кия Ива­нов­на (1693—1747), жена сена­то­ра и гене­ра­ла-анше­фа Г. П. Чернышева.
8 Про­дол­же­ние отсут­ству­ет. Одна­ко по сле­ду­ю­щей запи­си понят­но, что здесь гово­рит­ся о зачис­ле­нии Андрея Бело­сель­ско­го в Пре­об­ра­жен­ской полк.
9 Пле­мян­ни­ко­ва (урожд. Чер­ны­ше­ва, в пер­вом бра­ке Матюш­ки­на) Ека­те­ри­на Гри­го­рьев­на (1715—1791), жена гене­ра­ла-анше­фа Пет­ра Гри­го­рье­ви­ча Племянникова.

10 Голи­цын Нико­лай Михай­ло­вич (1727—1786), князь , обер-гоф­мар­шал импе­ра­три­цы Ека­те­ри­ны II.

11 Бело­сель­ская Ели­за­ве­та Михай­лов­на (1742—1819), жена баро­на И. И. Черкасова.

12 Здесь ошиб­ка. А. М. Бело­сель­ская (1748—1824) пожа­ло­ва­на во фрей­ли­ны Ната­льи Алек­се­ев­ны 5 октяб­ря 1773 г. Имен­но тогда неве­ста Пав­ла Пет­ро­ви­ча при­е­ха­ла в Рос­сию. Вели­кая кня­ги­ня Ната­лья Алек­се­ев­на, прин­цес­са Виль­гель­ми­на Авгу­ста Гес­сен-Дарм­штадт­ская (1755—1776), пер­вая жена вели­ко­го кня­зя Пав­ла Петровича.

13 Сал­ты­ков Васи­лий Пет­ро­вич (? — 1807),

14 Чер­ны­шев Иван Гри­го­рье­вич (1726—1797), граф, с 1769 г. вице-пре­зи­дент Адми­рал­тейств-кол­ле­гии, брат Н. Г. Белосельской .

15 В Эрми­таж, на камер­ный вечер в ком­на­тах императрицы.

16 Сал­ты­ков Иван Пет­ро­вич (1730—1805) и Сал­ты­ко­ва Дарья Пет­ров­на, дочь П. Г. Чер­ны­ше­ва (1739—1802); их доче­ри — Прас­ко­вья (1771—1859) и Анна (1777—1824).

17 Густав III (1746—1792), король Шве­ции с 1771 г.

18 Брюс Прас­ко­вья Алек­сан­дров­на (1729—1786), гра­фи­ня, сест­ра гене­ра­ла-фельд­мар­ша­ла П. А. Румян­це­ва-Заду­най­ско­го. В 1751 г. вышла замуж за гра­фа Яко­ва Алек­сан­дро­ви­ча Брю­са (1732—1791).

19 Пле­мян­ни­ко­вой Е. Г.

20 Чер­ны­шев Захар Гри­го­рье­вич (1722—1784), граф, гене­рал-фельд­мар­шал, с 1763 вице-пре­зи­дент, в 1773—1774 гг. пре­зи­дент Воен­ной кол­ле­гии, брат Н. Г. Белосельской .

21 Бело­сель­ский Алек­сандр Михай­ло­вич (1752—1809), брат Н. М. Стро­га­но­вой, с 1779 по 1790 г. являл­ся рос­сий­ским послан­ни­ком в Сак­со­нии (в Дрез­дене), засту­пив на место род­но­го бра­та Андрея Михай­ло­ви­ча Бело­сель­ско­го (1735—1776). В днев­ни­ке 1772 год ука­зан ошибочно.
89

22 В декаб­ре 1785 г.

23 Брюс Ека­те­ри­на Яко­влев­на (1776 — ?), вышла замуж за Васи­лия Вален­ти­но­ви­ча Муси­на-Пуш­ки­на (1775—1836).

24 Фри­дрих­сгам — город на рус­ско-швед­ской гра­ни­це в Финляндии.

25 Игель­стром Иосиф Андре­евич (1737—1817), барон, с 1784 г. намест­ник Сибир­ский и Уфим­ский, в войне со Шве­ци­ей 1788—1790 г. коман­до­вал Фин­лянд­ским кор­пу­сом; Арм­фельт Густав Мав­ри­кий (1757—1814), барон, камер-юнкер и близ­кий друг швед­ско­го коро­ля Густа­ва III.

26 Сред­няя дочь Анна и млад­шая дочь Ека­те­ри­на Ивановны.

27 Шахов­ская Вар­ва­ра Алек­сан­дров­на (урожд. Стро­га­но­ва) (1748—1823), дочь А. Г. Стро­га­но­ва. Заму­жем за кня­зем Бори­сом Гри­го­рье­ви­чем Шахов­ским (1737—1813). Их дочь — Ели­за­ве­та Бори­сов­на (1773—1796), в пер­вом бра­ке Арен­берг, повтор­но вышла замуж за Пет­ра Федо­ро­ви­ча Шахов­ско­го. Умер­ла 6 октяб­ря 1796 г.

28 Арак­че­ев Алек­сей Андре­евич (1769—1834), коман­дир артил­ле­рий­ской коман­ды вели­ко­го кня­зя Пав­ла Пет­ро­ви­ча в Гат­чине, с 1796 г. гене­рал-май­ор и комен­дант Петербурга.

29 Импе­ра­тор Павел I (1754—1801) и импе­ра­три­ца Мария Федо­ров­на (1759—1828).

30 Име­ет­ся в виду при­об­ре­те­ние А. С. Стро­га­но­вым зна­ков орде­на свя­то­го Иоан­на Иерусалимского.

31 Сал­ты­ков Петр Ива­но­вич (1784—1813), сын И. П. и Д. П. Салтыковых.

32 Бело­сель­ский Эспер Алек­сан­дро­вич (1802—1846).

3319 (30) октяб­ря 1799 г. вели­кая княж­на Алек­сандра Пав­лов­на (1783—1801) вышла замуж за эрц­гер­цо­га Иоси­фа Анто­на (1776—1847), сына импе­ра­то­ра Австрии Лео­поль­да I (1747—1792).

34 Франц II (1768—1835), импе­ра­тор Австрии с 1792 г.

35 Вели­кий князь Алек­сандр Пав­ло­вич (1777—1825), с 1801 г. рос­сий­ский импе­ра­тор Алек­сандр I. Его брат Кон­стан­тин Пав­ло­вич (1779—1831), до 1823 г. наслед­ник рос­сий­ско­го пре­сто­ла, с 1815 г. глав­но­ко­ман­ду­ю­щий арми­ей Цар­ства Польского.

36 Уру­со­ва Софья Алек­сан­дров­на (1779—1801), дочь кня­зя Алек­сандра Васи­лье­ви­ча и Анны Андре­ев­ны Урусовых.

37 Так в тек­сте. Пра­виль­но — 6 марта.

38 17 апре­ля 1800 г. Санкт-Петер­бург­ские ведо­мо­сти (№ 31) сооб­ща­ли: «12-го чис­ла сего меся­ца вскры­лась Нева и око­ло полу­дня река от льду совер­шен­но очи­сти­лась» (с. 1272).

39 Это, по-види­мо­му, дата при­ез­да Стро­га­но­вых во Псков.

40 Голи­цын Сер­гей Федо­ро­вич (1749—1810), дво­ю­род­ный брат Н. М. Стро­га­но­вой. Сын Федо­ра Сер­ге­е­ви­ча Голи­цы­на и Анны Гри­го­рьев­ны Чер­ны­ше­вой. С 1801 по 1804 г. гене­рал-губер­на­тор Лифляндии.

41 Лейп­циг.

42 В днев­ни­ке оши­боч­но сто­ит 19 октября.

43 «Три коро­ля» — фр.

44 Нарыш­ки­на Ека­те­ри­на Алек­сан­дров­на (урожд. Стро­га­но­ва) (1769—1844), дочь А. Н. Стро­га­но­ва, бра­та мужа Н. М. Стро­га­но­вой ( Бело­сель­ской ), с 1787 г. заму­жем за Ива­ном Алек­сан­дро­ви­чем Нарыш­ки­ным (1761—1841), обер­ка­мер­ге­ром импе­ра­то­ра Алек­сандра I. Две доче­ри Нарыш­ки­ных —Ели­за­ве­та и Варвара.

45 Сло­ва в скоб­ках зачеркнуты.

46 Франц II у Напо­лео­на I.

47 Мария Пав­лов­на (1785—1859), вели­кая кня­ги­ня, дочь Пав­ла I, с 1804 г. заму­жем за гер­цо­гом Кар­лом Фри­дри­хом Сак­сен-Вей­мар-Эйзе­нах­ским (1783—1853).

48 Апрак­си­на (урожд. Раз­умов­ская) Ели­за­ве­та Кирил­лов­на (1749—1813), жена гене­ра­ла-пору­чи­ка Пет­ра Федо­ро­ви­ча Апраксина.

49 Ели­за­ве­та Алек­сан­дров­на (1806—1808), вели­кая княж­на, дочь Алек­сандра I. Роди­лась 3 (15) ноября.

50 Фри­дрих Виль­гельм III (1770—1840), король Прус­сии с 1797 г.

51 а пор­тер (от фр. à porteur), т. е. взой­ти на носильщиках.

52 Доче­ри А. М. Бело­сель­ско­го — Мария Маг­да­ли­на Вла­со­ва, Зина­и­да Вол­кон­ская, Ната­лья Лап­те­ва, Ека­те­ри­на Сухо­за­нет, Ели­за­ве­та Чернышева.

53 Лук­ка, город в Тос­кане, север­нее Ливор­но и Пизы.

54 Пра­виль­но Bacciochi. Супру­гой гер­цо­га Фели­че Бач­чио­ки (1762—1841) была сестра
90

Напо­лео­на — Эли­за Бона­парт (1777—1820), кня­ги­ня Луккская.

55 При­езд в Ригу дати­ро­ван с ошиб­кой. 10 авгу­гу­ста по ново­му сти­лю — это 29 июля по-ста­ро­му. А 30 июля по ста­ро­му сти­лю — это 11 авгу­ста по-новому
[nextpage title=»Черновик»] 56 Бело­сель­ская (урожд. Козиц­кая) Анна Гри­го­рьев­на (1767—1846).

Черновик

князь Бело­сель­ский-Бело­зер­ский Кон­стан­тин Эсперович

16.06.1843 г. — 26.05.1920 г., Франция

Пра­во­слав­ный. Отец гене­рал-лей­те­нан­та С.К. Бело­сель­ско­го-Бело­зер­ско­го . Жена — Ско­бе­ле­ва Надеж­да Дмит­ри­ев­на (1847-1920 гг.), дети: Сер­гей (1867-1951 гг.), Эспер (1871-1921 гг.), Еле­на (1869-1944 гг.), Оль­га (1872-1924 гг.)

Участ­во­вал в рус­ско-турец­кой войне 1877-78 гг.

Обра­зо­ва­ние: домаш­нее и на службе

Чины: всту­пил в служ­бу (9.12.1861), кор­нет гвар­дии (25.03.1863), пору­чик (27.03.1866), штабс-рот­мистр (16.04.1878), фли­гель-адъ­ютант (1881), рот­мистр гвар­дии (30.08.1882), пере­име­но­ван в под­пол­ков­ни­ки армии (27.09.1882), пол­ков­ник (30.08.1884), гене­рал-май­ор (28.06.1895), гене­рал-май­ор Сви­ты (1896), гене­рал-лей­те­нант (6.05.1906), гене­рал-адъ­ютант (1906)

Про­хож­де­ние служ­бы: адъ­ютант шефа жан­дар­мов (17.12.1866-29.05.1868), в отстав­ке (29.05.1868-10.05.1877), орди­на­рец началь­ни­ка шта­ба Гвар­дей­ско­го кор­пу­са (5.06.1877-11.01.1881), адъ­ютант наслед­ни­ка цеса­ре­ви­ча (26.02.-2.03.1881), в запа­се (16.07.1895-14.05.1896), уво­лен от служ­бы по болез­ни (16.04.1917).

Награ­ды: С3 (1867), А3 (1879), А2 (1887), В3 (1890), С1 (1899), А1 (1903), В2 (1907), Бело­го Орла (1912), Ал-дра Нев­ско­го (6.12.1914)

Про­чие све­де­ния: вла­де­лец мно­го­чис­лен­ных име­ний, ураль­ских заво­дов и Кре­стов­ско­го ост­ро­ва в С-Петер­бур­ге. Из-за крайне неэф­фек­тив­но­го управ­ле­ния сво­ей соб­ствен­но­стью обре­ме­нил ее мно­го­чис­лен­ны­ми дол­га­ми и в 1903 г. обра­тил­ся к Нико­лаю II с прось­бой «уста­но­вить над ним осо­бое, вне общих пра­вил, опе­кун­ское управ­ле­ние», кото­рая была удо­вле­тво­ре­на. В 1902 г. князь неудач­но пытал­ся про­дать ост­ров за 2 мил­ли­о­на руб. С 1905 г. уже опе­кун­ское управ­ле­ние ста­ло посте­пен­но про­да­вать здесь участ­ки под застрой­ку. Неко­гда пустын­ный, Кре­стов­ский стал поне­мно­гу застра­и­вать­ся. В кон­це 1912 года вновь шли пере­го­во­ры о про­да­же ост­ро­ва горо­ду — теперь речь шла уже о сум­ме 7 мил­ли­о­нов. Нако­нец в нача­ле 1914 г., вско­ре после воз­вра­ще­ния кня­зю прав на рас­по­ря­же­ние ост­ро­вом, боль­шая часть ост­ро­ва была при­об­ре­те­на у него за 5 мил­ли­о­нов обще­ства­ми с огра­ни­чен­ной ответ­ствен­но­стью «Рус­ский трест» и «Финан­со­вая ком­па­ния». Для полу­че­ния дохо­да от рас­про­да­жи участ­ков ими было учре­жде­но Рус­ское акци­о­нер­ное обще­ство, позд­нее пере­име­но­ван­ное в Пет­ро­град­ское стро­и­тель­ное обще­ство. За Бело­сель­ски­ми-Бело­зер­ски­ми оста­лась тер­ри­то­рия глав­ной дачи с при­ле­га­ю­щим пар­ком. Бело­сель­ским-Бело­зер­ским уда­лось бес­пре­пят­ствен­но поки­нуть Рос­сию, пере­ве­дя капи­та­лы в Фин­лян­дию. 13.02.1918 г. в Выбор­ге Кон­стан­тин Эспе­ро­вич под­пи­сал на имя сво­е­го вну­ка кня­зя Сер­гея Сер­ге­е­ви­ча дове­рен­ность на пра­во рас­по­ря­жать­ся иму­ще­ством. Тот, про­ник­нув в крас­ный Пет­ро­град, где уже начи­нал­ся голод и крас­ный тер­рор, на охва­чен­ном локаль­ной эпи­де­ми­ей холе­ры Кре­стов­ском ост­ро­ве сумел быст­ро про­дать всю мебель и пред­ме­ты убран­ства из дома и вер­нул­ся заграницу.

Источ­ни­ки:

Афе­ра кня­зя Бело­сель­ско­го // Квар­таль­ный над­зи­ра­тель, 2005, № 30

Све­де­ния, предо­став­лен­ные Куп­цо­вым И.В. (Челя­бинск)

Спи­сок гене­рал-адъ­ютан­там, гене­рал-май­о­рам Сви­ты Его Вели­че­ства и фли­гель-адъ­ютан­там по стар­шин­ству, 1.01.1913 г.

Спи­сок гене­ра­лам по стар­шин­ству, 1.07.1908 г.

В гра­мо­те царя Ива­на 3 от 17 авгу­ста 62 года (1554 г.) об отстав­ке от служ­бы за ста­ро­стью и болез­нью кня­зей Вла­ди­ми­ра и Васи­лия Ива­но­ви­чей Бело­сель­ских, чита­ем такое при­ка­за­ние нов­го­род­ским дья­кам: «и вы б их в десят­ни­це погла­ди­ли, а в их место напи­са­ли княж Воло­ди­ме­ро­ва сына Кур­бат­ка да княж Васи­лье­ва вну­ка Семей­ку княж Андре­ева сына Белосельского».
Бело­сель­ский Миха­ил Васи­лье­вич (?-1634), князь, вое­во­да, млад­ший из 2 сыно­вей кн. В. И. Бело­сель­ско­го. В 1614 слу­жил в Торж­ке. «И кня­зю Михай­лу веле­но быти к Москве, а в Торж­ку веле­но быть вое­во­де Ива­ну Федо­ро­ву сыну Нау­мо­ву». В том же году отправ­лен 2-м вое­во­дой в Сама­ру, где про­дол­жал слу­жить и в 1616. В 1617 — 2-й вое­во­да в Вязь­ме. Тогда «ожи­да­ли при­хо­да коро­ле­ви­ча Вла­ди­сла­ва, к-рый ещё искал мос­ков­ской себе при­ся­ги на цар­ство. Ещё в янва­ре, слы­ша тес­но­ту рат­ным людям у Смо­лен­ска от Гон­сев­ско­го [польск. пол-ка], царь послал в Доро­го­буж вое­во­ду кн. Ю. Суле­ше­ва и мно­гую рать кон­ную и пешую. Они отби­ли натиск Гон­сев­ско­го, и Суле­шев без пове­ле­ния госу­да­ря ото­шел с вой­ском к Москве… Узнав­ши об этом и услы­хав так­же о дви­же­нии коро­ле­ви­ча на Смо­ленск, и сто­яв­шие под Смо­лен­ском вое­во­ды тоже пошли к Москве. Царь очень раз­гне­вал­ся на это и поло­жил на них опа­лу. Меж­ду тем коро­ле­вич при­дви­нул­ся к Доро­го­бу­жу. Это было в нача­ле октяб­ря… Из Вязь­мы вое­во­ды, Прон­ский с това­ри­щи, поки­нув город, побе­жа­ли к Москве. Осад­ный вязем­ский вое­во­да кн. Ники­та Гага­рин, хотел было сесть, затво­рить­ся в горо­де на оса­ду, и остал­ся один-оди­не­хо­нек: посад­ские и стрель­цы все раз­бе­жа­лись по дру­гим горо­дам. Горь­ко запла­кав, он и сам пошел на Моск­ву… Кн. Прон­ско­го и кн. Бело­сель­ско­го царь, бив кну­том и отняв вот­чи­ны, сослал в Сибирь…» Види­мо, опа­ла дли­лась недол­го, посколь­ку уже на сле­ду­ю­щий год Б. ока­зал­ся на вое­вод­стве в Доро­го­бу­же. В 1627—1629 он слу­жил в Бере­зо­ве. В 1630 упо­ми­на­ет­ся раз­ря­да­ми в при­ста­вах у фран­цуз­ско­го посла. В 1632 — вое­во­да «на Белой», а в 1634 участ­во­вал в Смо­лен­ском похо­де и погиб. Потом­ства не оставил.
Бело­сель­ский Ники­фор Ива­но­вич — князь, вое­во­да, млад­ший из 3 сыно­вей кн. И. Е. Бело­сель­ско­го. В 1629 упом. сре­ди пат­ри­ар­ших столь­ни­ках у Фила­ре­та. В 1638 отправ­лен на служ­бу к козель­ским засе­кам, в «Тол­китц­кие воро­та». В 1643 пред­став­лял царю Миха­и­лу Фёдо­ро­ви­чу побоч­но­го сына дат. кор. Хри­сти­а­на IV, гр. Валь­де­ма­ра, к-рого в Москве рас­счи­ты­ва­ли женить на царевне Татьяне Михай­ловне. В каче­стве вое­во­ды укреп­лял (1645) уро­чи­ще Боль­шой Кур­ган воз­ле Бел­го­ро­да. При пат­ри­ар­хе Иоси­фе меже­вал (1647) в Гаре­тов­ском стане пат­ри­ар­шее с. Сте­па­нов­ское. Оста­вил 2 сыно­вей: Ива­на Боль­шо­го и Ива­на Меньшого.
Бело­сель­ский Андрей Ива­но­вич — князь , столь­ник, стар­ший из 2 сыно­вей кн. И. Н. Бело­сель­ско­го Мень­шо­го. Он был столь­ни­ком у цари­цы Прас­ко­вьи Фёдо­ров­ны. Оста­вил един­ствен­но­го сына — Михаила.

Бело­сель­ский Иван Ники­фо­ро­вич Боль­шой — князь , сын бояр­ский, стар­ший из 2 сыно­вей кн. Н. И. Бело­сель­ско­го . В прав­ле­ние царев­ны Софьи Алек­се­ев­ны меже­вал Моро­зов стан в Дерев­ской пятине новг. зем­ли (1685). Оста­вил единств. сына — Константина.

Бело­сель­ский Иван Ники­фо­ро­вич Мень­шой — князь , столь­ник, млад­ший из 2 сыно­вей кн. Н. И. Бело­сель­ско­го . Вме­сте со сво­им пле­мян­ни­ком Кон­стан­ти­ном в долж­но­сти заво­е­вод­чи­ка (адъ­ютан­та) участ­во­вал в 1-м Крым­ском похо­де бояри­на и вое­во­ды кн. В. В. Голи­цы­на. Оста­вил 2 сыно­вей: Андрея и Миха­и­ла (см. родо­сл. табл. « Кня­зья Белосельские »).

Бело­сель­ский Кон­стан­тин Ива­но­вич — князь , столь­ник, единств. сын кн. И. Н. Бело­сель­ско­го Боль­шо­го. В 1-м Крым­ском похо­де бояри­на и вое­во­ды кн. В. В. Голи­цы­на слу­жил заво­е­вод­чи­ком (адъ­ютан­том), а затем был опре­де­лён в столь­ни­ки к царю Пет­ру I. Оста­вил единств. сына — Алексея.
Бело­сель­ский Пётр Пет­ро­вич — князь , сын бояр­ский, единств. сын кн. П. М. Бело­сель­ско­го . Участ­во­вал в Смо­лен­ском похо­де в 1634. Оста­вил един­ствен­но­го сына — Сте­па­на, дво­ря­ни­на мос­ков­ско­го, упом. под 1677.
Бело­сель­ский Эспер Алек­сан­дро­вич, князь (27.12.1802 — 15.6.1846). Пору­чик лейб-гвар­дии Гусар­ско­го полка.
Отец — князь А.М. Бело­сель­ский-Бело­зер­ский, мать — Анна Гри­го­рьев­на Козиц­кая. Вос­пи­ты­вал­ся в Мос­ков­ском учеб­ном заве­де­нии для колон­но­во­жа­тых, отку­да посту­пил в лейб-гвар­дии Гусар­ский полк.
След­стви­ем уста­нов­ле­но, что чле­ном тай­ных обществ декаб­ри­стов не был; знал о их суще­ство­ва­нии, но отка­зал­ся вступить.
Участ­ник рус­ско-турец­кой вой­ны 1828 — 1829, затем — на Кав­ка­зе в отря­де гене­ра­ла Граб­бе, фли­гель-адъ­ютант — 15.6.1833, гене­рал-май­ор — 8.9.1843, назна­чен состо­ять при мини­стер­стве путей сооб­ще­ния, коман­ди­ро­ван для реви­зии лаза­ре­тов Нико­ла­ев­ской желез­ной доро­ги и, зара­зив­шись тифом, умер. Похо­ро­нен в под­мос­ков­ном име­нии Льялове.
Жена — пад­че­ри­ца гра­фа А.X. Бен­кен­дор­фа Еле­на Пав­лов­на Биби­ко­ва (во вто­ром бра­ке за кня­зем Васи­ли­ем Вик­то­ро­ви­чем Кочубеем).

Смут­ное вре­мя нача­ла XVII века разо­ри­ло и опу­сто­ши­ло Под­мос­ко­вье. Для поправ­ки финан­со­вых дел Чудов мона­стырь был вынуж­ден вре­мен­но сдать в арен­ду неко­то­рые из сво­их вла­де­ний. В их чис­ле было и Алы­мо­во, кото­рое в два­дца­тые годы пожиз­нен­но арен­ду­ет­ся кня­зем Миха­и­лом Бело­сель­ским . В пере­пис­ной кни­ге за 1624 год об Алы­мо­ве гово­рит­ся: «Да в той деревне двор кня­зя Миха­и­ла Бело­сель­ско­го , живут его дело­вые люди, а ска­за­ли, что ему, кня­зю Миха­и­лу, то село дали до его живо­та Чудо­ва мона­сты­ря архи­манд­рит с братиею».

Князь Миха­ил Бело­сель­ский в цар­ство­ва­ние Миха­и­ла Федо­ро­ви­ча зани­мал вид­ные госу­дар­ствен­ные и воен­ные посты. Он участ­во­вал в защи­те Смо­лен­ска от поля­ков. Име­ют­ся све­де­ния о том, что летом 1663 года он успеш­но отра­зил одно из наступ­ле­ний про­тив­ни­ка. Но в сле­ду­ю­щем году, после сда­чи Смо­лен­ска, вме­сте с дру­ги­ми вое­во­да­ми был обви­нен в госу­дар­ствен­ной измене. Шеин сло­жил голо­ву на пла­хе. Бело­сель­ско­му уда­лось избе­жать смер­ти лишь бла­го­да­ря тому, что на завер­ша­ю­щем эта­пе обо­ро­ны кре­по­сти он был тяже­ло болен и фак­ти­че­ски не участ­во­вал в при­ня­тии реше­ния о капи­ту­ля­ции. Поэто­му он был при­го­во­рен к ссыл­ке в Сибирь и кон­фис­ка­ции иму­ще­ства. В чис­ле кон­фис­ко­ван­но­го было и Алы­мо­во, кото­рое вновь вер­ну­ли Чудо­ву монастырю.

Бело­сель­ский-Бело­зер­ский Сер­гей Сер­ге­е­вич (1895 — 1978)
Родил­ся 23 сен­тяб­ря (по дру­гим дан­ным, 1/14 нояб­ря) 1895 г. в ари­сто­кра­ти­че­ской семье. Князь . Окон­чил Е.И.В. Паже­ский кор­пус (1914). Нахо­дил­ся на воен­ной служ­бе. После рево­лю­ции эми­гри­ро­вал в Фин­лян­дию, затем пере­ехал в Англию и во Фран­цию. Обос­но­вал­ся в Нью-Йор­ке в США. Женат на Фло­ренс Бело­сель­ской-Бело­зер­ской (в крещ. Свет­ла­на) (сконч. 1969). Рабо­тал в Транс­оке­ан­ской швед­ско-аме­ри­кан­ской ком­па­нии. В 1945 г. создал Рус­ско-аме­ри­кан­ский союз защи­ты и помо­щи рус­ским вне СССР (под омо­фо­ром РПЦЗ), кото­рый, в част­но­сти рас­сы­лал спе­ци­аль­ные пору­чи­тель­ства рус­ским эми­гран­там и помо­гал им устро­ить новую жизнь в США, Австра­лии и Кана­де, откры­вал дома для пре­ста­ре­лых. Покро­ви­тель­ство­вал моло­деж­ной Пат­ри­о­ти­че­ской орга­ни­за­ции рус­ских раз­вед­чи­ков (ПОРР), создан­ной в 1954 г. при его уча­стии в г. Лей­к­вуд близ Нью-Йор­ка. Цер­ков­ный бла­го­тво­ри­тель. При­об­рел зем­лю и ока­зы­вал мате­ри­аль­ное содей­ствие в устрой­стве муж­ской оби­тель Новая Корен­ная пустынь в г. Махо­пак (РПЦЗ) (там хра­нит­ся чудо­твор­ный образ Кур­ской Корен­ной ико­ны Божи­ей Мате­ри), хра­му-памят­ни­ку в г. Джек­сон и дру­гим мона­сты­рям и хра­мам рус­ско­го зару­бе­жья, в том чис­ле и за пре­де­ла­ми США. Осно­ва­тель и руко­во­ди­тель Рос­сий­ско­го анти­ком­му­ни­сти­че­ско­го цен­тра, пере­име­но­ван­но­го впо­след­ствии во Все­рос­сий­ский коми­тет осво­бож­де­ния (1950) и Пред­ста­ви­тель­ство рос­сий­ских эми­гран­тов в Аме­ри­ке. В 1955 г. упо­мя­нут как тро­стист (член попе­чи­тель­ско­го сове­та) Восточ­но-Аме­ри­кан­ской и Джер­зей­сит­ской епар­хии Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви Загра­ни­цей (РПЦЗ), а в 1964 г. — как тро­стист Восточ­но-Аме­ри­кан­ской и Нью-Йорк­ской епар­хии РПЦЗ. Скон­чал­ся 23 октяб­ря 1978 г. в США.
Волею судеб нема­ло тен­нис­ных энту­зи­а­стов про­жи­ва­ло на сосед­нем с Васи­льев­ским Кре­стов­ском ост­ро­ве, при­над­ле­жа­щем кня­зю Кон­стан­ти­ну Бело­сель­ско­му-Бело­зер­ско­му . Князь был страст­ным поклон­ни­ком спор­та и, как выпуск­ник Окс­фор­да, знал мно­гие тра­ди­ци­он­ные англий­ские игры и поощ­рял их раз­ви­тие в Рос­сии. Его двор­цо­вая рези­ден­ция нахо­ди­лась в самом цен­тре ост­ро­ва, зани­мав­ше­го 18 000 акров земли.
Несколь­ко дач на лето запол­ня­лись энту­зи­а­ста­ми рыб­ной лов­ли и яхтс­ме­на­ми, боль­шин­ство из кото­рых при­над­ле­жа­ли или Импе­ра­тор­ско­му реч­но­му яхт-клу­бу, или ста­ро­му англий­ско­му греб­но­му клу­бу, рас­по­ла­гав­шим­ся на ост­ро­ве. Одним из таких люби­те­лей греб­ли был Артур Давы­до­вич Мак­фер­сон. В кон­це вось­ми­де­ся­тых яхт-клуб постро­ил у себя корт, а в 1894 по ини­ци­а­ти­ве Арту­ра Давы­до­ви­ча было при­ня­то реше­ние орга­ни­зо­вать само­сто­я­тель­ный лаун-тен­нис клуб.
Князь Бело­сель­ский-Бело­зер­ский пошел навстре­чу энту­зи­а­стам, выде­лив под клуб боль­шой уча­сток поля почти напро­тив сво­ей рези­ден­ции. Лизинг был полу­чен сро­ком на десять лет и по цене мень­ше сим­во­ли­че­ской: 5 фун­тов в год. В бла­го­дар­ность кня­зя избра­ли пер­вым почет­ным чле­ном Кре­стов­ско­го лаун-тен­нис клу­ба. К сво­е­му офи­ци­аль­но­му откры­тию в кон­це сезо­на 1895 года уже были постро­е­ны две грун­то­вые пло­щад­ки и неболь­шой домик под раздевалки.
Цере­мо­ния откры­тия клу­ба для ново­го сезо­на про­хо­ди­ла все­гда очень тор­же­ствен­но. По тра­ди­ции в пер­вое вос­кре­се­нье мая поут­ру при­ез­жал батюш­ка и окроп­лял клуб свя­той водой. Затем Артур Давы­до­вич выхо­дил на корт, сер­ви­ро­вал, как тогда гово­ри­ли, пода­чу или две и про­из­но­сил неболь­шую при­вет­ствен­ную речь. Над кор­та­ми взле­тал флаг, гости под­ни­ма­лись на бал­кон, где был накрыт щед­рый стол, а после обе­да бра­лись за ракет­ки, и заки­па­ла игра.
Пер­вое откры­тое состя­за­ние было про­ве­де­но клу­бом уже в 1896 году. Глав­ный приз состя­за­ния достал­ся тогда моло­до­му Амвро­сию Пет­ро­ко­ки­но. К кон­цу 90-х годов чис­ло кор­тов уве­ли­чи­лось до девя­ти, а доб­рот­ный про­стор­ный клуб­ный дом сме­нил преж­ние тес­ные раз­де­вал­ки. При клу­бе посто­ян­но был свой тре­нер из чис­ла про­фес­си­о­наль­ных тен­ни­си­стов, поэто­му частые успе­хи кре­стов­цев на раз­лич­ных тур­ни­рах были неслу­чай­ны. Одно вре­мя эту долж­ность зани­мал некто Хэг­гетт, тре­ни­ро­вав­ший коро­ля Шве­ции. Под его руко­вод­ством пости­га­ли азбу­ку игры сыно­вья Мак­фер­со­на, кото­рые в 1914 году выиг­ра­ли чем­пи­о­нат Рос­сии в пар­ном разряде.
К нача­лу ново­го сто­ле­тия игра раз­ви­лась настоль­ко, что воз­ник­ла необ­хо­ди­мость в цен­тра­ли­зу­ю­щем органе, и в 1908 году уси­ли­я­ми Арту­ра Давы­до­ви­ча созда­ет­ся Все­рос­сий­ский союз лаун-тен­нис клу­бов. Мак­фер­со­на изби­ра­ют его пред­се­да­те­лем, и он до кон­ца дней оста­нет­ся во гла­ве дел сво­е­го дети­ща. В годы сво­е­го рас­цве­та Союз насчи­ты­вал око­ло 50 клубов.
Чем­пи­о­на­ты Рос­сии ста­ли про­во­дить­ся с 1907 года. Пер­вы­ми чем­пи­о­на­ми, как и ожи­да­лось, были тен­ни­си­сты Кре­стов­ско­го клу­ба: сна­ча­ла Геор­гий Брей, потом князь Уру­сов, затем сно­ва Брей. Одна­ко осталь­ные пять лет (чем­пи­о­на­ты разыг­ры­ва­лись до 1915 года) побе­ди­те­лем неиз­мен­но выхо­дил князь Сумароков-Эльстон.
В 1905 исте­кал срок лизин­га, но князь Бело­сель­ский-Бело­зер­ский любез­но про­длил его на тот же срок, а его дочь помог­ла Мак­фер­со­ну уста­но­вить кон­такт с вели­кой кня­ги­ней Вик­то­ри­ей, женой вели­ко­го кня­зя Кирил­ла, кото­рая согла­си­лась стать патро­нес­сой клу­ба. Вели­кий князь к тому вре­ме­ни уже чис­лил­ся в почет­ных чле­нах клу­ба, с удо­воль­стви­ем играл в лаун-тен­нис и даже участ­во­вал в неко­то­рых клуб­ных состя­за­ни­ях. Вели­кая кня­ги­ня дово­ди­лась доче­рью гер­цо­гу Эдин­бург­ско­му, инте­ре­со­ва­лась мно­ги­ми вида­ми спор­та и состав­ля­ла ком­па­нию мужу, когда тот сижи­вал за само­ва­ром с тен­ни­си­ста­ми после пар­тии-дру­гой хоро­шей игры.
Летом 1913 года в чем­пи­о­на­те Рос­сии участ­во­ва­ли зару­беж­ные тен­ни­си­сты: четы­ре англи­ча­ни­на и два фран­цу­за, в том чис­ле Макс Декю­жи. Одна из силь­ней­ших ныне фран­цуз­ских тен­ни­си­сток Жюли Алар-Декю­жи при­над­ле­жит к этой тен­нис­ной фами­лии (через сво­е­го мужа). В фина­ле чем­пи­о­на­та, про­хо­див­ше­го на кор­тах Кре­стов­ско­го клу­ба, князь Сума­ро­ков в пяти сетах обыг­рал Чарль­за Диксона.
Год спу­стя чем­пи­о­нат Рос­сии сре­ди жен­щин стал лег­кой добы­чей зна­ме­ни­той аме­ри­кан­ки Эли­за­бет Рай­ян, бес­смен­ной парт­нер­ши леген­дар­ной Сюзан­ны Лен­глен на круп­ней­ших тен­нис­ных состя­за­ни­ях. С 1914 по 1934 гг. мисс Рай­ян заво­е­ва­ла рекорд­ных 19 уим­бл­дон­ских титу­лов! Аме­ри­кан­ка умер­ла в 1979 году, не дожив, по сча­стью, до того момен­та, когда Бил­ли-Джин Кинг под­ни­ма­ла над голо­вой свой два­дца­тый тро­фей. Дву­знач­ный рекорд был самым глав­ным сокро­ви­щем оди­но­кой и без­дет­ной мисс Рай­ян, и попыт­ки со сто­ро­ны новых поко­ле­ний тен­ни­си­сток побить его она вос­при­ни­ма­ла как вызов.
Мисс Рай­ян впо­след­ствии тре­ни­ро­ва­ла Джи­на Скот­та, полу­фи­на­ли­ста чем­пи­о­на­та США, чле­на сбор­ной США шести­де­ся­тых годов, кото­рый при­е­хал в Рос­сию в 1990 году орга­ни­зо­вать пер­вый в нашей стране про­фес­си­о­наль­ный муж­ской тен­нис­ный тур­нир «Кубок Кремля».
В годы пер­вой миро­вой вой­ны по понят­ным при­чи­нам тен­нис­ная жизнь Рос­сии про­те­ка­ла не так бур­но. Тем не менее Артур Давы­до­вич вына­ши­вал боль­шие пла­ны, меч­тая про­ве­сти в Рос­сии круп­ней­ший меж­ду­на­род­ный тур­нир с уча­сти­ем игро­ков из Англии, Фран­ции и США, что­бы отме­тить чет­верть­ве­ко­вой юби­лей Кре­стов­ско­го клуба.
Судь­ба, одна­ко, рас­по­ря­ди­лась ина­че. К кон­цу 1918 года боль­шин­ство чле­нов клу­ба было аре­сто­ва­но боль­ше­ви­ка­ми. Неко­то­рые из них отпу­ще­ны, мно­гие рас­стре­ля­ны. Артур Давы­до­вич Мак­фер­сон не успел рас­по­ря­дить­ся сво­ей крат­ко­сроч­ной сво­бо­дой, был аре­сто­ван повтор­но и вско­ре скон­чал­ся в тюрем­ном гос­пи­та­ле в Москве от сып­но­го тифа.
Кн. Бело­сель­ский-Бело­зер­ский Сер­гей Кон­стан­ти­но­вич + 20.04.1951 н.ст.

Пра­во­слав­ный. Князь . Сын Ген-лей­те­нан­та К.Э. Бело­сель­ско­го-Бело­зер­ско­го . Обра­зо­ва­ние полу­чил в Паже­ском кор­пу­се (1887). В служ­бу всту­пил 01.09.1886. Выпу­щен Кор­не­том (ст. 09.08.1888) в л-гв. Кон­ный полк. Пору­чик (ст. 09.08.1892). Был при­ко­ман­ди­ро­ван к посоль­ству в Бер­лине, а затем в Пари­же. В запа­се 11.07.1894-02.04.1896. В 1896 вер­нул­ся на служ­бу и стал адьютан­том вел. кн. Вла­ди­ми­ра Алек­сан­дро­ви­ча (02.04.1896-10.12.1906). Штабс-Рот­мистр (ст. 06.12.1899). Рот­мистр (ст. 30.04.1902). Пол­ков­ник (ст. 10.04.1904). В 1900-1908 был чле­ном Меж­ду­на­род­но­го олим­пий­ско­го коми­те­та от Рос­сии. Коман­дир 3-го драг. Ново­рос­сий­ско­го пол­ка (с 23.07.1908). Ген-май­ор (пр. 1910; ст. 10.03.1910; за отли­чие). Коман­дир л-гв. Улан­ско­го Ея В-ва пол­ка (10.03.1910-24.12.1913). Зачис­лен в Сви­ту Его В-ва (1911). Коман­дир 1-й бри­га­ды 2-й гв. кав. диви­зии (с 24.12.1913), с кото­рой всту­пил в вой­ну. В 11.1914 вре­мен­но коман­до­вал 2-й гв. кав. диви­зи­ей. Позд­нее — 1-й бри­га­дой 2-й Кав­каз­ской кав. диви­зии. Коман­ду­ю­щий 3-й Дон. каз. диви­зи­ей (11.07.-29.12.1915). Коман­ду­ю­щий (поз­же началь­ник) Кав­каз­ской кав. диви­зи­ей (29.12.1915-15.04.1917), с кото­рой дей­ство­вал в Пер­сии в соста­ве отря­да ген. Бара­то­ва. Ген-лей­те­нант (ст. 10.04.1916, ВП 14.10.1916?). В кон­це 1917 в рас­по­ря­же­нии воен­но­го мини­стра в Пет­ро­гра­де, отку­да выехал в Фин­лян­дию. Участ­во­вал в граж­дан­ской войне в Фин­лян­дии, нахо­дясь при шта­бе ген. Ман­нер­гей­ма. В нача­ле 1919 был назна­чен пред­ста­ви­те­лем лон­дон­ской Осо­бой воен­ной мис­сии по ока­за­нию помо­щи арми­ям ген. Мил­ле­ра, Юде­ни­ча, Дени­ки­на и адм. Кол­ча­ка. В 05.1919 орга­ни­зо­вал несколь­ко кон­фе­ди­ци­аль­ных встреч ген. Юде­ни­ча с ген. Ман­нер­гей­мом и при­сут­ство­вал на них. После неуда­чи ген. Ман­нер­гей­ма на пре­зи­дент­ских выбо­рах в Фин­лян­дии оста­вал­ся в Гель­синг­фор­се в каче­стве пред­ста­ви­те­ля ген. Юде­ни­ча. После выехал в Англию и до роспус­ка Осо­бой мис­сии состо­ял ее чле­ном. Скон­чал­ся в Торн­бри­дже. Похо­ро­нен на мест­ном кладбище.
Награ­ды: орде­на Св. Ста­ни­сла­ва 3-й ст. (1898); Св. Анны 3-й ст. (1901); Св. Вла­ди­ми­ра 3-й ст. (1913).
Источники :
Залес­ский К.А. Кто был кто в Пер­вой миро­вой войне. М., 2003.
Воен­ный днев­ник вели­ко­го кня­зя Андрея Вла­ди­ми­ро­ви­ча Рома­но­ва. «Октябрь» №4, 1998.
Рутыч Н. Белый фронт ген. Юде­ни­ча. М., 2002.
Стре­ля­нов (Кала­бу­хов) П.Н. Кор­пус гене­ра­ла Бара­то­ва. 1915-1918 гг. Москва, 2001
Инфор­ма­цию предо­ста­вил Иван Куп­цов (Челя­бинск)
Спи­сок стар­шим вой­ско­вым началь­ни­кам, началь­ни­кам шта­бов: окру­гов, кор­пу­сов и диви­зий и коман­ди­рам отдель­ных стро­е­вых частей. С.-Петербург. Воен­ная Типо­гра­фия. 1913.
Спи­сок гене­ра­лам по стар­шин­ству. Состав­лен по 15.04.1914. Пет­ро­град, 1914
Спи­сок гене­ра­лам по стар­шин­ству. Состав­лен по 10.07.1916. Пет­ро­град, 1916

Когда ясно, что пути назад нет
Лари­са Фон Трейден

Вли­я­тель­ные Рюри­ко­ви­чи
Бла­го­да­ря кня­зю Сте­фа­ну Гри­го­рье­ви­чу Бело­сель­ско­му-Бело­зер­ско­му мы позна­ко­ми­лись с неко­то­ры­ми стра­ни­ца­ми исто­рии его семьи в эми­гра­ции. На долю Бело­сель­ских-Бело­зер­ских выпа­ли, как слав­ные исто­рии побед пред­ков, ухо­дя­щих кор­ня­ми к Рюри­кам, так и печаль­ные стра­ни­цы ски­та­ний в эми­гра­ции, вда­ли от родины.
Упо­ми­на­ние это­го име­ни нераз­рыв­но свя­за­но с име­нем пра­вну­ка кня­зя Гле­ба Василь­ко­ви­ча и его пра­вну­ка кня­зя Гав­ри­лы Федо­ро­ви­ча, вла­дев­ше­го Белым селом. От назва­ния села и про­изо­шла фами­лия Бело­сель­ских . При Пав­ле I с муж­ской стро­ны пра­во­при­ем­ни­ков не оста­лось, а пото­му по его ука­за­нию они ста­ли име­но­вать­ся Белосельскими-Белозерскими .
С того само­го вре­ме­ни имя Бело­сель­ских — Бело­зер­ских ассо­ци­и­ру­ет­ся с Петер­бур­гом и Кре­стов­ским ост­ро­вом, изу­ми­тель­ным по кра­со­те двор­цом, раз­де­лив­шим судь­бу сво­их вла­дель­цев. Здесь устра­и­ва­лись бли­ста­тель­ные балы, велись вели­ко­свет­ские собра­ния, лихо закру­чи­ва­лись интри­ги, будо­ра­жа нер­вы ску­ча­ю­щих вла­дель­цев. Здесь пове­ле­ва­ли и под­чи­ня­лись. Сло­вом жили лег­ко и без­за­бот­но, не обре­ме­няя себя мыс­ля­ми о будущем.
Никто в то вре­мя из них, про­сла­вив­ших оте­че­ство сме­лы­ми воен­ны­ми похо­да­ми, не мог пред­по­ла­гать, что все это вре­мен­но, и что в одно­ча­сье они вынуж­де­ны будут навсе­гда поки­нуть роди­ну, кото­рой они без­за­вет­но слу­жи­ли еще при Рюри­ке, уго­ждая татарве в лихие для Руси годы, и пород­ни­лись с ней, и поби­ли ее, и воз­вы­си­лись. Их поло­же­ние в све­те было уве­рен­ным, а авто­ри­тет и вли­я­ние непоколебимым.
Загля­ды­вая в исто­рию с пози­ций сегод­нящ­не­го вре­ме­ни, когда шка­ла цен­но­стей совет­ско­го мен­та­ли­те­та поме­ня­лась и ста­ло при­выч­но гово­рить о бога­тых вла­дель­цах так же, как и сот­ни лет назад, оста­ет­ся толь­ко удив­лять­ся тому, сколь­ко тре­вож­ных собы­тий при­го­то­вил им минув­ший XX век.

Эхо рево­лю­ции
Нынеш­няя исто­рия семьи Бело­сель­ских-Бело­зер­ских по воле судь­бы нераз­рыв­но свя­за­на с извест­ным в Рос­сии име­нем ста­ро­ве­ров Рябу­шин­ских, наде­лав­ших в свое вре­мя мно­го шуму, не толь­ко бла­го­да­ря богат­ству, но и сво­е­му неза­ви­си­мо­му поли­ти­че­ским взгля­дам. Офи­ци­аль­ные выступ­ле­ния про­тив цариз­ма за про­ве­де­ние реформ в стране сыг­ра­ло злую шут­ку с ними, выход­ца­ми из кре­стьян­ства, сво­и­ми сила­ми зара­бо­тав­ши­ми мил­ли­он­ное состо­я­ние, а в резуль­та­те их заиг­ры­ва­ния с боль­ше­ви­ка­ми и жаж­дой пере­мен, вынуж­ден­ны­ми навсе­гда поки­нуть Рос­сию. Те же, кто из них оста­лись в совет­ской Рос­сии, сги­ну­ли на испра­ви­тель­ных рабо­тах в Соловках.
К сча­стью, Дмит­рию Пав­ло­ви­чу Рябу­шин­ско­му — извест­но­му в Рос­сии и в эми­гра­ции уче­но­му в обла­сти аэро­ди­на­ми­ки уда­лось уце­леть после несколь­ких аре­стов чеки­стов и обыс­ков, и поки­нуть мятеж­ную Рос­сию навсе­гда. Засту­пил­ся за него и спас его от неми­ну­е­мой гибе­ли про­ле­тар­ский поэт М.Горький. Кста­ти, Горь­кий как про­ле­тар­ский писа­тель, не побрез­го­вал жить в экс­про­при­и­ро­ван­ном особ­ня­ке Рябу­шин­ских, выстро­ен­ном с огром­ной пом­пой и рос­ко­шью, свой­ствен­ной вли­я­тель­ным миллионерам.
Жесто­кая вак­ха­на­лия ново­го совет­ско­го режи­ма навсе­гда вре­жет­ся в память и Алек­сан­дры Дмит­ри­ев­ны Рябу­шин­ской — млад­шей доче­ри Дмит­рия Пав­ло­ви­ча, пере­жив­шей погром и обыск новых вла­стей. Они вме­сте с мате­рью спеш­но поки­нут Рос­сию, в дере­вен­ских обо­зах добе­рут­ся за гра­ни­цу. Дмит­рий Пав­ло­вич при­бу­дет поз­же, задер­жав­шись в Рос­сии в надеж­де сохра­нить дети­ще его жиз­ни — науч­ный инсти­тут по аэро­ди­на­ми­ке. Одна­ко как поз­же ста­нет ясно, все его уси­лия ока­жут­ся без­успеш­ны­ми. Талант и вли­я­ние извест­но­го уче­но­го боль­ше­ви­ка­ми не будет востребован.
За рубе­жом доче­рей Дмит­рия Пав­ло­ви­ча Рябу­шин­ско­го будет ждать тра­ги­че­ская судь­ба. Стар­шая Вера покон­чит собой из-за нераз­де­лен­ной люб­ви, Мария — талант­ли­вая худож­ни­ца, кото­рой покро­ви­тель­ство­вал Бенуа, погиб­нет в авто­ка­то­стро­фе. А послед­няя млад­шая, тогда 16-лет­няя, Алек­сандра, угро­жая роди­те­лям покон­чить собой, если они не дадут ей бла­го­слов­ле­ния, насто­ит на заму­же­стве с мало­из­вест­ным белым офи­це­ром Ана­то­ли­ем Мит­ро­фа­но­ви­чем Кон­дра­тье­вым, став­шим в эми­гра­ции архи­тек­тром. Ана­то­лий Мит­ро­фа­но­вич, не имея опы­та пред­при­ни­ма­тель­ской дея­тель­но­сти, но имея рос­сий­скую при­выч­ку пола­гать­ся на авось, откро­ет в Пари­же рус­ский ресто­ран и обанк­ро­тит­ся в пери­од инфли­ции 1929-го года. Семья ока­жет­ся в дол­гах и чрез­вы­чай­но стес­нен­ной финан­со­вой ситуации.
Спа­се­ни­ем для пред­при­им­чи­вой Алек­сан­дры Дмит­ре­ев­ны Кон­дра­тье­вой и ее семьи ста­нет вне­зап­ное при­гла­ше­ние дво­ю­род­ной сест­ры Киры, доче­ри извест­ной до рево­лю­ции в Рос­сии Ефи­мии Рябу­шин­ской, дер­жав­шей лите­ра­тур­но-худо­же­ствен­ный салон. Если бы зна­ла про­сто­душ­ная Кира, какую беду накли­ка­ет на себя, при­гла­шая холод­ную и рас­чет­ли­вую кра­са­ви­цу кузину!
Кон­дра­тье­вы, вос­поль­зо­вав­шись удоб­ным слу­ча­ем, немед­лен­но вме­сте с детьми Ана­то­ли­ем и Алек­сан­дрой пере­дут в Меш­хад в Иран, где муж Киры — губер­на­тор, извест­ный ари­сто­крат Фатол­лой Пакра­ван, пле­мян­ник шаха из дина­стии Кад­жар, страст­но влю­бит­ся в сво­я­че­ни­цу Алек­сан­дру, соблаз­нит ее, она забе­ре­ме­не­ет от него и родит ему двух детей.
Куда делась дво­ю­род­ная сест­ра Кира — жена губер­на­то­ра — оста­нет­ся загад­кой, оскорб­лен­но­го мужа Ана­то­лия Мит­ро­фа­но­ви­ча вли­я­тель­ный губер­на­тор зашлет подаль­ше от горо­да, най­дя для него под­хо­дя­щее заня­тие, а детей отпра­вят в като­ли­че­ский иезу­ит­ский при­ют для сирот. Одна­ко, как и сле­до­ва­ло ожи­дать, Ана­то­лий Мит­ро­фа­но­вич не ста­нет мирить­ся с ролью обма­ну­то­го мужа, раз­ве­дет­ся с Алек­сан­дрой и уедет в Америку.
„Мадам, я ваш сын…»
В это же самое вре­мя отец всех наро­дов — Иосиф Ста­лин объ­явит о про­ще­нии бег­лых эми­гран­тов и при­гла­сит всех вер­нуть­ся на роди­ну, как извест­но по про­ше­ствии вре­ме­ни, пря­ми­ком в цеп­кие руки НКВД. Алек­сандра Дмит­ри­ев­на при­мет реше­ние вос­поль­зо­вать­ся удоб­ным слу­ча­ем, что­бы изба­вить­ся от не нуж­ной ей обу­зы — детей от пер­во­го бра­ка — и отпра­вить их в Совет­ский Союз. Судь­ба 14-лет­не­го Ана­то­ля и его сест­ры Алек­сан­дры мог­ла бы сло­жить­ся еще тра­гич­нее, и вме­сто при­ю­та для сирот воз­мож­но, что они — дети вра­гов наро­да — ока­за­лись бы на Солов­ках, если бы не их дед — Павел Пет­ро­вич Рябу­шин­ский. Он спас ребят от бре­до­вой идеи мате­ри, забрал их из при­ю­та в Иране во Фран­цию. Ана­то­лия он устро­ил в рус­ский пан­си­о­нат Сент-Жене­вье, а Алек­сандра ста­ла жить с дедом, став ему доб­рой помошницей.
Удив­ля­ет в этой ситу­а­ции не толь­ко бес­сер­деч­ность Алек­сан­дры Дмит­ри­ев­ны, испы­тав­шей в кон­це 1925 года в Биар­ри­це на себе попыт­ку похи­ще­ния чеки­ста­ми. На нее, тогдаш­нюю школь­ни­цу по доро­ге домой наки­нул­ся муж­чи­на, пыта­ясь запих­нуть в мешок. К сча­стью ее отби­ла у него подру­га, окзав­ша­я­ся не роб­ко­го десят­ка. Так, опом­нив­шись, совет­ские вла­сти пыта­лись выну­дить ее отца Дмит­рия Михай­ло­ви­ча рабо­тать на совет­ский режим.
Алек­сандра Дмит­ри­ев­на вско­ре тоже поки­ну­ла Иран, в роли жены дипло­ма­та, вый­дя замуж за Фатол­лоя Пакра­ва­на, и посе­ли­лась в Швейцарии.
По про­ше­ствии вре­ме­ни сын Ана­то­лий Ана­то­лье­вич женил­ся, у него будет двое сыно­вей, когда одна­жды он уйдет купить сига­ре­ты и не вер­нет­ся, отпра­вив­шись в Аме­ри­ку на поис­ки сво­е­го отца. Алек­сандра Ана­то­льев­на Кон­дра­тье­ва вый­дет замуж за кня­зя Геор­гия Эспе­ро­ви­ча Бело­сель­ско­го-Бело­зер­ско­го . От это­го бра­ка родит­ся пяте­ро детей, в том чис­ле и Сте­фан Гри­го­рье­вич, пове­дав­ший эту тра­ги­че­скую историю.
Свою мать Алек­сан­дру Дмит­ри­ев­ну Пакра­ван, урож­ден­ную Рябу­шин­скую, Ана­то­лий Ана­то­лье­вич Кон­дра­тьев уви­дит спу­стя 50 лет в 1998 году в Москве на встре­че потом­ков Рябу­шин­ских. Он поздо­ро­ва­ет­ся с ней, поце­лу­ет ей руку и под­черк­ну­то веж­ли­во ска­жет ей фра­зу, кото­рая будет мучить его пол-века: » Мадам, я ваш сын, но вы забы­ли об этом. „ Сего­дня их уже нет в живых. Оба поко­ят­ся на семей­ном клад­би­ще семьи Рябу­шин­ских во Фран­ции. Об этом поза­бо­тил­ся Сте­фан Гри­го­рье­вич Бело­сель­ский-Бело­зер­ский , пере­ве­зя так же из Аме­ри­ки остан­ки Ана­то­лия, Веры, Марии к деду, про­сла­вив­ше­му и в эми­гра­ции имя Рябу­шин­ских, бла­го­да­ря сво­им науч­ным дости­же­ни­ям и бла­го­тво­ри­тель­ной дея­тель­но­сти. И в эми­гра­ции он оста­вал­ся пре­дан­ней­шим сыном рос­сий­ско­го оте­че­ства, с горе­чью наблю­дая за кро­ва­вы­ми собы­ти­я­ми Октяб­ря, не при­ни­мая дол­гие годы граж­дан­ства Фран­ции, в надеж­де на пере­ме­ны и на муд­рость люби­мо­го им рос­сий­ско­го наро­да, выход­цем из кото­ро­го был сам.

После крас­но­го переворота
Эми­гра­ци­он­ные тяго­ты выпа­ли и на долю кня­зей Бело­сель­ских-Бело­зер­ских . Бабуш­ка по отцов­ской линии, ока­зав­шись в Фин­лян­дии одна с детьми, посколь­ку дед в 1921 году умер, вышла замуж за офи­це­ра Cере­б­ров­ско­го, кото­рый насто­ял на том, что­бы дети при­ня­ли его фами­лию, с тем что­бы обез­опа­сить их от тяже­лой доли опаль­ных в эми­гра­ции князей .
Отец Сте­фа­на Гео­грий Эспе­ро­вич, ране­ный попал в немец­кий плен, в 1940 году ему уда­лось бежать, он был в дви­же­нии фран­цуз­ско­го сопро­тив­ле­ния и борол­ся про­тив фашиз­ма. Не имея фран­цуз­ско­го граж­дан­ства, он дослу­жил­ся до капи­та­на фран­цуз­ской армии, был пере­вод­чи­ком, имея фин­ский диплом. В труд­ные мину­ты ски­та­ний его под­дер­жа­ла тет­ка Кочу­бей, на квар­ти­ре у кото­рой ему посчаст­ли­ви­лось жить. Когда Геор­гий Эспе­ро­вич встре­тил Алек­сан­дру Ана­то­льев­ну Кон­дра­тье­ву и решил женить­ся, он был чело­ве­ком без граж­дан­ства, при при­ня­тии фран­цуз­ско­го граж­дан­ства, ему уда­лось вер­нуть имя сво­е­го отца, поэто­му дети Геор­гия Эспе­ро­ви­ча носят фами­лию Белосельских-Белозерских .
Ска­зать, что после крас­но­го пере­во­ро­та судь­ба кня­зей обо­шлась с ними милост­ли­во, зна­чи­ло бы ниче­го не ска­зать. Но все же хра­ни­ла она и мило­ва­ла неко­то­рых Рюри­ко­ви­чей в самые роко­вые для них минуты.
Сте­фан Гри­го­рье­вич Бело­сель­ский-Бело­зер­ский , по счаст­ли­во­му сте­че­нию обсто­я­тельств, учил­ся в рус­ском пан­си­оне Свя­то­го Геор­гия в Пари­же, там же где и его дядя Ана­то­лий, он же впо­след­ствии ста­нет архи­ва­ри­усом семьи, по кру­пи­цам соби­рая остав­ши­е­ся ему в наслед­ство бес­цен­ные материалы.
Не толь­ко исто­рия стар­ше­го поко­ле­ния, живу­ще­го в посто­ян­ной забо­те о про­дле­нии вида на житель­ство и поис­ках слу­чай­ной рабо­ты сло­жи­лась тра­гич­но, спол­на доста­лось и детям, живу­щим деся­ти­ле­тия на поло­же­нии бежен­цев, без пас­пор­та и надеж­ды на при­лич­ное образование.
Тем не менее бла­го­дар­ны они Фран­ции, при­ютив­шей их в труд­ную мину­ту, а сего­дняш­ним бла­го­по­лу­чи­ем и высо­ким чинов­ни­чьем постом князь обя­зан сво­е­му деду по мате­рин­ской линии Дмит­рию Пав­ло­ви­чу Рябушинскому.
Чему же учит нас исто­рия? Поча­ще огля­ды­вать­ся и вслу­ши­вать­ся в пульс ее уда­ров, не про­пу­стить вовре­мя ее тре­вож­но­го звон­ка. Когда все кажет­ся муд­рым и ясным, и нет пути назад.
Рус­ское наслед­ство во Франции

Явоч­ное чело­би­тье кня­зя Миха­и­ла Бело­сель­ско­го на пле­мян­ни­ка сво­е­го кня­зя Яко­ва Белосельского.

Князь Миха­ил Бело­сель­ский 130 года июля в 12 день подал явоч­ную чело­бит­ную в Роз­ряд, а в ней писал: ‘Бьет челом и явля­ет Михал­ко Бело­сель­ской на пле­мян­ни­ка сво­е­го на кня­зя Яко­ва Бело­сель­ска­го. Как я был сослан в тво­ей госу­да­ре­вой опа­ле в Сибирь, и тот пле­мян­ник мой бил челом, чтоб ты, госу­дарь, его пожа­ло­вал из моих лоша­дей, кото­рые взя­ты на твою госу­да­ре­ву конюш­ню, а назвал их сво­и­ми лошадь­ми; и ты, госу­дарь, его пожа­ло­вал, велел ему дать два коня да ино­хо­дец. И он, взем те лоша­ди, испро­дал их, про­во­ро­вал, про­пил и зер­нью про­иг­рал. А как ты, госу­дарь, пожа­ло­вал, в Гали­че велел испо­ме­стить дво­рян, и детей бояр­ских и жиль­цов, и тот князь Яков был испо­ме­щен тут же в Галиц­ком уез­де и поме­стье свое сдал, а что взял сда­чи, и то про­во­ро­вал же. И све­дал про то, что ты, госу­дарь, меня пожа­ло­вал, велел из Сиби­ри взять к Москве [184] и он сшел из Гали­ча в Шац­кой; а в Шац­ком в те поры был вое­во­да Иван Лов­чи­ков. И, при­шед­ши в Шац­кой, ска­зал­ся воль­ной чело­век. И Иван его узнал, что он про­лы­га­ет­ся воров­ски, и учал его роспра­ши­вать, для ты чего так воров­ски про­лы­га­ешь­ся и для чего сюда в Шац­кой при­шел? и он Ива­ну ска­зал, что был в Гали­че и про­ве­дал, что меня веле­но из Сиби­ри взять, и он, побо­я­ся меня, что про­во­ро­вал твое госу­да­ре­во жало­ва­нье, поме­стье и лоша­ди, пошел было на Дон, и Иван его на Дон не про­пу­стил и про то ко мне Иван Лов­чи­ков писал; и я Ива­ну Лов­чи­ко­ву писал, чтоб он при­вез его к Москве, и в 127 году, Иван из Шац­ка­го при­е­хал и того князь Яко­ва с собою при­вез, и тот князь Яков того же дня с дво­ра сбе­жал и при­шел в Ива­нов­ской мона­стырь к мате­ри сво­ей к ста­ри­це Алек­сан­дре и, не виде­ся со мною, с Моск­вы сбе­жал, а ска­зал мате­ри сво­ей, что он пошел на Солов­ки. И после того объ­явил­ся у Соли у Выче­год­ской у зятя сво­е­го у Васи­лья Сама­ри­на и зятю сво­е­му Васи­лью ска­зал тоже, что он идет на Солов­ки. И в нынеш­нем 130 году при­е­хал с тво­ей госу­да­ре­вы служ­бы из Кар­го­по­ля к Москве Иван Заха­рьев сын Сви­я­зев, а того князь Яко­ва при­вез с собою, а ска­зал: при­шел де к нему тот князь Яков в Кар­го­поль и ска­зал­ся воль­ной чело­век, а имя себе ска­зал, что его Без­част­ным зовут, и бил челом ему, Ива­ну, в холо­пи. И Иван, при­вез­ши его к Москве, отдал его зятю его Васи­лью Сама­ри­ну, а Васи­лий того князь Яко­ва ото­слал к теще сво­ей, к его кня­зя Яко­вле­ве мате­ри. И ноне­ча мне его мать ста­ри­ца Алек­сандра ска­за­ла, что сын ея князь Яков сбрел с Моск­вы неве­до­мо куда, а со мною не видал­ся и с тако­вы поры, как я в Сибирь послан был. И будет тот князь Яков объ­явит­ся на раз­бое, или на тать­бе, или в каком ином воров­стве, и мне бы от тебя, госу­да­ря, в его воров­стве в опа­ле не быть’.

Про­сит чело­бит­ную его записать.
На обо­ро­те: ‘130 года июля в 12 день, подал князь Михай­ло Белосельский’.
(Мос­ков. ст. столб. ? 11, лл. 185-186).

1643 г., авгу­ста 28
ДОКЛАД­НАЯ ДАН­НАЯ СЕМИ­О­НА АФА­НА­СЬЕ­ВА СЫНА БАЗА­НИ­НА ЗЯТЮ ЕГО КНЯ­ЗЮ А. П. БЕЛО­СЕЛЬ­СКО­МУ НА ДВУХ КРЕ­ПОСТ­НЫХ ЛЮДЕЙ
Мар­та в 15 день вое­во­де кня­зю Семе­ну Андре­еви­чу Уру­со­ву да дья­ку Лукья­ну Талы­зи­ну князь Афо­на­сей Бело­сел­ской бил челом речью и поло­жил к докла­ду к запис­ке даную, и чтоб та даная веле­ти в запис­ные кабаль­ные холо­пьи кни­ги запи­сать. И вое­во­да князь Семен Андрее-вичь Уру­сов да дьяк Лукьян Талы­зин, выслу­шав даной, веле­ли тое даную в нов­го­род­ские в запис­ные в кабал­ные холо­пьи кни­ги запи­сать. А в даной пишет:
Се яз, Семи­он Офо­на­сьев сын База­нин дал есми за доче­рью сво­ею Анною Семе­но­вою доче­рью зятю сво­е­му кня­зю Офо­на­сью Пет­ро­ви­чю Бело­сел­ско­му мало­го сво­е­го Вас­ку Пет­ро­ва сына да дев­ку Дар­ку Мат­фе­е­ву дочь, кре-посных сво­их людей. И кто в тех людей ста­нет всту­пат­ца, мало­го мое­го Вас­ку и дев­ку Дар­ку, и мне, Семе­ну Офона-

Esper Konstantinovich Belosselsky (1870–1921) moved to France, Paris, via Finland and is buried in the Batignolles cemetery in the Paris’ 17th arrondissement. Of his three sons, two had male descendants.
After the death of Esper Konstantinovich (5 January, 1921) his sons Georges (1913–2005) and Paul Esperovich (1917–2005) moved to Finland in 1922 with their stepfather, Her Majesty’s Life Guard Cuirassiers («Chevalier Garde») Colonel Vitaly Vitalievich Tselebrovsky (son of General Vitaly Platonovich Tselebrovsky and his wife n?e Olsoni). At first at the Tselebrovsky estate by the name of «Sosnovka» («Sosna» = Pine tree; Pet?j?niemen Kartano, in Finnish) in Kivennapa, on lake Suulaj?rvi in former Finnish Karelia (lost to USSR in the 1939-44 war period; today the area is named «Svielodubovo»). Georges Esperovich, returned to France in mid-1930s and remained in France until his death in 2005. He had three sons, Patrick, Stephane and Michel Georgevich. Patrick and Stephane have sons Vincent Patrickevich and Antoine Stephanovich, respectively. Georges Esperovich’s children, grandchildren and their families all live in France.
Paul Esperovich stayed in Finland throughout his life, being forced to leave the estate in Karelia in November 1939 as the Soviet Union attacked Finland. As most of Karelia was lost to Soviet Union in WWII, Paul Esperovich, having served as a volunteer in the Finnish Army, eventually moved to Helsinki, the capital, where he died in 2005 (Buried in Helsinki Orthodox, small cemetery, along w. his mother Madeleine Yakovlevna). His only child, a son, Paul Pavlovich, born in Helsinki Finland (1948-) moved to the USA in the early 1970s. He in turn has a son Christian Pavlovich [Christian Pavlovich has taken the Orthodox Christian name of «Constantin» in 2006]. Paul Pavlovich and Constantin Pavlovich and their families live in Alexandria, Virginia, USA.
Current living Belosselsky-Belozersky direct male descendants are, in order of date of birth, Princes Paul Pavlovich (10.11.1948-), Patrick Georgevich (26.05.1955-), Stephane Georgevich (23.09.1957-), Michel Georgevich (23.09.1957-), Christian «Constantin» Pavlovich (19.06.1977-), Vincent Patrickevich (23.02.1989-) and Antoine Stephanovich (18.05.1989-). The living Belosselsky-Belozersky direct female descendants from the «Sergeyevich» branch are Princesses Marina Sergeievna (22.1.1945-) and Tatiana Sergeievna (23.10.1947-) from the «Esperovich» branch of Belosselsky-Belozersky are, Princesses Veronique Georgevna (15.02.1954-), Diane Georgevna (27.05.1967-), Alison Pavlovna (13.12.1979-), Melissa Michailovna (24.04.1980-), Severine Patrickovna (17.04.1983), Melody Michailovna (26.10.1985-) and Chloe Stephanovna (30.10.1987-).
As of early 2010, of the Rurikid Belosselsky-Belozerskys there are seven direct male descendants and nine female descendants-; now in the 32nd generation starting from Rurik as the first. The «Esperovich» branch (children of Esper Konstantinovich Belosselsky-Belozersky and their offspring) are the only surviving male branch of the Belosselsky-Belozerskys today. All hail their roots from Kievan Russia and most recently, up to the Russian Revolution in 1917, from St. Petersburg and their beautiful and sporty former estate there, at the Krestovsky Island.

Піс­ля смер­ті Еспер Костян­ти­но­вич (5 січ­ня 1921 р.) його сини Джордж (1913-2005) і Пав­ла Esperovich (1917-2005) переї­хав до Фін­лян­дії в 1922 році зі своїм віт­чи­мом, жит­тя Її Велич­но­сті гвар­дії кіра­си­рів («кава­лер­гар­да») пол­ков­ник Віталій Віталій­о­вич Tselebrovsky (син гене­ра­ла Віталія Пла­то­но­вич Tselebrovsky і його дру­жи­ни в дівоц­тві Olsoni). Спо­чат­ку вони жили в маєт­ку Tselebrovsky на ім’я «Сос­нів­ка» («Сос­на» = сос­ни; Petäjäniemen Кар­тал, фінсь­кою мовою) в Kivennapa, на озері Suulajärvi в колиш­ній фінсь­кої Карелії (про­грав СРСР в 1939-44 вій­ну період, сьо­год­ні пло­ща назва­на «Svielodubovo»). Жорж Esperovich, повер­нув­ся до Фран­ції в сере­дині 1930-х років і зали­шав­ся у Фран­ції до своєї смер­ті в 2005 році. У ньо­го було три сини, Патрік, Сте­фан і Мішель Геор­гій­о­вич. Патрік і Сте­фан мати синів Він­сент Patrickevich і Анту­ан Сте­фа­но­вич, від­по­від­но. Діти Жорж Esperovich це, ону­ки та чле­ни їх сімей все живуть у Франції.
Пол Esperovich зали­ши­вся у Фін­лян­дії про­тя­гом всьо­го сво­го жит­тя, будучи зму­ше­ний поки­ну­ти неру­хо­мо­сті в Карелії в листо­па­ді 1939 року, як Радянсь­кий Союз напав на Фін­лян­дію. Оскіль­ки біль­шість з Карелії був втра­че­ний для Радянсь­ко­го Сою­зу у Вели­кій Віт­чиз­няній вій­ні, Пол Esperovich, від­слу­жив­ши в яко­сті доб­ро­воль­ця у фінсь­кій армії, зре­штою переї­хав до Гель­сін­кі, сто­ли­ці краї­ни, де він і помер в 2005 році (Похо­ва­ний у Гель­сін­кі пра­во­слав­ної, неве­ли­кий цвин­тар, поряд w. його мати Мад­лен Яків­на). Його єди­на дити­на, син, Пав­ло Пав­ло­вич, наро­ди­вся в Гель­сін­кі, Фін­лян­дія (1948 -) переї­хав до США на почат­ку 1970-х. Він у свою чер­гу, син Крістіан Пав­ло­вич [хри­сти­янсь­кої Пав­ло­вич прий­няв пра­во­славне хри­сти­янсь­ке ім’я «Костян­тин» в 2006 році]. Пав­ло Пав­ло­вич і Костян­тин Пав­ло­вич та їхні роди­ни живуть в Олек­сан­дрії, штат Вір­джинія, США.
Поточ­ний жит­тя Belosselsky-Біло­зерсь­ко­го пря­мій чоло­вічій лінії, у поряд­ку дати народ­жен­ня, князі Пав­ло Пав­ло­вич (10.11.1948-), Патрік Геор­гій­о­вич (26.05.1955-), Сте­фан Геор­гій­о­вич (23.09.1957-), Мішель Геор­гій­о­вич (23.09. 1957 -), Крістіан «Костян­тин» Пав­ло­вич (19.06.1977-), Він­сент Patrickevich (23.02.1989-) і Анту­ан Сте­фа­но­вич (18.05.1989-). Жит­тя Belosselsky-Біло­зерсь­ко­го пря­мих нащад­ків жіно­чої статі з «Сер­гій­о­вич» галузі прин­це­си Мари­ни Сер­гіїв­на (22.1.1945-) і Тетя­на Сер­гіїв­на (23.10.1947-) зі «Esperovich» філія Belosselsky-Біло­зерсь­ко­го є, прин­це­си Вероніки Georgevna (15.02 0,1954 -), Діа­на Georgevna (27.05.1967-), Елі­сон Пав­лів­на (13.12.1979-), Меліс­са Михай­лів­на (24.04.1980-), Севе­рин Patrickovna (17.04.1983), Мелоді Михай­лів­на (26.10.1985-) і Хлоя Stephanovna (30.10.1987-).
Ста­ном на поча­ток 2010 року, з Рюри­ко­ви­чів Belosselsky-Біло­зерсь­ких Є сім пря­мій чоло­вічій лінії і дев’ять жінок-нащад­ків, а тепер в 32-м поколін­ні Рюри­ко­ви­чів. «Esperovich» філія (діти Еспер Костян­ти­но­вич Belosselsky-Біло­зерсь­ко­го та їх нащад­ків) є єди­ним вижив чоло­ві­чої гіл­ки Belosselsky-Біло­зерсь­ких сьогодні.
Пов­ний Білосільсь­ких-Belozerky сім’я, як і Sergeievsky Esperovsky гіл­ки близь­ко один до одно­го. Сьо­год­ні, Сте­фан Геор­гій­о­вич бере актив­ну участь у російсь­ко асо­ціа­цій і Маль­тійсь­ко­го орде­на, де він пред­став­ляє сім’ю як спад­ко­ві захис­ник поряд­ку, про­до­в­жу­ю­чи тра­ди­цію, запо­чат­ко­ва­ну імпе­ра­то­ром Пав­лом I в Росії, коли Маль­тійсь­кий орден отри­мав при­ту­лок в Санкт- Петер­бурзі під час напо­леонівсь­ких війн, піс­ля того як вони були витіс­нені з само­го острова.

7135 (1627 от Р.Х.) г. — по мате­ри­а­лам кни­ги Хол­мо­го­ро­вых и «Пис­цо­во­го опи­са­ния» — князь Бело­сель­ский Миха­ил Васи­лье­вич купил с. Дуб­ров­ки (д. Под­осин­ки вхо­ди­ли в куп­чую). В 1625 году у Ива­на Сума­ро­ко­ва сына Пло­хо­во, отец кото­ро­го (Сума­рок), полу­чил ее от царя Васи­лия Шуй­ско­го в 1б10 году за так назы­ва­е­мое мос­ков­ское осад­ное сиде­ние, т. е. защи­ту сто­ли­цы при оса­де ее поля­ка­ми. В сем была дере­вян­ная вет­хая цер­ковь Илии про­ро­ка, в ней обра­зы, кни­ги, ризы, и вся­кое цер­ков­ное стро­е­ние вот­чин­ни­ко­во да при­дел Димит­рия Солун­ско­го. («В селе место дво­ро­вое попо­во, паш­ни пере­ло­гом цер­ков­ной худой зем­ли три чет­вер­ти лесом порос­ло. Семь чет­вер­тей в поле, а в дву пото­муж, сена 2О копен. Да в селе двор вот­чен­ни­ков, живут в нем при­ка­щик и дело­вые люди и двор без пашен­но­го бобыля»)
В смут­ное вре­мя на это село пре­тен­до­вал Тимо­фей Васи­лье­вич Гряз­нов и даже полу­чил на него от Сигиз­мун­да III лист на «ста­рин­ную отчиз­ну отца его».

1641 г. — вот­чи­на пере­хо­дит кня­зю Ники­фо­ру Ива­но­ви­чу Белосельскому.

1676-1697 гг. Вот­чи­ной вла­де­ют дети Ники­фо­ра Ива­но­ви­ча Бело­сель­ско­го — Иван Боль­шой и Иван Мень­шой Ники­фо­ро­ви­чи. В оклад­ных кни­гах пат­ри­ар­ше­го Казён­но­го при­ка­за за 1678 г. запи­са­но: «При­бы­ла в Дмит­ров­скую деся­ти­ну по пере­пис­ным кни­гам архи­манд­ри­та Анто­ния 1677г. из Пере­славль — Залес­ской деся­ти­ны цер­ковь Пре­свя­тыя Бого­ро­ди­цы «Оди­гит­рия» в с. Дуб­ров­ках в вот­чине кня­зя Ива­на Боль­шо­го, да кня­зя Ива­на Мень­шо­го Бело­сель­ских, по ново­му окла­ду дани 29 алтын 2 день­ги заез­да гривна».

В этот пери­од, а точ­нее, в пер­вой тре­ти XVII в. зарож­да­лась дерев­ня Под­осин­ки. Ее зарож­де­ние пред­став­ля­ет инте­рес, ведь кре­стьяне этой дерев­ни по тра­ди­ции тяго­те­ли к селу Дуб­ров­ки и вхо­ди­ли в Дуб­ров­ское сель­ское обще­ство. Жите­ли дерев­ни были и оста­ют­ся поныне при­хо­жа­на­ми церк­ви и еще с зарож­де­ния вме­сте отме­ча­ли пре­столь­ные празд­ни­ки — день Ильи Про­ро­ка и день Димит­рия Солун­ско­го, посколь­ку еще с XVII в. в Дуб­ров­ском хра­ме суще­ство­ва­ли пре­сто­лы этих свя­тых. Кро­ме того, с. Дуб­ров­ки и д. Под­осин­ки вхо­ди­ли в одно вла­де­ние, прак­ти­че­ски за весь пери­од наблюдения.

К сере­дине XVII в. по запад­ной сто­роне доро­ги на зем­ле Ива­на Пло­хо­во, а затем его пле­мян­ни­ка кня­зя Миха­и­ла Васи­лье­ви­ча Бело­сель­ско­го, появи­лась дерев­ня «При­ез­жая». Эта дерев­ня после кня­зя Миха­и­ла Бело­сель­ско­го пере­шла его пле­мян­ни­ку — Мос­ков­ско­му дво­ря­ни­ну Ники­фо­ру Ива­но­ви­чу Бело­сель­ско­му. Поз­же ее поде­ли­ли попо­лам меж­ду дву­мя его сыно­вья­ми — Ива­ном Боль­шим и Ива­ном Мень­шим, и на про­тя­же­нии после­ду­ю­щих более чем ста лет такое деле­ние сохра­ня­лось их потомками.

В 1677г. — дерев­ня При­ез­жая состо­я­ла из пяти дво­ров, где про­жи­ва­ли с семья­ми 18 чело­век муж­ско­го пола. С нача­ла XVII в. у д. При­ез­жей ста­ло появ­лять­ся и дру­гое назва­ние — «Под­осин­ки». Почти до кон­ца века эта дерев­ня про­дол­жа­ла при­над­ле­жать кня­зьям Бело­сель­ским: одна поло­ви­на — стат­ско­му совет­ни­ку Алек­сею Кон­стан­ти­но­ви­чу, а затем его сыну, май­о­ру в отстав­ке, Ива­ну Алек­се­е­ви­чу, дру­гая — кня­зю Миха­и­лу Андре­еви­чу, име­ни­то­му мор­ско­му гене­ра­лу, а поз­же — его сыну Алек­сан­дру, кото­рый в послед­нюю треть века под­нял­ся очень высо­ко и вошел в круг выс­ше­го све­та. В родо­слов­ных кни­гах XIXв. он оха­рак­те­ри­зо­ван как самое зна­чи­тель­ное лицо в роду Бело­сель­ских. Это был бле­стя­ще обра­зо­ван­ный чело­век, уме­лый дипло­мат (послан­ник в Дрез­дене и Турине), дей­стви­тель­ный тай­ный совет­ник, обла­дав­ший боль­шим состоянием.

XVIII век
Пре­крас­ное обра­зо­ва­ние полу­чи­ли и все его дети, в том чис­ле вос­пе­тая А. С. Пуш­ки­ным «цари­ца муз и кра­со­ты» Зина­и­да Вол­кон­ская — дочь от пер­во­го его бра­ка. К кон­цу XVIII в. A.M. Бело­сель­ский пере­ста­ет быть при­част­ным к вла­де­нию и, види­мо, про­да­ет при­над­ле­жа­щую ему часть сво­им совла­дель­цам — род­ствен­ни­кам. Похо­ро­нен он в Петер­бур­ге в Алек­сан­дро-Нев­ской лавре.

К кон­цу XVIII сто­ле­тия обе поло­ви­ны Под­оси­нок при­над­ле­жа­ли доче­ри И. А. Бело­сель­ско­го — Вар­ва­ре Ива­новне Нарыш­ки­ной. По дан­ным 1883 г. в деревне было 11 хозяйств, про­жи­ва­ло 48 чело­век, суще­ство­вал хлеб­ный мага­зин. В насто­я­щее вре­мя Под­осин­ки явля­ют­ся доволь­но круп­ным насе­лен­ным пунк­том. Он вклю­ча­ет в себя две (ныне слив­ши­е­ся) ста­рин­ные дерев­ни с оди­на­ко­вым назва­ни­ем «Под­осин­ки», кото­рые в тече­ние несколь­ких сто­ле­тий сто­я­ли напро­тив друг дру­га на бой­кой доро­ге из Моск­вы в Дмит­ров. Кро­ме того, в него вхо­дят сов­хоз­ный посе­лок того же име­ни, воз­ник­ший в шести­де­ся­тые годы и, постро­ен­ная в кон­це 70-х — нача­ле 8о-х годов экс­пе­ри­мен­таль­ная дерев­ня Новые Под­осин­ки. В послед­ние годы здесь обра­зо­вал­ся тор­го­вый центр, выстро­е­на шко­ла совре­мен­но­го типа и про­дол­жа­ет­ся даль­ней­шее раз­ви­тие поселка.
1700 г. — 18 октяб­ря был выдан анти­минс по бла­го­сло­вен­ной гра­мо­те в с. Дуб­ров­ки в ново­по­стро­ен­ную цер­ковь вели­ко­му­че­ни­ка Димит­рия Солун­ско­го, что в вот­чине кня­зя Ива­на Ники­фо­ро­ва сына и кня­зя Кон­стан­ти­на Ива­но­ва сына Бело­сель­ских под рас­пис­ку той же церк­ви попа Пет­ра Степанова.

1705 г. — 14 июня выдан анти­минс по бла­го­сло­вен­ной гра­мо­те в ново­по­стро­ен­ную цер­ковь во имя Про­ро­ка Илии под рас­пис­ку г. Моск­вы Сер­ги­ев­ской церк­ви дья­ко­на Сте­па­на Алек­се­е­ва. С 1705 по 1715г. свя­щен­ни­ком был Петр. С 1715 по 1732 гг. его сын Леон­тий Пет­ров, быв­ший при оной же церк­ви в 1705г. дья­ко­ном. После кня­зя Ива­на Мень­шо­го Бело­сель­ско­го вот­чи­ною вла­дел его сын Андрей (убит под Дерп­том), он был женат на княжне — Марье Гри­го­рьевне Козловской.

1715 г. — село Дуб­ров­ки при­над­ле­жа­ло Алек­сею и Миха­и­лу Андре­евым — кня­зьям Бело­сель­ским по наслед­ству от отца их кня­зя Андрея Ивановича.
1751г. — по «Испо­вед­ной кни­ге» в Дуб­ров­ском поме­щи­чьем име­нии зна­чат­ся два вла­дель­ца: кня­ги­ня А. К. Пани­на и князь М. А. Боло­гой. Име­ние состо­я­ло из с. Дуб­ров­ки, дере­вень: Под­осин­ки, Моро­зо­ве (Мороз­це­во) и сель­ца Сазонки.
Пер­вой при­над­ле­жа­ло: по с. Дуб­ров­ки — 3 дво­ра по д. Под­осин­ки — 3 дво­ра по д. Моро­зо­ве — 2 дво­ра по с-цу Сазон­ки — 2 двора.
У вто­ро­го: по с. Дуб­ров­ки — 6 дво­ров по д. Под­осин­ки — 4 дво­ра по с-цу Сазон­ки — 4 двора.

1782 г. — по меже­вым кни­гам 1782г. по Дуб­ров­ско­му име­нию (с. Дуб­ров­ки с дерев­ня­ми) в каче­стве вла­дель­цев зна­чат­ся сно­ва кня­зья Бело­сель­ские.. За Алек­се­ем Кон­стан­ти­но­ви­чем Бело­сель­ским запи­са­но по име­нию 997 деся­тин, 2047 саже­ней зем­ли, к селу при­пи­са­на пустошь «Щепи­но». В XVIII в. в село Дуб­ров­ки — при­ход­ское, вхо­ди­ли селе­ния: Дуб­ров­ки, Под­осин­ки, Мороз­це­во и Сазонки.

1791 г. — селом вла­де­ла жена Але­санд­ра Але­сан-дро­ви­ча Нарыш­ки­на — Вар­ва­ра Ива­нов­на по наслед­ству от отца кн. Ива­на Алек­се­е­ви­ча Белосельского.

Чета Орло­вых при­над­ле­жа­ла к близ­ко­му окру­же­нию импе­ра­тор­ской семьи. Князь Вла­ди­мир Нико­ла­е­вич, страст­ный авто­лю­би­тель, при­охо­тил импе­ра­то­ра к авто­мо­би­лям, к кото­рым госу­дарь питал пер­во­на­чаль­но боль­шое недо­ве­рие. «Вер­нув­шись в Цар­ское Село, — вспо­ми­нал А.А.Мосолов о собы­ти­ях 1903 года, — мы одна­жды уви­де­ли кня­зя Вла­ди­ми­ра Орло­ва подъ­ез­жа­ю­щим ко двор­цу на эле­гант­ной машине («Делоне-Бель­вилль»). После зав­тра­ка госу­дарь поже­лал про­ка­тить­ся на этой керо­си­но­вой шту­ке. Объ­е­ха­ли кру­гом пар­ка, и госу­дарь тот­час же посо­ве­то­вал и госу­да­рыне сде­лать «экс­кур­сию». Орлов поспе­шил пред­ло­жить маши­ну их вели­че­ствам. Про­гул­ки сде­ла­лись почти еже­днев­ны­ми, и это было тем лег­че, что гараж кня­зя обо­га­тил­ся новы­ми, более усо­вер­шен­ство­ван­ны­ми маши­на­ми. Князь, мож­но ска­зать, не отхо­дил от руля машин. Он возил, куда было нуж­но, их вели­че­ства. Боясь поку­ше­ния или несчаст­но­го слу­чая, он не поз­во­лял сво­е­му шофе­ру заме­нять себя. Меся­цев через шесть Фре­де­рикс спро­сил госу­да­ря, не жела­ет ли царь при­об­ре­сти свер­ху­со­вер­шен­ство­ван­ную маши­ну. Царь отве­тил с поспеш­но­стью: — Конеч­но, конеч­но… Мы зло­упо­треб­ля­ем любез­но­стью Орло­ва, и это ста­но­вит­ся неде­ли­кат­ным. Зака­жи­те две или три маши­ны. Пору­чи­те это дело Орло­ву. Он раз­би­ра­ет­ся в авто­мо­би­лях луч­ше вся­ко­го про­фес­си­о­на­ла. В кон­це года импе­ра­тор­ский гараж был уже обстав­лен очень пол­но. Сна­ча­ла появи­лось десять авто­мо­би­лей, потом два­дцать; вырос­ла даже шко­ла шофе­ров. Орлов про­дол­жал лич­но возить царя. И толь­ко тогда, когда фаб­ри­ка при­сла­ла ему осо­бо реко­мен­до­ван­но­го шофе­ра (фран­цу­за), князь согла­сил­ся пору­чить ему дра­го­цен­ную жизнь их вели­честв. Но даже и с этим новым шофе­ром он при­ни­мал боль­шие предо­сто­рож­но­сти, неде­ли четы­ре он ездил с ним рядом, наблю­дая… Через несколь­ко лет у царя обра­зо­вал­ся один из самых обшир­ных авто­мо­биль­ных пар­ков в Европе»4. Одна­ко бли­зость Орло­ва к цар­ской семье отнюдь не сво­ди­лась к функ­ци­ям шофе­ра, а его зна­че­ние отнюдь не огра­ни­чи­ва­лось ролью лич­но пре­дан­но­го слу­ги. «Быв­ший кон­но­гвар­де­ец, чрез­вы­чай­но состо­я­тель­ный, князь Вла­ди­мир Орлов ско­ро стал одним из бли­жай­ших к их вели­че­ствам лиц, — вспо­ми­нал А.А.Мосолов. — Куль­тур­ный, любив­ший острое сло­веч­ко, князь имел боль­шой и заслу­жен­ный вес. Он стре­мил­ся убе­речь Рос­сию от надви­гав­шей­ся ката­стро­фы, кото­рую пред­ви­дел и при­зна­ки кото­рой сумел оце­нить. Без вся­кой забо­ты о лич­ной карье­ре он был оди­на­ко­во пре­дан царю и идее монар­хиз­ма в луч­шем и наи­бо­лее воз­вы­шен­ном смыс­ле. Состоя в пере­пис­ке с вид­ны­ми поли­ти­че­ски­ми дея­те­ля­ми, он был хоро­шо осве­дом­лен об окру­жа­ю­щей его дей­стви­тель­но­сти и один из всей сви­ты был поли­ти­че­ски зре­лым чело­ве­ком. К его несча­стию, окру­же­ние госу­да­ры­ни было ему явно несим­па­тич­но, он не скры­вал сво­е­го отно­ше­ния к рас­пу­тин­ско­му шта­ту, и импе­ра­три­це об этом доносили»5. С этим мне­ни­ем А.А.Мосолова сов­па­да­ет непред­взя­тое суж­де­ние об Орло­ве фран­цуз­ско­го посла в Рос­сии Мори­са Палео­ло­га. В свя­зи с уси­ле­ни­ем рас­пу­тин­ской кли­ки он запи­сал в сво­ем днев­ни­ке 28 сен­тяб­ря 1914 года: «Что­бы урав­но­ве­сить зло­вред­ные про­ис­ки этой шай­ки, я вижу око­ло госу­да­ря толь­ко одно лицо — началь­ни­ка воен­ной его вели­че­ства кан­це­ля­рии, кня­зя Вла­ди­ми­ра Орло­ва, сына преж­не­го посла в Пари­же. Чело­век пря­мой, гор­дый, всей душой пре­дан­ный импе­ра­то­ру, он с пер­во­го же дня выска­зал­ся про­тив Рас­пу­ти­на и не уста­ет бороть­ся с ним, что, конеч­но, вызы­ва­ет враж­деб­ное к нему отно­ше­ние со сто­ро­ны госу­да­ры­ни и г-жи Вырубовой»6. Про­ти­во­сто­я­ние Рас­пу­ти­ну навлек­ло на кня­зя Орло­ва опа­лу: он был уда­лен от дво­ра. «Вла­ди­мир Нико­ла­е­вич узнал о сво­ей опа­ле непри­ят­ным и неожи­дан­ным обра­зом, — писал в сво­ем днев­ни­ке Морис Палео­лог 12 сен­тяб­ря 1915 года. — Сооб­щая вели­ко­му кня­зю Нико­лаю о назна­че­нии его импе­ра­тор­ским намест­ни­ком на Кав­ка­зе, царь при­ба­вил к сво­е­му пись­му такой postscriptum: “Что каса­ет­ся Вла­ди­ми­ра Орло­ва, кото­ро­го ты так любишь, я отдаю его тебе; он может быть тебе поле­зен для граж­дан­ских дел”. Вели­кий князь, кото­рый свя­зан тес­ной друж­бой с Орло­вым, тот­час же через одно­го из сво­их адъ­ютан­тов спро­сил его о том, что озна­ча­ет это неожи­дан­ное решение.

dzick: Несколь­ки­ми часа­ми поз­же Орлов узнал, что импе­ра­тор, кото­рый соби­рал­ся уехать в став­ку вер­хов­но­го глав­но­ко­ман­ду­ю­ще­го, вычерк­нул его имя из спис­ка лиц, при­зван­ных занять место в поез­де его вели­че­ства; он есте­ствен­но заклю­чил отсю­да, что Нико­лай II не хотел его видеть. С пол­ным досто­ин­ством он воз­дер­жал­ся от вся­кой жало­бы, от упре­ков, и отпра­вил­ся в путь в Тифлис. Но, рань­ше чем уда­лить­ся, он хотел облег­чить свою совесть. В пись­ме, адре­со­ван­ном гра­фу Фре­де­рик­су, мини­стру дво­ра, он умо­лял это­го ста­ро­го слу­гу открыть гла­за монар­ху на гнус­ную роль Рас­пу­ти­на и его сообщ­ни­ков, на кото­рых он ука­зы­вал, как на аген­тов Гер­ма­нии; он имел муже­ство окон­чить свое пись­мо сле­ду­ю­щим тре­вож­ным воп­лем: “Импе­ра­тор не может более терять ни одно­го дня для того, что­бы осво­бо­дить­ся от тем­ных сил, кото­рые его угне­та­ют. В про­тив­ном слу­чае, ско­ро насту­пит конец Рома­но­вым и России”»7. Рези­ден­ция кав­каз­ско­го намест­ни­ка нахо­ди­лась в Тифли­се. Англий­ская путе­ше­ствен­ни­ца Сара Мак­наф­тан сви­де­тель­ству­ет, что и там князь Орлов сумел создать для себя кня­же­скую обста­нов­ку. 1 янва­ря 1916 года она запи­са­ла в сво­ем днев­ни­ке: «…Вече­ром мы отпра­ви­лись в ложу Орло­ва на спек­такль «Кар­мен». Это было очень по-рус­ски и рос­кош­но. В глу­бине ложи были две гости­ные, где мы рас­по­ла­га­лись для бесед меж­ду акта­ми и где нам пода­ва­ли чай, шоко­лад и т.п.»8. Через четыр­на­дцать меся­цев гря­ну­ла фев­раль­ская рево­лю­ция… 2 (15) мар­та 1917 года Нико­лай II при отре­че­нии назна­чил Hико­лая Hико­ла­е­ви­ча Вер­хов­ным глав­но­ко­ман­ду­ю­щим; Нико­лай Нико­ла­е­вич с кня­зем В.Н.Орловым выеха­ли в став­ку в Моги­лев. Одна­ко по при­ез­де в Став­ку Вер­хов­ный гла­но­ко­ман­ду­ю­щий полу­чил из Пет­ро­гра­да текст при­ся­ги Вре­мен­но­му пра­ви­тель­ству. Под­пи­сав при­ся­гу, вели­кий князь объ­явил всем лицам сво­ей Сви­ты, что Вер­хов­ным глав­но­ко­ман­ду­ю­щим он не оста­нет­ся; его под­чи­нен­ные друж­но пода­ли про­ше­ния об отстав­ке, моти­ви­руя их раз­ны­ми бла­го­вид­ны­ми причинами.

dzick: Когда дежур­ный гене­рал П.К.Кондзеровский обра­тил­ся к кня­зю В.Н.Орлову с вопро­сом о при­чи­нах его отстав­ки, гене­рал М.Е.Крупенский ска­зал: «Какая же может быть при­чи­на — доволь­но посмот­реть на кня­зя, и будет ясно, что он слу­жить не может»9. Вели­кий князь уда­лил­ся в свою крым­скую рези­ден­цию; князь Вла­ди­мир Нико­ла­е­вич после­до­вал за ним. Вес­ной 1917 года вся семья Орло­вых вос­со­еди­ни­лась Кры­му, где Вла­ди­мир Нико­ла­е­вич и Оль­га Кон­стан­ти­нов­на Орло­ва при­сут­ство­ва­ли на сва­дьбе их един­ствен­но­го сына Нико­лая. ОРЛОВ Нико­лай Вла­ди­ми­ро­вич — Князь, родил­ся в Петер­бур­ге 12 мар­та 1896 года; он посту­пил в Алек­сан­дров­ский лицей и в 1915 году окон­чил его 71 курс. Затем он про­шел уско­рен­ный (вось­ми­ме­сяч­ный) курс Михай­лов­ско­го артил­ле­рий­ско­го училища10 и в кон­це 1915 года вышел из него в Л-гв. Кон­ную артил­ле­рию пра­пор­щи­ком; за год служ­бы он был про­из­ве­ден в пору­чи­ки и назна­чен фли­гель-адъ­ютан­том. После фев­раль­ской рево­лю­ции князь Нико­лай Орлов, подоб­но отцу, не счел для себя воз­мож­ным остать­ся на служ­бе Вре­мен­но­му пра­ви­тель­ству. Впро­чем, не менее вес­кой при­чи­ной для его отстав­ки была любовь: 10 апре­ля 1917 года, в Харак­се, име­нии вели­ко­го кня­зя Геор­гия Михай­ло­ви­ча, князь Нико­лай Вла­ди­ми­ро­вич Орлов обвен­чал­ся с вели­кой княж­ной Надеж­дой Пет­ров­ной, пра­внуч­кой импе­ра­то­ра Нико­лая I, доче­рью вели­ко­го кня­зя Пет­ра Нико­ла­е­ви­ча (1864–1931) и прин­цес­сы Чер­но­гор­ской Мили­цы (1866–1951). Для Надеж­ды Пет­ров­ны эти места были род­ны­ми: она появи­лась на свет в Кры­му, в Дюль­бе­ре (во двор­це отца на мысе Мисхор).

dzick: Вели­кая княж­на Надеж­да роди­лась 3 мар­та 1898 года, и ко дню сва­дьбы ей испол­ни­лось девят­на­дцать. Одна­ко она успе­ла уже пере­жить тяже­лую поте­рю: Надеж­да Пет­ров­на пред­на­зна­ча­лась в жены вели­ко­му кня­зю Оле­гу Кон­стан­ти­но­ви­чу — сыну зна­ме­ни­то­го «К.Р.». Олег Кон­стан­ти­но­вич (р. 27.XI.1892) пода­вал бле­стя­щие надеж­ды; в 1913 году он окон­чил Импе­ра­тор­ский Алек­сан­дров­ский лицей с сереб­ря­ной меда­лью и всту­пил в Л.-гв. Гусар­ский полк кор­не­том. Не дожив до два­дца­ти двух лет, 12 октяб­ря 1914 года он умер от тяже­лой раны, полу­чен­ной им в пер­вом же бою Гер­ман­ской вой­ны. Два года — с вес­ны 1917 до вес­ны 1919 года супру­ги Орло­вы про­ве­ли в Кры­му. 17 мар­та 1918 года в Коре­и­зе у них роди­лась дочь Ири­на; через несколь­ко дней над ними навис­ла смер­тель­ная опас­ность: в апре­ле 1918 года в Ялтин­ском сове­те воз­об­ла­да­ло мне­ние о необ­хо­ди­мо­сти каз­ни всех Рома­но­вых, про­жи­вав­ших в Кры­му. Чле­ны Импе­ра­тор­ско­го дома нахо­ди­лись под домаш­ним аре­стом; импе­ра­три­ца Мария Фео­до­ров­на, вели­кий князь Алек­сандр Михай­ло­вич, вели­кая кня­ги­ня Ксе­ния Алек­сан­дров­на и их сыно­вья были пере­ве­де­ны в Дюль­бер, име­ние вели­ко­го кня­зя Пет­ра Нико­ла­е­ви­ча, заклю­чен­но­го в соб­ствен­ном поме­стье. Там же, в Дюль­бе­ре, кото­рый нахо­дил­ся вбли­зи Ай-Тодо­ра, под домаш­ним аре­стом про­жи­ва­ли вели­кий князь Нико­лай Нико­ла­е­вич со сво­ей супру­гой вели­кой кня­ги­ней Ана­ста­си­ей Нико­ла­ев­ной и ее сыном кня­зем Сер­ге­ем Геор­ги­е­ви­чем Рома­нов­ским, гер­цо­гом Лейх­тен­берг­ским. Все они состо­я­ли плен­ни­ка­ми Сева­сто­поль­ско­го сове­та, одна­ко Ялтин­ский совет посто­ян­но оспа­ри­вал суве­ре­ни­тет Сева­сто­поль­ско­го и пытал­ся отобрать у него плен­ни­ков. Меж­ду тем охра­ной заклю­чен­ных, наря­жен­ной от Сева­сто­поль­ско­го сове­та, коман­до­вал боль­ше­вик Задо­рож­ный, питав­ший извест­ное ува­же­ние и сим­па­тию к вели­ко­му кня­зю Алек­сан­дру Михай­ло­ви­чу, под нача­лом кото­ро­го слу­жил когда-то в Сева­сто­поль­ской лет­ной шко­ле. Одна­жды от рас­пра­вы ялтин­ских яко­бин­цев он спас и кня­зя Нико­лая Орло­ва. «В сво­их посто­ян­ных сно­ше­ни­ях с Моск­вою, — вспо­ми­нал впо­след­ствии вели­кий князь Алек­сандр Михай­ло­вич, — Ялтин­ский совет нашел новый повод для наше­го пре­сле­до­ва­ния. Нас обви­ни­ли в укры­ва­тель­стве гене­ра­ла Орло­ва, подав­ляв­ше­го рево­лю­ци­он­ное дви­же­ние в Эсто­нии в 1907 году. <…> В сосед­нем с нами име­нии дей­стви­тель­но про­жи­вал быв­ший фли­гель-адъ­ютант Госу­да­ря князь Орлов, жена­тый на доче­ри Вел. Кн. Пет­ра Нико­ла­е­ви­ча, но он не имел ниче­го обще­го с гене­ра­лом Орло­вым. Даже наш непри­ми­ри­мый ялтин­ский нена­вист­ник согла­сил­ся с тем, что князь Орлов по сво­е­му воз­рас­ту не мог быть гене­ра­лом в 1907 году. Все же он решил аре­сто­вать кня­зя, что­бы предъ­явить его эстон­ским това­ри­щам. — Ниче­го подоб­но­го вы не сде­ла­е­те, — воз­вы­сил голос Задо­рож­ный, кото­рый был крайне раз­дра­жен этим вме­ша­тель­ством. — В пред­пи­са­нии из Моск­вы гово­рит­ся о быв­шем гене­ра­ле Орло­ве, и это не дает вам ника­ко­го пра­ва аре­сто­вать быв­ше­го кня­зя Орло­ва. Со мной этот номер не прой­дет. Я вас знаю. Вы его при­стре­ли­те за углом и потом буде­те уве­рять, что это был гене­рал Орлов, кото­ро­го я укры­вал. Уби­рай­тесь вон»11. Для роди­те­лей кня­зя Нико­лая Вла­ди­ми­ро­ви­ча тяго­ты пре­бы­ва­ния в Кры­му усу­губ­ля­лись и лич­ной дра­мой: князь Вла­ди­мир Нико­ла­е­вич оста­вил Оль­гу Кон­стан­ти­нов­ну, увлек­шись Ели­за­ве­той Алек­сан­дров­ной Людерс-Вей­мар­н12. В апре­ле 1918 года Крым был окку­пи­ро­ван нем­ца­ми, и импе­ра­три­ца Мария Федо­ров­на пере­еха­ла в Харакс — име­ние вели­ко­го кня­зя Геор­гия Михай­ло­ви­ча, рас­по­ло­жен­ное непо­да­ле­ку от Ай-Тодо­ра. Вели­кая кня­ги­ня Ксе­ния Алек­сан­дров­на с семьей вер­ну­лась к себе в Ай-Тодор. Вели­кие кня­зья Нико­лай Нико­ла­е­вич и Петр Нико­ла­е­вич с семья­ми оста­лись в Дюль­бе­ре под охра­ной белых офи­це­ров. Вес­ной 1919 года Георг V Англий­ский напра­вил к бере­гам Кры­ма лин­кор «Маль­бо­ро», но импе­ра­три­ца Мария Федо­ров­на согла­си­лась взой­ти на его борт лишь при усло­вии, что англи­чане спа­сут вме­сте с нею всех, кому угро­жа­ет опас­ность. Сре­ди тех, кто вос­поль­зо­вал­ся вели­ко­ду­ши­ем Марии Федо­ров­ны, были кня­ги­ня Оль­га Кон­стан­ти­нов­на и ее сын, князь Нико­лай Вла­ди­ми­ро­вич с женой Надеж­дой Пет­ров­ной и годо­ва­лой доче­рью Ири­ной. Князь Вла­ди­мир Нико­ла­е­вич поки­нул Крым меся­цем ранее13. 11 апре­ля лин­кор «Маль­бо­ро» снял­ся с яко­ря и взял курс на Кон­стан­ти­но­поль. На его бор­ту роди­ну поки­ну­ла и семья Орло­вых. 20 апре­ля 1919 года кня­ги­ня Оль­га Кон­стан­ти­нов­на, князь Нико­лай Вла­ди­ми­ро­вич и кня­ги­ня Надеж­да Пет­ров­на с годо­ва­лой доче­рью Ири­ной сошли на берег Маль­ты; они оста­но­ви­лись в город­ке Слим, в гости­ни­це «Импе­ри­аль». С Маль­ты Орло­вы пере­бра­лись во Францию14, где уже обос­но­вал­ся князь Вла­ди­мир Нико­ла­е­вич; после раз­во­да с Оль­гой Кон­стан­ти­нов­ной он обвен­чал­ся в 1920 году с Е.А.Людерс-Веймарн (1883–1969)15.

dzick: Кня­ги­ня Оль­га Кон­стан­ти­нов­на про­жи­ла на чуж­бине недол­го: она скон­ча­лась 26 октяб­ря 1923 года, непол­ных соро­ка девя­ти лет. Князь Вла­ди­мир Нико­ла­е­вич пере­жил ее на четы­ре года; подоб­но сво­е­му отцу, В.Н.Орлов про­вел свои послед­ние годы в зам­ке Бель­фон­тен и скон­чал­ся там 29 авгу­ста 1927 года. …князь Нико­лай Вла­ди­ми­ро­вич, как боль­шин­ство рус­ских эми­гран­тов, непре­стан­но ана­ли­зи­ро­вал при­чи­ны, при­вед­шие Рос­сию к вели­ким потря­се­ни­ям. Осо­бен­но инте­ре­со­ва­ла кня­зя Н.В.Орлова исто­рия гибе­ли импе­ра­тор­ской семьи. Через офи­це­ра аме­ри­кан­ско­го Крас­но­го Кре­ста он при­об­рел в Вене у про­жи­вав­шей там доче­ри Гри­го­рия Рас­пу­ти­на М.Г.Соловьевой несколь­ко важ­ных доку­мен­тов и 12 июля 1922 года (вме­сте с аме­ри­кан­цем В.А.Чанлером) пере­дал их сле­до­ва­те­лю Н.А.Соколову16, про­дол­жа­ю­ще­му сбор мате­ри­а­лов об убий­стве цар­ской семьи17. Союз кня­зя Нико­лая Вла­ди­ми­ро­ви­ча и Надеж­ды Пет­ров­ны про­длил­ся почти два­дцать три года; их доче­ри Ири­на и Ксе­ния (родив­ша­я­ся 27 мар­та 1921 года) были уже навы­да­нье, когда в мар­те 1940 года брак Нико­лая Вла­ди­ми­ро­ви­ча и Надеж­ды Пет­ров­ны был рас­торг­нут. В том же году князь Н.В.Орлов пере­сек оке­ан и посе­лил­ся в Нью-Йор­ке. Там он всту­пил в свой вто­рой брак: Нико­лай Вла­ди­ми­ро­вич женил­ся на Марине Мар­шалл, рож­ден­ной Чак. Орло­вы жили в доме 27 на 62-й ули­це в Ист-Энд, непо­да­ле­ку от музея «Мет­ро­по­ли­тен». Оче­вид­но, некий камер­тон миро­воз­зре­нию кня­зя Н.В.Орлова был задан не толь­ко семей­ны­ми тра­ди­ци­я­ми, поз­во­ляв­ши­ми ему посто­ян­но ощу­щать свою при­част­ность к рус­ской исто­рии, но и при­над­леж­но­стью Нико­лая Вла­ди­ми­ро­ви­ча к лицей­ско­му брат­ству. 19 октяб­ря 1918 года импе­ра­три­ца Мария Федо­ров­на запи­са­ла в сво­ем днев­ни­ке: «Трое юных лице­и­стов — Фер­зе­ны и Орлов — пре­под­нес­ли мне чудес­ный букет роз — сего­дня у них праздник»18. Князь Нико­лай Вла­ди­ми­ро­вич и на чуж­бине был верен «пре­крас­но­му сою­зу», объ­еди­няв­ше­му лице­и­стов с пуш­кин­ских вре­мен. 19 октяб­ря 1940 года на празд­но­ва­ние 129-й лицей­ской годов­щи­ны в Нью-Йор­ке собра­лось более два­дца­ти выпуск­ни­ков Алек­сан­дров­ско­го лицея; об их чис­ле нетруд­но судить по памят­ной фото­гра­фии. Мы не най­дем сре­ди них наше­го героя: фото­ка­ме­ра нахо­ди­лась в его руках19. Одна­ко и этот сни­мок гово­рит нам о кня­зе Нико­лае Орло­ве не мень­ше, чем о тех, кого запе­чат­лел его аппа­рат: выпуск­ни­ков Алек­сан­дров­ско­го лицея при­ве­ла на эту встре­чу без­от­вет­ная любовь к отчизне. 12 июня 1959 года князь соста­вил свое заве­ща­ние, по кото­ро­му все, что он имел, долж­но было быть пере­да­но его «доро­гой и люби­мой жене» Марине, — за исклю­че­ни­ем несколь­ких пред­ме­тов, кото­рые пред­на­зна­ча­лись для воз­вра­ще­ния на роди­ну, в память о кня­зе. Заве­ща­ние ока­за­лось свое­вре­мен­ным: князь Нико­лай Вла­ди­ми­ро­вич скон­чал­ся 30 мая 1961 года на шесть­де­сят шестом году жиз­ни… 19 декаб­ря 1968 года вдо­ва Нико­лая Вла­ди­ми­ро­ви­ча Мари­на Орло­ва (она не назы­ва­ла себя кня­ги­ней) сочла необ­хо­ди­мым соста­вить свое заве­ща­ние, в кото­ром испол­не­ние послед­ней воли кня­зя Нико­лая Вла­ди­ми­ро­ви­ча воз­ло­жи­ла на Ири­ну Ада­ма-Зили­ст­ра — его стар­шую дочь от пер­во­го брака20. Через несколь­ко дней Мари­на Орло­ва скон­ча­лась в сво­ей квар­ти­ре на Мор­рис-аве­ню в Бронк­се, в Нью-Йор­ке — уже 28 янва­ря 1969 года ее заве­ща­ние было при­ня­то к испол­не­нию. Одна­ко и Ири­на Нико­ла­ев­на не суме­ла испол­нить волю сво­е­го отца; она скон­ча­лась в Вил­ла­сер­фе, близ Фон­тен­бло, 16 сен­тяб­ря 1989 года21. С это­го вре­ме­ни фор­маль­ные испол­ни­те­ли заве­ща­ния иска­ли спо­соб пере­дать пред­ме­ты, заве­щан­ные Рос­сии, само­сто­я­тель­но. В послед­ние годы оте­че­ствен­ные музеи пред­при­ня­ли весь­ма зна­ме­на­тель­ные попыт­ки рекон­струк­ции худо­же­ствен­ных собра­ний рус­ской ари­сто­кра­тии — доста­точ­но вспом­нить мас­штаб­ные выстав­ки «Уче­ная при­хоть. Кол­лек­ция кня­зя Нико­лая Бори­со­ви­ча Юсу­по­ва» (Москва, ГМИИ, 31.07.01–11.11.01; Петер­бург, ГЭ, 8.02.02–26.05.02) или «Стро­га­но­вы. Меце­на­ты и кол­лек­ци­о­не­ры» (Петер­бург, ГЭ, 14.10.03–23.01.04). Исто­ри­че­ские релик­вии кня­зей Орло­вых (три жало­ван­ные гра­мо­ты и две фар­фо­ро­вые вазы), заве­щан­ные музею покой­ным кня­зем Нико­ла­ем Вла­ди­ми­ро­ви­чем Орло­вым, пра­пра­вну­ком ека­те­ри­нин­ско­го вель­мо­жи Федо­ра Гри­го­рье­ви­ча Орло­ва (послед­ним пред­ста­ви­те­лем это­го рода), достав­ле­ные из Нью-Йор­ка и пере­дан­ные в кон­це 2006 года в Эрми­таж, ста­ли для музея не толь­ко глав­ны­ми дара­ми 2007 года, но и послу­жи­ли толч­ком к рекон­струк­ции некой кол­лек­ции «семей­ные релик­вии Орло­вых», кото­рая и пред­ла­га­ет­ся чита­те­лю. Вес­ной 2007 года транс­порт­ная фир­ма «Хепри» доста­ви­ла в Эрми­таж пять пред­ме­тов, заве­щан­ных Рос­сии кня­зем Н.В.Орловым. Вазы нуж­да­лись в рестав­ра­ции; вос­ста­но­ви­тель­ные рабо­ты успеш­но про­ве­ла Н.А.Большакова. В Дни Эрми­та­жа, в декаб­ре 2007 года, орлов­ские вазы и патен­ты были тор­же­ствен­но пред­став­ле­ны пуб­ли­ке в Гер­бо­вом зале Зим­не­го двор­ца. (Вик­тор Фай­би­со­вич. Кня­же­ская линия Орловых)

Вален­тин: ОРЛОВ князь Вла­ди­мир Нико­ла­е­вич Сви­ты ЕГО ИМПЕ­РА­ТОР­СКО­ГО ВЕЛИ­ЧЕ­СТВА гене­рал-май­ор, началь­ник воен­но-поход­ной кан­це­ля­рии ЕГО ИМПЕ­РА­ТОР­СКО­ГО ВЕЛИ­ЧЕ­СТВА. Награж­ден орде­ном Свя­то­го Ста­ни­сла­ва 1-й сте­пе­ни – 1913 г. Награж­ден орде­ном Свя­той Анны 1-й сте­пе­ни – 6-го мая 1915 г. Назна­чен в рас­по­ря­же­ние Намест­ни­ка ЕГО ИМПЕ­РА­ТОР­СКО­ГО ВЕЛИ­ЧЕ­СТВА на Кав­ка­зе с остав­ле­ни­ем в Сви­те ЕГО ИМПЕ­РА­ТОР­СКО­ГО ВЕЛИ­ЧЕ­СТВА – 25-го авгу­ста 1915 г. Про­из­ве­ден в гене­рал-лей­те­нан­ты с назна­че­ни­ем помощ­ни­ком по граж­дан­ской части Намест­ни­ка ЕГО ИМПЕ­РА­ТОР­СКО­ГО ВЕЛИ­ЧЕ­СТВА на Кав­ка­зе с зачис­ле­ни­ем по Кубан­ско­му каза­чье­му вой­ску – 16-го нояб­ря 1915 г.

dzick: Добав­ляю инте­рес­ную инфор­ма­цию, поз­во­ля­ю­щую рас­крыть образ Вла­ди­ми­ра Нико­ла­е­ви­ча «…Зло­бо­днев­ной темой была опа­ла кня­зя Орло­ва. Еще нака­нуне Госу­дарь вычерк­нул кня­зя из чис­ла еду­щих с ним. Его заме­нил Дрен­тельн. На днях долж­но было состо­ять­ся офи­ци­аль­ное назна­че­ние Орло­ва Помощ­ни­ком Намест­ни­ка Кав­ка­за по граж­дан­ской части. Поло­же­ние исклю­чи­тель­ной важ­но­сти, но для кня­зя то была опа­ла. Так стран­но кон­ча­лась служ­ба кня­зя при осо­бе Госу­да­ря. Не отли­ча­ясь осо­бым умом, он про­дер­жал­ся око­ло Госу­да­ря пят­на­дцать лет. Был одно вре­мя очень бли­зок к Госу­да­рю и в труд­ное вре­мя 1905 и 1906 годов играл как бы поли­ти­че­скую роль. Так гово­ри­ли. Затем, поне­мно­гу, туск­нел и, нако­нец, попал в опа­лу. Как и мно­гим лицам бли­жай­шей сви­ты и ему, кня­зю Орло­ву, не хва­та­ло поли­ти­че­ско­го обра­зо­ва­ния, и пото­му уход его осо­бо­го ущер­ба не при­нес, но Воен­но-поход­ная Кан­це­ля­рия Его Вели­че­ства, с ухо­дом кня­зя теря­ла мно­го. По Кан­це­ля­рии князь был очень хорош. Он мно­го прав­ды доло­жил, за свое вре­мя, Госу­да­рю и мно­го сде­лал добра. Под­чи­нен­ные очень люби­ли кня­зя, как доб­ро­го и хоро­ше­го чело­ве­ка. При­двор­ная при­слу­га в сле­ду­ю­щие дни устро­и­ла целый пеле­ри­наж, при­хо­дя про­щать­ся к кня­зю в „полу­цир­куль», где он жил. Мол­ва при­да­ла даже тогда это­му про­ща­нию как бы демон­стра­тив­ный харак­тер, чего на самом деле не было. При­слу­га про­сто люби­ла кня­зя. Эта пуб­ли­ка при дво­ре отлич­но раз­би­ра­лась в людях и уме­ла, по-сво­е­му, ценить хоро­ших людей. В кня­зе же Орло­ве она виде­ла еще и ,,вель­мо­жу» на ста­рый манер, что уже было в наше вре­мя ред­ко­стью. Лич­но я терял с ухо­дом кня­зя рас­по­ло­жен­но­го ко мне чело­ве­ка, кото­рый сим­па­ти­зи­ро­вал нашей служ­бе и ценил ее. Терял чело­ве­ка, кото­рый, после убий­ства Сто­лы­пи­на, имел муже­ство засту­пить­ся за меня перед Его Вели­че­ством, не гово­ря мне о том. Я видел от кня­зя толь­ко одно хоро­шее и пото­му жалел его, хотя мой непо­сред­ствен­ный началь­ник и был с кня­зем, в послед­нее вре­мя, в доволь­но холод­ных отно­ше­ни­ях». (Спи­ри­до­вич А.И. «Вели­кая Вой­на и Фев­раль­ская Рево­лю­ция 1914-1917 г.г.» Все­сла­вян­ское Изда­тель­ство, Нью-Йорк. 1-3 кни­ги. 1960, 1962 гг.)

ПЕЧАТКИ

Печаток не знайдено

ПУЦБЛІКАЦІЇ ДОКУМЕНТІВ

Документів не знайдено

АЛЬБОМИ З МЕДІА

Медіа не знайдено

РЕЛЯЦІЙНІ СТАТТІ

НОТАТ­КИ
  1. Кобрин В. Б. Гене­а­ло­гия и антро­по­ни­ми­ка // Исто­рия и гене­а­ло­гия. М., 1977. С. 99, 100.[]
  2. Гра­мо­ты XIV–XV вв. из архи­ва Кирил­ло-Бело­зер­ско­го мона­сты­ря. М., 1969. № 2. С. 408 [№ 48].[]
  3. ДДГ. № 89. С. 356.[]
  4. Памят­ни­ки исто­рии рус­ско­го слу­жи­ло­го сосло­вия. С. 119.[]
  5. РИИР. Вып. 2. М., 1977. С. 160.[]
  6. Деболь­ский, №№ 37, 40, 45, 86, 93, 95[]
  7. Экзем­пляр­ский, т. II, стр. 165[]
  8. Конев С.В. Сино­ди­ко­ло­гия. Ч. II: Ростов­ский собор­ный сино­дик // Исто­ри­че­ская гене­а­ло­гия. Вып. VI. Ека­те­рин­бург; Нью-Йорк, 1995. С. 102.[]
  9. Пис­цо­вая кни­га езо­вых двор­цо­вых воло­стей и госу­да­ре­вых оброч­ных уго­дий Бело­зер­ско­го уез­да 1585 года. М.:Л., 1984. С. 178.[]
  10. Акты суз­даль­ско­го Спа­со-Евфи­мье­ва мона­сты­ря 1506-1608 гг. М., 1998. №228. С. 431.[]
  11. РИБ. Т. 22. – СПб., 1908. – Стб. 26.] Опи­са­ние поме­стья кн. Гав­ри­и­ла см.: Нов­го­род­ские пис­цо­вые кни­ги (далее НПК). Т. 3. – СПб., 1868. – Стб. 517-520 (утра­че­но нача­ло).[]
  12. А. Л. Гряз­нов Гене­а­ло­гия кня­зей Бело­сель­ских в XV – нача­ле XVII в.[]
  13. РИБ. Т. 22. Стб. 28-29.[]
  14. А. Л. Гряз­нов Гене­а­ло­гия кня­зей Бело­сель­ских в XV – нача­ле XVII в.[]
  15. НПК. Т. 5. СПб., 1905. Стб. 70.[]
  16. РИИР. Вып. 2. М., 1977. С. 160.[]
  17. НПК. Т. IV. С. 160-161; СПб., 1905. Т. V. С. 70[]
  18. НПК. СПб. 1868. Т. III. С. 495, 505, 517-520.[]
  19. А. Л. Гряз­нов Гене­а­ло­гия кня­зей Бело­сель­ских в XV – нача­ле XVII в.[]
  20. РГА­ДА. Ф. 210. Оп. 18. Д. 31. Л. 1–2.[]
  21. РИБ. Т. 17. СПб., 1898. Стб. 171.[]
  22. РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. К. 781. Л. 17 об. Бла­го­да­рю К. В. Бара­но­ва, любез­но предо­ста­вив­ше­го эти све­де­ния.[]
  23. РГА­ДА. Ф. 210. Оп. 18. Д. 162. Л. 8.[]
  24. НПК. Т. 4. СПб., 1886. Стб. 419–421, 432–433.[]
  25. РГА­ДА. Ф. 1209.
    Помест­ный при­каз. Оп. 1. Д. 819. Л. 58[]
  26. Д. к А. И. т. I, № 47, стр. 65[]
  27. НПК. Т. 4. СПб., 1886. Стб. 419–421, 432–433.[]
  28. Д. к А. И. т. I, № 47, стр. 65[]
  29. Самок­ва­сов Д. Я. Архив­ный мате­ри­ал … Т. 1. С. 11-13[]
  30. Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. С. 68, 72, 76[]
  31. РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 781. Л. 29.[]
  32. НПК. Т. 3. Стб. 520[]
  33. РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 781. Л. 29.[]
  34. НПК. Т. 3. Стб. 520[]
  35. Быч­ко­ва М. Е. Состав клас­са фео­да­лов Рос­сии в XVI в. С. 177; Памят­ни­ки исто­рии рус­ско­го слу­жи­ло­го сосло­вия. С. 184, 202.[]
  36. РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. К. 781. Л. 17 об. Бла­го­да­рю К. В. Бара­но­ва, любез­но предо­ста­вив­ше­го эти све­де­ния.[]
  37. РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. К. 781. Л. 17 об. Бла­го­да­рю К. В. Бара­но­ва, любез­но предо­ста­вив­ше­го эти све­де­ния.[]
  38. РГА­ДА. Ф. 210. Раз­ряд­ный при­каз. Оп. 18. Стб. 162. Л. 1–5, 11–14, 6–10 (листы пере­пу­та­ны).[]
  39. СГГД. Ч. 1. М., 1813. С. 568, 572; РД. Вып. 10. М., 2004. С. 67, 71, 75.[]
  40. Самок­ва­сов Д. Я. Архив­ный мате­ри­ал: Ново­от­кры­тые доку­мен­ты помест­но-вот­чин­ных учре­жде­ний Мос­ков­ско­го цар­ства. Ч. 2. М., 1909. С. 31; РИБ. Т. 22. СПб., 1908. Стб. 207, 210).[]
  41. Дело об обмене поме­стья­ми меж­ду Ива­ном Крас­но­сле­по­вым и Васи­ли­ем Лев­ши­ным. 1610. 30.05 — 1613, апр. // RA, NOA, serie 2: 83[]
  42. Кни­га сбо­ра денег на охот­ни­чьи про­го­ны с поме­стий и вот­чин и денег за стре­лец­ких лоша­дей с поме­стий вдов и недо­рос­лей Шелон­ской пяти­ны Залес­ской поло­ви­ны губ­ных ста­рост Пау­ка Косиц­ко­го и Федо­ра Велья­ми­но­ва. 1601/02 // РГА­ДА, ф. 1209, д. 16964, л. 38 об.[]
  43. Пла­теж­ные кни­ги денег ямским охот­ни­кам на про­го­ны и за стре­лец­ких лоша­дей Залес­ской поло­ви­ны Шелон­ской пяти­ны сбо­ра губ­ных ста­рост Пау­ка Косиц­ко­го и Федо­ра Велья­ми­но­ва 1607, июля // РГА­ДА, ф. 1209, д. 16662, л. 127 об.[]
  44. Лиха­чев Н. П. Десят­ня нови­ков, повер­стан­ных в 1596 г. с. 191.[]
  45. НПК. Т. 4. Стб. 419-21, 432-33.[]
  46. РГА­ДА. Ф. 1209.
    Помест­ный при­каз. Оп. 1. Д. 819. Л. 58[]
  47. Самок­ва­сов Д. Я. Архив­ный мате­ри­ал … Т. 1. С. 11-13[]
  48. Отдель­ная выпись пис­ца Ива­на Мат­ве­е­ви­ча Дени­сье­ва кн. Леон­тию Андре­еву сыну Бело­сель­ско­го на часть про­жи­точ­но­го поме­стья Окси­ньи, вдо­вы кн. Семе­на Андре­ева сына Бело­сель­ско­го, д. Тесен­ка и жере­бий д. Вост­рая Лука в Вель­ском пого­сте Шелон­ской пяти­ны.[]
  49. Допол­не­ния к Актам исто­ри­че­ским, собран­ные и издан­ные Архео­гра­фи­че­скою комис­си­ею. СПб., 1846. Т. I. № 47. С. 65-66.[]
  50. Архив исто­ри­ко-юри­ди­че­ских све­де­ний, отно­ся­щих­ся до Рос­сии. Кн. 2. Ч. 1. М., 1855. Отд. 2. С. 63 (вто­ро­го сче­та).[]
  51. Самок­ва­сов Д. Я. Архив­ный мате­ри­ал. Ново­от­кры­тые доку­мен­ты помест­но-вот­чин­ных учре­жде­ний Мос­ков­ско­го госу­дар­ства XV–XVII сто­ле­тий. – М., 1905. – Т. 1. – Отдел II. – С. 15.[]
  52. Самок­ва­сов Д. Я. Архив­ный мате­ри­ал. Ново­от­кры­тые доку­мен­ты по-мест­но-вот­чин­ных учре­жде­ний Мос­ков­ско­го госу­дар­ства XV–XVII сто­ле­тий. Т. 1. Отд. 2. М., 1905. С. 54–55.[]
  53. Самок­ва­сов Д. Я. Архив­ный мате­ри­ал. Ново­от­кры­тые доку­мен­ты помест­но-вот­чин­ных учре­жде­ний Мос­ков­ско­го госу­дар­ства XV–XVII сто­ле­тий. – М., 1905. – Т. 1. – Отдел II.[]
  54. РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 819.Л. 54 об., 86 об.[]
  55. Запис­ная кни­га ста­рых кре­по­стей 1598 г. Без нача­ла. // Копа­нев А.И. Мате­ри­а­лы по исто­рии кре­стьян­ства кон­ца XVI и пер­вой поло­ви­ны XVII в. // Мате­ри­а­лы и сооб­ще­ния по фон­дам Отде­ла руко­пис­ной и ред­кой кни­ги Биб­лио­те­ки АН СССР, М.; Л., 1966. С. 179.[]
  56. Пла­теж­ные кни­ги Шелон­ской пяти­ны Зарус­кой поло­ви­ны выбор­ных губ­ных ста­рост Бори­са Нази­мо­ва и Федо­ра Голо­ви­на. 1585/86 // РГА­ДА, ф. 1209, оп. 1, д. 16942, л. 104 об.[]
  57. Запис­ная кни­га ста­рых кре­по­стей 1598 г. Без нача­ла. // Копа­нев А.И. Мате­ри­а­лы по исто­рии кре­стьян­ства кон­ца XVI и пер­вой поло­ви­ны XVII в. // Мате­ри­а­лы и сооб­ще­ния по фон­дам Отде­ла руко­пис­ной и ред­кой кни­ги Биб­лио­те­ки АН СССР, М.; Л., 1966. С. 179.[]
  58. Кни­га сбо­ра денег на охот­ни­чьи про­го­ны с поме­стий и вот­чин, намест­ни­ча дохо­да (с Буреж­ско­го пого­ста) и денег за стре­лец­ких лоша­дей с поме­стий вдов и недо­рос­лей Шелон­ской пяти­ны Зарус­ской поло­ви­ны губ­но­го ста­ро­сты Семе­на Узко­го. 1601, декаб­ря до 20 // РГА­ДА, ф. 1209, д. 16964, л. 103.[]
  59. Дозор­ные кни­ги Зарус­ской поло­ви­ны Шелон­ской пяти­ны дозо­ра Пет­ра Андре­ева сына Ноги­на и подья­че­го Ники­ты Мол­ча­но­ва. 1611, сен­тяб­ря // RA, NOA, serie 1:70. С. 97.[]
  60. Самок­ва­сов Д. Я. Архив­ный мате­ри­ал. Ново­от­кры­тые доку­мен­ты помест­но-вот­чин­ных учре­жде­ний Мос­ков­ско­го госу­дар­ства XV–XVII сто­ле­тий. – М., 1905. – Т. 1. – Отдел II.[]
  61. Рус­ский дипло­ма­та­рий … Вып. 10. С. 68, 72, 76.[]
  62. Самок­ва­сов Д. Я. Архив­ный мате­ри­ал: Ново­от­кры­тые доку­мен­ты по-мест­но-вот­чин­ных учре­жде­ний Мос­ков­ско­го цар­ства. Ч. 2. С. 150.[]
  63. Быч­ко­ва М. Е. Состав клас­са фео­да­лов Рос­сии в XVI в. С. 177; Памят­ни­ки исто­рии рус­ско­го слу­жи­ло­го сосло­вия. С. 184, 202.[]
  64. Десят­ня Вод­ской пяти­ны 1605 года / Подг. Н.В.Мятлевым // ИРГО. 1911. № 4. С. 506[]
  65. РИБ. Т. 22. Стб. 56.[]
  66. Лиха­чев Н. П. Десят­ня нови­ков, повер­стан­ных в 1596 г. С. 191.[]
  67. Кни­ги пере­пис­ные суд­ным и раз­бой­ным и тати­ным делам и запис­кам и кни­гам при­ход­ным пошлин­ным ден­гам с суд­ных и с управ­ных дел и холо­пьим кни­гам, кото­рые дела были в Суд­ном при­ка­зе при раз­ных вое­во­дах и вла­ды­ках. 1584-1605 // СПбИИ, кол. 2, оп. 1, д. 12, л. 141.[]
  68. Отдел подья­чим Бог­да­ном Лео­ни­до­вым части поме­стья кн. Ива­на Мещер­ско­го во Вве­ден­ском Дудо­ров­ском пого­сте Ива­ну Мат­ве­е­ву сыну Хому­то­ва и дру­гой части поме­стья кн. И.Мещерского в Кипен­ском и Дудо­ров­ском пого­стах кня­зьям Бог­да­ну, Заха­рию и Миха­и­лу Бело­сель­ским, а так­же кн. З. и М. Бело­сель­ским части поме­стья кн. Тимо­фея Мещер­ско­го в Дудо­ров­ском и Николь­ском Ижер­ском пого­стах. 1599. 5.02 // РГА­ДА, ф. 1209, д. 16960, л. 25-36.[]
  69. Кни­га сбо­ра денег на охот­ни­чьи про­го­ны с поме­стий и вот­чин, при­суд­ных и оброч­ных денег с сох и с ряд­ка Кле­ток в Ижер­ском пого­сте, пораль­ских денег намест­ни­ча дохо­да с Водос­ской воло­сти и денег за стре­лец­ких лоша­дей с поме­стий вдов и недо­рос­лей Вод­ской пяти­ны Корель­ской поло­ви­ны губ­но­го ста­ро­сты Бори­са Велья­ше­ва. 1602, апре­ля до 21 // РГА­ДА, ф. 1209, д. 16964, л. 57.[]
  70. Десят­ня Вод­ской пяти­ны 1605 года / Подг. Н.В.Мятлевым // ИРГО. 1911. № 4. С. 474.[]
  71. Пла­теж­ные кни­ги денег ямским охот­ни­кам на про­го­ны, оброч­ных с рыб­ных ловель, пищаль­ных и при­суд­ных денег Вод­ской пяти­ны Корель­ской поло­ви­ны сбо­ра губ­ных ста­рост Кузь­мы Бров­цы­на да Мат­вея Куше­ле­ва 1607/08 // РГА­ДА, ф. 1209, д. 16662, л. 214 об.[]
  72. Жало­ван­ные и дру­гие гра­мо­ты поль­ско­го коро­ля Сигиз­мун­да мос­ков­ским санов­ни­кам, дво­ря­нам, детям бояр­ским и дру­гим лицам на отчи­ны и поме­стья, денеж­ные и хлеб­ные окла­ды, дво­ры и пр. по слу­чаю избра­ния сына его, коро­ле­ви­ча Вла­ди­сла­ва на Мос­ков­ский пре­стол. 1610-1612 // Акты Запад­ной Рос­сии. Т. 4. СПб., 1851. С. 337-338. № 138.[]
  73. Дозор­ная кни­га Вод­ской пяти­ны Корель­ской поло­ви­ны. 1612 // RA, NOA, serie 1: 39. С. 154 (СПбИИ, м/ф 349 (без паги­на­ции).[]
  74. Даточ­ные кни­ги (без нача­ла) Вод­ской пяти­ны. 1612/13 // RA, NOA, serie 1:37. С. 10.[]
  75. Даточ­ные кни­ги (без нача­ла) Вод­ской пяти­ны. 1612/13 // RA, NOA, serie 1:37. С. 11.[]
  76. Лиха­чев Н. П. Десят­ня нови­ков, повер­стан­ных в 1596 г. С. 191.[]
  77. Кни­ги пере­пис­ные суд­ным и раз­бой­ным и тати­ным делам и запис­кам и кни­гам при­ход­ным пошлин­ным ден­гам с суд­ных и с управ­ных дел и холо­пьим кни­гам, кото­рые дела были в Суд­ном при­ка­зе при раз­ных вое­во­дах и вла­ды­ках. 1584-1605 // СПбИИ, кол. 2, оп. 1, д. 12, л. 50-50 об.[]
  78. Отдел подья­чим Бог­да­ном Лео­ни­до­вым части поме­стья кн. Ива­на Мещер­ско­го во Вве­ден­ском Дудо­ров­ском пого­сте Ива­ну Мат­ве­е­ву сыну Хому­то­ва и дру­гой части поме­стья кн. И.Мещерского в Кипен­ском и Дудо­ров­ском пого­стах кня­зьям Бог­да­ну, Заха­рию и Миха­и­лу Бело­сель­ским, а так­же кн. З. и М. Бело­сель­ским части поме­стья кн. Тимо­фея Мещер­ско­го в Дудо­ров­ском и Николь­ском Ижер­ском пого­стах. 1599. 5.02 // РГА­ДА, ф. 1209, д. 16960, л. 25-36.[]
  79. Кни­га сбо­ра денег на охот­ни­чьи про­го­ны с поме­стий и вот­чин, при­суд­ных и оброч­ных денег с сох и с ряд­ка Кле­ток в Ижер­ском пого­сте, пораль­ских денег намест­ни­ча дохо­да с Водос­ской воло­сти и денег за стре­лец­ких лоша­дей с поме­стий вдов и недо­рос­лей Вод­ской пяти­ны Корель­ской поло­ви­ны губ­но­го ста­ро­сты Бори­са Велья­ше­ва. 1602, апре­ля до 21 // РГА­ДА, ф. 1209, д. 16964, л. 58 об.[]
  80. Десят­ня Вод­ской пяти­ны 1605 года / Подг. Н.В.Мятлевым // ИРГО. 1911. № 4. С. 474.[]
  81. Пла­теж­ные кни­ги денег ямским охот­ни­кам на про­го­ны, оброч­ных с рыб­ных ловель, пищаль­ных и при­суд­ных денег Вод­ской пяти­ны Корель­ской поло­ви­ны сбо­ра губ­ных ста­рост Кузь­мы Бров­цы­на да Мат­вея Куше­ле­ва 1607/08 // РГА­ДА, ф. 1209, д. 16662, л. 215 об.[]
  82. Жало­ван­ные и дру­гие гра­мо­ты поль­ско­го коро­ля Сигиз­мун­да мос­ков­ским санов­ни­кам, дво­ря­нам, детям бояр­ским и дру­гим лицам на отчи­ны и поме­стья, денеж­ные и хлеб­ные окла­ды, дво­ры и пр. по слу­чаю избра­ния сына его, коро­ле­ви­ча Вла­ди­сла­ва на Мос­ков­ский пре­стол. 1610-1612 // Акты Запад­ной Рос­сии. Т. 4. СПб., 1851. С. 337-338. № 138.[]
  83. Спи­сок ново­торж­цов дво­рян и детей бояр­ских, спи­сан с спис­ка, каков при­сла­ли ис Торш­ку вое­во­ды кн. Михай­ло Бело­сель­ской да Иван Уру­сов во 121-м году июля в 4 день за сво­и­ми рука­ми // Кни­га сыск­ная дво­рян и детей бояр­ских роз­ных горо­дов // ОР РНБ, Эрм. 394 (без паги­на­ции).[]
  84. Гра­мо­та в Тор­жок к вое­во­дам кн. М. В. Бело­сель­ско­му и И.С.Урусову о дей­стви­ях про­тив каза­чье­го отря­да Л.С.Плещеева. 1613 мар­та 18 // Луки­чев М.П. Бояр­ские кни­ги XVII века. Тру­ды по исто­рию и источ­ни­ко­ве­де­нию. М., 2004. С. 226.[]
  85. Рас­спрос­ные речи Л.С.Плещеева. 1623, не ранее 5 авгу­ста // Луки­чев М.П. Бояр­ские кни­ги XVII века. Тру­ды по исто­рию и источ­ни­ко­ве­де­нию. М., 2004. С. 231-234.[]
  86. Бар­су­ков А.П. Спис­ки горо­до­вых вое­вод и дру­гих диц вое­вод­ско­го управ­ле­ния Мос­ков­ско­го госу­дар­ства. XVII в. СПб., 1902. С. 198.[]
  87. Бар­су­ков А.П. Спис­ки горо­до­вых вое­вод и дру­гих диц вое­вод­ско­го управ­ле­ния Мос­ков­ско­го госу­дар­ства. XVII в. СПб., 1902. С. 245.[]
  88. Поруч­ная запись нов­го­род­ских детей бояр­ских тол­ма­чу Посоль­ско­го при­ка­за Андру­су Фен­тье­ву или Андрею Софон­тье­ву по нем­чине Арне Буке. 1616, авгу­ста // РГА­ДА, ф. 96, 1616, д. 8, л. 527.[]
  89. Раз­ряд­ная кни­га 125 г. // ВОИДР. Т. 3. М., 1849. С. 97.[]
  90. Отдел руко­пи­сей ГИМ.Ф. 550. F.IV.529., л. 947об.–951.[]
  91. РГА­ДА. Ф. 210. Раз­ряд­ный при­каз. Оп. 18. Стб. 162. Л. 1–5, 11–14, 6–10 (листы пере­пу­та­ны).[]
  92. РГА­ДА. Ф. 210. Раз­ряд­ный при­каз. Оп. 18. Стб. 162. Л. 1–5, 11–14, 6–10 (листы пере­пу­та­ны).[]
  93. Копа­нев А. И. Мате­ри­а­лы по исто­рии кре­стьян­ства кон­ца XVI и пер­вой поло­ви­ны XVII в. // Мате­ри­а­лы и сооб­ще­ния по фон­дам Отде­ла руко­пис­ной и ред­кой кни­ги Биб­лио­те­ки АН СССР. М.; Л., 1966. С. 167; Чет­верт­чи­ки Смут­но­го вре­ме­ни. 1604–1617 гг. // ЧОИДР. 1912. Кн. 2. С. 26; РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 819. Л. 63 об. Архив­ные мате­ри­а­лы о бра­тьях Миха­и­ле и Иване Кур­ба­то­вых Бело­сель­ских систе­ма­ти­зи­ро­ва­ны в про­со­по­гра­фи­че­ской базе А. А. Сели­на[]
  94. Запис­ная кни­га ста­рых кре­по­стей 1598 г. Без нача­ла. // Копа­нев А.И. Мате­ри­а­лы по исто­рии кре­стьян­ства кон­ца XVI и пер­вой поло­ви­ны XVII в. // Мате­ри­а­лы и сооб­ще­ния по фон­дам Отде­ла руко­пис­ной и ред­кой кни­ги Биб­лио­те­ки АН СССР, М.; Л., 1966. С. 167.[]
  95. Запис­ная кни­га ста­рых кре­по­стей 1598 г. Без нача­ла. // Копа­нев А.И. Мате­ри­а­лы по исто­рии кре­стьян­ства кон­ца XVI и пер­вой поло­ви­ны XVII в. // Мате­ри­а­лы и сооб­ще­ния по фон­дам Отде­ла руко­пис­ной и ред­кой кни­ги Биб­лио­те­ки АН СССР, М.; Л., 1966. С. 167.[]
  96. Кни­ги пере­пис­ные суд­ным и раз­бой­ным и тати­ным делам и запис­кам и кни­гам при­ход­ным пошлин­ным ден­гам с суд­ных и с управ­ных дел и холо­пьим кни­гам, кото­рые дела были в Суд­ном при­ка­зе при раз­ных вое­во­дах и вла­ды­ках. 1584-1605 // СПбИИ, кол. 2, оп. 1, д. 12, л. 141.[]
  97. Там же, л. 47.[]
  98. Там же, л. 50-50 об.[]
  99. Запис­ная кни­га ста­рых кре­по­стей 1598 г. Без нача­ла. // Копа­нев А.И. Мате­ри­а­лы по исто­рии кре­стьян­ства кон­ца XVI и пер­вой поло­ви­ны XVII в. // Мате­ри­а­лы и сооб­ще­ния по фон­дам Отде­ла руко­пис­ной и ред­кой кни­ги Биб­лио­те­ки АН СССР, М.; Л., 1966. С. 167.[]
  100. Дозор­ные кни­ги Зарус­ской поло­ви­ны Шелон­ской пяти­ны дозо­ра Пет­ра Андре­ева сына Ноги­на и подья­че­го Ники­ты Мол­ча­но­ва. 1611, сен­тяб­ря // RA, NOA, serie 1:70. С.114.[]
  101. Гра­мо­та царя Ива­на Васи­лье­ви­ча об отстав­ке со служ­бы кн. Вла­ди­ми­ра и Васи­лия Ива­но­ви­чей Бело­сель­ских. 1554. 17.08 // ДАИ. Т. 1. СПб., 1846. № 47.I. С. 65-66.[]
  102. Ввоз­ная гра­мо­та Семе­ну и Гри­де Васи­лье­вым детям Хар­ла­мо­ва на поме­стье кня­ги­ни Кате­ри­ны, вдо­вы кня­зя Кур­ба­та Бело­сель­ско­го в Рож­де­ствен­ском Бель­ском пого­сте Шелон­ской пяти­ны. 1572. 4.11 // РГА­ДА, ф. 1209, д. 16931, л. 73-74 об.[]
  103. Запис­ная кни­га ста­рых кре­по­стей 1598 г. Без нача­ла. // Копа­нев А.И. Мате­ри­а­лы по исто­рии кре­стьян­ства кон­ца XVI и пер­вой поло­ви­ны XVII в. // Мате­ри­а­лы и сооб­ще­ния по фон­дам Отде­ла руко­пис­ной и ред­кой кни­ги Биб­лио­те­ки АН СССР, М.; Л., 1966. С. 167).[]
  104. Кни­ги пере­пис­ные суд­ным и раз­бой­ным и тати­ным делам и запис­кам и кни­гам при­ход­ным пошлин­ным ден­гам с суд­ных и с управ­ных дел и холо­пьим кни­гам, кото­рые дела были в Суд­ном при­ка­зе при раз­ных вое­во­дах и вла­ды­ках. 1584-1605 // СПбИИ, кол. 2, оп. 1, д. 12, л. 141.[]
  105. Кни­ги пере­пис­ные суд­ным и раз­бой­ным и тати­ным делам и запис­кам и кни­гам при­ход­ным пошлин­ным ден­гам с суд­ных и с управ­ных дел и холо­пьим кни­гам, кото­рые дела были в Суд­ном при­ка­зе при раз­ных вое­во­дах и вла­ды­ках. 1584-1605 // СПбИИ, кол. 2, оп. 1, д. 12, л. 47.[]
  106. там же, л. 50-50 об.[]
  107. Кни­ги пере­пис­ные суд­ным и раз­бой­ным и тати­ным делам и запис­кам и кни­гам при­ход­ным пошлин­ным ден­гам с суд­ных и с управ­ных дел и холо­пьим кни­гам, кото­рые дела были в Суд­ном при­ка­зе при раз­ных вое­во­дах и вла­ды­ках. 1584-1605 // СПбИИ, кол. 2, оп. 1, д. 12, л. 61.[]
  108. там же, л. 352.[]
  109. Чет­верт­чи­ки Смут­но­го вре­ме­ни. 1604-1617 гг. (Смут­ное вре­мя Мос­ков­ско­го госу­дар­ства. Вып. 9) / Пред. Л.М.Сухотина // ЧОИДР. 1912. Кн. 2. С. 26.[]
  110. Опись и про­да­жа с пуб­лич­но­го тор­га остав­ше­го­ся име­ния по уби­е­нию наро­дом обви­нен­но­го в измене Михай­лы Тати­ще­ва в 116 году. 1608/09 // ВОИДР. Кн. 8. 1850. С. 28.[]
  111. РГА­ДА. Ф. 210. Раз­ряд­ный при­каз. Оп. 18. Стб. 162. Л. 1–5, 11–14, 6–10 (листы пере­пу­та­ны).[]
  112. Дозор­ные кни­ги Зарус­ской поло­ви­ны Шелон­ской пяти­ны дозо­ра Пет­ра Андре­ева сына Ноги­на и подья­че­го Ники­ты Мол­ча­но­ва. 1611, сен­тяб­ря // RA, NOA, serie 1:70. С. 97.[]
  113. Десят­ня денеж­ной раз­да­чи нов­го­род­цам Шелон­ской пяти­ны кн. Д.И.Мезецким и дья­ка­ми М.Милославским и Д.Семеновым. 1621. 4.07 // РГА­ДА, ф. 210, оп. 4, д. 131, л. 6 об., 8.[]
  114. Спи­сок с дозор­ной кни­ги помест­ных, вот­чин­ных и пусто­по­роз­жих земель Шелон­ской пяти­ны Залес­ской поло­ви­ны пись­ма и дозо­ра В.Волконского и В.Андреева. 1628.[]
  115. Допол­не­ния к Актам исто­ри­че­ским, собран­ные и издан­ные Архео­гра­фи­че­скою комис­си­ею. СПб., 1846. Т. I. № 47. С. 65-66.[]
  116. Ввоз­ная гра­мо­та дья­ков Шепе­ля Оси­по­ва сына Ови­но­ва и Ива­на Мат­ве­е­ва Окси­нье, вдо­ве кн. Семе­на Андре­ева сына Бело­сель­ско­го, на про­жи­точ­ное поме­стье дд. Вост­рая Лука и Тесен­ка в Вель­ском пого­сте Шелон­ской пяти­ны. Самок­ва­сов Д. Я. Архив­ный мате­ри­ал … Т. 1. С. 11-13.[]
  117. Отдель­ная выпись пис­цов Васи­лия Ники­ти­ча Бори­со­ва и Ильи Ники­фо­ро­ва сына Дубен­ско­го кн. Леон­тию Андре­еву сыну Бело­сель­ско­го на поме­стье его деда кн. Васи­лия Бело­сель­ско­го с. Вет­ши с дд. и почч. в Вель­ском пого­сте Зарус­ской поло­ви­ны Шелон­ской пяти­ны.[]
  118. Отдель­ная выпись пис­ца Ива­на Мат­ве­е­ви­ча Дени­сье­ва кн. Леон­тию Андре­еву сыну Бело­сель­ско­го на часть про­жи­точ­но­го поме­стья Окси­ньи, вдо­вы кн. Семе­на Андре­ева сына Бело­сель­ско­го, д. Тесен­ка и жере­бий д. Вост­рая Лука в Вель­ском пого­сте Шелон­ской пяти­ны.[]
  119. Самок­ва­сов Д. Я. Архив­ный мате­ри­ал … Т. 1. С. 11-13.[]
  120. Отдель­ная выпись пис­цов Васи­лия Ники­ти­ча Бори­со­ва и Ильи Ники­фо­ро­ва сына Дубен­ско­го кн. Леон­тию Андре­еву сыну Бело­сель­ско­го на поме­стье его деда кн. Васи­лия Бело­сель­ско­го с. Вет­ши с дд. и почч. в Вель­ском пого­сте Зарус­ской поло­ви­ны Шелон­ской пяти­ны.[]
  121. Отдель­ная выпись пис­ца Ива­на Мат­ве­е­ви­ча Дени­сье­ва кн. Леон­тию Андре­еву сыну Бело­сель­ско­го на часть про­жи­точ­но­го поме­стья Окси­ньи, вдо­вы кн. Семе­на Андре­ева сына Бело­сель­ско­го, д. Тесен­ка и жере­бий д. Вост­рая Лука в Вель­ском пого­сте Шелон­ской пяти­ны.[]
  122. Пла­теж­ные кни­ги Шелон­ской пяти­ны Зарус­кой поло­ви­ны выбор­ных губ­ных ста­рост Бори­са Нази­мо­ва и Федо­ра Голо­ви­на. 1585/86 // РГА­ДА, ф. 1209, оп. 1, д. 16942, л. 101 об.[]
  123. Кни­ги кабаль­ные. 1598, сент.-1599, апр. // АЮБ. Т. 2. № 131.I. Ст. 117-125.[]
  124. Кни­ги кабаль­ные. 1598, сент.-1599, апр. // АЮБ. Т. 2. № 131.I. Ст. 117-125.[]
  125. Кни­га сбо­ра денег на охот­ни­чьи про­го­ны с поме­стий и вот­чин, намест­ни­ча дохо­да (с Буреж­ско­го пого­ста) и денег за стре­лец­ких лоша­дей с поме­стий вдов и недо­рос­лей Шелон­ской пяти­ны Зарус­ской поло­ви­ны губ­но­го ста­ро­сты Семе­на Узко­го. 1601, декаб­ря до 20 // РГА­ДА, ф. 1209, д. 16964, л. 101 об.[]
  126. Дозор­ные кни­ги Зарус­ской поло­ви­ны Шелон­ской пяти­ны дозо­ра Пет­ра Андре­е­е­ва сына Ноги­на и подья­че­го Ники­ты Мол­ча­но­ва. 1611, сен­тяб­ря // RA, NOA, serie 1:70. С. 9.[]
  127. Гра­мо­та ямско­му устрой­щи­ку Яжел­биц­ко­го яма подья­че­му Афа­на­сию Михай­ло­ву о сыс­ке, взял ли ямской охот­ник под­мож­ные день­ги у подья­че­го Неми­ра Руч­ки­на. 1604, июля // СПбИИ, кол. 276, оп. 1, д. 27, л. 197-200.[]
  128. Чело­бит­ная кн. Яко­ва Бог­да­но­ва сына Бело­сель­ско­го о том, что его сосед кн. Сте­пан Елец­кий не пла­тит под­мо­ги на Яжел­биц­кий ям. 1604. 21.07 // СПбИИ, кол. 276, оп. 1, д. 27, л. 202-203.[]
  129. Дозор­ная кни­га Вод­ской пяти­ны Корель­ской поло­ви­ны. 1612 // RA, NOA, serie 1: 39. С. 155 (СПбИИ, м/ф 349 (без паги­на­ции.[]
  130. Отдел губ­ным ста­ро­стой Миха­и­лом Нее­ло­вым поме­стья кня­зя Яко­ва Бело­сель­ско­го в Дмит­ри­ев­ском Горо­ден­ском и Дудо­ров­ском пого­стах Вод­ской пяти­ны Ники­фо­ру Семе­но­ву сыну Биби­ко­ву. 1612. 17.03 // RA, NOA, serie 1:69. С. 7-13 (СПбИИ, м/ф 320 (без паги­на­ции[]
  131. Рос­пись поме­стьям детей бояр­ских Шелон­ской пяти­ны, кото­рым даны поме­стья в 121 и 122 гг. 1613/14 // RA, NOA, serie 2: 139, л. 6.[]
  132. АМГ. Т. 1. СПб., 1890. № 158. С. 183–184[]
  133. Отдел губ­ным ста­ро­стой Миха­и­лом Нее­ло­вым Бог­да­ну Ива­но­ву сыну Сама­ри­ну и княжне Олене, доче­ри кн. Бог­да­на Бело­сель­ско­го части поме­стья кн. Яко­ва Бело­сель­ско­го в Горо­ден­ском пого­сте Вод­ской пяти­ны. 1612. 3.09 // RA, NOA, serie 1:69. С. 17-21 (СПбИИ, м/ф 320 (без паги­на­ции).[]
  134. Кни­ги при­ход­ные трех пятин Дерев­ские и Вотц­кие и Шелон­ские 122 года, а в них запис­ка пошлин­ным день­гам с помест­ных дел. 1613/14 // RA, NOA, serie I: 44. С. 45-46.[]
  135. Кни­га сбо­ра денег на охот­ни­чьи про­го­ны с поме­стий и вот­чин, намест­ни­ча дохо­да (с Буреж­ско­го пого­ста) и денег за стре­лец­ких лоша­дей с поме­стий вдов и недо­рос­лей Шелон­ской пяти­ны Зарус­ской поло­ви­ны губ­но­го ста­ро­сты Семе­на Узко­го. 1601, декаб­ря до 20 // РГА­ДА, ф. 1209, д. 16964, л. 107.[]
  136. Обыск­ные кни­ги Шелон­ской пяти­ны Зарус­ской поло­ви­ны Яко­ва (Вилья­на) Федо­ро­ви­ча Бере­зи­на, Алек­сандра Ага­фо­но­ви­ча Один­цо­ва и подья­че­го Семе­на Шуст­о­ва. 1612 // RA, NOA, serie I: 28. С. 224-225.[]
  137. Дело по пись­му кня­зя Васи­лия Ива­но­ва Бело­сель­ско­го и Сте­па­на Фоми­на Тима­ше­ва о неза­кон­ной тор­гов­ле людей Ста­ро­рус­ско­го уез­да Дол­жин­ской воло­сти и Пор­хов­ско­го уез­да двор­цо­вых сел с пско­ви­ча­ми 13.01.1613 — янв. 1615 // RA, NOA, serie 2: 20, л. 1-70.[]
  138. Поруч­ная запись по Федо­ру Про­ко­фье­ву о бытии в посы­лоч­ных подья­чих Помест­но­го при­ка­за. 1613, февр. // RA, NOA, serie 2:174, л. 46.[]
  139. При­го­вор нов­го­род­ских мит­ро­по­ли­та Иси­до­ра, вое­во­ды кн.И.Н.Одоевского и зем­ских чинов об отпус­ке в Выборг упол­но­мо­чен­ных для пред­ло­же­ния швед­ско­му прин­цу Кар­лу Филип­пу нов­го­род­ско­го пре­сто­ла. 1613. 27.07 // ДАИ. Т. 2. СПб., 1846. С. 5-8.[]
  140. РГА­ДА. Ф. 210. Раз­ряд­ный при­каз. Оп. 18. Стб. 162. Л. 1–5, 11–14, 6–10 (листы пере­пу­та­ны).[]
  141. Твер­ские акты. Вып. 2. Тверь, 1897. С. 30, 35[]
  142. об этом см.: Яко­влев А. И. Засеч­ная чер­та Мос­ков­ско­го го-судар­ства в XVII веке: очерк из исто­рии обо­ро­ны южной окра­и­ны Мос­ков­ско­го госу­дар­ства. М., 1916. С. 236–243, 72, 75, 129, 269–270.[]
  143. РИБ. Т. 18. СПб., 1898. Стб. 955, 975–76; АИ. Т. 4. СПб., 1842. № 32. С. 77–78.[]
  144. РИБ. Т. 10. СПб., 1886. С. 310, 329; Двор­цо­вые раз­ря­ды. Т. 2. СПб., 1851. С. 754; Т. 3. С. 31; АМГ. Т. 2. СПб., 1894. № 241–242. С. 151.[]
  145. Двор­цо­вые раз­ря­ды. Т. 3. СПб., 1852. Стб. 125.[]
  146. Двор­цо­вые раз­ря­ды. Т. 3. СПб., 1852. Стб. 125–126.[]
  147. РГА­ДА. Ф. 210. Раз­ряд­ный при­каз. Оп. 17. Стб. 30. Л. 1.[]
  148. РГА­ДА. Ф. 210. Оп. 17. Стб. 30. Л. 1.[]
  149. РГА­ДА. Ф. 210. Раз­ряд­ный при­каз. Оп. 18. Стб. 162. Л. 1–5, 11–14, 6–10 (листы пере­пу­та­ны).[]
  150. Дозор­ные кни­ги Зарус­ской поло­ви­ны Шелон­ской пяти­ны дозо­ра Пет­ра Андре­е­е­ва сына Ноги­на и подья­че­го Ники­ты Мол­ча­но­ва. 1611, сен­тяб­ря // RA, NOA, serie 1:70. С. 9.[]
  151. Обыск­ные кни­ги Шелон­ской пяти­ны Зарус­ской поло­ви­ны Яко­ва (Вилья­на) Федо­ро­ви­ча Бере­зи­на, Алек­сандра Ага­фо­но­ви­ча Один­цо­ва и подья­че­го Семе­на Шуст­о­ва. 1612 // RA, NOA, serie I: 28. С. 157-158.[]
  152. Дозор­ная кни­га Зарус­ской поло­ви­ны Шелон­ской пяти­ны дозо­ра Мики­ты Федо­ро­ви­ча Шеле­пи­на и подья­че­го Андрея Колом­ско­го. 1615. 30.08 // RA, NOA, serie I: 1. С. 13.[]
  153. РГА­ДА. Ф. 210. Раз­ряд­ный при­каз. Оп. 18. Стб. 162. Л. 1–5, 11–14, 6–10 (листы пере­пу­та­ны).[]
  154. Дозор­ная кни­га Зарус­ской поло­ви­ны Шелон­ской пяти­ны дозо­ра Мики­ты Федо­ро­ви­ча Шеле­пи­на и подья­че­го Андрея Колом­ско­го. 1615. 30.08 // RA, NOA, serie I: 1. С. 13.[]
  155. Десят­ня денеж­ной раз­да­чи нов­го­род­цам Шелон­ской пяти­ны кн. Д.И.Мезецким и дья­ка­ми М.Милославским и Д.Семеновым. 1621. 4.07 // РГА­ДА, ф. 210, оп. 4, д. 131, л. 67 об.[]
  156. РГА­ДА. Ф. 210. Раз­ряд­ный при­каз. Оп. 18. Стб. 162. Л. 1–5, 11–14, 6–10 (листы пере­пу­та­ны).[]
  157. Кни­ги пере­пис­ные суд­ным и раз­бой­ным и тати­ным делам и запис­кам и кни­гам при­ход­ным пошлин­ным ден­гам с суд­ных и с управ­ных дел и холо­пьим кни­гам, кото­рые дела были в Суд­ном при­ка­зе при раз­ных вое­во­дах и вла­ды­ках. 1584-1605 // СПбИИ, кол. 2, оп. 1, д. 12, л. 44 об.[]
  158. Нов­го­род­ские запис­ные кабаль­ные кни­ги 100-104 и 111 годов. М.; Л., 1938. С. 360.[]
  159. Кни­га сбо­ра денег на охот­ни­чьи про­го­ны с поме­стий и вот­чин и денег за стре­лец­ких лоша­дей с поме­стий вдов и недо­рос­лей Шелон­ской пяти­ны Залес­ской поло­ви­ны губ­ных ста­рост Пау­ка Косиц­ко­го и Федо­ра Велья­ми­но­ва. 1601/02 // РГА­ДА, ф. 1209, д. 16964, л. 32 об.[]
  160. Пла­теж­ные кни­ги денег ямским охот­ни­кам на про­го­ны и за стре­лец­ких лоша­дей Залес­ской поло­ви­ны Шелон­ской пяти­ны сбо­ра губ­ных ста­рост Пау­ка Косиц­ко­го и Федо­ра Велья­ми­но­ва 1607, июля // РГА­ДА, ф. 1209, д. 16662, л.122.[]
  161. Отдел губ­ным ста­ро­стой Федо­ром Велья­ми­но­вым Федо­ру Буда­е­ву сыну Выше­слав­цо­ву поме­стья кн. Ива­на Бело­сель­ско­го в Котор­ском пого­сте Шелон­ской пяти­ны. 1611. 18.01 // RA, NOA, serie 1:41. С. 177-181 (СПбИИ, м/ф. 293 (без паги­на­ции).[]
  162. Кни­ги при­ход­ные трех пятин Дерев­ские и Вотц­кие и Шелон­ские 122 года, а в них запис­ка пошлин­ным день­гам с помест­ных дел. 1613/14 // RA, NOA, serie I: 44. С. 72.[]
  163. РГА­ДА. Ф. 210. Раз­ряд­ный при­каз. Оп. 18. Стб. 162. Л. 1–5, 11–14, 6–10 (листы пере­пу­та­ны).[]
  164. Собра­ние Госу­дар­ствен­но­го Вла­ди­ми­ро-Суз­даль­ско­го исто­ри­ко-архи­тек­тур­но­го и худо­же­ствен­но­го музея-запо­вед­ни­ка (ГВСМЗ). № В-29600/1480. Л. 70.
    Бла­го­да­рю М. И Давы­до­ва, сооб­щив­ше­го эти све­де­ния.[]
  165. Еси­пов Г. В. Тай­ная кан­це­ля­рия. Из дел Пре­об­ра­жен­ско­го при­ка­за и Тай­ной кан­це­ля­рии. СПб., 2010. С. 85.[]
  166. ГВСМЗ.
    № В-29600/1480. Л. 69 об.[]
  167. РГА­ДА, ф.1209, Торо­пец, Дела моло­дых лет, е.х.8279, лл.11-14об.; ф.1209, оп.2, е.х.1262. лл.207, 859-859 об.[]
  168. РГА­ДА, ф.1209, оп.2, отказ­ные кни­ги по Яро­слав­лю, е.х.12627, лл.984-985об.[]
  169. РГА­ДА, ф.1209, Торо­пец, Дела моло­дых лет, е.х.8279, лл.11-14об.; ф.1209, оп.2, е.х.1262. лл.207, 859-859 об.[]
  170. РГА­ДА, ф.1209, Торо­пец, Дела моло­дых лет, е.х.8279, лл.11-14об.; ф.1209, оп.2, е.х.1262. лл.207, 859-859 об.[]
  171. Собра­ние Госу­дар­ствен­но­го Вла­ди­ми­ро-Суз­даль­ско­го исто­ри­ко-архи­тек­тур­но­го и худо­же­ствен­но­го музея-запо­вед­ни­ка (ГВСМЗ). № В-29600/1480. Л. 70.
    Бла­го­да­рю М. И Давы­до­ва, сооб­щив­ше­го эти све­де­ния.[]
  172. Еси­пов Г. В. Тай­ная кан­це­ля­рия. Из дел Пре­об­ра­жен­ско­го при­ка­за и Тай­ной кан­це­ля­рии. СПб., 2010. С. 85.[]
  173. ГВСМЗ.
    № В-29600/1480. Л. 69 об.[]
  174. РГА­ДА. Ф. 371. Оп. 2. Д. 206, 264, 305. Ч. 1.[]
  175. Хол­мо­го­ро­вы. Вып. 11. С. 226; Днев­ник Бело­сель­ских — Стро­га­но­вых. С. 71.[]
  176. А.А. Гри­го­рьев, В.И. Гасу­мя­нов. Исто­рия госу­дар­ствен­ных резер­вов Рос­сии (с IX века по 1917 год). 2003.[]
  177. Шере­ме­тев­ский В. Русск.провинц.некрополь. Т.1. М.,1914.[]
  178. Шере­ме­тев­ский В. Русск.провинц.некрополь. Т.1. М.,1914.[]
  179. Шере­ме­тев­ский В. Русск.провинц.некрополь. Т.1. М.,1914.[]

Оставьте комментарий