Ушатые

Уша­тые — кня­же­ский род, про­ис­шед­ший от Яро­слав­ских кня­зей . Родо­на­чаль­ник кня­зей Уша­тых — Фёдор Ива­но­вич Уша­тый (XVII коле­но от Рюри­ка), тре­тий сын кня­зя Ива­на Михай­ло­ви­ча Молож­ско­го, внук Миха­и­ла Давы­до­ви­ча, пер­во­го Моло­лож­ско­го кня­зя . Фёдор — млад­ший брат кня­зей Андрея и Гле­ба Ива­но­ви­ча Шума­ров­ских. Уже их отец Иван при раз­де­ле наслед­ства Миха­и­ла Давы­до­ви­ча не полу­чил уде­ла, поэто­му вла­де­тель­ны­ми кня­зья­ми Уша­тые не были, про­зви­ще их не свя­за­но с отчи­ной. Кня­зья Уша­тые нахо­ди­лись на служ­бе у Мос­ков­ских кня­зей . У родо­на­чаль­ни­ка было шесть сыно­вей: Васи­лий, Кон­стан­тин, Иван Боль­шой по про­зви­щу Ляпун, Иван Мень­шой по про­зви­щу Боро­да­тый, Юрий и Пётр. Они слу­жи­ли Ива­ну III. Внук осно­ва­те­ля рода Васи­лий Васи­лье­вич имел про­зви­ще Чулок, отку­да фами­лия Чул­ко­вы несколь­ких его потом­ков. Род пол­но­стью пре­сёк­ся в XXII колене от Рюрика.

❋ Рюрик, князь Новгородский
⇨ Игорь Рюри­ко­вич, вели­кий князь Киев­ский +945
⇨ Свя­то­слав I Иго­ре­вич, вели­кий Киев­ский 942-972
⇨ Вла­ди­мир I, вели­кий князь Киев­ский +1015
⇨ Яро­слав I Муд­рый, вели­кий князь Киев­ский 978-1054
⇨ Все­во­лод I, вели­кий князь Киев­ский 1030-1093
⇨ Вла­ди­мир II Моно­мах, князь Киев­ский 1053-1125
⇨ Мсти­слав I, вели­кий князь Киев­ский 1075-1132
⇨ Рости­слав, вели­кий князь Киев­ский +1168
⇨ Давид, князь Смо­лен­ский 1120-1197
⇨ Мсти­слав, князь Смо­лен­ский +1230
⇨ Рости­слав, князь Смоленский
⇨ Федор Черм­ный, князь Яро­слав­ский +1298
⇨ Давид, князь Яро­слав­ский +1321
⇨ Васи­лий Гроз­ные Очи, князь Яро­слав­ский +1345
⇨ Миха­ил Давы­до­вич Моложский
⇨ Иван Михай­ло­вич Шуморовский

XVII коле­но

1. князь Федор Ива­но­вич Уша­тый Молож­ский Шуморовский

XVIII коле­но

2/1. князь Федор Федо­ро­вич Ушатый

~ [Агра­фе­на?] Яко­влев­на, дочь Яко­ва Заха­рье­ви­ча [Ива­но­ви­ча?] Кош­ки­на [1].
По родо­слов­ной, мужем ука­зан князь Федор Ива­но­вич Яро­слав­ский Уша­тый (род. до 1380 – ум. ?), тре­тий сын кня­зя Ива­на Михай­ло­ви­ча Молож­ско­го (ум. 1380), родо­на­чаль­ник кня­зей Уша­тых. По датам его женой дочь Яко­ва Ива­но­ви­ча Кош­ки­на никак не мог­ла быть (если толь­ко вто­рой женой, и то с боль­шой натяж­кой). У кня­зя Федо­ра Ива­но­ви­ча Уша­то­го по родо­слов­ным ука­за­но 6 сыно­вей (Васи­лий, Кон­стан­тин (ум. 1522), Иван Боль­шой по про­зви­щу Ляпун (ум. 1524), Иван Мень­шой по про­зви­щу Боро­да­тый, Юрий (ум. 1487) и Пётр (ум. до 1519)), и все роди­лись у него позд­но, в 1460-е-1470-е гг. (т.е. ему под 90 лет???). Их мате­рью вполне мог­ла быть N Яко­влев­на Кош­ки­на (сыно­вья её сест­ры Еле­ны Яко­влев­ны Пле­ще­е­вой роди­лись в те же годы), но отцом князь Ф.И.Ушатый вряд ли мог быть, ско­рее уж дедом. Как раз по дру­гой вер­сии Петр, Васи­лий, Кон­стан­тин, Иван Ляпун, Иван Боро­да­тый и Юрий Федо­ро­ви­чи Уша­тые были сыно­вья­ми кня­зя Федо­ра Федо­ро­ви­ча Уша­то­го (веро­ят­но сына кня­зя Федо­ра Ива­но­ви­ча Уша­то­го) и кня­ги­ни Агра­фе­ны Уша­той. Воз­мож­но кня­ги­ня Агра­фе­на (невест­ка кн. Ф.И.Ушатого, жена Федо­ра Федо­ро­ви­ча Уша­то­го, мать его сыно­вей) и была доче­рью Яко­ва Ива­но­ви­ча Кош­ки­на. В родо­слов­ной было про­пу­ще­но целое коле­но, отсю­да и ошибка.
[1] Род. кн. Ч. 2. С. 123.

XIX коле­но

3/1. князь Васи­лий Федо­ро­вич +Пор­фи­рий Уша­тый (1497,—1519+до)

1С:Фед.Фед. :Агра­фе­на.
Поме­стья Уша­тых были рас­по­ло­же­ны в Бежец­кой пятине. Уже во вто­рой поло­вине 80-х гг. здесь, ско­рее все­го, обос­но­ва­лись бра­тья И. Боль­шой и В. Ф. Уша­тые. В обо­их поме­стьях сре­ди преж­них вла­дель­цев был И. З. Овинов.
~ Домна
4/1. князь Кон­стан­тин Федо­ро­вич Уша­тый (?-1522)
ин.Касьян кн. (1492,—1522) окольничий(1522) 2С:Фед.Фед. :Агра­фе­на.
князь, околь­ни­чий и вое­во­да на служ­бе у Вели­ко­го кня­зей мос­ков­ских Ива­на III и Васи­лия III, тре­тий сын Федо­ра Ива­но­ви­ча Уша­то­го и доче­ри вид­но­го царе­двор­ца Юрия Заха­рье­ви­ча Кош­ки­на-Заха­рье­ва. При­над­ле­жал к роду кня­зей молож­ских, мно­гие из кото­рых нахо­ди­лись на служ­бе у мос­ков­ских кня­зей. в 1491 г. упо­ми­на­ет­ся как послух в духов­ной М. А. Пле­ще­е­ва. В 1492 году при­нял уча­стие в похо­де Север­скую зем­лю в каче­стве вто­ро­го вое­во­ды сто­ро­же­во­го пол­ка, разо­рил горо­да Любутск и Мценск, вла­де­ния Вели­ко­го кня­же­ства Литов­ско­го. В янва­ре 1493 года послан в Вели­кие Луки как вто­рой вое­во­да пол­ка левой руки. В 1495 году участ­во­вал в похо­де Ива­на III на Нов­го­род в его сви­те. В 1500 году во вре­мя похо­да на Смо­ленск послан на Вед­ро­шу к Юрию Заха­рье­ви­чу Кош­ки­ну, сво­е­му деду по мате­ри, пере­дать неудо­воль­ствие Ива­на III по пово­ду его мест­ни­че­ско­го спо­ра с пер­вым вое­во­дой кня­зем Дани­и­лом Щеней. В 1501 году как ива­нь­го­род­ский намест­ник участ­во­вал в пере­го­во­рах с ливон­ски­ми посла­ми на Нарове.В 1506 году про­из­ве­ден в околь­ни­чие. В 1507 году участ­во­вал в отра­же­нии крым­ских татар око­ло Калу­ги, а затем и их раз­гро­ма око­ло Белё­ва и Одо­е­ва. В апре­ле 1508 года коман­до­вал пере­до­вым пол­ком в Вязь­ме в сен­тяб­ре послан отту­да в Торо­пец и отту­да тре­тьим вое­во­дой пере­до­во­го пол­ка к Дорогобужу.Зимой 1509—1510 года участ­во­вал в похо­де к Нов­го­ро­ду и Пскову.В мае 1512 года послан вто­рым вое­во­дой пол­ка левой руки на Угру для отра­же­ния Ахмат-Герая и братьев.Зимой 1512—1513 года ходил к Смо­лен­ску как д вое­во­да сто­ро­же­во­го полка.В мар­те 1513 с пол­ком пра­вой руки послан на реку Угру для защи­ты лево­го флан­га мос­ков­ской рати, гото­вив­шей­ся к похо­ду на Смо­ленск. В 1515 году как вто­рой вое­во­да боль­шо­го пол­ка участ­во­вал в похо­де от реки Ваша­на на Тулу и обрат­но, с целью про­де­мон­стри­ро­вать при­сут­ствие рус­ских войск.В 1517 году коман­до­вал пол­ком пра­вой руки на Суре. Умер в 1522 году, не имея детей.
Послух в духов­ной гра­мо­те А. М. Пле­ще­е­ва (состав­ле­на перед 19 авгу­ста 1491 г.) (Акты соци­аль­но-эко­но­ми­че­ской исто­рии Севе­ро-Восточ­ной Руси кон­ца XIV–начала XVI в. Т. 1. М., 1952. № 562. С. 442). В 1544/1545 г. князь Иван Тре­тьяк Васи­лье­вич Уша­тый дал вкла­дом в Тро­и­це-Сер­ги­ев мона­стырь по отце кня­зе Васи­лии-Пор­фи­рии Уша­том Федо­ро­ви­че Уша­том, по мате­ри кня­гине Домне, по дяде Кон­стан­тине Федо­ро­ви­че Уша­том, в ино­че­стве Касьяне, и по себе вот­чи­ну в Яро­слав­ском уез­де село Копри­но с 22 дерев­ня­ми, 5 почин­ка­ми, 2 пусто­ша­ми (ценой в 400 руб.) (Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 98).
околь­ни­чий с 1506, воевода
б/д
АСЭИ. Т. 1. № 562. С. 442; РК. С. 22, 25, 30, 39, 40, 42, 45, 49, 50, 56; Р. С. 88, 97, 100, 108, 111, 156; ПДС. Т. 1. Стб. 125, 131; ПСРЛ. Т. 8. С. 247; Мас­лен­ни­ко­ва. С. 192.

5/1. Кн. Иван Фёдо­ро­вич Ляпун Уша­тый (1502,—1528.04.15+до)

— князь, околь­ни­чий и вое­во­да на служ­бе у Вели­ко­го кня­зей Мос­ков­ских Ива­на III и Васи­лия III. Чет­вер­тый из шести сыно­вей молож­ско­го кня­зя Фёдо­ра Ива­но­ви­ча Уша­то­го из рода кня­зей Яро­слав­ских и доче­ри мос­ков­ско­го бояри­на Яко­ва Заха­рьи­ча Кош­ки­на-Заха­рьи­на. Мно­же­ство пред­ста­ви­те­лей семьи Уша­тых нахо­ди­лось на служ­бе у мос­ков­ских кня­зей. Имя Иван имел и млад­ший из шести бра­тьев по про­зви­щу Боро­да­тый, в раз­ряд­ных кни­гах эти два бра­та не раз­ли­чи­мы. Поме­стья Уша­тых были рас­по­ло­же­ны в Бежец­кой пятине. Уже во вто­рой поло­вине 80-х гг. здесь, ско­рее все­го, обос­но­ва­лись бра­тья И. Боль­шой и В. Ф. Уша­тые. В обо­их поме­стьях сре­ди преж­них вла­дель­цев был И. З. Ови­нов. Оба они полу­чи­ли вну­ши­тель­ные масси­вы зем­ли. Поме­стье И. Ф. Уша­то­го Боль­шо­го в кон­це 90-х гг. Составля­ло 139 обеж. [ПКНЗ. Т. 1. С. 236]. И. Боль­шой (Ляпун) был задей­ство­ван в нов­го­род­ской служ­бе. Имен­но он, види­мо, был упо­мя­нут в раз­ряд­ной запи­си 1493 г. похо­да из Вели­ких Лук: «А в левой руке при­лу­чит… быть Ондрею Колы­чо­ву и Уша­то­му, ино быти и Ондрею да Уша­то­му». Эта служ­ба, од­нако, име­ла для него вре­мен­ный харак­тер. В 1494 г. он уже был сре­ди детей бояр­ских, в сви­те вели­кой княж­ны Еле­ны, а в 1501/02 г. изве­стен как намест­ник Торж­ка [РК 1475-1598. С. 23; Сб. РИО. Т. 35. С. 164; Зимин А. А. Ф орми­ро­ва­ние. С. 97]. Его поме­стье, соот­вет­ствен­но, пере­шло в руки дру­гих вла­дель­цев. Оста­ви­ли поме­стье и его пле­мян­ни­ки Юрий, Васи­лий Чулок, извест­ный вое­во­да пер­вой поло­ви­ны XVI в., и Иван [НПК. Т. 6. Ст. 252-253, 281-282.] 

Впер­вые упо­ми­на­ет­ся 1495 году, когда он был в соста­ве сви­ты, сопро­вож­дав­шей Еле­ну Ива­нов­ну, дочь Ива­на III при ее бра­ко­со­че­та­нии с Вели­ким Литов­ским кня­зем Алек­сан­дром. В 1496 году он с бра­том Пет­ром (в неко­то­рых источ­ни­ках участ­ни­ком похо­да назы­ва­ют не Ляпу­на, а шесто­го млад­ше­го бра­та Ива­на Боро­да­то­го) воз­гла­вил вод­ный поход в «Каян­скую зем­лю» (совре­мен­ная Фин­лян­дия и Каре­лия). Судо­вая рать, состо­я­щая из жите­лей Устю­га и жите­лей Север­ной Дви­ны прой­дя через Белое море и обо­гнув Мур­ман­ский Нос (Коль­ский полу­ост­ров), про­дол­жи­ла марш­рут по суше достиг­ла реки Лемин­ги, под­чи­ни­ло мест­ные пле­ме­на и к осе­ни вер­ну­лось. Веро­ят­но поход имел цельи вос­ста­но­вить рус­ское вли­я­ние в карель­ских и фин­ских зем­лях, вытес­нив отту­да шведов.В 1501—1502 годах слу­жил намест­ни­ком в Торж­ке. В 1502 году водил пере­до­вой полк из Рже­ва на Литву.В сен­тяб­ре 1508 года, как чет­вёр­тый вое­во­да пол­ка пра­вой руки, участ­во­вал в похо­де к Дорогобужу.В мае 1512 года ожи­дал­ся набег крым­ских татар на южные рубе­жи. Князь Васи­лий Ива­но­вич Шемя­чич, пра­вив­ший в Ста­ро­ду­бе, сооб­щал, что пять татар­ских царе­ви­чей во гла­ве с Ахмат Гера­ем, отло­жи­лись от отца Менгли Герая и идут на Русь. Князь Ляпун был послан к Бры­ни с пере­до­вым пол­ком. Одна­ко по пути он узнал, что тата­ры уже мино­ва­ли зем­ли Шемя­чи­ча и нахо­дят­ся в рай­оне Одо­е­ва и Белё­ва, тогда Ляпун занял обо­ро­ну на реке Угре.Зимой 1512—1513 года участ­во­вал в похо­де на Смо­ленск, как вто­рой вое­во­да пол­ка левой руки, а уже в мар­те 1513 отправ­лен с пол­ком левой руки на Угру, отку­да ушел к Ста­ро­ду­бу для помо­щи вое­во­дам Север­ских кня­жеств в борь­бе про­тив литов­цев. В июле 1514 участ­во­вал в оса­де Смо­лен­ска как тре­тий вое­во­да пол­ка пра­вой руки. В 1516 году водил пере­до­вой полк от Белой к Витебску.В 1520 году участ­во­вал в похо­де на Казань.В 1521 году участ­во­вал в похо­де Вели­ко­го кня­зя к Коломне про­тив крым­ско­го хана Мех­мед Герая. Тогда же полу­чил чин окольничего.Умер в 1524 году, не оста­вив потомства.
В кон­це XV в. в Нов­го­род­ской зем­ле за кня­зем Ива­ном Федо­ро­ви­чем Боль­шим Уша­тым в поме­стье были волость Зару­чек (Яко­ва Федо­ро­ва) и воло­сти Люб­чин и Пру­ды (Ива­на Заха­рьи­на) в Ива­нов­ском пого­сте Бежец­кой пяти­ны (139 обеж) (Самок­ва­сов Д.Я. Архив­ный мате­ри­ал. Ново­от­кры­тые доку­мен­ты помест­но-вот­чин­ных учре­жде­ний Мос­ков­ско­го госу­дар­ства XV-XVII сто­ле­тий. Т. 1. М., 1905. С. 235). В 1504 г. в Мос­ков­ском уез­де на гра­ни­це в Дмит­ров­ским уез­дом за ним упо­ми­на­лись село Ильин­ское (Духов­ные и дого­вор­ные гра­мо­ты вели­ких и удель­ных кня­зей XIV–XVI вв. М.; Л., 1950. С. 390).
Вклад 50 руб. («те день­ги пошли в село Агге­ло­во») по кня­зю Ива­ну Федо­ро­ви­чу Уша­то­му Ляпу­ну был дан кня­зем Семе­ном Сереб­ря­ным, веро­ят­но, око­ло 1528 г. Село Анге­ло­во (Агге­ло­во) в Мос­ков­ском уез­де было куп­ле­но в 1532 г. Посколь­ку в ТСМ князь Семен Дмит­ри­е­вич Обо­лен­ский (Сереб­ря­ный) 15 апре­ля 1528 г. сде­лал «поми­наль­ный» вклад 50 руб. по кня­зе Иване Ушатом23, мож­но заклю­чить: 1) в ИВМ «поми­наль­ный» вклад был дан при­мер­но в то же вре­мя; 2) вклад в ТСМ сде­лан по И. Ф. Уша­том Ляпуне, а не по его пле­мян­ни­ку Ива­ну Тре­тья­ку; 3) князь С. Д. Сереб­ря­ный был его душе­при­каз­чи­ком и, веро­ят­но, свой­ствен­ни­ком; 4) князь И. Ф. Уша­тый Ляпун умер око­ло 1528 г. [ВКИВМ. № 66. С. 24; АФЗХ. Т. 2. № 122; ВКТСМ. С. 97.] околь­ни­чий с 1521, воевода
б/д
[Пред­ста­ви­те­ли кня­же­ских фами­лий XVI–XVII вв. во вклад­ных и кор­мо­вых мона­стыр­ских кни­гах из кол­лек­ции А. А. Тито­ва. А. В. Сер­ге­ев] 6/1. князь Иван Федо­ро­вич Боро­да­тый Уша­тый (1497,1517)
В янва­ре 1495 г. нахо­дил­ся в сви­те вели­кой кня­ги­ни Еле­ны Ива­нов­ны во вре­мя поезд­ки в Лит­ву (Сбор­ник Рус­ско­го исто­ри­че­ско­го обще­ства. Т. 35. СПб., 1882. С. 164). Летом 1514 г. вое­во­да в пол­ку пра­вой руки под Смо­лен­ском (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 1. Ч. 1. М., 1977. С. 142). В нояб­ре 1517 г. был на при­е­ме импер­ско­го посла С. Гер­бер­штей­на в Москве (Памят­ни­ки дипло­ма­ти­че­ских сно­ше­ний Древ­ней Рос­сии с дер­жа­ва­ми ино­стран­ны­ми. Т. 1. СПб., 1851. С. 187).
В 1509/1510 г. вла­дел вот­чи­ной в Яро­слав­ском уез­де на р. Вол­ге побли­зо­сти от гра­ниц Юхот­ско­го уде­ла (Акты соци­аль­но-эко­но­ми­че­ской исто­рии Севе­ро-Восточ­ной Руси кон­ца XIV–начала XVI в. Т. 3. М., 1964. № 219. С. 236). Упо­ми­на­ет­ся в духов­ной гра­мо­те В. Б. Туч­ка Моро­зо­ва перед 1497 г., взял день­ги (долг заве­ща­те­ля) от душе­при­каз­чи­ков вме­сто забо­лев­ше­го кре­ди­то­ра Ф. Дер­жа­ви­на (Акты соци­аль­но-эко­но­ми­че­ской исто­рии Севе­ро-Восточ­ной Руси кон­ца XIV–начала XVI в. Т. 1. М., 1952. № 612. С. 525).
б/д
7/1. князь Пётр Фёдо­ро­вич Уша­тый (1496, — 1500/1519)
помещ. 6С:Фед.Фед. :Агра­фе­на.
князь и вое­во­да на служ­бе у Вели­ко­го кня­зя Мос­ков­ско­го Ива­на III. Стар­ший из шести сыно­вей молож­ско­го кня­зя Фёдо­ра Ива­но­ви­ча Уша­то­го из рода кня­зей Яро­слав­ских и доче­ри мос­ков­ско­го бояри­на Яко­ва Заха­рьи­ча Кош­ки­на-Заха­рьи­на. Мно­же­ство пред­ста­ви­те­лей семьи Уша­тых нахо­ди­лось на служ­бе у мос­ков­ских князей.В 1491 году, когда Иван III решил аре­сто­вать сво­е­го бра­та Андрея Васи­лье­ви­ча Боль­шо­го Горяя, кото­рый был удель­ным кня­зем в Угли­че, кня­зю Уша­то­му было пору­че­но доста­вить в Моск­ву бояр кня­зя Андрея.Пётр Фёдо­ро­вич изве­стен дву­мя даль­ни­ми север­ны­ми воен­ны­ми экспедициями.В 1496 году он с бра­том Ива­ном (в семье Уша­тых было два Ива­на в боль­шин­стве источ­ни­ков счи­та­ют, что это был чет­вер­тый сын по клич­ке Ляпун, но в неко­то­рых назы­ва­ют шесто­го млад­ше­го бра­та Ива­на Боро­да­то­го) воз­гла­вил вод­ный поход в «Каян­скую зем­лю» (совре­мен­ная Фин­лян­дия и Каре­лия). Судо­вая рать, состо­я­щая из жите­лей Устю­га и жите­лей Север­ной Дви­ны прой­дя через Белое море и обо­гнув Коль­ский полу­ост­ров, про­дол­жи­ла марш­рут по суше достиг­ла реки Лемин­ги, под­чи­ни­ло мест­ные пле­ме­на и к осе­ни вер­ну­лось. Веро­ят­но поход имел цельи вос­ста­но­вить рус­ское вли­я­ние в карель­ских и фин­ских зем­лях, вытес­нив отту­да шведов.В 1499—1500 годах он при­нял уча­стие в мас­штаб­ной воен­ной экс­пе­ди­ции нв Севе­ро-Восток и за Урал. Вме­сте с ним экс­пе­ди­цию воз­глав­ля­ли князь Семён Фёдо­ро­вич Курб­ский (даль­ний род­ствен­ник Уша­то­го — так­же отрасль кня­зей Яро­слав­ских) и Васи­лий Ива­но­вич Браж­ник (Забо­лоц­кий или Все­во­лож­ский). Отряд был сфор­ми­ро­ван из жите­лей Устю­га, Волог­ды и дру­гих жите­лей севе­ра. По рекам отряд добрал­ся до Печо­ры, где постро­ил кре­пость Пусто­зерск, кото­рая долг­ле вре­мя была опор­ным пунк­том мос­ков­ско­го вли­я­ния в рай­оне. Далее отряд на лыжах пере­сек Урал и появил­ся в окрест­но­стях кре­по­сти постро­ен­ной ранее экс­пе­ди­ци­ей Лапи­на. Далее отряд сле­до­вал на оле­ньих и соба­чьих упряж­ках. Мест­ные югор­ские и обдор­ские кня­зья были при­ве­де­ны к покор­но­сти. С бога­той данью и при­ве­дя 50 кня­зей отряд успеш­но вер­нул­ся из экс­пе­ди­ции. После это­го све­де­ний о кня­зе Уша­том нет. (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 29).
б/д
8/1. князь Юрий Федо­ро­вич Уша­тый (—1487.07.14,под Казанью)
убит во взя­тие гра­да Каза­ни и егда Але­га­ма царя взя­ша> помещ. 5С:Фед.Фед. :Агра­фе­на.
Вое­во­да, погиб под Каза­нью в бою с тата­ра­ми 8 мая–9 июля 1487 г. (Памят­ни­ки исто­рии рус­ско­го слу­жи­ло­го сосло­вия. М., 2011. С. 174).

XX коле­но

9/3. князь Юрий Васи­лье­вич Боль­шой Уша­тый (1519,-1535)
помещ. 1С:Вас.Фед. /+Порфирий/. :ДОМ­НА, воевода.
В 1521 г. вое­во­да в Ниж­нем Нов­го­ро­де. Летом 1531 г. вое­во­да на Сен­кине. Осе­нью 1531 г. вое­во­да под Хотя­ин­цо­вым. В авгу­сте 1533 г. князь Юрий Уша­тый был вое­во­дой в Коломне (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 66, 76, 80, 82).
Убит при набе­ге литов­цев на Почин. По взя­тии поля­ка­ми г. Ста­ро­ду­ба, той же уча­сти дол­жен был под­верг­нуть­ся и нахо­див­ший­ся побли­зо­сти Почеп. Глав­ный вое­во­да, кн. Юр. Вас. Уша­тый, вслед­ствие тяж­кой болез­ни, велел вез­ти себя в Моск­ву, и вме­сто него в Поче­пе остал­ся Федор Ива­но­вич Сукин.
В кон­це XV в. в Нов­го­род­ской зем­ле за Юри­ем Боль­шим, Васи­ли­ем Чул­ком и Ива­ном Васи­лье­ви­ча­ми Уша­ты­ми в поме­стье были волост­ка Тих­ви­на (Ив. Захар. Ови­но­ва) на р. Тих­вине в Пет­ров­ском пого­сте Бежец­кой пяти­ны (21,5 обжи), волость Поля­ны (Ива­на Кузь­ми­на) в Николь­ском пого­сте Мол­дин­ском Бежец­кой пяти­ны (69 обеж, в 1536 г. ука­зан двор кн. Юрия) (Нов­го­род­ские пис­цо­вые кни­ги. Т. VI. СПб., 1910. С. 252–254, 281–287). До 1520-х они оста­ви­ли свои поме­стья в Нов­го­ро­де. Часть их земель доста­лась И. П. Куш­ни­ку Кур­це­ву, кото­рый уже в 20-е гг. нахо­дил­ся в Нов­го­ро­де. [НПК. Т. 6. Ст. 252-253, 281-282. ].
10/3. князь Васи­лий Васи­лье­вич Чулок Уша­тый (1507,1551,—1549)
2С:Вас.Фед. /+Порфирий/. :ДОМ­НА., околь­ни­чий, боярин и вое­во­да на служ­бе у Вели­ких кня­зей мос­ков­ских Васи­лия III и Ива­на Гроз­но­го, вто­рой из пяте­рых сыно­вей Васи­лия Федо­ро­ви­ча Уша­то­го, внук пер­во­го кня­зя Уша­то­го. При­над­ле­жал к роду кня­зей молож­ских, отрас­ли кня­зей Яро­слав­ских, XIX коле­но от Рюри­ка. Мно­гие Уша­тые нахо­ди­лись на служ­бе у мос­ков­ских кня­зей. В 1508 г. он воз­глав­лял сто­ро­же­вой полк на Меще­ре. Во вре­мя Смо­лен­ско­го похо­да 1513 г. послан в аван­гар­де рус­ских войск был вто­рым вое­во­дой пол­ка левой руки от Доро­го­бу­жа к Смо­лен­ску. В 1515 году назна­чен вто­рым вое­во­дой пол­ка пра­вой руки в Вели­кие Луки, отку­да вто­рым вое­во­дой пере­до­во­го пол­ка послан к Полоц­ку. В 1517 году коман­до­вал пере­до­вым пол­ком, а потом пол­ком пра­вой руки в Меще­ре. В 1519 вто­рой вое­во­да в Меще­ре В 1520 году участ­во­вал в Казан­ском похо­де. В 1521 году пятый вое­во­да в Меще­ре. В 1524 году вто­рым вое­во­дою в левой руке участ­во­вал в вод­ном похо­де на Казань.В июле 1527 года послан в Колом­ну в допол­не­ние к уже сто­яв­шим там вое­во­дам, в кон­це авгу­ста послан в Ниж­ний Нов­го­род. В 1531 году сто­ял вто­рым вое­во­дой в Бачманове.в 1532 году сде­лан окольничим.В авгу­сте 1533 при втор­же­нии в Рязан­ские пре­де­лы из Кры­ма Сафа Гирея и Исла­ма отправ­лен в Колом­ну. В 1536 г. он намест­ник в Ста­рой Рус­се, отку­да в апре­ле послан в Мелвятицы.
В авгу­сте 1538 назна­чен тре­тьим вое­во­дой в пере­до­вой полк под Колом­ной. В 1539 под Колом­ной же как вто­рой вое­во­да пол­ка левой руки. В авгу­сте 1541 вто­рым вое­во­дой сто­ро­же­во­го пол­ка ходил под Колом­ну про­тив крым­ско­го хана Сахиб Герая, кото­рый при­хо­дил к бере­гу напро­тив Рости­слав­ля. Упо­ми­на­ет­ся в мар­те 1542 г. в спис­ке кня­зей и детей бояр­ских, кото­рые у госу­да­ря в думе не живут, но были при при­е­ме литов­ских послов сре­ди Яро­слав­ских кня­зей (Сбор­ник Рус­ско­го исто­ри­че­ско­го обще­ства. Т. 59. СПб., 1887. С. 147). В 1542 году коман­до­вал в Алек­сине пере­до­вым пол­ком, в июне пере­ве­ден в Колом­ну вто­рым вое­во­дой пол­ка пра­вой руки. В 1544 г. полу­чил чин бояри­на. В 1547/48 г. зани­мал долж­ность конюшего.
Умер в 1549 году, оста­вив двух сыно­вей от бра­ка с Фео­ти­ни­ей: Ива­на Васи­лье­ви­ча и Дани­лу Васи­лье­ви­ча. Его жена упо­ми­на­лась в раз­ря­де сва­дьбы Вла­ди­ми­ра Андре­еви­ча Ста­риц­ко­го и Евдо­кии Алек­сан­дров­ны Нагой.
В кон­це XV в. в Нов­го­род­ской зем­ле за Юри­ем Боль­шим, Васи­ли­ем Чул­ком и Ива­ном Васи­лье­ви­ча­ми Уша­ты­ми в поме­стье были волост­ка Тих­ви­на (Ив. Захар. Ови­но­ва) на р. Тих­вине в Пет­ров­ском пого­сте Бежец­кой пяти­ны (21,5 обжи), волость Поля­ны (Ива­на Кузь­ми­на) в Николь­ском пого­сте Мол­дин­ском Бежец­кой пяти­ны (69 обеж, в 1536 г. ука­зан двор кн. Юрия) (Нов­го­род­ские пис­цо­вые кни­ги. Т. VI. СПб., 1910. С. 252–254, 281–287). До 1520-х они оста­ви­ли свои поме­стья в Нов­го­ро­де. Часть их земель доста­лась И. П. Куш­ни­ку Кур­це­ву, кото­рый уже в 20-е гг. нахо­дил­ся в Нов­го­ро­де. [НПК. Т. 6. Ст. 252-253, 281-282. ]. В раз­ря­дах упо­ми­на­ет­ся Юрий Боль­шой Васи­лье­вич в 1519—1533 гг. (РК. С. 62, 82). Про­дал Чемо­да­ну Гри­го­рье­ву сыну Воро­па­но­ву вот­чи­ну свою село Недю­ре­во в Сло­бод­ском стане Пере­слав­ско­го уез­да, а Чемо­дан в 1528/1529 г. дал то село Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю (Архив СПб ИИРАН. Ф. 29. Оп. 1. Д. 8. № 650. Л. 388; Шума­ков. Обзор. Вып. 4. № 852. С. 267—268).
В 1542/43 г. околь­ни­чим стал род­ствен­ник Кубен­ских кн. В. В. Уша­тый. Любо­пыт­но, что когда в 1 543 г. за сто­лом у вели­ко­го кня­зя ели И. И. Кубен­ский и В. В. Уша­тый, послед­ний не захо­тел быть ниже местом сво­е­го племянника.
В июне 1558 г. кня­ги­ня ино­ка Фео­до­ра, вдо­ва кня­зя В. В. Уша­то­го, дала вкла­дом Мос­ков­ско­му Симо­но­ву мона­сты­рю «после сво­е­го живо­та» по мужу, по себе и по сыну кня­зю Ива­ну вот­чи­ну мужа сель­цо Оли­фи­но с 2 дерев­ня­ми в Горе­то­ве стане Мос­ков­ско­го уез­да (Акты фео­даль­но­го зем­ле­вла­де­ния и хозяй­ства. Акты Мос­ков­ско­го Симо­но­ва мона­сты­ря (1506–1613 гг.). М., 1983. № 119, 135).
~ Фети­ния (1549,1563) ин.Феодора. бояры­ня; Его жена упо­ми­на­лась в раз­ря­де сва­дьбы Вла­ди­ми­ра Андре­еви­ча Ста­риц­ко­го и Евдо­кии Алек­сан­дров­ны Нагой.
11/3. князь Иван Васи­лье­вич Тре­тьяк Уша­тый (1545,—1546/47,† Троицк.Серг.м-рь) ин. Иона
3С:Вас.Фед. /+Порфирий/. :ДОМ­НА
Бра­тья Юрий, Васи­лий и Иван Васи­лье­ви­чи Уша­тые были поме­щи­ка­ми Бежец­кой пяти­ны (НПК. Т. 6. Стб. 281). До 1520-х они оста­ви­ли свои поме­стья в Нов­го­ро­де. Часть их земель доста­лась И. П. Куш­ни­ку Кур­це­ву, кото­рый уже в 20-е гг. нахо­дил­ся в Нов­го­ро­де. [НПК. Т. 6. Ст. 252-253, 281-282. ] Село Копри­но было полу­че­но Тро­и­це-Сер­ги­е­вым мона­сты­рем в 1544/45 г. по вкла­ду кн. Ива­на Васи­лье­ви­ча Тре­тья­ка Уша­то­го, а фак­ти­че­ски куп­ле­но за 400 руб. Это был сло­жив­ший­ся зем­ле­дель­че­ско-про­мыс­ло­вый ком­плекс с почин­ка­ми, пусто­ша­ми, зай­ми­ща­ми «и со всем тем, что к тому селу и к дерев­ням и к почин­кам и к пусто­шам и к сели­щком из ста­ри­ны потяг­ло, куды ходил топор и плуг и коса и соха, со всем уго­дьем …и с лесы и с луги и с нож­на­ми и пере­ве­сы и с рыб­ною лов­лею». По опи­са­нию 1567-1569 гг. в вот­чине счи­та­лось село, 37 дере­вень и 25 почин­ков, 1200 дес. паха­ных земель раз­но­го каче­ства, с боль­ши­ми уго­дья­ми, «поверст­ным» лесом и рыб­ны­ми лов­ля­ми. Име­на кня­зей Ива­на и Бори­са Уша­тых, их отца, ино­ка Пер­фи­лья (в миру — Васи­лия), мате­ри Дом­ны, жены Ива­на ино­ки­ни Кили­кеи и дру­гих пред­ста­ви­те­лей кня­же­ско­го рода Уша­тых упо­ми­на­ют­ся, поми­мо Кор­мо­вой и Вклад­ной книг, в тро­иц­ком пер­га­мен­ном Сино­ди­ке ХVI-ХVII вв. Преду­смат­ри­ва­е­мый кн. И. В. Уша­тым выкуп села Копри­на для его «бра­тьев и бра­та­ни­чев» в 400 руб. не про­изо­шел и село это проч­но закре­пи­лось в соста­ве вотчины.
В июле 1549 г. душе­при­каз­чик вме­сте с Ива­ном Ели­за­ро­ви­чем Застолб­ским духов­ной кня­зя Семе­на Федо­ро­ви­ча Сиц­ко­го (ОР РНБ. Ф. 532 (ОСАГ). Оп. 1. Д. 133. Л. 1-2; Лиха­чев Н.П. Доку­мен­ты о кня­зьях Сиц­ких // Изве­стия Рус­ско­го гене­а­ло­ги­че­ско­го обще­ства. Вып. 3. СПб., 1911. С. 216-221).
~ ин. Кили­кия 1575+до Дала вклад в Тро­и­це-Сер­ги­евву Лав­ру ико­ной «Прп. Ксе­ния с жити­ем»( 1551 г.) по мужу в ино­че­стве Ионы, погре­бен­но­го в Сер­ги­е­вой Лавре.
б/д.
[Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря в ХVI-ХVIII вв., вплоть до самой ее cеку­ля­ри­за­ции. Кн. 520. Л. 304-308. Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 198л7. Л. 349 об.; Наза­ров В. Д. К источ­ни­ко­ве­де­нию Дво­ро­вой тет­ра­ди // Рос­сия на путях цен­тра­ли­за­ции. Сб. ст. М., 1982. С. 169 — прим. 13. С. М. Каш­та­нов выявил про­дол­же­ние гра­мо­ты кн. И. В. Тре­тья­ка-Уша­то­го 1544/45 г. в соста­ве Пого­дин­ско­го сбор­ни­ка № 1905 (на. лл. 129-129 об.). См.: Каш­та­нов С. М. Очер­ки рус­ской дипло­ма­ти­ки. М. 1970. С. 232, 314-318; Лав­ров Н. Ф. Село Копри­но // ЯГВ № 10, 13, 17, 18. 1869. Ч. неофиц.] 12/3. князь Борис Васи­лье­вич Уша­тый (1539,—1564/65)
4С:Вас.Фед. /+Порфирий/. :ДОМ­НА.
В 1538/1539 г. писец Дерев­ской пяти­ны Нов­го­род­ской зем­ли (Ката­лог пис­цо­вых опи­са­ний Рус­ско­го госу­дар­ства сере­ди­ны XV–начала XVII века / Сост. К. В. Бара­нов. М., 2015. С. 26).
В 1544/45 г. вла­дел с. Сло­бо­да Яро­слав­ско­го у. (рядом с Копри­ным) (ГБЛ. АТСЛ. Кн. 533. Яро­славль. No 7). По сосед­ству с вот­чи­ной кн. И. В. Уша­то­го рас­по­ла­га­лись вла­де­ния его бра­та, кн. Бори­са Васи­лье­ви­ча, межа с кото­ры­ми подроб­но опи­сы­ва­лась в дан­ной гра­мо­те 1544/45 г. Сам Б. В. Уша­тый позд­нее так­же наме­ре­вал­ся дать Тро­иц­ко­му мона­сты­рю одну свою вот­чи­ну — село Крив­цо­во. Судя по запи­сям в Кор­мо­вой и Вклад­ной кни­гах, село это кор­по­ра­ции не доста­лось, будучи ото­бран­ным Ива­ном IV в 1564 г. за 100 руб. ком­пен­са­ции вла­стям. 19 апре­ля 1564 г. дал вкла­дом в Тро­и­це-Сер­ги­ев мона­стырь 500 руб., так­же дал вкладлм «образ Пре­чи­стые Бого­ро­ди­цы Уми­ле­ние» (Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 98).
Име­на кня­зей Ива­на и Бори­са Уша­тых, их отца, ино­ка Пер­фи­лья (в миру — Васи­лия), мате­ри Дом­ны, жены Ива­на ино­ки­ни Кили­кеи и дру­гих пред­ста­ви­те­лей кня­же­ско­го рода Уша­тых упо­ми­на­ют­ся, поми­мо Кор­мо­вой и Вклад­ной книг, в тро­иц­ком пер­га­мен­ном Сино­ди­ке ХVI-ХVII вв.
б/д
[Вклад. кн. Л. 349 об.; Гор­ский А. В. Исто­ри­че­ское опи­са­ние Свя­то-Тро­иц­кие Сер­ги­е­вы лав­ры. М., 1890. Ч. П. С. 55.ОР РГБ. Ф. 304 — Собра­ние ТСЛ. Кн. 40. Л. 10, 15, 21.] 14/3. князь Юрий Васи­лье­вич Мень­шой Уша­тый (1518,1528)
5С:Вас.Фед. /+Порфирий/.
В 1518/1519 г. вое­во­да в Туле. В 1519/1520 г. вое­во­да в Сер­пу­хо­ве. Летом 1522 г. коман­дир пол­ка левой руки в рати на Угре, высту­пив­шей про­тив крым­ско­го хана Мухам­мед-Гирея. В июле 1527 г. вое­во­да в Коломне. В авгу­сте 1528 г. вое­во­да в Ниж­нем Нов­го­ро­де (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 62, 64, 71, 72; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 1. Ч. 1. М., 1977. С. 187).
Послух в дан­ной гра­мо­те 1520/1521 г. душе­при­каз­чи­ков кня­зя А. Б. Гле­бо­ва Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю на сель­цо Мат­вей­це­во с дерев­ня­ми в Бежец­ком Вер­хе (Акты Рус­ско­го госу­дар­ства 1505–1526 гг. М., 1975. № 191. С. 325).
~ ин. Ната­лия 1555
15/8. князь Васи­лий Юрье­вич Уша­тый (1527)
в 1527 помещ.
Сын Юрия Уша­то­го, Васи­лий, в 1524 г. в судо­вой рати на Казань был пер­вым вое­во­дой пол­ка левой руки.
[АСЭИ. Т. 1. № 562. С. 442; РК. С. 22, 25, 30, 39, 40, 42, 45, 49, 50, 56; Р. С. 88, 97, 100, 108, 111, 156; ПДС. Т. 1. Стб. 125, 131; ПСРЛ. Т. 8. С. 247; Мас­лен­ни­ко­ва. С. 192.] 

XXI коле­но

16/9. князь Дани­ил Юрье­вич Уша­тый (1552,1560)
в 1552 дворов.сын-боярск. помещ.-кн.Ярославль-у. 1С:Юр.Вас. Б.
17/9. князь Иван Юрье­вич Уша­тый (1550?)
без­детн. 2С:Юр.Вас. Б.
18/10. князь Иван Васи­лье­вич Чул­ков Уша­тый (1565,1568)
дворов.сын-боярск. помещ.-Казань-у.(1565,1567) вотч.-Ярославль-у. 1С:Вас.Вас. ЧУЛОК. :Фетиния/ин. Феодора/
Из яро­слав­ских кня­жат мы так­же обна­ру­жи­ва­ем в Каза­ни Дани­лу и Ива­на Васи­лье­ви­чей, Федо­ра Дани­ло­ви­ча и Семе­на Юрье­ви­ча Уша­тых [ЦГА­ДА. Ф. 1209. № 152. Л. 78,140 об., 179 об.]. По сло­вам Курб­ско­го, Иван IV «погу­бил все­родне» Уша­тых [РИБ. Т. XXXI. Стб. 285]. В сино­ди­ках упо­ми­на­ет­ся толь­ко Дани­ла Чул­ков Уша­тый [Весе­лов­ский С.Б. Сино­дик… С. 462].
Кня­зья Иван и Дани­ла Васи­лье­вы дети Чул­ко­вы Уша­тые, Федор Дани­лов сын Уша­тый, Семен Юрьев сын Мень­шой Уша­тый в 1565-1568 гг. вла­де­ли поме­стьем селом Бири­ли (151 чет­верть доб­рой зем­ли) в Казан­ском уезде.
19/10. князь Дани­ил Васи­лье­вич Чул­ков Уша­тый (1549,—1568)
сын бояри­на Васи­лия Чул­ка Васи­лье­ви­ча. Тысяч­ник 3-й ста­тьи из Яро­слав­ских кня­зей. В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Яро­слав­ских кня­зей с поме­той «в черн­цах» (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 121). В 1565 г. сослан в Казан­ский уезд (Мате­ри­а­лы по исто­рии наро­дов СССР. Вып. 2. Мате­ри­а­лы по исто­рии Татар­ской АССР. Пис­цо­вая кни­га г. Каза­ни 1565–1568 гг. и 1646 г. Л., 1932. С. 8, 22, 55). Летом 1565 г. остал­ся годо­вать вое­во­дой в Каза­ни. Остав­лен на посе­ле­нии в Казан­ском крае после амни­стии 1 мая 1566 г. Назван сре­ди тех вое­вод, кото­рые попа­ли в Казан­скую ссыл­ку, и у кото­рых не были взя­ты поме­стья под Каза­нью, то есть оста­лись там слу­жить (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 1. М., 1981. С. 196; Скрын­ни­ков Р.Г. Цар­ство тер­ро­ра. СПб., 1992. С. 247-250). Князь Дани­ла Чюл­ков Уша­тый был каз­нен 6 июля 1568 г. (Весе­лов­ский. Иссле­до­ва­ния по исто­рии оприч­ни­ны, С. 154, 462; Скрын­ни­ков. Цар­ство тер­ро­ра. СПб., 1992. С. 330, 532). В Сино­ди­ке опаль­ных упо­ми­на­ет­ся он один, но Курб­ский гово­рит, что Уша­тые были погуб­ле­ны «все­родне». Непол­но­та родо­сло­вия Уша­тых не дает воз­мож­но­сти выяс­нить, кто из них был еще каз­нен: «Еди­но­го от нихъ сво­ею рукою була­вою насмерть убилъ на Нев­ле-мѣсте, идучи къ Полот­цу, речен­но­го Иоан­на Шахов­ско­го. И потом Васи­лия, и Алек­сандра, и Миха­и­ла кня­жат, гла­го­ле­мых Про­зо­ров­ских, и дру­гихъ кня­жат того же роду, Уша­тыхъ наре­чен­ныхъ, срод­ныхъ бра­тий ихъ, сущих тѣх же кня­жат яро­слав­ских роду, погу­билъ все­родне, поне­же, имѣ­ли отчи­ны вели­кие, мню, негли ис того их погу­билъ» (Сочи­не­ния кня­зя Андрея Курб­ско­го // Рус­ская исто­ри­че­ская биб­лио­те­ка. Т. 31. СПб., 1914. С. 285).
В 1565-1568 гг. имел двор в Каза­ни (Мате­ри­а­лы по исто­рии наро­дов СССР. Вып. 2. Мате­ри­а­лы по исто­рии Татар­ской АССР. Пис­цо­вая кни­га г. Каза­ни 1565–1568 гг. и 1646 г. Л., 1932. С. 8, 22, 55). Кня­зья Иван и Дани­ла Васи­лье­вы дети Чул­ко­вы Уша­тые, Федор Дани­лов сын Уша­тый, Семен Юрьев сын Мень­шой Уша­тый в 1565-1568 гг. вла­де­ли поме­стьем селом Бири­ли (151 чет­верть доб­рой зем­ли) в Казан­ском уез­де. Кня­зю Дани­ле дано в поме­стье село Цари­цы­но 126 чет­вер­тей доб­рой зем­ли) и дерев­ня Под­се­ки­но (60 чет­вер­тей доб­рой зем­ли) (РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 643. Л. 342-342 об., 369-370 об.).
Ему при­над­ле­жал Псал­тирь. XVI в. (1549 г.). 8°. 250 л.’Бумага запад­но­ев­ро­пей­ская руч­ная. Фили­грань: Тиа­ра сред­них раз­ме­ров — сход­ные у Бри­ке, харак­тер­ны для вто­рой чет­вер­ти XVI в. Мел­кий полу­устав с мно­ги­ми эле­мен­та­ми ско­ро­пи­си. Кино­варь в заго­лов­ках и ини­ци­а­лах. Тон­кие кино­вар­ные ини­ци­а­лы с орна­мен­таль­ны­ми отрост­ка­ми. Бук­вен­ная нуме­ра­ция тет­ра­дей на пер­вых и послед­них листах посре­дине ниж­не­го поля, сохра­ни­лась не пол­но­стью. Пере­плет — дос­ки (в фор­мат бло­ка) с желоб­ка­ми на тор­цах в коже «в пят­ку» с тис­не­ни­ем, застеж­ки утра­че­ны. Нача­ло и конец бло­ка утра­че­ны. Запи­си: «В лето 7057-е напи­са­на бысть сия кни­га зо-вомои Псал­ты­ря пове­ле­ни­ем кня­зя Дани­и­ла Васи­лье­ви­ча Уша­то­го при бла­го­ро­ди­ем вели­ком кня­зе Иоане Васи­лье­ви­че всея Русии при мит­ро­по­ли­те Мака­рье рукою мно­гою (!) греш­ною воз­ми 20 да при­ло­жи к сему еди­но, да воз­ми сто да при­ло­жи к сему восемь­де­сят да ерь, да то все съво­ку­пи въ еди­но место и уве­си имя пис­ца сего. И будет где опись и вы Бога ради не осу­ди­те, а не кле­ни­те. Арипъ» (л.- 249 об.— 250);
20/14. князь Семен Юрье­вич Мень­шо­го Уша­тый (1544,1568)
дворов.сын-боярск. помещ.-кн.Ярославль-у. 1С:Юр.Вас. М. :/ин. Наталия/Семен Большой
В Дво­ро­вой тет­ра­ди вме­сте с бра­том Дани­лой из Яро­слав­ских кня­зей с поме­той «у цари­цы» (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 121). По Бояр­ской кни­ге 1556/57 г. ему был дан в корм­ле­ние мех коло­мен­ский в 1554/55 г. Запи­сан в 18 ста­тью, оклад 17 руб. Вот­чи­ны за ним 3 сохи с тре­тью и пол­пол­пол­тре­ти, поме­стья нет. В июле 1556 г. не был в Сер­пу­хо­ве на смот­ре, так как годо­вал в Каза­ни (Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. М., 2004. С. 112). Сослан на посе­ле­ние в Казань в 1565 г. (Мате­ри­а­лы по исто­рии наро­дов СССР. Вып. 2. Мате­ри­а­лы по исто­рии Татар­ской АССР. Пис­цо­вая кни­га г. Каза­ни 1565–1568 гг. и 1646 г. Л., 1932. С. 27). Остав­лен на посе­ле­нии в Казан­ском крае после амни­стии 1 мая 1566 г. (Скрын­ни­ков Р.Г. Цар­ство тер­ро­ра. СПб., 1992. С. 247-250).
Князь Семен Уша­тый в 1565-1568 гг. имел двор в Каза­ни (Мате­ри­а­лы по исто­рии наро­дов СССР. Вып. 2. Мате­ри­а­лы по исто­рии Татар­ской АССР. Пис­цо­вая кни­га г. Каза­ни 1565–1568 гг. и 1646 г. Л., 1932. С. 27). Кня­зья Иван и Дани­ла Васи­лье­вы дети Чул­ко­вы Уша­тые, Федор Дани­лов сын Уша­тый, Семен Юрьев сын Мень­шой Уша­тый в 1565-1568 гг. вла­де­ли поме­стьем селом Бири­ли (151 чет­верть доб­рой зем­ли) в Казан­ском уезде.
25 июня 1544 г. князь Семен Юрье­вич Уша­то­го дал Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю по мате­ри ино­ке Ната­лье 5 руб. 29 июня дал по ней шубу (Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 97).
В 40—50-х годах XVI в. Уша­тые хотя и слу­жи­ли немно­го, но зани­ма­ли высо­кие посты и в армии, и при дво­ре и даже ходи­ли в боярах. Но уже в нача­ле оприч­ни­ны мно­гие из кня­зей Уша­тых, и в том чис­ле наш корм­лен­щик, были све­де­ны из Яро­слав­ля (со сво­их родо­вых гнезд) и сосла­ны в Казань и Сви­яжск «на житье и служ­бу» уже в каче­стве поме­щи­ков. Князь С. Ю. Мень­шой-Уша­тый вла­дел вот­чи­ной на 8000 чет­вер­тей паш­ни и мог выве­сти в поход 25 воору­жен­ных слуг. После его ссыл­ки в Казань все его зем­ли пере­шли в каз­ну. В даль­ней­шем, по сооб­ще­нию Андрея Курб­ско­го, кня­зья Уша­тые были каз­не­ны Ива­ном IV «все­родне, поне­же име­ли отчи­ны вели­кие». С. Б. Весе­лов­ский пола­га­ет, что сре­ди каз­нен­ных был и князь С. Ю. Мень­шой Уша­тый с бра­том (С. Б. Весе­лов­ский. Иссле­до­ва­ния по исто­рии оприч­ни­ны, стр. 154, 462).
21/14. князь Дани­ил Юрье­вич Чул­ков Мень­шо­го Уша­тый (1552,1555)
дворов.сын-боярск. помещ.-кн.Ярославль-у. 2С:Юр.Вас. М. :/ин. Наталия/

XXII коле­но

22/16. князь Федор Дани­ло­вич Уша­тый (1566)
в 1566 помещ. С:Дан.Юр. ЧУЛКОВ.
Кня­зья Иван и Дани­ла Васи­лье­вы дети Чул­ко­вы Уша­тые, Федор Дани­лов сын Уша­тый, Семен Юрьев сын Мень­шой Уша­тый в 1565-1568 гг. вла­де­ли поме­стьем селом Бири­ли (151 чет­верть доб­рой зем­ли) в Казан­ском уезде.
23/18. князь Иван Ива­но­вич Уша­тый (1570?)
без­детн. 1С:Ив.Вас. ЧУЛКОВ
князь Иван Ива­но­вич Чул­ков, околь­ни­чий Гроз­но­го (1565 г.), о кото­ром в спис­ке 1567 года постав­ле­но сло­во: «выбыл», обо­зна­ча­ю­щее в боль­шин­стве слу­ча­ев насиль­ствен­ную смерть или казнь.
24/18. князь Петр Ива­но­вич Уша­тый (1570?)
помещ. 2С:Ив.Вас. ЧУЛКОВ.
25/18. князь Ники­та Ива­но­вич Уша­тый (1571,1572)
помещ. 3С:Ив.Вас. ЧУЛКОВ.
26/18. князь Яков Ива­но­вич Уша­тый (1580?)
помещ. 4С:Ив.Вас. ЧУЛКОВ.
27/19. князь Дмит­рий Дани­ло­вич Уша­тый (1560?,—15)
С:Дан.Вас. ЧУЛКОВ.

XXIII коле­но

28/24. князь Юрий Пет­ро­вич Уша­тый (1589, †1615/1623)
князь, столь­ник (1589,1607) и вое­во­да, един­ствен­ный сын кн. П. И. Уша­то­го-Чул­ко­ва. В апр. 1598 упо­ми­на­ет­ся сре­ди еса­у­лов в цар­ском пол­ку во вре­мя Сер­пу­хов­ско­го похо­да царя Бори­са Году­но­ва про­тив хана Казы-Гирея. В «Бояр­ском спис­ке 1607 г.» име­ет­ся ука­за­ние на то, что бое­вой вое­во­да кн. Ю. П. Уша­тый в пери­од оса­ды Калу­ги был на служ­бе в Каси­мо­ве. Оче­вид­но, в зада­чи Ю. П. Уша­то­го вхо­дил «збор» каси­мов­ских татар на «госу­да­ре­ву служ­бу». И дей­стви­тель­но, отря­ды каси­мов­ских татар при­ни­ма­ли уча­стие в похо­де на Тулу и в оса­де ее летом и осе­нью 1607 г. (А. Попов. Избор­ник…, М., 1869, стр. 336 — 337). В 1607 при­шел из Путим­ля на Тулу тот вор Пет­руш­ка по их по воров­ско­му заво­ду и умыс­лу, а назвал­ся себе сам бла­го­че­сти­вым коре­нем Пет­ром царе­ви­чем, бла­жен­ные памя­ти госу­даря наше­го царя Федо­ра Ива­но­ви­чя сыном. И с Тулы тот вор Пет­руш­ка послал от себя кня­зя Андрея Теля­тев­ско­го да пана Самул­ку Коха­нов­ско­го, да Юшку Без­зу­б­цо­ва с това­ры­щи со мно­гими рат­ны­ми людь­ми — со всею север­скою стра­ною, и з зарец­ки­ми людь­ми, и з дон­ски­ми, и с поволь­ски­ми каза­ки х Колу­ге на выруч­ку. И при­шед­чи оне ста­ли в Алек­син­ском уез­де за сорок верст от Колу­ги в селе на Пчель­ке ъ)Воевода вой­ска Васи­лия Шуй­ско­го, князь Федор Ива­но­вич Мсти­слав­ский, не стал ждать появ­ле­ния отря­дов Андрея Теля­тев­ско­го у стен Калу­ги и напра­вил про­тив них рать во гла­ве с кня­зья­ми Бори­сом Тате­вым, Юри­ем Уша­тым и Исто­мой Паш­ко­вым. Цар­ское вой­ско и армия повстан­цевв­стре­ти­лись у реки Пчель­ни. Князь Теля­тев­ский наго­ло­ву раз­бил мос­ков­ских рат­ных людей [Новый лето­пи­сец, 1998, с. 315–316; Попов, 1869, с. 333; ПСРЛ, 1978, т. 34, с. 245]. Погиб­ли в бою и цар­ские вое­во­ды – кня­зья Борис Татев и Андрей Чер­кас­ский. А князь Юрье Уша­той с того бою ранен з достал­ны­ми люд­ми рат­ны­ми при­бе­жал под Колугу.
В апре­ле 1613 года в Казань были назна­че­ны вое­во­ды: боярин князь Иван Михай­ло­вич Воро­тын­ской, князь Юрий Пет­ро­вич Уша­тый, дьяк Федор Федо­ро­вич Лиха­чев. Они при­бы­ли в Казань, нор­маль­ное управ­ле­ние кра­ем ста­ло вос­ста­нав­ли­вать­ся. При этом не про­сто воз­об­но­вил­ся сбор нало­гов, кото­рых «не было в сбо­ре» три преды­ду­щих года, но насе­ле­ние было обло­же­но чрез­вы­чай­ны­ми «запрос­ны­ми и пятин­ны­ми» сбо­ра­ми – про­дол­жав­ши­е­ся интен­сив­ные воен­ные дей­ствия тре­бо­ва­ли огром­ных денег. Кро­ме того, в нака­зе казан­ским вое­во­дам пред­пи­сы­ва­лось и «дои­моч­ные дохо­ды по окла­ду, в кото­рых годех с ково не взя­то … выбрать», то есть собрать нало­ги за пред­ше­ству­ю­щие три года.Царская гра­мо­та Миха­и­ла Фёдо­ро­ви­ча Казан­ским вое­во­дам кня­зю Ива­ну Михай­ло­ви­чу Воро­тын­ско­му и кня­зю Юрию Пет­ро­ви­чу Уша­то­му, о без­по­шлин­ном про­пус­ке мона­стыр­ских людей, про­ез­жа­ю­щих с при­па­са­ми из Успен­ско­го мона­сты­ря в Полян­скую вот­чи­ну. — 1613 г. 22 декаб­ря. (сп. XVIII в.)
помещ.-Углич-у.
пис­цо­вая кни­га 1627 г. «За околь­ни­чим кня­зем Алек­се­ем Михай­ло­ви­чем Льво­вым, — запи­са­но в ней, — что ранее было за кня­зем Юри­ем Уша­тым д.Беднятино, Оль­ги­но и Сухо­во тож на реч­ке на Гвоздне пуста, а в ней двор поме­щи­ков пуст». Тут же поме­че­но, что вла­де­ет князь дерев­ней по гра­мо­те 1623 г. Оче­вид­но, что он полу­чил зем­лю совсем неза­стро­ен­ной, но ко вре­ме­ни пере­пи­си успел поста­вить на ней свой двор и начать осво­е­ние земли.
Кн. Ю. П. Уша­тый смог вер­нуть свою родо­вую вот­чи­ну в Яро­слав­ле (1000 четв.)
~ Прасковия 

Док. N 47 [#2]: Пис­цо­вая кни­га 1565-68 гг. (сп. XVII в.)
Отде­ле­но вое­во­де кня­зю Федо­ру Ива­но­ви­чю Тро­е­ку­ро­ву в Казан­ском уез­де поко­су за рекою за Каза­нью вверх по Вол­ге про­тив Ирых­о­вы заво­ди от княж Пет­ро­вых Ондре­еви­ча Бул­га­ко­ва поко­сов от гра­ни и от ям все­го на четы­ре­ста пят­де­сят копен. Отде­ле­но вое­во­де кня­зю Андрею Ива­но­ви­чю Засе­ки­ну в тех же стре­лец­ких голов в
ближ­ных поко­сов на девя­но­сто копен от княж Гри­го­рье­вы Бул­га­ко­ва поко­су по княж Дани­лов Чюл­ко­ва Уша­то­го покос. Да кня­зю Андрею ж Засе­ки­ну отде­ле­но в дру­гом месте за рекою за Ичкою Каза­нью во княж Пет­ров­ских Андре­еви­ча Бул­га­ко­ва поко­сех в лиш­кех покос на две­сти на шез­де­сят копен от княж Гри­го­рье­ва поко­су Бул­га­ко­ва по княж Дани­лов покос Уша­то­го. И все­го кня­зю Андрею отде­ле­но поко­сов на три­ста на пят­де­сят копен. Отде­ле­но вое­во­де кня­зю Дани­лу Васи­лье­ви­чю Чюл­ко­ва Уша­то­го в тех же стре­лец­ких голов в Дани­ло­вых Хох­ло­ва да в Тре­тья­ко­вых Мерт­во­го лугех покос на девя­но­сто копен от княж Андре­ева Засе­ки­на поко­сов по стре­лец­ких голов покос Дани­лов Хох­ло­ва да по Суб­о­тин Яга­да­е­ва, кото­рои покос в ближ­них поко­сех – зад­неи, оставлен
коси­ти на две­сти копен стре­лец­ким голо­вам. Да кня­зю Дани­лу же Чюл­ко­ву Уша­то­го отде­ле­но в дру­гом месте за рекою за Ички Каза­нью покос на две­сти на шез­де­сят копен во княж Пет­ров­ских Андре­еви­ча Бул­га­ко­ва поко­сех в лиш­кех от княж Андре­ева Засе­ки­на поко­су. И все­го ему отде­ле­но на три­ста на пят­де­сят копен. Да казан­ским годовалшик.