Шестуновы, Гагины, Великогагины

XIX коле­но

КН. ВАСИ­ЛИЙ ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ ШАСТУН ЯРО­СЛАВ­СКИЙ (?-1495)

боярин 1487. В 1485 г. во вре­мя похо­да на Тверь был остав­лен на Москве; воз­мож­но, к это­му вре­ме­ни он обла­дал уже бояр­ским титу­лом. РК. С. 20. По про­стран­ным раз­ря­дам упо­мя­нут сре­ди бояр (Р. С. 27). По Ш, боярин с 1486 г., умер в 1494/94 г. Ср.: Alef. Р. 114. В Госу­да­ре­ве родо­слов­це о его бояр­стве не гово­рит­ся (Род. кн. Ч. 1. С. 118). Труд­ность состо­ит в том, что его стар­ший дво­ю­род­ный брат изве­стен как боярин толь­ко с 1495 г., т. е. через десять лет после пред­по­ла­га­е­мо­го упо­ми­на­ния о бояр­стве В. В Шестуна.
В 1475 г. во вре­мя похо­да на Тверь был вое­во­дой в Москве (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 1. Ч. 1. М., 1977. С. 27). С. Б. Весе­лов­ский и А. А. Зимин некри­тич­но отнес­лись к сви­де­тель­ству Шере­ме­тев­ско­го спис­ка дум­ных чинов и при­чис­ля­ли к дум­цам Ива­на III кня­зя В. В. Шесту­на (Древ­няя Рос­сий­ская вив­лио­фи­ка. Ч. 20. М., 1791. С. 6; Весе­лов­ский С.Б. Иссле­до­ва­ния по исто­рии клас­са слу­жи­лых зем­ле­вла­дель­цев. М., 1969. С. 440; Зимин А.А. Фор­ми­ро­ва­ние бояр­ской ари­сто­кра­тии в Рос­сии во вто­рой поло­вине XV – пер­вой тре­ти XVI в. М., 1988. С. 285). А. А. Зимин ссы­лал­ся на сооб­ще­ние Част­ной редак­ции раз­ряд­ных книг. Во вре­мя похо­да на Тверь в 1485 г. «на Москве вели­кий князь оста­вил бояр сво­их» Г. В. Моро­зо­ва, А. М. Пле­ще­е­ва, Д. Гре­ка, кня­зя В. Шесту­на, Н. Басен­ко­ва (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 1. Ч. 1. М.. 1977. С. 27; Зимин А.А. Фор­ми­ро­ва­ние бояр­ской ари­сто­кра­тии в Рос­сии во вто­рой поло­вине XV – пер­вой тре­ти XVI в. М., 1988. С.253, 285). В Госу­да­ре­вом раз­ря­де эти лица нахо­ди­лись в сто­ли­це «у вели­кие кня­и­ни» и не обо­зна­че­ны с бояр­ски­ми титу­ла­ми (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 20). В Шере­ме­тев­ском спис­ке дум­ных чинов князь В. Шестун-Яро­слав­ский отме­чен как боярин (Древ­няя Рос­сий­ская вив­лио­фи­ка. Ч. 20. М., 1791. С. 6). В родо­слов­ных кни­гах и дру­гих источ­ни­ках нет ука­за­ний на нали­чие выс­ше­го зва­ния и у кня­зя В. В. Шесту­на (Родо­слов­ная кни­га кня­зей и дво­рян Рос­сий­ских и Выез­жих (Бар­хат­ная кни­га). Ч. 1. М., 1787. С. 118; Вре­мен­ник обще­ства исто­рии и древ­но­стей Рос­сий­ских. Кн. 10. М.. 1851. С. 56; Ред­кие источ­ни­ки по исто­рии Рос­сии. Вып. 2. М., 1977. С. 103; Зимин А.А. 1) Состав Бояр­ской думы в XV–XVI вв. // Архео­гра­фи­че­ский еже­год­ник за 1957. М., 1958. С. 46; 2) Фор­ми­ро­ва­ние бояр­ской ари­сто­кра­тии в Рос­сии во вто­рой поло­вине XV – пер­вой тре­ти XVI в. М., 1988. С. 285. Ср. С. 102, снос­ка 111). Ско­рее все­го, соста­ви­тель заим­ство­вал свои све­де­ния о кня­зе В. Шестуне из Част­ной редак­ции раз­ряд­ных книг и про­из­воль­но пере­нес дату пожа­ло­ва­ния титу­лом на год поз­же (с 1485 г. на 1486/1587 г.) (Древ­няя Рос­сий­ская вив­лио­фи­ка. Ч. 20. М., 1791. С. 6; Кор­зи­нин А.Л. Состав дум­ных и двор­цо­вых чинов в прав­ле­ние вели­ко­го кня­зя Ива­на III. Ч. 1. Дум­ные чины // Древ­няя Русь: во вре­ме­ни, в лич­но­стях, в иде­ях. Аль­ма­нах. Вып. 8. СПб., 2017. С. 179-218).

XX коле­но

КН. ПЕТР ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ ВЕЛИ­КИЙ ШЕСТУ­НОВ (1495,†1515)

кн.Псков(1513) вотч.-Волок-у.,Кашира-у. 1С:Вас.Вас. ЯРО­СЛАВ­СКИЙ. ШЕСТУН. :Александра/ин.
дво­рец­кий 1475-1507, околь­ни­чий 1507, боярин 1514
(ум. 1515/1516) — князь, дво­рец­кий (1475), околь­ни­чий (1507) и боярин (1514), вое­во­да, стар­ший из вось­ме­рых сыно­вей бояри­на кня­зя Васи­лия Васи­лье­ви­ча Шесту­на Яро­слав­ско­го (ум. 1495). Рюри­ко­вич в XX колене.Князь Петр Васи­лье­вич Вели­кий Шасту­нов начал свою карье­ру при вели­ком кня­зе мос­ков­ском Иване III Васи­лье­ви­че (1462—1505). Впер­вые он упо­ми­на­ет­ся в свя­зи с двор­цо­вы­ми дела­ми в 1489/1490 году, когда он дал во вре­мен­ное поль­зо­ва­ние зем­лю, оброк с кото­рой шел во дво­рец. Хотя вполне воз­мож­но, что дво­рец­ким он стал в 1475 году, то есть сра­зу же после отстав­ки бояри­на Ива­на Бори­со­ви­ча Морозова-Тучка.
В кон­це 1491 года князь П. В. Вели­кий Шасту­нов, будучи дво­рец­ким, участ­во­вал в поима­нии (аре­сте) в Москве удель­но­го кня­зя Андрея Васи­лье­ви­ча Боль­шо­го Углиц­ко­го, млад­ше­го бра­та Ива­на III.
В 1495 году дво­рец­кий Пётр Васи­лье­вич Вели­кий сопро­вож­дал вели­ко­го кня­зя мос­ков­ско­го Ива­на III Васи­лье­ви­ча в его поезд­ке в Вели­кий Нов­го­род. В кон­це XV — нача­ле XVI век (после 1485 г.) судил один позе­мель­ный спор. В мае 1498 года «при­ка­зал» гра­мо­ту о разъ­ез­де земель кня­зя Бори­са Ива­но­ви­ча Гор­ба­то­го-Шуй­ско­го и Спа­со-Ефи­мье­ва мона­сты­ря. В декаб­ре 1498 года про­во­дил разъ­езд вла­де­ний вели­ко­го кня­зя мос­ков­ско­го. В 1499, 1501 и 1505 годах ему докла­ды­вал­ся разъ­езд вели­ко­кня­же­ских земель. В декаб­ре 1499 года состав­лял мено­вую на вели­ко­кня­же­ские зем­ли. Веро­ят­но, он «при­ка­зал» гра­мо­ту 1 мар­та 1506 года. Упо­ми­на­ет­ся как дво­рец­кий в заве­ща­нии вели­ко­го кня­зя Ива­на III (конец 1503 г.). В мар­те 1506 года под­пи­сал устав­ную гра­мо­ту галиц­ким рыбо­ло­вам и руж­ную гра­мо­ту хоть­ков­ским попам. Вско­ре после это­го (око­ло 1507 г.) князь П. В. Вели­кий Шасту­нов оста­вил двор­цо­вую службу.
Летом 1507 года князь Пётр Васи­лье­вич Вели­кий Шасту­нов был отправ­лен намест­ни­ком во Псков, где про­был до 1509 года.Был направ­лен в Псков в свя­зи с отъ­ез­дом по вызо­ву вел. кня­зя пред­ше­ству­ю­ще­го­на­мест­ни­ка Д. В. Ростов­ско­го. В пери­од его кня­же­ния пско­ви­чи зало­жи­ли камен­ную сте­ну ок. Гре­мя­чей горы на Запско­вье. После сво­е­го намест­ни­че­ства (его позвал к себе вел. князь) князь при­ез­жал в Псков в 1509 вме­сте с дья­ком Т. Дол­ма­то­вым для раз­бо­ра жало­бы пско­ви­чей на дей­ствия И. М. Реп­ни, но не смог раз­ре­шить кон­фликт. В янва­ре 1510 он при­е­хал «с силою» в Псков, нака­нуне при­бы­тия вел. кня­зя. В 1510 / 1511 П. В. был назна­чен намест­ни­ком вел. кня­зя в уже пол­но­стью под­чи­нен­ном Москве Пско­ве. В чине околь­ни­че­го сопро­вож­дал Васи­лия III Ива­но­ви­ча в сен­тяб­ре 1509 года в Нов­го­род. Вско­ре после Псков­ско­го взя­тия 1510 года (до авгу­ста 1511 г.) вме­сте с кня­зем Семё­ном Фёдо­ро­ви­чем Курб­ским он заме­нял пер­вых псков­ских намест­ни­ков Гри­го­рия Фёдо­ро­ви­ча Давы­до­ва и Ива­на Андре­еви­ча Челяд­ни­на. «И нача­ша те намес­ни­ки доб­ры быти до пско­вич», — ком­мен­ти­ру­ет это изве­стие соста­ви­тель Псков­ской пер­вой летописи.
Во Пско­ве князь Пётр Васи­лье­вич Вели­кий Шасту­нов про­был до 1514/1515 года. Во вся­ком слу­чае, в мае 1514 года он уже при­сут­ство­вал на при­ё­ме осман­ско­го посла Кама­ла в Москве сре­ди «бояр».

В 1504 году он вла­дел зем­ля­ми в Мос­ков­ском уез­де на Дмит­ров­ском рубе­же. 20 янва­ря 1516 г. дал Тро­иц­ко­му Бело­пе­соц­ко­му мона­сты­рю дд. Сура­ев­скую и Иса­ков­скую с сщ. Полу­хин­ское Кашир­ско­го уез­да (Акты Рус­ско­го госу­дар­ства 1505–1526 гг. М., 1975. № 131). В Арза­мас­ском уез­де в Залес­ном стане раз­ным поме­щи­кам была роз­да­на вот­чи­на кня­зя Ива­на Васи­лье­ви­ча Вели­ко­го. В выпи­си с арза­мас­ских книг пись­ма и меры Игна­тия Зубо­ва с това­ри­ща­ми от 7093 (1585) года в Залес­ном стане в поме­стьях напи­са­но, что в селе Гагине на реке Пьяне, что была вот­чи­на за кня­зем Ива­ном Васи­лье­ви­чем Вели­ким, за ново­вы­ез­жи­ми Кузь­мой Андре­еви­чем Куро­шев­ским, Гри­го­ри­ем Пет­ро­ви­чем Дер­ги­ле­вым, Сте­па­ном Пав­ло­вым «на их жере­бьи их поме­щи­ко­вы дво­ры с людь­ми и кре­стья­на­ми. Паш­ни у всех поме­щи­ков 100 чети и обло­гу дико­го поля 400 чети, обо­е­го 500 чети в поле, сена 700 копен, лес боль­шой за рекой Пья­ной». А по даче 7093 года жере­бей Гри­го­рия Дер­ги­ле­ва, 140 чети, отдан Фёдо­ру Тау­за­ко­ву и Позд­ня­ку Ворон­цо­ву. вла­де­ний затруд­ни­тель­но. Вла­дев­ших зем­ля­ми в Хован­ском стане Волоц­ко­го уез­да, в 1509 г. про­дал свое с.Раменейце Иоси­фо­ву мона­сты­рю 1. Кн. Петр Васи­лье­вич, при­об­рел зем­ли в Хован­ском стане, ско­рее все­го, не ранее послед­ней чет­вер­ти XV в.

Оста­вил после себя двух сыно­вей: Андрея Вели­ко­го и Васи­лия Великого.

Ж., Евпрак­сия ино­ка. Сохра­ни­лась «гра­мо­та дан­ная Покров­ско­му мона­сты­рю княж Пет­ро­вы кня­ги­ни Вели­ко­го на село на Дубен­ки, что в Воло­ди­мер­ском уез­де» (ГАВО. Ф. 575. Оп. 1. № 349).
[АСЭИ. Т. 1. № 541, 624, 641 (С. 555), 642 (С. 560; дата 1502—1504 гг. в изда­нии оши­боч­на); Т. 2. № 494; Т. 3. № 24, 218; АФЗХ. Ч. 1. № 32, 140, 260; АРГ 1505—1526 гг. № 15; ДДГ. № 89. С. 363; [ПСРЛ. Т. 37. С. 97]; РК. С. 25; Покров­ский Хоть­ков деви­чий мона­стырь. М., 1854. С. 10—11. По Ш, дво­рец­кий с 1500/01 г., умер в 1512/13 г
ПЛ. Вып. 1. С. 91, 92, 95, 97; РК. С. 44; Опи­си Цар­ско­го архи­ва. С. 123; Сб. РИО. Т. 95. С. 96; ДДГ. № 95. С. 390. Упо­ми­на­ет­ся в пол­ной гра­мо­те 4 декаб­ря 1511 г. (Хорош­ке­вич A. Л. Псков­ская пол­ная гра­мо­та 1511 г. // АЕ за 1967 год. М., 1969. С. 72). Шума­ков С. А. Сот­ни­цы, гра­мо­ты и запи­си. М., 1910. Вып. 5. № 36. Послу­ха­ми были дети кня­зя Пет­ра Андрей и Васи­лий (послед­не­го родо­слов­цы не знают).] 

КН. /…../ БАХ­ТЕ­ЯР ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ ШЕСТУ­НОВ (1495)

в 1495 помещ. без­детн. 2С:Вас.Вас. ЯРО­СЛАВ­СКИЙ. ШЕСТУН.

б/д

КН. ДМИТ­РИЙ ЗИМ­НИ­ЦА ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ ШЕСТУ­НОВ (1495)

в 1495 помещ. 3С:Вас.Вас. ЯРО­СЛАВ­СКИЙ. ШЕСТУН.

Без­дет­ный.

КН. АНДРЕЙ ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ МЕНЬ­ШИК ШЕСТУ­НОВ (1500?)

помещ.бездетн. 4С:Вас.Вас. ЯРО­СЛАВ­СКИЙ. ШЕСТУН.

Ж., АНА­СТА­СИЯ ИНОКА

б/д

КН. СЕМЕН КРИ­ВОЙ (ИН.САВВА) ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ ШЕСТУ­НОВ (1495)

окольничий(1535-) боярин(-1538) 5С:Вас.Вас. ЯРО­СЛАВ­СКИЙ. ШЕСТУН.
в 1495 году был при госу­да­ре­вой посте­ли в Нов­го­род­ском походе;
По Госу­да­ре­ву родо­слов­цу, брат кн. Пет­ра Семен Кри­вой — околь­ни­чий «царя» Ива­на Васи­лье­ви­ча. Све­де­ние это не под­твер­жда­ет­ся. Род. кн. Ч. 1. С. 118. В раз­ря­дах упо­ми­на­ет­ся еди­но­жды — под 1495 г. (РК. С. 26) и без зва­ния. Воз­мож­но, в Госу­да­ре­ве родо­слов­це ошиб­ка: об околь­ни­че­стве Пет­ра (а он им, несо­мнен­но, был) не ска­за­но, т. е. оно при­пи­са­но Семе­ну. Семен был млад­ше Пет­ра, а тот стал околь­ни­чим толь­ко в 1509 г., когда Семен уже дав­но исчез из источников.

~ Мари­а­мия инока.

князь Иван Васи­лье­вич Шесту­нов (1495,—1506.04./.05.,под Казанью)

постель­ник (1495) без­детн. 6С:Вас.Вас. ЯРО­СЛАВ­СКИЙ. ШЕСТУН.
В октяб­ре 1495 г. постель­ник в сви­те вели­ко­го кня­зя Ива­на III в Нов­го­род (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 1. Ч. 1. М., 1977. С. 47).
Погиб под Каза­нью. [РНБ. Собра­ние Пого­ди­на. 1596. Л. 169 об., 170.; Воло­год­ский слу­жи­лый «город» в XV — нача­ле XVI века // Сосло­вия, инсти­ту­ты и госу­дар­ствен­ная власть в Рос­сии. Сред­ние века и Новое вре­мя. Сбор­ник ста­тей памя­ти ака­де­ми­ка Л. В. Череп­ни­на. М. Язы­ки сла­вян­ских куль­тур. 2010] б/д

князь Дани­ил Васи­лье­вич Дах Шесту­нов (1495)
в 1495 помещ. 7С:Вас.Вас. ЯРО­СЛАВ­СКИЙ. ШЕСТУН.

княж­на Анна Васи­льев­на Шестунова
Пер­вым бра­ком князь Иван Михай­ло­вич Воро­тын­ский был женат на Ана­ста­сии Заха­рьи­ной, а вто­рым на доче­ри кня­зя Васи­лия Васи­лье­ви­ча Шесту­на-Яро­слав­ско­го (Зимин А.А. Фор­ми­ро­ва­ние бояр­ской ари­сто­кра­тии в Рос­сии во вто­рой поло­вине XV – пер­вой тре­ти XVI в. М., 1988. С. 90, 133).

~ М., кн. Иван Михай­ло­вич Воро­тын­ский (?-1535).

князь Дмит­рий Васи­лье­вич Кнут Внук Шесту­нов (—1552/65)
дворов.сын-боярск. помещ.-Ростов-у. 8С:Вас.Вас. ЯРО­СЛАВ­СКИЙ. ШЕСТУН.
око­ло 1513 г. млад­ший сын кня­зя Васи­лия Васи­лье­ви­ча Шасту­на — Дмит­рий Шесту­нов Кнут полу­чил в каче­стве при­да­но­го за женой зем­ли око­ло Гали­ча Костром­ско­го. Вско­ре он купил еще зем­ли по сосед­ству, и в резуль­та­те обра­зо­ва­лась вот­чи­на из «при­дан­ных» и куп­лен­ных земель, кото­рой вла­де­ли его сын, а потом внук на про­тя­же­нии почти все­го XVI сто­ле­тия и пер­вые деся­ти­ле­тия XVII в. князь Дмит­рий Васи­лье­вич Кнут был запи­сан в ДТ по Росто­ву вме­сте с сыно­вья­ми Ива­ном и Дмит­ри­ем с поме­той «стар и болен». В чело­бит­ной 1632 крат­ко изло­же­на исто­рия это­го вла­де­ния. «Сель­цо Терен­тьев­ское да пустошь Зен­ки­но а чет­верт­ные паш­ни два­дцать шесть чети …шла … в при­дан­ные баб­ке князь Ондре­еве князь Дмит­ре­еве Васи­лье­ви­ча Шесту­но­ва». Кро­ме «при­дан­ных» вла­де­ний «дед князь Дмит­рей при­ку­пил вот­чин­ку в Галиц­ком уез­де лета 7021-го году у Олфе­лья Ива­но­ва сына Саво­стья­но­ва дерев­ню Васю­ти­ну, дерев­ню Иван­ко­во Зай­ми­ще, почи­нок Мику­лин, зай­ми­ще Суров­цо­во, дерев­ню Мистю­ко­ву шез­де­сят пять чети и после … кня­зя Дмит­рея тою вот­чин­кою куп­лен­ною и при­да­ною вла­дел сын ево, а мужа мое­во отец княз Иван. А после ево вла­дел тою вот­чин­кою муж мой князь Ондрей Ива­но­вич по свою смерть и в ста­рых, госу­дарь, в пис­цо­вых и пла­теж­ных кни­гах та вот­чин­ка напи­са­на за ними ж и куп­чая госу­дарь на ту куп­лен­ную вот­чин­ку после мужа мое­го князь Ондрея оста­лось». В свя­зи с этой чело­бит­ной нахо­дит­ся «спи­сок с куп­чие сло­во в сло­во»: «Се яз Олфе­рей Ива­нов сын Саво­стья­но­ва про­дал есми свою вот­чи­ну кня­зю Дмит­рею Васи­лье­ви­чу Шесту­но­ву: дерев­ню Наво­лок Мику­лин на Костро­ме на реке, да дерев­ню Мистю­ко­ву, да дерев­ню Иван­ко­во на реч­ке на Коре­ге, да заи­ме­ще почи­нок Мику­лин, да заи­ме­ще почи­нок Суров­цов за рекою за Костро­мою со все­ми уго­дьи, куда топор и коса ходи­ла исста­ри. А взял есми на тои вот­чи­ны сво­ей у князь Дмит­рея Васи­лье­ви­ча сто семь­де­сят руб­лев да вол пополн­ка. А на то послу­си: Иван Саво­стья­нов сын Коз­ло­ва, да Гри­го­рей Ива­нов сын Яст­реб­цо­ва, да Яков Шах­мо­ла Оста­фьев сын. А под­лин­ную куп­чую писал Игна­тей Дмит­ре­ев сын Пис­чи­ков лета 7021-го. Да наза­ди у под­ли­ной куп­чей напи­са­но: по сей куп­чей аз Олфе­рей вот­чи­ну свою про­дал и руку свою при­ло­жил. Послух Иван руку свою при­ло­жил. Послух Гри­дя Яст­реб­цо­ва руку при­ло­жил. Послух Яков Шахму­ла руку при­ло­жил». На обо­ро­те: «140-го году авгу­ста 22 день взять к делу, спра­вя с под­лин­ною сло­во в сло­во». Таким обра­зом, в столб­це сохра­ни­лась копия 1632 г. акта пер­вой чет­вер­ти XVI в.
[РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 78. Доку­мен­ты и дела, сфор­ми­ро­ван­ные из рос­сы­пи. № 602. Л. 1.; Сер­ге­ев А. В. К исто­рии зем­ле­вла­де­ния кня­зей Шесту­но­вых в XVI– нача­ле XVII вв. // Русь,Россия: Сред­не­ве­ко­вье и Новое вре­мя. Вып. 4: Чет­вер­тые чте­ния памя­ти ака­де­ми­ка РАН Л. В. Мило­ва. Мате­ри­а­лы к меж­ду­на­род­ной науч­ной кон­фе­рен­ции. Москва, 26. октяб­ря – 1 нояб­ря 2015 г. М., 2015. С. 108–113.]

КН. ВАСИ­ЛИЙ ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ КЕР­ТУ ШЕСТУ­НОВ (1495)

в 1495 помещ. 9С:Вас.Вас. ЯРО­СЛАВ­СКИЙ. ШЕСТУН.

XXI коле­но

КН. АНДРЕЙ ПЕТ­РО­ВИЧ ВЕЛИ­КО­ГО (1509, † 1529)

боярин(1523-) полк.воев.(1516) нам.Луки-Великие(1529) вотч.-Волок-у.,Кашира-у. 1С:Петр.Вас. ШЕСТУ­НОВ. ВЕЛИ­КИЙ. :Евпраксия/ин.
околь­ни­чий, воевода
был вое­во­дой в раз­ных частях войск в 1515, 1519, 1521 годах; в 1523 году он пожа­ло­ван в околь­ни­чие; 21 янва­ря 1526 года, в бра­ко­со­че­та­ние Вели­ко­го Кня­зя Васи­лия III с княж­ной Еле­ной Глин­ской, он соби­рал и ведал детей бояр­ских; в 1529 году был пер­вым намест­ни­ком в Вели­ких Луках и в том же году скончался.
В 1516 г. на Вошане вое­во­да в пол­ку пра­вой руки. В 1520 г. коман­ду­ю­щий пол­ком левой руки в судо­вой рати на Казань, затем вое­во­да в Меще­ре на Тол­сти­ке. В 1521 г. вое­во­да в Ниж­нем Нов­го­ро­де, затем в Меще­ре. В янва­ре 1526 г. участ­ник сва­дьба вели­ко­го кня­зя Васи­лия III и Еле­ны Глин­ской, соби­рал детей бояр­ских. В 1529 г. намест­ник в Вели­ких Луках. В 1537 г. вое­во­да в Меще­ре на Тол­сти­ке [веро­ят­но, нару­ше­на пра­виль­ная дати­ров­ка раз­ря­да, кото­рый сле­ду­ет отне­сти ко вре­ме­ни до фев­ра­ля 1531 г., к 1520/1521 г.] (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 1. Ч. 1. М., 1977. С. 151, 152, 171, 174, 176, 181; Т. 1. Ч. 2. М., 1977. С. 195, 211, 270).
Послух вме­сте с бра­том Васи­ли­ем в про­даж­ной сво­е­го отца 20 янва­ря 1516 г. Тро­иц­ко­му Бело­пе­соц­ко­му мона­сты­рю дд. Сура­ев­скую и Иса­ков­скую с сщ. Полу­хин­ское Кашир­ско­го уез­да (Акты Рус­ско­го госу­дар­ства 1505–1526 гг. М., 1975. № 131).
Умер до 15 фев­ра­ля 1531 г. (Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 64). 15 фев­ра­ля 1531 г. князь Алек­сандр Андре­евич Вели­ко­го дал вкла­дом в Тро­и­це-Сер­ги­ев мона­стырь по отце кня­зе Андрее 39 руб. и 2 сереб­ря­ных ков­ша. В 1532/1533 г. князь Алек­сандр дал по мате­ри кня­гине Мар­фе шел­ко­вую мате­рию. 1 нояб­ря 1532 г. по кня­зе Алек­сан­дре дала его мать кня­ги­ня Наста­сья 16 руб., затем еще 34 руб. (Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 64).

~ Мар­фа Великого
~ Ани­сия 1550+ ин.Анастасия. Великого
князь Васи­лий Пет­ро­вич Великого
Послух вме­сте с бра­том Андре­ем в про­даж­ной сво­е­го отца 20 янва­ря 1516 г. Тро­иц­ко­му Бело­пе­соц­ко­му мона­сты­рю дд. Сура­ев­скую и Иса­ков­скую с сщ. Полу­хин­ское Кашир­ско­го уез­да (Акты Рус­ско­го госу­дар­ства 1505–1526 гг. М., 1975. № 131). При­чем кня­зя Васи­лия родо­слов­цы не знают.

КН. ДМИТ­РИЙ СЕМЕ­НО­ВИЧ ШЕСТУ­НОВ ВНУК/КНУТ КРИ­ВО­ГО (1538,—1563.06.27)

окольничий(1558-1560) боярин(1560-1563) 1С:Сем.Вас. /ин САВВА/ КРИ­ВОЙ. :/ин. МАРИАМИЯ/
околь­ни­чий с 1538 боярин с 1560, воевода
9 декаб­ря 1547 г. с дру­ги­ми детьми бояр­ски­ми пору­чил­ся по кня­зе И. И. Прон­ском в 10 тыс. руб. (Анто­нов. Поруч­ные запи­си, С. 13). Тысяч­ник 2-й ста­тьи из Росто­ва. В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Росто­ва с поме­той «65-го околь­ни­чий», околь­ни­чий (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 58, 113, 141). Околь­ни­чий с июня 1558 г. (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 167), либо околь­ни­чий с 1556/1557 г. (Зимин А.А. Состав Бояр­ской думы в XV–XVI вв. // Архео­гра­фи­че­ский еже­год­ник за 1957. М., 1958. С. 68). В нояб­ре 1553 г. на сва­дьбе хана Симео­на Каса­е­ви­ча был в поез­де. В 1547 г. вое­во­да в Меще­ре. В июле 1551 г. вео­во­да в Василь­го­ро­де. В мае 1553 г. при стро­и­тель­стве Шац­ко­го горо­да вое­во­да в Меще­ре «бере­же­нья для». В сен­тяб­ре 1554 г. воз­гла­вил вой­ско для посы­лок в казан­ские места. В мар­те 1555 г. вто­рой вое­во­да пол­ка пра­вой руки в Каши­ре. В июле 1555 г. вто­рой вое­во­да пол­ка пра­вой руки в Михай­ло­вом горо­де. В декаб­ре 1555 г. в похо­де из Нов­го­ро­да на Выборг про­тив шве­дов коман­до­вал сто­ро­же­вым пол­ком. В июне 1556 г. в раз­ря­де цар­ско­го похо­да в Сер­пу­хов отме­чен сре­ди голов, кото­рые были в посыл­ках у госу­да­ря. В июне 1558 г. вое­во­да в Калу­ге, а затем после отпус­ка боль­ших вое­вод там же в Калу­ге назна­чен во гла­ве пере­до­во­го пол­ка. В 1558/59 г. годо­вал вое­во­дой в Чебок­са­рах (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966.С. 12, 112, 131, 139, 147, 149, 151, 155, 157, 167, 168, 177). В декаб­ре 1553 г. князь Дмит­рий Шесту­нов встре­чал в Город­ке ногай­ских послов и про­во­жал их до Моск­вы (Посоль­ские кни­ги по свя­зям Рос­сии с Ногай­ской Ордой (1551–1561 гг.) / Сост. Д.А. Муста­фи­на, В.В. Тре­пав­лов. Казань, 2006. С. 132). В ящи­ке 215 Цар­ско­го архи­ва хра­ни­лось дело кня­зя А. И. Про­зо­ров­ско­го с кня­зем Д. С. Шесту­но­вым. А. А. Зимин пола­гал, что мест­ни­че­ство мог­ло отно­сить­ся к авгу­сту 1560 г. В ящи­ке 223 – чело­бит­ные кня­зя Д. С. Шесту­но­ва с кня­зем А. И. Воро­тын­ским (в 1559 г. на Бере­гу). В авгу­сте 1560 г. князь Д. С. Шесту­нов был назна­чен царем Ива­ном IV во двор сво­е­го бра­та кн. Юрия Васи­лье­ви­ча Углиц­ко­го. Пра­ви­тель­ство вос­со­здан­но­го уде­ла кня­зя Юрия Васи­лье­ви­ча воз­гла­вил князь И. А. Кура­кин, вошли в него дво­рец­кий князь Д. С. Шесту­нов, боярин князь А. И. Про­зо­ров­ский. Ранее 1560 г. в Лит­ву бежал род­ствен­ник кня­зя Д. С. Шесту­но­ва (его дво­ю­род­ный пле­мян­ник) князь Васи­лий Шама­хея Андре­евич Шесту­нов (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 1. М., 1981. С. 92; Госу­дар­ствен­ный архив Рос­сии XVI сто­ле­тия. Опыт рекон­струк­ции / Подг. тек­ста и ком­мент. А. А. Зими­на. М., 1978. С. 90, 95, 370, 400, 479, 480, 517; Скрын­ни­ков Р.Г. Цар­ство тер­ро­ра. СПб., 1992. С. 120, 143, 256).
Д. С. Шесту­нов впер­вые упо­мя­нут в июне 1528 г., когда под­пи­сал поруч­ную гра­мо­ту по кня­зьям Иване и Андрее Михай­ло­ви­чам Шуй­ским. Во вто­рой ста­тье ТК по Росто­ву были запи­са­ны его сыно­вья — Дмит­рий и Кон­стан­тин Семе­но­ви­чи. Око­ло 7056 (1547/48) г. Д. С. Шесту­нов высту­пал послу­хом в дан­ной гра­мо­те ТСМ кня­зя А. М. Ромо­да­нов­ско­го. В 1547 году князь Дмит­рий Семё­но­вич Шасту­нов слу­жил пер­вым вое­во­дой в Меще­ре. В 1551 года «с Ыльи­на дни» был отправ­лен вто­рым вое­во­дой в Василь­сурск. В 1553 году «с Нико­ли­на дни веш­не­го» послан вое­во­дой в мещер­ские засе­ки «для бере­же­нья» стро­и­те­лей кре­по­сти «в шатц­ких воротех».
В нояб­ре 1553 года князь Дмит­рий Семё­но­вич Шасту­нов упо­ми­на­ет­ся в чине сва­дьбы быв­ше­го казан­ско­го хана Яды­гар-Мухам­ме­да с М. А. Куту­зо­вой-Клео­пи­ной: «в поез­ду». В сен­тяб­ре 1554 года был отправ­лен из Гали­ча в соста­ве боль­шо­го пол­ка вое­во­дой «ис пол­ков в посыл­ки» в кара­тель­ный поход «в казан­ские места на луго­вых людей». В 1555 году «на пер­вой срок с бла­го­ве­ще­нье­ва дни» был послан в Каши­ру спол­ком пра­вой руки вто­рым вое­во­дой, затем был оптрав­лен с тем же пол­ком в Михай­лов с свя­зи с бит­вой при Суд­би­щах. Зимой 1555/1556 года водил сто­ро­же­вой полк из Нов­го­ро­да к Выбор­гу «на свей­ских немец».
В июне 1556 года князь Дмит­рий Семё­но­вич Шасту­нов упо­ми­на­ет­ся сре­ди голов, «кото­рым быти в посыл­ках от госу­да­ря» во вре­мя цар­ско­го похо­да на Сер­пу­хов «по крым­ским вестем».
В июне 1558 года был назна­чен коман­до­вать пере­до­вым пол­ком в Калу­ге в свя­зи с тем, что «при­сы­лал к царю и вели­ко­му кня­зю из Исла­ма город­ка князь Дмит­рей Веш­не­вец­кий со кня­зем Андре­ем Вязем­ским с това­ри­щи крым­ско­го поло­не­ни­ка, горо­дец­ко­го тата­ри­на Коче­улая Сен­гиль­де­е­ва сына Баста­нов­ца; а ска­зы­вал тот поло­не­ник, что он выбе­жал ис Пере­ко­пи, а царь крым­ской со все­ми людь­ми готов в Пере­ко­пи, а к тур­ско­му про­сить людей послал же; а как тур­ской царь людей на помочь ему при­шлет, и тогды де царь крым­ской хочет быти на вели­ко­го кня­зя укра­и­ны; а тово не ведо­мо, — на кото­рые места». Тогда же с кня­зем Дмит­ри­ем Шасту­но­вым мест­ни­чал вое­во­да пол­ка пра­вой руки князь И. И. Кашин-Обо­лен­ский. В 1559 году князь Д. С. Шасту­нов был отправ­лен на один год на вое­вод­ство в Чебоксары.
В 1563 году князь Дмит­рий Семё­но­вич Шасту­нов скон­чал­ся, оста­вив после себя чет­ве­рых сыно­евй: Ива­на Боль­шо­го, Ива­на Мень­шо­го, Вла­ди­ми­ра и Фёдора.(Зимин А.А. Состав Бояр­ской думы в XV–XVI вв. // Архео­гра­фи­че­ский еже­год­ник за 1957. М., 1958. С. 68).
В 1550-е гг. вла­дел зем­лей в Согиль­ском стане Ростов­ско­го уез­да (РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 20. № 519, 520).
Послух в дан­ной кн. А. М. Ромо­да­нов­ско­го, в 1547/1548 г. Тро­и­це-Сер­ге­е­ву мона­сты­рю на вот­чи­ну село Самой­лов­ское с дерев­ня­ми Шуби­но, Роди­вон­чи­ко­во в Чис­ляц­ком стане Верей­ско­го уез­да (Архив СПб ИИРАН. Ф. 29. Оп. 1. Д. 8. № 1026. Л. 1091-1092; Шума­ков С.А. Обзор гра­мот кол­ле­гии эко­но­мии. Вып. 3. М., 1912. С. 129).
По жене кня­зя Д. С. Шесту­но­ва кня­гине ино­ке Домне корм 26 мая в Спас­ском Яро­слав­ском мона­сты­ре. По кня­зе Д. С. Шесту­но­ве корм 27 июня и 20 июля (Кни­га кор­мо­вая из Яро­слав­ля Поволг­ско­го Спа­со­ва мона­сты­ря // Вах­ра­ме­ев И. А. Исто­ри­че­ские акты Яро­слав­ско­го Спас­ско­го мона­сты­ря. Т. 3. М., 1896. С. 31, 33, 34). Упо­ми­на­ет­ся в духов­ной Дмит­рия Гри­го­рье­ви­ча Пле­ще­е­ва 1558/59 г. (Акты фео­даль­но­го зем­ле­вла­де­ния и хозяй­ства XIV–XVI веков. Ч. 2. М., 1956. № 274. С. 278).
~ Дом­на Кнут ино­ка боярыня
[Сне­ги­рев И.М. Новоспас­ский став­ро­пи­ги­аль­ный мона­стырь в Москве. М., 2012; Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950.Русский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. С. 11 .; Шума­ков С. А. Обзор «Гра­мот кол­ле­гии эко­но­мии». М., 1912. Вып. 3. С. 129.] князь Кон­стан­тин Семе­но­вич Шестунов
Во вто­рой ста­тье ТК по Росто­ву были запи­са­ны его сыно­вья — Дмит­рий и Кон­стан­тин Семе­но­ви­чи. Млад­ший брат Д. С. Шесту­но­ва — Кон­стан­тин так­же под­пи­сал в 1528 г. поруч­ную гра­мо­ту по Шуй­ским. Един­ствен­ное упо­ми­на­ние его раз­ря­да­ми отно­сит­ся к 1551 г., когда он был на тре­тьем месте в спис­ке вое­вод «на годо­ва­нье» в Смоленске66. Воз­мож­но, К. С. Шесту­нов вско­ре забо­лел, умер или постриг­ся, посколь­ку его нет в ДТ, где запи­сан Д. С. Шестунов67. Не вполне ясные све­де­ния о нем име­ют­ся в духов­ной гра­мо­те Д. Г. Пле­ще­е­ва 1558/59 г. Заве­ща­тель про­сил вер­нуть Д. С. Шесту­но­ву взя­тый им у «кня­зя Костян­ти­на Семе­но­ви­ча пан­сыр», а после это­го отме­тил: «Взял у меня князь Костян­тин Семе­но­вич Шесту­нов гач­ник шел­ков сереб­ром око­ван, цена ему три руб­ля; да он же взял коф­тан хондря­чей насте­ган, цена ему рубль»
9 декаб­ря 1547 г. с дру­ги­ми детьми бояр­ски­ми пору­чил­ся по кня­зе И. И. Прон­ском в 10 тыс. руб. (Анто­нов А.В. Поруч­ные запи­си 1527–1571 годов // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. М., 2004. С. 13). Тысяч­ник 2-й ста­тьи из Росто­ва (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 58). Шесту­нов Кон­стан­тин Семе­но­вич в фев­ра­ле 1551 г. вое­во­да, годо­вал в Смо­лен­ске (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 130).
По кня­зе К. С. Шесту­но­ве корм 10 июля на его пре­став­ле­ние в Спас­ском Яро­слав­ском мона­сты­ре (Кни­га кор­мо­вая из Яро­слав­ля Поволг­ско­го Спа­со­ва мона­сты­ря. С. 34). Упо­ми­на­ет­ся в духов­ной Д. Г. Пле­ще­е­ва в 1558/1559 г. (АФЗХ. Ч. 2. № 274).
б/д
[Лиха­чев Н. П. Сбор­ник актов … Вып. 1. С. 30—31. РК 1598. С. 130 ; РК 1605. Т. 1, ч. 2. С. 397.Русский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. С. 11.].

князь Васи­лий Семе­но­вич Мешок Кри­во­го Шесту­нов (1550?)

помещ. 3С:Сем.Вас. /ин САВВА/ КРИ­ВОЙ. :/ин. МАРИАМИЯ/
б/д

князь Андрей Дани­ло­вич Шесту­нов (1505,1565)

С:Дан.Вас. ДАХ.
На сва­дьбе кня­зя В.А. Ста­риц­ко­го и кня­ги­ни О. Р. Одо­ев­ской 28 апре­ля 1555 г. был у места, назван при­двор­ным кня­зя Вла­ди­ми­ра Андре­еви­ча (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 1. Ч. 3. М., 1978. С. 485). Голо­ва при пер­вом вое­во­де пол­ка левой руки в вой­ске на Бере­гу в нача­ле лета 1565 г. (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 1. М., 1981. С. 187).

князь Иван Дмит­ри­е­вич Шесту­нов (?-п.1565)

В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Росто­ва (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 141). В янва­ре 1560 г. в вой­ске к Алы­сту в перечне голов боль­шо­го пол­ка под коман­до­ва­ни­ем кня­зя И. Ф. Мстиславского.В пери­од оприч­ни­ны сыно­вья Д.В. Шесту­но­ва Кну­та были высла­ны в Повол­жье. В Пис­цо­вой кни­ге Каза­ни в 1565-1568 гг. отме­чен двор кня­зя Ива­на Дмит­ри­е­ви­ча Шесту­но­ва [Мате­ри­а­лы по исто­рии наро­дов СССР. Вып. 2. Мате­ри­а­лы по исто­рии Татар­ской АССР. Пис­цо­вая кни­га г. Каза­ни 1565–1568 гг. и 1646 г. Л., 1932. С. 20,22; Скрын­ни­ков Р.Г. Цар­ство тер­ро­ра. СПб., 1992. С. 247; Зимин А.А. Оприч­ни­на. М., 2001. С. 143]. Что ста­лось с его Галиц­кой вот­чи­ной неяс­но. Ско­рей все­го, она оста­ва­лась за ним. По-види­мо­му, пре­бы­ва­ние в Повол­жье дли­лась недол­го, и он вполне мог сохра­нить это вла­де­ние. Опре­де­лен­ной инфор­ма­ции об оприч­ных репрес­си­ях в отно­ше­нии кня­зей Шесту­но­вых (кро­ме крат­ко­вре­мен­ной высыл­ки в Повол­жье) нет. Остав­лен на посе­ле­нии в Казан­ском крае после амни­стии 1 мая 1566 г. Све­де­ния о служ­бе, вер­нув­ше­го­ся из Повол­жья кня­зя И.Д. Шесту­но­ва, отме­че­ны в июне 1579 г., когда он нахо­дил­ся в цар­ской сви­те «у зна­ме­ни». Вхо­дил в Зем­ский двор в 1579–1584 гг. В июне 1579 г. в цар­ском похо­де в Ливо­нию вое­во­да у зна­ме­ни. В 1579/80 г. на Воло­ке вто­рой вое­во­да в пол­ку левой руки. В июле 1581 г. на Бере­гу вто­рой вое­во­да боль­шо­го пол­ка. В 1581 г. после того как литов­цы сожгли Труб­чевск послан с Бере­га в при­бав­ку за город (Скрын­ни­ков Р.Г. Цар­ство тер­ро­ра. СПб., 1992. С. 247-250; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 184, 293, 296, 306, 307, 319, 323; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 3. Ч. 1. М., 1984. С. 55). Мос­ков­ский дво­ря­нин в 1585-1587 гг. Яро­слав­ский князь в 1588/89 гг., во вре­мя швед­ско­го похо­да, состо­ял при госу­да­рыне в Нов­го­ро­де 1589/90 гг. (Ста­ни­слав­ский А.Л. Тру­ды по исто­рии госу­да­ре­ва дво­ра в Рос­сии XVI–XVII веков. М., 2004. С. 102, 215, 322). Нако­нец по незна­чи­тель­ным слу­ча­ям он упо­ми­на­ет­ся ещё под 1591—1593 годами.
У кня­зя И.Д. Шесту­но­ва в 1570-х гг. было поме­стье в Кашир­ском уез­де «160 четьи в поле, а в дву пото­му ж» [4, с. 1489]. Если допу­стить, что это вла­де­ние пере­шло к его сыну, то с уче­том Костром­ско­го поме­стья, полу­чит­ся почти пол­ное соот­вет­ствие помест­но­му окла­ду кня­зя Андрея Ива­но­ви­ча. Вме­сте с «вот­чин­кой» в Галиц­ком уез­де пло­щадь его земель­ных вла­де­ний мог­ла состав­лять око­ло 1000 четвертей.
В роду кня­зей Шесту­но­вых было трое Ива­нов Дмит­ри­е­ви­чей: два Ива­на, сыно­вья Дмит­рия Семе­но­ви­ча Шесту­но­ва, и Иван, стар­ший сын Дмит­рия Кну­та Васи­лье­ви­ча, поэто­му не все­гда ясно, о ком в источ­ни­ках идет речь.
[Мате­ри­а­лы по исто­рии Татар­ской АССР. Пис­цо­вые кни­ги горо­да Каза­ни 1565–1568 гг. и 1646 г. С. 22, 321.; Скрын­ни­ков Р.Г. Цар­ство тер­ро­ра. С. 247. ; Сер­ге­ев А.В. Кня­же­ская ари­сто­кра­тия Мос­ков­ско­го госу­дар­ства во вто­рой поло­вине XVI – нача­ле XVII века: кня­зья Ростов­ские и Яро­слав­ские: дис. … канд. ист. наук. СПб., 2014. С. 163, 298; Пис­цо­вые кни­ги горо­да Каза­ни 1565–68 гг. и 1646 г. // Мате­ри­а­лы по исто­рии наро­дов СССР. Вып. 2. Мате­ри­а­лы по исто­рии Татар­ской АССР. Л., 1932. ; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. ; Сер­ге­ев А.В. Кня­зья Яро­слав­ские во вто­рой тре­ти XVI в.: исто­ри­ко-гене­а­ло­ги­че­ское иссле­до­ва­ние // Вспо­мо­га­тель­ные исто­ри­че­ские дис­ци­пли­ны: сб. ста­тей. СПб., 2014. Т. XXXIV. Пис­цо­вые кни­ги Мос­ков­ско­го госу­дар­ства. / Изд. Импе­ра­тор­ско­го­рус­ско­го гео­гра­фи­че­ско­го обще­ства. Пис­цо­вые кни­ги XVI века / Под ред. Н.В. Кала­че­ва. Ч. 1. Отд. 2. СПб., 1877. ].

князь Дмит­рий Дмит­ри­е­вич Шестунов

упо­ми­на­ет­ся в чис­ле казан­ских ссыль­ных в 1565 г. [Мате­ри­а­лы по исто­рии наро­дов СССР. Вып. 2. Мате­ри­а­лы по исто­рии Татар­ской АССР. Пис­цо­вая кни­га г. Каза­ни 1565–1568 гг. и 1646 г. Л., 1932. С. 20; Скрын­ни­ков Р.Г. Цар­ство тер­ро­ра. СПб., 1992. С. 247; Зимин А.А. Оприч­ни­на. М., 2001. С. 143].

князь Васи­лий Дмит­ри­е­вич Шестунов

Ники­та {Семе­но­вич, Дани­ло­вич, Дмитриевич?}

XXII коле­но

КН. АЛЕК­САНДР АНДРЕ­ЕВИЧ НЕМОЙ ВЕЛИ­КО­ГО ШЕСТУ­НОВ (1531,—1532.09.02./.10.30)

помещ. без­детн. 1С:Анд.Петр. ВЕЛИ­КО­ГО. :Мар­фа.
15 фев­ра­ля 1531 г. князь Алек­сандр Андре­евич Вели­ко­го дал вкла­дом в Тро­и­це-Сер­ги­ев мона­стырь по отце кня­зе Андрее 39 руб. и 2 сереб­ря­ных ков­ша. В 1532/1533 г. князь Алек­сандр дал по мате­ри кня­гине Мар­фе шел­ко­вую мате­рию. 1 нояб­ря 1532 г. по кня­зе Алек­сан­дре дала его мать кня­ги­ня Наста­сья 16 руб., затем еще 34 руб. (Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 64).
б/д

КН. ВАСИ­ЛИЙ АНДРЕ­ЕВИЧ ГАГА ВЕЛИ­КО­ГО БОЛЬ­ШОЙ ШЕСТУ­НОВ (1546,1565)

2С:Анд.Петр. ВЕЛИ­КО­ГО; воевода.
Тысяч­ник 2-й ста­тьи из Яро­слав­ских кня­зей. В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Яро­слав­ских кня­зей (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 57, 121). Впер­вые отме­чен раз­ря­да­ми в 1546 г., когда годо­вал вое­во­дой в Василь­го­ро­де. В мае 1548 г. в вой­ске в Коломне был вто­рым вое­во­дой пере­до­во­го пол­ка. В 1549 г. в вой­ске в Калу­ге воз­гла­вил пере­до­вой полк. В мае 1550 г. в Коломне и Каши­ре вто­рым вое­во­дой сто­ро­же­во­го пол­ка. В авгу­сте 1550 г. в Коломне был вто­рой вое­во­да сто­ро­же­во­го пол­ка. С «бла­го­ве­ще­нье­ва дни» (25 мар­та) 1552 г. Васи­лий Андре­евич был назна­чен вто­рым вое­во­дой в Труб­чевск «по крым­ским вестям». С 25 мая 1552 г. он слу­жил вто­рым вое­во­дой сто­ро­же­во­го пол­ка в Коломне и Каши­ре. В 1555 г. Васи­лий Андре­евич Вели­ко­го назван вое­во­дой в горо­де в Сви­яж­с­ке «с Нико­ли­на дни веш­не­го» (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 110, 116, 119, 126, 129, 139, 152). В 1557/58 г. писец в Пско­ве (Весе­лов­ский С.Б. Сош­ное пись­мо. Иссле­до­ва­ние по исто­рии кадаст­ра и посош­но­го обло­же­ния Мос­ков­ско­го госу­дар­ства. Т. 2. М., 1916. С. 296, 619).Запись Гаги­ных по Яро­слав­лю в ТК и ДТ пока­зы­ва­ет, что они вла­де­ли родо­вы­ми зем­ля­ми в Яро­слав­ле. В меже­вых кни­гах 1550-х гг. ТСМ отме­че­на вот­чи­на кня­зя В. А. Гаги­на — село Тимо­фе­ев­ское, дерев­ни Сав­ки­на, Воро­бье­ва, Ста­ро­сти­на, Пер­ши­на, Шев­ко­ва в Верх­ду­бен­ском стане Пере­слав­ско­го уез­да (РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 254. № 214, 215, 216; Алек­се­ев Ю.Г. Аграр­ная и соци­аль­ная исто­рия Севе­ро-Восточ­ной Руси XV–XVI вв. Пере­я­с­лав­ский уезд. М.; Л., 1966. С. 161, 183).
27 мар­та 1565 г. князь В. А. Вели­ко­го Гагин дал вклад Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю по сво­ей жене кня­гине Дарье 50 руб. (Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 124).
Напро­тив Нико­нов­ской церк­ви на тер­ри­то­рии Тро­и­це-Сер­ги­е­вой лав­ры рас­по­ла­га­лось родо­вое клад­би­ще кня­зей Вели­ко­га­ги­ных (Беля­ев Л.А. Рус­ское сред­не­ве­ко­вое над­гро­бие. Бело­ка­мен­ные пли­ты Моск­вы и Севе­ро-Восточ­ной Руси XIII–XVII вв. М., 1996. С. 141).
~ Дарья 1565
[РК 1598. С. 110 ; РК 1605. Т. 1, ч. 2. С. 320. РК 1598. С.139. РК 1598. С. 152. РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 254. № 214—216.]

КН. ВАСИ­ЛИЙ АНДРЕ­ЕВИЧ ВЕЛИ­КО­ГО МЕНЬ­ШОЙ ШАМАН

Млад­ший брат и тез­ка кня­зя Васи­лия Андре­еви­ча Гаги, по сооб­ще­нию родо­слов­ных, «побе­жалъ въ Лит­ву». Когда это про­изо­шло, неиз­вест­но, воз­мож­но в 1550-х гг. [Родо­слов­ная кни­га кня­зей и дво­рян рос­сий­ских и выез­жих … Ч. 1. С. 119. ] б/д

княж­на Мария Андре­ев­на Шесту­но­ва (1550,1574)
помещ. Д:Анд.Петр. ШЕСТУНОВ.ВЕЛИКОГО. :/ин.Анастасия/ Троицк.Серг.м-рь
~ к.Вас.Конст. Прон­ский
князь Иван Дмит­ри­е­вич Боль­шой Шесту­нов (?-п.1582),
сын бояр­ский, дво­ря­нин мос­ков­ский, воевода
В янва­ре 1560 года князь Иван Дмит­ри­е­вич Кнут Шасту­нов ходил тре­тьим голо­вой в боль­шим пол­ку у вое­во­ды кня­зя Ива­на Фёдо­ро­ви­ча Мсти­слав­ско­го из Пско­ва «к горо­ду к Алы­сту и иным пору­беж­ним городом».
В июне 1579 года упо­ми­на­ет­ся в сви­те царя «у зна­ме­ни» во вре­мя похо­да Ива­на Гроз­но­го «на своё госу­да­ре­во дело и зем­ское на немец­кую на Ливон­скую зем­лю». В 1580 году был послан в Воло­ко­ламск в пол­ку левой руки вто­рым вое­во­дой. Тогда же замест­ни­чал с кня­зья­ми Васи­ли­ем Пет­ро­ви­чем Туре­ни­ным и Рома­ном Васи­лье­ви­чем Охля­би­ни­ным. 13 июля 1581 года «по литов­ским вестем, что послал король Сте­фан Бато­рий заста­ву на Воро­ночь, послал госу­дарь вое­вод Воро­ни­чю помо­га­ти». И. Д. Шасту­нов был назна­чен вто­рым вое­во­дой боль­шо­го полка.
В 1582 году «по труб­чев­ским вестем, как литов­ские люди Труб­чевск сожгли, послан з бере­гу в при­бав­ку вое­во­да князь Иван княж Дмит­ре­ев сын Шесту­нов, а веле­но ему бить за городом».
Оста­вил един­ствен­но­го сына — Владимира.

князь Иван Дмит­ри­е­вич Мень­шой Шестунов

б/д

князь Вла­ди­мир Дмит­ри­е­вич Шесту­нов (?-п.1604)

сын бояр­ский, дво­ря­нин мос­ков­ский с 1588/9, воевода
В 1588/1589 года упо­ми­на­ет­ся сре­ди мос­ков­ских дво­рян. В апре­ле 1598 года князь Вла­ди­мир Дмит­ри­е­вич Шасту­нов нахо­дил­ся в сви­те ново­го царя Бори­са Фёдо­ро­ви­ча Году­но­ва сре­ди про­чих голов «в госу­да­ре­ве … ста­ну у огней» во вре­мя сер­пу­хов­ско­го похо­да про­тив крым­ских татар. В мае 1600 года по неиз­вест­ной при­чине князь В. Д. Шасту­нов попал в цар­скую опа­лу и был выслан из Моск­вы. В 1601/1602 — 1603/1604 годах слу­жил вое­во­дой в Яран­ске. Потом­ства не оставил.
б/д

князь Федор Дмит­ри­е­вич Шесту­нов (?-1600)
столь­ник, дво­ря­нин мос­ков­ский, боярин с 1585, вое­во­да, В апре­ле 1577 года князь Фёдор Дмит­ри­е­вич Шасту­нов упо­ми­на­ет­ся в цар­ской сви­те как «тре­тей рын­да с копьем» во вре­мя похо­да на Ливо­нию. В июне 1579 года упо­ми­на­ет­ся в сви­те Ива­на Гроз­но­го в чине рын­ды «с сули­цею» во вре­мя похо­да царя «на своё госу­да­ре­во дело и на зем­ское на немец­кую на Ливон­скую землю».
В 1581 году князь Фёдор Дмит­ри­е­вич Шасту­нов при­сут­ство­вал на сва­дьбе царя Ива­на Васи­лье­ви­ча Гроз­но­го с Мари­ей Фёдо­ров­ной Нагой. В 1582 году — вто­рой вое­во­да в Смо­лен­ске. Тогда же с ним без­успеш­но мест­ни­чал тре­тий вое­во­да Гри­го­рий Попле­вин-Моро­зов. В 1583 году «в Нове же горо­де по немец­ким вестем … в бол­шом пол­ку» был назна­чен вто­рым вое­во­дой. Тогда с ним мест­ни­чал вто­рой вое­вод из пере­до­во­го пол­ка Иван Крюк-Колы­чев. В 1585 году полу­чил бояр­ский сан и в фев­ра­ле уже в этом чине на тор­же­ствен­ном при­ё­ме по слу­чаю при­бы­тия в Моск­ву литов­ско­го посла Льва Ива­но­ви­ча Сапе­ги: «в боль­шой лав­ке сидел». Фёдор Дмит­ри­е­вич Шасту­нов часто при­гла­шал­ся к цар­ско­му стол­ку во вре­мя тор­же­ствен­ных при­ё­мов и пиров.

Шестуновы, Гагины, Великогагины
Печать кня­зя Фёдо­ра Дмит­ри­е­ви­ча 1585 г.

В авгу­сте 1585 года был отправ­лен во гла­ве рус­ско­го посоль­ства в Шве­цию. В нояб­ре 1585 года был назна­чен «свит­ским бояри­ном» на слу­чай похо­да царя Фёдо­ра Иоан­но­ви­ча на Нов­го­род про­тив швед­ско­го коро­ля Юха­на III Вазы, но в янва­ре 1586 года поход был отло­жен «для того, что непо­слуш­ник его король свей­ский ему госу­да­рю … дабил челом и на всей его госу­да­ре­вой воле. И рать свою, кото­рые для свей­ско­го дела сто­я­ли в Вели­ком в Нове­го­ро­де, бояр и вое­вод … и всех людей, кото­рые были с ним, госу­дарь … велел отпу­стить по домам.
В декаб­ре 1586 года князь Фёдор Дмит­ри­е­вич Шасту­нов был назна­чен коман­ду­ю­щим артил­ле­ри­ей («наря­дом») на слу­чай цар­ско­го похо­да из Можай­ска на Лит­ву. В 1588 году был послан на год вое­во­дой в Смо­ленск, где слу­жил «в дру­гом в новом горо­де». 15 фев­ра­ля 1589 г. в Смо­лен­ске он, кн. Миха­ил Пет­ро­вич Каты­рев Ростов­ский и дьяк Бог­дан Заха­ров отпра­ви­ли царю отпис­ку о про­во­дах через гра­ни­цу гон­ца в Импе­рию Афа­на­сия Дмит­ри­е­ви­ча Реза­но­ва (Памят­ни­ки дипло­ма­ти­че­ских сно­ше­ний Древ­ней Рос­сии с дер­жа­ва­ми ино­стран­ны­ми. Т. 1. СПб., 1851. Стб. 1081). В 1589 году князь Ф. Д. Шасту­нов был отправ­лен на вое­вод­ство в Казань. Тогда же, види­мо, попал в крат­ко­вре­мен­ную опа­лу. Несколь­ко лет руко­во­дил Пуш­кар­ским при­ка­зом: в янва­ре 1589 и вес­ной 1593 года рас­по­ря­жал­ся о выда­че слу­жи­лым людям пища­лей и пороха.
В июне 1593 года князь Ф. Д. Шасту­нов при­сут­ство­вал на цар­ском обе­де, во вре­мя кото­ро­го боярин князь Иван Васи­лье­вич Сиц­кий не захо­тел сидеть «ниже» Шасту­но­ва, но не стал мест­ни­чать с ним из-за это­го, посколь­ку и Сиц­кий, и Шасту­нов вхо­ди­ли в близ­кий круг род­ни бояр Рома­но­вых (бли­жай­ших пре­тен­ден­тов на цар­ский трон после воз­мож­ной смер­ти без­дет­но­го царя Фёдо­ра Иоан­но­ви­ча), кото­рый отли­чал­ся высо­кой сте­пе­нью спло­чен­но­сти и соли­дар­но­сти и во имя друж­бы его чле­ны гото­вы были пожерт­во­вать даже мест­ни­че­ской честю рода и семьи.
Вес­ной 1598 года во вре­мя похо­да ново­го царя Бори­са Году­но­ва на Сер­пу­хов про­тив крым­ских татар князь Фёдор Дмит­ри­е­вич Шасту­нов был остав­лен «у госу­да­ры­ни цари­цы ино­ки­ни Алек­сан­дры Федо­ров­ны и у госу­да­ры­ни цари­цы … Марьи Гри­го­рьев­ны сына сво­е­во царе­ви­ча Федо­ра Бори­со­ви­ча» сре­ди про­чих бояр.
В 1598/1599 году князь Фёдор Дмит­ри­е­вич Шасту­нов пер­вым из бояр рома­нов­ско­го кру­га по доно­су сво­е­го холо­па попал в цар­скую опа­лу и был выслан из сто­ли­цы в своё даль­нее поме­стье. В нояб­ре 1600 года скон­чал­ся «у себя на дво­ре в опале».
~ Фети­нья Дани­лов­на Заха­рьи­на (?-1546), дочь Дани­и­ла Рома­но­ви­ча Заха­рьи­на-Юрье­ва (Цар­ские пра­ро­ди­те­ли погре­бен­ные в оби­те­ли Все­ми­ло­сти­во­го Спа­са на Новом. М., 1912. С. 37-39; Акты Рос­сий­ско­го госу­дар­ства. Архи­вы мос­ков­ских мона­сты­рей и собо­ров. XV–начало XVII в. М., 1998. С. 480).
б/д
княж­на Анна Дмит­ри­ев­на Шесту­но­ва (—1561)
помещ. Д:Дм.Сем. КНУТ. :/ин. ДОМНА/
князь Андрей Ива­но­вич Шелеп Шесту­нов (1606,1616)
моск.двн.(1607,1616)
князь Андрей Ива­но­вич (послед­ний из кня­зей Шесту­но­вых) не отме­чен в «Бар­хат­ной кни-
ге», но ука­зан в дру­гих родо­слов­ных. Про­зви­ще «Шелеп» (Кнут) ука­зы­ва­ет на его при­над­леж­ность к линии кня­зя Д.В. Кну­та Шесту­но­ва. В родо­слов­це С.В. Ромо­да­нов­ско­го отме­че­но: «у кн. Ива­на Дмит­ри­е­ви­ча Кну­та Шесту­но­ва сын Андрей Шелеп в уме плох». Ана­ло­гич­ная поме­та есть и в неко­то­рых дру­гих родо­слов­ных. Заме­ча­ние «в уме плох» не сле­ду­ет пони­мать слиш­ком бук­валь­но, оно харак­те­ри­зу­ет огра­ни­чен­ность спо­соб­но­стей, но не гово­рит о пол­ной недее­спо­соб­но­сти. Извест­но, что неко­то­рые служ­бы на кня­зя А.И. Шесту­но­ва воз­ла­га­лись. В «Бояр­ском спис­ке» 1606–1607 г. он отме­чен в чис­ле мос­ков­ских дво­рян, во вре­мя «коро­ле­ви­че­ва при­хо­да» 1618 г. состо­ял в
«Осад­ном спис­ке» [8, с. 301; 2, с. 43].
чело­бит­ная от 15 июня 7140 (1632) г., «Царю Госу­да­рю и вели­ко­му кня­зю Миха­и­лу Федо­ро­ви­чю всеа Русии и вели­ко­му госу­да­рю свя­тей­ше­му пат­ри­ар­ху Фила­ре­ту Ники­ти­чю Мос­ков­ско­му и всеа Русии», в кото­рой «бед­ная без­по­мош­ная вдо­ва горь­кая князь Ондре­ев­ская жениш­ко Ива­но­ви­ча Шесту­но­ва Ири­ни­ца» про­си­ла: «вели­те госу­да­ри тае ста­рин­ную вот­чин­ку при­дан­ную и куп­лен­ную дать мне бедной,чем мне бед­ной после мужа сво­е­го питат­ца и мужа сво­е­го княз Ондрея Ива­но­ви­ча поми­нать, чтоб мне бед­ной и без­по­мош­ной вдо­ве без при­юту голод­ною смер­тию не уме­реть, а опричь, госу­да­ри, тои вот­чин­ки после мужа мое­го князь Ондрея не оста­лось ника­ких вот­чин. Госу­да­ри сми­луй­те­ся пожалуйте»2. Речь шла о вот­чине кня­зей­Ше­сту­но­вых в Галиц­ком уез­де. В чело­бит­ной 1632 крат­ко изло­же­на исто­рия это­го вла­де­ния. «Сель­цо Терен­тьев­ское да пустошь Зен­ки­но а чет­верт­ные паш­ни два­дцать шесть чети …шла … в при­дан­ные баб­ке князь Ондре­еве князь Дмит­ре­еве Васи­лье­ви­ча Шесту­но­ва». Кро­ме «при­дан­ных» вла­де­ний «дед князь Дмит­рей при­ку­пил вот­чин­ку в Галиц­ком уез­де лета 7021-го году у Олфе­лья Ива­но­ва сына Саво­стья­но­ва дерев­ню Васю­ти­ну, дерев­ню Иван­ко­во Зай­ми­ще, почи­нок Мику­лин, зай­ми­ще Суров­цо­во, дерев­ню Мистю­ко­ву шез­де­сят пять чети и после … кня­зя Дмит­рея тою вот­чин­кою куп­лен­ною и при­да­ною вла­дел сын ево, а мужа мое­во отец княз Иван. А после ево вла­дел тою вот­чин­кою муж мой князь Ондрей Ива­но­вич по свою смерть и в ста­рых, госу­дарь, в пис­цо­вых и пла­теж­ных кни­гах та вот­чин­ка напи­са­на за ними ж и куп­чая госу­дарь на ту куп­лен­ную вот­чин­ку после мужа мое­го князь Ондрея оста­лось». В пис­цо­вой кни­ге Галиц­ко­го уез­да 7137–7141 (1628/29–1632/33) гг. при­ве­де­но опи­са­ние вот­чи­ны кня­зя А.И. Шесту­но­ва: «ста­рая вот­чи­на село Терен­тье­во на реке на Костро­ме, а в нем двор вот­чин­ни­ков… дерев­ня Мистю­ко­во… почи­нок Мику­лин, а Молоч­ное тож, на реке на Костро­ме… дерев­ня Иван­ко­во на реке на Коре­ге… пустошь Суров­цо­во на реке на Костро­ме… все­во за княз Ондре­ем Шесту­но­вым в вот­чине в Кор­гуж­ской воло­сти село да три дерев­ни да почи­нок живу­щих да две пусто­ши а в них двор вот­чин­ни­ков, два дво­ра люц­ких, восемь дво­ров кре­стьян­ских, пять дво­ров бобыль­ских, людей в них 27 чело­век, 2 дво­ра пустых. Паш­ни пахан­ные вот­чин­ни­ко­вы 6 чети, да пере­ло­гом 15 чети… Обо­е­во паш­ни паха­ные и пере­ло­гом и лесом порос­ло доб­рые зем­ли и серед­ние зем­ли 91 четь в поле, а в дву пото­му ж. Сена 570 копен; лесу пашен­но­го 61 деся­ти­на … Писа­на за ним та вот­чи­на по дозор­ной выпи­си 128 и 129 гг. За ним же поме­стье в Коряж­ской воло­сти». Раз­мер вла­де­ний кня­зя Андрея по пис­цо­вой кни­ге, точ­но сов­па­да­ет с раз­ме­ра­ми «при­дан­ной» и «куп­лен­ной» вот­чин, в столб­цо­вых доку­мен­тах. В опи­са­нии поме­стья Кореж­ской воло­сти отме­че­но за кня­зем А.И. Шесту­но­вым в поме­стье дерев­ня Ондре­ев­ское на реке Сен­де­ге 85 четей по ввоз­ной гра­мо­те 129 (1620/21) г. Как вид­но из при­ве­ден­ных све­де­ний, раз­мер дан­но­го поме­стья кня­зя А.И. Шесту­но­ва был почти таким же, как вот­чин­ных вла­де­ний. В одной из Запис­ных вот­чин­ных книг Помест­но­го при­ка­за отме­че­но: «Во 140-м году дано вдо­ве кня­гине Орине князь Ондре­ев­ской жене Шесту­но­ва мужа ее поме­стье на про­жи­ток на Костро­ме две­сте шесть­де­сят одна четь, а помес­ной оклад князь Ондре­ев был семь сот пять­де­сят чети». Посколь­ку дру­гих доку­мен­тов, свя­зан­ных с чело­бит­ной кня­ги­ни Ири­ны, пока выявить не уда­лось, мож­но толь­ко пред­по­ло­жить, что «на про­жи­ток» ей выде­ли­ли лишь поме­стье мужа. Раз­мер поме­стья, види­мо, ука­зан в Запис­ной кни­ге пол­но­стью, тогда, как в пис­цо­вой при­ве­ден толь­ко раз­мер тре­тьей части (85 четей) «а в дву пото­му ж». Важ­на так­же инфор­ма­ция о высо­ком помест­ном окла­де кня­зя Андрея. Веро­ят­но, кро­ме ука­зан­но­го, у него были дру­гие поместья.
[А.В. Сер­ге­ев. К исто­рии зем­ле­вла­де­ния кня­зей Шесту­но­вых в XVI – нача­ле XVII вв.; РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 78. Доку­мен­ты и дела, сфор­ми­ро­ван­ные из рос­сы­пи. № 602. Л. 1. ] княж­на Ксе­ния Ива­нов­на Шестунова
~ по П.Н. Пет­ро­ву — жена Федо­ра (Фила­ре­та) Ники­ти­ча Рома­но­ва (ок.1550-1633)
князь Андрей Ники­тич Шесту­нов (1580?,—1594/97+до) помещ.

XXIII коле­но

князь Иван Васи­лье­вич Боль­шой Великогагин
Князь Иван Васи­лье­вич Боль­шой – в 1575 году — 4-й вое­во­да на схо­де в Сви­яж­с­ке, с 1581 году был 3-м вое­во­дою там же.
В Арза­мас­ском уез­де в Залес­ном стане раз­ным поме­щи­кам была роз­да­на вот­чи­на кня­зя Ива­на Васи­лье­ви­ча Вели­ко­го. В выпи­си с арза­мас­ских книг пись­ма и меры Игна­тия Зубо­ва с товарищами
от 7093 (1585) года в Залес­ном стане в поме­стьях напи­са­но, что в селе Гагине на реке Пьяне, что была вот­чи­на за кня­зем Ива­ном Васи­лье­ви­чем Вели­ким, за ново­вы­ез­жи­ми Кузь­мой Андре­еви­чем Куро­шев­ским, Гри­го­ри­ем Пет­ро­ви­чем Дер­ги­ле­вым, Сте­па­ном Пав­ло­вым «на их жере­бьи их поме­щи­ко­вы дво­ры с людь­ми и кре­стья­на­ми. Паш­ни у всех поме­щи­ков 100 чети и обло­гу дико­го поля 400 чети, обо­е­го 500 чети в поле, сена 700 копен, лес боль­шой за рекой Пья­ной». А по даче 7093 года жере­бей Гри­го­рия Дер­ги­ле­ва, 140 чети, отдан Фёдо­ру Тау­за­ко­ву и Позд­ня­ку Воронцову.
б/д
князь Иван Васи­лье­вич Мень­шой Вели­ко­га­гин (?-22.04.1598)
Воен­ный и госу­дар­ствен­ный дея­тель, князь, околь­ни­чий (22 апре­ля 1598 года) и вое­во­да. Участ­ник Чере­мис­ских войн.
Про­ис­хо­дил из яро­слав­ских кня­зей, млад­ший из дво­их сыно­вей кня­зя В.А.Шестунова-Гаги. Из-за сов­па­де­ния имен сыно­вей кня­зя В. А. Гаги­на (обо­их зва­ли Ива­на­ми) не все­гда ясно, о кото­ром из них гово­рит­ся в источ­ни­ках. Боль­шин­ство све­де­ний отно­сят­ся, по-види­мо­му, к Ива­ну Мень­шо­му, сде­лав­ше­му в послед­ней тре­ти XVI в.успешную карье­ру при Дво­ре. Околь­ни­че­ством он был пожа­ло­ван око­ло 1592 г., а поме­та об этом в изда­нии ДТ, ско­рей все­го, ошибочна56. В спис­ке ДТ Музей­ском и Н. М. Михай­лов­ско­го поме­та «почер­нен напи­сан окол­ни­чей» сто­ит у име­ни В. А. Гагина57. Об околь­ни­че­стве само­го В. А. Гаги­на неиз­вест­но. Веро­ят­но, он умер в Сви­яж­с­ке. В 7067 (1558/59) г. чин околь­ни­че­го полу­чил его даль­ний род­ствен­ник и тез­ка князь Васи­лий Андре­евич Сиц­кий. Воз­мож­но, ука­зан­ная поме­та ДТ долж­на была отно­сить­ся к нему, тем более что у име­ни В. А. Сиц­ко­го она отсут­ству­ет, хотя в пере­чень околь­ни­чих ДТ он включен.
В 1575 году – 3-й вое­во­да в Каза­ни. В 1576 году – 2-й вое­во­да там же. В 1579 году слу­жил вое­во­дой Кок­шай­ска. В июне 1583 года в Казан­ском похо­де коман­до­вал Боль­шим пол­ком, усми­ряя татар и чере­мис меж­ду Сви­яж­ском и Чебок­са­ра­ми, после чего был остав­лен годо­вать в Сви­яж­ском остро­ге «на вылас­ке». Осе­нью 1584 года направ­лен в оче­ред­ной поход, на сей раз в рай­он Царе­во­кок­шай­ска: «Лета 7093-го (1584 год) нояб­ря в 1 день госу­дарь царь и вели­кий князь Федор Иоан­но­вич всея Руси ука­зал посла­ти в новый Царев город с наря­дом и с запа­сы вое­вод на три пол­ки. В боль­шом пол­ку вое­во­да князь Иван Ондре­евич Ногот­ков да голо­ва князь Гри­го­рий Вель­ской. В пере­до­вом пол­ку вое­во­да князь Иван Васи­лье­вич Гагин-Вели­ко­го …». В 1586 – 1587 годах – 1-й вое­во­да в Казан­ском остро­ге. В сен­тяб­ре 1592 года направ­лен в Нов­го­род Вели­кий «по свей­ским вестем», отку­да ходил в Тесов. В апре­ле 1594 года направ­лен с Пере­до­вым пол­ком «на берег» в Калу­гу. В мар­те 1596 года вновь направ­лен в Калу­гу с Пере­до­вым пол­ком 3-м вое­во­дой. Тогда же мест­ни­чал­ся с 3-м вое­во­дой Пол­ка левой руки бояри­ном кня­зем И.В.Сицким, но спор про­иг­рал, и ему была при­сла­на гра­мо­та от царя, в кото­рой послед­ний гро­зил­ся «… мно­ги­жда с вели­кою опа­лою и смерт­ною каз­нью …». Несмот­ря на это, ВЕЛИ­КО­ГО-ГАГИН отка­зал­ся от долж­но­сти и «был околь­ни­чей князь Иван Гагин на служ­бе (с) спис­ков и до отпус­ку». В мае 1597 года был послан в Пере­я­с­лавль-Рязан­ский с жало­ва­ньем для детей бояр­ских. В апре­ле 1598 года, «по Казы-Гире­евым вестем», направ­лен в Колом­ну 4-м вое­во­дой Сто­ро­же­во­го пол­ка, но по доро­ге умер. Захо­ро­нен в ТСМ: Князь Иван Васи­лье­вичь Вели­ко­го-Гагин, пре­ста­ви­ся 7106 (1598) году апре­ля в 22 день
Оста­вил дво­их сыно­вей: без­дет­но­го Пет­ра Ива­но­ви­ча и столь­ни­ка (1627—1641 гг.) Сте­па­на Ива­но­ви­ча, а так­же дочь Татьяну.
~ Улья­на Бог­да­нов­на 1623-вдова
[Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. С. 175 ; РК 1598. С. 465. ТКДТ. С. 121 ; ОР РНБ. Ф. 487 (Собра­ние Н. М. Михай­лов­ско­го). F. 162. Л. 50 ; ОР ГИМ. Музей­ское собра­ние № 3417. Л. 47 об.
князь Вла­ди­мир Ива­но­вич Боль­шо­го Шестунов

XXIV коле­но

князь Петр Ива­но­вич Великогагин
С: Ив.М.
б/д
князь Сте­пан Ива­но­вич Вели­ко­га­гин (?-1646)
столь­ник 1627
22 фев­ра­ля 1639 г. писа­те­лю и пуб­ли­ци­сту кн. С. И. Харе-Шахов­ско­му при­шлось выслу­шать стро­гий при­го­вор: «Ты бил челом на кня­зя Сте­па­на Гаги­на воров­ством сво­им… по лестви­це роду сво­е­во напи­сал кня­зя Сте­па­на себе вну­ком. И ты Госу­да­ре­ва ука­зу не послу­шал, что веле­но быть без мест… а моч­но быть и отцу тво­е­му мен­ши кня­зя Сте­па­на Гаги­на сына» [Ю. М. Эскин. Очер­ки исто­рии мест­ни­че­ства в Рос­сии XVI-XVII вв. / Юрий Эскин — М.: Квад­ри­га. — 512 с.. 2009].
~ 1623 Авдо­тья Васи­льев­на Измайлова
княж­на Татья­на Ива­нов­на Вели­ко­га­ги­на (?-1601)
Похо­ро­не­на в ТСМ: Князь Ива­но­ва дочь Васи­лье­ви­ча Вели­ко­го-Гаги­на княж­на Татья­на, пре­ста­ви­ся 7110 (1601) году декаб­ря в 12 день.

XXV коле­но

князь Дани­ил Сте­па­но­вич Вели­ко­га­гин (?-1671)
околь­ни­чий 1658
Пред­ста­ви­тель яро­слав­ско­го кня­же­ско­го рода Вели­ко­га­ги­ных. Родо­на­чаль­ни­ком рода был вое­во­да князь Васи­лий Андре­евич Боль­шой Гага (ум. после 1555). Един­ствен­ный сын столь­ни­ка, кня­зя Сте­па­на Ива­но­ви­ча Вели­ко­га­ги­на (ум. 1646). Рюри­ко­вич в XXV колене.
В 1647-1649 годах князь Дани­ил Вели­ко­га­гин слу­жил горо­до­вым вое­во­дой в кре­по­сти Вели­кие Луки. В 1651 году нахо­дил­ся на вое­вод­стве в Брян­ске. В 1655 году в чине околь­ни­че­го руко­во­дил При­ка­зом хлеб­но­го сбо­ра. В 1656 году управ­лял Мона­стыр­ским приказом.
В фев­ра­ле 1657 года князь Дани­ил Вели­ко­га­гин был назна­чен това­ри­щем (заме­сти­те­лем) пол­ко­во­го вое­во­ды, кня­зя Ива­на Пет­ро­ви­ча Прон­ско­го, в Полоц­ке. Одна­ко Д. С. Вели­ко­га­гин «у сказ­ки бил челом, что ему «с кня­зем Прон­ским быть невмест­но». Царь Алек­сей Михай­ло­вич при­ка­зал кня­зя Дани­лу Сте­па­но­ви­ча Вели­ко­га­ги­на поса­дить в тем­ни­цу, а затем выдать его голо­вой на двор бояри­на кня­зя Ива­на Пет­ро­ви­ча Прон­ско­го. После его это­го князь Д. С. Вели­ко­га­гин был назна­чен «осад­ным вое­во­дою» в Полоцке.
После воз­вра­ще­ния из Полоц­ка в Моск­ву в 1661 году князь Дани­ил Вели­ко­га­гин пред­став­лял царю Алек­сею Михай­ло­ви­чу послов гер­ман­ско­го импе­ра­то­ра Фер­ди­нан­да Габс­бур­га — «дона Але­гре­та Але­гре­ту­са, Яга­на Детерн­га фон Лор­ба­ха и дона Фран­цис­ка Холо­до­ра кава­ле­ра». Он же объ­яв­лял их дары. В мае 1662 года пред­став­лял царю тех же послу при их отпус­ке из Москвы.
В мар­те 1663 года царь Алек­сей Михай­ло­вич отпра­вил кня­зя Д. С. Вели­ко­га­ги­на с титу­лом намест­ни­ка галиц­ко­го в Лево­бе­реж­ную Укра­и­ну для при­сут­ствия на гене­раль­ной казац­кой раде при избра­нии ново­го укра­ин­ско­го гет­ма­на. 17 июня под Нежи­ном нача­лась гене­раль­ная рада. Туда при­бы­ли епи­скоп Мефо­дий, глав­ные пре­тен­ден­ты Я.Сомко и И. Брю­хо­вец­кий, все пол­ков­ни­ки и стар­ши­ны, про­стые каза­ки и мещане. Для пре­ду­пре­жде­ния воз­мож­ных бес­по­ряд­ков всем стар­ши­нам и рядо­вым каза­кам было при­ка­за­но при­быть на раду без ору­жия. Посре­ди пло­ща­ди поста­ви­ли стол, рядом с ним — крес­ло для кня­зя, а ниже пло­ща­ди, где про­ис­хо­ди­ла рада, была раз­би­та «цар­ская чер­но­го цве­та палат­ка», за кото­рой ряда­ми воору­жен­ные мос­ков­ские рат­ни­ки. Уда­ри­ли в кот­лы, и казац­кие пол­ки нача­ли соби­рать­ся в круг, но, вопре­ки при­ка­зу мос­ков­ско­го вель­мо­жи, с пуш­ка­ми и ору­жи­ем в руках. Дани­ла Вели­ко­га­гин напом­ни­ло сво­ём при­ка­зе насчёт ору­жия, и стар­ши­на, сняв ору­жие, отда­ла его сво­им слу­гам. Когда каза­ки собра­лись в круг, из цар­ской палат­ки вышел князь и стал читать «верю­щую гра­мо­ту». Выслу­шав до кон­ца гра­мо­ту, пол­ков­ни­ки, стар­ши­ны и все пол­ки «уда­ри­ли челом за госу­да­ре­во жало­ва­нье и мило­сти­вое сло­во». После это­го князь стал читать речь, но пол­ков­ни­ки, сот­ни­ки, ата­ма­ны, еса­у­лы, каза­ки и чернь, под­дер­жи­вав­шие И. Брю­хо­вец­ко­го, не дослу­шав до кон­ца речь бояри­на, ста­ли про­воз­гла­шать гет­ма­ном Ива­на Брю­хо­вец­ко­го и, по сво­е­му обык­но­ве­нию, ста­ли под­бра­сы­вать вверх шап­ки. То же самое сде­ла­ли пол­ков­ни­ки и каза­ки из лаге­ря Яки­ма Сомко. Его кон­ни­ца с бун­чу­ком, литав­ра­ми и зна­ме­на­ми, за ней пехо­та Сомко вско­чи­ли в ряды каза­ков, сто­рон­ни­ков И. Брю­хо­вец­ко­го, и все вме­сте про­из­ве­ли заме­ша­тель­ство на раде. Про­изо­шел бой, во вре­мя кото­ро­го околь­ни­чий князь Д. С. Вели­ко­га­гин «с това­ры­щи» был сбит со сво­е­го места, мно­гие его спут­ни­ки были ране­ны, а неко­то­рые уби­ты. После ско­ро­теч­но­го боя рада была «разо­рва­на», и каза­ки разо­шлись по сво­им обо­зам. На дру­гой день Вели­ко­га­гин отпра­вил май­о­ра Непей­цы­на к Ива­ну Брю­хо­вец­ко­му и Яки­му Сомко с при­ка­зом, что­бы вновь при­бы­ли на раду, а сво­им вои­нам при­ка­за­ли при­быть на раду без ружей, ссор не заво­дить и убийств не чинить. Вско­ре в цар­ский шатер к Вели­ко­га­ги­ну при­был Яким Сомко с пятью пол­ков­ни­ка­ми и объ­явил, что сот­ни­ки, ата­ма­ны, еса­у­лы и каза­ки из его пол­ков и «чернь», быв­шая при них, пере­шли на сто­ро­ну И. Брю­хо­вец­ко­го и хоте­ли его умерт­вить вме­сте с его сто­рон­ни­ка­ми-пол­ков­ни­ка­ми. Князь Д. Вели­ко­га­гин при­ка­зал немед­лен­но отпра­вить Я. Сомко и его стар­шин в город Нежин под охра­ну вое­во­ды М. Дмит­ри­е­ва. Затем Дани­ла Вели­ко­га­гин отпра­вил май­о­ра Непей­цы­на к Ива­ну Брю­хо­вец­ко­му, при­гла­шая его при­быть на раду. Брю­хо­вец­кий при­был вме­сте с 40 тыся­ча­ми сво­их сто­рон­ни­ков. На раде вновь зачи­та­ли «верю­щую гра­мо­ту», князь опять ска­зал речь, после чего нача­лись выбо­ры гет­ма­на. Новым гет­ма­ном Мало­рос­сии еди­но­глас­но был избран Иван Брю­хо­вец­кий. 18 июня в собор­ной церк­ви Нежи­на был отслу­жен моле­бен с мно­го­ле­ти­ем о здра­вии госу­да­ря, а после молеб­на новый гет­ман при­нес при­ся­гу на вер­ность царю Алек­сею Михай­ло­ви­чу и полу­чил от кня­зя Д. С. Вели­ко­га­ги­на гра­мо­ты на гет­ман­ство, на була­ву и на гадяч­ское ста­ро­ство. Вско­ре после это­го князь Дани­ил Вели­ко­га­гин был ото­зван в Моск­ву, не успев дого­во­рить­ся с гет­ма­ном Ива­ном Брю­хо­вец­ким об усло­вии нахож­де­ния на Укра­ине рус­ских гар­ни­зо­нов. С цар­ски­ми гра­мо­та­ми и мило­сти­вым сло­вом к епи­ско­пу Мефо­дию, к ново­му гет­ма­ну и ко все­му Вой­ску Запо­рож­ско­му были посла­ны дья­ки Д. Баш­ма­ров и Е. Фро­лов. Гет­ман Иван Брю­хо­вец­кий и стар­ши­ны в бесе­дах с ними оспа­ри­ва­ли пра­виль­ность запи­сан­но­го кня­зем Вели­ко­га­ги­ным в ста­тей­ном спис­ке поста­нов­ле­ния отно­си­тель­но коли­че­ства хлеб­ных запа­сов, пред­на­зна­чен­ных мос­ков­ским рат­ным людям, а так­же отно­си­тель­но жилых дере­вень, яко­бы обе­щан­ных на про­корм­ле­ние вое­во­дам, и мель­ниц, обе­щан­ных вое­во­дам и началь­ным людям. Они докла­ды­ва­ли, что с кня­зем Д. С. Вели­ко­га­ги­гым у них была лишь уст­ная дого­во­рен­ность, поэто­му они не могут под­пи­сы­вать дого­вор, о кото­ром их гово­рят дьяки.
В 1666 был под Смо­лен­ском. Из пись­ма Алек­сея Михай­ло­ви­ча А.Н.Ордин-Нащокину: Мы отпра­ви­ли околь­ни­че­го кня­зя Вели­ко­го-Гаги­на в Вязь­му с дву­мя пол­ка­ми рей­тар и с четырь­мя при­ка­за­ми стрель­цов и с 33 пуш­ка­ми, из Вязь­мы им веле­но идти в Смо­ленск не для кро­ви, но для того, чтоб литов­ские вой­ска отсту­пи­ли. Если поль­ские вой­ска из Смо­лен­ско­го уез­да вый­дут и комис­са­ры будут к вам схо­ди­тель­нее преж­не­го, то тебе, от бога избран­но­му и вер­но­му доб­ро­хо­ту наше­му, усту­пать Дина­бург с Запо­ро­жьем, кро­ме бере­га здеш­ней сто­ро­ны про­тив Запо­ро­жья, пото­му что по ваше­му дого­во­ру комис­са­ры усту­па­ют все чер­кас­ские горо­да здеш­ней сто­ро­ны, а за Киев сто­ят; если же ника­ки­ми спо­со­ба­ми Кие­ва удер­жать будет нель­зя, комис­са­ры схо­ди­тель­ны не будут, рати из Смо­лен­ско­го уез­да не выве­дут, а захо­тят кро­ви, то Киев усту­пить, но преж­де настой­те о выво­де и задер­жа­нии войск, чтоб отда­вать было волею, а не по нуж­де. Смот­реть накреп­ко, не сво­ею ли служ­бою хотят комис­са­ры удер­жать Киев, но нароч­но ли вам гово­рят, что указ им при­слан с сей­ма; а нам под­лин­но извест­но, что сейм разо­рвал­ся без вся­ко­го дела. Стой­те все­ми сила­ми, чтоб нам в тит­лах по-преж­не­му киев­ским писать­ся [Цити­ру­ет­ся по: Соло­вьев С.М. Исто­рия Рос­сии с древ­ней­ших вре­мен. Том 11, гла­ва 3. М.: Мысль, 1989] В 1666-1669 годах князь Дани­ил Сте­па­но­вич Вели­ко­га­гин слу­жил вое­во­дой в Пско­ве. В это вре­мя были учре­жде­ны поч­то­вые сно­ше­ния меж­ду Пско­вом и Ригой и меж­ду Пско­вом и Моск­вой. С част­ных лиц бра­лись «ямские день­ги» за про­воз писем, денег и посы­лок. Опа­се­ния, что ино­зем­цы не сра­зу под­чи­нят­ся новым поряд­кам, побу­ди­ло царя сде­лать сле­ду­ю­щее рас­по­ря­же­ние: «А что ино­зем­цы в Пско­ве для тор­го­вых про­мыс­лов живут, и от себя им как сво­их, так и наем­ных гон­цов не посы­лать, и нико­го в Моск­ву и Ригу не нани­мать и с про­ез­жи­ми людь­ми под запо­ве­дью не посы­лать же, и ска­зать им с боль­шим подкреплением».
В 1672-1674 годах князь Д. С. Вели­ко­га­гин нахо­дил­ся на вое­вод­стве в Кие­ве. В нача­ле 1675 года он вер­нул­ся в Москву.
Ещё в 1614 году Дани­ил Вели­ко­га­гин вла­дел «вот­чин­ны­ми дерев­ниш­ка­ми в раз­ных горо­дах 285 дво­ров кре­стьян­ских, а поме­стья не было ни одной чети». В июле 1652 годах он подал об отпус­ке его в «дерев­ниш­ки» из-за пожа­ра. «Мос­ков­ские дво­риш­ки сго­ре­ли, — писал он в сво­ей чело­бит­ной, — И у меня и у пле­мян­ни­ков моих рух­ля­диш­ка при­го­ре­ла ж без остат­ку, а аз, холоп твой, на пожа­ри­ще лежу болен».
Князь Дани­ла Сте­па­но­вич Вели­ко­га­гин был чело­ве­ком бого­моль­ным, сохра­ни­лись его чело­бит­ные об отпус­ке его «по обе­ща­нию» в Тро­и­це-Сер­ги­ев, Никит­ский, Пере­я­с­лав­ский и Паф­ну­тьев Боров­ский монастыри.
Был вос­при­ем­ни­ком ино­стран­ца Ива­на Вили­мо­ва сына Улья­но­ва [РГА­ДА. Ф. 210 (Раз­ряд­ный при­каз). Оп. 13. Стб. 277. Л. 198.] Скон­чал­ся в 1675/1676 году, оста­вив после себя двух сыновей.
~ Татья­на Михай­лов­на Лари­о­но­ва (1-й брак Алек­сей Дубровский)

XXVI коле­но

князь Юрий Дани­ло­вич Вели­ко­га­гин (?-п.1676)
стряп­чий 1672, столь­ник 1676
Жена 1-я: 1672, кнж. Анна Ива­нов­на Пожарская
Жена 2-я: Авдо­тья Васи­льев­на Бутурлина
б/д
князь Иван Дани­ло­вич Вели­ко­га­гин (?-1700)
ком­нат­ный столь­ник 1676
князь, столь­ник, млад­ший из 2 сыно­вей околь­ни­че­го кн. Д. С. Вели­ко­га­ги­на. В 1676 чис­лил­ся в ком­нат­ных столь­ни­ках у мало­лет­не­го царе­ви­ча Пет­ра. 1694 — пору­чик Семе­нов­ско­го пол­ка, участ­во­вал в Кожу­хо­вом походе.10 нояб. 1700 был убит шве­да­ми под Нар­вой. От бра­ка с Прас­ко­вьей Пет­ров­ной Вер­де­рев­ской оста­вил единств. сына — Николая.
Жена 1-я: Прас­ко­вья Пет­ров­на Вердеревская;
Жена 2-я: 1691, Авдо­тья Федо­ров­на Сал­ты­ко­ва (* 1670-е)
кн. Авдо­тья Дани­лов­на * сер. XVII в.
Муж: 1666, кн. Миха­ил Але­гу­ко­вич Чер­кас­ский (* 1641 † 1721).
кн. Анна Дани­лов­на (* 3-я четв. XVII в.)
Муж: кн. Федор Юрье­вич Боря­тин­ский (* 2-я треть XVII в.† 1696)

XXVII коле­но

княж­на Марья Юрьев­на Великогагина
~ кн. Алек­сандр Пет­ро­вич Прозоровский
(1). князь Нико­лай Ива­но­вич Вели­ко­га­гин (1716,-1722)
1716 — гар­де­ма­рин, отправ­лен на уче­бу в Англию. Ещё неста­рым уто­нул (1722) во вре­мя купа­ния. С ним пре­сёк­ся род кн. Великогагиных.
Жена: Пела­гея Лав­рен­тьев­на Дени­сье­ва (* 3-я треть XVII в.)
б/д

в 1565 г. казан­ские вое­во­ды перед при­ез­дом в Казань пис­цов дава­ли по оцен­ке дво­ры и дво­ро­вые места кня­зьям и детям бояр­ским, «кото­рым госу­дарь велел быть в Каза­ни на житье». Шасту­но­вы, кня­зья Иван и Дмит­рий Дмит­ри­е­ви­чи Кну­то­вы.— Иван Дмит­ри­е­вич в 1560 г. упо­ми­на­ет­ся как голо­ва в ливон­ском похо­де. В 1577 г.— мос­ков­ский дво­ря­нин 13.

Над­гро­бие обна­ру­жен­ное у села Куро­ва Пуш­кин­ско­го рай­о­на Мос­ков­ской обла­сти; Тре­тье над­гро­бие отно­сит­ся уже к XVII в. На нем име­ет­ся рельеф­ная над­пись: «Лета 7140 (1632 г.) июля в 30 день на память свя­тых апо­стол Силы и Силу­я­на пре­ста­вись раб Божий кн[язь] Сте­фан Ива­нов Вели­ко­во Гагин».

Шесту­нов Васи­лий Андре­евич +Семен? Шама­хея Вели­ко­го Мень­шой кн. (1550?) помещ. 3С:Анд.Петр. ВЕЛИКОГ
Шесту­нов Васи­лий Дмит­ри­е­вич Вну­ков-сын кн. (1570?) помещ. 3С:Дм.Вас. КНУТ. ВНУК.
Шесту­нов Васи­лий Пет­ро­вич ин.Киприан? Вели­ко­го-сын кн. (1516) в 1516 вотч.-Кашира-у. 2С:Петр.Вас. ШЕСТУ­НОВ. ВЕЛИ­КИЙ. :Евпраксия/ин.
Шесту­нов Вла­ди­мир Дмит­ри­е­вич Вну­ков-сын кн. (1588,1602) моск.двн.(1589) голова(1598) воев.Яранск(1602) С:Дм.Сем. КНУТ. :/ин. ДОМНА/
Шесту­нов Дмит­рий Дмит­ри­е­вич Вну­ков-сын кн. (1552,1565) дворов.сын-боярск. помещ.-Ростов-у. помещ.-Казань-у.(1565) без­детн. 1С:Дм.Вас. КНУТ. ВНУК
Шесту­нов Иван Дмит­ри­е­вич Кнут Боль­шой кн. (1565,1592) дворов.сын-боярск. помещ.-кн.Ярославль-у. 2С:Дм.Сем. КНУТ. :/ин. ДОМНА/
Шесту­нов Иван Дмит­ри­е­вич Мень­шой кн. (1590?) помещ. 3С:Дм.Сем. КНУТ. :/ин. ДОМНА/
Шесту­нов Иван Дмит­ри­е­вич кн. (1543,1566) дворов.сын-боярск. помещ.-Ростов-у. 2С:Дм.Вас.Вас-ча ВНУК.
Шесту­нов Кипри­ан Пет­ро­вич инок =Васи­лий? Вели­ко­го кн. (1516) в 1516 помещ. 2С:Петр.Вас. ШЕСТУ­НОВ. ВЕЛИ­КИЙ. :Евпраксия/ин.
Шесту­нов Кон­стан­тин Семе­но­вич Кри­во­го-сын кн. (1547,—155..07.10) 2ст.дворов.сын-боярск. помещ.-Ростов-у. без­детн. 2С:Сем.Вас. /ин САВВА/ КРИ­ВОЙ. :/ин. МАРИАМИЯ/
Шесту­нов Миха­ил кн. (15?) мл. <Род Шастунов>
Шесту­нов Федор Дмит­ри­е­вич ин.Феодосий кн. (1577,—1600) боярин(1600) <поло­жил госу­дарь опа­лу ..пре­ста­ви­ся преж их напа­сти у себя на дво­ре в опа­ле же> ~Фетиния.Дан. 1546.07.15+ Д:Дан.Ром.ЮРЬЕВ<РОМАНОВ> 1С:Дм.Сем. КНУТ. :/ин. ДОМНА/
Шесту­но­ва Ани­сия ино­ка =Ана­ста­сия кнг. (1533,—1550.01.20+до) ~к.Анд.Петр.Великого Д.
Шесту­но­ва Анна Васи­льев­на кнж. (1530?) помещ. ~к.Ив.Мих. Воро­тын­ский Д:Вас.Вас. КЕР­ТУ. ШЕСТУНОВ-ЯРОСЛАВСКИЙ
Шесту­но­ва Дарья кнг. (—1565.03.27+до) помещ. ~к.Вас.Анд. Б. Вели­ко­го Гага
Шесту­но­ва Дом­на ино­ка кнг. (1550?) помещ. ~к.Дм.Сем.Кнут бояры­ня Д.
Шесту­но­ва Евпрак­сия ино­ка кнг. (1500?) помещ. ~к.Петр.Вас. Вели­кий кнг.Псков(1500) Д.
Шесту­но­ва Евфро­си­ния ино­ка кнг. (—1546.05.20,†МНСм-рь) помещ. ~к.мать-Соломонии Шесту­но­вой Д.
Шесту­но­ва Ири­на кнж. (15?) <Род Шастунов>
Шесту­но­ва Ксе­ния кнж. (15?) <Род Шастунов>
Шесту­но­ва Мари­а­мия кнг. (15) помещ. ~к.Сем.Вас.инока Д.
Шесту­но­ва Мария Андре­ев­на кнкнг (1550,1574) помещ. ~к.Вас.Конст. Прон­ский Д:Анд.Петр. ШЕСТУНОВ.ВЕЛИКОГО. :/ин.Анастасия/
Шесту­но­ва Мар­фа кнг. (—1532+до) помещ. ~к.Анд.Петр.Великого Д.
Шесту­но­ва Соло­мо­ни­да кнг. (—1548.05.,†МНСм-рь) помещ. ~к. Шесту­нов Д::.. :/ин.Евфросиния/
Шесту­но­ва София кнг. (15?) ~к. <Род Шастунов>
Шесту­но­ва Фети­ния кнж. (15?) <Род Шастунов>
Шесту­но­ва Фети­ния Дани­лов­на (ур.Захарьина) кнг. (—1546.07.15,†МНСм-рь) ~к.Фед.Дм. Шесту­нов Д:Дан.Ром. ЮРЬЕВ<РОМАНОВ>

Доку­мен­ты

I.

Мест­ни­че­ское дело Ф. Д. Шесту­но­ва с Д. И. Хворостининым

|л. 314| …Как король был под Лука­ми под Вели­ки­ми, и тогды были вое­во­ды на Воло­ке на Лам­ском: в боль­шом пол­ку царь Семи­он да князь Иван Федо­ро­вич Мсти­слов­ской, а тре­тье­ва не упом­ню, а чет­вер­тая был вое­во­да князь Васи­лей Туре­нин; а в пра­вой руке был князь Петр Шей­дя­ков да князь Михай­ла Каты­рев; а в пере­до­вом пол­ку был боярин князь Федор Ива­но­вич Мсти­слов­ской да князь Ондрей Кура­кин; в сто­ро­же­вом пол­ку был боярин князь Васи­лей Ива­но­вич Мсти­слов­ской да князь Роман Охля­би­нин; а в левой руке был боярин князь Васи­лей Юрье­вич Голи­цын да князь Иван Шесту­нов. И по тому, госу­дарь, роз­ря­ду князь Роман Охля­би­нин боль­ши кня­зя Федо­ро­ва дяди кня­зя Ива­на Шесту­но­ва. А князь Роман, госу­дарь, таков, каков яз, холоп твой Ива­нец княж Дмит­ре­ев сын. А князь Иван, госу­дарь, Шесту­нов боль­ши кня­зя Федо­ра Шесту­но­ва четырь­мя месты, в том шлю­ся на твою госу­да­ре­ву кни­гу наше­го родо­сло­вья. И по тому, госу­дарь, роз­ря­ду яз, холоп твой Ива­нец, кня­зя Федо­ра боль­ши пятьма месты.

|л. 286| 2-я Шестунова

Лета 7062-го роз­пись вое­во­дам по бере­гу, были по пол­ком: на Коломне в боль­шом пол­ку ба/я/pe и вое­во­ды князь Иван Михай­ло­вич Шуй­с­кай, Заха­рья Пет­ро­вич Яко­влев, Иван Михай­ло­вич Ворон­цов; в пере­до­вом пол­ку у Нико­лы у Зараз­с­ко­ва вое­во­ды бая­рин князь Юрья Ива­но­вич Тем­кин Ростов­ской да Семен Васи­лье­вич Шере­ме­тев; в пра­вай руке бая­ре и вое­во­ды князь Иван Ива­но­вич Прон­ской, князь Петр Семе­но­вич Сереб­ре­ный, а сто­я­ли на Коши­ре; в левай руке боярин князь Дмит­рей Ива­но­вич Немой, князь Иван княж Михай­лов сын Хво­ро­сти­нин; в сто­ро­же­вом пол­ку вое­во­ды князь Петр Ондре­евич Кура­кин, околь­ни­чей Алек­сей Дани­ло­вич Бас­ма­нов. [122]

Лета 7061-го с царем и вели­ким кня­зем на Коломне вое­во­ды были по пол­ком: в боль­шом пол­ку вое­во­ды бая­рин князь Иван Михай­ло­вич Шуй­с­кай, слу­га князь. Михай­ла Ива­но­вич Воро­тын­с­кай; в пере­до­вом пол­ку вое­во­ды боярин князь Петр Михай­ло­вич Щеня­тев да князь Дмит­рей Ива­но­вич Хил­ков; а у Нико­лы у Зарас­ко­ва сто­я­ли в пра­вай руке вое­во­ды боярин князь Иван Ива­но­вич Прон­ской, Петр Васи­лье­вич Маро­зов; а на Каши­ре сто­я­ли в левай руке вое­во­ды боярин князь Дмит­рей Ива­но­вич Немо­во, князь Иван Михай­ло­вич Хво­ро­сти­нин; в сто­ро­же­вом пол­ку вое­во­ды боярин князь Юрья Ива­но­вич Тем­кин Ростов­ской да Семен Васи­лье­вич Шереметев.

|л. 285| И боярин князь Дмит­рей Ива­но­вич Хво­ро­сти­нин, выслу­шав бояри­на кня­зя Федо­ра Дмит­ре­еви­ча Шесту­но­ва память, ска­зал: «Того я не ведаю, так ли те роз­ря­ды были, в том шлюсь на госу­да­ре­вы роз­ря­ды. А то ведаю, были тогда три пол­ки ров­ны: левая рука, да сто­ро­же­вой, да пере­до­вой полк. А пра­вые руки вое­во­да и боль­шо­во пол­ку дру­гой («Дру­гой» впи­са­но над стро­кой тем же почер­ком и чер­ни­ла­ми) вое­во­да были боль­ши левые руки». Да в том слал­ся на госу­да­ре­вы разряды.

Кня­зя Федо­ра спро­си­ле, к чему он те роз­ря­ды подал. И боярин («Боярин» напи­са­но тем же почер­ком и чер­ни­ла­ми по стер­то­му » «князь») князь Федор Дмит­ре­евич Шесту­нов ска­зал: «Для кото­рых слу­ча­ев яз те роз­ря­ды подал, тому яз ужжо дам рос­пись. А во всем шлюсь на госу­да­ре­вы розряды».

Да подал князь Федор память, а в памя­ти пишет.

|л. 284| 3-я Шестунова.

Лета 7060-го были вое­во­ды по пол­ком: в боль­шом пол­ку бая­ре и вое­во­ды князь Олек­сан­дро Бари­со­вич Гор­ба­тай да дво­рец­кай Дани­ло Рама­но­вич Юрьев, да в боль­шом же пол­ку князь Воло­ди­ме­ра Ондре­еви­ча бая­рин князь Юрья Ондре­евич Пен­ской; в пере­до­вом пол­ку вое­во­да и бая­рин князь Семен Ива­но­вич Мику­лин­ской да Семен Васи­лье­вич Шере­ме­тев; в пра­вай руке вое­во­да и боярин князь Петр Ива­но­вич Шуй­с­кай да князь Давыд Федо­ро­вич Палец­кай; в левой руке вое­во­ды боярин князь Петр [123] Семе­но­вич Сереб­ре­най да князь Гри­го­рей Голо­ва княж Пет­ров сын Зве­ни­го­родц­кой; в сто­ро­же­вом пол­ку вое­во­ды боярин князь Васи­лей Семе­но­вич Сереб­ре­най да князь Иван княж Пет­ров сын Звенигородцково.

При­хо­ди­ли, госу­дарь, на резан­ские укра­и­ны царе­вич Ахма­мет Мурь­за да Бур­наш Сале­тин. И за царе­ви­чи ходи­ли, госу­дарь, вое­во­ды с Угры: князь Михай­ла Ива­но­вич Бул­га­ков, а в пра­вай руке дед мой князь Ондрей Кур­бъ­ской, а в пере­до­вом пол­ку князь Иван Воро­тын­ской. Да за теми ж царе­ви­чи ходи­ли вое­во­ды с Осет­ра: в боль­шом пол­ку князь Олек­сан­дро Воло­ди­ме­ро­вич Рас­тов­ской, а в пра­вай руке дед же мой князь Олек­санъ­д­ро Олень­ка, а в пере­до­вом пол­ку Гри­го­рей Федо­ро­вич Давыдов.

И боярин князь Дмит­рей Ива­но­вич Хво­ро­сти­нин, выслу­шав л. 283 бояри­на кня­зя Федо­ра Дмит­ре­еви­ча Шесту­но­ва памя­ти, ска­зал, что он бол­ши кня­зя Давы­да Палец­ко­во, а щитал иво госу­дарь со кня­зем Ондре­ем Палец­ким и его опра­вил и учи­нил его боль­ши кня­зя Семе­на Палец­ко­во две­ма месты: «А того я не ведаю, для чего те роз­ря­ды князь Федор подал».

И боярин князь Федор Дмит­ре­евич Шесту­нов (Далее теми же чер­ни­ла­ми зачерк­ну­то «выс­шу­лав») по вопро­су ска­зал: «Те яз роз­ря­ды подал Бутур­ли­ных для».

И боярин князь Дмит­рей Ива­но­вич Хво­ро­сти­нин подал память, а в памя­ти пишет.

|л. 278| 2-я Хворостинина.

Лета 7042-го на Коломне были вое­во­ды по пол­ком: в боль­шом пол­ку бояре князь Дмит­рей да князь Иван Федо­ро­вич Вель­ские, да князь Иван Дани­ло­вич Пен­кав, да вое­во­да князь Иван Михай­ло­вич Воро­тын­с­кай; и тол­ды был в пере­до­вом пол­ку тре­тей вое­во­да князь Михай­ла Михай­ло­вич Кур­бъ­с­кай, а в левай руке был в дру­гих князь Петр Федо­ро­вич Охле­би­нин. И по тому, госу­дарь, |л. 278 а| роз­ря­ду дядя мой князь Петр Охле­би­нин ровен со кня­зем Миха­и­лам Кур­бъ­ским. А князь Михай­ла, госу­дарь, Кур­бъ­с­кай боль­ши дела ево князь Семе­на мно­ги­ми месты. В том шлю­ся не вашу госу­да­ре­ву кни­гу наше­го родо­сло­вья. [124]

|л. 318| И боярин князь Федор Дмит­ре­евич Шесту­нов, выслу­шав бояри­на кня­зя Дмит­рея Ива­но­ви­ча Хво­ро­сти­ни­на памя­ти, ска­зал: «Князь Иван Тро­е­ку­ров дяди его, кня­зя Пет­ра Охля­би­ни­на, мно­га­жды был боль­ши, а отца мое­го боль­ши не бывал».

И князь «Дмит­рей ска­зал: «То князь Федор гово­рит него­раз­до. Князь Иван Тро­е­ку­ров боль­ши дяди мое­го кня­зя Пет­ра Охля­би­ни­на не бывал, а отца (Далее по стер­то­му «его» тем же почер­ком и чер­ни­лам вто­рич­но напи­са­но «отца».) княж Федо­ра боль­ши бывал. А князь Федор Тро­е­ку­ров был в сто­ро­же­вом пол­ку с отцом моим со кня­зем Ива­ном, в том шлюсь на госу­да­ре­вы розряды».

И князь Федор ска­зал: «То ложь, что князь Федор Тро­е­ку­ров был в сто­ро­же­вом пол­ку с отцом его («С отцом его» впи­са­но тем же почер­ком и чер­ни­ла­ми) со кня­зем Ива­ном! В том шлюсь на госу­да­ре­вы розряды».

И князь Дмит­рей ска­зал: «Ты ска­зы­ва­ешь, что яз гово­рю лож­но? И госу­дарь тово велит сыс­кать своим/й/ госу­да­ре­вы­ми розряды».

Да подал князь Дмит­рей память, а в памя­ти пишет.

|л. 297| 3-я. Дал Хворостинин.

(Далее при­пи­са­но тем же почер­ком и чер­ни­ла­ми: «А тому раз­ря­ду напи­сан во княж Тимо­фе­е­ве деле Роман…)

На Коломне были вое­во­ды по пол­ком: в боль­шом пол­ку боярин князь Дмит­рей Федо­ро­вич Вель­ской да князь Федор Михай­ло­вич Мсти­слов­ской; и тогды был в пере­до­вом пол­ку дядя мой князь Петр Федо­ро­вич Охля­би­нин, а в левой руке был князь Михай­ла Михай­ло­вич Кур­пъ­ской. А князь Михай­ла, госу­дарь, Кур­пъ­ской боль­ши деда князь Федо­ро­ва кня­зя Семе­на мно­ги­ми месты. О том шлю­ся /на/ ваш госу­да­рев роз­ряд и в их родо­сло­вья, Кур­пъ­с­ко­ва и в Шестунова.

|л. 282| И боярин князь Федор Дмит­ре­евич Шесту­нов, выслу­шав бояри­на кня­зя Дмит­рея Ива­но­ви­ча Хво­ро­сти­ни­на памя­ти, ска­зал: «То князь Дмит­рей лжет! Боль­ши деда мое­го кня­зя Семе­на князь Михай­ло Курбь­ской не бывал. Тому дам память з дват­цать отво­дов, что дед мой князь Семен был боль­ши кня­зя Михай­ла Курб­ско­во. В том шлюсь на госу­да­ре­вы роз­ря­ды». [125]

|л. 307 а| И боярин князь Дмит­рей (Напи­са­но тем же почер­ком и чер­ни­ла­ми по стер­то­му «Федор») Ива­но­вич Хво­ро­сти­нин на (Напи­са­но тем же почер­ком и чер­ни­ла­ми по стер­то­му «сказ») госу­да­ре­вы роз­ря­ды слал же ся, а ска­зал: «Тот роз­ряд и во княж Тимо­фе­е­ве деле Рома­но­ви­ча Тру­бетц­ко­во з Голи­цы­ны­ми есть».

И боярин князь Федор Дмит­ре­евич Шесту­нов подал память, а в памя­ти пишет.

|л. 307| 4-я Шестунова.

Лета 7047-го были вое­во­ды по пол­ком: в боль­шом пол­ку князь Васи­лей Мику­лин­ской, в пере­до­вом пол­ку князь Михай­ла Кубен­ской, в левой руке князь Федор Кура­кин Булгаков.

И боярин князь Дмит­рей Ива­но­вич, выслу­шав княж Федо­ро­вы памя­ти, ска­зал: «Мне до тово раз­ря­ду и дела нет. До ково будет ему (Далее теми же чер­ни­ла­ми зачерк­ну­то «до них») дело, и он на них пиши, а чаю, тот раз­ряд и сой­дет­ца. Хоти и было так, да мае до него дела нет».

Да подал князь Дмит­рей память, а в памя­ти пишет.

|л. 280| 4-я Хворостинина.

Лета 7043 посы­лал князь вели­ки Иван Васи­лье­вич всея Руси и мати ево вели­кая кне­ги­ня Оле­на вое­ва­ти немец­кия зем­ли в зим­ней поход с Моск­вы вое­вод сво­их по пол­ком: в боль­шом пол­ку боярин князь Михай­ла Васи­лье­вич Гор­ба­тай да князь Мики­та Васи­лье­вич Обо­лен­ской; и тол­ды был в пра­вай руке в дру­гих князь Петр Федо­ро­вич Охле­би­нин, а в левай руке был в дру­гих князь Иван Михай­ло­вич Тро­е­ку­ров. И по тему роз­ра­ду дядя (В тек­сте «дяде») мой князь Петр боль­ши князь Ива­на Тро­е­ку­ро­ва. А князь |л. 317| Иван, госу­дарь, Тро­е­ку­ров боль­ши о/т/ца ево князь Дмит­рея Шесту­но­ва мно­ги­ми месте, в том шлю­ся на вашу госу­да­ре­ву кни­гу наше­го родословья.

И боярин князь Федор Дмит­ре­евич Шесту­нов, выслу­шав память, |л. 281| ска­зал: «Был ли таков роз­ряд, или не был, того не ведаю». Да слал­ся на госу­да­ре­вы роз­ря­ды: «А после пожа­ру были вое­во­ды на бере­гу и князь Федор Михай­ло­вич Тро­е­ку­ров был боль­ши кня­зя [126] Дмит­рея Хво­ро­сти­ни­на», А в кото­ром году, того, ска­зал, не упомнит.

И князь Дмит­рей ска­зал, что князь Федор Тро­е­ку­ров после пожа­ру на бере­гу боль­ши его, кня­зя Дмит­рея, не бывал. Да в том сла­ли­ся на госу­да­ре­вы розряды.

И бояре спро­си­ли бояри­на кня­зя Дмит­рея Ива­но­ви­ча Хво­ро­сти­ни­на: «В кото­ром году тот роз­ряд был, и поче­му ты в памя­ти в сво­ей году не напи­сал?» И князь Дмит­рей ска­зал: «Тому роз­ря­ду год напи­сан в деле бояри­на кня­зя Тимо­фея Рома­но­ви­ча Тру­бец­ко­го з Голицыным».

Да подал князь Дмит­рей память, а в памя­ти написано.

|л. 316| 5-я Хворостинина.

Того же лета в лет­ней поход посы­лал князь вели­ки в дру­гие с Моск­вы вое­вод сво­их литов­ские зем­ли вое­ва­ти ко Мсти­слав­лю, вое­вод сво­их по пол­ком: в боль­шом пол­ку боярин князь Васи­лей Васи­лье­вич Шуй­с­кай да князь Дани­ла Дмит­ре­евич Прон­скай; и тол­ды был в пере­до­вом пол­ку в дру­гих князь Васи­лей — Федо­ро­вич Охле­би­нин, а в левай ру/ке/ был в дру­гих князь Иван Михай­ло­вич Тро­е­ку­ров. И по тому, госу­дарь, роз­ря­ду князь Пет­ров мень­шой брат князь Васи­лей Охле­би­нин боль­ши кня­зя Ива­на Тро­е­ку­ро­ва. А князь Иван, госу­дарь, Тро­е­ку­ров боль­ши о/т/ца ево князь Дмит­рея Шесту­но­ва, в том шлю­ся на вашу госу­да­ре­ву кни­гу наше­го родословья.

Да как ходил князь Семен Мику­лин­скай с това­ри­щи вое­ва­ти казан­ские зем­ли, и была посыл­ка на Ашит: в боль­шом пол­ку князь Иван Михай­ло­вич Хво­ро­сти­нин да князь Семен Ста­ра­дуб­скай Саро­ка, да з Горо­дец­ки­ми тата­ры князь Бете­кей; в пере­до­вом пол­ку князь Федор Михай­ло­вич Тро­е­ку­ров да Олек­сей Ершов; в сто­ро­же­вом пол­ку Иван Ива­но­вич Очин Пле­ще­ев. И тол­ды в той посыл­ке и Оле­ку взяли.

|л. 315| И князь Федор, выслу­шав княж Дмит­ре­евы памя­ти, слал­ся на розряды.

Да князь Дмит­рей ж подал род­ство Тро­е­ку­ро­вых да Шесту­но­вых, а в род­стве пишет. [127]

6-я Хво­ро­сти­ни­на.

Род Тро­е­ку­ро­ва.

Род Шесту­но­ва.

У вели­ко­го кня­зя Федо­ра Рости­сла­ви­ча пер­вой сын князь Давыд.

У вели­ко­го кня­зя Федо­ра Рости­сла­ви­ча пер­вой сын князь Давид.

У кня­зя Давы­да пер­вой сын князь Василей.

А у кня­зя Давы­да пер­вой сын князь Василей.

А у кня­зя Васи­лья Давы­до­ви­чя пер­вой сын князь Васи­лей жа.

А у кня­зя Васи­лья сын князь Васи­лей жа.

А у кня­зя Васи­лья Васи­лье­ви­чя пер­вой сын князь Иван.

А у кня­зя Васи­лья у Васи­лье­ви­чи пер­вой сын князь Иван.

А у кня­зя Ива­на пер­вой сын князь Роман.

А у кня­зя Ива­на у Васи­лье­ви­чя тре­тей сын князь Васи­лей князь Давы­дов дед Хромова.

А у кня­зя Рома­на дру­гой сын князь Лев Троекур.

А у кня­зя Васи­лья у Васи­лье­ви­чи чет­вер­тей сын князь Васи­лей Шестун.

А у кня­зя Лва у Рома­но­ви­чя тре­тей сын князь Михай­ла Троекур.

А у кня­зя Васи­лья Шесту­на пятай сын князь Семен Кривой,

А у кня­зя Михай­ла Тро­е­ку­ро­ва чет­вер­тей сын князь Михай­ла Близнята.

А у кня­зя Семе­на пер­вой сын князь Дмитрей.

А у кня­зя Дмит­рея тре­тей сын князь Федор.

А у кня­зя Миха­и­ла дру­гой сын князь Федор.

|л. 312| И бояре вспро­си­ли кня­зя Дмит­рея, для он чего то род­ство Тро­е­ку­ро­вых да Шесту­но­вых подал. И князь Дмит­рей по вопро­су ска­зал: подал он род­ство Тро­е­ку­ро­вых да Шесту­но­вых для того, что Тро­е­ку­ро­вы в род­стве боль­ши Шесту­но­вых (Впи­са­но тем же почер­ком и чер­ни­ла­ми над зачерк­ну­тым теми же чер­ни­ла­ми «Тро­е­ку­ро­вых»): «А князь Федор Тро­е­ку­ров был с отцом моим». [128]

А князь Федор Шесту­нов ска­зал: «Тро­е­ку­ро­вы нас в род­стве не боль­ши. А князь Федор Тро­е­ку­ров с отцом его не бывал, в том шлюсь на госу­да­ре­вы разряды».

И князь Дмит­рей Хво­ро­сти­нин подал память, а в памя­ти писано.

|л. 310| 6-я Хворостинина,

Да бил челом у сто­ла на кня­зя Федо­ра Шесту­но­ва Иван Тро­ха­нио­тов, у кня­зя Федо­ра не сел. И госу­дарь его от сто­ла отпу­стил и князь Федор на Ива­на госу­да­рю не бил челом. А ели тогды бояре князь Федор Ива­но­вич Мсти­слов­ской, да Борис Федо­ро­вич Году­нов, да Федор Мики­тич, да князь Федор Шесту­нов, Иван у кня­зя Федо­ра не сел.

А как госу­дарь пожа­ло­вал царе­ви­чя Кай­бо­ли­на сына царь­ством в Каси­мо­ве город­ке, и тол­ды у госу­да­ря ели бояре князь Тимо­фей Рома­но­вич Тру­бетц­кой, да князь Дмит­рей Хво­ро­сти­нин, да околь­ни­чей князь Федор Хво­ро­сти­нин. Да козна­чей Иван Тро­хо­нио­тов сидел у кня­зя Дмит­рея, а пода­ча ему была после кня­зя Федо­ра у государя.

|л. 311| И князь Федор, выслу­шав княж Дмит­ре­еву память, ска­зал: «Велел госу­дарь быть на вьстре­че, как к госу­да­рю при­е­хал царе­вич Мурат Кирей, бояри­ну кня­зю Тимо­фею Рома­но­ви­чю Тру­бетц­ко­му, да мне, да Ива­ну Тра­ха­нио­то­ву. И Иван и был с нами».

И князь Дмит­рей подал память, а в памя­ти пишет.

|л. 309| 7-я Хворостинина.

Кня­зя Дмит­рея Хво­ро­сти­ни­на госу­дарь роз­вел с Заха­рьею с Очи­ным с Пле­ще­е­вым. Как был на Туле Федор Босма­нов, князь Дмит­рей был в сто­ро­же­вом пол­ку, а Заха­рья был в пере­до­вом пол­ку, и госу­дарь велел быти по княж Дмит­ре­еву чело­би­тью Заха­рье в боль­шом пол­ку в дру­гие, а в пере­до­вом пол­ку госу­дарь велел быти кня­зю Васи­лью Теля­тев­ско­му в пер­вых, а князь Дмит­рей был в сто­ро­же­вом пол­ку в пер­вых. А роз­вод­ную гра­мо­ту госу­дарь дал по тому, што про­пи­сал был дьяк Петр Гри­го­рьев, напи­сал напе­род Заха­рья, а; после Заха­рья напи­сал кня­зя Дмит­рея, и князь Дмит­рей посы­лал ко госу­да­рю бити челом на [129] Волог­ду. И госу­дарь при­слал гра­мо­ту роз­вод­ную с Воло­ди­ме­ром з Вель­ским, а в гра­мо­те пишет: «Чело­би­тья нам твое ведо­ма, што тобе Заха­рья быти мень­ши невмес­на. И ты бы был на нашей служ­бе без мест». Да и велел госу­дарь пере­ве­сти Заха­рью в боль­шой полк в дру­гие, а кня­зю Васи­лью госу­дарь велел быти в пере­до­вом пол­ку в пер­вых, а князь Дмит­рей был-таки в сто­ро­же­вом пол­ку в первых,

И та гра­мо­та в суде поло­же­на, как тега­ли­ся Сал­ты­ко­вы со кня­зем Дмит­ре­ем. И госу­дарь Сал­ты­ко­вых и оби­нил перед кня­зя Дмит­ре­ем да и послал Дмит­рея Сал­ты­ко­ва с пле­мян­ни­ком со княж Дмит­ре­евым со кня­зем Ива­ном Охля­би­ни­ным. А князь Иван Охля­би­нин ровен кня­зя Дмит­ре­еву сыну пер­во­му Иван­ку. А князь Дмит­рея Шесту­но­ва госу­дарь роз­вел з Заха­рьею ж с Очи­ным с Пле­ще­е­вым. Как ходил князь Петр Михай­ло­вич Щеня­тев вое­ва­ти в Свит­ць­кую зем­лю, и тол­ды Заха­рья дал на кня­зя Дмит­рея гра­мо­ту. И та гра­мо­та нын­че у Мики­ты у Пле­ще­е­ва. (Далее обре­за­но по строке)

И князь Федор Шесту­нов, выслу­шав княж Дмит­ре­еву память, ска­зал: «Гра­мо­ты я у князь Дмит­рея и у Мики­ты не ведаю, шлюсь в том на госу­да­ре­вы розряды».

Да подал князь Федор память.

5-я Шесту­но­ва.

Лета 7027-го велел князь вели­ки из Вяз­мы вое­во­дам сво­им кня­зю Васи­лью Васи­лье­ви­чю Шуй­ско­му с това­ри­щи ити на Литов­скую зем­лю из Вяз­мы: в боль­шем пол­ку вое­во­ды боярин князь Васи­лей Васи­лье­вич Шуй­ской да околь­ни­чей Андрей Васи­лье­вич Сабу­ров; в пере­до­вом пол­ку князь Иван Михай­ло­вич Воро­тын­ской да князь Петр княж Федо­ров сын Охля­би­нин, да у пере­до­во­го ж пол­ку напр/а/ве царе­вич Акдо­влет Ахку­ра­тов сын, а с ним Кан­бар Мизин сын; в пра­вой руке князь Васи­лей Ондре­евич Мику­лин­ской да Ондрей Ники­тин сын Бутур­лин; в левой руке князь Федор Васи­лье­вич Телеп­нев да Юрьи Ива­нов сын Замят­нин; в сто­ро­же­вом пол­ку князь Семен Федо­ро­вич Кур­бъ­ской да князь Иван Федо­ро­вич Телеп­нев, да у кня­зе Семе­на ж был в пол­ку [130] Сал­та­нак княж Васи­льев сына Семеновича.

|л. 303| Лета 7032-го посы­лал князь вели­ки под Казань царя Шиго­лея, а с ним вое­вод сво­их в судех, в судо­вую рать вое­во­ды: в боль­шем пол­ку князь Иван Федо­ро­вич Вель­ской, да князь Михай­ло Васи­лье­вич Гор­ба­той, да Михай­ло Юрье­вич с норя­дом; в пере­до­вом пол­ку князь Семен Федо­ро­вич Кур­бъ­ской; в пра­вой руке князь Семен Дмит­ре­евич Сереб­ре­ной Щепин да князь Петр княж Федо­ров сын Охля­би­нин; в левой руке князь Юрьи Боль­шей да князь Васи­лей Чюлок Васи­лье­ви­чи Уша­тые; в сто­ро­же­вом пол­ку князь Михай­ло Ива­но­вич Кубен­ской да князь Иван княж Михай­лов сын Шамин.

Лета 7035-го рос­пись от поля: на Коломне были вое­во­ды князь Васи­лей Семе­но­вич Одо­ев­ской да боярин князь Иван Ива­но­вич Щети­на Обо­лен­ской; да на Коши­ре были вое­во­ды князь Федор Михай­ло­вич Мсти­слов­ской, князь Федор Овчи­на княж Васи­льев сын Телеп­нев, князь Петр княж Федо­ров сын Охлябинин.

|л. 304| Того ж лета, как князь вели­ки при­шел на Колом­ну, на пятой неде­ле по Вели­це дни, во втор­ник, роз­де­лил князь вели­ки вое­вод по пол­ком и при­го­во­рил, где кото­ро­му пол­ку сто­я­ти: боль­ше­му пол­ку под Ове­чьим, в боль­шем пол­ку вое­во­ды князь Дмит­рей Федо­ро­вич Вель­ской, да боярин князь Михай­ло Дани­ло­вич Щеня­тев, да Михай­ло Семе­нов сын Ворон­цов; пере­до­во­му пол­ку на устье Осет­ра, в пере­до­вом пол­ку вое­во­ды князь Михай­ло Васи­лье­вич Гор­ба­той, да князь Петр Семе­но­вич Ряпо­лов­ской, да князь Петр княж Федо­ров сын Охля­би­нин; пра­вой руке под Голутви­ным, в пра­вой руке вое­во­ды князь Ондрей Бучен Бори­со­вич Гор­ба­той, Васи­лей Ондре­евич Шере­ме­тев, Игна­тей Михай­лов сын Сал­ты­ков; левой руке про­тив Рости­слав­ля, в левой руке вое­во­ды околь­ни­чей Иван Васи­лье­вич Хабар, Иван Васи­лье­вич Лятц­кой, Иван Лоше­ков Колы­чев; на Коши­ре в сто­ро­же­вом пол­ку вое­во­ды Ондрей Васи­лье­вич Сабу­ров, Ондрей Ники­тин сын Бутур­лин, князь Иван княж Михай­ло сын Шамин.

|л. 305| Тово ж году в Ста­ро­ду­бе были вое­во­ды князь Семен Федо­ро­вич Кур­бъ­ской, князь Иван Овчи­на княж Федо­ров сын Телеп­нев, князь Петр княж Федо­ров сын Охлябинин.

Лета 7030-го князь вели­ки Васи­лей Ива­но­вич всея Руси при­го­во­рил с сво­ею бра­тьею и з бояры быти ему само­му на [131]Коломне и з бра­тьею, И из Вязь­мы велел князь вели­ки итить на Колом­ну ж кня­зю Ондрею Бори­со­ви­чи Гор­ба­то­му, Васи­лью Андре­еви­чю Шере­ме­те­ву, Миха­и­лу Семе­но­ви­чю Ворон­цо­ву, Андрею Ники­ти­ну сыну Бутур­ли­ну, Ива­ну Ива­но­ви­чю Лятц­ко­му, кня­зю Ива­ну княж Михай­ло­ву сыну Шами­ну, кня­зю Пет­ру княж Федо­ро­ву сыну Охлябинину.

|л. 302| И боярин князь Дмит­рей Ива­но­вич Хво­ро­сти­нин, выслу­шав бояри­на кня­зя Федо­ра Дмит­ре­еви­ча Шесту­но­ва памя­ти, ска­зал: «То было так, князь Семен (Далее теми же чер­ни­ла­ми зачерк­ну­то «Охля­би­нин») Курб­ской и князь Иван Овчи­на был боль­ши кня­зя Пет­ра Охля­би­ни­на. А с Овчи­ною было как кня­зю Пет­ру не быть? Овчи­на под себя под­во­ра­чи­вал мно­гих. А Иван. Лятц­кой был бол­ши Ондрея Бутур­ли­на мно­ги­жды. А н был он в пере­до­вом пол­ку, а не в левой руке, в том шлюсь на роз­ря­ды. н (н-н Впи­са­но над стро­кой тем же почер­ком и чер­ни­ла­ми) А Игна­тей Сал­ты­ков пере­до мною во мно­гих местех оби­нен. А про послед­ней роз­ряд не ведал, был ли в том роз­ря­де князь Петр Охля­би­нин, или не был, в том шлюсь на роз­ря­ды, толь­ко будет роз­ря­ды не пере­де­ла­ны. А толь­ко роз­ря­ды пере­де­ла­ны, и госу­дарь бы мне о том велел дати на пыт­ку Васи­лья Щел­ка­ло­ва. То оно все воро­ва­ли, нам мстя, в роз­ря­дех пере­пи­сы­ва­ли по недруж­бе. А щита­ет­ца со мною князь Федор все чюжим род­ством и роз­ря­ды, в кото­рых его род не объ­явил­ся. А яз со кня­зем Федо­ром щита­юсь сво­им род­ством да собою».

И боярин князь Федор Дмит­ре­евич подал память, а в памя­ти писано.

|л. 301| 6-я Шестунова.

Лета 7060-го был князь Дмит­рей Семе­но­вич Шесту­нов на Козине ост­ро­ве, а с ним был князь Иван Михай­ло­вич Хво­ро­сти­нин. Да на бояри­на ж бил челом на кня­зя Дмит­рея Хво­ро­сти­ни­на князь Ондрей Хил­ков, и по ся место то дело не вер­ши­лось. А меня князь Ондрей Хил­ков мень­ши был трож­ды в рын­дах. Да посы­лай был в Дмит­ров князь Семен Васи­лье­вич Шесту­нов, дед мой, да с ним посы­пан князь Петр Ива­но­вич Реп­нин да дьяк Офо­на­сей Кури­цын. [132]

|л. 300| И боярин князь Дмит­рей Ива­но­вич Хво­ро­сти­нин, выслу­шав княж Федо­ро­вы памя­ти (Далее теми же чер­ни­ла­ми зачерк­ну­то «слал­ся на роз­ря­ды, а боярин князь Федор Дмит­ре­евич Шесту­нов про­тив сво­ее памя­ти слал­ся на роз­ря­ды ж»), ска­зал: «Был в Каза­ни князь Петр Татев с отцом с моим со кня­зем Ива­ном. А князь (Далее теми же чер­ни­ла­ми зачерк­ну­то «Петр кня­зю».) Ондрей (В тек­сте «Ондрею») Хил­ков (Далее теми же чер­ни­ла­ми зачерк­ну­то «что») по род­ству что сын кня­зю Пет­ру Тате­ву. А как был в Каза­ни князь Петр с отцом с моим, в те поры были в Каза­ни вое­во­ды князь Юрьи Тем­кин да князь Гри­го­рей Кура­кин, в том шлюсь на госу­да­ре­вы раз­ря­ды да на тех вое­вод. А князь Гри­го­рей Кура­кин ныне здесь, то он пом­нит. А кня­зю Ондрею Хил­ко­ву со мною не сошлось».

И боярин князь Федор Дмит­ре­евич Шесту­нов про­тив памя­ти слал­ся на раз­ря­ды ж.

Да князь Федор ж подал память, а в памя­ти пишет.

|л. 299| 7-я Шестунова.

Лета 7049-го, июня в Воло­ди­ме­ре были вое­во­ды по пол­ком: в боль­шом пол­ку боярин князь Иван Васи­лье­вич Шуй­с­кай да князь Михай­ла Михай­ло­вич Кур­бъ­ской; в пра­вой руке велел князь вели­ки быти кня­зю Ива­ну Юрье­ви­чю Хохол­ко­ву да кня­зю Миха­и­лу Тро­е­ку­ро­ву, и князь Иван Хохол­ков не был; в пере­до­вом князь Иван Ондре­евич Бул­га­ков да князь Петр княж Ива­нов сын Деев; в левой руке князь Семен Федо­ро­вич Ала­бы­шев да князь Васи­лей Щер­ба­той; в сто­ро­же­вом князь Иван Федо­ро­вич Стри­гин да Иван Васи­лье­вич Шере­ме­тев Большой.

|л. 298| И боярин князь Дмит­рей Ива­но­вич Хво­ро­сти­нин, выслу­шав княж Федо­ро­вы памя­ти, ска­зал: «Яз кня­зя Пет­ра Дее­ва боль­ши, а князь Петр Деев боль­ши Ива­на Боль­шо­во Шере­ме­те­ва. В том шлюсь на (Далее теми же чер­ни­ла­ми зачерк­ну­то «госу­да­ре­вы роз­ря­ды, в том III”) дело, как меня судил госу­дарь в оте­че­стве со кня­зем Ондре­ем с Палец­ким, а запис­ка тому делу была у дья­ка у Ондрея у Кло­бу­ко­ва, И по тому делу госу­дарь меня опра­вил. А на кня­зе Федо­ру ищу яз в сана в сво­е­го место, а хочет боль­ши кня­зя Федо­ра быть сын мой князь Иван”. [133]

А князь Федор ска­зал: «Яз ищу на самом на кня­зе Дмит­рее, а не на сыне. И само­му кня­зю Дмит­рею со мною не сой­дет­ца. Напрас­но он меня без­че­стит, а мен­ши ему меня быть доб­ре мочно».

И князь (Далее теми же чер­ни­ла­ми зачерк­ну­то «подал на») Дмит­рей подал память, а в памя­ти пишет.

|л. 296| 7-я Хворостинина.

(Далее допи­са­но тем же почер­ком и чер­ни­ла­ми «а дал про­тив 7-й памя­ти Шестунова»)

Как царь был под Реза­нью, и на бере­гу были вое­во­ды: в боль­шом пол­ку Иван Пет­ро­вич Федо­ров да князь Иван Михай­ло­вич Хво­ро­сти­нин, в пере­до­вом пол­ку Иван Пет­ро­вич Яко­влев да Офо­на­сей Ондре­евич Бутур­лин, в сто­ро­же­вом пол­ку Воло­ди­мер Васи­лье­вич Морозов.

А как князь Пет­ра Ива­но­ви­чя Шуй­ска­го поби­ли литов­ские люди, и тое зимы госу­дарь посы­лал в Поло­цеск князь Дмит­рея Хво­ро­сти­ни­на да Игна­тья Блу­до­ва и велел быти на вылос­ке и в похо­дех: в боль­шом пол­ку кня­зю Дмит­рею, а в пере­до­вом пол­ку Игна­тью Блу­до­ву, а в сто­ро­же­вом пол­ку Офо­на­сью Михай­ло­ву Бутур­ли­ну. А Офо­на­сей Михай­лов Офо­на­сья Ондре­ева боль­ши две­мя месты.

И х князь Федор про­тив тое памя­ти подал память. х (х-х Напи­са­но почер­ком и чер­ни­ла­ми дья­ка, оформ­ляв­ше­го дело)

|л. 290| 8-я Шестунова.

(Далее допи­са­но тем же почер­ком и чер­ни­ла­ми: «И князь Дмит­рей ска­зал: был суд с Фомой, а не с Рома­ном, и голо­вою госу­дарь к нему, не посылывал»)

Да как госу­дарь царь и вели­кий князь Иван Васи­лье­вич при­шел в Нов­го­род Вели­кой из немец­ко­ва из боль­шо­ва похо­ду, у тол­ды кня­зю Дмит­рею Хво­ро­сти­ни­ну был суд з Бутур­ли­ны­ми. И по тому суду князь Дмит­рей оби­нен, и ото­слон тол­ды князь Дмит­рей голо­вою Рома­ну Бутурлину.

|л. 296| И боярин князь Дмит­рей Ива­но­вич Хво­ро­сти­нин, выслу­шав княж Федо­ро­ву память, ска­зал: «Упре­ка­ет меня князь Федор Бутур­ли­ны­ми, а яз в те поры был в госу­да­ре­ве опа­ле, в том госу­дарь волен. А ска­зы­ва­ет, что меня госу­дарь посы­лал голо­вою к Рома­ну Бутур­ли­ну. И мне с Рома­ном з Бутур­ли­ным и суд не бывал, и голо­вою к Рома­ну госу­дарь меня не посы­лы­вал. [134] Вопро­си­те его, где то было и коль дав­но. Госу­дарь бы милость пока­зал, велел про то сыс­ка­ти. А толь­ко б меня к Рома­ну Посы­ла­ли голо­вою, ино и отца княж Федо­ро­ва при­гож послать к Рома­ну головою».

И князь Федор ска­зал: «Посы­лал госу­дарь кня­зя Дмит­рея голо­вою к Рома­ну Бутур­ли­ну в Нове­го­ро­де Вели­ком, а искал на нем Фома Бутур­лин, тому есть дело».

Да подал князь Федор память, а в памя­ти пишет.

|л. 294| 9-я Шестунова.

(Далее допи­са­но тем же почер­ком и чер­ни­ла­ми: «А год хотел принесть»)

Князь Ондрей Курб­ской Ива­на Чебо­то­ва боль­ши мно­ги­ми месты и за сто­лом у нево сажи­вал­ся мно­ги­жды. А Иван Чебо­тов боль­ши был Офо­на­сья Бутур­ли­на в сво­ем роду, а за сто­лом у нево садил­ся. А князь Михай­ла Кур­бъ­ской мень­ши бывал кня­зя Ива­на Кубен­ско­го во мно­гих роз­ря­дех. А князь Михай­ла был Кубен­ской во Пско­ве мень­ши деда мое­го кня­зя Семе­на Васи­лье­ви­че Шесту­но­ва, а и в сво­ем роду кня­зя Семе­на мень­ши ж. А Офо­на­сей Бутур­лин сидел у Заха­рьи у Плещеева.

И ш боярин князь Дмит­рей Ива­но­вич Хво­ро­сти­нин, выслу­шав княж Федо­ро­вы памя­ти, ска­зал: «То было так. А меня роз­вел госу­дарь з Заха­рьею с Пле­ще­е­вым. А Иван Чебо­тов кня­зя Ондрея щ («Кня­зя Ондрея» впи­са­но над стро­кой тем же почер­ком и чер­ни­ла­ми.) |л. 293| Курб­ско­во и Заха­рьи Пле­ще­е­ва мен­ши. (ш-щ Впи­са­но меж­ду отрок памя­ти Шесту­но­ва почер­ком и чер­ни­ла­ми дья­ка, оформ­ляв­ше­го дело) А Офо­на­сей Бутур­лин мен­ши Шесту­но­ва не бывал. А тово не быва­ло, дед княж Федо­ров князь Семен Шесту­нов боль­ши кня­зя Миха­и­ла Кубен­ско­во не бывал. И вели­те ему ска­зать, в кото/ром/ то году было, в том шлюсь на розряды».

И князь Федор ска­зал: «На роз­ря­ды шлюсь, (Далее теми же чер­ни­ла­ми зачерк­ну­то «а лета») а в кото­ром года был дед мой князь Семен боль­ши кня­зя Миха­и­ла Кубен­ско­во, принесу”.

Да князь Федор же подал память, а в памя­ти пишет.

|л. 292| 10-я Шестунова.

Во Пско­ве был намес­ник князь Петр Васи­лье­вич Вели­кой, [135] а на дру­гой поло­вине бия намес­ник на Пско­ве князь Семен Федо­ро­вич Курбъской.

|л. 291| К боярин князь (Далее тем же почер­ком зачерк­ну­то «Федор”) Дмит­рей (Исправ­ле­но тем же почер­ком и чер­ни­ла­ми из «Дмит­ре­евич “ Шесту­нов») Ива­но­вич Хво­ро­сти­нин, выслу­шав княж Федо­ро­вы памя­ти, ска­зал: он про то не веда­ет, а тому есть у госу­да­ря розряды.

И князь Федор подал память, а в памя­ти пишет.

|л. 289| 11-я Шестунова.

Лета 7059-го, с Ильи­на дни в Василь­го­ро­де годо­ва­ли вое­во­ды князь Петр Дани­ло­вич Про­пе­кай, да князь Дмит­рей Семе­но­вич Шесту­нов, да князь Иван Михай­ло­вич Хворостинин.

Лета 7067-го были вое­во­ды в Колу­ге: в боль­шом пол­ку князь Михай­ла Ива­но­вич Воро­тын­ской да Семен Васи­лье­вич Яко­влев, в пере­до­вом пол­ку князь Дмит­рей Семе­но­вич Шесту­нов да князь Гри­го­рей Мещер­скай, в пра­вай руке князь Дани­ла Семе­но­вич Аду­ев­ской да князь Иван Кашин Сухой, в левой руке Дмит­рей Михай­ло­вич Пле­ще­ев да князь Ондрей Пет­ро­вич Охле­би­нин, в сто­ро­же­вом пол­ку Воло­ди­мер Васи­лье­вич Маро­зов да Дол­мат Карпов.

|л. 288| И князь Дмит­рей, выслу­шав княж Федо­ро­вы памя­ти, ска­зал: «Были в Васи­ле­го­ро­де вое­во­ды князь Петр Прон­ской, а писа­ли к нему с това/л. 288 а/рыщи. А в горо­де были: у дру­гих ворот бать­ко мой князь Иван Хво­ро­сти­нин, а у тре­тьих ворот отец княж Федо­ров князь Дмит­рей. В том шлюсь на госу­да­ре­вы роз­ря­ды, толь­ко будет не пере­де­лал Васи­лей Щел­ка­лов, А толь­ко в роз­ря­де не так напи­са­но, и то пере­де­лал Васи­лей Щел­ка­лов. В том бы велел госу­дарь дать Васи­лья на пыт­ку. А э за Пле­ще­е­вых яз не гово­рю. Олек­сей Бас­ма­нов мен­ши был кня­зя Ондрея Теля­тев­ско­го, а сын его Федор кня­зя Ондрея Теля­тев­ско­го и иных мно­гих был боль­ши э». (э-э Впи­са­но меж­ду строк тем же почер­ком и чернилами)

И боярин князь Федор Дмит­ре­евич Шесту­нов на роз­ря­ды свал же ся да подал память, а в памя­ти пишет. [136]

12-я Шесту­но­ва.

|л. 279| Лета 7043-го, мая 31 день был во Пско­ве князь Семен Васи­лье­вич Шесту­нов боль­ши Дмит­рея Ворон­цо­ва. Лета 7044-го, фев­ра­ля б день был во Пско­ве князь Семен Васи­лье­вич Шесту­нов боль­ши кня­зя Миха­и­ла Ива­но­ви­ча Кубанского.

|л. 287| И бояре, выслу­шав княж Федо­ро­ву Шесту­но­ва память, вопро­си­ли кня­зя Федо­ра, к кото­ро­му он слу­чаю тое память дал. И князь Федор ска­зал: дал он тое память для того, что Ворон­цо­вы и Кубен­ские боль­ши Охля­би­ни­ных, а их, Шесту­но­вых, мень­ши. Да в том слал­ся на розряды.

И боярин князь Дмит­рей Ива­но­вич Хво­ро­сти­нин гово­рил: «То князь Федор напи­сал и ска­зы­ва­ет лож­но! Не быва­ло так, что Кубен­ской и Ворон­цов боль­ши Охля­би­ни­ных, а мень­ши Шесту­но­вых. В том шлюсь на госу­да­ре­вы роз­ря­ды». (Послед­ний лист запол­нен толь­ко наполовину)

ЦГА­ДА, ф. 210, оп. 9, д. 260, л. 278-318.

При­ло­же­ние 2

Запись раз­ряд­ной кни­ги о мест­ни­че­ском суде Ф. Д. Шесту­но­ва с Д. И. Хворостининым

Того ж /7097. — Ю. М./ году, фев­ра­ля в 26 день искал сво­е­во оте­че­ства боярин князь Федор Дмит­ре­евич Шесту­нов на боярине на кня­зе Дмит­рее Ива­но­ви­че Хворостинине.

ГБЛ, ф. 79, д. 16, л. 266-266 об. [137]

Текст вос­про­из­ве­ден по изда­нию: Мест­ни­че­ское дело бояри­на кн. Ф. Д. Шесту­но­ва с бояри­ном кн. Д. И. Хво­ро­сти­ни­ным 26 фев­ра­ля 1589 г. // Иссле­до­ва­ния по источ­ни­ко­ве­де­нию исто­рии СССР доок­тябрь­ско­го пери­о­да. М. АН СССР. 1985

Нотатки
  1. АФЗиХ. Ч. II, №№ 44, 45.[]

Оставьте комментарий