Моложские, князья

Загальні відомості

МОЛОЖ­СКИЕ – кня­же­ский род, Рюри­ко­ви­чи, ветвь Яро­слав­ских кня­зей, вла­дев­шая севе­ро-запад­ной частью Яро­слав­ско­го кня­же­ства. Моло­га выде­ли­лась из соста­ва послед­не­го в пер­вой тре­ти XIV века. Твер­ская тра­ди­ция сохра­ни­ла изве­стие о смер­ти «кн. Федо­ра Молож­ско­го» под 1408 г. Фор­мат сооб­ще­ния с ука­за­ни­ем точ­ной даты по свет­ско­му (6 апре­ля) и цер­ков­но­му («на память свя­то­го отца Евту­хиа») кален­да­рю, а так­же осо­бых обсто­я­тельств (князь умер «в мни­ше­ском чину») дает осно­ва­ния счи­тать его гла­вой фор­маль­но само­сто­я­тель­но­го княжества.

Центр кня­же­ства г. Мо­ло­га (ны­не не су­ще­ст­ву­ет, в 1941 году за­то­п­лен во­да­ми Ры­бин­ско­го во­до­хра­ни­ли­ща). Воз­ник­ло в ре­зуль­та­те раз­де­ла от­цов­ской вот­чи­ны ме­ж­ду сы­новь­я­ми яро­слав­ско­го кня­зя Да­вы­да Фё­до­ро­ви­ча (умер 1321 год), млад­ший сын ко­то­ро­го князь Ми­ха­ил Да­вы­до­вич (умер по­сле 1362 года) по­лу­чил в удел Молож­ском кня­же­стве. В его со­став во­шли зем­ли, рас­по­ло­жен­ные пре­имущественно в бас­сей­не р. Мо­ло­га и по ни­зовь­ям её пра­вых притоков.

К се­ве­ру от сто­ли­цы Молож­ско­го кня­же­ства, на мес­те впа­де­ния р. Уд­рас в Мо­ло­гу, на­хо­дил­ся вто­рой по зна­че­нию эко­номический центр кня­же­ства — Хо­ло­пий го­ро­док. На се­ве­ре Молож­ское кня­же­ство гра­ни­чи­ло с Бе­ло­зер­ским кня­же­ством, его вла­де­ния вклю­ча­ли зем­ли в вер­ховь­ях пра­вых при­то­ков р. Шекс­на. На за­па­де и юге с Молож­ским кня­же­ством со­сед­ст­во­ва­ли бе­жец­кие во­лос­ти Нов­го­род­ской рес­пуб­ли­ки и Уг­лич­ское кня­же­ство. В этом рай­оне в со­став Молож­ско­го кня­же­ства во­шли зем­ли, рас­по­ло­жен­ные в бас­сей­нах рек Суд­ка (Сут­ка), Сить, Себ­ла и др. (пра­вые при­то­ки р. Мо­ло­га). На вос­то­ке Молож­ское кня­же­ство гра­ни­чи­ло с Яро­слав­ским кня­же­ством. Здесь вла­де­ния кня­зя Ми­хаи­ла Да­вы­до­вича рас­по­ла­га­лись по обо­им бе­ре­гам р. Вол­га, ко­то­рая на юго-вос­то­­ке ста­ла ес­тественным ру­бе­жом Мо­лож­ско­го княжества.

В кон­це XIV — нача­ле XV веков на тер­ри­то­рии Молож­ско­го кня­же­ства об­ра­зо­ва­лись мно­го­численные уде­лы (Сиц­кий, Про­зо­ров­ский, Суд­ский, Шу­мо­ром­ский и др.), раз­ме­ры ко­то­рых бы­ли раз­лич­ны. Вла­де­ния сы­но­вей кня­зя Ива­на Ми­хай­ло­ви­ча вклю­ча­ли зем­ли по ле­во­му бе­ре­гу р. Вол­га и про­тя­ну­лись до устья р. Мо­ло­га. Основ­ная часть Молож­ско­го кня­же­ства ос­та­лась в ру­ках сы­но­вей кня­зя Фё­до­ра Михайловича. 

Не позд­нее вто­рой чет­вер­ти XV в. Молож­ское кня­же­ство (быв­ший удел Яро­слав­ско­го кня­же­ния в XIV в.) теря­ет само­сто­я­тель­ность, мест­ные князья-«вотчичи» к 1445 г. ста­но­вят­ся слу­жи­лы­ми кня­зья­ми мос­ков­ских монар­хов. Мол­ча­ние источ­ни­ков отно­си­тель­но Моло­ги сви­де­тель­ству­ет о вклю­че­нии Моло­ги (горо­да и тер­ри­то­рии) в состав доме­на вели­ко­кня­же­ско­го сто­ла во Вла­ди­ми­ре, так что ни в заве­ща­ни­ях, ни в кня­же­ских дого­во­рах не воз­ни­кал повод
для спе­ци­аль­но­го упо­ми­на­ния Моло­ги. Спо­соб вклю­че­ния оста­ет­ся неяс­ным, но, ско­рее все­го, то был доб­ро­воль­ный пере­ход молож­ских кня­зей, воз­мож­но, с эле­мен­та­ми про­да­жи (Иван IV назы­вал в упо­мя­ну­тых гра­мо­тах вла­де­ния кн. Суд­ских и Про­зо­ров­ских «сво­и­ми царе­вы­ми села­ми и дерев­ня­ми» и одно­вре­мен­но «отчи­на­ми» этих князей).
Этот пере­ход полу­чил какую-то санк­цию в Орде и выход с этих земель платился. 

Обе вет­ви ди­на­стии бы­ли вер­ны­ми со­юз­ни­ка­ми вели­ких кня­зей мо­с­ков­ских. 15 янва­ря 1411 года мо­лож­ские кня­зья при­ни­ма­ли уча­стие в не­удач­ной для них бит­ве под Лыс­ко­вом про­тив ра­ти ни­­же­­го­род­ско-суз­­даль­­ских кня­зей. Во вре­мя Мо­с­ков­ской усо­би­цы 1425-1453 годов они под­дер­жа­ли в 1433-1434 годы Ва­си­лия II Ва­силь­е­ви­ча. По све­де­ни­ям ро­до­слов­цев пер­вой поло­ви­ны XVI века, по­тер­пе­ли по­ра­же­ние от кня­зя Юрия Дмит­рие­ви­ча (ве­ро­ят­но, у церк­ви Ни­ко­лая на Го­ре в Рос­тов­ском кня­же­стве). В мае 1434 года Ва­си­лий II Ва­силь­е­вич ос­та­нав­ли­вал­ся в Мо­ло­ге на пу­ти из Нов­го­ро­да в Ко­ст­ро­му и Ниж­ний Нов­го­род. Оче­вид­но, мо­лож­ские кня­зья уча­ст­во­ва­ли на сто­ро­не войск Ва­си­лия II в бит­ве на р. Ко­то­росль (6 янва­ря 1435 года), где они на­нес­ли по­ра­же­ние си­лам кня­зя Ва­си­лия Юрь­е­ви­ча Ко­со­го. Тра­гические по­след­ст­вия для мо­лож­ских кня­зей име­ло уча­стие в со­ста­ве мос­ков­ских войск в Суз­даль­ском сра­же­нии 1445 года: в нём по­гиб­ли двою­род­ные бра­тья — про­зо­ров­ский князь Иван Фё­до­ро­вич и шу­мо­ром­ский князь Глеб Ива­но­вич, вну­ки кня­зя Фё­до­ра Ми­хай­ло­ви­ча — сиц­кие кня­зья Бо­рис и Пётр Се­мё­но­ви­чи, про­зо­ров­ский князь Юрий Ива­но­вич и его сын Ан­д­рей Юрь­е­вич Бак­лаш­ка. Стар­шие вну­ки кня­зей Фё­до­ра и Ива­на Ми­хай­ло­ви­чей — Дмит­рий Ва­силь­е­вич Сле­пой и Се­мён Ан­д­рее­вич — умер­ли без­дет­ны­ми, вслед­ст­вие это­го их вла­де­ния, от­но­сив­шие­ся к ста­рей­ше­му сто­лу в Молож­ском кня­же­стве, ста­ли счи­тать­ся вымороченными. 

Если в сере­дине XV в. они были обособ­лен­ной от Яро­слав­ля родо­вой кор­по­ра­ци­ей слу­жи­лых кня­зей мос­ков­ско­го пра­ви­те­ля, то к кон­цу века они ста­ли частью обще­ро­до­вой кор­по­ра­ции слу­жи­лых яро­слав­ских кня­зей. Тако­вы­ми они оста­ва­лись и в сере­дине XVI в.: и в Тысяч­ной кни­ге, и в Дво­ро­вой тет­ра­ди Молож­ские кня­зья фигу­ри­ру­ют исклю­чи­тель­но в общих переч­нях Яро­слав­ских Рюри­ко­ви­чей. Этот ста­тус остал­ся неиз­мен­ным и после пере­да­чи г. Моло­ги (и соот­вет­ству­ю­щей тер­ри­то­рии) в Углич­ский удел кн. Дмит­рия Ива­но­ви­ча не позд­нее 1504 г. В таких ситу­а­ци­ях дей­ство­ва­ла дру­гая нор­ма заве­ща­ния Ива­на III: «А кото­рые кня­зи слу­жеб­ные в Мос­ков­ской зем­ле и во Тфер­ской зем­ле, и те кня­зи все слу­жат сыну мое­му Васи­лию, а вот­чи­ны свои дер­жат по тому, как было при мне». Отъ­езд тако­го кня­зя от Васи­лия III озна­чал кон­фис­ка­цию их вла­де­ний в поль­зу мос­ков­ско­го пра­ви­те­ля. Пока­за­тель­ный при­мер: во вто­ром похо­де на Смо­ленск (1512-1513) полк Левой руки воз­гла­вил кн. Дмит­рий, но сре­ди вели­ко­кня­же­ских вое­вод пол­ка назван кн. И.Ф. Уша­тый (неяс­но, какой из двух) 1. Одна­ко кон­флик­ты удель­но­го кня­зя со слу­жи­лым кня­зем Васи­лия III (с кем-то из кн. Уша­тых) про­ис­хо­ди­ли и вызва­ли неудо­воль­ствие монар­ха 2. Доба­вим, что в дан­ных о дво­ре кн. Дмит­рия упо­ми­на­ний Молож­ских Рюри­ко­ви­чей нет.

Дже­ре­ло:

А.В. Кузь­мин. Молож­ское кня­же­ство. Сайт Боль­шая Рос­сий­ская Энцик­ло­пе­дия (БРЭ)

Лите­ра­ту­ра
Эк­зем­п­ляр­ский А. В. Ве­ли­кие и удель­ные кня­зья Се­вер­ной Ру­си в та­тар­ский пе­ри­од, с 1238 по 1505 г. СПб., 1891. Т. 2
Куч­кин В. А. Фор­ми­ро­ва­ние го­су­дар­ст­вен­ной тер­ри­то­рии Се­ве­­ро-Вос­точ­­ной Ру­си в X–XIV вв. М., 1984
Зи­мин А. А. Фор­ми­ро­ва­ние бо­яр­ской ари­сто­кра­тии в Рос­сии во вто­рой по­ло­ви­не XV – пер­вой тре­ти XVI в. М., 1988
Коб­рин В. Б. Ма­те­риа­лы ге­неа­ло­гии кня­­же­ско-бо­яр­ской ари­сто­кра­тии XV–XVI вв. М., 1995.

Історична географія

Моложские, князья
Яро­слав­ское и Молож­ские княжество.

Моложские, князья

При­мер­но в 60—70-е годы XIV в. от Яро­слав­ля отде­ли­лась Моло­га. Молож­ский князь Федор Михай­ло­вич назван в чис­ле кня­зей, участ­во­вав­ших в 1375 г. в похо­де на Тверь. При этом кня­зе, умер­шем в 1408 г. 3, веро­ят­но, воз­ник­ли и пер­вые молож­ские уде­лы, но интен­сив­ное дроб­ле­ние кня­же­ства насту­па­ет толь­ко после смер­ти Федо­ра Михай­ло­ви­ча. В прав­ле­ние же кня­зя Федо­ра уде­лы мог­ли иметь толь­ко два его бра­та: Лев (или его сын Андрей) и Иван. Где нахо­ди­лись вла­де­ния Льва или Андрея, ска­зать труд­но. Воз­мож­но, они лежа­ли к севе­ро-восто­ку от Мологи.

Удел кня­зя Ива­на опре­де­ля­ет­ся по место­по­ло­же­нию вот­чин его потом­ков. Сред­ний сын Ива­на Глеб носил про­зви­ще Шумо­ров­ско­го 4. На юго-запад от Моло­ги извест­ны с. Шумо­ро­во и р. Шумо­ра 5. Судя по про­зви­щу, здесь и нахо­ди­лись вла­де­ния кня­зя Гле­ба Ива­но­ви­ча. Пле­мян­ник Гле­ба и внук Ива­на князь Иван Федо­ро­вич Уша­тый в нача­ле XVI в. вла­дел отчин­ны­ми зем­ля­ми по Вол­ге, близ устья Юхо­ти 6. При­ве­ден­ные дан­ные застав­ля­ют думать, что удел кня­зя Ива­на Михай­ло­ви­ча рас­по­ла­гал­ся по лево­му бере­гу Вол­ги, вверх от устья Моло­ги и по мень­шей мере дости­гал рай­о­на про­тив впа­де­ния в Вол­гу Юхоти.

Пре­де­лы вла­де­ний само­го молож­ско­го кня­зя Федо­ра Михай­ло­ви­ча так­же частич­но опре­де­ля­ют­ся по вла­де­ни­ям его потом­ков. Вто­рой сын Федо­ра князь Семен имел про­зви­ще Сиц­ко­го 7. Оно про­изо­шло от назва­ния р. Сить, по кото­рой, оче­вид­но, и лежа­ли вла­де­ния это­го кня­зя. Еще даль­ше от г. Моло­ги, на севе­ро-запад от нее, нахо­ди­лась вот­чи­на чет­вер­то­го сына Федо­ра Михай­ло­ви­ча кня­зя Ива­на Про­зо­ров­ско­го 8. Свое про­зви­ще он полу­чил от сто­яв­ше­го на р. Ред­ме с. Про­зо­ро­ва 9. Это село упо­ми­на­ет­ся в кон­це 50 — нача­ле 60-х годов XVI в. Тогда оно было вла­де­ни­ем кня­зей Миха­и­ла Федо­ро­ви­ча и Алек­сандра Ива­но­ви­ча Про­зо­ров­ских 10, дво­ю­род­ных бра­тьев, пред­ста­ви­те­лей млад­шей вет­ви кня­зей Про­зо­ров­ских 11. Сохра­нен­ное в роду сына Ива­на Про­зо­ров­ско­го кня­зя Андрея с. Про­зо­ро­во, оче­вид­но пере­шед­шее к нему после смер­ти отца, было, ско­рее все­го, цен­тром вла­де­ний само­го Ива­на 12. А.В. Экзем­пляр­ский, ссы­ла­ясь на Спи­сок насе­лен­ных мест Яро­слав­ской губер­нии, писал, что в его вре­мя суще­ство­ва­ли два села Про­зо­ро­вых (Экзем­пляр­ский А.В. Указ. соч., т. 2, с. 110, при­меч. 325). Но в Спис­ке ука­за­но лишь одно Про­зо­ро­во, имен­но Михай­лов­ское-Про­зо­ро­во. Под № 3331 в Спис­ке отме­че­но с. Рож­де­стви­но, или Рож­де­ствен­ское, у Про­зо­ро­ва, кото­рое А.В. Экзем­пляр­ский при­нял за вто­рое Про­зо­ро­во. Одна­ко поме­та «у Про­зо­ро­ва» ясно сви­де­тель­ству­ет, что речь идет не о вто­ром назва­нии села, а о его гео­гра­фи­че­ской бли­зо­сти к Михай­лов­ско­му-Про­зо­ро­ву. Оши­боч­ность мне­ния А.В. Экзем­пляр­ско­го под­твер­жда­ет­ся не толь­ко при­ве­ден­ны­ми све­де­ни­я­ми Спис­ка насе­лен­ных мест. В опуб­ли­ко­ван­ной П.А. Сади­ко­вым «заряд­ной миро­вой запи­си» 1563 г. кня­зей Про­зо­ров­ских с вла­стя­ми Симо­но­ва мона­сты­ря, остав­шей­ся неиз­вест­ной А.В. Экзем­пляр­ско­му, села Про­зо­ро­во и Рож­де­ствен­ское раз­ли­ча­ют­ся вполне чет­ко, при­чем ника­ко­го вто­ро­го назва­ния с. Рож­де­ствен­ско­го не было (Сади­ков Л.А. Указ. соч., с. 437). Из «запи­си» выяс­ня­ет­ся, что в с. Про­зо­ро­ве в XVI в. была цер­ковь Миха­и­ла архан­ге­ла (Там же). Отсю­да вто­рое назва­ние Про­зо­ро­ва — Михай­лов­ское. Воз­мож­но, отчи­на Ива­на Про­зо­ров­ско­го захва­ты­ва­ла и тер­ри­то­рию впер­вые упо­ми­на­е­мо­го в духов­ной гра­мо­те Ива­на III 1504 г. Холо­пье­го город­ка на р. Моло­ге и даже про­сти­ра­лась выше по тече­нию этой реки, как было мно­го поз­же, во вре­ме­на пра­пра­вну­ков кня­зя Ива­на кня­зей Миха­и­ла Федо­ро­ви­ча и Алек­сандра Ива­но­ви­ча Про­зо­ров­ских 13. М.Н. Тихо­ми­ров пред­по­ла­гал, что Холо­пий горо­док упо­мя­нут уже в извест­ном Спис­ке рус­ских горо­дов даль­них и ближ­них (Тихо­ми­ров М.Н. «Спи­сок рус­ских горо­дов даль­них и ближ­них». — Ист. зап., 1952, вып. 40, с. 250). Одна­ко в Спис­ке назван не Холо­пий горо­док, а «на Молозѣ Горо­де­ць» (НПЛ, с. 477). При отсут­ствии в Спис­ке упо­ми­на­ния сто­ли­цы Молож­ско­го кня­же­ства г. Моло­ги этот Горо­дец нуж­но свя­зы­вать с самой Моло­гой, а не с Холо­пьим городком.

В лите­ра­ту­ре выска­за­но мне­ние, что пре­де­лы Молож­ско­го кня­же­ства дости­га­ли р. Суды, пра­во­го при­то­ка р. Шекс­ны 14 Упо­мя­ну­тый здесь Ста­рый Холо­пий горо­док («Ста­рое Холо­пье») с цер­ко­вью Бори­са и Гле­ба зафик­си­ро­ван и Спис­ком насе­лен­ных мест Яро­слав­ской губер­нии 15. Мне­ние это осно­вы­ва­ет­ся на про­зви­ще стар­ше­го вну­ка Ива­на Федо­ро­ви­ча Про­зо­ров­ско­го кня­зя Федо­ра Юрье­ви­ча Суд­ско­го. Счи­та­лось, что его про­зви­ще про­ис­хо­дит от воло­сти Суда 16, кото­рая в свою оче­редь полу­чи­ла назва­ние от р. Суды. Сохра­ни­лась, одна­ко, духов­ная гра­мо­та 1545/46 г. одно­го из сыно­вей Федо­ра Суд­ско­го, кня­зя Ива­на Федо­ро­ви­ча, так­же про­зван­но­го Суд­ским. В духов­ной упо­ми­на­ет­ся целый ряд церк­вей, сто­яв­ших на р. Суд­ке, в кото­рые Иван Федо­ро­вич давал вкла­ды 17, а так­же с. Суд­ка «на рекѣ на Себ­ле на усть реки Суд­ки» 18. Речь идет о р. Суд­ке, впа­да­ю­щей сле­ва в р. Себ­лю — пра­вый при­ток Моло­ги. Близ Суд­ки, поми­мо одно­имен­но­го села, нахо­ди­лись и дру­гие вла­де­ния кня­зя Ива­на 19. Все они были рас­по­ло­же­ны по сосед­ству с селом Про­зо­ро­вым — цен­тром все­го Про­зо­ров­ско­го уде­ла. Ста­но­вит­ся оче­вид­ным, что стар­ший внук пер­во­го Про­зо­ров­ско­го кня­зя князь Федор Юрье­вич и сын Федо­ра князь Иван полу­чи­ли свои про­зви­ща не от р. Суды, как счи­та­лось ранее, а от р. Суд­ки. Сле­до­ва­тель­но, гра­ни­цы Молож­ско­го кня­же­ства на севе­ро-запа­де не захва­ты­ва­ли тече­ния р. Суды Шекс­нин­ской. Тем не менее они про­сти­ра­лись доста­точ­но дале­ко. Под 1340 г. Нов­го­род­ская I лето­пись млад­ше­го изво­да сооб­ща­ет, что нов­го­род­ский «молод­ци вое­ва­ша Устиж­ну и пожго­ша,… потом же и Бѣло­зерь­скую волость вое­ва­ша». В част­но­сти, села Горин­ское и Пере­мут 20. Эти посе­ле­ния, а так­же с. Суд­ка (Сут­ка) зафик­си­ро­ва­ны Спис­ком насе­лен­ных мест Яро­слав­ской губер­нии 21. Из при­ве­ден­но­го тек­ста сле­ду­ет, что сто­яв­шая на Моло­ге Устюж­на не отно­си­лась ни к Нов­го­ро­ду, ни к Бело­озе­ру. Посколь­ку тре­тьим и послед­ним сосе­дом устюж­ских земель было Молож­ское (Яро­слав­ское) кня­же­ство, надо счи­тать, что Устюж­на вхо­ди­ла в состав Яро­слав­ско­го, а позд­нее Молож­ско­го, кня­же­ства. Но под 1393 г. та же лето­пись сооб­ща­ет, что нов­го­род­цы взя­ли Устюж­ну «у кня­зя вели­ка­го» 22. Сле­до­ва­тель­но, к кон­цу XIV в. Устюж­на ста­ла вели­ко­кня­же­ской. Ее пере­ход под власть мос­ков­ских кня­зей про­изо­шел, веро­ят­но, в 80-е годы XIV в., когда в руки Дмит­рия Дон­ско­го попа­ла сосед­няя с Устюж­ной тер­ри­то­рия Бело­зер­ско­го княжества.

Дже­ре­ла: Куч­кин В.А. Фор­ми­ро­ва­ние госу­дар­ствен­ной тер­ри­то­рии Севе­ро-Восточ­ной Руси в X–XIV вв. М., 1984. 

Генеалогія

❋ Рюрик, князь Новгородский
⇨ Игорь Рюри­ко­вич, вели­кий князь Киев­ский +945
⇨ Свя­то­слав I Иго­ре­вич, вели­кий Киев­ский 942-972
⇨ Вла­ди­мир I, вели­кий князь Киев­ский +1015
⇨ Яро­слав I Муд­рый, вели­кий князь Киев­ский 978-1054
⇨ Все­во­лод I, вели­кий князь Киев­ский 1030-1093
⇨ Вла­ди­мир II Моно­мах, князь Киев­ский 1053-1125
⇨ Мсти­слав I, вели­кий князь Киев­ский 1075-1132
⇨ Рости­слав, вели­кий князь Киев­ский +1168
⇨ Давид, князь Смо­лен­ский 1120-1197
⇨ Мсти­слав, князь Смо­лен­ский +1230
⇨ Рости­слав, князь Смоленский
⇨ Федор Черм­ный, князь Яро­слав­ский +1298
⇨ Давид, князь Яро­слав­ский +1321

XV генерація від Рюрика

1. КН. МИХА­ИЛ ДАВЫ­ДО­ВИЧ МОЛОЖ­СКИЙ И ЯРО­СЛАВ­СКИЙ († 1375)

Князь тор­жо­ць­кий (1340 р.), моложсь­кий (1341-1345 рр.), вели­кий князь яро­славсь­кий (1345-1375 рр.). Млад­ше­му кня­зю Миха­и­лу Дави­до­ви­чу достал­ся удел по рекам Моло­ге до Устюж­ны вклю­чи­тель­но и Вол­ге от реки Белой Юги до реки Юхо­ти. О Миха­и­ле Давы­до­ви­че лето­пи­си сохра­ни­ли толь­ко одно изве­стие под 1361 г. о его поезд­ке в Орду, сле­ду­ет отме­тить, что князь назван в лето­пи­сях исклю­чи­тель­но «Яро­слав­ским» Пола­га­ли, что так он упо­мя­нут по глав­но­му сто­лу кня­же­ния, а не по сво­е­му молож­ско­му уде­лу 23. Одна­ко логич­но пред­по­ло­жить, как счи­тал Куч­кин, что после смер­ти стар­ше­го бра­та он стал его пре­ем­ни­ком в Яро­слав­ле 24. В 1362 г., как сооб­ща­ет Рогож­ский лето­пи­сец, «а на зиме князь Васи­лїи далъ дчерь за Моложь­ска­го кня­зя за сына за Миха­и­ло­ва» 25. Бла­го­да­ря это­му бра­ку молож­ский князь вошел в свой­ство с кня­зья­ми Мос­ков­ско­го дома, так как сын Васи­лия Михай­ло­ви­ча Миха­ил (его отец тогда уже пра­вил в Тве­ри) в 1350/1 г. женил­ся на един­ствен­ной доче­ри вели­ко­го кня­зя Семе­на Гор­до­го Васи­ли­се. Так, через бра­ки, обра­зо­вал­ся опре­де­лен­ный аль­янс Моск­вы, Каши­на и Моло­ги. Осо­бое зна­че­ние эти род­ствен­ные свя­зи при­об­ре­ли в пери­од обостре­ния про­ти­во­сто­я­ния меж­ду Моск­вой и Тве­рью. Таким обра­зом, Моло­га так­же ока­за­лась втя­ну­та в мос­ков­ско-твер­ской кон­фликт, а ее кня­зья под­дер­жи­ва­ли Моск­ву. Об этом мож­но судить на осно­ва­нии напа­де­ния твер­ской рати Миха­и­ла Алек­сан­дро­ви­ча на Моло­гу и ее сожже­ние в 1371 г. Любо­пыт­но заме­ча­ние, что твер­ской князь сна­ча­ла дви­гал­ся на Костро­му, но затем «воз­вра­ти­ся и взя градъ Моло­гу и огнемъ пожже…» 26. Веро­ят­но, погром Моло­ги свя­зан с пре­бы­ва­ни­ем здесь перед этим посла Мамая Сарых­о­жи, кото­рый при­вез вели­ко­кня­же­ский ярлык для Миха­и­ла Твер­ско­го и избрал поволж­ский город местом сво­е­го пре­бы­ва­ния во вре­мя попы­ток уса­дить твер­ско­го кня­зя во Вла­ди­ми­ре 27.

Пер­вый молож­ский князь вклю­чен в сино­дик Успен­ско­го Мос­ков­ско­го собо­ра 28. По пре­да­нию князь Миха­ил Дави­до­вич Молож­ский пере­дал семей­ную ико­ну Божи­ей Мате­ри в 1370 году в Афа­на­сьев­ский муж­ской монастыь.

XVI генерація від Рюрика

2/1. КН. ФЕДОР (ИН. ФЕО­ДО­РИТ) МИХАЙ­ЛО­ВИЧ МОЛОЖ­СКИЙ (1362, † 6.04.1408)

Князь моложсь­кий (бл. 1360 — 1408 рр.). У 1362 р. одру­жи­вся з доч­кою Васи­ля Михай­ло­ви­ча, кня­зя кашинсь­ко­го: Рогож­ский лето­пи­се сооб­ща­ет: «А на зиме князь Васи­лїи далъ дчерь за Моложь­ска­го кня­зя за сына за Миха­и­ло­ва» 29. Важ­но решить вопрос о том, кто упо­ми­на­ет­ся как «сын Миха­и­ла». Из родо­слов­ных извест­ны три сына Миха­и­ла Давы­до­ви­ча: Федор, Лев и Иван. Лето­пи­си гово­рят во вто­рой поло­вине XIV в. о молож­ском кня­зе Федо­ре Михай­ло­ви­че и не зна­ют дру­гих. Все родо­слов­ные пока­зы­ва­ют Федо­ра как стар­ше­го. Логич­но, что имен­но он стал зятем вели­ко­го кня­зя твер­ско­го Васи­лия Михай­ло­ви­ча. Бра­ком молож­ский князь вошел в свой­ство с кня­зья­ми Мос­ков­ско­го дома, так как сын Васи­лия Михай­ло­ви­ча Миха­ил (его отец тогда уже пра­вил в Тве­ри) в 1350/1 г. женил­ся на един­ствен­ной доче­ри вели­ко­го кня­зя Семе­на Гор­до­го Васи­ли­се. Так, через бра­ки, обра­зо­вал­ся опре­де­лен­ный аль­янс Моск­вы, Каши­на и Моло­ги. Осо­бое зна­че­ние эти род­ствен­ные свя­зи при­об­ре­ли в пери­од обостре­ния про­ти­во­сто­я­ния меж­ду Моск­вой и Тве­рью. Таким обра­зом, Моло­га так­же ока­за­лась втя­ну­та в мос­ков­ско-твер­ской кон­фликт, а ее кня­зья под­дер­жи­ва­ли Моск­ву. Об этом мож­но судить на осно­ва­нии напа­де­ния твер­ской рати Миха­и­ла Алек­сан­дро­ви­ча на Моло­гу и ее сожже­ние в 1371 г. Любо­пыт­но заме­ча­ние, что твер­ской князь сна­ча­ла дви­гал­ся на Костро­му, но затем «воз­вра­ти­ся и взя градъ Моло­гу и огнемъ пожже…» 26. Веро­ят­но, погром Моло­ги свя­зан с пре­бы­ва­ни­ем здесь перед этим посла Мамая Сарых­о­жи, кото­рый при­вез вели­ко­кня­же­ский ярлык для Миха­и­ла Твер­ско­го и избрал поволж­ский город местом сво­е­го пре­бы­ва­ния во вре­мя попы­ток уса­дить твер­ско­го кня­зя во Вла­ди­ми­ре 27. В даль­ней­шем мы видим молож­ско­го кня­зя Федо­ра Михай­ло­ви­ча в чис­ле участ­ни­ков эпи­че­ско­го похо­да на Тверь в 1375 г., завер­шив­ше­го­ся побе­дой Моск­вы. В одних лето­пи­сях он оши­боч­но назван «Можай­ским». В дру­гих — пра­виль­но, «Молож­ским».

Еще одно собы­тие мож­но свя­зать с кня­зем Федо­ром Михай­ло­ви­чем или его сыно­вья­ми. Речь идет о похо­де на Нов­го­род Дмит­рия Дон­ско­го в 1386 г. Сре­ди мно­го­чис­лен­ных «ратей», ста­ра­тель­но пере­чис­лен­ных в Софи­ев­ской пер­вой лето­пи­си, упо­ми­на­ет­ся и молож­ская 30. И хотя в самом рас­ска­зе нет ни одно­го име­ни, едва ли молож­ская рать участ­во­ва­ла в нов­го­род­ских собы­ти­ях без кого-то из сво­их кня­зей во гла­ве. В лето­пис­ной ста­тье 1397 г. сооб­ща­ет­ся о заклю­че­нии вто­ро­го молож­ско-твер­ско­го бра­ка, о кото­ром крат­ко уже упо­ми­на­лось выше: «Того же лета князь вели­кїи Миха­и­ло Алек­сан­дро­вичь со сво­имъ сыномъ со кня­земъ Ива­номъ жени сво­е­го вну­ка Алек­сандра Ива­но­ви­ча у кня­зя Фео­до­ра у Моложь­ска­го». Мос­ков­ский лето­пис­ный свод допол­ня­ет изве­стие вре­ме­нем сва­дьбы: «Того же лета князь Алек­сан­дръ Ива­но­вичь, внук княж Миха­и­ловъ Тферь­ско­го, о Пет­ро­ве заго­ве­нье жени­ся у кня­зя Федо­ра Миха­и­ло­ви­ча Моложь­ско­го» 31. Смерть Федо­ра Михай­ло­ви­ча, про­жив­ше­го доста­точ­но дол­гую для сво­е­го вре­ме­ни жизнь, отме­че­на под 1408 г. 32. Дата сохра­ни­лась в лето­пи­сях, отра­зив­ших твер­ское лето­пи­са­ние, что опять-таки нель­зя счи­тать слу­чай­ным. Наи­бо­лее пол­но изве­стие содер­жит­ся в рекон­стру­и­ро­ван­ной Тро­иц­кой лето­пи­си: «Того же года апре­ля в 7 день, въ суб­о­ту Лаза­ре­ву, пре­ста­ви­ся князь Фео­доръ Миха­и­ло­вичь Молож­скіи, во мни­ше­скомъ чину Фео­до­ритъ, и поло­женъ въ сво­еи отчине въ гра­де Моло­ге въ сбор­нои церк­ви» 33. Это цен­ное сооб­ще­ние дает неко­то­рое пред­став­ле­ние об удель­ной сто­ли­це кня­зя. Само Молож­ское кня­же­ство в даль­ней­шем про­дол­жи­ло про­цесс фео­даль­но­го рас­па­да, о чем мож­но судить на осно­ва­нии про­зва­ний мест­ных кня­зей в родо­слов­ных 34.

3/1. КН. ИВАН МИХАЙ­ЛО­ВИЧ ШУМО­РОВ­СКИЙ († 1380)

Князь шумо­ровсь­кий (? — 1380 рр.).

4/1. КН. ЛЕВ МИХАЙ­ЛО­ВИЧ († 1369)

В пе­ри­од Миха­и­ла Федо­ро­ви­ча прав­ле­ния в Яро­слав­ле на тер­ри­то­рии Молож­ско­го кня­же­ства по­яви­лись уде­лы его сы­но­вей, пра­ви­те­лем Молож­ско­го кня­же­ства стал Лев Ми­хай­ло­вич (до 1362 года — нача­ла 1370-х годов), ко­то­рый в 1362 году же­нил­ся на до­че­ри твер­ско­го кня­зя Ва­си­лия Ми­хай­ло­ви­ча. В нача­ле 1370-х годов в борь­бе за вла­ди­мир­ское вели­кое кня­же­ние ме­ж­ду вели­ким кня­зем вла­ди­мир­ским Дмит­ри­ем Ива­но­ви­чем и вели­ким кня­зем твер­ским Ми­хаи­лом Алек­сан­д­ро­ви­чем Лев Ми­хай­ло­вич, по-ви­­ди­­мо­­му, под­дер­жал по­след­не­го из них. В от­вет мос­ков­ская сто­ро­на под­дер­жа­ла пре­тен­зии на Молож­ское кня­же­ство его млад­ших брать­ев — кня­зей Фё­до­ра Ми­хай­ло­ви­ча (умер 1408 году) и Ива­на Ми­хай­ло­ви­ча (умер в нача­ле XV века). В хо­де это­го про­ти­во­стоя­ния твер­ские вой­ска за­хва­ти­ли, раз­гра­би­ли и со­жгли Мологу. 

XVII генерація від Рюрика

5/2. КН. ВАСИ­ЛИЙ ФЕДО­РО­ВИЧ МОЛОЖ­СКИЙ (1408)

в 1408 кн.Молога(1408-) 1С:Фед.Мих. /ин.Феодорит
Князь моложсь­кий (1408-? рр.)

6/2. КН. СЕМЕН ФЕДО­РО­ВИЧ СИЦ­КИЙродо­на­чаль­ник кня­зей Сиц­ких

Князь сіць­кий (поча­ток XV ст.). Князі СЩЬ­КІ (уділ по р.Сіті) вже по смер­ті Семе­на Федо­ро­ви­ча ста­ли мос­ковсь­ки­ми васа­ла­ми. Борис Семе­но­вич заги­нув у мос­ковсь­ко­му війсь­ку під сті­на­ми Каза­ні у 1455 р. Внук його бра­та Пет­ра Семе­но­ви­ча — Василь Андрій­о­вич († 1578 р.), боярин і воє­во­да, одру­же­ний з Анною Романів­ною Юр’євоІо-Захар’їною, рід­ною сест­рою пер­шої дру­жи­ни Іва­на Гроз­но­го, став жерт­вою теро­ру сво­го шури­на. Роди­на князів Сіць­ких згас­ла у XVII ст.

7/2. КН. ДМИТ­РИЙ ФЕДО­РО­ВИЧ ПЕРИ­НА МОЛОЖ­СКИЙ (1408)

в 1408 помещ. 3С:Фед.Мих. /ин.ФЕОДОРИТ
Князь моложсь­кий (пер­ша поло­ви­на XV ст.). Його син Пет­ро Дмит­ро­вич був остан­нім моложсь­ким кня­зем. Іван III Васи­льо­вич пере­дав Моло­гу своє­му сино­ві Дмит­ро­ві Жил­ці, а князь Борис Пет­ро­вич Моложсь­кий († піс­ля 1502 р.) пере­бу­вав на його служ­бі і у 1495 р. супро­вод­жу­вав княж­ну Оле­ну Іванів­ну у Лит­ву. Остан­нім в роді князів Моложсь­ких був внук Бори­са Пет­ро­ви­ча — Василь Андрійович.

8/2. Кн. ИВАН ФЕДО­РО­ВИЧ МОЛОЖ­СКИЙ И ПРО­ЗО­РОВ­СКИЙ (1408,-† 1445.07.17, под Суз­да­лем) ⇒ родо­на­чаль­ник кня­зей Про­зо­ров­ских и Суд­ских (Сут­ских).

4С:Фед.Мих. /ин.ФЕОДОРИТ/ Молож­ско­го, князь про­зо­ровсь­кий (пер­ша поло­ви­на XV ст.). слу­жи­лый князь Васи­лия II Васи­лье­ви­ча, в.кн. мос­ков­ско­го, убит в Суз­даль­ском бою с тата­ра­ми в 1445 г. под Суз­да­лем. В этом бою из Молож­ских кня­зей по сооб­ще­нию сино­ди­ка ростов­ско­го Успен­ско­го Собо­ра погиб­ли кн. И.Ф. Про­зо­ров­ский и Г.И. Шумо­ров­ский из стар­ше­го поко­ле­ния, бра­тья кн. Б.С. и П.С. Молож­ские (Сиц­кие), кн. Ю.И. Про­зо­ров­ский в сле­ду­ю­щем колене рода 35.

Князі Про­зо­ровсь­кі (сто­ли­ця с.Прозорово на р.Редмі) збері­га­ли свої уділь­ні володін­ня та пра­ва ще у XVII ст. Роди­на нале­жа­ла до російсь­кої еліти.
Про­зо­ровсь­кі вигас­ли у сере­дині XIX ст. Син Анни Про­зо­ровсь­кої, доч­ки гене­рал-фельд­мар­ша­ла Олек­сандра Олек­сан­дро­ви­ча (1732-1809 рр.) та кня­зя Ф.С.Голіцина — гене­рал-май­ор князь О.Ф.Голіцин 10.11.1854 р. отри­мав дозвіл писа­ти­ся кня­зем Про­зо­ровсь­ким-Голі­ци­ним. Іван Федо­ро­вич мав двох синів Юрія та Андрія. У стар­шо­го Юрія також було двоє синів: Федір Судсь­кий та Андрій Баклаш­ка. Від Федо­ра похо­дять князі СУДСЬ­КІ (р.Судка впа­дає злі­ва у р.Стеблю, пра­ву при­то­ку р.Мологи, с.Судка лежа­ло у гир­лі р.Судка неда­ле­ко від с.Прозорова). Іван Федо­ро­вич Судсь­кий ще збері­гав уділь­ні пра­ва у 1545-1546 рр. (89, N 5, с.15-18).

9/3. КН. АНДРЕЙ ИВА­НО­ВИЧ ШУМОРОВСКИЙ

Князь шумо­ровсь­кий (1380 — ?рр.).

10/3. КН. ГЛЕБ ИВА­НО­ВИЧ ШУМО­РОВ­СКИЙ (†7.VII.1445, под Суздалем)

Князь шумо­ровсь­кий (1380 — ? рр.), слу­жи­лый князь Васи­лия II Васи­лье­ви­ча, в.кн. мос­ков­ско­го, убит в Суз­даль­ском бою с тата­ра­ми в 1445 г. под Суз­да­лем. В этом бою из Молож­ских кня­зей по сооб­ще­нию сино­ди­ка ростов­ско­го Успен­ско­го Собо­ра погиб­ли кн. И.Ф. Про­зо­ров­ский и Г.И. Шумо­ров­ский из стар­ше­го поко­ле­ния, бра­тья кн. Б.С. и П.С. Молож­ские (Сиц­кие), кн. Ю.И. Про­зо­ров­ский в сле­ду­ю­щем колене рода 35.

Князі ШУМО­РОВСЬ­КІ (уділ Моложсь­ко­го князів­ства з цен­тром у с.Шуморове) — це також стар­ший брат Глі­ба Іва­но­ви­ча — Андрій та син остан­ньо­го Семен, який помер без нащад­ків. Князь Глеб Ива­но­вич Шумо­ров­ские (? – 1445), пер­вый и послед­ний вла­де­лец Шумо­ров­ско­го кня­же­ства, родо­на­чаль­ник мно­гих извест­ных кня­же­ских родов. Вот­чи­ну «Гле­бо­вых» рядом с Моло­гой Иван III заве­ща­ет в чис­ле дру­гих углиц­ких волостей
О жиз­ни Гле­ба, кня­зя Шумо­ров­ско­го, исто­ри­кам почти ниче­го не извест­но, да и то они рас­хо­дят­ся в неко­то­рых дати­ров­ках. Извест­но допод­лин­но, что стар­ший сын Ива­на Михай­ло­ви­ча, погиб­ше­го в Кули­ков­ской бит­ве, Глеб вме­сте с бра­том Андре­ем полу­чил в наслед­ство от дяди, Федо­ра Михай­ло­ви­ча Молож­ско­го, Шумо­ров­ское кня­же­ство по при­то­ку Моло­ги реке Шумо­ре. Сей­час от него остал­ся толь­ко Шумо­ров­ский ост­ров Рыбин­ско­го водо­хра­ни­ли­ща. Неиз­вест­но поче­му, но это кня­же­ство про­су­ще­ство­ва­ло все­го 50 лет и поте­ря­ло само­сто­я­тель­ность в 1420 году. Сам Глеб Ива­но­вич погиб в 1445 году под Суз­да­лем во вре­мя набе­га Маму­те­ка, оста­вив поле себя четы­рех сыно­вей, от кото­рых пошли кня­же­ские вет­ви Голы­ги­ных, Шами­ных и нети­ту­ло­ван­но­го дво­рян­ско­го рода Ходы­ре­вы. Хотя и тут исто­ри­ки выда­ют раз­ные вер­сии про­дол­же­ния ветвей.Гліб Іва­но­вич мав чоти­рьох синів: Бори­са, Семе­на Хро­мо­го, Михай­ла Шамі­на та Іва­на Голи­гу. Шумо­ровсь­ки­ми писа­ли­ся сини Бори­са (Олек­сандр Мамот і Василь) та Семе­на Хро­мо­го (Іван Ходи­ря, Леон­тій і Дмит­ро), які помер­ли без нащад­ків. Від Михай­ла Шамі­на похо­дять князі ШАМІ­НИ. Його сини Дмит­ро і Роман втек­ли «у тур­ки», а Андрій помер без­діт­ним. Від Іва­на Голи­ги похо­дять князі Голи­гі­ни. Стар­ший з них Леон­тій помер без нащад­ків, а слі­ди дітей Федо­ра та Уша­ка губ­лять­ся у XVI ст.

11/3. КН. ФЕДОР УША­ТЫЙ ИВА­НО­ВИЧ МОЛОЖ­СКИЙ родо­на­чаль­ник кня­зей Ушатых.

Перей­шов на мос­ковсь­ку служ­бу і одру­жи­вся з доч­кою мос­ковсь­ко­го бояри­на Яко­ва Каза­ка. Його нащад­ки князі Ушаті були мос­ковсь­ки­ми слу­жи­ли­ми кня­зя­ми. Всі сини Федо­ра Уша­то­го (Василь Уша­тий, Костян­тин, Іван Ляпун, Іван Боро­да­тий, Юрій, Пет­ро) пере­бу­ва­ли у мос­ковсь­ко­му війську. 

12/4. КН. АНДРЕЙ ЛЬВО­ВИЧ ДУЛО МОЛОЖ­СКИЙ (1425)родо­на­чаль­ник кня­зей Дуловых.

в 1425 сын-боярск. помещ.-Тверь-у. С:Лев.Мих.Дав-ча

Спус­тя не­ко­то­рое вре­мя по­сле смер­ти Фё­до­ра Ми­хай­ло­ви­ча в Молож­ском кня­же­стве про­изошёл кон­фликт ме­ж­ду его деть­ми и пле­мян­ни­ка­ми. Мос­ков­ская сто­ро­на под­дер­жа­ла пер­вых из них, в ре­зуль­та­те че­го кня­зья Ан­д­рей Льво­вич Ду­ло и Бо­рис Льво­вич ли­ши­лись сво­их вла­де­ний и бы­ли вы­ну­ж­де­ны отъ­е­хать на служ­бу в Тверь. Быв­шие вла­де­ния кня­зя Льва Ми­хай­ло­ви­ча (на­хо­див­шие­ся, по пред­по­ло­же­нию В.А. Куч­ки­на, к се­ве­­ро-вос­то­ку от Мо­ло­ги) раз­де­ли­ли ме­ж­ду со­бой сы­но­вья кня­зей Фё­до­ра и Ива­на Михайловичей.

Князі Дуло­ви не мали нія­ких володінь у Яро­славсь­ко­му князів­стві. Андрій Дуло мусив виї­ха­ти на служ­бу до тверсь­ких князів. Дуло­ви втра­ти­ли князівсь­кий титул у XVI ст.

13/4. КН. БОРИС ЛЬВО­ВИЧ МОЛОЖСКИЙ

Спус­тя не­ко­то­рое вре­мя по­сле смер­ти Фё­до­ра Ми­хай­ло­ви­ча в Молож­ском кня­же­стве про­изо­шёл кон­фликт ме­ж­ду его деть­ми и пле­мян­ни­ка­ми. Мос­ков­ская сто­ро­на под­дер­жа­ла пер­вых из них, в ре­зуль­та­те че­го кня­зья Ан­д­рей Льво­вич Ду­ло и Бо­рис Льво­вич ли­ши­лись сво­их вла­де­ний и бы­ли вы­ну­ж­де­ны отъ­е­хать на служ­бу в Тверь. Быв­шие вла­де­ния кня­зя Льва Ми­хай­ло­ви­ча (на­хо­див­шие­ся, по пред­по­ло­же­нию В.А. Куч­ки­на, к се­ве­­ро-вос­то­ку от Мо­ло­ги) раз­де­ли­ли ме­ж­ду со­бой сы­но­вья кня­зей Фё­до­ра и Ива­на Михайловичей.

XVIII генерація від Рюрика

14/5. КН. ДМИТ­РИЙ СЛЕ­ПОЙ ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ МОЛОЖ­СКИЙ (1470?) 

сын Вас.Фед. Бездетный. 

15/7. КН. ПЕТР ДМИТ­РИ­Е­ВИЧ МОЛОЖ­СКИЙ (1470?) 

сын Дм. Фед. Перины.

16/9. КН. СЕМЕН АНДРЕ­ЕВИЧ ШУМО­РОВ­СКИЙ (1430, 1450-е)

сви­де­тель в жало­ван­ной гра­мо­те с вкла­дом в Тро­и­це-Сер­ги­ев мона­стырь кн. Шехон­ских, сво­их даль­них соро­ди­чей (акт дати­ру­ет­ся 1430 – нача­лом 1440-х гг.) и он же вско­ре при­ни­ма­ет постриг в оби­те­ли под име­нем ино­ка Сер­гия. 36

17/10. КН. БОРИС ГЛЕ­БО­ВИЧ ШУМОРОВСКИЙ

18/10. КН. СЕМЕН ХРО­МОЙ ГЛЕ­БО­ВИЧ ШУМОРОВСКИЙ

19/10. КН. МИХА­ИЛ ШАМА ГЛЕ­БО­ВИЧ ШУМОРОВСКИЙ 

20/10. КН. ИВАН ГОЛЫ­ГА ГЛЕ­БО­ВИЧ ШУМО­РОВ­СКИЙродо­на­чаль­ник кня­зей Голыгиных.

стал родо­на­чаль­ни­ком кня­зей Голыгиных.
 

XIX генерація від Рюрика

21/15. КН. ИГНА­ТИЙ ПЕТ­РО­ВИЧ МОЛОЖ­СКИЙ (1490?)

пер­вый сын Пет­ра Дмит­ри­е­ви­ча Молож­ско­го. Бездетный.

22/15. КН. БОРИС ПЕТ­РО­ВИЧ МОЛОЖ­СКИЙ (1495, † 1502/19),

вто­рой сын Пет­ра Дмит­ри­е­ви­ча Молож­ско­го. В янва­ре 1495 г. нахо­дил­ся в сви­те вели­кой кня­ги­ни Еле­ны Ива­нов­ны в Лит­ву (Сбор­ник Рус­ско­го исто­ри­че­ско­го обще­ства. Т. 35. СПб., 1882. С. 164). В выпи­си из Угли­че­ских при­пра­воч­ных книг кня­зя Д. Г. Бель­ско­го на вот­чи­ны Покров­ско­го Углич­ско­го мона­сты­ря 1595—1597 гг. упо­ми­на­ет­ся «Покров­ско­го ж мана­сты­ря, что была вот­чи­на княж Ива­на да княж Бори­са Молож­ских пустошь, что было сель­цо Бол­ту­ро­во, паш­ни пере­ло­гом и лесом порос­ло 37 ч. в поле, а в дву пото­му ж»234. По-види­мо­му, речь идет о кня­зе Бори­се Пет­ро­ви­че Молож­ском и одном из его сыно­вей — Иване Под­сум­ке или Иване Шахе. 

23/17. КН. АЛЕК­САНДР МАМОТ БОРИ­СО­ВИЧ ГЛЕ­БОВ ШУМОРОВСКИЙ

Внук кня­зя Гле­ба Шумо­ров­ско­го — Алек­сандр Бори­со­вич запи­сан ВКТСМ как Гле­бов. Един­ствен­ный вклад по нему в 7029 (1520/21) г. (вот­чи­ну в Бежец­ком Вер­хе) сде­ла­ли его близ­кие род­ствен­ни­ки — Шами­ны и Сиц­кие 37. Одна­ко вклад А. Б. Шумо­ров­ско­го в ТСМ, види­мо, не слу­ча­ен, посколь­ку там постриг­ся дво­ю­род­ный брат его отца — князь Семен Андре­евич Шумо­ров­ский 38.

24/17. КН. ВАСИ­ЛИЙ БОРИ­СО­ВИЧ ГЛЕБОВ 

25/18. КН. ИВАН СЕМЕ­НО­ВИЧ ХОДЫРЯ

26/18. КН. ЛЕОН­ТИЙ ЖЕРЯ­ПА СЕМЕНОВИЧ

По неко­то­рым родо­слов­цах был без­де­тен. Одна­ко более веро­ят­но, что он являл­ся родо­на­чаль­ни­ком кня­зей Жеря­пи­ных-Уша­тых.

27/18. КН. ДМИТ­РИЙ СЕМЁ­НО­ВИЧ УША­ТЫЙ ШУМОРОВСКИЙ

без­де­тен. Д. С. Гле­бов Шумо­ров­ский полу­чил поме­стье в Вод­ской пятине после цер­ков­ных кон­фис­ка­ций 1499 г. По «ново­му» пись­му раз­мер это­го поме­стья состав­лял крат­ное чис­ло 40 обеж. В пис­цо­вой кни­ге он по ана­ло­гии со сво­и­ми род­ствен­ни­ка­ми фигу­ри­ру­ет как «Уша­тый». По родо­слов­ной он умер без­дет­ным, так что Молож­ские в пол­ном соста­ве выбы­ли из нов­го­род­ской корпорации.
былъ на поме­стье въ Нове городе.

28/19. КН. ИВАН МИХАЙ­ЛО­ВИЧ ЩУКА ШАМИН 

Вое­во­да на служ­бе у мос­ков­ско­го кня­зя Васи­лия III. Один из кня­зей Шумо­ров­ских отрас­ли кня­зей Молож­ских. Рюри­ко­вич в XIX колене, стар­ший сын Миха­и­ла Гле­бо­ви­ча Шумо­ров­ско­го-Шами­на. Имел един­ствен­но­го сына Дмитрия.
В мар­те 1513 г. вто­рой вое­во­да пол­ка левой руки в Туле. В мае 1514 г. во вре­мя тре­тье­го похо­да на Смо­ленск был вто­рым вое­во­дой сто­ро­же­во­го пол­ка, после вто­рой вое­во­да сто­ро­же­во­го пол­ка в Туле. В 1516/1517 г. вто­рой вое­во­да пере­до­во­го пол­ка в Меще­ре на Тол­сти­ке. В 1516/1517 г. коман­дир сто­ро­же­во­го пол­ка в Меще­ре. В 1518/1519 г. вто­рой вое­во­да сто­ро­же­во­го пол­ка на Бере­гу. В мае 1522 г. направ­лен из Вязь­мы в Колом­ну, затем был назна­чен тре­тьим вое­во­дой сто­ро­же­во­го пол­ка в Каши­ре. В мае 1524 г. в долж­но­сти вто­ро­го вое­во­ды сто­ро­же­во­го пол­ка при­нял уча­стие во вто­ром похо­де на Казань (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 50, 51, 53, 55, 60-62, 68-70). В нояб­ре 1526 г. намест­ник в Вели­ких Луках (Сбор­ник Рус­ско­го исто­ри­че­ско­го обще­ства. Т. 35. СПб., 1882. С. 741).

Кня­зья Шами­ны пере­да­ли ТСМ в 1523—1536 г. три денеж­ных вкла­да на сум­му 215 руб. 1 мая 1523 г. дал вкла­дом в Тро­и­це-Сер­ги­ев мона­стырь по бра­те 50 руб. 3 фев­ра­ля 1528 г. по кня­зе И. М. Шамине дала его жена кня­ги­ня Сксе­ния 50 руб. 21 сен­тяб­ря 1536 г. кня­ги­ня Ксе­ния дала по доче­ри Анне, жене Фомы Голо­ви­на, 115 руб. (Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 55). В 1520/1521 г. по кня­зе Алек­сан­дре Бори­со­ви­че Гле­бо­ве и по его бра­те Миха­и­ле Гле­бо­ве дали вкла­дом в Тро­и­це-Сер­ги­ев мона­стырь князь Иван Михай­ло­вич Шамин и князь Семен Федо­ро­вич Сиц­кий вот­чи­ну его в Бежец­ком Вер­хе сель­цо Мат­вей­це­во с 5 дерев­ня­ми (Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 104).

В 1520/1521 г. душе­при­каз­чик кня­зя Алек­сандра Васи­лье­ви­ча Гле­бо­ва, по его при­ка­зу дал Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю сель­цо Мат­вей­це­во с дерев­ня­ми в Бежец­ком Вер­хе (Акты Рус­ско­го госу­дар­ства 1505–1526 гг. М., 1975. № 191).
Каз­на­чей Иван-Фома Пет­ро­вич Голо­вин женил­ся на Анне, доче­ри кня­зя Ива­на Михай­ло­ви­ча Шами­на из Яро­слав­ских кня­зей. Дво­ю­род­ная сест­ра Фомы Евдо­кия Ива­нов­на Тре­тья­ко­ва была заму­жем за кня­зем Васи­ли­ем Ива­но­ви­чем Гор­ба­тым-Суз­даль­ским (Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 55; (Весе­лов­ский С.Б. 1) Иссле­до­ва­ния по исто­рии оприч­ни­ны. М., 1963. С. 130; 2) Иссле­до­ва­ния по исто­рии клас­са слу­жи­лых зем­ле­вла­дель­цев. М., 1969. С. 447; Акты Рус­ско­го госу­дар­ства 1505–1526 гг. М., 1975. С. 325). Доче­ри Ива­на Голо­вы Вла­ди­ми­ро­ви­ча Хов­ри­на (деда Ива­на-Фомы Пет­ро­ви­ча Голо­ви­на) вышли замуж: Мария – за кня­зя Ива­на Дмит­ри­е­ви­ча Прон­ско­го, Евдо­кия за Ива­на Васи­лье­ви­ча Хаба­ра Сим­ско­го, сына бояри­на В. Ф. Образ­ца Сим­ско­го (Вре­мен­ник Обще­ства исто­рии и древ­но­стей Рос­сий­ских. Кн. X. М., 1851. С. 89; Зимин А.А. Фор­ми­ро­ва­ние бояр­ской ари­сто­кра­тии в Рос­сии во вто­рой поло­вине XV – пер­вой тре­ти XVI в. М., 1988. С. 272). Стар­ший сын Ива­на Голо­вы Петр Ива­но­вич был женат на кня­гине Марье, доче­ри кня­зя Васи­лия Семе­но­ви­ча Одо­ев­ско­го (Весе­лов­ский С.Б. Иссле­до­ва­ния по исто­рии клас­са слу­жи­лых зем­ле­вла­дель­цев. М., 1966. С. 446-447). Доче­ри бояри­на Дмит­рия Вла­ди­ми­ро­ви­ча Хов­ри­на, млад­ше­го бра­та Ива­на Голо­вы, были заму­жем: Агра­фе­на за Ива­ном Гри­го­рье­ви­чем Моро­зо­вым, стар­шем сыне бояри­на Г. В. Попле­вы Моро­зо­ва, Анна Слав­ная за кня­зем Миха­и­лом Кис­лым Васи­лье­ви­чем Гор­ба­тым-Суз­даль­ским. Дочь Ива­на Ива­но­ви­ча Тре­тья­ко­ва, пле­мян­ни­ка Ива­на Голо­вы, Евдо­кия, вышла замуж за кня­зя Васи­лия Ива­но­ви­ча Гор­ба­то­го (Вре­мен­ник Обще­ства исто­рии и древ­но­стей Рос­сий­ских. Кн. X. М., 1851. С. 89; Весе­лов­ский С.Б. Иссле­до­ва­ния по исто­рии клас­са слу­жи­лых зем­ле­вла­дель­цев. М., 1969. С. 447; Зимин А.А. Фор­ми­ро­ва­ние бояр­ской ари­сто­кра­тии в Рос­сии во вто­рой поло­вине XV – пер­вой тре­ти XVI в. М., 1988. С. 75).
[РК 1598. С. 50, 51, 52, 55, 60—62, 68—70.]

29/19. КН. ФЁДОР МИХАЙ­ЛО­ВИЧ ШАМИН

30/19. КН. АНДРЕЙ МИХАЙ­ЛО­ВИЧ ШАМИН
 
 

XX генерація від Рюрика

31/22. КН. ИВАН МЕНЬ­ШОЙ БОРИ­СО­ВИЧ БОЛЬ­ШОЙ МОЛОЖ­СКИЙ (1544)

в 1544 без­детн. 1С:Бор.Петр.

32/22. КН. АНДРЕЙ АВДЕЙ БОРИ­СО­ВИЧ МОЛОЖ­СКИЙ († до 1567)

Ж., МАРИЯ 1567 1572 2С:Бор.Петр.Дм.

33/22. КН. ИВАН МЕНЬ­ШОЙ ШАХ БОРИ­СО­ВИЧ МОЛОЖ­СКИЙ (1550?) 

3С:Бор.Петр.

б/д

34/23. КНЖ. ЕЛЕ­НА АЛЕК­САН­ДРОВ­НА ГЛЕ­БО­ВА ШАМИ­НА (1529)

Дан­ная свя­щен­но ино­ка Пес­нош­ско­го м-ря Тихо­на и Гри­го­рия Мат­ве­е­ва сына Тур­ге­не­ва, душе­при­каз­чи­ков Еле­ны, [вдо­вы] Васи­лия Лизу­но­ва сына Тур­ге­не­ва, доче­ри кн. Алек­сандра Гле­бо­ва Шами­на, иг. Тро­и­це-Сер­ги­е­ва м-ря Иоаса­фу. 1529/30 г.

М., ВАСИ­ЛИЙ ЛИЗУ­НОВ ТУРГЕНЕВ.

35/28. КНЖ. АННА ИВАНОВНА

Из запи­сей ВКТСМ выяс­ня­ет­ся, что у кня­зя Ива­на Михай­ло­ви­ча была дочь Анна заму­жем за Фомой Головиным.
[ВКТСМ. С. 55.] 

М., ФОМА …… ГОЛОВИН

XXI генерація від Рюрика


36/32. КН. ВАСИ­ЛИЙ АНДРЕ­ЕВИЧ АВДЕ­ЕВ МОЛОЖСКИЙ(1543, †1574/86) 

вотч.-Москва-у.(Горетов-ст.),Ярославль-у. помещ.-Казань-у.(1565) 1С:Анд.Бор. Авдей. :Мария.
Васи­лий Андре­евич не чис­лил­ся в ТК и ДТ и не упо­ми­нал­ся раз­ря­да­ми, но, как извест­но из гра­мот пери­о­да оприч­ни­ны, имел вла­де­ния в Яро­слав­ском уез­де. Веро­ят­но, он слу­жил «с горо­дом». 39.

37/32. КН. ДАВИД АНДРЕ­ЕВИЧ МОЛОЖ­СКИЙ (1567,1573)

сын-боярск. вотч.-Москва-у.(Горетов-ст.) 2С:Анд.Бор. Авдей. :Мария.

Скрипторій

№ 1

1568 г. нояб­ря 22. – Дан­ная с отво­дом кнг. Марии, вдо­вы кн. Андрея Бори­со­ви­ча Молож­ско­го, с сыном Васи­ли­ем арх. Сп.-Яр. м-ря Сели­вер­сту на д. Юрло­во с пустт. в Горе­то­ве ст. Мос­ков­ско­го у.
Спи­сок з даные.
Се аз, кня­ги­ни Марья княж Ондре­ева жена Бори­со­ви­ча Молож­ско­го, да с 1 сво­им сыном со кня­зем Васи­льем со княж Андре­евым сыном Бори­со­ви­ча Молож­ско­го дали есмя в дом все­ми­ло­сти­ва­го Спа­са и Пре­чи­стые Бого­ро­ди­цы свя­тых вели­ких чюдо­твор­цов Фео­до­ра, Давы­да и Кон­стян­ти­на смо­лен­ских и яро­слав­ских архи­манд­ри­ту Сели­ве­ст­ру з бра­тьею, или по нем иные архи­манд­ри­ты и стар­цы в том мона­сты­ре будут, по кня­зе Андрее Бори­со­ви­че Молож­ском да по доче­ри сво­ей Ека­те­рине и по сво­им душам вот­чи­ну свою в Горе­тов­ском ста­ну дерев­ню Юрло­во да к той деревне пустошь Кош­ня­ко­ву, да пустошь Слеп­цо­ву, да пустошь Хомя­ко­ву, да пустошь Лепеш­ки­но с луги и с лесы и со все­ми уго­дьи, что к той деревне к Юрло­ву и к тем пусто­шам иста­ри // потяг­ло, куды топор и коса и соха ходи­ла, в насле­дие веч­ных благ. А рубеж той дерев­ни Юрло­ву и пусто­шам, от Моск­вы зем­ля при­шла Пре­чи­стые собор­ные про­то­по­па з бра­тьею, с сел­цом с Ари­сто­вым: меж­ни­ком от сел­ца от Ари­сто­ва в реч­ку в Баню да рекою Банею вверх – по леву зем­ля вели­ко­го кня­зя пусто[ши] Федо­ров­ския, а по пра­ву зем­ля дерев­ни Юрлов­ския с пустош­ми; а вели­ко­го кня­зя зем­ля пусто­ши Федо­ров­ския рубеж сшель­ся с Ыва­нов­скою зем­лею Хаба­ро­ва с пусто­шью с Кос­ко­вою – по леву зем­ля пусто­ши Кос­ков­ские, а по пра­ву зем­ля дерев­ни Юрло­ва с пустош­ми; а от Доро­го­милов­ские пусто­ши рубеж сшель­ся с Ман­ков­скою пусто­шью – по леву зем­ля пусто­ши Ман­ко­въские, а по пра­ву зем­ля дерев­ни [44] Юрло­ва с пустош­ми; а Ман­ко­въские пусто­ши рубеж сшел­ся с рубе­жем пре­чи­стен­ско­го про­то­по­па з бра­тьею сел­ца Ари­сто­ва. И архи­манд­ри­ту Сели­ве­ст­ру з бра­тьею, или хто по нем ины архи­ма­рит в том мона­сты­ре будет, тою нашею вот­чи­ною дерев­нею Юрло­вым и пустош­ми вла­де­ти с луги и с лесы и со все­ми уго­дьи, куды к той деревне Юрло­ву и пусто­шам изста­ри по тяг­ло топор и коса и соха ходи­ла. А за ту нашю дачю архи­ма­ри­ту Сели­ве­ст­ру з бра­тьею напи­са­ти мужа мое­го кня­зя Андрея Бори­со­ви­ча Молож­ско­го да дочерь мою Ека­те­ри­ну во все­днев­ные литей­ные сена­ди­ки и на лите­ях и за про­сви­ро­ми­са­нь­ми поми­на­ти по вся дни. А на память князь Андре­еву Бори­со­ви­ча авгу­ста в девя­тый день свя­та­го муче­ни­ка Андрея Стра­ти­ла­та да доче­ри моей Кате­ри­ны нояб­ря в два­де­сят чет­вер­тый день свя­тыя муче­ни­цы Ека­те­ри­ны // по оди­но­ва в году обед­ни слу­жи­те, и пона­хи­ды пети, на гро­бы выхо­ди­те, и бра­тию кор­ми­ти, пока­ме­ста и мона­стырь все­ми­ло­сти­ва­го Спа­са сто­ит. А Бог пошлет по мою, кня­ги­ни­ну Марьи­ну, душю и сына мое­го по княж Васи­лье­ву душю, и архи­манд­ри­ту Сели­ве­ст­ру напи­са­ти меня, кня­ги­ню Марью, и сына мое­го кня­зя Васи­лья за ту нашю вот­чин­ную дачю во все­днев­ной и литей­ной сена­дик к наше­му ж роду. А та наша вот­чин­ная дерев­ня Юрло­во с пустош­ми ни х кото­ро­му мона­сты­рю не отда­на и в каба­лах, и в запи­сях, и в пере­вод­ных, и ни в кото­рых кре­по­стях не напи­са­на. А хто ся к той нашей даной вот­чине к деревне к Юрло­ву с пустош­ми при­сту­пит с каба­ла­ми и з записми и с пере­вод­ны­ми, и пока­мест яз, кня­ги­ни Марья, и сын мой князь Васи­лей живы, и нам та своя вот­чин­ная дерев­ня Юрло­во с пустош­ми и со все­ми уго­дьи очи­ща­ти, а после наше­го живо­та ся наша даная гра­мо­та на те дерев­ни очищенная.
А на то послу­си Дмит­рей Гри­го­рьев сын Балак­ши­на да Мен­шей Юрьев сын Тих­ме­не­ва – яро­слав­цы дети бояр­ские, да Васи­лей Дани­лов сын Игна­то­ва, да Смир­ной Мак­си­мов сын Петрова.
А даную гра­мо­ту писал Пятун[ка] Фили­пьев сын, лета 7077-го, меся­ца нояб­ря в 22 день.
А на под­лин­ной даной поза­ди писано:
Аз, князь Васи­лей Молож­ской, вот­чи­ну свою в дом все­ми­ло­сти­во­му Сп[асу] дал и руку приложил.
Послух Дмит­рей руку приложил.
Послух Мен­шик руку приложил.
К сей даной федо­ров­ской игу­мен Арсе­ней с Вели­кие р[еки] в детей сво­их духов­ных место руку приложил.
Послух Смир­няч­ко Мак­си­мов руку приложил.
Послух Вас­ка руку приложил.
 
РГА­ДА. Ф. 1209. Столб­цы по Москве, № 359/32794. Б/п. Спи­сок 1651 г. Спис­ки: Там же. Б/п (без кон­ца). 1651 г.; там же. № 436/32838. Б/п. 1685 г.
Уп.: РД. М., 1997. Вып. 1. С. 100. № 108.
 
Примечание:
1. В ркп. пропущено.

НОТАТКИ
  1. Духов­ные и дого­вор­ные гра­мо­ты вели­ких и удель­ных кня­зей XIV-XVII вв. М.; Л., 1950., № 89, c. 373, 360; Раз­ряд­ная кни­га 1475-1598 гг. М., 1966., c. 49; Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь сере­ди­ны XVI в. М.; Л. 1950., c. 57, 62-63, 120-123[]
  2. см.: [Акты исто­ри­че­ские. Т. 1. СПб., 1841., № 291, c. 530-531][]
  3. ПСРЛ, т. 18, с. 115; т. 5, с. 233; т. 4, ч. 1, вып. 1, с. 301.[]
  4. ПСРЛ. СПб., 1863, т. 15, стб. 481.[]
  5. Родо­слов­ные кни­ги, с. 61, 151, 238.[]
  6. Яро­слав­ская губер­ния. Спи­сок насе­лен­ных мест, с. 111, № 3158 (с. Шумо­ро­во в вось­ми вер­стах от Моло­ги, у Вол­ги); Экзем­пляр­ский А.В. Указ. соч., т. 2, с. 111, при­меч. 328; ЦГА­ДА, ф. 1356, он. 1, д. 6630 (здесь пока­за­но с. Шумо­ро­во, но р. Шумо­ры нет).[]
  7. АСВР, т. 3, № 219, с. 236.[]
  8. Родо­слов­ные кни­ги, с. 60, 151, 238.[]
  9. Там же.[]
  10. Яро­слав­ская губер­ния. Спи­сок насе­лен­ных мест, с. 116, № 3330.[]
  11. Сади­ков П.А. Очер­ки по исто­рии оприч­ни­ны. М.; Л., 1950, с. 436—437.[]
  12. Родо­слов­ные кни­ги, с. 60—61.[]
  13. ДДГ, № 89, с. 360.[]
  14. Сади­ков 17. А. Указ. соч., с. 436.[]
  15. Яро­слав­ская губер­ния. Спи­сок насе­лен­ных мест, с. 118, № 3384[]
  16. Копа­нев А.И. Исто­рия зем­ле­вла­де­ния Бело­зер­ско­го края XV—XVI вв. М.; Л., 1951, с. 40, 169.[]
  17. Пет­ров П.Н. Исто­рия родов рус­ско­го дво­рян­ства. СПб., 1886, т. 1, с. 69.[]
  18. Лиха­чев Н.П. Сбор­ник актов, собран­ных в архи­вах и биб­лио­те­ках. СПб., 1895, вып. 1, № 5, с. 17.[]
  19. Там же, с. 15.[]
  20. Там же, с. 14, 15[]
  21. Яро­слав­ская губер­ния. Спи­сок насе­лен­ных мест, с. 117» № 3332; с. 118, № 3387; с. 107, № 3025[]
  22. НПЛ, с. 351.[]
  23. Экзем­пляр­ский А.В. Вели­кие и удель­ные кня­зья Север­ной Руси в татар­ский пери­од с 1238 по 1505 гг. Т.2. — СПб.: Типо­гра­фия Импе­ра­тор­ской Ака­де­мии наук, 1891. — 696 с.5, с. 104[]
  24. Куч­кин В.А. Фор­ми­ро­ва­ние госу­дар­ствен­ной тер­ри­то­рии Севе­ро-Восточ­ной Руси в X-XIVвв. — М.: Нау­ка, 1984. — 353 с., с. 287[]
  25. ПСРЛ. Рогож­ский лето­пи­сец. Т. XV (Выпуск 1). — М.: Нау­ка, 1965., стб. 73[]
  26. ПСРЛ. Типо­граф­ская лето­пись. Т. XXIV. — М.: Язы­ки рус­ской куль­ту­ры, 2000. — 288 с., с. 127[][]
  27. ПСРЛ. Лето­пис­ный сбор­ник, име­ну­е­мый Пат­ри­ар­шей или Нико­нов­ской лето­пи­сью. Т. X. — М.:Языки рус­ской куль­ту­ры, 2000. — 248 с.; Т. XI. — М.: Язы­ки рус­ской куль­ту­ры, 2000. — 264 с., т. XI, с. 15[][]
  28. Древ­няя Рос­сий­ская Вивлиофика,Ч.6. — СПб, 1788. . 449[]
  29. Пол­ное собра­ние рус­ских лето­пи­сей (далее — ПСРЛ). Рогож­ский лето­пи­сец. Т. XV (Выпуск1). — М.: Нау­ка, 1965, стб. 73[]
  30. ПСРЛ. Софий­ская пер­вая лето­пись стар­ше­го изво­да. Т.6. Вып.1. / Подг. тек­ста С.Н. Кисте­ре­ваи Л.А. Тимо­ши­ной, пре­дисл. Б.М. Клос­са. — М.: ЯРК, 2000. — 320 с., стб. 486[]
  31. ПСРЛ. Мос­ков­ский лето­пис­ный свод кон­ца XV века. Т. 25 / Под ред. М.Н. Тихо­ми­ро­ва. — М.-Л.: Изд-во Ака­де­мии наук СССР, 1949. — 464 с, с. 227[]
  32. ПСРЛ. Твер­ской сбор­ник. Т. XV. — М.: Нау­ка, 1965., стб. 481[]
  33. При­сел­ков М.Д. Тро­иц­кая лето­пись. Рекон­струк­ция тек­ста. — М.-Л.: Изд-во Ака­де­мии наук СССР, 1950. — 514 с. с. 466[]
  34. Бар­хат­ная кни­га.[]
  35. Памят­ни­ки исто­рии рус­ско­го слу­жи­ло­го сосло­вия. М., 2011., c. 172, 196[][]
  36. Акты соци­аль­но-эко­но­ми­че­ской исто­рии Севе­ро-Восточ­ной Руси XIV – нача­ла XVI в. Т. 1. М., 1952. № 102, c. 82[]
  37. Шума­ков С. А. Обзор «Гра­мот кол­ле­гии эко­но­мии». Вып. 1. С. 4.[]
  38. Родо­слов­ная кни­га кня­зей и дво­рян рос­сий­ских и выез­жих … Ч. 1. С. 175. Шума­ков С. А. Сот­ни­цы (1537—1597 гг.), гра­мо­ты и запи­си (1561—1696 гг.). М.: О-во исто­рии и древ­но­стей рос. при Моск. ун-те, 1902. Вып. 1. С. 119. 2[]
  39. Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 5. С. 43, 46.[]

Оставьте комментарий