Липятины

Неко­то­рые био­гра­фи­че­ские дан­ные о них, собран­ные С. Б. Весе­лов­ским, позд­нее не были им обоб­ще­ны Слож­ность реше­ния про­бле­мы заклю­ча­ет­ся в том, что источ­ни­ки доволь­но ску­пы на инфор­ма­цию о Лиnя­ти­ных. В основ­ном сохра­ни­лись толь­ко акты, кото­рые отме­ча­ют служ­бу пред­ста­ви­те­лей дан­ной фами­лии, а не их род­ствен­ные отно­ше­ния друг с дру­гом. Поэто­му о гене­а­ло­ги­че­ских свя­зях Липя­ти­ных с пред­ста­ви­те­ля­ми дру­гих кня­же­ских фами­лий сред­не­ве­ко­вой Руси мож­но гово­рить лишь пред­по­ло­жи­тель­но. Кро­ме того, отсут­ству­ет родо­слов­ная рос­пись Липя­ти­ных, а сле­до­ва­тель­но, к при­ве­ден­но­му ниже родо­слов­но­му дре­ву дан­ной фами­лии сле­ду­ет отно­сить­ся не бо­лее чем как к науч­ной реконструкции.
В Успен­ском сино­ди­ке после поми­на­ния лиц, погиб­ших в Москве в 1382 г. от рук ордын­цев хана Тох­та­мы­ша, име­ет­ся сле­дующая запись: «Ива­ну Дмит­ри­е­ви­чу, и сыну его Иоан­ну, и бра­ту его Васи­лью Бере­зуй­ско­му, Ива­ну Кон­стан­ти­но­ви­чу Липя­ти­ну, и сыны eго Семе­ну, уби­ен­нымъ отою без­бож­ныя Лит­вы, веч­ная память». В источ­ни­ке они ука­за­ны ранее уби­тых «во гра­дехъ, и въ селехъ мни­ховъ, и иереовъ, мужъ и жень, и дет­скъ полъ оть без­бож­на­го Еди­гея» 235 Послед­ний, как извест­но, оса­ждал Моск­ву в 1408г.
Таким обра­зом, мож­но вос­ста­но­вить опре­де­лен­ные хронологи­ческие рам­ки, к кото­рым отно­сит­ся вре­мя жиз­ни и служ­бы в Москве хотя бы части из отме­чен­ных в сино­ди­ке кня­зей, а имен­но — от 1380 до 1408 г. Наше пред­по­ло­же­ние нахо­дит под­твер­жде­ние при обраще­нии к повест­во­ва­тель­ным источ­ни­кам. Так, Твер­ская лето­пись, опи­сы­вая мос­ков­ско-литов­скую вой­ну 1406—1407 гг., заме­ча­ет: А иже подо Вяз­мою быша Моск­ви­чи, и тако­же гра­ду ничто­же успе­ша, и отъ­и­до­ша. Тогда же князь Липя­тычь Иванъ, вое­во­да Мос­ковскый, oтъ Лит­вы уби­енн бысть» 236. Вос­кре­сен­ская лето­пись сооб­ща­ет, что вязем­ский поход 1407 г. Начал­ся «на Спа­совъ день», т. е. 16 авrу­ста 237. Вой­на дли­лась не более меся­ца и окончи­лась пере­ми­ри­ем, кото­рое, по всей веро­ят­но­сти, было заклю­че­но до 14 сен­тяб­ря 238• Таким обра­зом, мож­но уста­но­вить, что Иван Липя­тин погиб либо в самом кон­це авгу­ста, либо, что более ве­роятно, в самом нача­ле сен­тяб­ря. Несо­мнен­но, упо­мя­ну­тый в дан­ном слу­чае князь и запи­сан­ный для поми­на­ния в Успен­ском сино­ди­ке Иван Кон­стан­ти­но­вич — одно и то же лицо 239, Кро­ме того, из тек­ста обо­их источ­ни­ков выяс­ня­ет­ся, что Кон­стан­тин, отец кня­зя Ива­на, носил прозви1це Липя­та 240 • Сле­до­ва­тель­но, имен­но он был родо­на­чаль­ни­ком фами­лии. Вре­мя жиз­ни пер­вых двух пред­ста­ви­те­лей рода Липя­ти­ных — это вто­рая полови­на XIV — нача­ло XV в.
Инте­рес­но так­же отме­тить и то обсто­я­тель­ство, что Иван Ли­пятин носил то же отче­ство, что и родо­на­чаль­ник стар­шей вет­ви рода кня­зей Фомин­ских Федор Крас­ный — Кон­стан­ти­но­вич. Родо­слов­ная рос­пись послед­не­го име­ет ряд заго­лов­ков, напри­мер: «Род Фомин­ских кня­зей и от них Кар­по­вы» 241 , «Родъ Фо­минскихъ кня­зей и Бере­зуй­скихъ» 242 и др. В ней князь Констан­тин назы­ва­ет­ся то Фомин­ским 243 , то Бере­зуй­ским 244 — см. При­ло­же­ние № 5 (а-в). Наи­бо­лее пол­ный заго­ло­вок содер­жит Рум. ред. 40-х гr. XVI в.: «Род Фомин­ских кня­зей и Бере­зуй­ских от кня­зя Костян­ти­на Бере­зуй­ско­го» 245 Сто­ит напом­нить, что в Ус­пенском сино­ди­ке Мос­ков­ско­го Крем­ля Липя­ти­ны объ­еди­не­ны и запи­са­ны для поми­на­ния как раз вме­сте с бере­зуй­ски­ми кня­зья­ми. Впро­чем, сре­ди них нет ни Федо­ра Крас­но­го, ни его леген­дар­ной «бра­тьи»; это не уди­ви­тел­но. Ведь кня­зья Бере­зуй­ские и Липя­ти­ны, в отли­чие от детей Кон­стан­ти­на, погиб­ли от рук литов­цев. Кро­ме того, в родо­слов­ной Фомин­ских пока не зафик­си­ро­ва­но ни одно­го слу­чая, что­бы этот князь был ука­зан с про­зви­щем Липя­та. Меж­ду тем, при­ве­ден­ные ранее свиде­тельства явно не явля­ют­ся слу­чай­ны­ми. Поэто­му предваритель­но мож­но гово­рить о доста­точ­но близ­ком род­стве семей Липя­тиных и Фомин­ских, пря­мы­ми пред­ка­ми кото­рых явля­лись кня­зья Березуйские.
Зная, когда умер князь И. К. Липя­тин, теперь мож­но выяс­нить и вре­мя дея­тель­но­сти его сына Семе­на. Ско­рее все­го, это пер­вая поло­ви­на XV в. В духов­ной гра­мо­те вели­кой кня­ги­ни Софии Вито­втов­ны, дати­ру­е­мой Л. В. Череп­ни­ным июне­м­-июлем 1451 r., отме­ча­ет­ся: «А из Кол[оменскихъ селъ, изъ) сво­ихъ при­ку­повъ даю сыну сво­е­му, вели­ко­му кня­зю Васи­лью, Колы­чевь­ское село, Никол­це­во село, Липя­тинь­ское село, Чюхи­[стово село]» 246. По всей веро­ят­но­сти, при­об­ре­те­ние дан­но­го села состо­я­лось до или чугь позд­нее извест­ных собы­тий 1445-
1446 гг., когда вели­ко­кня­же­ская семья рас­по­ла­га­ла значительны­ми финан­са­ми. Одна­ко каки­ми же раз­ме­ра­ми обла­да­ло село «Ли­пятинское»?
Обра­ще­ние к пис­цо­вым мате­ри­а­лам кон­ца XVI в. поз­во­ля­ет уста­но­вить, что в Коло­мен­ском уез­де в это вре­мя было два села Липя­ти­но. Соглас­но кни­ге «Пись­ма и меры» Д. П. Жито­ва и Ф. Ко­мынина в 1577/78 г. в Боль­шом Мику­лине стане «за Гри­го­рьемъ да за Бог­да­ном за Васи­лье­вы­ми дет­ми Хотя­ин­цо­ва, по даче 86-го году, а прежъ того было на обро­ке за Ива­но­вы­ми кре­стья­ны Шере­ме­те­ва, что бьшо въ поме­стье за Пет­ромъ за Гри­го­рье­вымъ сыномъ Лихо­ре­ва: пуст., что было с. Липя­ти­но, на рчк. на Коломен­ке, а въ немь паш­ни пер. сер. зем­ли 60 четьи, да пер. жъ лесомъ порос­ло въ тычъ и въ коль 460 четьи, и обо­е­го пер. и кусто­ремъ порос­ло добр. зем­лею съ над­да­чею 408 четьи в поле, а въ дву по­томужъ, сена по рчк. по Коло­мен­ке и по запо­лью и по вра­гомъ 100 коп лесу непа­шен­но­го 50 дес.» 247. Вто­рое село Липя­ти­но рас­по­ла­га­лось в Канев­ском (!) стане. Во вто­рой поло­вине XVI в, оно было вот­чи­ной Мос­ков­ско­го Чудо­ва мона­сты­ря. Бла­го­да­ря про­стран­ной запи­си пис­ца мож­но уста­но­вить имя преж­не­го вла­дель­ца, раз­ме­ры, при­чи­ну и вре­мя его пере­хо­да в оби­тель. Село Липя­ти­но нахо­ди­лось «на рчк. на Кошир­ке, а пре­же того было въ вот­чине за Огро­фе­ною Волын­скою, а въ селе церк. Вос­кре­се­нье Хри­сто­во, дре­ве­на, клец­ки: паш­ни цер­ков­ные 20 четьи въ поле, а в дву пото­му­же, сена на кор­ня­тин­ской пожне 20 коп.; паш­ни сер. Зем­ли 88 четьи съ осм., да пер. 119 четьи съ осм., да пер. же кусто­ремъ порос­ло 55 четьи въ поле, а въ дву пото­мужъ, сена по рчк. по Кошир­ке и по дуб­ро­вамъ по Коря­ти­ну и по Моклоку111и 200 коп., лесу куста­рю непа­шен­но­го 20 дес.». Кро­ме того, к селу тяну­ли «дер. Шуга­ро­во, на рчк. на Кошир­ке», «Пуст., что была дер. Бере­ле­до­ва, на вра­ге на Гни­лу­ше», «пуст., что бьшо сели­ще Чюма­со­во, на враж­ке на Гни­лу­ше». Все­го за мона­сты­рем по под­сче­там ока­за­лось 688 четей зем­ли с чет­вер­тью «въ поле, а въ дву пото­мужъ», а так­же 55 деся­тин леса 248.
Таким обра­зом, каж­дое по отдель­но­сти село на Коло­мен­ке и Кашир­ке вме­сте с тянув­шей к ним зем­лей име­ли весь­ма вну­ши­тель­ные раз­ме­ры — общую rшо­щадь более чем в 1600 четей зем­ли и по 50-55 деся­тин леса. Посколь­ку вто­рое Липя­ти­но нахо­ди­лось до 1540/41 г. в част­ных руках, то мож­но сде­лать вывод, что имен­но село на реке Коло­мен­ке, а не на Кашир­ке и бьшо купле­но вели­кой кня­ги­ней Софьей Вито­втов­ной в сере­дине XV в. С. Б. Весе­лов­ский появ­ле­ние дан­но­го топо­ни­ма в Коломне свя­зы­вал с семьей Липя­ти­ных. Иссле­до­ва­тель пола­гал, что Се­мен Ива­но­вич был убит в 1370 г. в бит­ве с литов­ца­ми в Суход­ре­ве 249. Одна­ко такая дати­ров­ка оши­боч­на. Если С. И. Липя­тин дей­ствительно погиб в этом месте, то это собы­тие про­изо­шло в 1445 г. Тогда, про­тив при­шед­шей на Русь литов­ской рати совмест
но под нача­лом сво­их вое­вод выстуrrи­ли дети бояр­ские, кото­рые слу­жи­ли раз­ным кня­зьям: в Можай­ске — у вну­ка вели­ко­го кня­зя Дмит­рия Дон­ско­го Ива­на Андре­еви­ча (вое­во­да князь А. В. Луг­ви­ца Суз­даль­ский), в Верее — у его бра­та Миха­и­ла Андре­еви­ча (вое­во­да И. Ф. Судок Мона­сты­рев), в Боров­ске — у вну­ка Вла­ди­ми­ра Храб­ро­го Васи­лия Яро­сла­ви­ча (вое­во­да Жинев) 250 К со­жалению, С. Б. Весе­лов­ский не при­во­дит источ­ник информации,
где бы точ­но сооб­ща­лось, что князь погиб имен­но в бит­ве в Су­ходреве. Если его пред­по­ло­же­ние вер­но, то полу­ча­ет­ся, что к сере­дине XV в. Липя­ти­ны пере­шли на служ­бу к удель­ным князь­ям. Одна­ко запись кня­зя Семе­на Ива­но­ви­ча в таком привилеги­рованном доку­мен­те, как при­двор­ный сино­дик Успен­ско­го собо­ра Мос­ков­ско­го Крем­ля, в прин­ци­пе, прак­ти­че­ски исклю­ча­ет такую воз­мож­ность. Как пра­ви­ло, сюда вно­си­лись лица, служив­шие толь­ко вели­ко­му кня­зю, да и то не все, а наи­бо­лее близ­кие к нему люди и при­хо­жане хра­ма. Поэто­му не сто­ит исклю­чать воз­можность, что князь С. И. Липя­тин погиб в дру­гом бою, сража­ясь с литов­ца­ми. Впро­чем, дей­стви­тель­но, для пер­вой полови­ны XV в. наи­бо­лее суще­ствен­ным столк­но­ве­ни­ем с воен­ны­ми сила­ми ВКЛ была имен­но бит­ва при Суход­ре­ве. Быть может, из это­го пред­по­ло­же­ния исхо­дил С. Б. Весе­лов­ский? Если это так, то оно не нахо­дит под­твер­жде­ния в лето­пи­си — источ­ни­ке, кото­рый содер­жит наи­бо­лее подроб­ный рас­сказ о поте­рях объеди­ненной рус­ской рати 251 •
Учи­ты­вая годы жиз­ни кня­зя С. И. Липя­ти­на, мож­но сде­лать пред­по­ло­же­ние, что, воз­мож­но, он или кто-то из его бли­жай­ших потом­ков (Мака­рий? или Федор?) про­да­ли вели­кой кня­гине Со­фии Вито­втовне часть наслед­ствен­ной вот­чи­ны. По край­ней мере, друrих Липя­ти­ных, жив­ших в сере­дине XV в., источ­ни­ки не называют.
Чер­не­ца Мака­рия — по-види­мо­му, близ­ко­го род­ствен­ни­ка (сына?) кня­зя С. И. Липя­ти­на, упо­ми­на­ет С. Б. Весе­лов­ский как участ­ни­ка одно­го из актов 1465 г. 252 Обра­ще­ние к архи­ву Тро­и­це­-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря под­твер­жда­ет наблю­де­ние иссле­до­ва­те­ля, дает более подроб­ные дан­ные о духов­ной карье­ре Мака­рия и сви­детельствует о тес­ных свя­зях с этой оби­те­лью не толь­ко потом­ков кня­зей Фомин­ских, но и потом­ков друrих тиrу­ло­ван­ных се­мей. Дея­тель­ность Мака­рия в мона­сты­ре была весь­ма разнообраз­ной. Так, напри­мер, в одном из актов этот «ста­ре­ць» высту­па­ет «куп­чи­ной» в Москве, где поку­па­ет для сво­е­го мона­сты­ря у И. П. Заха­рьи­на, высту­пав­ше­го от име­ни бра­та Гри­ди, дерев­ню Оглоб­лин­скую из Верх­не­го Бере­зов­ца Костром­ско­го уез­да. До­кумент дати­ро­ван С. Б. Весе­лов­ским око­ло 1455-1462 гг. 253, с чем, одна­ко, труд­но согла­сить­ся. Дело в том, что в двух мено­вых гра­мо­тах Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря «ста­ро­го» кела­ря Илларио­на и радо­неж­ско­го воло­сте­ля Ива­на Про­ко­фье­ва на пусто­ши в Радо­не­же, кото­рые уве­рен­но дати­ру­ют­ся 1455-1456 гг., пер­вым из послу­хов был назван «Мака­рей, келарь трт­щкой Сер­ги­е­ва мо­настыря» 254• Сле­до­ва­тель­но, куп­чая гра­мо­та не мог­ла быть состав-лена ранее 1455-1456 гг. Наше пред­по­ло­же­ние о еще более ран­ней дате состав­ле­ния доку­мен­та под­твер­жда­ет одна при­пис­ка к дан­ной 1447-1449 гг. быв­ше­го радо­неж­ско­го бояри­на, чер­не­ца В. Б. Коп­ни­на и его жены Марии. Как отме­ча­ет­ся в спис­ке источ­ни­ка сере­ди­ны XVI в» «а наза­ди на гра­мо­те под­пи­са­на: Гос­по­ди­ну ИI)’Мену Спи­ри­до­ну тро­ец­ко­му Сер­ги­е­ва мона­сты­ря, да tocrюдu1tj кела­рю Мака­рью» 255• Таким обра­зом, мено­вая в Костро­ме мог­ла быть состав­ле­на и до 1447-1449 гг. В ряде доку­мен­тов 1450-1460-х гг. Мака­рий по·прежнему назы­ва­ет­ся кела­рем 256, а в 1484-1488 гг. он уже был игу­ме­ном Тро­ице·Сергиева мона­сты­ря 2i;7. Одна­ко акты с его име­нем, к сожале­нию, не уточ­ня­ют и не про­ли­ва­ют свет на род­ствен­ные отноше­ния Мака­рия с кня­зья­ми Липя­ти­ны­ми, за исклю­че­ни­ем того, что он дей­стви­тель­но был пред­ста­ви­те­лем этой фамилии.
В кон­це XV — нача­ле XVI в. на служ­бе у Ива­на III упо­ми­на­ет­ся вид­ный слу­жи­лый чело­век Федор Федо­ро­вич Липя­тин, кото­рый несо­мнен­но вхо­дил в чис­ло слуг «дво­ра» вели­ко­го кня­зя. Одна­ко, в отли­чие от И. К. и С. И. Липя­ти­ных, в источ­ни­ках он ука­зывается уже без титу­ла. Впер­вые Ф. Ф. Липя­тин отме­чен в куп·
чей гра­мо­те И. А. Зло­бы Воры­па­е­ва, кото­рый купил у сво­е­го бра­та Ф. А Воры­па­е­ва поло­ви­ну села Неки­ма­то­ва (Еки­ма­тов­ско­го ). Этот доку­мент был напи­сан после 30 мар­та 1486 г. В спис­ке послу­хов, несо­мнен­но отра­жа­ю­щем слу­жеб­ное поло­же­ние месгных
зем­ле­вла­дель­цев, Ф. Ф. Липя­тин сто­ит вто­рым; ниже С. Ф. Блу­до­ва, но выше А. А Ува­ро­ва и 1-1. С. Писа­ре­ва. Любо­пыт­но отме­тить, что дан­ная сдел­ка заклю­че­на на тер­ри­то­рии Канев­ской воло­сти Коло­мен­ско­го уез­да 2$8. Таким обра­зом, устанавливает­ся, что и после про­да­жи села Липя­тин­ско­го в сере­дине XV в. у семьи Липя­ти­ных еще оста­лись вла­де­ния в дан­ном реги­оне Руси.
По-види­мо­му, это и было то село Липя­ти­но, кото­рое нахо­ди­лось на реке Кашир­ке. Если вспом­нить пред­по­ла­га­е­мое вре­мя­де­я­тель­но­сти осно­ва­те­ля фами­лии кня­зя Кон­стан­ти­на Липя­ты, а так­же его сына Ива­на, то ока­зы­ва­ет­ся, что во вто­рой поло­вине — кон­це XIV в. после выез­да на служ­бу в Моск­ву кто-то из них полу­чал в Коломне зем­ли там же, где и князь Д. М. Боб­рок Волын­ский. Про­хо­ди­ли ли эти два собы­тия одно­вре­мен­но? В 1496/97 г. соглас­но одной из тет­ра­дей «Книг Мос­ков­ских» архи­ва Посоль­ско­го при­ка­за, Ф. Ф. Липя­тин посы­лал­ся в Каши­ру «собра­ти обро­ки мед­ве­ные дво­рец­ко­во и клю­ши­и­чьи пошли­ны, и запис­ное», что­бы затем «отда­ти» их «Маr­мет-Ами­ню О&
реимо­ву сыну царе­ву казан­ско­во» 259. Еще одна служ­ба Ф, Ф, Липя­ти­на уста­нав­ли­ва­ет­ся из тек­ста пра­вой гра­мо­ты суда Е. И. Игна­тье­ва и И. Т. tep11oro чудовско­му стар­цу Логи­ну, посель­ско­му Ана­нию и мона­стыр­ским кресть­янам по тяж­бе с чер­но­сош­ны­ми кре­стья­на­ми В. Мар­тю­хи­ным и др. о лугах на р. Ист­ре в Сурож­ском стане Мос­ков­ско­го уез­да от 29 нояб­ря 1504 r., най­ден­но­го и опуб­ли­ко­ван­но­го А. В. Машта­фаровым. Здесь из речи ответ­чи­ка Васю­ка Мухин­ско­го выясня
ется, что ранее «В Суро­жи­це был писец вели1«ио кня­зя Федор Ли­петин». Он «зем­ли мирил и луrи писал». При этом, дока­зы­вая свою право­ту, В. Мухин­ский ссы­лал­ся, как и про­тив­ная сто­ро­на, «На Федо­ро­вы кни­ги» 260.
Наблю­де­ния Ю. Г. Алек­се­е­ва над дея­тель­но­стью вели­ко­кня­же­ских пис­цов кон­ца XV — нача­ла XVI в. поз­во­ля­ют при­бли­зи­тель­но опре­де­лить вре­мя, когда Ф. Ф. Липя­тин испол­нял дан­ную долж­ность в Мос­ков­ском уез­де. В 1498/99 и 1503/04 гг. этим зани­мал­ся князь Васи­лий Ива­но­вич Голе­нин Ростов­ский 261. Одна­ко в
пер­вый раз, оче­вид­но, он опи­сы­вал не весь уезд, а толь­ко его часть. Из тек­ста духов­ной гра­мо­ты вели­ко­го кня­зя Ива­на 111, состав­лен­ной око­ло 1504 г» выяс­ня­ет­ся, что ранее «были къ Дмит­ро­ву при­да­ны воло­сти Мос­ков­ские: Рогож, Воря, Корзене­во, Шер­на горо­док, Сули­шин и с Новым селом». За Москвой
оста­ва­лись «воло­сти Суро­жык, да Лучин­ское, да Радо­неж с волост­ми» w2• Таким обра­зом, Ф. Ф. Липя­тин мог рабо­тать над опи­са­ни­ем этой части уез­да толь­ко в 1498/99 г» ибо в 1503 г. князь В. И. Голе­нин Ростов­ский, наря­ду с Ворей и Кор­зе­не­вым, упо­ми­на­ет­ся уже в Радон еже и Бели 263• Послед­нее, воз­мож­но, связано
с тем, что по духов­ной вели­ко­го кня­зя все шесть воло­стей, ото­шед­ших ранее к Дмит­ро­ву, долж­ны были вер­ну­гь­ся к Москве 264•
Кро­ме того, спу­стя год «князь вели­кии Иван Васи­лье­вич веся Руси и, посы­лал кня­зя Васи­лья Ива­но­ви­ча Голе­ни­на да с ним диа·ка Мак­си­ма Гори­на, а велел («.) от Мос­ков­ских ста­нов и воло­стеи Дмит­ров­ским, и Руз­ским, и Зве­ни­го­родц­ким ста­ном и воло­стем розъ­ездъ­у­чи­ни­ти» 265• Меж­ду тем, Ф. Ф. Липя­т­инв 1503 г. уже опи­сы­вал Воло­год­ский уезд. Об этом мож­но уз1-1ать из ряда со·
хра­нив­ших­ся актов.ру «собра­ти обро­ки мед­ве­ные дво­рец­ко­во и клю­ши­и­чьи пошли­ны, и запис­ное», что­бы затем «отда­ти» их «Маr­мет-Ами­ню О&реимову сы1·rу царе­ву казан­ско­во» 259, Еще одна служ­ба Ф, Ф, Липя­ти­на уста­нав­ли­ва­ет­ся из тек­ста пра­вой гра­мо­ты суда Е. И. Игна­тье­ва и И. Т. t..Iep11oro чудовско­му старп:у Логи­ну, посель­ско­му Ана­нию и мона­стыр­ским кресть­янам по тяж­бе с чер­но­сош­ны­ми кре­стья­на­ми В. Мар­тю­хи­ным и др. о лугах на р. Ист­ре в Сурож­ском стане Мос­ков­ско­го уез­да от 29 нояб­ря 1504 r., най­ден­но­го и оrrуб­ли­ко­ван­но­го А. В. Ма1uта
фаро­вым. Здесь из речи ответ­чи­ка Васю­ка Мухин­ско­го выясня­ется, что ранее «В Суро­жи­це был писец вели­ко­го кня­зя Федор Ли­петин». Он «зем­ли мирил и луrи писал». При этом, дока­зы­вая свою право­ту, В. Мухин­ский ссь­шал­ся, как и про­тив­ная сторо1-1а,
«На Федо­ро­вы КНИ­ГИ» 260′
Наблю­де­ния Ю. Г. Алек­се­е­ва над дея­тель­но­стью великокня·
жеских пис­цов кон1tа XV — нача­ла XVI в. поз­во­ля­ют приблизи·
тель­но опре­де­лить вре­мя, когда Ф. Ф. Липя­тин испол­нял дан1rую
долж­ность в Мос­ков­ском уез­де. В 1498/99 и 1503/04 гг. этим зани·
мал­ся князь Васи­лий Ива­но­вич Голе­нин Ростов­ский 261 • Одна­ко в
пер­вый раз, оче­вид­но, он опи­сы­вал не весь уезд, а толь­ко его
часть. Из тек­ста духов­ной гра­мо­ты вели­ко­го кня­зя Ива­на 111,
состав­лен­ной око­ло 1504 г» выяс­ня­ет­ся, что ра11ее «были къ
Дмит­ро­ву при­да­ны воло­сти Мос­ков­ские: Рогож, Воря, Корзене
во, Шер­на горо­док, Сули­шин и с Новым селом». За Москвой
оста­ва­лись «воло­сти Суро­жык, да Лучин­ское, да Радо­неж с воло·
стми» w2• Таким обра­зом, Ф. Ф. Липя­тин мог рабо­тать над описа·
нием этой части уез­да толь­ко в 1498/99 г» ибо в 1503 г. князь
В. И. Голе­нин Ростов­ский, наря­ду с Во рей и Кор­зе­не­вым, упоми·
нает­ся уже в Радон еже и Бели 263• Послед­нее, воз­мож­но, связано
с тем, что по духов­ной вели­ко­го кня­зя все шесть воло­стей, ото·
шед­ших ранее к Дмит­ро­ву, долж­ны были вер­ну­гь­ся к Москве 264•
Кро­ме того, спу­стя год «князь вели­кии Иван Васи­лье­вич веся
Руси и, посы­лал кня­зя Васи­лья Ива­но­ви­ча Голе­ни­на да с ним диа·
ка Мак­си­ма Гори­на, а велел («.) от Мос­ков­ских ста­нов и волос·
теи Дмит­ров­ским, и Руз­ским, и Зве­ни­го­родц­ким ста­ном и волос·
тем розъ­ездъ­у­чи­ни­ти» 265• Меж­ду тем, Ф. Ф. Липя­т­инв 1503 г. уже
опи­сы­вал Воло­год­ский уезд. Об этом мож­но уз1-1ать из ряда со·
хра­нив­ших­ся актов. Три доку­мен­та с име­нем воло­год­ско­го пис­ца Ф. Ф. Липятина,
его «Това­ри­ща» С. И. Чюр­ля­е­ва и двор­цо­во­го дья­ка Афанасия
Яков­ля опуб­ли­ко­вал И. А. IЪлубt.tов. В 1503 г. они раз­би­ра­ли по·
земель­ный спор о сече меж­ду кре­стья­на­ми Кирилло·Белозерс кого мона­сты­ря С. Гри­ди­ным, Ф. Сте­па­но­вым и др. из дерев­ни Демьян­це­ва и чер­ных кре­стья1-1 дерев­ни :tlе­по­тя­гов­ской Брю­хов­ской воло­сти 266• Чуть позд­нее с докла­да пис­цам Ф. Ф: Липя­ти­ну и С. И. tiюр­ля­е­ву ста­рец Иона с кре­стья­на­ми П. l»IИкифоровым и др. про­из­ве­ли разъ­езд и уста­но­ви­ли межу зем­ле Непо­тя­гов­ской с мона­стыр­ским почин­ком Хому­го­вым 267. Будучи после 1 октяб­ря в Лос­ком­ской воло­сти, Ф. Ф. Липя­тин выдал пра­вую гра­мо­ту И. Л. Зло­би­ну на его дерев­ни Миха­ле­ву и Миней­це­ву 200•
Еще один источ­ник, свя­зан­ный с име­нем Ф.Ф. Липя­ти­на, най­ден и опуб­ли­ко­ван С. М. Каш­та­но­вым. Иссле­до­ва­тель дати­ро­вал его так­же око­ло 1503 г. Это упо­ми­на­ние о пра­вой гра­мо­те с суд­но­го дела пис­ца Ф. Ф. Липя­ти­на по тяж­бе о зем­лях дере­вень То­tuенской воло­сти — Тар­ты­шев­ской и Сара­е­ва 269• Кро­ме того, как
недав­но выяс­ни­лось, 15 авгу­ста Ф. Ф. Липя­тин, С. И. Чюр­ля­ев и дьяк А. Яко­вль раз­би­ра­ли тяж­бу мел­ко­го вот­чин­ни­ка И. И. Оскол­ка Кост­ро­ва и кре­стья­ни­на С. М. Ермо­ло­ва о зем­ле сель­ца Ермо­лин­ское, дерев­ни :tlе­сте­ро­во и почин­ка Дорок. Ее спи­сок най­ден и опуб­ли­ко­ван А. В. Анто­но­вым и К. В. Бара­но­вым. lра
мота дати­ро­ва­на око­ло 1503 г. 2711• Таким образом,устанавливает­ся, что дея­тель­ность Ф. Ф. Липя­ти­на не выхо­дит за рам­ки началaXVI в.
Дан­ные пис­цо­вых мате­ри­а­лов поз­во­ля­ют сде­лать вывод, что послед­ним, при­чем един­ствен­ным вла­дель­цем села Липя­ти­на была Аrра­фе­на, жена В. И. Волын­ско­го. Тесть Аrра­фе­ны — Иван Михай­ло­вич — в 1490..е- нача­ле 1500-х гг. был дво­рец­ким в Нов·
горо­де Вели­ком, имел дум­ный чин бояри­на 271 • Васи­лий- его тре­тий сын — см. При­ло­женш .№ 2 (а-6). Поме­стья отца в Нов­го­род­ской зем­ле муж Агра­фе­ны IIe уна­сле­до­вал, так как пере­брал­ся на служ­бу к удель­но­му углиц­ко­му кня­зю Дмит­рию Ива­но­ви­чу Жил­ке. Послед­ний скон­чал­ся 14 фев­ра­ля 1521г. 272 Соглас­но заве­ща­нию это­го кня­зя, ряд его вла­де­ний в Кад­ке ото­шли к мест­но­му Вос­кре­сен­ско­му мона­сты­рю. Сре­ди них, как отме­ча­ет Л. И. Иви­на, зна­чи­лось и «поме­стье Васи­лия Волын­ско­го» 273• Обра­ще­ние к актам пока­зы­ва­ет, что в нояб­ре 1521 г. В. И. Волын­ский дела­ет круп­ные рас­хо­ды. Он поку­па­ет у И. И. Суко­ва и ero сына Васи­лия село Оста­фье­во и пустошь Давы­дов­скую в Канев­ской волос­ти Коло­мен­ско­го уез­да. Из тек­ста полю­бов­ной разъ­ез­жей грамо
ты 1551/52 r. стар­цев Тро­и­це-Серrи­е­ва и Чудо­ва мона­сты­рей мож­но уста­но­вить, что зем­ли сел Оста­фье­во и Липя­ти­но в Канев­ском стане гра­ни­чи­ли друr с дру­гом 274 • Сре­ди послу­хов во второй
куп­чей 1521 r. после вид­ных при­каз­ных дея­те­лей Е. С. Суко­ва, Ш. С. Лоды­rи­на, а так­же И. Г. Плуш­ко­ва упо­ми­нал­ся «Иван ФeдоровсынббЛипаmи:на» 275• По-види­мо­му, это сын Ф. Ф. Липя­ти­на. Не­сомненно, что послух И. Ф. Липя­тин участ­во­вал в этой сдел­ке не
толь­ко как близ­кий род­ствен­ник Волын­ских, но и как мест­ный землевладелец.
В опи­си архи­ва Чудо­ва мона­сты­ря 1755 r. упо­ми­нал­ся «за пе­чатью крас­но­го вос­ку» под­лин­ник (?) жало­ван­ной и несу­ди­мой гра­мо­ты вели­ко­го кня­зя Ива­на IV В. И. Волын­ско­му на село «Ли­петино» с дерев­ня­ми. Доку­мент дати­ру­ет­ся 29 мар­та 1539 г, 276 Одна­ко спу­стя год В. И. Волын­ский почув­ство­вал себя пло­хо и соста­вил заве­ща­ние 277.В том же 1540/41 г. его жена Аграфена,
Гри­го­рье­ва дочь Федо­ро­ви­ча Липя­ти­на, отда­ла архи­манд­ри­ту Ионе в Чудов мона­стырь село Липя­ти­но, дерев­ни Вери­ги­но и Ови­ни­щи, а так­же ряд пусто­шей в Канев­ской воло­сти Коломен­ского уез­да 278 • Судя по пис­цо­во­му опи­са­нию 1577/78 гг., не все они уже зна­чи­лись за мона­сты­рем. Впро­чем, для нас важ­но дру
гое. На момент вкла­да села­Ли­пя­ти­на с дерев­ня­ми в Мос­ков­ский Чудо в мона­стырь А. Г. Волын­ская ока­зы­ва­ет­ся его един­ствен­ной наслед­ни­цей. Поэто­му мож­но пред­по­ло­жить, что ее близ­кий род­ствен­ник Иван умер рань­ше (в 1539 г.?) 279. Инте­рес­но также
заме­тить, что с селом Липя­ти­но в Канев­ской воло­сти непосред­ственно сосед­ство­ва­ло село Семе­нов­ское, быв­шее в XVI в. уже в помест­ной раз­да­че 280 • Не бьшо ли оно ранее за кня­зем Семе­ном Ива­но­ви­чем Липятиным?
Одна­ко, как и ранее с Мака­ри­ем, све­де­ния источ­ни­ков о
Ф. Ф. Липяти11е ни в коей мере не помо­га­ют уста­но­вить его пря­мые род­ствен­ные свя­зи с кня­зья­ми Липя­ти­ны­ми за пери­од пер­вой тре­ти — сере­ди­ну XV в. Оста­ет­ся неяс­ным, поче­му этот род поте­рял кня­же­ский тиrул. Воз­мож­но, неко­то­рые пред­по­ло­же­ния на сей счет про­ли­ва­ют собы­тия 1446 г. 13 фев­ра­ля 1446 г. в Тро­и­це-Сер­ги­е­вом мона­сты­ре Васи­лия II о гото­вя­щем­ся заго­во­ре пре­ду­пре­дил Бун­ко. Одна­ко великий
князь «Не ятт, ему веры, поне­же бо тоnтВун’КО замш~опрежетого отт.ехал «° 1СНЯЗЮ Дмит­рею» 281 • Вла­де­ния это­го слу­жи­ло­го челове­ка нахо­ди­лись в Коло­мен­ском уез­де. Так, напри­мер, в духовной
1451 г. в чис­ле «при­ку­повъ» Софьи Вито­втов­ны зна­чи­лось «ОУ Мали­на Ива­ж­юь­ское село Бун­коtш» 282 , Когда после аре­ста и ослеп­ления ее сына «дети­бо­арь­скые и вси­лю­дие­би­ша челом слу­жи­ти кня­зю Дмит­рею, и при­ве­де их к цело­ва­нью крест­но­му всех», лишь Федор Васи­лье­вич Басе­нок отка­зал­ся выпол­нить это. Как извест­но, за такой дерз­кий посту­пок «КНЯЗЬ же Дмит­реи пове­ле въз­ло­жи­ти на него желе­за тяж­кы и за сто­ро­жи дръ­жа­ти его». Одна­ко вме­сте с при­ста­вом Ф. В. Басе­нок бежал в Колом1rу, где «Мно­гых людеи под­го­во­рилъ съ собою». Вряд ли мно­гие из них были местными
зем­ле­вла­дель­ца­ми, ибо позд­нее перед отъ­ез­дом в Лит­ву они «По­ гра­би уез­ды Коло­мень­скые» 2 &\ Таким обра­зом, выяс­ня­ет­ся, что основ­ная мас­са мест­ных слу­жи­лых людей, в отли­чие от собы­тий 1433 г» пере­шла на сто­ро­ну Дмит­рия Шемя­ки. Эти шата­ния позд­нее были учте­ны вели­ким кня­зем, и неко­то­рые из лиде­ров мест­ной зна­ти пере­ста­ли попа­дать в вели­ко­кня­же­скую думу (на­пример, чле­ны бояр­ских родов Мини­ных и Старковых).Быть может, в чис­ле послед­них ока­за­лись Липя­ти­ны? Вспом­ним, что в Кане­вес­кой воло­сти они ока­за­лись сосе­дя­ми Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. Мно­гие его мона­хи были участ­ни­ка­ми заго­во­ра 1446 г. Воз­мож­но, сре­ди них нахо­дил­ся и Мака­рий Липя­тин, ко­торый, с..удя по вре­ме­ни, в 1445-1446 гг. толь­ко начи­нал(?) свою духовн­ню карьеру.
При­ве­ден­ные дан­ные о кня­зьях и дво­ря­нах Липя­ти­ных поло­жи­тель­но мож­но све­сти в сле­ду­ю­щую гене­а­ло­ги­че­скую тали­цу Таким обра­зом, рас­смот­рен­ные выше источ­ни­ки поз­во­ля­ют толь­ко при­бли­зи­тель­но вос­ста­но­вить родо­слов­ное дре­во семьи Липя­ти­ных. К сожа­ле­нию, пря­мой свя­зи меж­ду ними и князья­ми Липя­ти­ны­ми кон­ца XN — нача­ла XV в, на осно­ве акто­во­го мате­ри­а­ла уста­но­вить не уда;1ось. Впро­чем, вид­ная духов­ная карье­ра Мака­рия, став­ше­го в кон­це жиз­ни игу­ме­ном, дает неко­торую надеж­ду на то, что, воз­мож­но, его род был запи­сан в сино­дик Тро­и­це-Сер­ги­е­вой оби­те­ли. К сожа­ле­нию, сре­ди источ­ни­ков по исто­рии дан­но­го мона­сты­ря «наи­ме­нее изу­че­ны­ми явля­ют­ся сино­ди­ки и кор­мо­вые кни­ги» 284• Поэто­му для завер­ше­ния науч­но­го поис­ка в пер­спек­ти­ве необ­хо­ди­мо при­влечь для
рабо­ты под­лин­ные тек­сты памят­ни­ков поми­наль­но­го куль­та Тро­и­це-Сер­ги­е­ва оби­те­ли, где, воз­мож­но, могут нахо­дить­ся лица за инте­ре­су­ю­щий нас пери­од. Опре­де­лен­ные наме­ки на пер­спек­ти­ву дан­но­го пути ука­зы­ва­ет вклад­ная кни­га мона­сты­ря, отме­ча­ю­щая сле­ду­ю­щее: «7049 (1541)-ro году дала вклад Огро­фе­на 1Jaсильевскаяжеш~Иважн.пt»ШВОЛЫНСl(ОlОriо муже сво­ем Васи­лье и отце ево, и по мате­ри, и по сво­ем отце и мате­ри, и по роди­те­лех вот­чи­ну мужа сво­е­го, куп­лен­ную в Коло­мен­ском уез­де, сель­цо Оста­фьев­ское со все­ми уго­дьи, а даная писа­на в вот­чин­ной кни­ге в Коломне гла­ва» 285.
23′» ДРВ. Ч. VI. С. 451. 236 ПСРЛ. Т. XV. Вып. 1. Стб. 472.
2З Там­же. T.XXV. С. 237.Л. 331; Т. VПI. С. 81.
~ Хорошкеви’ЧА. Л. Доку­мен­ты нача­ла­ХV века о рус­ско-литов­ских от­ношению.::// Куль­тур­ные свя­зи Рос­сии и Поль­ши XI-XX веков /Ред. кол.: Я. Н. Щапов, С. М. Фаль­ко­вич, Н. И. Щаве­ле­ва. М., 1998. С. 46. 2
·’9 С. Б. Весе­лов­ский, не зная дан­но­го сооб­ще­ния Твер­ской лето­пи­си, оши­боч­но при­урочw~ смерт1, И. К. и С. И. Липя­ти­ных код­но­му­со­бь­r­гию — бит­ве в Суход­ре­ве и одно­му году — 1370 (Веа­лов­ский С. Б. Оно­ма­сти­кон. с. 181).
240 Любо­пыт­но так­же отме­тить, что в Под­мос­ко­вье не позд­нее 4 авгус­та 1423 r. уже был изве­стен схо­жий по сло­во­об­ра­зо­ва­нию топо­ним — при­ток р. Вори реч­ка «Лепет~!Я» -АСЭИ. Т. I. № 40. С. 47 (Под­лин­ник).
241 РИИР. Вып. 2. С. 40. Л. 604.
242 РГА­ДА. Ф. 181. № 173/278. Л. 150; БК. Ч. 11. Гл. 34. С. 207.
243 РГА­ДА. Ф. 181. №20/25. Л. 84606.;№ 67/90.Л. 79;№ 173/278.Л. 150;
РИИР. Вып. 2. С. 40. Л. 604; Родо­слов­ная книrа по трем спис­кам. С. 251. 211 РИИР. Вып. 2. С. 165. Л. 152; РГА­ДА. <1>. 181. № 1741280. Л. 96.
.о РИИР. Вып. 2. С. 165. Л. 152.
4бДДГ.№57.С.176.
241 ПКМГ. Ч. I. Отд. I. С. 353.
~там­же. С. 427—428. 249 Весе­лоsский С. Б. Оно­ма­сти­кон. С. 181.
vю ПСРЛ. Т. XII. М., 2000. С. 63; Т. XXVII. М.; Л» 1962. С. 109,
Л. 321 об. — 322 об. и др.
ы Соrлас­но све­де­ни­ям лето­пис­ца, в чис­ле погиб­ших были князь А В. Луrви­ца Суз­даль­ский, Кара­ча­ров, «даиныхъ4 чело­ве­ки». Кро­ме тоrо, литов­цы «Яроп­ку, да Семе­наР­жев­скаrо поим:али, то кня­жихъ­Ио­ан­но­вых, а кня­жихъ Михай­ло­выхъ поима­ли Суд ока, да Филип­па Наще­ки­на, да Конин­скоrо, да 5 чело­век моло­дыхъ» (РГА­ДА. Ф. 181. №20/25.Л.472об. —
473). 2
r,2 BeceJW/Jcкuй С. Б. Оно­ма­сти­кон. С. 181. 2-‘ АСЭИ. Т. I.№ 266. С. 193 (Под­лин­ник), № 525. С. 403, № 587. С. 473.
м Там же. № 255-256. С. 184-185 (Спис­ки сере­ди­ны XVI в.).
2.’-‘Тамже. № 193. С. 139.
2.%Тамже.№№ 271. С. 195-196 (Под­лин­ник), 343-344.С. 251 (Снис­хки серединыХVIв.).
.0 Там­же. №№ 349. С. 256 (Под­лин­ник), 253. С. 183 (Спи­сок середи­ны XVI в.), 503-509. С. 382-387, 512. С. 388, 515-516. С. 389-·391 (Под­линники), 517. С. 391-392 (Спи­сок 2-й пол. XVI в.), 518 (спи­сок 1641 r.),
519-520. С. 393-395 (Под­пин­ни­ки), 529-531. С. 406—409 (Под­лин­ни­ки),
534. С. 410-411(Подлинник),535. С.411 (Спи­сок­се­ре­ди­ны­ХVIв.); Каш
тапов С. М. Очер­ки рус­ской див­ло­ма­ти­ки. М., 1970. №№ 14. С. 367, 31.
С. 397, 34-35. С. 401-402 (Спис­ки нача­ла 30-х rr. XVI в.), 59. С. 429 (спи­сок пер­вой поло­ви­ны XVI в.) и др. В спис­ке игу­ме­нов отме­ча­ет­ся: « 1 З. Мака­рий- 5 лет» (Вклад­ная книга
Тро­и­це-Серrи­е­ва мона­сты­ря / Изд. под­гот. Е. Н. Кли­ти­на, Т. Н. Мануши
на, Т. В. Нико­ла­е­ва; Отв. ред. Б. А. Рыба­ков. М., 1987. С. 15. Л. 13). 258 В гра­мо­те фигу­ри­ру­ет «‘Федор Федо­ров сын Липе­тин» — Там же. Т. I.
№ 528. С. 406 (Под­лин­ник). Дw Опись архи­ва Посоль­ско­го при­ка­за 1626 года! Подrот. к печа­ти В. И. Гальцов;Подред. С. О. Шмид­та. М., 1977. Ч.1.Тh. 17.С. 209.Л. 335;
При­ло­же­ние 11 // ДДГ. Гл. 19. С. 479. Л. 335.
WJ Машта­фа­ров А. В. Вновь откры­тые мона­стыр­ские акты XV — нача­ла XVII века// Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 4. М., 1998. No 10. С. 50, 51. Гра­мо­та опуб­ли­ко­ва­на по спис­ку 1738 г. Здесь Ф. Ф. Липя­тин упо­ми­на­ет­ся, как и в доку­мен­те, состав­лен­ном после 30.04.1486 r., как «Фе&фЛипетии».
261 Подроб­нее см. в кн.: Алексее& Ю. Г. У кор­ми­ла Рос­сий­ско­го государ­ства: Очерк раз­ви­тия аппа­ра­та управ­ле­ния ХN-ХVвв. СПб., 1998. С.119-125, 136, 147, 148, 223-224, 237, 280, 283, 287. (Бла­го­да­рю Мар­га­ри­ту Евге­ньев­ну Быч­ко­ву за ука­за­ние на дан­ную работу.)
262 ддг. № 89. с. 354.
261. Алексее& 10. Г. У кор­ми­ла … С. 287.
2<W ддг. № 89. с. 354.
26.’Там же. № 95. С. 378-379. 200 Акты соци­аль­но-эко­но­ми­че­ской исто­рии Севе­ро-Восточ­ной Руси кон­ца XIV — нача­ла XVI века. Т. 11 /Отв. ред. Л. В. Череп­нин; Том сост. И. А. Голуб­цо­вым. М., 1958. No 306. С. 261-262 (Под­лин­ник).
267 Там же. № 308. С. 265. Гра­мо­та опуб­ли­ко­ва­на по спис­ку нача­ла ХVI в. В ней Федор Федо­ро­вич назван «Лuпо­ти­пым». И. А Голуб­цов осто­рож­но дати­ро­вал доку­мент 1503-нача­лом 1504гr. (Там же. С. 266). Обыч­но пис­цы про­во­ди­ли опи­са­ние и суд посте­пен­но, после­до­ва­тель­но объ­ез­жая весь уезд по ста­нам и воло­стям. Учи­ты­вая это, а так­же то обсто­я­тель­ство, что в доку­мен­те упо­ми­на­ет­ся кре­стья­нин Полу­ян Ники­фо­ров сын, уже отмечен­ный в акте No 306, сле­ду­ет дати­ро­вать дан­ную разъ­ез­жую гра­мо­ту все тем же 1503г.
2fill Акты юри­ди­че­ские или собра­ние форм сrа­рин­но­го делопроизвод­ства. СПб., 1838. Т. 1. № 9. Стб. 17-19; АСЭИ. Т. 11. № 307. С. 263-265
(Под­лин­ник). О дати­ров­ке гра­мо­ты см. в кн.; Каш­та­ноо С. М. Соци­аль­но­-поли­ти­че­ская исrо­рия Рос­сии кон­ца XV — пер­вой поло­ви­ны XVI века. М. 1967. с. 202. 269 Доку­мент нахо­дил­ся в архи­ве Спа­со-При­луц­ко­го мона­сты­ря и упо­минался в пере­пис­ной кни­ге мона­сrыр­ской ка.зш,1 1701 r. (Кашта1Ю6 С. М. Очер­ки рус­ской дипло­ма­ти­ки. No 84. С. 484).
270 При­во­дя аргу­мен­ты для дати­ров­ки источ­ни­ка и ссыл­ки на доку­мен­ты, в кото­рых упо­ми­нал­ся Ф. Ф.Липятин, оба иссле­до­ва­те­ля упор­но думал
чива­ю­то­тех­же самых арrу­мен­тах и выво­дах, сде­лан­ных ранее П. Н. Ми­люковым, С. Б. Весе­лов­ским, И. А. Голуб­цо­вым и С. М. I<ашгановым —
Апто­нов А. В., Бара­нов К. В. Акты:ХV-ХVI века из архи­вов рус­ских монас­тырей и церквей// Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 3. М., 1998 . .№ 30. С. 39 (Под­лин­ник). Ю. Г. Алек­се­ев отно­сит опи­са­ние Ф. Ф.Липятиным Воло­год­ско­го уез­да к 1502/03 г., а его суд «сто­ва­ри­щи» — 1503 r. (Алек­се­ев Ю. Г. У кор­ми­ла … С. 149, 260, 282, 287). 271 Подроб­нее о нем: Лих0:<и:в Н. П. Указ. соч. С. 33-34; Весе­лов­ский С. Б. Оно­ма­сти­кон. С. 282 идр. m 1kаченко В. А. Мос­ков­ские вели­кие и удель­ные кня­зья и цари. МП «ПОИСК», 1992. С. 84.
213 Иви­наЛ. И. Вну­г­рен­не­ео­сво­е­ние … С. 81. 274 См. под­лин­ник: РГБ. Ф. 28 . .№ 98; Коп.: РГА­ДА. Ф. 281. Гра­мо­ты Кол
легии эко­но­мии. Колом­на . .№ 57/6367. Л. 51-52 об. -Анто­нов А. В. Вот­чинные архи­вы мос­ков­ских мона­сты­рей и собо­ров XN- нача­ла ХVII века //Русский дипло­ма­та­рий. Вып. 2:Архивные мате­ри­а­лы по исто­рии Моск­вы. м., 1997. с. 98 (.№143).
275 АРГ 1505-152бrг . .№ 199. С.203, .№ 202. С. 205. 27″ Иссле­до­ва­тель неуве­рен­но упо­ми­на­ет адре­са­та гра­мо­ты — Анто­нов А. В. Вот­чин­ные архи­вы.» С. 95 (.№ 116). Одна­ко обра­ще­ние к писцо­вым мате­ри­а­лам сни­ма­ет все вопро­сы (ПКМГ. Ч. I. Отд. I. С. 353).
277 Ее пол­ный тексr, к сожа­ле­нию, не выяв­лен. гра­мо­та извест­на по ее упо­ми­на­нию в дан­ной Чудо­ву мона­сты­рю вдо­вы В. И. Волын­ско­го -Аrра­фены -Анто­нов А. В. Вот­чин­ные архив1,1 … С. 96 (.№ 123). 278 См. под­лин­ник: РГА­ДА. Ф. 281. Колом­на . .№ 6/6316-Там же. С. 96
(№ 124).
279 Более обос­но­ван­ный вывод будет сде­лан после про­смот­ра в РГА­ДА дан­ной гра­мо­ты А. Г. Волын­ской (Липя­ти­ной) 1540/41 г. населоЛипяти­но с дерев­ня­ми в Чудо в монастырь.
2w См. под­лин­ник: РГБ. Ф. 28 . .№ 107 -Там же. С. 101(.№165).
281 ПСРЛ. Т. XXV. С. 264-265. Л. 369-370. 282 ДЦГ..№57. С.176.
285 ПСРЛ. Т. XXV. С. 266.Л. 371 об.; См. так­же: Там же. Т. VIII. С. 117. 2
&1 НикlМШ:ваС. В. Тро­и­це-Серrи­ев мона­стырь вXVI- нача­леХVIП века: состав мона~uеской бра­тии и вклад­чи­ков: Авторе<J.). дис. «. канд. ист. наук.
м., 2000. с. 14. 2
1<‘> Рыноч­ная сум­ма это­го вкла­да -200 руб­лей (Вклад­ная кни­га Троице­Серrиева мона­сты­ря. С. 88.Л. 312).