Ухтомские

Общие сведения о роде

Кня­зья Ухтом­ские про­ис­хо­дят от Рюри­ка и явля­ют­ся млад­шей вет­вью удель­ных кня­зей бело­зер­ских. Их родо­на­чаль­ни­ком был бело­зер­ский князь Иван Ива­но­вич, полу­чив­ший в удел Ухтом­скую волость, назы­вав­шу­ю­ся так по про­те­кав­шей через нее реке Ухто­ме*. Как и боль­шин­ство бело­зер­ских кня­зей, Ухтом­ские не отно­си­лись к чис­лу ари­сто­кра­ти­че­ских родов, зани­мая после утра­ты уде­ла место сре­ди сред­них слу­жи­лых зем­ле­вла­дель­цев. В XVI–XVII вв. они не под­ни­ма­лись по служ­бе выше столь­ни­ков и вое­вод на вто­ро­сте­пен­ных вое­вод­ствах. В демо­гра­фи­че­ском отно­ше­нии харак­тер­ная чер­та рода заклю­ча­лась в его мно­го­чис­лен­но­сти. Кня­зья Ухтом­ские были запи­са­ны в дво­рян­ские родо­слов­ные кни­ги более 10 губер­ний: Мос­ков­ской, Ниже­го­род­ской, Нов­го­род­ской, Сим­бир­ской, Твер­ской, Туль­ской, Яро­слав­ской и др.

Самый млад­ший из потом­ков Васи­лия Рома­но­ви­ча, князь Иван, полу­чил одно из сво­их про­звищ — Кар­го­лом­ский — по с.Карголома, сто­яв­ше­му на восточ­ной окра­ине г.Белоозера и позд­нее слив­ше­му­ся с ним. Вто­рое про­зви­ще это­го кня­зя — Ухтом­ский — иссле­до­ва­те­ли свя­зы­ва­ли с рас­по­ло­жен­ным на восточ­ном бере­гу Бело­го озе­ра в устье Ухто­мы, или Ухтом­ки, с.Ухтома. Хотя Кар­го­ло­ма и Ухто­ма на Белом озе­ре нахо­ди­лись по сосед­ству, дан­ных о вла­де­нии Кар­го­лом­ски­ми или Ухтом­ски­ми кня­зья­ми с.Ухтома нет. Зато сохра­ни­лась куп­чая 1556/57 г., в кото­рой упо­мя­ну­та вот­чи­на кня­зя Д.Д.Ухтомского в Рома­нов­ском уез­де «в Поше­хо­нье на Ухто­ме». Вот­чи­на состо­я­ла из с.Карповского и ряда дере­вень и почин­ков. Село, а так­же дерев­ни Ефи­мов­ская, Тре­гу­бо­во, Нор­ф­рин­ское, Иван­ди­но, Сени­но, Белое, Васья­но­во отыс­ки­ва­ют­ся по Спис­ку насе­лен­ных мест Яро­слав­ской губер­нии. Кро­ме того, в этом же рай­оне кня­зьям Ухтом­ским при­над­ле­жа­ли села Ники­ти­но и Семе­нов­ское. Все ука­зан­ные посе­ле­ния были рас­по­ло­же­ны близ вер­хо­вьев Пат­ры. А далее к севе­ру, к р.Ухтоме и по самой Ухто­ме, лежа­ли вла­де­ния дру­гих кня­зей Ухтом­ских. Ясно, что речь в дан­ном слу­чае идет о тер­ри­то­рии, кото­рая полу­чи­ла свое назва­ние от лево­го при­то­ка р.Согожи р.Ухтомы. Понят­но и про­ис­хож­де­ние вто­ро­го про­зви­ща кня­зя Ива­на Васи­лье­ви­ча — по вла­де­ни­ям на р.Ухтоме Согожской.

Историческая география

Генеалогия

Ухтомские
Родо­слов­ная кня­зей Ухтом­ских XV-XVI вв. Вер­сия Гряз­но­ва А. Л.

❋ Рюрик князь Новгородский
⇨ Игорь Рюри­ко­вич, вели­кий князь Киев­ский +945
⇨ Свя­то­слав I Иго­ре­вич, вели­кий Киев­ский 942-972
⇨ Вла­ди­мир I, вели­кий князь Киев­ский +1015
⇨ Яро­слав I Муд­рый, вели­кий князь Киев­ский 978-10S4
⇨ Все­во­лод I, вели­кий князь Киев­ский 1030-1093
⇨ Вла­ди­мир Моно­мах, князь Киев­ский 10S3-1125
⇨ Юрий Дол­го­ру­кий, кн. Вла­ди­мир­ский 1090-1157
⇨ Все­во­лод III Боль­шое Гнез­до 1154-1212
⇨ Кон­стан­тин, вели­кий князь Вла­ди­мир­ский 1186-1219
⇨ Васи­лий, князь Ростов­ский 1209-1238
⇨ Глеб, князь Ростов­ский и Бело­зер­ский 1237-127
⇨ Миха­ил, князь Бело­зер­ский 1263-1292
⇨ Федор, князь Белозерский
⇨ Васи­лий, князь Согор­ский +1380
⇨ Иван Васи­лье­вич, князь Карголомский

XVIІ поколение

1. КН. ИВАН ИВА­НО­ВИЧ УХТОМСКИЙ

В ниж­нем и сред­нем тече­нии поше­хон­ской реки Ухто­мы, лево­го при­то­ка Сого­жи, в XVII в. рас­по­ла­га­лась Ухтом­ская волость, но в XVI в. и, веро­ят­но, ранее эта мест­ность обо­зна­ча­лась даже сами­ми Ухтом­ски­ми доволь­но раз­мы­то: «в Поше­хо­нье на Ухто­ме» 1. Вла­де­ния Ухтом­ских в этой мест­но­сти (от впа­де­ния Ухто­мы в Сого­жу до впа­де­ния в Ухто­му реч­ки Шелек­ши) вос­ста­нав­ли­ва­ют­ся по актам кон­ца XV-XVI вв. (более 40 номе­ров). Судя по ним, Ухтом­ские «в Поше­хо­нье на Ухто­ме», как и Кем­ские в Кеме пер­во­на­чаль­но обла­да­ли все­ми зем­ля­ми на этой территории.

Под 1464 г. суще­ству­ет уни­каль­ное изве­стие Лето­пи­си Авра­ам­ки. в ней сооб­ща­ет­ся: «Того же лета при­я­ша нов­го­род­ци кня­зя Ива­на Ива­но­ви­ча Бело­зерь­ска­го» 2 Более точ­ных све­де­ний об этом нов­го­род­ском слу­жи­лом кня­зе в лето­пи­си не сооб­ща­ет­ся. В дру­гих лето­пис­ных сво­дах он тоже вро­де бы не фигу­ри­ру­ет. Ясно толь­ко, что Иван Ива­но­вич дей­ство­вал в сере­дине XV в., при­над­ле­жал к роду Бело­зер­ских кня­зей и мог поз­во­лить себе сме­нить адрес служ­бы. Необ­хо­ди­мо осо­бо отме­тить, что дан­ное изве­стие нахо­дит­ся в той части лето­пи­си, кото­рая охва­ты­ва­ет 1446–1469 гг. и содер­жит ряд уни­каль­ных нов­го­род­ских и псков­ских изве­стий. Фили­гра­ни бума­ги этой части лето­пи­си отно­сят­ся в основ­ном к 1460-м гг. 3. Сле­до­ва­тель­но, изве­стие о при­ня­тии в Нов­го­ро­де кня­зя Ива­на Бело­зер­ско­го син­хрон­но состав­ле­нию лето­пи­си и к нему мож­но отне­стись с пол­ным дове­ри­ем. Кто же такой этот таин­ствен­ный Иван Ива­но­вич Бело­зер­ский? За XV в. в родо­слов­ной Бело­зер­ских кня­зей уда­ет­ся обна­ру­жить три пер­со­на­лии с таким име­нем и отче­ством. Пер­вый — внук Рома­на Юрье­ви­ча Бело­сель­ско­го и, соот­вет­ствен­но, млад­ший дво­ю­род­ный брат Гав­ри­и­ла Федо­ро­ви­ча Бело­сель­ско­го, кото­рый в 1500 г. был нов­го­род­ским поме­щи­ком 4. Сле­до­ва­тель­но, с хро­но­ло­ги­че­ской точ­ки зре­ния этот Иван Ива­но­вич не мог быть слу­жи­лым кня­зем в 1464 г. Вто­рым Ива­ном Ива­но­ви­чем был брат воло­год­ско­го дья­ка Иван Волк Ухтом­ский, дей­ство­вав­ший с 1480-х гг. по нача­ло XVI в. (см. ниже) и по хро­но­ло­ги­че­ским сооб­ра­же­ни­ях так­же не под­хо­дя­щий на кан­ди­да­ту­ру нов­го­род­ско­го слу­жи­ло­го кня­зя 1464 г. «>Тре­тьим Ива­ном Ива­но­ви­чем был отец Ива­на Вол­ка и самый млад­ший внук Васи­лия Согор­ско­го. В этом слу­чае хро­но­ло­гия жиз­ни бли­жай­ших род­ствен­ни­ков Ива­на Ухтом­ско­го пока­зы­ва­ет, что он вполне мог дей­ство­вать в 1464 г. Его отец — Иван Кар­го­лом­ский, дей­ству­ет в 1420-х гг., мать упо­ми­на­ет­ся в житии Кирил­ла Бело­зер­ско­го, стар­ший брат Федор дей­ству­ет в 1440-х гг., пле­мян­ник Федор упо­ми­на­ет­ся с 1470-го г., а дети — с 1469 и 1471 гг.. Име­но­ва­ние Ива­на Ива­но­ви­ча в лето­пи­си под родо­вым про­зва­ни­ем (Бело­зер­ский), а не по вла­де­нию (Ухтом­ский), веро­ят­но, объ­яс­ня­ют­ся свое­об­раз­ной мане­рой авто­ра этой части лето­пи­си Авра­ам­ки. Напри­мер, дру­го­го нов­го­род­ско­го слу­жи­ло­го кня­зя, дей­ству­ю­ще­го в это вре­мя, Васи­лия Васи­лье­ви­ча Гре­бен­ку Шуй­ско­го, он име­ну­ет то Васи­ли­ем Васи­лье­ви­чем Низов­ским, то Васи­ли­ем Васи­лье­ви­чем Новгородским.

XVIIІ поколение

2.1. ВАСИ­ЛИЙ ИВА­НО­ВИЧ БОЛЬ­ШОЙ (1467,1481)

помещ. 1С:Ив.Ив.. Был пол­ко­вым вое­во­дой в Казан­ском похо­де 1467 г., а затем вое­во­дой в Пусто­зер­ске в 1469 г.

В 1469 г. он участ­ву­ет в соста­ве судо­вой рати (набран­ной в воло­год­ских, вели­ко­устюж­ских и подвин­ских зем­лях) [ПСРЛ. Т. 37. С. 47], его подвиг кра­соч­но опи­сан в Устюж­ской лето­пи­си «А устю­жане бились. А князь Васи­лей Ухтом­ской бил­ся ж и бил их (казан­цев.), ска­ч­ю­чи по судом, осло­пом» 5. О том, кому он в это вре­мя слу­жил, лето­пи­си не сооб­ща­ют, и на этот счет есть толь­ко кос­вен­ные дан­ные. Во вре­мя это­го похо­да отря­ды из поволж­ских горо­дов, в том чис­ле из Яро­слав­ля, Костро­мы и Росто­ва, соби­ра­лись в Ниж­нем Нов­го­ро­де. Отряд же, в кото­ром нахо­дил­ся Васи­лий Ухтом­ский, состо­ял из двух частей. Пер­вая — пред­ста­ви­те­ли вели­ко­кня­же­ско­го дво­ра («послал князь вели­ки вое­во­ду сво­е­го… да с ним свои двор…» ПСРЛ. Т. 25. С. 281.), а вто­рая — устю­жане и вят­чане ПСРЛ. Т. 37. С. 46, а так­же отряд волог­жан под пред­во­ди­тель­ством вое­во­ды Семе­на Пеш­ка Сабу­ро­ва ПСРЛ. Т. 25. С. 282.. Ясно, что Васи­лий Ухтом­ский не вхо­дил в чис­ло ни устю­жан, ни вят­чан. Васи­лий Ухтом­ский веро­ят­нее все­го, вхо­дил в чис­ло слу­жи­лых людей воло­год­ско­го кня­зя, а в похо­де 1469 г. нахо­дил­ся в отря­де удель­но­го вое­во­ды Семе­на Пеш­ка Сабурова.
ок. 1500-1506 -послух в разъ­ез­жей кн. Ива­на Вла­ди­ми­ро­ви­ча Согор­ско­го и кн. Ива­на Ива­но­ви­ча Вол­ка Ухтом­ско­го сво­им зем­лям (в Бело­зер­ском у. в Поше­хо­нье). 6

3.1. ИВАН ИВА­НО­ВИЧ ВОЛК (1479,1501)

вотч. 2С:Ив.Ив.Вас-ча.
В 1483 г. Иван Ива­но­ви­ич Сал­тык Тра­вин, «идучи на вогу­ли­чи», в сво­ей духов­ной рас­по­ря­жа­ет­ся взять у Ива­на Вол­ка два­дцать куниц, остав­лен­ных у него на хра­не­нии, и отдать Ухтом­ско­му свой арга­мак бур [АСЭИ. Т. I. № 501. С. 379]. Это может оха­рак­те­ри­зо­вать отно­ше­ния меж­ду Ива­ном Вол­ком Ухтом­ским и Ива­ном Сал­ты­ком Тра­ви­ным доб­ро­со­сед­ски­ми (одна из вот­чин кото­ро­го — с. Спас­ское на Водо­ге — рас­по­ла­га­лась в несколь­ких кило­мет­рах от вот­чи­ны Ива­на Ухтомского).
1489 — кон­во­и­ро­вал плен­ных вят­чан в Моск­ву после вят­ско­го похо­да 1489 года [ПСРЛ. Т. XXXVII. Л., 1982. С. 46, 92, 97. ].
В 1498— 1505 гг — был судьей в деле о пра­ве вла­де­ния мос­ков­ских мит­ро­по­ли­тов в Ликурж­ской волости.
Око­ло 1501/02 г. был суд­ным мужем в соста­ве комис­сии костром­ско­го пис­ца Гри­го­рия Рома­но­ви­ча Застолб­ско­го. [АФЗХ. Ч. 1. № 254, 258; АСЭИ. Т. I. № 639, 640] 1500.01.01—1506.01.01.— Разъ­ез­жая кн. Ива­на Вла­ди­ми­ро­ви­ча Согор­ско­го и кн. Ива­на Ива­но­ви­ча Вол­ка Ухтом­ско­го сво­им зем­лям (в Бело­зер­ском у. в Поше­хо­нье). [Публ.: Стрель­ни­ков С. В. Гра­мо­ты XV — нача­ла XVI века из архи­ва Кирил­ло-Бело­зер­ско­го мона­сты­ря // Рус­ское сред­не­ве­ко­вье. Сбор­ник ста­тей в честь про­фес­со­ра Ю. Г. Алек­се­е­ва. М.. 2012. № 21. С. 146–147.Список: ОР РНБ. СПБ ДА. AI/17. Л. 177–178.] Это самый ран­ний акт, отно­ся­щем­ся к зем­ле­вла­де­нию Ухтом­ских. Гра­мо­та эта весь­ма при­ме­ча­тель­на. Дата в доку­мен­те отсут­ству­ет, что сбли­жа­ет его с акта­ми XV в. Не ука­за­на при­чи­на состав­ле­ния разъ­ез­жей, не назы­ва­ют­ся сосе­ди кня­зей, с кото­ры­ми гра­ни­чи­ли их вот­чи­ны. Речь идет толь­ко об участ­ке гра­ни­цы, общей для обе­их вот­чин. При ука­за­нии меже­вых зна­ков не упо­ми­на­ют­ся «ста­рые», т. е. нет сле­дов пред­ше­ству­ю­ще­го меже­ва­ния, а зна­чит, ско­рее все­го имен­но это меже­ва­ние было пер­вым для вот­чин кня­зей Ухтом­ских и Согор­ских в этом рай­оне. В каче­стве послу­хов ука­за­ны осно­ва­те­ли несколь­ких вет­вей раз­ных фами­лий бело­зер­ских кня­зей. Это князь Васи­лий Ива­но­вич Ухтом­ский – брат Ива­на Вол­ка и осно­ва­тель стар­шей вет­ви Ухтом­ских, князь Кон­стан­тин Дмит­ри­е­вич Уголь­ский – осно­ва­тель млад­шей вет­ви Шеле­шпаль­ских, князь Ахме­тек Ива­но­вич Согор­ский – осно­ва­тель линии кня­зей Ахме­те­ко­вых-Согор­ских. Писал разъ­ез­жую князь Иван Дмит­ри­е­вич Согор­ский – дво­ю­род­ный брат Ива­на Вла­ди­ми­ро­ви­ча. Таким обра­зом, и участ­ни­ки сдел­ки, и сви­де­те­ли, и даже писец гра­мо­ты – все пред­ста­ви­те­ли рода бело­зер­ских кня­зей. При­чем послу­хи пред­став­ля­ли все поше­хон­ские вет­ви рода.
ок. 1501—1506 — Духов­ная кн. Ива­на Вол­ка Ива­но­ви­ча Ухтом­ско­го. [Уп.: ОР РНБ. СПБ ДА. AI/17. Л. 148.] 

4.1. КН. ВАСИ­ЛИЙ ИВА­НО­ВИЧ МЕНЬ­ШОЙ КАПЛЯ

был дья­ком кня­зя Андрея Воло­год­ско­го Имен­но Васи­лий Ухтом­ский соста­вил духов­ную гра­мо­ту Андрея Мень­шо­го в 1481 г.. [СГГД. Ч. 1. № 112. С. 272.] Судя по все­му, после смер­ти без­дет­но­го воло­год­ско­го кня­зя и лик­ви­да­ции его уде­ла даль­ней­шая карье­ра Васи­лия Кап­ли не сло­жи­лась. Во вся­ком слу­чае сре­ди вели­ко­кня­же­ских доку­мен­тов пока не обна­ру­жи­ва­ет­ся под­пи­сан­ных им гра­мот . Пони­же­ние ста­ту­са, а может быть и дру­гие про­бле­мы мате­ри­аль­но­го или лич­но­го пла­на при­ве­ли к вовле­че­нию Васи­лия Ухтом­ско­го в махи­на­ции, одна из кото­рых (под­дел­ка жало­ван­ной гра­мо­ты Андрея Мень­шо­го Спа­со-Камен­но­му мона­сты­рю) раскрылась
и при­ве­ла к его нака­за­нию тор­го­вой каз­нью в 1483 [ПСРЛ. Т. 20. Ч. 1. СПб., 1910. С. 353; ПСРЛ. Т. 23. СПб., 1910.
С. 162, 186.] По сви­де­тель­ству Львов­ской лето­пи­си: «Тое же зимы архи­манд­ри­та Чюдов­ско­го [мона­сты­ря] били в тор­гу кну­тьём и Ухтом­ско­го кня­зи и Хому­то­ва про то, что зде­ла­ли гра­мо­ту на зем­лю после княж Андре­евы смер­ти Васи­лье­ви­ча Воло­год­ско­го, рек­ши: дал к мана­сты­рю на Камен­ное к Спа­су». С.М. Соло­вьев так опи­сы­ва­ет это собы­тие: «Под 1483 годом встре­ча­ем изве­стие, что чудов­ско­го архи­манд­ри­та, кня­зя Ухтом­ско­го и ещё како­го-то Хому­то­ва били на тор­гу кну­том за то, что они соста­ви­ли под­лож­ную жало­ван­ную гра­мо­ту Спа­со- Камен­но­му мона­сты­рю от име­ни кня­зя Андрея Воло­год­ско­го после уже его смер­ти». Вме­сте с дья­ком Ники­фо­ром он состо­ял в бело­зёр­ской кня­же­ской кор­по­ра­ции воло­год­ско­го удель­но­го кня­зя (с 1461 года) Андрея Васи­лье­ви­ча Мень­шо­го (1452–1481). В заве­ща­нии кня­зя пред­став­лен инте­рес­ный отры­вок, посвя­щен­ный вла­де­ни­ям Спа­со- Камен­но­го мона­сты­ря: «А что мой мона­стырь Спас свя­ты на Каме­ном, и кото­рые зем­ли того мона­сты­ря, сёла и дерев­ни, в моей вот­чине, мое­го данья и не мое­го данья, и гос­по­дин бы, князь вели­кий, пожа­ло­вал, тех земель мона­стыр­ских спас­ских всех пис­цом писа­ти и дани с них има­ти не велел». Имен­но этот отры­вок тек­ста духов­ной гра­мо­ты через неко­то­рое вре­мя послу­жил при­чи­ной про­ве­де­ния след­ствия и аре­ста таин­ствен­но­го архи­манд­ри­та Чудов­ско­го мона­сты­ря (Никанд­ра), пис­ца-дья­ка Васи­лия Ухтом­ско­го, отме­чен­но­го в доку­мен­те («А сю гра­мо­ту духов­ную писал дьяк мой Васи­лей Ухтом­ской»), и Ива­на Федо­ро­ви­ча Хому­то­ва. Обра­ща­ет на себя вни­ма­ние несо­раз­мер­ность пер­вой и вто­рой части при­ве­ден­но­го отрыв­ка. После упо­ми­на­ния уго­дий мона­сты­ря в целом и слов «и гос­по­дин бы, князь вели­кий, пожа­ло­вал» доволь­но неожи­дан­но воз­ни­ка­ет прось­ба к Ива­ну III их пере­пи­сать, то есть зано­во раз­ме­же­вать. Ого­ва­ри­ва­ет­ся и то, что­бы со вновь раз­ме­же­ван­ных земель в цар­скую каз­ну не взи­ма­лось дани. Извест­но, что пер­вые зем­лео­пи­са­тель­ные рабо­ты как в мона­стыр­ских вла­де­ни­ях, так и в окрест­но­стях Волог­ды нача­лись еще со вре­мен нача­ла его кня­же­ния в Воло­год­ском уде­ле. В этом клю­че прось­ба выгля­дит, по мень­шей мере, стран­но. Логич­ным заклю­че­ни­ем пер­вой части фра­зы была бы прось­ба о под­твер­жде­нии прав Спа­со-Камен­но­го мона­сты­ря на его вла­де­ния. Но вто­рая часть тек­ста гово­рит о том, что с этих земель сни­ма­ет­ся необ­хо­ди­мость выпла­ты дани, то есть что эти зем­ли как бы про­дол­жа­ют быть мона­стыр­ски­ми, посколь­ку имен­но мона­стыр­ские зем­ли были осво­бож­де­ны от выплат дани, соби­рав­шей­ся в поль­зу татар. Такая уступ­ка похо­жа на под­куп. Таким обра­зом, мы можем пред­по­ло­жить, что перед нами текст исправ­лен­но­го во вре­ме­на Ива­на III духов­но­го заве­ща­ния кня­зя Андрея. Соглас­но пер­во­на­чаль­но­му вари­ан­ту доку­мен­та, кото­рый был все­на­род­но объ­яв­лен под­лож­ным, пожа­ло­ван­ные ранее зем­ли отхо­ди­ли мона­сты­рю. В жер­но­ва вели­ко­кня­же­ско­го пра­во­су­дия попа­да­ли «низо­вые» сви­де­те­ли: дьяк Васи­лий Ухтом­ский, писав­ший текст заве­ща­ния, и «разъ­ез­жий» мит­ро­по­ли­чий сын бояр­ский Иван Федо­ро­вич Хому­тов. Каким обра­зом мог попасть под это след­ствие насто­я­тель Чудов­ско­го мона­сты­ря Никандр, всту­пив­ший в игу­мен­ство в 1472 году и сме­щен­ный Ген­на­ди­ем Гон­зо­вым в фев­ра­ле 1477 года, узнать, воз­мож­но, нико­гда не удастся.

XIX поколение

5.2. КН. СЕМЁН ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ (1509)

1С:Вас.Ив. Б.в
1500.01.01–1506.04.01.— Дело­вая кнн. Семе­на, Ива­на Пен­ки, Федо­ра Брю­хо, Юрия и Лева­ша Васи­лье­ви­чей Ухтом­ских на родо­вую вот­чи­ну с. Юрьев­ское с дд. в Бело­зер­ском у. в Поше­хо­нье на Ухто­ме. [Уп.: ГАВО. Ф. 1260. Оп. 6. Д. 83. Л. 4.] 01.01.1505—31.04.1508— Разъ­ез­жая кн. Ива­на Голо­вы Андре­еви­ча Шеле­шпаль­ско­го и кн. Семе­на Васи­лье­ви­ча Ухтом­ско­го ухтом­ской вот­чине с шеле­шпаль­ской вот­чи­ной (в Поше­хо­нье). [Уп.: АЮ. № 146. С. 164.] 01.09.1508—09.05.1509— Заряд­ная запись («разъ­ез­жая») кн. Семе­на Васи­лье­ви­ча Ухтом­ско­го и кн. Васи­лия Ива­но­ви­ча Голо­ви­на Шеле­шпаль­ско­го о при­вле­че­нии кн. Семе­на Андре­еви­ча Шеле­шпаль­ско­го для раз­ме­же­ва­ния кня­же­ских вот­чин (меж­ду Ухто­мой и Шеле­шпа­лом в Пошехонье).
[Публ.: АЮ. № 146. С. 164–165 (по под­лин­ни­ку); РИБ. Т. 32. Пет­ро­град, 1915. № 82. Стб. 137–139.] 1508 г.сентября 1— 1530 г.декабря 31 — Куп­чая вла­стей Кор­ни­ли­е­во-Комель­ско­го м-ря у кн. Семе­на Васи­лье­ви­ча Ухтом­ско­го на дерев­ню Ухо­ву в Бело­зер­ском у. в Поше­хо­нье на Ухто­ме (пред­по­ло­жи­тель­но).

6.2. КН. ИВАН ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ ПЕН­КА (1483, †04/05.1506.04, под Казанью)

помещ. 2С:Вас.Ив. Б.
1500 г. янва­ря 1–1506 г. апре­ля 1 — Дело­вая кнн. Семе­на, Ива­на Пен­ки, Федо­ра Брю­хо, Юрия и Лева­ша Васи­лье­ви­чей Ухтом­ских на родо­вую вот­чи­ну с. Юрьев­ское с дд. в Бело­зер­ском у. в Поше­хо­нье на Ухто­ме. [Уп.: ГАВО. Ф. 1260. Оп. 6. Д. 83. Л. 4.] Погиб под Каза­нью в 1506 г. [РНБ. Собра­ние Пого­ди­на. 1596. Л. 169 об., 170.; Воло­год­ский слу­жи­лый «город» в XV — нача­ле XVI века // Сосло­вия, инсти­ту­ты и госу­дар­ствен­ная власть в Рос­сии. Сред­ние века и Новое вре­мя. Сбор­ник ста­тей памя­ти ака­де­ми­ка Л. В. Череп­ни­на. М. Язы­ки сла­вян­ских куль­тур. 2010].

7.2. КН. ФЁДОР ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ БРЮХО

1500 г. янва­ря 1–1506 г. апре­ля 1 — Дело­вая кнн. Семе­на, Ива­на Пен­ки, Федо­ра Брю­хо, Юрия и Лева­ша Васи­лье­ви­чей Ухтом­ских на родо­вую вот­чи­ну с. Юрьев­ское с дд. в Бело­зер­ском у. в Поше­хо­нье на Ухтоме.Уп.: ГАВО. Ф. 1260. Оп. 6. Д. 83. Л. 4.

8.2. КН. ЮРИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ

[1500 г. янва­ря 1–1506 г. апре­ля 1] — Дело­вая кнн. Семе­на, Ива­на Пен­ки, Федо­ра Брю­хо, Юрия и Лева­ша Васи­лье­ви­чей Ухтом­ских на родо­вую вот­чи­ну с. Юрьев­ское с дд. в Бело­зер­ском у. в Поше­хо­нье на Ухтоме.Уп.: ГАВО. Ф. 1260. Оп. 6. Д. 83. Л. 4.
1528 г. [сен­тяб­ря 1] — 19 мая 1537 г . — Духов­ная кн. Юрия Васи­лье­ви­ча Ухтомского.
Уп.: ГАВО. Ф. 520. Оп. 1. Д. 110. Л. 118; Д. 114. Л. 9.
1528 г. [сен­тяб­ря 1] — 17 июня 1538 г. — Дан­ная кнг. Фети­ньи, вдо­вы кн. Юрия Васи­лье­ви­ча Ухтом­ско­го в Кор­ни­лье­во-Комель­ский м-рь на дд. Пар­фе­ньи­но, Федо­ри­но и Аргу­но­во [в Поше­хо­нье на Ухтоме].
Уп.: ГАВО. Ф. 520. Оп. 1. Д. 110. Л. 118; Д. 114. Л. 9.
1538 г. [сен­тяб­ря 1] — 1539 г. [авгу­ста 31] — Пра­вая гра­мо­та суда дво­рец­ко­го Ива­на Михай­ло­ви­ча Юрье­ва кнн. Ухтом­ским по тяж­бе меж­ду ними и иг. Кор­ни­ли­е­во-Комель­ско­го м-ря Лав­рен­ти­ем о выку­пе с. Пого­ре­ло­во [в
1543 г. сен­тяб­ря 1] — 1544 г. [авгу­ста 31]. — Миро­вая запись кнн. Юрия Семе­но­ви­ча, Андрея и Федо­ра Ива­но­ви­чей, Федо­ра, Бори­са, Васи­лия, Гри­го­рия и Давы­да Пет­ро­ви­чей Ухтом­ских с иг. Кор­ни­ли­е­во-Комель­ско­го м-ря Лав­рен­ти­ем с обя­за­тель­ством кня­зей не выку­пать вот­чи­ну их дяди кн. Юрия Васи­лье­ви­ча Ухтом­ско­го с. Пого­ре­лое [в Поше­хо­нье на Ухтоме].
Спи­сок: ГАВО. Ф. 520. Оп. 1. Д. 110. Л. 117–119; Д. 114. Л. 8 об. —9 об.

9.2. КН. …… ЛЕВАШ ВАСИЛЬЕВИЧ
1500 г. янва­ря 1–1506 г. апре­ля 1 — Дело­вая кнн. Семе­на, Ива­на Пен­ки, Федо­ра Брю­хо, Юрия и Лева­ша Васи­лье­ви­чей Ухтом­ских на родо­вую вот­чи­ну с. Юрьев­ское с дд. в Бело­зер­ском у. в Поше­хо­нье на Ухто­ме. [Уп.: ГАВО. Ф. 1260. Оп. 6. Д. 83. Л. 4.].

10.3. КН. ФЁДОР ИВА­НО­ВИЧ ВОЛКОВ

11.3. КН. ДАНИ­ЛО ИВА­НО­ВИЧ ВОЛ­КОВ (†04/05.1506, под Казанью)

помещ. 2С:Ив.Ив. ВОЛК.
Погиб под Каза­нью в 1506 г. [РНБ. Собра­ние Пого­ди­на. 1596. Л. 169 об., 170.; Воло­год­ский слу­жи­лый «город» в XV — нача­ле XVI века // Сосло­вия, инсти­ту­ты и госу­дар­ствен­ная власть в Рос­сии. Сред­ние века и Новое вре­мя. Сбор­ник ста­тей памя­ти ака­де­ми­ка Л. В. Череп­ни­на. М. Язы­ки сла­вян­ских куль­тур. 2010] 

12.3. КН. ИВАН УГРИМ ИВА­НО­ВИЧ ВОЛ­КОВ (1539)

в 1539 вотч.-Пошехонье-у. з С:Ив.Ив. ВОЛК.

13.3. КН. СЕМЁН ИВА­НО­ВИЧ ВОЛ­КОВ (†04/05.1506,под Казанью)

без­детн. 4С:Ив.Ив. ВОЛК. Погиб под Каза­нью в 1506 г. [РНБ. Собра­ние Пого­ди­на. 1596. Л. 169 об., 170.; Воло­год­ский слу­жи­лый «город» в XV — нача­ле XVI века // Сосло­вия, инсти­ту­ты и госу­дар­ствен­ная власть в Рос­сии. Сред­ние века и Новое вре­мя. Сбор­ник ста­тей памя­ти ака­де­ми­ка Л. В. Череп­ни­на. М. Язы­ки сла­вян­ских куль­тур. 2010] 

14.4. ФЁДОР (ФЕДОТ) ХОЛУЙ ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ КАП­ЛИН (†04/05.1506,под Казанью)

1С:Вас.Ив. М. КАП­ЛЯ. Погиб под Каза­нью в 1506 г. [РНБ. Собра­ние Пого­ди­на. 1596. Л. 169 об., 170.; Воло­год­ский слу­жи­лый «город» в XV — нача­ле XVI века // Сосло­вия, инсти­ту­ты и госу­дар­ствен­ная власть в Рос­сии. Сред­ние века и Новое вре­мя. Сбор­ник ста­тей памя­ти ака­де­ми­ка Л. В. Череп­ни­на. М. Язы­ки сла­вян­ских куль­тур. 2010] 

15.4. АЛЕК­САНДР (ОЛЕШ­КА) КОПРИЙ ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ КАП­ЛИН (1510,1539)

2С:Вас.Ив. М. КАПЛЯ.
ок. 1510 янва­ря 1 — 1515 г.февраля 25 — Заклад­ная кн. Алек­сандра Васи­лье­ви­ча Ухтом­ско­го кн. Дани­ле Юрье­ви­чу Кем­ско­му вот­чи­ны в Поше­хо­нье на Ухто­ме в 10 руб­лях. [Уп.: ОР РНБ. СПБ ДА. AI/16. Л. 915.] 1538 г.сентября 1 — 1539 г.августа 31 — Куп­чая (с отво­дом) кн. Алек­сандра Васи­лье­ви­ча Ухтом­ско­го у его пле­мян­ни­ка кн. Васи­лия Федо­ро­ви­ча Ухтом­ско­го на д. Воро­но­во с семью дерев­ня­ми (в Бело­зер­ском у.) в Поше­хо­нье (на Ухто­ме). [Публ.: АЮ. № 79. С. 122 (по под­лин­ни­ку); РИБ. Т. 32. № 141. Стб. 254–255.]

XX поколение

16.5. КН. ЮРИЙ СЕМЕ­НО­ВИЧ (1539)

в 1539 вотч.-Пошехонье-у. 1С:Сем.Вас.Ив-ча

17/5. КН. ПЁТР СЕМЕНОВИЧ

18/5. КН. ВАСИ­ЛИЙ СЕМЕ­НО­ВИЧ (1539)

в 1539 без­детн. 3С:Сем.Вас.Ив-ча

19/6. КН. НИКИ­ТА ИВАНОВИЧ

20/6. КН. АНДРЕЙ ИВА­НО­ВИЧ (1552, †1564/70)

столь­ник (1592-) дворов.сын-боярск. помещ.-Белоозеро-у. 2С:Ив.Вас. ПЕНКА.
21.6. Фёдор Ива­но­вич Пен­ков-сын (1551,1552,—155)
дворов.сын-боярск. помещ.-Белоозеро-у. зС:Ив.Вас. ПЕНКА.
1552 г. [сен­тяб­ря 1] — 1553 г. [авгу­ста 31]. — Дан­ная кн. Федо­ра Ива­но­ви­ча Пен­ки­на-Ухтом­ско­го с сыно­вья­ми Дмит­ри­ем, Миха­и­лом, Ники­той и Ива­ном иг. Кор­ни­ли­е­во-Комель­ско­го м-ря Лав­рен­тию на пуст. Дол­го­ру­ко­во и Кузь­ми­ще­во с пустт. [в Рома­нов­ском у. в Поше­хо­нье на Ухтоме]Уп.: ГАВО. Ф. 1260. Оп. 6. Д. 83. Л. 4.

22/10. КН. ПЁТР ФЕДОРОВИЧ

23/11. КН. ДМИТ­РИЙ ДАНИЛОВИЧ

24/11. КН. ДАНИ­ЛО УС ДАНИ­ЛО­ВИЧ (1506,1557)
дворов.сын-боярск. помещ.-Белоозеро-у.,Пошехонье-у. С:Дан.Ив. ВОЛ­КОВ. В 1550 г. сын П. А. Ухтом­ско­го Федор Пет­ро­вич Ухтом­ский занял 10 р. денег у кня­зя Д. Д. Ухтом­ско­го и «зало­жил свои дерев­ни вот­чинные», кото­ры­ми его пожа­ло­вал отец (3 деревни).АЮ, № 240. День­ги были возвра­щены в срок, так как пере­чис­лен­ные в заклад­ной гра­мо­те дерев­ни были про­да­ны в Кирил­лов мона­стырь в 1558—59 г. В 1556—57 г. князь Д. Д. Ухтом­ский с тре­мя сыно­вья­ми про­дал Кирил­ло­ву мона­сты­рю село Кар­по­в­ское с 17 дерев­ня­ми за 350 р. Сам князь ука­зы­ва­ет межи. Его вот­чи­на гра­ни­чи­ла с зем­ля­ми П. А. Ухтом­ского (село Никит­ское), кня­зя Васи­лия Прон­ско­го Рыби­на (село Ески­но), кня­зя Ива­на Угри­мо­ва (село Новин­ки), кня­зя Заха­ра Ива­но­ви­ча Лыс­ко­ва-Сугор­ско­го.[1557 г.февраля 1–28 — Куп­чая (про­даж­ная) кн. Дани­лы Дани­ло­ви­ча Ухтом­ско­го с сыно­вья­ми Дмит­ри­ем, Дани­лом и Ива­ном иг. Кирил­ло-Бело­зер­ско­го м-ря Мат­фею на с. Кар­по­в­ское с дерев­ня­ми и почин­ка­ми в Рома­нов­ском у. в Поше­хо­нье на Ухто­ме. [Подл.: ГКЭ. № 9685.Список: ОР РНБ. ОЛДП. Q.62. Л. 36–37, ОР РНБ. СПБ ДА. AI/17. Л. 137–138; ОР РНБ. ОСРК. Q.IV.113б. Л. 213–215; Архив СПб ИИ РАН. Ф. 260. Оп. 1. Д. 892. Л. 1–1 об.Публ.: Деболь­ский В. Н. Из актов и гра­мот Кирил­ло-Бело­зер­ско­го мона­сты­ря. № CCVII. С. 84–85 (по спис­ку XVII в.).] Позд­нее все эти кня­же­ские вла­де­ния попа­да­ют в руки Кирил­ло­ва мона­сты­ря. При­чи­ной успе­хов при­об­ре­та­тель­ской деятель­ности стар­цев явля­ет­ся отча­сти тяже­лое эко­но­ми­че­ское поло­же­ние кня­жеских фами­лий. 1557 г. фев­ра­ля 1–28 — Очи­щаль­ная запись кн. Дани­лы Дани­ло­ви­ча Ухтом­ско­го иг. Кирил­ло-Бело­зер­ско­го м-ря Мат­фею на про­дан­ное ему с. Кар­по­в­ское [в Рома­нов­ском у. в Поше­хо­нье на Ухтоме].Уп.: ГКЭ. № 9686; ОР РНБ. СПБ ДА. AI/17. Л. 149 об.; ОР РНБ. ОЛДП. Q.62. Л. 38 об., Архив СПб ИИ РАН. Ф. 260. Оп. 1. Д. 892. Л. 3.
1557 г. мая 30. — Разъ­ез­жая («обвод­ная гра­мо­та») кн. Дани­лы Дани­ло­ви­ча Ухтом­ско­го с сыно­вья­ми Дмит­ри­ем, Дани­лом и Ива­ном на с. Кар­по­в­ское Кирил­ло-Бело­зер­ско­го м-ря (в Рома­нов­ском у. в Поше­хо­нье на Ухто­ме.) [Подл.: ГКЭ. № 9686.Список: ОР РНБ. ОЛДП. Q.62. Л. 38 об. —45, ОР РНБ. СПБ ДА. AI/17. Л. 149 об. —153 об.; ОР РНБ. ОСРК. Q.IV.113б. Л. 217–227 об.; Архив СПб ИИ РАН. Ф. 260. Оп. 1. Д. 892. Л. 3–6 об.] 1557 г. апре­ля 16. — Пра­вая гра­мо­та суда рязан­ско­го дво­рец­ко­го кн. Васи­лия Андре­еви­ча Сиц­ко­го, с докла­да ц. Ива­ну IV, по делу кн. Дани­лы Дани­ло­ви­ча Ухтом­ско­го с иг. Кор­ни­ли­е­во-Комель­ско­го м-ря Фило­фе­ем о выку­пе вот­чи­ны кн. Васи­лия Федо­ро­ви­ча Ухтом­ско­го с. Бори­со­глеб­ско­го [в Поше­хо­нье на Ухтоме].Список: ГАВО. Ф. 520. Оп. 1. Д. 110. Л. 120–127; Д. 114. Л. 10–13; Д. 299. Л. 16–17 об.Публ.: Чер­ка­со­ва М. С. Архи­вы воло­год­ских мона­сты­рей и церк­вей XV–XVII вв. Иссле­до­ва­ние и опыт рекон­струк­ции. Волог­да, 2012. С. 495–498. № 3.
1558 г. сен­тяб­ря 14. — Разъ­ез­жая рома­нов­ско­го и поше­хон­ско­го выбор­но­го голо­вы и губ­но­го ста­ро­сты Алек­сея Гри­го­рье­ва сына Мура­но­ва зем­ле Кор­ни­ли­е­во-Комель­ско­го м-ря [с. Пого­ре­ло­ва] с зем­лей кн. Дани­лы Дани­ло­ви­ча Ухтом­ско­го с. Бори­со­глеб­ско­го в Рома­нов­ском у. в Поше­хо­нье на Ухтоме.Подл.: ГКЭ № 9687.
1565 г. сен­тяб­ря 1 — 1570 г.августа 31 — Духов­ная кн. Дани­лы Дани­ло­ви­ча Ухтом­ско­го. [Уп.: ОР РНБ. СПБ ДА. AI/17. Л. 143, 144.] 1559 г. октяб­ря 9–1561 г.августа 31 — Куп­чая кн. Дани­лы Дани­ло­ви­ча Ухтом­ско­го у кн. Гри­го­рия Ива­но­ви­ча Угри­мо­ва-Ухтом­ско­го на дд. Гор­ку, Дыла­но­во, Обе­ру­че­во и поч. Вакорино(предположительно).
1560 г. [сен­тяб­ря 1] — 1561 г. [авгу­ста 31] — Куп­чая (про­даж­ная) кн. Дани­лы Дани­ло­ви­ча Ухтом­ско­го иг. Кирил­ло-Бело­зер­ско­го м-ря Вас­си­а­ну на дд. Гор­ку, Дыла­но­во, Обе­ру­че­во и поч. Вако­ри­но [в Рома­нов­ском у. в Поше­хо­нье на Ухтоме].Подл.: ГКЭ № 9692.Список: ОР РНБ. СПБ ДА. AI/17. Л. 139 об. —140; ОР РНБ. ОСРК. Q.IV.113б. Л. 215 об. —217; ОР РНБ. ОЛДП. Q.62. Л. 37 об. —38 об.
1549 г. декаб­ря 1 — 1549 г.декабря 6 — Заклад­ная каба­ла кн. Федо­ра Пет­ро­ви­ча Ухтом­ско­го кн. Дани­ле Дани­ло­ви­чу Ухтом­ско­му на дд. Гри­бо­во, Кли­мов­ское и Вол­ко­во в Поше­хо­нье на Ухто­ме в 10 р. сро­ком на год. [Публ.: АЮ. № 240. С. 262–263 (по под­лин­ни­ку); РИБ. Т. 32. № 178. Стб. 311.] Село Кар­по­в­ское было самой восточ­ной вот­чи­ной сред­ней вет­ви Ухтом­ских. Его за 350 руб. в 1556–1557 гг. про­дал князь Дани­ил Дани­ло­вич Ухтом­ский с детьми Дмит­ри­ем, Дани­и­лом и Ива­ном. По куп­чей к селу тяну­ло 17 дере­вень. Деталь­ное опи­са­ние гра­ниц дает­ся в обвод­ной на эту вот­чи­ну, состав­лен­ной 30 мая 1557 г. от име­ни Дани­и­ла Дани­ло­ви­ча с сыно­вья­ми и при уча­стии мест­ных крестьян20. Гра­ни­цу вот­чи­ны кня­зья нача­ли про­во­дить от реки Коп­ши, дове­дя до реч­ки Пат­ры. Про­дан­ная Дани­и­лом Дани­ло­ви­чем вот­чи­на гра­ни­чи­ла с вла­де­ни­я­ми П.А. Ухтом­ско­го (сц. Ники­тин­ское), Кор­ни­лье­во-Комель­ско­го мона­сты­ря (дерев­ни Бала­ки­но (Бола­ки­на), Бела­ви­но (Бела­ви­на), Холм), В.Ф. Рыби­на-Прон­ско­го (с. Ески­но), И.И. Угри­мо­ва-Ухтом­ско­го (с. Новин­ки). За рекой Патрой рас­по­ла­га­лась вот­чи­на бра­тьев Игна­та и Федо­ра «Уша­ко­вых детей» Забо­лот­ских (с. Михай­лов­ское), а по реке Коп­ше шла гра­ни­ца с вот­чи­ной кн. З.И. Лыс­ко­ва-Согор­ско­го (сц. Яко­влев­ское). Из рас­смат­ри­ва­е­мой обвод­ной мы можем почерп­нуть ряд важ­ных све­де­ний. Напри­мер, то, что на севе­ре вот­чи­на Дани­и­ла Дани­ло­ви­ча гра­ни­чи­ла с вла­де­ни­я­ми млад­шей вет­ви Ухтом­ских (Пет­ра Алек­сан­дро­ви­ча), а на запа­де – с вот­чи­на­ми дру­гих пред­ста­ви­те­лей сред­ней ветви.

25.12. КН. ИВАН ИВА­НО­ВИЧ (1552,1557)

1552 — дворов.сын-боярск. помещ.-Белоозеро-у, отме­чен поме­той «не слу­жит и денег не имал». 1С:Ив.Ив. ВОЛ­КОВ. УГРИМ.
цен­тром вот­чи­ны Ива­на Ива­но­ви­ча Угри­мо­ва-Ухтом­ско­го было с. Новин­ки, при­чем зем­ли вот­чин бра­тьев Угри­мо­вых были смеж­ны­ми меж­ду собой.

26.12. КН. ГРИ­ГО­РИЙ ИВА­НО­ВИЧ УГРИ­МОВ (1557,1567)

помещ. 2С:Ив.Ив. ВОЛ­КОВ. УГРИМ.
цен­тром вот­чи­ны Гри­го­рия Ива­но­ви­ча Угри­мо­ва-Ухтом­ско­го было с. Ески­но, при­чем зем­ли вот­чин бра­тьев Угри­мо­вых были смеж­ны­ми меж­ду собой. Вто­рой кня­же­ской вот­чи­ной, пере­шед­шей в состав лати­фун­дии Кирил­ло-Бело­зер­ско­го мона­сты­ря, было с. Ески­но. Оно при­над­ле­жа­ло дво­ю­род­но­му бра­ту Дани­лы Дани­ло­ви­ча кня­зю Гри­го­рию Ива­но­ви­чу Угри­мо­ву-Ухтом­ско­му. Саму вот­чи­ну, состо­я­щую из села и деся­ти дере­вень, Гри­го­рий в 1551 г. в два при­е­ма зало­жил В.Ф. Рыби­ну-Прон­ско­му. По всей види­мо­сти, выку­пить заклад у Гри­го­рия Ива­но­ви­ча воз­мож­но­сти не появи­лось, а Васи­лию Прон­ско­му само­му через неко­то­рое вре­мя пона­до­би­лись день­ги. Поэто­му в фев­ра­ле 1559 г. Васи­лий Федо­ро­вич зало­жил Ески­но со все­ми дерев­ня­ми Кирил­ло-Бело­зер­ско­му мона­сты­рю, обя­зав­шись осво­бо­дить его до Верб­но­го вос­кре­се­нья (18 марта)31. Хотя пер­во­на­чаль­но у мона­стыр­ских вла­стей не было уве­рен­но­сти в необ­хо­ди­мо­сти окон­ча­тель­но­го при­об­ре­те­ния этой вот­чи­ны или воз­мож­но­сти закреп­ле­ния ее за собой (в очи­щаль­ной В.Ф. Прон­ский обя­зы­вал­ся отдать день­ги назад в мона­стырь, если «мона­сты­рю село не понадобитца»32), в бли­жай­шие несколь­ко меся­цев пере­ход вот­чи­ны в состав мона­стыр­ской лати­фун­дии был закреп­лен куп­чей и отвод­ной уже от име­ни Гри­го­рия Угримова33. Сто­и­мость ескин­ско­го ком­плек­са во всех трех слу­ча­ях соста­ви­ла три­ста руб­лей (Гри­го­рий Ухтом­ский зало­жил село и дерев­ни за 200 и 100 руб., Васи­лий Прон­ский зало­жил все вме­сте за 300 руб., за эту же сум­му вот­чи­ну яко­бы про­дал Гри­го­рий Ухтом­ский). Обвод­ная на с. Ески­но, состав­лен­ная Гри­го­ри­ем Угри­мо­вым в 1559 г. Хотя по сво­е­му объ­е­му она зна­чи­тель­но усту­па­ет обвод­ной на с. Кар­по­в­ское, инфор­ма­ции, извле­ка­е­мой из тек­ста, вполне доста­точ­но, что­бы уве­рен­но рекон­стру­и­ро­вать гра­ни­цу сере­ди­ны XVI в. и наме­тить место­по­ло­же­ние еще не лока­ли­зо­ван­ных кня­же­ских деревень.Поскольку обвод­ная состав­ля­лась в инте­ре­сах мона­сты­ря, а село Кар­по­в­ское на тот момент уже при­над­ле­жа­ло кирил­лов­ским стар­цам, то восточ­ная гра­ни­ца ескин­ской вот­чи­ны не опи­сы­ва­лась. Межа начи­на­лась у Пер­ши­на Почин­ка, шла рекой Патрой к рубе­жу с Патро­баль­ской воло­стью и овра­гу меж­ду кня­же­ской дерев­ней Окуль­це­во (Окуль­цо­во) и патро­баль­ской дерев­ней Вла­со­во. Затем гра­ни­ца шла меж­ду дерев­ня­ми Крас­ная Гри­ва и Олю­ги­на к Мосто­во­му овра­гу, «что у Опа­ри­на за полем», далее «про­шед мона­стырь Пре­чи­стые» за осек у Дора Ско­мо­ро­хо­ва, потом овра­гом вниз к реке Шал­ге, а Шал­гой вверх до овра­га, «что меж селом Ески­ным и Новинскою».

хх.12. КН. ВАСИ­ЛИЙ ИВА­НО­ВИЧ (1552,1560)

в 1552 дворов.сын-боярск. ПОМЕЩ.-Белоозеро-у. 2С:Ив.Ив. УГРИМОВ.

27.14. КН. ГРИ­ГО­РИЙ ФЕДО­РО­ВИЧ ХОЛУЕВ

Хх.14. КН. ВАСИ­ЛИЙ ФЕДО­РО­ВИЧ ХОЛУ­ЕВ (1539)
в 1539 вотч.-Пошехонье-у. С:Фед.Вас. ХОЛУИ.
ок. 1510 янва­ря 1 — 1515 г. фев­ра­ля 25 — Заклад­ная кн. Васи­лия Федо­ро­ви­ча Холу­е­ва-Ухтом­ско­го кн. Дани­ле Юрье­ви­чу Кем­ско­му вот­чи­ны в Поше­хо­нье на Ухто­ме в 47 рублях.
Уп.: ОР РНБ. СПБ ДА. AI/16. Л. 915.
1538 г. сен­тяб­ря 1 — 1539 г. авгу­ста 31 — Куп­чая (с отво­дом) кн. Алек­сандра Васи­лье­ви­ча Ухтом­ско­го у его пле­мян­ни­ка кн. Васи­лия Федо­ро­ви­ча Ухтом­ско­го на д. Воро­но­во с семью дерев­ня­ми [в Бело­зер­ском у.] в Поше­хо­нье [на Ухтоме].Публ.: АЮ. № 79. С. 122 (по под­лин­ни­ку); РИБ. Т. 32. № 141. Стб. 254–255.: ОР РНБ. ОЛДП. Q.62. Л. 34 об. —35об.; ОР РНБ. ОСРК. Q.IV.113б. Л. 203 об. —204 об.
ок. 1538 янва­ря 1 — 1547 г. июля 21 — Заклад­ная кн. Васи­лия Федо­ро­ви­ча Холу­е­ва-Ухтом­ско­го иг. Кор­ни­ли­е­во-Комель­ско­го м-ря [Лав­рен­тию] на с. Бори­со­глеб­ское с дд. в Бело­зер­ском уез­де (в Поше­хо­нье на Ухто­ме) в 100 р. [Уп.: Чер­ка­со­ва М. С. Архи­вы воло­год­ских мона­сты­рей и церк­вей XV–XVII вв. Иссле­до­ва­ние и опыт рекон­струк­ции. Волог­да, 2012. С. 496.] 1543 г. фев­ра­ля 25 — 1547 июля 21 — Духов­ная кн. Васи­лия Федо­ро­ви­ча Холу­е­ва-Ухтом­ско­го (явле­на ростов­ско­му епи­ско­пу Алек­сею 21 июля 1547 г.). [Спи­сок: ГАВО. Ф. 520. Оп. 1. Д. 114. Л. 10 об. —11 об. (вклю­чен­ный акт).Публ.: Чер­ка­со­ва М. С. Архи­вы воло­год­ских мона­сты­рей и церк­вей XV–XVII вв. Иссле­до­ва­ние и опыт рекон­струк­ции. Волог­да, 2012. С. 496. № 3 (вклю­чен­ный акт).] 1543 г. фев­ра­ля 25 — 1547 г. июля 21 — Дан­ная кн. Васи­лия Федо­ро­ви­ча Холу­е­ва-Ухтом­ско­го иг. Кор­ни­лье­во-Комель­ско­му мон. Лав­рен­тию на с. Бори­со­глеб­ское с дд. в Бело­зер­ском уез­де (в Поше­хо­нье на Ухто­ме). [Уп.: Чер­ка­со­ва М. С. Архи­вы воло­год­ских мона­сты­рей и церк­вей XV–XVII вв. Иссле­до­ва­ние и опыт рекон­струк­ции. Волог­да, 2012. С. 496. № 3.] 28.15. князь Пётр Алек­сан­дро­вич Ухтом­ский (1542,1567)
дворов.сын-боярск. помещ.-Белоозеро-у. вотч.-Пошехонье-у. С:Алдр.Вас. КОПРИЙ.
1542 — послух ряд­ная гра­мо­та 1542 г., состав­лен­ная от име­ни кня­ги­ни Марии Ива­нов­ны Согор­ской (урож­ден­ной Кемской):
1545 г. сен­тяб­ря 1 — 1546 г. авгу­ста 31 — Куп­чая кн. Миха­и­ла Ива­но­ви­ча Нащо­ки­на-Кем­ско­го у кн. Пет­ра Алек­сан­дро­ви­ча Ухтом­ско­го на д. Воро­но­во с семью дерев­ня­ми в Бело­зер­ском у. в Поше­хо­нье [на Ухтоме].Список: ОР РНБ. ОСРК. Q.IV.113б. Л. 204 об. —205.
В 1550 г. сын П. А. Ухтом­ско­го Федор Пет­ро­вич Ухтом­ский занял 10 р. денег у кня­зя Д. Д. Ухтом­ско­го и «зало­жил свои дерев­ни вот­чин­ные», кото­ры­ми его пожа­ло­вал отец (3 деревни).АЮ, № 240. День­ги были возвра­щены в срок, так как пере­чис­лен­ные в заклад­ной гра­мо­те дерев­ни были про­да­ны в Кирил­лов мона­стырь в 1558—59 г. В этом году князь Петр Алек­сан­дро­вич Ухтом­ский про­дал стар­цам село Ники­ти­но с 21 дерев­ней. Мона­стырь упла­тил за него боль­шую сум­му — 600 р. Инте­рес­но, что из обще­го чис­ла про­дан­ных дере­вень (21) три дерев­ни были зало­же­ны Ив. Гр. Забо­лот­ско­му в 30 р.[1558 [сен­тяб­ря 1] — 1559 г. [авгу­ста 31] — Заклад­ная кн. Пет­ра Алек­сан­дро­ви­ча Ухтом­ско­го Игна­тию Гри­го­рье­ви­чу Забо­лоц­ко­му на дд. Бисер­ко­во, Вол­ко­во, Тиви­ли­но и Холм [в Рома­нов­ском уез­де в Поше­хо­нье] на Ухто­ме в 30 руб. [сро­ком на год].Уп.: РИБ. Т. 32. № 212. Стб. 435]., одна­ко они так­же пере­хо­дят к Кирил­ло­ву мона­сты­рю. Веро­ят­но, полу­чив день­ги за вот­чину, князь П. А. Ухтом­ский отдал долг Забо­лот­ско­му. Об этом свиде­тельствует отпись послед­не­го в полу­че­нии им 30 р.[1559 г. [сен­тяб­ря 1] — 1560 г. [авгу­ста 31] — Отпись Игна­тия Гри­го­рье­ви­ча Забо­лоц­ко­го в полу­че­нии 30 руб. с кня­зя Пет­ра Алек­сан­дро­ви­ча Ухтом­ско­го за зало­жен­ные ранее дд. Бисер­ко­во, Холм, Тиви­ли­но и Вол­ко­во [в Рома­нов­ском уез­де в Поше­хо­нье] на Ухтоме.Публ.: РИБ. Т. 32. № 212. Стб. 435–436 (по под­лин­ни­ку).] В 1563 г. князь П. А. Ухтом­ский вме­сте с детьми Ива­ном и Федо­ром заня­ли у кня­зей Дмит­рия и Дани­лы Ухтом­ских 120 р. и зало­жи­ли в тех день­гах село Семе­нов­ское, 5 дере­вень. [1562 г. сен­тяб­ря 1 — 1563 г. июня 6 — Заклад­ная кн. Пет­ра Алек­сан­дро­ви­ча Ухтом­ско­го с детьми Федо­ром и Ива­ном кн. Дмит­рию и Дани­лу Дани­ло­ви­чам Ухтом­ским на с. Семе­нов­ское с дд. [в Рома­нов­ском у.] в Поше­хо­нье на Ухто­ме в 120 р.Публ.: АЮ. № 244. С. 265 (по под­лин­ни­ку); РИБ., Т. 32. № 219. Стб. 444–445.]. Князь сумел, види­мо, упла­тить день­ги, так как село Семе­нов­ское в том же году было зало­же­но в Кирил­лов мона­стырь. Князь П. А. Ухтом­ский занял у вла­стей Кирил­ло­ва мона­сты­ря 290 р. сереб­ра на год от собор­но­го вос­кре­се­нья, а зало­жил в тех день­гах село Семе­нов­ское с 13 дерев­ня­ми. [1563 г. сен­тяб­ря 1— 1564 г. фев­ра­ля 20 — Заклад­ная каба­ла кн. Пет­ра Алек­сан­дро­ви­ча Ухтом­ско­го с сыно­вья­ми кнн. Федо­ром и Ива­ном у кела­ря Кирил­ло-Бело­зер­ско­го м-ря Сели­ве­ст­ра на с. Семе­нов­ское с дд. [в Рома­нов­ском у.] в Поше­хо­нье на Ухто­ме в 290 р. сро­ком на год.Подл.: ГКЭ № 9697.Список: ОР РНБ. СПБ ДА. АI/17. Л. 216 — Л. 218.; ОР РНБ. ОСРК. Q.IV.113б. Л. 186–187; ОР РНБ. ОЛДП. Q.62. Л. 8–9.] Чуть поз­же князь дает поступ­ную запись на село на год. [1564 г. [фев­ра­ля 20] — 1564 г. [мая 9] 12 — Поступ­ная запись кн. Пет­ра Алек­сан­дро­ви­ча Ухтом­ско­го с сыно­вья­ми кнн. Федо­ром и Ива­ном кела­рю Кирил­ло-Бело­зер­ско­го м-ря Сели­ве­ст­ру на с. Семе­нов­ское с дд. [в Рома­нов­ском у.] в Поше­хо­нье на Ухто­ме сро­ком на год.Подл.: ГКЭ № 9695.Список: ОР РНБ. ОЛДП. Q.62. Л. 9–11 об.; ОР РНБ. ОСРК. Q.IV.113б. Л. 187 об. — 190.]. Этот заклад кирил­ловские мона­хи назы­ва­ют сво­ей «куп­лей». Это мы узна­ем из цар­ской гра­моты 1564 г. в Поше­хо­нье выбор­но­му ста­ро­сте Ива­ну Плюс­ко­ву и цело­вальникам, в кото­рой царь дает пра­во Кирил­ло­ву мона­сты­рю пла­тить с вновь при­куп­лен­ных дере­вень ямские и про­чие день­ги на Москве, а не ста­ро­стам и цело­валь­ни­кам. Сре­ди при­об­ре­тен­ных вновь земель назва­ны куп­лен­ные у кня­зя П. А. Ухтом­ско­го да у его детей Федо­ра и Ива­на «село Семе­нов­ское с дерев­ня­ми». Паш­ни в селе было 1 1/4 сохи да 1/4 сохи того же села была за Кор­ни­лье­вым мона­сты­рем. Стар­цы «при­ня­ли уча­стие» в тра­ге­дии семьи, и мы уви­дим, чем они кон­чат ее. Веро­ят­но, князь П. А. Ухтом­ский выку­пил село Семе­нов­ское из закла­да, но не надол­го. В фев­ра­ле 1566 г. он про­да­ет село Семе­нов­ское Кирил­ло­ву мона­сты­рю за 500 р. и дает обя­за­тель­ство выехать из вот­чи­ны вес­ной это­го же года. [1566 г. [фев­ра­ля 1–28]. — Куп­чая иг. Кирил­ло-Бело­зер­ско­го м-ря Кирил­ла у кн. Пет­ра Алек­сан­дро­ви­ча Ухтом­ско­го с детьми Федо­ром и Ива­ном на с. Семе­нов­ское с дд. в Рома­нов­ском у. в Поше­хо­нье на Ухтоме.Подл.: ГКЭ № 9698 (про­ти­вень мона­сты­ря), № 9699.Список: ОР РНБ. СПБ ДА. AI/17. Л. 171 об. —173; ОР РНБ. ОСРК. Q.IV.113б. Л. 190–192; ОР РНБ. ОЛДП. Q.62. Л. 1–5 об. 1566 г. [фев­ра­ля 1–28]. — Очи­щаль­ная запись кн. Пет­ра Алек­сан­дро­ви­ча Ухтом­ско­го иг. Кирил­ло-Бело­зер­ско­го м-ря Кирил­лу на с. Семе­нов­ское с дд. в Рома­нов­ском уез­де в Поше­хо­нье на Ухтоме.Список: ОР РНБ. СПБ ДА. AI/17. Л. 140–141 об.; ОР РНБ. ОСРК. Q.IV.113б. Л. 195–196 об. 1567 г. июля 30. — Отпись кн. Пет­ра Алек­сан­дро­ви­ча Ухтом­ско­го с детьми кнн. Федо­ром и Ива­ном в полу­че­нии денег за про­дан­ное иг. Кирил­ло-Бело­зер­ско­го м-ря Кирил­лу с. Семе­нов­ское с дд. в Рома­нов­ском у. в Поше­хо­нье на Ухтоме.Подл.: ГКЭ № 9701.]. Но послед­нее обя­за­тель­ство он не выпол­нил. Мона­стырь жало­вал­ся царю, что купи­ли они у кня­зя П. А. Ухтом­ско­го и у его сыно­вей Федо­ра и Ива­на вот­чи­ну, село Семе­нов­ское с дерев­ня­ми, «и князь Петр с детьми из тое вот­чи­ны вон не везут­ся и хлеб де яро­вой в трех дерев­нях паха­ли «силь­но». Царь при­ка­зы­ва­ет губ­но­му ста­ро­сте Гне­ва­ше­ву собрать людей и ехать в ту вот­чи­ну и выслать кня­зя Пет­ра с детьми «вон перед собою». [Архив ЛОИИ, Руко­пи­си Архео­гра­фи­че­ской комис­сии, № 112, стр. 412—416.].
[1553 г. сен­тяб­ря 1] — 1559 г. [авгу­ста 15] — Заклад­ная кн. Пет­ра Алек­сан­дро­ви­ча Ухтом­ско­го с сыном Ива­ном кн. Пет­ру Ива­но­ви­чу Дее­ву на сц. Ники­ти­но с дд. в Рома­нов­ском у. в Поше­хо­нье на Ухто­ме в 132 р.Уп.: ОР РНБ. ОСРК. Q.IV.113б. Л. 201 об. —202.
1558 г. [сен­тяб­ря 1] — 1559 г. [авгу­ста 15] — Куп­чая иг. Кирил­ло-Бело­зер­ско­го м-ря Фео­к­ти­ста у кн. Пет­ра Алек­сан­дро­ви­ча Ухтом­ско­го на сц. Ники­ти­но с дд. в Рома­нов­ском у. в Поше­хо­нье на Ухтоме.Подл.: ГКЭ № 9690.Список: ОР РНБ. СПБ ДА. AI/17. Л. 170–171 об.; Q.IV.113б. Л. 194–195; ОР РНБ. ОЛДП. Q.62. Л. 30–32.
1558 г. [сен­тяб­ря 1] — 1559 г. [авгу­ста 15] — Очи­щаль­ная запись кн. Пет­ра Алек­сан­дро­ви­ча Ухтом­ско­го иг. Кирил­ло-Бело­зер­ско­го м-ря Фео­к­ти­сту на про­дан­ное ему сц. Ники­ти­но с дд. в Рома­нов­ском у. в Поше­хо­нье на Ухтоме.Список: ОР РНБ. СПБ ДА. AI/17. Л. 138–139 об.; ОР РНБ. ОЛДП. Q.62. Л. 28–30; Q.IV.113б. Л. 192–194.
1558 г. [сен­тяб­ря 1] — 1559 г. [авгу­ста 15] — Запись кн. Пет­ра Алек­сан­дро­ви­ча Ухтом­ско­го, иг. Кирил­ло-Бело­зер­ско­го м-ря Фео­к­ти­сту с обя­за­тель­ством пере­дать ему, соглас­но сво­ей дан­ной и очи­щаль­ной запи­си сц. Ники­ти­но с дд. в Рома­нов­ском у. в Поше­хо­нье на Ухтоме.Подл.: ГКЭ № 9691.Список ОР РНБ. ОСРК. Q.IV.113б. Л. 197–200 об.
1559 г. мая 1 — 1559 г. авгу­ста 15 — Выпись кн. Пет­ра Алек­сан­дро­ви­ча Ухтом­ско­го иг. Кирил­ло-Бело­зер­ско­го м-ря Фео­к­ти­сту о соста­ве вот­чи­ны сц. Ники­ти­но, раз­ме­рах запаш­ки, сено­кос­ных уго­дий, дохо­да вот­чин­ни­ка и приказчика.Уп.: ГКЭ № 9691. Л. 1; ОР РНБ. ОСРК. Q.IV.113б. Л. 197.
1559 г. октяб­ря 6. — Разъ­ез­жая кн. Пет­ра Алек­сан­дро­ви­ча Ухтом­ско­го иг. Кирил­ло-Бело­зер­ско­го м-ря Фео­к­ти­сту на сц. Ники­ти­но с дд. с сосед­ни­ми вот­чи­на­ми [в Рома­нов­ском у. в Поше­хо­нье на Ухтоме].Подл.: ГКЭ № 9820.Список: ОР РНБ. СПБ ДА. АI/17 Л. 156–159; 159–162.

XXI поколение

29.16. КН. ИВАН ЮРЬЕВИЧ

Был вто­рым вое­во­дой в 5-м пол­ку левой руки в Казан­ском похо­де 1544г.
01.09.1575—31. 08.1576 — Дан­ная кн. Ива­на Юрье­ва сына Ухтом­ско­го иг. Кирил­ло-Бело­зер­ско­го м-ря Козь­ме на берег на реке на Ухто­ме под мель­ни­цу напро­тив д. Фомин­ской Береж­ной (в Рома­нов­ском у. в Поше­хо­нье на Ухто­ме). [Подл.: РГА­ДА Ф. 281 (далее ГКЭ). № 9702.Список: ОР РНБ. СПБ ДА. AI/17. Л. 142 об. —143.]

хх.16. КНЖ. МАРИЯ ЮРЬЕВНА

В 1561 г., сын кня­зя Пет­ра Иван Пет­ро­вич Ухтом­ский закла­ды­ва­ет вот­чин­ные дерев­ни за 30 р. сест­ре сво­ей Марии Юрьевне Ухтом­ской. День­ги взя­ты на 5 лет, «а выкуп­лю яз, князь Иван, тое свою вот­чи­ну у сест­ры у Марьи в ту пять лет, ино на мне на кня­зе Иване, взять сест­ре моей Марье по сво­ей каба­ле день­ги вдвое, 60 руб­лев». День­ги не были воз­вра­ще­ны.[1560 г. [сен­тяб­ря 1] — 1561 г. [мая 15] — Заклад­ная каба­ла кн. Ива­на Пет­ро­ви­ча Ухтом­ско­го его сест­ре (тро­ю­род­ной) Марии Юрье­вой доче­ри Ухтом­ско­го Федо­ро­вой жены Сови­на на д. Бисер­ко­во с дд. в Рома­нов­ском у. в Поше­хо­нье на Ухто­ме в 30 р. сро­ком на пять лет.Публ.: АЮ. № 242. С. 263–264 (по под­лин­ни­ку); РИБ., Т. 32. № 215. Стб. 439–440.]..

М., Федор Совин (†1561)

30.17. КН. ФЁДОР ПЕТРОВИЧ

Был вто­рым вое­во­дой з-го боль­шо­го пол­ка в Казан­ском похо­де 1544 г.

31.17. Борис Петрович.
Был пер­вым вое­во­дой п-го ерта­уль­но­го пол­ка в Полоц­ком похо­де 1550 г.

хх.17. КНЖ. МАРИЯ ПЕТРОВНА

М , КН. ОСИП КОН­СТАН­ТИ­НО­ВИЧ ШЕЛЕШПАНСКИЙ.

32.19. КН. МИХА­ИЛ НИКИ­ТИЧ (1562,1563)

помещ.-Пошехонье-у. С:Нкт.Ив.Сем-ча. Отли­чил­ся в 1550 г. при оса­де Дуб­ров­ны, изве­стен по пору­че­нию, дан­но­му ему во вре­мя полоц­ко­го похо­да (1550 г.) — отпра­вить­ся в Дуб­ров­ну для дей­ствий отту­да про­тив поляков.

хх.19. КН. ЮРИЙ НИКИ­ТИЧ (1552,1560)

в 1552 помещ. С:Нкт.Ив.

33/20. КН. ФЁДОР АНДРЕЕВИЧ

хх.20. КН. ВАСИ­ЛИЙ АНДРЕ­ЕВИЧ (1552,—156)

С:Анд. Ив.

33а.21. КН. ЗАХАР ФЕДОРОВИЧ

33б.21 КН. ИВАН ФЕДО­РО­ВИЧ УХТОМ­СКИЙ СОГОРСКИЙ

Носил Фами­лию Ухтом­ско­го Сугор­ско­го (Дво­ро­вая Тетрадь).

34а.24. КН. ДМИТ­РИЙ ДАНИ­ЛО­ВИЧ УСОВ (1552,1567) 

дворов.сын-боярск. помещ.-Белоозеро-у.1С:Дан.Дан. УС.
В 1556—57 г. князь Д. Д. Ухтом­ский с тре­мя сыно­вья­ми про­дал Кирил­ло­ву мона­сты­рю село Кар­по­в­ское с 17 дерев­ня­ми за 350 р. Сам князь ука­зы­ва­ет межи. Его вот­чи­на гра­ни­чи­ла с зем­ля­ми П. А. Ухтом­ско­го (село Никит­ское), кня­зя Васи­лия Прон­ско­го Рыби­на (село Ески­но), кня­зя Ива­на Угри­мо­ва (село Новин­ки), кня­зя Заха­ра Ива­но­ви­ча Лыскова-Сугор­ско­го.[1557 г.февраля 1–28 — Куп­чая (про­даж­ная) кн. Дани­лы Дани­ло­ви­ча Ухтом­ско­го с сыно­вья­ми Дмит­ри­ем, Дани­лом и Ива­ном иг. Кирил­ло-Бело­зер­ско­го м-ря Мат­фею на с. Кар­по­в­ское с дерев­ня­ми и почин­ка­ми в Рома­нов­ском у. в Поше­хо­нье на Ухто­ме. [Подл.: ГКЭ. № 9685.Список: ОР РНБ. ОЛДП. Q.62. Л. 36–37, ОР РНБ. СПБ ДА. AI/17. Л. 137–138; ОР РНБ. ОСРК. Q.IV.113б. Л. 213–215; Архив СПб ИИ РАН. Ф. 260. Оп. 1. Д. 892. Л. 1–1 об.Публ.: Деболь­ский В. Н. Из актов и гра­мот Кирил­ло-Бело­зер­ско­го мона­сты­ря. № CCVII. С. 84–85 (по спис­ку XVII в.).] Позд­нее все эти кня­же­ские вла­де­ния попа­да­ют в руки Кирил­ло­ва мона­сты­ря. При­чи­ной успе­хов при­об­ре­та­тель­ской деятель­ности стар­цев явля­ет­ся отча­сти тяже­лое эко­но­ми­че­ское поло­же­ние кня­жеских фами­лий. 

34б.24. КН. ИВАН ДАНИ­ЛО­ВИЧ УСОВ (1557, 1569) 

вотч.-Пошехонье-у. 3С:Дан.Дан. УС. В 1556—57 г. князь Д. Д. Ухтом­ский с тре­мя сыно­вья­ми про­дал Кирил­ло­ву мона­сты­рю село Кар­по­в­ское с 17 дерев­ня­ми за 350 р. Сам князь ука­зы­ва­ет межи. Его вот­чи­на гра­ни­чи­ла с зем­ля­ми П. А. Ухтом­ского (село Никит­ское), кня­зя Васи­лия Прон­ско­го Рыби­на (село Ески­но), кня­зя Ива­на Угри­мо­ва (село Новин­ки), кня­зя Заха­ра Ива­но­ви­ча Лыс­ко­ва-Сугор­ско­го.[1557 г.февраля 1–28 — Куп­чая (про­даж­ная) кн. Дани­лы Дани­ло­ви­ча Ухтом­ско­го с сыно­вья­ми Дмит­ри­ем, Дани­лом и Ива­ном иг. Кирил­ло-Бело­зер­ско­го м-ря Мат­фею на с. Кар­по­в­ское с дерев­ня­ми и почин­ка­ми в Рома­нов­ском у. в Поше­хо­нье на Ухто­ме. [Подл.: ГКЭ. № 9685.Список: ОР РНБ. ОЛДП. Q.62. Л. 36–37, ОР РНБ. СПБ ДА. AI/17. Л. 137–138; ОР РНБ. ОСРК. Q.IV.113б. Л. 213–215; Архив СПб ИИ РАН. Ф. 260. Оп. 1. Д. 892. Л. 1–1 об.Публ.: Деболь­ский В. Н. Из актов и гра­мот Кирил­ло-Бело­зер­ско­го мона­сты­ря. № CCVII. С. 84–85 (по спис­ку XVII в.).] Позд­нее все эти кня­же­ские вла­де­ния попа­да­ют в руки Кирил­ло­ва мона­сты­ря. При­чи­ной успе­хов при­об­ре­та­тель­ской деятель­ности стар­цев явля­ет­ся отча­сти тяже­лое эко­но­ми­че­ское поло­же­ние кня­жеских фамилий.
1569 г. cен­тяб­ря 1 — 1570 г.августа 31 — Куп­чая кн. Давы­да Андре­еви­ча Нащо­ки­на-Кем­ско­го у кнн. Дани­ла и Ива­на Дани­ло­ви­чей Ухтом­ских на с. Бори­со­глеб­ское Ста­рое с дд. Кисе­ле­во и Кли­мен­тье­во [в Рома­нов­ском у.] в Поше­хо­нье [на Ухтоме].Список: ОР РНБ. СПБ ДА. AI/17. Л. 143–143 об.; ОР РНБ. ОСРК. Q.IV.113б. Л. 209– 209 об.; ОР РНБ. ОЛДП. Q.62. Л. 22 об. —23 об.
1569 г.сентября 1 — 1570 г.августа 31 — Очи­щаль­ная запись (с отво­дом) кнн. Дани­ла и Ива­на Дани­ло­ви­чей Ухтом­ских кн. Дани­лу Андре­еви­чу Кем­ско­му на с. Бори­со­глеб­ское Ста­рое с дд. Кисе­ле­во и Кли­мен­тье­во [в Рома­нов­ском уез­де в Поше­хо­нье на Ухтоме].Список: ОР РНБ. СПБ ДА. AI/17. Л. 144–144 об.; ОР РНБ. ОСРК. Q.IV.113б. Л. 211–212.

34в.24. КН. ДАНИ­ИЛ ДАНИ­ЛО­ВИЧ УСОВ (1552,1567) 

дворов.сын-боярск. помещ.-Белоозеро-у. вотч.-Пошехонье-у.,Романов-у. 2С:Дан.Дан. УС.
В 1556—57 г. князь Д. Д. Ухтом­ский с тре­мя сыно­вья­ми про­дал Кирил­ло­ву мона­сты­рю село Кар­по­в­ское с 17 дерев­ня­ми за 350 р. Сам князь ука­зы­ва­ет межи. Его вот­чи­на гра­ни­чи­ла с зем­ля­ми П. А. Ухтом­ского (село Никит­ское), кня­зя Васи­лия Прон­ско­го Рыби­на (село Ески­но), кня­зя Ива­на Угри­мо­ва (село Новин­ки), кня­зя Заха­ра Ива­но­ви­ча Лыс­ко­ва-Сугор­ско­го.[1557 г.февраля 1–28 — Куп­чая (про­даж­ная) кн. Дани­лы Дани­ло­ви­ча Ухтом­ско­го с сыно­вья­ми Дмит­ри­ем, Дани­лом и Ива­ном иг. Кирил­ло-Бело­зер­ско­го м-ря Мат­фею на с. Кар­по­в­ское с дерев­ня­ми и почин­ка­ми в Рома­нов­ском у. в Поше­хо­нье на Ухто­ме. [Подл.: ГКЭ. № 9685.Список: ОР РНБ. ОЛДП. Q.62. Л. 36–37, ОР РНБ. СПБ ДА. AI/17. Л. 137–138; ОР РНБ. ОСРК. Q.IV.113б. Л. 213–215; Архив СПб ИИ РАН. Ф. 260. Оп. 1. Д. 892. Л. 1–1 об.Публ.: Деболь­ский В. Н. Из актов и гра­мот Кирил­ло-Бело­зер­ско­го мона­сты­ря. № CCVII. С. 84–85 (по спис­ку XVII в.).] Позд­нее все эти кня­же­ские вла­де­ния попа­да­ют в руки Кирил­ло­ва мона­сты­ря. При­чи­ной успе­хов при­об­ре­та­тель­ской деятель­ности стар­цев явля­ет­ся отча­сти тяже­лое эко­но­ми­че­ское поло­же­ние кня­жеских фамилий.
1569 г. cен­тяб­ря 1] — 1570 г. [авгу­ста 31] — Куп­чая кн. Давы­да Андре­еви­ча Нащо­ки­на-Кем­ско­го у кнн. Дани­ла и Ива­на Дани­ло­ви­чей Ухтом­ских на с. Бори­со­глеб­ское Ста­рое с дд. Кисе­ле­во и Кли­мен­тье­во [в Рома­нов­ском у.] в Поше­хо­нье [на Ухтоме].Список: ОР РНБ. СПБ ДА. AI/17. Л. 143–143 об.; ОР РНБ. ОСРК. Q.IV.113б. Л. 209– 209 об.; ОР РНБ. ОЛДП. Q.62. Л. 22 об. —23 об.
1569 г.сентября 1 — 1570 г.августа 31 — Очи­щаль­ная запись (с отво­дом) кнн. Дани­ла и Ива­на Дани­ло­ви­чей Ухтом­ских кн. Дани­лу Андре­еви­чу Кем­ско­му на с. Бори­со­глеб­ское Ста­рое с дд. Кисе­ле­во и Кли­мен­тье­во [в Рома­нов­ском уез­де в Поше­хо­нье на Ухтоме].Список: ОР РНБ. СПБ ДА. AI/17. Л. 144–144 об.; ОР РНБ. ОСРК. Q.IV.113б. Л. 211–212.

35.26. КН. ПЁТР ГРИГОРЬЕВИЧ

36.28. КН. ФЁДОР ПЕТ­РО­ВИЧ (1550,1567) 

вотч.-Пошехонье-у.,Романов-у. 4С:Петр.Алдр. В 1550 г. сын П. А. Ухтом­ско­го Федор Пет­ро­вич Ухтом­ский занял 10 р. денег у кня­зя Д. Д. Ухтом­ско­го и «зало­жил свои дерев­ни вот­чин­ные», кото­ры­ми его пожа­ло­вал отец (3 деревни).АЮ, № 240. День­ги были возвра­щены в срок, так как пере­чис­лен­ные в заклад­ной гра­мо­те дерев­ни были про­да­ны в Кирил­лов мона­стырь в 1558—59 г. 

37.28. КН. ИВАН ПЕТРОВИЧ

1568/69 — В Едом­ской же воло­сти, что были дерев­ни чер­ные, а ныне роз­да­ны в поме­стье. За кня­зем Ива­ном за княж Пет­ро­вым сыном Ухтом­ско­го. Дрв Харин­ское. Дрв При­быт­ко­во Треб­ни­ко­во. Пус Косты­ле­во. 7. В 1561 г., сын кня­зя Пет­ра Иван Пет­ро­вич Ухтом­ский закла­ды­ва­ет вот­чин­ные дерев­ни за 30 р. сест­ре сво­ей Марии Юрьевне Ухтом­ской. День­ги взя­ты на 5 лет, «а выкуп­лю яз, князь Иван, тое свою вот­чи­ну у сест­ры у Марьи в ту пять лет, ино на мне на кня­зе Иване, взять сест­ре моей Марье по сво­ей каба­ле день­ги вдвое, 60 руб­лев». День­ги не были воз­вра­ще­ны.[1560 г. [сен­тяб­ря 1] — 1561 г. [мая 15] — Заклад­ная каба­ла кн. Ива­на Пет­ро­ви­ча Ухтом­ско­го его сест­ре (тро­ю­род­ной) Марии Юрье­вой доче­ри Ухтом­ско­го Федо­ро­вой жены Сови­на на д. Бисер­ко­во с дд. в Рома­нов­ском у. в Поше­хо­нье на Ухто­ме в 30 р. сро­ком на пять лет.Публ.: АЮ. № 242. С. 263–264 (по под­лин­ни­ку); РИБ., Т. 32. № 215. Стб. 439–440.] 1563 г. [июля 20] — 1563 г. [июля 31] — Заклад­ная каба­ла кн. Ива­на Пет­ро­ви­ча Ухтом­ско­го слу­ге Кирил­ло-Бело­зер­ско­го м-ря Бори­су Семе­но­ву сыну Суб­бо­ти­на на дд. Евла­ше­ву и Гаври­но в Рома­нов­ском у. в Поше­хо­нье на Ухто­ме в 60 руб. сро­ком на полгода.Список ОР РНБ. ОСРК. Q.IV.113б. Л. 252 об. —253 об.
1563 г. [июля 31] — 1563 г. [авгу­ста 31] — Очи­щаль­ная запись кн. Ива­на Пет­ро­ви­ча Ухтом­ско­го слу­ге Кирил­ло-Бело­зер­ско­го Бори­су Семе­но­ву сыну Суб­бо­ти­ну на дд. Евла­ше­во и Гаври­но [в Рома­нов­ском у. в Поше­хо­нье на Ухтоме].Список: ОР РНБ. ОСРК. Q.IV.113б. Л. 254–255 об.

Хх.28. КН. ВЛА­ДИ­МИР ПЕТ­РО­ВИЧ БОЛЬ­ШОЙ (1557)

в 1557 помещ. 1С:Петр.Алдр.

хх.28. КН. ВЛА­ДИ­МИР ПЕТ­РО­ВИЧ МЕНЬ­ШОЙ (1560?)

помещ. С:Петр Алдр.

хх.28. КН. МИХА­ИЛ ПЕТ­РО­ВИЧ (1561,1562)

вотч.-Пошехонье-у. 2С:Петр.Алдр.

XXII поколение

38.29. КН. ТИМО­ФЕЙ ИВА­НО­ВИЧ (1585,1611)

моск.двн.(1611) дворов.сын-боярск.вотч.-Пошехонье-у. С:Ив.Юр.Сем-ча
1584 г.сентября 1 — 1585 г.августа 31 — Жало­ван­ная гра­мо­та ц. Федо­ра Ива­но­ви­ча кн. Тимо­фею Ива­но­ви­чу Ухтом­ско­му на его родо­вую вот­чи­ну сц. Васи­льев­ское на рч. Взде­ри­но­ге с дерев­ня­ми и пустт. в Ухтом­ской вол. Поше­хон­ско­го у. [Уп.: РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 12574. Л. 1466 об., 1467.] 

39.30. КН. МИХА­ИЛ ФЕДО­РО­ВИЧ (1604,1613)

1С:Фед.Петр.Сем-ча. помещ.-Пошехонье-у.
В 1605 г., направ­лен­ный с костром­ской дру­жи­ной в Кара­чев, занял долж­ность голо­вы у наряда
(началь­ни­ка артил­ле­рии) в отря­де у кня­зя Баря­тин­ско­го. 1608 — Гра­мо­та царя Васи­лия Ива­но­ви­ча Шуй­ско­го на Вят­ку М. Ѳ. Ухтом­ско­му, объ отда­чѣ на оброкъ дика­го раме­нья, поко­совъ и рыб­ной лов­ли Чепец­ной Кре­сто­воз­дви­жен­ской пусты­ни (стар­цу Гурію) 1608 г. фев­ра­ля 25. В 1609-1610 г. был вое­во­дой в Вятке

Ж., ИНО­КА МАРИ­МЬЯ­НА (1605).

40.30. КН. ЗАХА­РИЙ ФЕДОРОВИЧ 

41.31. КН. ИВАН ВОРО­НА БОРИСОВИЧ

42.31. КН. ОСИП БОРИСОВИЧ

хх.31. КН. БОРИС БОРИ­СО­ВИЧ (*1581, 1596)

С:Бор.Петр.сын-боярск. помещ.-Пошехонье-у
1596 — новик по Поше­хо­нью 200 четей…..Десятня нови­ков, повер­стан­ных в 1596 году.

43.32. КН. ДМИТ­РИЙ МИХАЙ­ЛО­ВИЧ (1603,1615)

1С:Мих.Нкт.Ив-ча. В 1613— 1615 гг. был вое­во­дой в Пошехонье.

Ж. 1-я, N.

Ж. 2-я, КСЕНИЯ.

44.32. КН. ГРИ­ГО­РИЙ МИХАЙ­ЛО­ВИЧ (1606,1650)

стольник(1650) моск.двн.(1627,1646) 2С:Мих.Нкт.Ив-ча.
Дво­ря­нин мос­ков­ский Гри­го­рий Михай­ло­вич за оса­ду 1606¬1610 гг. Полу­чил две вот­чи­ны в Поше­хон­ском уез­де: — в Улом­ской вол. — дерев­ни, 8 четв., 2 дв.; в Ухор­ском ст. — дерев­ня, 67 четв., 6 дв
В 1630— 1633г. — так­же как и его стар­ший брат был вое­во­дой в Пошехонье.

Ж., (1648) …… Пет­ров­на Голочелова.

45.32. КН. ДАНИ­ЛО МИХАЙ­ЛО­ВИч (1606,1635)

моск.двн.(1627,1635) вотч.-Вологда-у.,Пошехонье-у. зС:Мих.Нкт.Ив-ча
дво­ря­нин мос­ков­ский Дани­ла Михай­ло­вич за оса­ду 1606-1610 гг. Полу­чил вот­чи­ну в Шиго­рош­ской вол. Поше­хон­ско­го уез­да — село, пусто­ши, 58 четв. и за оса­ду 1618 г. — в Ку6енской вол. Воло­год­ско­го уез­да — дерев­ни, 110 четв., 12 дв.

46.32. КН. ИВАН МИХАЙЛОВИЧ

47.33. КН. АНДРЕЙ ФЕДОРОВИЧ

48.33. КН. БОРИС ФЕДОРОВИЧ

1618 — вла­дел про­жи­точ­ным поме­стьем вдо­вы Васи­лия Баш­ма­ко­ва, Феодосьи.
1651 — постригся

48а.33б. КН. ИВАН ИВА­НО­ВИЧ (1610,1618) 

вотч.помещ.-Пошехонье-у. помещ.-Ярославль-у.
1С:Ив.Фед. Уезд­ные дво­ряне Иван и Гри­го­рий Ива­но­ви­чи вла­де­ли родо­вой вот­чи­ной в Ухтом­ской вол. Поше­хон­ско­го уез­да — сель­цо, 54 четв., 4 дв. (нача­ло 17в.)

48б.33б. КН. ГРИ­ГО­РИЙ ИВА­НО­ВИЧ (1610,1618) 
помещ. 2С:Ив.Фед. Уезд­ные дво­ряне Иван и Гри­го­рий Ива­но­ви­чи вла­де­ли родо­вой вот­чи­ной в Ухтом­ской вол. Поше­хон­ско­го уез­да — сель­цо, 54 четв., 4 дв. (нача­ло 17в.)

хх.34а. КН. ЮРИЙ ДМИТРИЕВИЧ

1570 г. мая 20— 1570 г.мая 29 — Заклад­ная кн. Юрия Дмит­ри­е­ви­ча Ухтом­ско­го кн. Давы­ду Андре­еви­чу Нащо­ки­ну-Кем­ско­му на д. Игум­но­во и выть д. Кли­мен­тье­во [с. Бори­со­глеб­ское в Рома­нов­ском у. в Поше­хо­нье на Ухто­ме] в 20 руб. сро­ком на год.Список: ОР РНБ. СПБ ДА. AI/17. Л. 144 об. — Л. 145 об.; ОР РНБ. ОСРК. Q.IV.113б. Л. 210–210 об.; ОР РНБ. ОЛДП. Q.62. Л. 26–26.

Хх.34в. КН. ГРИ­ГО­РИЙ ДАНИ­ЛО­ВИЧ (1616) 

в 1616 жилец, мос­ков­ский помещик.

хх.34в. КН. ТИМО­ФЕЙ ДАНИ­ЛО­ВИЧ (1604) 

в 1604 дворов.сын-боярск. помещ.-Пошехонье-у.
С:Дан.Дан.

53.35. КН. ВАСИ­ЛИЙ ПЕТРОВИЧ

54.35. КН. ДАНИ­ЛО ПЕТРОВИЧ 

55.35. КН. ИВАН ПЕТРОВИЧ

XXIII поколение

56.38. КН. ИВАН ТИМОФЕЕВИЧ.

25.04.1615 — по гра­мо­те царя Миа­и­ла Федо­ро­ви­ча ото­бра­ны поме­стья и вот­чи­ны за неуча­стие в похо­де с царем к Москве.
Был вое­во­дой в Вят­ке в 1648—1649 гг, а затем в Волог­де в 1654 г. 1654 авг.8 — Наказ­ная память воло­год­ско­го вое­во­ды Ива­на Тимо­фе­е­ви­ча Ухтом­ско­го архи­епи­скоп­ским при­каз­ным Васи­лию Гри­го­рье­ви­чу Дани­ло­ву-Дом­ни­ну с това­ри­ща­ми о выбо­ре в архи­епи­скоп­ских вот­чи­нах из «доб­рых и про­жи­точ­ных» людей, про­мыш­ляв­ших тор­го­вы­ми дела­ми, оклад­чи­ков для сбо­ра 10-й день­ги, при­сыл­ке их в съез­жую избу с поруч­ны­ми запи­ся­ми. При­ло­же­на ч/в печать вое­во­ды. Л.1 вет­хий. [Гос. архив Воло­год­ской обла­сти. Фонд № 1260 опись № 1д.1190].
Дво­ря­нин мос­ков­ский Иван Тимо­фе­е­вич имел две родо­вых вот­чи­ны в Тихо­тине cт. Юрьев­ско­гоo уез­да: село, 185 четв., 5 дв.; 40 четв. пусто­шей. за оса­ду 1618 г. полу­чил вот­чи­ну в Ухтом­ской вол. Поше­хон­ско­го уез­да — сель­цо, пусто­ши, 80 четв., 4 дв.

57.38. КН. МАТ­ВЕЙ ТИМОФЕЕВИЧ

1627 — дво­ря­нин мос­ков­ский. 1629 — послан в Волуй­ки в чис­ле дво­рян мос­ков­ских для посоль­ско­го раз­ме­на с крымцами.
Дво­ря­нин мос­ков­ский Мат­вей Тимо­фе­е­вич вла­дел родо­вой вот­чи­ной в Ухтом­ской вол. Поше­хон­ско­го уез­да, кото­рую его отец купил у сво­е­го бра­та в 1585 г. — сель­цо, дерев­ни, пусто­ши, 75 четв., 9 дв., за оса­ду 1618 г. пожа­ло­ван вот­чи­ной в Век­сиц­ком ст. Ростов­ско­го уез­да — село, 50 четв., 14 дв.

58.39. КН. ПЁТР МИХАЙ­ЛО­ВИЧ (1618,1654)

пер­вый сын кн. Миха­и­ла Федо­ро­ви­ча Ухтом­ско­го и ин. Маре­мья­ны; моск.двн.(1627,1643) воев.Кашира(1636-1638) воев.Мангазея (1643-1646) воев.Владимира (1654)
Дво­ря­нин мос­ков­ский Петр Михай­ло­вич в Ухор­ском ст. Поше­хон­ско­го уез­да имел вот­чи­ну, куп­лен­ную у бра­та Д.М.Ухтомского, — 26 четв. пустошей.

Ж., ИН. СОФИЯ.

59.39. КН. ДАНИ­ЛО МИХАЙ­ЛО­ВИЧ (1628)

вто­рой сын кн. Миха­и­ла Федо­ро­ви­ча Ухтом­ско­го и ин. Маремьяны.

Без­де­тен.

60.39. КН. ЮРИЙ МИХАЙ­ЛО­ВИЧ (1625, †1647)

3С:Мих.Фед.; пат­ри­ар­ший столь­ник с 1627 г, моск.стряпчий (1636-,1646), моск.двн.(1646-после) патр.стольник (1627,1629), цар­ский стряп­чий в 1636— 1640 гг., затем вое­во­да в Коломне в 1643.
1638 — г. Цер­ковь Пре­по­доб­но­го Сер­гия, «что в Ста­рых Сереб­ря­ни­ках», «на Пет­ров­ке у Тру­бы», «в Кра­пив­ни­ках», извест­на по доку­мен­там с 1625 года. В изда­нии «Мос­ков­ский Некро­поль» ука­зы­ва­ет­ся, что в XVI, XVII и XVIII веках кня­зья Ухтом­ские погре­ба­лись в церк­ви Сер­гия на Тру­бе. в «Пере­пис­ной кни­ге г. Моск­вы 1638 года» у Сер­гия Чудо­твор­ца Ста­рых Сереб­ре­ни­ков запи­са­но уже 54 дво­ра в при­хо­де. В том чис­ле, двор стряп­че­го кня­зя Юрья княж Михай­ло­ва сына Ухтомского

Ж. 1-я, N.

Ж. 2-я, МАРИЯ.

61.40. КН. ПЁТР ЗАХА­РЬЕ­ВИЧ (1630)

в 1630 дво­ров. сын-боярск.?-Пошехонье-у. 1С: Захар. Фед.Петр-ча.1630 — оклад­чик в Пошехонье.

62.40. КН. ВАСИ­ЛИЙ ЗАХА­РО­ВИЧ (1621,1648)

помещ.-Пошехонье-у. 2С:Захар.Фед.Петр-ча
1648 — В 1648 г. на лет­нем зем­ском собо­ре реше­но было для «госу­да­ре­ва и зем­ско­го вели­ко­го дела» выбрать из мос­ков­ских чинов по два чело­ве­ка из чина, а из горо­до­вых дво­рян и детей бояр­ских по два чело­ве­ка из «горо­да» (из боль­ших горо­дов) и по чело­ве­ку из «меньших».в Поше­хо­нье были выбра­ны князь Васи­лий княж Федо­ров сын Шеле­шпан­ский и князь Васи­лий княж Заха­рьев сын Ухтом­ский. Участ­ни­ки собо­ра не полу­ча­ли денеж­ное жало­ва­нье у раз­бо­ра со сво­им «горо­дом», а полу­чи­ли его в Москве, «пото­му что они на Москве от наше­го и от зем­ско­го дела не отде­ла­ли­ся», раз­бор­щи­кам в Яро­слав­ле и Костро­ме пове­ле­ва­лось не спра­ши­вать их у раз­бо­ра и не допра­ши­вать про них окладчиков.

63.41. СТЕ­ПАН ИВА­НО­ВИЧ (1654,—1659.06.28,под Конотопом)

моск.стряпчий(1658) вотч.-Пошехонье-у. 1С:Ив.Бор. BOPOHA.?-1660. Он и его бра­тья князья
Гри­го­рий и Борис погиб­ли в 1660г. в бит­ве под Конотопом

64.41. ГРИ­ГО­РИЙ ИВА­НО­ВИЧ (—1659.06.28,под Конотопом)

поме­щик, 2С:Ив.Бор. ВОРОНА,

65.41. БОРИС ИВА­НО­ВИЧ (?-1660)
(—1659.06.28, под Конотопом) 

сын-боярск., помещ. 3С:Ив.Бор. ВОРОНА

Ж., ЕЛЕ­НА.

66.42. СЕМЁН ОСИПОВИЧ

В 1667 не ста­ло дома.

67.43. ГРИ­ГО­РИЙ ДМИТРИЕВИЧ

68.43. ВАСИ­ЛИЙ ДМИТ­РИ­Е­ВИЧ (1603—,1676)

моск.двн.(1643, 1676) моск.жилец.(1618-1б43) 1С:Дм.Мих.Нкт-ча

69.43. ФЁДОР ДМИТРИЕВИЧ

70.44. ГРИ­ГО­РИЙ ГРИ­ГО­РЬЕ­ВИЧ (1623—,1678)

моск.жилец.(1638-,1643) моск.двн.(1678) столь­ник с 1694г.

вотч.-Пошехонье-у.(Вольск.-вол.): д.Опалиха, (Уломск,-вол.): д.3аречье, (Ухра-ст.): д.Крестцы С:Григ.Мих.Нкт-ча

Ж., 1649, ФЕО­ДО­РА ВАСИ­ЛЬЕВ­НА ЯЗЫКОВА.

71.45. АНДРЕЙ ДАНИ­ЛО­ВИЧ (1646,1659)

дворов.сын-боярск.вотч.-Вологда-у., Поше­хо­нье-у. С:Дан.Мих.
1660 — доб­лест­но сра­жав­ший­ся в 1660 г. под Коно­то­пом, тяже­ло­ра­нен­ным был взят в плен

хх.45. УЛЬЯ­НА ДАНИЛОВНА

М., 1649, ТИМО­ФЕЙ СЕМЕ­НО­ВИЧ ТОЛБУЗИН.

72.48. ИВАН БОРИ­СО­ВИЧ (1659,1678)

вотч.-Пошехонье-у. 2С:Бор.Фед. :Капи­та­ли­на. 1659, в бою под Коно­то­пом ранен «…по пра­вой руке под мышку…»

Ж., АГРА­ФЕ­НА ИВА­НОВ­НА КУЧЕЦКАЯ.

хх.48. КАПИ­ТО­ЛИ­НА БОРИСОВНА

М., ТРИ­ФОН ИВА­НО­ВИЧ КУЧЕЦКИЙ.

72а.48. КН. АЛЕК­САНДР БОРИ­СО­ВИЧ (†13.06.1659, под Голтвою)

помещ. убит в бою с поля­ка­ми 13 июня 1659 под Голт­вою за 2 неде­ли до бит­вы под 1С:Бор.Фед.Анд-ча

Ж., 19.01.1652, Дарья, в 1-м бра­ке за Три­фо­ном Ива­но­ви­чем Кучецким.

74.5. ПЁТР СЕМЕНОВИЧ

XXIV поколение

75.56. СТЕ­ПАН ИВА­НО­ВИЧ (1667, † 1692/1703)

моск.стряпчий(1667-,1686) вотч.-Пошехонье-у.,Ростов-у.,Рязань-у.,Юрьев-у. 1С:Ив.Тим.Ив-
ча Стряп­чий в 1667— 1686 гг., столь­ник с 1692 г.
1678 — князь Сте­пан Ива­нов сын Ухтом­ский под Чиги­ри­ным ранен в пра­вую ногу выше коле­на постре­лен из лука …..
1706-01-01В драгунех.118
1708-01-01Ис под креста.109
1709-01-01В драгунех.116
1710-01-01 В драгунех.

Ж., МАТ­РЕ­НА ИВА­НОВ­НА, в 1703 вдова

76.56. МИХА­ИЛ ИВА­НО­ВИЧ (1663,1692).

2С:Ив.Тим. Столь­ник с 1692 г.

Ж., ФЕДО­РА CEP­ГЕ­ЕВ­НА МАЛО­ГО 1663 прид.вотч.-Ростов-у.

77.56. АНДРЕЙ ИВА­НО­ВИЧ (ЕГОР).

Столь­ник с 1692 г. (1686,1692) помещ. без­детн. 3С:Ив.Тим.Ив-ча

78.57. РОМАН МАТ­ВЕ­Е­ВИЧ (1646,1676)

столь­ник (1649,1б76) дворов.сын-боярск.вотч.-Ростов-у.,Пошехонье-у. С:Матв.Тим.Ив-ча
О Век­сиц­ком стане Ростов­ский у. же встре­ча­ют­ся сле­ду­ю­щие упо­ми­на­ния:- кня­зьям Ухтом­ским (Рома­ну Мат­ве­е­ви­чу, потом Ива­ну Рома­но­ви­чу) при­над­ле­жа­ло село Ине­ры (веро­ят­но, там была цер­ковь, если это село, каких-либо упо­ми­на­ний об этом, мне, напри­мер, не известно)

79.58. ГРИ­ГО­РИЙ ПЕТ­РО­ВИЧ (1643)

моск. жилец.(1643) 1С:Петр.Мих. :София/ин.

80.58. ФЁДОР ПЕТ­РО­ВИЧ (1643, —1650.10.09/58)

столь­ник (1650) моск.жилец.(1643), 2С:Петр.Мих. :София/ин.

без­детн.

Ж., ДАРЬЯ кнг. (1658,1674) вдо­ва ~к.Фед. Ухтом­ский ~~Парфен.Павл. Сомов
(вто­рой муж Пар­фе­ний Пав­ло­вич Сомов)

81.58. ИВАН ПЕТРОВИЧ

82.60. ВАСИ­ЛИЙ ЮРЬЕ­ВИЧ (1651,1678)

моск.стряпчий(1658-), столь­ник (1676) воев.Пусторжев(16) вотч.-Владимир-у.,Кострома-у.,Рязань-у. 1С:Юр.Мих. :Мария
1710 ГОД: ПЕРЕ­ПИС­НАЯ КНИ­ГА ВЛА­ДИ­МИР­СКО­ГО УЕЗ­ДА ПЕРЕ­ПИ­СИ АЛЕК­СЕЯ МАК­СИ­МО­ВИ­ЧА ТРЕГУБОВА(л.775) Гус­кой воло­сти маео­ра Ива­на Сте­фа­но­ва сына Юшко­ва села Кур­мо­на … а в пере­пис­ных кни­гах 186-го году за столь­ни­ком за князь Васи­льем княж Юрье­вым сыном Ухтом­ским в дерев­ни Шуль­ги­ной … да в вот­чине за Федо­ром Андре­евым сыном Все­во­лож­ским в пол­се­ле Кур­моне … доста­лись столь­ни­ку Ники­те Федо­ро­ву сыну Юшко­ву а по поступ­ке Ники­ты Юшко­ва ныне за пле­мян­ни­ком ево за Ива­ном Юшковым …
1646 — про­сил об осво­бож­де­нии от служ­бы на Лив­нах по бед­но­сти сво­ей и неиме­нии вот­чин и поместий.
1658 — Князь Васи­лей княж Юрьев сын Ухтом­ской. 257 В бояр­ской кни­ге 155-го году оклад ему с при­да­ча­ми помес­ной 800 чети, денег из Чети 43 руб­ли. Да за служ­бы 172-го и 173-го году при­да­чи сто трит­цать чети, денег девять рублев.

Ж. 1-я, ДАРЬЯ РОМА­НОВ­НА Неплю­е­ва (1661) помещ. НЕПЛЮ­ЕВ. :Евфи­мия.

Ж. 2-я, МАРИЯ ФЕДО­РОВ­НА ЮШКО­ВА, во 2 бра­ке за Андре­ем Федо­ро­ви­чем Всеволожским.

83.60. МИХА­ИЛ-ВАР­ФО­ЛО­МЕЙ ЮРЬЕ­ВИЧ (1658,- 1696)

столь­ник (1660,1676), 2С:Юр.Мих. :Мария.1689 — вме­сте с бра­том Ива­ном при­ло­жил коло­кол к церк­ви Св. Пр. Сер­гия в Кра­пив­ках в Москве.

Ж., МАРИЯ ИВА­НОВ­НА СТЕ­НИ­НА (†09.01.1706) , в 1 бра­ке (1670) за Дмит­ри­ем Васи­лье­ви­чем Михал­ко­вым ( ум 26.01.1684)

84.60. ПЁТР ЮРЬЕ­ВИЧ ( †1678,под Чигирином)

моск.стряпчий (1658) 3С:Юр.Мих. :Мария.
1678 — умер от раны, полу­чен­ной при оса­де Чиги­ри­на в 1678 г.

85.60. ИВАН ЮРЬЕ­ВИЧ (?-1692)

1658 — стряп­чий при при­е­ме царя Тей­му­ра­за. 1660 — при при­е­ме царе­ви­ча Нико­лая ста­вил есть перед боярами
1690 — Околь­ни­чий с 1690 г.
1688 — Цер­ковь Пре­по­доб­но­го Сер­гия, «что в Ста­рых Сереб­ря­ни­ках», «на Пет­ров­ке у Тру­бы», «в Кра­пив­ни­ках», извест­на по доку­мен­там с 1625 года. В изда­нии «Мос­ков­ский Некро­поль» ука­зы­ва­ет­ся, что в XVI, XVII и XVIII веках кня­зья Ухтом­ские погре­ба­лись в церк­ви Сер­гия на Тру­бе. в «Пере­пис­ной кни­ге г. Моск­вы 1638 года» у Сер­гия Чудо­твор­ца Ста­рых Сереб­ре­ни­ков запи­са­но уже 54 дво­ра в при­хо­де. В том чис­ле, двор стряп­че­го кня­зя Юрья княж Михай­ло­ва сына Ухтом­ско­го. В насто­я­щее вре­мя на север­ной стене при­де­ла Пре­по­доб­но­го Сера­фи­ма мож­но видеть четы­ре камен­ных пли­ты, на самой левой из кото­рых над­пись напо­ло­ви­ну утра­че­на, но мож­но разо­брать фами­лию «кня­ги­ня Ухтом­ская». Воз­мож­но, это упо­мя­ну­тая в над­пись: «Ухтом­ская кня­ги­ня… Федо­ров­на пре­ста­ви­лась 29 декаб­ря 1688 года, жена столь­ни­ка кня­зя Ива­на Юрье­ви­ча Ухтомского».

Ж. 1-я, АГА­ФЬЯ ФЕДО­РОВ­НА ……(ум.29.12.1689). Похо­ро­не­на в Москве в Сер­ги­е­во-Радо­неж­ской церк­ви. 28.06.1675 — бояры­ня сиде­ла в тре­тьей каре­те с царе­ви­чем Ива­ном Алек­се­е­ви­чем и с сест­ра­ми его при воз­вра­ще­нии царя Алек­сея Михай­ло­ви­ча из Пре­об­ра­жен­ско­го в Москву.

Ж. 2-я, ГЛИ­КЕ­РИЯ ГАВ­РИ­ЛОВ­НА …… (ум.1720), в 1 бра­ке за Пав­лом Кормильциным.
(1705,1717) вдо­ва вотч.-Московский у., Капо­тен­ский ст.,сцо Покров­ское, дв. вот. 6 ч., дво­ров крест, нет.
202 г. — Июля 19 Ука­за­но быть у црв. Ната­льи Алек­се­ев­ны в бояры­нях с кор­ми­лиц околь­ни­че­го кня­зя Ива­но­ва женѣ Юрье­ви­ча Ухтом­ско­го кня­гинѣ Лукерьѣ Гав­ри­лов­нѣ на мѣсто умер­шей бояры­ни кнг­ни Дом­ны Ники­тов­ны Вол­кон­ской а с двор­цов кор­мы и пода­чи и питье учи­нить что было Волконской.
1710 — вдо­вы кня­ги­ни Гли­ке­рьи Гав­ри­лов­ны Ухтом­ской чело­век ее Иван Тама­чев … ска­зал … как де сель­цо Покров­ское пере­пи­щик дьяк Мики­фор Румян­цов напи­сал за пле­мян­ни­цей моею бояро­ни …двор вот­чин­ни­цын двор и в том де ее дво­ре напи­сан при­ка­щик Евсей Алек­сан­дров сын Зло­бин да дело­вых людей … а те де люди сына капи­та­на Гав­ри­ла Пав­ло­ва сына Кормилицына …

86.60. ВЛА­ДИ­МИР ЮРЬЕ­ВИЧ (1641—1692)

стольник(1680-,1685) моск.двн.(1649.03.19) без­детн. 5С:Юр.Мих. :Мария. стряп­чий, затем стольник

Ж., ПРАС­КО­ВЬЯ ПЕТ­РОВ­НА ЯЗЫКОВА.

хх.60. АЛЕК­САНДРА ЮРЬЕВНА

М., ИВАН ПЛЕМЯННИКОВ.

87.61. ВАСИ­ЛИЙ ПЕТ­РО­ВИЧ (?-1660)

вме­сте с бра­том, кня­зем Анфи­мом погиб в бою под Коно­то­пом в 1660 г.

88.61. АНФИМ ПЕТ­РО­ВИЧ ( ?—1659.06.28, под Конотопом)

убит с бра­том к.Василием в бит­ве с поля­ка­ми 2С:Петр.Захар.Фед-ча

Ж., ТАТЬЯ­НА МАТ­ВЕ­ЕВ­НА ( 1719 )

89.61. НИКИ­ТА ПЕТРОВИЧ

Ж., ФЕК­ЛА, 1677 вдова.

90.62. ИВАН ВАСИЛЬЕВИЧ

91.62. ГРИ­ГО­РИЙ ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ (1692,1710)

столь­ник (1693,1710) воев.Пошехонье (1693.07.15-1694.01.06), воев.Новг.(1696) 2С:Вас.Захар.Фед-ча
столь­ник с 1694 г В 1696 г. был вое­во­дой в Новгороде.
1710 -Волость Воль­ская за поме­щи­ки и за вот­чин­ни­ки… За князь Гри­го­рьем княж Васи­лье­вым сыном Ухтом­ским пол­сель­ца Семе­нов­ско­го …Пере­пись 1710 года: Санкт-Петер­бург­ская губер­ния: Поше­хон­ский уезд: Переч­не­вая кни­га (РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 12520. Л.90-208)

Ж., ЕФИ­МЬЯ ИЛЬИ­НИШ­НА, 1718 вдова

92.65. МИХА­ИЛ БОРИ­СО­ВИЧ (1686,1710)

в 1686 помещ. 1С:Бор.Ив.Бор-ча. 1710 — Волость Воль­ская Поше­хон­ско­го уез­да за поме­щи­ки и за вот­чин­ни­ки…. За князь Миха­и­лом княж Бори­со­вым сыном Ухтом­ским сель­цо Алексеевское …

93.65. САМОЙ­ЛО БОРИ­СО­ВИЧ (1686,1710)

в 1686 помещ. 2С:Бор.Ив.Бор-ча

1710 — Волость Воль­ская Поше­хон­ско­го уез­да за поме­щи­ки и за вот­чин­ни­ки…. За князь Самой­лом княж Бори­со­вым сыном Ухтом­ским сель­цо Пустош­ки Оста­ше­во тож …

94.65. МАТ­ВЕЙ БОРИ­СО­ВИЧ (1686, — 1731)

вотч.-Пошехонье-у.(Вольск.-вол.): с.Алексеевское с.Огарково с.Семеновское с.Коньково с.Демовское с.Высокое с.Осташево с.Сидорково с.Ерш и дерр. 3С:Бор.Ив.Бор-ча
1710 — Волость Воль­ская Поше­хон­ско­го уез­да за поме­щи­ки и за вот­чин­ни­ки…. За отстав­ным отъ­ютан­том за князь Мат­фе­ем княж Бори­со­вым сыном Ухтом­ским сель­цо Алексеевское …

Ж., МАТ­РЁ­НА ПЕТ­РОВ­НА, 1731 — вдова

95.66. ЗАХА­РИЙ СЕМЕНОВИЧ

погиб в бою под Коно­то­пом в 1660 г.

96.68. ДАНИ­ЛО ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ (1678,1686)

моск.двн.(1678) без­детн. С:Вас.Дм. Убит под Киевом.

97.70. НИКИ­ТА ГРИ­ГО­РЬЕ­ВИЧ (1686, † 26.02. 1716)

стольник(1690-1716) вотч.-Пошехонский у., Ухор­ский ст., сцо Теля­те­во, дв. вот., 19/65
1С:Григ.Григ.Мих-ча
1678 — князь Ники­та Гри­го­рьев сын Ухтом­ский под Чиги­ри­ным ранен в пра­вою ногу выше коле­на постре­лен из пищали
1697 — рот­мистр [ Ста­тей­ный спи­сок похо­да в Азов бояри­на и вое­во­ды Алек­сея Семе­но­ви­ча Шеи­на, в 1697 году.] 1710 — За столь­ни­ком за князь Ники­тою княж Гри­го­рье­вым сыном Ухтом­ским сель­цо Теля­ше­во в нем двор поме­щи­ков … дерев­ня Кре­сты … дерев­ня Дру­гие Кре­сты … дерев­ня Торо­пи­хи­но … дерев­ня Оку­ло­во … дерев­ня Смеш­ко­во … дерев­ня Лапуш­ко­во … дерев­ня Ере­фи­но … дерев­ня Почеботка …
1710 — Волость Воль­ская Поше­хон­ско­го уез­да за поме­щи­ки и за вотчинники….За столь­ни­ком князь Ники­тою княж Гри­го­рье­вым сыном Ухтом­ским дерев­ня Дубовица …
1710 — Поше­хон­ский уезд …Волость Камен­ская а в ней за поме­щи­ки и за вотчинники…За столь­ни­ком за князь Ники­тою княж Гри­го­рье­вым сыном Ухтом­ским дерев­ня Мизино …
1710 — Поше­хон­ский уезд… Волость Улом­ская а в ней за поме­щи­ки и за вотчинники….За столь­ни­ком за князь Ники­тою княж Гри­го­рье­вым сыном Ухтом­ским дерев­ня Заре­чье 5 дворов
1712 — ему было раз­ре­ше­но посе­лить­ся на ост­ро­ве Кот­лин после окон­ча­ния войны.

Ж. 1-я, 1681, МАРИЯ ЕРМО­ЛА­ЕВ­НА КУЗЬ­МИ­НА (ум.30.04.1695), от 1 бра­ка 2 сына и дочь,
В семье кня­зей Ухтом­ских Пет­ров­ское ока­за­лось так­же доста­точ­но слу­чай­но: будучи вла­де­ни­ем дво­рян Кузь­ми­ных, оно вошло в 1681 году в состав при­да­но­го Марьи Ермо­ла­ев­ны Кузь­ми­ной, выдан­ной замуж за кня­зя Ники­ту Гри­го­рье­ви­ча Ухтомского.

Ж. 2-я, 1700, МАРИЯ ЯКО­ВЛЕВ­НА КОП­ТЯ­ЖИ­НА , в 1 бра­ке за Семе­ном Авер­ки­е­ви­чем Бер­дя­е­вым от 2 — сын и дочь.

98.70. МАТ­ВЕЙ ГРИГОРЬЕВИЧ

1697 — пору­чик. 8

99.70. ИВАН ГРИГОРЬЕВИЧ

1710 — За столь­ни­ком за князь Ива­ном княж Гри­го­рье­вым сыном Ухтом­ским поло­ви­на сель­ца Серед­но­ва в нем двор поме­щи­ков … пол­де­рев­ни Малой …
За вдо­вою кня­ги­нею Мамель­фою княж Дани­лов­скою <женою> Ухтом­ско­го пол­сель­ца Вот­ло­мы в нем двор помещиков …
1715 — фис­кал в Пошехонье

хх.70. АННА ГРИГОРЬЕВНА

М., 1673, столь­ник Иван Васи­лье­вич Бор­ня­ков (ум. 9.08.1704) его 2 жена

хх.70. КСЕ­НИЯ ГРИГОРЬЕВНА

М., 1677, ЕЛИ­СЕЙ ИВА­НО­ВИЧ МОНА­СТЫ­РЕВ.

хх.70. ДАРЬЯ ГРИГОРЬЕВНА

М., ФЕДОР ЛЫЗЛОВ.

100.72. ДАНИ­ЛО ИВА­НО­ВИЧ (1686, -1716)

в 1686 помещ. 1С:Ив.Бор.:

Ж., МАР­ФА МАД­ГИ­НО­ВА (* 2-я треть XVII в.)

101.72. ВАСИ­ЛИЙ ИВА­НО­ВИЧ (1686)

в 1686 помещ. 2С:Ив.Бор. :Аграфена.Ив. КУЧЕЦКАЯ.

102.72. ЯКОВ ИВА­НО­ВИЧ (1686)

в 1686 помещ. зС:Ив.Бор. :Аграфена.Ив. КУЧЕЦКАЯ.
1710 — За князь Яко­вом княж Ива­но­вым сыном Ухтом­ским (л.128) пол­сель­ца Восло­ма а в нем двор поме­щи­ков …ере­пись 1710 года: Санкт-Петер­бург­ская губер­ния: Поше­хон­ский уезд: Переч­не­вая книга
(РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 12520. Л.90-208)

Ж., ГЛИ­КЕ­РИЯ ИВА­НОВ­НА ТОКМАЧЕВА

хх.72. N ИВАНОВНА

М., ВЛА­ДИ­МИР ГРИ­ГО­РЬЕ­ВИЧ ТРАВИН.

хх.72а. МАТ­РЕ­НА АЛЕКСАНДРОВНА

М., ИВАН ДАНИ­ЛО­ВИЧ ЛЬВОВ.

хх.72а. УЛЬЯ­НА АЛЕКСАНДРОВНА

М. 1-й, 1677, БОРИС ГАВ­РИ­ЛО­ВИЧ СКУЛЬСКИЙ.

М. 2-й, 10.06.1692, ГРИ­ГО­РИЙ ИВА­НО­ВИЧ ВОЛОЦКИЙ.

XXV поколение

103.75. ФЁДОР СТЕ­ПА­НО­ВИЧ (2-я треть XVII в. – 1690-е)

стряп­чий с 1683 г., столь­ник с 1686 г.

Ж., АВДО­ТЬЯ ИВА­НОВ­НА ТИТОВА.

104.75. НИКИ­ТА СТЕ­ПА­НО­ВИЧ (1683,—1696.06.24,под Азовом)

стольник(1686-) моск.стряпчий(1683-) 2С:Стеф.Ив.Тим-ча
При­нял уча­стие в Азов­ском похо­де 1696 г. и был взят в плен турками

105.75. ЯКОВ СТЕ­ПА­НО­ВИЧ (1686)

в 1686 помещ. зС:Стеф.Ив.Тим-ча Бд.

вер­сия о потом­ках священниках

106.75. АРТЕ­МИЙ СТЕ­ПА­НО­ВИЧ (1686,1723)

стольник(1713) вотч.-Пошехонье-у. уездн. двн. вотч.-Ростовский у., Век­сиц­кий ст., сцо Ине­ра, дв.
вот., 6/4 4С:Стеф.Ив.Тим-ча, столь­ник, комен­дант во Вла­ди­ми­ре в 1713 г.
1710 — Поше­хон­ский уезд …Волость Камен­ская а в ней за поме­щи­ки и за вотчинники…За дра­гу­на­ми за князь Арте­мьем да за князь Ива­ном княж Сте­па­но­вы­ми детьми Ухтом­ски­ми дерев­ня Осо­ви­ки двор помещиков …
В 1729 году, когда о повре­жде­ни­ях зем­ля­ных валов ста­ло извест­но Вла­ди­мир­ской про­вин­ци­аль­ной кан­це­ля­рии из реест­ра, состав­лен­но­го капра­лом Копте­вым, от кан­це­ля­рии немед­лен­но сде­лан был запрос стряп­че­му Рож­де­ствен­ско­го мона­сты­ря о постро­е­нии дере­вян­ной огра­ды вокруг мона­сты­ря. Вслед­ствие тако­го рас­по­ря­же­ния, стряп­чий мона­сты­ря Один­цов дал сле­ду­ю­щий отзыв: «1729 года, июля в 19 день, по выше­пи­сан­но­му опре­де­ле­нию в Воло­ди­ми­ре в про­вин­ской кан­це­ля­рии, пред гос­по­ди­ном под­пол­ков­ни­ком и Воло­ди­мер­ской про­вин­ции вое­во­дою Федо­ром Кли­мон­то­ви­чем Чиха­че­вым с това­ри­щи, Вла­ди­мер­ска­го Рож­де­ствен­на­го мона­сты­ря стряп­чий Данил Ива­нов сын Один­цов ска­зал: на горо­до­вом валу, на кото­ром была постро­е­на горо­до­вая сте­на, ныне постро­е­на Рож­де­ствен­на­го мона­сты­ря огра­да брев­на­ми в стол­бы, после пожар­на­го вре­ме­ни, как оный мона­стырь и город Воло­ди­мер горел в 1719 году, кото­рое де стро­е­ние стро­ил быв­ший она­го Рож­де­ствен­на­го мона­сты­ря архи­манд­рит Геде­он, с согла­сия с быв­шим в Воло­ди­ме­ре ланд­ра­том князь Арте­мьем княж Сте­па­но­вым сыном Ухтом­ским того ради, еже­ли бы оный мона­стырь забо­ром горо­дить на преж­нем месте, где была мона­стыр­ская огра­да, то бы без горо­до­вой по валу сте­ны вся­ко­му иду­ще­му по горо­до­во­му валу в мона­стырь смот­рить мож­но, поне­же та мона­стыр­ская огра­да гораз­до ниже спу­ще­на была от горо­до­ва­го валу».
Из Век­сиц­ко­го ста­на еще упо­ми­на­ет­ся толь­ко сель­цо Ине­ра уезд­но­го дво­ря­ни­на Ухтом­ско­го Арте­мия Степановича.

Ж. 1-я, ПРАС­КО­ВЬЯ ИВА­НОВ­НА НАСО­НО­ВА (1706)

Ж. 2-я, 1718, МАРЬЯ СИДО­РОВ­НА, в 1 бра­ке за столь­ни­ком Миха­и­лом Семе­но­ви­чем Колы­че­вым (2 жена его)

107.75. ИВАН СТЕПАНОВИЧ

1710 — За дра­гу­на­ми за князь Арте­мьем да за князь Ива­ном княж Сте­па­но­вы­ми детьми Ухтом­ски­ми дерев­ня Осо­ви­ки двор поме­щи­ков … треть сель­ца Яко­влев­ско­го … (РГА­ДА, ф.1209, оп.1, д.12520, л.194) Пере­пись 1710 года: Санкт-Петер­бург­ская губер­ния: Поше­хон­ский уезд: Переч­не­вая кни­га. Волость Каменская

108.75. ДМИТ­РИЙ СТЕ­ПА­НО­ВИЧ (1686)

109.75. ПЁТР СТЕ­ПА­НО­ВИЧ (1686,1710)

комн.стольник(1686-,1710)7С:Стеф.Ив.Тим-ча
ком­нат­ный столь­ник царя Иоан­на V Алек­се­е­ви­ча в 1686—1692 гг.

хх.75. НАТА­ЛИЯ СТЕПАНОВНА

М., ЗОЛО­ТИ­ЛОВ.

хх.75. ПРАС­КО­ВЬЯ СТЕ­ПА­НОВ­НА (-1710)

1703 мая 18 — Сго­вор­ная запись ( кре­пость) вдо­вы кн. Сте­па­на Ива­но­ви­ча Ухтом­ско­го Мат­ре­ны Андре­ев­ны и ее сыно­вей, дан­ная ими столь­ни­ку Леон­тию Ильи­ну сыну Тих­ме­не­ву в том, что сго­во­ри­ли они за него замуж свою дочь и сест­ру княж­ну Прас­ко­вью, а в при­да­ное за нею дают…

М., май­ор ЛЕОН­ТИЙ ИЛЬИЧ ТИХ­МЕ­НЕВ (его 1 жена) ум.1756

110.78. ИВАН РОМАНОВИЧ

1710 ГОД: Пере­пис­ная кни­га Вла­ди­мир­ско­го УЕЗ­ДА ПЕРЕ­ПИ­СИ АЛЕК­СЕЯ МАК­СИ­МО­ВИ­ЧА ТРЕГУБОВА(РГАДА. Ф.350. Оп.1. Д.65)1710 году декаб­ря в __ день … Гус­кой воло­сти столь­ни­ка Васи­лья Ники­ти­на сына Зото­ва дерев­ни Вер­куль­ца ста­ро­ста … а в пере­пис­ных кни­гах 186-го году за Дмит­ри­ем Васи­лье­вым сыном Давы­до­вым пол­де­рев­ни Вер­куль­ца 16 дво­ров кре­стьян­ских за князь Ива­ном княж Рома­но­вым сыном Ухтом­ским пол­де­рев­ни Вер­куль­ца 16 дворов …
О Век­сиц­ком стане Ростов­ский у. же встре­ча­ют­ся сле­ду­ю­щие упо­ми­на­ния:- кня­зьям Ухтом­ским (Рома­ну Мат­ве­е­ви­чу, потом Ива­ну Рома­но­ви­чу) при­над­ле­жа­ло село Ине­ры (веро­ят­но, там была церковь)

Ж., КНЖ. ЕВДО­КИЯ НИКИ­ФО­РОВ­НА БЕЛО­СЕЛЬ­СКАЯ (1670, † 1725.03.09, ‡Москва, Страстн.м-рь) Д:Нкфр.Ив.
1710 — Волость Ухтом­ская за помещики…За вдо­вою кня­ги­нею Овдо­тьею Ники­фо­ро­вою доче­рью князь Ива­нов­скою женою Ухтом­ско­го да за сыном ее за столь­ни­ком за князь Миха­и­лом княж Ива­но­вым сыном Ухтом­ским село Васи­льев­ское …Пере­пись 1710 года: Санкт-Петер­бург­ская губер­ния: Поше­хон­ский уезд: Переч­не­вая кни­га (РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 12520. Л.90-208)

111.79. ДАНИ­ЛА ГРИ­ГО­РЬЕ­ВИЧ (1658,1668)

столь­ник (1660) моск.стряпчий(1658-,1664,1668) без­детн. 1С.Григ.Петр.Мих-ча
1658 — участ­во­вал при при­е­ме гру­зин­ско­го царе­ви­ча Тей­му­ра­за и перед послов пить носил, то же делал и при при­е­ме дру­го­го гру­зин­ско­го царе­ви­ча Нико­лая в 1660

~ МАМЕЛ­ФА

1710 — (к нему?) За вдо­вою кня­ги­нею Мамель­фою княж Дани­лов­скою <женою> Ухтом­ско­го пол­сель­ца Вот­ло­мы в нем двор поме­щи­ков … (РГА­ДА, ф.1209, оп.1, д.12520, л.129) Пере­пись 1710 года: Санкт-Петер­бург­ская губер­ния: Поше­хон­ский уезд: Переч­не­вая кни­га. Стан Ухор­ской; там же: дерев­ня Кло­пу­зо­во 1 двор (л.207) Волость Уломская

112.79. СТЕ­ПАН ГРИ­ГО­РЬЕ­ВИЧ (1658,1686)

моск.стряпчий (1658,1676)2С:Григ.Петр.Мих-ча

113.79. АНДРЕЙ ГРИ­ГО­РЬЕ­ВИЧ (1678, —1704)

стрпч.(1686)дворов.сын-боярск.вотч.-Бежецк-у. 3С:Григ.Петр.Мих-ча
1697 — хорун­жий [Ста­тей­ный спи­сок похо­да в Азов бояри­на и вое­во­ды Алек­сея Семе­но­ви­ча Шеина.] 

114.79. МАТ­ВЕЙ ГРИГОРЬЕВИЧ

столь­ник с 1694 г.

1697 — хорун­жий Ста­тей­ный спи­сок похо­да в Азов бояри­на и вое­во­ды Алек­сея Семе­но­ви­ча Шеина.

115.79. ИВАН ГРИ­ГО­РЬЕ­ВИЧ (1678,1686)

дворов.сын-боярск.вотч.-Романов-у. 5С:Григ.Петр.Мих-ча

ххх.83. МАРИЯ МИХАЙ­ЛОВ­НА (1690-)

М., 1712, стольник,капитан ГАВ­РИ­ИЛ ПАВ­ЛО­ВИЧ КОРМИЛИЦЫН.

117.86. ИВАН ВЛА­ДИ­МИ­РО­ВИЧ (1686, †1725)

без­детн. 1С:Вл.Юр.Мих-ча, капитан.

Ж., АННА ЛЕОН­ТЬЕВ­НА ХРУ­ЩО­ВА, во 2 бра­ке за капи­та­ном Его­ром Бори­со­ви­чем Высоц­ким (1699-1729) в Жар­ской воло­сти сель­цо Копте­во, села в Костром­ском уез­де дерев­ни. c 1726 капи­тан 63 Углиц­ко­го пехот­но­го полка).

118.86. ГРИ­ГО­РИЙ ВЛА­ДИ­МИ­РО­ВИЧ (1686,—08.03.1721, Петербург)

столь­ник (1706,1710) двн. при Дво­ре в нач.людях(1706,1710) вотч.-Пошехонье-у. бездетн.
2С:Вл.Юр.Мих-ча. 1706, «в Поше­хо­нье. # По ведо­мо­сти из Воен­но­го в пол­ку гос­по­ди­на Апрак­си­на в порутчиках».
поручик.

ххх.86. МАР­ФА ВЛАДИМИРОВНА

1716 — девица.

119.86. ВАСИ­ЛИЙ ВЛА­ДИ­МИ­РО­ВИЧ (1686,1737)

пол­ко­вой квар­тир­мей­стер. вотч.-Пошехонье-у.

Ж. 1-я, УЛЬЯ­НА ВАСИ­ЛЬЕВ­НА БОР­ЩО­ВА, от бра­ка Бор­що­вых Васи­лия Андре­ева и Анны Федоровой.

Ж 2-я, ПРАС­КО­ВЬЯ ИВА­НОВ­НА САМА­РИ­НА от бра­ка сын и две дочери

120.87. АНДРЕЙ ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ (†до 1710)

Ж. 1-я, МАРИЯ.

Ж. 2-я, ТАТЬЯ­НА МАТ­ВЕ­ЕВ­НА ДЕДЕВ­ШИ­НА († 04.06.1736) от бра­ка 2 дочери
1710 — За вдо­вою кня­ги­нею Татья­ною Мат­фе­е­вою доче­рью князь Андре­ев­скою женою Васи­лье­ва сына Ухтом­ско­го пол­сель­ца Агар­ко­ва (РГА­ДА, ф.1209, оп.1, д.12520, л.184) Пере­пись 1710 года: Санкт-Петер­бург­ская губер­ния: Поше­хон­ский уезд: Переч­не­вая кни­га. Волость Воль­ская; там же: За князь Оси­пом княж Андре­евым сыном Ухтом­ским пол­сель­ца Агар­ко­ва … За князь Федо­ром княж Андре­евым сыном Ухтом­ским пол­сель­ца Агар­ко­ва (л.184об.)

121.88. САВ­ВА АНФИ­МО­ВИЧ (1686)

в 1686 помещ. С:Алфим.Петр.Захар-ча.

1681, чело­бит­ная архи­епи­ско­пу Симо­ну Мат­вея Леон­тье­ва сына Битя­гов­ско­го о взыс­ка­нии с кня­зя Сав­вы Алфи­мо­ва сына Ухтом­ско­го при­да­но­го его умер­шей жены, доче­ри чело­бит­чи­ка. Запи­си о при­е­ме чело­бит­ной и о вызо­ве в суд­ный при­каз кня­зя Сав­вы Ухтом­ско­го. 9

Ж., …… МАТ­ВЕ­ЕВ­НА БИТЯ­ГОВ­СКАЯ, дочь Мат­вея Леонтьевича.

122.89. ИВАН НИКИТИЧ

Пере­пись рыб­ных ловел в 1728 году. 116. Углец­ко­го уез­ду, Молож­ско­го ста­ну, вот­чи­ны князь Ива­на Ники­ти­на сына Ухтом­ско­го дерев­ни Ина­ро­ва. Рыб­ные лов­ли по реке Моло­ге10.

123.89. МИХА­ИЛ НИКИ­ТИЧ (1686,1726)

С:Нкт.Петр.Захар-ча

столь­ник( 1705,1717) вотч.-Пошехонье-у. вотч.-Белозерский у., Суд­ская вол., д.Елинская, ю/12
1710 — За князь Миха­и­лом князь Ники­ти­ным сыном Ухтом­ским жере­бей села Ива­нов­ско­го Бли­но­вых во дво­ре кре­стья­нин …Ива­нов­ская волость В Чер­но­вад­баль­ской же воло­сти За князь Миха­и­лом княж Ники­ти­ным сыном Ухтом­ско­го в деревне Елин­ской во дво­ре кре­стья­нин …в деревне Дру­гу­но­ве двор пуст … а ево Филип­па в нынеш­нем 710-м году раз­бой­ни­ки сожгли до смерти …
1710 — Волость Воль­ская за поме­щи­ки и за вот­чин­ни­ки… За май­о­ром за князь Миха­и­лом княж Ники­ти­ным сыном Ухтом­ским пол­сель­ца Семе­нов­ско­го …Пере­пись 1710 года: Санкт-Петер­бург­ская губер­ния: Поше­хон­ский уезд: Переч­не­вая книга(РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 12520. Л.90-208)
1710 — Поше­хон­ский уезд…За моэо­ром за князь Миха­и­лом княж Ники­ти­ным сыном Ухтом­ским пол­сель­ца Горбина …
1712,1713 — жилец, пору­чик в Боль­шом пол­ку с 1703 г., 6 дв.
1725 — капитан

Ж., ПРАС­КО­ВЬЯ ВАСИ­ЛЬЕВ­НА ТАРБЕЕВА.

ххх.89. УЛЬЯ­НА НИКИТИЧНА

М., ФЕДОР ДЕНИ­СО­ВИЧ ЯЗЫКОВ.

ххх.89. АННА НИКИТИЧНА

умер­ла девицею.

124.91. ВАСИ­ЛИЙ ГРИ­ГО­РЬЕ­ВИЧ (1719)

в 1719 вотч.-Пошехонье-у. Васи­лий Гри­го­рье­вич, слу­жил сол­да­том Семё­нов­ско­го пол­ка, а с 1727 года чис­лил­ся капра­лом Ниже­го­род­ско­го пехот­но­го пол­ка. В 1730 году, за год до смер­ти, князь Васи­лий Гри­го­рье­вич про­дал за 50 руб­лей Семё­нов­ское и то немно­гое иму­ще­ство, кото­рое за ним чис­ли­лось, и пере­вёз семью в неболь­шое село Шеле­пин­ское Чере­мож­ской воло­сти Яро­слав­ско­го уез­да, поло­ви­на кото­ро­го при­над­ле­жа­ла жене — Ирине Яко­влевне Чириковой

Ж., ИРИ­НА ЯКО­ВЛЕВ­НА ЧИРИКОВА.

125.91. ИВАН ГРИГОРЬЕВИЧ

ххх.91. ФАИ­НА ГРИГОРЬЕВНА

М., ЧУРОВ­СКИЙ, подполковник.

126.92. БОРИС МИХАЙЛОВИЧ

127.93. КН. ВАСИ­ЛИЙ САМОЙ­ЛО­ВИЧ (1719)

в 1719 вотч.-Пошехонье-у. С:Самуил.Бор.
1724, Указ герольд-мей­стер­ской кон­то­ры от 27 декаб­ря 1724 года в Углич­скую про­вин­цию вое­во­ду Бутур­ли­ну с това­ри­щи о при­сыл­ке дво­рян, обер-офи­це­ров и недо­рос­лей в С.-Петербург в Герольд-мей­стер­скую кон­то­ру к осмот­ру. Реестр дво­рян, выслан­ных к осмот­ру: … Л.139 (67). Поше­хон­цы. Князь Васи­лий княж Самой­лов сын Ухтом­ской 11

ххх.94. ПРАС­КО­ВЬЯ МАТВЕЕВНА

М., АНДРЕЙ АФА­НА­СЬЕ­ВИЧ МУСИН-ПУШ­КИН (1690-?).

127а.95. МИХА­ИЛ ЗАХА­РО­ВИЧ (1686,1717)

1С:Захар.Анд.1683 — жилец
уездн. двн. вотч.-Суздальский у., Наза­рьев­ская вол., д.Горелая, з дв.

Ж., ФЕДО­РА CEP­ГЕ­ЕВ­НА МАЛО­ГО, 1663 прид.вотч.-Ростов-у.

ххх.95. АФА­НА­СИЙ ЗАХА­РО­ВИЧ (1686)

в 1686 помещ. 2С:Захар.Анд.

ххх.95. ИВАН ЗАХА­РО­ВИЧ (1686,1710)

моск.двн.(1706,1710), моск.стряпчий(1706,1710)
ЗС:Захар.Анд.

ххх.95. СЕМЕН ЗАХА­РО­ВИЧ (1686)

в 1686 помещ. 4С:Захар.Анд.

ЯКОВ ЗАХА­РО­ВИЧ

1712 — жилец с 7188 г.

ххх.97. ФЕДОР НИКИ­ТИЧ ( — 09.10.1688, младенец)

ххх.97. ЮСТИН НИКИ­ТИЧ (- 23.07.1693, младенец)

130.97. ИВАН НИКИ­ТИЧ (1701 — 03.03.1756)

сол­дат Пре­об­ра­жен­ско­го пол­ка, колеж­ский ассе­сор. надвор­ный советник.

Ж. 1-я, после 1722, ЕВДО­КИЯ ВАСИ­ЛЬЕВ­НА СЕЛУН­СКАЯ († до 1742); от бра­ка сын.

Ж. 2-я, 1744, ЕКА­ТЕ­РИ­НА СЕЛИ­ВЕР­СТВОВ­НА ТЕРЕ­ХО­ВА (в 1 бра­ке Васи­ли­ем Фед­ро­ви­чем Поярковым).
Вдо­ва надвор­но­го совет­ни­ка Ива­на Ники­ти­ча полу­чи­ла от пасын­ка секунд-май­о­ра кн. Семе­на Ива­но­ви­ча сво­е­го при­да­но­го иму­ще­ства, взя­то­го мужем ее по ряд­ной запи­си при их сго­во­ре, и в полу­че­нии ею чет­вер­той части все­го иму­ще­ства, поло­жен­но­го ей после смер­ти мужа.

ххх.97. ГЛИ­КЕ­РИЯ НИКИТИЧНА

М. 1723, артил­ле­рии про­ви­ант­мей­стер ИВАН ИВА­НО­ВИЧ БЕРЕЗНИКОВ

ххх.97. АЛЕК­САНДРА НИКИТИЧНА

1708 — из-за болез­ни Пет­ра Михал­ко­ва отпу­сти­ли в Мос­ков­ский воен­ный при­каз, где он слу­жил до 1712 г., когда был отпу­щен &на ваканции&, то есть в отпуск. Полу­чить отпуск было в те годы делом непро­стым, тем более в пери­од воен­ных дей­ствий: шла вой­на со шве­да­ми. Но Петр Дмит­ри­е­вич сумел его добить­ся. Нача­ло служ­бы П.Д.Михалкова в Воен­ной кол­ле­гии сов­па­да­ет со зна­чи­тель­ным собы­ти­ем его лич­ной жиз­ни: в 1708 г. он женил­ся на княжне Алек­сан­дре Ники­тичне Ухтом­ской. Род­ство с Ухтом­ски­ми воз­ник­ло, види­мо, не слу­чай­но. Мать Пет­ра Михал­ко­ва, лишив­шись пер­во­го мужа в 1684 г., вышла замуж вто­рич­но за кня­зя Миха­и­ла-Вар­фо­ло­мея Юрье­ви­ча Ухтом­ско­го, близ­ко­го род­ствен­ни­ка буду­щей неве­сты сына. Вме­сте с женой Петр Дмит­ри­е­вич полу­чил &по приданству& село Пет­ров­ское, в то вре­мя рас­по­ла­гав­ше­е­ся на тер­ри­то­рии Поше­хон­ско­го уез­да. В семье кня­зей Ухтом­ских Пет­ров­ское ока­за­лось так­же доста­точ­но слу­чай­но: будучи вла­де­ни­ем дво­рян Кузь­ми­ных, оно вошло в 1681 году в состав при­да­но­го Марьи Ермо­ла­ев­ны Кузь­ми­ной, выдан­ной замуж за кня­зя Ники­ту Гри­го­рье­ви­ча Ухтом­ско­го. 1708 год мож­но счи­тать годом появ­ле­ния Михал­ко­вых в Пет­ров­ском и нача­лом ново­го &рыбинского& пери­о­да в исто­рии их семьи. К пер­вой поло­вине XVIII в. отно­сит­ся нача­ло стро­и­тель­ства усадь­бы, в состав кото­рой к кон­цу XIX в. вхо­ди­ли бар­ский дом, конюш­ни, амба­ры, дру­гие хозяй­ствен­ные построй­ки, а так­же парк и усы­паль­ни­ца, где обре­ли веч­ный покой мно­гие пред­ста­ви­те­ли рода. начал воз­во­дить про­стор­ный камен­ный дом, имен­но в нем впо­след­ствии его потом­ки созда­дут семей­ный исто­ри­ко-худо­же­ствен­ный музей, жем­чу­жи­ной кото­ро­го ста­нет заме­ча­тель­ная библиотека.

М., 1708, пору­чик ПЕТР ДМИТ­РИ­Е­ВИЧ МИХАЛ­КОВ (1687-9.5.1743)

131.100. НИКИ­ТА ДАНИ­ЛО­ВИЧ (1719,1725)

вотч.-Пошехонье-у. 1725 С:Дан.Ив.

Ж., АННА ФЕДО­РОВ­НА АЩЕ­РИ­НА (1725) в 1725 помещ.

XXVI поколение

132.103. ИВАН ФЕДОРОВИЧ

133.106. ПЁТР АРТЕ­МЬЕ­ВИЧ ( — до 1740)

Ж., ЕКА­ТЕ­РИ­НА ИВА­НОВ­НА во 2 бра­ке за сер­жан­том Алек­сан­дром Ермо­ли­ным, 1767.

134.107. СТЕ­ПАН ИВА­НО­ВИЧ (1692, — 1727/1744)

стольник(1692-) двн. при Дво­ре в нач.людях(1706,1710) тов.воев.Устюг(1727) вотч.-Пошехонье-у.
1С:Ив.Стеф.Ив-ча, столь­ник цари­цы Прас­ко­вьи Федо­ров­ны в 1692 г.
1697 — заво­е­вод­чик. 1710 — Волость Ухтом­ская за помещики….за князь Сте­па­ном княж Ива­но­вым сыном Ухтом­ским сель­цо Куль­си­е­во … Пере­пись 1710 года: Санкт-Петер­бург­ская губер­ния: Поше­хон­ский уезд: Переч­не­вая кни­га (РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 12520. Л.90-208)
В 1727 г. был вто­рым вое­во­дой Устюж­ской провинции

Ж., АЛЕК­САНДРА ИОВ­НА КАКО­ВИН­СКАЯ, вдо­ва 1744.

135.107. МИХА­ИЛ ИВА­НО­ВИЧ (1710)

в 1710 помещ. 2С:Ив.Стеф.Ив-ча

136.109. КН. ПЁТР ПЕТ­РО­ВИЧ (1717—,1756)

1756 — отстав­ной пору­чик. С:Петр.Стеф.Ив-ча

137.110. ПЁТР ИВАНОВИЧ

ххх.110. МИХА­ИЛ ИВА­НО­ВИЧ (1686,1719)

стольник(1692-,1719) 2С:Ив.Ром.Матв-ча

1710 — Волость Ухтом­ская за помещики…За вдо­вою кня­ги­нею Овдо­тьею Ники­фо­ро­вою доче­рью князь Ива­нов­скою женою Ухтом­ско­го да за сыном ее за столь­ни­ком за князь Миха­и­лом княж Ива­но­вым сыном Ухтом­ским село Васи­льев­ское …Пере­пись 1710 года: Санкт-Петер­бург­ская губер­ния: Поше­хон­ский уезд: Переч­не­вая кни­га (РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 12520. Л.90-208)

ххх.110. АННА ИВАНОВНА

М., 1690, столь­ник (в послед­ствии гра­фом) Васи­ли­ем Ники­ти­чем Зото­вым. [РГА­ДА, ф.1209, оп.2, отказ­ные кни­ги по Яро­слав­лю, е.х.12627, лл.984-985об.]

ххх.110. СТЕ­ПАН ИВА­НО­ВИЧ (1686)

в 1686 вотч.-Пошехонье-у.? 1С:Ив.Ром.Матв-ча

138.111. СТЕ­ПАН ДАНИЛОВИЧ

139.111. МИХА­ИЛ ДАНИЛОВИЧ

ххх.111. ПЕЛА­ГЕЯ ДАНИЛОВНА

140.114. ИВАН МАТ­ВЕ­Е­ВИЧ (1719)

1710 — Волость Воль­ская Поше­хон­ско­го уез­да за поме­щи­ки и за вот­чин­ни­ки…. За князь Ива­ном княж Мат­ве­е­вым сыном Ухтом­ским сель­цо Сидор­ко­во …За дра­гу­ном за князь Ива­ном княж Мат­фе­е­вым сыном Ухтом­ским две тре­ти дерев­ни Гледенова …
1710 — Поше­хон­ский уезд… Волость Улом­ская а в ней за поме­щи­ки и за вотчинники….
в 1719 вотч.-Пошехонье-у. 1С:Матв.Григ.Григ-ча

141.114. ПЁТР МАТ­ВЕ­Е­ВИЧ (1710,1753)

1710 — Стан Есе­ниц­кой в поме­стьях вах­мист­ра князь Пет­ра княж Мат­ве­е­ва сына Ухтом­ско­го дерев­ня Шеин­ское Стан Есе­ниц­кой в вот­чи­на хвах­мист­ра князь Пет­ра княж Мат­ве­е­ва сына Ухтом­ско­го сель­цо Андрей­ко­во Пере­пись 1710 года: Санкт-Петер­бург­ская губер­ния: Бежец­кий уезд: Пере­пис­ная кни­га пере­пи­си Сав­вы Михай­ло­ви­ча Уша­ко­ва (РГА­ДА. Ф.1209. Оп.1. Д.11448. Л.1-1294)
пору­чик в 1719 вотч.-Пошехонье-у. 1725 — про­ви­ант­мей­стер, пору­чик. 1753 — уво­лен по старости
2С:Матв.Григ.Григ-ча.
1710 — Бежец­кий уезд ….Вер­хов­ско­го ста­ну в поместьях…князь Пет­ра княж Мат­ве­е­ва сына Ухтом­ско­го дни Сос­ни­на стта … поме­щик мой … слу­жит в дра­гу­нех на служ­бе вели­ко­го гря в армии а от роду ему 30 лет поме­стья за ним … 186-го году напи­са­но за Семе­ном Гара­си­мо­вым сыном Моклоковым
М. Чер­няв­ский откры­ва­ет родо­сло­вие твер­ской (весье­гон­ской) вет­ви кня­зей Ухтом­ских име­нем Пет­ра Мат­ве­е­ви­ча, женив­ше­го­ся в самом нача­ле XVIII в. на Вар­ва­ре Семё­новне Мокло­ко­вой. Вме­сте с тем, ещё в 1677 г. пере­пис­ная кни­га Бежец­ко­го уез­да фик­си­ру­ет в Есе­ниц­ком стане сель­цо Андрей­ко­во и дерев­ню Мор­щи­хи­но в вот­чине, дерев­ню Шеин­ское (Шен­ское) в поме­стье за кня­зем Андре­ем Гри­го­рье­ви­чем Ухтом­ским (4; 1150об.–1151). В 1710 г. все эти селе­ния зна­чат­ся за упо­мя­ну­тым выше П.М. Ухтом­ским. К 1745 г. к Ухтом­ским пере­шли и глав­ные вла­де­ния Мокло­ко­вых: село Теля­ти­но, д. Пого­ре­ло­во, Чури­ло­во и др.

Ж., ЕКА­ТЕ­РИ­НА (ВАР­ВА­РА?) СЕМЁ­НОВ­НА МАКЛАКОВА

142.114. МАТ­ВЕЙ МАТ­ВЕ­Е­ВИЧ (1690)

ххх.114. ЕЛЕ­НА МАТВЕЕВНА

ххх.115. ПРАС­КО­ВЬЯ ИВАНОВНА

М., д.с.с ПЕТР СЕМЕ­НО­ВИЧ ШИШКИН

143.119. ЕВГЕ­НИЙ ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ (1737—,1780)

По мате­ри­а­лам из &Книги запи­си лиц быв­ших и не быв­ших на исповеди&, дати­ро­ван­ной 1780-1804 года­ми. Сре­ди при­хо­жан церк­ви в 1780 году упо­ми­на­ет­ся семья пра­пор­щи­ка кня­зя Евге­ния Васи­лье­ви­ча Ухтом­ско­го. Вме­сте с женой Алек­сан­дрой Сте­фа­нов­ной и детьми (Дмит­рий, Анна, Нико­лай) про­жи­вал в с. Огарково.

Ж., АЛЕК­САНДРА СТЕ­ПА­НОВ­НА ВОЛКОВА.

ххх.119. ФЕДО­СЬЯ ВАСИЛЬЕВНА

Дочь Улья­ны Васи­лье­вой и Васи­лия Ухтом­ско­го Федо­сья Васи­лье­ва Ухтом­ская в заму­же­стве тоже Ухтомская.

М., МАТ­ВЕЙ ПЕТ­РО­ВИЧ УХТОМ­СКИЙ, под­по­ру­чик Лейб-Гвар­дии Пре­об­ра­жен­ско­го пол­ка, пол­ков­ник 1789. ГАЯО. Ф. 213, оп.1, т. 1, д.981.

144.120. АФА­НА­СИЙ АНДРЕЕВИЧ

Ж., АГРА­ФЕ­НА ИВАНОВНА.

1710 — Волость Воль­ская за поме­щи­ки и за вотчинники…За вдо­вою кня­ги­нею Агра­фе­ною Ива­но­вою доче­рью князь Афо­на­сьев­ской жены Андре­ева сына Ухтом­ско­го сель­цо Агар­ко­во …Пере­пись 1710 года: Санкт-Петер­бург­ская губер­ния: Поше­хон­ский уезд: Переч­не­вая книга
(РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 12520. Л.90-208)

145.120. ФЁДОР АНДРЕЕВИЧ

1710 — За вдо­вою кня­ги­нею Татья­ною Мат­фе­е­вою доче­рью князь Андре­ев­скою женою Васи­лье­ва сына Ухтом­ско­го пол­сель­ца Агар­ко­ва (РГА­ДА, ф.1209, оп.1, д.12520, л.184) Пере­пись 1710 года: Санкт-Петер­бург­ская губер­ния: Поше­хон­ский уезд: Переч­не­вая кни­га. Волость Воль­ская; там же: За князь Оси­пом княж Андре­евым сыном Ухтом­ским пол­сель­ца Агар­ко­ва … За князь Федо­ром княж Андре­евым сыном Ухтом­ским пол­сель­ца Агар­ко­ва (л.184об.)

146.120. ОСИП АНДРЕ­ЕВИЧ (?-1726)

1710 — За вдо­вою кня­ги­нею Татья­ною Мат­фе­е­вою доче­рью князь Андре­ев­скою женою Васи­лье­ва сына Ухтом­ско­го пол­сель­ца Агар­ко­ва (РГА­ДА, ф.1209, оп.1, д.12520, л.184) Пере­пись 1710 года: Санкт-Петер­бург­ская губер­ния: Поше­хон­ский уезд: Переч­не­вая кни­га. Волость Воль­ская; там же: За князь Оси­пом княж Андре­евым сыном Ухтом­ским пол­сель­ца Агар­ко­ва … За князь Федо­ром княж Андре­евым сыном Ухтом­ским пол­сель­ца Агар­ко­ва (л.184об.)

ххх.120. МАР­ФА АНДРЕЕВНА

1710 -Волость Воль­ская за поме­щи­ки и за вот­чин­ни­ки… за княж­ною дев­кою Мар­фою Андре­евою доче­рью Ухтом­ско­го жере­бей сель­ца Агар­ко­ва …Пере­пись 1710 года: Санкт-Петер­бург­ская губер­ния: Поше­хон­ский уезд: Переч­не­вая книга
(РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 12520. Л.90-208)

147.123. МИХА­ИЛ МИХАЙ­ЛО­ВИЧ ( — 08.05.1759)

Кол­леж­ский совет­ник + Спа­со- Пре­об­ра­жен­ский собор в Ряза­ни, скон­чал­ся 8 мая 1759 г. ;

Ж., МАРИЯ СТЕ­ПА­НОВ­НА ИВАШКИНА.

148.123. ИВАН МИХАЙ­ЛО­ВИЧ (1775,1781)

класн.чин.(1775,1781) помещ. 2С:Мих.Нкт.Петр-ча

149.123. АЛЕК­САНДР МИХАЙ­ЛО­ВИЧ (1716,1776)

под­пол­ков­ник

~ 1) N;

~ 2) АННА НИКИТИШНА

150.123. КН. ДМИТ­РИЙ МИХАЙ­ЛО­ВИЧ (1726—,1791)

помещ. 4С:Мих.Нкт.Петр-ча1726-?, генерал-майор
+с.Ивановское-Ухтомских Александров.-у. Вла­дим., в холод­ной церкви
князь Дмит­рий Михай­ло­вич Ухтом­ский посту­пил на воен­ную служ­бу капра­лом в 17-лет­нем воз­расте в мае 1743 года, в нача­ле цар­ство­ва­ния импе­ра­три­цы Ели­за­ве­ты Пет­ров­ны, при­чем не в гвар­дию, в ряды кото­рой обыч­но стре­ми­лись недо­рос­ли его кру­га, а в один из армей­ских пол­ков. Через четы­ре меся­ца он уже стал кап­те­нар­му­сом, а еще пару меся­цев спу­стя – сер­жан­том. Одна­ко затем в карье­ре небо­га­то­го кня­зя насту­пи­ла доволь­но про­дол­жи­тель­ная пау­за. Лишь еще три с поло­ви­ной года спу­стя в мае 1747 года он полу­чил пер­вый офи­цер­ский чин пра­пор­щи­ка. Мож­но лишь вспом­нить, что, к при­ме­ру, Гав­ри­ил Дер­жа­вин, зна­ме­ни­тый поэт, до полу­че­ния офи­цер­ства про­слу­жил целых десять лет, начав даже не с капра­ла, а с рядо­во­го. В 1748-м Ухтом­ский был про­из­ве­ден в пол­ко­вые ауди­то­ры, полу­чив в свое веде­ние пол­ко­вой воен­ный суд.
В даль­ней­шем его про­дви­же­ние по карьер­ной лест­ни­це так­же было не быст­рым. Лишь в 1754 году Дмит­рий Ухтом­ский стал пору­чи­ком, а в 1757-м – капи­та­ном. В этом чине он при­нял уча­стие в сра­же­ни­ях рус­ско-прус­ской вой­ны. Мно­го­крат­но рискуя жиз­нью, в каче­стве награ­ды он полу­чил лишь сле­ду­ю­щий чин секунд-май­о­ра, да и то лишь в 1763 году уже в нача­ле цар­ство­ва­ния импе­ра­три­цы Ека­те­ри­ны II.
Вско­ре князь Дмит­рий Ухтом­ский пере­шел на служ­бу по интен­дант­ско­му ведом­ству. В 1764-м он был назна­чен гене­рал-про­ви­ант­мей­стер-интен­дан­том – фак­ти­че­ски снаб­жен­цем цело­го армей­ско­го кор­пу­са. На этом посту его про­из­ве­ли в под­пол­ков­ни­ки, а в 1771 году – в пол­ков­ни­ки. К тому вре­ме­ни князь зани­мал доста­точ­но высо­кую долж­ность в про­ви­ант­ском депар­та­мен­те Воен­ной кол­ле­гии. К нача­лу 1778 года воен­ная служ­ба Дмит­рия Михай­ло­ви­ча, кото­ро­му уже шел 52-й год, фак­ти­че­ски завер­ши­лась, и он, полу­чив чин бри­га­ди­ра (бри­гад­но­го гене­ра­ла) пере­шел чле­ном при­сут­ствия в Госу­дар­ствен­ную вот­чин­ную кол­ле­гию (что-то вро­де выс­ше­го арбит­раж­но­го суда по земель­ным спо­рам), кото­рая рас­по­ла­га­лась в Москве. Там князь наби­рал­ся опы­та в каче­стве высо­ко­по­став­лен­но­го граж­дан­ско­го чинов­ни­ка. Но его пре­бы­ва­ние в кол­ле­гии ока­за­лось непро­дол­жи­тель­ным. Импе­ра­три­ца Ека­те­ри­на II 1 сен­тяб­ря 1778-го под­пи­са­ла указ об учре­жде­нии Вла­ди­мир­ско­го намест­ни­че­ства, а уже 4 сен­тяб­ря бри­га­дир князь Дмит­рий Михай­ло­вич Ухтом­ский был назна­чен самым пер­вым в исто­рии вла­ди­мир­ским вице-губернатором.Инициатором подоб­но­го кад­ро­во­го реше­ния стал пер­вый вла­ди­мир­ский намест­ник гене­рал-аншеф граф Роман Илла­ри­о­но­вич Ворон­цов. Иску­шен­ный адми­ни­стра­тор и царе­дво­рец граф Ворон­цов, по-види­мо­му, решил иметь вице-губер­на­то­ром во Вла­ди­ми­ре опыт­но­го снаб­жен­ца, так как этот чинов­ник (он в губерн­ском шта­те имел­ся все­го один) в ту пору ведал «эко­но­ми­че­ским бло­ком» – отве­чал за раз­ви­тие про­мыш­лен­но­сти и тор­гов­ли, нало­го­вые сбо­ры, управ­ле­ние казен­ны­ми име­ни­я­ми. К тому же заме­сти­тель с кня­же­ским титу­лом из рода Рюри­ко­ви­чей тешил тще­сла­вие гене­рал-губер­на­то­ра, полу­чив­ше­го граф­ский титул лишь в 1760 году по заслу­гам стар­ше­го бра­та канц­ле­ра Миха­и­ла Воронцова.
С гра­фом Ворон­цо­вым князь Ухтом­ский сра­бо­тал­ся. Вме­сте они про­слу­жи­ли более пяти лет. По пред­став­ле­нию Рома­на Илла­ри­о­но­ви­ча бри­га­дир князь Ухтом­ский был про­из­ве­ден в гене­рал-май­о­ры и награж­ден орде­ном св. Вла­ди­ми­ра IV степени.
Идил­лия закон­чи­лась после неожи­дан­ной смер­ти гра­фа Ворон­цо­ва в декаб­ре 1783 года (кста­ти, в том же году Дмит­рий Ухтом­ский поте­рял свою супру­гу). Новым вла­ди­мир­ским намест­ни­ком Ека­те­ри­на II назна­чи­ла 54-лет­не­го гра­фа Ива­на Пет­ро­ви­ча Сал­ты­ко­ва, сына фельд­мар­ша­ла, род­ствен­ни­ка импе­ра­тор­ской фамилии.Новый намест­ник стал откро­вен­но тре­ти­ро­вать окру­же­ние пред­ше­ствен­ни­ка. У кня­зя Ухтом­ско­го отно­ше­ния с гра­фом Сал­ты­ко­вым не сло­жи­лись с само­го нача­ла, тем более что новый намест­ник был сиба­ри­том, любив­шим жен­щин, куте­жи и охо­ту, а в делах при­вык пола­гать­ся на дове­рен­ных людей, к чис­лу кото­рых вла­ди­мир­ский вице-губер­на­тор не относился.
На катор­гу в Сибирь
В такой обста­нов­ке в 1784 году воз­ник­ло дело по обви­не­нию кня­зя Ухтом­ско­го в полу­че­нии взя­ток при про­ве­де­нии рекрут­ско­го набо­ра. В ту пору от бес­сроч­ной сол­дат­чи­ны мож­но было отку­пить­ся: нанять вме­сто себя «охот­ни­ка» или купить рекрут­ский билет, осво­бож­дав­ший от воен­ной служ­бы. Пла­те­жи за рекрут­ские биле­ты шли в доход каз­ны. Ухтом­ско­го обви­ни­ли, что часть этих денег он, яко­бы, утаивал.
Скан­дал во Вла­ди­ми­ре полу­чил­ся неимо­вер­ный. Мно­гие зна­ко­мые и дру­зья поспе­ши­ли отвер­нуть­ся от опаль­но­го чинов­ни­ка, пред­ре­кая его ско­рую ссыл­ку в Сибирь, куда при Ека­те­рине II обыч­но отправ­ля­ли уго­лов­ных пре­ступ­ни­ков. Для суда над Ухтом­ским в 1785 году был состав­лен спе­ци­аль­ный коми­тет под пред­се­да­тель­ством гра­фа Сал­ты­ко­ва, в кото­рый вошли сена­то­ры князь Миха­ил Щер­ба­тов (дав­ний недоб­ро­же­ла­тель гра­фа Ворон­цо­ва) и Иван Мас­лов. Коми­тет в 1786-м вынес реше­ние: «Ухтом­ско­го по лише­нию чинов и дво­рян­ства сослать в Сибирь на бес­сроч­ную катор­гу». Одна­ко этот при­го­вор дол­жен был утвер­дить Сенат, а фак­ти­че­ски санк­ци­о­ни­ро­вать сама императрица.
Тем вре­ме­нем в кон­це 1787 года Ека­те­ри­на II отпра­ви­ла гра­фа Ива­на Сал­ты­ко­ва коман­до­вать арми­ей про­тив турок. Его прав­ле­ние во Вла­ди­ми­ре про­дол­жа­лось менее трех лет. Вско­ре после это­го князь Ухтом­ский был поми­ло­ван, а дело в отно­ше­нии него закры­то. Ско­рее все­го, тако­во было реше­ние импе­ра­три­цы. По-види­мо­му, обви­не­ния в отно­ше­нии быв­ше­го вице-губер­на­то­ра ока­за­лись дале­ко не бес­спор­ны, ина­че он и в самом деле мог отпра­вить­ся в Сибирь. Прав­да, на служ­бу князь боль­ше не вер­нул­ся, но остал­ся в гене­раль­ском чине дожи­вать век в сво­ем име­нии селе Ива­нов­ское-Ухтом­ских Алек­сан­дров­ско­го уезда.
Гене­рал-май­ор и кава­лер князь Дмит­рий Михай­ло­вич Ухтом­ский скон­чал­ся в 1801 году в 75-лет­нем воз­расте и был погре­бен в церк­ви Рож­де­ства Иоан­на Пред­те­чи села Ива­нов­ское-Ухтом­ских рядом в родо­вом склепе.
Вице-губер­на­тор Вла­ди­мир­ской губер­нии — Ухтом­ский Дмит­рий Михай­ло­вич (князь, гене­рал-май­ор) 1783—1785. На 1 янв. 1784 г. — во Вла­ди­мир­ском намест­ни­че­стве в Казен­ной пала­те — Вице-губер­на­тор Князь Дмит­рий Михай­ло­вич Ухтом­ской, Гене­рал-май­ор и орде­на Св. Кня­зя Вла­ди­ми­ра 4-й сте­пе­ни кавалер.
«По при­ез­де во Вла­ди­мир А.В.Суворова встре­чал его ста­рый друг — князь Дмит­рий Михай­ло­вич Ухтом­ский. Князь Ухтом­ский со сво­ей семьей про­жи­вал в горо­де дав­но — 2 сен­тяб­ря 1778 года он был назна­чен Ека­те­ри­ной II во …» Здесь в доме Ухтом­ских Алек­сан­дру Васи­лье­ви­чу был пред­став­лен млад­ший сын кня­зя Петр Дмит­ри­е­вич, кото­рый недав­но закон­чил Сухо­пут­ный кадет­ский кор­пус и был выпу­щен из него в зва­нии пору­чи­ка. Моло­дой чело­век понра­вил­ся Суво­ро­ву, и он обе­щал взять его в штаб адъ­ютан­том. Свое сло­во пол­ко­во­дец сдер­жал: через пол­го­да юно­ша в этом зва­нии был при­чис­лен к шта­бу Суво­ро­ва. Борис Пет­ро­вич Нико­ла­ев. А. В. Суво­ров: по архив­ным мате­ри­а­лам, 2005. С. 83.

Ж., ЕЛИ­ЗА­ВЕ­ТА АЛЕК­САН­ДРОВ­НА (1733-1783,‡ с. Ива­нов­ское-Ухтом­ских Александров.-у.) Похо­ро­не­на за пра­вым кли­ро­сом холод­ной церк­ви, ею постро­ен­ной «оста­вив супру­га ген.-майора Вла­ди­мир­ска­го намест­ни­че­ства вице-губер­на­то­ра Димит­рия Михай­ло­ви­ча» 12.

151.124. МИХА­ИЛ ВАСИЛЬЕВИЧ

152.124. ДМИТ­РИЙ ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ (*1719, сель­цо Семе­нов­ское Поше­гон­ско­го уез­да, † 4 окт. 1779, ‡ село Архан­гель­ское-Дуб­ки Одо­ев­ско­го уез­да, Туль­ской губ)

Архи­тек­тор, мастер рус­ско­го барок­ко. Родил­ся в 1719 г. в с. Семе­нов­ское (ныне Яро­слав­ская обл.). Про­ис­хо­дил из ста­рин­но­го кня­же­ско­го, но обед­нев­ше­го рода сред­не­го слу­жи­ло­го дво­рян­ства. Маль­чи­ком был отдан для обу­че­ния в мос­ков­скую «шко­лу мате­ма­ти­че­ских и нави­гац­ких наук» (раз­ме­ща­лась в Суха­ре­вой башне). В 1733 г.- в воз­расте четыр­на­дца­ти лет, Дмит­рий Ухтом­ский был направ­лен уче­ни­ком в архи­тек­тур­ную коман­ду глав­но­го архи­тек­то­ра Моск­вы И.Ф. Мичу­ри­на. Он ремон­ти­ро­вал и пере­стра­и­вал мно­же­ство церк­вей, мона­сты­рей и казен­ных зда­ний. В этом ему помо­га­ли уче­ни­ки. Ухтом­ский был спе­ци­аль­но опре­де­лен уче­ни­ком к мона­стыр­ским стро­е­ни­ям. После вось­ми лет рабо­ты с Мичу­ри­ным Ухтом­ский был пере­ве­ден в коман­ду И.К. Коро­бо­ва, основ­ная рабо­та послед­не­го и его уче­ни­ков заклю­ча­лась в осмот­рах и почин­ке город­ских вет­хих стро­е­ний. Пер­вая само­сто­я­тель­ная рабо­та Ухтом­ско­го — про­ект Твер­ских ворот к коро­на­ции Ели­за­ве­ты Пет­ров­ны. При­ни­мая во вни­ма­ние талант, зна­ния, сло­жив­ше­е­ся мастер­ство сво­е­го моло­до­го уче­ни­ка, Коро­бов в 1742 г. пред­ста­вил Ухтом­ско­го к зва­нию гезе­ли (под­ма­сте­рья), сде­лал сво­им помощ­ни­ком и пере­дал все дела по управ­ле­нию коман­дой при сво­их отъ­ез­дах. Через два года моло­дой помощ­ник был пред­став­лен к зва­нию «заар­хи­тек­то­ра» и про­из­ве­ден в капи­та­ны. К коро­на­ци­он­ным тор­же­ствам 1742 г. постро­ил в Крем­ле по про­ек­ту Ф.Б.Растрелли дере­вян­ный Крем­лев­ский дво­рец. В 1747 г. Ухтом­ский оста­ет­ся фак­ти­че­ски един­ствен­ным архи­тек­то­ром Моск­вы (с 1745 по 1752 гг.). Еще с сен­тяб­ря 1745 г. он был про­из­ве­ден Сена­том в архи­тек­то­ры при мос­ков­ской поли­ции, в обя­зан­но­сти кото­ро­го вхо­ди­ло руко­вод­ство всей граж­дан­ской и обы­ва­тель­ской застрой­кой горо­да, наблю­де­ние при этом за соблю­де­ни­ем спе­ци­аль­ных ука­зов. К архи­тек­тур­но­му насле­дию Ухтом­ско­го отно­сят­ся бога­тые усадь­бы, дома зна­ти, обще­ствен­ные учре­жде­ния, три­ум­фаль­ные воро­та, церк­ви, мосты, коло­коль­ни. Зна­чи­тель­ная часть про­ек­тов не была осу­ществ­ле­на по раз­ным при­чи­нам еще при жиз­ни авто­ра. Почти все построй­ки Ухтом­ско­го до наших дней не сохра­ни­лись, до сих пор не най­де­на зна­чи­тель­ная часть его про­ек­тов. После пожа­ров 1748 г. и 1752 г. под руко­вод­ством Ухтом­ско­го были состав­ле­ны пла­ны регу­ляр­ных застро­ек пого­ре­лых мест (такое прак­ти­ко­ва­лось впер­вые) и после Ухтом­ско­го они дли­тель­ное вре­мя явля­лись основ­ны­ми гра­до­стро­и­тель­ны­ми доку­мен­та­ми Моск­вы. С1753 по 1757 гг. по про­ек­ту Ухтом­ско­го шло стро­и­тель­ство Куз­нец­ко­го моста, кото­рый являл­ся одним из при­ме­ров круп­ных ансам­бле­вых ком­по­зи­ций сер. XVIII в., про­су­ще­ство­вал до нач. XIX в. В 1752-1757 гг. пере­стро­ил в камне Крас­ные воро­та, постро­ен­ные в 1742 г. из дере­ва М.Г.Земцовым. С нача­ла 50-х гг. XVIII сто­ле­тия под руко­вод­ством Ухтом­ско­го были раз­вер­ну­ты рабо­ты по почин­ке город­ских стен и башен Крем­ля, а с 1749 по 1754 гг. он вел боль­шую рабо­ту по стро­и­тель­ству Крем­лев­ско­го двор­ца для импе­ра­три­цы Ели­за­ве­ты. Пожа­луй, един­ствен­ным сохра­нив­шим­ся до наших дней тво­ре­ни­ем выда­ю­ще­го­ся рус­ско­го зод­че­го явля­ет­ся коло­коль­ня Тро­и­це-Сер­ги­е­вой лав­ры. Одно­вре­мен­но с Крас­ны­ми воро­та­ми Ухтом­ский в 1753 г. начи­на­ет стро­и­тель­ство сенат­ско­го дома в Немец­кой сло­бо­де. В чис­ле постро­ек архи­тек­то­ра были: Голо­вин­ский дво­рец, гале­реи для хра­не­ния собра­ния Ору­жей­ной пала­ты, вин­ные скла­ды Камен­но­мост­ско­го питей­но­го дво­ра, под­мос­ков­ные усадь­бы (в том чис­ле, веро­ят­но, и Кус­ко­во) и мно­гие дру­гие, к сожа­ле­нию, теперь исчез­нув­шие. В 1755 г. про­ек­ти­ро­вал три­ум­фаль­ные Вос­кре­сен­ские воро­та для Крас­ной пло­ща­ди (не осущ.). По про­ек­ту У. в 1762 г. воз­ве­ли три­ум­фаль­ные воро­та на Твер­ской ули­це. В нача­ле 1750-х гг. У. сде­лал про­ект усадь­бы Нескуч­ное для кня­зя Н.Ю.Трубецкого.
Заслу­гой это­го рус­ско­го архи­тек­то­ра и его уче­ни­ков сле­ду­ет счи­тать вос­ста­нов­ле­ние и рестав­ра­цию памят­ни­ков ста­ри­ны, что сохра­ня­ло их от раз­ру­ше­ния. Сле­ду­ет отме­тить и педа­го­ги­че­ский талант Ухтом­ско­го, кото­рый в пол­ной мере про­яв­лял­ся во вре­мя созда­ния и руко­вод­ства пер­вой в Рос­сии спе­ци­аль­ной архи­тек­тур­ной шко­лой, начав­шей свою рабо­ту с октяб­ря 1749 г. Ее целью было дать уче­ни­кам про­фес­си­о­наль­ные навы­ки и систе­ма­ти­зи­ро­ван­ные тео­ре­ти­че­ские зна­ния. 19 окт. 1749 г. У. полу­чил спе­ци­аль­ное поме­ще­ние для раз­ме­ще­ния шко­лы. Он раз­ра­бо­тал систе­му архи­тек­тур­но­го обра­зо­ва­ния, пред­по­ла­гав­шую как тео­ре­ти­че­ские, так и прак­ти­че­ские заня­тия, собрал боль­шую биб­лио­те­ку архи­тек­тур­ных книг и обес­пе­чил уче­ни­ков необ­хо­ди­мы­ми чер­теж­ны­ми инстру­мен­та­ми. Чер­те­жи, созда­вав­ши­е­ся уче­ни­ка­ми у. и им самим пред­став­ля­ли насто­я­щие про­из­ве­де­ния гра­фи­че­ско­го искус­ства. Сре­ди вос­пи­тан­ни­ков шко­лы были М.Ф. Каза­ков, А.Ф. Коко­ри­нов и дру­гие выда­ю­щи­е­ся масте­ра. В мае 1754г. за мно­го­чис­лен­ные заслу­ги награж­ден ран­гом под­пол­ков­ни­ка. В 1759 г. У. создал один из наи­бо­лее инте­рес­ных сво­их про­ек­тов — про­ект Гос­пи­таль­но­го и инва­лид­но­го домов, кото­рый дол­жен был рас­по­ла­гать­ся на бере­гу Моск­вы-реки. Он не был осу­ществ­лен. В 1760 г. Ухтом­ский был обви­нен в боль­шом рас­хо­до­ва­нии средств на руко­во­ди­мых им строй­ках. После­до­ва­ло отстра­не­ние от дел, нача­лась реви­зия, кото­рая дли­лась ю лет, уста­но­вив­шая пол­ную необос­но­ван­ность обви­не­ния. Но к руко­вод­ству архи­тек­тур­ной коман­дой и шко­лой (пре­кра­ти­ла свое суще­ство­ва­ние в 1764 г.) Ухтом­ский не был воз­вра­щен. О послед­них годах жиз­ни зод­че­го извест­но мало. Про­быв неко­то­рое вре­мя после отстав­ки в Москве, он в 1767 г. пере­ехал в свое име­ньи­це Дуб­ки Одо­ев­ско­го уез­да Туль­ской губер­нии. Там скон­чал­ся. Похо­ро­нен был у стен дере­вян­ной церк­ви Миха­и­ла Архан­ге­ла, за что и село часто назы­ва­ет­ся Архан­гель­ское-Дуб­ки. На месте не сохра­нив­шей­ся церк­ви сыном покой­но­го Дмит­ри­ем была воз­ве­де­на новая камен­ная цер­ковь Смо­лен­ской Бого­ма­те­ри. Моги­ла зод­че­го теперь уте­ря­на. Лишь несколь­ко деся­ти­ле­тий назад с южной сто­ро­ны церк­ви уда­лось обна­ру­жить над­гро­бие из бело­го мра­мо­ра в виде сар­ко­фа­га с над­пи­сью: «1774 году октяб­ря 4 дня пре­ста­вил­ся колеской совет­ник архи­тек­тур князь Дмит­рий Васи­лье­вич сын Ухтомский» …

Ж., ЕКА­ТЕ­РИ­НА СТЕ­ПА­НОВ­НА (ИВА­НОВ­НА?) РЖЕВ­СКАЯ (1731-,1754)1722/28 гг – 1769/70

153.124. СЕР­ГЕЙ ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ (1725—,1754)

архи­тек­тор зС:Вас.Григ.Вас-ча, пре­мьер-май­ор. Как и его брат Дмит­рий Васи­лье­вич, был архитектором.

1749 — «доно­ше­нии» от 20 сен­тяб­ря 1749 г., то есть когда про­шло уже два года со дня кон­чи­ны учи­те­ля Коро­бо­ва. В нем Ухтом­ский про­сил Сенат опре­де­лить в его архи­тек­тур­ную коман­ду сыно­вей умер­ше­го: 11-лет­не­го Ива­на и 6-лет­не­го Нико­лая. При этом про­си­тель сооб­щал, что они «фран­цуз­ско­го язы­ка несколь­ко осво­и­ли» и, по его наблю­де­нию, «по при­род­ной их склон­но­сти нема­лое жела­ние име­ют обу­чать­ся архи­тек­тур­ной нау­ке». Сенат раз­ре­шил этот вопрос поло­жи­тель­но. В доме Коро­бо­вых в каче­стве учи­те­ля посе­лил­ся «архи­тек­ту­рии гезель» Сер­гей Ухтом­ский, брат архитектора.
Дру­гой круп­ный пожар Архи­ерей­ско­го дома, слу­чив­ший­ся в 1758 году, вновь уни­что­жил покры­тие церк­ви. После это­го пожа­ра в Ростов был при­слан архи­тек­тор Сер­гей Ухтом­ский с ука­за­ни­ем соста­вить про­ек­ты новой застрой­ки пого­ре­лых мест в горо­де и вос­ста­нов­ле­ния Архи­ерей­ско­го дома. Про­ект­ные пред­ло­же­ния Ухтом­ско­го име­ли целью обес­пе­чить в буду­щем пожар­ную без­опас­ность зда­ний, для чего пред­по­ла­га­лось заме­нить на всех церк­вах дере­вян­ные кров­ли несго­ра­е­мы­ми метал­ли­че­ски­ми покры­ти­я­ми по метал­ли­че­ским же кро­вель­ным кон­струк­ци­ям. Осу­ществ­ле­ние это­го про­ек­та ста­ло для архи­ерей­ско­го дома столь эко­но­ми­че­ски затруд­ни­тель­ным, что рабо­ты по соору­же­нию метал­ли­че­ских покры­тий затя­ну­лись на деся­ти­ле­тия. Вско­ре после пожа­ра на церк­ви была вновь спеш­но устро­е­на дере­вян­ная кровля.

154.124. НИКО­ЛАЙ ВАСИЛЬЕВИЧ

155.126. ДМИТ­РИЙ БОРИСОВИЧ

155а.127а. АЛЕК­САНДР МИХАЙ­ЛО­ВИЧ (1716)

в 1716 под­пол­ков­ник (1716) С:Мих.Захар.

156.130. СЕМЁН ИВА­НО­ВИЧ (1728—1782)

классн.чин.(1781) С:Ив.Нкт.Григ-ча
1773 — рядом с устьем при­то­ка Ухры — реки Лапуш­ки, в 1773 г. мест­ный поме­щик князь С. И. Ухтом­ский выстро­ил камен­ную цер­ковь Нико­лы, у алта­ря кото­рой и был похоронен.
1743 — сов­мест­ное вла­де­ние д.Инарово Молож.ст. Углич.у. — Иван Ники­тич и Семен Ива­но­вич Ухтом­ские и Р.Р.Кошелев и В.В.Высоцкий.

157.131. КН. ИВАН НИКИ­ТИЧ (1725-1791)

Ж., АВДО­ТЬЯ ИВА­НОВ­НА УШАКОВА.

ххх.100. КНЖ. КСЕ­НИЯ НИКИ­ТИЧ­НА (1726 — 1795)

~ 1) ПЁТР НИКИ­ФО­РО­ВИЧ СКО­БЕЛЬ­ЦЫН (?-до 1763);

~ 2) ПЁТР АНДРЕ­ЕВИЧ УШАКОВ.

ххх.100. ТАТЬЯ­НА НИКИТИЧНА

М., 1736, АФА­НА­СИЙ ГРИ­ГО­РЬЕ­ВИЧ ТРАВИН.

XXVII поколение

159.134. СТЕ­ПАН СТЕПАНОВИЧ

160.141. ГРИ­ГО­РИЙ ПЕТРОВИЧ

Капи­тан.

161.141. КН. МИХА­ИЛ ПЕТ­РО­ВИЧ (1719,1756)

вотч.-Пошехонье-у. 2С:Петр.Матв.Григ-ча
Подполковник.

162.141. КН. МАТ­ВЕЙ ПЕТ­РО­ВИЧ (1778)

Пол­ков­ник. 1778 — в г. Весье­гон­ске про­жи­ва­ло: куп­цов — 56, мещан — 677, цер­ков­но­слу­жи­те­лей — 20, сол­дат отстав­ных — 3. Уезд­ная власть выгля­де­ла так: «Город­ни­чий — май­ор Иван Кама­ра­шев, уезд­ный судья-кол­леж­ский асес­сор Ф. П. Вол­ку­нов, дво­рян­ские засе­да­те­ли- секунд-май­ор Миха­и­ле Ста­ро­шер­ша­вин и пра­пор­щик Иван Синя­гин, уезд­ный каз­на­чей — секунд-май­ор Игна­тий Дедев­кин, при дво­рян­ской опе­ке — князь Мат­вей Пет­ро­вич Ухтом­ский, пол­ков­ник, в ниж­нем зем­ском суде -зем­ский исправ­ник, кол­леж­ский асес­сор Миха­и­ле Вени­ве­ти­нов и дво­рян­ские засе­да­те­ли: капи­тан Мат­вей Батюш­ков и капи­тан Сте­пан Ахлебаев…»
1782 — пол­ков­ни­ка князь Мат­вея Пет­ро­ви­ча Ухтом­ско­го дд. Юрки­но, сц.Момряково…ГАЯО. 100-7-39. Ревиз­ские сказ­ки Бори­со­глеб­ско­го уез­да за 1782 г.

163.143. КН. ДМИТ­РИЙ ЕВГЕ­НЬЕ­ВИЧ (1766—,1807)

классн.чин.(1792) помещ. 1С:Евген.Вас.Вл-ча
В 1798 г. Дмит­рий упо­ми­на­ет­ся уже как пра­пор­щик. В 1795 г. Нико­лай ста­но­вит­ся гвар­дии сер­жан­том, а в 1798 г. – кор­не­том. В 1794, 1797 г. Дмит­рия и Нико­лая на испо­ве­ди не было, веро­ят­но, нахо­ди­лись на служ­бе. 1807 — при созда­нии народ­ной мили­ции Зем­ское рыбин­ское вой­ско или мили­ция состо­я­ла из 2 тысяч Сотен­ны­ми началь­ни­ка­ми были избраны:в пяти­сотне Кожи­на: .под­по­ру­чик Д.Е. Ухтом­ский. В 1811 г. и Дмит­рий, и Нико­лай про­дол­жа­ют оста­вать­ся холо­сты­ми, хотя млад­ший брат уже име­ет двух неза­кон­но­рож­ден­ных детей – Ефи­ма и Нико­ла­я­Фонд № 230. Опись № 1 т.5. Дело № 9635.
1825 — Пере­пис­ка с губерн­ским прав­ле­ни­ем о взыс­ка­нии со свя­щен­ни­ка церк­ви с.Огарково Рыбин­ско­го у. Анто­на Васи­лье­ва вещей, зало­жен­ных ему умер­шим кня­зем Дмит­ри­ем Евге­нье­ви­чем Ухтом­ским. Даты доку­мен­тов: 1825–1826 гг

164.143. КН. НИКО­ЛАЙ ЕВГЕ­НЬЕ­ВИЧ (1775—1825)

В 1795 г. Нико­лай ста­но­вит­ся гвар­дии сер­жан­том, а в 1798 г. – корнетом.В 1794, 1797 г. Дмит­рия и Нико­лая на испо­ве­ди не было, веро­ят­но, нахо­ди­лись на служ­бе. В 1806 году кор­нет князь Нико­лай Евге­нье­вич вер­нул­ся домой. 1807 — при созда­нии народ­ной мили­ции князь Н.Е.Ухтомский был осво­бож­ден от служ­бы в мили­ции вви­ду заня­тия ими дру­гих долж­но­стей на госу­дар­ствен­ной служ­бе, кн. Н.Е. Ухтом­ский в каче­стве засе­да­те­лей зем­ско­го суда.а в 1809 году вер­нул­ся и под­по­рут­чик князь Дмит­рий Евге­нье­вич Ухтом­ский. Не упо­ми­на­ют­ся ни отец, ни мать. Они мог­ли пере­брать­ся в город или уме­реть. В 1811 г. и Дмит­рий, и Нико­лай про­дол­жа­ют оста­вать­ся холо­сты­ми, хотя млад­ший брат уже име­ет двух неза­кон­но­рож­ден­ных детей – Ефи­ма и Нико­лая. В 1813 г. дети запи­са­ны уже как вос­пи­тан­ни­ки Нико­лая. А в 1814 году после запи­си об испо­ве­ди отца и детей идет запись об испо­ве­ди дво­ро­вой дев­ки Мар­фы Его­ро­вой, воз­мож­но, мате­ри детей.

Ж., МАР­ФА ЕГО­РОВ­НА, дво­ро­вая дев­ка, неза­кон­ная жена. От нее имел двух неза­кон­но­рож­ден­ных детей – Ефи­ма и Николая.

ххх.143. КНЖ. АННА ЕВГЕНЬЕВНА

упо­ми­на­ет­ся как хозяй­ка с.Марьино, судя по фами­лии, она не вышла замуж.
1836 — О про­да­же име­ний. По пред­став­ле­нию Рыбин­ско­го Уезд­но­го Суда про­да­вать­ся будет под­ле­жа­щее в каз­ну име­ние, остав­ше­е­ся после княж­ны Анны Евге­нье­вой Ухтом­ской, заклю­ча­ю­ще­е­ся в сереб­ре и зри­тель­ной труб­ке, по оцен­ке на 310 руб. 20 коп.[ ЯГВ №50].
1837 — О про­да­же име­ний. Вслед­ствие пред­став­ле­ния рыбин­ско­го Уезд­но­го Суда про­да­вать­ся будет под­ле­жа­щее в каз­ну име­ние, остав­ше­е­ся после княж­ны Анны Евге­нье­вой Ухтом­ской, заклю­ча­ю­ще­е­ся в сереб­ре и зри­тель­ной труб­ке, по оцен­ке на 239 руб. 26 коп.[ЯГВ № 10.] 

165.145. ДМИТ­РИЙ ФЕДОРОВИЧ

В том же 1798 г. в с. Кос­ко­во про­жи­вал князь Дмит­рий Фёдо­ро­вич Ухтом­ский с семьёй, кото­рый не являл­ся воен­ным, веро­ят­но, был род­ствен­ни­ком Евге­нию Васильевичу.

166.146. СЕМЁН ОСИПОВИЧ

167.147. ИВАН МИХАЙ­ЛО­ВИЧ (1759-1829)

крихс­ца­ми­стер (1793), дей­стви­тель­ный стат­ский совет­ник. Губер­на­тор в Тве­ри 1802, а затем в Ниж­нем Новгороде.

1793, запи­сан в ИВ Вла­ди­мир­ская ц. Каза­ни крихс­ца­ми­стер кн. Иван Мих. Ухтом­ский 35, жена его Мар­га­ри­та Мих. 27, дети: Андрей 6, Алек­сандр 3, Прас­ко­вья 10, Дарья 8, Анна 5, Наста­сья 413.

Ж., МАР­ГА­РИ­ТА МИХАЙ­ЛОВ­НА КОШЕ­ЛЕ­ВА (* 1765).

168.148. РОМАН ИВА­НО­ВИЧ (1754-04.05.1807)

дей­стви­тель­ный стат­ский совет­ник. воро­неж. и СПб. виц.-губерн., ново­гор. граж­дан­ский губер.

1796, пред­се­да­тель Уго­лов­ной Пала­ты Яро­слав­ско­го наместничества.

После смер­ти Пав­ла I в 1801 году воро­неж­ский театр вновь воз­об­но­вил свою дея­тель­ность, в кото­рой дея­тель­ное уча­стие при­нял вице-губер­на­тор князь Роман Ива­но­вич Ухтом­ский. В исто­рии воро­неж­ско­го теат­ра нача­ла XIX века вид­ное место зани­мал вице-губер­на­тор князь Роман Ива­но­вич Ухтом­ский. Е.А.Болховитинов напи­сал сво­е­му дру­гу В.И.Македонцу в 1806 году, что «князь Роман Ива­но­вич живет у нас тихо и все так­же ленив, как был у вас. Кар­ты состав­ля­ют поло­ви­ну его упраж­не­ний. А по сему гадаю я, что мно­же­ство здеш­них запу­тан­ных дел ско­ро выго­нят и его со служ­бы». К подоб­ной оцен­ке кня­зя Р.И.Ухтомского надо под­хо­дить очень осто­рож­но: до при­ез­да в Воро­неж он был пред­се­да­те­лем Яро­слав­ской судеб­ной пала­ты, где заро­дил­ся пер­вый рос­сий­ский театр ока­зал­ся доволь­но хоро­шо зна­ком с насто­я­щей режис­су­рой теат­ра. Во вре­мя пре­бы­ва­ния в Воро­не­же он полу­чил пра­ви­тель­ствен­ную награ­ду и поэто­му надо очень осто­рож­но гово­рить о его «лено­сти». Не исклю­че­но, что тра­ди­ции яро­слав­ско­го теат­ра он пере­нес на воро­неж­скую сце­ну. Без­услов­но, пере­вод Ухтом­ско­го в Воро­неж и полу­че­ние долж­но­сти вице-губер­на­то­ра было для него повы­ше­ни­ем по служ­бе. За свою рабо­ту он полу­чил так­же награ­ду и был пере­ве­ден затем на долж­ность нов­го­род­ско­го губер­на­то­ра, что сви­де­тель­ству­ет об отсут­ствии у него нега­тив­ных черт: куль­тур­ная жизнь в Нов­го­ро­де была зна­чи­тель­но скуд­нее, чем в Воро­не­же, и быв­ший воро­неж­ский вице-губер­на­тор изны­вал от скуки.
1834 — О про­да­же име­ний. По тре­бо­ва­нию Яро­слав­ско­го Губерн­ско­го Прав­ле­ния и по при­го­во­ру Кири­лов­ско­го Уезд­но­го Суда, за непла­теж умер­шим Под­пол­ков­ни­ком Кня­зем Пет­ром Ухтом­ским Кня­зю Рома­ну Ухтом­ско­му 1000 руб., Княжне Анне Ухтом­ской 300 руб., Дани­лов­ско­му лека­рю Нико­лаю Лап­чин­ско­му 300 руб. назна­че­но в про­да­жу име­ние его Ухтом­ско­го, состо­я­щее в Кири­лов­ском уез­де в деревне Алфе­ро­вой и Анд­ро­но­вой, налич­ных муж. 4, жен 8 душ, с зем­лею все­го 770 дес. 555 с поло­ви­ной саж., на кото­рой име­ет­ся часть дро­вя­но­го и стро­е­во­го леса; оце­не­но вооб­ще в 1550 руб., при­но­сит в год дохо­да 40 руб.
Захо­ро­не­ние: дей­стви­тель­ный стат­ский совет­ник, Санкт-Петер­бург, угол Ломо­но­сов­ской и Заха­ров­ской доро­жек, гра­нит­ная пли­та, Свя­то-Тро­иц­кий Собор Алек­сан­дро-Нев­ской Лавры.

ххх.148. МАРИЯ ИВАНОВНА

М., УСОВ

ххх.148. СОФИЯ ИВАНОВНА

М., ЛЬВОВ.

169.149. АЛЕК­САНДР АЛЕКСАНДРОВИЧ

70.149. ПЁТР АЛЕК­САН­ДРО­ВИЧ (1750—,1796)

помещ. 2С:Алдр.Мих.Нкт-ча

Ж., СТЕ­ПА­НИ­ДА МИХАЙ­ЛОВ­НА БАЙГИЛЬДЕЕВА.

171.149. МИХА­ИЛ АЛЕКСАНДРОВИЧ

172.150. МИХА­ИЛ ДМИТ­РИ­Е­ВИЧ (1756-1812)

Ж., ЕКА­ТЕ­РИ­НА МИХАЙЛОВНА.

173.150. ВАСИ­ЛИЙ ДМИТ­РИ­Е­ВИЧ (1763—18?,)

2С:Дм.Мих.Нкт-ча.
1821 — Дело по про­ше­нию секунд-май­о­ра кня­зя Васи­лия Дмит­ри­е­ви­ча Ухтом­ско­го о вво­де во вла­де­ние име­ни­ем по дерев­ням Бори­со­во и Ско­ко­во Яро­слав­ско­го уез­да сына Александра.

174.150. ПЁТР ДМИТ­РИ­Е­ВИЧ (1768—,1829)

помещ.-Вельск.у.(Вологодск.губ.) под­пол­ков­ник, про­жи­вал в Яро­слав­ской губер­нии. Вла­дел в Вот­чин­ской воло­сти в д. Анцы­фе­ро­во 29 Д.м.п. и в Кад­ни­ков­ском уез­де 21 д.м.п. 3С:Дм.Мих.Нкт-ча
под­пол­ков­ник, спо­движ­ник А. В. Суворова.
1784 — По при­ез­де во Вла­ди­мир А.В.Суворова встре­чал его ста­рый друг князь Дмит­рий Михай­ло­вич Ухтом­ский. Здесь в доме Ухтом­ских Алек­сан­дру Васи­лье­ви­чу был пред­став­лен млад­ший сын кня­зя Петр Дмит­ри­е­вич, кото­рый недав­но закон­чил Сухо­пут­ный кадет­ский кор­пус и был выпу­щен из него в зва­нии пору­чи­ка. Моло­дой чело­век понра­вил­ся Суво­ро­ву, и он обе­щал взять его в штаб адъ­ютан­том. Свое сло­во пол­ко­во­дец сдер­жал: через пол­го­да юно­ша в этом зва­нии был при­чис­лен к шта­бу Суво­ро­ва. в 1790 году Петр Дмит­ри­е­вич был пору­чи­ком Ростов­ско­го пол­ка, участ­во­вал в похо­дах Суво­ро­ва. В его послуж­ном спис­ке чита­ем: «Слу­жив­ши с отли­чи­ем под началь­ством кня­зя Суво­ро­ва… во вре­мя взя­тия Изма­и­ла, за храб­рость при штур­ме кото­ро­го награж­ден чином капи­та­на и золо­той медалью».
За уча­стие в Поль­ской кам­па­нии сам вели­кий пол­ко­во­дец жало­вал его насе­лен­ным име­ни­ем — селом Бро­же­нец с 83 душа­ми кре­стьян в Кобрин­ском пове­те. Посколь­ку тогда учи­ты­ва­лись исклю­чи­тель­но муж­ские души, то мож­но пред­по­ло­жить, что все­го в селе про­жи­ва­ло не менее трех­сот чело­век. Это было круп­ное вла­де­ние, в Яро­слав­ской губер­нии с ним срав­нять­ся могут, пожа­луй, име­ния Мусин-Пуш­ки­ных и Михал­ко­вых. В 1797 г. Ухтом­ский вышел в отстав­ку и после­до­вал за С. в Кобрин). В 1805 году князь Петр Дмит­ри­е­вич, полу­чив пол­ную отстав­ку, про­жи­вал в сво­ем рыбин­ском име­нье. В это вре­мя Напо­ле­он нанес Рос­сии и её союз­ни­кам — Прус­сии и Австрии — сокру­ши­тель­ное пора­же­ние в Аустер­лиц­ком сра­же­нии. Рос­сий­ское пра­ви­тель­ство при­ня­ло реше­ние создать во внут­рен­них губер­ни­ях опол­че­ние — «народ­ную мили­цию». Эта народ­ная мили­ция яви­лась про­об­ра­зом буду­ще­го народ­но­го опол­че­ния в Оте­че­ствен­ной войне 1812 года и во мно­гом спо­соб­ство­ва­ла быст­ро­му фор­ми­ро­ва­нию и раз­вер­ты­ва­нию воен­ных частей и соеди­не­ний в тре­вож­ные дни напо­лео­нов­ско­го наше­ствия. Началь­ни­ком мили­ции по Рыбин­ско­му уез­ду дво­рян­ством еди­но­душ­но был избран заслу­жен­ный бое­вой под­пол­ков­ник кн. Петр Дмит­ри­е­вич Ухтом­ский, «слу­жив­ший с отли­чи­ем под началь­ством кн. Суво­ро­ва как во вре­мя взя­тия Изма­и­ла, за храб­рость при штур­ме кото­ро­го он был награж­ден чином капи­та­на и золо­той меда­лью, так и во вре­мя ком­па­нии Поль­ской под началь­ством Суво­ро­ва, от кото­ро­го кн. Ухтом­ский полу­чил даже в пода­рок насе­лен­ное име­ние в Кобрин­ском пове­те село Бро­же­нец с 83 душа­ми крестьян».
1840 — Яро­слав­ские Губерн­ские Ведо­мо­сти. 1840 г. № 15.
Импе­ра­тор­ско­го Вос­пи­та­тель­но­го Дома Мос­ков­ский Опе­кун­ский Совет объ­яв­ля­ет о про­да­же с аук­ци­он­но­го тор­га зало­жен­но­го и про­сро­чен­но­го име­ния под­пол­ков­ни­ка кня­зя Пет­ра Дмит­ри­е­ва Ухтом­ско­го Яро­слав­ской Губер­нии в Рыбин­ском уез­де в деревне Бар­бине 23 души, Молог­ском уез­де в селе Боро­ни­шине 20 душ и Воло­год­ской губер­нии в Кад­ни­ков­ском уез­де в деревне Без­зу­бов­це 15 душ и Вель­ском в деревне Анцы­фо­ров­ской 25 душ; ито­го 83 души по 7 ревизии.

Ж., ЕКА­ТЕ­РИ­НА МИХАЙЛОВНА.

175.151. СТЕ­ПАН МИХАЙ­ЛО­ВИЧ (1734—, 1754)

помещ. 1С:Мих.Вас.Григ-ча.

176.151. Яков Михайлович
177.152. Дмит­рий Дмитриевич
~ Дарья Пет­ров­на Щер­ба­че­ва, дочь Пет­ра Ива­но­ви­ча Щербачёва

178.157. Васи­лий Ива­но­вич (2.08.1764 – 28.07.1826)

~ (23 июля 1788) Ека­те­ри­на Его­ров­на Бобо­едо­ва (29.10.1771 – 14.11.1813), Родо­вым гнез­дом супру­ги кня­зя было село Бер­ни­ки Любим­ско­го у. Яро­слав­ской губер­нии, где Ека­те­рине при­над­ле­жа­ло часть кре­пост­ных кре­стьян и где супру­ги частень­ко гостили.

ххх.157. ВАР­ВА­РА ИВАНОВНА

М., Лука Авк­сен­тье­вич Теля­ков­ский * 3-я четв. XVIII в.

ххх.157. Анна Ивановна

~ Иван Овчинников

12 коле­но

179.160. МИХА­ИЛ ГРИГОРЬЕВИЧ
1782 — капрал лейб-гвар­дии Пре­об­ражн­ско­го полка
1811 — вах­мистр; прапорщик.

~ ФЕДО­СЬЯ АНТОНОВНА
180.161. Нико­лай Михай­ло­вич (1756—,1793)
классн.чин.(1788,1793) помещ. С:Мих.Петр.Матв-ча
Что­бы опла­тить петер­бург­ские дол­ги, Н.Л. Батюш­ков в мар­те 1803 года про­да­ёт за 15 000 руб­лей достав­ши­е­ся ему после смер­ти отца «гос­под­ский камен­ный дом с при­над­ле­жа­щи­ми к нему дере­вян­ны­ми служ­ба­ми и садом» в селе Туха­ни Бежец­ко­го уез­да и «136 душ обо­е­го пола» 143[См. куп­чую на дом, зем­ли и кре­стьян Н.Л. Батюш­ко­ва Весье­гон­ско­го (Бежец­ко­го) уез­да Твер­ской губер­нии, про­дан­ные им кня­зю Н.М. Ухтом­ско­му. — РО РГБ. Ф. 343. Карт. 7. Ед. хр. 7. Л. 1,1 об.].
Для срав­не­ния при­ве­дем дан­ные о при­хо­де Тухан­ской церк­ви за 1799 г. В при­хо­де насчи­ты­ва­лось 100 кре­стьян­ских дво­ров (339 муж­чин и 302 жен­щи­ны). Кре­стьяне про­жи­ва­ли в 16 селе­ни­ях, из кото­рых 13 име­ли все­го лишь от 3 до 9 дво­ров. При­ход был бед­ным. Мел­ко­по­мест­ные дво­ряне — 16 чело­век (все про­жи­ва­ли в Тухан­ском при­хо­де). В селе Тухань жилк­нязь Н. М. Ухтом­ский, в сель­це Самуй­ло­во (3 дво­ра) — секунд-май­ор И. Ф. Пат­ри­ке­ев, в селе Мат­вей­це­во (6 дво­ров) — В. И. Свер­бе­ев (май­ор), в сель­це Ники­тине (5 дво­ров) — пра­пор­щи­ца вдо­ва М. А. Батюш­ко­ва. Кро­ме поиме­но­ван­ных дво­рян, жив­ших в пре­де­лах Тухан­ско­го при­хо­да, вла­дель­ца­ми кре­стьян­ских душ в при­хо­де были еще сле­ду­ю­щие поме­щи­ки: надвор­ный совет­ник Лев Андре­ев Батюш­ков (воз­мож­но дед извест­но­го рус­ско­го поэта Кон­стан­ти­на Батюш­ко­ва. — Авт.), вдо­ва Ека­те­ри­на Батюш­ко­ва, Иван Заха­ро­вич Батюш­ков, надвор­ный совет­ник Иван Семе­но­вич Батюш­ков, кол­леж­ский асес­сор С. А. Попов, адми­рал П. И. Ханы­ков, В. В. Полян­ский, вдо­ва А. М. Коз­ля­ко­ва, пол­ков­ник А. А. Голо­вин, деви­ца Ана­ста­сия Бакла­но­ва, В. А. Измайлова.
1811 — арти­ле­рии поручик
весье­гон­ский уезд­ный пред­во­ди­тель дво­рян­ства в 1820-х гг.
~ Ека­те­ри­на Семё­нов­на Батюшкова.

ххх.162. Алек­сандра Мат­ве­ев­на ( — 1802)
1802 — пору­чик Гри­го­рий Васи­лье­вич Саба­не­ев, полу­чив­ший 30 ревиз­ских душ после смер­ти мате­ри Алек­сан­дры Мат­ве­ев­ны, урож­дён­ной княж­ны Ухтомской
~ Васи­лий Тихо­но­вич Саба­не­ев (?-до 1802)

Ххх.167. Прас­ко­вья Ива­нов­на (* 1783)

~ Алек­сандр Алек­сан­дро­вич Семенов.

Ххх.167. Дарья Ива­нов­на (*1785)

181.167. КН. АНДРЕЙ ИВА­НО­ВИЧ (* 1787)

инже­нер-пору­чик
~ Алек­сандра Федо­ров­на Тол­стая (1790-1817), дочь Фёдо­ра Мат­ве­е­ви­ча Толстого.

Ххх.167. Анна Ива­нов­на (*1788)

Ххх.167. Ана­ста­сия Ива­нов­на (*1789)

182.167. Алек­сандр Ива­но­вич (1791 — после 1854)

Князь. Участ­ник вой­ны 1812 года и загра­нич­ных похо­дов. В 1821 уво­лен от служ­бы по домаш­ним обсто­я­тель­ствам в чине гв. полковника.

~ кж. Мария Дмит­ри­ев­на Голи­цы­на (1802/7-), дочь кн. Дмит­рия Васи­лье­ви­ча Голи­цы­на, ей при­над­ле­жа­ла д. Полуш­ки­но Васи­льев­ской в. (1852). В 1823-м вла­де­ние при сель­це Милет при­над­ле­жа­ло гра­фу Семе­ну Рома­но­ви­чу Ворон­цо­ву (1744-1832) — гене­ра­лу от инфан­те­рии, рос­сий­ско­му послу в Англии (1785-1806). В нача­ле ХIХ сто­ле­тия Ворон­цо­вы про­да­ют усадь­бу семье кня­зя Дмит­рия Васи­лье­ви­ча Голи­цы­на (1760-1813); в 1826 году она чис­лит­ся за его женой секунд-май­ор­шей кня­ги­ней Ири­ной Мат­ве­ев­ной Голи­цы­ной (?-1749). Их дочь Мария Дмит­ри­ев­на (1802-?) вышла замуж за кня­зя Алек­сандра Ива­но­ви­ча Ухтом­ско­го и полу­чи­ла усадь­бу в каче­стве при­да­но­го. Ухтом­ские воз­ве­ли новый уса­деб­ный дом и рас­ши­ри­ли пар­ко­вую часть име­ния. В 1852 году Милет как сель­цо 2-го ста­на (и дерев­ня Русав­ки­но) все еще при­над­ле­жал кня­гине М. Д. Ухтомской.

Ххх.167. КНЖ. МАР­ГА­РИ­ТА ИВА­НОВ­НА (1796-1831),

М., Павел А.Храповицкий, вла­дев­ший зем­ля­ми в Кре­стец­ком уез­де, был два­жды женат. Пер­вая его жена, княж­на Мар­га­ри­та Ива­нов­на Ухтом­ская (1796-1831), была мате­рью Евге­нии Пав­лов­ны и Ека­те­ри­ны Пав­лов­ны, а вто­рая, Софья Пет­ров­на Диво­ва (? — 1837) — мате­рью Пав­ла Пав­ло­ви­ча. Обе они поко­ят­ся в Язвищах.

183.168. КН. ИВАН РОМА­НО­ВИЧ (1779-1858)

1831 — Име­на особ, под­пи­сав­ших­ся на полу­че­ние Губерн­ских Ведо­мо­стей 1831 года.
г. Поше­хо­нье. Его Сия­тель­ство Князь Иван Рома­но­вич Ухтомский.
г. Поше­хо­нье. Ее Сия­тель­ство Кня­ги­ня Ели­за­ве­та Ухтомская.
1836 — Яро­слав­ские Губерн­ские Ведо­мо­сти. № 39.Сего Сен­тяб­ря в Яро­славль при­был отстав­ной Кол­леж­ский Асес­сор Князь Иван Рома­но­вич Ухтом­ский, из Романова.
1851 — с. Васи­льев­ско­го кол. ас. кн. Иван Рома­но­вич Ухтом­ский, холост, 72 ГАЯО.230-3-669-547. ИР ц. с. Поше­хон­ско­го у. за 1851 г.
1857 — Поше­хон­ский Уезд­ный Суд объ­яв­ля­ет, что в нем совер­ше­на куп­чая кре­пость от Поше­хон­ско­го поме­щи­ка Кол­леж­ско­го Асес­со­ра Кня­зя Ива­на Рома­но­ва Ухтом­ско­го на про­дан­ную им тамош­ней мещан­ской деви­це Авдо­тье Пет­ро­вой зем­лю, состо­я­щую Рязан­ской губер­нии, Ско­пин­ско­го уез­да, в отрез­ном поле при деревне Баха­ров­ке. Поше­хон­ский Уезд­ный Суд объ­яв­ля­ет, что в нем совер­ше­на куп­чая кре­пость от Поше­хон­ско­го поме­щи­ка Кол­леж­ско­го Асес­со­ра Кня­зя Ива­на Рома­но­ва Ухтом­ско­го на про­дан­ное им Поше­хон­ской мещан­ке деви­це Авдо­тье Пет­ро­вой из кре­пост­но­го сво­е­го недви­жи­мо­го име­ния, состо­я­ще­го Поше­хон­ско­го уез­да в деревне Мат­вей­це­ве, пахот­ной и сено­кос­ной зем­ли. Поше­хон­ский Уезд­ный Суд объ­яв­ля­ет, что в нем совер­ше­на куп­чая кре­пость от Поше­хон­ско­го поме­щи­ка Кол­леж­ско­го Асес­со­ра Кня­зя Ива­на Рома­но­ва Ухтом­ско­го на про­дан­ное им Поше­хон­ской мещан­ке деви­це Авдо­тье Пет­ро­вой кре­пост­ное свое недви­жи­мо­го име­ния, состо­я­щее в г. Поше­хо­нье, 12 квар­та­ле, под №4, по лицу Рыбин­ской ули­цы, заклю­ча­ю­ще­е­ся в зем­ле с выстро­ен­ным дере­вян­ным домом и флигелем.
1858 — В Спис­ке Дво­рян Яро­слав­ской губер­нии, изъ­явив­ших жела­ние улуч­шить быт сво­их крестьян.
Кол­леж­ский Асес­сор Князь Иван Рома­но­вич Ухтомский.Княгиня Ели­за­ве­та Нико­ла­ев­на Ухтомская.
1858 — О заве­щан­ном недви­жи­мом име­нии Кол­леж­ско­го Асес­со­ра Кня­зя Ива­на Рома­но­ва Ухтом­ско­го, состо­я­щем Поше­хон­ско­го уезда.
1860 — Яро­слав­ская Пала­та Граж­дан­ско­го Суда вызы­ва­ет Гене­рал-Лей­те­нан­та Алек­сандра Алек­се­е­ва Волоц­ко­го для пред­став­ле­ния отве­тов про­тив про­ше­ния Кол­леж­ско­го Сек­ре­та­ря Сер­гея Дмит­ри­е­ва Мак­ше­е­ва, оспа­ри­ва­ю­ще­го духов­ное заве­ща­ние, в поль­зу пер­во­го состав­лен­ное, умер­шим Кол­леж­ским Асес­со­ром кня­зем Ива­ном Рома­но­вым Ухтом­ским, на недви­жи­мое насе­лен­ное име­ние Яро­слав­ской губер­нии Поше­хон­ско­го уез­да в селе Васи­льев­ском, дерев­нях Зареш­ной, Костром­ках, Полен­ках, Мат­вей­цо­ве, Пав­ли­ко­ве, с 216 душа­ми и Воло­год­ской губер­нии Воло­год­ско­го и Гря­зе­вец­ко­го уез­дов в дерев­нях Здви­жен­ской, Верх­ней и Ниж­ней Косых Горах, Охлоп­ко­ве и Сума­ро­ко­ве со 100 душа­ми муж. пола.

184.168. КН. МИХА­ИЛ РОМА­НО­ВИЧ (?-1847)

185.168. КН. НИКО­ЛАЙ РОМАНОВИЧ

1831 — ЯГВ № 37, 1831 г., стр. 1013 — Объявления.О вызо­ве лиц по делам.г) В Поше­хон­ский уезд­ный суд:
Из дво­рян деви­ца Гла­фи­ра Михай­ло­ва Мак­ше­е­ва, чинов­ник 5-го клас­са Иван Алек­се­ев Беля­ев и титу­ляр­ный совет­ник князь Нико­лай Рома­нов Ухтом­ский, по делу о доче­ри плот­ни­ка 3-го с.-петербургского эки­па­жа Мак­си­ма Ива­но­ва Варваре.

Ж., КН. ВАР­ВА­РА ДМИТ­РИ­ЕВ­НА ВОЛ­КОН­СКАЯ (* 19.03.1812)

187.170. КН. ВЛА­ДИ­МИР ПЕТ­РО­ВИЧ (1779 — ?)

188.170. КН. ПЁТР ПЕТ­РО­ВИЧ (1780-?)

пору­чик кава­ле­рии, чинов­ни­ка по осо­бым пору­че­ни­ям при губер­на­то­ре Безобразове.

Родил­ся око­ло 1788 года, вла­дел 50 душа­ми кре­стьян в Поше­хон­ском уез­де (село Цар­ское с дерев­ня­ми), дол­го слу­жил по артил­ле­рий­ско­му ведом­ству, сра­жал­ся с фран­цу­за­ми в Войне чет­вер­той коа­ли­ции (12 декаб­ря 1806 года был под Насель­ском, т. н. «Сра­же­ние при Чар­но­во», 14 — под Пул­тус­ком), в вой­ну 1812 года слу­жил в 1-ом каза­чьем пол­ку Яро­слав­ско­го воен­но­го опол­че­ния, затем вплоть до 1821 года был в отстав­ке, пока не избрал­ся в дво­рян­ские засе­да­те­ли Яро­слав­ско­го совест­но­го суда (одно из учре­жде­ний Ека­те­ри­ны II, зани­мав­ше­е­ся неслож­ным про­из­вод­ством по нетяж­ким делам) на трех­ле­тие 1821–1823, потом в янва­ре 1824 года был «в оные паки выб­ло­ти­ро­ван», но уже в декаб­ре того же года мы видим его на долж­но­сти чинов­ни­ка по осо­бым пору­че­ни­ям при губер­на­то­ре Без­об­ра­зо­ве14.

В 1824 году арен­до­вал за 350 руб­лей ассиг­на­ци­я­ми дом по адре­су Волж­ская наб., д. 17, 17а пору­чик князь Петр Пет­ро­вич Ухтом­ский15. Была ли арен­да част­но­го дома побли­зо­сти казен­но­го губер­на­тор­ско­го одним из таких «осо­бых пору­че­ний» или князь про­сто решил пожить на широ­кую ногу — неиз­вест­но». В 1834 в сен­тяб­ре в Яро­славль при­был Пору­чик Князь Петр Пет­ро­вич Ухтом­ский, оста­но­вил­ся в доме Собо­ле­ва. 1837 г., сего Янва­ря в Яро­славль при­был Отстав­ной Пору­чик Князь Петр Пет­ро­вич Ухтом­ский16. 1839 г., посред­ник Яро­слав­ской губер­нии, для полю­бов­но­го раз­ме­же­ва­ния дач … по Поше­хон­ско­му уез­ду 17.

Ж., Ели­за­ве­та Нико­ла­ев­на (?-1883)

189.172. КН. АЛЕК­СЕЙ МИХАЙ­ЛО­ВИЧ (1786-?)

1812 — Рот­мистр Бело­рус­ско­го гус. полка
гусар, женил­ся в 38 лет, рас­счи­ты­вая на богат­ство. Жена его ока­за­лась жен­щи­ной злой и без­раз­лич­ной к детям, поэто­му они, как толь­ко под­рас­та­ли, уез­жа­ли из име­ния. Л. А. Ухтом­ский позд­нее напи­шет, что его бра­тья и сест­ры «раз­бре­лись по всем кон­цам Рос­сии — кто в Вар­ша­ве, кто в Петер­бур­ге, кто в Москве».

190.172. КН. ДМИТ­РИЙ МИХАЙ­ЛО­ВИЧ (1794-?)

1812 — Кор­нет Бело­рус­ско­го гус. полка

191.172. КН. НИКО­ЛАЙ МИХАЙ­ЛО­ВИЧ (1795-?)

О тяжё­лом мате­ри­аль­ном поло­же­нии неко­то­рых чле­нов рода крас­но­ре­чи­во сви­де­тель­ству­ет про­ше­ние участ­ни­ка воен­ных кам­па­ний 1813–1814 гг., кор­не­та в отстав­ке кня­зя Нико­лая Михай­ло­ви­ча Ухтом­ско­го, кото­рый в 1842 г. про­сил вновь при­нять его на служ­бу, посколь­ку «недо­стат­ки и даже край­няя бед­ность лиша­ют меня воз­мож­но­сти содер­жать себя при­лич­но Рус­ско­му Кня­зю», и добав­лял: «Если же сего невоз­мож­но, то пове­ли, Авгу­стей­ший Монарх, снять с меня титул Рус­ско­го Кня­зя и чин Офи­це­ра и опре­де­лить на служ­бу рядо­вым в дей­ству­ю­щие вой­ска Кав­каз­ско­го Корпуса».

192.173. КН. ПЁТР ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ (1798-1843)

Пра­пор­щик. 1854, Поше­хон­ский Уезд­ный Суд вызы­ва­ет наслед­ни­ков после умер­ше­го Под­по­ру­чи­ка кня­зя Пет­ра Васи­лье­ва Ухтом­ско­го и кре­ди­то­ров его: Кол­леж­скую Асес­сор­шу Марью Сер­ге­е­ву Болотову.

Ж., ДАРЬЯ ВАСИ­ЛЬЕВ­НА ГОЛО­ВИ­НА, дочь Васи­лия Васи­лье­ви­ча Головина
1841 — № ЯГВ, 1841 г. № 4. (неофи­ци­аль­ная часть). Част­ное известие.Известилась я, что сын мой слу­жа­щий Пра­пор­щи­ком в Яро­слав­ском Гар­ни­зон­ном Бата­льоне Князь Васи­лий Пет­ро­вич Ухтом­ский, не имея сво­ей соб­ствен­но­сти, вхо­дит в дол­ги, а как я за него пла­тить нахо­жусь тоже не в состо­я­нии, то и про­шу ему дове­рий ника­ких не делать Под­по­ру­чи­ца Кня­ги­ня Дарья Васи­льев­на Ухтомская.
1857 — Рыбин­ский Уезд­ный Суд объ­яв­ля­ет, что в нем совер­ше­на куп­чая кре­пость от Пра­пор­щи­цы Кня­ги­ни Дарьи Васи­лье­вой Ухтом­ской на недви­жи­мое име­ние, состо­я­щее Рыбин­ско­го уез­да, при деревне Боль­ших Осо­ви­ках, пода­рен­ное ею воль­но­от­пу­щен­но­му от г. Кост­риц­кой кре­стья­ни­ну Рыбин­ско­го уез­да, сель­ца Боль­ших Осо­ви­ков, Алек­сан­дру Кондратьеву.

193.173. КН. ВАСИ­ЛИЙ ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ УХТОМСКИЙ

1834 — Сего нояб­ря в Яро­славль при­был Князь Васи­лий Васи­лье­вич Ухтом­ский, оста­но­вил­ся в доме Соболева.
1835 — № 11.Сего мар­та в Яро­славль при­был отстав­ной Пору­чик Князь Васи­лий Васи­лье­вич Ухтом­ский, оста­но­вил­ся в гостинице.
1835 — № 51.Сего Декаб­ря в Яро­славль при­был отстав­ной Под­по­ру­чик Князь Васи­лий Васи­лье­вич Ухтом­ский, из Рома­но­ва, оста­но­вил­ся в доме Соболева.
1837 — № 6. В Рома­нов-Бори­со­глеб­ский Уезд­ный Суд име­ют явить­ся к выслу­ша­нию реше­ния Под­по­ру­чик Князь Васи­лий Васи­льев Ухтом­ский и опре­де­лен­ный к име­нию покой­но­го Яро­слав­ско­го куп­ца Фле­гон­та Кази­ми­ро­ва опе­кун, ли от них пове­рен­ные, по делу о взыс­ка­нии с Кня­зя Ухтом­ско­го по рас­пис­ке, дан­ной Кази­ми­ро­ву, денег 500 рублей.
1843 — Гео­мет­ри­че­ский спе­ци­аль­ный план части дачи сель­ца Тру­би­на, вла­де­ния кня­зя Васи­лия Васи­лье­ви­ча Ухтом­ско­го­Фонд № 455. Опись № 2РБ т.8. Дело № 6291.ГКУ ЯО «Госу­дар­ствен­ный архив Яро­слав­ской области»
1848 — ГАЯО 230.2.661б. МК 1848 г. с.Заболотье (с л.559).часть 1 о родив­ших­ся Апрель 10/17 Нико­лай (л.569об.) Роди­те­ли с.Заболотье св. Иван Сте­фа­нов Кры­лов, жена Анна Ива­но­ва Вос­при­ем­ни­ки сц.Трубина князь Васи­лий Васи­льев Ухтом­ский и с.Андреевского иерея Нико­лая Иоан­но­ва дочь-деви­ца Мария
1850 — ГАЯО 230.2.1002б МК 1850 с.Заболотье (с л.556) часть 1 о родив­ших­ся Март 01/03 Василий
Роди­те­ли с.Заболотье дья­чек Яков Евгра­фов Вве­ден­ский, жена Ека­те­ри­на Павлова
Вос­при­ем­ни­ки сц.Трубина князь Васи­лий Васи­льев Ухтом­ский и вдо­ва кня­ги­ня Надеж­да Федо­ро­ва Ухтомская
1850 — Март 03/03 Ира­и­да Роди­те­ли с.Заболотье св. Иван Сте­фа­нов Кры­лов, жена Анна Иванова
Вос­при­ем­ни­ки сц.Трубина князь Васи­лий Васи­льев Ухтом­ский и вдо­ва кня­ги­ня Надеж­да Федо­ро­ва Ухтомская
1851 — 1851 г. № 19. Яро­слав­ская Губерн­ская Посред­ни­че­ская Комис­сия объ­яв­ля­ет, что в сем 1850 году пред­по­ло­же­ны к окон­ча­тель­но­му раз­ме­же­ва­нию сле­ду­ю­щие дачи. Рома­но­во-Бори­со­глеб­ский уезд.Пустошь Соко­ло­во – Кня­зя Васи­лия Васи­льев. Ухтомского.
1855 — О раз­ме­же­ва­нии дач… Рома­но­во-Бори­со­глеб­ско­го уезда…Лебзиха – Кня­зя Васи­лья и Кня­ги­ни Надеж­ды Ухтом­ских [Яро­слав­ские Губерн­ские Ведо­мо­сти. 1855–1856 г№ 19.] 

194.173. КН. ДМИТ­РИЙ ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ УХТОМСКИЙ

195.173. КН. АЛЕК­САНДР ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ УХТОМ­СКИЙ (1814-? )

1834 — Сего Фев­ра­ля в Яро­славль при­был Князь Алек­сандр Васи­льев. Ухтом­ский, про­ез­дом в Нерехту, оста­но­вил­ся в гостинице.
№ 12.В мар­те в Яро­славль при­был Князь Алек­сандр Васи­лье­вич Ухтом­ский, из Охот­ска, про­ез­дом в С. Петербург.
1835 — . О про­да­же име­ний. По иску Мос­ков­ско­го 3 гиль­дии куп­ца Федо­ра Михай­ло­ва Лоты­ше­ва в 2000 руб., с инте­ре­сы и по при­го­во­ру Яро­слав­ско­го Уезд­но­го Суда про­да­вать­ся будет недви­жи­мое име­ние Кня­зя Алек­сандра Васи­лье­ва Ухтомского.[Ярославские Губерн­ские Ведо­мо­сти№ 4] 1835 — Яро­слав­ские Губерн­ские Ведомости№5 В Янва­ре в Яро­славль при­был Князь Алек­сандр Васи­лье­вич Ухтом­ский, оста­но­вил­ся в гостинице.
№ 10.
Сего Мар­та в Яро­славль при­был Князь Алек­сандр Васи­лье­вич Ухтом­ский, из Рома­нов-Бори­со­глеб­ска, оста­но­вил­ся в доме Петровского.
№ 19.
Сего Мая в Яро­славль при­был из дво­рян недо­росль Князь Алек­сандр Васи­лье­вич Ухтом­ский, оста­но­вил­ся в гостинице.
1845 — О бракосочетавшихся.13 января.Тверской губер­нии Весье­гон­ско­го уез­да сель­ца Тимо­ни­на поме­щик… Нико­лай Ива­нов Зем­ля­чев, пра­во­слав­но­го веро­ис­по­ве­да­ния, пер­вым бра­ком, 43;Ярославского уез­да с.Костяева, после умер­ше­го пору­чи­ка Алек­сандра Афа­на­сье­ва Кор­ни­ло­ва дочь, деви­ца Вера, 41.По жени­хе: Кара­би­нар­но­го пол­ка пору­чик Ели­сен­ков и р.-борисоглебский поме­щик Михай­ло Алек­се­ев Васьков.По неве­сте: сель­ца Щепи­на князь Алек­сандр Васи­льев Ухтом­ский и с.Петрова поме­щик Нико­лай Пав­лов . [.ГАЯО, ф.230, оп.2, д.512. Мет­ри­че­ские кни­ги села Бого­род­ско­го на Паже, 1845 г.л.л.365об.-366.] 1853 г. — Яро­слав­ско­го уез­да Дерев­ня Михаль­це­во – Княж­ны Алек­сан­дры Алек­сан­дров. Ухтом­ской. Пустошь Жар­ки – Кня­зя Алек­сандра Васи­льев. Ухтом­ско­го и жены его Алек­сан­дры Алек­сан­дров. Ухтомской.[ЯГВ№ 18. ] 1855 — О раз­ме­же­ва­ние дач….Ярославского уезда…Деревня Пан­фил­ки – Алек­сан­дры Алек­сан­дров. Ухтомский….Алексейцово – Кня­зя Алек­сандра Васи­лье­ви­ча, Кня­ги­ни Алек­сан­дры Алек­санд. Ухтом­ских. [Яро­слав­ские Губерн­ские Ведо­мо­сти. 1855–1856 г. №19.]

Ж., КНЖ. АЛЕК­САНДРА АЛЕК­САН­ДРОВ­НА ВЯЗЕМ­СКАЯ.

КН. ВЛА­ДИ­МИР ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ УХТОМ­СКИЙ (1829)

Под­по­ру­чик (1829)

ххх.173. КНЖ. АННА ВАСИ­ЛЬЕВ­НА УХТОМСКАЯ

М., ИРАК­ЛИЙ ГРИ­ГО­РЬЕ­ВИЧ ВОЙ­НИ­КОВ (* 22.10.1795)

ххх.173. КНЖ. ЕЛИ­СА­ВЕ­ТА ВАСИ­ЛЬЕВ­НА УХТОМСКАЯ

1829 Январь 7, брак, с. Огар­ков Рыбин­ско­го у., дани­лов­ский лекарь Нико­лай Пав­лов Лап­чин­ский, Чер­ни­гов­ской губер­нии горо­да Мглин­ско­го Про­то­и­е­рея Пав­ла Пет­ро­ва сын, с княж­ною Рыбин­ско­го уез­да сель­ца Семе­нов­ское быва­го секунд-май­о­ра кня­зя Васи­лий Дмит­ре­ва сына Ухтом­ско­го доче­рью Ели­са­ве­той обо­их пер­вым бра­ком. Вен­чал свя­щен­ник Васи­лий, при вен­ча­нии бра­ка нахо­ди­лись диа­кон Алек­сей, дья­чек Яков, поно­марь Алек­сандр. Пору­чи­те­ли были: титу­ляр­ные совет­ни­ки, Иван Ива­нов сын Мокло­ков, Обрам Ива­нов сын Берч? Князь Михай­ло Рома­нов сын Ухтом­ский и под­по­рут­чик князь Вла­ди­мер Васи­льев сын Ухтом­ский18.

∞, 7.1.1829, Нико­лай Пав­ло­вич Лапчинский

196.176. КН. ИЛЛА­РИ­ОН ЯКО­ВЛЕ­ВИЧ (*1777-?)

Под­по­ру­чик.
1832 — в Мыш­кин­ский Уезд­ный Суд вызы­ва­ют­ся из дво­рян деви­ца Вар­ва­ра, 14 клас­са Васи­лий Михай­ло­вы Желя­буж­ские, Под­по­ру­чи­ца Кня­ги­ня Ната­лья Михай­лов­на Ухтом­ская, опе­ку­ны, опре­де­лен­ные к име­нию мало­лет­них гг. Желя­буж­ских, Капи­тан и Кава­лер Афа­на­сий Пет­ров Уша­ков, Под­по­ру­чи­ца Дарья Пет­ро­ва Желя­буж­ская по делу об утвер­жде­нии домо­во­го духов­но­го заве­ща­ния, учи­нен­но­го Май­ор­шей Анной Сер­ге­е­вой Желя­буж­ской в насле­до­ва­нии име­ни­ем, остав­шим­ся после нее, состо­я­щим в Мыш­кин­ском уез­де, озна­чен­ной деви­це Вар­ва­ре Желябужской.

Ж., НАТА­ЛИЯ МИХАЙ­ЛОВ­НА ЖЕЛЯБУЖСКАЯ.

196а.177. КНЖ. АННА ДМИТ­РИ­ЕВ­НА (-1840)

М., АЛЕК­САНДР СЕР­ГЕ­Е­ВИЧ ОГА­РЕВ (1791 -)

197.178. КН. НИКО­ЛАЙ ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ (28.04.1805 – 21.11.1870)

капи­тан, миро­вой посред­ник по Рыбин­ско­му уез­ду. уезд­ный судья 1837
1828 -Пра­ви­тель­ству­ю­ще­го Сена­та Санкт-Петер­бург­ских депар­та­мен­тов объ­яв­ле­ния к С-Пб. ведо­мо­стям, № 81 от 09.10.1828 г.В Рыбин­ском уезд­ном суде.Наследники покой­но­го Лейб-гвар­дии под­по­ру­чи­ка Кня­зя Васи­лия Ива­но­ва Ухтом­ско­го, сын его пору­чик Князь Нико­лай Ухтом­ский и капи­тан-лей­те­нант Нико­лай Шепы­рев по делу о взыс­ка­нии с пер­во­го послед­ним по заём­но­му пись­му, дан­но­му в 1813 годе мар­та в 12 день, денег ассиг­на­ци­я­ми 1000 рублей.
1833 — ЯГВ.№1.В спис­ке Чинов­ни­ков, избран­ных Дво­рян­ством Яро­слав­ской губер­нии в долж­но­сти на 19-е трехлетие.Уездный судья Г. Рыбин­ска — Капи­тан Князь Нико­лай Васи­лье­вич Ухтомский.
Уезд­ный Судья по г. Рыбин­ску — Капи­тан Князь Нико­лай Васи­лье­вич Ухтомский.
№ 6.В Яро­слав­скую Пала­ту Граж­дан­ско­го суда вызы­ва­ет­ся Штабс Капи­тан Нико­лай Васи­лье­вич Ухтом­ский об остав­шем­ся после покой­ной из дво­рян деви­цы Ели­за­ве­ты Нели­до­вой имении.
1835 — Яро­слав­ские Губерн­ские Ведо­мо­сти. 1835 г.№ 3.О награ­дах. По засви­де­тель­ство­ва­нию Г. Воен­но­го губер­на­то­ра объ­яв­ле­но Монар­шее бла­го­во­ле­ние Рыбин­ско­му Уезд­но­му Судье Кня­зю Ухтом­ско­му за отлич­но усерд­ную службу.
1835 — № 37.Сего сен­тяб­ря из Яро­слав­ля выехал отстав­ной Капи­тан Нико­лай Васи­лье­вич Князь Ухтом­ский, в Суздаль.
1836 — ЯГВ № 48. О награ­дах. В 1836 году Рыбин­ско­му Уезд­но­му судье Капи­та­ну Кня­зю Ухтом­ско­му за отлич­но усерд­ную служ­бу пожа­ло­ван брил­ли­ан­то­вый перстень.
1857 — Яро­слав­ская Пала­та Граж­дан­ско­го Суда вызы­ва­ет Капи­та­на Кня­зя Нико­лая Васи­лье­ва и жену его Ели­за­ве­ту Алек­се­е­ву Ухтом­ских для дачи отве­та про­тив про­ше­ния Под­пол­ков­ни­ка Нико­лая Все­во­ло­до­ва Козлянинова.Рыбинский Уезд­ный Суд вызы­ва­ет Рыбин­ско­го поме­щи­ка Капи­та­на Кня­зя Нико­лая Васи­лье­ва Ухтом­ско­го для выслу­ша­ния про­ше­ния Под­пол­ков­ни­ка Нико­лая Все­во­ло­до­ва Козлянинова.
1859 — Рыбин­ский Уезд­ный Суд вызы­ва­ет Капи­та­на Кня­зя Нико­лая Васи­лье­ва Ухтом­ско­го, Под­пол­ков­ни­ка Нико­лая Все­во­ло­до­ва Коз­ле­ни­но­ва для про­чте­ния и зару­ко­при­клад­ство­ва­ния запис­ки из дела о взыс­ка­нии с пер­во­го послед­не­му денег 200 руб. серебром.
1860 — № 7. Яро­слав­ская Пала­та Граж­дан­ско­го Суда вызы­ва­ет Под­пол­ков­ни­ка Нико­лая Все­во­ло­до­ва Коз­ля­ни­но­ва, Капи­та­на Кня­зя Нико­лая Васи­лье­ва и жену его Кня­ги­ню Ели­за­ве­ту Алек­се­е­ву Ухтом­скую к выслу­ша­нию реше­ния по делу о выде­ле г. Коз­ля­ни­но­ву с мало­лет­ней доче­рью его из име­ния Кня­зя и Кня­ги­ни Ухтом­ских, нахо­дя­ще­го­ся в раз­ных губер­ни­ях и уез­дах, закон­ной части, кото­рая сле­до­ва­ла умер­шей жене Коз­ля­ни­но­ва Ека­те­рине Николаевой.
1860 — № 40.Объявления о пере­ме­нах по служ­бе чинов­ни­ков и кан­це­ляр­ских слу­жи­те­лей Яро­слав­ской губер­нии. Уволь­ня­ют­ся от служ­бы. Кан­це­ляр­ский чинов­ник Кан­це­ля­рии Г.Начальника губер­нии, кол­леж­ский Сек­ре­тарь Нико­лай Ухтом­ский, с 22 сен­тяб­ря 1860 г.
1860 № 43. Утвер­жде­ны по выбо­рам дво­рян­ства долж­но­сти Посред­ни­ков по раз­ме­же­ва­нию земель на 3 года по Рыбин­ско­му уез­ду Князь Нико­лай Ухтомский.
1860 — № 44. Яро­слав­ский При­каз Обще­ствен­но­го При­зре­ния объ­яв­ля­ет о про­да­же зало­жен­но­го и про­сро­чен­но­го име­ния Капи­та­на Кня­зя Нико­лая Васи­лье­ва Ухтом­ско­го, состо­я­ще­го Яро­слав­ской губер­нии, Любим­ско­го уез­да, 1 ста­на, в деревне Кома­ро­ве все­го писан­ных по послед­ней 10 реви­зии дво­ро­вых людей и кре­стьян 40, а налич­ных 41 муж­ско­го пола душ, с зем­лею, оце­нен­но­го в 3350 руб. серебром.
1861 — Ука­зом Пра­ви­тель­ству­ю­ще­го Сена­та утвер­жден Миро­вым Посред­ни­ком по Рыбин­ско­му уез­ду отстав­ной капи­тан князь Нико­лай Ухтомский.
1862 — Совет Яро­слав­ско­го Дома При­зре­ния ближ­не­го объ­яв­ля­ет о про­да­же зало­жен­но­го и про­сро­чен­но­го име­ния капи­та­на, кня­зя Нико­лая Васи­лье­ва Ухтом­ско­го, состо­я­ще­го Яро­слав­ской губер­нии, Рыбин­ско­го уез­да, 2 ста­на, в дерев­нях: Каба­то­ве и Хари­то­но­ве, заклю­ча­ю­ще­го­ся в зем­ле раз­ных уго­дий, 295 дес., на коей посе­ле­но кре­стьян по 10 реви­зии 38, на лицо же состо­ит 36 муж. пола душ. Име­ние оце­не­но в 4000 руб.
1862 — № 32. Жур­нал Яро­слав­ско­го Губерн­ско­го по кре­стьян­ским делам При­сут­ствия. Жур­нал засе­да­ния 26 июня. Миро­вой посред­ник по Рыбин­ско­му уез­ду. Кан­ди­дат, князь Н. В. Ухтомский.
1862 — Рыбин­ская комис­сия для состав­ле­ния сооб­ра­же­ний об улуч­ше­нии город­ско­го управ­ле­ния избра­ла в депу­та­ты от дво­рян капи­та­на кня­зя Нико­лая Васи­лье­ви­ча Ухтомского.
1862 — Раз­ме­же­ва­ние дач№ 30. По Любим­ско­му уез­ду. Сель­цо Бер­ни­ки – влад. г. Нико­лая Васи­лье­ва Ухтомского
1864 — РбФ ГАЯО. Ф.232. оп.1. д.1174. Оче­ред­ной спи­сок обы­ва­тель­ским домам и тор­гу­ю­щим лицам для назна­че­ния к ним постоя. г.Рыбинск. 1864 г. Дом дере­вян­ный Кня­зя, капи­та­на Нико­лая Васи­лье­ва Ухтом­ско­го в 3-м квар­та­ле за рекой Черем­хой, 2 комнаты.

Ж., 17.04.1827, ЕЛИ­ЗА­ВЕ­ТА АЛЕК­СЕ­ЕВ­НА НАУ­МО­ВА (17.08.1809 – 8.06.1876)
1862 — В Рыбин­ском Уезд­ном Суде совер­ше­ны куп­чие кре­по­сти: от жены капи­та­на кня­ги­ни Ели­за­ве­ты Алек­се­е­вой Ухтом­ской на недви­жи­мое име­ние, пода­рен­ное ею сыну капи­тан-лей­те­нан­ту и кава­ле­ру кня­зю Алек­сан­дру Нико­ла­е­ву Ухтом­ско­му, состо­я­щее Рыбин­ско­го уез­да в дер. Липов­ке, в коей зем­ли 33 дес. и 1 муж. пола душа; в дер. Липов­ке, в коей зем­ли 18 дес. 1509 саж., 2 муж. пола души и в пусто­ши Дор 15 дес., со всей на той зем­ле построй­кой, ско­том, хле­бом налич­ным и в зем­ле посеянным.

ххх.178. КНЖ. ПАРАС­КЕ­ВА ВАСИ­ЛЬЕВ­НА (10.09.1800 – 1830)

М., ДМИТ­РИЙ АЛЕК­САН­ДРО­ВИЧ РАТА­ЕВ (конец XVIII – 1860)

13 коле­но

198.179. КН. ФЁДОР МИХАЙ­ЛО­ВИЧ (1848-)

1834 — кадет. 1848 — за кня­зем Фёдо­ром Михай­ло­ви­чем Ухтом­ским (дедом кня­зя Ф. К. Ухтом­ско­го) , про­вин­ци­аль­ным сек­ре­та­рём, весье­гон­ским почт­мей­сте­ром в 1846-1848 гг., чис­ли­лось 53 души в Весье­гон­ском уез­де. [См.: ГАТО. — Ф. 645.] 

Ж., ВЕРА КАПИ­ТО­НОВ­НА ЗЛО­БИ­НА (1848-)

199.179. КН. ПЁТР МИХАЙЛОВИЧ

1834 — юнкер. Холост.

200.179. КН. АЛЕК­СЕЙ МИХАЙЛОВИЧ

1834 — мич­ман фло­та. Холост.

ххх.179. КН. СЕР­ГЕЙ МИХАЙЛОВИЧ

ххх.179. КНЖ. АЛЕК­САНДРА МИХАЙ­ЛОВ­НА (21.03.1830-?)

М., N САВЕЛЬЕВ.

ххх.179. КНЖ. МАРИЯ МИХАЙ­ЛОВ­НА (1834-?)

ххх.179. КНЖ. ЛЮД­МИ­ЛА МИХАЙ­ЛОВ­НА (-1911)

201.180. КН. АЛЕК­САНДР НИКО­ЛА­Е­ВИЧ (1791-1830)

202.180. КН. НИКО­ЛАЙ НИКО­ЛА­Е­ВИЧ (1796—1830.01.23,+с.Тухани Весьегон.-у.) [Шере­ме­тев­ский В. Русск.провинц.некрополь. Т.1. М.,1914]

пра­пор­щик.

203.180. КН. СЕМЁН НИКО­ЛА­Е­ВИЧ (1799.07.02 -)

1817 — В Мичмана:Марта 1-го дня…гардемарин Ухтом­ский Семен Нико­ла­е­вич князь
Капи­тан-лей­те­нант фло­та. ,+с.Тухани Весьегон.-у.[Шереметевский В. Русск.провинц.некрополь. Т.1. М.,1914]

Ж., ФЕЛИ­ЦА­ТА МАК­СИ­МОВ­НА ШВАРЦ (1806.12.25—1862.12.26,+с.Тухани Весьегон.-у.) [Шере­ме­тев­ский В. Русск.провинц.некрополь. T.1. М.,1914] Поме­стье было пожа­ло­ва­но Ухтом­ским в 17 в. царем Миха­и­лом Федо­ро­ви­чем Рома­но­вым и вла­де­ли они им до рево­лю­ции. По ночам (в без­вет­рен­ные ночи) слы­шен плач ребен­ка в усадь­бе. Кня­ги­ня Фели­ста (уро­жен­ка Шварц) уби­ла сво­е­го сыны, по одной вер­сии – клю­ча­ми по голо­ве, по дру­гой – уро­ни­ла на горя­чую пли­ту. Ребен­ка похо­ро­ни­ли, но кре­стьяне донес­ли на кня­ги­ню и поли­ция про­ве­ла экс­гу­ма­цию тру­па. Ухтом­ским при­шлось запла­тить мно­го денег, с тех пор они ста­ли разоряться.

ххх.180. КНЖ. КЛАВ­ДИЯ НИКО­ЛА­ЕВ­НА (1798-?)

204.180. КН. ПЁТР НИКО­ЛА­Е­ВИЧ (1808.04.28—1853.06.04)

штабс-капи­тан [Шере­ме­тев­ский В. Русск.провинц.некрополь. Тл. М.,1914].
Боль­ше­вос­нов­ский парк был зало­жен во вто­рой поло­вине XIX века и свя­зан с име­нем кня­зя Пет­ра Нико­ла­е­ви­ча Ухтом­ско­го (1808 – 1853), кото­рый похо­ро­нен на родо­вом клад­би­ще рядом с усадь­бой, о чем сви­де­тель­ству­ет сохра­нив­ше­е­ся камен­ное над­гро­бие. +при Боль­ше-Вос­нов­ской церк­ви Устюжен.-у.

Ж., ЕЛИ­ЗА­ВЕ­ТА АРСЕ­НЬЕВ­НА ИЗМАЙ­ЛО­ВА (†1871)

205.181. КН. МИХА­ИЛ АНДРЕ­ЕВИЧ (1809-1856)

206.181. КН. ФЁДОР АНДРЕ­ЕВИЧ (1810- ?)

1860 -Село Акси­ньи­но Юхнов­ско­го уез­да Рупо­сов­ской воло­сти, 6 клас­са. На 1860 год село при­над­ле­жа­ло кня­зю Федо­ру Андре­еви­чу Ухтом­ско­му. [При­ло­же­ния к тру­дам редак­ци­он­ных комис­сий для состав­ле­ния поло­же­ния о кре­стья­нах выхо­дя­щих из кре­пост­ной зави­си­мо­сти. Све­де­ния о поме­щи­чьих име­ни­ях. Смо­лен­ская губер­ния. Юхнов­ский уезд. Т. 4. Санкт-Петер­бург, 1860 г. 116-117 лл.].

207.181. КН. АЛЕК­САНДР АНДРЕ­ЕВИЧ (1811-?)

ххх.181. КНЖ. МАР­ГА­РИ­ТА АНДРЕ­ЕВ­НА (1809-1888)

Княж­на, писа­тель­ни­ца; полу­чи­ла отлич­ное домаш­нее обра­зо­ва­ние; была посто­ян­ной сотруд­ни­цей ита­льян­ской газе­ты «»Araldo»», для кото­рой пере­во­ди­ла все отно­ся­ще­е­ся до Рос­сии; пере­ве­ла «»Реви­зо­ра»» на ита­льян­ский язык.

ххх.181. КНЖ. ДАРЬЯ АНДРЕ­ЕВ­НА (19.3.1824—24.12.1871),

вос­пи­ты­ва­лась отдель­но от сестер у дво­ю­род­ной тет­ки кня­ги­ни Ната­льи Ива­нов­ны Голи­цы­ной (урожд. Тол­стой) (1771—1841). Алек­сандр Алек­сан­дро­вич Бес­ту­жев в 1837 г. в Став­ро­по­ле сва­та­ет­ся к княжне Ухтом­ской: «очень умная, бой­кая, свет­ская девуш­ка. Мила, но не хоро­ша, sera bien lotee. Не знаю, удаст­ся ли; но если и нет, то не с ее сто­ро­ны будет отказ». (Дарья Андре­ев­на — Дол­ли – ста­нет женой декаб­ри­ста Вале­ри­а­на Михай­ло­ви­ча Голи­цы­на в янва­ре 1843 года). Хован­щи­на — село в Кимов­ском рай­оне Туль­ской обла­сти, в соста­ве Бучаль­ско­го сель­ско­го посе­ле­ния, на реке Дег­тяр­ка, высо­та над уров­нем моря 160 м. В XIX веке село вхо­ди­ло в Епи­фан­ский уезд Туль­ской губер­нии и при­над­ле­жа­ло кня­зьям Голи­цы­ным, здесь рас­по­ла­га­лось их име­ние. Сюда в кон­це янва­ря 1843 г. при­е­хал на место житель­ства вер­нув­ший­ся из ссыл­ки декаб­рист Вале­рьян Михай­ло­вич Голи­цын. В. М. Голи­цын с женой, Дарьей Андре­ев­на жил в Архан­гель­ском-Хован­щине до 1853 г., зани­ма­ясь хозяй­ством. Здесь роди­лись их дети: Лео­нил­ла (р. 28 мая 1844) и Мсти­слав (р. 28 декаб­ря 1847). В 1855 г. уси­ли­я­ми Дарьи Андре­ев­ны Голи­цы­ной в селе была постро­е­на камен­ная Михай­ло-Архан­гель­ская цер­ковь с тре­мя пре­сто­ла­ми: глав­ный — в честь Архан­ге­ла Миха­и­ла, в при­де­лах — в честь ико­ны Божьей Мате­ри «Тро­е­ру­чи­цы» и во имя мч. Лео­нил­лы. К при­хо­ду Михай­ло-Архан­гель­ской церк­ви отно­си­лись так­же дерев­ни Мои­се­ев­ка, Орлов­ка-Боря­ти­но, Ухтомка.
дети: Лео­нил­ла (р. 28.5.1844, заму­жем за Ив. Алек­сан­дро­ви­чем Сипя­ги­ным) и Мсти­слав (р. 28.12.1847), к кото­ро­му как к вну­ча­то­му пле­мян­ни­ку 21.5.1863 пере­шел май­о­рат с добав­ле­ни­ем титу­ла гр. Остер­ма­на-Тол­сто­го. Бра­тья: Алек­сандр (см.) и Лео­нид (15.2.1806—23.2.1860), кор­нет л.-гв. Гусар. пол­ка (1826), затем камер­гер, действ. стат. сов.; сест­ра — Ека­те­ри­на, фрей­ли­на (в 1826).Погребена в Москве, в Дани­ло­вом монастыре.

М., 23.1.1843, Москва, ГОЛИ­ЦЫН ВАЛЕ­РЬЯН МИХАЙ­ЛО­ВИЧ (23.9.1803—8.10.1859)

ххх.181. КНЖ. ПРАС­КО­ВЬЯ АНДРЕ­ЕВ­НА (1813-?)

ххх.181. КНЖ. НАТА­ЛЬЯ АНДРЕ­ЕВ­НА (1814-?)

ххх.181. КНЖ. АННА АНДРЕ­ЕВ­НА (1815-?)

208.182. КН. ДМИТ­РИЙ АЛЕК­САН­ДРО­ВИЧ (1823—)

пол­ков­ник гв. артиллерии.

~ 2) София Ива­нов­на Арноль­ди (гг. рожд. и смер­ти неизв.), в заму­же­стве кня­ги­ня Ухтом­ская, сест­ра Алек­сандра Ива­но­ви­ча, пад­че­ри­ца Софьи Кар­лов­ны. Лер­мон­тов видел Софью Ива­нов­ну 17 мар­та 1841 на обе­де у А. О. Смир­но­вой, а летом того же года встре­чал­ся с ней и Софьей Кар­лов­ной в Пяти­гор­ске. А. П. Шан-Гирей пода­рил Софье Кар­ловне после смер­ти Лер­мон­то­ва сде­лан­ную им копию с порт­ре­та поэта рабо­ты П. Е. Забо­лот­ско­го. После смер­ти Софьи Кар­лов­ны эта копия пере­шла к Софье Ива­новне (Алек­сандр Ива­но­вич оши­бал­ся, когда в вос­по­ми­на­ни­ях утвер­ждал, что Л. пода­рил Софье Кар­ловне свой порт­рет). Софье Ива­новне при­над­ле­жал так­же порт­рет Л. на смерт­ном одре рабо­ты Р. К. Шве­де (пода­рен ей Алек­сан­дром Ива­но­ви­чем). Инте­рес­но сов­па­де­ние, заклю­ча­ет­ся в том, что в кон­це 1850-х гг. в этих местах появ­ля­ет­ся ещё один выпуск­ник СПб.- Мор­ско­го кадет­ско­го кор­пу­са , опаль­ный декаб­рист, А.П. Беля­ев, здесь он обза­во­дит­ся семьей и детьми, но, к 1858 г. овдо­вев, женит­ся вновь по люб­ви ( в 1856 г.) на доче­ри Алек­сандра Ива­но­ви­ча Арноль­ди Ека­те­рине Алек­сан­дровне, она жила в этих же местах ( Сер­доб­ской воло­сти., Сара­тов­ско­го уез­да ), в име­нии отца гене­ра­ла от артил­ле­рии И.К. Арноль­ди ( ум. 1860 г.) , а в г. Сара­то­ве у них был свой дом. В даль­ней­шем всё пере­шло к его сыну А.И. Арноль­ди. С ними жила, после смер­ти роди­те­лей , и его свод­ная сест­ра Софья Ивановна.
ххх.182. Мар­га­ри­та Алек­сан­дров­на (1825—)

ххх.182. Софья Алек­сан­дров­на (1827-1871)

М., Эраст Алек­се­е­вич Ухтомский.

209.182. Лео­нид Алек­сан­дро­вич (1832-1910-е)
отстав­ной ротмистр

210.182. КН. КОН­СТАН­ТИН АЛЕК­САН­ДРО­ВИЧ (1829-)

капи­тан-лей­те­нант флота

ххх.182. КНЖ. ОЛЬ­ГА АЛЕК­САН­ДРОВ­НА (1830-)

М., ОППЕЛЬ

211.182. КН. СЕР­ГЕЙ АЛЕК­САН­ДРО­ВИЧ (1831-1885)

кол­леж­ский сек­ре­тарь, депу­тат дво­рян­ства Бого­род­ско­го уез­да Мос­ков­ской губер­нии в 1878-1884,

Ж., ЛЮД­МИ­ЛА МИХАЙ­ЛОВ­НА МОР­ГО­ЛИ (—1911.08.16,+с.Мелеты Богород.-у. Моск.-)
[Шере­ме­тев­ский В. Русск.провинц.некрополь. Тл. М.,1914] У север­ной сте­ны Пре­об­ра­жен­ской церк­ви в горо­де Желез­но­до­рож­ном сохра­ни­лась моги­ла кня­зя Сер­гея Алек­сан­дро­ви­ча Ухтом­ско­го (1831-1885) — кол­леж­ско­го сек­ре­та­ря, депу­та­та дво­рян­ско­го собра­ния Бого­род­ско­го уез­да Мос­ков­ской губер­нии. На над­гро­бии — над­пись: «Памят­ник постав­лен кня­ги­ней, вдо­вой покой­но­го Люд­ми­лой Михай­лов­ной Ухтом­ской». Имен­но она тогда вла­де­ла усадь­бой. Люд­ми­ла Михай­лов­на выде­ли­ла в Новом Миле­те уча­сток зем­ли под стро­и­тель­ство церк­ви свя­ти­те­ля Нико­лая, воз­ве­ден­ной в 1902-1904 годах на сред­ства куп­ца 1-й гиль­дии Сер­гея Ильи­ча Орло­ва. (Погреб­няк Н., свящ. МЕВ. 11-12. 2002. 47).

212.182. КН. МИХА­ИЛ АЛЕК­САН­ДРО­ВИЧ (1826-)

213.182. КН. ВИК­ТОР АЛЕК­САН­ДРО­ВИЧ (1838/9-1851)

214.182. КН. ВЛА­ДИ­МИР АЛЕК­САН­ДРО­ВИЧ (1834-)

ххх.182. КНЖ. ЛИДИЯ АЛЕК­САН­ДРОВ­НА (? — 1915)

После Люд­ми­лы Михай­лов­ны усадь­ба в селе Милет оста­ет­ся Лидии Алек­сан­дровне Ухтом­ской, вышед­шей замуж за Сер­гея Нико­ла­е­ви­ча Коло­гри­во­ва (1856 — после 1918) — исто­ри­ка, сотруд­ни­ка Петер­бург­ско­го Архео­ло­ги­че­ско­го инсти­ту­та, кото­рый и пра­вил име­ни­ем до 1917 года. Л. А. Коло­гри­во­ва извест­на как поэтес­са. По вос­по­ми­на­ни­ям мест­ных жите­лей, она и ее дочь Оль­га тоже были похо­ро­не­ны у Николь­ской церк­ви — ста­ро­жи­лы пом­нят даже место захо­ро­не­ния. Что каса­ет­ся церк­ви, то после рево­лю­ции ее закры­ли не сра­зу. Еще в 1918 году были пожа­ло­ва­ны свя­ти­тель­ские бла­го­сло­вен­ные гра­мо­ты Пан­те­лей­мо­ну Орло­ву — сыну Сер­гея Ильи­ча Орло­ва — за мно­го­лет­ние вкла­ды, Федо­ру Его­ро­ву — за сбор пожерт­во­ва­ний, Сер­гею Ариф­мет­чи­ко­ву — за образ­цо­вое отправ­ле­ние долж­но­сти цер­ков­но­го ста­ро­сты. 15 декаб­ря 1937 года на Бутов­ском поли­гоне рас­стре­ля­ли насто­я­те­ля — свя­щен­ни­ка Иоан­на Дер­жа­ви­на (в 2000 году Юби­лей­ным Архи­ерей­ским Собо­ром Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви при­чис­лен к лику ново­му­че­ни­ков и испо­вед­ни­ков Российских).
Досто­вер­ных дан­ных о годе рож­де­ния Лидии Алек­сан­дров­ны Коло­гри­во­вой (в деви­че­стве — княж­ны Ухтом­ской) пока обна­ру­жить не уда­ет­ся; мужем ее был Сер­гей Нико­ла­е­вич Коло­гри­вов (1856 — после 1918), исто­рик и архео­лог. В лите­ра­ту­ру она всту­пи­ла вме­сте с подру­гой — Алек­сан­дрой Мило­ра­до­вич: это был сбор­ник сти­хов трех поэтесс — Л. Коло­гри­во­вой, А. Мило­ра­до­вич и В. Гор­де­е­вой (о послед­ней нам ниче­го не извест­но: в кни­ге поме­ще­но лишь четы­ре ее сти­хо­тво­ре­ния, пере­во­дов сре­ди них нет). В 1903 году поэтес­са выпу­сти­ла сбор­ник сти­хов, под назва­ни­ем «Сти­хо­тво­ре­ния». Все после­ду­ю­щие пуб­ли­ка­ции сти­хов Л.А. Коло­гри­во­вой (в 1905, 1907, 1910 и 1912 годах) выхо­ди­ли под таким же назва­ни­ем. Сво­их монар­хи­че­ских и крайне пра­вых взгля­дов Лидия Коло­гри­во­ва нима­ло не стес­ня­лась, она мно­гое напи­са­ла для «чер­ной сот­ни» — и это не было ролью, это была искрен­няя вера в иде­а­лы пра­во­сла­вия и пат­ри­о­тиз­ма. Послед­ние годы жиз­ни поэтес­сы были омра­че­ны тяже­лой болез­нью. Скон­ча­лась поэтес­са в Страст­ную пят­ни­цу 20 мар­та (2 апре­ля) 1915 года в селе Милет Бого­ро­диц­ко­го уез­да Мос­ков­ской губер­нии. Хоро­ни­ли ее на вто­рой день Пас­хи. Отпе­вал Коло­гри­во­ву ценив­ший ее твор­че­ство, буду­щий свя­щен­но­му­чен­ник про­то­и­е­рей Иоанн Вос­тор­гов (1864-рас­стре­лян боль­ше­ви­ка­ми 23 авгу­ста 1918 года по Юли­ан­ско­му кале­да­рю; в 2000 году Юби­лей­ным Архи­ерей­ским Собо­ром при­чис­лен к лику святых).

М., СЕР­ГЕЙ НИКО­ЛА­Е­ВИЧ КОЛО­ГРИ­ВОВ (1856 — после 1918),

214б.182. КНЖ. АГЛА­И­ДА АЛЕК­САН­ДРОВ­НА (1835-)

М., КН. АБАШИДЗЕ.

215.188. КН. ФОТИЙ ПЕТ­РО­ВИЧ (1834-1895)

инже­нер путей сооб­ще­ния, стро­ил Воен­но-Гру­зин­скую доро­гу, а затем стал началь­ни­ком Мос­ков­ской желез­ной доро­ги, в чине гене­ра­ла. ~ Евдо­кия Пет­ров­на Суво­ро­ва (1853-09.04.1921) и имел с ней дво­их детей: Анто­ни­ну Фоти­ев­ну Ухтом­скую (1876-1943), в заму­же­стве Баши­ло­ву, и Сер­гея Фоти­е­ви­ча Ухтом­ско­го (1877-1887).

216.188. КН. ПЁТР ПЕТ­РО­ВИЧ (1835-?)

217.188. КН. СЕР­ГЕЙ ПЕТ­РО­ВИЧ (1843-?)

ххх.188. КНЖ. ЮЛИЯ ПЕТ­РОВ­НА (Ок. 1845-09.03.1913)
была заму­жем за Довод­чи­ко­вым. В кон­це XIX века она вме­сте с сыном Пет­ром жила в Пер­лё­ве в Поше­хо­нье. Их уса­деб­ный дом настоль­ко обвет­шал, что они вынуж­де­ны были пере­брать­ся во фли­гель, где за пере­го­род­кой жили еще работ­ник Иван и слу­жан­ка Юлья с доч­кой и сыниш­кой. Петя делал все дела по усадь­бе, а Юлья вела хозяй­ство. В Пер­лё­ве, ока­зы­ва­ет­ся, была моги­ла бра­та, Пет­ра Пет­ро­ви­ча Ухтом­ско­го Петя возил при­е­хав­ше­го к ним Юлия Михай­ло­ви­ча с сыном Юли­ем в род­ное име­ние жены Софьи Пет­ров­ны Цар­ское, где гос­под­ско­го дома уже не было, сад запу­щен, а во фли­ге­ле жила некая Софья Дени­сьев­на с Воло­дей Ухтом­ским(?). О судь­бе этих людей более ниче­го не известно.

М., ДОВОД­ЧИ­КОВ.

ххх.188. КНЖ. ЕЛИ­ЗА­ВЕ­ТА ПЕТ­РОВ­НА (1837-18.09.1917, име­ние Кубин Бор)

с мужем Миха­и­лом Пав­ло­ви­чем Велич­ков­ски­ми вось­мью детьми: Пет­ром, Сер­ге­ем, Миха­и­лом, Ната­льей, Нико­ла­ем, Кон­стан­ти­ном, Анной и Софьей, дол­гое вре­мя жила вме­сте с семьей Зубо­вых на пер­вом эта­же куз­не­цов­ско­го уса­деб­но­го дома, т. к. Миха­ил Пав­ло­вич испол­нял обя­зан­но­сти зем­ско­го началь­ни­ка одно­го из участ­ков Кад­ни­ков­ско­го уез­да. После его смер­ти в 1900 году Ели­за­ве­та Пет­ров­на пере­еха­ла в усадь­бу Зубо­вых Кубин Бор к доче­ри Ната­лье Михай­ловне, вышед­шей замуж за стар­ше­го сына Юлия Михай­ло­ви­ча и Софьи Пет­ров­ны Вла­ди­ми­ра Юлье­ви­ча Зубо­ва. Ели­за­ве­та Пет­ров­на помо­га­ла рас­тить тро­их вну­ков: Миха­и­ла, Вла­ди­ми­ра (Додю) и Ната­лью (Тасю); скон­ча­лась в име­нии Кубин Бор. На ее похо­ро­ны при­ез­жал сын Нико­лай Михай­ло­вич Велич­ков­ский с женой. Его брат Петр Михай­ло­вич Велич­ков­ский (ок. 1865-25.01.1892) был женат на Ели­за­ве­те Алек­се­евне Семе­но­вой, имел с ней дво­их доче­рей: Ели­за­ве­ту Пет­ров­ну, в заму­же­стве Куй­бы­ше­ву (во вто­ром бра­ке Телят­ко), кото­рая несколь­ко лет жила с сыно­вья­ми Вла­ди­ми­ром, Бори­сом и Рости­сла­вом в Куби­ном Бору, и Татья­ну Пет­ров­ну (по сцене Дикая). Их потом­ки несколь­ких поко­ле­ний живут сей­час в Волог­де и Москве]. О Сер­гее Михай­ло­ви­че (ок. 1867-?), Миха­и­ле Михай­ло­ви­че (ок. 1869-?), Нико­лае Михай­ло­ви­че (ок. 1873-?), Анне Михай­ловне (ок. 1878-?) и Софье Михай­ловне (ок. 1879-?) све­де­ний прак­ти­че­ски нет. А о Кон­стан­тине Михай­ло­ви­че Велич­ков­ском (ок. 1877-?) извест­но, что он жил с женой, ее мате­рью и шестью детьми в Куби­ном Бору всю зиму 1917-1918 годов.. Потом­ки их неизвестны.
В 1870-х гг. они со сво­и­ми детьми жили на пер­вом эта­же куз­не­цов­ско­го дома. Тетя Лиза была все­гда оза­бо­чен­на хло­по­та­ми. Дети Велич­ков­ские – это Петр и Сер­гей, учив­ши­е­ся в Петер­бур­ге, хоро­шень­кая бой­кая хохо­туш­ка Ната­ша (ровес­ни­ца Пете Зубо­ву), Коля (ровес­ник Нины Зубо­вой) и Костя (ровес­ник Миши Зубо­ва). С семьей Велич­ков­ских жила мама Ели­за­ве­ты и Софьи, кн. Ели­за­ве­та Нико­ла­ев­на Ухтом­ская, а так­же сест­ры Раз­умов­ские: Алек­сандра («Тят­ля») и Пуль­хе­рия («тетя Пуша») Алек­сан­дров­ны, домаш­ние порт­ни­хи, испол­ня­ю­щие обя­зан­но­сти бонн.

М., Миха­ил Пав­ло­вич Величковский.

ххх.188. КНЖ. СОФЬЯ ПЕТ­РОВ­НА (03.08.1842-20.10.1925)

окон­чи­ла Смоль­ный инсти­тут бла­го­род­ных девиц, была все­сто­ронне и музы­каль­но обра­зо­ван­на и име­ла пре­крас­ный голос. «В первую же зиму сво­их выез­дов в горо­де Волог­де, — писа­ла в сво­их мему­а­рах Мария Юльев­на Зубо­ва, — мама ста­ла неве­стой отца (Юлия Михай­ло­ви­ча Зубо­ва). С тех пор она посто­ян­но жила в име­нии Куз­не­цо­во, пере­ез­жая толь­ко на зиму в Волог­ду. У нее был крот­кий спо­кой­ный харак­тер. В усадь­бе и в куз­не­цов­ском доме она суме­ла заве­сти необык­но­вен­но стро­гий поря­док. Слу­жа­щие обо­жа­ли ее за лас­ко­вое, дру­же­ское отно­ше­ние. Она нико­гда не при­ка­зы­ва­ла что-нибудь сде­лать, а все­гда про­си­ла… Не пом­ню, что­бы когда-нибудь она повы­си­ла голос или сде­ла­ла выго­вор кому-нибудь из при­слу­ги, но все ее прось­бы испол­ня­лись бес­пре­ко­слов­но, доб­ро­со­вест­но и охотно».
Юлий Михай­ло­вич, окон­чив­ший Есте­ствен­ный факуль­тет Санкт-Петер­бург­ско­го уни­вер­си­те­та, к 1860 году уже уво­лил­ся из Депар­та­мен­та хозяй­ствен­ных и счет­ных дел Мини­стер­ства ино­стран­ных дел в чине кол­леж­ско­го реги­стра­то­ра со стар­шин­ством, в 1863 году женил­ся на выпуск­ни­це Смоль­но­го инсти­ту­та княжне Софье Пет­ровне Ухтом­ской (03.08.1842-20.10.1925) и посе­лил­ся с ней в име­нии Куз­не­цо­во. С 1865 по 1881 год у Юлия Михай­ло­ви­ча и Софьи Пет­ров­ны Зубо­вых в име­нии Куз­не­цо­во роди­лось 13 детей: пер­ве­нец Кон­стан­тин умер во мла­ден­че­стве, Вла­ди­мир родил­ся 19 нояб­ря 1865 г. (по ста­ро­му сти­лю), Ели­за­ве­та 31 янва­ря 1867 г.; в 1868 г. родил­ся Юлий, в 1869 г. – Ека­те­ри­на; Петр родил­ся 24 июня 1871 г., Оль­га 8 июня 1872 г., Нина 6 янва­ря 1873 г., Мария 20 июня 1875 г., Миха­ил 16 апре­ля 1877 г., Лари­са 8 сен­тяб­ря 1879 г.; 3 апре­ля 1881 г. роди­лась Любовь с сест­рой-близ­няш­кой, кото­рая быст­ро умер­ла. Для 11 детей Зубо­вых Куз­не­цо­во на мно­гие годы ста­ло род­ным домом и той люби­мой «малой роди­ной», кото­рую пом­нят до кон­ца свих дней.
Повсе­днев­ная жизнь в усадь­бе была раз­ме­рен­ной и рас­пи­сан­ной по часам. Боль­шая раз­ни­ца в воз­расте детей опре­де­ля­ла роди­те­лям спе­ци­фи­ку ухо­да за ними, их вос­пи­та­ния и обу­че­ния. Груд­ные и совсем малень­кие дети нахо­ди­лись под при­смот­ром кор­ми­ли­цы и при этом были пред­ме­том наи­боль­ших забот со сто­ро­ны мате­ри. Млад­шие дети (от 2-х до 7-ми лет) дове­ря­лись няне или бонне, кото­рые осу­ществ­ля­ли весь рас­по­ря­док их жиз­ни: утрен­ние про­це­ду­ры, игры, про­гул­ки и отход ко сну, но и роди­те­ли уде­ля­ли этим детям мно­го вни­ма­ния. Сред­ние по воз­рас­ту дети (с 7-ми до 11 лет) зани­ма­лись с гувер­нант­ка­ми или при­хо­дя­щи­ми учи­те­ля­ми, кото­рые гото­ви­ли их по раз­ным пред­ме­там к поступ­ле­нию в учеб­ные заве­де­ния. Обу­че­ние детей музы­ке и язы­кам вела сама Софья Пет­ров­на, музы­каль­но обра­зо­ван­ная, имев­шая пре­крас­ный голос и вла­дев­шая, кро­ме рус­ско­го, тре­мя ино­стран­ны­ми язы­ка­ми. Отец зани­мал­ся с детьми гео­гра­фи­ей. Рас­сте­лив на полу гости­ной гро­мад­ную кар­ту одной из частей све­та, он пока­зы­вал им горы, реки, горо­да и рас­ска­зы­вал о них и о сво­их мно­го­чис­лен­ных путе­ше­стви­ях: сем­на­дца­ти в сем­на­дцать стран мира. Стар­шие дети нахо­ди­лись дома толь­ко летом и в кани­ку­лы, т. к. в осталь­ное вре­мя жили и учи­лись в Волог­де в гим­на­зи­ях и реаль­ных учи­ли­щах, а поз­же в Москве и Петер­бур­ге: маль­чи­ки в кадет­ских кор­пу­сах, девоч­ки в инсти­ту­тах бла­го­род­ных девиц, а двое сра­зу в Петер­бург­ской консерватории

М., ЮЛИЙ МИХАЙ­ЛО­ВИЧ ЗУБОВ, сын Миха­и­ла Алек­се­е­ви­ча Зубо­ва и его жены Марии Алек­се­ев­ны, урожд. Румян­це­вой. Миро­вой судья, зем­ский началь­ник, пред­вод­ди­тель дво­рян­ства Кад­ни­ков­ско­го уез­да Воло­год­ской губернии.11 детей, в том чис­ле 7 доче­рей, одна из них Ели­за­ве­та по мужу Недо­вич 1867-1926.

ххх.188. КНЖ. АНТО­НИ­НА ПЕТ­РОВ­НА (1847-?)

вышла замуж за Дмит­рия Сер­ге­е­ви­ча Мак­ше­е­ва. Фами­лия «Мак­ше­е­вы» про­изо­шла от тюрк­ско­го сло­ва бак­ши или мак­ши, что зна­чит «чинов­ник, над­зи­ра­тель», воз­мож­но, от кре­ще­ных татар Кле­мен­та и Асе­ме­те­ли­ма, быв­ших слу­га­ми у мит­ро­по­ли­тов и пат­ри­ар­ха в Яро­слав­ле в 1568 году. Дво­ряне с 1653 год. Веро­ят­но, отцом Дмит­рия Сер­ге­е­ви­ча был Сер­гей Мак­ше­ев, жена­тый на Алек­сан­дре Нико­ла­евне Зубо­вой, доче­ри вла­дель­ца име­ния Пого­ре­ло­во Нико­лая Нико­ла­е­ви­ча Зубо­ва (1792-1843) и Анны Пав­лов­ны, рож­ден­ной Вол­ко­вой (1805-1838). К Вол­ко­вым пере­шло рас­по­ло­жен­ное неда­ле­ко от Волог­ды име­ние Оса­но­во. Оно состо­я­ло из двух, нахо­дя­щих­ся неда­ле­ко друг от дру­га уса­деб. В одной нахо­дил­ся неболь­шой дом «милой архи­тек­ту­ры», в дру­гой была «ампир­ная цер­ков­ка» с ико­но­ста­сом и люст­рой из гор­но­го хру­ста­ла, постро­ен­ная «в 1816 г. Зубо­вым и Мак­ше­е­вой (послед­няя была вла­де­ли­цей име­ния Оса­но­во)». «По обе сто­ро­ны доро­ги до Верх­не­го Оса­но­ва рос­ли ряды ака­ции. А у Ниж­не­го Оса­но­ва был фрук­то­вый сад, с трех сто­рон окру­жен­ный ака­ци­я­ми, а с чет­вер­той – зарос­ля­ми сире­ни». Так вот в Верх­нем Оса­но­ве надвор­ный совет­ник, пере­вод­чик и автор ста­тей по сель­ско­му хозяй­ству Дмит­рий Михай­ло­вич Мак­ше­ев уста­но­вил лито­граф­ский ста­нок для изго­тов­ле­ния иллю­стра­ций к кни­ге «Послед­ние дни зем­ной жиз­ни Гос­по­да наше­го Иису­са Хри­ста». Позд­нее этот ста­нок ока­зал­ся в воло­год­ской част­ной типо­гра­фии, куп­лен­ной в 1863 году худож­ни­ком Пла­то­ном Тюри­ным у ее осно­ва­те­ля Сер­гея Алек­се­е­ви­ча Зубо­ва. Вот так пере­пле­та­лись судь­бы Ухтом­ских и Мак­ше­е­вых еще до бра­ка Дмит­рия Сер­ге­е­ви­ча Мак­ше­е­ва с Анто­ни­ной Пет­ров­ной Ухтомской.
Дмит­рий Сер­ге­е­вич Мак­ше­ев слу­жил в кон­то­ре или в Управ­ле­нии удель­ных окру­гов, кото­рые веда­ли удель­ны­ми кре­стья­на­ми (до 1863 г.), удель­ны­ми зем­ля­ми и иму­ще­ством. Об этом сви­де­тель­ству­ет утвер­жден­ный в 1897 году знак в память 100-летия удель­ных ведомств, при­ко­ло­тый к мун­ди­ру Д.С. Мак­ше­е­ва и види­мый на его воло­год­ской фото­гра­фии 1905 года со стар­шей внуч­кой Алек­сан­дрой. Из писем Софьи Пет­ров­ны Зубо­вой извест­но, что в октяб­ре 1915 года Д.С. Мак­ше­ев был пере­ве­ден на служ­бу в город Кад­ни­ков, т. к. к нему ото­шли Пель­шем­ская и Замош­ская волои. Анто­ни­на Пет­ров­на и Дмит­рий Сер­ге­е­вич Мак­ше­е­вы теперь мог­ли не толь­ко гостить в име­нии Зубо­вых Куз­не­цо­во, как рань­ше, а про­сто посе­ли­лись там и ста­ли жить одной семьей с Зубо­вы­ми посто­ян­но, зани­мая ком­на­ты на пер­вом эта­же. В сен­тяб­ре 1915 года Дмит­рий Сер­ге­е­вич ездил в име­ние Вла­ди­ми­ра Юлье­ви­ча Зубо­ва Кубин Бор, что­бы при­нять его рабо­ту зем­ско­го началь­ни­ка на вре­мя его отсут­ствия (по при­чине поезд­ки с боль­ной женой в Петер­бург для опе­ра­ции в боль­ни­це). В апре­ле 1917 года Д.С. Мак­ше­е­ва выбра­ли миро­вым судьей, он дол­жен был слу­жить на участ­ке в 12 воло­стей неда­ле­ко от име­ния Куз­не­цо­ва, т. к. «оста­лось все­го чет­ве­ро миро­вых судий на весь Кад­ни­ков­ский уезд». На фото­гра­фии 1917 года Дмит­рий Сер­ге­е­вич снят с Юли­ем Михай­ло­ви­чем Зубо­вым, тоже миро­вым судьей и зем­ским началь­ни­ком, на фоне уви­той плю­щом сте­ны куз­не­цов­ско­го дома. В 1918 году Д.С.Макшеева пере­ве­ли на дру­гой уча­сток, и они с женой пере­бра­лись в Кад­ни­ков, а в Куз­не­цо­во при­ез­жа­ли на празд­ни­ки и дни рож­де­ния. Упо­ми­на­ния имен Анто­ни­ны Пет­ров­ны и Дмит­рия Сер­ге­е­ви­ча Мак­ше­е­вых, при­ве­ты и поце­луи от них род­ным и зна­ко­мым посто­ян­ны в пись­мах Софьи Пет­ров­ны Зубо­вой, кото­рая назы­ва­ла сест­ру не ина­че как Анто­ни­ноч­кой. В кон­це жиз­ни Дмит­рий Сер­ге­е­вич Мак­ше­ев попал в боль­ни­цу. Анто­ни­на Пет­ров­на жила там с ним, а 24 октяб­ря 1919 года он скон­чал­ся у нее на руках. На 9-ый день Анто­ни­на Пет­ров­на вер­ну­лась к сест­ре в Куз­не­цо­во. Софья Пет­ров­на напи­са­ла в пись­ме: «Очень жаль Дмит­рия Сер­ге­е­ви­ча, он был доб­рей­ший и обя­за­тель­ный чело­век». Анто­ни­на Пет­ров­на оста­лась жить в семье Зубо­вых. У четы Мак­ше­е­вых было трое детей : Дмит­рий, Вла­ди­мир и Сергей.

М., ДМИТ­РИЙ СЕР­ГЕ­Е­ВИЧ МАКШЕЕВ.

218.189. КН. АЛЕК­САНДР АЛЕКСЕЕВИЧ

ххх.189. КНЖ. ЛАРИ­СА АЛЕКСЕЕВНА

219.189. КН. ПЁТР АЛЕКСЕЕВИЧ

Ж., АЛЕК­САНДРА ИВА­НОВ­НА ЧЕТВЕРИКОВА.

ххх.189. КНЖ. ЕЛИ­ЗА­ВЕ­ТА АЛЕКСЕЕВНА

220.189. ЛЕО­НИД АЛЕК­СЕ­Е­ВИЧ (30.10.1829, Юхнов. у. Смо­ленск. губ. – 29.11.1909, Смоленск)

Вид­ный дея­тель воен­но-мор­ско­го дела, участ­ник несколь­ких войн, путе­ше­ствен­ник, пред­ста­ви­тель ста­рин­но­го кня­же­ско­го рода. Вице-адми­рал. Автор исто­ри­ко-этно­гра­фи­че­ских очер­ков о Помо­рье. Родил­ся в Калуж­ской губер­нии. Отец Ухтом­ско­го, Алек­сей Михай­ло­вич (1786 — ?), гусар, женил­ся в 38 лет, рас­счи­ты­вая на богат­ство. Жена его ока­за­лась жен­щи­ной злой и без­раз­лич­ной к детям, поэто­му они, как толь­ко под­рас­та­ли, уез­жа­ли из име­ния. Л. А. Ухтом­ский позд­нее напи­шет, что его бра­тья и сест­ры «раз­бре­лись по всем кон­цам Рос­сии — кто в Вар­ша­ве, кто в Петер­бур­ге, кто в Москве». Посту­пил в мор­ской кадет­ский кор­пус 9.Х.1842 г., про­из­ве­ден в гар­де­ма­ри­ны 5.VIII.1842 г., 1845 — всту­пил в служ­бу. Про­из­ве­ден в мич­ма­ны фло­та 18.8.1847 года и назна­чен в Чер­но­мор­ский флот. Ходил по Чер­но­му морю на парус­ных и паро­вых судах, в 1853 про­из­ве­ден в лей­те­нант. В гар­ни­зоне Сева­сто­по­ля состо­ял с 13 сен­тяб­ря 1854 по 27 авгу­ста 1855, нахо­дясь в соста­ве 44 флот­ско­го эки­па­жа на Мала­хо­вом кур­гане. В фев­ра­ле 1855 назна­чен стар­шим адъ­ютан­том коман­ди­ра Сева­сто­поль­ско­го пор­та (П.С. Нахи­мо­ва). Нахо­дил­ся в Сева­сто­по­ле в момент его обо­ро­ны, был кон­ту­жен в голо­ву. Здесь же, в Кры­му, нашел сво­е­го млад­ше­го бра­та, так­же ране­но­го. Ухтом­ский сра­жал­ся на Мала­хо­вом кур­гане, где коман­до­вал 44-й ротой. Поз­же он оста­вил очень подроб­ные опи­са­ния Крым­ской вой­ны, в кото­рых мно­го лич­но­го, но и мно­го цен­но­го, назва­ны герои этой вой­ны, опи­са­на их тра­ги­че­ская смерть. Часто писал о Нахи­мо­ве, сви­де­те­лем гибе­ли кото­ро­го он был. Есть упо­ми­на­ния о Кор­ни­ло­ве, Исто­мине, Лаза­ре­ве. 21 мая 1855 года Л. А. Ухтом­ский был награж­дён орде­ном Св. Анны III сте­пе­ни с бан­том за храб­рость и муже­ство, про­яв­лен­ные во вре­мя сто­я­ния на 5-м отде­ле­нии. 17 авгу­ста 1855 года — орде­ном Св. Вла­ди­ми­ра IV сте­пе­ни с бан­том за отлич­ную рас­по­ря­ди­тель­ность, сереб­ря­ную медаль на Геор­ги­ев­ской лен­те, золо­тую саб­лю с над­пи­сью «За храб­рость». Из ино­стран­ных наград — пер­сид­ский орден Льва и Солн­ца I сте­пе­ни, швед­ский — Св. Ола­фа Коман­дор­ско­го кре­ста. В 1867 году князь Л. А. Ухтом­ский был удо­сто­ен осо­бо­го монар­ше­го бла­го­во­ле­ния за осво­бож­де­ние двух плен­ных матросов.в 1856 — стар­шим адъ­ютан­том шта­ба, заве­до­вав­ше­го воен­ны­ми сила­ми в Нико­ла­е­ве. С 1857 коман­до­вал суда­ми на Чер­ном море, с 1860 слу­жил в Бал­тий­ском фло­те, с 1866 на Кас­пии. В 1869 про­из­ве­ден в капи­та­ны 2 ран­га и пере­ве­ден на Бал­ти­ку. В 1871 назна­чен коман­ди­ром Архан­гель­ско­го пор­та, в 1875 — дирек­то­ром Бело­мор­ских маяков,В 1872 на шхуне «Поляр­ная звез­да» обсле­до­вал Мур­ман­ский берег с целью отыс­ка­ния места для стро­и­тель­ства пор­та. Постро­ил воз­ле м. Орлов Бори­со­глеб­скую часов­ню в память о погиб­ших здесь 21.06.1872 моря­ках воен­ной шху­ны «Само­ед» (21 чел.). В 1880‑х гг. содей­ство­вал направ­ле­нию сани­тар­ных отря­дов на Мур­ман­ский берег. в 1883 про­из­ве­ден в контр-адми­ра­лы. В 1885 назна­чен дирек­то­ром мая­ков и лоции Кас­пий­ско­го моря и коман­ди­ром Бакин­ско­го пор­та. В 1889 про­из­ве­ден в вице-адми­ра­лы с уволь­не­ни­ем от служ­бы. Был кон­ту­жен, имел мно­го зна­ков воин­ско­го отли­чия: золо­тое ору­жие «За храб­рость», орден Св. Вла­ди­ми­ра 4-й сте­пе­ни с меча­ми и бан­том, сереб­ря­ную медаль на Геор­ги­ев­ской лен­те, брон­зо­вую медаль в память вой­ны 1853-56, свет­ло-бронзвую — за усми­ре­ние поль­ско­го вос­ста­ния, Анну 1-й сте­пе­ни, пер­сид­ский и швед­ский ордена.

В послед­ние годы жил в Смо­лен­ске, имея соб­ствен­ный дом и име­ние Вась­ко­во. Купил име­ние у гра­фа Рап­по­пор­та. Похо­ро­нен на Тих­вин­ском клад­би­ще. Л. А. Ухтом­ский обла­дал уни­каль­ным лите­ра­тур­ным даром, был посто­ян­ным сотруд­ни­ком «Мор­ско­го сбор­ни­ка». Опуб­ли­ко­вал боль­шое коли­че­ство ста­тей и очер­ков. В 1883 году выпу­стил объ­ем­ное сочи­не­ние «Новая Зем­ля». При всех досто­ин­ствах и талан­тах Ухтом­ский был очень само­кри­ти­чен. Очень был вни­ма­те­лен и отно­сил­ся с ува­же­ни­ем к окру­жа­ю­щим его людям, в том чис­ле к про­стым мат­ро­сам, кре­стья­нам. Оста­вил вос­по­ми­на­ния, опуб­ли­ко­ван­ные при его жиз­ни в «Мор­ском сбор­ни­ке». В 1883 вышла в свет его кни­га «Новая зем­ля». (1829 — ?) Дей­стви­тель­ный член Архан­гель­ско­го ста­ти­сти­че­ско­го коми­те­та. Послед­ние годы жиз­ни Л. А. Ухтом­ский про­вел в Смо­лен­ске. Жил в неболь­шом дере­вян­ном особ­ня­ке неда­ле­ко от кре­пост­ной сте­ны. Вста­вал рано и рано ложил­ся. Совер­шал длин­ные про­гул­ки, купал­ся даже тогда, когда осе­нью вода затя­ги­ва­лась льдом. Посе­щал смо­лен­ские хра­мы. Умер в нояб­ре 1909 года от груд­ной жабы. Похо­ро­нен на Тих­вин­ском клад­би­ще Смо­лен­ска. Моги­ла кня­зя не сохра­ни­лась. При жиз­ни о совре­мен­ни­ки о нём писа­ли : «Без­уко­риз­нен­но чест­ный, иде­аль­но бла­го­род­ный, скром­ный до дет­ско­сти, застен­чи­вый, все­гда гото­вый помочь ближ­не­му, рыцарь дан­но­го слова».Труды От Петер­бур­га до Аст­ра­ха­ни: Из днев­ни­ка в нави­га­цию 1862 года //Морской сб. – 1863. – Т.67, №8. – С. 361–428; Т.68, №9. – С. 35–100. Отд. отт. – СПб., 1863. По пово­ду «Опи­са­ния обо­ро­ны Сева­сто­по­ля», сост. под рук. Тот­ле­бе­на //Морской сб. – 1864. – №5. – С. 8–13 (Кри­ти­ка и биб­лио­гра­фия). Поезд­ка реч­ным путем от Петер­бур­га до Архан­гель­ска в нави­га­цию 1863 года //Морской сб. – 1865. – Т.79, №7. – С. 3–18; №8. – С. 161–183. Устья реки Вол­ги и Кас­пий­ское море: Путе­вые замет­ки //Морской сб. – 1870. – Т.108, №6. – С. 41–94. Отд. отт. – СПб., 1870. Общий взгляд на Мари­ин­скую систе­му. – СПб., 1870. – 26 с. Путе­вые замет­ки при обзо­ре состо­я­ния мур­ман­ских рыб­ных про­мыс­лов //Морской сб. – 1874. – Т.143, №8. – С. 113–144; Т.144, №9. – С. 81–121. Сюзь­ма: Этно­гра­фи­че­ский этюд //Древняя и новая Рос­сия. – 1876. – Т.2, №5. – С. 32-48. Отд. отт. – СПб., 1876. Новая Зем­ля: Этно­гра­фи­че­ский этюд. – СПб., 1883. — 103 с. частич­но //ДНР. – 1881. – Т.19, №1.

Лит.: Смо­лен­ский вест­ник, 1909, 8 декаб­ря. – № 267; Дво­рян­ские роды Рос­сий­ской импе­рии. – СПб., 1993. – Т. 1. – С. 304; Рабо­чий путь, 1996, 5 апреля.

Ж. 1-я, ЕКА­ТЕ­РИ­НА ПАВ­ЛОВ­НА СОЛО­МИР­СКАЯ (1839-1858). Умер­ла при родах. Сын Павел.

Ж. 2-я, 1869/1871, ЕЛЕ­НА МИХАЙ­ЛОВ­НА РАЛ­ЛИ (24.10.1850 — 07.01.1883). Запись о рож­де­нии: Киши­нев, Кафед­раль­ный Рож­де­ства Хри­сто­ва собор, акт № 6 от 24 10.1850 у Киши­не­ва-Орги­ев­ско­го окруж­но­го суда судьи, штабс-рот­мист­ра Миха­и­ла Заха­ри­е­ва сына Рал­ли и жены его, Ели­за­ве­ты Пет­ро­вой доче­ри, пра­во­слав­ной, роди­лась дочь Еле­на, кото­рая кре­ще­на 15.11.» Ее мать, ее род­ная сест­ра Анны Пет­ров­ны, супру­ги адми­ра­ла Арка­дия Васи­лье­ви­ча Вое­вод­ско­го. Ели­за­ве­та Пет­ров­на ста­ла вто­рой женой Арка­дия Васи­лье­ви­ча в 1867 г., когда они оба овдо­ве­ли. Запись о смер­ти: СПБ, Андре­ев­ский Собор, 4.01.1883, Жена коман­ди­ра Архан­гель­ско­го пор­та кн. Е.М. Ухтом­ская. От орга­ни­че­ско­го пора­же­ния голов­но­го моз­га. 32 года 19.
Дети: Елена.

Ж. 3-я, ЕЛИ­ЗА­ВЕ­ТА МОДЕ­СТОВ­НА КОНИЯР.

221.189. ЭСПЕР АЛЕК­СЕ­Е­ВИЧ (1834—1885)

мор­ской офи­цер, участ­ник обо­ро­ны Сева­сто­по­ля в чине мич­ма­на состо­ял сиг­наль­ным офи­це­ром шта­ба В. А. Кор­ни­ло­ва, кру­го­свет­но­го пла­ва­ния на кор­ве­те «Витязь» и похо­да И. С. Унков­ско­го на фре­га­те «Аскольд» в Нага­са­ки, капи­тан 1 ран­га (1870). Высо­чай­ше утвер­жде­но 24 мар­та 1867 года в С.Петербурге под назва­ни­ем «Рус­ское стра­хо­вое от огня обще­ство», и 30 мая того же года нача­ло выда­вать стра­хо­вые поли­сы. По Уста­ву, обще­ство учре­жда­лось с основ­ным капи­та­лом в 2,5 мил­ли­о­на руб­лей (50 000 акций номи­на­лом 50 руб­лей), одна­ко акций уда­лось про­дать в пять раз мень­ше. Тем не менее, собран­но­го капи­та­ла в 500 000 ока­за­лось доста­точ­но для почти 40-лет­ней рабо­ты по огне­во­му страхованию.Среди учре­ди­те­лей обще­ства не ока­за­лось име­ни­тых людей. Ини­ци­а­то­ра­ми созда­ния стра­хо­вой ком­па­нии ста­ли: инже­нер-капи­тан Л.В. Гла­ма, почет­ный граж­да­нин Ф.Л. Гун, купец пер­вой гиль­дии горо­да Ейска И.Я. Бело­усов, капи­тан 2-го ран­га Э.А. Ухтом­ский, надвор­ный совет­ник Н.Я. Леман, и дей­стви­тель­ный стат­ский совет­ник А.А. Борнеман.1871-й стал несчаст­ли­вым для Бал­тий­ско­го заво­да. Во-пер­вых, слу­чил­ся пожар. А во-вто­рых, окры­лен­ные успе­хом хозя­е­ва набра­ли столь­ко зака­зов, что не смог­ли их выпол­нить. В резуль­та­те пред­при­я­тие не толь­ко сго­ре­ло, но и про­го­ре­ло. Карр объ­явил о банк­рот­стве, и в 1872 году завод выста­ви­ли на тор­ги. Его купил капи­тан 1-го ран­га князь Эспер Ухтом­ский. Он взял кре­дит и опла­тил все дол­ги. Что­бы вер­нуть взя­тые под боль­шие про­цен­ты день­ги, князь создал акци­о­нер­ное обще­ство. Завод стал назы­вать­ся The Baltic Iron Ship Building and Engineering Company Limited. Дела, одна­ко, шли совсем нехо­ро­шо. Госу­дар­ствен­ная комис­сия обна­ру­жи­ла мно­го зло­упо­треб­ле­ний. Руко­вод­ство Мор­ско­го мини­стер­ства пода­ло про­ше­ние Алек­сан­дру II о покуп­ке акций Бал­тий­ско­го заво­да. Зимой 1875 осу­ществ­лять над­зор был назна­чен адъ­ютант Кон­стан­ти­на Нико­ла­е­ви­ча капи­тан 1-го ран­га князь Э. А. Ухтомский.Отношения с Ухтом­ским не сло­жи­лись. Зато сло­жил­ся — неожи­дан­но — новый бур­ный роман. Новая воз­люб­лен­ная Нико­лая Кон­стан­ти­но­ви­ча — кра­са­ви­ца Алек­сандра, в заму­же­стве Деми­до­ва, урож­ден­ная Аба­за. Где они позна­ко­ми­лись? Ско­рее все­го еще в Петер­бур­ге: Деми­до­ва появ­ля­лась в све­те, ее муж носил при­двор­ный чин камер-юнке­ра; зна­чит, с Нико­ла­ем Кон­стан­ти­но­ви­чем они долж­ны были встре­чать­ся. Брак Деми­до­вых рас­пал­ся в те самые меся­цы, когда реша­лась судь­ба вели­ко­го кня­зя. Что-то нешу­точ­ное про­изо­шло меж­ду супру­га­ми: моло­дая жена (ей был 21 год) обра­ти­лась с жало­бой к само­му госу­да­рю; А. П. Деми­дов был сослан в Тур­ке­стан­ский край почти одно­вре­мен­но с высыл­кой Нико­лая Кон­стан­ти­но­ви­ча в Оре­ан­ду. Алек­сандра тут же устре­ми­лась в Крым, и… уже вес­ной вели­ко­го кня­зя по рас­по­ря­же­нию импе­ра­то­ра пере­во­дят из Оре­ан­ды в село Смо­лен­ское Вла­ди­мир­ской губер­нии, при­чем царь-осво­бо­ди­тель тре­бу­ет от Ухтом­ско­го «стро­жай­ше­го над­зо­ра за боль­ным… и запре­ще­ния вся­ко­го слу­чая попыт­ки на неза­ви­си­мость и сво­бо­ду дей­ствий… коим послед­ние похож­де­ния в Кры­му слу­жат при­ме­ром». Князь Э. А. Ухтом­ский, ответ­ствен­ный за «без­опас­ность» сво­е­го под­опеч­но­го, пони­мая, что совер­шил оплош­ность, допу­стив сбли­же­ние его с А. А. Деми­до­вой, в одном из сво­их доне­се­ний дал ей уни­что­жа­ю­щую харак­те­ри­сти­ку. В доне­се­нии госу­да­рю он ядо­ви­то назы­ва­ет Деми­до­ву «сест­рой мило­сер­дия», клей­мит ее «хит­ро­спле­тен­ные манев­ры», заяв­ля­ет, что «имя ее любов­ни­ков — леги­он», что, мол, «пус­кай она дока­жет, кото­рый из них винов­ник в про­из­рас­та­нии сор­ной тра­вы», и, нако­нец, дохо­дит до утвер­жде­ния, что «пра­ва ее не отли­ча­ют­ся нисколь­ко от тех, кото­рые име­ют жел­тые билеты».Об этом Эспе­ре Ухтом­ском ходи­ли нелест­ные слу­хи. А. С. Суво­рин в днев­ни­ке под 1 мая 1900 года, ругая на все кор­ки сво­е­го непри­я­те­ля, кня­зя Эспе­ра Эспе­ро­ви­ча Ухтом­ско­го-млад­ше­го, роня­ет мимо­хо­дом: «Его отец был у како­го-то вели­ко­го кня­зя адъ­ютан­том и заста­вил его каз­на­чея упла­тить сто или пол­то­рас­та тысяч, ска­зав, что эту сум­му велел вели­кий князь упла­тить. Это был самый бес­со­вест­ный аван­тю­рист». С 1881 помощ­ник мор­ско­го аген­та в Австрии и Ита­лии. Один из осно­ва­те­лей Рус­ско­го стра­хо­во­го обще­ства и Това­ри­ще­ства Рус­ско­го Восточ­но­го паро­ход­ства, осу­ществ­ляв­ше­го рей­сы в Индию и Китай. Адъ­ютант вели­ко­го кня­зя Кон­стан­ти­на Николаевича.

Ж. 1-я, ЕВГЕ­НИЯ (ДЖЕН­НИ) АЛЕК­СЕ­ЕВ­НА ГРЕЙГ (15.02.1835-16.02.1870+СПб.,СмоленскЛютеранск.кл-ще), ее 1-й муж: гр. Фри­дрих фон Цеп­пе­лин, 2-й муж: кн. Эспер Ал. Ухтом­ский. Дочь адми­ра­ла А. С. Грейга.Младшая дочь Алек­сея Саму­и­ло­ви­ча и Юлии Михай­лов­ны роди­лась уже в Петер­бур­ге 16 фев­ра­ля 1835 года. Ее назва­ли в память о пра­баб­ке Джейн, жены Ч.Грейга, и род­ной тет­ки. В Рос­сии ее назы­ва­ли по-раз­но­му: Евге­ния. Джейн, Джен­ни (даже на могиль­ном памят­ни­ке да­ны рус­ское и англий­ское име­на). У Л.Н.Неезе была мини­а­тю­ра с изоб­ра­же­ни­ем Джейн, с кото­рой она сде­ла­та мне цвет­ную фото­гра­фию. Эго был самый пре­лест­ный ребе­нок, кото­рого Юлия Михай­лов­на пода­ри­ла ста­ре­ю­ще­му мужу. Джейн похо­жа на мать, но с более откры­ты­ми огром­ны­ми гла­за­ми. Жизнь ее была не очень удач­на. В 18 лет Джейн выда­ли замуж за гра­фа Фри­дри­ха фон Цеп­пе­ли­на, быв­ше­го вюр­темб­ерг­ским пове­рен­ным в Санкт- Петер­бур­ге и одно­вре­мен­но — камер­ге­ром дво­ра ее коро­лев­ско­го вели­че­ства коро­ле­вы Оль­ги Нико­ла­ев­ны. Но брак ока­зал­ся дра­ма­ти­че­ским: граф, как рас­ска­за­ла Л.Н.Неезе, ока­зал­ся гомо­сек­су­а­ти­стом. Джейн раз­ве­ли с мужем, и потом она вышла за кня­зя Эспе­ра Алек­се­е­ви­ча Ухтом­ско­го. Про­жи­ла Джен­ни недол­го, око­ло 35, лет. и умер­ла в 1870 году. Похо­ро­не­на в семей­ном скле­пе Грейгов.

Ж. 2-я, ЕКА­ТЕ­РИ­НА АДОЛЬФОВНА.

222.189. КН. ЭРАСТ АЛЕК­СЕ­Е­ВИЧ (1835-?)

штабс-капи­тан.

Ж. 1-я, СОФИЯ АЛЕК­САН­ДРОВ­НА УХТОМСКАЯ.

Ж. 2-я, ЮЛИЯ СПИ­РИ­ДО­РОВ­НА УСКАРЕВА

ххх.189. КНЖ. ЛЮД­МИ­ЛА АЛЕКСЕЕВНА

ххх.189. КНЖ. ЗИНА­И­ДА АЛЕК­СЕ­ЕВ­НА (1835 — )

М., ЯКОВ ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ СТОЯНОВ.

223.192. Васи­лий Пет­ро­вич (1822-1847)
1841 — № ЯГВ, 1841 г. № 4. (неофи­ци­аль­ная часть). Част­ное известие.Известилась я, что сын мой слу­жа­щий Пра­пор­щи­ком в Яро­слав­ском Гар­ни­зон­ном Бата­льоне Князь Васи­лий Пет­ро­вич Ухтом­ский, не имея сво­ей соб­ствен­но­сти, вхо­дит в дол­ги, а как я за него пла­тить нахо­жусь тоже не в состо­я­нии, то и про­шу ему дове­рий ника­ких не делать Под­по­ру­чи­ца Кня­ги­ня Дарья Васи­льев­на Ухтомская.
~ Ели­за­ве­та Нико­ла­ев­на Жохо­ва ( — 1861)
1855 — Рыбин­ский Уезд­ный Суд объ­яв­ля­ет, что совер­ше­на куп­чая кре­пость от Пору­чи­цы Пела­геи Ники­фо­ро­вой Жохо­вой и доче­ри ее Под­по­ру­чи­цы Кня­ги­ни Ели­за­ве­ты Нико­ла­е­вой Ухтом­ской на про­дан­ную ими Рыбин­ско­му меща­ни­ну Гри­го­рью Игна­тье­ву Смир­но­ву пусто­по­рож­нюю раз­ных уго­дий зем­лю, нахо­дя­щу­ю­ся Рыбин­ско­го уез­да, в деревне Голо­дя­е­вой, все­го 9 десятин.

ххх.193. КНЖ. ОЛЬ­ГА ВАСИЛЬЕВНА

Или дочь Васи­лия Петровича.
1852 — Дело об утвер­жде­нии полю­бов­но­го акта по раз­ме­же­ва­нию зем­ли в пусто­ши Логи­но­вой Яро­слав­ско­го уез­да меж­ду пору­чи­ком Пав­лом Дмит­ри­е­ви­чем Жих­ма­но­вым и опе­ку­ном над мало­лет­ней княж­ной Оль­гой Васи­льев­ной Ухтом­ской пору­чи­ком Пет­ром Нико­ла­е­ви­чем Ханыковым
Даты доку­мен­тов: 1852–1853 гг
1861 — Сель­ца Тру­би­на Дво­ро­вые их люди.Вотчины мало­лет­ней Оль­ги Васи­льев­ны Ухтом­ской дво­ро­вые люди (двор 8).ГАЯО. 230-3-1488. Испо­вед­ные рос­пи­си Р.-Борисоглебского уез­да за 1861 г. С. Забо­ло­тья церк­ви Все­ми­ло­сти­во­го Спа­са Неру­ко­твор­но­го Обра­за свя­щен­ни­ка Иоан­на Кры­ло­ва. Лл. 376-402.
224.195. Вла­ди­мир Алек­сан­дро­вич (1834-?)
1861 — Кре­стьяне умер­ше­го поме­щи­ка Нау­мо­ва, Яро­слав­ско­го уез­да, сель­ца Бекре­не­ва, дере­вень Ско­ко­ва и Ана­ньи­на, достав­ши­е­ся по опре­де­ле­нию Пра­ви­тель­ству­ю­ще­го Сена­та наслед­ни­кам умер­ших Кня­зей Ухтом­ских — Пору­чи­ку Вла­ди­ми­ру и мало­лет­ней пле­мян­ни­це его Княжне Оль­ге Ухтом­ским, при жиз­ни Г. Нау­мо­ва и после, при опе­кун­ском управ­ле­нии, обро­ку пла­ти­ли по 12 руб. 75 коп. ассиг­на­ци­я­ми с каж­дой ревиз­ской души…
1861 — Вот­чи­ны пору­чи­ка кня­зя Вла­ди­ми­ра Алек­сан­дро­ви­ча Ухтом­ско­го дерев­ни Гал­ки­на кре­стьяне (дво­ры 29-30).[ГАЯО. 230-3-1488. Испо­вед­ные рос­пи­си Р.-Борисоглебского уез­да за 1861 г. С. Забо­ло­тья церк­ви Все­ми­ло­сти­во­го Спа­са Неру­ко­твор­но­го Обра­за свя­щен­ни­ка Иоан­на Кры­ло­ва. Лл. 376-402.] 1880 — Спи­сок лиц Ром.-Борисоглебского уез­да, име­ю­щих пра­во уча­стия в изби­ра­тель­ном съез­де уезд­ных зем­ле­вла­дель­цев чрез уполномоченных.Князь Ухтом­ский Вла­ди­мир Александрович.Список лиц, име­ю­щих пра­во непо­сред­ствен­но­го голо­са в изби­ра­тель­ном съез­де зем­ле­вла­дель­цев Яро­слав­ско­го уез­да для выбо­ра глас­ных на шестое трех­ле­тие. ….Дво­ряне и чинов­ни­ки: Наслед­ни­ки Кня­зя Ухтом­ско­го Вла­ди­ми­ра Алек­сан­дро­ви­ча. 286 десятин.

224а.195. Вар­ва­ра Алек­сан­дров­на (1834-?)

~ Пла­тон Ива­но­вич Мамонов.

ххх.196. Парас­ке­ва Илла­ри­о­нов­на (-1837)

М., Павел Дмит­ри­е­вич Жих­ма­рев (†1856)

225.197. Нико­лай Нико­ла­е­вич (1828.05.17—1889.06.09)

Сим­бир­ская исто­рия семьи начи­на­ет­ся с Нико­лая Нико­ла­е­ви­ча Ухтом­ско­го, кото­рый был награж­ден за уча­стие в боях с турец­кой эскад­рой в 1853-1854 годах. В нашем горо­де он женил­ся, купил здесь несколь­ко име­ний, постро­ил кон­ный завод. Герой турец­кой вой­ны оста­ток жиз­ни посвя­тил семье и детям.
1867 — В Сим­бир­ске Обще­ство сель­ско­го хозяй­ства было откры­то в 1859 году по ини­ци­а­ти­ве поме­щи­ка, гра­фа Вла­ди­ми­ра Пет­ро­ви­ча Орлова-Давыдова.Кроме рас­про­стра­не­ния в губер­нии зем­ле­дель­че­ских зна­ний, Обще­ство зани­ма­лось поис­ка­ми средств для вве­де­ния лёг­ких и удоб­ных спо­со­бов обра­бот­ки зем­ли. Нача­ли с покуп­ки участ­ка на бере­гу Сви­я­ги про­тив села Выры­па­ев­ка и устрой­ства опыт­ной фер­мы, что­бы вести на ней образ­цо­вое хозяй­ство по раз­ным систе­мам поле­вод­ства и луго­вод­ства. Эта фер­ма по пра­ву может счи­тать­ся пер­вым опыт­ным хозяй­ством на тер­ри­то­рии области.Активным участ­ни­ком Обще­ства, сра­зу отклик­нув­шим­ся на пред­ло­же­ние Д.И. Мен­де­ле­е­ва изу­чить вли­я­ние мине­раль­ных удоб­ре­ний на уро­жай, был князь Нико­лай Нико­ла­е­вич Ухтом­ский. Для опы­тов князь предо­ста­вил свои зем­ли в рай­оне Репьёв­ки (ныне с. Бого­род­ская Репьёв­ка Циль­нин­ско­го р-на), где с апре­ля по сен­тябрь 1867 года про­во­дил иссле­до­ва­ния уче­ник Мен­де­ле­е­ва – Кли­мент Арка­дье­вич Тими­ря­зев. Впо­след­ствии им была напи­са­на ста­тья о при­бо­ре по изу­че­нию фото­син­те­за, исполь­зо­ван­ная в докла­де на I съез­де есте­ство­ис­пы­та­те­лей в С.-Петербурге (1868). К сожа­ле­нию, вви­ду огра­ни­чен­но­сти средств опы­ты про­во­ди­лись лишь в тече­ние 1867–1869 годов.
1877 — Сим­бир­ский уезд. Съезд Миро­вых Судей. …4 участ­ка, капи­тан-лей­те­нант князь Нико­лай Нико­ла­е­вич Ухтомский…
+с.Репьевка-Крутец Симбирск.-у. [Чул­ков Н,П. Русск.провинц. некро­поль. М.,1996], пред­се­да­тель Сим­бир­ской зем­ской управы

Ж., Парас­ке­ва Аппо­ло­сов­на Бете­ва (1833-1.12.1910), член Обще­ства хри­сти­ан­ско­го мило­сер­дия в г. Сим­бир­ске. Похо­ро­не­на на клад­би­ще Сим­бир­ско­го Покров­ско­го муж­ско­го монастыря.
Кня­ги­ня Прас­ко­вья Апол­ло­сов­на Ухтом­ская и муж ея, князь Нико­лай Нико­ла­е­вич, име­ли здесь, за наде­лом кре­стьян 1818 дес. 760 саж. зем­ли и после смер­ти кня­зя Нико­лая Нико­ла­е­ви­ча, в 1895 году, кня­ги­ня Прас­ко­вья Апол­ло­сов­на раз­де­ли­ла все име­нье меж­ду детьми: сын Алек­сандр полу­чил усадь­бу и 1194 дес. 2560 саж. зем­ли, доче­ри Ели­за­ве­та и Евге­ния по 311 дес. 2000 саж. земли
Любо­пыт­но, что мать А.Н. Ухтом­ско­го, кня­ги­ня Прас­ко­вья Апол­ло­сов­на (1833-1910, Сим­бирск) была род­ной сест­рой очень почи­та­е­мой самар­ски­ми и тольят­тин­ски­ми исто­ри­ка­ми дея­тель­ни­цы рево­лю­ци­он­но­го дви­же­ния Марии Апол­ло­сов­ны Тур­ге­не­вой (ранее 1839 – 24 мая 1892, Цюрих). Обе сест­ры – доче­ри участ­ни­ка Оте­че­ствен­ной вой­ны 1812 года, гене­рал-май­о­ра Апол­ло­са Бете­ва – одно вре­мя были совла­де­ли­ца­ми име­ния в Репьев­ке (как и родо­вое име­ние Нау­мо­вых Голов­ки­но, в то вре­мя оно отно­си­лось к Ставр­поль­ско­му уез­ду. – С.М.), с кото­рым у Нау­мо­ва свя­за­но нема­ло юно­ше­ских вос­по­ми­на­ний. Прас­ко­вья ста­ла кня­ги­ней Ухтом­ской, а Мария схо­ди­ла замуж за состо­я­тель­но­го сим­бир­ско­го поме­щи­ка и миро­во­го судью Юрия Бори­со­ви­ча Тур­ге­не­ва – род­но­го бра­та деда писа­те­ля Алек­сея Нико­ла­е­ви­ча Тол­сто­го (с Тур­ге­не­вы­ми, как и с Ухтом­ски­ми, Нау­мо­вы были в близ­ком родстве).

226.197. КН. АЛЕК­САНДР НИКО­ЛА­Е­ВИЧ (11.07.1829-24.5.1891, Рыбинск)

Сын кня­зя Нико­лая Васи­лье­ви­ча Ухтом­ско­го и его жены Ели­за­ве­ты Алек­сан­дров­ны, урож­ден­ной Нау­мо­вой. дей­стви­тель­ный стат­ский совет­ник. Обра­зо­ва­ние полу­чил в Мор­ском кадет­ском кор­пу­се в горо­де Санкт-Петер­бур­ге. Капи­тан пер­во­го ран­га, коман­до­вал на Кас­пии пер­вым суд­ном «Аст­ра­хань», соста­вил лоцию Кас­пия. В Аст­ра­ха­ни он женил­ся на доче­ри небо­га­то­го поме­щи­ка, полу­чив­шей от отца в при­да­ное неболь­шое име­ние в деревне Пес­чан­ка Озер­ской воло­сти Сара­тов­ско­го уез­да. Капи­тан-лей­те­нант в отстав­ке (1861 г.). Пред­се­да­тель Рыбин­ской зем­ской упра­вы и пред­во­ди­тель дво­рян­ства Рыбин­ско­го уез­да (1871-91 гг.). Почет­ный миро­вой судья по Рыбин­ско­му уез­ду (1869 г.). Изве­стен сво­и­ми забо­та­ми о народ­ном обра­зо­ва­нии в горо­де и уез­де. Он женил­ся в Аст­ра­ха­ни в 1858 г. на Ели­за­ве­те Нико­ла­евне Але­е­вой, доче­ри небо­га­то­го поме­щи­ка, полу­чив­шей от отца в при­да­ное неболь­шое име­ние в деревне Пес­чан­ка Озер­ской воло­сти Сара­тов­ско­го уез­да. Пер­во­го ребен­ка она роди­ла в 1860 г. в Аст­ра­ха­ни ( Ели­за­ве­та Алек­сан­дров­на 1860 – 1930) , а вто­рую дочь ( Алек­сан­дру. 1861 г.) и сына ( Алек­сандра. 1863 г.) в г. Сара­то­ве. Из это­го ясно, что око­ло 1861 года А.Н. Ухтом­ский пере­ез­жа­ет с семьей в г.Саратов.
Сара­тов­ское име­ние с. Полян­ки, поз­же доста­лось А.А. Ухтомскому.
1889 — Мелен­тьев Сер­гей Нико­ла­е­вич (16.03.1889, Рыбинск — ?). Родил­ся 16.03, кре­щён 26.03.1889 в Рыбин­ской град­ской Покров­ской церк­ви. Вос­при­ем­ни­ки: дей­стви­тель­ный стат­ский совет­ник князь Алек­сандр Нико­ла­е­вич Ухтом­ский (дед), жена дей­стви­тель­но­го совет­ни­ка Ели­за­ве­та Ива­нов­на Хому­то­ва (РГАВМФ. Ф. 432. Оп. 5. Д. 8485. Л. 3). Погре­бен на клад­би­ще при Тихо­нов­ской церкви.

Ж., 30.3.1858, ЕЛИ­ЗА­ВЕ­ТА НИКО­ЛА­ЕВ­НА АЛЕ­Е­ВА (1837 — 1888).

227.197. КН. АЛЕК­СЕЙ НИКО­ЛА­Е­ВИЧ (30.10.1842-1902)

Зем­ле­вла­де­лец. отстав­ной мич­ман, почет­ный миро­вой судья Рыбин­ско­го уез­да послед­ний вла­де­лец Восло­мы. Детей сво­их Алек­сей Нико­ла­е­вич вос­пи­ты­вал в стра­хе Божи­ем, сам вос­при­ни­мая Гос­по­да лишь как Вла­ды­ку мира. Но дети были бла­го­дар­ны отцу за вос­пи­та­ние в них чувств ответ­ствен­но­сти и дол­га. Алек­сей Нико­ла­е­вич (1842—1902), уйдя в отстав­ку с фло­та, неко­то­рое вре­мя слу­жил в кан­це­ля­рии яро­слав­ско­го губер­на­то­ра, — но, обла­дая неужив­чи­вым харак­те­ром и при­выч­кой гово­рить прав­ду в гла­за даже началь­ству, дол­го в госу­дар­ствен­ных учре­жде­ни­ях не удер­жал­ся и при­нял­ся за улуч­ше­ние быта кре­стьян сво­е­го родо­во­го поме­стья на реч­ке Восло­ме. Одна­ко, как вспо­ми­нал стар­ший сын, в Восло­ме «отец ухит­рял­ся так хозяй­ни­чать, что акку­рат­но еже­год­но полу­чал убыт­ки, и, если слу­ча­лось ему полу­чить неожи­дан­ную при­быль, то он сво­им работ­ни­кам выпла­чи­вал при­бав­ки». В сохра­нив­ших­ся отрыв­ках вос­по­ми­на­ний еп. Андрея, состав­лен­ных, по-види­мо­му, в нача­ле 1920-х, вла­ды­ка с осо­бой любо­вью и при­зна­тель­но­стью вспо­ми­на­ет няню Мане­фу Пав­лов­ну — быв­шую кре­пост­ную, до кон­ца дней сво­их жив­шую в доме Ухтом­ских: «С ее молит­вен­но­го шепо­та я и выучил свои пер­вые молит­вы… запом­нил и весь ее запас дог­ма­ти­че­ских позна­ний. Я уже архи­ере­ем гово­рил неод­но­крат­но про­по­ве­ди на темы, заим­ство­ван­ные из муд­рых настав­ле­ний моей няни».Ухтомский, кн. Ухтом­ский, кн. Ал-ей Никл., от. мичм., поч. мир. судья, г. Рыбинск, Коню­шен­ная, сб. д. (им. Восло­мо). Гг. дво­ряне раз­ных губерний.
+ (?). С женой кня­ги­ней А.Ф.Ухтомской (Рыбинск, клад­би­ще при церк­ви Тихо­на Задон­ско­го). (Рыбин­ский некро­поль, СПб, 1998).

Ж., АНТО­НИ­НА ФЕДО­РОВ­НА АНФИ­МО­ВА (1847.06.06.—1913.10.31.,+Рыбинск,кл-ще при ц.Тихона Задонского).Пох. с кн. А.Н.Ухтомским. [Рыбин­ский некро­поль. СПб.,1998]. У мате­ри-кня­ги­ни, заня­той раз­ны­ми «дело­вы­ми афе­ра­ми», при­чем она «не гну­ша­лась даже при­е­мом в заклад и скуп­кою домов и име­ний» (А. А. Золо­та­рев), вре­ме­ни на вос­пи­та­ние сына совер­шен­но не оста­ва­лось. Поэто­му буду­щий ака­де­мик и попал к тетуш­ке. «Мать Анто­ни­на, — вспо­ми­нал вла­ды­ка Андрей, — была иде­аль­но доб­рая жен­щи­на… она нико­гда ни сло­вом ни делом [нико­го] не оби­де­ла и мало того — ей при­хо­ди­лось ино­гда сгла­жи­вать и исправ­лять те рез­ко­сти в отно­ше­нии к людям, кото­рые поз­во­лял себе отец, и все­гда явля­лась каким-то анге­лом-уте­ши­те­лем, общей люби­ми­цей… Она чистым серд­цем люби­ла Бога Отца и вери­ла про­сто, что Он и ее молит­вы не может отверг­нуть. Это дава­ло ее молит­ве искрен­ность и напря­жен­ность». Извест­но, что Анто­ни­на Федо­ров­на при­ни­ма­ла уча­стие в мис­си­о­нер­ской рабо­те сына-мона­ха, жерт­во­ва­ла на созда­ва­е­мые им мона­сты­ри в Казан­ской губер­нии, а нака­нуне сво­ей кон­чи­ны зна­чи­тель­ную часть состо­я­ния заве­ща­ла Церкви.
Но, как уточ­ня­ет совре­мен­ный ком­мен­та­тор, заме­ча­ния А.А. Золо­та­ре­ва о «еврей­ской кро­ви» бра­тьев недо­сто­вер­ны: их мать Анто­ни­на Федо­ров­на (1847—1913) — урож­ден­ная Анфи­мо­ва, а не Чер­но­сви­то­ва; Миха­ил Алек­сан­дро­вич Чер­но­сви­тов был ее отчи­мом, так что кров­но­го род­ства меж­ду Ухтом­ски­ми и яро­слав­ски­ми дво­ря­на­ми Чер­но­сви­то­вы­ми нет. Бабуш­ка вла­ды­ки Андрея и ака­де­ми­ка Ухтом­ско­го по мате­рин­ской линии Анна Пет­ров­на вышла замуж за Федо­ра Михай­ло­ви­ча Анфи­мо­ва, от это­го бра­ка у них было трое детей: Миха­ил, Петр и Анто­ни­на. В 1848 г. Ф.М. Анфи­мов умер, а четы­ре года спу­стя Анна Пет­ров­на вышла замуж за М.А. Чер­но­сви­то­ва. От это­го бра­ка у Анны Пет­ров­ны роди­лось еще чет­ве­ро детей: Алек­сандр (р. 1857), Люд­ми­ла (р. 1855), Евге­ния (р. 1858) и Лео­нид (р. 1861). Из детей Лео­ни­да Михай­ло­ви­ча извест­ны офи­цер лейб-гвар­дии Мос­ков­ско­го пол­ка Вла­ди­мир (р. 1884), Миха­ил (р. 1885), Геор­гий (р. 1886 или 1887) и Мария (р. 1888).

ххх.197. КНЖ. ЕКА­ТЕ­РИ­НА НИКО­ЛА­ЕВ­НА (1830-?)

ххх.197. КНЖ. АННА НИКО­ЛА­ЕВ­НА (1832-?)

роди­лась в Восло­ме 25 октяб­ря 1832 г. Кре­сти­ли девоч­ку в сыр­нев­ской церк­ви, а крест­ной мате­рью ее была мест­ная поме­щи­ца Алек­сандра Ива­нов­на Кожи­на, урож­ден­ная Молчанова
Алек­сей Алек­се­е­вич Ухтом­ский с годо­ва­ло­го воз­рас­та вос­пи­ты­вал­ся тетей по отцов­ской линии княж­ной Анной Нико­ла­ев­ной Ухтом­ской, жив­шей в г. Рыбин­ске, на ули­це Выго­ной (ныне ули­ца носит имя Ухтом­ско­го, а в доме рас­по­ла­га­ет­ся Мемо­ри­аль­ный музей). 20 сен­тяб­ря 1990 года в горо­де Рыбин­ске открыл­ся един­ствен­ный в стране Мемо­ри­аль­ный Дом-музей ака­де­ми­ка А.А.Ухтомского (1875-1942), про­дол­жа­те­ля зна­ме­ни­той уни­вер­си­тет­ской физио­ло­ги­че­ской шко­лы, осно­ван­ной И.М.Сеченовым, авто­ром уче­ния о доми­нан­те как основ­ном систе­мо­об­ра­зу­ю­щем прин­ци­пе в пове­де­нии чело­ве­ка, опре­де­ля­ю­щем пси­хо­ло­ги­че­скую и нрав­ствен­ную направ­лен­ность личности.
Музей был открыт в доме, при­над­ле­жа­щем деду уче­но­го, кня­зю Нико­лаю Васи­лье­ви­чу Ухтом­ско­му, уна­сле­до­ван­но­му его доче­рью княж­ной Анной Нико­ла­ев­ной, вос­пи­тав­шей буду­ще­го ученого.

ххх.197. КНЖ. ЕЛИ­ЗА­ВЕ­ТА НИКО­ЛА­ЕВ­НА (1834-?)

ххх.197. КНЖ. НАДЕЖ­ДА НИКО­ЛА­ЕВ­НА (1835-?)

ххх.197. КНЖ. ЕВГЕ­НИЯ НИКО­ЛА­ЕВ­НА (1837-?)

Цен­траль­ная часть Сим­бир­ска зна­ме­ни­та сво­и­ми ста­рин­ны­ми зда­ни­я­ми. Сре­ди них осо­бен­но выде­ля­ют­ся особ­ня­ки. Вла­дель­цы мно­гих из них после фев­раль­ской рево­лю­ции были вынуж­де­ны поки­нуть Роди­ну. Чудом сохра­нив­ши­е­ся доход­ные дома вошли в тури­сти­че­ские кар­ты. Сим­бирск – Вор­ку­та – Хар­бин – на этом марш­ру­те вос­ста­нав­ли­ва­ет­ся исто­рия кня­же­ско­го рода Ухтом­ских .Мимо этих двух зда­ний каж­дый из улья­нов­цев не раз про­хо­дил. Несколь­ко мрач­но­ва­тые на вид, они пред­став­ля­ют собой заме­ча­тель­ный при­мер жилой построй­ки нача­ла 20- го века. Ком­плекс зда­ний в сти­ле модерн на ули­це Льва Тол­сто­го – быв­шей Покров­ской – дети­ще архи­тек­то­ра Лив­ча­ка. Бетон­ные бло­ки – как аль­тер­на­ти­ва кам­ню. Сим­во­лич­ны и архи­тек­тур­ные дета­ли – вен­ки и гирлянды.Здания вхо­ди­ли в состав город­ской усадь­бы, при­над­ле­жав­шей княжне Евге­нии Ухтом­ской, доче­ри кня­зя – Нико­лая Ухтом­ско­го – сим­бир­ско­го уезд­но­го пред­во­ди­те­ля дво­рян­ства, круп­но­го зем­ле­вла­дель­ца и кон­но­за­вод­чи­ка. До рево­лю­ции в доме номер 28 рас­по­ла­га­лась част­ная хими­ко – бак­те­рио­ло­ги­че­ская лабо­ра­то­рия Коз­ло­ва. Сосед­ний особ­няк исполь­зо­вал­ся лишь в каче­стве жило­го дома. Зда­ние сме­ни­ло нема­ло состо­я­тель­ных квартиросъемщиков.Здания сохра­ни­ли дета­ли пер­во­на­чаль­но­го инте­рье­ра. В част­но­сти, сохра­ни­лась двер­ная фур­ни­ту­ра. Осо­бую цен­ность пред­став­ля­ет метал­ли­че­ская решет­ка бал­ко­на вто­ро­го эта­жа, в цен­тре кото­рой раз­ме­ще­ны ини­ци­а­лы «Е.У. – «Евге­ния Ухтом­ская ».Идил­лию жиз­ни дво­рян вмиг раз­ру­ши­ли боль­ше­ви­ки. После взя­тия Сим­бир­ска в 18 – ом году, Ухтом­ские бежа­ли в Хар­бин. С тех пор зда­ния пере­шли в гос­соб­ствен­ность. Сего­дня здесь рас­по­ла­га­ют­ся лабо­ра­то­рия и архив Дет­ской город­ской больницы.

ххх.197. КНЖ. ПРАС­КО­ВЬЯ НИКО­ЛА­ЕВ­НА (20.10.1840 — 11.01.1917)

роди­лась в с. Вослом Рыбин­ско­го уез­да Яро­слав­ской губер­нии, ее роди­те­ля­ми были: князь Нико­лай Васи­лье­вич Ухтом­ский и кня­ги­ня Ели­за­ве­та Алек­се­ев­на (урожд. Нау­мо­ва). От бра­ка Н. М. Нау­мо­ва и П. Н. Ухтом­ской было трое сыно­вей – Дмит­рий (1862 – 1898), Нико­лай (1864 – 1910) и Алек­сандр (1868 – 1950).

М., НАУ­МОВ НИКО­ЛАЙ МИХАЙ­ЛО­ВИЧ (03.04.1835-24.07.1903), дво­ря­нин, губерн­ский сек­ре­тарь отстав­ной поручик.

14 коле­но

229.198. КН. КАПИ­ТОН ФЕДО­РО­ВИЧ (21.02.1845-?)

титу­ляр­ный совет­ник, помощ­ник сим­фе­ро­поль­ско­го полицмейстера

Ж., ЕВГЕ­НИЯ АЛЕК­САН­ДРОВ­НА ВЕСЕЛАГО.

ххх.198. КН. ВЛА­ДИ­МИР ФЕДО­РО­ВИЧ (1848 — , младенец)

ххх.198. КНЖ. ОЛЬ­ГА ФЕДО­РОВ­НА (1842 — )

М., ЖДА­НОВ (ум.1896)

ххх.198. КНЖ. ЕВДО­КИЯ ФЕДО­РОВ­НА ( — 1858)

деви­ца.

ххх.198. КНЖ. АННА ФЕДО­РОВ­НА (*1850, Москва, † 20.7./11.8.1893)

прах пере­не­сен во 2-ю общую моги­лу-кост­ни­цу [№ 810; MK]Кладбище Тестач­чо в Риме. Нека­то­ли­че­ское клад­би­ще для ино­стран­цев в Риме. [Алфа­вит­ный спи­сок рус­ских захо­ро­не­ний.; В. Гас­пе­ро­вич, М. Катин-Ярцев, М. Тала­лай, А. Шум­ков. — СПб.: «ВИРД». — 2000.] 

М., НИКО­ЛАЙ РОЗА­НОВ, дей­стви­тель­ный стат­ский советник.

ххх.203. КНЖ. ЕКА­ТЕ­РИ­НА СЕМЕ­НОВ­НА (24.01.1836-?)

М., САБА­НЕ­ЕВ ВАСИ­ЛИЙ ГРИ­ГО­РЬЕ­ВИЧ (3.01.1828-?), ротмистр.

230.203. КН. НИКО­ЛАЙ СЕМЕ­НО­ВИЧ (22.03.1837-1853)

Ж., АННА НИКОЛАЕВНА.

231.203. КН. МАК­СИМ СЕМЕ­НО­ВИЧ УХТОМ­СКИЙ (*1838.03.22, †1902.06.12,‡c.Tyxaни Весьегон.-у.)

Князь М.С. Ухтом­ский, по вос­по­ми­на­ни­ям Алек­сея Уша­ко­ва, актив­но помо­гал его отцу в бла­го­устрой­стве цер­ков­но­го при­хо­да и созда­нии шко­лы, кото­рая была постро­е­на в 1877 году. А.Д. Уша­ков опи­сы­ва­ет в сво­ей кни­ге, как было устро­е­но име­ние кня­зей Ухтом­ских, как жили кре­стьяне, срав­ни­вая Весье­гон­ский и Ста­риц­кий уез­ды. Извест­но, что усадь­бой Туха­ни в XIX веке вла­дел Мак­сим Семе­но­вич Ухтом­ский, после его смер­ти име­ние пере­шло к его сыну — Ива­ну Мак­си­мо­ви­чу Оба они похо­ро­не­ны в усадь­бе, рядом с церковью.

С 1865 по 1882 гг. в Твер­ское губерн­ское зем­ское собра­ние от Весье­гон­ско­го уез­да глас­ны­ми избирались:…М. С. Ухтомский…[Шереметевский В. Русск.провинц.некрополь. Тл. М.,1914].

Извест­но, что стар­ший князь Ухтом­ский Мак­сим был очень кру­то­го нра­ва, често­лю­бив и очень мело­чен. Он тре­бо­вал, что­бы обра­ща­ю­щи­е­ся к нему обя­за­тель­но вели­ча­ли его «Ваше сия­тель­ство». За дру­гое обра­ще­ние к нему кре­стьян он сер­дил­ся и так или ина­че их нака­зы­вал. Его жена была очень жесто­кой жен­щи­ной, кото­рую нена­ви­де­ли и боя­лись слу­ги и окру­жа­ю­щие кре­стьяне. Она уби­ла сво­е­го сына, при­чем рас­ска­зы­ва­ют об этом по-раз­но­му. По сви­де­тель­ству одних, она бро­си­ла мало­лет­не­го сына на рас­ка­лен­ную пли­ту, по сви­де­тель­ству дру­гих, уби­ла его клю­ча­ми. Так или ина­че, этот факт пыта­лись скрыть, но все ста­ло извест­но. Похо­ро­нен­ный сын был отко­пан и под­верг­ся меди­цин­ско­му иссле­до­ва­нию. Для лик­ви­да­ции пре­ступ­но­го дела кня­зю при­шлось силь­но потра­тить­ся на взят­ки, и дело было прекращено.

Ж., АННА НИКО­ЛА­ЕВ­НА КАЧА­ЛО­ВА (1841-1878)

ххх.203. КНЖ. ЕЛИ­ЗА­ВЕ­ТА СЕМЕ­НОВ­НА (04.11.1839, †11.01.1882, ‡Санкт-Петер­бург)

Ели­за­ве­та Семё­нов­на и есть та самая баро­нес­са Штем­пель, что поко­ит­ся на Смо­лен­ском пра­во­слав­ном клад­би­ще. Роди­лась она 4 нояб­ря 1839 года, а скон­ча­лась, судя по над­пи­си на могиль­ной пли­те, 11 фев­ра­ля 1882. В Петер­бур­ге Штем­пе­ли про­жи­ва­ли на Васи­льев­ском ост­ро­ве, в доме 46 по 17-й линии. Ели­за­ве­та Семе­нов­на оста­ви­ла о себе доб­рую память как меце­нат­ка и попе­чи­тель­ни­ца кесем­ско­го жен­ско­го пови­валь­но­го при­ю­та. При­нять на себя попе­чи­тель­ство Ели­за­ве­те Семе­новне пред­ло­жи­ло Весье­гон­ское зем­ство. Так с 1872 по 1882 годы она состо­я­ла в этой почет­ной должности.

Ген­на­дий Хри­сто­фо­ро­вич не без поль­зы уда­рил­ся в пред­при­ни­ма­тель­ство и руко­во­дил «инно­ва­ци­он­ным» по тем вре­ме­нам пред­при­я­ти­ем «Новая Ассе­ни­за­ция» (с 1901). Скон­чал­ся он 22 фев­ра­ля 1908 года, на 26 лет пере­жив супругу.

М., барон ГЕН­НА­ДИЙ ХРИ­СТО­ФО­РО­ВИЧ фон ШТЕМ­ПЕЛЬ ( 05.04.1836 — 22.02.1908, Кесь­ма, Весьегонск)
Дети: Анна Ген­на­ди­ев­на умер­ла 12.05.1882 — 19 лет. в Санкт-Петер­бур­ге, Ген­на­дий Ген­на­ди­е­вич умер 28.10.1876 ребён­ком Миха­ил Ген­на­ди­е­вич Нико­лай Ген­на­ди­е­вич. Жили в России.

ххх.203. КНЖ. МАРИЯ СЕМЕ­НОВ­НА (24.07.1841-1853,+с. Тухани)

ххх.203. КНЖ. ВЕРА СЕМЕ­НОВ­НА (24.07.1844-?)

М., БОЛЕ­СЛАВ ФРАН­ЦЕ­ВИЧ ЯНКОВ­СКИЙ (*1835), родо­на­чаль­ник пра­во­слав­ной вет­ви ошмян­ских Янковских.

232.204. КН. НИКО­ЛАЙ ПЕТ­РО­ВИЧ (03.02.1840-?)

член там­бов­ско­го окруж­но­го суда

Ж., НАДЕЖ­ДА ПАВ­ЛОВ­НА АРТЕМЬЕВА.

233.204. КН. АЛЕК­САНДР ПЕТ­РО­ВИЧ (19.04.1841-?)

стат­ский совет­ник, дело­про­из­во­ди­тель лич­но­го Каби­не­та императора

Ж., ОЛЬ­ГА ДМИТ­РИ­ЕВ­НА КАРАУЛОВА.

233а.204. КНЖ. ЕКА­ТЕ­РИ­НА ПЕТ­РОВ­НА (01.01.1832-?)

М., АРТУР ИВА­НО­ВИЧ КОЗЛИНСКИЙ.

ххх.204. КНЖ. АЛЕК­САНДРА ПЕТ­РОВ­НА (18.10.1838-?)

М., БОРИС АЛЕК­САН­ДРО­ВИЧ ТОЛСТОЙ.

ххх.204. КНЖ. ВАР­ВА­РА ПЕТ­РОВ­НА (03.05.1845-?)

234.204. КН. СЕР­ГЕЙ ПЕТ­РО­ВИЧ (19.08.1846-26.01.1916)

Устю­жин­ский уезд­ный пред­во­ди­тель дворянства
кн Ухтом­ский С.П. слу­жил в Сибир­ской фло­ти­лии на кли­пе­ре АБРЕК и паро­хо­до-кор­ве­те АМЕРИКА
от. кап. 1-го ран­га, усадь­ба Боль­шое-Воль­ное. Нов­го­род­ская губер­ния. Устю­жин­ский уезд.
Ухтом­ский, кн. Серг. Пет., Устю­женск. пред­во­ди­тель дво­рян­ства, г. Устюж­на, Нов­го­родск. губ. и им. Боль­шая Вос­ное. Гг. дво­ряне раз­ных губер­ний. Потомств двор. Воло­годск губ., поме­щик Волог. и Тамб. губ. Прав., женат, 4 детей 04.04.1865 гар­де­ма­рин, Балт фл 26.06.— 4й ФЭ 04.06.1867 мич­ман 02.11.1869 кор­вет «Аскольд», 2й ФЭ 01.11.1871 8й ФЭ 12.06.— 1й ЕИВ В Кн Ген-Адм ФЭ 23.04.1875 ст. офи­цер кли­пе­ра «Кобрин» 29.03.1876 кор­вет «Аме­ри­ка» 13.06.- 15й ФЭ, Балт флот 15.09.1877 1й ФЭ 25.10— отко­ман­ди­ро­ван на Чер­ное море, п/х «Рос­сия» 15.02.- участ­во­вал при взя­ти Турецк пор­та Мер­син 15.02.1879 3й ФЭ, ком-р 12й роты, к-р крей­се­ра «Наезд­ник» 04.08.1879 уво­лен от служ­бы для пла­ва­ния на ком­мерч судах 09.08.1880 в служ­бе преж­ним чином, 1й ФЭ ЕИВ Ген-Адм 24.09.—— ком-р роты окт кор­вет «Варяг», ком-р 10й роты 30.09. Имп яхта «Царев­на» 01.01.1883 кап-летй-т, 4й ФЭ, завед н.ч. 8го ФЭ 04.04.1884 ст орди­на­рец на фре­га­те «Моно­мах» 26.02.1885 Кап 2р 15.04.1885 ст. офиц. бата­реи «Нетронь меня» 15.03.1886 ком-р п/х «С-Петер­бург» 27.06.—— ст адъ­ют-т дежур Упр Крон­шт воен Ген-Губ 19.02.1888 отст. по домашн обст. с чином Кап 1р 1904 надв сов., Нач-к Риж­ско­го пор­та 1905-1907 стат сов, чинов­ник Мин Торг про­мышл. 04.02.1906-июль 1910 Нач-к Торг потр­та Бату­ма 1911-1913 ДСС, Батум 1915 ДСС, Царск Село, казар­мы Л-Гв Имп фами­лии бата­льо­на. Награды:Св Ст 3ст (11.04.1874), Св Анна 3ст (1881), Св Вл с бан­том (22.09.1885), Св Ст 2 ст (01.01.1887)

Ж., ЕКА­ТЕ­РИ­НА ПАВ­ЛОВ­НА (р.1865-после 1916), един­ствен­ная дочь П.В.Симанского.

235.204. ПАВЕЛ ПЕТ­РО­ВИЧ (12.06.1848-1910)

князь, вице-адми­рал в отстав­ке (1906). Окон­чил Мор­ской кадет­ский кор­пус (1867), ака­де­ми­че­ский курс мор­ских наук в Мор­ском учи­ли­ще (1873), Мин­ный офи­цер­ский класс (1878). С 1874 года слу­жит на судах Мор­ско­го кадест­ко­го кор­пу­са. 1879 мин­ный офи­цер кли­пе­ра «Жем­чуг», в 1884 про­из­ве­ден в капи­тан-лей­те­нан­ты, коман­до­вал мино­нос­кой «Селе­зень». В 1885 полу­чил чин капи­та­на 2 ран­га, назна­чен стар­шим офи­це­ром кли­пе­ра «Жем­чуг», в 1886 стар­шим офи­це­ром бро­не­нос­ца «Петр Вели­кий», с 1887 стар­шим флаг-офи­це­ром шта­ба началь­ни­ка судов Мор­ско­го учи­ли­ща. Коман­до­вал кано­нер­ской лод­кой «Бурун» (1889—1890), заве­до­вал учеб­ной коман­дой стро­е­вых квар­тир­мей­сте­ров и коман­до­вал кли­пе­ром «Раз­бой­ник» (1890-1894). В 1894 про­из­ве­ден в капи­та­ны 1 ран­га и назна­чен мор­ским аген­том в Англии. С 1896 коман­дир крей­се­ра I ран­га «Вла­ди­мир Моно­мах», в 1900 коман­до­вал эскад­рен­ным бро­не­нос­цем «Петр Вели­кий», являл­ся пред­се­да­те­лем комис­сии по испы­та­нию и при­е­му мин, заве­ду­ю­щим коман­да­ми 1-й флот­ской диви­зии Бал­тий­ско­го фло­та. В 1901 про­из­ве­ден в контр-адми­ра­лы и назна­чен началь­ни­ком шта­ба Крон­штадт­ско­го пор­та. С фев­ра­ля 1903 млад­ший флаг­ман Тихо­оке­ан­ской эскад­ры, за уча­стие в отра­же­нии ата­ки япон­ских мино­нос­цев в ночь с 26 на 27 янва­ря 1904 награж­ден орде­ном Св. Ста­ни­сла­ва 1-й сте­пе­ни с меча­ми (22.03.1904). После гибе­ли С. О. Мака­ро­ва 31.03 вре­мен­но всту­пил в испол­не­ние обя­зан­но­стей коман­ду­ю­ще­го фло­том, 03.04 при­ка­зом Е. И. Алек­се­е­ва воз­вра­щен на преж­нюю долж­ность. После сра­же­ния 28.07 при­нял на себя обя­зан­но­сти коман­ду­ю­ще­го эскад­рой, но 24 авгу­ста 1904 сдал долж­ность Р. Н. Вире­ну, будучи фор­маль­но назна­чен в рас­по­ря­же­ние Е. И. Алек­се­е­ва. В 1906 уво­лен со служ­бы по болез­ни с мун­ди­ром и пен­си­ей и с про­из­вод­ством в вице-адми­ра­лы. Умер 14 октяб­ря 1910, похо­ро­нен на Смо­лен. кладб. 20.

Ж. 1-я, НОН­НА (АНТО­НИ­НА) КОН­СТАН­ТИ­НОВ­НА ИВА­НОВ­СКАЯ (†01.06.1894).

Ж. 2-я, ОЛЬ­ГА НИКО­ЛА­ЕВ­НА ЧИЧА­ГО­ВА (*9.VIII.1879, † 19.III.1953), дочь гене­ра­ла-лей­те­нан­та. 2 брак за Макла­ко­вым. Бра­ко­со­че­та­ние: 29 янва­ря 1917 года. Пору­чик запас­но­го бата­льо­на Лейб-Гвар­дии 4-го Стрел­ко­во­го Импе­ра­тор­ской Фами­лии пол­ка Кон­стан­тин Геор­ги­е­вич Макла­ков, 26 лет, пра­во­слав­но­го веро­ис­по­ве­да­ния, пер­вым бра­ком и вдо­ва вице-адми­ра­ла Оль­га Нико­ла­ев­на кня­ги­ня Ухтом­ская, 35 лет, пра­во­слав­но­го веро­ис­по­ве­да­ния, вто­рым бра­ком. Пору­чи­те­ли по жени­ху: чис­ля­щий­ся по Гвар­дей­ской Кава­ле­рии кор­нет Алек­сандр Юлье­вич Фех­нер и пору­чик Лейб-Гвар­дии Семе­нов­ско­го пол­ка Нико­лай Алек­сан­дро­вич Голов­кин; по неве­сте: гене­рал-май­ор князь Миха­ил Сер­ге­е­вич Путя­тин и пору­чик Лейб-Гвар­дии 4-го Стрел­ко­во­го Импе­ра­тор­ской Фами­лии пол­ка князь Лев Андре­евич Гага­рин 21

ххх.204. КНЖ. АГЛА­И­ДА ПЕТ­РОВ­НА (27.01.1851-?)

М., НИКО­ЛАЙ АРКА­ДЬЕ­ВИЧ ПОПОВ.

ххх.206. КНЖ. АЛЕК­САНДРА ФЕДОРОВНА

ххх.208. КНЖ. МАРИЯ ДМИТ­РИ­ЕВ­НА (* 12.03.1848 † 1912)

М., АЛЕК­САНДР НИКО­ЛА­Е­ВИЧ КОЛО­ГРИ­ВОВ (* 4.10.1838

ххх.208. КНЖ. ВЕРА ДМИТ­РИ­ЕВ­НА (* сер. XIX в. † 1922)

М., АНДРЕЙ СЕМЕ­НО­ВИЧ КОЛО­ГРИ­ВОВ (* 8.06.1844 † 1916)

236.209. ПАВЕЛ ЛЕО­НИ­ДО­ВИЧ (19.07.1858-8.10.1916)

из дво­рян Мос­ков­ской губ. (из кня­зей) пра­во­слав­но­го веро­ис­по­ве­да­ния, окон­чил С.-Петербургский уни­вер­си­тет, в 1886 дело­про­из­во­ди­тель Казан­ско­го отде­ле­ния Госу­дар­ствен­ног дво­рян­ско­го земель­но­го бан­ка, губерн­ский сек­ре­тарь, в 1887 почет­ный миро­вой судья по Сви­яж­ско­му у., в 1905-1914 сви­яж­ский уезд­ный пред­во­ди­тель дво­рян­ства, жил в с.Макулове Свияжск.у., женат, за ним в Сви­яж­ском у. тор­го­вая лав­ка, вет­ря­ная мель­ни­ца, сов­мест­но с княж­ной Мар­га­ри­той Алек­сан­дров­ной, кня­ги­ней Аде­ла­и­дой Алек­сан­дров­ной Аба­шид­зе в с.Макулове Свияжск.у. 897 дес. зем­ли, за женой его в Тетюш­ском у. 1500 дес. зем­ли, помещ. дв-Казань-губ. Род вне­сен в 5-ю часть дво­рян­ской родо­слов­ной кни­ги Мос­ков­ской губер­нии и в 5-ю часть дво­рян­ской родо­слов­ной кни­ги Казан­ской губер­нии по опре­де­ле­нию Казан­ско­го дво­рян­ско­го депу­тат­ско­го собра­ния от 1887.12.02, утвер­жден ука­зом Героль­дии от 1842.08.29. [Казанск.дв-во. Казань,2001]Среди круп­ных поме­щи­чьих садов Сви­яж­ско­го уез­да в ука­зан­ном ста­ти­сти­че­ском обзо­ре отме­ча­ют­ся сады мар­ки­зы Е.М.Паулуччи — 21 дес. (23 га) в с.Ключищи и д.Гребени, кня­ги­ни В.Ф.Гагариной — око­ло 20 дес. с 8670 ябло­ня­ми в с.Теньки, зем­ле­вла­дель­ца О.Т.Сушко — око­ло 20 дес. в с.Клянчино (500 яблонь), кня­зя П.Л.Ухтомского — око­ло 14 дес. (6000 яблонь) в селах Маку­ло­во и Уланово.
В фон­дах Науч­ной биб­лио­те­ки им. Н. И. Лоба­чев­ско­го Казан­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та хра­нит­ся бро­шю­ра нор­ма­тив­но­го содер­жа­ния — «Учре­жде­ние и пра­ви­ла бес­плат­ной народ­ной читаль­ни в селе Маку­ло­ве Сви­яж­ско­го уез­да Казан­ской губер­нии» (Казань, 1892). Навер­ное, сей факт не заслу­жи­вал бы вни­ма­ния, если бы за ним не после­до­ва­ло новое для тех лет начи­на­ние: в 1893 г. зем­ский глас­ный Павел Лео­ни­до­вич Ухтом­ский на соб­ствен­ные сред­ства в с. Маку­ло­ве открыл бес­плат­ную читаль­ню для кре­стьян. К жиз­ни эту ини­ци­а­ти­ву вызвал ряд обсто­я­тельств. По мере рас­ши­ре­ния про­све­ти­тель­ной и обра­зо­ва­тель­ной дея­тель­но­сти орга­нов мест­но­го само­управ­ле­ния, бла­го­тво­ри­тель­ных и обще­ствен­ных орга­ни­за­ций с кон­ца ХIХ в. биб­лио­те­ка ста­ла вос­при­ни­мать­ся как соци­аль­но зна­чи­мый эле­мент куль­тур­ной сре­ды, как «вели­кая духов­ная ценность»2. В июне 1890 г. были при­ня­ты новые пра­ви­ла «О бес­плат­ных народ­ных читаль­нях и о поряд­ке над­зо­ра за ними», соглас­но кото­рым зна­чи­тель­но упро­ща­лась про­це­ду­ра откры­тия биб­лио­тек с раз­ре­ше­ния началь­ни­ка губер­нии. Ушли в про­шлое согла­со­ва­ния с мини­стер­ством народ­но­го про­све­ще­ния и мини­стер­ством внут­рен­них дел. Прав­да, вме­сте с тем уси­ли­лись цен­зу­ра дея­тель­но­сти биб­лио­тек и регла­мен­та­ция кру­га чте­ния ее поль­зо­ва­те­лей. Кон­троль над рабо­той биб­лио­тек осу­ществ­ля­ли лица учеб­но­го и духов­но­го ведом­ства, назна­ча­е­мые по согла­ше­нию губер­на­то­ра с попе­чи­те­ля­ми учеб­но­го окру­га и епар­хи­аль­но­го ведом­ства. Читаль­ня кня­зя П. Л. Ухтом­ско­го рас­по­ла­га­лась в цен­тре села, в про­стор­ном поме­ще­нии. Две­ри ее были откры­ты для посе­ти­те­лей с сере­ди­ны осе­ни до сере­ди­ны вес­ны. Вечер­ний режим рабо­ты, уни­вер­саль­ный состав фон­да, бога­тое видо­вое раз­но­об­ра­зие книг биб­лио­те­ки дела­ли ее вос­тре­бо­ван­ной взрос­лы­ми жите­ля­ми села Маку­ло­ва и дерев­ни Татар­ское Маку­ло­во. Началь­ный фонд читаль­ни состав­лял око­ло 300 томов, пре­об­ла­да­ли кни­ги духов­но-нрав­ствен­но­го, исто­ри­че­ско­го содер­жа­ния и бел­ле­три­сти­ка. В перечне пери­о­ди­че­ских изда­ний сле­ду­ет выде­лить «Ниву», «Сель­ский вест­ник», «Свет», «Роди­ну». Име­лись непол­ные ком­плек­ты жур­на­лов для семей­но­го и дет­ско­го чте­ния: «Семей­ные вече­ра», «Дет­ское чте­ние», «Род­ник». Кре­стьяне про­яв­ля­ли устой­чи­вый инте­рес к рели­ги­оз­ной лите­ра­ту­ре, кото­рая наря­ду с лег­кой пуб­ли­ци­сти­кой при­вле­ка­ла наи­боль­шее вни­ма­ние чита­те­лей. Из отрас­ле­вой лите­ра­ту­ры повы­шен­ным спро­сом поль­зо­ва­лись кни­ги по пче­ло­вод­ству. Еже­днев­ное чис­ло посе­ти­те­лей читаль­ни состав­ля­ло 15-20 чело­век, а в дни про­ве­де­ния народ­ных чте­ний их коли­че­ство дости­га­ло 80-ти. Татар сре­ди них прак­ти­че­ски не встре­ча­лось: рус­ским язы­ком татар­ские кре­стьяне, как пра­ви­ло, не вла­де­ли, а книг на их род­ном язы­ке не было. Попыт­ки вла­дель­ца читаль­ни при­об­ре­сти кни­ги на татар­ском язы­ке в силу адми­ни­стра­тив­ных пре­пят­ствий успе­ха не име­ли. Тре­бо­ва­лось вне­се­ние соот­вет­ству­ю­щих допол­не­ний в «Пра­ви­ла» о народ­ных биб­лио­те­ках 1890 г. Дея­тель­ность читаль­ни в с. Маку­ло­ве ста­ла пред­ме­том серьез­но­го обсуж­де­ния на засе­да­нии Санкт-Петер­бург­ско­го коми­те­та гра­мот­но­сти в нояб­ре 1894 г. В. В. Девель, сек­ре­тарь коми­те­та, при­зна­вая важ­ное зна­че­ние читаль­ни в рос­сий­ской глу­бин­ке, под­верг рез­кой кри­ти­ке основ­ные поло­же­ния учре­ди­тель­ных доку­мен­тов: «У меня пере­бы­ва­ло в руках нема­ло уста­вов и пра­вил о народ­ных биб­лио­те­ках, при­хо­ди­лось нема­ло слы­шать и читать о внут­рен­них рас­по­ряд­ках уже суще­ству­ю­щих чита­лен. Но я в пер­вый раз наты­ка­юсь на такое пра­ви­ло сель­ской читаль­ни: “Вино­ва­тые в тай­ном уно­се чего-либо под­ле­жат закон­ной ответственности”»3. Он так­же заме­тил, что «биб­лио­те­ка не может при этих усло­ви­ях орга­нич­но срас­тись с насе­ле­ни­ем, сде­лать­ся его потреб­но­стью и досто­я­ни­ем в такой сте­пе­ни, что­бы забо­та о ее уча­сти сде­ла­лась бы забо­той само­го насе­ле­ния». Ины­ми сло­ва­ми, речь шла о необ­хо­ди­мо­сти выра­бот­ки и осу­ществ­ле­ния демо­кра­ти­че­ских прин­ци­пов управ­ле­ния биб­лио­те­кой, вклю­чая прин­цип обще­ствен­но­сти. Воз­мож­но, в рабо­те бес­плат­ной читаль­ни для кре­стьян были и дру­гие недо­стат­ки, но важен сам факт ини­ци­а­ти­вы ее созда­ния, опы­та орга­ни­за­ции и функ­ци­о­ни­ро­ва­ния. Про­дол­жи­тель­ное вре­мя народ­ная читаль­ня в име­нии кня­зя Ухтом­ско­го была един­ствен­ной в уез­де и успеш­но реа­ли­зо­вы­ва­ла целе­вую уста­нов­ку: фор­ми­ро­вать и раз­ви­вать вкус к чте­нию у кре­стьян, под­дер­жи­вать при­об­ре­тен­ную гра­мот­ность, про­ти­во­дей­ство­вать вли­я­нию тако­го соци­аль­но­го зла, как пьян­ство. В целом в Казан­ской губер­нии рубе­жа ХIХ — нача­ла ХХ вв. име­лось незна­чи­тель­ное коли­че­ство народ­ных биб­лио­тек. Извест­ный рус­ский пуб­ли­цист, автор мно­го­чис­лен­ных пуб­ли­ка­ций по народ­но­му обра­зо­ва­нию Казан­ской губер­нии Я. В. Абра­мов отме­чал, что даже в Казан­ском уез­де губер­нии, счи­тав­шем­ся «бла­го­по­луч­ным» в деле орга­ни­за­ции народ­но­го обра­зо­ва­ния, к 1900 г. не было откры­то ни одной народ­ной биб­лио­те­ки. «Види­мо, зна­че­ние биб­лио­те­ки как про­све­ти­тель­но­го учре­жде­ния не в доста­точ­ной сте­пе­ни поняли»5. Ана­ло­гич­ное поло­же­ние было в Козь­мо­де­мьян­ском, Лаи­шев­ском и дру­гих уез­дах. Адми­ни­стра­тив­ные запре­ты, наря­ду с соци­аль­но-эко­но­ми­че­ски­ми про­бле­ма­ми созда­ва­ли допол­ни­тель­ные объ­ек­тив­ные труд­но­сти в деле откры­тия народ­ных биб­лио­тек. «Памя­ти кня­зя Пав­ла Лео­ни­до­ви­ча Ухтом­ско­го» — так был оза­глав­лен некро­лог на стра­ни­цах зем­ской прес­сы, в кото­ром совре­мен­ни­ки «не от зло­бы, а в знак глу­бо­ко­го ува­же­ния к дело­вой энер­гии, кото­рая состав­ля­ла его отли­чи­тель­ную черту»6, назы­ва­ли его бес­по­кой­ным глас­ным. Биб­лио­те­ка в с. Маку­ло­ве как живой памят­ник хра­нит память о неза­у­ряд­ной лич­но­сти зем­ско­го деятеля.
Ухтом­ский. кн. Пав. Леон Казан­ская губер­ния. Дво­ряне, име­ю­щие голос во всех поста­нов­ле­ни­ях и выбо­рах дво­рян­ства. Сви­яж­ский уезд.

Ж., АЛЕК­САНДРА ГЕР­МА­НОВ­НА МОЛОСТВОВА.

КНЖ. АНТО­НИ­НА ФОТИ­ЕВ­НА (1876-1943)

М., АЛЕК­САНДР АПОЛ­ЛО­НО­ВИЧ БАШИ­ЛОВ (1881-1953), выпуск­ник физи­ко-мате­ма­ти­че­ско­го факуль­те­та Мос­ков­ско­го уни­вер­си­те­та , пре­по­да­вал мате­ма­ти­ку в жен­ской гим­на­зии в Сер­ги­е­вом Поса­де. У Баши­ло­вых в XXXI поко­ле­нии было чет­ве­ро детей: два сына Алек­сандр и Сер­гей, скон­чав­ши­е­ся во мла­ден­че­стве, и две доче­ри Ана­ста­сия (1903-1975) и Еле­на (1915-1996), в заму­же­стве Пота­по­ва, а так­же в XXXII поко­ле­нии двое вну­ков: Алек­сандр Пав­ло­вич Пота­пов (рожд. 1939 года) и Софья Пав­лов­на Пота­по­ва (рожд. 1944 года), в заму­же­стве Догадова.

КН. СЕР­ГЕЙ ФОТИ­Е­ВИЧ (1877-1887).

237.216. КН. ПЁТР ПЕТ­РО­ВИЧ (*22.10.1861)

ххх.216. КНЖ. СОФЬЯ ПЕТ­РОВ­НА (*24.07.1860)

238.219. КН. ВАЛЕ­РИ­АН ПЕТ­РО­ВИЧ (1855 — ?)

кан­це­ляр­ский слу­жи­тель Кан­це­ля­рии семе­нов­ско­го уезд­но­го пред­во­ди­те­ля дво­рян­ства Ниже­го­род­ской губер­нии на 1894 г, 39 лет.
О неко­то­рых пикант­ных подроб­но­стях из био­гра­фии Стад­ни­ко­ва оста­ви­ла вос­по­ми­на­ния еще одна катор­жан­ка вор­ку­тин­ских лаге­рей Е. Мар­ко­ва. По ее сло­вам, Геор­гий Леон­тье­вич в осо­бых слу­ча­ях про­яв­лял изу­ми­тель­ную реши­мость. На каком-то костю­ми­ро­ван­ном балу он позна­ко­мил­ся с кня­ги­ней Ухтом­ской . И что же? Отбил ее у мужа, соче­тав­шись с Софьей Иольев­ной граж­дан­ским бра­ком. У них рос­ла дочь. Софья Иольев­на была на десять лет стар­ше мужа и скон­ча­лась, не дождав­шись его из заклю­че­ния. Геор­гий Леон­тье­вич Стадников(4 янва­ря 1880 — 1974) … дру­гих дан­ных нет. Геор­гий Леон­тье­вич Стад­ни­ков — гео­лог, химик-орга­ник. Спе­ци­а­лист по гео­ло­гии и химии углей, док­тор наук, профессор.

239.219. КН. НИКО­ЛАЙ ПЕТРОВИЧ

240.219. КН. ЕВГЕ­НИЙ ПЕТ­РО­ВИЧ (1909)

в 1909 штабс-капи­тан пех.резервн. бри­га­ды [Общ.сп.офиц. на 1909. См. раз­дел <Биб­лио­те­ка>]

ххх.219. КН. АЛЕК­СЕЙ ПЕТРОВИЧ

умер мла­ден­цем.

ххх.219. КНЖ. ВЕРА ПЕТРОВНА

ххх.219. КНЖ. АННА ПЕТРОВНА

М. ….. ….. ЧЕТВЕРИКОВ.

КН. ПАВЕЛ ЛЕОНИДОВИЧ

ххх.220. КНЖ. ЕЛЕ­НА ЛЕО­НИ­ДОВ­НА (07.03.1871 -?)

дочь Лео­ни­да Алек­се­е­ви­ча и Еле­ны Михай­лов­ны Рал­ли. Кре­ще­ние в СПБ, Адми­рал­тей­ский Собор.

М. 1-й, ЕВГЕ­НИЙ ИВА­НО­ВИЧ МАР­ТЫ­НОВ (1864-1937), рос­сий­ский воен­ный тео­ре­тик и исто­рик (его 1-й брак)
Дети от пер­во­го бра­ка: Ната­лия (30 авгу­ста 1889 – ?), Борис (6 сен­тяб­ря 1890 – 9 янва­ря 1978, США).

М. 2-й, 21.07.1904, РАДО­СЛАВ МИХАЙ­ЛО­ВИЧ ДИМ­ЧЕВ, бол­гар­ский под­дан­ный, док­тор. Запись о бра­ке: 21 июля 1904, СПБ, Пан­те­лей­мо­нов­ская цер­ковь, жених бол­гар­ский под­дан­ный родом из горо­да Ловеч док­тор Радо­слав Михай­ло­вич Дим­чев, пра­во­слав­но­го веро­ис­по­ве­да­ния, пер­вым бра­ком, 35 лет, неве­ста: потом­ствен­ная дво­рян­ка Смо­лен­ской губер­нии Еле­на Лео­ни­дов­на Мар­ты­но­ва, урож­ден­ная княж­на Ухтом­ская, пра­во­слав­но­го веро­ис­по­ве­да­ния, раз­ве­ден­ная по 1-му бра­ку, пору­чи­те­ли 2-го кон­но­го пол­ка бол­гар­ской служ­бы Миха­ил Нико­ла­е­вич Вой­ни­ков и пер­вый сек­ре­тарь бол­гар­ско­го дипло­ма­ти­че­ско­го аген­ства Борис Пан­тео­ей­мо­но­вич Киси­мов, по неве­сте гор­ной артил­ле­рий­ской бри­га­ды бол­гар­ской служ­бы капи­тан Пар­ван Михай­ло­вич Пар­ва­нов и 4-го артил­ле­рий­ско­го его цар­ско­го высо­че­ства пол­ка бол­гар­ской служ­бы Юрдан Сто­я­но­вич Про­да­нов 22.

КН. МИХА­ИЛ ЛЕО­НИ­ДО­ВИЧ (*V.1872, †21.XII.1874)

мла­де­нец, сын Коман­до­ра Архан­гель­ско­го пор­та, капи­та­на 1р., кня­зя Лео­ни­да Алек­се­е­ви­ча Ухтом­ско­го, 2 года 5 мес., умер 21.12.1874, СПБ, Андре­ев­ский собор 23.

242.221. КН. ЭСПЕР ЭСПЕ­РО­ВИЧ (14.08.1861, Ора­ниен­ба­ум — 26.11.1921, Дет­ское Село)

Отец буду­ще­го дипло­ма­та, Эспер Алек­се­е­вич (1834 или 1832—1885), мать (урож­ден­ная Грейг) про­ис­хо­ди­ла от адми­ра­ла эпо­хи Ека­те­ри­ны II, героя Чесмен­ско­го сра­же­ния С. К. Грей­га. Окон­чил гим­на­зию при исто­ри­ко-фило­ло­ги­че­ском ин-те (1880) и посту­пил на исто­ри­ко-фило­ло­ги­че­ский ф-т СПбУ. Зани­мал­ся изу­че­ни­ем сла­вян­ской фило­ло­гии и фило­со­фии у М. И. Вла­ди­славле­ва и В. С. Соло­вье­ва, с кото­рым сло­жи­лись дру­же­ские и твор­че­ские свя­зи. Э. Э. Ухтом­ский окон­чил исто­ри­ко-фило­ло­ги­че­ский факуль­тет Санкт-Петер­бург­ско­го уни­вер­си­те­та. Зани­мал­ся изу­че­ни­ем сла­вян­ской фило­ло­гии и фило­со­фии у М. И. Вла­ди­славле­ва и В. С. Соло­вье­ва, с кото­рым сло­жи­лись дру­же­ские и твор­че­ские свя­зи. Одно­курс­ник Шахов­ско­го, С. Вол­хон­ско­го, Забел­ло. Имен­но бла­го­да­ря В. С. Соло­вье­ву в газе­те «Русь» И. С. Акса­ко­ва появи­лась пер­вая поэ­ти­че­ская рабо­та Э. Э. Ухтом­ско­го, посвя­щен­ная 100-летию В.А. Жуков­ско­го (1883). В кон­це жиз­ни ЭЭ вспо­ми­нал, что Соло­вьев пытал­ся соста­вить ему про­тек­цию при уни­вер­си­те­те и &одобрял& его сти­хи. В 1884 ЭЭ, напи­сав выпуск­ную рабо­ту о сво­бо­де воли, полу­чил сте­пень кан­ди­да­та и сереб­ря­ную медаль. Об этой рабо­те оба учи­те­ля ЭЭ выска­за­лись диа­мет­раль­но про­ти­во­по­лож­но: Соло­вьев дал поло­жи­тель­ный отзыв, Вла­ди­славлев – отри­ца­тель­ный. Пред­по­ла­га­лось, что ЭЭ про­дол­жит свое обу­че­ние при уни­вер­си­те­те, но это наме­ре­ние не осу­ще­стви­лось. В кон. 1884 ЭЭ сбли­жа­ет­ся с редак­то­ром газе­ты &Гражданин& кн. В. П. Мещер­ским и ста­но­вит­ся завсе­гда­та­ем его поэ­ти­че­ских &сред&. Впро­чем, совре­мен­ни­ки невы­со­ко оце­ни­ва­ли каче­ство сти­хов ЭЭ. Так, А.Н. Апух­тин гово­рил, что одна­жды князь при­нес ему сти­хи, &в кото­рых я сде­лал откры­тие, что их с оди­на­ко­вым успе­хом мож­но читать и свер­ху и снизу&. Одна­ко в 1902 вышел сбор­ник сти­хов ЭЭ &Из прошлого&, а в 1913 была про­из­ве­де­на допе­чат­ка ново­го рас­ши­рен­но­го изда­ния. Во вре­мя уче­бы заин­те­ре­со­вал­ся буд­диз­мом и соста­вил биб­лио­гра­фию работ по исто­рии, рели­гии, куль­ту­ре и искус­ству наро­дов Цен­траль­ной, Южной Азии и Даль­не­го Восто­ка. После окон­ча­ния уни­вер­си­те­та по про­тек­ции сво­е­го уни­вер­си­тет­ско­го зна­ко­мо­го гр. А.Ф. Гей­де­на (1859–1919) посту­пил на служ­бу в Мини­стер­ство ино­стран­ных дел, в депар­та­мент духов­ных дел ино­стран­ных испо­ве­да­ний. На служ­бе ЭЭ начал выпол­нять пору­че­ния, свя­зан­ные в основ­ном с орга­ни­за­ци­ей дипло­ма­ти­че­ских встреч пред­ста­ви­те­лей восточ­ных дер­жав с высо­ко­по­став­лен­ны­ми рос­сий­ски­ми чинов­ни­ка­ми и самим импе­ра­то­ром. В пери­од с 1886 по 1890 гг. был несколь­ко раз коман­ди­ро­ван в Мон­го­лию, Китай, Забай­ка­лье для изу­че­ния ино­род­цев-буд­ди­стов. Опи­са­ния поез­док пуб­ли­ко­вал в «Рус­ском Вест­ни­ке» и дру­гих изда­ни­ях. Во вре­мя сво­их коман­ди­ро­вок ЭЭ соби­рал пред­ме­ты восточ­но­го искус­ства, кото­рые в даль­ней­шем ока­за­лись в соста­ве фон­дов РЭМ, МАЭ и Эрми­та­жа. Осо­бен­но зна­чи­тель­на его кол­лек­ция по лама­из­му (ок. 3,5 тыс. пред­ме­тов), хра­ня­ща­я­ся в Эрми­та­же. ЭЭ мож­но назвать одним из веду­щих зна­то­ков буд­дий­ской тра­ди­ции в Рос­сии сво­е­го вре­ме­ни. В 1900 в обоб­ща­ю­щем тру­де проф. Аль­бер­та Грюн­ве­де­ля по буд­диз­му в Тибе­те и Мон­го­лии (Gruenwedel A. Mythologie des Buddhismus in Tibet und der Mongolei. Leipzig, 1900), впер­вые были исполь­зо­ва­ны мате­ри­а­лы кол­лек­ций Э. Э., а сам он напи­сал ввод­ную статью.
Наи­бо­лее извест­ный эпи­зод твор­че­ской био­гра­фии ЭЭ – 9-месяч­ное кру­го­свет­ное путе­ше­ствие с наслед­ни­ком пре­сто­ла Нико­ла­ем Алек­сан­дро­ви­чем в 1891. С.М. Вол­кон­ский (1860–1937) рас­ска­зы­ва­ет, что в соста­ве экс­пе­ди­ции обя­за­тель­но дол­жен был нахо­дить­ся чело­век, &который бы мог слу­жить путе­вод­чи­ком и впо­след­ствии соста­вить опи­са­ние путешествия&. Мать Вол­кон­ско­го &через свою тет­ку кня­ги­ню Еле­ну Пав­лов­ну Кочу­бей, в то вре­мя быв­шую обер­гоф­мей­сте­ри­ной при импе­ра­три­це Марии Фео­до­ровне, обра­ти­ла вни­ма­ние на Ухтомского&. После воз­вра­ще­ния из путе­ше­ствия Э. Э. Ухтом­ский был избран чле­ном Рус­ско­го гео­гра­фи­че­ско­го общества.Свои путе­вые впе­чат­ле­ния и наблю­де­ния он опи­сал в кни­ге &Путешествие на Восток наслед­ни­ка цесаревича&. Пер­вый том под назва­ни­ем &Путешествие на Восток Его Импе­ра­тор­ско­го Высо­че­ства Госу­да­ря Наслед­ни­ка Цеса­ре­ви­ча. 1890-1891& вышел в свет в 1893 году; вто­рой и тре­тий тома — в 1895 и 1897 гг. уже под назва­ни­ем &Путешествие Госу­да­ря Импе­ра­то­ра Нико­лая II на Восток (в 1890-1891)&. Кни­га ЭЭ, по сло­вам Вол­кон­ско­го, &громоздкая, тип рус­ско­го “рос­кош­но­го изда­ния”: огром­ный фор­мат, лос­ня­ща­я­ся бума­га, тис­не­ный колен­ко­ро­вый пере­плет и без­вкус­ные иллю­стра­ции Каразина&. В пути у наслед­ни­ка уста­но­ви­лись доволь­но близ­кие отно­ше­ния с ЭЭ, кото­рые не пре­кра­ща­лись и пер­вое вре­мя после воца­ре­ния. Веро­ят­но, за свои исто­рио­гра­фи­че­ские заслу­ги ЭЭ полу­чил чин камер-юнке­ра (1896) и пра­во арен­ды веду­щей сто­лич­ной газе­ты – &Санкт-Петербургские ведомости& (с 01.01.1896). На дипло­ма­ти­че­ском попри­ще извест­на посред­ни­че­ская дея­тель­ность ЭЭ в рус­ско-тибет­ских и осо­бен­но рус­ско-китай­ских делах. Перед самой коро­на­ци­ей Нико­лая II в апре­ле 1896 в Рос­сию при­бы­ло посоль­ство во гла­ве с фак­ти­че­ским мини­стром ино­стран­ных дел Китая – Ли Хун-чжа­ном (1823–1901). Встре­ча и про­во­ды Ли Хун-чжа­на в СПб, &минуя ино­стран­ные государства&, по рас­по­ря­же­нию С.Ю. Вит­те были пору­че­ны ЭЭ. В Одес­се китай­ско­го санов­ни­ка ждал пыш­ный при­ем, затем, в обход пред­пи­са­ний неко­то­рых высо­ко­по­став­лен­ных рос­сий­ских чинов­ни­ков, Ли Хун-чжан отпра­вил­ся в СПб. на сек­рет­ную встре­чу с Нико­ла­ем Алек­сан­дро­ви­чем перед коро­на­ци­ей. Китаю были обе­ща­на воен­ная помощь про­тив Япо­нии, для чего пред­по­ла­га­лось постро­ить желез­ную доро­гу к одно­му из пор­тов в Жел­том море. Для под­пи­са­ния дого­во­ра в 1897 в Китай было направ­ле­но ответ­ное посоль­ство во гла­ве с ЭЭ. Гла­ва посоль­ства как буд­то не имел опре­де­лен­но­го ста­ту­са (по офи­ци­аль­но­му запро­су из СПб. были под­твер­жде­ны его пол­но­мо­чия &чрезвычайного посланца&) и в рос­сий­ской мис­сии он был при­нят доволь­но холод­но. С китай­ской сто­ро­ны Э.Э. Ухтом­ско­му и его мис­сии был обес­пе­чен рос­кош­ный при­ем в Пекине. В.В. Кор­са­ков, врач рос­сий­ской мис­сии в Китае, писал о при­е­ме ЭЭ 14.05.1897: &В пер­вом палан­кине в мун­ди­ре камер-юнке­ра, имея через пле­чо лен­ту китай­ско­го орде­на Двой­но­го Дра­ко­на, выне­сен был князь Ухтом­ский. По сто­ро­нам палан­ки­на еха­ли по два каза­ка Забай­каль­ско­го вой­ска в пол­ном воору­же­нии. За кня­зем нес­ли палан­ки­ны осталь­ных чле­нов посоль­ства и атта­ше. Все шествие состо­я­ло из 22 палан­ки­нов, рас­тя­нув­ших­ся на боль­шое пространство&.Сотрудник рос­сий­ской мис­сии в Китае, Ю. Я. Соло­вьев (1871–1934) в сво­их вос­по­ми­на­ни­ях писал, что ЭЭ был &полностью незнаком& с Кита­ем и на офи­ци­аль­ных цере­мо­ни­ях допус­кал раз­но­об­раз­ные отступ­ле­ния от цере­мо­ни­а­ла. В целом резуль­та­ты мис­сии ЭЭ он оце­ни­ва­ет скеп­ти­че­ски: в Пекине было откры­то лишь отде­ле­ние Рус­ско-Китай­ско­го бан­ка, а все пере­го­во­ры об отчуж­де­нии желез­ной доро­ги через Мань­чжу­рию (КВЖД) к Порт-Арту­ру не полу­чи­ли доку­мен­таль­но­го оформ­ле­ния. После трех­не­дель­но­го пре­бы­ва­ния в Пекине чле­ны мис­сии Ухтом­ско­го &начали посте­пен­но разъ­ез­жать­ся и уже без вся­ко­го церемониала&. Лишь через несколь­ко лет, после пря­мо­го под­ку­па Ли Хун-чжа­на, вопрос об отчуж­де­нии КВЖД и Порт-Арту­ра был решен положительно.
Во вре­мя пре­бы­ва­ния в Китае ЭЭ посе­тил пред­ста­ви­тель Далай-ламы, Агван Дор­жи­ев, с кото­рым во мно­гом свя­за­на дру­гая стра­ни­ца дипло­ма­ти­че­ской дея­тель­но­сти ЭЭ – рус­ско-тибет­ские отно­ше­ния. Уже в 1898 ЭЭ орга­ни­зу­ет встре­чу Дор­жи­е­ва, как неофи­ци­аль­но­го послан­ни­ка Далай-ламы, с Нико­ла­ем II. Цель пере­го­во­ров – воен­ная помощь Тибе­ту про­тив экс­пан­сии англи­чан. Пере­го­во­ры, одна­ко, не достиг­ли сво­ей цели – импе­ра­тор посо­ве­то­вал, что­бы Далай-лама обра­тил­ся к нему лич­но в пись­мен­ном виде. Одна­ко в 1904 году в Тибет в виду обостре­ния тибе­то-англий­ских отно­ше­ний, была все же направ­ле­на науч­но-раз­ве­ды­ва­тель­ная мис­сия Нара­на Ула­но­ва (1867–1904) и Дам­бо Улья­но­ва. ЭЭ обра­тил­ся с прось­бой к Нико­лаю II при­нять руко­во­ди­те­лей этой экс­пе­ди­ции и дать свое напут­ствие, так как &люди воз­мож­но идут на смерть и могут нико­гда не уви­деть родины&. Учи­ты­вая сек­рет­ный харак­тер мис­сии Ула­но­ва, офи­ци­аль­ный при­ем рос­сий­ским импе­ра­то­ром ста­вил под удар отно­ше­ния Рос­сии и Англии. По-види­мо­му, ЭЭ к тому вре­ме­ни вхо­дил в состав &тибетского лобби& при дво­ре: ВК Нико­лай Михай­ло­вич и Кон­стан­тин Кон­стан­ти­но­вич, П.А. Бад­ма­ев, П. П. Семе­нов Тян-Шан­ский, А.В. Гри­го­рьев, А. М. Поз­де­е­ва, Ф.И. Щер­бат­ско­го и др. Экс­пе­ди­ция Ула­но­ва была в целом удач­ной, одна­ко сам руко­во­ди­тель умер от гор­ной болез­ни в Тянь-Шане. По воз­вра­ще­нии в Рос­сию в 1906 Улья­нов пере­дал свои запис­ки о путе­ше­ствии в Тибет, и они были опуб­ли­ко­ва­ны несколь­ки­ми очер­ка­ми в &СПб. ведомостях&. В это вре­мя Тибет был уже заво­е­ван англи­ча­на­ми и пре­вра­щен в мари­о­не­точ­ное государство.
Кол­лек­ция буд­дий­ских древ­но­стей, собран­ная Э. Э. Ухтом­ским, счи­та­лась до Рево­лю­ции 1917 наи­бо­лее пол­ным собра­ни­ем пред­ме­тов буд­диз­ма Восточ­ной Сиби­ри. В 1900 эта кол­лек­ция выстав­ля­лась на Все­мир­ной выстав­ке в Пари­же, где полу­чи­ла золо­тую медаль, и послу­жи­ла основ­ным мате­ри­а­лом для клас­си­че­ско­го иссле­до­ва­ния А. Грюн­ве­де­ля по буд­дий­ской мифо­ло­гии. После рек­ви­зи­ро­ва­ния совет­ским пра­ви­тель­ством она соста­ви­ла важ­ную часть восточ­ной кол­лек­ции Эрми­та­жа. С кон­ца 1890-х до 1905 князь Ухтом­ский воз­глав­лял Рус­ско-китай­ский банк и прав­ле­ние Мань­чжур­ской желез­ной дороги.Все же основ­ным заня­ти­ем ЭЭ была жур­на­ли­сти­ка и поэзия.
С 1896 по фев­раль 1917 года был изда­те­лем «Санкт-Петер­бург­ских ведо­мо­стей». По сви­де­тель­ству С.М. Вол­кон­ско­го &СПб. ведомости& ЭЭ были един­ствен­ной газе­той в Рос­сии, в кото­рой под­ни­ма­лись вопро­сы инте­ре­сов пред­ста­ви­те­лей дру­гих веро­ис­по­ве­да­ний &в тех пре­де­лах без­бо­яз­нен­но­сти, кото­рые вооб­ще были допу­сти­мы по тогдаш­ним цен­зур­ным условиям&. Кро­ме того, ЭЭ имел раз­ре­ше­ние пись­мом испра­ши­вать себе ауди­ен­ции у Нико­лая II, одна­ко, его визи­ты не име­ли прак­ти­че­ски ника­ко­го успе­ха. Автор некро­ло­га ЭЭ (1921) писал о зна­чи­тель­ной толе­рант­но­сти &СПб. ведомостей& по отно­ше­нию к ино­вер­цам, но заме­чал, что &размах обще­ствен­но­го дви­же­ния 1905 года окон­ча­тель­но отбро­сил Э.Э. Ухтом­ско­го в ряды реак­ци­он­ной печати&.
Во вре­мя под­го­тов­ки кни­ги, посвя­щен­ной путе­ше­ствию наслед­ни­ка Нико­лая Алек­сан­дро­ви­ча на Восток, Э.Э. Ухтом­ский напи­сал сочи­не­ние, в кото­ром рас­смат­ри­ва­лись лама­ист­ские куль­ты (&Теоретическая сто­ро­на ламай­ско­го вопроса&). В этой рабо­те ЭЭ упо­ми­на­ет о неко­ей тай­ной кни­ге (т.н. &Книга Юнглей Мансурова&), ско­пи­ро­ван­ной им в 1891 году в Цуголь­ском дацане (Забай­ка­лье), кото­рую он вывез в СПб. и рас­про­стра­нил сре­ди кру­га извест­ных поэтов Сереб­ря­но­го века (А.И. Вве­ден­ский, А.А. Блок, Н.С. Гуми­лев, А.М. Реми­зов и др.) . По мне­нию лите­ра­ту­ро­ве­да В.Б. Коро­бо­ва &Книга Юнглей Мансурова& явля­ет­ся под­лин­ной и содер­жит некие тан­три­че­ские тек­сты, одна­ко, это сочи­не­ние вполне мог­ло воз­ник­нуть под пером само­го ЭЭ, кото­рый решил выдать свои &туманные& сти­хи за про­из­ве­де­ние лама­ист­ской лите­ра­ту­ры. Сами поэты доста­точ­но серьез­но отнес­лись к &Книге& ЭЭ, так, А.А. Блок писал (27.06.1905): &…много хоро­ше­го и нуж­но­го есть в этой кни­ге. И совсем что-то новое нача­лось с появ­ле­ни­ем «Юнглей» у меня&.
Луч­шее харак­те­ро­ло­ги­че­ское опи­са­ние ЭЭ дал его друг, С.М. Вол­кон­ский: &Это стран­ная фигу­ра. Что-то оба­я­тель­ное по при­род­ным дан­ным и вме­сте что-то раз­дра­жа­ю­щее, спо­соб­ное в отча­я­ние при­ве­сти по прак­ти­че­ской непри­ло­жи­мо­сти. Малень­кий, суту­ло­ва­тый, с бес­по­ря­доч­ны­ми чер­ны­ми воло­са­ми, очень неряш­ли­вый во внеш­но­сти сво­ей, он гово­рил как-то мел­ко, руб­лен­но и с пре­иму­ще­ствен­ным укло­ном к анек­до­ту. В силу послед­ней при­выч­ки он бывал ино­гда заба­вен, ино­гда несно­сен. Чрез­вы­чай­но начи­тан­ный, с кра­си­вым поэ­ти­че­ским талан­том, он, одна­ко, ниче­го не сде­лал. Мы дол­го взи­ра­ли на него как на чело­ве­ка, кото­рый ска­жет свое сло­во, заявит о себе. Но он так и остал­ся при обе­ща­нии. Как в сти­хах сво­их он нико­гда не мог удер­жать­ся в рам­ках выбран­но­го им раз­ме­ра, так и вся жизнь его была пол­на пере­бо­ев <…> Его квар­ти­ра на Шпа­лер­ной похо­ди­ла на какой-то храм: зана­вес­ки, идо­лы, дра­ко­ны, брон­за, яшма, неф­рит, лак; в аква­ри­уме кро­ко­дил. Все это мог­ло бы быть смеш­но, но вокруг наше­го &Ухтомчика& это была наив­ная сказ­ка, а для посе­щав­ших его восточ­ных людей это была близ­кая им род­ная дей­стви­тель­ность. Китай­цы, тибет­цы, сиам­цы, инду­сы и наши буря­ты — все явля­лись к нему на поклон. Идо­лы и кро­ко­дил в их гла­зах сви­де­тель­ство­ва­ли о его люб­ви к Восто­ку, а порт­рет Лихунг-Чана (пра­виль­но – Ли Хун-чжа­на. – И.Ш.), с соб­ствен­но­руч­ной под­пи­сью по-китай­ски, сви­де­тель­ство­вал о том, что Восток его ценил&.
В сво­ей редак­тор­ско-пуб­ли­ци­сти­че­ской дея­тель­но­сти Э. Э. Ухтом­ский пока­зал себя при­вер­жен­цем монар­хи­че­ско­го строя, но вме­сте с тем дистан­ци­ро­вал­ся от кон­сер­ва­тиз­ма «Мос­ков­ских ведо­мо­стей» и «Граж­да­ни­на», горя­чо защи­щал нача­ла закон­но­сти и гуман­но­сти, выска­зы­вал­ся про­тив адми­ни­стра­тив­но­го про­из­во­ла, отста­и­вал веро­тер­пи­мость и мест­ное само­управ­ле­ние. Мос­ков­ские Ведо­мо­сти под его руко­вод­ством ста­ли важ­ней­шим печат­ным орга­ном ори­ен­ти­ру­ю­щей­ся на линию Вит­те рос­сий­ской либе­раль­ной бюро­кра­тии. Здесь в 1890-е годы и нача­ле XX сто­ле­тия актив­но печа­та­лись дру­зья Соло­вье­ва Д. Н. Цер­те­лев и С. Н. Тру­бец­кой. В 1903—1904 гг. редак­то­ром «Санкт-Петер­бург­ских ведо­мо­стей» являл­ся А. А. Сто­лы­пин. В газе­те Ухтом­ско­го Соло­вьев высту­пил 18 нояб­ря 1896 с про­грамм­ной ста­тьей «Мир Восто­ка и Запа­да», наи­бо­лее чет­ко отра­жав­шей его «либе­раль­но-импер­ские» воз­зре­ния тех лет. После смер­ти Соло­вье­ва в 1900 Ухтом­ский стал одним из лиде­ров Соло­вьев­ско­го обще­ства, регу­ляр­но обсуж­дав­ше­го «набо­лев­шие вопро­сы ино­ве­рия и ино­род­че­ства», в т. ч. необ­хо­ди­мость урав­не­ния прав и пре­кра­ще­ния репрес­сий в адрес духо­бо­ров и моло­кан, евре­ев и армян. Во вре­мя собы­тий на Даль­нем Восто­ке князь Ухтом­ский, вооб­ще склон­ный иде­а­ли­зи­ро­вать ази­ат­ский быт и пере­но­сить центр рус­ской исто­ри­че­ской жиз­ни в Азию, высту­пил в бро­шю­ре: «К собы­ти­ям в Китае» и дру­гих ста­тьях с иде­ей сою­за меж­ду Рос­си­ей и Кита­ем. «Меж­ду Запад­ной Евро­пой и ази­ат­ски­ми наро­да­ми лежит огром­ная про­пасть, а меж­ду рус­ски­ми и ази­а­та­ми такой про­па­сти не суще­ству­ет». «для Все­рос­сий­ской дер­жа­вы нет дру­го­го исхо­да: или стать тем, чем она от века при­зва­на быть (миро­вой силой, соче­та­ю­щей Запад с Восто­ком), или бес­слав­но пой­ти на пути паде­ния, пото­му что Евро­па сама по себе нас, в кон­це кон­цов, пода­вит внеш­ним пре­вос­ход­ством сво­им, а не нами про­буж­дён­ные ази­ат­ские наро­ды будут ещё опас­нее, чем запад­ные ино­пле­мен­ни­ки». С нача­лом Пер­вой миро­вой вой­ны князь Э. Э. Ухтом­ский отдал свой дом в Петер­бур­ге под госпиталь.Вплоть до Фев­раль­ской рево­лю­ции 1917 Э. Э. Ухтом­ский был редак­то­ром-изда­те­лем &СПб. ведомостей&, про­жи­вая по адре­су Шпа­лер­ная, 26, затем, веро­ят­но он устра­нил­ся из жиз­ни газе­ты и выехал из Петер­бур­га в Цар­ское Село, в дом, кото­рый при­над­ле­жал его сыну, Дию Эспе­ро­ви­чу (20.08.1886–ноябрь 1918), по адре­су: Сред­няя ул., 34. Дий Эспе­ро­вич в это вре­мя нахо­дил­ся на фрон­те, а его семей­ство в Москве. В 1918 Дий Эспе­ро­вич забо­лел тубер­ку­ле­зом и в кон­це года умер. После смер­ти сына ЭЭ пишет пись­мо вид­но­му исто­ри­ку С.Ф. Пла­то­но­ву (10.11.1919) с прось­бой &представить мне воз­мож­ность устро­ить­ся по архив­ной части <…> спа­сти от уни­что­же­ния полу­за­кон­чен­ные книги&. Прось­бе ЭЭ веро­ят­но был дан ход. Соглас­но удо­сто­ве­ре­нию, выдан­но­му ему в 1920 году, ЭЭ являл­ся асси­стен­том-хра­ни­те­лем Даль­не­во­сточ­но­го отде­ле­ния Рус­ско­го музея, науч­ным сотруд­ни­ком Ака­де­мии исто­рии мате­ри­аль­ной куль­ту­ры, а так­же сотруд­ни­ком Пуш­кин­ско­го дома, Музея антро­по­ло­гии и Рус­ско­го коми­те­та для изу­че­ния Азии. С.М. Вол­кон­ский писал в мему­а­рах, что в послед­ние годы ЭЭ &занимался иссле­до­ва­ни­я­ми по рус­ской исто­рии удель­но­го периода&, таким обра­зом, он рабо­тал по тема­ти­ке раз­ра­бо­ток шко­лы Пла­то­но­ва. В послед­ние меся­цы жиз­ни Э.Э. рабо­тал на дому, моти­ви­руя это тем, что ему необ­хо­ди­мо наво­дить справ­ки в домаш­ней биб­лио­те­ке. В нача­ле октяб­ря 1921 он скон­чал­ся от вос­па­ле­ния лег­ких, а 12.10.1921 – был исклю­чен из шта­та сотруд­ни­ков Рус­ско­го музея в свя­зи со смер­тью. Э. Э. Ухтом­ско­го, дру­га С. Ю. Вит­те, экс-настав­ни­ка Нико­лая II, неко­то­рые обви­ня­ли в поли­ти­ке Рос­сии, при­вед­шей к побе­де Япо­нии в Рус­ско-япон­ской войне: он при­бли­зил к царю аван­тю­ри­ста А. М. Без­об­ра­зо­ва (1855—1931) и под­дер­жи­вал вдох­нов­лен­ную им воин­ствен­но настро­ен­ную пар­тию, ком­мер­че­ские инте­ре­сы кото­рой при­ве­ли Рос­сию к отка­зу от идеи раз­де­ла кон­ти­нен­та на сфе­ры вли­я­ния (Япо­нии в Корее и Рос­сии в Мань­чжу­рии), что и ста­ло пово­дом к войне. Э. Э. Ухтом­ский при­мы­кал к сла­вя­но­филь­ской груп­пе, видев­шей в опо­ре на Восток не про­сто аль­тер­на­ти­ву доми­ни­ро­ва­нию «Запа­да», но желан­ное буду­щее Рос­сии. Несмот­ря на отри­ца­ние Ухтом­ским обви­не­ний в пан­мон­го­лиз­ме, иссле­до­ва­те­ли назы­ва­ют его «пер­вым евразий­цем» и т.п. Эта обра­щен­ность на Восток вызы­ва­ла оттор­же­ние даже у его учи­те­ля Соло­вье­ва: для Ухтом­ско­го, защит­ни­ка прав бурят­ско­го наро­да важ­ней­шей для Рос­сии пред­став­ля­лась зада­ча огра­дить восточ­ный мир от пося­га­тельств коло­ни­аль­ных дер­жав и стать гаран­том и защит­ни­ком его инте­ре­сов. Ухтом­ский, в отли­чие от Соло­вье­ва, нега­тив­но оце­нил уча­стие Рос­сии в кара­тель­ной акции вось­ми дер­жав в 1900 про­тив бок­сер­ско­го вос­ста­ния в Китае. В «Трех раз­го­во­рах» Соло­вьев уста­ми одно­го из пер­со­на­жей высту­пил про­тив сла­вя­но­филь­ства, ука­зы­вая, что его пред­ста­ви­те­ли от про­по­ве­ди «гре­ко-сла­вян­ской само­быт­но­сти» пере­хо­дят к испо­ве­да­нию «како­го-то кита­из­ма, буд­диз­ма, тибе­тиз­ма и вся­кой индей­ско-мон­голь­ской ази­ат­чи­ны» что может быть кри­ти­кой увле­че­ния Э. Э. Ухтом­ско­го восточ­ной куль­ту­рой и религией.Широкий во взгля­дах, он женил­ся на доче­ри кре­стья­ни­на Марии Васи­льевне, фами­лия кото­рой в извест­ных источ­ни­ках отсутствует.

Ж., МАТ­РЁ­НА ВАСИ­ЛЬЕВ­НА ВАСИ­ЛЬЕ­ВА, дочь крестьянина.

Лит.: Кор­са­ков В.В. В ста­ром Пекине, СПб., 1904; [Некро­лог] //Вестн. лит., 1921, №10; Лето­пись дома лите­ра­то­ров, 1921, №1; Вол­кон­ский С.М. Мои вос­по­ми­на­ния. Кн.1–3, Бер­лин, 1923; Соло­вьев Ю.Я. 25 лет моей дипло­ма­ти­че­ской служ­бы, М.-Л., 1928; Пись­ма Алек­сандра Бло­ка к А.Ремизову и П.Карпову //Лит. совре­мен­ник, 1933, №5; Рос­сий­ский архив: Исто­рия Оте­че­ства в сви­де­тель­ствах и доку­мен­тах XVIII–XX вв., Вып.2/3; Андре­ев А.И. От Бай­ка­ла до свя­щен­ной Лха­сы, СПб., 1997; Коро­бов В.Б. Даль­не­во­сточ­ные экс­пе­ди­ции кня­зя Э.Э.Ухтомского и тан­трий­ские мисте­рии ni-kha-yung-sle’i man-su-ro-bha —

243.221. КН. АЛЕК­СЕЙ ЭСПЕРОВИЧ

ххх.221. КНЖ. АЛЕК­САНДРА ЭСПЕ­РОВ­НА (28.01.1863 — )

ххх.221. КНЖ. МАР­ГА­РИ­ТА ЭСПЕРОВНА

ххх.221. КНЖ. ЕКА­ТЕ­РИ­НА ЭСПЕРОВНА

244.222. КН. АЛЕК­СЕЙ ЭРА­С­ТО­ВИЧ (09.03.1863-?)

245.222. КН. МОДЕСТ ЭРА­С­ТО­ВИЧ (июнь 1873—,1909)

1 янва­ря 1909г. — 1-й Восточ­но-Сибир­ский стрел­ко­вый Его Вели­че­ства полк, капитан[Общ.сп.офиц. На 1909. ]. 1915 — капи­тан, ранен [Рус­ский инва­лид 22.01.1915].

ххх.222. КН. КОН­СТАН­ТИН ЭРА­С­ТО­ВИЧ (1870 — )

Родил­ся в 1870 в Киев­ской губ. Окон­чил кадет­ский кор­пус и Нико­ла­ев­скую ака­де­мию Ген­шта­ба. Кад­ро­вый офи­цер импе­ра­тор­ской армии, с 1914 — на фрон­те, был ранен, с 1918 — в Кубан­ской груп­пе Белой армии.в Рус­ско-япон­скую вой­ну — коман­дир бата­льо­на, в 1908-1910 гг. — пред­ста­ви­тель Гене­раль­но­го Шта­ба при рос­сий­ском посоль­стве в Япо­нии, в Первую миро­вую — коман­дир бри­га­ды и коман­дир диви­зии на Вар­шав­ском фрон­те, гене­рал-май­ор Кон­стан­тин Эра­с­то­вич Ухтом­ский в нояб­ре 1919 г. ока­зал­ся в Росто­ве-на-Дону. 28 июня 1921 — аре­сто­ван как «орга­ни­за­тор вос­ста­ния на Дону», 28 июля 1921 г. газе­та &Трудовой Дон& сооб­ща­ла, что орга­ны Дон­че­ка рас­кры­ли контр­ре­во­лю­ци­он­ный заго­вор по орга­ни­за­ции вос­ста­ния на Дону и Куба­ни про­тив совет­ской вла­сти. &Заговор под­го­тов­лял­ся бело­эми­гран­та­ми, нахо­див­ши­ми­ся за гра­ни­цей, и контр­ре­во­лю­ци­он­ным под­по­льем в Ростове& [1]. 3 авгу­ста 1921 года это сооб­ще­ние повто­ри­ли &Известия ВЦИК&, доба­вив, что в бое­вом шта­бе отря­да повстан­цев насчи­ты­ва­лось до полу­то­ра тысяч чело­век. Во гла­ве заго­вор­щи­ков сто­я­ли князь Ухтом­ский, цар­ский пол­ков­ник Наза­ров и эсер Вишняков.
Неза­дол­го до это­го в Кие­ве ему по ране­нию была сде­ла­на тяже­лей­шая опе­ра­ция, затем его погру­зи­ли в сани­тар­ный поезд на Ека­те­ри­но­дар. Не в силах выдер­жи­вать дол­гой и мучи­тель­ной доро­ги — с оста­нов­ка­ми по несколь­ко дней, почти без меди­цин­ско­го ухо­да, часто без пищи и воды, Кон­стан­тин Эра­с­то­вич, дое­хав до Росто­ва, отка­зал­ся про­дол­жать путь. Перед сда­чей горо­да в гос­пи­таль, где нахо­дил­ся боль­ной, явил­ся капи­тан Мас­лов с кон­ным отря­дом. Ухтом­ско­го поса­ди­ли на коня, но он поте­рял созна­ние и упал. Так он и остал­ся в Росто­ве, кото­рый заня­ли крас­ные 8 янва­ря 1920 г. 2 мая Ухтом­ско­го пере­ве­ли (под име­нем Кон­стан­ти­на Ива­но­ви­ча Завя­нов­ско­го) в кли­ни­ку про­фес­со­ра Бого­ра­за; в июле того же года — в кли­ни­ку про­фес­со­ра Гут­ни­ко­ва, в кото­рой он про­ле­жал до янва­ря 1921 г. Нахо­дясь в боль­ни­це, Ухтом­ский встре­чал­ся с воен­ны­ми, кото­рых знал рань­ше. От пол­ков­ни­ка Миха­и­ла Дере­би­зо­ва он узнал о суще­ство­ва­нии в Дон­ской обла­сти воен­ной орга­ни­за­ции, а Пётр Цып­ля­ев ука­зал ему и на явоч­ную квар­ти­ру орга­ни­за­ции в Росто­ве по ули­це Ека­те­ри­нин­ской, 84 — там про­жи­вал Васи­лий Ива­но­вич Кар­ма­ков, капи­тан ста­рой армии, пара­ли­зо­ван­ный на левую руку. Кар­ма­ков стал его адъ­ютан­том и свя­зу­ю­щим зве­ном с това­ри­ща­ми. После лече­ния Ухтом­ский скры­вал­ся в город­ском питом­ни­ке, где его при­юти­ла заве­ду­ю­щая питом­ни­ком Коз­лов­ская. А фельд­шер Куба­рев пере­дал Ухтом­ско­му пас­порт сво­е­го умер­ше­го отца.
В спис­ке при­част­ных к воен­ной орга­ни­за­ции лиц, состав­лен­ном в ходе след­ствия, из муж­чин-воен­ных, кро­ме Ухтом­ско­го, зна­чат­ся Васи­лий Нико­ла­е­вич Куд­ряв­цев, быв­ший неко­то­рое вре­мя комен­дан­том Росто­ва, Вла­ди­мир Алек­сан­дро­вич Давы­дов, помощ­ник комен­дан­та, пере­дав­ший Куд­ряв­це­ву дис­ло­ка­цию кара­у­лов в горо­де, Геор­гий Алек­сан­дро­вич Арта­мо­нов и Сер­гей Ива­но­вич Челым­ский, ещё не успев­шие стать чле­на­ми орга­ни­за­ции, посколь­ку толь­ко что при­бы­ли в Ростов. Все­го в спис­ке два­дцать чело­век, восемь из них — жен­щи­ны. Ухтом­ский опре­де­лил их роль так: «Дамы бла­го­тво­ри­тель­ни­цы, кото­рые вно­си­ли в дело лишь состра­да­ние к гони­мым и стра­да­ю­щим и снаб­жа­ли необ­хо­ди­мым для жиз­ни всех, кого ука­зы­ва­ли…». Име­лись в виду белые офи­це­ры, по каким-либо при­чи­нам остав­ши­е­ся в Росто­ве и вынуж­ден­ные скры­вать­ся. Впо­след­ствии эти жен­щи­ны (за исклю­че­ни­ем М. С. Само­ду­ро­вой), назван­ные чле­на­ми орга­ни­за­ции Ухтом­ско­го, были рас­стре­ля­ны. В при­част­но­сти к орга­ни­за­ции были обви­не­ны и свя­щен­но­слу­жи­те­ли: Павел Вла­ди­ми­ро­вич Вер­хов­ский — про­фес­сор Вар­шав­ско­го, а затем Ростов­ско­го уни­вер­си­те­та (с сен­тяб­ря 1920 г. — свя­щен­ник кафед­раль­но­го собо­ра Росто­ва), и Куп­ри­ян Мат­ве­е­вич Дума — гос­пи­таль­ный свя­щен­ник. О том, насколь­ко интен­сив­ной была рабо­та орга­ни­за­ции, гово­рит тот факт, что нака­нуне Пас­хи скрыв­ши­е­ся офи­це­ры и их семьи полу­чи­ли про­дук­ты пита­ния. Одна­ко к маю 1921 г. воен­ная орга­ни­за­ция Ухтом­ско­го не успе­ла как сле­ду­ет сло­жить­ся: убе­ди­тель­ным аргу­мен­том в под­твер­жде­ние это­го явля­ет­ся отсут­ствие у сле­до­ва­те­лей вопро­сов о дея­тель­но­сти орга­ни­за­ции. В мае об орга­ни­за­ции ста­но­вит­ся извест­но в Дон­че­ка, кото­рая внед­ря­ет в неё сво­е­го сотруд­ни­ка Бори­са Алек­сан­дро­ви­ча Баха­ре­ва. Вско­ре Баха­рев вхо­дит в дове­рие к Ухтом­ско­му и ста­но­вит­ся его адъ­ютан­том. Отдель­но от орга­ни­за­ции Ухтом­ско­го воз­ни­ка­ет и тай­ная орга­ни­за­ция каза­ков в ста­ни­це Ели­за­ве­тин­ской. Поч­ва для каза­чье­го недо­воль­ства, несо­мнен­но, была. Тяж­ким бре­ме­нем лежа­ла на них прод­раз­вёрст­ка, отме­нён­ная реше­ни­я­ми X съез­да РКП(б) (март 1921 г.), но про­длён­ная на Дону и Север­ном Кав­ка­зе (эти реги­о­ны оста­ва­лись для Цен­тра вес­ной 1921 г. почти един­ствен­ны­ми источ­ни­ка­ми хле­ба). В мае 1921 г. в Ели­за­ве­тин­ской появ­ля­ют­ся трое при­ез­жих: быв­шие воен­ные Лагу­тин, Рудин и Миро­нов (у каж­до­го из них были и дру­гие фами­лии), вынуж­ден­ные скры­вать­ся от совет­ской вла­сти. Через Пет­ра Дюжи­ко­ва и его род­ствен­ни­ка, каза­ка хуто­ра Обу­хов­ка Заха­ра Золо­та­рё­ва Лагу­тин узнал, что и в Ели­за­ве­тин­ской суще­ству­ет своя под­поль­ная орга­ни­за­ция. Этот факт под­твер­жда­ют и пока­за­ния Ухтом­ско­го, ссы­лав­ше­го­ся на пору­чи­ка-ели­за­ве­тин­ца Стан­ко­ва, кото­рый сооб­щал ему в кон­це мая, что она «насчи­ты­ва­ет доволь­но зна­чи­тель­ные силы, но дей­ству­ет нере­ши­тель­но и оття­ги­ва­ет выступ­ле­ние до 29 июня, т.е. до сбо­ра хле­ба, когда пред­по­ла­га­ют­ся пер­вые столк­но­ве­ния Совет­ской вла­сти с хле­бо­ро­ба­ми по пово­ду прод­на­ло­га». Лагу­тин решил объ­еди­нить всех под сво­им коман­до­ва­ни­ем. К нему ста­ли при­бы­вать люди. На тай­ном собра­нии в хуто­ре Кур­га­ны при­сут­ство­ва­ли пред­ста­ви­те­ли от ста­ниц Ели­за­ве­тин­ской и Кагаль­ниц­кой, хуто­ров Обу­хов­ка, Шмат, Дуги­но, Горо­ди­ще, Бирю­чев, Степ­нян­ской воло­сти и села Ново-Александровка.
Лагу­тин стал коман­ди­ром отря­да, Миро­нов — его адъ­ютан­том, Рудин — началь­ни­ком шта­ба. Отряд бази­ро­вал­ся в камы­шах, мак­си­маль­ная его чис­лен­ность состав­ля­ла сорок чело­век. Несмот­ря на тяжё­лое вре­мя, мест­ное насе­ле­ние помо­га­ло ему про­дук­та­ми. В это вре­мя сре­ди мест­но­го насе­ле­ния рас­про­стра­ни­лась мол­ва, буд­то Лагу­тин — это и есть пол­ков­ник Наза­ров, воз­глав­ляв­ший десант, послан­ный на Дон Вран­ге­лем в июле 1920 года и раз­би­тый под ста­ни­цей Кон­стан­ти­нов­ской. И Лагу­тин не отри­цал, что он пол­ков­ник Наза­ров: это уве­ли­чи­ва­ло его авторитет.Через Вла­са Вели­ко­ва, кагаль­ниц­ко­го каза­ка, Лагу­тин узнал, что тай­ная орга­ни­за­ция есть и в Егор­лык­ской, и скла­ды­ва­лась она при уча­стии Баха­ре­ва. В кон­це мая заго­вор­щи­ки собра­лись в Егор­лык­ской. На собра­нии был оформ­лен Задон­ский отряд. Коман­ди­ром отря­да избра­ли хорун­же­го — Гово­ру­хи­на. Он назна­чил коман­ди­ров сотен: Васи­лия Грун­ско­го, Ники­ту Пузи­на, Миха­и­ла Тка­чё­ва и Боров­ко­ва. Адъ­ютан­том отря­да стал П. М. Анто­нов, дело­про­из­во­ди­тель воен­ко­ма­та стан­ции Степ­ной. Анто­нов два­жды встре­чал­ся с Лагу­ти­ным — в нача­ле и сере­дине июня (вто­рой раз — при Баха­ре­ве, встре­ча про­изо­шла на хуто­ре Шмат близ Ели­за­ве­тин­ской). А на сле­ду­ю­щий день Баха­рев повёз Лагу­ти­на к Ухтом­ско­му в Ростов. В резуль­та­те пере­го­во­ров Лагу­тин согла­сил­ся вой­ти в под­чи­не­ние кня­зя Ухтом­ско­го под име­нем пол­ков­ни­ка Наза­ро­ва. Ухтом­ский отме­чал, что, уви­дев буду­ще­го под­чи­нён­но­го, не пове­рил, что тот — Наза­ров. Одна­ко это не поме­ша­ло издать при­каз о назна­че­нии пол­ков­ни­ка Наза­ро­ва коман­ду­ю­щим 1-м Южным Дон­ским воен­ным окру­гом с под­чи­не­ни­ем ему орга­ни­за­ции Гово­ру­хи­на. Лагу­тин-Наза­ров наме­ре­вал­ся откры­то высту­пить про­тив совет­ской вла­сти. Он был уве­рен: не толь­ко насе­ле­ние под­дер­жит вос­став­ших, но и крас­но­ар­мей­цы. На вопрос сле­до­ва­те­ля о соста­ве орга­ни­за­ции, гото­вой к выступ­ле­нию, он отве­тил: «ска­зать не могу, но ста­ни­цы пошли бы все за исклю­че­ни­ем очень немно­гих». Во вре­мя сви­да­ния с Ухтом­ским Лагу­тин заявил, что мест­ность — в его руках. Он пола­гал, что заня­тие Росто­ва зай­мёт око­ло часа. Ни разу не выехав на места, но пред­став­ляя обста­нов­ку с пода­чи Баха­ре­ва, 26 июня Ухтом­ский пишет пись­мо руко­во­ди­те­лям отря­дов, в кото­ром тре­бу­ет уста­нов­ле­ния свя­зи друг с дру­гом и соблю­де­ния стро­жай­шей воен­ной тай­ны; сиг­на­лом бое­вой готов­но­сти назна­ча­ет­ся взя­тие Росто­ва. Пись­мо под­пи­са­но: гене­рал-май­ор Ухтом­ский. Пись­мо Ухтом­ско­го дошло до Задон­ско­го отря­да с при­пис­кой: «Насто­я­щий при­каз при­нят к све­де­нию, руко­вод­ству и точ­но­му испол­не­нию». И под­пи­си: коман­дир отря­да хорун­жий М. Гово­ру­хин, коман­дир 1-й сот­ни подъ­е­са­ул В. Грун­ский, коман­дир 2-й сот­ни сот­ник (фами­лия не про­чи­ты­ва­ет­ся), коман­дир 3-й сот­ни хорун­жий Боров­ков, коман­дир 4-й сот­ни под­хо­рун­жий Пузин, адъ­ютант отря­да кор­нет Анто­нов. При­каз был полу­чен сра­зу же и в ЧК. Учи­ты­вая настро­е­ние насе­ле­ния, кото­рое, по выра­же­нию самих работ­ни­ков след­ствен­ных орга­нов, «сиде­ло и ожи­да­ло толь­ко при­ка­за», было при­ня­то реше­ние об аре­сте кня­зя Ухтом­ско­го. В тот же день, 26 июня 1921 г., Ухтом­ско­го аре­сто­ва­ли. В ходе след­ствия было заве­де­но «Дело о контр­ре­во­лю­ци­он­ной повстан­че­ской орга­ни­за­ции, воз­глав­ля­е­мой быв­шим кня­зем Ухтом­ским, под назва­ни­ем «Армия спа­се­ния Рос­сии». К «Делу» было при­влек­ли 257 чело­век [3]. На допро­се князь Ухтом­ский отри­цал суще­ство­ва­ние орга­ни­за­ции «Армия спа­се­ния Рос­сии». В «Деле» нет доку­мен­тов, под­пи­сан­ных Ухтом­ским как руко­во­ди­те­лем этой орга­ни­за­ции. Един­ствен­ный доку­мент, где Ухтом­ский назван пред­се­да­те­лем коми­те­та «Армии спа­се­ния Рос­сии», — рапорт кор­не­та Анто­но­ва, адъ­ютан­та Задон­ско­го отря­да (доку­мент дати­ру­ет­ся 29 июня, когда К. Э. Ухтом­ский уже был аре­сто­ван). Рапорт вызы­ва­ет насто­ро­жен­ное к нему отно­ше­ние не толь­ко дати­ров­кой, но и тем, что в нем опи­сы­ва­ют­ся собы­тия месяч­ной дав­но­сти — с 29 мая: выход Анто­но­ва на связь с Лагу­ти­ным, а так­же о силах и пла­нах послед­не­го. Кто пору­чал адъ­ютан­ту одно­го из отря­дов писать рапорт на имя пред­се­да­те­ля коми­те­та «Армии спа­се­ния Рос­сии»? Какую цель пре­сле­до­вал этот рапорт адъ­ютан­та, содер­жав­ший све­де­ния о пла­нах Лагу­ти­на? Ведь Лагу­тин ко вре­ме­ни напи­са­ния Анто­но­вым рапор­та два­жды встре­чал­ся с Ухтом­ским и мог сам посвя­тить послед­не­го в свои пла­ны. Рапорт Анто­но­ва — един­ствен­ный в «Деле» доку­мент, в кото­ром гово­рит­ся о свя­зях отря­да Лагу­ти­на, яко­бы со слов послед­не­го. 14 июля был аре­сто­ван вызван­ный в Ростов Лагу­тин-Наза­ров. В этот же день про­из­ве­ли мас­со­вые аре­сты. Лагу­тин-Наза­ров пишет обра­ще­ние к каза­кам ста­ни­цы Ели­за­ве­тин­ской, при­зы­вав­шее их сдать ору­жие. Как раз­ви­ва­лись собы­тия в отря­де после аре­ста Лагу­ти­на, мы узна­ём из пока­за­ний В. Ф. Миро­но­ва. В день, когда Лагу­тин уехал в Ростов, в камы­ши «про­бра­лись какие-то два типа, долж­но быть, аген­ты Дон­че­ка, и вызва­ли меня и Осат­че­го, яко­бы на сове­ща­ние в ст. Гни­лов­скую. Было это ночью. Когда мы при­е­ха­ли в Гни­лов­скую, нас хоте­ли захва­тить, но им это не уда­лось, т.к. мы были воору­же­ны». Миро­но­ву и Осат­че­му уда­лось бежать. К вече­ру сле­ду­ю­ще­го дня Миро­нов про­брал­ся в лагерь, сжёг все бума­ги, хра­нив­ши­е­ся при шта­бе. Обсу­див сло­жив­шу­ю­ся ситу­а­цию, при­сут­ству­ю­щие в отря­де реши­ли выждать. Вско­ре из Росто­ва при­е­хал З. С. Золо­та­рёв, аре­сто­ван­ный вме­сте с Лагу­ти­ным, и пере­дал обра­ще­ние. Каза­ки отнес­лись к послан­цу с недо­ве­ри­ем и аре­сто­ва­ли его. В резуль­та­те после­ду­ю­щих пере­го­во­ров с осо­бым отде­лом СКВО, обе­щав­шим от лица Совет­ской вла­сти про­ще­ние, каза­ки реши­ли сдать ору­жие и пре­кра­тить сопро­тив­ле­ние. В Ели­за­ве­тин­ской было сда­но око­ло 200 вин­то­вок, 11 пудов пирок­си­ли­на и револь­ве­ры. Для лик­ви­да­ции повстан­че­ско­го дви­же­ния при опе­ра­тив­ном отде­ле СКВО созда­ли глав­ный штаб лик­ви­да­ции повстан­че­ско­го дви­же­ния. К рабо­те при­влек­ли самих участ­ни­ков, поль­зо­вав­ших­ся авто­ри­те­том сре­ди ста­нич­ни­ков и одно­сель­чан. Началь­ни­ком шта­ба был назна­чен началь­ник шта­ба СКВО Тиш­ков­ский, от повстан­цев в штаб вошли Миро­нов, Анто­нов и Сыро­ват­ский. В ста­ни­це Мечё­тин­ской и в Степ­нян­ской воло­сти были созда­ны рай­он­ные шта­бы по лик­ви­да­ции повстан­че­ско­го дви­же­ния. Началь­ни­ком степ­нян­ско­го шта­ба был назна­чен участ­ник повстан­че­ско­го дви­же­ния К. Ф. Сыро­ват­ский, в штаб вошёл пред­ста­ви­тель осо­бо­го отде­ла СКВО В. М. Костин. Рай­он степ­нян­ско­го шта­ба рас­про­стра­нял­ся на Ели­за­ве­тин­скую и воло­сти Батай­скую, Кой­суг­скую, Куле­шов­скую, Самар­скую, Кагаль­ниц­кую, Ново-Нико­ла­ев­скую, Весё­ло-Побе­дин­скую, Ильин­скую, Пол­та­вчен­скую и Степ­ную, и на дру­гие хуто­ра и сёла Ростов­ско­го окру­га. По вос­по­ми­на­ни­ям С. М. Будён­но­го (он в то вре­мя испол­нял долж­ность заме­сти­те­ля коман­ду­ю­ще­го СКВО), в Ели­за­ве­тин­ской при­ня­ли реше­ние про­ве­сти съезд повстан­цев, что­бы «обой­тись без кро­во­про­ли­тия, а все вопро­сы решить кол­лек­тив­но на съез­де». На съезд, как писал Будён­ный, при­бы­ло не 63 деле­га­та, а тысяч семь каза­ков, каза­чек, ста­ри­ков и детей. Пред­ста­ви­те­ля­ми Совет­ской вла­сти на этом съез­де были Будён­ный и Тру­шин — пол­но­моч­ный пред­ста­ви­тель ВЧК на Юго-Восто­ке Рос­сии, началь­ник осо­бо­го отде­ла СКВО. Резо­лю­ция съез­да обя­зы­ва­ла повстан­цев сдать ору­жие [8] Аре­сто­ван­ным объ­яви­ли амни­стию и выда­ли от име­ни пол­но­моч­но­го пред­ста­ви­те­ля ВЧК на Юго-Восто­ке Рос­сии удо­сто­ве­ре­ния в том, что они заре­ги­стри­ро­ва­ны орга­на­ми ВЧК, амни­сти­ро­ва­ны и без ведо­ма ЧК не под­ле­жат аре­сту. 24 июля «в рай­о­ны, охва­чен­ные повстан­че­ским дви­же­ни­ем», вве­ли вой­ска пол­но­моч­но­го пред­ста­ви­те­ля ВЧК. В этот же день изда­ли сек­рет­ный при­каз № 1 пол­но­моч­но­го пред­ста­ви­те­ля ВЧК шта­бу и отря­ду осо­бо­го назна­че­ния ста­ни­це Ели­за­ве­тин­ской, пред­на­зна­чен­ный для команд­но­го соста­ва. При­каз рас­смат­ри­вал рас­по­ло­же­ние войск в ста­ни­цах как во вра­же­ском окру­же­нии. Насе­ле­нию объ­яви­ли, что вой­ска вве­де­ны для уче­ний. 26 июля в Осо­бый Отдел СКВО напра­ви­ли «Народ­ную гра­мо­ту», при­ня­тую «Сове­ща­ни­ем всех пред­ста­ви­те­лей Задо­нья и Куба­ни. 26 июля 1921 г.». В гра­мо­те гово­ри­лось: «Мы, тру­до­вые каза­ки и кре­стьяне, обра­ща­ем к вам свое народ­ное сло­во. На ваше пред­ло­же­ние сой­тись мир­ным путем охот­но отзы­ва­ем­ся. Мы не хотим кро­во­про­ли­тия. Но не сда­дим ору­жия до тех пор, пока Вами и Ваши­ми пред­ста­ви­те­ля­ми не будет под­пи­са­но мир­ное усло­вие… и когда вы все­на­род­но объ­яви­те уступ­ки, удо­вле­тво­ря­ю­щие жела­ние наро­да… Егор­лыц­кая. Чер­кас­ский округ. Сове­ща­ние всех пред­ста­ви­те­лей Задо­нья и Кубани» .
В нача­ле авгу­ста в «цен­трах повстан­че­ско­го дви­же­ния» про­шли собра­ния, целью кото­рых вла­сти ста­ви­ли сбор ору­жия у насе­ле­ния, а мест­ные жите­ли пыта­лись решить на них свои насущ­ные вопро­сы, полу­чить гаран­тии без­опас­но­сти. На сво­бо­де участ­ни­ки дви­же­ния оста­ва­лись недол­го. В ночь на 19 авгу­ста, «соглас­но сло­вес­но­го рас­по­ря­же­ния началь­ни­ка опе­ра­тив­ной части по борь­бе с бан­ди­тиз­мом СКВО т. Тиш­ков­ским про­из­во­ди­лись аре­сты орга­ни­за­то­ров вос­ста­ния» . Повтор­ный арест мно­ги­ми вна­ча­ле был вос­при­нят как недо­ра­зу­ме­ние. «Пред­став­ле­ние по делу Ухтом­ско­го» объ­яс­ня­ло аре­сты «невы­пол­не­ни­ем усло­вия амни­стии — сда­чи граж­дан­ским насе­ле­ни­ем и орга­ни­за­ци­я­ми ору­жия и тем, что «гла­ва­ри про­дол­жа­ли сре­ди насе­ле­ния аги­та­цию, веду­щую к вос­ста­нию» [5. — Л. 1-3]. На самом деле эти люди уже выпол­ни­ли свою роль, помог­ли орга­нам вла­сти лик­ви­ди­ро­вать повстан­че­ские отря­ды. Поста­нов­ле­ни­ем чрез­вы­чай­ной трой­ки ВЧК к выс­шей мере нака­за­ния было при­го­во­ре­но 58 чело­век, рас­стре­ля­но 56, 32 из них при­над­ле­жа­ли к повстан­че­ским отря­дам Лагу­ти­на-Наза­ро­ва и Гово­ру­хи­на, 18 чело­век отпра­ви­ли в конц­ла­ге­ря. Неко­то­рые дела пере­да­ли на досле­до­ва­ние, 63 чело­ве­ка осво­бо­ди­ли. Ухтом­ско­го, при­го­во­рён­но­го к выс­шей мере нака­за­ния, пре­про­во­ди­ли в Моск­ву, в ВЧК. Туда же доста­ви­ли Вер­хов­ско­го. Аре­сто­ван­ный по делу Ухтом­ско­го 12 июля 1921 г., он был осво­бож­ден 19 сен­тяб­ря. В при­го­во­ре его имя не фигу­ри­ру­ет. Но 7 декаб­ря 1921 г. Вер­хов­ско­го вновь аре­сто­ва­ли и доста­ви­ли в ГПУ, где он содер­жал­ся под аре­стом до 23 июня 1922 г., когда был осво­бож­дён под под­пис­ку о невы­ез­де из пре­де­лов Моск­вы. Но 21 сен­тяб­ря 1922 г. его вновь аре­сто­ва­ли. Тре­тьим чело­ве­ком, про­хо­див­шим по делу Ухтом­ско­го и отправ­лен­ным в Моск­ву, был Д. И. Белень­ков. Он заин­те­ре­со­вал КРО ГПУ, т.к., по пока­за­ни­ям Ухтом­ско­го, являл­ся про­фес­си­о­наль­ным раз­вед­чи­ком. Ухтом­ско­му рас­стрел заме­ни­ли деся­тью года­ми стро­гой изо­ля­ции. Отси­дев в тюрь­ме две­на­дцать лет, он был выпу­щен из заклю­че­ния и отправ­лен в Вят­ку. В заклю­че­нии Ухтом­ский в тече­ние, по его сло­вам, «шести с поло­ви­ной лет уси­лен­но­го и сосре­до­то­чен­но­го тру­да» соста­вил «Стра­те­ги­че­ский очерк миро­вой вой­ны 1914-1918 гг.» в двух томах, исполь­зо­вав предо­став­ля­е­мые ему немец­кие и рус­ские источ­ни­ки. Но рабо­та так и не была изда­на. По мате­ри­а­лам «Дела Ухтом­ско­го» ясно, что и в ста­нов­ле­нии «Армии спа­се­ния», и в рас­кры­тии этой орга­ни­за­ции огром­ную роль сыг­рал сек­рет­ный агент Баха­рев. Одна­ко в «Изло­же­нии по рас­кры­той на Дону под­поль­ной контр­ре­во­лю­ци­он­ной орга­ни­за­ции «Армия спа­се­ния Рос­сии», воз­глав­ля­е­мой гене­рал-май­о­ром кня­зем К. Э. Ухтом­ским», пред­став­лен­ном след­стви­ем, имя Баха­ре­ва не упо­ми­на­ет­ся. Князь Ухтом­ский не знал о реаль­ной чис­лен­но­сти отря­дов, не знал обста­нов­ки, ни разу не выез­жал на места. 11 декаб­ря 1922 г. он писал: «За пол­то­ра года оди­ноч­но­го заклю­че­ния в Росто­ве и Москве, оста­ва­ясь один со сво­и­ми обра­за­ми и дума­ми… ещё боль­ше утвер­дил­ся в следующем:
1) «Дело моё мне неиз­вест­но. Кто-то, может быть, что-нибудь и сде­лал по этим 58, 69 и дру­гим ста­тьям, но я ниче­го фак­ти­че­ски не совер­шил злостно-преступного;
2) 3/4 «Дела» совер­ше­но лица­ми, мне неиз­вест­ны­ми, и в целях, для меня непо­нят­ных (пред­по­ла­гаю боль­шую долю про­во­ка­ции со сто­ро­ны Бори­са Алек­сан­дро­ви­ча (Баха­ре­ва. — Г. Б.).
3) Как я ни слаб был волей и умствен­но после тяж­ких болез­ней — тако­го бес­тол­ко­во­го, чер­тов­ски непрак­тич­но­го, чисто безум­но­го пла­на вос­ста­ния я бы не выра­бо­тал и гото­во­го не при­нял…» [5. — Л. 118 об.]. Ниче­го не гово­рит­ся и о том, что те немно­гие доку­мен­ты, кото­рые нахо­дят­ся в деле, дати­ро­ва­ны 26-29 июня 1921 г., из чего напра­ши­ва­ет­ся вывод, что они созда­ва­лись спе­ци­аль­но, что­бы как-то пока­зать дея­тель­ность организации.
В заклю­че­нии по делу два­дца­ти каза­ков Егор­лык­ской упол­но­мо­чен­ный отде­ле­ния по шпи­о­на­жу и контр­ре­во­лю­ции СКВО отме­чал «почти пол­ное отсут­ствие обви­ни­тель­но­го, обос­но­ван­но­го на фак­тах, мате­ри­а­ла» Мате­ри­а­лы «Дела Ухтом­ско­го» не вызы­ва­ют и тени сомне­ния в том, что Лагу­тин не являл­ся пол­ков­ни­ком Наза­ро­вым, руко­во­див­шим одним из вран­ге­лев­ких десан­тов в 1920 г. Это зафик­си­ро­ва­но в «Изло­же­нии» по «Делу», пред­став­лен­ном след­стви­ем, и в смерт­ном при­го­во­ре назва­но насто­я­щее имя это­го чело­ве­ка – А. А. Мои­се­ев. Но вер­нём­ся к нача­лу ста­тьи, где было при­ве­де­но сооб­ще­ние «Изве­стий ВЦИК», опуб­ли­ко­ван­ное в кни­ге И. Я. Три­фо­но­ва. В сооб­ще­нии назы­ва­ет­ся имя пол­ков­ни­ка Наза­ро­ва без вся­ких ого­во­рок или объ­яс­не­ний. В «Изве­сти­ях ВЦИК» гово­рит­ся о полу­то­ра тыся­чах повстан­цев бое­во­го шта­ба. Но армии у Ухтом­ско­го и Лагу­ти­на-Наза­ро­ва не было. Извест­но лишь о четы­рёх­стах чело­век отря­да Гово­ру­хи­на и соро­ка — отря­да Лагу­ти­на-Наза­ро­ва. У Лагу­ти­на была надеж­да, что с нача­лом его выступ­ле­ния за ним пой­дут все сёла и ста­ни­цы, а в «Изло­же­нии Дела» утвер­жда­лось, что Лагу­тин-Наза­ров орга­ни­зо­вал 50% муж­ско­го насе­ле­ния, год­но­го носить ору­жие. 31 октяб­ря отправ­лен в Моск­ву и заклю­чен в БТ. В фев­ра­ле 1923 — обра­тил­ся за помо­щью к Е. П. Пеш­ко­вой, нахо­дясь в оди­ноч­ке БТ. В мар­те отправ­лен в Архан­гель­ский лагерь, ГАРФ. Ф. Р-8409. Оп. 1. Д. 4. С. 28, 186, 328; Д. 38. С. 131; Ф. Р-8419. Оп. 1. Д. 260. С. 76.
<10 фев­ра­ля 1923>
&Многоуважаемая Ека­те­ри­на Павловна
Насто­я­щее пись­мо — пер­вое за 1½ года мое­го оди­ноч­но­го заклю­че­ния, и пишу я его имен­но Вам, пото­му что в это тяже­лое для меня вре­мя Вы — един­ствен­ный в Москве чело­век, кото­ро­му я могу при­знать­ся в сво­ем поло­же­нии. Не знаю, что даль­ше со мной будет, но сей­час мне очень тяжело.
Было и хуже еще, но в дру­гом роде: ино­гда я смот­рел на себя, как на обре­чен­но­го и ни о чем уже не забо­тил­ся. Но сей­час, остав­лен­ный в живых, я дол­жен бороть­ся с холо­дом и болез­нью <…> Поэто­му та обыч­ная, так назы­ва­е­мая «чет­вер­го­вая», Ваша помощь в виде ½ сот­ни папи­рос и проч<ее> была для меня дале­ко не лиш­ней, поми­мо ее чисто мораль­но­го вли­я­ния на пси­хи­ку узни­ка-оди­ноч­ки. Теперь она поче­му-то пре­кра­ти­лась, и я про­шу Вас вос­ста­но­вить мои «чет­вер­го­вые» получ­ки, пока я сам «вос­ста­нов­люсь» <…>.
В мар­те 1923 — Кон­стан­тин Эра­с­то­вич Ухтом­ский отправ­лял­ся в Архан­гель­ский лагерь, перед отъ­ез­дом обра­тил­ся с бла­го­дар­ствен­ным пись­мом к Е. П. Пешковой.
<12 мар­та 1923>
&Многоуважаемая Ека­те­ри­на Павловна
Уез­жаю с бла­го­дар­ной и почти­тель­ной памя­тью о Вас и про­шу верить, что, если когда-либо мне суж­де­но будет при­нять уча­стие в дея­тель­ной жиз­ни, — Ваш образ и Ваша роль в облег­че­нии чужих стра­да­ний будут для меня, как и для мно­гих дру­гих, веро­ят­но, — живым при­ме­ром и заве­том добра.
В этом имен­но смыс­ле про­си­ли меня пере­дать Вам, «наша» мно­го­ува­жа­е­мая и доро­гая Ека­те­ри­на Пав­лов­на, уехав­шие в Архан­гельск ссыль­ные свой при­вет Вам. Испол­няю это пол­но­мо­чие Ник<олая> Ива­но­ви­ча Бутур­ли­на, Алек­сандра Льво­ви­ча Эюса, Некра­со­ва (кубан­ская груп­па) и 11 моих зем­ля­ков-дон­цов. От лица всех их и от себя — низ­кий Вам бла­го­дар­ствен­ный поклон <…>&.
В нача­ле 1930 — Кон­стан­тин Эра­с­то­вич Ухтом­ский нахо­дил­ся в Усть­вым­ла­ге. 3 декаб­ря 1932 — аре­сто­ван и отправ­лен в Вят­скую тюрь­му. &Находясь в заклю­че­нии, напи­сал ста­тью о нрав­ствен­ном очи­ще­нии и пока­я­нии в тюрем­ном жур­на­ле. Ста­тья попа­лись на гла­за извест­но­му А. Вышин­ско­му… Боль­ше князь не напи­сал ни одной строч­ки. 10 декаб­ря 1932 — дело прекращено&.

ххх.222. ЛИДИЯ ЭРА­С­ТОВ­НА (1870 — )

М., ….. ….. ГОФШТЕТТЕР.

ххх.222. КНЖ. ВЕРА ЭРА­С­ТОВ­НА (*20.07.1866-)

М., НИКО­ЛАЙ ИВА­НО­ВИЧ ОГИЕВИЧ.

ххх.222. КНЖ. МАРИЯ ЭРА­С­ТОВ­НА (*01.09.1868 -)

М., МИХА­ИЛ ГРИ­ГО­РЬЕ­ВИЧ САРАНЧИН.

ххх.223. КНЖ. ОЛЬ­ГА ВАСИ­ЛЬЕВ­НА (10.04.1846-)

М., ДМИТ­РИЙ ИРАК­ЛИ­Е­ВИЧ ВОЙ­НИ­КОВ, подпоручик.

246.224. КН. АЛЕК­САНДР ВЛА­ДИ­МИ­РО­ВИЧ (05.12.1857-?)

1904, запи­сан спис­ке дво­рян потом­ствен­ных и лич­ных, име­ю­щих пра­во уча­стия в пер­вом изби­ра­тель­ном съез­де для избра­ния упол­но­мо­чен­ных на зем­ское изби­ра­тель­ное собра­ния по Яро­слав­ско­му уезду.
Ухтом­ский, князь, Алек­сандр Вла­ди­ми­ро­вич. 151 десят.
1906, запи­сан в спис­ке лиц, име­ю­щих пра­во уча­стия в пред­ва­ри­тель­ных съез­дах для выбо­ра в Госу­дар­ствен­ную Думу… Алек­сандр Вла­ди­ми­ро­вич, князь. Спас-Ярыж­нин­ская [Спас-Ярыж­ниц­кая] волость. 151 десят. 1129 саж.

247.224. КН. ОСИП ВЛА­ДИ­МИ­РО­ВИЧ (*21.12.1858-?)

248.224. КН. ИВАН ВЛА­ДИ­МИ­РО­ВИЧ (*24.04.1865-?)

249.224. КН. ЛЕО­НИД ВЛА­ДИ­МИ­РО­ВИЧ (*30.03.1865-?)

ххх.225. КН. НИКО­ЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ

умер в ран­нем детстве.

250.225. КН. МИХА­ИЛ НИКО­ЛА­Е­ВИЧ (1866 — )

1881, учил­ся в Сим­бир­ском кадет­ском корпусе.
1907, А.А.Шодэ про­ек­ти­ру­ет вели­че­ствен­ное зда­ние Сим­бир­ско­го отде­ле­ния Госу­дар­ствен­но­го бан­ка на Боль­шой Сара­тов­ской (ныне — Театр кукол на ули­це Гон­ча­ро­ва). Оче­вид­но, архи­тек­тор к это­му вре­ме­ни уже снис­кал при­зна­ние как боль­шой мастер. Его услу­га­ми поль­зу­ют­ся барон Х.Г.фон Штем­пель (Двух­этаж­ный камен­ный особ­няк на Покров­ской, 1906 г.), князь М.Н.Ухтомский (дере­вян­ный двух­этаж­ный дом, дере­вян­ный одно­этаж­ный фли­гель и камен­ные служ­бы на ул.Покровской, 1907 г.), губерн­ский сек­ре­тарь попе­чи­тель Ундо­ров­ской зем­ской больницы
Ухтом­ский, кн. Мих. Никл., гс., попеч. Ундо­ровск. земск. боль­ни­цы, дер. Китов­ка., Покровск. вол. Сим­бир­ская губер­ния. Сим­бир­ский уезд.
Миха­ил Нико­ла­е­вич женил­ся на Клав­дии Ива­новне Еси­по­ве, кото­рая скон­ча­лась в 1902 г. У них детей не было. У Миха­и­ла Нико­ла­е­ви­ча были дети вне­брач­ные и он усы­но­вил маль­чи­ка, Нико­лая, сын эко­ном­ки, в 1910 г.

Ж., КЛАВ­ДИЯ ИВА­НОВ­НА ЕСИПОВА.

251.225. КН. АЛЕК­САНДР НИКО­ЛА­Е­ВИЧ (28.12.1867-1940)

окон­чил Сим­бир­скую муж­скую клас­си­че­скую гим­на­зию, а затем юри­ди­че­ский факуль­тет Мос­ков­ско­го уни­вер­си­те­та (1891). стат­ский совет­ник В сво­ём уез­де несколь­ко лет зани­мал долж­но­сти зем­ских началь­ни­ков, в тече­ние деся­ти лет был почёт­ным миро­вым судьёй Сим­бир­ско­го уез­да. В 1905 году стал непременным
чле­ном Сим­бир­ско­го губерн­ско­го при­сут­ствия, а в 1910 году воз­гла­вил Сим­бир­скую уезд­ную зем­скую упра­ву. Мно­го вре­ме­ни уде­лял обще­ствен­ной рабо­те и попе­чи­тель­ству. был пред­во­ди­те­лем сим­бир­ско­го дво­рян­ства, чле­ном уче­ной архив­ной комис­сии, зем­ским дея­те­лем Вла­дел име­ни­ем в с. Бого­род­ская Репьёв­ка Сим­бир­ско­го уез­да (ныне с. Репьёв­ка-Кру­тец Циль­нин­ско­го рай­о­на) и круп­ным коне­за­во­дом. В горо­де у него был соб­ствен­ный дом во Вве­ден­ском пере­ул­ке. По поли­ти­че­ским убеж­де­ни­ям при­над­ле­жал к пар­тии октяб­ри­стов, в кото­рой состо­ял с 1906 года. Во вре­мя прав­ле­ния Кому­ча был назна­чен заве­ду­ю­щим и чле­ном сове­та Сим­бир­ско­го отде­ла госу­дар­ствен­ных дви­жи­мых иму­ществ, являл­ся пред­се­да­те­лем Сим­бир­ско­го коми­те­та помо­щи Народ­ной армии. Бал­ло­ти­ро­вал­ся в 1918 году в глас­ные Город­ской думы (выбо­ры не состо­я­лись). После паде­ния Кому­ча уехал с семьёй вслед за отсту­пав­шей белой арми­ей в Сибирь. Какое-то вре­мя зани­мал долж­ность упол­но­мо­чен­но­го по снаб­же­нию про­до­воль­стви­ем Ени­сей­ской губер­нии. Вско­ре уехал в Хар­бин (центр рус­ской эми­гра­ции в Китае), как и мно­гие дво­рян­ские семьи из Повол­жья. На далё­кой чуж­бине они про­дол­жа­ли под­дер­жи­вать наци­о­наль­ные тра­ди­ции и сохра­нять уклад жиз­ни. Нахо­дясь в кон­флик­те с совет­ским режи­мом, они пре­дан­но под­дер­жи­ва­ли бла­го­род­ные идеалы,
оста­ва­ясь цве­том рус­ской интел­ли­ген­ции. Боль­шин­ство из них про­шли через суро­вые испы­та­ния, поте­ряв сво­их близ­ких и дру­зей и пере­жив годы совет­ско­го тер­ро­ра. Алек­сандр Нико­ла­е­вич Ухтом­ский­до кон­ца жиз­ни был пред­во­ди­те­лем Сим­бир­ско­го зем­ля­че­ства в Хар­бине. Рабо­та зем­ля­честв заклю­ча­лась, преж­де все­го, в широ­кой под­держ­ке и помо­щи неиму­щим зем­ля­кам, в устрой­ствах вече­ров, «чашек чая», ёлок, бла­го­тво­ри­тель­ных балов, докла­дов, лек­ций по раз­лич­ным вопро­сам. При зем­ля­че­ствах рабо­та­ли и Дам­ские круж­ки. Одно вре­мя Дам­ский кру­жок Сим­бир­ско­го зем­ля­че­ства воз­глав­ля­ла супру­га Алек­сандра Нико­ла­е­ви­ча – Анна Вале­рья­нов­на Наза­рье­ва (ум. в 1938 в Хар­бине), от бра­ка с кото­рой князь Алек­сандр Ухтом­ский имел сына Нико­лая и двух доче­рей: княж­ну Марию (1896–1921, Хар­бин), в заму­же­стве Кол­ту­нов­скую, и Ната­лью (1897–1968). Его брак с Анной Наза­рье­вой соеди­нил две зна­чи­мые для исто­рии Сим­бир­ска семьи. Анна Вале­рья­нов­на была доче­рью извест­но­го дра­ма­тур­га, писа­те­ля и кра­е­ве­да Сим­бир­ска Вале­рья­на Нико­но­ро­ви­ча Наза­рье­ва. стат­ский совет­ник, князь Био­гра­фи­че­ские све­де­ния пред­се­да­тель Сим­бир­ской уезд­ной зем­ской упра­вы Сим­бир­ской губер­нии на 1913 г.Выпускник Сим­бир­ской воен­ной гим­на­зии князь Алек­сандр Нико­ла­е­вич Ухтом­ский (1867-1940) «отли­чал­ся все­гда широ­той сво­их взгля­дов, иде­а­лов и поступ­ков, и эти каче­ства и выдви­ну­ли его в после­ду­ю­щее вре­мя его жиз­нен­ной карье­ры в ряды наи­бо­лее вид­ных мест­ных обще­ствен­ных дея­те­лей, – чита­ем в мему­а­рах Нау­мо­ва (Т.1. — С. 52). – По сда­че госу­дар­ствен­ных экза­ме­нов (в Мос­ков­ском уни­вер­си­те­те – С.М.) Алек­сандр посту­пил на долж­ность зем­ско­го началь­ни­ка, женил­ся… полу­чил в свое пол­ное рас­по­ря­же­ние при с. Репьев­ке, в 40 вер­стах от г. Сим­бир­ска, пре­крас­ное мате­рин­ское име­ние, обшир­ное, чер­но­зем­ное и бла­го­устро­ен­ное. Спу­стя мно­го лет он был избран пред­се­да­те­лем уезд­ной зем­ской упра­вы, и на этой долж­но­сти заста­ла его рево­лю­ция. Кня­зю Алек­сан­дру со всей семьей (сын и две доче­ри) при­шлось эва­ку­и­ро­вать­ся в Сибирь, а затем, после паде­ния Кол­ча­ка, про­дви­нуть­ся даль­ше до Харбина».
Алдр Никл., ттс., земск. нач. 4 уч., Сим­бирск, у., с. Бого­род­ская Репьев­ка, Покровск. вол. Сим­бир­ская губер­ния. Сим­бир­ский уезд.

Ж., 1894, АННА ВАЛЕ­РЬЯ­НОВ­НА НАЗА­РЬЕ­ВА (ум. 1938). У них было пять детей: Нико­лай (1895), Мария (1896), Ната­лия (1897), Алек­сандра (1900) и Вале­ри­ан (1901). Двое млад­шие умер­ли до 1911 г. (точ­ные даты не извест­ные). Семей­ное име­ние нахо­ди­лось в Бого­род­ской Репьевке.

ххх.225. КНЖ. ЕВГЕ­НИЯ НИКО­ЛА­ЕВ­НА (1862 — )

Неза­му­жем.
Исто­рия княж­ны Евге­нии Ухтом­ской – память о ней хра­нит металл уже боль­ше века, – от вла­де­ния самы­ми пыш­ны­ми доход­ны­ми дома­ми до нищен­ской ста­ро­сти в Стране Сове­тов – в нашем рас­ска­зе. Ули­ца Льва Тол­сто­го при­над­ле­жит к чис­лу ста­рей­ших маги­стра­лей Сим­бир­ска-Улья­нов­ска. Более того, она – ста­рей­шая ули­ца, имев­шая соб­ствен­ное назва­ние. Отме­чен­ное ещё в доку­мен­тах кон­ца XVII сто­ле­тия, оно зву­ча­ло как Сви­яж­ская улица.План горо­да Сим­бир­ска 1843 года закре­пил за ули­цей имя Покров­ской. В 1918 году боль­ше­ви­ки при­сво­и­ли ей суще­ству­ю­щее имя. Обе сто­ро­ны совре­мен­ной ули­цы укра­ша­ют домо­вла­де­ния, при­над­ле­жав­шие на заре XX сто­ле­тия княжне Евге­нии Нико­ла­евне (роди­лась в 1862 году) и брат­цу её, кня­зю Миха­и­лу Нико­ла­е­ви­чу (родил­ся в 1866 году) Ухтом­ским. О княжне сооб­ща­ет потом­ству моно­грам­ма «ЕУ», впле­тён­ная в узор эффект­ной метал­ли­че­ской бал­кон­ной решёт­ки рас­ти­тель­но­го орна­мен­та. Дом с моно­грам­мой был выстро­ен в 1913 году, все­го за один стро­и­тель­ный сезон. В том же сезоне зда­ние было засе­ле­но. , выра­зи­тель­ной архи­тек­ту­ры дом слу­жил не особ­ня­ком, а был доход­ным то есть, сда­вал­ся вна­ём. Пер­вым оби­та­те­лем его стал врач-бак­те­рио­лог А.А. Коз­лов, рас­по­ло­жив­ший здесь соб­ствен­ную хими­ко-бак­те­рио­ло­ги­че­скую лабо­ра­то­рию и рент­ге­но­ско­пи­че­ский каби­нет. Рядом сто­ит ещё один инте­рес­ный дом в два эта­жа. Он так­же при­над­ле­жал Евге­нии Нико­ла­евне и все­го на год стар­ше дома с моно­грам­мой: стро­и­тель­ство нача­лось в 1911-м и было закон­че­но в 1912 году . Он тоже слу­жил доход­ным, сда­ва­ясь в арен­ду под квар­ти­ры – каж­дая квар­ти­ра раз­ме­ром в один этаж. На ста­рых фото­гра­фи­ях вид­но, что зда­ния объ­еди­ня­ли в общий ансамбль несо­хра­нив­ши­е­ся въезд­ные воро­та. Оба дома спро­ек­ти­ро­вал и постро­ил заме­ча­тель­ный сим­бир­ский архи­тек­тор Федор Оси­по­вич Лив­чак (1878 – 1919 годы). В этих сво­их тво­ре­ни­ях, чита­ем мы в издан­ном в 2006 году ката­ло­ге «Исто­ри­ко-архи­тек­тур­ные памят­ни­ки Сим­бир­ска-Улья­нов­ска», зод­чий тяго­тел «к петер­бург­ско­му модер­ну, испы­тав­ше­му вли­я­ние фин­ской архи­тек­ту­ры с её тягой к нату­раль­но­му кам­ню, моно­хром­но­сти и сим­во­ли­ке архи­тек­тур­ных деталей».в зда­ни­ях было и элек­три­че­ство, и цен­траль­ное паро­вое отоп­ле­ние. «Тягу к нату­раль­но­му кам­ню» вполне удо­вле­тво­рял «бетон­ный пусто­те­лый камень», ноу-хау Федо­ра Оси­по­ви­ча Лив­ча­ка. Сре­ди полу­сот­ни зда­ний и соору­же­ний, воз­ве­дён­ных по соб­ствен­ным про­ек­там и тех­но­ло­гии в Сим­бир­ске и Сим­бир­ской губер­нии, сам зод­чий осо­бо выде­лял доход­ные дома княж­ны Евге­нии Ухтом­ской. Издан­ная в 1914 году реклам­но-позна­ва­тель­ная бро­шю­ра архи­тек­то­ра «Бетон­ный пусто­те­лый камень» про­ил­лю­стри­ро­ва­на сра­зу тре­мя изоб­ра­же­ни­я­ми зани­ма­ю­щих нас домов – оба вме­сте и каж­дый отдель­но, фото с нату­ры и автор­ский про­ект. Федор Оси­по­вич был боль­шим побор­ни­ком бето­на и новых стро­и­тель­ных тех­но­ло­гий. Во вре­мя Граж­дан­ской вой­ны, летом 1918 года, он даже пред­ло­жил заняв­шим Сим­бирск «белым» изоб­ре­тён­ную им «бетон­ную бро­ню», уве­ряя, что ни пули, ни сна­ря­ды не спо­соб­ны сокру­шить этот мощ­ный мате­ри­ал. Но пер­вый же опыт ока­зал­ся пла­че­вен – бро­ню Лив­ча­ка раз­нес­ло в кус­ки. Что-то подоб­ное слу­чи­лось и с воз­ве­дён­ны­ми из бетон­но­го пусто­те­ло­го кам­ня дома­ми – в 1980-е годы, в целях предот­вра­ще­ния раз­ру­ше­ния, зда­ния при­шлось скреп­лять стяж­ка­ми из метал­ли­че­ско­го швеллера.В сен­тяб­ре 1918 года, нака­нуне неиз­беж­но­го взя­тия Сим­бир­ска отря­да­ми «крас­ных», из горо­да эва­ку­и­ро­ва­лись и Лив­чак, и мно­го­чис­лен­ное семей­ство кня­зей Ухтом­ских. Федор Оси­по­вич умер от тифа в Омске, кня­зья осе­ли в китай­ском Хар­бине. А вот Евге­ния Нико­ла­ев­на не то оста­лась, не то вер­ну­лась через неко­то­рое вре­мя в род­ной город. Закат дней быв­шей, очень немо­ло­дой домо­вла­де­ли­цы про­шёл в нуж­де и печа­лях. Евге­ния Нико­ла­ев­на пере­би­ва­лась слу­чай­ны­ми зара­бот­ка­ми, под­вер­га­лась адми­ни­стра­тив­ным репрес­си­ям, была лише­на изби­ра­тель­ных прав. И всё же – все деся­ти­ле­тия Совет­ской вла­сти пере­жи­ла моно­грам­ма «ЕУ» на ста­рин­ном бал­коне. Ведь то, что мы дела­ем, часто живёт куда доль­ше нас…

ххх.225. ЕЛИ­ЗА­ВЕ­ТА НИКОЛАЕВНА

дерев­ня Новое Алекино
Во вре­мя спе­ци­аль­на­го раз­ме­же­ва­нья гене­раль­ной дачи села Але­ки­на, в 1845 году, мест­ный поме­щик, рот­мистр Павел Алек­се­е­вич Нау­мов, имев­ший, отда­лен­ный на четы­ре вер­сты от села, уча­сток зем­ли в 1074 дес. 1300 саж., пере­се­лил кре­стьян сво­их из села Але­ки­на на тот уча­сток и новое селе­ние назвал «сель­цо Задон­ское, Нау­мо­во тож». Но это назва­ние очень не дол­го суще­ство­ва­ло и в насто­я­щее вре­мя совер­шен­но забы­то; теперь эту дерев­ню никто и из мест­ных жите­лей не зна­ет ина­че, как под назва­ни­ем «Новое Але­ки­но». П. А. Нау­мов пере­вел сюда сво­их кре­стьян 67 муж. и. 8 жен. (19 дво­ров), да при этом купил: а) в том же селе Але­кине, у кап. лейт. Алек­сия Алек­се­е­ви­ча Федо­ро­ва 5 дво­ров (23 муж. и 19 жен.) и б) в дер. Китов­ке, у губ. секр. Инны Ильи­ниш­ны Попо­вой 4 муж. и 4 жен., да у жены кан­це­ля­ри­ста Марии Ива­нов­ны Румян­це­вой 4.муж., 1 жен. Таким обра­зом в сель­це Задон­ском сра­зу обра­зо­ва­лось 2б дво­ров, с насе­ле­ни­ем в 98 муж. и 111 жен. От П. А. Нау­мо­ва это име­нье пере­шло: 1) к его вдо­ве Вар­ва­ре Федо­ровне Нау­мо­вой (133 деся­ти­ны), кото­рая про­да­ла свою вдо­вью часть, в 1874 году, почет. гражд., Фео­фа­ну Гри­го­рье­ви­чу Соко­ло­ву, а он, в том же году пере­про­дал сим­бир­ской мещан­ке Ели­за­ве­те Пет­ровне Рако­вой, постро­ив­шей хутор в двух вер­стах от дерев­ни, и 2) к доче­ри его, пол­ков­ни­це Алек­сан­дре Пав­ловне Без­об­ра­зо­вой (941 деся­ти­на). Остав­шу­ю­ся за наде­лом кре­стьян зем­лю (528 деся­тин) Без­об­ра­зо­ва, про­да­ла, в 1862 году, над. сов. Дмит­рий Нико­ла­е­ви­чу Шид­лов­ско­му, а у него, в 1877 году, купи­ла это име­нье вдо­ва рот­мист­ра Алек­сандра Киров­на Быч­ко­ва. В 1894 году при­об­ре­ла, его княж­на Ели­за­ве­та Нико­ла­ев­на Ухтом­ская, ныне по мужу Пифи­е­ва. Обще­ство кре­стьян, быв­ших А. П. Без­об­ра­зо­вой, в чис­ле 102 ревиз­ских душ (41 двор), полу­чи­ло пол­ный надел — 408 деся­тин зем­ли (уса­деб­ной 16 дес. 1257 саж., паш­ни 316 дес. 180 саж., выго­ну 55 дес. 2220 саж., лугов 10 дес. и лесу 9 дес. 1143 саж.). Ныне здесь 45 дво­ров (180 муж. и 160 жен.).
В апре­ле 1916 года собы­ти­ем, не оста­вив­шим рав­но­душ­ным нико­го из сим­би­рян, ста­ла кон­чи­на полиц­мей­сте­ра Пифи­е­ва. Наш народ слу­жи­те­лей пра­во­по­ряд­ка не очень-то жалу­ет. Каких толь­ко обид­ных про­звищ ни при­кле­и­ва­ли к поли­цей­ским и мили­цей­ским слу­жа­кам: &фараоны&, &легавые&, &мусора&… Но нет пра­вил без исклю­че­ний. Сим­бир­ским полиц­мей­сте­ром Васи­ли­ем Аса­фо­ви­чем (Иоаса­фо­ви­чем) Пифи­е­вым горо­жане гор­ди­лись. Лич­ность дей­стви­тель­но была коло­рит­ная. Ста­ро­жил Яст­ре­бов вспо­ми­нал: &Бросалась в гла­за его неза­у­ряд­ная фигу­ра. Это был бога­тырь вро­де Ильи Муромца&. Во вре­мя мас­со­во­го скоп­ле­ния людей, напри­мер на ярмар­ке, на встре­че ико­ны, он все­гда появ­лял­ся на ули­цах, ехал в эки­па­же, но не сидел, а сто­ял, дер­жась рукой за кушак куче­ра и смот­ря по сто­ро­нам орли­ным взглядом&. Сим­би­ряне, любя, назы­ва­ли полиц­мей­сте­ра &дедушкой&, &Асафычем& и гор­до зади­ра­ли нос перед дру­ги­ми горо­да­ми: &У нас орел!& Одно его появ­ле­ние отрезв­ля­ло бузо­те­ров. Жур­на­лист &Симбирянина& с вос­тор­гом писал: &…Неоднократно при­хо­ди­лось наблю­дать, как крик­ли­вая, бес­по­ря­доч­ная и даже буй­ная тол­па, слов­но по мано­ве­нию маги­че­ской палоч­ки, при­хо­ди­ла в поря­док и успо­ка­и­ва­лась после выра­зи­тель­ных слов: &Асафыч едет!&. Он не был богат — после смер­ти дол­ги пре­вы­си­ли все наслед­ство более чем в два раза. Но нико­гда не брал взя­ток. Он не был зна­тен — про­ис­хо­дил из обер-офи­цер­ских детей. Но с ним счи­та­ли за честь дру­жить и пород­нить­ся знат­ные сим­бир­ские семей­ства. Послед­ней женой Васи­лия Аса­фо­ви­ча ста­ла дочь началь­ни­цы Мари­ин­ской гим­на­зии. На квар­ти­ре Пифи­е­вых дожи­вал свой век зна­ме­ни­тый актер Пузин­ский, бли­став­ший исклю­чи­тель­но в жен­ских ролях. Стар­ший сын полиц­мей­сте­ра Вла­ди­мир женил­ся на княжне Ели­за­ве­те Ухтом­ской . Даже мест­ные рево­лю­ци­о­не­ры в сво­их мему­а­рах не клей­ми­ли стра­жа правопорядка.

М., ВЛА­ДИ­МИР ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ ПИФИЕВ.

252.226. КН. АЛЕК­САНДР АЛЕК­САН­ДРО­ВИЧ (14.07.1863-1937)

Сара­тов­ское име­ние с. Полян­ки, поз­же доста­лось А.А. Ухтом­ско­му .сна­ча­ла слу­жил на фло­те; на кор­ве­те «Витязь» под коман­дой зна­ме­ни­то­го С. О. Мака­ро­ва совер­шил кру­го­свет­ное путе­ше­ствие. Затем пере­шел в зем­ские учре­жде­ния Сара­тов­ской губер­нии, был избран сара­тов­ским уезд­ным пред­во­ди­те­лем дво­рян­ства, зани­мал долж­ность миро­во­го судьи, вла­дел круп­ны­ми земель­ны­ми наде­ла­ми (око­ло 18 тысяч деся­тин). При этом сочув­ство­вал рево­лю­ци­о­не­рам, высту­пал про­тив поли­ти­ки П. А. Сто­лы­пи­на, Как судья был изве­стен спра­вед­ли­во­стью, прин­ци­пи­аль­но­стью и бес­ко­ры­сти­ем. Совер­шен­но неожи­дан­но он про­сла­вил­ся сочув­стви­ем к рево­лю­ци­он­ным иде­а­лам и вся­че­ски спо­соб­ство­вал рас­про­стра­не­нию в нашей губер­нии социал–демократических идей. Имел дом на углу Б. Сер­ги­ев­ской и Вве­ден­ской (недав­но сне­сён­ный) и слыл, кро­ме все­го про­че­го, спе­ци­а­ли­стом по муко­моль­но­му делу, имея в родо­вом име­нии соб­ствен­ную мель­ни­цу. Вызвал неудо­воль­ствие вла­стей сво­ей левой ори­ен­та­ци­ей, был поме­щён в дерев­ню под над­зор, вслед­ствие это­го после рево­лю­ции не был репрес­си­ро­ван. Имел в родо­вом име­нии соб­ствен­ную мель­ни­цу. После 1917 г. управ­лял быв­шей сво­ей мель­ни­цей, рабо­тая в «Губ­му­ке» в Сара­то­ве, затем — сотруд­ник ста­ти­сти­че­ско­го отде­ла Сара­тов­ско­го област­но­го управ­ле­ния сель­ско­го хозяй­ства. Мир­но скон­чал­ся в Сара­то­ве, про­тру­див­шись почти до 70 лет.
Ухтом­ский, кн. Алдр Алдр., мич­ман, земск. нач., г. Сара­тов, Сара­товск. у., почт. ст. Ягод­ная Поля­на, с. Пес­чан­ка. Гг. дво­ряне раз­ных губерний.
кол­леж­ский совет­ник, сара­тов­ский уезд­ный пред­во­ди­тель дво­рян­ства на 1906 г.

Ж., ВЕРА МИХАЙ­ЛОВ­НА УНТИ­ЛО­ВА (1865—1933,+Москва,Ново-Девич.кл-ще,1-уч.) Княгиня,преподавательница музы­ки, опер­ная певи­ца, мать М. Эрде­ли [Кип­нис СЕ. Ново­де­вий мемо­ри­ал. М.,1995]

ххх.226. ЕЛИ­ЗА­ВЕ­ТА АЛЕК­САН­ДРОВ­НА (2.5.1860, Аст­ра­хань – 15.3.1930, Ленинград),

По вос­по­ми­на­ни­ям ее потом­ков учи­лась за гра­ни­цей ( в Сор­бонне или Жене­ве). 25 янва­ря 1885 в Рыбин­ской город­ской Покров­ской церк­ви была обвен­ча­на с под­пол­ков­ни­ком в отстав­ке, рыбин­ском зем­ле­вла­дель­цем Нико­ла­ем Нико­ла­е­ви­чем Мелен­тье­вым, кото­рый был на две­на­дцать лет стар­ше супру­ги. Ели­за­ве­та Алек­сан­дров­на вме­сте с мужем жила в Рыбинске.
Родо­вое име­ние — 256 деся­тин в Рыбин­ском уез­де. На март 1903 г. про­жи­ва­ла: г. Рыбинск, за рекой Чере­мы­хой, соб­ствен­ный дом. В 1905 г.: СПб., Гусев пер., 8, кв. 25 (пере­еха­ла в дом, где в кв. 28 жила её сест­ра Ильи­на Алек­сандра Александровна)

М., НИКО­ЛАЙ НИКО­ЛА­Е­ВИЧ МЕЛЕН­ТЬЕВ (1.10.1848 – 2.10.1900) Зем­ский началь­ник Рыбин­ско­го уезда.
Дети: Алек­сандр (4.12.1885, Рыбинск – 30.11.1942, Стер­ли­та­мак) – капи­тан 2 ран­га; Нико­лай (16.1.1887, Рыбинск – 1915) – воен­ный лет­чик, погиб; Сер­гей (16.3.1889, Рыбинск – ?) – лей­те­нант; Юрий (Геор­гий) (26.3.1893, Рыбинск – 1919, Пет­ро­град) – умер от брюш­но­го тифа; Миха­ил (20.7.1895, Рыбинск – 1989, Киев) – подполковник.

хх.226. КНЖ. АЛЕК­САНДРА АЛЕК­САН­ДРОВ­НА (21.10.1861, Саратов — )

Полу­чи­ла обра­зо­ва­ние на Выс­ших жен­ских кур­сах в Петер­бур­ге. В 1905 г.: СПб., Гусев пер., 8, кв. 28

М., НИКО­ЛАЙ НИКО­ЛА­Е­ВИЧ ИЛЬИН.

ххх.226. КНЖ. МАРИЯ АЛЕКСАНДРОВНА

253.227. КН. АЛЕК­САНДР АЛЕК­СЕ­Е­ВИЧ (1872-1937)

(26.12.1872, с.Вослома, Рыбин­ско­го у. Яро­слав­ской губ. -14.04.1937, Ярославль),
Из древ­не­го кня­же­ско­го рода Рюри­ко­ви­чей. Родил­ся в с. Восло­ма Аре­фин­ской воло­сти Рыбин­ско­го уез­да Яро­слав­ской губер­нии в семье пред. уезд­ной зем­ской упра­вы. Окон­чив 5 клас­сов гим­на­зии, посту­пил (1887) в Ниже­го­род­ский име­ни гр. Арак­че­е­ва кадет­ский кор­пус, но выбрал духов­ную карье­ру. На его реше­ние ока­зал боль­шое вли­я­ние отец Иоанн Крон­штадт­ский. Был при­нят в Мос­ков­скую духов­ную ака­де­мию (1891)- Опре­де­лен учи­те­лем рус­ско­го язы­ка в 1-й класс Казан­ско­го духов­но­го учи­ли­ща (9.11.1895)- Постри­жен в мона­хи с име­нем Андрей (2.12.1895), руко­по­ло­жен в иеро­мо­на­ха (6.12.1895)- Инспек­тор Алек­сан­дров­ской мис­си­о­нер­ской семи­на­рии (1897), наблю­да­тель Казан­ских мис­си­о­нер­ских кур­сов в сане архи­манд­ри­та (1899)- Хиро­то­ни­сан (4.10.1907) во епи­ско­па Мама­дыш­ско­го, вика­рия Казан­ской епар­хии (был пер­вым Казан­ским вика­ри­ем по делам мис­си­о­нер­ства). С 25.6.1911 — епи­скоп Сухум­ский, а с 22.12.1913 — епи­скоп Уфим­ский и Мен­зе­лин­ский. Духов­ни­ком епи­ско­па Андрея был Вла­ды­ка Анто­ний (Хра­по­виц­кий).
Духов­ни­ком епи­ско­па Андрея был вла­ды­ка Анто­ний (Хра­по­виц­кий), кото­рый затем в эми­гра­ции воз­гла­вил Синод Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви Загра­ни­цей. Один из немно­гих иерар­хов церк­ви, кто в печа­ти высту­пал про­тив Г.Е. Рас­пу­ти­на, пре­ду­пре­ждая царя, что тот вверг­нет Рос­сию в беду.
Кан­ди­дат бого­сло­вия, епи­скоп Андрей при­дер­жи­вал­ся уме­рен­но либе­раль­ных взгля­дов, высту­пал за сво­бо­ду веро­ис­по­ве­да­ния, был бли­зок к кадет­ским кру­гам. Он вёл про­стую, аске­тич­ную жизнь, поль­зо­вал­ся широ­кой извест­но­стью. В 1916 открыл в Уфе Вост.-рус. про­све­ти­тель­ское об-во, изда­вав­шее в 1917-18 ж. «Заволж­ский лето­пи­сец». При­вет­ство­вал Февр. рев-цию 1917, видя в ней воз­мож­ность осво­бож­де­ния церк­ви от гос. опе­ки. Отка­зал­ся от назна­че­ния на пост мит­ро­по­ли­та Пет­ро­град­ско­го, т.к. был сто­рон­ни­ком выбор­но­сти духов­ных лиц. После Фев­раль­ской рево­лю­ции вла­ды­ка вошёл в состав ново­го Сино­да 14.04.1917 . В посвя­щен­ной Андрею стать­те «Епи­скоп-демо­крат» Н.Н. Бреш­ко-Бреш­ков­ский (сын Е.К. Бреш­ко-Бреш­ков­ской) при­вёл его сло­ва о том, что после встре­чи Андрея в нач. мая с А.Ф. Керен­ским они «нашли общий язык», меж­ду ним «и мини­стром-соци­а­ли­стом созда­лись какие-то общие нити» («Уфим. Вест­ник», 1917, 26 мая). По сло­вам мит­ро­по­ли­та Евло­гия, Андрей «про­гре­мел на всю Рос­сию сво­им либе­ра­лиз­мом» (Евло­гий, Путь моей жиз­ни, Париж, 1947,с. 289). В мае 1917 году он посе­тил Рогож­ское клад­би­ще в Москве и пред­ло­жил ста­ро­об­ряд­че­ским епи­ско­пам Бело­кри­ниц­кой иерар­хии план соеди­не­ния с Рус­ской пра­во­слав­ной цер­ко­вью на Крас­ной площади.Вдохновитель пер­во­го рус. цер­ков­но-при­ход­ско­го коопе­ра­ти­ва с «забо­той о бед­ня­ках» (открыт 1 июля при уфим. вок­заль­ной Николь­ской церкви).
Под­дер­жи­вал курс Врем. пр-ва на про­дол­же­ние вой­ны. В нач. авг. опуб­ли­ко­вал «Откры­тое пись­мо мини­стру-пред. А.Ф. Керен­ско­му», в к-ром писал, что «теперь мы пере­жи­ва­ем… сплош­ное рас­пу­тин­ство… Нуж­на силь­ней­шая власть! Но эта власть долж­на быть в руках людей, пони­ма­ю­щих «рели­ги­оз­ную пси­хо­ло­гию наро­да»» (сло­ва Керен­ско­го из бесе­ды с Андре­ем в мае). Андрей пред­ла­гал Керен­ско­му идти «пря­мо в народ и к наро­ду», опи­рать­ся на «людей бес­пар­тий­ных и непре­мен­но веру­ю­щих», «народ­ность мини­стров и любовь их к родине немед­лен­но почув­ству­ет­ся наро­дом, и Рос­сия будет спа­се­на!». Сове­то­вал на моек. Гос. сове­ща­нии создать бес­парт. «Моск. мин-во спа­се­ния оте­че­ства», обе­щав, что оно полу­чит бла­го­сло­ве­ние откры­ва­ю­ще­го­ся 15 авг. Все­рос. церк. Собо­ра (‘Уфим. Епар­хи­аль­ные Ведо­мо­сти, 1917, № 15/16, с. 434-38). В сент. выска­зал­ся за пре­кра­ще­ние вся­ких кон­так­тов с гос. орга­на­ми Рос. Рес­пуб­ли­ки, счи­тая, что ими ведёт­ся анти­церк. поли­ти­ка. В окт. выдви­нут канд. в чл. Учред. Собр.
Октябрь­ские собы­тия епи­скоп встре­тил враж­деб­но. К Совет­ской вла­сти отно­сил­ся отри­ца­тель­но, хотя при­зна­вал, что её цели — бла­го, но для их осществ­ле­ния выбра­ны невер­ные мето­ды. Рядо­вых боль­ше­ви­ков счи­тал чест­ны­ми, но обма­ну­ты­ми людь­ми. В нояб., после Окт. пере­во­ро­та, заявил: «Роди­на наша, весь рус­ский народ, сби­тый с тол­ку, пере­жи­ва­ет ныне послед­ние неде­ли сво­е­го бытия. Кон­ча­ет­ся одна стра­ни­ца рус­ской исто­рии и начи­на­ет­ся страш­ная дру­гая.» («Заволж­ский Лето­пи­сец», 1917, N 22, с. 619-20). Это собы­тие Андрей пер­вое вре­мя оце­ни­вал как заго­вор герм. Ген­шта­ба и при­зы­вал бороть­ся с немец­ко-еврей­ским заго­во­ром, ору­ди­ем к-рого являл­ся, по мне­нию Андрея, боль­ше­визм. На засе­да­нии Прав­ле­ния Сове­тов церк­вей Уфы 17 дек. высту­пил за отде­ле­ние церк­ви от гос-ва. 11 янв. 1918 на засе­да­нии Вост.-рус. культ.-просвет. об-ва допу­стил (вопре­ки про­те­стам при­сут­ству­ю­щих) выступ­ле­ние двух боль­ше­ви­ков и вынес заклю­че­ние о том, что это совер­шен­но рус. люди, чест­но заблуж­да­ю­щи­е­ся и ведо­мые пре­ступ­ной рукой, выра­зил уве­рен­ность в воз­мож­но­сти исправ­ле­ния боль­ше­ви­ков. Высту­пил про­тив декре­та СНК об отде­ле­нии церк­ви от гос-ва и шко­лы от церк­ви (го янв.), счи­тая, что он огра­ни­чи­ва­ет воз­дей­ствие пра­во­сла­вия на об-во, а так­же про­тив заклю­че­ния Брест­ско­го мир­но­го дого­во­ра. В ст. «О вла­сти импе­ра­тор­ской и совет­ской», опуб­ли­ко­ван­ной в мае (там же, 1918, N 7), выска­зал­ся рез­ко про­тив боль­ше­ви­ков; Сов. власть, по мне­нию Андрея, вновь утвер­жда­ла дес­по­тизм как фор­му гос. управ­ле­ния; обви­нял новую власть в том, что она направ­ле­на про­тив наро­да, церк­ви и не спо­соб­на уста­но­вить поря­док в стране и сохра­нить целост­ность Рос. гос-ва. 1 июля 1918, за неск. дней до остав­ле­ния Сов. вла­стью Уфы, заявил, высту­пая в церк­ви, что «боль­ше­визм при­зы­вал бога­тых помочь бед­ным. И в этом он вполне прав. Единств, ошиб­ку он допу­стил в том, что сред­ством для дости­же­ния этой хоро­шей цели он при­знал наси­лие. Но нико­гда нель­зя сде­лать добра дур­ны­ми сред­ства­ми. Вот и боль­ше­визм, хотя и имея хоро­шую цель, но прин­ци­пи­аль­но при­знав для осу­ществ­ле­ния её дур­ное сред­ство — наси­лие, и пре­вра­тил­ся в сплош­ное злое без­об­ра­зие» (там же, 1918, N 9). Участ­во­вал в созван­ном в Омске (1918) Сибир­ском Помест­ном Собо­ре, где был избран в создан­ное на Собо­ре Вре­мен­ное Выс­шее Цер­ков­ное Управ­ле­ние, руко­во­дил духо­вен­ством III армии адми­ра­ла А.В. Кол­ча­ка. Аре­сто­ван боль­ше­ви­ка­ми в Ново­ни­ко­ла­ев­ске (фев­раль 1920), но через десять меся­цев выпу­щен, после осо­бо­го заяв­ле­ния, в кото­ром Вла­ды­ка «рас­ка­и­вал­ся в преж­них напад­ках на совет­скую власть за ее декрет об отде­ле­нии Церк­ви от госу­дар­ства»; направ­лен в Уфу «под над­зор веру­ю­щих». В про­грам­ме создан­но­го там Уфим­ско­го брат­ства, в част­но­сти, гово­ри­лось: «… Чрез цер­ков­ное еди­не­ние сла­вян­ства идти к еди­не­нию Все­лен­ской Церк­ви и буду­ще­му VIII Все­лен­ско­му Собо­ру». В 1921 г. назна­чен епи­ско­пом Том­ским, но к месту слу­же­ния не поехал. Аре­сто­ван в фев­ра­ле 1922 г. «за про­из­не­се­ние про­по­ве­ди, в кото­рой при­зы­вал кре­стьян орга­ни­зо­вы­вать­ся в кре­стьян­ские сою­зы»; эта­пи­ро­ван в Моск­ву на Лубян­ку, где был выпу­щен на сво­бо­ду для лече­ния (!). В том же году Мос­ков­ский рев­три­бу­нал поста­но­вил пре­кра­тить дело Вла­ды­ки «за недо­стат­ком улик». В 1922-1928 гг. явно и тай­но поста­вил ряд архи­ере­ев. В 1923 г. сослан в Сред­нюю Азию (Таш­кент, Педжент, Ашха­бад). 28.8.1925 г. в молит­вен­ном доме ашха­бад­ской ста­ро­об­ряд­че­ской общи­ны во имя Свя­ти­те­ля Нико­лая епи­скоп Андрей при­нял миро­по­ма­за­ние от ста­ро­об­ряд­цев, перей­дя таким обра­зом в рас­кол, за что Пат­ри­ар­шим Место­блю­сти­те­лем Пет­ром (Полян­ским), мит­ро­по­ли­том Кру­тиц­ким, запре­щен в свя­щен­но­слу­же­нии (13/26.4.1926). С1922 по 1928 совер­шал тай­ные архи­ерей­ские хиро­то­нии. Осе­нью 1927 г. аре­сто­ван в Москве и выслан в Казах­стан, в Кзыл-Орду. Вновь аре­сто­ван (4.10.1928) и пре­про­вож­ден в Яро­славль, где в мест­ном изо­ля­то­ре отси­дел в оди­ноч­ной каме­ре три года (до 7.10.1931). После осво­бож­де­ния уехал в Моск­ву, где нахо­дил­ся в молит­вен­ном обще­нии со ста­ро­об­ряд­ца­ми. Новый арест и новая ссыл­ка, на этот раз в Алма-Ату (с 1.41932). Харак­тер­но, что в пись­мах это­го пери­о­да Вла­ды­ка Андрей реко­мен­до­вал сво­им уче­ни­кам посе­щать собра­ния еван­ге­ли­стов, когда там чита­лось и тол­ко­ва­лось Свя­щен­ное Писа­ние. Это, по его мне­нию, долж­но было спо­соб­ство­вать укреп­ле­нию веры, а так­же помочь осо­знать непре­хо­дя­щее зна­че­ние Биб­лии. 19.9.1932 г. епи­скоп Андрей полу­чил Свя­тые Дары и Миро от ста­ро­об­ряд­че­ско­го архи­епи­ско­па Мос­ков­ско­го и всея Руси Меле­тия. В пись­ме, напи­сан­ном 23.5.933 г. пред­сов­нар­ко­му В. Моло­то­ву, он при­зы­вал гла­ву пра­ви­тель­ства дать воз­мож­ность собрать Собор, целью кото­ро­го будет «нрав­ствен­ное оправ­да­ние соци­а­лиз­ма». Све­де­ния о даль­ней­шей судь­бе Вла­ды­ки про­ти­во­ре­чи­вы. По одним дан­ным, он после воз­вра­ще­ния в Моск­ву из сред­не­ази­ат­ской ссыл­ки неко­то­рое вре­мя жил там в ста­ро­об­ряд­че­ской архи­епи­ско­пии, а затем был выслан в Архан­гель­скую область, где и завер­шил свой жиз­нен­ный путь в 1944 г. По дру­гим, более досто­вер­ным, дан­ным, в 1934 г. он был при­го­во­рен к трем годам тюрем­но­го заклю­че­ния, кото­рое отбыл в Яро­слав­ской тюрь­ме. Там же вновь при­го­во­рен (27.3.1937) к лише­нию сво­бо­ды, а 4.9.1937 рас­стре­лян в Яро­слав­ской тюрь­ме. Реа­би­ли­ти­ро­ван в 1989.
Лит.: Зеле­но­гор­ский МЛ. Жизнь и дея­тель­ность архи­епи­ско­па Андрея (кн. Ухтом­ско­го). М., 1991; Акты Свя­тей­ше­го Пат­ри­ар­ха Тихо­на и позд­ней­шие доку­мен­ты о пре­ем­стве выс­шей цер­ков­ной вла­сти. 1917-194З / Сост. Губо­нин М.Е. М., 1994/ Автор: Вои­нов В.М., Ман­ги­лев П.
Исполь­зо­ва­ны мате­ри­а­лы ста­тьи В.ВЛатыповой и СМ. Исха­ко­ва в кн.: Поли­ти­че­ские дея­те­ли Рос­сии 1917- био­гра­фи­че­ский сло­варь. Москва, 1993 Священнослужитель

254.227. КН. АЛЕК­СЕЙ АЛЕК­СЕ­Е­ВИЧ (25.06.1875-31.08.1942)

Князь. Цер­ков­ный и обще­ствен­ный дея­тель: пуб­ли­цист, худож­ник, поэт, извест­ный учё­ный-физио­лог, создав­ший уче­ние о доми­нан­те.. Родил­ся 25.06.1875, сель­цо Восло­ма Аре­фин­ской воло­сти Рыбин­ско­го уез­да Яро­слав­ской губер­нии в семье отстав­но­го воен­но­го Алек­сея Нико­ла­е­ви­ча Ухтом­ско­го (1842-1902) и его жены Анто­ни­ны Федо­ров­ны, урожд.Анфимовой (1847-1913). Кро­ме Алек­сея и умер­ших еще во мла­ден­че­стве Вла­ди­ми­ра и Нико­лая, у них были еще доче­ри Мария и Ели­за­ве­таи стар­ший сын Алек­сандр, впо­след­ствии архи­епи­скоп Андрей (1872-1937). Мать, Анто­ни­на Федо­ров­на, была жен­щи­ной дело­вой, к вос­пи­та­нию детей не склон­ной, и 27 сен­тяб­ря 1876г. Алек­сей был пере­дан на вос­пи­та­ние тете по отцу Анне Нико­ла­евне, кото­рая, по его сло­вам, была ему «глав­ной вос­пи­та­тель­ни­цей и спут­ни­цей вплоть до ее кон­чи­ны в 1898г. В 1888г. Алек­сей, не закон­чив пол­но­го кур­са клас­си­че­ской гим­на­зии в Рыбин­ске, по насто­я­нию отца и мате­ри, посту­пил в Ниже­го­род­ский кадет­ский кор­пус име­ни гра­фа Арак­че­е­ва, где про­явил инте­рес кна­у­ке. В тот пери­од зна­чи­тель­ное вля­ние на него ока­зал Иван Пет­ро­вич Долб­ня, пре­по­да­ва­тель мате­ма­ти­ки. Поз­же А.А.Ухтомский назо­вет его «учи­те­лем мыс­ли». В кадет­ском кор­пу­са Ухтом­ский инте­ре­со­вал­ся не толь­ко физи­ко-мате­ма­ти­че­ски­ми дис­ци­пли­на­ми, но и фило­со­фи­ей, пси­хо­ло­ги­ей, эти­кой и лите­ра­ту­рой. К 18 годам он зна­ко­мит­ся с тру­да­ми Ари­сто­те­ля, Декар­та, Спи­но­зы, Фейр­ба­ха, Гегеля,Ницше, Кан­та и дру­гих уче­ных и фило­со­фов. Рез­кая пере­ме­на судь­бы бра­тьев Ухтом­ских была свя­за­на со встре­чей с о.Иоанном Крон­штадт­ским на волж­ском паро­хо­де, когда мать вез­ла сыно­вей на кани­ку­лы домой. О.Иоанн дол­го бесе­до­вал с Алек­сан­дром и Алек­се­ем, после чего они оба при­ня­ли реше­ние посту­пить на сло­вес­ное отде­ле­ние Мос­ков­ской Духов­ной Ака­де­мии Мос­ков­ская Духов­ная Ака­де­мия в 1894 г. Жил Алек­сей Алек­се­е­вич не в обще­жи­тии, а на квар­ти­ре, уют в кото­рой обес­пе­чи­ва­ла Надеж­да Ива­нов­на Боб­ров­ская, про­жив­шая рядом с ним в каче­стве помощ­ни­цы-домо­пра­ви­тель­ни­цы вплоть до мая 1941г. Годы, про­ве­ден­ные в Ака­де­мии (1894-1898), он счи­тал счаст­ли­вей­ши­ми и пло­до­твор­ны­ми для сво­е­го духов­но­го совер­шен­ство­ва­ния. тема его дис­сер­та­ции -«Кос­мо­ло­ги­че­ское дока­за­тель­ство Бытия Божия». В ней выдви­га­ет­ся тезис о неогра­ни­чен­ных воз­мож­но­стях чело­ве­че­ско­го разу­ма, об уни­каль­но­сти каж­дой лич­но­сти. В Ака­де­мии у Ухтом­ско­го воз­ни­ка­ет идея выявить есте­ствен­но­на­уч­ные осно­вы нрав­ствен­но­го пове­де­ния людей, най­ти физио­ло­ги­че­ские меха­низ­мы, с помо­щью кото­рых скла­ды­ва­ет­ся и раз­ви­ва­ет­ся все раз­но­об­ра­зие чело­ве­че­ской личности.
Окон­чил МДА со сте­пе­нью кан­ди­да­та бого­сло­вия (1898). С 1899г. Ухтом­ский был воль­но­слу­ша­те­лем на Восточ­ном факуль­те­те С.-П. уни­вер­си­те­та, где овла­дел древ­не­ев­рей­ским язы­ком. В 1900г. вошел в чис­ло сту­ден­тов факуль­те­та физио­ло­гии. В 1902г. начал спе­ци­а­ли­за­цию при про­фес­со­ре Н.Е.Введенском.студент (1902-06). Выпуск­ник Петер­бург­ско­го уни­вер­си­те­та (1906), лабо­рант физио­ло­ги­че­ско­го каби­не­та Санкт-Петер­бург­ско­го уни­вер­си­те­та на 1906 г.В 1911г. защи­тил маги­стер­скую дис­сер­та­цию, в кото­рой был впер­вые выра­жен прин­цин доминанты,развитый в после­ду­ю­щие годы. Ухтом­ский вла­дел семью язы­ка­ми, был живо­пис­цем и ико­но­пис­цем, играл на скрип­ке. С 1922 после смер­ти до кон­ца жиз­ни руко­во­дил там кафед­рой физио­ло­гии чело­ве­ка и живот­ных. Ака­де­мик АН СССР (1935). Иссле­до­вал про­цес­сы воз­буж­де­ния, тор­мо­же­ния и меха­низм лабиль­но­сти. Создал уче­ние о доми­нан­те, об усво­е­нии рит­мов внеш­них раз­дра­же­ний орга­на­ми и др. Пре­мия им. В. И. Лени­на (1932). Несмот­ря на род заня­тий, не был чужд духов­ным, рели­ги­оз­ным поис­кам, окон­чил Мос­ков­скую духов­ную ака­де­мию. член Собо­ра Пра­во­слав­ной Роосий Церк­ви в 1917.08.17-1918.04.07/20. При­нял тай­ный мона­ше­ский постриг с име­нем Али­пий (1921). Ста­ро­ста Николь­ской еди­но­вер­че­ской церк­ви на ул. Мара­та (1920-е). Тай­но хиро­то­ни­сан иоси­ф­лян­ски­ми архи­ере­я­ми во епи­ско­па Охтин­ско­го (1931)Это не поме­ша­ло ему стать в 1919 г. депу­та­том Пет­ро­град­ско­го сове­та, полу­чить в 1932 г. пре­мию име­ни Лени­на, стать про­фес­со­ром Лени­град­ско­го уни­вер­си­те­та, а в 1935 г. — ака­де­ми­ком. В 1941г. Ухтом­ский остал­ся в бло­кад­ном Ленин­гра­де, как ни уго­ва­ри­ва­ли его вла­сти ваку­и­ро­вать­ся на Боль­шую Зем­лю. Долж­но быть, А.А.Ухтомский счи­тал ниже сво­е­го и кня­же­ско­го досто­ин­ства поки­нуть город Свя­то­го Пет­ра в лютой беде. акже он не мог бро­сить в беде Уни­вер­си­тет и свою кафед­ру. Гово­рят, он так и уве­до­мил Боль­шой Дом (НКВД) о сво­ем реше­нии остать­ся и под­пи­сал бума­гу так, как под­пи­сы­вал­ся все­гда: «Князь А.Ухтомский». И как высо­кое духов­ное лицо он не мог поки­нуть людей, обре­чен­ных вра­гом на муче­ни­че­ство и уни­что­же­ние. Ста­рый друг Алек­сея Алек­се­е­ви­ча, про­фес­сор А.И.Колотилов рас­ска­зы­вал, что на вопрос, поче­му он не уез­жа­ет, ака­де­мик отве­тил: «Я дол­жен закон­чить рабо­ту. Жить мне уже недол­го, умру здесь». «Алек­сей Алек­се­е­вич мно­го рабо­тал и дер­жал­ся на ногах, сколь­ко мог. В послед­ний раз его виде­ли осе­нью 41 года. Мы встре­ти­ли его слу­чай­но на Мен­де­ле­ев­ской линии, неда­ле­ко от Уни­вер­си­те­та. Он шел домой из ака­де­ми­че­ской сто­ло­вой. Мы с мамой неко­то­рое вре­мя туда ходи­ли обе­дать, так как там не выре­за­ли тало­ны из кар­то­чек, а кор­ми­ли сыт­но и вкус­но. Алек­сей Алек­се­е­вич выгля­дел боль­ным, шел мед­лен­но, тяже­ло опи­ра­ясь на посох. Маму он пом­нил, а меня не узнал, ведь про­шло 6 лет с тех пор, как мама бра­ла меня с собой на уни­вер­си­тет­ские лек­ции после смер­ти моей няни. Он засме­ял­ся, вспом­нив наше забав­ное зна­ком­ство. Потом достал узе­лок из глу­бо­ко­го кар­ма­на дол­го­по­ло­го паль­то. В носо­вом плат­ке был завер­нут кусок хле­ба. Алек­сей Алек­се­е­вич раз­ло­мил его и про­тя­нул мне поло­ви­ну. Я отка­зы­ва­лась, пыта­ясь объ­яс­нить, что так нель­зя, ведь хлеб — это жизнь… Он улы­бал­ся и уве­рял, что ака­де­ми­че­ский паек вполне доста­то­чен для его жиз­ни. Погла­див меня по голо­ве и пере­кре­стив, он мед­лен­но пошел в сто­ро­ну набе­реж­ной. Тогда я не поня­ла, что это было бла­го­сло­ве­ние епи­ско­па Али­пия. Долж­но быть, бла­го­слов­ляя меня, Алек­сей Алек­се­е­вич про­сил Бога помочь мне выдер­жать гря­ду­щие муки бло­ка­ды и выжить. Так или ина­че, в моих руках ока­зал­ся хлеб епи­ско­па Али­пия. Я рас­те­ря­лась, хоте­ла догнать Алек­сея Алек­се­е­ви­ча, но мама удер­жа­ла меня, объ­яс­нив, что это его оби­дит…. Мы дол­го сто­я­ли на холод­ном вет­ру и смот­ре­ли на мед­лен­но уда­ля­ю­щу­ю­ся фигу­ру Алек­сея Алек­се­е­ви­ча, пока он не исчез за углом уни­вер­си­те­та. Мама вздох­ну­ла и ска­за­ла, что, долж­но быть, мы видим его в послед­ний раз. Хлеб епи­ско­па Али­пия мы ели дня два, добав­ляя по малень­ко­му кусоч­ку к наше­му скуд­но­му пайку».Алексей Алек­се­е­вич Ухтом­ский рабо­тал до кон­ца сво­их дней. Вес­ной 1942г, осла­бев физи­че­ски, он с неимо­вер­ным тру­дом про­шел от сво­е­го дома на 16 линии почти дострел­ки Васи­льев­ско­го ост­ро­ва, что­бы выпол­нить обя­зан­но­сти офи­ци­аль­но­го оппо­нен­тав Уче­ном сове­те Зоо­ло­ги­че­ско­го инсти­ту­та на защи­те док­тор­ской дис­сер­та­ции Н.Н.Малышева.За месяц до смер­ти он под­го­то­вил доклад к сес­сии, посвя­щен­ной годов­щине И.П.Павлова.Доклад был опуб­ли­ко­ван посмерт­но, в сен­тяб­ре 1942г.Епископ Али­пий, князь Ухтом­ский, погиб от голо­да 31 авгу­ста 1942г. По рассказам,соседи нашли его тело лежа­щим на дав­но нетоп­лен­ной пли­те, оде­тым в лило­вый под­ряс­ник, с Еван­ге­ли­ем в руках.

+СПб.,Волковск.Правосл.кл-ще/Литераторские Мост­ки
Али­пий (Ухтом­ский Алек­сей Алексеевич)
Год нача­ла 1906 Год окон­ча­ния 1920 Состо­ял в долж­но­сти при­ват-доцен­та на 1917г.Старостой Николь­ской еди­но­вер­че­ской церк­ви стал задол­го до рево­лю­ции и оста­вал­ся им до ее закры­тия в 1923г. Извест­но, что он обыч­но сам вел бого­слу­же­ни­е­Свя­щен­ный Собор Рос­сий­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви 1917-1918гг. Долж­ность член Свя­щен­но­го Собо­ра Год нача­ла 1917 Год окон­ча­ния 1918
Член Свя­щен­но­го Собо­ра по избра­нию от единоверцев.В декаб­ре 1917г., после уча­стия в Помест­ном Собо­ре, Ухтом­ский уехал в Рыбинск, где про­жил в род­ном доме почти весь 1918г. Вре­мя про­во­дил за чте­ни­ем рели­ги­оз­ной лите­ра­ту­ры и рабо­ты на земель­ном участ­ке перед домом. В кон­це 1918-нача­ле 1919г. дом был наци­о­на­ли­зи­ро­ван. Пет­ро­град, Пет­ро­град­ский Совет Долж­ность депу­тат Год нача­ла 1919 Год окон­ча­ния 1919 25 нояб­ря 1920г. Ухтом­ский с охра­ни­тель­ны­ми бума­га­ми от уни­вер­си­те­та и Петросовета,членом VI созы­ва кото­ро­го он был избран от уни­вер­си­те­та, при­был в Рыбинск, где был аре­сто­ван 30.11.1920. Обви­не­ние при аре­сте «гла­варь «Сою­за вер­ных»» По при­зна­нию само­го Ухтом­ско­го, был аре­сто­ван «из-за неосто­рож­но­сти при раз­го­во­рах в науч­ном сооб­ще­стве». Бума­га от Сове­та спас­ла его от немед­лен­но­го рас­стре­ла. Ухтом­ский был отправ­лен в Яро­слав­ский поли­ти­зо­ля­тор, затем в Моск­ву, в Осо­бое отде­ле­ние ВЧК на Любянке.
Места заклю­че­ни­я­Москва, Лубян­ская тюрь­ма Год нача­ла 1920 Год окон­ча­ния 1921 Месяц окон­ча­ния 1 Эта­пи­ро­ван в Пет­ро­град­Пет­ро­град, тюрь­ма Год нача­ла 1921 Месяц нача­ла 1 Год окон­ча­ния 1921 День окон­ча­ния 31 Месяц окон­ча­ния 1 Нахо­дясь в заклю­че­нии, читал сока­мер­ни­кам лек­ции по физио­ло­гии. В кон­це января1921г. бла­го­да­ря хло­по­там дру­зей-уче­ных и при­ка­зу Дзер­жин­ско­го осво­бож­ден с сохра­не­ни­ем за ним быв­ше­го дома и воз­вра­ще­ни­ем вещй. Одна­ко в Рыбинск боль­ше невер­нул­ся. Руко­по­ло­же­ни­е­мо­нах Али­пий 1921 При­нял мона­ше­ский постриг тайноСлужение
После смер­ти Вве­ден­ско­го при­нял под свое нача­ло кафед­ру физио­ло­гии чело­ве­ка и живот­ных. В мае 1923 аре­сто­ван в Пет­ро­гра­де по делу об изъ­я­тии цер­ков­ных цен­но­стей из Николь­ской еди­но­вер­че­ской церк­ви. Обви­не­ние при аре­сте «сопро­тив­ле­ние изъ­я­тию цер­ков­ных цен­но­стей» . Нахо­дил­ся в заклю­че­нии в доме пред­ва­ри­тель­но­го заклю­че­ния на Шпа­лер­ной. Ниче­го не добив­шись от Ухтом­ско­го, его вско­ре отпу­сти­ли, обя­зав пре­кра­тить рели­ги­оз­ную пропаганду.1923 — Ленин­град­ский госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет, кафед­ра физио­ло­гии чело­ве­ка и живот­ных Долж­ность про­фес­сор, заве­ду­ю­щий кафед­рой. Открыл один из основ­ных прин­ци­пов дея­тель­но­сти нерв­ной систе­мы, назвав его доми­нан­той, иссле­до­вал про­цес­сы воз­буж­де­ния, тор­мо­же­ния и меха­низ­ма лабиль­но­сти. В 1931 тай­но хиро­то­ни­сан «иоси­ф­ля­на­ми» во епи­ско­па Охтенского.С 1927г. дирек­тор элек­то­ро­фи­зио­ло­ги­че­ской лабо­ра­то­рии. В 1933г. стал чле­ном-кор­ре­спон­ден­том АН СССР, а в 1935г. дей­стви­тель­ным чле­ном АН СССР. В 1945-1962гг. вышло шести­том­ное «Собра­ние сочи­не­ний» А.А.Ухтомского, в кото­рое вклю­че­ны его рабо­ты по физио­ло­гии нерв­ной дея­тель­но­сти. О фило­соф­ских взгля­дах мож­но судить по его запи­сям, опуб­ли­ко­ван­ным в сбор­ни­ке «Инту­и­ция сове­сти», (СПб., 1996) и «Заслу­жен­ный собе­сед­ник» (Рыбинск, 1997). Изу­че­ние ико­но­пис­ных работ А.А.Ухтомского толь­ко начи­на­ет­ся. Дол­гое вре­мя под­дер­жи­вал нахо­дя­ще­го­ся в заклю­че­нии бра­та епи­ско­па Андрея. Нераз­ра­бо­тан­ным оста­ет­ся такой источ­ник по исто­рии еди­но­вер­че­ско­го дви­же­ния в СССР, как лич­ный фонд А.А.Ухтомского в Петер­бург­ском фили­а­ле архи­ва РАН Ленин­град, элек­тро-физио­ло­ги­че­ская лабо­ра­то­рия АН СССР Долж­ность дирек­тор од нача­ла Труды1″Собрание сочи­не­ний в шести томах», науч­ные рабо­ты 1945-1965гг. 2книга «Инту­и­ция сове­сти» 1996г. 3книга «Заслу­жен­ный собе­сед­ник» 1997г. Публикации1Просим осво­бо­дить из тюрем­но­го заклю­че­ния (пись­ма в защи­ту репрес­си­ро­ван­ных). М.: Совре­мен­ный писа­тель, 1998. 208с., илл. С.45-46. 2Зеленогорский М.Л. Жизнь и дея­тель­ность архи­епи­ско­па Андрея (кня­зя Ухтом­ско­го). М., 1991. С.3-7, 302. 3Шкаровский М.В. Иоси­ф­лян­ство: тече­ние в Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви. СПб.: НИЦ «Мемо­ри­ал», 1999. С.276. 4Списки сту­ден­тов, окон­чив­ших пол­ный курс Импе­ра­тор­ской Мос­ков­ской Духов­ной Ака­де­мии за пер­вое сто­ле­тие ее суще­ство­ва­ния (1814-1914гг.). Сер­ги­ев Посад, 1914. С.115. 5Деяния Свя­щен­но­го Собо­ра Рос­сий­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви 1917-1918гг. (Доку­мен­ты. Мате­ри­а­лы. Дея­ния I-XVI). М., 1994. Репр. воспр. изд. 1918г. Т.1. С.92. 6http://pobeda.ru/content/view/3404/ (сайт Сино­даль­но­го отде­ла Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии по вза­и­мо­дей­ствию с воору­жен­ны­ми сила­ми. Епи­скоп Али­пий (Ухтом­ский) и бло­кад­ный хлеб). 7http://www.melentyev.ru/gedcom/default.htm?page=I128.htm (Фамиль­ный сайт семьи Мелен­тье­вых-Ухтом­ских. А.А.князь Ухтом­ский). 8http://ru.wikipedia.org (Вики­пе­дия. Сво­бод­ная энцик­ло­пе­дия. Ухтом­ский А.А.).

ххх.227. МАРИЯ АЛЕК­СЕ­ЕВ­НА (04.06.1874-1943)

М , ПЕТР ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ ДМИТРИЕВ.
Дети: Оль­га, Вячеслав.

Ххх.227. ЕЛИ­ЗА­ВЕ­ТА АЛЕК­СЕ­ЕВ­НА (01.01.1878 -)

15 коле­но

255.229. КН. ФЕДОР КАПИ­ТО­НО­ВИЧ (29.08.1877-19З4)

Родил­ся в 1877 г., Твер­ская губ., г. Весье­гон­ска Окон­чив 2-й Мос­ков­ский кадет­ский кор­пус, а затем Ели­за­вет­град­ское кава­ле­рий­ское юнкер­ское учи­ли­ще, в авгу­сте 1901 г. он был про­из­ве­дён в кор­не­ты и опре­де­лён в 25-й дра­гун­ский Казан­ский полк, но про­был в нём недол­го. В мае 1902 г. с моти­ви­ров­кой «по кли­ма­ти­че­ским усло­ви­ям» его при­ко­ман­ди­ро­ва­ли на один год к Осе­тин­ско­му кон­но­му диви­зи­о­ну. Впо­след­ствии князь Ухтом­ский добил­ся пере­во­да на служ­бу в 8-й запас­ной Кав­каз­ский полк. В сен­тяб­ре 1911 г. он был пере­име­но­ван из штабс-рот­мист­ров в подъ­е­са­у­лы и пере­ве­дён в 1-й Верх­не­удин­ский полк Забай­каль­ско­го каза­чье­го вой­ска, в кото­ром коман­до­вал 1-й сот­ней . В даль­ней­шем князь Ф. К. Ухтом­ский воз­глав­лял каза­чий кон­вой при рус­ском кон­суль­стве в Урге, в Мон­го­лии, участ­во­вал в Пер­вой миро­вой войне. После 1917г. слу­жил в Доб­ро­воль­че­ской армии и в вой­сках гене­ра­ла П. Н. Вран­ге­ля. В 1920 г., после тяжё­ло­го ране­ния, эва­ку­и­ро­ван из Кры­ма в Кон­стан­ти­но­поль, а в 1923 г. пере­брал­ся в Хар­бин. Коман­до­вал охра­ной паро­хо­да «Тун­сан», пла­вав­ше­го по реке Амур вдоль гра­ни­цы с СССР. 27 июня 1933 г. князь Ухтом­ский был захва­чен китай­ски­ми пар­ти­за­на­ми и пере­дан совет­ским вла­стям, а в апре­ле 1934 г. при­го­во­рён «трой­кой» к рас­стре­лу по ста­тье 58 (часть 9) УК РСФСР; 23 декаб­ря того же года при­го­вор при­ве­дён в испол­не­ние. В 1989 г. князь был посмерт­но реабилитирован.
~ 1) Пау­ла (Пау­ли­на-Ката­ри­на-Бар­ба­ра) Кюб­лер (ок. 1877-1962), дочь вино­де­ла, сим­фе­ро­поль­ско­го куп­ца 2 гиль­дии, нем­ца Фран­ца Кюб­ле­ра. В фев­ра­ле 1912 г. кня­ги­ня вме­сте с дочерь­ми Аллой (р. 23.01.1904), Кирой (р. 23.01.1906) и Нон­ной (р. 06.06.1910) была вне­се­на в 5 часть дво­рян­ской родо­слов­ной кни­ги Твер­ской губер­нии. Одна­ко этот брак рас­пал­ся. После 1917 г. кня­ги­ня Ухтом­ская эми­гри­ро­ва­ла, жила в Гер­ма­нии, США, послед­ние годы — под опе­кой гра­фи­ни А.Л. Тол­стой. О судь­бе доче­рей извест­но мало. Княж­на Алла Фёдо­ров­на соче­та­лась бра­ком с неким док­то­ром Тар­нов­ским. Княж­на Нон­на Фёдо­ров­на жила так­же в Гер­ма­нии и США, носи­ла в заму­же­стве фами­лию Катра­но­ва и умер­ла в 1966 г.
~ 2) Оль­га Ива­нов­на Скля­ро­ва (1901-1995), доче­ри тер­ско­го каза­ка, гене­рал-май­о­ра Ива­на Оси­по­ви­ча Скля­ро­ва (око­ло 1851 – 11.03.1916). окон­чи­ла 1-ю Вла­ди­кав­каз­скую Оль­гин­скую гим­на­зию. 23 мар­та 1919 г. у них родил­ся сын Геор­гий. В 1924 г., узнав о место­на­хож­де­нии мужа, вме­сте с сыном и маче­хой, Алек­сан­дрой Гав­ри­лов­ной Скля­ро­вой, моло­дая кня­ги­ня через всю стра­ну добра­лась до Забай­ка­лья, где с помо­щью каза­ка-кон­тра­бан­ди­ста пере­шла ночью через гра­ни­цу и встре­ти­лась с мужем. После исчез­но­ве­ния Фёдо­ра Капи­то­но­ви­ча ей при­шлось кор­мить семью: шить, рабо­тать в библиотеке.
Ххх.229. N Капитоновна
Ххх.229. N Капитоновна
Ххх.229. N Капитоновна
Ххх.229. N Капитонович
257.231. Нико­лай Мак­си­мо­вич (1861.11.15—1886.01.25,+c.Tyxaни Весьегон.-у.)
1886 — [Шере­ме­тев­ский В. Русск.провинц.некрополь. T.1. M.,1914] Ф. 419. Оп. 1. Д. 93. Мет­ри­че­ские кни­ги Пре­об­ра­жен­ско­го собо­ра г. Рыбин­ска. 1885–1889 гг.Л. 155 об. — 156.1886 г.Январь.Запись № 13 (муж.).
26-го умер, 28-го погре­бён «князь Нико­лай Мак­си­мо­вич Ухтом­ский, 24, чахоткой».
257а.231. Фели­са­та Мак­си­мов­на (Фели­ца­да) (1863.01.05—1892.06.22,+с.Тухани Весьегон.-у.)
[Шере­ме­тев­ский В. Русск.провинц.некрополь. T.1. М.,1914] 258.231. Пётр Мак­си­мо­вич 26.06.1864-?
слу­жил в кре­пост­ной артил­ле­рии в г. Ков­но и умер на службе.
259.231. Дмит­рий Мак­си­мо­вич 15.08.1865-1872
ххх.231. Алек­сандра Мак­си­мов­на (03.01.1867-?)
ххх.231. Софья Мак­си­мов­на (1868-1869)
ххх.231. Ека­те­ри­на Мак­си­мов­на (1869-1872)
260.231. Иван Мак­си­мо­вич (24.01.1872-?)
кан­це­ляр­ский слу­жи­тель кан­це­ля­рии Весье­гон­ской дво­рян­ской опе­ки Твер­ской губер­нии на 1899 г.
Попе­чи­те­ля­ми Кесем­ской зем­ской боль­ни­цы име­ли честь состо­ять…. Иван Мак­си­мо­вич Ухтом­ский, зем­ский началь­ник 3 участ­ка /Кесемская волость/.
1908 — «Про­шу Вас кре­стья­ни­на села Любе­го­щи Быко­ва (теперь уже быв­ше­го депу­та­та вто­рой Думы. — Авт.) аре­сто­вать при волост­ном управ­ле­нии на 6 дней и аре­сто­вать теперь же, т. е. до 12 янва­ря (1908 г. — Авт.), ибо 16 янва­ря будет волост­ной сход по пово­ду выбо­ров судей. Про­шу на сход отко­ман­ди­ро­вать уряд­ни­ка — дру­гих вопро­сов не допус­кать гово­рить и рас­суж­дать вся­кую ерун­ду и чушь, что было 29 декаб­ря 1907 года и стар­ши­на за такой сход отве­тит здо­ро­во. Про­шу Вас сроч­но и без­от­ла­га­тель­но оное сде­лать, тогда и сход будет покой­ный», — писал зем­ский началь­ник 3-го участ­ка князь Ухтом­ский приставу.
сна­ча­ла слу­жил в армии, но затем за неспо­соб­но­стью был уво­лен и, бла­го­да­ря сво­им свя­зям, был сна­ча­ла при­ста­вом, исправ­ни­ком, затем зем­ским началь­ни­ком. На сво­ем посту он был не на месте. Обла­дал сла­бым умом, но был высо­ко­го мне­ния о себе. Он был жесток с кре­стья­на­ми, вся­че­ски оскорб­лял их во вре­мя судов
был жесто­ко избит кре­стья­на­ми при воз­вра­ще­нии домой с судеб­но­го засе­да­ния, дол­го хво­рал и умер.
Иван был судеб­ным при­ста­вом в Весье­гон­ском уез­де, убит кре­стья­на­ми, похо­ро­нен в с. Туха­ни. Вто­рой брат в 1918 г. по пути из Весье­гон­ска, куда он ездил за това­ром, был избит раз­бой­ни­ка­ми, после чего, немно­го побо­лев, умер.
261.231. Сер­гей Мак­си­мо­вич (02.12.1873-?)
слу­жил на воен­ной служ­бе в Москве, 1 янва­ря 1909г. — 2-й гре­на­дер­ский Ростов­ский Е.И.В. Вели­ко­го Кня­зя Миха­и­ла Алек­сан­дро­ви­ча полк, штабс-капитан.

Сер­гей жил в Москве, про­пал: по мест­ной леген­де сбро­шен под трам­вай. После рево­лю­ции управ­ля­ю­щий писал ему: «Что делать: жан­дар­ма нет, вла­сти нет, име­ние гра­бят?» На что князь отве­чал так: «Ниче­го не прячь, не сопро­тив­ляй­ся, пусть хамы всё берут. Бере­ги толь­ко лес, ско­ро там будут стро­ить желез­ную доро­гу, и дере­во вздо­ро­жа­ет. Да оставь куст ивы в саду. Когда мы вер­нём­ся, будем мужи­ков эти­ми пру­тья­ми драть».
Теперь ива раз­рос­лась так, что пру­тьев её боль­ше, чем мужи­ков в окру­ге. А кня­зя в Москве опо­зна­ли, и озве­рев­шая тол­па кину­ла его под трамвай.
262.232. Пётр Нико­ла­е­вич (28.06.1871-? )
губерн­ский сек­ре­тарь, млад­ший штат­ный кон­тро­лер 3 Окру­га Там­бов­ско­го акциз­но­го управ­ле­ния на 1899 г.
ххх.232. Ели­за­ве­та Николаевна

ххх.233. КН. СЕР­ГЕЙ АЛЕК­САН­ДРО­ВИЧ УХТОМ­СКИЙ (*22.02.1886, †25.08.1921)

Сын кня­ги­ни Оль­ги Дмит­ри­ев­ны Дмит­ри­е­вой Ухтом­ской (урожд. Бер­бе­ро­вой) и неиз­вест­но­го, усы­нов­лен кня­зем Алек­сан­дром Пет­ро­ви­чем Ухтом­ским. Родил­ся в Весье­гон­ске Устю­жен­ско­го уез­да. Князь Сер­гей Алек­сан­дро­вич Ухтом­ский, твер­ской дво­ря­нин, скуль­птор, искус­ство­вед, сотруд­ник Рус­ско­го музея, Н.Г. Пио­тров­ский назы­вал его «одним из самых оба­я­тель­ных людей в Рос­сии», «чело­ве­ком исклю­чи­тель­ных духов­ных даро­ва­ний». Уче­ник Роде­на, автор моно­гра­фии о О. Родене, созда­тель скульп­тур «Дема­гог», «Порт­рет».

В извест­ной кар­то­те­ке Б. Л. Мод­за­лев­ско­го, хра­ня­щей­ся в Руко­пис­ном отде­ле Пуш­кин­ско­го Дома, рядом с име­нем Сер­гея Алек­сан­дро­ви­ча Ухтом­ско­го сто­ит при­пис­ка «усы­нов­лен­ный».
Отве­ты на про­ис­хож­де­ние уда­лось най­ти бла­го­да­ря авто­био­гра­фи­че­ской кни­ге Н.П. Бер­бе­ро­вой «Кур­сив мой», где упо­ми­на­ют­ся «дядя Сере­жа Ухтом­ский» и его мать, при­хо­див­ша­я­ся сест­рой деду Бер­бе­ро­вой. «Оль­га Дмит­ри­ев­на, — рас­ска­зы­ва­ет автор, — для меня все­гда была каким-то подо­би­ем Анны Каре­ни­ной. Она была заму­жем за кня­зем Ухтом­ским, сошлась с дру­гим, роди­ла от это­го дру­го­го сына (впо­след­ствии — скуль­птор, жена­тый на Евг. Павл. Кор­са­ко­вой, рас­стре­лян­ный в 1921 году по делу Таган­це­ва), ухо­ди­ла от мужа, воз­вра­ща­лась к нему, езди­ла за гра­ни­цу и не полу­чи­ла раз­во­да. Сын дру­го­го носил фами­лию мужа, и этот муж, хоть и знал, что сын не его, не отда­вал ей маль­чи­ка и мучил их вся­че­ски. Эта неле­пая и тяже­лая исто­рия кон­чи­лась тем, что в кон­це кон­цов все умер­ли после стра­да­ний, «позо­ра», «скан­да­ла» и поте­ри средств к суще­ство­ва­нию. Поче­му дед повез меня к ней, я не знаю; я, конеч­но, ниче­го тогда обо всем этом не зна­ла, виде­ла перед собой уже очень пожи­лую, но еще кра­си­вую и лас­ко­вую женщину».

В одном из соб­ствен­но­руч­ных Curriculum vitae, кото­рое дати­ро­ва­но 8 июня 1920 года24, Сер­гей Ухтом­ский сооб­щал: «родил­ся в Устю­жен­ском Нов­го­род­ской губ. уез­де 22 апре­ля 1886 года. Сред­нее обра­зо­ва­ние полу­чил в С.-Петербурге в реаль­ном учи­ли­ще Гуре­ви­ча, по окон­ча­нии кото­ро­го сдал экза­мен на атте­стат зре­ло­сти при пер­вой гим­на­зии и посту­пил на юри­ди­че­ский факуль­тет Петер­бург­ско­го уни­вер­си­те­та. Окон­чив уни­вер­си­тет по пер­во­му раз­ря­ду, уехал в Париж для изу­че­ния скульп­ту­ры. Зани­мал­ся в Пари­же два года в Academic Julien, под руко­вод­ством скуль­пто­ра Verier и живо­пис­ца Jean Paul Laurens’a, после чего рабо­тал у себя в мастер­ской и поль­зо­вал­ся сове­та­ми скуль­пто­ров Bouchar’a и Bourdelle. Год рабо­тал в мастер­ской прак­ти­сье­на (от франц, practicien — прак­тик, испол­ни­тель. — Авт.) Devaux, где осно­ва­тель­но озна­ко­мил­ся с тех­ни­кой мра­мо­ра, при­чем по ука­за­ни­ям Devaux мною был выпол­нен из мра­мо­ра бюст для скуль­пто­ра Greber’a. Неод­но­крат­но выстав­лял свои рабо­ты в Salon National и в Salon d’Automne. В 1914 воз­вра­тил­ся в Рос­сию, где выстав­лял в Обще­ствах Мир искус­ства и Союз Рус­ских Худож­ни­ков. С декаб­ря 1918 года состою сотруд­ни­ком и вско­ре упол­но­мо­чен­ным Отде­ла охра­ны памят­ни­ков ста­ри­ны и искус­ства. Состою дей­стви­тель­ным чле­ном Дома Искусств. Осно­ва­тель­но зна­ком с собра­ни­я­ми Лув­ра и Люк­сем­бург­ско­го музея. Неод­но­крат­но пред­при­ни­мал загра­нич­ные поезд­ки, во вре­мя кото­рых посе­тил и вни­ма­тель­но осмот­рел музеи горо­дов Рима, Фло­рен­ции, Мюн­хе­на, Бер­ли­на, Копен­га­ге­на, Сток­голь­ма и Вене­ции. Вла­дею фран­цуз­ским и немец­ким языками».

Эти све­де­ния мож­но допол­нить фраг­мен­та­ми из дру­гих вари­ан­тов Curriculum vitae С. А. Ухтом­ско­го. В послед­нем, кото­рый отно­сит­ся уже к 1921 году, име­ет­ся, напри­мер, пояс­не­ние, что, будучи упол­но­мо­чен­ным отде­ла охра­ны памят­ни­ков, он «руко­во­дил рабо­той по изу­че­нию и охране про­из­ве­де­ний искус­ства сво­е­го (Литей­но­го) рай­о­на». И далее там же чита­ем: «С июля меся­ца 1920 года избран науч­ным сотруд­ни­ком худо­же­ствен­но­го отде­ла Рус­ско­го музея, где веду рабо­ту по опи­са­нию, систе­ма­ти­за­ции и изу­че­нию скульп­тур­ных собра­ний музея. Зани­ма­юсь в архи­ве Ака­де­мии худо­жеств по исто­рии рус­ской скульп­ту­ры и под­го­тов­ляю к печа­ти био­гра­фию Шуби­на. Сдал в печать моно­гра­фию о Родене. Про­чел в музее лек­цию о Шубине. Веду в музее теку­щую рестав­ра­ци­он­ную по скульп­ту­ре рабо­ту». К сожа­ле­нию, не уда­лось най­ти ни в руко­пис­ном, ни в печат­ном виде упо­мя­ну­тую кни­гу о Родене; меж­ду тем она мог­ла бы быть весь­ма любо­пыт­ной, учи­ты­вая годы, про­ве­ден­ные Ухтом­ским в Пари­же, а так­же явное вли­я­ние на его твор­че­ство искус­ства фран­цуз­ско­го масте­ра, о чем еще будет ска­за­но. Напи­сан­ная Ухтом­ским обшир­ная ста­тья «Федот Ива­но­вич Шубин», в зна­чи­тель­ной мере осно­ван­ная на архив­ных доку­мен­тах, была напе­ча­та­на в 1928 году в пер­вом томе издан­ных Рус­ским музе­ем «Мате­ри­а­лов по рус­ско­му искусству».

Судя по адрес­ным кни­гам и све­де­ни­ям выста­воч­ных ката­ло­гов, Ухтом­ские про­жи­ва­ли сна­ча­ла по адре­су Нико­ла­ев­ская ул. (ныне ул. Мара­та), д. 70, затем — Кироч­ная ул., д. 9 и Пре­об­ра­жен­ская ул. (ныне ул. Ради­ще­ва), д. 21. В доку­мен­тах 1920 года появи­лись адре­са «Мой­ка, 21», потом — «Мой­ка, 59». По послед­не­му адре­су нахо­дил­ся быв­ший дом Ели­се­е­вых, вошед­ший в исто­рию худо­же­ствен­ной жиз­ни Пет­ро­гра­да как зна­ме­ни­тый Дом искусств, создан­ный в кон­це 1919 г. по ини­ци­а­ти­ве М. Горь­ко­го при под­держ­ке Комис­са­ри­а­та народ­но­го про­све­ще­ния. «Пер­во­на­чаль­но пла­ни­ро­ва­лось при­дать ему ста­тус фили­а­ла Мос­ков­ско­го Двор­ца искусств, но прак­ти­че­ски уда­лось орга­ни­зо­вать само­сто­я­тель­ный твор­че­ский союз и лите­ра­тур­но-худо­же­ствен­ный клуб, при кото­ром име­лось обще­жи­тие для писа­те­лей и худож­ни­ков». Имен­но в обще­жи­тии Дома искусств и жили Ухтом­ские, без­услов­но, участ­вуя во мно­гих меро­при­я­ти­ях, соби­рав­ших талант­ли­вых лите­ра­то­ров, поэтов, худож­ни­ков. В опуб­ли­ко­ван­ных вос­по­ми­на­ни­ях неко­то­рых из них мель­ка­ет фами­лия Ухтом­ско­го. В днев­ни­ке К. А. Сомо­ва име­ет­ся запись от 9 мая 1920 года, каса­ю­ща­я­ся выстав­ки, орга­ни­зо­ван­ной Домом искусств в поме­ще­нии Обще­ства поощ­ре­ния худо­жеств: «Выстав­ка при­лич­ная. Очень хоро­ши брон­зо­вые голо­вы Ухтомского».

Обра­ща­ясь к кон­крет­ным про­из­ве­де­ни­ям скуль­пто­ра, нель­зя не отме­тить, что они были срав­ни­тель­но немно­го­чис­лен­ны­ми. В част­но­сти, в выста­воч­ных ката­ло­гах 1913-1918 годов уда­лось выявить толь­ко пять работ. Самой ран­ней был «Дема­гог», выстав­лен­ный в 1913 году на мос­ков­ской выстав­ке «Мир искус­ства». В опуб­ли­ко­ван­ной в 2014 году ста­тье об Ухтом­ском выска­за­но пред­по­ло­же­ние, что назван­ная рабо­та и есть тот самый «Порт­рет неиз­вест­но­го», кото­рый ныне хра­нит­ся в собра­нии Рус­ско­го музея. В поль­зу этой гипо­те­зы гово­ри­ла пере­клич­ка с антич­ным бюста­ми и ста­ту­я­ми ора­то­ров, поэтов, фило­со­фов, явно ощу­ти­мая в брон­зо­вой «голо­ве» с кур­ча­вы­ми воло­са­ми и боро­дой. Меж­ду тем ста­рую фото­гра­фию с под­пи­сью «Кн. С. А. Ухтом­ский. Дема­гог (брон­за)» неожи­дан­но уда­лось обна­ру­жить и неболь­шой кол­лек­ци­он­ной под­бор­ке в биб­лио­те­ке Ака­де­мии худо­жеств. Пуб­ли­куя здесь этот важ­ней­ший «доку­мент», необ­хо­ди­мо отме­тить бес­спор­ную твор­че­скую уда­чу скуль­пто­ра, сумев­ше­го сде­лать про­из­ве­де­ние, харак­тер­ное для нова­тор­ских иска­ний нача­ла XX века, уди­ви­тель­но цель­ное в сво­ем пла­сти­че­ском и образ­ном решении.

В ката­ло­ге выстав­ки «Мир искус­ства» 1915 года были ука­за­ны еще две рабо­ты: «Вос­по­ми­на­ние. Этюд (камень)» и «М.Н. Сто­ю­ни­на (мра­мор, соб. семьи Лос­ских)». Место­на­хож­де­ние пер­вой неиз­вест­но, зато вто­рая, как мы зна­ем, сохра­ни­лась, при­чем исто­рия ее быто­ва­ния про­сле­жи­ва­ет­ся без каких-либо лакун. Изна­чаль­ное пре­бы­ва­ние бюста в семье Лос­ских вполне объ­яс­ни­мо. Выда­ю­щий­ся фило­соф рус­ско­го зару­бе­жья Нико­лай Онуф­ри­е­вич Лос­ский был женат на доче­ри М.Н. Сто­ю­ни­ной — Люд­ми­ле Вла­ди­ми­ровне. После отъ­ез­да из Рос­сии в нояб­ре 1922 года Мария Нико­ла­ев­на жила с семьей Лос­ских в Гер­ма­нии, затем в Пра­ге, где умер­ла в 1940-м в воз­расте 93 лет и была похо­ро­не­на на Оль­шан­ском клад­би­ще. Один из ее вну­ков, Борис Нико­ла­е­вич Лос­ский, фран­цуз­ский искус­ство­вед и исто­рик архи­тек­ту­ры, оста­вил авто­био­гра­фи­че­ские запис­ки, где в гла­ве «Четыр­на­дца­тый год» напи­сал: «Вспо­ми­на­ет­ся, как в кон­це зимы по вос­крес­ным утрам бабуш­ка, сидя в крес­ле на круг­лом поди­у­ме, постав­лен­ном в «клас­се язы­ков», пози­ро­ва­ла рабо­тав­ше­му над ее бюстом кня­зю Сер­гею Алек­сан­дро­ви­чу Ухтом­ско­му, талант­ли­во­му скуль­пто­ру, кото­ро­го жда­ла в авгу­сте 21-го года гибель вме­сте с Гуми­ле­вым. Зада­ча для него была труд­ной, ибо надо было запе­чат­леть одно из шести насчи­тан­ных им выра­же­ний, меняв­ших бабуш­ки­но нерв­ное лицо. Что­бы уми­ро­тво­рить его, нам было как бы вме­не­но в обя­зан­ность вести перед нею наши дет­ские игры, а Мазя­ся взя­лась читать в слух выхо­див­ше­го тогда том за томом, увле­кав­ше­го бабуш­ку Жан Кри­сто­фа Ромен Рол­ла­на». Любо­пыт­но и при­ме­ча­ние к это­му отрыв­ку, где Б. Н. Лос­ский пишет, что испол­нен­ный С.А. Ухтом­ским «мра­мор­ный бюст бабуш­ки сто­ял с 1915-го у нас в «малень­кой сто­ло­вой». После же наше­го изгна­ния, году в 24-м, был взят в «Музей­ный фонд» и отту­да в какой-то момент посту­пил (един­ствен­но в каче­стве про­из­ве­де­ния искус­ства, без дру­гих осно­ва­ний) в Нов­го­род­ский исто­ри­че­ский и худо­же­ствен­ный музей. Уви­дев его там в нача­ле семи­де­ся­тых годов, я не удер­жал­ся от радост­но­го вос­кли­ца­ния: “бабуш­ка!” на что сидев­шая рядом сто­ро­жи­ха огрыз­ну­лась: “Какая это вам бабуш­ка, это Сто­ю­ни­на”. Когда же мне уда­лось убе­дить ее, что одно дру­го­му не меша­ет, она рас­ска­за­ла, что бюст уже не раз при­вле­кал к себе вни­ма­ние при­ез­жих из дру­гих горо­дов быв­ших уче­ниц нашей гим­на­зии, а для дру­гих посе­ти­те­лей схо­дил за изоб­ра­же­ние Ека­те­ри­ны II» .

Сам Ухтом­ский в одном из вари­ан­тов авто­био­гра­фии писал: «В Рос­сии на выстав­ках Сою­за и Мира искус­ства были сле­ду­ю­щие мои про­из­ве­де­ния — Дема­гог, Поэт (брон­за), Сон (пей­заж) и два мра­мор­ных жен­ских бюста». Об одном из послед­них толь­ко что шла речь, вто­рым был порт­рет дру­гой извест­ной побор­ни­цы жен­ско­го обра­зо­ва­ния — Вар­ва­ры Пав­лов­ны Тар­нов­ской (1844-1913). Воз­мож­но, имен­но он фигу­ри­ру­ет в ката­ло­ге выстав­ки «Мир искус­ства» 1917 года под обо­зна­че­ни­ем «Порт­рет (мра­мор)». Оба бюста сти­ли­сти­че­ски очень близ­ки, выда­вая вли­я­ние неко­то­рых работ Родена.

Порт­рет В. П. Тар­нов­ской, как уже отме­ча­лось, был при­нят музе­ем в дар от В. Ф. Левин­со­на-Лес­син­га, выда­ю­ще­го­ся зна­то­ка исто­рии худо­же­ствен­ных кол­лек­ций Эрми­та­жа, кото­рый в сво­ем заяв­ле­нии, дати­ро­ван­ном 9 июля 1954 года, писал: «Про­шу при­нять в дар мра­мор­ный бюст С. А. Ухтом­ско­го, изоб­ра­жа­ю­щий Вар­ва­ру Пав­лов­ну Тар­нов­скую, одну из осно­ва­тель­ниц Выс­ших Жен­ских Кур­сов (Бес­ту­жев­ских), рабо­тав­шую сов­мест­но с Н.В. Ста­со­вой в обла­сти жен­ско­го обра­зо­ва­ния». Дари­тель умол­чал о про­ис­хож­де­нии скульп­ту­ры, меж­ду тем ока­за­лось, что В. П. Тар­нов­ская при­хо­ди­лась ему бабуш­кой, ибо ее дочь Вера Иппо­ли­тов­на вышла замуж за Ф. Ю. Левин­со­на-Лес­син­га, гео­ло­га и пет­ро­гра­фа, впо­след­ствии ака­де­ми­ка АН СССР. Инте­рес­но, что в 1919 году, когда на Ухтом­ско­го было воз­ло­же­но руко­вод­ство рабо­той в Спас­ском и Литей­ном рай­о­нах (вошед­ших в состав l-гo Город­ско­го рай­о­на) Пет­ро­гра­да, 26-лет­ний В. Ф. Левин­сон-Лес­синг был в чис­ле его подчиненных.

Упо­мя­ну­тая в авто­био­гра­фии скуль­пто­ра брон­зо­вая голо­ва «Поэт» экс­по­ни­ро­ва­лась на выстав­ке «Мир искус­ства» в 1916 году. Поз­во­лю себе пред­по­ло­жить, что это был доволь­но выра­зи­тель­ный по замыс­лу порт­рет Фёдо­ра Ива­но­ви­ча Тют­че­ва (1803-1873), кото­рый ныне хра­нит­ся в Лите­ра­тур­ном музее Пуш­кин­ско­го Дома. При попыт­ке уточ­нить про­ис­хож­де­ние скульп­ту­ры выяс­ни­лось, что, соглас­но све­де­ни­ям инвен­тар­ной кни­ги, она была при­сла­на в 1935 году из Волог­ды от Е. П. Кор­са­ко­вой. Это была вдо­ва скуль­пто­ра, кото­рую имен­но в том году высла­ли в Волог­ду вме­сте с сест­рой — М. П. Кор­са­ко­вой (1881-1955), впо­след­ствии вид­ным уче­ным, био­хи­ми­ком и бактериологом.

В петер­бург­ском фили­а­ле архи­ва Рос­сий­ской Ака­де­мии наук, сре­ди доку­мен­тов музея Инсти­ту­та рус­ской лите­ра­ту­ры уда­лось най­ти пись­мо, направ­лен­ное 23 апре­ля 1935 года в Волог­ду: «Инсти­тут рус­ской лите­ра­ту­ры согла­сен при­об­ре­сти пред­ло­жен­ный Вами бюст Ф. И. Тют­че­ва за 300 р. Для полу­че­ния денег необ­хо­ди­мо при­слать счет по адре­су: Ленин­град, Туч­ко­ва наб., 2. Инсти­тут рус­ской лите­ра­ту­ры (музей)».

В Руко­пис­ном отде­ле Пуш­кин­ско­го Дома хра­нят­ся пись­ма Е. П. Кор­са­ко­вой писа­тель­ни­це Е.П. Лет­ко­вой-Сул­та­но­вой. Из них, в част­но­сти, сле­ду­ет, что с осе­ни 1917 года супру­ги Ухтом­ские жили в деревне, в род­ных местах не толь­ко для скуль­пто­ра, но и для его супру­ги, кото­рая роди­лась в Весье­гон­ске. Из местеч­ка Зва­ны, где до рево­лю­ции нахо­ди­лась усадь­ба С. А. Ухтом­ско­го, было отправ­ле­но июнь­ское пись­мо 1918 года, в кото­ром осо­бен­но явствен­но чув­ству­ет­ся горечь душев­ных пере­жи­ва­ний: «Внут­рен­нее содер­жа­ние жиз­ни так обед­не­но, что про­сто удив­ля­ешь­ся, как можешь жить, когда столь­ко отня­то, что преж­де и состав­ля­ло суть жиз­ни. Думаю, что в нас теп­лит­ся надеж­да на то, что, хотя бы часть это­го «само­го доро­го­го» вер­нет­ся: если не преж­ние веро­ва­ния, если не преж­ние иде­а­лы, если не преж­няя любовь к людям и преж­нее досто­ин­ство рус­ско­го чело­ве­ка (это все уте­ря­но, я думаю, без­воз­врат­но), то хотя бы воз­мож­ность жить сре­ди близ­ких, рабо­тать осмыс­лен­но и рас­по­ря­жать­ся сво­ей жиз­нью по соб­ствен­но­му жела­нию, а не в зави­си­мо­сти от голо­да, холо­да, рас­строй­ства транс­пор­та, набе­гов крас­но­гвар­дей­цев, граж­дан­ской вой­ны и т.п.».

Неко­то­рые све­де­ния о том пери­о­де ста­ли извест­ны бла­го­да­ря содей­ствию мос­ков­ско­го архи­ви­ста Н. С. Зело­ва, кото­рый сна­ча­ла при­слал в Рус­ский музей запрос о про­из­ве­де­ни­ях Ухтом­ско­го, а затем свою замет­ку «Скуль­птор Ухтом­ский», опуб­ли­ко­ван­ную в 2011 году в газе­те «Весье­гон­ская жизнь». В ней, ссы­ла­ясь, в свою оче­редь, на ста­тью 1961 года «Пер­вый памят­ник Кар­лу Марк­су в совет­ской про­вин­ции», напи­сан­ную извест­ным пуб­ли­ци­стом и воен­ным дея­те­лем совет­ско­го вре­ме­ни А. И. Тодор­ским, он рас­ска­зал об утра­чен­ной рабо­те Ухтом­ско­го. По сло­вам авто­ра ста­тьи, скуль­птор ока­зал­ся в Весье­гон­ском крае, «гони­мый рево­лю­ци­ей и нуж­дой. Как и сле­до­ва­ло ожи­дать, ново­яв­лен­ный князь вско­ре же очу­тил­ся в весье­гон­ской тюрь­ме за скры­тие про­до­воль­ствен­ных запа­сов. Потом ста­ло извест­но, что сия­тель­ный узник явля­ет­ся вид­ным скуль­пто­ром. При­ни­мая во вни­ма­ние незлост­ный харак­тер его пове­де­ния в деревне, руко­во­ди­те­ли мест­ной Совет­ской вла­сти пред­ло­жи­ли в поряд­ке искуп­ле­ния соде­ян­но­го гре­ха изва­ять бюст Кар­ла Марк­са для откры­тия памят­ни­ка на глав­ной ули­це Весье­гон­ска. Быв­ший князь с готов­но­стью при­нял это гуман­ное пред­ло­же­ние и, надо отдать спра­вед­ли­вость, доб­ро­со­вест­но и мастер­ски выпол­нил его». В газе­те «Крас­ный Весье­гонск» за 1 янва­ря 1919 года уда­лось най­ти ран­нюю ста­тью А. И. Тодор­ско­го о памят­ни­ке К. Марк­су, где была поме­ще­на фото­гра­фия пер­во­на­чаль­но­го «вре­мен­но­го бюста», откры­то­го 8 нояб­ря 1918 года. Любо­пыт­ны так­же подроб­но­сти, каса­ю­щи­е­ся весье­гон­ской рабо­ты скуль­пто­ра: «После празд­нич­ных тор­жеств Уезд­ный Испол­ком решил иметь в горо­де бюст не вре­мен­ный, для чего сго­во­рил­ся со скуль­пто­ром т. Сер­ге­ем Ухтом­ским, отпу­стил необ­хо­ди­мые сум­мы и сей­час в Петер­бур­ге скуль­птор лепит гип­со­вый бюст Кар­лу Марк­су, кото­рый в неда­ле­ком буду­щем укра­сит одно из учре­жде­ний или школ горо­да». Кро­ме того, в этой ста­тье шла речь о скуль­пто­ре Е. Мах­лис, зани­мав­шей­ся новым памят­ни­ком «в древ­не­гре­че­ском сти­ле», с колон­ной, увен­чан­ной капи­те­лью и бюстом Кар­ла Маркса.

В 1920-1921 годах Ухтом­ский нахо­дил­ся в Пет­ро­гра­де и при­нял уча­стие в двух выстав­ках «Дома искусств». Ката­ло­гов тогда изда­но не было, сохра­ни­лись лишь замет­ки в газе­те «Жизнь искус­ства». В одной из них чита­ем: «Пре­вос­ход­ны каран­даш­ные, слег­ка под­цве­чен­ные, порт­ре­ты П. И. Нера­дов­ско­го (отме­тим отлич­ный порт­рет скуль­пто­ра С. А. Ухтом­ско­го). Хоте­лось бы толь­ко мень­шей “фото­гра­фич­но­сти”. Выра­зи­тель­на, пла­сти­че­ски эффект­на брон­зо­вая “Голо­ва” рабо­ты Ухтомского».
Из совре­мен­ни­ков, лич­но знав­ших скуль­пто­ра и оста­вив­ших отзы­вы о нем, отме­тим Н. Г. Пио­тров­ско­го. В неза­вер­шен­ной рабо­те «Рус­ский некро­поль», издан­ной в 1929 году в Вар­ша­ве, он упо­ми­на­ет С. А. Ухтом­ско­го как «талант­ли­во­го скуль­пто­ра, чело­ве­ка исклю­чи­тель­ных духов­ных даро­ва­ний». С ним он «часто делил петер­бург­ские досу­ги рево­лю­ци­он­ных годов, блуж­дая по клад­би­щам и всмат­ри­ва­ясь в род­ной быт, такой близ­кий и такой дале­кий». «Тщет­но мы иска­ли тогда, — заклю­ча­ет Пио­тров­ский, — отве­тов на наши тре­вож­ные вопросы».

Инте­рес­ны и вос­по­ми­на­ния исто­ри­ка антич­но­сти и архео­ло­га Т. С. Бар­тер, дру­га семьи Ухтом­ских. В сен­тяб­ре 1921 года она опуб­ли­ко­ва­ла в риж­ской газе­те «Сего­дня» неболь­шую ста­тью-некро­лог о рас­стре­лян­ном в Пет­ро­гра­де скуль­пто­ре: «Князь Сер­гей Алек­сан­дро­вич Ухтом­ский поль­зо­вал­ся исклю­чи­тель­ной попу­ляр­но­стью в лите­ра­тур­но-худо­же­ствен­ных кру­гах Пет­ро­гра­да. Послед­ние про­из­ве­де­ния его вызва­ли боль­шой инте­рес. Осо­бен­но удал­ся ему бюст Сомо­ва — и сам Сомов, такой ску­пой на похва­лы, был в вос­тор­ге (место­на­хож­де­ние этой рабо­ты неиз­вест­но. — Авт.). В 1918 году Сер­гей Алек­сан­дро­вич про­си­дел несколь­ко меся­цев в про­вин­ци­аль­ной тюрь­ме толь­ко за то, что имел несча­стье родить­ся кня­зем поме­щи­ком. Но он нико­гда не жало­вал­ся на судь­бу, и толь­ко когда 6 фев­ра­ля теку­ще­го года тяже­ло забо­ле­ла его жена — на нерв­ной поч­ве — он как-то сму­щен­но про­го­во­рил: “да, тяже­ло; ну что же, мы хоть пока что живы”. Я виде­ла его в послед­ний раз в кон­це июля — когда при­шла про­стить­ся с ним и его женой. Они зани­ма­ли ком­на­ту в “Доме искус­ства”, в двух шагах от “Горо­хо­вой”. Кня­ги­ня толь­ко что вер­ну­лась: два раза в неде­лю она носи­ла “пере­да­чу” Вла­ди­ми­ру Нико­ла­е­ви­чу Таган­це­ву. Она твер­до выска­за­ла свою уве­рен­ность, что ника­ко­го заго­во­ра не было. Того же мне­ния был и Сер­гей Алек­сан­дро­вич. Вос­пи­тан­ный в тра­ди­ци­ях пере­до­во­го твер­ско­го дво­рян­ства, близ­кий к Пет­рун­ке­ви­чам, Роди­че­вым и Кор­са­ко­вым (жена его рож­ден­ная Кор­са­ко­ва) — он был носи­те­лем их иде­а­лов, но был совер­шен­но непри­ем­лем на роли заго­вор­щи­ка. Рас­стре­лом Сер­гея Алекс. Ухтом­ско­го — «чека» толь­ко под­твер­ди­ла то, что мы все пред­по­ла­га­ли: ника­ко­го заго­во­ра не было. Неиз­вест­но, за что погиб один из самых оба­я­тель­ных людей России».

С. А. Ухтом­ский был аре­сто­ван в ночь на 26 июля 1921 года у себя на квар­ти­ре (наб. р. Мой­ки, 59) по делу о «Пет­ро­град­скоц Бое­вой Орга­ни­за­ции» (ПБО, «Таган­цев­ский заго­вор», «дело Таган­це­ва»). ПБО – мифич. контр­рев. орг-ция, яко­бы суще­ство­вав­шая в П. в нач. 1920-х гг. «Дело» о П. б. о. сфаб­ри­ко­ва­но Пет­роЧК. В июне 1921 по обви­не­нию в при­над­леж­но­сти к ПБО аре­сто­ва­но ок. 900 чел. В одно дело были искус­ствен­но объ­еди­не­ны чле­ны раз­роз­нен­ных анти­боль­ше­вист­ских круж­ков и групп, отд. кри­ти­че­ски настро­ен­ные к сов. вла­сти люди, пред­ста­ви­те­ли науч. и творч. интел­ли­ген­ции, рабо­чие, офи­це­ры, крон­штадт­ские моря­ки и др.

Рус­ский музей немед­лен­но всту­пил­ся за сво­е­го сотруд­ни­ка, посы­лая пись­ма с прось­ба­ми о содей­ствии «к ско­рей­ше­му рас­смот­ре­нию дела и ско­рей­ше­му осво­бож­де­нию С. А. Ухтом­ско­го» за под­пи­ся­ми дирек­то­ра и уче­но­го сек­ре­та­ря в Кол­ле­гию Про­фоб­ра, в Рабо­че-Кре­стьян­скую, инспек­цию при Губ­че­ка, в Пет­ро­град­ский отдел Все­рос­сий­ско­го сою­за работ­ни­ков искусств, в Комис­сию по улуч­ше­нию быта уче­ных. Всё это не возы­ме­ло дей­ствия. По заклю­че­нию, напи­сан­но­му 22 авгу­ста 1921 года осо­бо упол­но­мо­чен­ным ВЧК Я. С. Агра­но­вым, Ухтом­ский был обви­нен в при­част­но­сти к заго­во­ру «Пет­ро­град­ской бое­вой орга­ни­за­ции» про­тив Совет­ской вла­сти. При отсут­ствии каких-либо реаль­ных дока­за­тельств ему были постав­ле­ны в вину свя­зи с про­фес­со­ром В. Н. Таган­це­вым, по пред­ло­же­нию кото­ро­го «Ухтом­ский напи­сал и пере­дал ему для напе­ча­та­ния в загра­нич­ной белой прес­се ста­тью (доклад) о музей­ном деле в совет­ской Рес­пуб­ли­ке в пери­од Рево­лю­ции». Соб­ствен­но, эта ста­тья и была един­ствен­ным «обви­ни­тель­ным мате­ри­а­лом» про­тив Ухтом­ско­го. Сам Таган­цев на допро­се назвал ее «стро­го фак­ти­че­ской и объ­ек­тив­ной. В ней были неко­то­рые рез­кие фра­зы — крик набо­лев­шей души, но они были мало заметны».

В авг.-дек. 1921 по «делу ПБО» осуж­де­ны 230 чел. По пост. Пре­зи­ди­у­ма Пет­роЧК от 24.8.1921 в Кова­лев­ском лесу на терр. Ржев­ско­го арт. поли­го­на рас­стре­лян 61 чел. (дата рас­стре­ла неизв., днем памя­ти при­ня­то счи­тать 25 авг., спи­сок рас­стре­лян­ных опубл. в газ. «Пет­рогр. прав­да» 1 сент.); по пост. от 3.10.1921 там же рас­стре­ля­ны еще 34 чел., осталь­ные при­го­во­ре­ны к тюрем­но­му заклю­че­нию, при­ну­дит. рабо­там и ссыл­ке. Сре­ди рас­стре­лян­ных по «делу ПБО»: доцент В. Н. Таган­цев («рук. заго­во­ра» — отсю­да 2-е назв.), проф. Н. И. Лаза­рев­ский, Г. Г. Мак­си­мов и М. М. Тих­вин­ский, поэт Н. С. Гуми­лев, скульп. С. А. Ухтом­ский, гео­лог В. М. Коз­лов­ский и др. Место рас­стре­ла и захо­ро­не­ний в Кова­лев­ском лесу иден­ти­фи­ци­ро­ва­но В. В. Иофе в 1997, обна­ру­же­но поис­ко­вой груп­пой н.-и. цен­тра «Мемо­ри­ал» в 2001, пам. знак уста­нов­лен 25.8.2001. Вла­ди­мир Нико­ла­е­вич Таган­цев (1886 — 1921 годы), сын быв­ше­го сена­то­ра, про­фес­сор, иссле­до­ва­тель сапро­пе­ля, аре­сто­ван на руко­во­ди­мой им науч­ной стан­ции в горо­де Боло­гом, «гла­ва заго­во­ра». Таган­це­вы име­ли име­ние в селе Залу­чье Выш­не­во­лоц­ко­го уез­да. ПБО «состо­я­ла из несколь­ких групп: а) офи­цер­ской орга­ни­за­ции, б) груп­пы про­фес­со­ров, в) объ­еди­нен­ной орга­ни­за­ции крон­мо­ря­ков» общей чис­лен­но­стью более 200 заго­вор­щи­ков. Целью заго­во­ра была «рестав­ра­ция бур­­жу­аз­­но-поме­­щи­­чьей вла­сти с гене­ра­­лом-дик­та­то­ром во гла­ве», «глав­ная квар­ти­ра орга­ни­за­ции нахо­ди­лась в Пари­же». Город «был раз­бит на рай­о­ны… одно­вре­мен­но с актив­ным выступ­ле­ни­ем в Пет­ро­гра­де долж­ны были про­изой­ти вос­ста­ния в Рыбин­ске, Боло­гом, Стан­ции Рус­се и на стан­ции Дно с целью отре­зать Пет­ро­град от Моск­вы». Все это дву­мя сот­ня­ми чело­век, о чем сооб­ща­ла «Пет­ро­град­ская прав­да» от 1 сентября.

В июле исто­рик Т.С. Вар­шер посе­ти­ла семью кня­зей Ухтом­ских: «Они зани­ма­ли ком­на­ту в Доме искусств, в двух шагах от Горо­хо­вой. Кня­ги­ня толь­ко что вер­ну­лась: два раза в неде­лю она носи­ла пере­да­чу Вла­ди­ми­ру Нико­ла­е­ви­чу Таган­це­ву. Она твер­до выска­за­ла свою уве­рен­ность, что ника­ко­го заго­во­ра не было. Того же мне­ния был и Сер­гей Алек­сан­дро­вич. Вос­пи­тан­ный в тра­ди­ци­ях пере­до­во­го твер­ско­го дво­рян­ства… он был носи­те­лем иде­а­лов, но был совер­шен­но непри­ем­лем в роли заго­вор­щи­ка». Сотруд­ни­ку Рус­ско­го музея Сер­гею Алек­сан­дро­ви­чу Ухтом­ско­му (1886-1921) при­ду­ма­ли обви­не­ние в том, что он достав­лял орга­ни­за­ции све­де­ния о музей­ном деле для пере­да­чи загра­ни­цу и напи­сал доклад для напе­ча­та­ния в белой прес­се.25

В хра­ня­щем­ся в Цен­траль­ном архи­ве ФСБ (Москва) и состо­я­щем из 382 томов деле «Пет­ро­град­ской бое­вой орга­ни­за­ции» есть том (№ 121) о 35-лет­нем дво­ря­нине, быв­шем кня­зе Сер­гее Алек­сан­дро­ви­че Ухтом­ском. В нем име­ют­ся ордер на обыск и арест, выше­упо­мя­ну­тые пись­ма в защи­ту «пред­се­да­те­ля Мест­ко­ма Рабо­чих и слу­жа­щих Рус­ско­го музея» С. А. Ухтом­ско­го, кото­рый «осо­бен­но интен­сив­но рабо­тал по сроч­ной под­го­тов­ке выстав­ки скульп­ту­ры, а так­же вел ряд неот­лож­ных, теку­щих работ по устрой­ству и науч­ной инвен­та­ри­за­ции» Худо­же­ствен­но­го отде­ла. Име­ют­ся про­то­ко­лы допро­сов и обви­ни­тель­ное заклю­че­ние с пред­ло­же­ни­ем «к гр. Ухтом­ско­му, как к вра­гу наро­да и Р. Крест. Рево­лю­ции, при­ме­нить выс­шую меру нака­за­ния», а так­же доку­мент о том, что «Ухтом­ский Сер­гей Алек­сан­дро­вич под­па­да­ет под дей­ствие ст. 1 Ука­за Пре­зи­ден­та СССР от 13.08.90 г. “О вос­ста­нов­ле­нии прав всех жертв поли­ти­че­ских репрес­сий 20-50-х годов”».

∞ ЕВГЕ­НИЯ ПАВ­ЛОВ­НА КОР­СА­КО­ВА (* 1876, † 1941), пере­вод­чик, редак­тор, сотруд­ник под­от­де­ла III Пет­ро­град­ско­го уни­вер­си­те­та (1918 — 1919 гг.). Пере­ве­ла 12 книг для изда­тельств «Все­мир­ная лите­ра­ту­ра» и «Аквилон».Родилась в 1876 (отец, Кор­са­ков Павел, дво­ря­нин, дей­стви­тель­ный стат­ский совет­ник). Полу­чи­ла выс­шее обра­зо­ва­ние, рабо­та­ла пере­вод­чи­ком. Вышла замуж за архи­тек­то­ра Сер­гея Алек­сан­дро­ви­ча Ухтом­ско­го, с 1926 — вдо­ва. В мар­те 1935 — высла­на с сест­рой в Волог­ду на 5 лет. В 1941 — скон­ча­лась.26

Ист.: Еле­на Кар­по­ва. Князь С. А. Ухтом­ский — скуль­птор и искус­ство­вед. // Скульп­ту­ра Рос­сии. Неиз­вест­ное насле­дие. СПб, 2015.

262а.234. Нико­лай Сергеевич
1915 — Под­по­ру­чи­кРа­нен­Да­та собы­тия: 11 авг.1915остался в строюКонтужен
Дата собы­тия: 18 авг.19
262б.234. Павел Сер­ге­е­вич (13.06.1887,Ораниенбаум—1938,Петропавловск)
Родил­ся в 1886 в Ора­ниен­ба­у­ме (сын Ухтом­ско­го Пав­ла Нико­ла­е­ви­ча). Полу­чил сред­нее обра­зо­ва­ние. Пра­пор­щик лейб-гв. Измай­лов­ско­го пол­ка. Остал­ся в СССР, бух­гал­тер ВЭО в Ленин­гра­де. Репрес­си­ро­ван в 1931 по делу <Вес­на> (<измай­ло­вец>). В мар­те 1935 — выслан с женой, Ухтом­ской Вален­ти­ной Пет­ров­ной, пре­по­да­ва­тель­ни­цей ино­стран­ных язы­ков, и сыном из Ленин­гра­да в Атба­сар Кара­ган­дин­ской обла­сти. В октяб­ре 1936 — пере­ве­ден в Рыбинск, затем про­сил хода­тай­ства ПКК о пере­во­де в Аст­ра­хань или Куй­бы­шев. Отправ­лен в село Журавлев­ка Кали­нин­ско­го рай­о­на Севе­ро-Казах­стан­ской обла­сти. 18 мар­та 1938 — аре­сто­ван, 17 октяб­ря при­го­во­рен к ВМН и расстрелян.
Реаб. 1957.12.23 Воен­ная про­ку­ра­ту­ра ТуркВО., осно­ва­ние: за отсут­стви­ем соста­ва пре­ступ­ле­ния [Вол­ков С.В. Офи­це­ры Росс.гв. М.,2002] ГАРФ. Ф. Р-8409. Оп. 1. Д. 1615. С. 166-72, 174-75.
Жерт­вы поли­ти­че­ско­го тер­ро­ра в СССР. Компакт-диск.
~ Вален­ти­на Петровна
Алек­сандр Сер­ге­е­вич 1887, Санкт-Петер­бург — 4 февр. 1950, Лос-Анджелес(1887—1949.02.04)
Князь, участ­ник Бело­го дви­же­ния, рот­мистр. Окон­чил Алек­сан­дров­ский Импе­ра­тор­ский лицей и Нико­ла­ев­ское кава­ле­рий­ское учи­ли­ще. Ротмистр.Участник Пер­вой миро­вой вой­ны и Бело­го дви­же­ния в рядах кава­ле­рии. Был тяже­ло ранен и кон­ту­жен, имел несколь­ко орде­нов за храб­рость. В США с 1918, слу­жил в армии США. По окон­ча­нию вой­ны мно­го лет рабо­тал в поч­то­вом ведомстве.
Лите­ра­ту­ра­Бе­киш Ф. Рот­мистр князь А.С. Ухтом­ский // Часо­вой (Брюс­сель). 1950. Май. № 297. С. 22;
Вол­ков С.В. Офи­це­ры армей­ской кава­ле­рии. [Офи­це­ры армей­ской кава­ле­рии: опыт мар­ти­ро­ло­га. М., 2004] С. 539-540.

262в.234. Ека­те­ри­на Сер­ге­ев­на (1887-)

Запись о рож­де­нии: 5 ФЭ капи­тан 2 ран­га князь Сер­гей Пет­ро­вич УХТОМ­СКИЙ 3-й и закон­ная жена его Ека­те­ри­на Пав­лов­на, оба пра­во­слав­но­го испо­ве­да­ния. Дочь: Ека­те­ри­на, род. 27.01.1886, кре­ще­на 05.02.1886г. Вос­при­ем­ни­ки: стат­ский совет­ник Павел Вла­ди­ми­ро­вич Симан­ский и деви­ца княж­на Вар­ва­ра Пет­ров­на Ухтом­ская, а вме­сто нее при купе­ли нахо­ди­лась 7-го флот­ско­го эки­па­жа капи­та­на 2 ран­га Пав­ла Пет­ро­ви­ча Ухтом­ско­го 4-го, жена Нон­на Кон­стан­ти­нов­на. 27.

М., (с1909 г.) Экен­берг Андрей Алек­се­е­вич (род 24.11.1880- прав, на 1904 холост, летй-т 33 фл эк в служ­бе 1897 мич­ман 06.05.1900 загр плав- тр Псе­зу­а­пе-1901 нагр. иностр. Болг «За воен засл 4 ст»-1901

263.235. Пётр Пав­ло­вич (1884—1929)
Князь Ухтом­ский Петр Пав­ло­вич, родил­ся в 1884 году, закон­чил Импе­ра­тор­ский Алек­сан­дров­ский лицей в 1905 году, 61 выпуск. на 1 янва­ря 1909г. — 148-й пехот­ный Кас­пий­ский полк, под­по­ру­чик. Офи­цер с 1907- Капи­тан (пол­ков­ник) лейб-гв. Измай­лов­ско­го пол­ка. В 1925 году осуж­ден по делу Лице­и­стов в Ленин­гра­де, при­го­во­рен к выс­шей мере нака­за­ния (ВМН). [Вол­ков С.В. Офи­це­ры Росс.гв. М.,2002] ххх.235.Ольга Пав­лов­на (12.12.1903-,1937)
Роди­лась в 1903. Отец Павел Пет­ро­вич Ухтом­ский, мать Оль­га Нико­ла­ев­на Чича­го­ва. Ее дедуш­ка Нико­лай Михай­ло­вич Чича­гов и ее бабуш­ка. Алек­сандра Гри­го­рьев­на Дру­жи­ни­на. Оль­га Пав­лов­на Чер­мо­е­ва, урож­ден­ная княж­на Ухтом­ская, — вну­ча­тая пле­мян­ни­ца Вла­ды­ки Сера­фи­ма, дочь контр-адми­ра­лам. В 1932г. Ната­лия Чича­го­ва вме­сте с Оль­гой Пав­лов­ной Чер­мо­е­вой (урож­ден­ной княж­ной Ухтом­ской ) ока­за­ли помощь в орга­ни­за­ции побе­га из Актю­бин­ской ссыл­ки быв­шей игу­ме­нии Риж­ско­го мона­сты­ря Ната­льи Бори­сов­ны Манс­уро­вой. Игу­ме­ния ста­ла жить в Ленин­гра­де по под­лож­ным доку­мен­там, сде­лан­ным Ната­ли­ей Чича­го­вой. Ната­лия Чича­го­ва содер­жа­ла Ната­лью Бори­сов­ну Манс­уро­ву на свои сред­ства. Во всех делах Ната­лии Чича­го­вой помо­га­ла ее пле­мян­ни­ца Чер­мо­е­ва-Ухтом­ская Оль­га (урожд. кня­ги­ня Ухтом­ская). Рабо­та­ла в Москве зав. лич­ным сто­лом в 4-ой авто­ба­зе. Про­жи­ва­ла в Москве, адрес Зна­мен­ская, 34-11. Аре­сто­ва­на 23.12.1933. Осуж­де­на трой­кой при ПП ОГПУ по Ленин­град­ско­му Воен­но­му окру­гу 25/02/1934. Обви­не­ние «мате­ри­аль­ная помощь, орга­ни­за­ция помо­щи заклю­чен­ным, устрой­ство побе­га из ссыл­ки игу­ме­нии Манс­уро­вой Ната­лии Бори­сов­ны» . Ста­тья ст.58-10,58-11 УК РСФСР При­го­вор 3 года высыл­ки в Север­ный край. Груп­по­вое дело «дело о контр­ре­во­лю­ци­он­ной орга­ни­за­ции «Пра­во­слав­ный центр, 1934г.» При­зна­ла себя винов­ной. Нахо­ди­лась в Ленин­гра­де в ДПЗ с 23.12.1933 по 25.02.1934. Даль­ней­шая судь­ба неиз­вест­на. [Ленин­град­ский мар­ти­ро­лог. Из мате­ри­а­лов к IV тому.] ~ Чермоев
ххх.235. Нина Пав­лов­на (25.12.1898 — )
дочь кня­зя Пав­ла Пет­ро­ви­ча Ухтом­ско­го. Роди­лась 25 декаб­ря 1898 года в г. Сим­бир­ске, учи­лась в гим­на­зии это­го города,затем в инсти­ту­те бла­го­род­ных девиц ( Смольный).В 1916 году при­ня­та на служ­бу в Гене­раль­ный штаб. В канун 1917 года, опа­са­ясь пре­сле­до­ва­ний, меня­ет доку­мен­ты на фами­лию Сер­ге­е­ва ( в новых доку­мен­тах ука­за­на дата рож­де­ния 1904 г )По новой био­гра­фии ста­но­вит­ся доче­рью маши­ни­ста Сер­ге­е­ва, кото­рый ее удо­че­рил. Впо­след­ствии выхо­дит замуж за офи­це­ра Евге­ния Каза­ко­ва, и сно­ва меня­ет фами­лию на Казакову.

От это­го бра­ка в 1925 году рож­да­ет­ся дочь — Ири­на Евге­ньев­на Казакова,И.Е. Каза­ко­ва выхо­дит замуж за Жигу­но­ва Гри­го­рия Федоровича,(1911 года рож­де­ния) и берет фами­лию мужа.25 декаб­ря 1947 года рож­да­ет­ся сын Жигу­нов Евге­ний Гри­го­рье­вич. ( худож­ник — униформолог.)Нина Пав­лов­на Ухтом­ская вто­рич­но выхо­дит замуж за вра­ча Вик­то­ра Лукья­но­ви­ча Сед­лец­ко­го и берет фами­лию мужа.От это­го бра­ка рож­да­ют­ся дети Вяче­слав и Валентин.

ххх.235. АГЛА­И­ДА ПАВ­ЛОВ­НА (24.09.1880-)

1903 апр., Санкт-Петер­бург, Цер­ковь Мор. кад. кор­пу­са, брак лейт. Осте­лец­кий Нико­лай Пав­ло­вич и Ухтом­ская княж­на Агла­и­да Пав­лов­на. Пору­чи­те­ли по жени­ху: лей­те­нант Миха­ил Эду­ар­до­вич Фукс и Нико­лай Гри­го­рье­вич Люби, по неве­сте: лейб-гвар­дии Пре­об­ра­жен­ско­го пол­ка пору­чик Борис Вла­ди­ми­ро­вич Шуль­гин и мич­ман Миха­ил Евге­нье­вич Заозер­ский. 28.

263а.236. Нико­лай Пав­ло­вич (Казань, 1881-1960.01.31,София)

Родил­ся о. Нико­лай в 1881 году в г. Каза­ни. Окон­чил Санкт-Петер­бург­ский поли­тех­ни­че­ский инсти­тут по спе­ци­аль­но­сти метал­лур­гия. в 1913 г. — кав­лер­гард. участ­во­вал в пер­вой миро­вой войне. Пору­чик, адъ­ютант Кор­ни­лов­ско­го пол­ка. В Доб­ро­воль­че­ской армии в сво­ем пол­ку. Участ­ник 1-го Кубан­ско­го (Ледя­но­го) похо­да. Во ВСЮР и Рус­ской Армии в Кор­ни­лов­ской диви­зии до эва­ку­а­ции Кры­ма. На 1920.12.18 в шта­бе Кор­ни­лов­ско­го пол­ка в Гал­ли­по­ли. Пору­чик. Осе­нью 1925 в соста­ве Кор­ни­лов­ско­го пол­ка в Бол­га­рии. Рот­мистр. В эми­гра­ции свя­щен­ник. После руко­по­ло­же­ния вла­ды­кой Сера­фи­мом в сан свя­щен­ни­ка Всю свою пас­тыр­скую жизнь о. Нико­лай посвя­тил инва­ли­дам и больным.В 1929 г. руко­по­ло­жен архи­епи­ско­пом Сера­фи­мом (Собо­ле­вым) в иерея в хра­ме Св. Нико­лая в Софии. назна­чен насто­я­те­лем рус­ско­го хра­ма-памят­ни­ка на Шип­ке. В 1936 году чле­ном епи­скоп­ско­го сове­та стал про­то­и­е­рей Нико­лай Пав­ло­вич Ухтом­ский. , С 1937 г. – про­то­и­е­рей. В тече­ние 25 лет состо­ял насто­я­те­лем рус­ской инва­лид­ной церк­ви во имя св. вели­ко­му­че­ни­ка Пан­те­лей­мо­на в г. София (?) (Бол­га­рия). В 1945 г. пере­шёл в юрис­дик­цию Мос­ков­ской пат­ри­ар­хии. В 1952 г. гла­ва при­хо­да и насто­я­тель хра­ма св. вмч. Пан­те­ле­и­мо­на в с. Кня­же­во. При­хо­жане запом­ни­ли его энер­гич­ным, жиз­не­ра­дост­ным, креп­ко сло­жен­ным, с густой куд­ря­вой боро­дой. Неза­дол­го до смер­ти он отпразд­но­вал 30 лет слу­же­ния в свя­щен­ни­че­ском сане. Скон­чал­ся 31 янва­ря 1960 года в г. София (Бол­га­рия). Похо­ро­нен на рус­ском инва­лид­ном клад­би­ще в Софии (?).

Литература:Протоиерей Нико­лай Ухтом­ский: (Некро­лог) // ЖМП. 1960. № 4. [Вол­ков С.В. Офи­це­ры арм.кав. М.,2002] ~ Мария Алек­се­ев­на Нейдгарт, дочь Алек­сея Бори­со­ви­ча Нейдгар­та, пле­мян­ни­ца П. А. Сто­лы­пи­на, оста­лось в СССР, место­жи­тель­ство неизвестно.
Гер­ман Пав­ло­вич (1886-1920)
Родил­ся 1886 в Верх­не­услон­ском уез­де. Князь. В 1917 — слу­жил кол­леж­ским сек­ре­та­рем в кан­це­ля­рии мини­стра ино­стран­ных дел в Пет­ро­гра­де. 13 нояб­ря 1917 года за отказ от под­чи­не­ния Сове­ту Народ­ных Комис­са­ров уволь­ня­ют­ся от долж­но­сти без пра­ва на пен­сию чинов­ни­ки мини­стер­ства:…. Гер­ман Пав­ло­вич …[Л. Троц­кий. При­каз по мини­стер­ству ино­стран­ных дел]. В 1918 — вое­вал пра­пор­щи­ком в армии Кол­ча­ка. 19 янва­ря 1920 — аре­сто­ван в Каза­ни. При­го­во­рен: ОО ВЧК 30 апре­ля 1920 г., обв.: («быв­ший дво­ря­нин и князь, мл. офи­цер армии Кол­ча­ка»)., при­го­во­рен к ВМН и расстрелян.
Алфа­вит­ный ука­за­тель жите­лей Пет­ро­гра­да на 1917 год… Компакт-диск.
Жерт­вы поли­ти­че­ско­го тер­ро­ра в СССР. Компакт-диск.
Вяче­слав Пав­ло­вич (1888—,1918)
русск., юрист-эко­но­мист по тру­ду в Промсоюзе,житель: г.Н. Нов­го­ро­да. Осужд. Осо­бое сове­ща­ние. Обв. 58-10 При­го­вор: лишен пра­ва проживания
в 12 п. на з Нах. под аре­стом 5 мес [Кни­га памя­ти Ниже­го­род­ской обл.] Геор­гий Пав­ло­вич (1890—,1938)
Род. в 1890 в г. Казань. Обра­зо­ва­ние сред­нее. Офи­цер армии Кол­ча­ка. Аре­сто­ван 12.03.1920. Обви­не­ние в кара­тель­ных дей­стви­ях. Осуж­ден 13.03.1920 ОО ВЧК 5-й армии к заклю­че­нию в конц­ла­герь до окон­ча­ния Граж­дан­ской вой­ны. Реа­би­ли­ти­ро­ван 31.05.1997 про­ку­ра­ту­рой КК (П-22613).
нор­ми­ров­щик дет. коло­ния, житель: г.Бузулук.
Осужд. 1938.02.15 трой­ка при УНКВД по Оренб. обл.. Реаб. сен­тябрь 1989 [Кни­га памяти
Орен­бург­ской обл.] Аля Павловна
Нина Павловна
Ека­те­ри­на Павловна
Анна Валерьяновна
в 1894 году когда она выхо­ди­ла замуж за кня­зя Алек­сандра Нико­ла­е­ви­ча Ухтомскаго
264.238. Иоиль Вале­рья­но­вич (02.06.1887-17.06.1980),
Общее обра­зо­ва­ние полу­чил в Импе­ра­тор­ском учи­ли­ще Пра­во­ве­де­ния (1908). В 1908 отбыл воин­скую повин­ность в 1-м гусар­ском Сум­ском Его Вели­че­ства Коро­ля Дании Фре­де­ри­ка VIII пол­ку 1-й кава­ле­рий­ской диви­зии. Чинов­ник осо­бых пору­че­ний 7 кл. Мини­стер­ства зем­ле­де­лия, зани­мал­ся реа­ли­за­ци­ей сто­лы­пин­ской аграр­ной рефор­мы. Кол­леж­ский асес­сор, Во вре­мя Пер­вой миро­вой вой­ны — кор­нет 2-го Лейб-дра­гун­ско­го Псков­ско­го Ея Вели­че­ства Импе­ра­три­цы Марии Фёдо­ров­ны пол­ка 2-й кава­ле­рий­ской диви­зии. Затем отко­ман­ди­ро­ван в штаб Запад­но­го фрон­та. Зани­мая обер-офи­цер­ские долж­но­сти, оста­вал­ся на фрон­те до нача­ла 1918. Затем в эми­гра­ции в Хар­бине. До 1921 слу­жил в управ­ле­нии КВЖД (Китай­ско-Восточ­ная желез­ная доро­га). С 1921 в Шан­хае, слу­жил во фран­цуз­ском муни­ци­па­ли­те­те и Гене­раль­ном кон­суль­стве (до 1947). В 1930-е годы ему пред­ла­га­ли при­нять фран­цуз­ское граж­дан­ство, обе­щая дипло­ма­ти­че­скую карье­ру, но князь И. В. Ухтом­ский отка­зал­ся от пред­ло­же­ния, ссы­ла­ясь на при­ся­гу, дан­ную Рос­сии. В 1949 г. чета кня­зей Ухтом­ских пере­се­ли­лась во Фран­цию, а потом — в США, в Сан-Фран­цис­ко, где князь рабо­тал в бан­ке. В 1951 в Сан-Фран­цис­ко всту­пил в Обще­ство рус­ских вете­ра­нов Вели­кой вой­ны. Похо­ро­нен на Серб­ском клад­би­ще в Сан-Франциско.
АОРВВВ [Архив Обще­ства рус­ских вете­ра­нов Вели­кой вой­ны в Сан-Фран­цис­ко]. Кор­нет Иоиль Вале­ри­а­но­вич, князь Ухтом­ский // 1980. Аль­бом IV;
Вол­ков С.В. Офи­це­ры армей­ской кава­ле­рии. [Офи­це­ры армей­ской кава­ле­рии: опыт мар­ти­ро­ло­га. М., 2004] С. 540.
~ 1) Софья Бернар
~ 2) вдо­ве гене­ра­ла Зай­це­ва, Алек­сан­дре Семё­новне (ум. в 1980). . Детей у него не было.
ххх.238. Миха­ил Вале­ри­а­но­вич (4.07.1888, Москва — 6/7.03.1941, Ницца)
Алек­сан­дров­ский лицей 1909. Кор­нет 2-го дра­гун­ско­го пол­ка. В эми­гра­ции во Фран­ции (Париж). [Вол­ков СВ. Офи­це­ры арм.кав.М.,2002]В 1917 – сотруд­ник Рус­ско­го бюро Меж­со­юз­ни­че­ской мис­сии П.А. Игна­тье­ва. С 1918 – участ­ник Бело­го дви­же­ния; с 1920 – в эми­гра­ции, в 1933–1939 гг. руко­во­ди­тель Рус­ско­го хора.
Титу­ляр­ный совет­ник. Окон­чил Импе­ра­тор­ский Алек­сан­дров­ский лицей. Слу­жил в Госу­дар­ствен­ной кан­це­ля­рии. Участ­ник миро­вой вой­ны в соста­ве Псков­ско­го дра­гун­ско­го пол­ка. В 1917 был назна­чен в Париж в рас­по­ря­же­ние П.А. Игна­тье­ва. В 1933 при­е­хал в Бер­лин. Был совет­ни­ком по рус­ским вопро­сам на кино­сту­дии. Орга­ни­зо­вал в Бер­лине Рус­ский хор, гастро­ли­ро­вал с ним в Евро­пе. В рас­по­ря­же­нии Началь­ни­ка Кан­це­ля­рии Рус­ско­го Воен­но­го Пред­ста­ви­те­ля в Эсто­нии с 10.10.1919. Офи­цер для пору­че­ний Лик­ви­да­ци­он­ной комиссии.
В эми­гра­ции в Гер­ма­нии, к 1.10.1921 член Обще­ства вза­и­мо­по­мо­щи офи­це­ров быв­ших Рос­сий­ских армии и фло­та, затем во Фран­ции (Париж).В мае 1937 высту­пил с хором в Пари­же в Теат­ре на Боль­ших буль­ва­рах. Остал­ся во Франции.пох. на клад. Кокад
265.242. Дий Эспе­ро­вич 1888-1918 (20.08.1886–ноябрь 1918),
сын кня­зя Эспе­ра Эспе­ро­ви­ча Ухтом­ско­го и Мат­ре­ны (Марии) Васи­льев­ны Васи­лье­вой. Дий Эспе­ро­вич родил­ся 20 авгу­ста 1886 г. в Петер­бур­ге, учил­ся сна­ча­ла дома, толь­ко сда­вая экза­ме­ны. Затем он посту­пил в VIII класс I Петер­бург­ской гим­на­зии, а по окон­ча­нии ее — в Алек­сан­дров­ский лицей, из кото­ро­го был выпу­щен в 1907 г. В дет­стве он мно­го путе­ше­ство­вал, был за гра­ни­цей на Запа­де, в Кры­му, совер­шил с роди­те­ля­ми, сопро­вож­дав­ши­ми наслед­ни­ка-цеса­ре­ви­ча, буду­ще­го импе­ра­то­ра Нико­лая I, кру­го­свет­ное путе­ше­ствие через Соеди­нен­ные Шта­ты и Кана­ду в Китай и обрат­но через Син­га­пур, Цей­лон в Еги­пет (1890–1891); в Китае и Егип­те в те годы он про­вел по несколь­ко меся­цев. Эти путе­ше­ствия и несо­мнен­ное наслед­ствен­ное вли­я­ние (он про­ис­хо­дил из мор­ской семьи адми­ра­лов Грей­гов) воз­бу­ди­ли в нем страсть к морю, он меч­тал стать моря­ком, но кру­ше­ние рос­сий­ско­го фло­та в япон­скую вой­ну раз­би­ло его надеж­ды. В 1908 окон­чил Алек­сан­дров­ский лицей. После его окон­ча­ния 24.05.1908 полу­чил чин титу­ляр­но­го совет­ни­ка, того же чис­ла зачис­лен в Госу­дар­ствен­ную Кан­це­ля­рию и «в виде исклю­че­ния» при­чис­лен к Рус­ско­му музею. Увле­че­ния отца, кня­зя Э.Э. Ухтом­ско­го, круп­но­го кол­лек­ци­о­не­ра-ори­ен­та­ли­ста, зна­ком­ство с круп­ней­ши­ми уче­ны­ми-восто­ко­ве­да­ми и этно­гра­фа­ми опре­де­ли­ли даль­ней­ший жиз­нен­ный путь моло­до­го кня­зя Д.Э. Ухтом­ско­го — после окон­ча­ния лицея под вли­я­ни­ем одно­го из них, Д.А. Кле­мен­ца, он с отцом добил­ся при­об­ще­ния к ЭО. Про­изо­шло это в 1908 г. Будучи при­чис­лен­ным к ЭО, Д.Э. Ухтом­ско­го не вошел, одна­ко, в его штат и не полу­чал жало­ва­нья. Все даль­ней­шие поезд­ки кня­зя Д.Э. Ухтом­ско­го на Даль­ний Восток и в Цен­траль­ную Азию во вре­мя его рабо­ты в ЭО про­из­во­ди­лись за счет семьи Ухтомских.Сразу после поступ­ле­ния на рабо­ту в ЭО заве­ду­ю­щий музе­ем Д.А. Кле­менц, исполь­зо­вав инте­рес Ухтом­ско­го к буд­диз­му и его под­го­тов­ку в этом отно­ше­нии сре­ди кол­лек­ций его отца, коман­ди­ро­вал его в Забай­ка­лье, в извест­ный центр забай­каль­ско­го буд­диз­ма Гуси­но-озер­ский дацан. Ему было пору­че­но вывез­ти отту­да в Петер­бург зака­зан­ное кня­зем Э.Э. Ухтом­ским для ЭО буд­дий­ским масте­рам скульп­тур­ное изоб­ра­же­ние рая Буд­ды, с чем он успеш­но спра­вил­ся. В 1-м томе издан­ных музе­ем «Мате­ри­а­лов по этно­гра­фии Рос­сии» (СПб., 1910) появи­лась неболь­шая ста­тья Д.Э. Ухтом­ско­го «Рай Сука­ва­ти», в кото­рой этот памят­ник был опуб­ли­ко­ван. В 1910 г. Д.Э. Ухтом­ский был коман­ди­ро­ван ЭО в пре­де­лы Китай­ской импе­рии, в Мон­го­лию. Во вре­мя сво­ей коман­ди­ров­ки он объ­е­хал север­ную и восточ­ную части Туше­ту­хан­ско­го и юго-восточ­ную часть Цэц­эн­ха­нов­ско­го айма­ков. В ходе этой поезд­ки им были собра­ны кол­лек­ции сре­ди мон­го­лов-хал­хас­цев, живу­щих в Урге тибет­цев (амдо­ва и пана­ка), а так­же по буд­дий­ско­му куль­ту. Опи­сы­вая обсто­я­тель­ства этой поезд­ки, он пишет това­ри­щу управ­ля­ю­ще­го Рус­ским музе­ем гра­фу Д.И. Тол­сто­му из экс­пе­ди­ции сле­ду­ю­щее: «…Уехал сюда, за Кэрул­эн, в пол­ном уны­нии и совсем неожи­дан­но наткнул­ся на мас­су инте­рес­но­го. Ста­рое укра­ше­ние, сереб­ро, мно­го легенд и целая кол­лек­ция по суе­ве­рию, пере­жит­ки шаман­ства. Про­вод­ни­ком ока­зал­ся лама — брат риз­ни­че­го ургин­ских мона­сты­рей, где мне на обрат­ном пути удаст­ся запо­лу­чить все что нуж­но. В Урге мне при­шлось несколь­ко откло­нить­ся от пря­мой зада­чи и, встре­тя посоль­ство Далай-ламы, подо­брать на два пол­ных мане­ке­на неболь­шую тибет­скую кол­лек­цию. Я на нее истра­тил лишь 130 руб­лей, но она сто­ит это­го». Собран­ные кня­зем Д.Э. Ухтом­ским в этой экс­пе­ди­ции кол­лек­ции демон­стри­ро­ва­лись на отчет­ной выстав­ке Этно­гра­фи­че­ско­го отде­ла за 1910 г. По мате­ри­а­лам экс­пе­ди­ции Д.Э. Ухтом­ским был сде­лан ряд докла­дов в раз­лич­ных науч­ных обще­ствах, в ходе кото­рых он демон­стри­ро­вал при­ве­зен­ные им этно­гра­фи­че­ские вещи, при­над­леж­но­сти лама­ист­ско­го куль­та: «посох со зве­ня­щи­ми коль­ца­ми, двой­ной бара­бан­чик, чашу для еды из чело­ве­че­ско­го чере­па, малень­кую поход­ную аптеч­ку, а так­же при­над­леж­но­сти кол­дов­ства: нож из свет­лой брон­зы, тру­бу из чело­ве­че­ской кости, чет­ки из чело­ве­че­ских череп­ных костей». Все эти вещи в даль­ней­шем посту­пи­ли в собра­ние ЭО.В 1912 г. Д.Э. Ухтом­ский доста­вил из Пеки­на в Петер­бург при­об­ре­тен­ную им у тогда уже быв­ше­го дирек­то­ра-рас­по­ря­ди­те­ля «Рус­ско­го акци­о­нер­но­го обще­ства руд­но­го дела Туше­ту­ха­но­св­ско­го и Цэц­эн­ха­нов­ско­го айма­ков Мон­го­лии» (Мон­го­лор) Вик­то­ра Юли­е­ви­ча фон Гро­та его извест­ную кол­лек­цию китай­ских и мон­голь­ских древ­но­стей и пред­ме­тов буд­дий­ско­го куль­та. Одним из основ­ных акци­о­не­ров это­го Обще­ства, зани­мав­ше­го­ся добы­чей золо­та, был и князь Э.Э. Ухтом­ский. Так что свя­зи фон Гро­та с семьей Ухтом­ских были самые тес­ные, что и объ­яс­ня­ло это пору­че­ние. Посе­тив­ший в 1893 г. Пекин Г.Н. Пота­нин отме­чал, что кол­лек­ция фон Гро­та отно­си­лась к чис­лу трех наи­бо­лее зна­чи­тель­ных, наря­ду с кол­лек­ци­я­ми Н.И. Гом­бо­е­ва и сек­ре­та­ря гер­ман­ско­го посоль­ства баро­на Штерн­бур­га, кото­рые там в это вре­мя были. По его сло­вам, кол­лек­ция фон Гро­та, в кото­рой было собра­но чуть менее 200 ста­ту­эток, отли­ча­лась собра­ни­ем изоб­ра­же­ний боги­ни Гуань-инь-пуса, сде­лан­ных из раз­ных мате­ри­а­лов (Г.Н. Пота­нин соста­вил их крат­кий спи­сок). Так­же в ней были ста­ту­эт­ки, изоб­ра­жав­шие Арья-Бало, Гару­ды, габа­лы (чаши из чело­ве­че­ских чере­пов), зер­ка­ла-толи и т.д.Часть кол­лек­ции фон Гро­та, при­об­ре­тен­ной в 1912 г. в Пекине Д.Э. Ухтом­ским, как это сле­ду­ет из пись­ма това­ри­ща управ­ля­ю­ще­го Рус­ским музе­ем гра­фа Д.И. Тол­сто­ва в тамо­жен­ные орга­ны (по пово­ду жела­тель­но­сти досмот­ра ее не на Кях­тин­ской таможне, а в Петер­бур­ге, в Рус­ском музее), долж­на была посту­пить в ЭО. Если это про­изо­шло, то иден­ти­фи­ци­ро­вать ее вви­ду неяс­но­сти в доку­мен­та­ции и гораз­до более позд­ней реги­стра­ции мно­гих буд­дий­ских кол­лек­ций, кото­ры­ми в 1920‑е гг. зани­ма­лись уже дру­гие люди, доволь­но труд­но. Тем более что в 1930-е гг. буд­дий­ские кол­лек­ции ЭО были пере­да­ны в раз­лич­ные музеи Ленин­гра­да (Эрми­таж, МАЭ, МИР).В 1913 г. Д.Э. Ухтом­ский так­же на соб­ствен­ные сред­ства совер­ша­ет в Севе­ро-Восточ­ную Мон­го­лию новую экс­пе­ди­цию, кото­рая носи­ла раз­ве­доч­ных харак­тер. Целью ее был сбор как этно­гра­фи­че­ских, так и архео­ло­ги­че­ских кол­лек­ций. В состав этой экс­пе­ди­ции вошли уче­ник Ф.К. Вол­ко­ва антро­по­лог А.З. Носов, а так­же П.А. Сме­лов. В ходе нее на мотор­ной лод­ке, кото­рая была достав­ле­на в Мон­го­лию из Петер­бур­га по желез­ной доро­ге, экс­пе­ди­ция вышла из Верх­не­удин­ска, по р. Селен­ге­до­шла до р. Орхо­на, при­то­ком кото­ро­го она явля­ет­ся, затем по Орхо­ну она про­шла еще при­мер­но 300 верст, а так­же еще 100 верст вверх по ее бере­гу. Во вре­мя поезд­ки был посе­щен буд­дий­ский мона­стырь Амур Бой­ску­лан­ту (хош Ерде­ни Вана), в кото­ром в это вре­мя про­во­ди­лась мисте­рия Цам, кото­рая была сфо­то­гра­фи­ро­ва­на чле­на­ми экс­пе­ди­ции. Попут­но была собра­на боль­шая кол­лек­ция нео­ли­ти­че­ских череп­ков и ору­дий, а так­же брон­зо­вые пред­ме­ты, най­ден­ные на пес­ча­ных выду­вах око­ло Кях­ты, Усть-Кях­ты и Усть-Киро­на. В мест­но­сти Инки­тель, око­ло р. Орхо­на, и Бичикт-хошу на р. Ибеш-гол экс­пе­ди­ци­ей были най­де­ны на ска­лах мно­го­чис­лен­ные рисун­ки живот­ных, кото­рые были сфо­то­гра­фи­ро­ва­ны и сня­ты на каль­ку П.А. Сме­ло­вым. Два образ­ца кам­ней с рисун­ка­ми были отко­ло­ты от ска­лы и достав­ле­ны в ЭО. В авгу­сте 1913 г. Д.Э. Ухтом­ский посе­тил г. Ургу и зани­мал­ся здесь сбо­ром этно­гра­фи­че­ских кол­лек­ций. Здесь им были собра­ны мате­ри­а­лы по шаман­ству, пол­ная обста­нов­ка мон­голь­ской юрты, при­над­леж­но­сти буд­дий­ско­го куль­та. Попут­но с уча­сти­ем А.З. Носо­ва были про­из­ве­де­ны антро­по­ло­ги­че­ские изме­ре­ния 150 мон­го­лов и собра­на боль­шая кол­лек­ция чере­пов, кото­рую Д.Э. Ухтом­ский пере­дал в Рус­ское антро­по­ло­ги­че­ское обще­ство при Пет­ро­град­ском уни­вер­си­те­те. Резуль­та­ты этой экс­пе­ди­ции в части антро­по­ло­гии были опуб­ли­ко­ва­ны А.З. Носо­вым в «Еже­год­ни­ке Рус­ско­го антро­по­ло­ги­че­ско­го обще­ства» (Т. V. Пг., 1915. С. 108–115), а архео­ло­ги­че­ские мате­ри­а­лы гораз­до позд­нее он же издал в пер­вом томе «Антро­по­ло­гiя реч­ник каби­не­ту» (Т. I. Кiïв, 1928; отд изд.: Носов А. Пет­ро­глi­фи з доли­ны р. Орхо­на (Мон­го­лия). Киев, 1928). В про­ме­жут­ках меж­ду поезд­ка­ми Д.Э. Ухтом­ский рабо­тал в музее частью над буд­дий­ски­ми кол­лек­ци­я­ми под руко­вод­ством ака­де­ми­ка С.Ф. Оль­ден­бур­га, частью над дру­ги­ми этно­гра­фи­че­ски­ми мате­ри­а­ла­ми. Кро­ме того, он слу­шал лек­ции на факуль­те­те Восточ­ных язы­ков, гото­вил к пуб­ли­ка­ции несколь­ко статей.В октяб­ре того же года посту­пил воль­но­слу­ша­те­лем в СПбУ. В 1909, 1912 и 1914 коман­ди­ро­вал­ся за гра­ни­цу для изу­че­ния этно­гра­фи­че­ских музеев. В апре­ле 1910 был направ­лен в экс­пе­ди­цию в Севе­ро-Восточ­ную Мон­го­лию «для соби­ра­ния этно­гра­фи­че­ских пред­ме­тов и изу­че­ния быта мест­но­го насе­ле­ния». В целом про­дол­жал дело сво­е­го отца, был иску­шен­ным анти­ква­ри­ем по части лама­ист­ских кол­лек­ций. В мае-июне 1912 Д.Э. был коман­ди­ро­ван в этно­гра­фи­че­скую экс­пе­ди­цию в Харь­ков­скую и Пол­тав­скую губер­нии, во вре­мя кото­рой был про­из­ве­ден в камер-юнке­ры (06.05.1912). В нояб­ре того же года он при­ни­ма­ет уча­стие в 14 Антро­по­ло­ги­че­ском кон­грес­се в Жене­ве. В даль­ней­шем ДЭ. про­дол­жал изу­че­ние музей­но­го дела и орга­ни­за­ции этно­гра­фи­че­ских выста­вок. С нача­лом вой­ны Д.Э. рабо­та­ет в Управ­ле­нии Обще­ства Крас­но­го Кре­ста в Пет­ро­гра­де. 15.05.1915 он был награж­ден орде­ном Св. Ста­ни­сла­ва III ст. В октяб­ре 1915 года он был при­чис­лен к Воен­но­му мини­стер­ству и при­нят дело­про­из­во­ди­те­лем Осо­бо­го Сове­ща­ния по обо­роне, кото­рое фак­ти­че­ски выпол­ня­ло роль глав­но­го коор­ди­ни­ру­ю­ще­го орга­на по снаб­же­нию и обес­пе­че­нию армий Рос­сии. 30.07.1916 Д.Э. был отчис­лен от Кан­це­ля­рии Воен­но­го мини­стер­ства и назна­чен началь­ни­ком 85 пере­до­во­го отря­да Крас­но­го кре­ста. В 1917 был награж­ден орде­ном Св. Анны III ст. «за тру­ды по обсуж­де­нию и объ­еди­не­нию меро­при­я­тий по обо­роне госу­дар­ства». В это вре­мя он уже рабо­тал при Шта­бе Вер­хов­но­го Глав­но­ко­ман­ду­ю­ще­го пере­вод­чи­ком и ана­ли­ти­ком «сек­рет­но­го раз­ве­ды­ва­тель­но­го мате­ри­а­ла». Его непо­сред­ствен­ным началь­ни­ком был помощ­ник началь­ни­ка Шта­ба гене­рал-от-инфан­те­рии В.Н. Клембовский.1917 — про­жи­вал по адре­су — Таври­че­ская, 37 (Весь Пет­ро­град на 1917 год). В 1918 на фрон­те он забо­лел тубер­ку­ле­зом и по болез­ни воз­вра­тил­ся в Моск­ву, где про­жи­ва­ло его семей­ство. В это вре­мя в горо­де насту­пил голод. Болезнь Д.Э. про­грес­си­ро­ва­ла и в июне 1918 он выехал для лече­ния за гра­ни­цу — во Фран­цию и Швей­ца­рию. Лече­ние не помог­ло и в нояб­ре 1918 Д.Э. умер.
Арх.: Вед. архив ГРМ, оп.10, №473; Пись­ма Д.Э. Ухтом­ско­го Э.Э. Ухтом­ско­му //РГИА, Ф.1072, оп.2, №486; Пись­ма Н.Д. Цер­те­ле­вой к Э.Э. Ухтом­ско­му //РГИА, Ф.1072, оп.1, №12.
~ (16.10.1911) княж­на Ната­лья Дмит­ри­ев­на Цер­те­ле­ва (1892-1942), дочь фило­со­фа и поэта, пред­во­ди­те­ля дво­рян­ства г. Спас­ска Там­бов­ской губ., кня­зя Дмит­рия Нико­ла­е­ви­ча Цер­те­ле­ва (1852-1911) и Ека­те­ри­ны Федо­ров­ны Вон­ляр­ской. Окон­чи­ла в годы вой­ны кур­сы сестёр мило­сер­дия и рабо­та­ла в гос­пи­та­ле. От Н. Д. Цер­те­ле­вой у него было двое сыно­вей и дочь: кнн. Дмит­рий (1912–1993) и Алек­сей Дие­ви­чи (1913–1954) и Мари­ан­на Диев­на (1917–1924) Ухтомские.
265а.251. Нико­лай Алек­сан­дро­вич (1895 Сим­бирск – 18 авгу­ста 1953)
князь, один из руко­во­ди­те­лей Белой эми­гра­ции в Ман­чжу­рии. Родил­ся 29 янва­ря (по Делу о служ­бе началь­ни­ка 4-го зем­ско­го участ­ка А.Н.Ухтомского (по Делу о дво­рян­стве— 2 (15) фев­ра­ля 1895 года в семье стат­ско­го совет­ни­ка, гла­вы Сим­бир­ской уезд­ной упра­вы, пред­во­ди­те­ля дво­рян­ства Сим­бир­ско­го уез­да Сим­бир­ской губер­нии кня­зя Алек­сандра Нико­ла­е­ви­ча Ухтом­ско­го и доче­ри сим­бир­ско­го лите­ра­то­ра В.Н.Назарьева— Анны Вале­ри­а­нов­ны. Окон­чил Сим­бир­скую гим­на­зию. после учил­ся в Санкт-Петер­бург­ском уни­вер­си­те­те, кур­са не окон­чил из-за вой­ны с Германией..В 1917 году окон­чил Нико­ла­ев­ское кава­ле­рий­ское учи­ли­ще, посту­пил на воен­ную служ­бу и при­нял уча­стие в Пер­вой Миро­вой войне в соста­ве Литов­ско­го 5-го улан­ско­го пол­ка. Нико­лай Ухтом­ский оста­вал­ся на Север­ном фрон­те до само­го его рас­па­да в 1918 г. Осе­нью 1918 года он ока­зал­ся участ­ни­ком Граж­дан­ской вой­ны на сто­ро­ны белых, в каче­стве лич­но­го адъ­ютан­та пол­ков­ни­ка Сте­па­но­ва, коман­ду­ю­ще­го север­ной груп­пы войск в Каза­ни после осво­бож­де­ния её от боль­ше­ви­ков. После Казан­ско­го похо­да Ухтом­ский состо­ял лич­ным адъ­ютан­том коман­ди­ра Удар­но­го кор­пу­са и до кон­ца 1919 года участ­во­вал в боях на Ура­ле. После окон­ча­тель­но­го взя­тия боль­ше­ви­ка­ми Сим­бир­ска, в 1919 году, Ухтом­ские ока­за­лись в Хар­бине. В 1920 году из Крас­но­яр­ска Н. А. Ухтом­ский при­был в Хар­бин, а в 1922 году выехал в Гер­ма­нию. В 1929 году вер­нул­ся в Хар­бин, где зани­мал­ся жур­на­ли­сти­кой. Был бли­зок к лиде­ру Рос­сий­ской фашист­ской пар­тии Кон­стан­ти­ну Родза­ев­ско­му (одна­ко сам в РФП не состо­ял). Воз­мож­но, при­чи­ной аре­ста Нико­лая Алек­сан­дро­ви­ча послу­жи­ла его жур­на­лист­ская дея­тель­ность. С 1920 года в Хар­бине изда­ва­лась боль­шая еже­днев­ная демо­кра­ти­че­ская газе­та «Заря», редак­ти­ру­е­мая вна­ча­ле быв­шим петер­бург­ским жур­на­ли­стом М. Лем­би­чем, а после его кон­чи­ны Евге­ни­ем Самой­ло­ви­чем Кауф­ма­ном. С пер­вых же номе­ров «Заря» рез­ко отме­же­ва­лась как от пра­во­го, так и от лево­го «лаге­рей» эми­гра­ции, став бес­пар­тий­ным объ­ек­тив­ным изда­ни­ем. Нико­лай Алек­сан­дро­вич Ухтом­ский рабо­тал в «Заре» кор­ре­спон­ден­том, пуб­ли­куя репор­та­жи о жиз­ни горо­да, людей, учре­жде­ний, но по лити­че­ским ком­мен­та­то­ром собы­тий он нико­гда не был. В газе­те, в первую оче­редь, осве­ща­лась обще­ствен­ная жизнь эми­грант­ской коло­нии, поме­ща­лись ново­сти куль­ту­ры, рецен­зии на теат­раль­ные и музы­каль­ные спек­так­ли, кни­ги. Одна­ко Ухтом­ский рабо­тал и в дру­гой газе­те – «Наш путь». Одним из её редак­то­ров был извест­ный хар­бин­ский жур­на­лист Васи­лий Вла­ди­ми­ро­вич Голи­цын. Голи­цын стре­мил­ся из экс­тре­мист­ской сде­лать обще­ствен­ную газе­ту, не вме­ши­ва­ясь в мате­ри­а­лы вто­рой поло­сы, посвя­щён­ной, как пра­ви­ло, кри­ти­ке совет­ской дей­стви­тель­но­сти. Воз­мож­но, имен­но сотруд­ни­че­ство с «Нашим путём» и ста­ло при­чи­ной появ­ле­ния пре­сло­ву­то­го шесто­го пунк­та («шпи­о­наж про­тив СССР») в при­го­во­ре Ухтом­ско­го. В 1945 интер­ни­ро­ван, в авгу­сте 1946 осуж­ден по делу ата­ма­на Семе­но­ва. Почти год орга­ны СМЕРШ и МГБ вели след­ствие. В одно дело были объ­еди­не­ны сле­ду­ю­щие лица: Г. М. Семё­нов, К. В. Родза­ев­ский, гене­рал Л. Ф. Вла­сьев­ский, гене­рал А. П. Бак­ше­ев, И. А. Михай­лов, Л. П. Охо­тин, князь Н. А. Ухтом­ский и Б.Н. Шепу­нов. Начав­ший­ся 26 авгу­ста 1946 г. суд широ­ко осве­щал­ся в совет­ской прес­се. Открыл его пред­се­да­тель Воен­ной кол­ле­гии Вер­хов­но­го Суда СССР В. В. Уль­рих. Под­су­ди­мым было предъ­яв­ле­но обви­не­ние в анти­со­вет­ской аги­та­ции и про­па­ган­де, шпи­о­на­же про­тив СССР, дивер­си­ях, тер­ро­риз­ме. Все под­су­ди­мые при­зна­ли свою вину. 30 авгу­ста Воен­ная кол­ле­гия при­зна­ла под­су­ди­мых винов­ны­ми: по при­го­во­ру ата­ман Г. М. Семё­нов на осно­ва­нии Ука­за Пре­зи­ди­у­ма Вер­хов­но­го Сове­та СССР от 19 апре­ля 1946 г. был при­го­во­рён к смерт­ной каз­ни через пове­ше­ние с кон­фис­ка­ци­ей иму­ще­ства как «враг совет­ско­го наро­да и актив­ный пособ­ник япон­ских агрес­со­ров». Вла­сьев­ский, Родза­ев­ский, Бак­ше­ев были при­го­во­ре­ны к рас­стре­лу с кон­фис­ка­ци­ей иму­ще­ства. Князь Ухтом­ский и Охо­тин, «учи­ты­вая их срав­ни­тель­но мень­шую роль в анти­со­вет­ской дея­тель­но­сти», при­го­во­ре­ны к 20 и 15 годам каторж­ных работ, соот­вет­ствен­но, с кон­фис­ка­ци­ей иму­ще­ства Был одним из двух обви­ня­е­мы­ех, при­го­во­рен­ных не к смерт­ной каз­ни, а к лише­нию сво­бо­ды (20 лет лаге­рей). Умер в лаге­ре под Воркутой.По дан­ным, полу­чен­ным от быв­ших зэков, Лев Пав­ло­вич Охо­тин умер на лесо­по­ва­ле в Хаба­ров­ском крае в 1948 г., отбыв 2 года из 15; Нико­лай Алек­сан­дро­вич Ухтом­ский отбы­вал свои 25 спер­ва на Колы­ме, умер при­мер­но в авгу­сте 1953 г. в одном из вор­ку­тин­ских лаге­рей, пере­жив на пол­го­да глав­но­го пала­ча Ста­ли­на. Князь Ухтом­ский упо­мя­нут в романе Бого­мо­ло­ва «Момент исти­ны» в каче­стве одно­го из «кон­так­тов» глав­но­го отри­ца­тель­но­го пер­со­на­жа — немец­ко­го шпи­о­на Мищен­ко. О встре­чах за колю­чей про­во­ло­кой «Речла­га» с кня­зем Ухтом­ским суще­ству­ют вос­по­ми­на­ния быв­ше­го полит­за­клю­чён­но­го Оле­га Боровского:«Ко мне подо­шёл высо­чен­ный гос­по­дин с голо­вой ари­сто­кра­та, с малень­кой седой эспа­ньол­кой и боль­ши­ми голу­бы­ми гла­за­ми. Пра­виль­ные чер­ты удли­нён­но­го лица, руки с тон­ки­ми паль­ца­ми, всё было в нём поро­ди­стым и кра­си­вым. Он про­тя­нул руку и на чистом «петер­бург­ском язы­ке» про­из­нёс: «Раз­ре­ши­те пред­ста­вить­ся – князь Ухтом­ский»… Как потом выяс­ни­лось, князь хоро­шо гово­рил на фран­цуз­ском, англий­ском и немец­ком язы­ках. Нико­лай Алек­сан­дро­вич рас­ска­зал, что у него две доче­ри, и с гор­до­стью назы­вал Мари­ну и Елену
княж­на­ми». . Боров­ский вспо­ми­нал: «В свя­зи с воз­рас­том Ухтом­ско­му в кар­точ­ке поста­ви­ли бук­ву «И» – инва­лид – и рабо­тать не застав­ля­ли… Ино­гда я при­ста­вал к нему с рас­спро­са­ми о его жиз­ни в Гер­ма­нии, Фран­ции и Англии, и он охот­но, хотя несколь­ко сжа­то, рас­ска­зы­вал о встре­чах с инте­рес­ны­ми и зна­ме­ни­ты­ми людь­ми. В вор­ку­тин­ских лаге­рях князь про­вёл чуть боль­ше шести лет. Неожи­дан­но и как-то очень быст­ро умер в тера­пев­ти­че­ском ста­ци­о­на­ре лаге­ря…» (Ека­те­ри­на Несте­рук. Газе­та пра­ви­тель­ства Рес­пуб­ли­ки Коми).
~ 1932 дочь сотруд­ни­ка КВЖД Любо­ви Алек­сан­дровне Кру­то­вой (02.11.1912-1998, во вто­ром бра­ке — за Вик­то­ром Эду­ар­до­ви­чем Кор­ном). У него оста­лось две доче­ри: княж­на Мари­на (20.02.1934, Хар­бин ~ 15.12.1995, Сан­та-Роза, США), рабо­тав­шая в бан­ках, в заму­же­стве Бог­дан, и княж­на Еле­на (р. 14.03.1935, Хар­бин), в заму­же­стве Стра­чан, живет в Бразилии.
ххх.251. Мария Алек­сан­дров­на (1896-1921)
~ Колтуновский
ххх.251. Ната­лья Алек­сан­дров­на (1897-14.12.1968)
окон­чи­ла в 1918 г. Крас­но­яр­скую жен­скую гим­на­зию, с 1920 г. пре­по­да­ва­ла англий­ский язык в Хар­бине, а поз­же жила в Бра­зи­лии и США, где так­же обу­ча­ла фран­цуз­ско­му и немец­ко­му языкам.
266.252. Алек­сандр Алек­сан­дро­вич (1893-1966)
офи­цер-артил­ле­рист, вое­вал с арми­ей А. В. Кол­ча­ка, в 1920 г. попал на Кас­пий­скую воен­ную фло­ти­лию, где до демо­би­ли­за­ции в 1927 г. слу­жил началь­ни­ком мор­ской артил­ле­рии. Рабо­тал глав­ным бух­гал­те­ром в «Восток­ги­про­га­зе». Жил в Саратове.
267.252. Миха­ил Алек­сан­дро­вич 1903-1981,
вое­вал не толь­ко в граж­дан­скую, но и в Вели­кую Оте­че­ствен­ную вой­ну. Рабо­тал в Инсти­ту­те сель­ско­го­хо­зяй­ства Юго-Восто­ка Рос­сии. Жил в Саратове.
ххх.252. ЕЛИ­ЗА­ВЕ­ТА АЛЕК­САН­ДРОВ­НА (06.06.1890 – 25.04.1985)
рабо­тав­шая машинисткой.
10 нояб­ря 1913 года. Под­по­ру­чик Кор­пу­са кора­бель­ных инже­не­ров Вита­лий Алек­се­е­вич Бар­ков, 28 лет, пра­во­слав­но­го испо­ве­да­ния, пер­вым бра­ком и княж­на Ели­за­ве­та Алек­сан­дров­на Ухтом­ская, 23 лет, пра­во­слав­но­го испо­ве­да­ния, пер­вым бра­ком. Пору­чи­те­ли по жени­ху: под­по­ру­чик Нико­лай Нико­ла­е­вич Лит­ви­нен­ко и под­по­ру­чик Витан Вита­но­вич Гар­ну­шев­ский; по неве­сте: юнкер фло­та Сер­гей Ива­но­вич Пред­ко (?) и капи­тан 1 ран­га Мазу­ров. 29
была заму­жем за инже­не­ром-судо­стро­и­те­лем Вита­ли­ем Алек­се­е­ви­чем Бар­ко­вым (1887–1949), Их потом­ство суще­ству­ет до сих пор. Духов­ные поис­ки, свой­ствен­ные кня­зьям Ухтом­ским этой вет­ви, про­яви­лись и в нём. Пра­внук княж­ны Ели­за­ве­ты Алек­сан­дров­ны Ухтом­ской (Бар­ко­вой) – Все­во­лод Сер­ге­е­вич Кор­нев (р. 18.10.1982, Москва) учит­ся в Свя­то-Тихо­нов­ском бого­слов­ском инсти­ту­те в Москве.

Бар­ков Вита­лий Алек­сан­дро­вич, кора­бель­ный инже­нер, пол­ков­ник — кора­бель­ный инже­нер фло­ти­лии, соглсно Мар­ке­ло­ву С.Е. его женой была урожд. кн. Ухтомская
39. Жена — Бар­ко­ва Ели­за­ве­та Алек­сан­дров­на. Фами­лию жена пере­ме­ни­ла при выхо­де замуж, деви­чья фами­лия жены Ухтом­ская. 40. Роди­лась 6 июня 1890 года в деревне Пес­чан­ка Аткар­ско­го уез­да Сара­тов­ской губер­нии (Сара­тов­ской обла­сти). Из дво­рян, домаш­няя хозяй­ка, рус­ская, под­дан­ная СССР. В дру­гом под­дан­стве не состо­я­ла. Род­ной язык рус­ский. 41. Не рабо­та­ет. До заму­же­ства учи­лась на кур­сах.) Жены моей: Отец — Ухтом­ский Алек­сандр Алек­сан­дро­вич, родил­ся в Сара­то­ве в 1863 году. Мать — Ухтом­ская Вера Михай­лов­на, роди­лась в Одес­се в 1867 году. Жены моей: отец рус­ский, состо­ял в под­дан­стве СССР, мать рус­ская, состо­я­ла в под­дан­стве СССР.) Жены: Отец — Ухтом­ский Алек­сандр Алек­сан­дро­вич, родил­ся в Сара­то­ве в 1863 году, умер там же в 1937 году, имел уса­деб­ную зем­лю, управ­лял мель­ни­цей, а затем слу­жил народ­ным судьей горо­да Сара­то­ва и с 1929 года по день смер­ти был инва­ли­дом тру­да — пен­си­о­не­ром. Мать -Ухтом­ская Вера Михай­лов­на роди­лась в Одес­се в 1867 году, была домаш­ней хозяй­кой, умер­ла в Москве в 1933 году. Жены моей: Бра­тья: Алек­сандр Ухтом­ский — бух­гал­тер Миха­ил Ухтом­ский — чер­теж­ник Оба живут в Сара­то­ве. Сест­ра Мария Эрде­ли — маши­нист­ка, живет в Москве, рабо­та­ет в кар­точ­ном бюро. Жена под­дер­жи­ва­ет связь в виде обме­на пись­ма­ми с бра­том Миха­и­лом, вер­нув­шим­ся с фрон­та Оте­че­ствен­ной вой­ны, по вопро­су вос­ста­нов­ле­ния его в пра­вах на жил­пло­щадь в Сара­то­ве, кото­рой он лишил­ся вви­ду моби­ли­за­ции. Эпи­зод с пере­хо­дом Бар­ко­ва к у Мар­ке­ло­ва выгля­дит так: «Вече­ром вах­тен­ный доло­жил. что какая-то жен­щи­на про­сит при­нять ее. В каю­ту почти вбе­жа­ла высо­кая дама с дву­мя детьми и бро­си­лась на коле­ни. умо­ляя спа­сти ее мужа. я под­нял ее и спро­сил, что озна­ча­ет ее прось­ба и кто ее муж. — Я -быв­шая княж­на Ухтом­ская, мой муж пол­ков­ник, кора­бель­ный инже­нер. Мы спря­та­лись, не ушли с белы­ми, кото­рые раз­ло­жи­лись, пьян­ству­ют, раз­врат­ни­ча­ют и про­да­ют Рос­сию. Мы поня­ли, что это не армия Рос­сии, а бан­да. Спа­си­те нас, мой муж — пре­вос­ход­ный спе­ци­а­лист, он будет поле­зен Рос­сии. Я поста­рал­ся успо­ко­ить быв­шую княж­ну и обе­щал непре­мен­но при­нять и выслу­шать ее мужа. Часа через два вах­тен­ный доло­жил: -Това­рищ коман­ду­ю­щий, вас какой-то мужик спра­ши­ва­ет. Вошел коре­на­стый чело­век в под­дев­ке, под­по­я­сан­ной куша­ком. Откры­тое лицо, сме­лые, несколь­ко встре­во­жен­ные гла­за. -Кора­бель­ный инже­нер пол­ков­ник Бар­ков Вита­лий Алек­сан­дро­вич явил­ся ваше рас­по­ря­же­ние, -доло­жил он. Мы с комис­са­ром дол­го бесе­до­ва­ли с ним. Он подроб­но и искренне рас­ска­зал о себе, о сво­их настро­е­ни­ях и пере­жи­ва­ни­ях. Реше­но было зачис­лить В.А. Бар­ко­ва на долж­ность кора­бель­но­го инже­не­ра. В эти же дни к нам явил­ся скры­вав­ший­ся от белых моло­дой артил­ле­рист Подоль­ский. Он был тоже без лиш­них про­во­ло­чек при­нят во фло­ти­лию. В ейском пор­ту были рек­ви­зи­ро­ва­ны для нужд фло­ти­лии бук­си­ры «Данай» и «Лисов­ский» (пере­име­но­ван­ный в «Про­ле­та­рий»), паро­вая шху­на «София» и паро­вые шалан­ды «Орна» (пере­име­но­ва­на в «Сво­бо­ду») и «Оль­вия». Коман­ды чис­лен­но­стью око­ло ста два­дца­ти чело­век моби­ли­зо­вы­ва­лись в воен­ный флот.» Три­тон пишет: Судя по дате и месте вступ­ле­ния его в Крас­ный флот он про­сто не сумел (а может и не захо­тел) уйти из Мари­у­по­ля, эва­ку­а­ция кото­ро­го была срод­ни Ново­рос­сий­ской толь­ко в мень­шем мас­шта­бе. Бар­ков явил­ся к Мар­ке­ло­ву 20 мар­та 1920 г. в Ейске, куда послед­ний при­был на ледо­ко­ле «Дон­ские гир­ла» вме­сте с комис­са­ром фло­ти­лии Грачевым.
~
ххх.252. Мария Алек­сан­дров­на (1894–1975)
сна­ча­ла за Юри­ем (Геор­ги­ем) Нико­ла­е­ви­чем Мелен­тье­вым (1893–1918/1919), а затем – за Геор­ги­ем Яко­вле­ви­чем Эрде­ли (1881–1955).

16 коле­но

ххх.255. Алла Федо­ров­на (23.01.1904 — ?)
Княж­на Алла Фёдо­ров­на соче­та­лась бра­ком с неким док­то­ром Тарновским.
стар­шая из трёх доче­рей кня­зя Фёдо­ра Капи­то­но­ви­ча Ухтом­ско­го и кня­ги­ни Поли­ны Фран­цев­ны Ухтом­ской (урож­дён­ной Пау­ли­ны-Ката­ри­ны-Бар­ба­ры Кюб­лер, доче­ри сим­фе­ро­поль­ско­го купца).
Семья Ухтом­ских про­жи­ва­ла в Санкт-Петер­бур­ге на одной из Мор­ских улиц. Так же, как сред­няя сест­ра Кира Фёдо­ров­на (1906, Санкт-Петер­бург , — 1971, Ленин­град), Алла Фёдо­ров­на учи­лась в Смоль­ном инсти­ту­те бла­го­род­ных девиц. После Октябрь­ской рево­лю­ции кня­ги­ня Поли­на Фран­цев­на с тре­мя дочерь­ми, Аллой, Кирой и млад­шей Нон­ной (1910, Санкт-Петер­бург , — 1960-е, США), бежа­ла из Санкт-Петер­бур­га в Сим­фе­ро­поль к сест­ре Анет­те Фран­цевне. После окон­ча­тель­но­го уста­нов­ле­ния совет­ской вла­сти в Кры­му кня­ги­ня и княж­ны мыли полы в боль­ни­це. Там Алла Фёдо­ров­на позна­ко­ми­лась с хирур­гом М.Н. Тав­ров­ским (1892–1973), кото­рый был воль­но­опре­де­ля­ю­щим­ся вра­чом у белых, попал в плен в Кры­му, но наря­ду с дру­ги­ми вра­ча­ми, а так­же артил­ле­ри­ста­ми не был рас­стре­лян. М.Н. Тав­ров­ский женил­ся на Алле Фёдо­ровне и взял на себя забо­ту о её мате­ри и сест­рах. Вско­ре вся семья пере­еха­ла в Дне­про­пет­ровск, где М.Н. Тав­ров­ский до кон­ца жиз­ни рабо­тал в меди­цин­ских учре­жде­ни­ях Юго-Запад­ной желез­ной доро­ги. Алла Фёдо­ров­на полу­чи­ла обра­зо­ва­ние на раб­фа­ке, посколь­ку до при­ня­тия новой кон­сти­ту­ции в 1936 г. не име­ла пра­ва учить­ся в выс­ших учеб­ных заве­де­ни­ях. Как до, так и после Вели­кой оте­че­ствен­ной вой­ны пре­по­да­ва­ла немец­кий язык в Дне­про­пет­ров­ском инсти­ту­те инже­не­ров транс­пор­та (ДИИТ). Диплом о выс­шем обра­зо­ва­нии полу­чи­ла уже после вой­ны заоч­но. Явля­ет­ся авто­ром хре­сто­ма­тии учеб­ных немец­ких тек­стов: Сту­ден­че­ская жизнь (на немец­ком язы­ке). Под­бор тек­стов, адап­та­ция, ком­мен­та­рий и сло­варь С. С. Пля­мо­ва­той и А. Ф. Тав­ров­ской. М., Выс­шая шко­ла, 1966. 80 с.В вой­ну Алла Фёдо­ров­на рабо­та­ла мед­сест­рой в воен­ном гос­пи­та­ле, где М.Н. Тав­ров­ский был веду­щим хирур­гом. В пер­вые неде­ли вой­ны гос­пи­таль был эва­ку­и­ро­ван в тыл, вес­ной 1944 г. воз­вра­щён в осво­бож­дён­ный Дне­про­пет­ровск. В кон­це лета того же года М. Н. Тав­ров­ский был назна­чен инспек­то­ром фрон­то­вых эва­ко­гос­пи­та­лей на 1-м Укра­ин­ском фрон­те. В этот пери­од А. Ф. Тав­ров­ская рабо­та­ла не толь­ко вме­сте с мужем в гос­пи­та­лях, но так­же в каче­стве пере­вод­чи­ка с немец­ко­го. После Побе­ды супру­ги Тав­ров­ские оста­ва­лись на рабо­те в Лиг­ни­це. В 1946 г. демо­би­ли­зо­ва­лись и вер­ну­лись в Днепропетровск.В 1944 году Поли­на Фран­цев­на Ухтом­ская и Нон­на Фёдо­ров­на Ухтом­ская (во вто­ром заму­же­стве Катра­но­ва) уеха­ли из Дне­про­пет­ров­ска за гра­ни­цу, по раз­ным дан­ным, в Гер­ма­нию или Фран­цию. Дочь супру­гов Тав­ров­ских, Кира, погиб­ла в резуль­та­те несчаст­но­го слу­чая до вой­ны. Сын Вадим (1927, Сим­фе­ро­поль — 2006, Пуш­кин) закон­чил Выс­шее воен­но-мор­ское инже­нер­ное учи­ли­ще им. Ф.Э. Дзер­жин­ско­го в Ленин­гра­де, слу­жил на Тихо­оке­ан­ском и Бал­тий­ском фло­тах. Капи­тан 2-го ран­га. Его супру­га – Ната­лия Алек­сан­дров­на Болот­но­ва, в заму­же­стве Тав­ров­ская (1927, Ленин­град — 2002, Пуш­кин), внуч­ка худож­ни­ка В.Д. Болотнова.
После смер­ти мужа А. Ф. Тав­ров­ская пере­еха­ла к внуч­ке Алле Вади­мовне в Крас­но­дар, где про­жи­ла послед­ние три года жиз­ни. Потом­ки А. Ф. Ухтом­ской (Тав­ров­ской) живут в Москве (внук, пра­внук, пра­пра­вну­ки) и в Крас­но­да­ре (пра­внук, пра­пра­вну­ки). Источ­ни­ки­Ар­хив семей Аллы Фёдо­ров­ны Ухтом­ской (Тав­ров­ской) и Киры Фёдо­ров­ны Ухтом­ской (Кипарисси).Материал взят из Вики­пе­дии 25.11.2009: wikipedia:ru: Ухтом­ская , Алла Фёдоровна
ххх.255. Кира Федо­ров­на (23.01.1906, Санкт-Петер­бург — 1971, Ленинград)
Учи­лась, но воз­мож­но не закон­чи­ла Смоль­но­го Инсти­ту­та бла­го­род­ных девиц
ххх.255. Нон­на Федо­ро­ва (06.06.1910Санкт-Петербург , — 1960-е, США)
Княж­на Нон­на Фёдо­ров­на жила так­же в Гер­ма­нии и США, носи­ла в заму­же­стве фами­лию Катра­но­ва и умер­ла в 1966 г.
268.255. Геор­гий Федо­ро­вич 1919-
В 1935 г. окон­чил реаль­ное учи­ли­ще и начал рабо­тать в Бюро по делам рос­сий­ских эми­гран­тов в Хар­бине, с 1938 г. слу­жил в Рус­ском вспо­мо­га­тель­ном отря­де при фран­цуз­ской муни­ци­паль­ной поли­ции, а с 1941 г. — во фран­цуз­ской и китай­ско-япон­ской поли­ции. В 1944 г. уво­лил­ся из поли­ции и рабо­тал в пекарне, на строй­ке, на дизель­ной элек­тро­стан­ции и др. В 1940-е годы изме­нив­ша­я­ся поли­ти­че­ская ситу­а­ция в Китае пред­опре­де­ли­ла исход рус­ских людей. В фев­ра­ле 1949 г. князь Г. Ф. Ухтом­ский с семьёй был эва­ку­и­ро­ван на филип­пин­ский ост­ров Самар в лагерь для пере­ме­щён­ных лиц Тюба­бао, отку­да в нояб­ре того же года, по при­гла­ше­нию австра­лий­ско­го пра­ви­тель­ства, при­был в Сид­ней. Рабо­тал пре­иму­ще­ствен­но в сфе­ре стро­и­тель­ства, сей­час живёт в Мельбурне.
~ Нина Пав­лов­на Сус­ло­ва (p. 11.08.1921), дочь коман­ди­ра 29-го Сибир­ско­го стрел­ко­во­го пол­ка, гене­рал-май­о­ра Пав­ла Нико­ла­е­ви­ча Сус­ло­ва (1878-1938).
269.255. Оль­га Федо­ров­на (192жен
В 1941 г. она окон­чи­ла гим­на­зию име­ни М. А. Акса­ко­вой, затем рабо­та­ла в Мань­чжур­ской теле­фон­но-теле­граф­ной ком­па­нии и одно­вре­мен­но зани­ма­лась в дра­ма­ти­че­ском круж­ке име­ни Н. С. Гуми­ле­ва, в круж­ке худо­же­ствен­ной само­де­я­тель­но­сти при Бюро по делам рос­сий­ских эми­гран­тов, успеш­но гастро­ли­ро­ва­ла по горо­дам Мань­чжу­рии, высту­па­ла с худо­же­ствен­ным чте­ни­ем, кон­фе­ри­ро­ва­ла. В мар­те 1948 г. вышла замуж за Вик­то­ра Яко­вле­ви­ча Вино­ку­ро­ва (р. в Хар­бине 10.07.1924), выпуск­ни­ка Хар­бин­ско­го поли­тех­ни­че­ско­го инсти­ту­та, инже­не­ра. В 1952 г. семья Вино­ку­ро­вых пере­еха­ла в Австра­лию, где Оль­га Фёдо­ров­на сна­ча­ла про­дол­жа­ла арти­сти­че­скую дея­тель­ность, а с 1963 г. почти 20 лет про­ра­бо­та­ла в Рус­ском отде­ле­нии Мельн­бурн­ско­го уни­вер­си­те­та. В. Я. Вино­ку­ров тру­дил­ся на неф­те­пе­ре­гон­ных заво­дах, мно­го лет посвя­тил изу­че­нию кня­зей Ухтом­ских и соста­вил подроб­ное их родо­сло­вие, влю­ча­ю­щее око­ло 450 человек.
~ Вик­тор Яко­вле­вич Винокуров
269а.263а. Алек­сей Николаевич
~ Дом­на Пет­ров­на, двое детей.
269б.265а. Мария Нико­ла­ев­на (20.02.1934, Хар­бин- 15.12.1995, Сан­та-Роза, США)
Рабо­та­ла в бан­ках, в заму­же­стве Богдан.
~ Богдан
269в.265а. Еле­на Нико­ла­ев­на (14.03.1935, Харбин-)
Серьёз­но увле­ка­ет­ся тен­ни­сом, фила­те­ли­ей, зани­ма­ет­ся бла­го­тво­ри­тель­но­стью, живёт в Бразилии.
~ George Andrew Goodlad Strachan (1928-), шот­лан­дец, быв­ший финан­со­вый дирек­тор одной из канад­ских фирм.
271.265. Дмит­рий Дие­вич (10.08.1912-18.03.1993)
— извест­ный фото­ху­дож­ник и фото­жур­на­лист. После смер­ти отца вме­сте с бра­том попал в дет­скую коло­нию в Остан­кине, затем нахо­дил­ся в дет­ском доме-интер­на­те в Москве. Окон­чил сту­дию име­ни И. Е. Репи­на и Мос­ков­ское худо­же­ствен­но-тех­ни­че­ское учи­ли­ще. Одно­вре­мен­но с уче­бой тру­дил­ся рабо­чим и бута­фо­ром в теат­ре, экс­пе­ди­то­ром на фаб­ри­ке, С1934 по 1936 гг. — худож­ник-макет­чик во МХАТ-2, с 1936 г. заве­до­вал поста­но­воч­ной частью в теат­рах Моск­вы, Архан­гель­ска, Ашха­ба­да, сотруд­ни­чал как фото­кор­ре­спон­дент в раз­лич­ных изда­ни­ях. В июне 1941г. ушёл доб­ро­воль­цем на фронт, слу­жил в 68-й гор­но-стрел­ко­вой диви­зии, дис­ло­ци­ро­ван­ной в Иране. За выпол­не­ние раз­вед­за­да­ний в 1943 г. полу­чил зва­ние стар­ше­го лей­те­нан­та, был направ­лен в комен­да­ту­ру горо­да Крас­но­вод­ска, где в том же году женил­ся на Циле (Лилии) Иса­а­ковне Чер­кас­ской (24.09.1924-21.04.1997) В 1945 г. князь Д. Д. Ухтом­ский вер­нул­ся к твор­че­ской дея­тель­но­сти, рабо­тал в жур­на­лах «Ого­нёк» (1958-1976), «Отчиз­на» (1976-1988), «Роди­на» (с 1988), мно­го сотруд­ни­чал в жур­на­лах АПН и изда­тель­ства «Прав­да», под­го­то­вил 3 фоток­ни­ги . Был чле­ном Сою­за жур­на­ли­стов СССР и Заслу­жен­ным работ­ни­ком куль­ту­ры (1972), лау­ре­а­том несколь­ких жур­на­лист­ских премий.
Родил­ся в 1912 году в Цар­ском селе в семье этно­гра­фа, антро­по­ло­га, сотруд­ни­ка Рус­ско­го музея Дия Эспе­ро­ви­ча Ухтом­ско­го. Окон­чил теат­раль­ное худо­же­ствен­но-тех­ни­че­ское учи­ли­ще, чер­теж­ное отде­ле­ние сту­дии им. Репи­на, кур­сы «Союз­фо­то» в Москве.
1936-1940 — сов­ме­ща­ет рабо­ту в теат­ре «Эспе­ран­то» с выступ­ле­ни­я­ми в печа­ти: он — вне­штат­ный фото­кор­ре­спон­дент газе­ты «Совет­ское искус­ство» по Архан­гель­ской и Ново­си­бир­ской обла­стям, позд­нее — по Турк­мен­ской ССР, фото­кор­ре­спон­дент рес­пуб­ли­кан­ской газе­ты «Турк­мен­ская искра».1941-1945 — служ­ба в вой­сках осо­бо­го назна­че­ния на гра­ни­це с Ираном.
1946-1958 — после демо­би­ли­за­ции воз­вра­ща­ет­ся в Моск­ву. Руко­во­дит груп­пой репор­та­жа при Мини­стер­стве мясо­мо­лоч­ной про­мыш­лен­но­сти СССР, фото­кор­ре­спон­дент Фото­из­да­та Все­со­юз­ной сель­ско­хо­зяй­ствен­ной выстав­ки (ВСХВ).1958-1976 — фото­кор­ре­спон­дент жур­на­ла «Огонек».1976-1993 — фото­кор­ре­спон­дент жур­на­ла «Отчиз­на» и газе­ты «Голос Роди­ны» Совет­ско­го обще­ства по куль­тур­ным свя­зям с сооте­че­ствен­ни­ка­ми за рубе­жом (Обще­ство «Роди­на»). Дмит­рий Ухтом­ский сфор­ми­ро­вал­ся как мастер репор­таж­ной съем­ки во вре­мя рабо­ты в жур­на­ле «Ого­нек». Он с увле­че­ни­ем сни­мал как про­мыш­лен­ные завод­ские темы, так и темы, свя­зан­ные с куль­ту­рой, осо­бен­но с теат­ром. Он любил сни­мать детей, дол­гое вре­мя потом не выпус­кал сво­их малень­ких «геро­ев» из виду, сле­дил за их судь­бой, часто помо­гал, чем мог.Умер в 1993 году.
~ (1943) Циля (Лилия) Иса­а­ков­на Чер­кас­ская (24.09.1924-21.04.1997)которая впо­след­ствии заве­до­ва­ла редак­ци­ей жур­на­лов &Советский экран& (1958-1965), &Советское фото& (1978-1997) и была созда­те­лем Глав­ной редак­ции фото­ин­фор­ма­ции АПН (1965-1976).
272.265. Алек­сей Дие­вич (1913-1954 )
худож­ник похо­ро­ны: 1955, Миус­ское кладбище
~ Прас­ко­вья Дмит­ри­ев­на Пан­ки­на ум. 1932
273.265. Мари­ан­на Диев­на (1917-1924)
274.266. Алек­сандр Александрович
сту­дент одно­го из сара­тов­ских вузов, кото­рый пошёл доб­ро­воль­цем в армию, участ­во­вал в совет­ско-фин­ской войне и про­пал в 1941 г. без вести под Ленин­гра­дом, будучи в зва­нии политрука

17 коле­но

275.268. Нико­лай Геор­ги­е­вич (29.09.1947-)
В 1971 г., он окон­чил уни­вер­си­тет име­ни гене­ра­ла Мона­ша по спе­ци­аль­но­сти «рус­ский и фран­цуз­ский язы­ки», затем пре­по­да­вал их в раз­лич­ных учеб­ных заве­де­ни­ях, в том чис­ле -рус­ский язык на кур­сах ино­стран­ных язы­ков при Мель­бурн­ском уни­вер­си­те­те. Ещё одной сто­ро­ной его педа­го­ги­че­ской дея­тель­но­сти ста­ло обу­че­ние сце­ни­че­ско­му и кине­ма­то­гра­фи­че­ско­му искус­ству. От заклю­чен­но­го в 1980 г. бра­ка с Кауе Gowans (p. 18.11.1958) име­ет трёх сыно­вей: кня­зя Алек­сандра (р. 23.02.1986), кня­зя Андрея (р. 11.11.1990), кня­зя Тимо­фея (р.10.01.1993) и дочь княж­ну Ама­лию-Луи­зу (р. 03.07.1998).
276.271. Ната­лья Дмит­ри­ев­на (р. 20.06.1945, Ташкент),
закон­чи­ла физи­че­ский факуль­тет Мос­ков­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та, в 1970-1972 гг. рабо­та­ла в Физи­ко-хими­че­ском инсти­ту­те име­ни Л. Я. Кар­по­ва, но затем, про­дол­жая семей­ную тра­ди­цию, пере­шла в жур­на­ли­сти­ку, рабо­та­ла в жур­на­ле «При­ро­да» (1973_1993)> где заве­до­ва­ла отде­лом физи­ки и с 1991 г. состо­я­ла чле­ном ред­кол­ле­гии. Автор ста­тей и книг по аст­ро­но­мии, аст­ро­фи­зи­ке, про­бле­мам кос­мо­са. С1986 г. — член Сою­за жур­на­ли­стов СССР. В 1991 г. за кни­гу о А. Д. Саха­ро­ве полу­чи­ла пре­мию Сою­за жур­на­ли­стов СССР. С1970 г. — заму­жем за док­то­ром физи­ко-мате­ма­ти­че­ских наук, про­фес­со­ром Лео­ни­дом Лео­ни­до­ви­чем Моро­зо­вым (1946-1984)- Живёт в Москве.
~ Лео­нид Лео­ни­до­вич Моро­зов р. 1946 ум. 1984

18 коле­но

277.275. Алек­сандр Нико­ла­е­вич ( р. 23.02.1986)
278.275. Андрей Нико­ла­е­вич (р. 11.11.1990)
279.275. Тимо­фей Нико­ла­е­вич (р.10.01.1993)
280.275. Ама­лия-Луи­за Нико­ла­ев­на (р. 03.07.1998)

УхтомскиеКж. Парас­ке­ва Михай­ло­ва Ухтом­ская, дво­рян­ка сель­ца Аза­ро­ва. Бра­ко­со­че­та­ние в 1829 году дво­ря­ни­на Ляхо­ва с княж­ной Парас­ке­вой Михай­лов­ной Ухтом­ской (мет­ри­че­ская кни­га ц-ви с. Кома­ры Бель­ско­го уез­да Смо­лен­ской губер­нии)30.

Ухтом­ский Авра­ам кн. (1610?) помещ. отец к.Григория
Ухтом­ский Алек­сандр Вла­ди­ми­ро­вич (Мордовия,Рузаевский р-н,г.Рузаевка—1943-02.)
рус­ский. Моби­ли­зо­ван РВК МССР, Руза­ев­ский ВК,г.Рузаевка, 1941- Ефрей­тор. Погиб в бою в
Вел.Отеч. войну
Ухтом­ский Алек­сандр Вла­ди­ми­ро­вич кн. (1909) в 1909 пол­ков­ник артилл.бригады
[Общ.сп.офиц. на 1909. См. раз­дел <Биб­лио­те­ка>] Ухтом­ский Алек­сандр Михай­ло­вич кн. (1750?) помещ. зС:Мих.Нкт.Петр-ча
Ухтом­ский Алек­сей Вла­ди­ми­ро­вич (1876-17.12.1905) паро­воз­ный маши­нист, один из
орга­ни­за­то­ров и руко­во­ди­те­лей Декабрь­ско­го воору­жен­но­го вос­ста­ния 1905 Казнен
Алек­сей Вла­ди­ми­ро­вич Ухтом­ский (14 мар­та 1875 года, с. Поз­ди­но, Нов­го­род­ской губ. — 17 декаб­ря 1905 года, Люберцы).Русский рево­лю­ци­о­нер, маши­нист Мос­ков­ско-Казан­ской желез­ной доро­ги, эсер. В 1905 году — руко­во­ди­тель груп­пы бое­ви­ков, дей­ство­вав­шей на участ­ке Казан­ской желез­ной доро­ги Москва—Голутвин. Рас­стре­лян на плат­фор­ме Люберцы.
Ухтом­ский — види­мо, един­ствен­ный эсер, чья рево­лю­ци­он­ная дея­тель­ность была уве­ко­ве­че­на в СССР: его име­нем назва­на плат­фор­ма Казан­ской желез­ной доро­ги (быв­шая Под­осин­ки), посё­лок (впо­след­ствии влив­ший­ся в город Любер­цы), ули­ца в горо­де Сим­фе­ро­поль и Любе­рец­кий завод сель­ско­хо­зяй­ствен­но­го маши­но­стро­е­ния. В Любер­цах име­ет­ся памят­ник Ухтом­ско­му, так же его име­нем назва­на ули­ца в Москве в ЮВАО, око­ло шко­лы № 733 уста­нов­лен памят­ник Ухтомскому.
Ухтом­ский Алек­сей Нико­ла­е­вич (1912,Ленинградская р-н, Ленинград—1937) русский,
обра­зо­ва­ние: неза­кон­чен­ное выс­шее, рабо­тал химик, житель: Актю­бин­ская обл.,Актюбинск. Арест:
1937.09.23 арест УНКВД по Актю­бин­ской обл. Обв. 58-8,58-9,58-11 УК РСФСР Рас­стрел Реаб.
1992.07-14 Актюб.обл.прокуратура, осно­ва­ние: Указ Пре­зи­ден­та СССР от 1990.08.13 [Све­де­ния
ДКНБ РК по Актю­бин­ской обл.] Ухтом­ский Андрей Алексеевич
Родил­ся в 1872 г., г.Рыбинск, Яро­слав­ская губ.; б/п; Заклю­чен­ный Вол­го­ла­га НКВД.
При­го­во­рен: Тр. УНКВД Яро­слав­ской обл. 3 сен­тяб­ря 1937 г.
При­го­вор: ВМН Рас­стре­лян 4 сен­тяб­ря 1937 г. Место захо­ро­не­ния — г.Ярославль. Реа­би­ли­ти­ро­ван 3 авгу­ста 1989 г. Про­ку­ра­ту­ра Яро­слав­ской обл.
Источ­ник: Архив НИЦ «Мемо­ри­ал» (Санкт-Петер­бург)
Ухтом­ский Андрей Алексеевич
Родил­ся в 1872 г., Яро­слав­ская обл., Рыбин­ский р-н, г. Рыбинск; Яро­слав­ская тюрь­ма, В про­шлом свя­щен­но­слу­жи­тель (Архи­епи­скоп), заключенный.
При­го­во­рен: Трой­ка при УНКВД Яро­слав­ской обл. 3 сен­тяб­ря 1937 г.
При­го­вор: ВМН Рас­стре­лян 4 сен­тяб­ря 1937 г. Реа­би­ли­ти­ро­ван 3 авгу­ста 1989 г. Указ от 16.01.89 Источ­ник: Кни­га памя­ти Яро­слав­ской обл.
Ухтом­ский Андрей Гав­ри­ло­вич (1875,Ярославская обл.,Пошехоно-Володарский р-
н,с.Поскровское-на-Кештоме-,1932) Свя­щен­ник, житель: Яро­слав­ская обл.,Угличский р-
н,с.Егорьевское Арест: 1932.01.27 Осужд. 1932.04.27. Обв. 5810 Реаб. август 1989 [Кни­га памяти
Яро­слав­ской обл.] Ухтом­ский Васи­лий Алек­се­е­вич Био­гра­фи­че­ские сведения
помощ­ник дело­про­из­во­ди­те­ля Яро­слав­ско­го отде­ле­ния Кре­стьян­ско­го позе­мель­но­го бан­ка на 1907 г.
Годы жиз­ни : род. 15 янва­ря 1872 г.
Ухтом­ский Вла­ди­мир Алек­се­е­вич (1938.09.29—,1999) житель г.СПб.: Мар­ша­ла Жуко­ва пр. 45
84
Ухтом­ский Вла­ди­мир Евге­нье­вич Кро­ме того, в насто­я­щее вре­мя во Фран­ции про­жи­ва­ет Вла­ди­мир Евге­нье­вич Ухтом­ский (р. 1926), участ­ник Вто­рой миро­вой вой­ны, быв­ший артист бале­та в Мон­те-Кар­ло, пре­по­да­ва­тель кон­сер­ва­то­рии. У него есть сын Кирилл (р. 1976). По сло­вам В. Е. Ухтом­ско­го, его род про­ис­хо­дит от кня­зя Яко­ва Сте­па­но­ви­ча Ухтом­ско­го (конец XVII в.), потом­ки кото­ро­го, став свя­щен­ни­ка­ми, при­ня­ли фами­лию Про­то­по­по­вы. Фами­лию Ухтом­ский Вла­ди­мир Евге­нье­вич при­нял во вре­мя вой­ны. Решить вопрос о досто­вер­но­сти этих све­де­ний мож­но, разу­ме­ет­ся, толь­ко на осно­ве доку­мен­таль­ных источ­ни­ков, кото­ры­ми мы сей­час не располагаем.
Ухтом­ский Вла­ди­мир Лео­ни­до­вич. Князь. Погре­бен в бра­те­кой моги­ле рус­ских вои­нов, пав­ших при защи­те горо­да Риги в первую миро­вую войну.
Ухтом­ский Гри­го­рий Авра­мо­вич кн. (1632) в 1632 моск.жилец.(1632)
Ухтом­ский Гри­го­рий Михай­ло­вич кн. (1676) в 1676 моск.двн.(1676)
Ухтом­ский Дани­ил Дани­ло­вич кн. (1616) в 1616 моск.жилец(1616) мос­ков­ский помещик
Ухтом­ский Дмит­рий Дани­ло­вич кн. (1632) в 1632 моск.жилец.(1бз2) С:Дан.Петр. ?
Ухтом­ский Заха­рий Андре­евич кн. (1640?) помещ. С:Анд.ФедАнд-ча
Ухтом­ский Иван кн. (1705,1717) уездн. двн. Воло­год­ский у., Кубен­ская вол., д.Борисовка
Ухтом­ский Иван Алек­сан­дро­вич (1914—1944.05.19.+Витебская обл.,д.Луговинка)
Моби­ли­зо­ван РВК Ленин­ский р-н г.Н.Тагил Стар­ший сер­жант. Погиб в Вел.Отеч. войну
Ухтом­ский Иван Васи­лье­вич кн. (1552,1560) в 1552 дворов.сын-боярск. помещ.-Белоозеро-у.
Ухтом­ский Иван Гри­го­рье­вич кн. (1705,1719) стольник(1706,1710) вотч.-Пошехонье-у. вотч.-
Рома­нов­ский у., Город­ской ст., д.Зиновка, з/3 2С:Григ.Вас.
Ухтом­ский Иван Капи­то­но­вич кн. (1719) в 1719 вотч.-Пошехонье-у. С::КАПИТОН. ? . Ти
Ухтом­ский Ники­та Ива­но­вич кн. (1613) в 1613 помещ.-Пошехонье-у.,Ярославль-у. 1С:Ив.Фед. ?
Ухтом­ский Нико­лай кн. (1863.06.26—1874.12.30,+с.Репьевка-Крутец Симбирск.-у.) отрок
[Чул­ков Н.П. Русск.провинц. некро­поль. М.,1996] Ухтом­ский Нико­лай Ар. кн. (1918,—1919.06.12) офи­цер лейб-гв. 4-го стрел­ко­во­го пол­ка. В
Воору­жен­ных силах Юга Рос­сии в роте сво­е­го пол­ка в Свод­но-гвар­дей­ском пол­ку. Убит 1919-06.12 у д.Черниговка. [Вол­ков СВ. Офи­це­ры Росс.гв. М.,2002] Ухтом­ский Нико­лай Сер­ге­е­вич, офи­цер лейб-гвар­дии 4-го стрел­ко­во­го полка.
Ухтом­ский Павел Игна­тье­вич (~1854.11/21,+Рыбинск,Старое-Георгиевск.кл-ще) рыбинский
меща­нин 45_ти лет, в супру­же­стве 26 лет. [Рыбин­ский некро­поль. СПб., 1998] Ухтом­ский Павел Сергеевич
Родил­ся в 1886 г., Ленин­град­ская рай­он, г.Ораниенбаум.; рус­ский; обра­зо­ва­ние сред­нее; бух­гал­тер, Кали­нин­ское Рай­фо.. Про­жи­вал: Севе­ро-Казах­стан­ская обл., Кали­нин­ский р-н, Журавлев­ка с.. Аре­сто­ван 18 мар­та 1938 г. УГБ СКО УНКВД г. Петропавловска.
При­го­во­рен: Трой­ка УНКВД по Сев.-Каз. обла­сти 17 октяб­ря 1938 г., обв.: 58-10, 58-1а УК РСФСР. При­го­вор: ВМН Реа­би­ли­ти­ро­ван 23 декаб­ря 1957 г. Воен­ная про­ку­ра­ту­ра ТуркВО. за отсут­стви­ем соста­ва преступления
Источ­ник: Све­де­ния КНБ РК
Ухтом­ский Петр Андре­евич кн. (1782,1790) классн.чин.(1782179о)
Ухтом­ский Петр Владимирович
Родил­ся 21.12.1906, Яро­слав­ская обл., Поше­хон­ский р-н, д. Дер­би­ни­но; молок­за­вод, Мастер. Про­жи­вал: Яро­слав­ская обл., Поше­хо­но-Воло­дар­ский р-н, д. Свердлово.
Аре­сто­ван 6 авгу­ста 1937 г. При­го­во­рен: Трой­ка при УНКВД Яро­слав­ской обл. 13 сен­тяб­ря 1937 г.
При­го­вор: ВМН Рас­стре­лян 14 сен­тяб­ря 1937 г. Реа­би­ли­ти­ро­ван 30 янва­ря 1959 г. Яроблсуд
Источ­ник: Кни­га памя­ти Яро­слав­ской обл.
Ухтом­ский Петр Владимирович
Родил­ся в 1906 г., Яро­слав­ская губ., Поше­хон­ский уезд, д. Дер­би­ни­но; молок­за­вод, Мастер. Про­жи­вал: Яро­слав­ская обл., Поше­хо­но-Воло­дар­ский р-н, д. Свердлово.
Аре­сто­ван 6 авгу­ста 1937 г.
При­го­вор: ВМН Рас­стре­лян 14 сен­тяб­ря 1937 г. Реа­би­ли­ти­ро­ван 30 янва­ря 1959 г.
Источ­ник: Кни­га памя­ти Яро­слав­ской обл.
Ухтом­ский Петр Ива­но­вич кн. (1705,1717) уездн. двн. вотч.-Вологодский у., село Никольское
Забо­ло­тье вол.,с. Николь­ское, 12/28
Ухтом­ский Сер­гей — посвя­щен 4.3.1859 в ложе Воз­рож­де­ние для сопер­ни­че­ства Хира­му в Париже.
Ухтом­ский Ста­ни­слав Вале­ри­а­но­вич (1935.10.27-,1999) житель г.Москва: Госпитальный
ул.Вал 5 19
Ухтом­ский Юрий кн. (1918) в 1918 П. Кор­нет. В белых вой­сках Восточ­но­го фрон­та, с 1918.09.17
началь­ник шта­ба войск Народ­ной армии Сара­пуль­ско­го р-на [Вол­ков СВ. Офи­це­ры арм.кав.
М.,2002] Ухтом­ский Ю.П. В 1920-х годах — один из силь­ней­ших шах­ма­ти­стов и тен­ни­си­стов Крас­но­яр­ска, орга­ни­за­тор шах­мат­ных сорев­но­ва­ний. Под про­зви­щем «Князь Ухтом­ский» упо­мя­нут в кни­ге «Сибирь шахматная».
Ухтом­ский N.N. Штабс-ротмистр.
Ж. ОГА­РЕ­ВА ЗИНА­И­ДА АЛЕК­СЕ­ЕВ­НА 1813-?
Ухтом­ская Анна Васи­льев­на кнж. (1738—,1754) помещ.
Ухтом­ская Анна Нико­ла­ев­на кнг. (1841.06.28—1875.01.19,+с.Тухани Весьегон.-у.)
[Шере­ме­тев­ский В. Русск.провинц.некрополь. Т.1. М.,1914] Ухтом­ская Анна Нико­ла­ев­на Неко­то­рые дво­ряне кон­ца XIX века , Анна Никл. Яро­слав­ская губер­ния. Рома­но­во-Бори­со­глеб­ский уезд.
Ухтом­ская Аку­ли­на Мат­ве­ев­на Вдо­ва в ст. Рог Малый Вла­ди­мир­ско­го уез­да име­ла родо­вую вот­чи­ну — сель­цо, 285 четв., 5 дв. (нача­ло 17в.)
Ухтом­ская Гали­на Евге­ньев­на (1935.07.21-, 1999 ) житель­ни­ца г.СПб.: Аса­фье­ва ул. 12 1361
Ухтом­ская Дарья Васи­льев­на кнг. (1858) в 1858 помещ.-Егорьевск-у.(Рязань-губ.)
Ухтом­ская Евдо­кия Ники­тич­на кнг. (1705,1717) вдо­ва вотч.-Пошехонский у., Патрабольская
вол.,с.Васильевское, дв. вот. 4 ч., 34/40
Ухтом­ская Ека­те­ри­на Пав­лов­на (ур.Соломирская) кнг. (1839.09.15-1858.08.09,+B ограде
Симео­но-Аннин­ской ц. Сысерт­ско­го з-да Ека­те­ринб. у.) [Мат-лы к Русск.некрополю. Вл.
СПб.,2003] Ухтом­ская Любовь Ива­нов­на (1924.01.01-,1999) житель­ни­ца г.Москва: Ленин­ский Про­сп 21
65
Ухтом­ская Мария Алек­се­ев­на (1890,Арзамасский уезд,с.Пелокша-,1927) русск., дом хоз-ва,
житель­ни­ца: гАр­за­ма­са Арест: 1927.08.01 под­пис­ка о невы­ез­де Обв. 58-18 При­го­вор: 2 мес. [Кни­га
памя­ти Ниже­го­род­ской обл.] Ухтом­ская Мар­фа кнг. (1614) вдо­ва ~к. Ухтом­ский пом?.-Пошехонье-у. 120 чети
Ухтом­ская Надеж­да Пет­ров­на кнж. (1738—,1754) помещ. девица(1754) Дом в Москве
Ухтом­ская Юлия Нико­ла­ев­на (ур.Ромулова) (1837-1905.03.12,+пог.Старопосонский
Вышневолоц.-у.) 68 л. Пох. с роди­те­ля­ми Н.Е. и А.С. Рому­ло­вы­ми [Шере­ме­тев­ский В.
Русск.провинц.некрополь. T.1. М.,1914] Ухтом­ская Лидия Михай­лов­на Лота­ре­ва в заму­же­стве кня­ги­ня Ухтомская1889 — 1977 , дочь Миха­ил Пет­ро­вич Лота­рев инже­нер-тех­но­ло­г1854 — 1925+ Ека­те­ри­на Нико­ла­ев­на Ильвовская
Ухтом­ская Прас­ко­вья Алексеевна
Вели­ку­ша — дерев­ня в Оку­лов­ском муни­ци­паль­ном рай­оне Нов­го­род­ской обла­сти, отно­сит­ся к Котов­ско­му сель­ско­му посе­ле­нию. В Нов­го­род­ской губер­нии дерев­ня была при­пи­са­на к Заозёр­ской воло­сти Кре­стец­ко­го уез­да, а с 30 мар­та 1918 года Мало­ви­шер­ско­го уез­да. Дерев­ня воз­ник­ла как выстав­ка из сосед­не­го села Пере­тён­ка и при­над­ле­жа­ла в XIX веке Анне Пет­ровне Жереб­цо­вой, а потом пере­шла к кня­же­ско­му роду Ухтом­ских. C Ухтом­ски­ми свя­зы­ва­ют осно­ва­ние в Вели­ку­ше усадь­бы. В сере­дине XIX века инже­нер-под­пол­ков­ник (поз­же – гене­рал-май­ор), началь­ник одно­го из участ­ков стро­ив­шей­ся желез­ной доро­ги Петер­бург-Москва Иван Оси­по­вич Алек­се­ев­ский посва­тал­ся к княжне Прас­ко­вье Алек­се­евне Ухтом­ской , жив­шей в вели­куш­ской усадь­бе с овдо­вев­шей мате­рью. У них роди­лись два сына – Андрей и Алек­сандр, уна­сле­до­вав­ших от роди­те­лей усадь­бу и 25 тысяч деся­тин зем­ли. Алек­сандр Ива­но­вич без­вы­езд­но жил в Вели­ку­шах с мате­рью-кня­ги­ней, а жена его Алев­ти­на Пав­лов­на боль­ше жила в Петер­бур­ге и в усадь­бе быва­ла наез­да­ми. У них тоже было два сына – Андрей и Павел. Вто­рой сын Андрей Ива­но­вич Алек­се­ев­ский в 1897 вывез из сосед­ней дерев­ни Тереб­ля­ны (ныне Тереб­ля­ны 2-е) семь семей и осно­вал эту дерев­ню, тогда она была назва­на — Малые Тереб­ля­ны (ныне Тереб­ля­ны 1-е) и усадь­бу непо­да­лё­ку. Усадь­бу он назвал Ухтом­ское в память о мате­ри — княжне из рода Ухтом­ских, но в наро­де усадь­бу назы­ва­ли Андре­ев­кой по его име­ни. Его дочь Оль­га Андре­ев­на с 1920 по 1928 год была заве­ду­ю­щей Тереб­лян­ской началь­ной шко­лой, и рабо­та­ла там — учительницей.
Ухтом­ская-Баро­нел­ли Аде­ли­на Петровна
(? — 5.3.1923, Казань) — арт. опе­ры (драм. сопра­но) и педа­гог. С 1873 обу­ча­лась пению в Петерб. конс. (кл. Е. Цван­ци­гер), затем совер­шен­ство­ва­лась в Пари­же у П. Виар­до. На опер­ной сцене дебю­ти­ро­ва­ла в Ита­лии. В 1883—84 солист­ка петерб. Мари­ин­ско­го т-ра (дебю­ти­ро­ва­ла в пар­ти­ях Вани — «Жизнь за царя» М. Глин­ки и Аиды), в 1884—86 пела в Казан. опе­ре, в 1886—87 — в моск. Боль­шом т-ре (дебю­ти­ро­ва­ла в пар­тии Рахи­ли — «Жидов­ка»), в 1886 высту­па­ла так­же в Моск. част­ной рус. опе­ре С. Мамон­то­ва. В 1885 гастро­ли­ро­ва­ла в Н. Нов­го­ро­де. Обла­да­ла силь­ным голо­сом и ярким сцен. даро­ва­ни­ем. «Ухтом­ская в опе­ре — это Стре­пе­то­ва в дра­ме» (Н. Котин). 1-я исп. пар­тий: в Боль­шом т-ре — Тама­ры («Тама­ра»); в Каза­ни — Инес­сы («Афри­кан­ка»); вН. Нов­го­ро­де —Галь­ка («Галь­ка», 2-я ред.). Луч­шие пар­тии: Вио­лет­та, Мар­га­ри­та («Фауст»). В пар­тии Мар­га­ри­ты, писал совре­мен­ник певи­цы, У.-Б. «живет на сцене, она вос­со­зда­ет перед нами этот образ, она истол­ко­вы­ва­ет его нам, она все­це­ло сли­ва­ет­ся с этим обра­зом. Смот­ря на нее, мы забы­ва­ем, что перед нами артист­ка, певи­ца, нет, перед нами Мар­га­ри­та». (Казан. губ. ведо­мо­сти. 1884. 18 сен­тяб­ря. № 109). Сре­ди др. пар­тий; Инес­са («Афри­кан­ка), Вален­ти­на. Парт­не­ры: Л. Дон­ской, Ю. Закр­жев­ский. М. Камен­ская, М. Коря­кин, М. Мед­ве­дев, И. Тар­та­ков, Д. Уса­тов. Пела п/у И. Аль­та­ни, Э. Направ­ни­ка. У.-Б. была зна­ко­ма с Ш. Гуно, Ж. Мас­сне, К. Сен-Сан­сом. Вела пед. деят-сть в Петер­бур­ге и Каза­ни. Лит.: Артист­ка-худож­ни­ца // Казан­ские губ. ведо­мо­сти. 1884. 18 сент.: Шува­ло­ва Е. А. П. Ухтом­ская-Баро­нел­ли. (Некро­лог) // Изве­стия (Казань). 1923. 9 мар­та. № 53. С. 5; Из музы­каль­но­го про­шло­го: Сб. очер­ков / Ред.-сост. Б. С. Штей­н­пресс. — М., 1960. Т. 1. С 253, 254; Гозен­пуд А. А. Рус­ский опер­ный театр XIX века. 1873—1889. — Л., 1973. С. 319; Прес­не­цов Р. Музы­ка и музы­кан­ты Вят­ки. — Горь­кий, 1982. С. 76, 78.

Рус­ская Кассия
К 90-летию со дня кон­чи­ны поэтес­сы Лидии Алек­сан­дров­ны Кологривовой
К сожа­ле­нию, точ­ная дата рож­де­ния Лидии Алек­сан­дров­ны не извест­на. Лидия Алек­сан­дров­на была доче­рью кня­зя Алек­сандра Ива­но­ви­ча Ухтом­ско­го (1791 – после 1854), пол­ков­ни­ка, участ­ни­ка Оте­че­ствен­ной вой­ны 1812 года и кня­ги­ни Марии Дмит­ри­ев­ны (1802 – ?), урож­ден­ной княж­ны Голи­цы­ной. Лидия Алек­сан­дров­на полу­чи­ла образ­цо­вое вос­пи­та­ние и хоро­шее обра­зо­ва­ние. Мужем ее стал Сер­гей Нико­ла­е­вич Коло­гри­вов (1856-после 1918), уче­ный-исто­рик, сотруд­ник Импе­ра­тор­ско­го С.-Петербургского Архео­ло­ги­че­ско­го инсти­ту­та, актив­ный дея­тель монар­хи­че­ско­го дви­же­ния. Пер­вая пуб­ли­ка­ция сти­хов Лидии Алек­сан­дров­ны появи­лась в 1902 г. Это был сбор­ник сти­хов трех поэтесс – Л.Кологривовой, А.Милорадович и В.Гордеевой. Книж­ка име­ла успех и полу­чи­ла хоро­шие отзы­вы кри­ти­ков. «Тогдаш­няя кри­ти­ка с осо­бен­ною похва­лою ото­зва­лась о выда­ю­щих­ся сочи­не­ни­ях <…> поэтес­сы, как о лег­ко­сти и плав­но­сти ее сти­ха, так и за инте­рес­ные сюже­ты, кото­рые Л.А. бра­ла, с одной сто­ро­ны – из жиз­ни при­ро­ды и из настро­е­ний чело­ве­че­ско­го серд­ца, а с дру­гой – из собы­тий род­ной ста­ри­ны», – отме­ча­лось в одной из ста­тей, посвя­щен­ных Л.А.Кологривовой. Пер­вый успех обод­рил поэтес­су, и с это­го вре­ме­ни из под ее пера непре­рыв­ной вере­ни­цей ста­ли появ­лять­ся ори­ги­наль­ные и пере­вод­ные про­из­ве­де­ния в сти­хах. В 1903 г. Лидия Алек­сан­дров­на выпу­сти­ла соб­ствен­ный сбор­ник сти­хов, под неза­мыс­ло­ва­тым назва­ни­ем «Сти­хо­тво­ре­ния». Отме­тим, что и все после­ду­ю­щие пуб­ли­ка­ции сти­хов Л.А.Кологривовой (в 1905, 1907, 1910 и 1912 гг.) выхо­ди­ли под точ­но таким же назва­ни­ем. В 1903-04 гг. Лидия Коло­гри­во­ва сотруд­ни­ча­ла в жур­на­ле «Вест­ник Евро­пы», а с 1905 г. ста­ла посто­ян­ной сотруд­ни­цей веду­щей пра­вой газе­ты «Мос­ков­ские ведо­мо­сти», где, как пра­ви­ло, по суб­бот­ним и вос­крес­ным дням в тече­ние ряда лет печа­та­лись ее сти­хо­твор­ные откли­ки на теку­щие исто­ри­че­ские собы­тия, а так­же сти­хо­тво­ре­ния, посвя­щен­ные рели­ги­оз­ной тема­ти­ке и заме­ча­тель­ные зари­сов­ки чару­ю­щей рус­ской при­ро­ды. Сре­ди исто­ри­че­ских сти­хо­тво­ре­ний Лидии Алек­сан­дров­ны нель­зя не отме­тить такие про­из­ве­де­ния как «Кули­ков­ская бит­ва», «Осля­бя и Пере­свет», «Отрок Гри­го­рий», «Избра­ние Цари­цы Евдо­кии Лукья­нов­ны Стреш­не­вой» и мно­гие дру­гие. Зна­ме­на­тель­ной осо­бен­но­стью исто­ри­че­ских бал­лад и неболь­ших сти­хо­тво­ре­ний Лидии Алек­сан­дров­ны явля­ет­ся при­су­щая им глу­бо­кая пат­ри­о­тич­ность, а так же уди­ви­тель­ная гар­мо­нич­ность сюже­тов из род­ной ста­ри­ны, почти все­гда пере­пле­та­ю­щих­ся с исто­ри­ей Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви.Не менее тро­га­тель­на и лири­ка Лидии Алек­сан­дров­ны, пол­ная свет­лой гру­сти и, опять-таки, все­гда стро­го выдер­жан­ная в истин­но пра­во­слав­ном духе. Свя­щен­но­му­чен­ник про­то­и­е­рей Иоанн Вос­тор­гов так отзы­вал­ся о твор­че­стве поэтес­сы: «Богат­ство обра­зов поэ­ти­че­ских, каза­лось, было у нее неис­чер­па­е­мо, спо­соб­ность изла­гать их и обле­кать в звуч­ные сти­хи – уди­ви­тель­ная». «Пом­ню, – вспо­ми­нал о. Иоанн, – одна­жды в ее люби­мом сель­ском уеди­не­нии, осмат­ри­вая ста­рин­ное раз­ва­лив­ше­е­ся зда­ние и уви­дев­ши дерев­цо, про­бив­ше­е­ся сре­ди смер­ти и раз­ру­ше­ния сквозь рас­се­ли­ны ста­рых кам­ней к све­ту и жиз­ни сво­и­ми зеле­не­ю­щи­ми вет­вя­ми и листья­ми, я мимо­хо­дом ука­зал ей на этот образ тор­же­ства жиз­ни и посо­ве­то­вал вве­сти его когда-либо при слу­чае в свое сти­хо­тво­ре­ние. Через день – два я уже читал в печа­ти див­ное и захва­ты­вав­шее сло­во писа­тель­ни­цы, в звуч­ных сти­хах изла­га­ю­щее мою сла­бую мысль…» К сожа­ле­нию, сти­хо­тво­ре­ния, о кото­ром гово­рит о. Иоанн нам пока обна­ру­жить не уда­лось, одна­ко пред­ло­жим чита­те­лю неко­то­рые дру­гие сочи­не­ния Лидии Коло­гри­во­вой, кото­рые, на наш взгляд, поз­во­ля­ют соста­вить пред­став­ле­ния о лири­ке поэтес­сы. В осо­бый цикл сти­хо­тво­ре­ний Лидии Алек­сан­дров­ны мож­но выде­лить ее рели­ги­оз­ные, глу­бо­ко пра­во­слав­ные сти­хи, посвя­щен­ные биб­лей­ским сюже­там («Иоанн Кре­сти­тель», «Иро­ди­а­да», «Саул», «Рож­де­ствен­ская ночь» и др.) и лич­ным духов­ным пере­жи­ва­ни­ям поэтес­сы (напри­мер «Молит­ва»).
Свя­щен­но­му­чен­ник о.Иоанн Вос­тор­гов срав­ни­вал Лидию Алек­сан­дров­ну с пре­по­доб­ной Кас­си­ей. Эта свя­тая жила в Визан­тии в IX веке и про­сла­ви­лась поми­мо сво­ей пра­вед­ной жиз­ни сочи­не­ни­ем духов­ных сти­хов и цер­ков­ных пес­но­пе­ний. Сре­ди них наи­бо­лее изве­стен ирмос кано­на Вели­кой Суб­бо­ты, а так­же рож­де­ствен­ские пес­но­пе­ния, испол­ня­ю­щи­е­ся Рус­ской Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью и поныне. О. Иоанн Вос­тор­гов про­во­дил сле­ду­ю­щую парал­лель меж­ду твор­че­ством пре­по­доб­ной Кас­сии и рус­ской поэтес­сы Лидии Коло­гри­во­вой: «В свя­тые дни наи­бо­лее чти­мых и вели­ких хри­сти­ан­ских празд­ни­ков сре­ди пес­но­пе­ний цер­ков­ных встре­ча­ем мы бли­ста­ю­щие вдох­но­ве­ни­ем и худо­же­ством молит­вы, кото­рые име­ют над­пи­са­ние «Тво­ре­ние Кас­си­но». Они при­над­ле­жат Кас­сии, жен­щине-поэту, – жен­щине, посвя­тив­шей свое сло­во и дар лите­ра­тур­но­го твор­че­ства воз­вы­шен­ной рели­ги­оз­но-нази­да­тель­ной поэ­зии. Исто­рия гово­рит нам, что эта заме­ча­тель­ная писа­тель­ни­ца была знат­но­го рода, полу­чи­ла высо­кое обра­зо­ва­ние и удив­ля­ла совре­мен­ни­ков сво­ею ода­рен­но­стью; она окон­чи­ла жизнь в оби­те­ли, в подви­гах молит­вы и слу­же­нии Богу». Лидия Коло­гри­во­ва была «одной из после­до­ва­тель­ниц и под­ра­жа­тель­ниц бла­жен­ной Кас­сии, жен­щи­ной-поэтом, писа­тель­ни­цей, жен­щи­ной, несо­мнен­но, ода­рен­ной высо­ки­ми и ред­ки­ми спо­соб­но­стя­ми лите­ра­тур­но­го твор­че­ства и тоже посвя­тив­шей свое вдох­но­ве­ние рели­ги­оз­но-нази­да­тель­ной поэзии».
Неред­ко перо Л.Кологривовой слу­жи­ло и для худо­же­ствен­ной зари­сов­ки фраг­мен­тов житий рус­ских свя­тых (взять хотя бы сти­хо­тво­ре­ние «Св. Миро­фа­ний» или «Св. мит­ро­по­лит Филипп»). «Сколь­ко воз­вы­шен­ных рели­ги­оз­ных сти­хо­тво­ре­ний при­над­ле­жит ей! Они были бы достой­ны, при иных усло­ви­ях и обсто­я­тель­ствах, обще­цер­ков­но­го упо­треб­ле­ния. Сколь­ко пре­крас­ных и тро­га­тель­ных строк выли­лось из под ее пера в честь и сла­ву Хри­ста Вос­крес­ше­го и в зна­ме­но­ва­ние пас­халь­ной радо­сти!», – писал о твор­че­стве Л.Кологривовой о. Иоанн Восторгов.
Одна­ко раз­ра­зив­шая рус­ско-япон­ская вой­на, а за ней и рево­лю­ци­он­ная сму­та 1905-1907 гг., потес­ни­ли в твор­че­стве поэтес­сы лири­че­ские и исто­ри­че­ские сюже­ты. В этот пери­од Лидия Коло­гри­во­ва про­яви­ла себя как писа­тель­ни­ца, обла­дав­шая исклю­чи­тель­но глу­бо­ким пат­ри­о­ти­че­ским чув­ством. Обост­ри­лось и рели­ги­оз­ное чув­ство поэтес­сы. С это­го вре­ме­ни в ее сти­хах-молит­вах слыш­ны про­ше­ния о даро­ва­нии побе­ды рус­ско­му воин­ству и о пре­одо­ле­нии стра­ной пагуб­ной сму­ты. «Сколь­ко сти­хо­тво­ре­ний пат­ри­о­ти­че­ских, согре­тых огнем люб­ви, вооду­шев­ле­ния и люб­ви, напи­са­но ею, – и напи­са­но в такое вре­мя, когда вся­кое пат­ри­о­ти­че­ское вооду­шев­ле­ние под­вер­га­лось насмеш­кам и пре­сле­до­ва­нию!», – писал о. Иоанн Вос­тор­гов о новом пери­о­де в твор­че­стве заме­ча­тель­ной рус­ской поэтессы.
В годи­ну сму­ты появ­ля­ет­ся целый цикл сти­хов Л.Кологривовой, посвя­щен­ный защи­те искон­ных цен­но­стей рус­ско­го наро­да – Пра­во­сла­вию, Само­дер­жа­вию и Рус­ской Народ­но­сти («Наши искон­ные заве­ты», «О, Русь!», «Рос­сия для Рус­ских» и др.), и обли­ча­ю­щих всю лжи­вость и под­лость рево­лю­ции и ее идео­ло­гии («Крас­ный флаг» и др.). Но осо­бую любовь рус­ских пат­ри­о­тов-монар­хи­стов заслу­жи­ло сти­хо­тво­ре­ние «Русь идет!», впер­вые про­чи­тан­ное Лиди­ей Алек­сан­дров­ной 27 октяб­ря 1906 г. на откры­тии Лефор­тов­ско­го отде­ла Рус­ской Монар­хи­че­ской Партии
Лидия Алек­сан­дров­на Коло­гри­во­ва при­ни­ма­ла так­же и самое непо­сред­ствен­ное уча­стие в монар­хи­че­ском дви­же­нии. Одной из пер­вых она ста­ла чле­ном мос­ков­ско­го Рус­ско­го Монар­хи­че­ско­го Собра­ния. При этом сво­их монар­хи­че­ских, чер­но­со­тен­ных взгля­дов Лидия Коло­гри­во­ва не толь­ко не стес­ня­лась, но и гор­ди­лась ими. .Понят­но, что после столь прин­ци­пи­аль­но и недву­смыс­лен­но выра­жен­ной пози­ции, твор­че­ство Л.А.Кологривовой ста­ло замал­чи­вать­ся либе­раль­но и рево­лю­ци­он­но настро­ен­ны­ми кри­ти­ка­ми. Но Лидия Коло­гри­во­ва не плы­ла по тече­нию. Когда боль­шин­ство поэтов вос­пе­ва­ло «сво­бо­ду», рево­лю­цию, а порой про­сто порок и грех, твор­че­ство Лидии Коло­гри­во­вой все­гда сто­я­ло на твер­дых пра­во­слав­ных и пат­ри­о­ти­че­ских пози­ци­ях. «У поэта и писа­те­ля есть свой муче­ни­че­ский путь: замал­чи­ва­ние со сто­ро­ны про­тив­ни­ков, завист­ни­ков и нена­вист­ни­ков – писал про­то­и­е­рей Иоанн Вос­тор­гов, чье изда­тель­ство «Вер­ность» про­дол­жа­ло изда­вать в смут­ные годы рево­лю­ции сти­хи Коло­гри­во­вой. – И этот путь [она] изве­да­ла. <…> Никто не посме­ет отка­зать ей в талан­те, в усер­дии писа­тель­ства, в содер­жа­тель­но­сти ее тво­ре­ний, в худо­же­ствен­ном досто­ин­стве ее сти­ха: но она шла не раб­скою доро­гою, не кла­ня­лась гос­под­ству­ю­щим куми­рам совре­мен­но­сти, не скло­ня­лась пред гос­под­ство­вав­ши­ми «хама­ми» рус­ской печа­ти, – и ее, по како­му-то тай­но­му и неглас­но­му согла­ше­нию, лите­ра­тур­ные кри­ти­ки наме­рен­но замал­чи­ва­ли, как замал­чи­ва­ли и замал­чи­ва­ют очень мно­гих, если не всех, писа­те­лей рус­ских, остав­ших­ся вер­ны­ми заве­там веры и Церк­ви, и дол­гу люб­ви и слу­же­ния Царю и род­но­му наро­ду…» Будучи убеж­ден­ной монар­хист­кой, Лидия Алек­сан­дров­на неод­но­крат­но обра­ща­лась к худо­же­ствен­но­му опи­са­нию неза­у­ряд­ных лич­но­стей рус­ских Царей – Иоан­на IV Гроз­но­го, Пет­ра I, Алек­сандра III. А тор­же­ствен­ные юби­лей, посвя­щен­ный трех­сот­ле­тию Дома Рома­но­вых вызвал из-под ее живо­го пера осо­бен­но про­чув­ство­ван­ные про­из­ве­де­ния, кото­рые неволь­но обра­ща­ли на себя вни­ма­ние и теп­ло­тою чув­ства, и звуч­ным, точ­но отче­ка­нен­ным стихом.
Тяже­лый телес­ный недуг силь­но под­та­чи­вал здо­ро­вье поэтес­сы, застав­лял ее и поки­дать доро­гую ей Моск­ву, и люби­мое име­ние Милет в Бого­ро­диц­ком уез­де, что­бы искать исце­ле­ния на чуж­бине, сре­ди южной бла­го­рас­тво­рен­ной при­ро­ды, под ярким ита­льян­ским небом. «Но и отту­да, хотя изред­ка, при­ле­тал поэ­ти­че­ский голос боль­ной писа­тель­ни­цы, опи­сы­вав­шей с вос­тор­гом рос­кош­ные ланд­шаф­ты чужо­го края, но с при­ме­сью гру­сти о поки­ну­той родине», – писал неиз­вест­ный автор «Мос­ков­ских ведо­мо­стей» в некро­ло­ге, посвя­щен­ном Л.Кологривовой. Полу­чив неболь­шое облег­че­ние, Лидия Алек­сан­дров­на поспе­ши­ла воз­вра­тить­ся в «милую Моск­ву», но, увы, как ока­за­лось, толь­ко для того, что­бы после дол­гих стра­да­ний замолк­нуть наве­ки в вели­кие дни Страст­ной неде­ли. Скон­ча­лась поэтес­са в Страст­ную пят­ни­цу 20 мар­та (2 апре­ля) 1915 года после тяже­лой и про­дол­жи­тель­ной болез­ни в сво­ем име­нии в селе Милет Бого­ро­диц­ко­го уез­да Мос­ков­ской губер­нии. Хоро­ни­ли ее на вто­рой день Пас­хи. Отпе­вал Коло­гри­во­ву дав­ний ее зна­ко­мый, высо­ко ценив­ший ее твор­че­ство, буду­щий свя­щен­но­му­чен­ник про­то­и­е­рей Иоанн Вос­тор­гов. Лидия Коло­гри­во­ва посвя­ти­ла «свое перо, свое вдох­но­ве­ние не суе­те мира и не слу­чай­ным и крат­ко­вре­мен­ным инте­ре­сам жиз­ни, а тому, что назы­ва­ет­ся инте­ре­са­ми и вопро­са­ми выс­ше­го поряд­ка. В век, когда перо лите­ра­то­ра и даже поэта столь часто слу­жи­ло неве­рию и глум­ле­нию над верой, нрав­ствен­но­стью, над Цер­ко­вью, над высо­ки­ми пат­ри­о­ти­че­ски­ми чув­ства­ми, над подви­га­ми вер­но­сти, бла­го­род­ства и слу­же­ния дол­гу; в век, когда твор­че­ство поэтов столь часто отда­ет­ся вос­пе­ва­нию пло­ти, гре­ха, позо­ра, зло­бы, нена­ви­сти; в век, когда сло­во поэ­ти­че­ское ста­ло про­даж­ным и слу­жи­ло столь часто наем­ни­ком у мод­ных или гос­под­ству­ю­щих посред­ством наг­ло­сти и заси­лья поли­ти­че­ских и обще­ствен­ных тече­ний и пар­тий, – сло­во ныне поми­на­е­мой поэтес­сы, Лидии Алек­сан­дров­ны Коло­гри­во­вой, все­гда было солью рас­тво­ре­но, руко­вод­ство­ва­лось нача­ла­ми веч­но­сти, посвя­ще­но было иде­а­лам Выс­шей Исти­ны, Добра, Кра­со­ты и Бес­ко­неч­но­го», – ска­зал отец Иоанн в про­щаль­ном слове.
Вос­тор­гов И. Памя­ти писа­тель­ни­цы Л.А.Кологривовой (речь при погре­бе­нии 24 мар­та 1915 г.) // Мос­ков­ские ведо­мо­сти. 1915. 25 марта;
Дво­рян­ские роды Рос­сий­ской Импе­рии. Т. 1. Кня­зья. СПб., 1993;
Некро­лог // Исто­ри­че­ский вест­ник. 1915. N 5;
Памя­ти Л.А.Кологривовой // Мос­ков­ские ведо­мо­сти. 1915. 21 марта;
Род кня­зей Голи­цы­ных / Сост. кн. Н.Н.Голицын. Мате­ри­а­лы родо­слов­ные. Т.1. Кн. 2. СПб., 1892;
Сте­па­нов А.Д. Коло­гри­во­ва Лидия Алек­сан­дров­на // Свя­тая Русь. Боль­шая Энцик­ло­пе­дия Рус­ско­го Наро­да. Рус­ский Пат­ри­о­тизм. М., 2003.

Из исто­рии созда­ния Покров­ской про­све­ти­тель­ной кре­щё­но-татар­ской жен­ской общи­ны Мама­дыш­ско­го уез­да Казан­ской губернии
В сво­ей речи 17 авгу­ста 1911 г. на общем собра­нии «Брат­ства Свя­ти­те­ля Гурия» (БСГ), во вре­мя про­щаль­но­го чество­ва­ния извест­но­го мис­си­о­не­ра – про­дол­жа­те­ля дела Н.И.Ильминского, епи­ско­па Мама­дыш­ско­го Андрея (Ухтом­ско­го), отбы­ва­ю­ще­го из Каза­ни к месту ново­го назна­че­ния – на кафед­ру в Сухум, архи­епи­скоп Казан­ский и Сви­яж­ский Иаков (Пят­ниц­кий) осо­бо выде­лил в ряду его заслуг созда­ние двух кря­шен­ских (кре­щё­но-татар­ских) мона­ше­ских оби­те­лей: муж­ско­го Трех­свя­ти­тель­ско­го ски­та при Казан­ском Спа­со-Пре­об­ра­жен­ском мис­си­о­нер­ском мона­сты­ре в Лаи­шев­ском уез­де (с 1911 г. – отдель­но­го Трех­свя­ти­тель­ско­го кре­щё­но-татар­ско­го мона­сты­ря) и жен­ской Покров­ской про­све­ти­тель­ной кре­щё­но-татар­ской общи­на в Мама­дыш­ском уез­де (осно­ван­ной в 1908 г. и офи­ци­аль­но учре­ждён­ной ука­зом Свя­тей­ше­го Пра­ви­тель­ству­ю­ще­го Сино­да в фев­ра­ле 1911 г.). «Это – две самые дра­го­цен­ные жем­чу­жи­ны в том вен­це прав­ды, кото­рый уго­то­вит и воз­даст ему в своё вре­мя Гос­подь – Пра­вед­ный Судия», – ска­зал о них казан­ский архиерей.
В архив­ных и печат­ных источ­ни­ках сохра­ни­лось нема­ло сви­де­тельств о жиз­не­де­я­тель­но­сти этих оби­те­лей, ока­зав­шей­ся, к сожа­ле­нию, в силу извест­ных рево­лю­ци­он­ных обсто­я­тельств, очень недол­гой. Тем важ­нее для иссле­до­ва­те­лей и широ­кой кря­шен­ской обще­ствен­но­сти ста­но­вит­ся изу­че­ние каж­до­го её эпи­зо­да, кото­рое поз­во­лит в даль­ней­шем вос­ста­но­вить пол­ную исто­ри­че­скую кар­ти­ну. Учи­ты­вая, что в этом году испол­ня­ет­ся сто лет с момен­та осно­ва­ния Покров­ской про­све­ти­тель­ной кре­щё­но-татар­ской жен­ской общи­ны, пред­став­ля­ет­ся допол­ни­тель­ный повод для более деталь­но­го упо­ми­на­ния об этом событии.
Несмот­ря на домыс­лы совет­ских «исто­ри­ков» и совре­мен­ных татар­ских наци­о­на­ли­стов, целей хри­сти­а­ни­за­ции татар-мусуль­ман общи­на не пре­сле­до­ва­ла. Думать об этом в усло­ви­ях наблю­дав­ше­го­ся в то вре­мя мас­со­во­го отпа­де­ния «кре­щё­ных татар» в ислам было, по мень­шей мере, наив­но, что пре­крас­но пони­ма­ли все здра­во­мыс­ля­щие мис­си­о­не­ры. Глав­ной зада­чей общи­ны было укре­пить в хри­сти­ан­стве тех, кто ещё не попал под вли­я­ние мусуль­ман­ских про­по­вед­ни­ков, актив­но дей­ство­вав­ших в кря­шен­ской сре­де. По при­зна­нию само­го епи­ско­па Андрея, общи­на была осно­ва­на «в цен­тре тех селе­ний, кото­рые наи­бо­лее под­вер­же­ны тата­ри­за­ции», «толь­ко в целях охра­ны ещё остав­ших­ся в пра­во­сла­вии кре­щё­ных татар Казан­ской епар­хии от пере­хо­да в маго­ме­тан­ство». [1] Как отме­чал в опуб­ли­ко­ван­ной в 1908 г. ста­тье «Кре­щё­но-татар­ское тор­же­ство» пре­по­да­ва­тель Казан­ской учи­тель­ской семи­на­рии Р.П.Даулей, исто­рия общи­ны берёт своё нача­ло ещё в 1907 г., когда «доб­рые люди» пожерт­во­ва­ли БСГ уча­сток зем­ли пло­ща­дью 108 деся­тин в Мама­дыш­ском уез­де, «что­бы на этой зем­ле была осно­ва­на жен­ская общи­на с про­све­ти­тель­ны­ми целя­ми». [2] Эти­ми доб­ры­ми людь­ми были кня­ги­ня Анто­ни­на Фёдо­ров­на Ухтом­ская – мать епи­ско­па Андрея (упол­но­мо­чен­ным кото­рой являл­ся тот же Р.П.Даулей) и сам вла­ды­ка (состо­яв­ший пред­се­да­те­лем Сове­та БСГ), кото­рый, веро­ят­нее все­го, в зна­чи­тель­ной мере спо­соб­ство­вал совер­ше­нию ей сего бого­угод­но­го деяния.
В мае 1908 г. кня­ги­ня А.Ф.Ухтомская заяви­ла архи­епи­ско­пу Казан­ско­му и Сви­яж­ско­му Ника­но­ру (Камен­ско­му), что она, горя­чо сочув­ствуя мис­си­о­нер­ско-про­све­ти­тель­ным целям БСГ, реши­ла пожерт­во­вать послед­не­му при­над­ле­жа­щую ей в Мама­дыш­ском уез­де при деревне Бог­да­нов­ке «зем­лю в коли­че­стве 108 деся­тин со все­ми нахо­дя­щи­ми­ся на ней построй­ка­ми на сле­ду­ю­щих усло­ви­ях: на ука­зан­ной зем­ле долж­на быть устро­е­на кре­щё­но-татар­ская жен­ская общи­на с хра­мом во имя Пре­свя­тыя Бого­ро­ди­цы и с наиме­но­ва­ни­ем Покров­ская про­све­ти­тель­ная общи­на». При этом она осо­бо уточ­ня­ла, что: «Эта общи­на долж­на слу­жить всем хри­сти­ан­ско-про­све­ти­тель­ным целям Брат­ства Св[ятителя] Гурия, поль­зо­вать­ся его попе­че­ни­ем и отда­вать Брат­ству отчёт во всей сво­ей жиз­ни, но хозяй­ство Брат­ства и буду­щей Покров­ской общи­ны долж­но быть вполне само­сто­я­тель­ным». [3] Под­дер­жав дан­ную ини­ци­а­ти­ву, архи­епи­скоп Ника­нор напра­вил соот­вет­ству­ю­щее хода­тай­ство в Свя­тей­ший Пра­ви­тель­ству­ю­щий Синод (СПС), одна­ко послед­ний испро­сил допол­ни­тель­ных разъ­яс­не­ний по пово­ду выдви­ну­то­го кня­ги­ней А.Ф.Ухтомской усло­вия отно­си­тель­но хозяй­ствен­ной само­сто­я­тель­но­сти буду­щей общи­ны, опа­са­ясь, не доста­вит ли его при­ня­тие «воз­мож­но­сти воз­ник­но­ве­ния в буду­щем неже­ла­тель­ных обсто­я­тельств по веде­нию хозяй­ства и управ­ле­нию общи­ной». 18 авгу­ста 1908 г. мест­ный архи­ерей уве­до­мил и.о. управ­ля­ю­ще­го Сино­даль­ной Кан­це­ля­рии о том, что хозяй­ство тако­вой пред­по­ла­га­ет­ся «вполне раз­гра­ни­чен­ным» от хозяй­ства БСГ и не отчуж­да­е­мым в поль­зу послед­не­го: БСГ долж­но было осу­ществ­лять наблю­де­ние за про­све­ти­тель­ной дея­тель­но­стью общи­ны, а её хозяй­ство долж­но было нахо­дить­ся под общим управ­ле­ни­ем казан­ско­го епар­хи­аль­но­го началь­ства. Сво­им ука­зом от 29 октяб­ря 1908 г. СПС уве­до­мил архи­епи­ско­па Казан­ско­го и Сви­яж­ско­го Ника­но­ра о том, что не встре­ча­ет пре­пят­ствий к при­ня­тию БСГ жерт­ву­е­мо­го кня­ги­ней А.Ф.Ухтомской участ­ка зем­ли «на ука­зан­ных ею усло­ви­ях», а так­же, по совер­ше­нию соот­вет­ству­ю­ще­го акта, к устрой­ству на дару­е­мой зем­ле «кре­щё­но-татар­ской про­све­ти­тель­ной жен­ской общи­ны с хра­мом во имя Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы, с наиме­но­ва­ни­ем её Покров­скою и с тем, что­бы хозяй­ство общи­ны было само­сто­я­тель­ным от хозяй­ства Брат­ства, состоя под над­зо­ром епар­хи­аль­но­го начальства».
Соглас­но Отчё­ту о дея­тель­но­сти БСГ за 1908 – 1909 брат­ский год в общине име­лось два­дцать шесть сестёр, из кото­рых три – рус­ские, а осталь­ные – кря­шен­ки («кре­щё­ные татар­ки»). [5] По состо­я­нию на 1 мая 1911 г. в ней про­жи­ва­ла уже трид­цать одна сест­ра. При этом сёст­ры общи­ны заве­до­ва­ли так­же книж­ным скла­дом БСГ и ока­зы­ва­ли меди­цин­скую помощь населению.
Резо­лю­ци­ей архи­епи­ско­па Казан­ско­го и Сви­яж­ско­го Ника­но­ра от 31 апре­ля 1908 г. заве­ду­ю­щей общи­ной была опре­де­ле­на рясо­фор­ная послуш­ни­ца Зина­и­да Дымо­ва, а ука­зом Казан­ской духов­ной кон­си­сто­рии от 26 нояб­ря 1910 г. – каз­на­че­ей общи­ны – рясо­фор­ная послуш­ни­ца Ека­те­ри­на Боро­виц­кая. Как отме­чал в сво­ём рапор­те архи­епи­ско­пу Казан­ско­му и Сви­яж­ско­му от 12 мая 1911 г. бла­го­чин­ный мона­сты­рей тре­тье­го окру­га Казан­ской епар­хии, архи­манд­рит Гурий, обе они заре­ко­мен­до­ва­ли себя «как усерд­ным про­хож­де­ни­ем мона­стыр­ско­го иску­са и сер­деч­ною доб­ро­тою в обхож­де­нии и духов­ном води­тель­стве вве­рен­ных их попе­че­нию сестёр общи­ны – ино­ро­док из кре­щё­ных татар, так и высо­ким бла­го­нра­ви­ем в рели­ги­оз­но-нрав­ствен­ном настро­е­нии». Извест­но, что уже в совет­ское вре­мя обе быв­шие насель­ни­цы общи­ны – Зина­и­да Сер­ге­ев­на Дымо­ва и Надеж­да (Ека­те­ри­на) Васи­льев­на Боро­виц­кая – под­верг­лись репрес­си­ям со сто­ро­ны бого­бор­че­ской власти.
18 июня 1909 г. по кре­щё­но-татар­ским селе­ни­ям про­шёл вели­кий крест­ный ход, посвя­щён­ный памя­ти Свя­той вели­ко­му­че­ни­цы Парас­ке­вы, празд­ну­е­мой 28 октяб­ря. Его участ­ни­ки во гла­ве с епи­ско­пом Андре­ем вышли из Трёх­свя­ти­тель­ско­го кре­щё­но-татар­ско­го ски­та с моща­ми Свя­то­го Апо­сто­ла Андрея Пер­во­зван­но­го, Свя­то­го Иоан­на Зла­то­уста и Свя­той вели­ко­му­че­ни­цы Парас­ке­вы. «Сопро­вож­да­е­мый места­ми до 5000 наро­да», за неде­лю крест­ный ход про­шёл «целый ряд татар­ских дере­вень на про­тя­же­нии 70 вёрст, при непре­стан­ном вооду­шев­лён­ном пении на рус­ском и татар­ском язы­ках, при еже­днев­ном бого­слу­же­нии и про­по­ве­дях на откры­том воз­ду­хе». Тор­же­ства завер­ши­лись в Покров­ской про­све­ти­тель­ной кре­щё­но-татар­ской жен­ской общине (для кото­рой и пред­на­зна­ча­лись свя­ты­ни), где с настав­ле­ни­ем к послуш­ни­цам обра­тил­ся епи­скоп Андрей.
Нако­нец, в 1911 г. общине был предо­став­лен ста­тус само­сто­я­тель­ной юри­ди­че­ской еди­ни­цы. Ука­зом за ? 2732 от 23 фев­ра­ля 1911 г., дан­ным архи­епи­ско­пу Казан­ско­му и Сви­яж­ско­му Иако­ву, СПС опре­де­лил «в Мама­дыш­ском уез­де, Казан­ской епар­хии, на зем­ле, пожерт­во­ван­ной кня­ги­нею Ухтом­скою, учре­дить кре­щё­но-татар­скую жен­скую общи­ну, с наиме­но­ва­ни­ем оной «Покров­скою Про­све­ти­тель­ною Общи­ною», и с таким чис­лом сестёр, какое общи­на будет в состо­я­нии содер­жать на соб­ствен­ные сред­ства». [6] 1 мая 1911 г. состо­я­лось тор­же­ствен­ное откры­тие общи­ны, кото­рое осу­ще­ствил тот же архи­манд­рит Гурий. По окон­ча­нии Боже­ствен­ной Литур­гии, отслу­жен­ной им в хра­ме во имя Пре­по­доб­но­го Сера­фи­ма Саров­ско­го «в при­сут­ствии сослу­жа­ще­го духо­вен­ства» (свя­щен­ни­ков сёл Ныр­ты – Нико­лая Про­ко­фье­ва, Ста­рая Икшур­ма – Алек­сея Афа­на­сье­ва, иеро­мо­на­ха Казан­ско­го Спа­со-Пре­об­ра­жен­ско­го мона­сты­ря Игна­тия и дру­гих), заве­ду­ю­щей общи­ной Зина­и­ды Дымо­вой, и.о. каз­на­чеи Ека­те­ри­ны Боро­виц­кой «и все­го наро­да», архи­манд­рит Гурий про­чёл с амво­на копию ука­за СПС. Вслед за этим им было совер­ше­но «бла­го­дар­ствен­ное Гос­по­ду Богу молеб­ствие с водо­свя­ти­ем», после кото­ро­го участ­ни­ки тор­же­ства, «под­няв­ши св[ятые] ико­ны с крест­ным ходом обо­шли вокруг общи­ны, окроп­ляя все зда­ния оной и поля освя­щён­ною водою». Завер­ши­лось оно в церк­ви общи­ны «обыч­ны­ми мно­го­лет­ство­ва­ни­я­ми», в том чис­ле – в адрес епи­ско­па Андрея и бла­го­де­тель­ни­цы мона­сты­ря кня­ги­ни А.Ф.Ухтомской.
К это­му вре­ме­ни у общи­ны име­лось 108 деся­тин зем­ли, из кото­рой 72 деся­ти­ны – пахот­ной, 12 – под луга­ми и выго­на­ми, 9 деся­тин леса, 9 деся­тин «под усадь­бой» и 6 – «неудоб­ной». В ней по-преж­не­му дей­ство­вал толь­ко один дере­вян­ный храм, в кото­ром не было посто­ян­но­го свя­щен­ни­ка и даже коло­ко­лов, на при­об­ре­те­ние коих не хва­та­ло средств. Стра­хов­ка всех стро­е­ний общи­ны исчис­ля­лась сум­мой 5700 рублей.
Постав­лен­ная заве­до­вать общи­ной и всту­пив­шая в отправ­ле­ние сво­их обя­зан­но­стей в том же 1911 г. мона­хи­ня София (Раз­умов­ская) сооб­ща­ла, в част­но­сти, 11 мар­та 1912 г. в Казан­скую духов­ную кон­си­сто­рию, что «с пер­во­го же раза была пора­же­на бед­но­тою общи­ны и раз­ны­ми зна­чи­тель­ны­ми недо­стат­ка­ми по внеш­не­му бла­го­устрой­ству общи­ны, кото­рые суще­ству­ют и ныне». Тем не менее, с Божьей помо­щью, сёст­ры твёр­до сле­до­ва­ли сво­е­му пред­на­зна­че­нию. Посте­пен­но рас­ши­ря­лась дея­тель­ность дей­ство­вав­ше­го при ней учи­ли­ща, в кото­ром к тому вре­ме­ни учи­лись уже шесть­де­сят две девоч­ки. Трид­цать восемь дево­чек (восемь из кото­рых «посто­ян­ных», а осталь­ные – из чис­ла уча­щих­ся учи­ли­ща) пости­га­ли сек­ре­ты ткац­ко­го мастер­ства, выши­ва­ния и шитья в его ремес­лен­ном отде­ле­нии. При этом, как под­чёр­ки­ва­ла заве­ду­ю­щая общи­ной мона­хи­ня София: «Все эти вос­пи­тан­ни­цы – ино­род­ки из ста­ро-кре­щё­ных татар из раз­ных уез­дов Казан­ской губер­нии, и содер­жат­ся на сред­ства общи­ны, а неко­то­рым сиро­там и одеж­да добы­ва­ет­ся общи­ной». [7] Соби­рая в бук­валь­ном смыс­ле «с миру по нит­ке», насель­ни­цы общи­ны и БСГ все­ми мера­ми спо­соб­ство­ва­ли рели­ги­оз­но-нрав­ствен­но­му про­све­ще­нию кря­шен­ско­го наро­да, зна­че­ние кото­ро­го прон­зи­тель­но точ­но под­черк­нул в сво­ём откры­том пись­ме пра­во­слав­ным моск­ви­чам «О кре­щё­но-татар­ской жен­ской общине», опуб­ли­ко­ван­ном в ? 6 за 8 нояб­ря 1909 г. «Сотруд­ни­ка Брат­ства Свя­ти­те­ля Гурия», епи­скоп Андрей. «Могу ска­зать, – писал он, – что, кто помо­жет в вос­пи­та­нии и обу­че­нии хотя одной девоч­ки, тот сде­ла­ет и для мис­сии боль­шое дело. Ведь вся­кий гра­мот­ный ребё­нок в кре­щё­но-татар­ской семье – есть уже мис­си­о­нер: он уже вслух молит­ся Богу и всю семью при­уча­ет к молит­ве, он чита­ет книж­ку и сво­им род­ным сооб­ща­ет новые зна­ния. И очень мно­го домов, склон­ных к отпа­де­нию, спас­ли для свя­той Церк­ви имен­но дет­ки, обу­чен­ные молит­вам и зна­ю­щие свящ[енную] Историю».

1563 Заем­ная и заклад­ная кня­зя Пет­ра Ухтом­ска­го во стгь два­дца­ти рублЯХ
Се язъ князь Петръ княжъ Олек­сан­дровъ сынъ Ухтом­ско­го да сво­и­ми дът­ми со кня земъ едо­ромъ да со кня­земъ Ива­номъ заня­ли есмя у кня­зя у Дмит­реЯ да у кня­зя Дани­ла у княжъ Дани­ло­выхъ дътей Ухтом­ско­го сто руб­левъ два­дцать руб­левъ денегъ Мос­ков­скихъ ходя­чихъ отъ Пет­ро­ва заго­вий­на до Роже­ства Хри­сто­ва а въ тъхъ есмя ден­гахъ зало­жи­ли свою вот­чи­ну село Семе­нов­ское да дерев­ню Поля­ну да дерев­ню Меле­хо­ве да дерев­ню Она ньи­но да дерев­ню Котовъ Почи­нокъ да дерев­ню Гаври­но со всъми уго­дьи что къ тому селу и къ дерев­нямъ изста­ри потяг­ло куды ходить плугъ и соха и топоръ и коса А ростъ намъ на тб ден­ги давать какъ идетъ въ людъхъ на пять шестой а поля­гутъ ден­ги по сроцъ ино то село и Семе­нов­ское и дерев­ни кня­зю Дмит­рею да кня­зю Дани­лу за ростъ пахать и кре­стья­ны вла­дить и кой насъ заим шиковъ въ лицъхъ на томъ ден­ги и закладъ А на то послу­си князь Ондрей княжъ Ива­новъ сынъ Ухтом­ско­го да князь Гри­го­рей княжъ Ива­новъ сынъ Ухтом­ско­го да князь Михай­ло княжь Ннки­т­инъ сынъ Ухтом­ско­го да Демидъ Лево­ет­певъ сынъ А каба­лу пуу­и­салъ Исто­ма Неча­евъ сынъ лъта 7070 пер­ва­го Под­лин­никъ писань столб­це на листкп Па обо­ротп соб­ствен­но­руг­ныя под­пи­си По сей каба­ле азъ Петръ ден­ги заналъ в вот­чи­ну зало жилъ п руку при­ло­жилъ По сей кабалъ азъ князь Иванъ ден­ги заналъ и вот­чи­ну зало­жилъ Заи­мъ­щикъ князь бедоръ ден­ги занялъ вот­чи­ну зало­жилъ и руку при­ло­жилъ Послухъ князь Гри­го­рей руку при­ло­жылъ Послухъ Деи­ид­ко руку приложилъ

ПЕЧАТКИ

Печаток не знайдено

ПУЦБЛІКАЦІЇ ДОКУМЕНТІВ

АЛЬБОМИ З МЕДІА

Медіа не знайдено

РЕЛЯЦІЙНІ СТАТТІ

Статтєй не знайдено

НОТАТ­КИ
  1. АЮ № 241. С. 263, № 242. С. 264.[]
  2. ПСРЛ. Т. 16. СПб., 1889. Стб. 218.[]
  3. Клосс Б. М. Пре­ди­сло­вие к изда­нию 2000 г. // ПСРЛ. Т. 16. М., 2000.[]
  4. РИБ. Т. 22. СПб., 1908. Стб. 26–29; НПК. Т. 3. СПб., 1868. Стб. 517–520 (утра­че­но нача­ло).[]
  5. ПСРЛ. Т. 37. С. 46, 92[]
  6. Публ.: Стрель­ни­ков С. В. Гра­мо­ты XV — нача­ла XVI века из архи­ва Кирил­ло-Бело­зер­ско­го мона­сты­ря // Рус­ское сред­не­ве­ко­вье. Сбор­ник ста­тей в честь про­фес­со­ра Ю. Г. Алек­се­е­ва. М.. 2012. № 21. С. 146–147.Список: ОР РНБ. СПБ ДА. AI/17. Л. 177–178.[]
  7. РГА­ДА. Фонд 1209. Помест­ный при­каз. Оп.1. Пис­цо­вые кни­ги. Кн. 582.Писцовые мате­ри­а­лы Яро­слав­ско­го уез­да XVI века: помест­ные земли.Приправочный спи­сок с пис­цо­вых книг 1568-1569 гг.[]
  8. Ста­тей­ный спи­сок похо­да в Азов бояри­на и вое­во­ды Алек­сея Семе­но­ви­ча Шеи­на, в 1697 году.[]
  9. ГАВО Волог­да, ф.1260, о.1, д. 5752[]
  10. Яро­слав­ская уче­ная архив­ная комис­сия. Тру­ды Яро­слав­ской губерн­ской уче­ной архив­ной комис­сии / Яро­сл. учен. арх. комис. — М., 1890-1918. Кн. 5. Т. 2 : Акты Углич­ской про­вин­ци­аль­ной кан­це­ля­рии (1719-1726 гг.) / Изд. И. А. Вах­ро­ме­е­вым под ред. Ф. В. Тара­нов­ско­го. — 1909. — XXI, XXXIX, 418 с., 1 л. портр. Л.334 (262).[]
  11. Яро­слав­ская уче­ная архив­ная комис­сия. Тру­ды Яро­слав­ской губерн­ской уче­ной архив­ной комис­сии / Яро­сл. учен. арх. комис. — М., 1890-1918. Кн. 5. Т. 2 : Акты Углич­ской про­вин­ци­аль­ной кан­це­ля­рии (1719-1726 гг.) / Изд. И. А. Вах­ро­ме­е­вым под ред. Ф. В. Тара­нов­ско­го. — 1909. — XXI, XXXIX, 418 с., 1 л. портр.[]
  12. Шере­ме­тев­ский В. Русск.провинц.некрополь. Тл. М.,1914; Ист. Стат. Опи­са­ние Вла­ди­мир. Епархии,П, 299-300[]
  13. ГА РТ. 4-25-1, л. 10. ИВ г. Каза­ни и уез­да за 1793 г.[]
  14. См. его фор­му­ляр­ный спи­сок за 1824 год: ГАЯО. Ф. 79. Оп. 13. Д. 263. Л. 62 об., 63; см. так­же: Меся­цо­слов с рос­пи­сью чинов­ных особ, или общий штат Рос­сий­ской импе­рии на лето от Рож­де­ства Хри­сто­ва 1825. Ч. 2. СПб.: при Импе­ра­тор­ской ака­де­мии наук. С. 84.[]
  15. ГАЯО. Ф. 501. Оп. 1. Д. 307. Л. 12, 12 об. № 8.[]
  16. Яро­слав­ские губерн­ские ведо­мо­сти. № 4.[]
  17. Яро­слав­ские губерн­ские ведо­мо­сти. № 49.[]
  18. Фили­ал ГКУ ЯО ГАЯО в г. Рыбин­ске. Фонд № 419. Оп.4. Д. 67. Мет­ри­че­ская кни­га церк­ви села Огар­ко­во за 1818-1849 годы, л.144об[]
  19. РГИА, ф.19, оп.125, д.433[]
  20. ЦГИА ф.19. оп. 127 д. 2445 л. 40; инф. Сер­гея Куль­ба­ки[]
  21. Мет­ри­че­ская кни­га Пав­лов­ской гар­ни­зон­ной церк­ви во имя Св. Нико­лая Чудо­твор­ца, Пет­ро­град­ская губ., г.Павловск. 1917г.[]
  22. РГИА, Ф.19, О.127, Д.1559, к.503[]
  23. РГИА, 19-124-1201, кадр 693[]
  24. Авто­био­гра­фии хра­нят­ся в Ведомтс­вен­ном архи­ве Рус­ско­го музея[]
  25. За что были рас­стре­ля­ны 61 чело­век? // Голос Рос­сии. Бер­лин, 10 сен­тяб­ря 1921 года, № 759. С. 1; 11 сен­тяб­ря 1921 года, № 760. С. 1. См. так­же: Вар­шер Т. Кн. С.А. Ухтом­ский //Сегодня. Рига, 14 сен­тяб­ря 1921 года, № 209. С. 2; Мель­гу­нов С.П. Крас­ный тер­рор в Рос­сии: 1918-1923. 4-е изд. Нью-Йорк, 1989. С. 113; Эль­зон М. «Заве­щаю не ста­вить … памят­ни­ка»: К 75-летию гибе­ли Н.С. Гуми­ле­ва //Нева. СПб., 1996, № 8. С. 196.[]
  26. Алфа­вит­ный ука­за­тель жите­лей Пет­ро­гра­да на 1917 год… ГАРФ. Ф. Р-8409. Оп. 1: Д. 1359. С. 38-46; Д. 1447. С 218.[]
  27. Мет­ри­че­ская кни­га церк­ви Св. Бого­яв­ле­ния Гос­под­ня Крон­штадт­ской мор­ской. 1886г.[]
  28. ЦГИА ф. 19, оп. 127, д. 1440, л. 196; инфор­ма­ция Сер­гея Куль­ба­ки[]
  29. Мет­ри­че­ская кни­га С.-Петербургского Адми­рал­тей­ско­го во имя Св.Спиридония Три­ми­фунт­ско­го Чудо­твор­ца собо­ра. 1913 г.[]
  30. ГАСО ф.48 оп.1 д.1271 л.84об.[]

Оставьте комментарий