Охлябинины

Кня­зья Охлябинины.
© Сер­гей Безносюк
Поко­лен­ная рос­пись рода кня­зей Охлябининых.
Мате­ри­а­лы по гене­а­ло­гии и пропосографии.
https://​sites​.google​.com/​s​i​t​e​/​r​u​r​i​k​o​v​i​c​i​1​1​/​h​o​m​e​/​a​r​o​s​l​a​v​s​k​i​e​/​o​h​l​a​b​i​n​iny

Охля­би­ни­ны— кня­же­ский род из Рюри­ко­ви­чей, про­ис­хо­дя­щий от кня­зей Ухор­ских отрас­ли кня­зей Ярославских.
Про­ис­хо­дят от носив­ше­го про­зви­ще Охля­би­на кня­зя Фёдо­ра Васье­ви­ча (XIX коле­но от Рюри­ка), удель­но­го Ухор­ско­го кня­зя. Пред­ста­ви­те­ли это­го рода нахо­дясь на служ­бе мос­ков­ским кня­зьям были намест­ни­ка­ми и вое­во­да­ми, но не дости­га­ли бояр­ско­го зва­ния. Род пре­сёк­ся в кон­це XVI века со смер­тью Ива­на Пет­ро­ви­ча Залу­пы (XXII поко­ле­ние от Рюрика).Охлябинины и близ­кая их род­ня Хво­ро­сти­ни­ны нахо­ди­лись на ниж­них сту­пе­нях «сред­ней» части «лестви­цы» кня­зей Яро­слав­ских. Охля­би­ни­ны утра­ти­ли зем­ли в Яро­слав­ском уез­де и слу­жи­ли по Каши­ну. Служебная
карье­ра пред­ста­ви­те­лей этой фами­лии была успеш­ной, хотя и не столь выда­ю­щей­ся, как у Хво­ро­сти­ни­ных. Как и дру­гие сред­ние и млад­шие пред­ста­ви­те­ли кня­же­ских родов, Охля­би­ни­ны слу­жи­ли кня­зьям удель­ным и при мос­ков­ском Дво­ре карье­ру начи­на­ли с низ­ших сту­пе­ней. Замет­ное поло­же­ние во вто­рой поло­вине XVI в. им уда­лось занять бла­го­да­ря про­дол­жи­тель­ной служ­бе и род­ству с Хво­ро­сти­ни­ны­ми. Охля­би­ни­ны име­ли зем­ли в Кашин­ском уез­де и под­дер­жи­ва­ли свя­зи с Тро­иц­ким Каля­зин­ским мона­сты­рем, рас­по­ло­жен­ным неда­ле­ко от Кашина.

I. Рюрик, князь Новгородский
II. Игорь Рюри­ко­вич, вели­кий князь Киев­ский +945
III. Свя­то­слав I Иго­ре­вич, вели­кий Киев­ский 942-972
IV. Вла­ди­мир I, вели­кий князь Киев­ский +1015
V. Яро­слав I Муд­рый, вели­кий князь Киев­ский 978-1054
VI. Все­во­лод I, вели­кий князь Киев­ский 1030-1093
VII. Вла­ди­мир II Моно­мах, князь Киев­ский 1053-1125
VIII. Мсти­слав I, вели­кий князь Киев­ский 1075-1132
IX. Рости­слав, вели­кий князь Киев­ский +1168
X. Давид, князь Смо­лен­ский 1120-1197
XI. Мсти­слав, князь Смо­лен­ский +1230
XII. Рости­слав, князь Смоленский
XIII. Фёдор Рости­сла­вич Чёр­ный Смо­лен­ский и Яро­слав­ский † 1300 г.
XIV. Васи­лий Дави­до­вич Гроз­ные Очи Яро­слав­ский († 1345)
XV. Роман Васильевич
XVII. Дани­ил Романович
XVIII. Васи­лий Дани­и­ло­вич Ухорский

XIX коле­но

1. князь Федор Васи­лье­вич Охляб­ня Ухорский
кн. Ухорский
Про­дви­же­ние в кашин­ский уезд нача­лось еще при иване III. уже во вре­мя объ­ез­да буду­щих земель дмит­ров­ско­го уде­ла с зем­ля­ми вели­ко­го кня­зя в нача­ле XVI в. на кашин­ском рубе­же упо­ми­на­лись зем­ли кня­зей в. и П. Ф. охля­би­ни­ных. Ско­рее все­го, кашин­ские вот­чи­ны были пожа­ло­ва­ны еще их отцу — кня­зю Ф. в. охля­бине ухор­ско­му, яро­слав­ские зем­ли кото­ро­го (сло­бод­ка охля­би­нин­ская), в свою оче­редь, пере­шли во вла­де­ния вели­ко­го князя.
[ддг. С. 355] 

XX коле­но

2/1. князь Петр Федо­ро­вич Охля­би­нин (1504,1538,—1549-до)
полк.воев.(1522) 1С:Фед.Вас. ОХЛЯ­БИ­НА. УХОРСКИЙ.
— князь , вое­во­да в кня­же­ние Васи­лия III Ива­но­ни­ча, сын послед­не­го удел. кн. ухорск. Федо­ра Васи­лье­ви­ча Охля­би­ны. В 1512 — вое­во­да в Ста­ро­ду­бе. Во вре­мя вой­ны с Поль­шей (1316) -2-й вое­во­да пере­до­во­го пол­ка в Моги­лёв­ском похо­де. В1517 — вое­во­да в Ста­ро­ду­бе. В 1518 участ­во­вал в Литов­ском похо­де с пере­до­вым пол­ком. В 1519 ходил в Лит­ву до само­го Виль­но. В 1522 сто­ял с пере­до­вым пол­ком в устье Осёт­ра. В 1527 ходил на Оку и в Поле про­тив Крым. татар, затем послан намест­ни­ком в Калу­гу. В 1528 — вое­во­да в Каши­ре, отку­да пере­ве­дён в Рости­славль в соста­ве круп­но­го отря­да под коман­дой кн. В. С. Одо­ев­ско­го-Шви­ха и кн. Ф. М. Мсти­слав­ско­го из-за угро­зы напа­де­ния на тул. и ряз. воло­сти Крым. царе­ви­ча Ислам-Гирея, кото­ро­го вое­во­ды ото­гна­ли от Оки. В 1531 сто­ял у засек «по крым­ским вестем». В 1532 -2-й вое­во­да сто­ро­же­во­го пол­ка при воз­ве­де­нии на казан, пре­стол моек. вас­са­ла — хана Джан-Али, после чего послан в Лит­ву с пол­ком прав. руки 2-м вое­во­дой. В 1534 Охля­би­нин отра­жал под Колом­ной наше­ствие Крым. хана, а после его ухо­да был назна­чен одним из вое­вод в Муром. Зимой того же года отпрап­пен из Смо­лен­ска на Лит­ву, разо­рял Оршу, Дуб­ров­ну, Друцк, Бори­сов, Боро­ви­чи, дохо­дил до Виль­но и вес­ной вер­нул­ся в Колом­ну. В 1536 защи­щал­ся в горо­де от напа­де­ния Крым. татар. В 1537 — вое­во­да во Вла­ди­ми­ре, потом в Муро­ме. В 1538 — вое­во­да сто­ро­же­во­го пол­ка на Угре, отку­да noc​.ie роспус­ка «боль­ших» вое­вод был послан на вое­вод­ство в Калу­гу. В 1549 -2-й вое­во­да сто­ро­же­во­го пол­ка в Швед­ском похо­де. (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 38, 87, 92, 100, 101, 104, 108; Сбор­ник Рус­ско­го исто­ри­че­ско­го обще­ства. Т. 59. СПб., 1887. С. 148).
Дмит­рий и отец Петр Федо­ро­вич, веро­ят­но, умер­ли око­ло 1549 г. (ВКТСМ. С. 108). 1 авгу­ста 1551 г. кня­ги­ня Васи­ли­са, жена П. Ф. Охля­би­ни­на, дала вкла­дом в Тро­и­це-Сер­ги­ев мона­стырь 50 руб. (Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 108).
В 1504 г. вла­дел дерев­ня­ми в Пере­слав­ском уез­де (Духов­ные и дого­вор­ные гра­мо­ты вели­ких и удель­ных кня­зей XIV–XVI вв. М.; Л., 1950. С. 377).
~ Васи­ли­са 1551
3/1. князь Васи­лий Федо­ро­вич Охля­би­нин (1504,1551) ин.Варлаам
полк.воев.(1507,1539) вотч.-Кашира-у. 2С:Фед.Вас.Вас-ча ОХЛЯ­БИ­НА. УХОРСКИЙ.
по заме­ча­нию Бар­хат­ной кни­ги «слу­жилъ Кня­зю Юрью Ива­но­ви­чу» (Родо­слов­ная кни­га кня­зей и дво­рян рос­сий­ских и выез­жих … Ч. 1. С. 168). В 1506 году был вто­рым вое­во­дой левой рукой во Вла­ди­ми­ре, в 1512 и 1515 годах участ­во­вал в пере­до­вом пол­ку в похо­де на Лит­ву, в 1524 году сто­ял в чис­ле дру­гих вое­вод на бере­гу Оки про­тив крым­цев, в 1533 году летом был в чис­ле вое­вод, послан­ных в Лит­ву под Мсти­славль, в 1537 году был на вое­вод­стве во Вла­ди­ми­ре, отку­да в этом же году был пере­ве­ден на ту же долж­ность в Муром, и в 1540 году при наше­ствии казан­ских татар на Муром­ские зем­ли участ­во­вал в их отра­же­ни­ях. В 1541 году Охля­би­нин сто­ял на Оке про­тив крым­цев, и 1 авгу­ста это­го года участ­во­вал в отра­же­нии крым­ско­го хана, гра­бив­ше­го южные окра­и­ны Мос­ков­ско­го госу­дар­ства. В 1543 году князь Васи­лий Федо­ро­вич был вое­во­дой в Коломне и в 1544 году участ­во­вал в похо­де на Казань. После это­го изве­стия о кня­зе В. Ф. Охля­би­нине пре­кра­ща­ют­ся; год его смер­ти неизвестен.
В 1504 г. вла­дел дерев­ня­ми в Пере­слав­ском уез­де (Духов­ные и дого­вор­ные гра­мо­ты вели­ких и удель­ных кня­зей XIV–XVI вв. М.; Л., 1950. С. 377). В 1535/1536 г. князь Васи­лий Федо­ро­вич Охля­би­нин дал Тро­иц­ко­му Каля­зи­ну мона­сты­рю жере­бий сель­ца Мау­ри­но в Кашин­ском уез­де (Анто­нов А.В. Вот­чин­ные архи­вы Кашин­ских и Углич­ских мона­сты­рей и церк­вей XV –нача­ла XVII века // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 3. М., 1998. № 145). В 1550/1551 г. князь Васи­лий Федо­ро­вич Охля­би­нин вме­сте с вну­ком кня­зем Миха­и­лом дал по при­ка­зу кня­зя Дмит­рия Васи­лье­ви­ча Охля­би­ни­на Тро­иц­ко­му Каля­зи­ну мона­сты­рю дерев­ню Тоба­ко­во в Мерец­ком стане Кашин­ско­го уез­да на память по кня­зе Д. В. Охлябинине.
[Спи­ри­дов, «Сокращ. опи­са­ние слу­жеб бла­го­родн. рос­сий­ских дво­рян» (М. 1810), I, 312; Раз­ряд­ная кни­га — изд. Милю­ко­ва («Чте­ния Моск. Общ. Исто­рии и Древн.», 1902, I), 96, 101, 102, 111—113, 116, 120; Карам­зин (изд. Эйнер­лин­га) VIII, 41, пр. 33, 99; Лиха­чев, «Раз­ряд­ные дья­ки XVI века», 109, 177. Полн. Собр. Русск. Летоп., VIII, 290] 4/1. князь Иван Федо­ро­вич Охлябинин
упо­ми­на­ет­ся един­ствен­ный раз – в раз­ряд­ной кни­ге под 1515 г.
5/1. прп. Инно­кен­тий {Федо­ро­вич?} Охля­би­нин † 1521, память 19 марта/1 апреля
И. Н. Шами­на, кан­ди­дат исто­ри­че­ских наук, науч­ный редак­тор жур­на­ла «Вест­ник цер­ков­ной исто­рии», лите­ра­тур­ный редак­тор жур­на­ла «Оте­че­ствен­ная история».
(Пуб­ли­ка­ция Жития прп. Инно­кен­тия Комель­ско­го выпол­не­на при под­держ­ке Агио­гра­фи­че­ско­го сове­та при Пат­ри­ар­хе Мос­ков­ском и всея Руси)
Осно­ва­тель Инно­кен­ти­е­ва мона­сты­ря прп. Инно­кен­тий Комель­ский был пред­ста­ви­те­лем кня­же­ско­го рода Охля­би­ни­ных (1). Прп. Инно­кен­тий, ско­рее все­го, при­над­ле­жал к пер­во­му поко­ле­нию Охля­би­ни­ных (2) – был одним из сыно­вей Федо­ра Охля­би­на. Из сыно­вей Федо­ра Охля­би­ны в источ­ни­ках упо­ми­на­ют­ся трое: Петр, Васи­лий и Иван (3). Пет­ра и Васи­лия с прп. Инно­кен­ти­ем отож­де­ствить невоз­мож­но, посколь­ку Петр в послед­ний раз упо­ми­на­ет­ся в источ­ни­ках под 1538 г., а Васи­лий – под 1550/51 г., когда прп. Инно­кен­тия уже не было в живых. Иван Федо­ро­вич Охля­би­нин упо­ми­на­ет­ся един­ствен­ный раз – в раз­ряд­ной кни­ге под 1515 г. (4), одна­ко прп. Инно­ке­тий, будучи в это вре­мя мона­хом (5), не мог нахо­дить­ся на госу­да­ре­вой служ­бе. Таким обра­зом, прп. Инно­кен­тий под сво­им свет­ским име­нем в источ­ни­ках не упоминается.
Наи­бо­лее ран­ние све­де­ния о прп. Инно­кен­тии отно­сят­ся ко вре­ме­ни его путе­ше­ствия в Кон­стан­ти­но­поль, Пале­сти­ну и на Афон, кото­рое он пред­при­нял, сопро­вож­дая сво­е­го учи­те­ля прп. Нила Сор­ско­го (+ 1508 г.). Эти изве­стия, сохра­нив­ши­е­ся в сочи­не­ни­ях, посвя­щен­ных прп. Нилу (6), поз­во­ля­ют пред­по­ло­жить, что прп. Инно­кен­тий, так же как и его учи­тель, был постри­же­ни­ком Кирил­ло-Бело­зер­ско­го мона­сты­ря. Палом­ни­че­ство состо­я­лось меж­ду 1475 г., кото­рым дати­ру­ет­ся послед­няя гра­мо­та Кирил­ло-Бело­зер­ско­го мона­сты­ря, где упо­мя­нут прп. Нил, и 1489 г. (в мар­те это­го года Нов­го­род­ский архи­епи­скоп Ген­на­дий (Гон­зов) про­сил Ростов­ско­го архи­епи­ско­па Иоса­фа (Обо­лен­ско­го) при­слать к нему стар­цев Нила и Паи­сия) (7). По воз­вра­ще­нии прп. Инно­кен­тий посе­лил­ся с учи­те­лем в ски­ту на реч­ке Соре, что в 15 вер­стах от Кирил­ло-Бело­зер­ско­го мона­сты­ря. Ска­за­ние о прп. Ниле Сор­ском содер­жит сле­ду­ю­щие све­де­ния: «При­и­де пре­по­доб­ный отец наш Нил чюдо­тво­рец со уче­ни­ком сво­им Ино­кен­ти­ем от Пале­стин­ских стран из Свя­тыя Горы Афон­ския и пои­де по бла­го­сло­ве­нию в непро­хо­ди­мые места… и при­и­де на Сору реку… и водру­зи свя­тый крест, и поста­ви часов­ню и келию, и иско­па кла­дезь… А уче­ни­ка сво­е­го Ино­кен­тия со бла­го­сло­ве­ни­ем отпу­сти от себе в Воло­год­ский уезд на Муро­му реку. И про­ро­че­ски рече ему: «Чадо Ино­кен­тие! Бог тя имать про­сла­ви­ти тамо, и твоя оби­тель имать быти обща, а моя пусты­ня, как при моем живо­те, так и по смер­ти моей будет, – по еди­ну бо бра­ту имут житии в кели­ях сво­их»» (8). Таким обра­зом, прп. Нил бла­го­сло­вил сво­е­го уче­ни­ка на осно­ва­ние обще­жи­тий­но­го мона­сты­ря, что про­ти­во­по­став­ля­ет­ся в источ­ни­ке скит­ской тра­ди­ции, при­ня­той в Нило­вой Сор­ской пусты­ни. Одна­ко не сле­ду­ет забы­вать, что ска­за­ние «О житии пре­по­доб­на­го Нила Сор­ска­го», сохра­нив­шее эти све­де­ния, было запи­са­но мно­го лет спу­стя после смер­ти свя­тых, по уст­но­му пре­да­нию. Нель­зя исклю­чить, что при­ве­ден­ный диа­лог фик­си­ру­ет раз­ли­чие меж­ду оби­те­ля­ми, кото­рое воз­ник­ло уже после смер­ти прп. Иннокентия.
Прп. Инно­кен­тий осно­вал свой мона­стырь на бере­гу реч­ки Еды в вер­хо­вьях реки Нур­мы, при­мер­но в 50 км к юго-восто­ку от Волог­ды, непо­да­ле­ку от места, где схо­ди­лись доро­ги, веду­щие в Волог­ду из Моск­вы и Гали­ча. О пер­вых годах жиз­ни оби­те­ли извест­но из «Заве­та» (9) пре­по­доб­но­го. «Завет» был состав­лен прп. Инно­кен­ти­ем в ожи­да­нии сво­ей кон­чи­ны. На исхо­де жиз­ни свя­то­го в мона­сты­ре еще не было церк­ви. Свя­той заве­щал постро­ить ее во имя «Иоан­на Пред­те­чи, кре­сти­те­ля Гос­под­ня, тре­тие обре­те­ние чест­ныа его гла­вы, еже есть маия 25». Посвя­ще­ние пре­сто­ла мона­стыр­ской церк­ви отшель­ни­ку, аске­ту и небес­но­му покро­ви­те­лю мона­ше­ства сви­де­тель­ству­ет в поль­зу того, что прп. Инно­кен­тий стре­мил­ся к уеди­нен­но­му, скит­ско­му житию. Судя по «Заве­ту» свя­то­го, из хозяй­ствен­ных про­блем мона­стыр­ской жиз­ни его вол­но­ва­ло толь­ко сохра­не­ние за оби­те­лью постро­ен­ных бра­ти­ей келий. Кельи ушед­ших из мона­сты­ря или умер­ших мона­хов оста­ва­лись соб­ствен­но­стью игу­ме­на и бра­тии. Мона­хам запре­ща­лось тор­го­вать келья­ми или менять их: «но кийж­до в сво­их келиах живет». Для обще­жи­тий­ных мона­сты­рей вопрос о соб­ствен­но­сти на кельи, так же как и на любое дру­гое мона­стыр­ское иму­ще­ство, был не актуа­лен. В «Заве­те» неод­но­крат­но повто­ря­ет­ся тре­бо­ва­ние сле­до­вать «напи­са­нию гос­по­ди­на и учи­те­ля мое­го стар­ца Нила», а фраг­мент, в кото­ром содер­жат­ся пра­ви­ла мона­стыр­ской жиз­ни, так­же вос­хо­дит к руко­пис­но­му насле­дию прп. Нила Сор­ско­го. Все это застав­ля­ет пред­по­ло­жить, что, по край­ней мере, при жиз­ни пре­по­доб­но­го его оби­тель была ско­рее ски­том, чем обще­жи­тель­ным мона­сты­рем. Хотя одно­знач­но опре­де­лить это на осно­ве сохра­нив­ших­ся до наших дней источ­ни­ков невозможно.
Вопрос о вре­ме­ни смер­ти прп. Инно­кен­тия Комель­ско­го оста­ет­ся до кон­ца не выяс­нен­ным. В спис­ке Жития РНБ, собр. Пого­ди­на, N 1582 (Далее – спи­сок А (10)) фигу­ри­ру­ет дата 19 мар­та 6999 (1491) г. В спис­ках же РНБ, собр. Пого­ди­на, N 647 (Далее – вто­рая редак­ция, спи­сок В (11)) и ГИМ, собр. Ува­ро­ва, N 1247(107) (134) (Далее – вто­рая редак­ция, спи­сок С (12)) датой смер­ти свя­то­го назван 6909 (1401) г., что явля­ет­ся явной ошибкой.
Появ­ле­ние послед­ней даты, ско­рее все­го, свя­за­но с про­пус­ком лите­ры «и» при обо­зна­че­нии даты сла­вян­ской цифи­рью при пере­пи­сы­ва­нии. 1491 г. фигу­ри­ру­ет так­же в руко­пис­ных свят­цах, кото­рые исполь­зо­вал в сво­ей рабо­те И. Верюж­ский (13). Послед­ний впер­вые отме­тил несо­от­вет­ствие этой даты све­де­ни­ям Жития прп. Инно­кен­тия. По Житию, пре­по­доб­ный ушел из Нило­вой Сор­ской пусты­ни после смер­ти прп. Нила († 1508 г.). Это заста­ви­ло Верюж­ско­го счи­тать более вер­ной дату смер­ти прп. Инно­кен­тия, ука­зан­ную в Отен­ских свят­цах (14), – 19 мар­та 7029 (1521) г. После выхо­да рабо­ты Верюж­ско­го ука­за­ние на 1521 г. проч­но вошло в лите­ра­ту­ру. Меж­ду тем све­де­ния о жиз­ни прп. Инно­кен­тия в Нило­вой Сор­ской пусты­ни, на осно­ва­нии кото­рых иссле­до­ва­те­ли дела­ют вывод, что прп. Инно­кен­тий пре­ста­вил­ся после прп. Нила, т. е. после 1508 г., оши­боч­ны (см. ана­лиз Жития ниже) (15). Таким обра­зом, вопрос о том, счи­тать ли датой смер­ти прп. Инно­кен­тия 1491 или 1521 г., оста­ет­ся открытым.
Про­бле­ма лите­ра­тур­но­го насле­дия прп. Инно­кен­тия неод­но­крат­но под­ни­ма­лась иссле­до­ва­те­ля­ми. При жиз­ни пре­по­доб­ный мно­го вре­ме­ни посвя­тил пере­пис­ке книг. Об этом сви­де­тель­ству­ет его запис­ка «Яко доб­ро есть писа­ти свя­тыя кни­гы», в кото­рой он обра­щал­ся к себе – «О, Ино­кен­тие! Аще пот­щи­ши­ся к Боже­стве­но­му писа­нию тру­до­люб­но при­ле­жа­ти, трое бла­го полу­чи­ши: пер­вое, от сво­их тру­дов пита­е­ши­ся; вто­рое, празд­на­го беса отго­ни­ши; тpeтиe, с Богом бесе­до­ва­ти има­ши» (16). Г. М. Про­хо­ров пред­при­нял попыт­ку выявить авто­гра­фы прп. Инно­кен­тия, атри­бу­ти­ро­вав ему руко­пи­си РНБ, Кирил­ло-Бело­зер­ское собр., N25/1102 и РНБ, Кирил­ло-Бело­зер­ское собр., N20/1259 (17). Одна­ко эту атри­бу­цию нель­зя при­знать удач­ной. Как уста­но­вил Про­хо­ров, обе руко­пи­си отно­сят­ся ко 2-й поло­вине XVI в., меж­ду тем источ­ни­ки не остав­ля­ют сомне­ний, что к это­му вре­ме­ни прп. Инно­кен­тия не было в живых (18). Из сочи­не­ний прп. Инно­кен­тию кро­ме неболь­шой запис­ки «Яко доб­ро есть писа­ти свя­тыя кни­гы» одно­знач­но атри­бу­ти­ру­ет­ся «Заве­ща­ние» (19). Про­хо­ров выска­зал пред­по­ло­же­ние, что прп. Инно­кен­тий соста­вил тро­парь, кондак и икос прп. Нилу Сор­ско­му (20), а так­же «Над­сло­вие» и «При­сте­же­ние» к «Пре­да­нию» и «Уста­ву» прп. Нила и сопро­вож­да­ю­щее их сочи­не­ние «О внут­рен­нем дела­нии» (21).

XXI коле­но

6/2. князь Дмит­рий Пет­ро­вич Охля­би­нин (1544,—1549-до)
1С:Петр.Фед. :Васи­ли­са. В 1544 г. вое­во­да в Одо­е­ве (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 108).
Дмит­рий и отец Петр Федо­ро­вич, веро­ят­но, умер­ли око­ло 1549 г. (ВКТСМ. С. 108). 15 янва­ря 1549 г. князь А. П. Охля­би­нин дал вкла­дом в Тро­и­це-Сер­ги­ев мона­стырь по отце кня­зе Пет­ре Пет­ро­ви­че и по бра­те кня­зе Дмит­рии Пет­ро­ви­че Охля­би­нине 100 руб. (Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 108).
б/д
7/2. князь Андрей Пет­ро­вич Охля­би­нин (1549,1559)
полк.воев.(1558) воев.Карачев(1557) дворов.сын-боярск. помещ.-Калуга-у. 2С:Петр.Фед. :Васи­ли­са.
Мос­ков­ский воен­ный и госу­дар­ствен­ный дея­тель, вое­во­да в цар­ство­ва­ние Ива­на Гроз­но­го, млад­ший из двух сыно­вей вое­во­ды кня­зя Пет­ра Фёдо­ро­ви­ча Охля­би­ни­на. Стар­ший брат — князь Дмит­рий Охлябинин.
Тысяч­ник 3-й ста­тьи из Калу­ги. В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Калу­ги (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 73, 168). Осе­нью 1555 года князь Андрей Пет­ро­вич Охля­би­нин слу­жил вое­во­дой во Мцен­ске. В 1556 году вое­во­да «с пер­ва­го сро­ку, з Бла­го­ве­ще­нье­ва дни» в Кара­че­ве; слу­жил там и в 1557 году. В июле 1558 года «после отпус­ку боль­ших вое­вод» князь А. П. Охля­би­нин был остав­лен в Калу­ге «на бере­гу» вто­рым вое­во­дой в пол­ку левой руки. Тогда же мест­ни­чал с вое­во­да­ми Д. Кар­по­вым и кня­зем Г. Мещер­ским, на что из Моск­выв от царя Ива­на Гроз­но­го был при­слан ответ: «Писал к нам князь Андрей Охля­би­нин, что веле­но ему быти в левой руке, а околь­ни­че­му Дол­ма­ту Кар­по­ву в сто­ро­же­вом пол­ку, а кня­зю Гри­го­рью Мещер­ско­му в пере­до­вом пол­ку; и ему для их в левой руке быти невоз­мож­но. И то князь Ондрей дуру­ет; ведая, мы сво­их холо­пей на свою служ­бу посы­ла­ем, где кому при­го­же быти… И ты (глав­ный вое­во­да князь М. И. Воро­тын­ский) бы им то от нас ска­зал, что­бы они по наше­му нака­зу и по рос­пи­си на нашей служ­бе быти и спис­ков (под­чи­нен­ных им детей бояр­ских) не возь­мут, и им от нас быти в вели­кой опале».
В кон­це лета 1558 года князь Андрей Пет­ро­вич Охля­би­нин ходил во Мценск со сто­ро­же­вым пол­ком вто­рым вое­во­дой в свя­зи с сооб­ще­ни­ем, что к реке Крас­ная Меча подо­шел крым­ский царе­вич с боль­шим татар­ским отрядом.
В июне 1559 г. в Разъ­ез­жей гра­мо­те пере­слав­ских пис­цов кня­зя И. Б. Ромо­да­нов­ско­го и И. И. Пуш­ки­на упо­ми­на­лось о его вот­чине в Кашин­ском уез­де. Посколь­ку в ДТ он ука­зан по Калу­ге, мож­но пред­по­ло­жить, что там у него име­лись помест­ные зем­ли. 15 янва­ря 1549 г. князь А. П. Охля­би­нин дал Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю по отце, по бра­те кня­зе Дмит­рии 100 руб. (Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 108).
Оста­вил после себя един­ствен­но­го сына — Васи­лия Борца.
[Экзем­пляр­ский А. В.,. Яро­слав­ские кня­зья // Рус­ский био­гра­фи­че­ский сло­варь : в 25 томах. — СПб.—М., 1896—1918.
Богу­слав­ский В. В. Сла­вян­ская энцик­ло­пе­дия. Киев­ская Русь — Мос­ко­вия : в 2 т. — М.: Олма-Пресс, 2005.РК 1598. С. 153, 155, 164. Акты Тро­иц­ко­го Каля­зи­на мона­сты­ря … С. 141. Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 145, 155, 165, 168-170].
8/3. князь Федор Васи­лье­вич Лытай Боль­шой Охля­би­нин (1550?)
без­детн. 1С:Вас.Фед. /ин.ВАРЛААМ/
б/д
9/3. князь Иван Васи­лье­вич Охля­би­нин (1535,1543)
послух в Кашин-у. помещ. 2С:Вас.Фед. /ин.ВАРЛААМ/
воевода
б/д
10/3. князь Петр Васи­лье­вич Охля­би­нин (1550,1570)
сын-боярск. помещ.-Кашин-у. 3С:Вас.Фед. /ин.ВАРЛААМ/
~ Улья­на 1551+до инока
11/3. князь Дмит­рий Васи­лье­вич Охля­би­нин (1548,- 1551)
полк.воев.(1548) 4С:Вас.Фед. /ин.ВАРЛААМ/
Кня­зя Дмит­рия Васи­лье­ви­ча Охля­би­ни­на «уби­ли из Прон­ска в похо­де крым­ские люди» (Памят­ни­ки исто­рии рус­ско­го слу­жи­ло­го сосло­вия / Сост. А. В. Анто­нов. М., 2011. С. 54-55). В 1550/1551 г. его отец князь Васи­лий Федо­ро­вич Охля­би­нин вме­сте с вну­ком кня­зем Миха­и­лом дал по при­ка­зу кня­зя Дмит­рия Васи­лье­ви­ча Охля­би­ни­на Тро­иц­ко­му Каля­зи­ну мона­сты­рю дерев­ню Тоба­ко­во в Мерец­ком стане Кашин­ско­го уез­да на память по кня­зе Д. В. Охлябинине.
12/3. князь Федор Васи­лье­вич Мень­шой Охля­би­нин (1560?)
без­детн. 5С:Вас.Фед. /ин.ВАРЛААМ/
б/д
13/3. князь Роман Васи­лье­вич Охля­би­нин (1550,1592)
мос­ков­ский дво­ря­нин и вое­во­да в цар­ство­ва­ние Ива­на Гроз­но­го, Федо­ра Ива­но­ви­ча и Бори­са Году­но­ва, сын кн. В. Ф. Охлябинина.
Тысяч­ник 3-й ста­тьи кн. Юрия Ива­но­ви­ча из Каши­на. В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Каши­на (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 68, 134). Р. В. Охля­би­нин был отме­чен раз­ря­да­ми в 1558/59 г. на годо­вой служ­бе в Чебок­са­рах вто­рым вое­во­дой с околь­ни­чим кня­зем Д. С. Шесту­но­вым. В 1559/60 г. он был вое­во­дой в Бол­хо­ве. В 1561 послан из Каза­ни про­тив морд­вы и чере­ми­сов, вос­став­ших про­тив рус. вла­ды­че­ства. 20 мар­та 1562 г. с дру­ги­ми детьми бояр­ски­ми пору­чил­ся по кня­зе И. Д. Бель­ском в 10 тыс. руб. (Анто­нов А.В. Поруч­ные запи­си 1527–1571 годов // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. М., 2004. С. 17). В Полоц­ком похо­де 1562/63 г. голо­ва, затем при­бран в яса­у­лы (Кни­га Полоц­ко­го похо­да 1563 г. (Иссле­до­ва­ние и текст) / Подг. текст К. В. Пет­ров. СПб., 2004. С. 50, 54). В 1563/64 г. в вой­ске из Полоц­ка в Лукомль и Елмань пер­вый вое­во­да сто­ро­же­во­го пол­ка и за отли­чие при взя­тии Озе­рец­ка полу­чил пол­зо­ло­то­го угорск. Осе­нью 1564 г. тре­тий вое­во­да в Полоц­ке. Око­ло 28 мар­та 1565 г. пору­чил­ся с кня­зья­ми и детьми бояр­ски­ми круп­ной сум­мой денег в вер­но­сти И. П. Яко­вле­ва (Анто­нов А.В. Поруч­ные запи­си 1527–1571 годов // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. М., 2004. С. 48). В 1565 г. вое­во­да в Полоц­ке. Дво­ря­нин 1-й ста­тьи на Зем­ском собо­ре 25 июня–2 июля 1566 г. В апре­ле 1566 г. пору­чи­тель по кня­зю М. И. Воро­тын­ско­му. Вошел в Оприч­ни­ну. В кон­це 1560-х гг. вто­рой вое­во­да пол­ка пра­вой руки оприч­но­го вой­ска в Калу­ге. В 1568 «годо­вал» на вое­вод­стве в Смо­лен­ске. В 1575–1584 гг. вхо­дил в Зем­ский двор. В сен­тяб­ре 1575 г. во гла­ве пере­до­во­го пол­ка в Калу­ге. Голо­ва «у ноч­ных сто­рож» в стане у госу­да­ря в раз­ря­де цар­ско­го похо­да в Ливо­нию в июне 1579 г. В мае 1580 г. вто­рой вое­во­да боль­шо­го пол­ка в Сер­пу­хо­ве, затем вто­рой вое­во­да пере­до­во­го пол­ка в Калу­ге. В 1581 из Воло­ко­лам­ска ходил в Зуб­цов про­тив поля­ков вто­рым вое­во­дой сто­ро­же­во­го пол­ка. При­сут­ство­вал на посоль­ском при­е­ме в Москве в кон­це 1583 г. После заклю­че­ния мира отправ­лен на Оку, где в 1583 был 2-м вое­во­дой сто­ро­же­во­го пол­ка. В 1587 участ­во­вал в похо­де царя Федо­ра в Нов­го­род и (глу­да — про­тив шве­дов, затем остав­лен в Нов­го­ро­де при цари­це. Мос­ков­ский дво­ря­нин в 1585-1587 гг. Яро­слав­ский князь в 1588/89 гг., в Швед­ском похо­де 1589/90 гг. (Ста­ни­слав­ский А.Л. Тру­ды по исто­рии госу­да­ре­ва дво­ра в Рос­сии XVI–XVII веков. М., 2004. С. 203, 214, 322). Во вре­мя наше­ствия Казы-Гирея на Моск­ву (1591) участ­во­вал в обо­роне сто­ли­цы и полу­чил в награ­ду золо­той. В 1592 — объ­ез­жий голо­ва «для огней» в Москве. В 1598 при­ни­мал уча­стие в Зем­ском собо­ре по слу­чаю избра­ния Бори­са Году­но­ва на пре­стол (Акты, собран­ные в биб­лио­те­ках и архи­вах Рос­сий­ской импе­рии Архео­гра­фи­че­ской экс­пе­ди­ци­ей Импе­ра­тор­ской Ака­де­мии наук. Т. 2. СПб., 1836. С. 43). В мае 1600 г., апре­ле 1602 г. голо­ва в объ­ез­де на слу­чай пожа­ра и воров­ства в Новом Камен­ном Белом горо­де в Москве (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 4. Ч. 1. М., 1994. С. 99, 113, 136)..
Изве­стен как зем­ле­вла­де­лец Кашин­ско­го, сосед­не­го Дмит­ров­ско­го и Мос­ков­ско­го уез­дов. О вла­де­нии им зем­ля­ми в Яро­слав­ском уез­де све­де­ний нет. От служ­бы в уде­ле у него оста­лось поме­стье — сель­цо Алек­се­ев­ское в Дмит­ров­ском уез­де. В 1550/1551 г. дал Тро­иц­ко­му Каля­зи­ну мона­сты­рю дерев­ню Мич­ко­во на р. Нер­ли, а в 1570/1571 г. дерев­ню Демо­во в Кочемль­ском стане Кашин­ско­го уез­да по себе, жене кня­гине Агрип­пине, сыне кня­зе Васи­лии (Акты Тро­иц­ко­го Каля­зи­на мона­сты­ря XVI в. 2007, № 116, 166). В 1584–1586 гг. имел в Коше­ле­ве стане Мос­ков­ско­го уез­да вот­чин­ную дерев­ню Один­цо­во (31 чет­верть) (Явоч­ный спи­сок вот­чин­ных вла­де­ний Мос­ков­ско­го уез­да пис­цов 1584–1586 гг. Т. А. Хло­по­ва «с това­ры­щи» 1986, с. 251). В 1550-е годы вла­дел помест­ной дерев­ней Кузем­ки­но в Кузь­мо­де­мьян­ском стане Дмит­ров­ско­го уез­да (РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 20, № 402, 403). До 1612 г. про­дал Ели­за­ру Ива­но­ви­чу Сабу­ро­ву в Ино­бож­ском стане Дмит­ров­ско­го уез­да сель­цо Федо­ров­ское Момо­то­во за 359 руб., кото­рую жена Е. Сабу­ро­ва и дочь Ильи Бори­со­ви­ча Брян­це­ва Мав­ра 3 янва­ря 1612 г. дали вкла­дом в Тро­и­це-Сер­ги­ев мона­стырь (Шума­ков. Обзор. Вып. 3, с. 26).
~ Агри­пи­на кнг. (1570) в 1570 в Кашин-у.
б/д
[Богу­слав­ский В.В., Бур­ми­нов В.В. Русь рюри­ко­ви­чей. Иллю­стри­ро­ван­ный исто­ри­че­ский словарь.Русский дипло­ма­та­рий. Вып. 3. С. 187 ; Акты Тро­иц­ко­го Каля­зи­на мона­сты­ря XVI в. / сост. С. Н. Кисте­рев, Л. А. Тимо­ши­на. М. ; СПб. : Аль­янс-Архео, 2007. С. 115. РК 1598. С. 177, 188. Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. С. 17. РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 20. № 402—403. Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 177, 188, 205, 212; Собра­ние госу­дар­ствен­ных гра­мот и дого­во­ров. Ч. 1. М., 1813. С. 549; Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. М., 2004. С. 58; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 267, 304-307, 318; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 1. М., 1981. С. 172, 191; Т. 2. Ч. 2. М., 1982. С. 382; Т. 3. Ч. 1. М., 1984. С. 56; Сто­ро­жев В.Н. Мате­ри­а­лы для исто­рии рус­ско­го дво­рян­ства. Вып. 2. М., 1908. С. 56] 14/3. князь Андрей Васи­лье­вич Охлябинин

XXII коле­но

15/7. князь Васи­лий Андре­евич Борец Охля­би­нин (1567,1586)
голова(1575) С:Анд.Петр.сын бояр­ский, воевода
мос­ков­ский воен­ный дея­тель, сын бояр­ский и голо­ва, вое­во­да в цар­ство­ва­ние Ива­на Гроз­но­го и Фёдо­ра Иоан­но­ви­ча. Един­ствен­ный сын вое­во­ды кня­зя Андрея Пет­ро­ви­ча Охлябинина.
В 1565/1566 г. с кня­зья­ми и детьми бояр­ски­ми пору­чил­ся в 2 тыс. руб. по кня­зе И. П. Охля­би­нине в его вер­но­сти (Анто­нов А.В. Поруч­ные запи­си 1527–1571 годов // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. М., 2004. С. 54). Вклю­чен в Оприч­ни­ну в 1566 г. Оприч­ник, пору­чи­тель по кня­зю И. П. Охля­би­ни­ну в 1566 г. В сен­тяб­ре 1567 года князь Васи­лий Андре­евич Охля­би­нин упо­ми­на­ет­ся в сви­те царя Ива­на Гроз­но­го рын­дой у вто­ро­го саа­да­ка в Ливон­ском похо­де. В сен­тяб­ре 1570 года — рын­да в цар­ской сви­те «с дру­гим саа­да­ком» в похо­де из Алек­сан­дро­вой сло­бо­ды в Сер­пу­хов про­тив крым­ских татар. Зимой 1576/1577 года князь Васи­лий Андре­евич Охля­би­нин упо­ми­на­ет­ся в цар­ском похо­де в Вели­кий Нов­го­род сре­ди голов в пере­до­вом пол­ку у околь­ни­че­го и вое­во­ды кня­зя Дмит­рия Ива­но­ви­ча Хво­ро­сти­ни­на. В мар­те 1586 года князь В.А. Охля­би­нин был отправ­лен на вое­вод­ство в Пронск, а в мае того же года ото­зван в Моск­ву. Скон­чал­ся, не оста­вив после себя потомства.
б/д
[Богу­слав­ский В. В. Сла­вян­ская энцик­ло­пе­дия. Киев­ская Русь — Мос­ко­вия : в 2 т. — М.: Олма-Пресс, 2005. Экзем­пляр­ский А. В.,. Яро­слав­ские кня­зья // Рус­ский био­гра­фи­че­ский сло­варь : в 25 томах. — СПб.—М., 1896—1918.Собрание госу­дар­ствен­ных гра­мот и дого­во­ров. Ч. 1. М., 1813. С. 558; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 2. М., 1982. С. 223, 424] 16/7. князь Миха­ил Андре­евич Охля­би­нин (* 2-я треть XVI в.)
17/10. князь Иван Пет­ро­вич Залу­па Охля­би­нин (1552,—1576/84)
С:Петр.Вас. :Улья­на; мос­ков­ский дво­ря­нин, сын бояр­ский и воевода.
В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Каши­на (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 134). Упо­ми­на­ет­ся с 1558 года, когда в рос­пи­си пол­ков «как им итти к Нову­го­ро­ду к немец­ко­му и к Юрье­ву» он был ука­зан пер­вым в спис­ке голов пере­до­во­го пол­ка с кня­зем А. М. Курб­ским; ходил под его началь­ством в Ливо­нию и был при­слан им к царю с изве­сти­ем о взя­тии Руго­да­ва (Нар­вы), в 1560 году, под началь­ством кня­зя Мсти­слав­ско­го ходил сно­ва в Ливо­нию и участ­во­вал во взя­тии Вилья­на (Фел­ли­на). Затем он ходил с дру­ги­ми вое­во­да­ми «ис-под Кеси по риж­ской доро­ге» к трем город­кам вме­сте с голо­ва­ми кня­зья­ми В. М. Тро­е­ку­ро­вым и Н. Кро­пот­ки­ным «с това­ри­щи». В похо­де на Полоцк зимой 1562/63 года он был еса­у­лом и дей­ство­вал весь­ма актив­но (Кни­га Полоц­ко­го похо­да 1563 г. (Иссле­до­ва­ние и текст) / Подг. текст К. В. Пет­ров. СПб., 2004. С. 50, 53). В мар­те 1562 г. И. П. Охля­би­нин под­пи­сал поруч­ную запись по кня­зе И. Д. Бель­ском в 10 000 руб. В 1564 г. Охля­би­нин , под началь­ством кня­зя П. И. Шуй­ско­го, ходил в Лит­ву и участ­во­вал в несчаст­ной для рус­ских бит­ве под Оршей, где и был взят в плен (январь 1564 г.). Из поль­ско­го пле­на князь И. П. Охля­би­нин к весне 1565 г. уже вер­нул­ся домой (Пол­ное собра­ние рус­ских лето­пи­сей. Т. 13. М. 2000. С. 377; Сбор­ник Рус­ско­го исто­ри­че­ско­го обще­ства. Т. 71. СПб., 1892. С. 398-399). Скрын­ни­ков Р.Г. Цар­ство тер­ро­ра. СПб., 1992. С. 164-165). Вклю­чен в Оприч­ни­ну в 1566 г. В 1566 г. кня­зья и дети бояр­ские пору­чи­лись по нему в его вер­но­сти в 2 тыс. руб. Он был в оприч­ном вой­ске одним из став­лен­ни­ков кла­на Пле­ще­е­вых, посколь­ку женат был на дво­ю­род­ной пле­мян­ни­це бояри­на А. Д. Пле­ще­е­ва-Бас­ма­но­ва. По всей види­мо­сти, у кня­зя Охля­би­ни­на было воен­ное даро­ва­ние: его назна­ча­ли на вид­ные вое­вод­ские долж­но­сти весь­ма часто. Он ока­зал­ся одним из тех, кто соста­вил костяк оприч­но­го команд­но­го соста­ва. Вско­ре после осво­бож­де­ния был отправ­лен пер­вым вое­во­дой сто­ро­же­во­го пол­ка в Калу­гу, отку­да в сен­тяб­ре это­го же года был ото­зван и отпра­вил­ся с царем в Нов­го­род. Зимой 1568/69 года он чис­лил­ся вто­рым вое­во­дой в оприч­ном отря­де, постав­лен­ном у Вели­ких Лук «по вестям»; был так­же вто­рым вое­во­дой в оприч­ном отря­де у «Рже­вы Воло­ди­ми­ро­вой», отту­да был пере­ве­ден спер­ва в Калу­гу, потом в Тулу, а в 1570 году сно­ва в Калу­гу про­тив крым­ских татар. Послед­ние назна­че­ния Охля­би­нин полу­чал уже «из оприч­ни­ны». Паде­ние род­ни, семей­ства Пле­ще­е­вых-Бас­ма­но­вых, дур­но ска­за­лось на карье­ре Ива­на Пет­ро­ви­ча. Во вре­мя выхо­да оприч­но­го кор­пу­са под Тару­су осе­нью 1570 года Охля­би­нин чис­лит­ся в нем все­го лишь вто­рым вое­во­дой сто­ро­же­во­го пол­ка, т. е. на зна­чи­тель­но менее высо­кой долж­но­сти, чем преж­де. А бит­ва у Моло­дей заста­ет его в роли «пись­мен­но­го голо­вы» — даже не вое­во­ды… Впро­чем, позд­нее, после пол­но­го рас­фор­ми­ро­ва­ния оприч­ни­ны, честь полу­че­ния вое­вод­ских назна­че­ний в кре­по­стях и пол­ках будет ему воз­вра­ще­на. Как вид­но, в оприч­ном вой­ске его спо­соб­но­сти были заме­че­ны и высо­ко оце­не­ны монар­хом. В 1572 году он ходил с цар­ски­ми вой­ска­ми в Ливо­нию. В 1573–1576 гг. вхо­дил в Зем­ский двор. Тре­тий вое­во­да боль­шо­го пол­ка в вой­ске, отправ­лен­ном из Муро­ма и Ниж­не­го Нов­го­ро­да под Казань про­тив чере­ми­сы зимой 1573 г. В 1573 г. на Бере­гу вто­рой вое­во­да в пол­ку левой руки. В 1573-1575 гг. вое­во­да в Прон­ске. В 1574 году он был под началь­ством вое­во­ды кня­зя Голи­цы­на на Украйне в стро­е­вой цепи про­тив крым­ских татар. В 1575 году, когда напа­ли на южную Мос­ков­скую Украй­ну крым­цы и ногай­цы, Охля­би­нин участ­во­вал в бит­ве с ними в Пепер­ни­ко­вых Дуб­ра­вах; в 1576 и 1577 годах сто­ял в Прон­ске и на Соме про­тив крым­ских татар и ногай­цев. Даль­ней­ших све­де­ний о жиз­ни и дея­тель­но­сти кня­зя И. П. Охля­би­ни­на не име­ет­ся; год его смер­ти неиз­ве­стен. В янва­ре 1584 г. жена кня­зя И. П. Охля­би­ни­на кня­ги­ня Марья, дочь Федо­ра Михай­ло­ви­ча Пле­ще­е­ва, с доче­рью княж­ною Вар­ва­рою заня­ли у кня­зя Федо­ра Федо­ро­ви­ча Хво­ро­сти­ни­на 400 руб. на год и зало­жи­ли свою вот­чи­ну в Боров­ском уез­де село Голо­вен­ки­но Новое с дерев­ня­ми Мят­цо­во, Кома­ров­ская, Вра­ло­во, Кукол­ни­ко­во, Оис­по­во и пр. Послу­хи князь Роман Васи­лье­вич Охля­би­нин, князь Дани­ла Ива­но­вич Мезец­кий (РГА­ДА. Ф. 281. № 606/8; Архив СПб ИИРАН. Ф. 29. Оп. 1. Д. 8. № 1783. Л. 2759-2760). Кня­гине Марии, вдо­ве кня­зя Ива­на Пет­ро­ви­ча Охля­би­ни­на, при­над­ле­жа­ло сель­цо Поимаш с пусто­ша­ми в Кистем­ском стане Пере­слав­ско­го уез­да. Веро­ят­но она дала вот­чи­ну за ее доче­рью Вар­ва­рой в при­да­ное кня­зю Ива­ну Ники­ти­чу При­им­ко­ву Ростов­ско­му (Запис­ные вот­чин­ные кни­ги Помест­но­го при­ка­за 1626–1657 гг. / Сост. А.В. Анто­нов, В.Ю. Бели­ков, А. Бере­ло­вич, В.Д. Наза­ров, Э. Тей­ро. М., 2010. С. 158).
~ Мария Пет­ров­на Пле­ще­е­ва (1584), дочь Федо­ра Михай­ло­ви­ча Пле­ще­е­ва (Архив СПб ИИРАН. Ф. 29. Оп. 1. Д. 8. № 1783. Л. 2759-2760; Архив РАН. Ф. 620. Оп. 1. Д. 47. Л. 198).
б/д
[Спи­ри­дов, «Сокра­щен­ное опи­са­ние слу­жеб бла­го­родн. рос­сий­ских дво­рян» (М. 1810), I, 314—815; Раз­ряд­ная кни­га (изд. Милю­ко­ва («Чте­ния Моск. Общ. Исто­рии и Древн.», 1902, I), 202, 223, 225, 242, 243; Раз­ряд­ная кни­га («Сибир­ский Сбор­ник» М. 1845), 6, 15, 22—24, 28, 35, 30, 40, 42, 44―49; Собр. Госуд. Гра­мот и Дого­вор. I, 478, 481. 482; Акты Моск. Гос. I. 31, 38; Карам­зин (изд. Эйнер­лин­га), IX, 32, 48, пр. 365; Лиха­чев, «Раз­ряд­ные дья­ки XVI века» стр. 204, 465—466.; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 174, 190, 192, 204, 205; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 1. М., 1981. С. 199; Собра­ние госу­дар­ствен­ных гра­мот и дого­во­ров. Ч. 1. М., 1813. С. 558-559; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 228, 230, 237, 247, 251, 253, 254, 257, 264, 267; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 2. М., 1982. С. 225, 335; Поруч­ные запи­си 1527–1571 годов // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. М., 2004. С. 54] 18/11. князь Миха­ил Дмит­ри­е­вич Охля­би­нин (1550,—1573.02.06)
рында(1567) зем­ле­вл. в Кашин-у. 1С:Дм.Вас.Фед-ча
В Полоц­ком похо­де 1562/63 г. стряп­чий или жилец (Кни­га Полоц­ко­го похо­да 1563 г. (Иссле­до­ва­ние и текст) / Подг. текст К. В. Пет­ров. СПб., 2004. С. 51). В 1565/1566 г. с кня­зья­ми и детьми бояр­ски­ми пору­чил­ся в 2 тыс. руб. по кня­зе И. П. Охля­би­нине в его вер­но­сти (Анто­нов А.В. Поруч­ные запи­си 1527–1571 годов // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. М., 2004. С. 54). Вклю­чен в Оприч­ни­ну в 1566 г. Пору­чи­тель по кня­зю И. П. Охля­би­ни­ну в 1566 г. Рын­да с мень­шим копьем и сули­цей в оприч­ном похо­де царя из Моск­вы к Двор­цам осе­нью 1567 г. (Собра­ние госу­дар­ствен­ных гра­мот и дого­во­ров. Ч. 1. М., 1813. С. 558; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 228; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 2. М., 1982. С. 224). Князь Миха­ил Охля­би­нин был убит 7 фев­ра­ля 1573 г. под Пай­дой (Памят­ни­ки исто­рии рус­ско­го слу­жи­ло­го сосло­вия / Сост. А. В. Анто­нов. М., 2011. С. 213).
За кня­зем М. Д. Охля­би­ни­ным была вот­чи­на сель­цо Куни­но с дерев­ня­ми Малю­ги­но, Чер­ная Грязь, почин­ка­ми и пусто­ша­ми в Кистем­ском стане Пере­слав­ско­го уез­да, кото­рые он дал кня­зю Д. И. Мезец­ко­му в 1570-х гг. Князь Миха­ил при­хо­дил­ся дядей по мате­ри кня­зю Дани­ле Ива­но­ви­чу Мезец­ко­му, то есть его жена была кня­ги­ней Мезец­кой (Запис­ные вот­чин­ные кни­ги Помест­но­го при­ка­за 1626–1657 гг. / Сост. А.В. Анто­нов, В.Ю. Бели­ков, А. Бере­ло­вич, В.Д. Наза­ров, Э. Тей­ро. М., 2010. С. 158, 976). Род­ная сест­ра кня­зя М. Д. Охля­би­ни­на кня­ги­ня Фео­до­сья была заму­жем за кня­зем Ива­ном Ива­но­ви­чем Мезец­ким. Дво­ю­род­ная пле­мян­ни­ца Миха­и­ла кня­ги­ня Вар­ва­ра, дочь кня­зя Ива­на Пет­ро­ви­ча Охля­би­ни­на, была заму­жем за кня­зем Ива­ном Ники­ти­чем При­им­ко­вым. Князь И. И. Мезец­кий сын кня­зя Ива­на Семе­но­ви­ча Мезец­ко­го. Сын И. И. Мезец­ко­го Дани­ил Мезец­кий 3 июля 1626 г. соста­вил духов­ное заве­ща­ние. Про­сил похо­ро­нить его вме­сте с роди­те­ля­ми в Боров­ске в Паф­ну­тье­вом Боров­ском мона­сты­ре. Упо­мя­нут его вклад в мона­стырь в 600 руб. Мать кня­зя Дани­лы кня­ги­ня Фео­до­сья похо­ро­не­на в Каля­зи­ном мона­сты­ре. Упо­мя­ну­та под­мос­ков­ная вот­чи­на кня­зя Дани­лы дерев­ня Копы­то­во на р. Копы­тов­ке, сель­цо Мыш­ки­но и при­се­лок Смель­цо­во в Яро­слав­ском уез­де (даны ему за мос­ков­ское осад­ное сиде­ние) и дру­гие жало­ван­ные вот­чи­ны. Выде­ля­ет­ся сре­ди про­чих ста­рин­ная вот­чи­на сель­цо Вве­ден­ское с дерев­ня­ми и пусто­ша­ми (430 чет­вер­тей) в Можай­ском уез­де, кото­рой царь Федор Ива­но­вич пожа­ло­вал вме­сто села Вар­со­би­но с дерев­ня­ми в Можай­ском уез­де, взя­той у его отца в оприч­ни­ну. Так­же за ним вот­чи­на его дяди, род­но­го бра­та мате­ри кня­зя Миха­и­ла Дмит­ри­е­ви­ча Охля­би­ни­на, сель­цо Куни­но с дерев­ня­ми и пусто­ша­ми в Пере­слав­ском уез­де и веро­ят­но тоже в Пере­слав­ском уез­де сель­цо Поимаш с пусто­ша­ми, дан­ное в при­да­ное кня­зю Ива­ну Ники­ти­чу При­им­ко­ву за его сест­рою Вар­ва­рой, доче­рью Ива­на Пет­ро­ви­ча Охля­би­ни­на, и выкуп­лен­ное затем кня­зем Дани­лой у кня­зя Ива­на Приимкова.
В 1550/1551 г. его дед князь Васи­лий Федо­ро­вич Охля­би­нин вме­сте с кня­зем Миха­и­лом дал по при­ка­зу его отца кня­зя Дмит­рия Васи­лье­ви­ча Охля­би­ни­на Тро­иц­ко­му Каля­зи­ну мона­сты­рю дерев­ню Тоба­ко­во в Мерец­ком стане Кашин­ско­го уез­да на память по кня­зе Д. В. Охля­би­нине. В 1570/1571 г. князь М. Д. Охля­би­нин дал Тро­иц­ко­му Каля­зи­ну мона­сты­рю свою вот­чи­ну, отца куп­лю село Ляхо­во с дерев­ня­ми Ско­пи­но, Плат­ко­во, Киш­ки­но, Быко­во, Коче­но­во, Мар­те­но­во, Семен­дя­е­во, пустошь Гов­но­во в Мерец­ком стане Кашин­ско­го уез­да (Акты Тро­иц­ко­го Каля­зи­на мона­сты­ря XVI в. М.; СПб., 2007. № 115, 167).
б/д
19/11. княж­на Фео­до­сия Дмит­ри­ев­на Охля­би­нин (1590?)
Д:Дм.Вас.
~ кн. Иван Ива­но­вич Мезецкий
20/13. князь Васи­лий Рома­но­вич Охля­би­нин (1570)
в 1570 вотч.-Кашин-у.
В 1570/1571 г. князь Р. В. Охля­би­нин, сын кня­зя Васи­лия Федо­ро­ви­ча Охля­би­ни­на, дал вкла­дом Тро­иц­ко­му Каля­зи­ну мона­сты­рю дерев­ню Демо­во в Кочемль­ском стане Кашин­ско­го уез­да по себе, жене кня­гине Агрип­пине, сыне кня­зе Васи­лии (Акты Тро­иц­ко­го Каля­зи­на мона­сты­ря XVI в. М.; СПб., 2007. № 166. С. 170-171).

XXIII коле­но

21/17. княж­на Вар­ва­ра Ива­нов­на Охля­би­ни­на (1628.07.03+до?)
Д:Ив.Петр. ОХЛЯ­БИ­НИН. :Феодосия.Дм.
В янва­ре 1584 г. жена кня­зя И. П. Охля­би­ни­на кня­ги­ня Марья, дочь Федо­ра Михай­ло­ви­ча Пле­ще­е­ва, с доче­рью княж­ною Вар­ва­рою заня­ли у кня­зя Федо­ра Федо­ро­ви­ча Хво­ро­сти­ни­на 400 руб. на год и зало­жи­ли свою вот­чи­ну в Боров­ском уез­де село Голо­вен­ки­но Новое с дерев­ня­ми Мят­цо­во, Кома­ров­ская, Вра­ло­во, Кукол­ни­ко­во, Оис­по­во и пр. Послу­хи князь Роман Васи­лье­вич Охля­би­нин, князь Дани­ла Ива­но­вич Мезец­кий (РГА­ДА. Ф. 281. № 606/8; Архив СПб ИИРАН. Ф. 29. Оп. 1. Д. 8. № 1783. Л. 2759-2760). Кня­гине Марии, вдо­ве кня­зя Ива­на Пет­ро­ви­ча Охля­би­ни­на, при­над­ле­жа­ло сель­цо Поимаш с пусто­ша­ми в Кистем­ском стане Пере­слав­ско­го уез­да. Веро­ят­но она дала вот­чи­ну за ее доче­рью Вар­ва­рой в при­да­ное кня­зю Ива­ну Ники­ти­чу При­им­ко­ву Ростов­ско­му (Запис­ные вот­чин­ные кни­ги Помест­но­го при­ка­за 1626–1657 гг. / Сост. А.В. Анто­нов, В.Ю. Бели­ков, А. Бере­ло­вич, В.Д. Наза­ров, Э. Тей­ро. М., 2010. С. 158).
~ кн. Иван Ники­тич Приимков
22/17. княж­на Дарья Ива­нов­на Охля­би­ни­на (1584)
в 1584 помещ. Д:Ив.Петр. :Мария.Петр. ПЛЕЩЕЕВА

Инно­кен­тий Охлябинин
Соглас­но Житию И., свя­той при­над­ле­жал к кня­же­ско­му роду Охля­би­ни­ных. Этот род про­ис­хо­дил от яро­слав­ских кня­зей Ухор­ских. Вто­рой сын Васи­лия Дани­ло­ви­ча Ухор­ско­го, Федор Охля­би­на, стал родо­на­чаль­ни­ком Охля­би­ни­ных, а млад­ший, Миха­ил,- родо­на­чаль­ни­ком Хво­ро­сти­ни­ных, упо­ми­на­е­мых в Житии И. как «свой­ствен­ни­ков» свя­то­го. Из сыно­вей Федо­ра Охля­би­ны в древ­ней­ших редак­ци­ях родо­слов­ных книг назва­ны Петр и Васи­лий. В раз­ряд­ной кни­ге под 1515 г. един­ствен­ный раз упо­ми­на­ет­ся Иван Федо­ро­вич Охля­би­нин, к-рый тра­ди­ци­он­но отож­деств­ля­ет­ся с И. (РБС. Т. 8. С. 108; Иви­на. 1985. С. 181, 217 и др.). Одна­ко про­тив это­го отож­деств­ле­ния есть ряд воз­ра­же­ний. В. Б. Кобрин под­вер­га­ет сомне­нию досто­вер­ность упо­ми­на­ния, счи­тая его позд­ней­шей встав­кой (см.: Кобрин. 1995. С. 47-48). Впро­чем, даже если при­знать запись аутен­тич­ной, то к 1515 г. И., веро­ят­нее все­го, дав­но уже не было в живых, посколь­ку он, по-види­мо­му, скон­чал­ся в 1499 г. (см. ниже). Если пред­по­ло­жить, что он умер в 1521 г. (как ука­за­но в неко­то­рых меся­це­сло­вах), то к 1515 г. И. был уже мона­хом и не мог нахо­дить­ся на гос. служ­бе. Пет­ра и Васи­лия Охля­би­ни­ных с И. отож­де­ствить так­же невоз­мож­но, посколь­ку Петр в послед­ний раз упо­ми­на­ет­ся в источ­ни­ках под 1538 г., Васи­лий — под 1550/51 г.
В замет­ке «О житии пре­по­доб­на­го Нила Сор­ско­го» 1784 г., про­ис­хо­дя­щей из Нило­вой Сор­ской пуст., сооб­ща­ет­ся, что И. пред­при­нял путе­ше­ствия в К-поль, Пале­сти­ну и на Афон, сопро­вож­дая сво­е­го учи­те­ля (ИРЛИ. Р. IV. Оп. 24. № 66. Л. 287-288 об.; Про­хо­ров. 2005. С. 399). Эта инфор­ма­ция поз­во­ля­ет пред­по­ло­жить, что И., как и прп. Нил, был постри­же­ни­ком Кирил­ло­ва Бело­зер­ско­го в честь Успе­ния Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы мона­сты­ря. Палом­ни­че­ство состо­я­лось меж­ду 1475 и 1489 гг. (Рома­нен­ко Е. В. Нил Сор­ский и тра­ди­ции рус. мона­ше­ства. М., 2003. С. 9-10). По воз­вра­ще­нии И. посе­лил­ся вме­сте с прп. Нилом в ски­ту на р. Соре (Сор­ке), в 15 вер­стах от Кирил­ло­ва Бело­зер­ско­го мона­сты­ря. Рас­сказ Жития И. про­ти­во­ре­чит замет­ке «О житии пре­по­доб­на­го Нила Сор­ска­го». Как отме­чал Клю­чев­ский, автор Жития И. не упо­ми­на­ет о зна­ком­стве И. с прп. Нилом до осно­ва­ния послед­ним ски­та, ниче­го не пишет о путе­ше­стви­ях И. с учи­те­лем на Восток. Учи­ты­вая, что у насель­ни­ков Сор­ской пуст. не было при­чин при­ду­мы­вать рас­сказ об осо­бой роли И. в осно­ва­нии их оби­те­ли, более досто­вер­ны­ми пред­став­ля­ют­ся све­де­ния из замет­ки «О житии пре­по­доб­на­го Нила Сорскаго».
Через нек-рое вре­мя И. поки­нул Сор­ский скит и осно­вал свой мон-рь на бере­гу р. Еды в вер­хо­вьях р. Нур­мы, при­мер­но в 50 км к юго-восто­ку от Волог­ды. Как сле­ду­ет из замет­ки «О житии пре­по­доб­на­го Нила Сор­ска­го», прп. Нил при жиз­ни бла­го­сло­вил сво­е­го уче­ни­ка на осно­ва­ние обще­жи­тель­но­го мона­сты­ря: «…Твоя оби­тель имать быти обща, а моя пусты­ня как при моем живо­те, так и по смер­ти моей будет — по еди­ну бо бра­ту имут житии в кели­ях сво­их» (Про­хо­ров. 2005. С. 399-400). Ско­рее все­го при­ве­ден­ный текст фик­си­ру­ет не реаль­ный диа­лог, а отра­жа­ет раз­ли­чие меж­ду оби­те­ля­ми, воз­ник­шее уже после пре­став­ле­ния И. В «Заве­те» И. неод­но­крат­но повто­ря­ет­ся тре­бо­ва­ние сле­до­вать «напи­са­нию гос­по­ди­на и учи­те­ля мое­го стар­ца Нила», а фраг­мент «Заве­та», в к-ром содер­жат­ся пра­ви­ла мона­стыр­ской жиз­ни, вос­хо­дит к руко­пис­но­му насле­дию прп. Нила. Как сле­ду­ет из «Заве­та» И., неза­дол­го до кон­чи­ны свя­то­го в мон-ре не было хра­ма. Свя­той заве­щал постро­ить ц. во имя «Иоан­на Пред­те­чи, кре­сти­те­ля Гос­под­ня, тре­тие обре­те­ние чест­ныа его гла­вы, еже есть маия 25».
Вопрос о вре­ме­ни пре­став­ле­ния И. оста­ет­ся невы­яс­нен­ным. Обе редак­ции Жития назы­ва­ют один и тот же день смер­ти пре­по­доб­но­го: «…меся­ца мар­та в 19 день, на память свя­тых муче­ник Хри­сан­фа и Дарьи». Одна­ко год кон­чи­ны ука­зан по-раз­но­му. В 1-й редак­ции это «лето 6999 [1491]», во 2-й редак­ции — «лето 6909 [1401]». Ско­рее все­го во 2-й редак­ции при пере­пи­сы­ва­нии в дате была утра­че­на бук­ва обо­зна­ча­ю­щая чис­ло 90. Эта ошиб­ка нашла отра­же­ние в руко­пис­ной тра­ди­ции, свя­зан­ной с прп. Нилом Сор­ским. В замет­ке «От пре­ди­сло­вия на кни­гу бла­жен­на­го Нила Сор­ска­го» XVIII в. гово­рит­ся, что прп. Нил и И. вер­ну­лись «от Пале­стин­ских стран, из Афон­ския горы при живо­те пре­по­доб­на­го Кири­ла, Бело­е­зер­ска­го чудо­твор­ца» (Про­хо­ров. 2005. С. 294). Ошиб­ка явля­ет­ся зако­но­мер­ной, если автор замет­ки был зна­ком со 2-й редак­ци­ей Жития И.: «скон­чав­ший­ся» в 1401 г. И. вполне мог встре­тить­ся с прп. Кирил­лом Бело­зер­ским (1337-1427).
Свящ. Иоанн Верюж­ский впер­вые отме­тил несо­от­вет­ствие даты 1491 г. (извест­ной ему из руко­пис­ных свят­цев) 2-й редак­ции Жития И., соглас­но к-рой И. ушел из Сор­ской пуст. после смер­ти прп. Нила († 1508). Это заста­ви­ло Верюж­ско­го счи­тать более вер­ной дату, ука­зан­ную в Отен­ских свят­цах,- 19 мар­та 7029 (1521) г. (РГА­ДА. Ф. 188. Оп. 1. № 1199). После изда­ния кни­ги Верюж­ско­го дата 1521 г. проч­но вошла в лит-ру. Одна­ко ее сле­ду­ет при­знать менее досто­вер­ной, неже­ли 1491 г., посколь­ку, если бы И. пере­жил прп. Нила и дожил до 1521 г., вряд ли в его оби­те­ли в тече­ние столь дол­го­го вре­ме­ни не было бы церкви.
Почи­та­ние И. нача­лось вско­ре после его пре­став­ле­ния. К 1538 г. в мона­сты­ре уже имел­ся образ И., а так­же Житие или под­го­тов­лен­ные для его напи­са­ния чер­но­вые запи­си (РНБ. Погод. № 1582. Л. 100 об.- 101). В пис­цо­вой кни­ге 1627-1632 гг. впер­вые упо­ми­на­ет­ся часов­ня, где почи­ва­ют мощи И. (РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 14728. Л. 658-658 об.). Наи­бо­лее ран­ний спи­сок Жития (РНБ. Погод. № 1582) отно­сит­ся к нач. 30-х гг. XVII в. Учи­ты­вая эти фак­ты, мож­но пред­по­ло­жить, что мест­ная кано­ни­за­ция И. состо­я­лась не поз­же 1-й тре­ти XVII в. С XVII в. извест­ны тро­парь и кондак И. (Там же. № 1587. Л. 98; Про­хо­ров. 2005. С. 313), автор к-рых обра­ща­ет­ся к пре­по­доб­но­му со сло­ва­ми: «…жесто­кое житие пока­зал еси». Память И. под 19 мар­та ука­за­на в «Опи­са­нии о рос­сий­ских свя­тых» (спис­ки кон. XVII-XIX в.), в «Алфа­ви­те» ста­ро­об­ряд­че­ско­го мон. Ионы Кер­жен­ско­го 1807-1811 гг. (ЯМЗ. № 675 по кат. Лукья­но­ва. Л. 258 об.). В 1701 г. в Пре­об­ра­жен­ской ц. Комель­ско­го мон-ря «по левую сто­ро­ну север­ных две­рей» имел­ся образ «пре­по­доб­на­го чюдо­твор­ца Инно­кен­тия, писан на золоте».
Над моги­лой И. сто­я­ла часов­ня «с под­во­ло­кою и с папер­тью». Над гроб­ни­цей нахо­дил­ся образ свя­то­го (РГА­ДА. Ф. 237. Оп. 1. № 33. Л. 37). К 1723 г. на месте часов­ни постро­и­ли ц. в честь Бла­го­ве­ще­ния Пре­св. Бого­ро­ди­цы (ГАВО. Ф. 496. Оп. 1. № 770. Л. 6). В 1764 г. оби­тель была закры­та, Пре­об­ра­жен­ская ц. обра­ще­на в при­ход­скую. В наст. вре­мя на месте мон-ря нахо­дит­ся клад­би­ще. Кано­ни­за­ция свя­то­го под­твер­жде­на вклю­че­ни­ем его име­ни в Собор Воло­год­ских свя­тых (уста­нов­лен в 1841), в Собор Нов­го­род­ских свя­тых (изве­стен начи­ная с 1831, празд­но­ва­ние добав­ле­но в 1981) и в Собор Афон­ских пре­по­доб­ных (уста­нов­лен в 2000-х гг.).
Сочинения
И. явля­ет­ся авто­ром «Заве­та». Г. М. Про­хо­ров выска­зал пред­по­ло­же­ние, что свя­той соста­вил тро­парь, кондак и икос прп. Нилу Сор­ско­му (Про­хо­ров. 1988. С. 406). Н. П. Попов счи­тал И. авто­ром «Над­сло­вия» и «При­сте­же­ния» к «Пре­да­нию» и «Уста­ву» прп. Нила (Попов. 1910. С. 13-14), такой же т. зр. при­дер­жи­ва­ет­ся Про­хо­ров, при­пи­сы­ва­ю­щий И. еще и соч. «О внут­рен­нем дела­нии» (Про­хо­ров. 2005. С. 281-383). Одна­ко руко­пи­си назван­ных сочи­не­ний XVI-XVII вв. неиз­вест­ны. Пред­по­ло­же­ния Попо­ва опро­верг Д. Рак­ка­нел­ло, про­ана­ли­зи­ро­вав­ший румын. спис­ки тек­стов. Соглас­но устой­чи­вой исто­рио­гра­фи­че­ской тра­ди­ции, авто­ром этих сочи­не­ний явля­ет­ся схим. прп. Васи­лий Поля­но­ме­руль­ский (Боров­ко­ва-Май­ко­ва М. С. Нил Сор­ский и Паи­сий Велич­ков­ский // Сб. ста­тей, посвящ. С. Ф.Платонову. СПб., 1911. С. 7-8; Пелин В. С. Васи­лий Поля­но­ме­руль­ский // ПЭ. 2004. Т. 7. С. 214-216).
И. мно­го вре­ме­ни посвя­тил пере­пис­ке книг, о чем сви­де­тель­ству­ет его запис­ка «Яко доб­ро есть писа­ти свя­тыя кни­гы» (Про­хо­ров. 2005. С. 320). Про­хо­ров пред­при­нял попыт­ку выявить авто­гра­фы И. и атри­бу­ти­ро­вал ему руко­пи­си РНБ. Кир.-Бел. № 25/1102 и № 20/1259 (Про­хо­ров. 2005. С. 299, 300). Одна­ко эту гипо­те­зу нель­зя при­знать удач­ной: обе руко­пи­си отно­сят­ся ко 2-й пол. XVI в., меж­ду тем источ­ни­ки не остав­ля­ют сомне­ний, что к это­му вре­ме­ни И. не было в живых (в 1536 стро­и­те­лем Инно­кен­ти­е­ва Комель­ско­го мон-ря был Варлаам).
Ист.: Опи­са­ние о рос­сий­ских свя­тых. С. 123-124; ИРИ. Ч. 4. С. 301-302; Опи­са­ние слав. и рус. руко­пис­ных сбор­ни­ков. СПб., 1878. Вып. 1; Верюж­ский. Воло­год­ские свя­тые. С. 385-386; Про­хо­ров Г. М. Пре­по­доб­ные Нил Сор­ский и Инно­кен­тий Комель­ский: Соч. СПб., 2005. С. 320-322, 399-400; Шами­на И. Н. Прп. Инно­кен­тий Комель­ский и осно­ван­ный им мон-рь // ВЦИ. 2009. № 1/2(13/14). С. 26-57.
Лит.:Барсуков. Источ­ни­ки агио­гра­фии. Стб. 222, 223; Сер­гий (Спас­ский). Меся­це­слов. Т. 2. С. 79; Попов Н. П. Собр. руко­пи­сей моск. Симо­но­ва мон-ря // ЧОИДР. 1910. Кн. 2. С. VII-214; Иви­на Л. И. Внут­рен­нее осво­е­ние земель в Рос­сии в XVI в. Л., 1985. С. 181, 217; Зимин А. А. Фор­ми­ро­ва­ние бояр­ской ари­сто­кра­тии в Рос­сии во 2-й пол. XV — 1-й тре­ти XVI в. М., 1988. С. 88, 96; Кобрин В. Б. Мате­ри­а­лы гене­а­ло­гии кня­же­ско-бояр­ской ари­сто­кра­тии XV-XVI вв. М., 1995. С. 47, 48, 69; Мар­ке­лов. Свя­тые Др. Руси; Про­хо­ров Г. М. Инно­кен­тий Охля­би­нин (Воло­год­ский) // СККДР. 1988. Вып. 2. Ч. 1. С. 406; Raccanello D. La figure de Basile de Poiana Mărului et son enseignement sur la Prière de Jésus // Irènikon. 1988. Vol. 61. P. 41-66; Шуль­ги­на Э. В. Лице­вой сб. житий воло­год­ских свя­тых XVII в. (ГИМ. Увар. 107-1°) // Хри­зо­граф. М., 2005. Вып. 2. С. 242-261; Фила­рет (Гуми­лев­ский). РСв. 2008. С. 160.