Андожские

Вот­чи­ны кня­зей Андож­ских были рас­по­ло­же­ны на запад от Бело­го озе­ра по р.Андоге, лево­му при­то­ку Суды. Вполне веро­ят­но, что зем­ля­ми по этой реке рас­по­ря­жал­ся еще сам князь Юрий. От двух стар­ших бра­тьев пошли роды кня­зей Андом­ских и Вад­боль­ских соот­вет­ствен­но, а Семен зна­чит­ся в родо­слов­ных без­дет­ным. Име­но­ва­ние в родо­слов­ных Андож­ски­ми Миха­и­ла и Семе­на Андре­еви­чей поз­во­ля­ет пред­по­ло­жить, что пер­вым фами­лию Андож­ский носил их отец князь Андрей Юрье­вич. Под­твер­жде­ние это­го мы нахо­дим в Ростов­ском собор­ном сино­ди­ке, где Андрей Юрье­вич запи­сан с фами­ли­ей Андож­ский. Родо­вым гнез­дом Андом­ских мож­но счи­тать Андом­скую волость, рас­по­ло­жен­ную при сли­я­нии рек Андо­га и Суда. Пря­мое ука­за­ние на вла­де­ние Андом­ски­ми вот­чи­на­ми в этой воло­сти име­ет­ся в кни­ге езо­вых и оброч­ных воло­стей Бело­зер­ско­го уез­да 1585 г. где гово­рит­ся о вот­чи­нах кня­зей Ива­на Васи­лье­ви­ча Мень­шо­го и его пле­мян­ни­ка Андрея Ива­но­ви­ча Андом­ских. 1 Уже в сере­дине XVI в. зна­чи­тель­ная часть Андом­ской воло­сти попа­ла в руки кня­зей Кри­во­бор­ских, точ­нее Ива­на Алек­сан­дро­ви­ча Кри­во­бор­ско­го, кото­рый заве­щал свою вот­чи­ну пяте­рым сыно­вьям. Часть вот­чи­ны Ива­но­ви­чи пере­да­ли в Тро­и­це-Сер­ги­ев мона­стырь (Тро­иц­кие Тани­щи), а часть – в Кирил­ло-Бело­зер­ский (Кирил­лов­ские Тани­щи). Кро­ме того, дочь одно­го из бра­тьев полу­чи­ла в при­да­ное село Анду­гу в Бело­зер­ском уез­де (Акты суз­даль­ско­го Спа­со-Евфи­мье­ва мона­сты­ря 1506-1608 гг. М., 1998. №228. С. 431). Неустой­чи­вой было напи­са­ние фами­лии Андом­ских. Имен­но в таком виде она зафик­си­ро­ва­на во мно­же­стве актов XVI в., одна­ко в XV в. быто­ва­ло напи­са­ние Андож­ский, зафик­си­ро­ван­ное в акте пер­вой тре­ти XV в., духов­ной бело­зер­ско­го кня­зя Миха­и­ла Андре­еви­ча (1486 г.) и Ростов­ском собор­ном синодике6. В XVII-XVIII вв., уже после пре­се­че­ния рода, в родо­слов­ных утвер­ди­лось напи­са­ние в фор­ме Андогский.«Что купил Алек­сандр у кня­зя Миха­и­ла у Андож­ско­го» 2, «пожа­ло­вал Алек­сандра Андож­ско­го» 3, «кня­зю Андрею Юрье­ви­чю Андож­ско­му» (Конев С.В. Сино­ди­ко­ло­гия. Ч. II: Ростов­ский собор­ный сино­дик. С. 102). В «Ска­за­нии о Мама­е­вом побо­и­ще» сре­ди участ­во­вав­ших в Кули­ков­ской бит­ве бело­зер­ских кня­зей назва­ны «Андом­скые кня­зи» 4, что может являть­ся еще одним сви­де­тель­ством в поль­зу дати­ров­ки это­го памят­ни­ка XVI в.
Сыно­вья и вну­ки кня­зя Васи­лия Федо­ро­ви­ча Согор­ско­го , жив­ше­го в кон­це XIV века , полу­чи­ли про­зва­ния по сво­им вла­де­ни­ям , что и послу­жи­ло осно­вой новых кня­же­ских фами­лий . В запад­ной части бело­зер­ско­го кня­же­ства в бас­сейне реки Андо­ги нахо­ди­лась Андом­ская волость. Судя по все­му, здесь пер­во­на­чаль­но нахо­дил­ся удел кня­зей Андом­ских. Андог­ская волость пол­но­стью рас­по­ла­га­лась на тер­ри­то­рии совре­мен­но­го Кадуй­ско­го рай­о­на. Осно­ва­те­лем вет­ви бело­зер­ских кня­зей , от кото­рой про­изо­шла фами­лия Андом­ских, стал стар­ший сын Васи­лия Согор­ско­го князь Юрий Бело­зер­ский . В нача­ле XV века он был бело­зер­ским намест­ни­ком удель­но­го кня­зя Андрея Дмит­ри­е­ви­ча . При­мер­но в это же вре­мя & Юрье Васи­лъ­е­вичъ Согор­ско­во сын Васи­льев & был послу­хом 3 в менов­ной гра­мо­те Федо­ра Ива­но­ви­ча Мона­сты­ре­ва . Кро­ме Андом­ской и Вад­боль­ской воло­стей в удел Юрия вхо­ди­ла и Бело­сель­ская волость , нахо­див­ша­я­ся на юге Поше­хо­нья . По назва­ни­ям этих трех воло­стей полу­чи­ли фами­лии его потом­ки . В родо­слов­цах у Юрия зна­чат­ся три сына : Давыд , Роман и Андрей . Стар­ший , Давыд , един­ствен­ный раз упо­ми­на­ет­ся в куп­чей Кирил­ла Бело­зер­ско­го , кото­рый совер­шил сдел­ку «доло­жа сына Юрье­ва намест­ни­ча Давы­да …» . Потом­ство Давы­да неиз­вест­но , но два его млад­ших бра­та ста­ли осно­ва­те­ля­ми осо­бых кня­же­ских родов : Роман — Бело­сель­ских , а Андрей — Андом­ских и Вад­боль­ских 6 . Бело­сель­ские уже в XV веке поте­ря­ли связь с Бело­зе­рьем , а вот­чи­на Вад­боль­ских рас­по­ла­га­лась на тер­ри­то­рии нынеш­не­го Бело­зер­ско­го рай­о­на . У кня­зя Андрея Юрье­ви­ча было три сына : Миха­ил Андом­ский , Иван Вад­боль­ский и Семен Андом­ский . В родо­слов­цах пока­за­но пять поко­ле­ний кня­зей Андом­ских , вклю­чая само­го Андрея Юрье­ви­ча , при­чем ука­зы­ва­ет­ся, что Семен Андом­ский умер без­дет­ным , а Иван Вад­боль­ский стал родо­на­чаль­ни­ком новой кня­же­ской фами­лии . Таким обра­зом , непо­сред­ствен­ным родо­на­чаль­ни­ком Андом­ских явля­ет­ся князь Миха­ил , посколь­ку дей­стви­тель­но в доку­мен­тах не встре­ча­ет­ся ни одно­го из Андом­ских , кото­ро­го мож­но было бы счи­тать потом­ком Семе­на Андре­еви­ча. Фами­лия Андом­ских обра­зо­ва­лась по вла­де­нию Андом­ской воло­стью в запад­ном Бело­зе­рье ( по сосед­ству с Вад­боль­ской воло­стью ). Види­мо , обе эти воло­сти пер­во­на­чаль­но состав­ля­ли еди­ное вла­де­ние кня­зя Юрия Васи­лье­ви­ча . Веро­ят­но , Андом­ская волость , как и осталь­ные воло­сти, нахо­див­ши­е­ся во вла­де­нии потом­ков Васи­лия Согор­ско­го, на какое — то вре­мя ста­ла неболь­шим уде­лом, в резуль­та­те чего и обра­зо­ва­лась новая кня­же­ская фами­лия . В поль­зу это­го гово­рит при­сут­ствие в фами­лии фор­ман­та — ский, ука­зы­ва­ю­ще­го на вла­дель­че­ское про­ис­хож­де­ние фами­лии. С тече­ни­ем вре­ме­ни напи­са­ние фами­лии транс­фор­ми­ро­ва­лось . Пер­во­на­чаль­ное напи­са­ние Андом­ский позд­нее было вытес­не­но вари­ан­та­ми Андог­ский и Андож­ский. Подоб­ное про­изо­шло и с фами­ли­я­ми Согор­ских и Шеле­шпалъ­ских, кото­рые транс­фор­ми­ро­ва­лись в Сугор­ских и Шеле­шпан­ских.

Ранее исто­рия кня­зей Андом­ских в доста­точ­ной мере еще не осве­ща­лась, поэто­му может сло­жить­ся оши­боч­ное мне­ние о незна­чи­тель­но­сти это­го кня­же­ско­го рода. В дей­стви­тель­но­сти все обсто­я­ло ина­че, а род Андом­ских, наря­ду с Кем­ски­ми, был наи­бо­лее знат­ным из Бело­зер­ских кня­зей в XVI веке. О дея­тель­но­сти кня­зя Андрея Юрье­ви­ча нам ниче­го не извест­но , но его сыно­вья Миха­ил и Семен уже упо­ми­на­ют­ся в источ­ни­ках . Незна­чи­тель­ность служ­бы послед­них Андом­ских во мно­гом объ­яс­ня­ет то, поче­му их одно­род­цы (те же Вад­боль­ские) не поза­бо­ти­лись при состав­ле­нии Бар­хат­ной кни­ги о допол­не­нии родо­слов­ной послед­ни­ми поко­ле­ни­я­ми пре­сек­ше­го­ся рода. Начи­ная со вто­рой поло­ви­ны XV века род Андом­ских стал фак­ти­че­ски стар­шим сре­ди бело­зер­ских кня­же­ских родов , посколь­ку их стар­шие роди­чи, Бело­сель­ские, поте­ря­ли зем­ли в Бело­зе­рье и выбы­ли из кор­по­ра­ции бело­зер­ских кня­зей. В XVI веке Андом­ские сохра­ня­ют свое зна­чи­тель­ное поло­же­ние . Пред­ста­ви­те­ли рода полу­ча­ют вое­вод­ские назна­че­ния, слу­жат при дво­ре, а один даже попал в избран­ную тыся­чу. Кро­ме того, име­ют­ся сви­де­тель­ства о зем­ле­вла­де­нии Андом­ских за пре­де­ла­ми родо­во­го гнез­да. Об авто­ри­те­те отдель­ных пред­ста­ви­те­лей сви­де­тель­ству­ет неод­но­крат­ное заве­ре­ние ими сде­лок в каче­стве послу­хов (часто за пре­де­ла­ми соб­ствен­но Бело­зе­рья). Послед­няя треть XVI века ста­ла пере­лом­ным момен­том в исто­рии рода. Андом­ские поте­ря­ли вот­чи­ны в родо­вом гнез­де, вза­мен полу­чив неболь­шие поме­стья на окра­и­нах госу­дар­ства. Выбы­ли из соста­ва Госу­да­ре­ва дво­ра , опу­стив­шись в раз­ряд горо­до­вых детей бояр­ских. Поте­ря­ли связь со сво­и­ми роди­ча­ми из дру­гих вет­вей бело­зер­ских кня­зей , фак­ти­че­ски выбыв и из бело­зер­ской кня­же­ской кор­по­ра­ции. В резуль­та­те к нача­лу XVII века род Андом­ских заху­дал и пре­сек­ся, а род­ствен­ни­ки уже не име­ли инфор­ма­ции , что­бы попол­нить родо­слов­ную Андом­ских в Бар­хат­ной книге.

❋ Рюрик князь Новгородский
⇨ Игорь Рюри­ко­вич, вели­кий князь Киев­ский +945
⇨ Свя­то­слав I Иго­ре­вич, вели­кий Киев­ский 942-972
⇨ Вла­ди­мир I, вели­кий князь Киев­ский +1015
⇨ Яро­слав I Муд­рый, вели­кий князь Киев­ский 978-10S4
⇨ Все­во­лод I, вели­кий князь Киев­ский 1030-1093
⇨ Вла­ди­мир Моно­мах, князь Киев­ский 1053-1125
⇨ Юрий Дол­го­ру­кий, кн. Вла­ди­мир­ский 1090-1157
⇨ Все­во­лод III Боль­шое Гнез­до 1154-1212
⇨ Кон­стан­тин, вели­кий князь Вла­ди­мир­ский 1186-1219
⇨ Васи­лий, князь Ростов­ский 1209-1238
⇨ Глеб, князь Ростов­ский и Бело­зер­ский 1237-127
⇨ Миха­ил, князь Бело­зер­ский 1263-1292
⇨ Федор, князь Белозерский
⇨ Васи­лий, князь Сугор­ский +1380
⇨ Юрий Васильевич

XVII колено

1. князь Андрей Юрьевич Андожский

князь Андож­ский
Стал родо­на­чаль­ни­ком кня­зей Андом­ских. Име­но­ва­ние в родо­слов­цах Андож­ски­ми Миха­и­ла и Семе­на Андре­еви­чей поз­во­ля­ет предполо­жить, что пер­вым фами­лию Андож­ский носил их отец князь Андрей Юрье­вич. Под­твер­жде­ние это­му мы нахо­дим в Ростов­ском собор­ном сино­ди­ке, где Андрей Юрье­вич запи­сан под фа­милией Андож­скийб 5
Из отцов­ско­го уде­ла князь Андрей полу­чил зем­ли по реке Андо­ге и Вад­боль­скую волость. Родо­вым гнез­дом Андом­ских мож­но счи­тать Андом­скую волость, рас­по­ло­жен­ную при сли­я­нии рек Андо­га и Суда. Пря­мое ука­за­ние на вла­де­ние Андом­ски­ми вот­чи­на­ми в этой воло­сти име­ет­ся в кни­ге езо­вых и оброч­ных воло­стей Бело­зер­ско­го уез­да 1585 г. где гово­рит­ся о вот­чи­нах кня­зей Ива­на Васи­лье­ви­ча Мень­шо­го и его пле­мян­ни­ка Андрея Ива­но­ви­ча Андом­ских 1.
Уже в сере­дине XVI в. зна­чи­тель­ная часть Андом­ской воло­сти попа­ла в руки кня­зей Кри­во­бор­ских, точ­нее Ива­на Алек­сан­дро­ви­ча Кри­во­бор­ско­го, кото­рый заве­щал свою вот­чи­ну пяте­рым сыно­вьям. Часть вот­чи­ны Ива­но­ви­чи пере­да­ли в Тро­и­це-Сер­ги­ев мона­стырь (Тро­иц­кие Тани­щи), а часть – в Кирил­ло-Бело­зер­ский (Кирил­лов­ские Тани­щи). Кро­ме того, дочь одно­го из бра­тьев полу­чи­ла в при­да­ное село Анду­гу в Бело­зер­ском уез­де 6.

XVIII колено

2/1. КНЯЗЬ МИХА­ИЛ АНДРЕ­ЕВИЧ АНДОЖСКИЙ(1427/1434)

Меж­ду 1427 и 1434 года­ми дмит­ров­ский вот­чин­ник Алек­сандр Кар­по­вич заве­щал сво­ей жене Марии пере­дать в Кирил­лов мона­стырь три пусто­ши та реке Угле , “ что купил Алек­сандр у кня­зя Миха­и­ла у Андож­ско­го». Подоб­ный доку­мент может сви­де­тель­ство­вать о нали­чии земель­ных вла­де­ний Андом­ских в Уголь­ской воло­сти — рай­оне , вхо­див­шем в состав доме­на бело­зер­ско­го кня­зя Андрея Дмит­ри­е­ви­ча. В. А. Куч­кин на осно­ва­нии это­го доку­мен­та вклю­чил Уголь­скую волость в состав вла­де­ний Васи­лия Согор­ско­го и его потом­ков . Одна­ко , судя по источ­ни­кам , Уголь­ская волость на реке Шексне нахо­ди­лась под юрис­дик­ци­ей бело­зер­ских кня­зей — Андрея Дмит­ри­е­ви­ча и Миха­и­ла Андре­еви­ча , а сле­ды зем­ле­вла­де­ния потом­ков Васи­лия Согор­ско­го в этом рай­оне , за исклю­че­ни­ем упо­мя­ну­то­го акта, отсут­ству­ют. Суще­ство­ва­ла еще одна Уголь­ская волость , нахо­див­ша­я­ся в вер­хо­вьях реки Ухто­мы в Поше­хо­нье, но она вхо­ди­ла в состав вла­де­ний кня­зей Шелешпанских.

Дети: Иван, Алек­сандр , Семен Тава­ня , Андрей и Юрий.

3/1. КНЯЗЬ СЕМЕН АНДРЕ­ЕВИЧ АНДОЖ­СКИЙ (†1445)

Как отме­ча­ют все родо­слов­ные, князь Семен Андре­евич умер без­дет­ным: убил его Гри­го­рии Забо­лот­ской. Гри­го­рии Забо­лот­ский это, несо­мнен­но, извест­ный дея­тель сере­ди­ны XV века Гри­го­рий Васи­лье­вич Забо­лот­ский . С. Б. Весе­лов­ский и А. А. Зимин свя­зы­ва­ют гибель Семе­на Андом­ско­го с одним из эпи­зо­дов граж­дан­ской вой­ны сере­ди­ны XV века. Одна­ко несколь­ко иная вер­сия гибе­ли Семе­на Андом­ско­го изла­га­ет­ся в Ростов­ском собор­ном сино­ди­ке : память кня­зю Ива­ну Андре­еви­чю Вад­баль­ско­му и бра­ту его кня­зю Семе­ну зна­чит­ся в спис­ке погиб­ших в Суз­даль­ском бою (1445).

4/1. КНЯЗЬ ИВАН АНДРЕ­ЕВИЧ ВАД­БОЛЬ­СКИЙ (✞1445)

вла­дел Вад­боль­ской волостью.
Иван Андре­евич Вад­боль­ский и его брат Семен Андре­евич Андом­ский в соста­ве отря­да кня­зя Миха­и­ла Андре­еви­ча участ­во­ва­ли в Суз­даль­ском бою и упо­ми­на­ют­ся в сино­ди­ках сре­ди погиб­ших 7. В родо­слов­ной Бело­е­зер­ских кня­зей гово­рит­ся о гибе­ли под Суз­да­лем толь­ко Ива­на Вад­баль­ско­го, тогда как о Семене Андом­ском сооб­ща­ет­ся, что его убил Гри­го­рий Забо­лоц­кий 8.

XIX колено
5/2. князь Иван Михайлович Андожский

О дея­тель­но­сти стар­ше­го, Ива­на, в источ­ни­ках ука­за­ний нет.

6/2. князь Александр Михайлович Андожский (1486)

Кня­же­ние Миха­и­ла Андре­еви­ча про­дол­жа­лось исклю­чи­тель­но дол­го. За это вре­мя его сыно­вья, Иван и Васи­лий, успе­ли повзрос­леть, и вокруг них нача­ли фор­ми­ро­вать­ся свои мини­а­тюр­ные дво­ры (веро­ят­но, из сверст­ни­ков). Одна­ко ни один из бра­тьев так и не стал само­сто­я­тель­ным пра­ви­те­лем, поэто­му све­де­ния о лицах, свя­зан­ных с ними, фраг­мен­тар­ны. Близ­ким к Ива­ну Михай­ло­ви­чу был князь Алек­сандр Андом­ский: «Да бил ми челом сын мои, князь Иван, за Олек­сандра за Ондож­ско­го, и яз сына сво­е­го дела, кня­зя Ива­на, Олек­сандра Андож­ско­го пожа­ло­вал…». 9

7/2. князь Семён Михайлович Таваня Андожский

8/2. князь Андрей Михайлович Андожский

б/д родо­слов­ных назы­ва­ют­ся бездетными.

9/2. князь Юрий Михайлович Андожский

Двое послед­них в родо­слов­ных назы­ва­ют­ся без­дет­ны­ми , при­чем семей­ное пре­да­ние гла­сит , что Юрий убил­ся , упав с коня на Дорогомилове.

XX колено

10/5. князь Григорий Иванович Крестьянин (Христианин) Андожский (1495,1519)

В 1495 г. в раз­ряд­ной доку­мен­та­ции упо­ми­на­ет­ся сра­зу несколь­ко пред­ста­ви­те­лей рода Бело­зер­ских кня­зей. В чис­ле сопро­вож­дав­ших в Лит­ву на сва­дьбу с вели­ким кня­зем литов­ским Алек­сан­дром доче­ри Ива­на III Еле­ны назва­ны Андрей Шеле­шпаль­ский (постель­ни­чий), Фуник Кем­ский и Хри­сти­а­нин Андом­ский (оба дети бояр­ские) [Сб. РИО. Т. 35. СПб., 1882. С. 163–164].
В 1518 году Гри­го­рий вла­дел селом Крив­цо­вым в Хотун­ской воло­сти ( близ Моск­вы ), смеж­ным с вот­чи­ной Тро­и­це — Сер­ги­е­ва мона­сты­ря — селом Дубеч­ной . Око­ло 1543 года » Гри­го­реи Хре­стъ­я­нин княж Ива­нов сын Андом­ско­го » был послу­хом в куп­чей Ф . Я . Нефе­дье­ва на село Бири­лев­ское 19 . По родо­слов­ной у Гри­го­рия было 6 сыно­вей : двое Васи­ли­ев , Федор и трое Ива­нов . Каких — либо кон­крет­ных дан­ных об этой вет­ви Андом­ских нет . Неяс­но так­же , пре­сек­лась ли она в этом поко­ле­нии или нет . В гене­а­ло­ги­че­ской лите­ра­ту­ре утвер­жда­ет­ся , что все дети кня­зя Гри­го­рия Ива­но­ви­ча умер­ли без­дет­ны­ми . Одна­ко это мне­ние осно­вы­ва­ет­ся исклю­чи­тель­но на мол­ча­нии родо­слов­ной , в кото­рой не гово­рит­ся ни об их детях , ни об их бездетности.

11/6. князь Андрей Александрович Андожский (1515)

упо­ми­на­ет­ся в 1515 году как долж­ник кня­зя Дани­ла Юрье­ви­ча Кемского.

12/6. князь Василий Александрович Андожский (+до 1509)

упо­мя­нут во вклад­ной кни­ге Кирил­ло — Бело­зер­ско­го мона­сты­ря . Око­ло 1509 года на его поми­на­ние в мона­стырь была дана кунья шуба.

13/7. князь Иван Семенович Голенище Андожский (1500,1506)

У Семе­на Тава­ни , тре­тье­го сына Миха­и­ла Андом­ско­го , был един­ствен­ный сын Иван Голе­ни­ще . В 1500 году он участ­во­вал в сва­деб­ной цере­мо­нии кня­зя В . Д . Холм­ско­го и в чис­ле детей бояр­ских был в сва­деб­ном поез­де [ДРВ. Ч. 13. С. 2–4. ]. Его слу­га Окул Жук в 1501/02 году занял у игу­ме­на Вос­кре­сен­ско­го Чере­по­вец­ко­го мона­сты­ря рубль мос­ков­ских денег , зало­жив » госу­да­ря сво­е­го пол­ночь в усть — Зуц­ком езу » 24 . В 1506 году нача­лась новая вои­на с Казан­ским цар­ством . Иван Семе­но­вич Андом­ский был назна­чен чет­вер­тым вое­во­дой ( вме­сте с С . Ф . Курб­ским , А . Ф . Ален­кой и И . В . Бре­хом ) для охра­ны пере­во­за через Каму [Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. С. 36; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. I. М., 1977. С. 89.] . Это един­ствен­ное за нача­ло XVI века назна­че­ние на долж­ность пол­ко­во­го вое­во­ды из все­го рода бело­зер­ских кня­зей . Оно гово­рит о том , что Андом­ские , несмот­ря на свою служ­бу в уде­ле , в XVI веке сре­ди сво­их роди­чей зани­ма­ли дале­ко не послед­нее место.

XXI колено

14/10. князь Василий Григорьевич Большой Андожский

б/д

15/10. князь Фёдор Григорьевич Андожский

б/д

16/10. князь Иван Григорьевич Большой Андожский

17/10. князь Василий Григорьевич Средний Андожский

б/д

18/10. князь Василий Григорьевич Меньшой Андожский

б/д

19/10. князь Иван Григорьевич Меньшой Андожский

б/д

20/11. князь Семен Андреевич Андожский (1552,1560)

в 1552 дворов.сын-боярск. помещ.-Белоозеро-у. С:Анд.Алдр.
В Дво­ро­вой тет­ра­ди так­же зна­чит­ся «Семен­ка княж Андре­ев сын Андом­ско­го». Види­мо , это дво­ю­род­ный брат Гри­го­рия , Ива­нов и Руси­на Васи­лье­ви­чей . Умень­ши­тель­ное имя и то , что он запи­сан в кон­це спис­ка по Бело­озе­ру , то есть , ско­рее все­го , при­пи­сан позд­нее , гово­рит о том , что в нача­ле 1550- х годов Семен был еще молод . Поз­же князь Семен Андре­евич в источ­ни­ках не упоминается .

21/12. князь Григорий Васильевич Андожский (1549,1550)

3ст.дворов.сын-боярск. помещ.-Белоозеро-у.-Москва-у. послух духовной-С.Ф.Сицкого 1С:Вас.Алдр.Андомские , несмот­ря на свою служ­бу в уде­ле , в XVI веке сре­ди сво­их роди­чей зани­ма­ли дале­ко не послед­нее место . В поль­зу это­го сви­де­тель­ству­ет то , что в сере­дине XVI века в Тысяч­ную кни­гу из бело­зер­ских кня­зей были зане­се­ны все­го три чело­ве­ка . Это бра­тья Васи­лий и Дмит­рий Семе­но­ви­чи Фуни­ко­вы Кем­ские ( пред­ста­ви­те­ли самой бога­той и извест­ной фами­лии бело­зер­ских кня­зей ) и Гри­го­рий Васи­лье­вич Андом­ский 26 . Гри­го­рий Васи­лье­вич отсут­ству­ет в родо­слов­ной , но , по всей види­мо­сти , он явля­ет­ся сыном Васи­лия Алек­сан­дро­ви­ча . В июле 1549 года Гри­го­рий послу­ше­ство­вал в духов­ной кня­зя Семе­на Федо­ро­ви­ча Сиц­ко­го , а в 1550 году , как уже отме­ча­лось , попал в Тысяч­ную кни­гу . Мож­но уста­но­вить при­мер­ную дату смер­ти Гри­го­рия : посколь­ку он не был вне­сен в Дво­ро­вую тет­радь , то , ско­рее все­го , умер меж­ду 1550 и 1552 годами

22/12. князь Иван Васильевич Большой Андожский (1552,1565)

2С:Вас.Алдр.
В Дво­ро­вой тет­ра­ди по Бело­озе­ру вме­сте с бра­том Ива­ном Мень­шим (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 146). В источ­ни­ках чаще все­го не ука­зы­ва­ет­ся , к како­му Ива­ну ( Боль­шо­му или Мень­шо­му ) отно­сит­ся изве­стие , поэто­му при­дет­ся огра­ни­чить­ся лишь пере­чис­ле­ни­ем служб Ива­на Андом­ско­го , не уточ­няя , кто же все — таки име­ет­ся в виду. Исклю­че­ни­ем явля­ют­ся куп­чие Д . Д . Ухтом­ско­го и С . И . Кем­ско­го 1556/57 года , в кото­рых Иван Боль­шой назван послу­хом. Меж­ду 1544–1572 гг. кня­зья Иван Андом­ский и Вла­ди­мир Вад­баль­ский назва­ны бело­зер­ски­ми губ­ны­ми ста­ро­ста­ми (Шума­ков С.А. Обзор гра­мот кол­ле­гии эко­но­мии. Вып. 2. М., 1900. С. 152; Гряз­нов А.Л. Кня­зья Андом­ские в XV–XVII веках // Кадуй. Кра­е­вед­че­ский аль­ма­нах. Волог­да, 2005. С. 115). В 1554 г. князь Иван Андом­ский вое­во­да в г. Себе­же (Сбор­ник Рус­ско­го исто­ри­че­ско­го обще­ства. Т. 59. СПб., 1887. С. 441). В 1564/1565–1567/1568 гг. писец Залес­ской поло­ви­ны Шелон­ской пяти­ны Нов­го­ро­да (Ката­лог пис­цо­вых опи­са­ний Рус­ско­го госу­дар­ства сере­ди­ны XV–начала XVII века / Сост. К. В. Бара­нов. М., 2015. С. 67; Нов­го­род­ские пис­цо­вые кни­ги. Т. V. СПб., 1905. С. 496, 548; Акты слу­жи­лых зем­ле­вла­дель­цев XV–начала XVII в. Т. 4. М., 2008. № 430; Бара­нов 2015, с. 67). Пис­цо­вая кни­га Шелон­ской пяти­ны пись­ма Семе­на Федо­ро­ви­ча Наго­го и кня­зя Ива­на Васи­лье­ви­ча Андом­ско­го 7073 года — несо­хра­нив­ша­я­ся до наше­го вре­ме­ни ни в под­лин­ни­ке, ни в спис­ках пис­цо­вая кни­га Шелон­ской пяти­ны. О вре­ме­ни её состав­ле­ния — 7073 (1564/65) год, мож­но судить из отрыв­ков пис­цо­вой кни­ги Яны­ша Ива­но­ва сына Мура­вье­ва и подья­че­го Кирил­ко Кстеч­ко­ва 1571 г., кото­рая, веро­ят­но, явля­лась при­пра­воч­ной по отно­ше­нии к пись­му 7073 года, и в кото­рой это ста­рое пись­мо упо­ми­на­ет­ся доста­точ­но мно­го раз. Князь Иван Васи­лье­вич Андом­ский с дру­ги­ми детьми бояр­ски­ми пору­чил­ся по Л. А Сал­ты­ко­ве и его сыно­вьях Миха­и­ле и Иване в 1564/1565 г. в их вер­но­сти перед царем в 5 тыс. руб. (Анто­нов А.В. Поруч­ные запи­си 1527–1571 годов // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. М., 2004. С. 37).
В 1548/1549 г. Яков Исто­мин сын Кор­са­ков за 300 руб. купил у кня­зей Ива­на и Семе­на Васи­лье­вых детей Андом­ских сель­цо Кичи­бу­ги­но и сели­ще Доро­жа­ев­ское в Никит­ском стане Пере­я­с­лав­ско­го уез­да. Сре­ди послу­хов сто­ит князь Иван Гри­го­рьев сын Андом­ский. В 1565/1566 г. село Кичи­бу­хи­но было куп­ле­но на день­ги А. Д. Бас­ма­но­ва и его сына у Кор­са­ко­ва Тро­иц­ким Дани­ло­вым мона­сты­рем (Архив СПб ИИРАН. Ф. 115. Д. 44. Л. 10; Д. 45. Л. 204; Шума­ков С.А. Обзор гра­мот кол­ле­гии эко­но­мии. Вып. 4. М., 1917. С. 326; Анто­нов А.В. Акты Пере­слав­ских мона­сты­рей XIV – нача­ла XVII веков // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 1. М., 1997. № 127; Алек­се­ев Ю.Г. Аграр­ная и соци­аль­ная исто­рия Севе­ро-Восточ­ной Руси XV–XVI вв. Пере­я­с­лав­ский уезд. М.; Л., 1966. С. 193).
Послух в куп­чей вла­стей Кирил­ло-Бело­зер­ско­го мона­сты­ря на вот­чи­ну кня­зя А. И. Наще­ки­на Кем­ско­го, про­дав­ше­го в 1557/1558 г. в Рома­нов­ском уез­де в Поше­хо­нье село Николь­ское Куко­бой на р. Ухто­ме с дерев­ня­ми Обры­ги­но, Редру­хи­но, Пан­ти­но и еще 23 дерев­ня­ми и 2 почин­ка­ми за 400 руб. (ОР РНБ. СПб­ДА. А I/17. Л. 164). В 1556/1557 г. послух в про­даж­ной кня­зя Д. Д. Ухтом­ско­го с детьми Кирил­ло-Бело­зер­ско­му мона­сты­рю за 350 руб. на свою вот­чи­ну село Кар­по­в­ское с дерев­ня­ми в Рома­нов­ском уез­де в Поше­хо­нье (ОР РНБ. Ф. 536. Q 62. Л. 36-37). Князь Иван Андом­ский к 1573/1574 г. лишил­ся в Шерен­ском стане Мос­ков­ско­го уез­да поме­стья пусто­шей Сан­ни­ко­во, Оси­нок, Выпол­зо­во (100 чет­вер­тей доб­рой зем­ли) (Пис­цо­вые кни­ги Мос­ков­ско­го госу­дар­ства XVI в. Ч. 1. Отд. 2. СПб., 1877. С. 12, 260).

23/12. князь Иван Васильевич Меньшой Андожский (1552,1560

в 1552 дворов.сын-боярск. помещ.-Белоозеро-у. 3С:Вас.Алдр.

24/12. КНЯЗЬ СЕМЕН ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ АНДОЖСКИЙ. 

В сере­дине XVI века Иван Андом­ский вме­сте с бра­том Семе­ном вла­дел сель­цом Кичи­бу­ги­ным в Никит­ском стане Пере­я­с­лав­ско­го уезда.

25/12. КНЯЗЬ […] ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ РУСИН АНДОЖ­СКИЙ (1539)

в 1539 вотч.-Пошехонье-у. 4С:Вас.Алдр. Види­мо, еще одним сыном Васи­лия Алек­сан­дро­ви­ча Андом­ско­го был Русин Васи­лье­вич, кото­рый в 1538/39 году был послу­хом в куп­чей кня­зя А. В. Ухтомского.

26/13. КНЯЗЬ ИВАН ИВА­НО­ВИЧ АНДОЖ­СКИЙ (1564)

В 1564 году кня­зья Иван и Васи­лий Ива­но­ви­чи Андом­ские упо­ми­на­ют­ся как быв­шие вла­дель­цы поме­стья в бело­зер­ской воло­сти Лоза 35 . Пред­по­ло­жи­тель­но, они мог­ли быть сыно­вья­ми Ива­на Голе­ни­ще Семе­но­ви­ча Андомского .
В 1564 году кня­зья Иван и Васи­лий Ива­но­ви­чи Андом­ские упо­ми­на­ют­ся как быв­шие вла­дель­цы поме­стья в бело­зер­ской воло­сти Лоза . Пред­по­ло­жи­тель­но , они мог­ли быть сыно­вья­ми Ива­на Голе­ни­ще Семе­но­ви­ча Андомского.

XXII колено

28/22. КНЯЗЬ АНДРЕЙ ИВА­НО­ВИЧ АНДОЖ­СКИЙ (1577,1578)

помещ.-Апсель-у. двор в Пер­но­ве 1С:Ив.Вас. По всей веро­ят­но­сти, сыно­вья­ми одно­го из Ива­нов Васи­лье­ви­чей явля­ют­ся бра­тья Андреи и Семен Ива­но­ви­чи Андомские.

В 1578 году Андрей ( апсель­ский поме­щик ) за 12- лет­нюю служ­бу к преж­не­му окла­ду в 200 чет­вер­тей полу­чил при­бав­ку в 150 чет­вер­тей : «… госу­да­ре­ва жало­ва­нья, поме­стья, при­да­ти сто пять­де­сят чети, и все­го за ним учи­ни­ти на три­ста на пять­де­сят четей». В памя­ти из Раз­ряд­но­го при­ка­за опи­сы­ва­ют­ся основ­ные рат­ные подви­ги Андрея, за кото­рые он полу­чил при­бав­ку. В При­бал­ти­ке, так же как и в цен­траль­ных и дру­гих уез­дах рус­ско­го госу­дар­ства, раз­ме­ры помест­но­го окла­да и фак­ти­че­ски выдан­но­го раз­ме­ра земель­ной дачи при испо­ме­ще­нии силь­но рас­хо­ди­лись. Так, выше­упо­мя­ну­тые поме­щи­ки фак­ти­че­ски были наде­ле­ны: Левон­тей Оку­нев из окла­да в 600 четей полу­чил толь­ко 220 четей, Андрей Андом­ский полу­чил из 350 четей (с при­бав­кой) толь­ко 176. 10 За бра­том Андрея Ива­ном к это­му вре­ме­ни чис­лил­ся оклад все­го 150 чет­вер­тей. После пора­же­ния в Ливон­ской войне слу­жи­лые люди , ранее испо­ме­щен­ные в Ливо­нии, были пере­се­ле­ны в дру­гие уез­ды стра­ны. Поэто­му в 1585 году Андрей вме­сте с бра­том Семе­ном был испо­ме­щен в Вели­ко­луц­ком уезде.

29/22. КНЯЗЬ СЕМЕН ИВА­НО­ВИЧ АНДОЖ­СКИЙ (1577,—1620)

помещ.-Апсель-у. дворов.сын-боярск. помещ.-Луки-Великие-у. оклад-25 руб. жал.вотч.-Великие-Луки-у., двор в Пернове.

После пора­же­ния в Ливон­ской войне слу­жи­лые люди , ранее испо­ме­щен­ные в Ливо­нии , были пере­се­ле­ны в дру­гие уез­ды стра­ны. Поэто­му в 1585 году Андрей вме­сте с бра­том Семе­ном был испо­ме­щен в Вели­ко­луц­ком уез­де. Часть луц­ко­го поме­стья Семе­на была пожа­ло­ва­на ему царем Васи­ли­ем Шуй­ским в вот­чи­ну , а 25 мая 1614 года в под­твер­жде­ние это­го Семе­ну была выда­на жало­ван­ная гра­мо­та уже от ново­го правительства.

1616 — В 1616 году «были на Москве для огней объ­ез­жие Голо­вы. В Новом Царе­ве в камен­ном городе.От Никитц­кие ули­цы по Неглим­ну Князь Семен Княж Ива­нов сын Андом­ской , да дьяк Мики­та Левон­тьев, да с ними решо­точ­ных при­ка­щи­ков 5 ч. да с 5 дво­ров по чело­ве­ку. 1619/20 году он , как луча­нин , чис­лил­ся в Устюж­ской чет­вер­ти и ему был назна­чен оклад 25 руб­лей. Посколь­ку рядом с ним сто­ит поме­та «умре», то, види­мо, он умер око­ло 1620 года. Кро­ме того, у Семе­на уже после Сму­ты в пис­цо­вой кни­ге 1626—27 г. в Суд­ском ста­ну в Вад­баль­ской воло­сти Бело­зер­ско­го уез­да ( непо­да­ле­ку от родо­во­го гнез­да ) упо­ми­на­ет­ся поме­стье село Шило­хво­сто­во. Это незна­чи­тель­ные сле­ды ста­рин­ных княже­ских вот­чин по бере­гам р. Андо­ги. Из это­го при­ме­ра видим, что к XVII в. во вла­де­нии само­сто­я­тель­ных когда-то удель­ных кня­зей име­лись лишь очень неболь­шие остат­ки их родо­вых вот­чин. Вооб­ще род этих кня­зей заху­дал. Вот­чи­ны их, веро­ят­но, были отпи­са­ны в каз­ну, но когда,— не извест­но. К XVII в. Андож­ская и Вад­баль­ская воло­сти были чер­ны­ми воло­стя­ми, в кото­рых были испо­ме­ще­ны служи­лые люди. Уже в 1626/27 году его бело­зер­ское поме­стье чис­ли­лось за А. И. Шаховским.

30/?. князь Илья Андожский (+до 1620)

В нача­ле XVII века упо­ми­на­ет­ся еще князь Илья Андом­ский . В 1620 году его вдо­ва Агра­фе­на полу­чи­ла про­жи­ток из поме­стья мужа в Комель­ской воло­сти Воло­год­ско­го уез­да. После 1620 года ни один из кня­зей Андом­ских боль­ше не упо­ми­на­ет­ся , поэто­му мож­но пола­гать , что род пре­сек­ся в нача­ле XVII века , а не в XVI веке, как это счи­та­лось ранее.

№ 1.

1578 г. октяб­ря 20-30. — Дело в Помест­ном при­ка­зе об отво­де апсель­ско­му поме­щи­ку кн. А. И. Андом­ско­му поме­стья в Апсель­ском и Пад­цен­ском уез­дах (об отво­де А. И. Андом­ско­му дво­ро­во­го места см. док. № 66). 

I. 1578 г. октяб­ря не ранее 20 (дати­ру­ет­ся на осно­ва­нии док. № 52.II). — Чело­бит­ная кн. А. И. Андом­ско­го о при­да­че к его поме­стью земель из «Колы­ван­ской при­ся­ги». /л. 1/

Царю госу­да­рю и вели­ко­му кня­зю Ива­ну Васи­лье­ви­чю всеа [130] Русии бьет челом холоп твой госу­да­рев апсель­ской поме­щик Ондрю­ша князь Ива­нов сын Андом­ской. Пожа­ло­вал еси, госу­дарь, меня, холо­па сво­е­во, велел за мною учи­ни­ти сво­е­го царь­ско­го жало­ва­нья, поме­стья на две­сте чети. И мне, холо­пу тво­е­му, в Апсле отде­ле­но шез­де­сят чети. И ныне­ча ты, госу­дарь, меня, холо­па сво­е­го, пожа­ло­вал за мою служ­бу за явствен­ную и за кровь, велел при­да­ли на пол­то­рас­та чети к ста­ро­му мое­му поме­стью. И все­го велел ты за мною учи­ни­ти на три­ста на пять­де­сят чети. Пра­во­слав­ный царь госу­дарь, пока­жи милость, вели дати на при­бор свою госу­да­ре­ву гра­мо­ту в Пер­нов к сво­им госу­да­ре­вым вое­во­дам на мою при­да­чю, на пол­то­рас­та чети, где яз при­и­щу из вымор­ков и из лиш­ков, и из пороз­жих земель (в тек­сте оши­боч­но напи­са­но: земен), и из Колы­ван­ские при­ся­ги. Царь госу­дарь, сми­луй­ся. На л. 1 об. поме­та: 87-го ок[тября] (сло­во не допи­са­но) 25 дня. Дати гра­мо­та. Ф. 159. Оп. 1. Д. № 4. Л. 1. Подлинник.

II. 1578 г. октяб­ря 20. — Память из Раз­ряд­но­го при­ка­за в Горо­до­вой при­каз об уве­ли­че­нии поме­стья кн. А. И. Андом­ско­го за его служ­бу про­тив ливон­ских отря­дов. /л. 14/

Лета 7087-го октяб­ря в 20 день. Память дия­ку Васи­лью Колу­да­ро­ву (напи­са­но поверх дру­го­го стер­то­го и нечи­та­е­мо­го сло­ва). Бил челом госу­да­рю царю и вели­ко­му кня­зю апсель­ской поме­щик князь Ондрей княж Ива­нов сын Андом­ско­го: слу­жит деи он госу­да­рю вся­кие госу­да­ре­вы служ­бы две­нат­цать лет. А как при­хо­ди­ли неметц­кие люди на апсель­ские места вой­ною, и посы­лал ево из Апс­ла Лобан Бутур­лин з голо­вою с Мол­ча­ном с Чир­ки­ным. И они неметц­ких людей сошли. И он деи на том деле госу­да­рю слу­жил явствен­но и язы­ка взял. Да как при­хо­ди­ли неметц­кие люди на апсель­ские места, и вое­во­да князь Васи­лей Тюфя­кин посы­лал их про­тив неметц­ких людей, и они неметц­ких людей сошли, и с неметц­ки­ми людь­ми бились, и он деи на том деле госу­да­рю слу­жил явстве­но, и ево рани­ли. Да по госу­да­ре­ве гра­мо­те посла­ли их вое­во­ды в Пад­цу в при­бав­ку, и в нынеш­нем в 87-м году при­хо­ди­ли под Пад­цу неметц­кие люди, и сто­я­ли три неде­ли. И вое­во­да князь Гри­го­рей Дол­го­ру­кой посы­лал его голо­вою з детьми з бояр­ски­ми на вылас­ку, и он на том деле госу­да­рю слу­жил явстве­но. А как /л. 15/ неметц­кие люди пошли от Пад­цы прочь, и ево [131] посы­ла­ли голо­вою з детьми бояр­ски­ми за неметц­ки­ми людь­ми. И они неметц­ких людей про­во­ди­ли, и с неметц­ки­ми людь­ми бились. И он тут госу­да­рю слу­жил, и вое­во­ды про его служ­бу ко госу­да­рю писа­ли. А госу­да­ре­ва жало­ва­нья, поме­стья, за ним веле­но учи­нить две­сте чети. И госу­дарь бы его за служ­бу пожа­ло­вал помест­ною при­да­чею. И по госу­да­ре­ву ука­зу боярин князь Иван Федо­ро­вич Мсти­слав­ской с това­ры­щи да дияк Васи­лей Щел­ка­лов при­го­во­ри­ли: кня­зю Ондрею Андом­ско­му госу­да­ре­ва жало­ва­нья, поме­стья, при­да­ти сто пять­де­сят чети, и все­го за ним учи­ни­ти на три­ста на пять­де­сят четей. И дья­ку Васи­лию Колу­да­ро­ву кня­зю Ондрею Андоль­ско­му (так в тек­сте) при­да­ти поме­стья на сто на пяде­сят четей, и все­го за ним учи­ни­ти поме­стья на три­ста на пять­де­сят четей. По склей­ке и под тек­стом при­пись: Диак Сапун Авра­мов. Ф. 141. Оп. 1. 1577-1579 г. Д. № 2. Л. 14-15. Подлинник.

III. 1578 г. октяб­ря 30. — Гра­мо­та из Помест­но­го при­ка­за в Пер­нов вое­во­дам кн. М. Ю. Лыко­ву, П. Е. Куту­зо­ву и дья­ку Васи­лию Алек­се­е­ву об отво­де кн. А. И. Андом­ско­му поме­стья. /л. 2/

От царя госу­да­ря и вели­ко­го кня­зя Ива­на Васи­лье­ви­ча всеа Русии в Пер­нов вое­во­дам кня­зю Миха­и­лу Юрье­ви­чю Лыко­ву да Посни­ку Ели­за­рье­ви­чю Куту­зо­ву да дья­ку наше­му Васи­лью Олек­се­е­ву (далее зачерк­ну­то: Лета 7087-го октяб­ря в 20 день). В паме­ти за при­пи­сью дия­ка наше­го Сапу­на Авра­мо­ва * октяб­ря в 20 день напи­са­но (- впи­са­но меж­ду строк): бил нам челом апсель­ской поме­щик князь Ондрей княж Ива­нов сын Андом­ско­го — слу­жит де он твои госу­да­ре­вы служ­бы две­нат­цать лет, а как при­хо­ди­ли неметц­кие люди на апсель­ские места вой­ною, и послал ево из Апс­ла Лобан Бутур­лин з голо­вою с Мол­ча­ном с Чир­ки­ным; и они неметц­ких людей сошли, и он деи на том деле нам слу­жил явствен­но и язы­ка взял; да как при­хо­ди­ли неметц­кие люди на апс[ельские] (здесь и далее текст силь­но повре­жден, чте­ние пред­по­ло­жи­тель­но) места, и вое­во­да князь [Васи­лей Тюфя­кин] посы­лал их про­тив неметц­ких людей. [И они] неметц­ких людей сошли, и с неметц­ки­ми людь­ми бились. И он деи на том деле нам слу­жил явствен­но, и ево рани­ли. Да по нашей гра­мо­те посы­ла­ли их вое­во­ды в [поиск в при­бав­ку]. Да в нынеш­нем в 87-м году при­хо­ди­ли [неметц­кие люди] и сто­я­ли три неде­ли, /л. 3/ и вое­во­да князь Гри­го­рей Дол­го­ру­кой посы­лал ево голо­вою з детьми [132] бояр­ски­ми за неметц­ки­ми людь­ми, и они неметц­ких людей про­во­ди­ли и с неметц­ки­ми людь­ми били­ся. И он тут нам слу­жил, и вое­во­ды про его служ­бу к нам писа­ли. А наше­го деи жало­ва­нья, поме­стья, веле­но за ним учи­нить на две­сте чети. И нам бы его за служ­бу пожа­ло­ва­ти помес­ною при­да­чею. И мы кня­зя Ондрея Андом­ско­го пожа­ло­ва­ли, веле­ли ему за служ­бы при­ба­вить жало­ва­нья, поме­стья, на сто на пять­де­сят чети, и обо­е­го веле­ли есмя за ним учи­нить наше­го жало­ва­нья, поме­стья (сло­во впи­са­но над стро­кой), на три­ста на пять­де­сят чет­вер­тей. И князь Ондрей нам бил челом, а ска­зал, что в преж­ней его оклад веле­ли ему дати в Апсель­ском и в Пат­цен­ском уез­де на шесде­сят чети. А недо­да­но деи ему в его поме­ту соро­ка чети, а в оклад не дода­но /л. 4/ ста соро­ка чет­вер­тей. И нам бы его пожа­ло­вать в преж­ней в его оклад в дода­чю и в новую его при­да­чю [в Апсель­ском уез­де] ис поро­ж­жих земель [из вымор­ков и из лиш­ков], где себе при­и­щет. А в апсель­ских и в пат­цен­ских кни­гах пись­ма кня­зя Бог­да­на Гага­ри­на с това­ры­ши лета 7084-го году напи­са­но: в Апсель­ском уез­де за кня­зем Ондре­ем да за кня­зем Семе­ном за княж Ива­но­вы­ми детьми Андом­ско­го в их окла­ды — кня­зю Ондрею в две­сте чети, а кня­зю Семе­ну во сто в пять­де­сят чети поме­стья, паш­ни паха­ные серед­ние зем­ли шез­де­сят две чет­вер­ти, сена три­ста трит­цать копен, да за ними же в Пат­цен­ском уез­де паш­ни и пере­ло­гу пять­де­сят чет­вер­тей, сена четы­ре­ста дват­цать копен; и все­го за кня­зем Ондре­ем да за кня­зем Семе­ном поме­стья в Апсель­ском в Пат/ л. 5/ценском уез­де сто две­нат­цать чет­вер­тей. И на князь Ондре­еву выть того поме­стья шез­де­сят четы­ре чет­вер­ти, а не дошло в его поме­ту трит­ца­ти шти чет­вер­тей, а в оклад его в преж­ней не дошло сто трит­ца­ти шти чет­вер­тей. * И будет так, как [он, Ондрей], бьет челом, наше­го будет ему жало­ва­нья, поме­стья, в преж­ней его оклад после пис­цо­вой дачи [нигде], в тиши и на укра­ине, не дано (- впи­са­но над стро­кой), и как к вам ся наша гра­мо­та при­дет, и вы б кня­зю Ондрею Андом­ско­му веле­ли наше­го жало­ва­нья, * поме­стья, в Апсель­ском и в Пат[ценском уез­де] (- впи­са­но над стро­кой) з пороз­жие зем­ли, из вымо­ро­ков и из лиш­ков, где себе при­и­щет, к преж­ней его даче, ко шти­де­ся­ти к четы­рем чет­вер­тям, * в преж­нее его поме­стье (- впи­са­но над стро­кой) в новую его при­да­чю (далее зачерк­ну­то: в полн) * на сто на один­нат­цать (- впи­са­но вме­сто зачерк­ну­то­го: семь­де­сят на пять) чет­вер­ти в поле, а в дву пото­му ж. А мыз и дере­вень, и почин­ков, и сена, и лесу, и вся­ких уго­дей велеть ему дать по пашне с ряду с одно­во … вме­сте за кня­зем Ондре­ем учи­нить, а не в роз­ни. А то за ним поме­стья (далее одно сло­во зачерк­ну­то, не чита­ет­ся), наше­го жало­ва­нья, [133] поме­стья, 175 чети поло­ви… (сло­во обо­рва­но; далее зачерк­ну­то: уез­де на те) в Апсле учи­ни­те. И вы б то пом[естье] * его окла­ду спол­на (- впи­са­но над стро­кой) за ним напи­сать в отдель­ные кни­ги, а с тех отдель­ных книг, спи­сав про­ти­вень сло­во в сло­во, при­сла­ли б естя к нам на Моск­ву с ины­ми б отдель­ны­ми кни­га­ми вме­сте. Писан на Москве лета 7087-го октяб­ря в 30 день. На л. 2 отмет­ка: Тако­ва гра­мо­та дана за при­пи­сью дья­ка Васи­лья Щел­ка­ло­ва. Ф. 159. Оп. 1. Д. № 4. Л. 2-5. Отпуск. № 66.

[1578 -1579] г. (дати­ру­ет­ся на осно­ва­нии дру­гих доку­мен­тов дан­ной ед. хр.) — Чело­бит­ная апсель­ско­го поме­щи­ка кн. А. И. Андом­ско­го в Помест­ный при­каз об отво­де ему дво­ро­во­го места в Апсле. /л. 6/ 

Госу­да­рю царю и вели­ко­му кня­зю Ива­ну Васи­лье­ви­чю всеа Руси бьет челом холоп твой госу­да­рев Ондрю­шя княж Ива­нов сын Андом­ской, апсель­ской поме­щик. Пожа­ло­вал ты, госу­дарь, меня, холо­па сво­е­го, дал, госу­дарь, нам, холо­пем тво­им, твой госу­да­рев писец князь Бог­дан Гага­рин в Апсле горо­де у ворот у тор­го­вых в стене в горо­до­вой две (в тек­сте оши­боч­но: вде) пола­ты каме­ных, и черес те, госу­дарь, пола­ты лест­ни­ца на горо­ди. Тут, госу­дарь, живут стрель­цы и ворот­ни­ки, и нам, холо­пем тво­им, туто про­жи­ти немош­но. Пра­во­слав­ный царь госу­дарь, поко­жи милость, пожа­луй меня, холо­па сво­е­го, в горо­де в Апсле местом дво­ро­вым. А в горо­де, госу­дарь, порож­них мест — Ива­нов двор Бороз­ди­на, а Иван, госу­дарь, пущон в Юрьев Ливон­ской; да Ива­нов двор Ива­но­ва сына Мол­вя­ни­но­ва, а Иван, госу­дарь, пущон в Пер­нов. Да в горо­де жо, госу­дарь, место порож­нее воз­ле Воло­ди­ме­ро­ва дво­ра Лут­ме­не­ва остав­ле­но дру­го­му вое­во­де на конюш­ню, и то, госу­дарь, место порож­но. Мило­сти­вый царь госу­дарь, пожа­луй меня, холо­па сво­е­го, из тех мест, кото­рое себе при­бе­ру. Да мне жо, госу­дарь, дан двор з бра­том воп­че на поса­де. И нам, госу­дарь, от тес­но­ты в одном дво­ре про­жи­ти немош­но. А воз­ле, госу­дарь, нашо­во дво­ра немец­кой двор был нем­чи­на Еске­ля, а тот, госу­дарь, нем­чин збе­жал. Мило­сти­вый царь госу­дарь, пожа­луй меня, холо­па сво­е­го тем двор­цом. Царь госу­дарь, сми­луй­ся. На л. 6 об. поме­та: Дати гра­мо­та, чтоб ему место… под двор дали, по [182] помес­но­му вер­ста­нью и посмот­ря по горо­до­во­му про­стран­ству. Ф. 159. Оп. 1. Д. № 4. Л. 6. Подлинник.


РОДЪ КНЯ­ЗЕЙ АНДОМ­СКИХЪ У 3 Княжь Юрье­ва сына Васи­лье­ви­ча, у Кня­зя Андрея, 3 сына: Князь Михай­ло Андом­ской, Да Князь Иванъ Вад­баль­ской, убитъ подъ Суз­да­лемъ, Да Князь Семенъ Андом­ской, без­де­тенъ, убилъ его Гри­го­рей Забо­лоц­кой. А у Кня­зя Михай­ла Андом­ско­го дети: Князь Иванъ Андом­ской, Да Князь Алек­сан­дръ, Да Князь Семенъ Тава­на, Да Князь Андрей, без­де­тенъ, Да Князь Юрьи, без­де­тенъ, убил­ся съ лоша­ди подъ Дро­го­мило­ве. А у Кня­зя Ива­на Андом­ко­го сынъ Князь Гри­го­рей Хри­сти­а­н­инъ. У Кня­зя Гри­го­рья Хри­сти­а­ни­на дети: Князь Васи­лей, Да Князь Федоръ, Да Князь Иванъ, Да Князь Васи­лей Дру­гой, Да Князь Иванъ Лобанъ, Да Князь Иванъ Мень­шой. А у Кня­зя Алек­сандра Михай­ло­ви­ча Андом­ско­го дети: Князь Васи­лей, Да Князь Андрей. А у Кня­зя Семе­на Това­ны сынъ Князь Иванъ Голенищо.

Необработанные материалы

НОТАТКИ
  1. Пис­цо­вая кни­га езо­вых двор­цо­вых воло­стей и госу­да­ре­вых оброч­ных уго­дий Бело­зер­ско­го уез­да 1585 года. М.:Л., 1984. С. 178.[][]
  2. АСЭИ. Т. II. №55. С. 37[]
  3. ДДГ. № 80. С. 304, 307, 310[]
  4. Памят­ни­ки Кули­ков­ско­го цик­ла. СПб., 1998. С. 149[]
  5. Конев С.В. Сино­ди­ко­ло­гия. Ч. II: Ростов­ский собор­ный сино­дик // Исто­ри­че­ская гене­а­ло­гия. Вып. VI. Ека­те­рин­бург; Нью-Йорк, 1995. С. 102.[]
  6. Акты суз­даль­ско­го Спа­со-Евфи­мье­ва мона­сты­ря 1506-1608 гг. М., 1998. №228. С. 431[]
  7. Конев С.В. Сино­ди­ко­ло­гия. Часть 2: Ростов­ский собор­ный сино­дик // Исто­ри­че­ская гене­а­ло­гия. Вып. 6. Ека­те­рин­бург; Нью-Йорк, 1995, с. 103[]
  8. РИИР. Вып. 2. С. 160[]
  9. ДДГ. № 80. С. 304, 307, 310.[]
  10. Цен­траль­ный госу­дар­ствен­ный архив древ­них актов (ЦГА­ДА), ф. При­каз­ные дела новой раз­бор­ки, 1578 г., д. 16[]