Троекуровы

Кня­зья Троекуровы.
© Сер­гей Безносюк
Поко­лен­ная рос­пись рода кня­зей Троекуровых
Мате­ри­а­лы по гене­а­ло­гии и пропосографии.
https://​sites​.google​.com/​s​i​t​e​/​r​u​r​i​k​o​v​i​c​i​1​1​/​h​o​m​e​/​a​r​o​s​l​a​v​s​k​i​e​/​t​r​o​e​k​u​r​ovy

Тро­е­ку­ро­вы — кня­же­ский род, отрасль кня­зей Яро­слав­ских. Пото­мок Рюри­ка в XX колене князь Миха­ил Льво­вич Яро­слав­ский, по про­зви­щу Тро­е­кур, был родо­на­чаль­ни­ком кня­зей Тро­е­ку­ро­вых. Вто­рой по стар­шин­ству в «лестви­це» Яро­слав­ских была фами­лия кня­зей Тро­е­ку­ро­вых. Их мож­но при­чис­лить к верх­не­му слою кня­же­ской ари­сто­кра­тии, посколь­ку они не толь­ко испол­ня­ли долж­но­сти пол­ко­вых, горо­до­вых вое­вод и намест­ни­ков, но вошли в Бояр­скую думу.Среди кня­зей Яро­слав­ских Тро­е­ку­ро­вы к сере­дине XVI в., после схо­да с поли­ти­че­ской сце­ны Кубен­ских и Пен­ко­вых, заня­ли одно из пер­вых мест. Их воз­вы­ше­ние, по-види­мо­му, было обу­слов­ле­но как про­дол­жи­тель­ной успеш­ной служ­бой кня­зя Ива­на Михай­ло­ви­ча, так и млад­ших пред­ста­ви­те­лей. И. М. Тро­е­ку­ров пер­вым в дан­ной фами­лии кня­зей Яро­слав­ских полу­чил чин бояри­на. Вид­ное поло­же­ние Тро­е­ку­ро­вых было обу­слов­ле­но не толь­ко успеш­ной служ­бой, но и брач­ны­ми свя­зя­ми. По неко­то­рым дан­ным, одной из жен И. М. Тро­е­ку­ро­ва была дочь Ники­ты Рома­но­ви­ча Заха­рьи­на 38. Род­ство с Рома­но­вы­ми озна­ча­ло и род­ствен­ные свя­зи с цар­ской семьей. Земель­ные вла­де­ния Тро­е­ку­ро­вых рас­по­ла­га­лись неда­ле­ко от Моск­вы. Посколь­ку все они слу­жи­ли при Дво­ре, им необ­хо­ди­мы были зем­ли побли­зо­сти от места служ­бы 39. Об их земель­ных вла­де­ни­ях в Яро­слав­ском уез­де опре­де­лен­ных све­де­ний нет. Вме­сте с тем Тро­е­ку­ро­вы были тес­но свя­за­ны со Спа­со-Яро­слав­ским мона­сты­рем, где мно­гие из них были похо­ро­не­ны 40. Обыч­но в подоб­ных слу­ча­ях мона­сты­рю пере­да­ва­лись вот­чи­ны, рас­по­ло­жен­ные побли­зо­сти. Судя по этим дан­ным, у них оста­ва­лись зем­ли в «родо­вом гнез­де». В поль­зу это­го гово­рит и запись Тро­е­ку­ро­вых в ТК по Ярославлю.
[А. В. Сер­ге­ев. Кня­зья Яро­слав­ские во вто­рой тре­ти XVI в.: исто­ри­ко-гене­а­ло­ги­че­ское исследование.] 

❋ Рюрик, князь Новгородский
⇨ Игорь Рюри­ко­вич, вели­кий князь Киев­ский +945
⇨ Свя­то­слав I Иго­ре­вич, вели­кий Киев­ский 942-972
⇨ Вла­ди­мир I, вели­кий князь Киев­ский +1015
⇨ Яро­слав I Муд­рый, вели­кий князь Киев­ский 978-1054
⇨ Все­во­лод I, вели­кий князь Киев­ский 1030-1093
⇨ Вла­ди­мир II Моно­мах, князь Киев­ский 1053-1125
⇨ Мсти­слав I, вели­кий князь Киев­ский 1075-1132
⇨ Рости­слав, вели­кий князь Киев­ский +1168
⇨ Давид, князь Смо­лен­ский 1120-1197
⇨ Мсти­слав, князь Смо­лен­ский +1230
⇨ Рости­слав, князь Смоленский
⇨ Федор Черм­ный, князь Яро­слав­ский +1298
⇨ Давид, князь Яро­слав­ский +1321
⇨ Васи­лий Гроз­ные Очи, князь Яро­слав­ский +1345
⇨ Васи­лий, князь Яро­слав­ский 1339
⇨ Иван, князь Ярославский
⇨ Роман, князь Ярославский
⇨ Лев, князь Ярославский

20 коле­но

1. князь Миха­ил Льво­вич Тро­е­кур Ярославский
В октяб­ре 1495 г. сре­ди детей бояр­ских сопро­вож­дал в Нов­го­род вели­ко­го кня­зя Ива­на III (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 1. Ч. 1. М., 1977. С. 45). В фев­ра­ле 1500 г. при­сут­ство­вал на сва­дьбе кня­зя В. Д. Холм­ско­го (Древ­няя Рос­сий­ская Вив­лио­фи­ка. Ч. 13. М., 1790. С. 2).
~ ин. Александра

21 коле­но

2/1. князь Иван Михай­ло­вич Тро­е­ку­ров (*18.1.1492 — 1.10.1563) ин.Антоний
боярин(1564) 1ст.дворов.сын-боярск. помещ.-кн.Ярославль-у. 1С:Мих.Льв. /ин.МИСАИЛ/ ТРО­Е­КУР. ЯРО­СЛАВ­СКИЙ. :/ин. Александра/
князь , боярин и вое­во­да в прав­ле­ние Васи­лия III Ива­но­ви­ча и Ива­на IV Васи­лье­ви­ча, сын кн. М. Л. Смо­лен­ско­го-Тро­е­ку­ра. Князь Иван Михай­ло­вич «былъ у Царя и Вели­ка­го Кня­зя Ива­на Васи­лье­ви­ча въ Бояряхъ» 24. По одним дан­ным бояри­ном он стал в 7064 (1555/56) г. 25 Одна­ко поме­та в неопуб­ли­ко­ван­ных спис­ках ДТ «боярин 63-го» 26 дает осно­ва­ние отне­сти пожа­ло­ва­нье ему это­го чина к 7063 (1554/55) г. . К 1547 г. И. М. Тро­е­ку­ров имел боль­шой послуж­ной спи­сок и был ука­зан в выпи­си из бояр­ско­го спис­ка осе­ни 1547 г. под заго­лов­ком «Кня­зи и дети бояр­ские» вме­сте с сыном Федо­ром. Веро­ят­но, бла­го­да­ря слу­жеб­ным заслу­гам и стар­шин­ству в «лестви­це» кня­зей Яро­слав­ских И. М. Тро­е­ку­ров в 1550 г. полу­чил выс­ший помест­ный оклад по пер­вой ста­тье ТК 31.
Тысяч­ник 1-й ста­тьи из Яро­слав­ских кня­зей. В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Яро­слав­ских кня­зей с поме­той «63-го боярин», боярин (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 55, 112, 120). Боярин с июля 1556 г. (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 159), либо боярин с 1554 г. (Зимин А.А. Состав Бояр­ской думы в XV–XVI вв. // Архео­гра­фи­че­ский еже­год­ник за 1957. М., 1958. С. 67). Боярин с 1554/1555 г. (по поме­там спис­ков Дво­ро­вой тет­ра­ди) (ОР ГИМ. Музей­ское собра­ние. № 3417. Л. 47 об.; ОР РНБ. Собра­ние Н.М. Михай­лов­ско­го. F. 162. Л. 49 об.). В 1519/20 г. вое­во­да в Меще­ре. В 1521 г. вое­во­да на Мок­ше в Нара­ва­то­ве. В 1528 г., 1529 г. намест­ник в Туле. В 1531 г. вое­во­да в Каши­ре, затем в вой­ске на Одо­ев коман­до­вал пол­ком левой руки. В фев­ра­ле 1531 г. в Туле вто­рой вое­во­да пере­до­во­го пол­ка, затем во гла­ве пере­до­во­го пол­ка. В 1532 г. тре­тий вое­во­да в Каши­ре. В мае 1533 г. вое­во­да в Нов­го­ро­де Север­ском. В июле 1534 г. в Коломне тре­тий вое­во­да сто­ро­же­во­го пол­ка. В июне 1535 г. в похо­де к Смо­лен­ску вто­рой вое­во­да в пол­ку левой руки. В фев­ра­ле 1536 г. вое­во­да в Каза­ни за горо­дом. В мар­те 1536 г. из Муро­ма в Ниж­ний Нов­го­род вто­рой вое­во­да пере­до­во­го пол­ка. В 1537 г. вто­рой вое­во­да в Меще­ре, затем в объ­еди­нен­ном вой­ске из Муро­ма и Меще­ры вто­рой вое­во­да боль­шо­го пол­ка. В авгу­сте 1541 г. в Коломне руко­во­дил пол­ком левой руки. В июне 1543 г. в Каза­ни коман­до­вал пол­ком пра­вой руки. В 1547 г. вое­во­да в Ниж­нем Нов­го­ро­де в горо­де. Осе­нью 1547 г. в бояр­ском спис­ке назван сре­ди быв­ших у кня­зя Юрия Васи­лье­ви­ча «в поез­ду» кня­зей Яро­слав­ских. В 1550/1551 г. намест­ник в Иван­го­ро­де. В 1551/52 г. в Калу­ге во гла­ве пере­до­во­го пол­ка. В июне 1552 г. вое­во­да в Одо­е­ве. В мае 1553 г. отправ­лен вое­во­дой в Сви­яжск, дол­жен был отпра­вить­ся во гла­ве вой­ска из Ниж­не­го Нов­го­ро­да на Сви­яжск. В июне 1556 г., июле 1557 г., мар­те 1559 г. во вре­мя отсут­ствия царя Ива­на IV в сто­ли­це нахо­дил­ся был сре­ди бояр с кн. Юри­ем Васи­лье­ви­чем в Москве (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 65, 66, 72, 73, 76-80, 83, 84, 87, 89, 93, 101, 105, 112, 136, 139, 140, 159, 163, 182; Архив СПб ИИРАН. Кол. 2. Кн. 23. Л. 237-237 об.; Паш­ко­ва Т.И. Мест­ное управ­ле­ние в Рус­ском госу­дар­стве пер­вой поло­ви­ны XVI века (намест­ни­ки и воло­сте­ли). М., 2000. С. 140; Акты слу­жи­лых зем­ле­вла­дель­цев XV–начала XVII в. Т. 4. М., 2008. № 298; Наза­ров В.Д. О струк­ту­ре Госу­да­ре­ва дво­ра в сере­дине XVI в. // Обще­ство и госу­дар­ство фео­даль­ной Рос­сии. Сб. ста­тей, посвя­щен­ный 70-летию ака­де­ми­ка Л. В. Череп­ни­на. М., 1975. С. 53). В фев­ра­ле 1527 г. с дру­ги­ми детьми бояр­ски­ми пору­чил­ся по кня­зе М. Л. Глин­ско­го (Анто­нов А.В. Поруч­ные запи­си 1527–1571 годов // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. М., 2004. С. 9). 20 мар­та 1562 г. с дру­ги­ми детьми бояр­ски­ми пору­чил­ся кня­зе И. Д. Бель­ском в 10 тыс. руб. (Анто­нов А.В. Поруч­ные запи­си 1527–1571 годов // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. М., 2004. С. 15, 18). В ящи­ке 217 Цар­ско­го архи­ва хра­ни­лась гра­мо­та о местах кня­зя И. М. Тро­е­ку­ро­ва с В. С. Лож­кой Кар­по­вым (Госу­дар­ствен­ный архив Рос­сии XVI сто­ле­тия. Опыт рекон­струк­ции / Подг. тек­ста и ком­мент. А. А. Зими­на. М., 1978. С. 91, 491).
В рос­пи­си от 9 мая 1552 г. И. М. Тро­е­ку­ров был пер­вым вое­во­дой сто­ро­же­во­го пол­ка в похо­де к Сви­яж­ску из Муро­ма, а потом вто­рым вое­во­дой в ертау­ле . С июня 1552 г. он воз­глав­лял пере­до­вой полк в Калу­ге. После взя­тия Каза­ни И. М. Тро­е­ку­ров был послан на годо­вую служ­бу в Сви­яжск и отсут­ство­вал в Москве во вре­мя «мяте­жа» вес­ной 1553 г
Раз­ряд­ны­ми кни­га­ми он впер­вые был отме­чен в 1520 г. (тре­тий вое­во­да в Меще­ре). В 1521 -1-й вое­во­да в Наро­ва­то­ве. В 1528 -1529 — намест­ник в Туле. В 1531 отправ­лен «по крым­ским вестем» в Тулу с пере­до­вым пол­ком 2-м вое­во­дой, затем водил к Одо­е­ву полк лев. руки, а после того как татар ото­гна­ли, пере­ве­дён в Каши­ру 3-м вое­во­дой. В 1533 — 3-й вое­во­да в Нов­го­ро­де-Север­ском. В 1534 послав в Колом­ну со сто­ро­же­вым пол­ком 3-м вое­во­дой. В 1535 ходил из Можай­ска в Смо­ленск, а отту­да — в Лит­ву с пол­ком левой руки — 2-м вое­во­дой. В фев­ра­ле 1536 слу­жил в Муро­ме, за горо­дом, 3-м вое­во­дой и «по казан­ским вестем» послан к Ниж­не­му Нов­го­ро­ду с пере­до­вым пол­ком 2-м вое­во­дой. В 1537 2-й вое­во­да в Меще­ре. В 1541 послан с пол­ком лев. руки под Колом­ну после полу­че­ния сооб­ще­ния о при­хо­де крым­ско­го хана Сахиб-Гирея к Рости­слав­лю на Оке. В 1343 коман­до­вал пол­ком прав. руки во Вла­ди­ми­ре. В 1547 — 1-й вое­во­да в Ниж­нем Нов­го­ро­де. В1552 коман­до­вал пере­до­вым пол­ком в Калу­ге. В 1553 ходил с боль­шим пол­ком из Ниж­не­го Нов­го­ро­да к Сви­яж­ску. В 1556 полу­чил чин боярина.
В 1565 г. князь Иван Тро­е­ку­ров был зем­ле­вла­дель­цем в Суз­даль­ском уез­де (Федо­тов-Чехов­ский А.А. Акты, отно­ся­щи­е­ся до граж­дан­ской рас­пра­вы Древ­ней Рос­сии. Т. 1. Киев, 1860. С. 236).
Послух у куп­чей каз­на­чея Ф. И. Суки­на, в 1547/1548 г. купив­ше­го у С. М. Ели­за­ро­ва его вот­чи­ну село Тор­гов­цы в Повель­ском стане Дмит­ров­ско­го уез­да за 150 руб. (Архив СПб ИИРАН. Ф. 29. Оп. 1. Д. 8. № 1018. Л. 1080; Шума­ков С.А. Обзор гра­мот кол­ле­гии эко­но­мии. Вып. 3. М., 1912. С. 52).
По кня­зе И. М. Тро­е­ку­ро­ве, в ино­че­стве Анто­нии, корм 18 янва­ря в Спас­ском Яро­слав­ском мона­сты­ре (Кни­га кор­мо­вая из Яро­слав­ля Поволг­ско­го Спа­со­ва мона­сты­ря. С. 24).
[Родо­слов­ная кни­га кня­зей и дво­рян рос­сий­ских и выез­жих Ч. 1. С Послуж­ной спи­сок ста­рин­ных Бояр и Дво­рец­ких, Околь­ни­чих и неко­то­рых дру­гих при­двор­ных чинов // Древ­няя Рос­сий­ская вив­лио­фи­ка, изда­ва­е­мая Нико­ла­ем Нови­ко­вым. Изд. 2-е. М. : Тип. Ком­па­нии Типо­гра­фи­че­ской, Ч. 20 (далее ДРВ. Ч. 20). С ОР РНБ. Ф. 487 (Собра­ние Н. М. Михай­лов­ско­го). F Л ; ОР ГИМ. Музей­ское собра­ние Л. 47 об. 27 РК С. 65 ; РК Т. 1, ч. 1. С Наза­ров В. Д. О струк­ту­ре «Госу­да­ре­ва дво­ра» в сере­дине XVI в. // Обще­ство и госу­дар­ство фео­даль­ной Рос­сии. М. : Нау­ка, С. 53. В этом же году раз­ря­ды впер­вые упо­ми­на­ют об их сов­мест­ной служ­бе в Ниж­нем Нов­го­ро­де (РК С. 111 ; РК Т. 2, ч. 2. С. 337). 29 РК С. 125 ; РК Т. 2, ч. 2. С РК С. 131 ; РК Т. 2, ч. 2. С ТКДТ. С РК С. 134, РК С 35 РК С. 138 ; Пол­ное собра­ние рус­ских лето­пи­сей. М. : Язы­ки рус­ской куль­ту­ры, 2000 (далее ПСРЛ). Т. 13 : Лето­пис­ный сбор­ник, име­ну­е­мый Пат­ри­ар­шей или Нико­нов­ской лето­пи­сью.] 3/1. князь Васи­лий Михай­ло­вич Троекуров
Пис­цо­вая кни­га 1558 г. отме­ча­ет Супо­не­во в вот­чине кня­зя Васи­лия Михай­ло­ви­ча Тро­е­ку­ро­ва . Ука­за­ние, что это была его «отчи­на», поз­во­ля­ет гово­рить о при­над­леж­но­сти сель­ца его отцу Миха­и­лу Тро­е­ку­ру. Тро­е­ку­ро­вы при­над­ле­жа­ли к яро­слав­ским кня­зьям . После при­со­еди­не­ния Яро­слав­ля вели­кий князь Иван III про­во­дит пла­но­мер­ную поли­ти­ку цен­тра­ли­за­ции госу­дар­ства, отби­рая у яро­слав­ских кня­зей их искон­ные зем­ли, где они поль­зо­ва­лись остат­ка­ми суве­рен­ных прав, и дает им вза­мен села в цен­тре стра­ны, низ­во­дя их до поло­же­ния обыч­ных зем­ле­вла­дель­цев. Судя по пис­цо­во­му опи­са­нию, раз­мер паш­ни села состав­лял 148 чет­вер­тей, т.е. боль­ше 200 деся­тин зем­ли. Оче­вид­но, что для обра­бот­ки таких про­стран­ных уго­дий необ­хо­ди­мо было зна­чи­тель­ное чис­ло кре­стьян. Князь Васи­лий Михай­ло­вич Тро­е­ку­ров умер без­дет­ным, пря­мых наслед­ни­ков у него не было, и по опи­са­нию 1624 г. сель­цо Супо­не­во ока­зы­ва­ет­ся в поме­стье за дья­ком Вене­дик­том Михай­ло­вым и Галак­ти­о­ном Мат­ве­е­ви­чем Махо­вым. В сель­це чис­лил­ся «двор кре­стьян­ский и двор бобыль­ский, людей в них 6 человек».
4/1. князь Семён Михай­ло­вич Тюмень Тро­е­ку­ров (1520?) ин.Сергий
3С:Мих.Льв. /ин.МИСАИЛ/ ТРО­Е­КУР. ЯРО­СЛАВ­СКИЙ. :/ин. Александра/
Б/д
5/1. князь Миха­ил Михай­ло­вич Ахмет Тро­е­ку­ров (*ок.1506,1567)
князь, пол­ко­вой и горо­до­вой вое­во­да, млад­ший из четы­рёх сыно­вей кня­зя Миха­и­ла Льво­ви­ча Тро­е­ку­ра-Яро­слав­ско­го. Рюри­ко­вич в XXI колене.Боярин, Млад­ший брат И. М. Троекурова.
Князь Миха­ил Тро­е­ку­ров был пожа­ло­ван в корм­ле­ние воло­стя­ми Шеп­ко­во и Вой­ни­чи Руз­ско­го уез­да с прав­дой, мытом и там­гой до 1533-1547 гг. (Юшков А. Акты XIII–XVIII вв., предо­став­лен­ные в Раз­ряд­ный при­каз пред­ста­ви­те­ля­ми слу­жи­лых фами­лий после отме­ны мест­ни­че­ства. Ч. 1 (1257–1613 гг.). М., 1898. С. 116; Анто­нов А.В. Из исто­рии вели­ко­кня­же­ской кан­це­ля­рии: корм­лен­ные гра­мо­ты XV–середины XVI века // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 3. М., 1998. № 51). Т. И. Паш­ко­ва счи­та­ет, что он, воз­мож­но, был путивль­ским намест­ни­ком в июне 1543 г. и авгу­сте 1545 г. (Паш­ко­ва Т.И. Мест­ное управ­ле­ние в Рус­ском госу­дар­стве пер­вой поло­ви­ны XVI века (намест­ни­ки и воло­сте­ли). М., 2000. С. 181). Тысяч­ник 2-й ста­тьи из Яро­слав­ских кня­зей. В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Яро­слав­ских кня­зей (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 57, 120). Летом 1537 г. вто­рой вое­во­да в Ниж­нем Нов­го­ро­де за горо­дом. В авгу­сте 1540 г. вое­во­да в Елатьме. В июле 1541 г. в судо­вой рати из Вла­ди­ми­ра в Ниж­ний Нов­го­род вто­рой вое­во­да в пол­ку левой руки. В июне 1543 г. намест­ник в Путив­ле. В 1546 г. вто­рой вое­во­да в Калу­ге. В декаб­ре 1548 г. вое­во­да в Муро­ме. В янва­ре 1550 г. в похо­де из Ниж­не­го Нов­го­ро­да в Казань был с царем Шига­ле­ем. В мае 1550 г. в Калу­ге коман­до­вал сто­ро­же­вым пол­ком. В мар­те 1553 г. вое­во­да в Чер­ни­го­ве. В июле 1555 г. в цар­ском похо­де из Колом­ны в Тулу голо­ва в стане у царя. В мае 1556 г. вое­во­да в Сви­яж­ском горо­де. В мар­те 1558 г. в Коломне вто­рой вое­во­да сто­ро­же­во­го пол­ка. В Полоц­ком похо­де 1562/63 г. спал в стане госу­да­ря, голо­ва в ста­но­вых сто­ро­жах из спаль­ни­ков. В 1564 г. тре­тий вое­во­да в Каза­ни. В 1565–1566 гг. вхо­дил в Зем­ский двор. В 1565 г. вто­рой вое­во­да в Каза­ни. В 1566/67 г. вое­во­да в Тороп­це (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 92, 99, 102, 105, 110, 117, 123, 127, 139, 151, 159, 167, 213, 225; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 1. М., 1981. С. 175 (Кни­га Полоц­ко­го похо­да 1563 г. (Иссле­до­ва­ние и текст) / Подг. текст К. В. Пет­ров. СПб., 2004. С. 47, 48). С дру­ги­ми детьми бояр­ски­ми 20 апре­ля 1563 г. пору­чил­ся по кня­зе А. И. Воро­тын­ском в 15 тыс. руб. (Анто­нов А.В. Поруч­ные запи­си 1527–1571 годов // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. М., 2004. С. 23). 12 апре­ля 1566 г. с бояра­ми пору­чил­ся в 15 тыс. руб. по кня­зе М. И. Воро­тын­ском в его вер­но­сти (Анто­нов А.В. Поруч­ные запи­си 1527–1571 годов // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. М., 2004. С. 57).
князь Миха­ил Михай­ло­вич впер­вые упо­мя­нут раз­ря­да­ми в июле 1537 г. вто­рым вое­во­дой в Ниж­нем Нов­го­ро­де «за горо­дом». Его раз­ряд­ные назна­че­ния отме­ча­лись в 7048 (1539/40) и 7049 (1540/41) гг. В 1543 г. он слу­жил вое­во­дой и намест­ни­ком в Путив­ле. В Калу­ге с 25 мая 1552 г. М. М. Тро­е­ку­ров воз­глав­лял сто­ро­же­вой полк. С «бла­го­ве­ще­нье­ва дни» (25 мар­та) 1553 г. он был вое­во­дой в Чер­ни­го­ве вме­сте с намест­ни­ком кня­зем А. Ф. Ален­ки­ным. В Полоц­ком похо­де г. участ­во­ва­ли в чис­ле кня­зей и детей бояр­ских, «при­бран­ных в ясо­улы», Федор Ива­но­вич, Васи­лий и Федор Михай­ло­ви­чи Тро­е­ку­ро­вы. Князь М. М. Тро­е­ку­ров был ука­зан в чис­ле сто­ро­жей цар­ско­го ста­на 37.
был в 1563 г. вое­во­дой боль­шо­го пол­ка. В июле 1537 года князь Миха­ил Михай­ло­вич Тро­е­ку­ров слу­жил вое­во­дой в Ниж­нем Нов­го­ро­де, «за горо­дом». В авгу­сте 1540 года — пер­вый вое­во­да в Елатьме. В 1546 года — вто­рой вое­во­да в Калу­ге. В декаб­ре 1548 года — вто­рой вое­во­да в Муро­ме. В янва­ре 1550 года, во вре­мя вто­ро­го похо­да царя Ива­на Гроз­но­го на Казан­ское хан­ство, князь Миха­ил Тро­е­ку­ров слу­жил при­ста­вом у мос­ков­ско­го став­лен­ни­ка — казан­ско­го хана Шига­лея. В мае того же года коман­до­вал «по крым­ским вестем» сто­ро­же­вым пол­ком в Калу­ге. В 1553 года, «з Бла­го­ве­щень­ва дни», был отправ­лен пер­вым вое­во­дой в Чер­ни­гов. В июле 1555 года князь М. М. Тро­е­ку­ров упо­ми­на­ет­ся сре­ди голов «у царя и вели­ко­го кня­зя ста­ну в сто­ро­жех» во вре­мя похо­да через Колом­ну в Тулу в свя­зи с бит­вой рус­ско­го аван­гар­да с крым­ца­ми под Судбищами.
В 1556 году, «с Нико­ли­на дни веш­ня­го» — вто­рой вое­во­да в Сви­яж­с­ке, «в горо­де». В мар­те 1558 году был назна­чен в сто­ро­же­вой полк на Коломне вто­рым вое­во­дой «по вестем». В 1564 года — тре­тий вое­во­да в Каза­ни. В 1567 года нахо­дил­ся на вое­вод­стве в Торопце.
По жене кня­зя М. М. Тро­е­ку­ро­ва кня­ги­ни Ана­ста­сии, в ино­че­стве Ани­сии, вклад на ее пре­став­ле­ние 28 сен­тяб­ря в Спас­ском Яро­слав­ском мона­сты­ре. По кня­зе Миха­и­ле Тро­е­ку­ро­ве корм 8 нояб­ря (Кни­га кор­мо­вая из Яро­слав­ля Поволг­ско­го Спа­со­ва мона­сты­ря // Вах­ра­ме­ев И. А. Исто­ри­че­ские акты Яро­слав­ско­го Спас­ско­го мона­сты­ря. Т. 3. М., 1896. С. 19, 21).
Оста­вил двух сыно­вей: Васи­лия и Фёдора.
~ Ана­ста­сия (*ок.1512 — ум.28.9.15…) ин.Анисия
[РК С. 92, 99, 102, 105, 110, 117, 123, , 139 ; РК Т. 2, ч. 2. С. 269, 309, Рус­ский дипло­ма­та­рий. М. : Древ­ле­хра­ни­ли­ще, Вып. 10. С Крат­кое исто­ри­че­ское опи­са­ние Мос­ков­ско­го став­ро­пи­ги­аль­но­го пер­во­класс­но­го Новоспас­ско­го мона­сты­ря М., С ПКМГ. Ч. 1. Отд. 1. С. 37, 40, Вах­ра­ме­ев И. А. Исто­ри­че­ские акты Яро­слав­ско­го Спас­ско­го мона­сты­ря. М. : Сино­даль­ная тип., Т. 3 : Выпи­си из пис­цо­вых и пере­пис­ных книг. Допол­не­ние Кни­га Кормовая.] 

22 коле­но

6/2. князь Иван Ива­но­вич (1547)
в 1547 1С:Ив.Мих. /ин.АНТОНИЙ/
б/д
7/2. князь Фёдор Ива­но­вич (*ок.1523—11.09.1568)
воев.Галич(1550) воев.Ярославль(1547) тов.воев.Нижний(1547) 2ст.дворов.сын-боярск. помещ.-кн.Ярославль-у. 2С:Ив.Мих. /ин.АНТОНИЙ/
Тысяч­ник 2-й ста­тьи из Яро­слав­ских кня­зей. В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Яро­слав­ских кня­зей (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 57, 120). В 1547 г. вое­во­да, нахо­дил­ся на вылаз­ке в Ниж­нем Нов­го­ро­де. В 1550 г. вое­во­да в Гали­че. В 1551 г. вто­рой вое­во­да в Туле. В мае 1552 г. в вой­ске из Муро­ма к Сви­яж­ско­му горо­ду коман­ду­ю­щий сто­ро­же­вым пол­ком. В июне 1552 г. в цар­ском похо­де на Казань был в ертау­ле. Осе­нью 1552 г. из Каза­ни к Ниж­не­му Нов­го­ро­ду вто­рой вое­во­да боль­шо­го пол­ка. В сен­тяб­ре 1554 г. воз­гла­вил вой­ско в дру­гой посыл­ке в казан­ские места. В сен­тяб­ре 1555 г. отправ­лен вто­рым вое­во­дой в Казань вое­вать с «луго­вы­ми людь­ми». В июне 1556 г. в цар­ском похо­де в Сер­пу­хов отме­чен сре­ди голов, кото­рым быть в посыл­ках от госу­да­ря. В июне 1558 г. вто­рой вое­во­да в Туле. В 1558 г. в вой­ске к Сырен­ску и дру­гим немец­ким горо­дам вто­рой вое­во­да боль­шо­го пол­ка. В 1558 г. к Юрье­ву вто­рой вое­во­да боль­шо­го пол­ка. В мар­те 1559 г. в похо­де про­тив крым­ско­го хана Девлет-Гирея вто­рой вое­во­да в пол­ку левой руки. В авгу­сте 1559 г. вое­во­да в Путив­ле. Вес­ной 1560 г. в вой­ске из Юрье­ва в немец­кие горо­да коман­ду­ю­щий сто­ро­же­вым пол­ком. В 1560 г. под Вилья­ном чет­вер­тый вое­во­да боль­шо­го пол­ка. В 1561/62 г. вое­во­да в Вели­ких Луках. В 1562/63 г. в Туле воз­гла­вил сто­ро­же­вой полк. В Полоц­ком похо­де 1562/1563 г. был при­бран в яса­у­лы. В 1564/65 г. тре­тий вое­во­да в Каза­ни. В 1565 г. на Бере­гу голо­ва при пер­вом вое­во­де боль­шо­го пол­ка (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. 112, 125, 131, 134, 136-138, 147, 153, 157, 170, 172, 173, 178, 183, 189, 190, 192, 196, 203, 214, 218; Кни­га Полоц­ко­го похо­да 1563 г. (Иссле­до­ва­ние и текст) / Подг. текст К. В. Пет­ров. СПб., 2004. С. 52, 57). 25 нояб­ря 1562 г. нахо­дил­ся на дво­ре кня­зя И. Д. Бель­ско­го сре­ди дво­рян, при­ни­мав­ших литов­ско­го послан­ни­ка (Сбор­ник Рус­ско­го исто­ри­че­ско­го обще­ства. Т. 71. СПб., 1892. С. 94). С дру­ги­ми детьми бояр­ски­ми 20 апре­ля 1563 г. пору­чил­ся по кня­зе А. И. Воро­тын­ском в 15 тыс. руб. (Анто­нов А.В. Поруч­ные запи­си 1527–1571 годов // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. М., 2004. С. 23). С дру­ги­ми детьми бояр­ски­ми пору­чил­ся по Л. А Сал­ты­ко­ве и его сыно­вьях Миха­и­ле и Иване в 1564/1565 г. в их вер­но­сти в 5 тыс. руб. (Анто­нов А.В. Поруч­ные запи­си 1527–1571 годов // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. М., 2004. С. 37). В 1565 г. был сослан в Казан­ский уезд (Мате­ри­а­лы по исто­рии наро­дов СССР. Вып. 2. Мате­ри­а­лы по исто­рии Татар­ской АССР. Пис­цо­вая кни­га г. Каза­ни 1565–1568 гг. и 1646 г. Л., 1932. С. 8, 10, 23, 48-49). В мар­те 1565 г. тре­тий вое­во­да в Каза­ни (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 1. М., 1981. С. 178). Остав­лен на посе­ле­нии в Казан­ском крае после амни­стии 1 мая 1566 г. (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 1. М., 1981. С. 196; Скрын­ни­ков Р.Г. Цар­ство тер­ро­ра. СПб., 1992. С. 247-250).
Вое­во­да Ерто­ула (аван­гар­да) в Казан­ском похо­де 1552 года. В Полоц­ком похо­де г. участ­во­ва­ли в чис­ле кня­зей и детей бояр­ских, «при­бран­ных в ясо­улы», Федор Ива­но­вич, Васи­лий и Федор Михай­ло­ви­чи Тро­е­ку­ро­вы. Князь М. М. Тро­е­ку­ров был ука­зан в чис­ле сто­ро­жей цар­ско­го ста­на 37.К 1547 г. И. М. Тро­е­ку­ров имел боль­шой послуж­ной спи­сок и был ука­зан в выпи­си из бояр­ско­го спис­ка осе­ни 1547 г. под заго­лов­ком «Кня­зи и дети бояр­ские» вме­сте с сыном Федо­ром 28. Князь Федор Ива­но­вич с мая 1550 г. слу­жил вое­во­дой в Гали­че , а вес­ной 1551 г. был направ­лен вто­рым вое­во­дой в Тулу.Единственный сын бояри­на и вое­во­ды кня­зя Ива­на Михай­ло­ви­ча Тро­е­ку­ро­ва (ум. 1564).
В 1550 году «с Нико­ли­на дни веш­ня­го» князь Ф. И. Тро­е­ку­ров был отправ­лен пер­вым вое­во­дой в Галич Костром­ской. В 1551 году был отправ­лен вто­рым вое­во­дой в Тулу вме­сто В. М. Борисова.
В 1552 году, «как царь и вели­кий князь пошел на своё дело и на зем­ское х Каза­ни, а шел на Воло­ди­мер да на Муром», князь Фёдор Ива­но­вич Тро­е­ку­ров был вто­рым вое­во­дой «в ярто­улех». В октяб­ре после взя­тии рус­ской арми­ей Каза­ни Ф. И. Тро­е­ку­ров шел полем «от Каза­ни к Ниж­не­му Нову­го­ро­ду» в боль­шом пол­ку вто­рым воеводой.
В сен­тяб­ре 1554 года «в бол­шом пол­ку в дру­гой посыл­ке» Ф. И. Тро­е­ку­ров ходил из Гали­ча в поход «в казан­ские места на луго­вых людей». В сен­тяб­ре 1555 года послан с кара­тель­ным отря­дом в Казань вто­рым вое­во­дой «вое­ва­ти луго­вых людей». В 1556 году участ­во­вал в сер­пу­хов­ском похо­де царя Ива­на Гроз­но­го про­тив крым­ских татар сре­ди голов, «кото­рые быти в посыл­ках от государя».
В 1558 году «С Пет­ро­вы памя­ти чюдо­твор­цо­вы» — вто­рой вое­во­да в Туле. В том же году его «для бол­шо­го дела госу­дарь послал к Сырен­ску и к иним горо­дом немец­ким» вто­рым вое­во­дой в боль­шом полку.
В мар­те 1559 года князь Ф. И. Тро­е­ку­ров был назна­чен вто­рым вое­во­дой в полк левой руки и ходил «по крым­ским вестем» из Брон­ниц через Тулу и Деди­лов на реку Шиво­ро­ну. В авгу­сте того же года был послан пер­вым вое­во­дой в Путивль.
В 1560 году князь Ф. И. Тро­е­ку­ров ходил на ливон­ский город Фел­лин (Вильян­ди) в боль­шом пол­ку в това­ри­щах у кня­зя Ива­на Фёдо­ро­ви­ча Мсти­слав­ско­го. После взя­тия горо­да участ­во­вал в похо­де на замок Пай­де. «Да посы­ла­ли бояре и вое­во­ды ис-под Пай­ды вое­во­ду князь Федо­ра Тро­е­ку­ро­ва в вой­ну и под Рую, а с ним голов ис пол­ков. И город Рую взя­ли». В 1560/1561 году послух в дан­ной кня­зя А. Ф. Ален­ки­на. В 1563 году — вое­во­да сто­ро­же­во­го пол­ка под Тулой, а затем вто­рой вое­во­да боль­шо­го пол­ка «на берегу».
В 1565 году князь Фёдор Ива­но­вич Тро­е­ку­ров попал в цар­скую опа­лу и был отправ­лен в ссыл­ку тре­тьим вое­во­дой в Казань. В 1565/1566 года пере­дал в дар в Спа­со-Яро­слав­ский мона­стырь село Ива­нов­ское в Яро­слав­ском уез­де на Вол­ге с заво­дя­ми и деревнями.
В 1568 году князь Фёдор Ива­но­вич Тро­е­ку­ров был каз­нен оприч­ни­ка­ми по при­ка­зу царя Ива­на Гроз­но­го. От бра­ка с доче­рью кня­зя М. Л. Глин­ско­го ста­вил един­ствен­но­го сына — Ивана.
Тысяч­ник 2-й ста­тьи, в ДТ из кня­зей Яро­слав­ских, сын кня­зя Ива­на Михай­ло­ви­ча Тро­е­ку­ро­ва. В 1564/1565 г. дал Спа­со-Пре­об­ра­жен­ско­му мона­сты­рю сель­цо Ива­нов­ское на р. Вол­ге с дерев­ня­ми в Яро­слав­ском уез­де (РД. Вып. 1, с. 98, № 99). По кня­зьям Иване Федо­ро­ви­че Тро­е­ку­ро­ве и его отце Ф. И. Тро­е­ку­ро­ве был уста­нов­лен корм 23 июня в Спас­ском Яро­слав­ском мона­сты­ре за вклад – сель­цо Ива­нов­ское на р. Вол­ге на заво­ди (Кни­га кор­мо­вая из Яро­слав­ля Поволг­ско­го Спа­со­ва мона­сты­ря 1896, с. 33). Был послу­хом в «дан­ной» кня­зя Андрея Алек­сан­дро­ви­ча Ален­ки­на Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю на вот­чи­ну в Яро­слав­ском уез­де – дерев­ни Лепе­ни­но и Коз­лен­цо­во в 1560/1561 г. (Архив СПб ИИРАН. Ф. 29. Оп. 1. Д. 8. № 1231, л. 1497).
Тысяч­ник 2-й ста­тьи, в ДТ– из Яро­слав­ских князей.В 1565–1568 гг. имел двор в Каза­ни, вла­дел в Казан­ском уез­де помест­ной дерев­ней Боль­шие Ата­ры, казан­ский ссыльный.2 В 1565 г. остал­ся годо­вать вое­во­дой в Каза­ни; назван сре­ди тех вое­вод, кото­рые попа­ли в Казан­скую ссыл­ку и у кото­рых не были взя­ты поме­стья под Каза­нью, т. е. сре­ди тех, кто оста­вал­ся­там служить.3 Каз­нен 11 сен­тяб­ря 1568 г. по делу И. П. Федорова.4Владел вот­чи­на­ми в Яро­слав­ском уез­де в Зако­тор­ском (Зако­то­рос­ль­ском) стане. В 1564/1565 г., воз­мож­но, нака­нуне и в пред­чув­ствии опа­лы, дал Спа­со-Пре­об­ра­жен­ско­му мона­сты­рю сель­цо Ива­нов­ское на р. Вол­ге с дерев­ня­ми в Яро­слав­ском уезде.5 За его сыном кня­зем Ива­ном Федо­ро­ви­чем Тро­е­ку­ро­вым в Зако­тор­ском стане Яро­слав­ско­го уез­да было поме­стье село Михай­лов­ское с 2 дерев­ня­ми и 12 пусто­ша­ми (300 четвертей).6Владение сыном не вот­чи­ной, а поме­стьем кос­вен­но под­вер­жда­ет факт опа­лы отца и кон­фис­ка­ции у него вот­чин в родо­вом гнезде.
11 сен­тяб­ря 1568 г. состо­я­лась казнь коню­ше­го бояри­на Ива­на Пет­ро­ви­ча Федо­ро­ва. Вслед за ними в Москве был каз­нен князь Федор Тро­е­ку­ров (Скрын­ни­ков Р.Г. Цар­ство тер­ро­ра. СПб., 1992. С. 337, 532).

В 1565-1568 гг. имел двор в Каза­ни. Вла­дел в Казан­ском уез­де помест­ной дерев­ней Боль­шие Ата­ры (Мате­ри­а­лы по исто­рии наро­дов СССР. Вып. 2. Мате­ри­а­лы по исто­рии Татар­ской АССР. Пис­цо­вая кни­га г. Каза­ни 1565–1568 гг. и 1646 г. Л., 1932. С. 8, 10, 23, 48-49). За кня­зем Ива­ном Федо­ро­ви­чем Тро­е­ку­ро­вым в Зако­тор­ском стане Яро­слав­ско­го уез­да было поме­стье село Михай­лов­ское с 2 дерев­ня­ми и 12 пусто­ша­ми (300 чет­вер­тей). За кня­зем Бори­сом Ива­но­ви­чем Тро­е­ку­ро­вым в 1626-1629 гг. в том же стане вот­чи­на, ранее быв­шая за его отцом кня­зем И. Ф. Тро­е­ку­ро­вым, село Новое на р. Боб­ров­ке, еще 2 села Бур­ля­ки и Пре­чи­стен­ское, 71 дерев­ня, 3 почин­ка, 38 пусто­шей (1844 чет­вер­ти) (РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 546. Л. 1100).
Послух в дан­ной кня­зя Андрея Алек­сан­дро­ви­ча Ален­ки­на Яро­слав­ско­го Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю на вот­чи­ну в Яро­слав­ском уез­де дерев­ни Лепе­ни­но и Коз­лен­цо­во в 1560/1561 г. (Архив СПб ИИРАН. Ф. 29. Оп. 1. Д. 8. № 1231. Л. 1497).
По кня­зях Иване Федо­ро­ви­че Тро­е­ку­ро­ве и его отце Ф. И. Тро­е­ку­ро­ве корм 23 июня в Спас­ском Яро­слав­ском мона­сты­ре за вклад сель­цо Ива­нов­ское на р. Вол­ге на заво­ди (Кни­га кор­мо­вая из Яро­слав­ля Поволг­ско­го Спа­со­ва мона­сты­ря // Вах­ра­ме­ев И. А. Исто­ри­че­ские акты Яро­слав­ско­го Спас­ско­го мона­сты­ря. Т. 3. М., 1896. С. 33). В 1564/1565 г. князь Федор Ива­но­вич Тро­е­ку­ров, сын кня­зя Ива­на Михай­ло­ви­ча, дал Спа­со-Пре­об­ра­жен­ско­му мона­сты­рю сель­цо Ива­нов­ское на р. Вол­ге с дерев­ня­ми в Яро­слав­ском уез­де (Анто­нов А.В. Акты Яро­слав­ских мона­сты­рей и церк­вей XIV–начала XVII веков // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 1. М., 1997. № 99).
жена (с 1546/47):княжна Софья(?) Михай­лов­на Глин­ская, дочь Мих.Льв. ДОРОД­НЫЙ и Еле­на Ива­нов­ны Немой Оболенской.
2Материалы по исто­рии Татар­ской АССР. Пис­цо­вые кни­ги горо­да Каза­ни 1565–1568 гг. и 1646 г. С. 8, 10, 23, 48-49; Пис­цо­вое опи­са­ние Каза­ни и Казан­ско­го уез­да 1565–1568 годов. С. 515.
3 РК. Т. 2, ч. 1. С. 196;Скрынников. Р.Г. Цар­ство тер­ро­ра. С. 247.
4Скрынников Р.Г. Оприч­ный тер­рор. С. 271.
5Антонов А.В. Акты Яро­слав­ских мона­сты­рей и церк­вей XIV–начала XVII веков // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 1. М., 1997. № 99; Кни­га кор­мо­вая из Яро­слав­ля Поволг­ско­го Спа­со­ва мона­сты­ря // Вах­ра­ме­ев И.А. Исто­ри­че­ские акты Яро­слав­ско­го Спас­ско­го мона­сты­ря. Т. 3. М., 1896. С. 33)
6 РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 546. Л. 1100.
8/2. князь Миха­ил Ива­но­вич Тро­е­ку­ров (р.ок.1536 — ум.1568)
9/5. Васи­лий Михай­ло­вич (1500?,1550) ин.Вассиан
2С:Мих.Льв. /ин.МИСАИЛ/ ТРО­Е­КУР :/ин.Александра/
В Полоц­ком похо­де г. участ­во­ва­ли в чис­ле кня­зей и детей бояр­ских, «при­бран­ных в ясо­улы», Федор Ива­но­вич, Васи­лий и Федор Михай­ло­ви­чи Тро­е­ку­ро­вы. Князь М. М. Тро­е­ку­ров был ука­зан в чис­ле сто­ро­жей цар­ско­го ста­на 37.
Тысяч­ник 3-й ста­тьи из Яро­слав­ских кня­зей. В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Яро­слав­ских кня­зей (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 63, 120). В 1560 г. под Вилья­ном голо­ва при пер­вом вое­во­де пере­до­во­го пол­ка. В авгу­сте 1560 г. отправ­лен из под Кеси по Риж­ской доро­ге. В Полоц­ком похо­де 1562/63 г. голо­ва, был при­бран в яса­у­лы. В 1566/67 г. вое­во­да в Полоц­ке (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 191, 192, 225; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 1. М., 1981 С. 214; Кни­га Полоц­ко­го похо­да 1563 г. (Иссле­до­ва­ние и текст) / Подг. текст К. В. Пет­ров. СПб., 2004. С. 49, 54).
В 1558-1560 гг., в 1592/1593 г. за ним в вот­чине в Город­ском стане Зве­ни­го­род­ско­го уез­да сель­цо Супо­не­во с 6 дерев­ня­ми (361 чет­вер­ти сред­ней зем­ли), кото­рое затем доста­лось сыну дья­ка Пути­лы Михай­лов­на Ники­те Семе­но­ви­чу (Пис­цо­вые кни­ги Мос­ков­ско­го госу­дар­ства XVI в. Ч. 1. Отд. 1. СПб., 1872. С. 671; Мате­ри­а­лы для исто­рии Зве­ни­го­род­ско­го края / Сост. С.Н. Кисте­рев, Л.А. Тимо­ши­на. Вып. 1. М., 1992. С. 36; Шта­ден Г. Запис­ки о Мос­ко­вии. Т. 2. М., 2009. С. 123). За ним в Горо­дец­ком стане Бежец­ко­го уез­да было село Онто­нов­ское и 22 дерев­ни (восемь вытей) (Пис­цо­вые кни­ги Нов­го­род­ской зем­ли / Сост. К. В. Бара­нов. Т. 3. М., 2001. С. 220).
б/д.
10/5. Фёдор Михай­ло­вич (153..06.07—1594)
боярин(1586-1597) окольничий(1581,-1597) дворов.сын-боярск. помещ.-кн.Ярославль-у. ~Мария.Вас. бояры­ня 2С:Мих.Мих. АХМЕТ. :Анастасия/ин. АНИСИЯ/
Боярин с 1586 г.
В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Яро­слав­ских кня­зей (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 120). В Полоц­ком похо­де 1562/63 г. при­бран в яса­у­лы (Кни­га Полоц­ко­го похо­да 1563 г. (Иссле­до­ва­ние и текст) / Подг. текст К. В. Пет­ров. СПб., 2004. С. 49). С дру­ги­ми детьми бояр­ски­ми пору­чил­ся по Л. А Сал­ты­ко­ве и его сыно­вьях Миха­и­ле и Иване в 1564/1565 г. в их вер­но­сти в 5 тыс. руб. (Анто­нов. Поруч­ные запи­си, С. 37). В 1565–1584 гг. вхо­дил в Зем­ский двор. Вое­во­да в Прон­ске в сен­тяб­ре, октяб­ре 1565 г. 12 апре­ля 1566 г. с детьми бояр­ски­ми пору­чил­ся в 15 тыс. руб. по кня­зе М. И. Воро­тын­ском в его вер­но­сти. В 1571 г. в Тетю­шах ста­вил город. В 1575 г. во гла­ве пол­ка левой руки в Каши­ре, затем был послан вое­во­дой в Чебок­са­ры. В 1577/1578 г. вое­во­да в Аст­ра­ха­ни. В июле 1581 г. околь­ни­чий. Околь­ни­чий на посоль­ском при­е­ме в Москве в кон­це 1583 г. Летом 1584 г. тре­тий вое­во­да в Смо­лен­ске в боль­шом город. В нояб­ре 1585 г. в вой­ске из Нов­го­ро­да про­тив швед­ско­го коро­ля тре­тий вое­во­да пере­до­во­го пол­ка, ука­зан бояри­ном. В янва­ре 1586 г. вое­во­да у наря­да. Осе­нью 1586 г. в вой­ске из Нов­го­ро­да про­тив швед­ско­го коро­ля коман­до­вал сто­ро­же­вым пол­ком. В июле 1587 г., 1587/88 г., 1589/90 г., авгу­сте 1591 г., 1592/93 г. пер­вый вое­во­да в Аст­ра­ха­ни (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 221, 239, 256, 291, 300, 347, 363-365, 380, 399, 436, 486; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 1. М., 1981. С. 198; Т. 2. Ч. 2. М., 1982. С. 342, 345; Т. 3. Ч. 1. М., 1984. С. 43, 200; Акты исто­ри­че­ские. Т. 1. СПб., 1841. С. 436; Акты слу­жи­лых зем­ле­вла­дель­цев XV–начала XVII в. Т. 4. М., 2008. № 139, 178; Сто­ро­жев В.Н. Мате­ри­а­лы для исто­рии рус­ско­го дво­рян­ства. Вып. 2. М., 1908. С. 55; Анто­нов А.В. Поруч­ные запи­си 1527–1571 годов // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. М., 2004. С. 58).
В Полоц­ком похо­де г. участ­во­ва­ли в чис­ле кня­зей и детей бояр­ских, «при­бран­ных в ясо­улы», Федор Ива­но­вич, Васи­лий и Федор Михай­ло­ви­чи Тро­е­ку­ро­вы. Князь М. М. Тро­е­ку­ров был ука­зан в чис­ле сто­ро­жей цар­ско­го ста­на 37.Видный поли­ти­че­ский и воен­ный дея­тель, дипло­мат. Пото­мок древ­не­го рода яро­слав­ских кня­зей. Являл­ся вое­во­дой Чебок­сар (1574-1575). Руко­во­дил Аст­ра­ха­нью два­жды — с 1578 по 1580 г. и с 1588 по лето 1594 г. Воз­глав­лял обо­ро­ну Аст­ра­ха­ни от крым­ско-ногай­ских войск в 1569 г., при­ни­мал уча­стие в про­ек­ти­ров­ке и стро­и­тель­стве камен­но­го аст­ра­хан­ско­го крем­ля. С 1586 г. — боярин, околь­ни­чий в бояр­ской думе.
1-й вое­во­да в Прон­ске в 1565; князь, дво­ря­нин мос­ков­ский, вое­во­да, околь­ни­чий (с 1581), боярин (с 1584), рус­ский воен­ный и госу­дар­ствен­ный дея­тель; сын вое­во­ды кня­зя Миха­и­ла Михай­ло­ви­ча Троекурова.
Впер­вые князь Фёдор Михай­ло­вич Тро­е­ку­ров упо­ми­на­ет­ся в Двор­цо­вой тет­ра­ди под 1550. В сен­тяб­ре 1565 был отправ­лен 1-м вое­во­дой в Пронск. В 1570 был послан 1-м вое­во­дой в Тетю­ши «от Казан­ские сто­ро­ны город» ста­вить. В 1575 – вое­во­да в Чебок­са­рах; 1578 – 1579 нахо­дил­ся на вое­вод­стве в Астрахани.
Ок.1581 князь Фёдор Михай­ло­вич Тро­е­ку­ров полу­чил чин околь­ни­че­го. Вес­ной 1584 был отправ­лен 3-м вое­во­дой в Смо­ленск, и слу­жил там «в боль­шом горо­де», пока его не ото­зва­ли «для послов» в Моск­ву. Там он был воз­ве­ден в бояр­ское досто­ин­ство, а в сен­тяб­ре поехал с посоль­ством в Польшу.
Зимой 1585/1586 Ф.М.Троекуров ходил про­тив шве­дов в Нов­го­род­ском похо­де 2-м вое­во­дой пере­до­во­го пол­ка. Тогда с ним мест­ни­чал вое­во­да пол­ка левой руки князь Фёдор Ива­но­вич Хво­ро­сти­нин. Поз­же был пере­ве­ден в 1-е вое­во­ды «у наря­да». Летом вто­рич­но ездил послом в Поль­шу, где, види­мо, по пору­че­нию Бори­са Году­но­ва, пытал­ся собрать све­де­ния о сно­ше­ни­ях кня­зей Шуй­ских с «измен­ни­ком» Миха­и­лом Ива­но­ви­чем Головиным.
Летом 1587 боярин Фёдор Михай­ло­вич Тро­е­ку­ров в тре­тий раз во гла­ве рус­ско­го посоль­ства ездил в Речь Поспо­ли­тую. В нача­ле цар­ство­ва­ния Фёдо­ра I Ива­но­ви­ча (1584 – 1598) он поль­зо­вал­ся боль­шим дове­ри­ем при цар­ском дво­ре, посколь­ку пород­нил­ся с род­ствен­ни­ка­ми царя – Рома­но­вы­ми. Его сын Иван Тро­е­ку­ров был женат на Анне Ники­тичне Рома­но­вой (+1585), сест­ре Фила­ре­та и род­ной тет­ке буду­ще­го царя Миха­и­ла Фёдоровича.
Вес­ной 1589 князь Фёдор Михай­ло­вич Тро­е­ку­ров был отправ­лен пер­вым вое­во­дой в Аст­ра­хань, где и скон­чал­ся в 1594
В 1584/1585 г. купил у Пет­ра Кара­мы­ше­ва село Мику­лин­ское в Мана­тьине Быко­ве Коро­вине стане Мос­ков­ско­го уез­да (Анто­нов А.В. Част­ные архи­вы рус­ских фео­да­лов XV–начала XVII века // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 8. М., 2002. № 3242). До 1573/1574 г. в Мана­тьине стане Мос­ков­ско­го уез­да утра­тил (в пороз­жих зем­лях) поме­стье пустошь Жит­ко­во (100 чет­вер­тей доб­рой зем­ли). Так­же утра­тил в Василь­цо­ве стане (доста­лось Ф. Е. Поз­де­е­ву) в поме­стье пусто­ши Мяг­ко­ме­ли­но, Коз­ли­но, Левон­тье­во (35 чет­вер­тей доб­рой зем­ли). В 1584-1586 г. за ним в вот­чине было в Мана­тьине Быко­ве и Коро­вине стане Мос­ков­ско­го уез­да село Микул­ское на р. Микул­ке (150 чет­вер­тей сред­ней зем­ли). В том же стане утра­тил поме­стье пустошь, что была дерев­ня Шесто­во (125 чет­вер­тей сред­ней зем­ли) (Пис­цо­вые кни­ги Мос­ков­ско­го госу­дар­ства XVI в. Ч. 1. Отд. 1. СПб., 1872. С. 37, 40, 186, 200. В 1584/1585 г. князь Ф. М. Тро­е­ку­ров купил у Пет­ра Кара­мы­ше­ва село Мику­лин­ское (150 чет­вер­тей) в стане Мана­тьине Быко­ве и Коро­вине Мос­ков­ско­го уез­да (Явоч­ный спи­сок вот­чин­ных вла­де­ний Мос­ков­ско­го уез­да пис­цов 1584–1586 гг. Т. А. Хло­по­ва «с това­ры­щи» // Источ­ни­ко­ве­де­ние оте­че­ствен­ной исто­рии. 1984. М., 1986. С. 242). Князь Ф. М. Тро­е­ку­ров в 1588/1589 г. имел двор на тер­ри­то­рии Мос­ков­ско­го Крем­ля (Вос­ко­бой­ни­ко­ва Н.П. Опи­са­ние древ­ней­ших доку­мен­тов архи­вов мос­ков­ских при­ка­зов XVI – нача­ла XVII вв. М., 1994. С. 95).
По жене кня­зя Ф. М. Тро­е­ку­ро­ва кня­гине Марии Васи­льевне корм на ее пре­став­ле­ние 7 октяб­ря в Спас­ском Яро­слав­ском мона­сты­ре. Корм 7 июня на кня­зя Ф. М. Тро­е­ку­ро­ва рож­де­ние (Кни­га кор­мо­вая из Яро­слав­ля Поволг­ско­го Спа­со­ва мона­сты­ря // Вах­ра­ме­ев И. А. Исто­ри­че­ские акты Яро­слав­ско­го Спас­ско­го мона­сты­ря. Т. 3. М., 1896. С. 19, 20, 32).
~ Мария Васи­льев­на Годунова(?)(р.8.6.1542 — ум.7.10.16…)
11/5. княж­на Дом­на Михай­лов­на (* ок.1538 — † 10.3.1583)
~ (1556) Иван Васи­лье­вич Шереметев.
12/5. Улья­на Михай­лов­на (р.1541 — ум.24.1.1578)
жена(1558/59) кня­зя Пет­ра Ива­но­ви­ча Тате­ва

23 коле­но

13/7. Сте­фан Федо­ро­вич кн. (1560?)
мл. 1С:Фед.Ив. :/ин СОЛОМОНИЯ/
14/7. Иван Фёдо­ро­вич Корж (р.1547/48 — ум.1568)
Князь Иван Корж сын Федо­ров сын Тро­е­ку­ров . Под Колу­гою. И. Ф. Тро­е­ку­ров вла­дел в Зако­тор­ском стане Яро­слав­ско­го уез­да поме­стьем – селом Михай­лов­ское с 2 дерев­ня­ми и 12 пусто­ша­ми (300 чет­вер­тей). В 1626–1629 гг. в том же стане за его пле­мян­ни­ком кня­зем Бори­сом Ива­но­ви­чем чис­ли­лась вот­чи­на – село Новое на р. Боб­ров­ке, два села, Бур­ля­ки и Пре­чи­стен­ское, 71 дерев­ня, 3 почин­ка, 38 пусто­шей (1844 чет­вер­тей) (РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 546, л. 1100; Кн. 549, л. 267-311).
~ Мария
15/7. Васи­лий Федо­ро­вич кн. (1560?)
мл. 3С:Фед.Ив. :/ин СОЛОМОНИЯ/
16/7. Дом­на Федо­ров­на кнж. (1560?)
мл. 3Д:Фед.Ив. :/ин СОЛОМОНИДА/
17/7. Евдо­кия Федо­ров­на кнж. (1560?)
мл. 5Д:Фед.Ив. :/ин СОЛОМОНИДА/
18/7. Мар­фа Федо­ров­на кнж. (1560?)
мл. 2Д:Фед.Ив. :/ин СОЛОМОНИДА/
19/7. Мария Федо­ров­на кнж. (1560?)
мл. 4Д:Фед.Ив. :/ин СОЛОМОНИДА/
20/10. Роман Фёдо­ро­вич (158..07.26—,1603,1628,-16..06.04)
1С:Фед.Мих. :Мария.Вас.
Был на собо­ре, избрав­шем Бори­са Году­но­ва в цари (1598 г.). В 1604 году столь­ни­ки кня­зья Юрий Ники­тич Тру­бец­кой и Роман Фёдо­ро­вич Тро­е­ку­ров «смот­ре­ли в боль­шой стол» во вре­мя цар­ско­го обе­да в честь англий­ско­го посла. 1606-Князь Роман княж Федо­ров сын Тро­е­ку­ров . В Сиби­ри. писал гет­ма­ну Сапе­ге об уда­ле­нии литов­ских панов из пожа­ло­ван­но­го ему само­зван­цем села Ново­се­лок Пере­я­с­лавск. уез­да, 1608 г.; свое­воль­ни­чал, как «воров­ской чело­век», у Чебок­сар и Ярен­ска, 1610 г.
князь Андрей Васи­лье­вич Голи­цын оста­вал­ся в Тоболь­ске до тех пор, пока, после смер­ти царя Бори­са, Лже­ди­мит­рий не при­слал в Сибирь ново­го вое­во­ду, кня­зя Рома­на Федо­ро­ви­ча Тро­е­ку­ро­ва. На его место в 7116 (1608) г. царем Васи­ли­ем Ива­но­ви­чем Шуй­ским был назна­чен пер­вым вое­во­дою околь­ни­чий Михай­ло Михай­ло­вич Салтыков.
При Лже­д­мит­рии II в 1609 боярин князь Роман Федо­ро­вич Тро­е­ку­ров был руко­во­ди­те­лем Помест­но­го при­ка­за. Еще зимой 1609 года отряд тушин­цев под коман­до­ва­ни­ем арза­мас­ских мурз бра­тьев Мусто­фи­ных, спа­са­ясь от Шере­ме­тье­ва, про­рвал­ся через Вол­гу в рай­оне Козь­мо­де­мьян­ска. Потер­пев под Царе­во­кок­шай­ском (ныне Йош­кар-Ола) пора­же­ние от сви­яж­ских стрель­цов и казан­ских татар, чува­шей и луго­вых марий­цев, тушин­цы все-таки орга­ни­зо­ва­ли плац­дарм в горо­де Яран­ске и нача­ли дей­ство­вать в Вят­ской зем­ле. Не оста­но­ви­лась вой­на и в 1610 году, когда Васи­лий Шуй­ский был сверг­нут с пре­сто­ла. В Чебок­са­рах фор­ми­ро­вал вой­ско для ново­го похо­да на Сви­яжск князь-туши­нец Роман Тро­е­ку­ров, а мест­ный фео­дал, князь Камай Сми­ле­нев, собрал вой­ско на Высо­кой Горе (ныне рай­центр в 20 км от Каза­ни) и едва не оса­дил Казань. Толь­ко лояль­ная пози­ция жите­лей Татар­ской сло­бо­ды спас­ла рус­скую адми­ни­стра­цию от это­го уда­ра с тыла.Князь Роман Тро­е­ку­ров, слу­жив­ший само­зван­цу, вооб­ще лишил­ся сво­е­го сель­ца Ново­сел­ки с дерев­ня­ми. «Вла­де­ют пан Хер­беч, да пан Галин­ский, да пан Гар­мо­но­вич, да пан При­ста­нов­ский, а гра­мо­ты госу­да­ре­вой не пока­жут и людям моим тут жить не велят», — жалу­ет­ся высо­ко­по­став­лен­ный туши­нец и слез­но про­сит гет­ма­на Сапе­гу, что­бы «паны селом насиль­ством не владели».
~ кнж. Улья­на Васи­льев­на Про­зо­ров­ская (1613,—1627/48) вдова
21/10. князь Иван Фёдо­ро­вич Корж (*1564-29.5.1621)
Боярин с 1620 г. Млад­ший из двух сыно­вей бояри­на и вое­во­ды кня­зя Фёдо­ра Михай­ло­ви­ча Тро­е­ку­ро­ва (ум. 1594). Рюри­ко­вич в XXIII колене.
В прав­ле­ние царя Васи­лия Шуй­ско­го князь Иван Фёдо­ро­вич Тро­е­ку­ров полу­чил чин столь­ни­ка. Летом 1608 года во вре­мя боёв под Моск­вой со строн­ни­ка­ми Лже­д­мит­рия II и поль­ско-литов­ски­ми интер­вен­та­ми кня­зья И. Ф. Тро­е­ку­ров, Ю. Н. Тру­бец­кой и И. М. Каты­рев-Ростов­ский попы­тал­ся перей­ти на сто­ро­ну про­тив­ни­ка, но был аре­сто­ва­ны по при­ка­зу глав­но­го вое­во­ды, кня­зя М. В. Ско­пи­на-Шуй­ско­го, и отправ­ле­ны в ссылку.
В 1610 году после свер­же­ния царя Васи­лия Шуй­ско­го князь Иван Фёдо­ро­вич Тро­е­ку­ров был осво­бож­ден из ниже­го­род­ской тюрь­мы. В 1611 году вошёл в состав Пер­во­го народ­но­го опол­че­ния. По рас­по­ря­же­нию лиде­ров опол­че­ния И. Ф. Тро­е­ку­ров и Б. С. Соба­кин езди­ли с посоль­ством в Вели­кий Нов­го­род, где вели пере­го­во­ры с нов­го­род­ца­ми о кан­ди­да­ту­ре швед­ско­го крон­прин­ца Кар­ла-Филип­па на рус­ский цар­ский трон. Летом 1611 года после убий­ства каза­ка­ми П. П. Ляпу­но­ва, руко­во­ди­те­ля Пер­во­го опол­че­ния, столь­ник князь Иван Тро­е­ку­ров, как и боль­шин­ство дво­рян, поки­нул под­мос­ков­ный стан.
В 1612 году князь И. Ф. Тро­е­ку­ров при­со­еди­нил­ся ко Вто­ро­му народ­но­му опол­че­нию под руко­вод­ством кня­зя Дмит­рия Михай­ло­ви­ча Пожар­ско­го и Кузь­мы Мини­на. По рас­по­ря­же­нию лиде­ров опол­че­ния отдель­ные отря­ды были направ­ле­ны в Суз­даль, Муром, Поше­хо­нье, Углич и Каля­зин, опе­с­пе­чи­вая тыл насту­па­ю­щих на Моск­ву глав­ных сил Вто­ро­го опол­че­ния. Князь И. Ф. Тро­е­ку­ров с отря­дом занял Углич, затем в соста­ве глав­ных сил опол­че­ния участ­во­вал в похо­де на Москву.
В 1613 году князь Иван Фёдо­ро­вич Тро­е­ку­ров под­дер­жи­вал кан­ди­да­ту­ру сво­е­го род­ствен­ни­ка Миха­и­ла Фёдо­ро­ви­ча Рома­но­ва во вре­мя избра­ния его цар­ский пре­стол. Столь­ник И. Ф. Тро­е­ку­ров вошёл в состав посоль­ства под руко­вод­ство­мм бояри­на­Фё­до­ра Ива­но­ви­ча Шере­ме­те­ва, кото­рое отпра­ви­лось в Костро­му, что­бы про­сить моло­до­го Миха­и­ла Рома­но­ва согла­сить­ся занять цар­ский престол.
После при­ез­да Миха­и­ла Фёдо­ро­ви­ча в Моск­ву столь­ник Иван Тро­е­ку­ров вошёл в бли­жай­шее цар­ское окру­же­ние. 11 июля 1613 года князь И. Ф. Тро­е­ку­ров участ­во­вал в цере­мо­нии вен­ча­ния Миха­и­ла Рома­но­ва на цар­ство, затем при­ни­мал уча­стие во вре­мя пира по слу­чаю вен­ча­ния на цар­ство и цар­ских именин.
В 1613 году по рас­по­ря­же­нию ново­го царя Миха­и­ла Фёдо­ро­ви­ча столь­ник Иван Фёдо­ро­вич Тро­е­ку­ров был отправ­лен на заме­ну Миха­и­лу Мат­ве­е­ви­чу Бутур­ли­ну, полу­чив­ше­му ране­ние, вто­рым вое­во­дой в рус­скую армию под коман­до­ва­ни­ем кня­зя Дмит­рия Мам­стрю­ко­ви­ча Чер­кас­ско­го, оса­ждав­шую Смо­ленск. Рус­ские вой­ска отби­ли у поля­ков горо­да Вязь­му, Доро­го­буж и Белую, но не смог­ли взять Смо­ленск и вынуж­де­ны были отступить.
В 1618-1619 годах князь Иван Фёдо­ро­вич Тро­е­ку­ров нахо­дил­ся на вое­вод­стве в Пско­ве. Стиль­но жалу­ет­ся на вое­во­ду лето­пи­сец псков­ский; под 1618 годом он гово­рит: Был во Пско­ве князь Иван Федо­ро­вич Тро­е­ку­ров и взял чет­вер­тый сноп на госу­да­ря с мона­сты­рей и церк­вей на рат­ных людей, а села госу­да­ре­вы роз­да­ны боярам в поме­стья, чем преж­де кор­ми­ли рат­ных; но тот, кто церк­ви божий оскор­бил и весь мир погу­бил, ско­ро умер злою смер­тию: на Москве, испор­чен­ный зельем от сво­их же, кро­вью изо­шел. 12 мар­та 1620 года царь Миха­ил Фёдо­ро­вич пожа­ло­вал столь­ни­ка кня­зя И. Ф. Тро­е­ку­ров в бояре.
29 мая 1621 года боярин князь Иван Фёдо­ро­вич Тро­е­ку­ров скончался.
Был два­жды женат. Пер­вым бра­ком женил­ся на Анне Ники­тичне Заха­рьи­ной-Юрье­вой (ум. 1585), доче­ри бояри­на и вое­во­ды Ники­ты Рома­но­ви­ча Заха­рьи­на-Юрье­ва (ок. 1522—1585), сест­ре мос­ков­ско­го пат­ри­ар­ха Фила­ре­та Рома­но­ва и тет­ке пер­во­го царя из рода Рома­но­вых — Миха­и­ла Фёдо­ро­ви­ча. Дети:
Мари­на Ива­нов­на Тро­е­ку­ро­ва, жена ком­нат­но­го столь­ни­ка и околь­ни­че­го Алек­сея Ива­но­ви­ча Голо­ви­на (1583—1657)
Борис Ива­но­вич Тро­е­ку­ров (? — 18 сен­тяб­ря 1674), столь­ник (1648), околь­ни­чий (1658) и боярин (1673).
Вто­рич­но женил­ся на Вас­се Ива­новне Жереб­цо­вой (ум. 1689), от бра­ка с кото­рой детей не имел.
Лѣта 7129 (1621), на память свя­тыя пре­по­доб­но­му­че­ни­цы Ɵеодо­сiи пре­ста­ви­ся р. Б. боля­ринъ ( князь ) Иванъ Ɵеодо­ро­вичъ Тро­е­ку­ровъ , да сынъ его мла­де­нецъ князь Васи­лiй Ива­но­вичъ и погре­бенъ съ отцомъ въ одной моги­лѣ» (Яро­славль, Спа­со-Пре­об­ра­жен­скiй Мона­стырь [Архiе­рей­скiй домъ], въ Чудо­твор­ской церк­ви, въ 1820-хъ годахъ разобранной.-lеромонахъ Вла­ди­мiръ, Яро­слав­скiй Спа­со-Пре­обр. Мона­стырь, 94).
~ 1)Анна Ники­тич­на (ур.Захарьина) кнг. (1565,—1585.12.06,†МНСм-рь) Д:Нкт.Ром. ЮРЬЕВРОМА­НОВ>, сест­ре Федо­ра Ники­ти­ча Рома­но­ва, впо­след­ствии пат­ри­ар­ха Филарета.
~ 2) княж­на Соло­мо­ни­да Дмит­ри­ев­на Мосаль­ская (р.ок.1560 — ум.24.5.1614)
~ 3) Жереб­цо­ва Вас­са Ива­нов­на (?-1679) Лѣта 7151 (1649, по дру­го­му спис­ку 7187) фев­ру­арiя 15, на память свя­та­го апо­сто­ла Они­си­ма пре­ста­ви­лась жена кня­зя Ива­на Ɵеодо­ро­ви­ча Тро­е­ку­ро­ва кня­ги­ня Вас­са Ива­нов­на, въ ино­ки­няхъ схим­ни­ца Вар­со­но­фiя (Яро­славль, Спа­со-Пре­об­ра­жен­скiй Мона­стырь (Архiе­рей­скiй домъ).-lеромонахъ Вла­ди­мiръ, Яро­слав­скiй Спа­со-Пре­об­ра­жен­скiй Мона­стырь, 95).

24 коле­но

22/21(3). князь Борис Ива­но­вич Тро­е­ку­ров (* ок.1617—† 17.01.1674.01.17,† ЯСПм-рь)
боярин(1673) окольничий(1654,1671) помещ.-Вологда-у. вотч.-Мосальск-у.,Москва-у.,Нижний-у.,Руза-у.,Ярославль-у. С:Ив.Фед. от тре­тье­го брака.
Боярин с 1673 г. Из рода удель­ных кня­зей . Столь­ник в 1648г., околь­ни­чий в 1658г., боярин с 1673 г., + г.К этой же груп­пе круп­но­вот­чин­ной ари­сто­кра­тии XVI—XVII вв отно­сят­ся кня­зья Тро­е­ку­ро­вы. В 1627 г столь­ник кн Б И. Тро­е­ку­ров вла­дел круп­ной вот­чи­ной XV в. в Яро­слав­ском уез­де В 20—70-х гг. кня­зья Тро­е­ку­ро­вы зна­чи­тель­но уве­ли­чи­ли свое круп­ное зем­ле­вла­де­ние вот­чин­но­го типа, полу­чи­ли новые вла­де­ния в Галич­ском, Зве­ни­го­род­ском, Зуб­цов­ском, Муром­ском, Ниже­го­род­ском уез­дах, сохра­нив свои древ­ние родо­вые име­ния в Мос­ков­ском и Яро­слав­ском уездах.
Лѣта 7182 (1674) яну­арiя на 18 чис­ло, въ 8 часу нощи, въ 1-й чет­вер­ти, на память свя­тыхъ отецъ нашихъ Аɵа­на­сiя и Кирил­ла Алек­сан­дрiй­скихъ пре­ста­ви­ся рабъ Божiй боля­ринъ князь Борисъ Ива­но­вичъ Тро­е­ку­ровъ » (Яро­славль, Спа­со-Пре­об­ра­жен­скiй Мона­стырь [Архiе­рей­скiй домъ].-lеромонахъ Вла­ди­мiръ, Яро­слав­скiй Спа­со-Пре­об­ра­жен­скiй Мона­стырь, 95).
~ Агра­фе­на Михай­лов­на Коз­лов­ская (1671 +1673.10.02)
23/21. Васи­лий Ива­но­вич (*1619/20 — † 29.5(3.6.)1621† ЯСПм-рь)
мл. С:Ив.Фед.
24/21. Мари­на Ивановна
~ М. Голо­вин Алек­сей Ива­но­вич (1583-1657)
25/21. Ана­ста­сия Ива­нов­на (р.? — ум.4.12.1698)
Муж: Иван Фёдо­ро­вич Боль­шой Стрешнев.

25 коле­но

26/22. Иван Бори­со­вич (*1642/43 — ум.25.11.1703)
боярин(1678-1702) окольничий(1676-) комн.стольник(1658,1676) стольник(1658) воев.Киев(1677) воев.Смоленск(1680-1681) судья.Стрел.пр.(1689) ~Анна.Сем. 1674,—1700 бояры­ня 1С:Бор.Ив. :Аграфена.Мих.
ком­нат­ный столь­ник в 1676 в году, боярин с 1678 г., началь­ник Стре­лец­ко­го при­ка­за с 1689 г. Стар­ший сын бояри­на кня­зя Бори­са Ива­но­ви­ча Тро­е­ку­ро­ва (? — 1674) от бра­ка с Агра­фе­ной Михай­лов­ной (? — 1673)
Боярин с 1677 года, вое­во­да киев­ский. В раз­ное вре­мя воз­глав­лял при­каз Боль­шой каз­ны, Ино­зем­ский при­каз, Рей­тар­ский при­каз и мос­ков­ский Суд­ный приказ.В близ­ких отно­ше­ни­ях с В.В. Голи­цы­ным нахо­дил­ся князь Иван Бори­со­вич Тро­е­ку­ров, боярин с 1678 г. 17 мая 1682 г. он воз­гла­вил Помест­ный при­каз и при­об­рел боль­шое вли­я­ние в пра­ви­тель­стве. Участ­вуя в борь­бе при­двор­ных груп­пи­ро­вок, посте­пен­но пере­шел на сто­ро­ну Нарыш­ки­ных и оста­вил В.В. Голи­цы­на. После каз­ни околь­ни­че­го Ф.Л. Шакло­ви­то­го воз­гла­вил до кон­ца века Стре­лец­кий приказ.
Тро­е­ку­ров поль­зо­вал­ся дове­ри­ем моло­до­го царя Пет­ра I за то, что пере­шёл на его сто­ро­ну в тяжё­лый момент борь­бы за власть с сест­рой — царев­ной Софьей. После каз­ни сто­рон­ни­ка Софьи Фёдо­ра Шакло­ви­то­го, Пётр сде­лал Тро­е­ку­ро­ва в 1689 году гла­вой Стре­лец­ко­го при­ка­за. Иван Тро­е­ку­ров стал послед­ним гла­вой это­го сред­не­ве­ко­во­го ведом­ства, кото­ро­му на исхо­де его суще­ство­ва­ния были, в част­но­сти, пере­да­ны функ­ции по бла­го­устрой­ству Москвы.
В 1683 г. боярин князь Тро­е­ку­ров раз­бра­нил цар­ско­го печат­ни­ка Демен­тия Мини­ча Баш­ма­ко­ва в самом Вер­ху, т. е. у Ком­нат госу­да­рей, сре­ди вер­хо­вых домо­вых госу­да­ре­вых церк­вей, и к тому же в день цар­ско­го тезо­име­нит­ства, имен­но в име­ни­ны Пет­ра. Оби­жен­ный Баш­ма­ков писал в чело­бит­ной царям Ива­ну Алек­се­е­ви­чу и Пет­ру Алек­се­е­ви­чу: «В нынеш­нем, госу­да­ри, во 191 году июня в 29 чис­ле, на празд­ник Свя­тых Вер­хов­ных Апо­стол Пет­ра и Пав­ла, без­че­стил меня холо­па ваше­го боярин князь Иван Бори­со­вич Тро­е­ку­ров у вас вели­ких госу­да­рей в Вер­ху меж собор­ныя церк­ви Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва и где Гроб Гос­по­день непри­стой­ны­ми сло­ва­ми. А как госу­да­ри он боярин князь Иван Бори­со­вич меня холо­па ваше­го теми непри­стой­ны­ми сло­ва­ми без­че­стил и в то вре­мя были и слы­ша­ли околь­ни­чей Петр Тимо­фе­е­вич Кон­ды­рев, дум­ный дво­ря­нин Аврам Ива­но­вич Хит­ро­во, столь­ник Андрей Пет­ров сын Измай­лов. Мило­сер­дые госу­да­ри! пожа­луй­те меня холо­па сво­е­го, вели­те, госу­да­ри, про то сыс­кать, а по сыс­ку свой вели­ких госу­да­рей указ учи­нить. Цари госу­да­ри сми­луй­те­ся!» — Дум­ный дьяк Федор Шакло­ви­тый после докла­да царям поме­тил: «191 г. июня в 30 день госу­да­ри пожа­ло­ва­ли веле­ли про то по Уло­же­нью сыс­кать и по тому сыс­ку доло­жить себя госу­да­рей постель­ни­че­му Кирья­ку Ива­но­ви­чу Сама­ри­ну». Дело, одна­ко ж, не дви­га­лось, пото­му что ука­зан­ные сви­де­те­ли по тре­бо­ва­нию постель­ни­че­го ска­зок не дава­ли, так что 8 июля он докла­ды­вал об этом царям, про­ся раз­ре­ше­ния, как посту­пить. Вид­но, на сто­ро­ну Баш­ма­ко­ва никто не тянул, может быть, пото­му, что он был дья­чей поро­ды, и дья­че­ство, как мы виде­ли, не слиш­ком ува­жа­лось дво­рян­ством, ибо име­нем дья­ка они даже руга­лись. Баш­ма­ков, одна­ко ж, не остав­лял сво­е­го бес­че­стья и подал еще две чело­бит­ные, одну 20 июля, дру­гую 28 авгу­ста, на кото­рых была повто­ре­на теми же сло­ва­ми поме­та. Чем дело кон­чи­лось, мы не знаем.
По адре­су Геор­ги­ев­ский пере­улок, 4 сохра­ни­лись пала­ты бояри­на Тро­е­ку­ро­ва 1691—96 гг. в сти­ле мос­ков­ско­го барок­ко — объ­ект куль­тур­но­го насле­дия феде­раль­но­го зна­че­ния. Царь неод­но­крат­но бывал в доме Тро­е­ку­ро­вых. По леген­де (впро­чем, недо­сто­вер­ной с точ­ки зре­ния хро­но­ло­гии), при стро­и­тель­стве сво­е­го дома боярин Тро­е­ку­ров поль­зо­вал­ся казён­ны­ми мате­ри­а­ла­ми, пред­на­зна­чен­ны­ми для соору­же­ния Суха­ре­вой баш­ни, стро­и­тель­ством кото­рой он руководил.
Иван Бори­со­вич Тро­е­ку­ров был женат на Васи­ли­се Бог­да­новне Хит­ро­во, доче­ри вли­я­тель­но­го бояри­на Бог­да­на Мат­ве­е­ви­ча Хит­ро­во. С ней у Тро­е­ку­ро­ва было трое детей:
Фёдор (1667—1695), столь­ник, бомбардир[1], погиб­ший под Азо­вом в воз­расте 28 лет, люби­мец Петра.
Иван (1670—1702), столь­ник, ком­нат­ный столь­ник, капи­тан, уби­тый при штур­ме Нотебурга
Прас­ко­вья (1691—1748), вышед­шая замуж за гра­фа Ива­на Пет­ро­ви­ча Толстого
Пер­вые успе­хи И. Б. Тро­е­ку­ро­ва при цар­ском дво­ре опре­де­ли­лись его женить­бой на доче­ри и, кста­ти ска­зать, един­ствен­ной наслед­ни­це могу­ще­ствен­но­го бояри­на Б. М. Хит­ро­во, ведав­ше­го Ору­жей­ной пала­той, а вме­сте с ней и все­ми луч­ши­ми масте­ра­ми и худож­ни­ка­ми Мос­ков­ско­го госу­дар­ства. Но воз­мож­ность рас­по­ря­жать­ся дела­ми и в мос­ков­ском доме, и в Хоро­ше­ве появ­ля­ет­ся у кня­зя Ива­на толь­ко после смер­ти отца, насту­пив­шей в 1674 году. Вплоть до 1680 года – вре­ме­ни смер­ти тестя – он поль­зо­вал­ся услу­га­ми любых стро­и­те­лей и худож­ни­ков, нахо­див­ших­ся в веде­нии Ору­жей­ной пала­ты. Все недол­гое вре­мя прав­ле­ния царя Федо­ра Алек­се­е­ви­ча вли­я­ние и воз­мож­но­сти Б. М. Хит­ро­во были исклю­чи­тель­но боль­ши­ми. Отсю­да ред­кое по кра­со­те бело­ка­мен­ное убран­ство тре­тье­го эта­жа, поз­во­лив­ше­го слить преды­ду­щие фраг­мен­ты построй­ки в еди­ное и очень цель­ное сти­ли­сти­че­ски зда­ние. Со сто­ро­ны дома, обра­щен­ной к Охот­но­му ряду, тро­е­ку­ров­ские пала­ты име­ли откры­тую гале­рею и веду­щую непо­сред­ствен­но в парад­ные покои лест­ни­цу. По-види­мо­му, И. Б. Тро­е­ку­ров отли­чал­ся при­вя­зан­но­стью к ста­рым при­выч­ным архи­тек­тур­ным фор­мам. В то вре­мя как дьяк Авто­ном Ива­нов стро­ит на месте буду­ще­го Паш­ко­ва дома огром­ный дом по гол­ланд­ско­му образ­цу, с харак­тер­ной высо­кой чере­пич­ной кров­лей, заклю­чав­шей под сво­и­ми ска­та­ми несколь­ко допол­ни­тель­ных эта­жей, И. Б. Тро­е­ку­ров отда­ет пред­по­чте­ние хотя и высо­ким, но все же сво­дам, при­чем все покои тре­тье­го эта­жа име­ют почти оди­на­ко­вую вели­чи­ну, что наво­ди­ло отдель­ных иссле­до­ва­те­лей архи­тек­ту­ры на мысль о сле­до­ва­нии образ­цу дере­вян­ных сру­бов. Рано умер­шую жену Ива­на Бори­со­ви­ча Васи­ли­су Бог­да­нов­ну Хит­ро­во сме­ни­ла некая Анна Симео­нов­на, умер­шая во вто­рой поло­вине 1700 года. Вдов­ство шести­де­ся­ти­се­ми­лет­не­го бояри­на и на этот раз ока­за­лось недол­гим: почти сра­зу хозяй­кой мос­ков­ских палат и Хоро­ше­ва ста­но­вит­ся Ана­ста­сия Федо­ров­на Лопу­хи­на, род­ная сест­ра опаль­ной цари­цы Евдо­кии Федо­ров­ны, отверг­ну­той жены Пет­ра I. Был ли подоб­ный выбор слу­чай­ным или слу­жил лиш­ним про­яв­ле­ни­ем убеж­де­ний И. Б. Тро­е­ку­ро­ва , ска­зать труд­но. А. Ф. Тро­е­ку­ро­ва-Лопу­хи­на мень­ше чем через три года овдо­ве­ла. В отно­ше­нии сво­е­го пле­мян­ни­ка, царе­ви­ча Алек­сея, род­ствен­ных чувств она нико­гда не скры­ва­ла. При­шлось ей пере­жить след­ствие по его делу, под­вер­гать­ся «жесто­ким» допро­сам, а за ними поне­сти и назна­чен­ное нака­за­ние – была кня­ги­ня бита плетьми. В пис­цо­вой кни­ге за 1627 год пере­чис­ля­лись за кня­зем Бори­сом Ива­но­ви­чем Тро­е­ку­ро­вым на реч­ке Сету­ни сель­цо Хоро­ше­во. В янва­ре 1674 г. Хоро­ше­во с дерев­ней доста­лось по наслед­ству его сыну кня­зю Ива­ну Бори­со­ви­чу Тро­е­ку­ро­ву и в том же году было утвер­жде­но за ним отказ­ной кни­гой. В нем «один двор его поме­щи­ков» — вот­чин­ни­ка, к сель­цу отно­си­лась «дерев­ня Хла­мо­ва; Хар­ла­мо­ва тож, а в ней 5 дво­ров кре­стьян­ских и 2 дво­ра бобыль­ских; в них 10 чело­век» и еще пустошь, «что быва­ло село Николь­ское» ины­ми сло­ва­ми, было неко­гда село; была Николь­ская цер­ковь, «дерев­ня Одо­нье­ва на Одо­нье­ве вер­ху под Брус­ла­но­вым лесом». Из опи­са­ния 1678 г. выте­ка­ет, что в Хоро­шё­ве по-преж­не­му был все­го один двор вот­чин­ни­ка, скот­ный двор, а в деревне чис­ли­лось 11 кре­стьян­ских и бобыль­ских дво­ров с 34 жителями.
Скон­чал­ся 25 нояб­ря 1703 года и был похо­ро­нен в Спа­со-Пре­об­ра­жен­ском мона­сты­ре в Яро­слав­ле. Лѣта 7211 (1702) ноем­врiя про­ти­ву 25 дня, въ нощи, въ 12 часу, на память свя­щен­но­му­че­ни­ковъ Кли­мен­та, папы Рим­ска­го, и Пет­ра, архiе­писко­па Алек­сан­дрiй­ска­го, пре­ста­ви­ся рабъ Божiй боля­ринъ князь Иванъ Бори­со­вичъ Тро­е­ку­ровъ , а тезо­име­нит­ство его октяб­ря въ 19 день пре­по­доб­на­го отца наше­го lоан­на Рыль­ска­го» (Яро­славль, Спа­со-Пре­об­ра­жен­скiй Мона­стырь [Архiе­рей­скiй домъ].-lеромонахъ Вла­ди­мiръ, Яро­слав­скiй Спа­со-Пре­об­ра­жен­скiй Мона­стырь, 97).
~♀Васи­ли­са (Вас­са) Бог­да­нов­на Хит­ро­во (р.1648 — ум.1666);
~♀ Анна Семе­нов­на кнг. (р.ок.1650 — ум.29.9.1700); 1700 году сен­тяб­ря про­тивъ 25 чис­ла пре­ста­ви­ся кня­ги­ня Анна Симео­нов­на, жена кня­зя Ива­на Бори­со­ви­ча Тро­е­ку­ро­ва » (Яро­славль, Спа­со-Пре­об­ра­жен­скiй Мона­стырь, 96).
~♀Ана­ста­сия Илла­ри­о­нов­на (Фёдо­ров­на) Лопу­хи­на. Была при­вле­че­на к ответ­ствен­но­сти по делу Царе­ви­ча Алек­сея. Под­верг­ну­та пыточ­но­му дозна­нию в 1718 г.
27/22. Дмит­рий Бори­со­вич (1669,—1670)
2С:Бор.Ив. :Аграфена.Мих.
«Лѣта 7179 (1670) сен­тяб­ря въ 20 день, на память свя­та­го вели­ко­му­че­ни­ка Евстаɵiя и дру­жи­ны его пре­ста­ви­ся рабъ Божiй князь Дмит­рiй Бори­со­вичъ Тро­е­ку­ровъ , и погре­бе­но тѣло его декаб­ря въ 22 день, на память свя­тыя вели­ко­му­че­ни­цы Ана­стасiи Узорѣ­ши­тель­ни­цы» (Яро­славль, Спа­со-Пре­об­ра­жен­скiй Мона­стырь [Архiе­рей­скiй домъ].-lеромонахъ Вла­ди­мiръ, Яро­слав­скiй Спа­со-Пре­об­ра­жен­скiй Мона­стырь, 95).
б/д
28/22. Софья Борисовна
Мая въ 14 день пре­ста­ви­ся раба Божiя княж­на Софiя князь Бори­со­ва дочь Ива­но­ви­ча Тро­е­ку­ро­ва (Яро­славль, Спа­со-Пре­об­ра­жен­скiй Мона­стырь [Архiе­рей­скiй домъ].-lеромонах Вла­ди­мiръ, Яро­слав­скiй Спа­со-Пре­об­ра­жен­скiй Мона­стырь, 96).
29/22. Фёдор Бори­со­вич (р.1657 — ум.8.7.1658)
30/22. князь Семён Бори­со­вич Тро­е­ку­ров (р.1658 — ум.2.10.1659)

26 коле­но

31/26. Дмит­рий Иванович
32/26. Фёдор Ива­но­вич (р.6.6.1667 — ум.6.9.1695)
Столь­ник и спаль­ник, люби­мец царя Пет­ра I. В 1693 г. был бом­бар­ди­ром. Убит в бою под Азо­вом. Похо­ро­нен в Яро­слав­ле, куда на его похо­ро­ны при­е­хал царь. Отваж­ный вое­во­да, люби­мец Пет­ра, он был смер­тель­но ранен при штур­ме Азо­ва в 1695 году. На похо­ро­нах 28-лет­не­го Федо­ра Тро­е­ку­ро­ва , при поло­же­нии его в фамиль­ную усы­паль­ни­цу в яро­слав­ском Спас­ском мона­сты­ре при­сут­ство­вал сам Петр I.
Мiроз­данiя 7203 (1695) лѣта по ука­зу Цар­ско­го Пре­свѣтла­го Вели­че­ства Бла­го­че­стивѣй­шихъ Царей бысть на службъ подъ гра­домъ Азо­вомъ Тур­скимъ, иже на рѣкѣ Дону, ближ­нiй Вели­кихъ Госу­да­рей столь­никъ князь Ɵеодоръ Ива­но­вичъ Тро­е­ку­ровъ и тамо отъ непрiя­те­лей раненъ въ 5 день авгу­ста мѣся­ца и, болѣз­нуя, вѣ пол­кахъ отъ раны тоя во бла­го­че­стiи хри­стiан­скомъ и совер­шенiи цер­ков­ныхъ таин­ствъ 7204 (1695) лѣта сеп­тен­бря мѣся­ца въ 6 день скон­ча жизнь свою и оты­де ко Гос­по­ду. Тѣло его при­ве­зе­но во градъ Моск­ву декем­брiя въ 16 дент, и над­гроб­ныя пѣнiя надъ нимъ сотво­ри Святѣй­шiй Адрiанъ Патрiархъ собор­нѣ. Погре­бе­но же оно во градъ Яро­свлав­лѣ, въ пре­чест­нѣй оби­те­ли Хри­ста Гос­по­да Спа­са Пре­об­ра­женiя на семъ мѣстѣ мѣся­ца декем­брiя въ 20 день, идѣ­же лежать усоп­шiе срод­ни­ки его. На погре­бенiе же его во градъ Яро­славль бла­го­во­ли­тель­но ради мило­сти сво­ея къ нему особ­но при­сут­ство­ва Бла­го­че­стивѣй­шiй Вели­кiй Госу­дарь, Царь и Вели­кий Князь Петръ Алексѣе­вичъ, Всея Вели­кiя и Малыя и Бѣлыя Рос­сiи Само­дер­жецъ. Его же Все­б­ла­гiй Гос­подь во все­ра­дост­номъ бла­жен­ствѣ водво­рит­ся да спо­до­битъ. Отъ рож­денiя ему, князь Ɵеодо­ру Ива­но­ви­чу, 28 лѣтъ и 3 мѣся­ца. Лежа­щiй здѣ и зря­щiй вся гробъ сей о молитвѣ про­ситъ. Его же да успо­ко­итъ Гос­подь во цар­ствии небес­номъ со свя­ты­ми. Аминь» (Яро­славль, Спа­со-Пре­об­ра­жен­скiй Мона­стырь [Архiе­рей­скiй домъ], въ Чудо­твор­ской церк­ви, въ 1820-хъ годахъ разобранной.-lеромонахъ Вла­ди­мiръ, Яро­слав­скiй Спа­со-Пре­об­ра­жен­ский Мона­стырь, 95-56).
~ Ж1. Стреш­не­ва Дарья Роди­о­нов­на (+1720)
но что было делать с ускольз­нув­шей от вни­ма­ния иссле­до­ва­те­лей над­гроб­ной пли­той из ныне не суще­ству­ю­ще­го крем­лев­ско­го чудо­ва мона­сты­ря! из над­пи­си на пли­те сле­до­ва­ло, что лежа­ла под ней кня­ги­ня дарья роди­о­нов­на тро­е­ку­ро­ва (сест­ра иоан­на роди­о­но­ви­ча стреш­не­ва); жена кня­зя федо­ра ива­но­ви­ча, умер­шая в мае 1721 года; спу­стя чет­верть века после гибе­ли мужа.
~ Ж2. кня­ги­ня Ири­на Пет­ров­на Сал­ты­ко­ва, † 28 апрѣ­ля 1746. Съ мужемъ кн. И. Тро­е­ку­ро­вымъ (Толг­скiй мона­стырь Яро­слав. У., подъ собор­ной папертью.-Ярославскiй Толг­скiй Мона­стырь, изд. 1873, 79). (1717,—1746.04.28,†Толгский м-рь Яро­слав. У., под собор­ной папертью.-Ярославский Толг­ский Мона­стырь, изд. 1873, 79) Пох. с мужем кн. Ф. И. Тро­е­ку­ро­вым вотч.-Арзамасский у., Соба­кин ст.,с.Паново, дв. вот. 3 ч., 38/142,там же д.Покров, 2/8,Звенигородский у., Тро­стен­ский ст., д.Городище, дв. вот. 4 ч,4 дв.
33/26. Иван Ива­но­вич (*ок. 1670 г. — 11.10.1702 г., Нотебург)
иван ива­но­вич был ком­нат­ным столь­ни­ком, пере­шел в армию. Участ­во­вал в Азов­ских похо­дах 1695-1696 гг., в Север­ной войне 1700-1721 гг.; дослу­жил­ся до чина капи­та­на. Про­чие све­де­ния: убит при штур­ме Ноте­бур­га, отку­да поче­му-то отец и род­ные не потру­ди­лись пере­вез­ти его на яро­слав­щи­ну – он так и остал­ся похо­ро­нен­ным в папер­ти пред­те­чен­ской церк­ви ста­ро­ла­дож­ско­го пред­те­че­ва монастыря.
1702 года октяб­ря 11, на память Св. Апо­сто­ла Филип­па пред­ста­ви­ся рабъ Божiй капи­танъ lоаннъ (какъ пола­га­ютъ, князь Иванъ Ива­но­вичъ Тро­е­ку­ровъ ), и тѣло усоп­ша­го поло­же­но на семь мѣстѣ» (Ста­ро­ла­дож­скiй Пред­те­чевъ мона­стырь Ново­ла­дож. У., въ папер­ти Пред­те­чев­ской церкви).
~ Жена (с 1690/1691) — Ана­ста­сия Васи­льев­на ур. Лопу­хи­на (1676/1677-20.01.1722), дочь бояри­на В.А. Лопухина[Купцов И.В. Кня­зья Тро­е­ку­ро­вы. Вол­го­град, 2011] 34/26. Наста­сья Ивановна
М. кн. Лобанов-Ростовский

27 коле­но

35/32. княж­на Прас­ко­вья Фёдо­ров­на (23.09.1695-25.12.1746)
(1705,1717) вдо­ва вотч.-Московский у., Вязем­ский ст., д.Зверева, 11/19,там же Гого­лев ст.,с.Никольское, Зве­ре­во тож, 5/13,там же с.Хорошево, дв. вот., дв. кон. 2 ч., 4/9.
Муж: 1717, кн. Дол­го­ру­ков Сер­гей Михай­ло­вич (1.07.1695-15.09.1763)
Дети: май­ор Иван Сер­ге­е­вич; гене­рал-май­ор Федор Сер­ге­е­вич; Юрий (1721/1722-?); Мария (1723-после 1740); пол­ков­ник Миха­ил Сер­ге­е­вич; под­пол­ков­ник Алек­сандр Сер­ге­е­вич; под­пол­ков­ник Алек­сей Сер­ге­е­вич; под­по­ру­чик Нико­лай Сер­ге­е­вич; Евдо­кия (31.07.1736-15.07.1766)
36/33. Алек­сей Ива­но­вич Тро­е­ку­ров (1693.02.—1740.06.27,†ЯСПм-рь)
без­детн. помещ.: Елец-у.(215душ), Верхний-у.Ломов-у.(57душ), Орел-у.793 Верхний-у.Ломов-у.121 Ряжск-у.(122душ) С:Ив.Ив.
неточ­ны­ми ока­за­лись хол­мо­го­ро­вы в пере­ска­зе смыс­ла встре­тив­ших­ся им доку­мен­тов. ошиб­ся в широ­ко исполь­зу­е­мой иссле­до­ва­те­ля­ми «родо­слов­ной кни­ге» и извест­ный спе­ци­а­лист по гене­а­ло­гии лоба­нов-ростов­ский; утвер­ждая, что имел иван ива­но­вич тро­е­ку­ров един­ствен­но­го сына алексея/ в мате­ри­а­лах вот­чин­ной кол­ле­гии по горо­ду москве, в деле № 6 из кни­ги № 63; подроб­но пере­чис­ля­лись новые вла­дель­цы хоро­ше­ва-тро­е­ку­ро­ва – алек­сей, петр и алек­сандр ива­но­ви­чи и деви­ца прас­ко­вья федо­ров­на; дочь погиб­ше­го под азо­вом дру­га пет­ра i. зна­чит; насле­до­ва­ние тро­е­ку­ров­ской вот­чи­ны выгля­де­ло совсем ина­че, чем его пред­став­ля­ли холмогоровы/ пере­жив­ший всех сво­их сыно­вей семи­де­ся­ти­лет­ний иван бори­со­вич сде­лал наслед­ни­ка­ми четы­рех вну­ков, кото­рые и всту­пи­ли в пра­ва вла­де­ния под­мос­ков­ной непо­сред­ствен­но после его смер­ти; 25 нояб­ря 1703 года. обой­ден­ной ока­за­лась толь­ко одна внуч­ка ста­ро­го бояри­на – прас­ко­вья ивановна/
Со смер­тью кня­зя Алек­сея Ива­но­ви­ча род кня­зей Тро­е­ку­ро­вых угас.
Над­гроб­ная над­пись в папер­ти Пре­об­ра­жен­ской церк­ви яро­слав­ско­го Спа­со-Пре­об­ра­жен­ско­го мона­сты­ря; или ина­че — Архи­ерей­ско­го дома: «лета 7248 (1740) иуниа 27 чис­ла пре­ста­вил­ся князь Алек­сей Ива­но­вич Тро­е­ку­ров , послед­ний в сво­ей фами­лии; ибо по нем муже­ска полу фами­лии нико­го не оста­лось, а жития его было 47 лет и 4 меся­ца» тор­же­ствен­ность над­пи­си не была слу­чай­ной — речь шла о пре­се­че­нии рода кня­зей яро­слав­ских, и не какие-нибудь древ­ние акты, а свя­зан­ные с селом Хоро­ше­вым доку­мен­ты поз­во­ля­ли вос­пол­нить гене­а­ло­ги­че­ские свя­зи неко­гда извест­ной и древ­ней­шей семьи
Уча­сток дом №13 на 6-й линии Васи­льев­ско­го ост­ро­ва в 1721 году был отдан столь­ни­ку Пет­ра I кня­зю Алек­сею Ива­но­ви­чу Тро­е­ку­ро­ву . В 1723-1730 годах здесь для него было постро­е­но камен­ное одно­этаж­ное зда­ние с мезо­ни­ном. Автор­ство про­ек­та дома при­пи­сы­ва­ет­ся Доме­ни­ко Тре­зи­ни, зда­ние под­хо­дит под опи­са­ние типо­во­го дома, про­ек­ты кото­ро­го состав­лял архитектор.
Столь­ник Пет­ра I Тро­е­ку­ров пере­се­лил­ся сюда со стрел­ки Васи­льев­ско­го ост­ро­ва, когда там нача­ли вести казён­ное стро­и­тель­ство. Вза­мен пер­во­го участ­ка в сто­ли­це ему был отдан имен­но этот.После смер­ти Тро­е­ку­ро­ва домом вла­де­ли его вдо­ва и дочь.
Любо­пыт­ней­ший ответ на этот вопрос при­нес донос-чело­бит­ная послед­них лет прав­ле­ния Анны Иоан­нов­ны, ина­че гово­ря – напи­сан­ный спу­стя без мало­го сорок лет, в 1739 году, Алек­се­ем Ива­но­ви­чем Троекуровым.
Алек­сей Ива­но­вич начи­нал так: «…в Мос­ков­ском уез­де в Сетун­ском ста­ну имею я вот­чи­ну село Николь­ское, Хоро­ше­во тож, в кото­ром в 7207 (1699) году при деде моем боярине кня­зе Иване Бори­со­ви­че застро­е­на цер­ковь о двух служ­бах во имя вели­ких свя­ти­те­лей Алек­сея Мит­ро­по­ли­та да Нико­лая Чудо­твор­ца, а после смер­ти деда мое­го оная цер­ковь постро­е­на и вся­ким бла­го­ле­пи­ем укра­ше­на, и верх­няя в 1706 году освя­ще­на соб­ствен­ным ижди­ве­ни­ем мате­ри моей и моим».Дальше А. И. Тро­е­ку­ров при­во­дил обсто­я­тель­ства суще­ство­вав­ших меж­ду бли­жай­ши­ми род­ствен­ни­ка­ми его семьи отно­ше­ний. «А ко оной церк­ви зем­ли не опре­де­ле­но, а опре­де­ле­на руга (жало­ва­нье при­чту. – Н. М.) и дает­ся и от меня и по ныне свя­щен­ни­ку и при­чет­ни­кам повсе­год­но денег по 18 руб­лей, ржи по 25 чет­вер­тей, овса по 12 чет­вер­тей, мяс сви­ных по шести пуд, по шести бара­на, да для сено­ко­су пустошь, на кото­рой ста­вит­ся сена по 60 копен, и оную ругу отправ­ляю я один, а тет­ка моя ниче­го не дает, а во оном же селе име­ет­ся во вла­де­нии шестой жере­бий тет­ки моей вдо­вы кня­ги­ни Ири­ны Пет­ров­ны Тро­е­ку­ро­вой, и оная тет­ка моя, злоб­ствуя мне, а цер­ковь божию не хотя видеть в бла­го­ле­пии, постро­и­ла ко оной церк­ви в самой бли­зо­сти скот­ские дво­ры и про­чее непо­треб­ное стро­е­ние, кото­рое покры­то соломою…»рина Пет­ров­на Сал­ты­ко­ва ста­ла вто­рой, намно­го пере­жив­шей мужа кня­ги­ней Тро­е­ку­ро­вой. Имен­но она и была мате­рью Прас­ко­вьи Федо­ров­ны, выдан­ной ею замуж за кня­зя С. М. Дол­го­ру­ко­ва. С выгод­ным бра­ком Ири­на Пет­ров­на зато­ро­пи­лась, хотя моло­до­му супру­гу пред­сто­я­ла мно­го­лет­няя загра­нич­ная поезд­ка. В тече­ние деся­ти лет ее дочь жда­ла сво­е­го нахо­див­ше­го­ся в Гол­лан­дии мужа.
А вот лег­ким харак­те­ром и ужив­чи­во­стью рано овдо­вев­шая кня­ги­ня Тро­е­ку­ро­ва не отли­ча­лась. Вер­нее, мири­лась с муж­ни­ной род­ней, пока не суще­ство­ва­ло дру­го­го выхо­да. Зато с появ­ле­ни­ем на гори­зон­те сво­ей цар­ствен­ной род­ствен­ни­цы, Анны Иоан­нов­ны, дала себе пол­ную волю. Суще­ство дела А. И. Тро­е­ку­ро­ва заклю­ча­лось в сле­ду­ю­щем. Воз­му­ща­ясь соору­жен­ным тет­кой «непо­треб­ным стро­е­ни­ем, кото­рое покры­то соло­мою», князь пояс­нял: «…отче­го я имею опас­ность церк­ви божи­ей, в кото­рой име­ет­ся цер­ков­ной утва­ри нема­лое чис­ло, а по силе ваше­го импе­ра­тор­ско­го вели­че­ства ука­зов, не ток­мо церк­ви божий, в кото­рых совер­ша­ет­ся боже­ствен­ная служ­ба, но и древ­ние, име­ю­щи­е­ся в лесах и полях клад­би­ща веле­но иметь в чест­но­сти и ого­ра­жи­вать и стро­е­ния ника­ко­го на оных не стро­ить и в паш­ню не упо­треб­лять, а она, тет­ка моя, не ток­мо празд­ное клад­би­ще, но и цер­ковь божию обстро­и­ла вся­кою непо­треб­ною гнус­но­стию, кото­рая по осмот­ру явно изобличится».
Комис­сия и в самом деле уста­но­ви­ла, что цер­ковь окру­же­на вет­хи­ми строениями.
В пят­на­дца­ти саже­нях от алта­рей были постав­ле­ны кня­ги­ней пять кры­тых соло­мой жит­ниц, с запад­ной сто­ро­ны – люд­ская изба и скот­ный двор, рядом с дво­ром еще один дво­рик и на нем две свет­ли­цы. В про­то­ко­ле запи­са­но: «А с лица к той церк­ви под­ле того скот­но­го дво­ра ого­ро­же­ны плет­нем скот­ские хлев­ки, и одно стро­е­ние весь­ма вет­хо, покры­то, кро­ме свет­ли­чек, соло­мою; а свет­лич­ки – дра­нью». С север­ной сто­ро­ны церк­ви, рядом с вход­ны­ми две­ря­ми, И. П. Тро­е­ку­ро­ва соору­ди­ла конюш­ню, сараи и люд­ские чула­ны. И толь­ко с южной сто­ро­ны к церк­ви под­хо­ди­ла доста­точ­но бла­го­об­раз­ная решет­ка зало­жен­но­го пле­мян­ни­ком сада. Комис­сия так­же выяс­ни­ла, что «где постро­е­но стро­е­ние от кня­ги­ни Тро­е­ку­ро­вой, на тех местах при преж­нем вла­дель­це Иване Бори­со­ви­че Тро­е­ку­ро­ве ника­ко­го стро­е­ния не было, а была вокруг церк­ви пло­щадь; а где сад Алек­сея Ива­но­ви­ча Тро­е­ку­ро­ва, то место было в пашне». Вся эта застрой­ка реше­ни­ем комис­сии в 1740 году долж­на была быть снесена.
Тем более любо­пыт­ны подроб­но­сти, поз­во­ля­ю­щие вос­ста­но­вить пер­во­на­чаль­ный внут­рен­ний облик Николь­ской церк­ви. «Она ж тет­ка моя, – писал в той же чело­бит­ной жалоб­щик, – внутрь верх­ней церк­ви Нико­лая Чудо­твор­ца постро­и­ла дере­вян­ный чулан, в кото­ром во вре­мя сво­е­го во оном селе житель­ства содер­жа­ла несколь­ко икон и молеб­ство­ва­ла, кро­ме при­ход­ско­го свя­щен­ни­ка, с кре­сто­вы­ми [без­мест­ны­ми. – Н. М.] сво­и­ми попа­ми, а ныне тет­ка моя житель­ства во оном селе не име­ет, а пока­зан­ный чулан от нее заперт и запе­ча­тан, от кото­ро­го во укра­ше­нии церк­ви божи­ей име­ет­ся нема­лое пре­пят­ствие. Во оной же церк­ви постро­е­ны хоры, в том чис­ле и над оным чула­ном, а мосты у хор дере­вян­ные, кото­рые обвет­ша­ли и сгни­ли, и иные я оные пере­стра­и­ваю, а кото­рые име­ют­ся над постро­ен­ным моею тет­кой чула­ном, и оных, за неразо­бра­ни­ем того чула­на не отпи­ра­ет и разо­брать не допу­ща­ет». Чело­бит­ная дала жела­е­мый резуль­тат. В 1739 году чулан был разо­бран, при­чем ока­за­лось в нем все­го-навсе­го три ико­ны. Тяж­ба А. И. Тро­е­ку­ро­ва с соб­ствен­ной тет­кой име­ла неожи­дан­ный конец. Спу­стя год после пода­чи чело­бит­ной жалоб­щи­ка не ста­ло, а един­ствен­ная его дочь вышла замуж за В. С. Сал­ты­ко­ва. Село пол­но­стью пере­шло в сал­ты­ков­скую семью.
Ж. Тепре­цин­ская (?) Ека­те­ри­на Гри­го­рьев­на 16
Б/д
37/33. Петр Ива­но­вич (1705,1717)
уездн.двн. вотч.-Московский у., Сетун­ский ст.,с.Хорошево, дв. вот. 6 ч., дв. скот. 2 ч., мель­ни­ца из най­му>, 16/44 помещ.: Елец-у.(215душ), Верхний-у.Ломов-у.(57душ), Орел-у.793 Верхний-у.Ломов-у.121 Ряжск-у.(122душ)
38/33. Алек­сандр Ива­но­вич (1705,1725)
уездн.двн. вотч.-Дмитровский у., Камен­ский ст., сцо Гиги­ре­во, дв. вот., дв. скот. 2ч., 14/35 вотч.-Московский у., Сетун­ский ст.,с.Хорошево, дв. вот. 6 ч., дв. скот. 2 ч., мель­ни­ца из най­му>, 16/44 помещ.: Елец-у.(215душ), Верхний-у.Ломов-у.(57душ), Орел-у.793 Верхний-у.Ломов-у.121 Ряжск-у.(122душ)
39/33. Прас­ко­вья Ива­нов­на (+1748)
забы­тая дедом прас­ко­вья ива­нов­на – жена гра­фа ива­на пет­ро­ви­ча тол­сто­го, одна из пря­мых род­ствен­ниц льва толстого/ ее све­кор – зна­ме­ни­тый петр андре­евич тол­стой, появив­ший­ся при цар­ском дво­ре столь­ни­ком в бур­ные дни 1682 года/ это он 15 мая под­ни­мал стрель­цов про­тив нарыш­ки­ных, помо­гал царевне софье захва­тить власть; кри­чал на наро­де, что заду­шен стар­ший свод­ный брат пет­ра – царе­вич иоанн/ всту­пи­ли на пре­стол два бра­та, пра­ви­ла госу­дар­ством софья; и толь­ко паде­ние пра­ви­тель­ни­цы заста­ви­ло тол­сто­го по-ново­му взгля­нуть на буду­ще­го само­держ­ца, при­ми­рить­ся с нарыш­ки­ны­ми; начать слу­жить пет­ру. впро­чем; уда­лось это п. а/ тол­сто­му дале­ко не сра­зу. орга­ни­за­тор­ски­ми; адми­ни­стра­тив­ны­ми, воен­ны­ми спо­соб­но­стя­ми он; несо­мнен­но, обла­дал; успеш­но участ­во­вал во вто­ром азов­ском похо­де, но заслу­жить дове­рия моло­до­го царя не мог/ и толь­ко то обсто­я­тель­ство, что вызвал­ся он; несмот­ря на свои пять­де­сят два года, стать «волон­те­ром»; поехать учить­ся за гра­ни­цу вме­сте с недо­рос­ля­ми, да к тому же еще и все­рьез изу­чить за два года мор­ское дело; сна­ча­ла при­ми­ри­ли, а затем и сбли­зи­ли с ним петра/ петр обра­тил вни­ма­ние не толь­ко на спо­соб­но­сти ста­ре­ю­ще­го царе­двор­ца – тот сумел овла­деть в ита­лии и ино­стран­ны­ми язы­ка­ми, – но и на его неза­у­ряд­ную дипло­ма­ти­че­скую сноровку/ в 1701 году п. а/ тол­стой направ­ля­ет­ся в кон­стан­ти­но­поль рус­ским послан­ни­ком, что было свя­за­но и с боль­шой ответ­ствен­но­стью; и с пря­мой опас­но­стью для жиз­ни. за две­на­дцать лет пре­бы­ва­ния у турец­ко­го дво­ра послан­ни­ку не раз при­шлось побы­вать в заклю­че­нии в страш­ном семи­ба­шен­ном замке/ выиг­рал п. а/ тол­стой дипло­ма­ти­че­ское сра­же­ние и по воз­вра­ще­нии на роди­ну – сумел вой­ти в дове­рие к само­му мен­ши­ко­ву. сре­ди мно­го­чис­лен­ных свя­зан­ных с ино­стран­ны­ми дела­ми пору­че­ний самым ответ­ствен­ным ока­за­лось уле­стить и вер­нуть в рос­сию бежав­ше­го царе­ви­ча алексея/ совре­мен­ни­ки были убеж­де­ны, что толь­ко п/ а. тол­стой мог добить­ся успе­ха в этом труд­ней­шем и важ­ней­шем для пет­ра деле/ п. а/ тол­стой про­явил не мень­шую энер­гию в ходе след­ствия над алек­се­ем и в суде над ним. награ­дой для него ста­ло пол­ное и без­ого­во­роч­ное дове­рие петра/ это дове­рие выра­зи­лось и в цен­ных награ­дах, и в назна­че­нии имен­но п/ а. тол­сто­го началь­ни­ком страш­ной тай­ной канцелярии/ теперь от санов­ни­ка не оста­ва­лось госу­дар­ствен­ных тайн. импе­ра­тор­ской коро­ной ека­те­ри­на i; как при­ня­то счи­тать, была обя­за­на а/ д. меншикову/ но рядом с мен­ши­ко­вым сто­ял сыг­рав­ший не менее важ­ную роль п. а/ тол­стой. он под­дер­жал «свет­лей­ше­го»; под­твер­дил отсут­ствие заве­ща­ния пет­ра, ниче­го не ска­зав о жела­ни­ях покой­но­го в отно­ше­нии престолонаследия/ ни для кого не состав­ля­ло сек­ре­та, что петр никак не хотел видеть на троне жену/ зато ека­те­ри­на-импе­ра­три­ца была оди­на­ко­во выгод­на и мен­ши­ко­ву, и толстому/ мне­ния недав­них союз­ни­ков и еди­но­мыш­лен­ни­ков разо­шлись самым роко­вым обра­зом в вопро­се о содер­жа­нии заве­ща­ния новой импе­ра­три­цы. оба торо­пи­ли ека­те­ри­ну i с состав­ле­ни­ем заве­ща­ния; но каж­дый хотел его видеть иным. для мен­ши­ко­ва это нако­нец-то откры­ва­ю­щий­ся путь к захва­ту престола/ пусть он сам не мог пре­тен­до­вать на импе­ра­тор­скую коро­ну, зато ее мог­ла полу­чить его дочь/ под­дер­жи­ва­е­мый австрий­ским послан­ни­ком, мен­ши­ков пред­ла­га­ет в каче­стве наслед­ни­ка сына каз­нен­но­го царе­ви­ча алек­сея – буду­ще­го пет­ра ii при усло­вии женить­бы буду­ще­го импе­ра­то­ра на одной из мен­ши­ков­ских дочерей/ то, что петр был еще маль­чиш­кой; а мария алек­сан­дров­на мен­ши­ко­ва про­сва­тан­ной неве­стой, само собой разу­ме­ет­ся; зна­че­ния не име­ло. г/ гзель. граф п/а. толстой/ 1722–1727 гг. зато для п/ а. тол­сто­го подоб­ное реше­ние – и он это хоро­шо зна­ет – навер­ня­ка ока­жет­ся роковым/ про­стив вину тестю, пред­по­ла­га­е­мый импе­ра­тор нико­гда не про­стит ее царе­двор­цу: за судь­бу отца при­дет­ся отве­чать одно­му тол­сто­му; и толь­ко поэто­му ново­ис­пе­чен­ный граф – титул, кото­рым тол­стые обя­за­ны всту­пив­шей на пре­стол ека­те­рине i; – наста­и­ва­ет на вклю­че­нии в заве­ща­ние в первую оче­редь доче­рей пет­ра i. будет ли это выехав­шая с мужем в гол­ш­ти­нию анна пет­ров­на или неза­муж­няя ели­за­ве­та; ему, в кон­це кон­цов; без­раз­лич­но. мог ли выиг­рать п/ а. тол­стой! почти навер­ня­ка нет. ска­за­лись и лов­кость «свет­лей­ше­го»; и его дав­ние проч­ные свя­зи с ека­те­ри­ной, и воз­раст тол­сто­го: сорев­но­вать­ся с мен­ши­ко­вым в восемь­де­сят два года было бесполезно/ резуль­тат не замед­лил о себе заявить: граф, лишен­ный титу­ла и все­го сво­е­го состо­я­ния; ока­зал­ся в соло­вец­ком мона­сты­ре, где в 1728 году и умер/ понес­ла нака­за­ние и вся его семья. лиши­лись титу­ла сыно­вья – петр и муж прас­ко­вьи ива­нов­ны троекуровой.
~ гр. Иван Пет­ро­вич Тол­стой (* 1685 † .06.1728)

28 коле­но

40/36. Ека­те­ри­на Алексеевна
М. гр. Вла­ди­мир Семе­но­вич Сал­ты­ков (6.08.1705-5.01.1751), генерал-майор.
41/37. Алек­сей Пет­ро­вич (1705,1717)
уездн.двн. вотч.-Дмитровский у., Камен­ский ст., сцо Гиги­ре­во, дв. вот., дв. скот. 2ч., 14/35

Тро­е­ку­ро­ва Ана­ста­сья Ива­нов­на кнг. (1705,1717)
вдо­ва вотч.-Московский у., Вязем­ский ст., д.Зверево, 16/24,там же Гого­лев ст.,с.Мартемьяново, 10/18 бежал тому тре­тий год>, бежал тому ныне год>,там же с.Никольское, Зве­ре­во, (в 1678 г. вот­чи­на Зюзи­ных), 24/49,Угличский у., Пони­зов­ская вол.,с.Ильинское, дв. вот. 2 ч., 12/29

Тро­е­ку­ров князь Васи­лий Михайлович
был на Коломне вое­во­дой в ожи­да­нии набе­га крым­цев, 1559 г. {Полов­цов}
Тро­е­ку­ров князь Борис Иванович
околь­ни­чий 1658 г., боярин с 1673 г., † 1674 г. 18 сент. {Полов­цов}

Тро­е­ку­ров князь Иван Борисович
боярин с 1677 г. (1676—7 г. околь­ни­чий из ком­натн. стольн.), вое­во­да киев­ский; ведал раз­ные при­ка­зы: Боль­шой каз­ны, Ино­зем. Рей­тар­ский и Мос­ков­ский Суд­ный (1679—86 г.); р. 1633, † 1703 г. 25 нояб­ря. {Полов­цов}
Тро­е­ку­ров князь Федор Михайлович
боярин и вое­во­да аст­ра­хан­ский, заклю­чил с Бато­ри­ем пере­ми­рие и ездил в Вар­ша­ву объ­яс­нять тре­бо­ва­ния Рос­сии, 1581 г., † 1597 г. {Полов­цов}
Тро­е­ку­ров князь Иван Михайлович
боярин, намест­ник иван­го­род­ский, 1535, † 1564 г. {Полов­цов}
Тро­е­ку­ров князь Федор Иванович
вое­во­да боль­шо­го пол­ка, коман­дир пере­до­во­го отря­да при взя­тии Каза­ни; взял Ней­ш­лот, 1552—3 г. Допол­не­ние: Тро­е­ку­ров, князь Федор Ива­но­вич, вое­во­да нов­го­род­ский, 1557 г. участ­во­вал в ливон. похо­де, состоя 1 воев. Боль­шо­го пол­ка (лето­пис. Нар­матск.). {Полов­цов}

Тро­е­ку­ров, князь Иван Федорович
боярин, вое­во­да псков­ский с 1619 г.; † 29 мая 1621 г.; жен. на Анне Ник., сест­ре пат­ри­ар­ха Филарета.
{Полов­цов}

Тро­е­ку­ров, князь Роман Федорович
вое­во­да; был на собо­ре, избрав­шем Бори­са Году­но­ва в цари (1598 г.); писал гет­ма­ну Сапе­ге об уда­ле­нии литов­ских панов из пожа­ло­ван­но­го ему само­зван­цем села Ново­се­лок Пере­я­с­лавск. уез­да, 1608 г.; свое­воль­ни­чал, как «воров­ской чело­век», у Чебок­сар и Ярен­ска, 1610 г.

XX коле­но

Миха­ил Льво­вич Троекур
Тро­е­ку­ро­вы кня­зья угас­ший род про­ис­шед­ший от яро­слав­ских кня­зей­Ро­до­на­чаль­ник Тро­е­ку­ро­вых кня­зей был дво­ю­род­ный брат родо­на­чаль­ни­ков Ала­бы­ше­вых и Ален­ки­ных. Те были дети стар­ше­го сына Рома­на Ива­но­ви­ча — Федо­ра, а Тро­е­кур, Миха­ил Льво­вич, был вто­рой сын Льва Романовича.

XXI коле­но

Иван Михай­ло­вич, боярин Гроз­но­го (1556 г.), 1564 г.;
Васи­лий Михайлович;
Семен Михай­ло­вич Агиш Тюменский
Михай­ло Михайлович.

XXII коле­но

Федор Ива­но­вич, вое­во­да Боль­шо­го пол­ка (1563 г.)
Михай­ло Ива­но­вич, постав­лен­ный в Сино­ди­ке Грозного.
Васи­лий Михай­ло­вич бездетный
Федор Михай­ло­вич (1597 г.), боярин (1586 г.) 

XXIII коле­но

Иван Федо­ро­вич, не оста­вив­ший потомства.
Рома­на Федо­ро­вич бездетного
Иван Федо­ро­вич 29 мая 1621 г. бояри­на (1620 г.) 

В пер­вом бра­ке имел он женою Анну Ники­тиш­ну Рома­но­ву-Юрье­ву (тет­ку род­ную царя Миха­и­ла Федо­ро­ви­ча), а во вто­ром — Вас­су Ива­нов­ну, в мона­ше­стве и в схи­ме с име­нем Вар­со­фо­нии 10 фев­ра­ля 1679 г. От пер­во­го бра­ка извест­ны дети кня­зя Ива­на Федо­ро­ви­ча: сын — князь Борис Ива­но­вич, боярин (1673 г.), 18 янва­ря 1674 г., и стар­шая сест­ра его — княж­на Мари­на Ива­нов­на (р. 1583 г., 1657 г.), в бра­ке с Алек­се­ем Ива­но­ви­чем Голо­ви­ным. От бра­ка с Агрип­пи­ною Михай­лов­ной (2 октяб­ря 1673 г.) князь Борис Ива­но­вич имел двух сыно­вей и дочь Софью, 14 мая 1660 г.. Сыно­вья его: млад­ший Дмит­рий Бори­со­вич, 20 сен­тяб­ря 1670 г., и стар­ший — боярин (1678 г.) Иван Бори­со­вич, 20 нояб­ря 1753 г., жена­тый два раза (на Вас­се Бог­да­новне Хит­ро­вой и Анне Семе­новне, 25 сен­тяб­ря 1700 г.). Иван Бори­со­вич оста­вил двух сыно­вей и дочь, Наста­сью Ива­нов­ну за кня­зем Лоба­но­вым-Ростов­ским. Стар­ший сын кня­зя Ива­на Бори­со­ви­ча Тро­е­ку­ро­ва, князь Федор Ива­но­вич (р. в июне 1667 г., от раны под Азо­вом 5 сен­тяб­ря 1695 г.), был пода­вав­ший боль­шие надеж­ды столь­ник, очень люби­мый Пет­ром I.

От бра­ка с Дарьею Роди­о­нов­ной Стреш­не­вой (1720 г.) князь Федор Ива­но­вич Тро­е­ку­ров оста­вил одну дочь Прас­ко­вью Федо­ров­ну (р. 23 сен­тяб­ря 1695 г. и 25 декаб­ря 1746 г. в бра­ке с кня­зем Сер­ге­ем Михай­ло­ви­чем Дол­го­ру­ко­вым). Вто­рой, млад­ший сын кня­зя Ива­на Бори­со­ви­ча, столь­ник Иван Ива­но­вич, жена­тый на Наста­сье Васи­льевне (после 1720 г.), оста­вил дочь Прас­ко­вью (за гра­фом Ива­ном Пет­ро­ви­чем Тол­стым) и сына Алек­сея Ива­но­ви­ча — послед­не­го Тро­е­ку­ро­ва (р. 27 фев­ра­ля 1693 г. и 27 июня 1740 г.), имев­ше­го одну дочь — княж­ну Ека­те­ри­ну Алек­се­ев­ну, быв­шую за гра­фом Вла­ди­ми­ром Семе­но­ви­чем Сал­ты­ко­вым, млад­шим бра­том фельдмаршала.

У кня­зя Алек­сея Ива­но­ви­ча были умер­шие в мла­ден­че­стве два бра­та: Петр и Алек­сандр Ивановичи.

Коло­рит­ная фигу­ра бари­на «боль­шой руки» Тро­е­ку­ро­ва, конеч­но, хоро­шо была извест­на поэту и его окру­же­нию. Образ ста­рин­но­го рус­ско­го бари­на под одним и тем же име­нем Кирил­ла Пет­ро­ви­ча Тро­е­ку­ро­ва встре­ча­ет­ся у Пуш­ки­на два­жды: в «Ара­пе Пет­ра Вели­ко­го» и в «Дуб­ров­ском». Угас­ший еще в XVII веке род кня­зей Тро­е­ку­ро­вых будо­ра­жил вооб­ра­же­ние поэта. От важ­но­го санов­ни­ка пет­ров­ско­го вре­ме­ни кня­зя Ива­на Бори­со­ви­ча Тро­е­ку­ро­ва тяну­лись свя­зи к пред­ку поэта — столь­ни­ку Ники­те Бори­со­ви­чу Пуш­ки­ну. А слу­чай имел место инте­рес­ный. Когда Ники­та Пуш­кин был глу­бо­ким стар­цем, в 1708 году моло­дая жена его Аку­ли­на Гри­го­рьев­на, уро­жен­ная Коло­гри­во­ва, напра­ви­ла под­мет­ное пись­мо на жену кня­зя Ива­на Бори­со­ви­ча, Наста­сью Тро­е­ку­ро­ву, буд­то бы при­вер­жен­ную к ста­рин­ной одеж­де и не при­зна­вав­шую новую моду, и по сути дер­жав­шу­ю­ся за «старину».Кстати, в «Ара­пе Пет­ра Вели­ко­го» рязан­ский вое­во­да Кирилл Пет­ро­вич Т. ведет у бояри­на Ржев­ско­го речь о ста­рин­ных и новых модах. В даль­ней­шем фами­лия «Т» при­во­дит­ся пол­но­стью «Тро­е­ку­ров». А через несколь­ко лет в романе «Дуб­ров­ский» Пуш­кин при­дал фами­лию «Тро­е­ку­ров» дру­го­му рус­ско­му барину.

Пис­цо­вая кни­га 1558 г. отме­ча­ет Супо­не­во в вот­чине кня­зя Васи­лия Михай­ло­ви­ча Тро­е­ку­ро­ва. Ука­за­ние, что это была его «отчи­на», поз­во­ля­ет гово­рить о при­над­леж­но­сти сель­ца его отцу Миха­и­лу Тро­е­ку­ру. Тро­е­ку­ро­вы при­над­ле­жа­ли к яро­слав­ским кня­зьям. После при­со­еди­не­ния Яро­слав­ля вели­кий князь Иван III про­во­дит пла­но­мер­ную поли­ти­ку цен­тра­ли­за­ции госу­дар­ства, отби­рая у яро­слав­ских кня­зей их искон­ные зем­ли, где они поль­зо­ва­лись остат­ка­ми суве­рен­ных прав, и дает им вза­мен села в цен­тре стра­ны, низ­во­дя их до поло­же­ния обыч­ных зем­ле­вла­дель­цев. Судя по пис­цо­во­му опи­са­нию, раз­мер паш­ни села состав­лял 148 чет­вер­тей, т.е. боль­ше 200 деся­тин зем­ли. Оче­вид­но, что для обра­бот­ки таких про­стран­ных уго­дий необ­хо­ди­мо было зна­чи­тель­ное чис­ло крестьян.Князь Васи­лий Михай­ло­вич Тро­е­ку­ров умер без­дет­ным, пря­мых наслед­ни­ков у него не было, и по опи­са­нию 1624 г. сель­цо Супо­не­во ока­зы­ва­ет­ся в поме­стье за дья­ком Вене­дик­том Михай­ло­вым и Галак­ти­о­ном Мат­ве­е­ви­чем Махо­вым. В сель­це чис­лил­ся «двор кре­стьян­ский и двор бобыль­ский, людей в них 6 человек».Супонево лежит в бли­жай­ших окрест­но­стях Зве­ни­го­ро­да — при­бли­зи­тель­но в 2 км к восто­ку от города. 

1606 г. не ранее июня 21. — Отпис­ка тоболь­ско­го вое­во­ды кня­зя Рома­на Тро­е­ку­ро­ва пелым­ско­му вое­во­де Ива­ну Году­но­ву о «шато­сти» в Кон­дин­ской и Назым­ской воло­стях и о мерах к подав­ле­нию дви­же­ния сре­ди остяков.

Гос­по­ди­ну Ива­ну Михай­ло­ви­чу да Пет­ру Дани­ло­ви­чу Роман Тро­е­ку­ров челом бьет. В нынеш­нем, гос­по­дине, в 114-м году июня в 21 день слух нас дошел, что остяц­кой кня­зец Оксе­ит Бояров да с ним пелым­ские Кон­дин­ские воло­сти ясаш­ные люди да Нязым­ские воло­сти ясач­ной остяк Ама­лык Гри­го­рьев сби­ра­ют­ся, а хотят итти вое­ва­ти князь Ива­на да князь Миха­и­ла Иги­че­е­вых детей Ала­че­ва; и собра­лось де их с три­ста чело­век. И мы, гос­по­дине, в Тоболь­ску остяц­ко­го княз­ца Оксе­и­та про то спра­ши­ва­ли накреп­ко, и он в рас­про­се нам ска­зал, что он с кон­дин­цы не мыш­ли­вал, шато­сти в его воло­сти нет нико­то­рые, а Пелым­ско­го уез­да Кон­дин­ские воло­сти во всех ясач­ных людех шатость вели­кая, а сби­ра­ют­ся де они и хотят при­хо­ди­ти ско­пом и вое­вать князь Ива­на да князь Миха­и­ла Ала­че­е­вых, и хотят при­шед­ши [194] к их Кот­ско­му город­ку, поби­ти их до смер­ти за то что они емлют с них ясак; и ныне де князь Иван и князь Миха­и­ло сидят от тех пелым­ских ясач­ных людей у себя в город­ке в оса­де. И будет, гос­по­дине, Кон­дин­ские воло­сти в ясач­ных людях шатость, а вам то ведо­мо, а к нам о том не пише­те, и то дела­ет­ся него­раз­до, и вы б, гос­по­дине, к нам о том о всем про­тив сея гра­мо­ты в Тобо­леск отпи­са­ла тот­час под­лин­но с рез­вым гон­цом. А будет вам по ся места про то неве­до­мо, и вы б, гос­по­дине, тот­час в тое в Кон­дин­скую волость посла­ли с Пелы­ми слу­жи­вых людей, кого при­гож, и веле­ли тое Кон­дин­ские воло­сти лут­чим 5-ти или 6-ти чело­ве­ком быти у себя на Пелы­ми и про то их рас­про­си­ти накреп­ко: дали они госу­да­рю шерть, что им не изме­ни­ти и не сби­рать­ся ратью, вое­ва­ти ни на кого не при­хо­ди­ти; а в ком поча­ют шатость, и им было тех людей при­во­ди­ти к вам в Пелым, и от кого из них име­нем и за что в Кон­дин­ской воло­сти в ясач­ных людях шатость учи­ни­лась, и за что хотят вое­ва­ти кня­зя Ива­на да кня­зя Миха­и­ла Иги­че­е­вых, какая им от них тес­но­та и оби­да, и они бы о том били челом госу­да­рю, а вое­вать бы не сби­ра­лись ни на кого; а в ком поча­ют шатость, и они б, тех людей имая, при­во­ди­ли к вам, и госу­дарь тех, кто измен­ни­ков при­ве­дет, пожа­лу­ет вели­ким сво­им жало­ва­ньем; и они б ныне про ту шатость при­нес­ли свою вину ко госу­да­рю сами, а госу­дарь их пожа­лу­ет, ту вину отдаст. Да что, гос­по­дине, они вам про то в рас­про­се ска­жут, коим обы­ча­ем, и от кого име­нем, я за что у них в людех шатость учи­ни­лась, и вы б, гос­по­дине, то веле­ли запи­сать перед собою да о том отпи­са­ли к нам вско­ре, не меш­кая ни часу с кем будет при­го­же и веле­ли ему ехать в Тобо­леск днем и ночью. А от кого в Кон­дин­ской воло­сти пущая шатость учи­ни­лась, и вы б тех с Пелы­ми до госу­да­ре­ва ука­зу не отпу­ща­ли, и кор­мец веле­ли давать им, чем моч­но им сытым быть. А досталь­ных ясач­ных людей чело­век дву или трех, кото­рые б в той воло­сти были знат­ни и ясач­ные б люди их слу­ша­ли, посла­ли бы естя в Кон­дин­скую волость да с ними же посла­ли пелым­ских слу­жи­вых людей с тол­ма­чем чело­век трех или четы­рех и при­ка­за­ли им гово­ри­ти Кон­дин­ские воло­сти ясач­ным людем о том накреп­ко, что­бы они шли все по домам, по юртом сво­им, а вое­ва­ти ни на кого само­воль­ством не сби­ра­лись, и никто ни на кого не при­хо­ди­ли, и шато­сти и сму­ты ника­кие в людях не чини­ли; а кого им учи­нит­ся насиль­ство в их вот­чин­ных уго­дьях и в зве­ри­ных добы­чах, или иная какая тес­но­та и оби­ды, и они бы на тех людей били челом и шли бы к вам в город на Пелым, и госу­дарь царь и вели­кий князь Димит­рий Ива­но­вич всеа Русии велит им с теми людь­ми в насиль­ствах и в оби­дах свой цар­ский указ учи­ни­ти. Да и ины­ми бы есте вся­ки­ми делы веле­ли в Кон­дин­ской воло­сти и в иных воло­стех, кото­рые пла­тят ясак на Пелым, шато­сти про­ве­да­ти. А что у вас после того объ­явит­ся вестей от тех ясач­ных и от слу­жи­вых людей, кото­рых пошле­те к ясач­ным людем, и вы б о том то тому же в Тобо­леск отпи­са­ли тотчас.

ААН, ф. 21, оп. 4, № 16, лл. 336 об.-338, № 42.