Лыковы

Кня­зья Лыко­вы, Лыко­вы-Бело­гла­зо­вы, Лыко.
© Сер­гей Безносюк
Поко­лен­ная рос­пись рода кня­зей Лыко­вых, Лыко­вых-Бело­гла­зо­вых, Лыко.
Мате­ри­а­лы по гене­а­ло­гии и пропосографии.

Рус­ский кня­же­ский род, отрасль кня­зей чер­ни­гов­ских. Ветвь кня­зей Обо­лен­ски­их. В XVI веке высо­ко­го поло­же­ния не зани­ма­ли, неко­то­рые пред­ста­ви­те­ли рода слу­жи­ли удель­ным кня­зьям. Толь­ко в 1-й поло­вине XVII века пред­ста­ви­те­ли рода, пород­нив­шись с Ром­но­вы­ми, ста­ли попа­дать в Думу. Род угас в 1701 году со смер­тью бояри­на Миха­и­ла Ивановича.

❋ Рюрик, князь Новгородский
⇨ Игорь Рюри­ко­вич, вели­кий князь Киев­ский +945
⇨ Свя­то­слав I Иго­ре­вич, вели­кий Киев­ский 942-972
⇨ Вла­ди­мир I, вели­кий князь Киев­ский +1015
⇨ Яро­слав I Муд­рый, вели­кий князь Киев­ский 978-1054
⇨ Свя­то­слав II, вели­кий князь Киев­ский 1027-1076
⇨ Олег Гори­сла­вич, князь Чер­ни­гов­ский +1115
⇨ Все­во­лод II, вели­кий князь Киев­ский +1146
⇨ Свя­то­слав III, вели­кий князь Киев­ский +1194
⇨ Все­во­лод III Черм­ный, князь Киев­ский +1215
⇨ Миха­ил II, князь Чер­ни­гов­ский 1179-1246
⇨ Юрий, князь Торус­ский и Оболенский
⇨ Кон­стан­тин, князь Оболенский
⇨ Иван, князь Оболенский

XVIII коле­но

1. князь Иван Вла­ди­ми­ро­вич Лыко Обо­ленсь­кий (?-п.1507)
воевода
рус­ский воен­ный и госу­дар­ствен­ный дея­тель, вое­во­да на служ­бе у мос­ков­ско­го кня­зя Ива­на III Васи­лье­ви­ча. Сын кня­зя Вла­ди­ми­ра Ива­но­ви­ча Обо­лен­ско­го. Осно­во­по­лож­ник вет­ви кня­зей Лыко­вых. В 1478 году участ­во­вал в похо­де вели­ко­го кня­зя мос­ков­ско­го Ива­на III Васи­лье­ви­ча на Вели­кий Нов­го­род, нахо­дясь в отря­де удель­но­го кня­зя Андрея Васи­лье­ви­ча Мень­шо­го. В том же году назна­чен вое­во­дой в Вели­кие Луки. При­тес­нял и гра­бил мест­ных жите­лей. Мно­гие жите­ли убе­жа­ли за гра­ни­цу, а дру­гие жало­ва­лись Ива­ну III. Тот назна­чил суд, кото­рый при­су­дил вер­нуть непра­виль­но отня­тое имущество.
Тогда Обо­лен­ский решил перей­ти на служ­бу к волоц­ко­му кня­зю Бори­су Васи­лье­ви­чу, наде­ясь на его защи­ту. Иван III тре­бо­вал от Бори­са выда­чи Лыко, а когда тот отка­зал­ся послал сво­е­го намест­ни­ка в Боров­ске Васи­лия Образ­ца, кото­рый захва­тил Лыко в его име­нии и в кан­да­лах доста­вил к Ива­ну III.
Одна­ко Лыко был про­щён и уже в 1483 году был послом вели­ко­го кня­зя мос­ков­ско­го Ива­на III Васи­лье­ви­ча к крым­ско­му хану Менгли Гирею. В 1487 году он участ­ву­ет в похо­де на Вят­ку. В 1488 году он защи­щал Вели­кий Устюг от вят­чан. В 1489 году был пер­вым вое­во­дой двин­ско­го опол­че­ния в новом похо­де на Вят­ку, в резуль­та­те кото­ро­го она была поко­ре­на. В 1492 году он вто­рой намест­ник в Нов­го­ро­де. В 1493 году во вре­мя вой­ны с Лит­вой ходил с пол­ком левой руки на Сер­пейск. В фев­ра­ле 1494 года он при­сут­ство­вал на при­ё­ме литов­ско­го посольства.
В 1494 году — вое­во­да в Тару­се, в авгу­сте 1495 — авгу­сте 1497 годов — намест­ник в Нов­го­ро­де. В 1500 году его сыно­вья Васи­лий, Фёдор и Миха­ил Ива­но­ви­чи при­сут­ство­ва­ли на сва­дьбе бояри­на кня­зя Васи­лия Дани­ло­ви­ча Холм­ско­го. В 1502 году участ­во­вал в похо­де на Вели­кое кня­же­ство Литов­ское. В 1507 году — сно­ва в Вятке.

XIX коле­но

2/1. князь Васи­лий Ива­но­вич Лыков (1496,1500)
коню­ший() околь­ни­чий()? моск.двн.(1500)1С:Ив.Вл. Лыко Оболенского.
сын бояр­ский, В фев­ра­ле 1500 г. при­сут­ство­вал на сва­дьбе кня­зя В. Д. Холм­ско­го и вели­кой кня­ги­ни Фео­до­сии, нахо­дил­ся в поез­де кня­зя В. Д. Холм­ско­го (Древ­няя Рос­сий­ская Вив­лио­фи­ка. Ч. 13. М., 1790. С. 2). Князь Васи­лий Ива­но­вич Обо­лен­ский в 1515 г. был намест­ни­ком в Иван­го­ро­де (Паш­ко­ва Т.И. Мест­ное управ­ле­ние в Рус­ском госу­дар­стве пер­вой поло­ви­ны XVI века (намест­ни­ки и воло­сте­ли). М., 2000. С. 140).
Над опи­са­ни­ем поме­стья кн. Васи­лия Дани­ло­ви­ча Холм­ско­го в тек­сте кни­ги Вод­ской пяти­ны сто­ит явная при­пис­ка, сде­лан­ная дру­гим почер­ком: «Отда­на кня­зю Васи­лию Лыко­ву» [РГА­ДА. Ф. 137. Нов­го­род N9 3 Ч. I. Л. 29.] , появив­ша­я­ся после 1501 г. В нояб­ре 1508 г. Васи­лий Холм­ский попал в опа­лу и, воз­мож­но, по этой при­чине утра­тил земли.
~ жена Ксения
3/1. князь Миха­ил Ива­но­вич Лыков (1496,1500)
вотч.-Малоярославец-у. 2С:Ив.Вл.Ив-ча ОБО­ЛЕН­СКИЙ ЛЫКО.
Князь Миха­ил Ива­нов сын Обо­лен­ский в 1493 г. вое­во­да на Бере­гу (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 1. Ч. 1. М., 1977. С. 36). В фев­ра­ле 1500 г. при­сут­ство­вал на сва­дьбе кня­зя В. Д. Холм­ско­го и вели­кой кня­ги­ни Фео­до­сии, нахо­дил­ся в поез­де кня­зя В. Д. Холм­ско­го (Древ­няя Рос­сий­ская Вив­лио­фи­ка. Ч. 13. М., 1790. С. 2).
В сен­тяб­ре 1496 г. вла­дел зем­ля­ми в Пере­до­ле в Мало­я­ро­сла­вец­ком уез­де (Акты соци­аль­но-эко­но­ми­че­ской исто­рии Севе­ро-Восточ­ной Руси кон­ца XIV–начала XVI в. Т. 1. М., 1952. № 604).
4/1. князь Федор Ива­но­вич Лыков (14961500)
вотч.-Малоярославец-у. без­детн. 3С:Ив.Вл. ОБО­ЛЕН­СКИЙ. ЛЫКО. В фев­ра­ле 1500 г. при­сут­ство­вал на сва­дьбе кня­зя В. Д. Холм­ско­го и вели­кой кня­ги­ни Фео­до­сии, нахо­дил­ся в поез­де кня­зя В. Д. Холм­ско­го (Древ­няя Рос­сий­ская Вив­лио­фи­ка. Ч. 13. М., 1790. С. 2).
В сен­тяб­ре 1496 г. вла­дел зем­ля­ми в Пере­до­ле в Мало­я­ро­сла­вец­ком уез­де (Акты соци­аль­но-эко­но­ми­че­ской исто­рии Севе­ро-Восточ­ной Руси кон­ца XIV–начала XVI в. Т. 1. М., 1952. № 604).
Муж­ско­го потом­ства не оставил.
5/1. князь Иван Ива­но­вич Жила Лыков (1546)
по Бар­хат­ной кни­ге «Желай»
В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Рузы (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 175). В авгу­сте 1540 г. в вой­ске во Вла­ди­ми­ре во гла­ве пол­ка левой руки. В 1543 г. дол­жен был быть намест­ни­ком в Нов­го­ро­де Север­ском и при­быть из Мещев­ска. Стряп­чий осе­нью 1546 г. В 1547/48 г. князь Иван Мень­шой Ива­но­вич Лыков упо­мя­нут как вое­во­да кня­зя Юрия Васи­лье­ви­ча. В июле 1548 г. в Калу­ге во гла­ве сто­ро­же­во­го пол­ка. В сен­тяб­ре 1549 г. князь Иван Лыков дол­жен был встре­чать ногай­ских послов из Моск­вы, но забо­лел и вме­сто него из Моск­вы быль отправ­лен Роман Образ­цов с детьми бояр­ски­ми. Вес­ной 1550 г. вое­во­да в Смо­лен­ске. 28 апре­ля 1555 г. на сва­дьбе кня­зя В.А. Ста­риц­ко­го и княж­ны О.Р. Одо­ев­ской дер­жал кня­жой кол­пак. В Полоц­ком похо­де 1562/63 г. столь­ник-еса­ул и рын­да у тре­тье­го саа­да­ка. В 1565 – 1581 гг. вхо­дил в Зем­ский двор. 12 апре­ля 1566 г. с детьми бояр­ски­ми пору­чил­ся в 15 тыс. руб. по кня­зю М. И. Воро­тын­ско­му в его вер­но­сти. В июле 1566 г. на Зем­ском собо­ре выбор­ный дво­ря­нин 1-й ста­тьи. В 1566/67 г. вое­во­да в Смо­лен­ске. В 1570/71 г., 1571/72 г., 1572/73 г. намест­ник в Бол­хо­ве. В сен­тяб­ре 1575 г., сен­тяб­ре 1576 г. вое­во­да в Полоц­ке. В сен­тяб­ре 1578 г. вое­во­да в Прон­ске. В 1579/80 г. намест­ник в Нов­го­ро­де Север­ском. В 1581/82 г. вое­во­да в Брян­ске (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 99, 105, 116, 125, 225, 238, 246, 250, 269, 272, 292, 311, 323; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 1. Ч. 2. М., 1977. С. 353; Т. 1. Ч. 3. С. 486; Наза­ров В.Д. О струк­ту­ре Госу­да­ре­ва дво­ра в сере­дине XVI в. // Обще­ство и госу­дар­ство фео­даль­ной Рос­сии. Сб. ста­тей, посвя­щен­ный 70-летию ака­де­ми­ка Л. В. Череп­ни­на. М., 1975. С. 52; Кни­га Полоц­ко­го похо­да 1563 г. (Иссле­до­ва­ние и текст) / Подг. текст К. В. Пет­ров. СПб., 2004. С. 50; Посоль­ские кни­ги по свя­зям Рос­сии с Ногай­ской Ордой: 1489–1549 гг. Махач­ка­ла, 1995. С. 305; Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. М., 2004. С. 175; Анто­нов А.В. Поруч­ные запи­си 1527–1571 годов // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. М., 2004. С. С. 59).
Вла­де­ний в Обо­лен­ском уез­де у кня­зя Лыко­ва не обна­ру­же­но. Извест­ны его поме­стья в Рузе, с кото­рой он слу­жил, в Мос­ков­ском и Вязем­ском уез­дах. В стане Юрье­ва Сло­бо­да Руз­ско­го уез­да за ним зна­чи­лось поме­стье-пустошь, «что было село Камен­ка» с 17 пусто­ша­ми (385 чет­вер­тей) (РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 425, л. 193; Руз­ский уезд по пис­цо­вой кни­ге 1997, с. 86-87). В 1550/1551 г. и до мая 1568 г. вла­дел поме­стьем в Василь­цо­вом стане Мос­ков­ско­го уез­да – дерев­ня­ми Алы­мо­во, Лоды­ги­но, Шил­ко­во, Рыбо­лов­ля, Лопа­ти­но (79 чет­вер­тей сред­ней зем­ли). До 1594 г. ему при­над­ле­жа­ло поме­стье и в Крас­но­сель­ском стане Вязем­ско­го уез­да – сель­цо, «что была дерев­ня Каза­ко­во и дерев­ни Сатал­ки­но и Макло­ко­во» (138 чет­вер­тей доб­рой зем­ли), дерев­ня Сав­ки­но (48 чет­вер­тей доб­рой зем­ли) (Сади­ков 1940, с. 226-227; Кисте­рев 2003, № 71, с. 180-181; ПКМГ. Ч. 1, отд. 2, с. 593-
595).
6/1. князь Иван Ива­но­вич Мень­шой Бело­глаз Лыков (1490?,1548)
полк.воев.Владимир (1540) нам.Мещовск(1543) 5С:Ив.Вл. ОБО­ЛЕН­СКИЙ. ЛЫКО.
его потом­ки назы­ва­лись «Бело­гла­зо­вы-Лыко­вы». Веро­ят­но на мно­го лет млад­ше сво­их бра­тьев, веро­ят­но родил­ся от вто­ро­го бра­ка отца.
Кня­зья Иван Боль­шой и Иван Мень­шой Ива­но­вы дети Обо­лен­ские запи­са­ны сре­ди Обо­лен­ских кня­зей в спис­ке кня­зей и детей бояр­ских, кото­рые во вре­мя при­е­ма литов­ских послов в Москве в мар­те 1542 г. в думе не живут, но при послах в избе были (Сбор­ник Рус­ско­го исто­ри­че­ско­го обще­ства. Т. 59. СПб., 1887. С. 147). В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Рузы (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 175). В авгу­сте 1540 г. в вой­ске во Вла­ди­ми­ре во гла­ве пол­ка левой руки. В 1543 г. дол­жен был быть намест­ни­ком в Нов­го­ро­де Север­ском и при­быть из Мещев­ска. В 1547/48 г. князь Иван Мень­шой Ива­но­вич Лыков упо­мя­нут как вое­во­да кня­зя Юрия Васи­лье­ви­ча. В июле 1548 г. в Калу­ге во гла­ве сто­ро­же­во­го пол­ка. В сен­тяб­ре 1549 г. князь Иван Лыков дол­жен был встре­чать ногай­ских послов из Моск­вы, но забо­лел и вме­сто него из Моск­вы быль отправ­лен Роман Образ­цов с детьми бояр­ски­ми. Вес­ной 1550 г. вое­во­да в Смо­лен­ске. 28 апре­ля 1555 г. на сва­дьбе кня­зя В. А. Ста­риц­ко­го и княж­ны О. Р. Одо­ев­ской дер­жал кня­жой кол­пак (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 99, 105, 116, 125, 225, 238, 246, 250, 269, 272, 292, 311, 323).
В 1550/1551 г. до мая 1568 г. за кня­зем Ива­ном Лыко­вым в Василь­цо­вом стане Мос­ков­ско­го уез­да были в поме­стье дерев­ни Алы­мо­во, Лоды­ги­но, Шил­ко­во, Рыбо­лов­ля, Лопа­ти­но – 79 чет­вер­тей сред­ней зем­ли. За кня­зем Ива­ном Лыко­вым до 1594, 1595 гг. в Крас­но­сель­ском стане Вязем­ско­го уез­да было в поме­стье сель­цо, что была дерев­ня Каза­ко­вои дерев­ни Сатал­ки­но и Макло­ко­во 138 (чет­вер­тей доб­рой зем­ли) и дерев­ня Сав­ки­но (48 чет­вер­тей доб­рой зем­ли) (Пис­цо­вые кни­ги Мос­ков­ско­го госу­дар­ства XVI в. Ч. 1. Отд. 2. СПб., 1877. С. 593-595; Сади­ков П.А. Из исто­рии оприч­ни­ны XVI в. // Исто­ри­че­ский архив. Т. III. М.; Л., 1940. С. 226-227; Кисте­рев С.Н. Акты мос­ков­ско­го Чудо­ва мона­сты­ря 1507–1606 годов // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 9. М., 2003. № 71). За кня­зем Ива­ном Ива­но­вым Лыко­вым в стане Юрье­ва Сло­бо­да Руз­ско­го уез­да поме­стье пустошь Камен­ка (349 чет­вер­тей) (РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 425. Л. 193).

XX коле­но

7/2. князь Иван Васи­лье­вич Лыков
8/2. князь Андрей Васи­лье­вич Кура­ка Лыков (1533,1553)
дворов.сын-боярск. писец-Алек­син-у. без­детн. 2С:Вас.Ив. :Ксе­ния
вое­во­да удель­но­го кня­зя Вла­ди­ми­ра Андре­еви­ча Ста­риц­ко­го. Нахо­дил­ся сре­ди при­гла­шен­ных в янва­ре 1533 г. на сва­дьбе кня­зя Андрея Ива­но­ви­ча. В мае 1550 г. на сва­дьбе кня­зя Вла­ди­ми­ра Андре­еви­ча был у посте­ли (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 2. М., 1982. С. 237, 368).
9/2. князь Юрий Васи­лье­вич Чап­ля Лыков (1547,—1555/84)
3С:Вас.Ив. :Ксе­ния., боярин кн. Вла­ди­ми­ра Андре­еви­ча Старицкого
боярин и вое­во­да удель­но­го кня­зя Вла­ди­ми­ра Андре­еви­ча Ста­риц­ко­го. Рюри­ко­вич в XX колене.Представитель кня­же­ско­го рода Лыко­вых-Обо­лен­ских. Млад­ший из тро­их сыно­вей кня­зя Васи­лия Ива­но­ви­ча Лыко­ва-Обо­лен­ско­го, внук родо­на­чаль­ни­ка рода кня­зя Ива­на Вла­ди­ми­ро­ви­ча Лыко Обо­лен­ско­го. Стар­шие бра­тья — кня­зья Иван и Андрей Кура­ка Лыко­вы-Обо­лен­ские. В апре­ле 1549 года — вто­рой вое­во­да у «Нико­лы Зарайского».’31 мая 1550 года — коню­ший кня­зя Вла­ди­ми­ра Андре­еви­ча Ста­риц­ко­го, на его сва­дьбе с Евдо­ки­ей Нагой «слал послель», а потом был у кня­же­ва коня. В мар­те 1555 года князь Юрий Лыков-Обо­лен­ский был отправ­лен из Белё­ва в поход на «крым­ские улу­сы» в соста­ве боль­шо­го пол­ка «со кня­жи­ми [удель­но­го кня­зя Вла­ди­ми­ра Андре­еви­ча Ста­риц­ко­го] детьми бояр­ски­ми». В 1569 году во рас­пра­вы с удель­ным кня­зем Вла­ди­ми­ром Ста­риц­ким Юрий Васи­лье­ви­ча Чап­ля Лыков так­же постра­дал от опричников.
~ Улья­на ин.Устиния Чап­ля окольничья-Вл.Ан-ча
Дети: Иван (ум. после 1562) — рын­да., Миха­ил (ум. 1579) — вое­во­да, Васи­ли­са — заму­жем за Ива­ном Михай­ло­ви­чем Колычёвым.
[Богу­слав­ский, В. В. Сла­вян­ская энцик­ло­пе­дия. Киев­ская Русь — Мос­ко­вия: в 2 т. — М.: Олма-Пресс, 2005 г., ст. 678
Вла­сьев Г. А. Потом­ство Рюри­ка. Мате­ри­а­лы для состав­ле­ния родо­слов­ной. Т. 1. Чер­ни­гов­ские кня­зья. Часть 2-я. — СПб, 1906. — С. 479.] 10/3. князь Роман Михай­ло­вич Черм­ный Лыков (1552,1560)
в 1552 дворов.сын-боярск. помещ.-кн.Оболенск-у. без­детн. С:Мих.Ив.Вл-ча
не оста­вил муж­ско­го потомства
11/3. князь Юрий Михай­ло­вич Лыков
Бездетный.
12/5. князь Осип Ива­но­вич Лыков
Сын Ива­на Жилы. Бездетный.
13/6. князь Иван Ива­но­вич Бело­гла­зов Лыков
У ньо­го було п’ятеро синів. Син Іва­на Біло­гла­за-Іван Іва­но­вич Біло­гла­зов емі­гру­вав у Литву.
7073 — ПСРЛ Нико­нов­ская лето­пись …того же меся­ца июня в 16 день 

XXI коле­но

14/7. князь Ники­та Ива­но­вич Сле­пой Лыков
В Полоц­ком похо­де 1562/63 г. спал в стане госу­да­ря (Кни­га Полоц­ко­го похо­да 1563 г. (Иссле­до­ва­ние и текст) / Подг. текст К. В. Пет­ров. СПб., 2004. С. 47).
До 1594, 1595 гг. утра­тил в Крас­но­сель­ском стане Вязем­ско­го уез­да поме­стье пустошь, что была дерев­ня Теле­по­во и еще 8 пусто­шей (164 чет­вер­ти зем­ли), а так­же дерев­ни Оза­ров­ское, Воры­ки­но, Сысо­е­во (166 чет­вер­тей сред­ней зем­ли), дерев­ни Дяги­ле­во, Оста­по­во (Осте­во), Мишин­ская, Пра­хо­во (Боран­цо­во), почи­нок Раго­зин (107 чет­вер­тей сред­ней зем­ли) (Пис­цо­вые кни­ги Мос­ков­ско­го госу­дар­ства XVI в. Ч. 1. Отд. 2. СПб., 1877. С. 577, 583, 584, 597).
15/7. князь Федор Ива­но­вич Плю­щи­ха Лыков (1549,- 1580)
вое­во­да, столь­ник, Рюри­ко­вич в XXI колене, пред­ста­ви­тель кня­же­ско­го рода Лыко­вых-Обо­лен­ских, пле­мян­ник бояри­на кн. Ю. В. Лыко­ва-Обо­лен­ско­го. Сред­ний из трёх сыно­вей кня­зя Ива­на Васи­лье­ви­ча Лыко­ва-Обо­лен­ско­го. Бра­тья — кня­зья Ники­та Сле­пой и Иван Дуда. Как в Бар­хат­ной кни­ге, так и у Лоба­но­ва-Ростов­ско­го оши­боч­но назван околь­ни­чим, — тако­вым был его род­ной пле­мян­ник, князь Фёдор Ива­но­вич Дудин, умер­ший в 1628
году.
В сен­тяб­ре 1549 года князь Ф. И. Лыков-Обо­лен­ский упо­ми­на­ет­ся в чине сва­дьбы удель­но­го княз Вла­ди­ми­ра Андре­еви­ча Ста­риц­ко­го с Евдо­ки­ей Алек­сан­дров­ной Нагой: «зго­ло­вье кня­жее нес». 28 апре­ля 1555 года на сва­дьбе того же кня­зя с княж­ной Евдо­ки­ей Рома­нов­ной Одо­ев­ской нёс коро­вай к церк­ви. В 1558 году — вое­во­да в пол­ку левой руки во вре­мя похо­да рус­ской армии на Ливо­нию. В янва­ре 1560 года — голо­ва «в пере­до­вом пол­ку изо Пско­ва … в немец­кую зем­лю к горо­ду к Алы­сту и к иным пору­беж­ним горо­дом». В 1571—1575 годах князь Фёдор Ива­но­вич Лыков-Обо­лен­ский слу­жил 3-м и 2-м вое­во­дой в Полоц­ке. В сен­тяб­ре 1576 года — 2-й вое­во­да сто­ро­же­во­го пол­ка в похо­де рус­ской рати на Колы­вань (Тал­лин). Тогда же всту­пил в мест­ни­че­ский спор с вое­во­дой боль­шо­го пол­ка Ива­ном Васи­лье­ви­чем Мень­шим Шере­ме­те­вым. В 1577 году князь Ф. И. Лыков был отправ­лен на год намест­ни­ком и вое­во­дой в город Невель. В июле 1579 года — голо­ва в цар­ском похо­де на Ливо­нию. В 1580 году — 1-й вое­во­да в Вели­ких Луках. Князь Федор Ива­но­вич Лыков был убит 5 сен­тяб­ря 1580 г. при обо­роне от войск Сте­фа­на Бато­рия Вели­ких Лук (Кни­га посоль­ская Мет­ри­ки Вели­ко­го кня­же­ства Литов­ско­го (с 1573 по 1580 год). М., 1843. С. 204).
15 апре­ля 1562 г. князь Ф. И. Лыков дал Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю по кня­гине Ефи­мье 20 руб. 20 апре­ля 1564 г. дал по кня­гине Марье 20 руб. (Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 98). Упо­ми­на­ет­ся в духов­ной кня­зя Ю. А. Пенин­ско­го-Обо­лен­ско­го в 1547-1565 гг. (Акты фео­даль­но­го зем­ле­вла­де­ния и хозяй­ства XIV–XVI веков. Ч. 2. М., 1956. № 207).
~ 1) Евфи­мия (—1562.04.15)
~ 2) Мария. От вто­ро­го бра­ка оста­вил двух сыно­вей: Алек­сей (ум. 1656), столь­ник и вое­во­да, Иван (ум. после 1654), столь­ник и воевода
[Богу­слав­ский В. В. Сла­вян­ская энцик­ло­пе­дия. Киев­ская Русь — Мос­ко­вия: в 2 т. — М.: Олма-Пресс, 2005 г., ст. 678 Лыко­вы-Обо­лен­ские кня­зья, Вла­сьев Г. А. Потом­ство Рюри­ка. Мате­ри­а­лы для состав­ле­ния родо­слов­ной. Т. 1. Чер­ни­гов­ские кня­зья. Часть 2-я. — СПб, 1906. — С. 480.; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 14, 231, 240, 245, 250, 257, 273-275, 289, 293, 312, 313, 416, 522, 528, 532; Кни­га Полоц­ко­го похо­да 1563 г. (Иссле­до­ва­ние и текст) / Подг. текст К. В. Пет­ров. СПб., 2004. С. 50, 54; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 1. Ч. 2. М., 1977. С. 368; Т. 1. Ч. 3. М., 1978. С. 486; Т. 2. Ч. 2. М., 1982. С. 237, 376; Т. 3. Ч. 1. С. 39; Акты, собран­ные в биб­лио­те­ках и архи­вах Рос­сий­ской импе­рии Архео­гра­фи­че­ской экс­пе­ди­ци­ей Импе­ра­тор­ской Ака­де­мии наук. Т. 2. СПб., 1836. С. 43.] 16/7. князь Иван Ива­но­вич Дуда Лыков (1552,1581)
дворов.сын-боярск. помещ.-Руза-у. 3С:Ив.Вас., воевода
В 1566–1577 гг. вхо­дил в Зем­ский двор. В апре­ле 1566 г. пору­чи­тель по кня­зю М. И. Воро­тын­ско­му. Дво­ря­нин 1-й ста­тьи на Зем­ском собо­ре 25 июня–2 июля 1566 г. В 1566/1567 г. тре­тий вое­во­да в Смо­лен­ске. В июле 1570 г. голо­ва под Полоц­ком. В июле 1575 г. вое­во­да в Прон­ске. В нача­ле 1577 г. вое­во­да в Полоц­ке (Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. М., 2004. С. 59; Собра­ние госу­дар­ствен­ных гра­мот и дого­во­ров. Ч. 1. М., 1813. С. 549; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 1. М., 1981. С. 213; Сбор­ник Рус­ско­го исто­ри­че­ско­го обще­ства. Т. 71. СПб., 1892. С. 747; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 2. М., 1982. С. 377, 430).
17/9. князь Иван Юрье­вич Лыков (1562)
В нояб­ре 1562 г. в цар­ском похо­де в литов­скую зем­лю под­дат­ня у рын­ды у дру­го­го саа­да­ка. Под Полоц­ком под­дат­ня у рын­ды у дру­го­го саа­да­ка (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 1. М., 1981. С. 108, 112, 117).
Бездетный.
~ Еле­на (—1544.10.01-до)
18/9. князь Миха­ил Юрье­вич Чап­лин Лыков (1549,-25.09.1579, Сокол)
2С:Юр.Вас.Ив-ча ЧАП­ЛЯ. :Ульяна/ин. УСТИНИЯ/
пол­ко­вой вое­во­да в цар­ство­ва­ние Ива­на Грозного.Представитель кня­же­ско­го рода Лыко­вых-Обо­лен­ских. Млад­ший из двух сыно­вей кня­зя Юрия Васи­лье­ви­ча Лыко­ва-Чап­ли, бояри­на удель­но­го кня­зя Вла­ди­ми­ра Андре­еви­ча Сер­пу­хов­ско­го. 28 апре­ля 1555 г. на сва­дьбе кня­зя В. А. Ста­риц­ко­го и княж­ны О. Р. Одо­ев­ской дер­жал кня­жой кол­пак. В Полоц­ком похо­де 1562/63 г. столь­ник-еса­ул (Кни­га Полоц­ко­го похо­да 1563 г. (Иссле­до­ва­ние и текст) / Подг. текст К. В. Пет­ров. СПб., 2004. С. 50). В 1565–1579 гг. вхо­дил в Зем­ский двор. Осе­нью 1565 г. пер­вый вое­во­да в Юрье­ве Ливон­ском. Осе­нью 1568 г. вое­во­да в Дон­ко­ве. В 1570 г. вое­во­да из Полоц­ка, дол­жен был при­быть в Псков. В авгу­сте 1570 г. вое­во­да в Пско­ве. Коман­до­вал рус­ским кор­пу­сом при оса­де Реве­ля в 1570—1571 годах. 24 мая-31 авгу­ста 1571 г. с детьми бояр­ски­ми пору­чил­ся по кня­зе И. Ф. Мсти­слав­ском в его вер­но­сти в 20 тыс. руб. В 1572 году — 1-й вое­во­да в кре­по­сти Ново­силь. Зимой 1575—1576 годов — вто­рой вое­во­да пере­до­во­го пол­ка в похо­де рус­ской рати на Колы­вань (Тал­лин). В том же году стро­ил г. Салач и был там вое­во­дой. Зимой 1576—1577 годов — вое­во­да пере­до­во­го пол­ка рус­ской армии в похо­де на Ливо­нию, во вре­мя кото­ро­го участ­во­вал во взя­тии Кало­ве­ри, Лига­ве­ра, Апс­ля и дру­гих ливон­ских горо­дов. Затем он был остав­лен пер­вым вое­во­дой в Апсле. В мар­те 1577 года князь М. Ю. Лыков-Обо­лен­ский был назна­чен вое­во­дой в горо­де Пер­нов. В 1579 году — тре­тий вое­во­да сто­ро­же­во­го пол­ка в цар­ском похо­де на Ливо­нию. В сен­тяб­ре 1579 года вое­во­да князь Миха­ил Юрье­вич Лыков-Обо­лен­ский погиб во вре­мя оса­ды поль­ско-литов­ской арми­ей кре­по­сти Сокол. Вме­сте с ним были уби­ты вое­во­ды: околь­ни­чий Борис Васи­лье­вич Шеин, кня­зья Андрей Дмит­ри­е­вич Палец­кий и Васи­лий Ива­но­вич Кри­во­бор­ский. Погре­бен в Чудо­вом мона­сты­ре (Шаб­ло­ва Т.И. Кор­мо­вое поми­но­ве­ние в Успен­ском Кирил­ло-Бело­зер­ском мона­сты­ре в XVI–XVIII веках. СПб., 2012. С. 362).
~ Жена: Евфи­мия, в схи­ме Евфро­си­ния (1579,—1604.06.09,Боровск.Пафнутьев.м-рь), вдо­ва. В мест­ни­че­ском деле от 22.10.1602 кня­зя Бори­са Михай­ло­ви­ча Лыко­ва с кн. Дмит­ри­ем Михай­ло­ви­чем Пожар­ским совер­шен­но ясно и опре­де­лен­но женой кн. Миха­и­ла Юрье­ви­ча Лыко­ва назва­на кня­ги­ня Мария, что совер­шен­но не схо­дит­ся с ука­за­ни­ем над­гроб­ной над­пи­си в Паф­ну­тье­вом монастыре.Она была назна­че­на состо­ять бояры­ней при цари­це Марии Гри­го­рьевне Году­но­вой, тогда как мать кн. Дмит­рия Михай­ло­ви­ча Пожар­ско­го кня­ги­ня Мария Пожар­ская долж­на была состо­ять при царевне Ксе­нии Бори­совне, на что Пожар­ский крайне оби­дел­ся, и из-за этих назна­че­ний воз­ник­ло огром­ное мест­ни­че­ское дело. Кня­ги­ня Евфи­мия умер­ла 9 июня 1604 года и была погре­бе­на в Паф­ну­тьев­ском мона­сты­ре. От бра­ка с ней Миха­ил Юрье­вич имел несколь­ких детей: Борис (1576—1646) — боярин и вое­во­да, Фёдор, Мария — в схи­ме Маре­мья­на. Муж — князь Борис Пет­ро­вич Татев (ум. 1607).
[Вла­сьев Г. А. Потом­ство Рюри­ка. Мате­ри­а­лы для состав­ле­ния родо­слов­ной. Т. 1. Чер­ни­гов­ские кня­зья. Часть 2-я. — СПб, 1906. — С. 481-482; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 235, 246, 255, 256, 259, 271, 290, 294; Памят­ни­ки дипло­ма­ти­че­ских сно­ше­ний Древ­ней Рос­сии с дер­жа­ва­ми ино­стран­ны­ми. Т 1. СПб., 1851. С. 727, 742; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 1. Ч. 3. М., 1978. С. 486; Акты слу­жи­лых зем­ле­вла­дель­цев XV–начала XVII в. Т. 4. М., 2008. № 269, 270; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 1. М., 1981. С. 210; Т. 2. Ч. 2. М., 1982. С. 238, 372, 430; Т. 3. Ч. 1. М., 1984. С. 41, 59; Кни­га посоль­ская Мет­ри­ки Вели­ко­го кня­же­ства Литов­ско­го (с 1573 по 1580 год). М., 1843. С. 51; Анто­нов А.В. Поруч­ные запи­си 1527–1571 годов // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. М., 2004. С. 68] 19/9. княж­на Васи­ли­са Юрьев­на Лыкова
~ муж Иван Михай­ло­вич Колы­чев Хро­мо­го (ум. до 1584)
20/13. князь Семен Ива­но­вич Бело­гла­зов Лыков (1588,†1633)
дворов.сын-боярск. помещ.-кн.Оболенск-у. без­детн. 1С:Ив.Ив.Ив-ча
дво­ря­нин мос­ков­ский. В 1633 вот­чи­на его в Мос­ков­ском у. отда­на зятю его кня­зю Дмит­рию Шаховскому.
21/13. князь Борис Ива­но­вич Лыков Бело­гла­зов Лыков (1588,—1607/27)
дворов.сын-боярск. помещ.-кн.Оболенск-у. моск.двн.(1607) 2С:Ив.Ив.Ив-ча
дво­ря­нин мос­ков­ский, 1.08.1598 под­пи­сал­ся на гра­мо­те избра­ния на цар­ство Бори­са Годунова.
1627-29 — Обо­лен­ском же уез­де за столь­ни­ки и за дво­ря­ны, и за детьми бояр­ски­ми в поме­стьях …. с. Ива­нов­ское …Вдо­ва кня­и­ня Пола­гея князь Бори­со­ва жена Бело­гла­зо­ва Лыко­ва да сын её князь Григорей.
~ жена кнж. Пела­гея Дол­го­ру­ко­ва, в 1627 вдова
22/13. князь Федор Ива­но­вич Бело­гла­зов Лыков (1588,—1590)
дворов.сын-боярск. помещ.-кн.Оболенск-у. 3С:Ив.Ив.
б/д
23/13. князь Миха­ил {Ива­но­вич?} Лыко
Щодо кре­мен­чу­ць­ко­го М. Лика, то підо­зрює­мо, що саме до ньо­го від­но­сить­ся згад­ка з 2.VII.1582 р., де «князь Лико» зга­да­ний в Чер­ка­сах серед від­по­ві­да­чів за спра­вою про побит­тя і погра­бу­ван­ня запо­рож­ців з боку людей кн. М.О. Виш­не­ве­ць­ко­го (Див.: Bibl. Ossol. — Rps 1905. — K. 50 v. (пуб­ліка­ція: Кула­ковсь­кий П. До історії сто­сун­ків реєст­ро­вих коза­ків і при­кор­дон­них ста­рост у 1578–1583 роках. // Віс­ник Львівсь­ко­го універ­си­те­ту. Серія істо­рич­на. — Вип. 34. — Львів, 1999. — С. 407–423). Той самий М. Лико «зашиф­ро­ва­ний» у звіст­ці з 1587 р. про канівсь­ко­го уряд­ни­ка кн. Олек­сандра Лика, який послав загін коза­ків пусто­ши­ти с. Чап­ли­щі Путив­льсь­ко­го уєз­ду Мос­ковсь­ко­го цар­ства (Див.: Пап­ков А.И. Пору­бе­жье рос­сий­ско­го цар­ства и укра­ин­ских земель Речи Поспо­ли­той (конец XVI — пер­вая поло­ви­на XVII века). — Бел­го­род, 2004. — С.92 (спра­ва в тому, що там тре­ба чита­ти канівсь­ко­го уряд­ни­ка кня­зя Олек­сандра [Виш­не­ве­ць­ко­го] Лико). Тогда на путивль­ские дерев­ни напа­ли 40 канев­ских чер­кас ата­ма­нов Пет­ра Бер­чу­на и Тере­ха Шелу­ди­во­го. Их вско­ре раз­гро­ми­ли и, частич­но, взя­ли в плен. Плен­ни­ки пока­за­ли, что посы­лал их в наез­ды канев­ский уряд­ник кня­зя Алек­сандра {Виш­не­вец­ко­го?} Лыко. Неко­то­рые из гра­би­те­лей попа­ли в руки вое­во­ды и на допро­се пока­за­ли, что их посы­ла­ют из Пере­я­с­лав­ля «пан Чир­ской да княж Алек­сан­дров уряд­ник Виш­не­ветц­ко­го князь Лыко» спе­ци­аль­но что­бы «госу­да­ре­вы про­ез­жие ста­ни­цы гро­мить». У іншо­му дже­релі, напев­но, та сама акція про­ти с.Чаплищі (чи то звіст­ка про неї) дато­ва­на 1589 (7097) р. (Див.: Анпи­ло­гов Г.Н. Новые доку­мен­ты о Рос­сии кон­ца XVI — нача­ла XVII в. — С. 92).
18 берез­ня 1595 р. (акт під­пи­са­ний на сей­мі валь­но­му в Кра­ко­ві) Бли­жинсь­кий з дру­жи­ною посту­пи­вся свої­ми пра­ва­ми пожиттєвого-«доживотного» володін­ня на уход Кре­мен­чик-Кре­мен­чук іншо­му васа­лу Виш­не­ве­ць­ких — кня­зю Михай­лу Лику (з роду князів Обо­ленсь­ких, гіл­ки чер­ні­гівсь­ких Оль­го­ви­чів) та його не названій на ім’я дружині36. Запис, що князь М. Лико здав­на ніс служ­бу королівсь­ку «з нема­лым небез­пе­чен­ством здро­вя сво­е­го и утра­тою мает­но­сти», мож­ли­во, натя­кає на його ста­тус полі­те­мі­гран­та (жерт­ву мос­ковсь­кої оприч­ни­ни). За королівсь­ким при­вілеєм від 14 квіт­ня 1589 р. (даний у Вар­шаві, на сей­мі валь­но­му) бачи­мо маєт­ність вже в руках окре­мого влас­ни­ка — шлях­ти­ча з Київ­щи­ни Яна (Іва­на) Бли­жинсь­ко­го (гер­ба Кор­чак) та його дру­жи­ни Федо­ри Крас­ни­ків­ни. Уход Кре­мен­чик Бли­жинсь­кий з дру­жи­ною отри­мав «в дер­жа­ние и ужи­ва­ние их спо­кой­ное дожи­вот­ное зо всим на все — з озе­ры, з ловы рыб­ны­ми, з запе­со­ча­ми, з ези­ща­ми*, з боб­ро­вы­ми гоны, з ловы зве­ри­ны­ми и пта­ши­ми, с пчол хова­ньем, и зо вси­ми ины­ми пожит­ки». Як бачи­мо, це кла­сич­ний для Подніпров’я май­но­вий ком­плекс. Бли­жинсь­кі і надалі при­я­те­лю­ва­ли з кня­зя­ми Лика — за Михай­ла Семе­но­ви­ча Лика, ону­ка зга­да­но­го М. Лика, вий­ш­ла заміж Мару­ша Бли­жинсь­ка (Див.: ЦДІА­Украї­ни. — Ф. 11. — Оп. 1. — Спр. 8. — Арк. 46–47, 425 зв.–427 зв.). 1630 р. М. Бли­жинсь­ка була вже вдо­вою із сином Матвієм — на ньо­му, ймо­вір­но, і обір­ва­ла­ся лінія влас­ни­ків Кре­мен­чу­ка з роду кн. Лико.
Ймо­вір­но, зго­дом цей маєток перей­шов до рук сина цьо­го «слу­жеб­но­го кня­зя» — кня­зя Семе­на Михай­ло­ви­ча Лика.
[Дмит­ро Вирсь­кий. Виш­не­веч­чи­на: пер­ші пере­моги і пер­ші сорат­ни­ки (1555–1595 рр.)] 24/13. князь Иван Ива­но­вич Лыко

XXII коле­но

25/14.князь Ники­та Ники­тич Лыков (1600?)
без­детн. 1С:Нкт.Ив. СЛЕПОЙ.
26/14. князь Федор Ники­тич Лыков
без­дет­ный. В 1622 некий князь Федор Лыков был убит сво­и­ми холо­па­ми, за что их каз­ни­ли «смер­тью и отсек­ли руки и ноги». Это мог быть кн. Федор Ники­тич Лыков, либо князь Федор Ива­но­вич белоглазов-Лыков.
27/14. князь Гри­го­рий Ники­тич Лыков
бездетный
28/15. князь Алек­сей Федо­ро­вич Лыков (1607,-1656)
1С:Фед.Ив.Вас-частольник(1606,1646) воев.Псков(1645-) род.вотч.-Рязань-у. вотч.-Москва-у.
столь­ник и вое­во­да, стар­ший сын вое­во­ды кн. Ф. И. Пла­щи­цы Лыко­ва. Рюри­ко­вич в XXII колене, пред­ста­ви­тель кня­же­ско­го рода Лыко­вых. В 1616 чис­лил­ся столь­ни­ком. 6.08.1621 за обе­дом госу­да­ря вина наря­жал. 19.09.1624, на пер­вой сва­дьбе царя Миха­и­ла Федо­ро­ви­ча с княж­ной Дол­го­ру­ко­вой был в чис­ле поез­жан. В 1635 вое­во­да в Яро­слав­ле. 1636, фев­раль – зане­сен в спис­ки дво­рян, назна­чен­ных быть вос­при­ем­ни­ка­ми ино­стран­цев, но отсут­ство­вал в Москве с помет­кой в Ярославле.30.01.1637 участ­во­вал в цере­мо­нии при­ё­ма литов­ско­го гон­ца. 9.01.1639 и 1.02.1639 дне­вал и ноче­вал при гро­бе царе­ви­ча Ива­на Михай­ло­ви­ча, а 10 янва­ря нёс тело его из хором в цер­ковь Миха­и­ла Архан­ге­ла. 26.03.1639 нёс тело царе­ви­ча Васи­лия Михай­ло­ви­ча, а 26 апре­ля дне­вал и ноче­вал при гро­бе его. С 15.11.1639 вое­во­да в Рыль­ске. В мар­те 1644 послан вое­во­дой в Псков, а 14.03.1647 заме­нён Н. С. Соба­ки­ным. В 1647 году вме­сте с бра­том Ива­ном полу­чи­ли вот­чи­ны кня­зя Бори­са Михай­ло­ви­ча Лыко­ва. Имел вот­чи­ны: Мос­ков­ский у, Мала­тыш и Коро­вин ст, сц Ста­рое, 2/5, Рязан­ский у, Кам­сн­скии ст, д Драв­ки­но, 3/11
~ ж: Мария (Мав­ра) Кол­тов­ская. Дети: Алек­сей (ум. 1667), столь­ник, Мария (ум. 1673) — жена бояри­на Сте­па­на Лукья­но­ви­ча Стреш­не­ва (ум. 1666), бра­та цари­цы Евдо­кии Лукьяновны.
[Вла­сьев Г. А. Потом­ство Рюри­ка. Мате­ри­а­лы для состав­ле­ния родо­слов­ной. Т. 1. Чер­ни­гов­ские кня­зья. Часть 2-я. — СПб, 1906. — С. 483.] 29/15. князь Иван Федо­ро­вич Лыков (1624,1654)
столь­ник и вое­во­да, млад­ший сын вое­во­ды кн. Ф. И. Пла­щи­цы Лыкова.
Рюри­ко­вич в XXII колене, пред­ста­ви­тель кня­же­ско­го рода Лыко­вых, млад­ший брат кн. А. Ф. Лыкова.
В 1624 чис­лил­ся столь­ни­ком, 19 сен­тяб­ря 1624 года, на сва­дьбе царя Миха­и­ла Фёдо­ро­ви­ча с княж­ной Мари­ей Дол­го­ру­ко­вой, в чис­ле поез­жан. В 1641 вое­во­да в Кра­пивне, в 1642 испол­нял двор­цо­вые служ­бы. В 1642-1643 вое­во­да в Вязь­ме. 24 июля 1645 послан в Мценск при­во­дить к при­ся­ге жите­лей и пол­ки. с 12.04.1647 вое­во­да в Кур­ске. 29 мар­та и 8 апре­ля 1649 в чине столь­ни­ка в отсут­ствие госу­да­ря был в Москве «при ея охране». В 1650 году, за мест­ни­че­ство с кн. Ал. Ив. Буй­но­со­вым был поса­жен в тюрь­му. В 1654 упо­ми­на­ет­ся в похо­де на поля­ков, был голо­вой у стряп­чих в Госу­да­ре­вом полку.
Вот­чи­ны — Мос­ков­ский у, Горе­тов ст, сц. Тон­ко­во, 1/3, Суз­даль­ский у, дд. Тен­ков и Сахтыш, с Пырьев­ка, 42/116
~ жена с 1637 кнж. Евдо­кия Дмит­ри­ев­на Пожар­ская, дочь кня­зя Дмит­рия Михай­ло­ви­ча Пожар­ско­го (воз­мож­но дочь кн. Дмит­рия Пет­ро­ви­ча Лопа­ты) . От это­го бра­ка родил­ся один сын: Миха­ил (1640—1701) — боярин и вое­во­да, послед­ний князь Лыков-Оболенский.
Вла­сьев Г. А. Потом­ство Рюри­ка. Мате­ри­а­лы для состав­ле­ния родо­слов­ной. Т. 1. Чер­ни­гов­ские кня­зья. Часть 2-я. — СПб, 1906. — С. 484.
30/16. князь Федор Ива­но­вич Дудин Лыков (1588,-1628)
столь­ник, околь­ни­чий с 1622, вое­во­да, Рюри­ко­вич в XXII колене, стар­ший сын кня­зя Ива­на Ива­но­ви­ча Дуды Лыко­ва, пред­ста­ви­тель кня­же­ско­го рода Лыковых-Оболенских.
30 апре­ля 1589, при при­ё­ме цесар­ских послов был рын­дой в белом пла­тье, тем же был и при при­ё­мах литов­ско­го посла (8 мая 1592 и в октяб­ре 1600) и цесар­ско­го посла (в июле 1594). В янва­ре 1590 г. в похо­де Фед­ра Ива­но­ви­ча на Ям и Копо­рье столь­ник яса­ул. Столь­ник, в 1598 г. при­сут­ство­вал на Зем­ском собо­ре, избрав­шем царем Бори­са Году­но­ва. В апре­ле 1598 года Ф. И. Лыков упо­ми­на­ет­ся в сви­те ново­го царя Бори­са Фёдо­ро­ви­ча Году­но­ва рын­дой «к сули­це» во вре­мя похо­да про­тив крым­ско­го хана в Сер­пу­хов. В июне 1598 г. рын­да у царя. В апре­ле 1601 года при­вел в Деди­лов пере­до­вой полк для защи­ты туль­ской зем­ли от крым­ских татар, про­рвав­ших­ся к Москве. В 1602 года был 1-м вое­во­дой в Пере­я­с­лав­ле-Рязан­ском. В то же вре­мя в Шацк был назна­чен Юрий Гри­го­рье­вич Пилье­мов-Сабу­ров, кото­ро­му при­ка­за­но было идти в сход к Лыко­ву, на что Пилье­мов оби­дел­ся и воз­бу­дил огром­ное мест­ни­че­ское дело.В 1603 — столь­ник и вое­во­да в Рязан­ском раз­ря­де на Лив­нах. В 1614 — вое­во­да в Пере­я­с­лав­ле-Рязан­ском. В 1616, во вре­мя обо­ро­ны Моск­вы «ведал» от Неглин­ной до Фро­лов­ских ворот. В 1618 вое­во­да в Суз­да­ле. 12 октяб­ря 1621 года, из-за реше­ния объ­явить Поль­ше вой­ну, послан в Тулу для раз­бо­ра и при­го­тов­ле­ния дво­рян и детей бояр­ских. 28 апре­ля 1622 полу­чил чин околь­ни­че­го. При пожа­ло­ва­нии околь­ни­чим он бил челом «на бра­та сво­е­го млад­ше­го кн. Бори­са Михай­ло­ви­ча, что де мой братъ, князь Борисъ в боярехъ и мне де позор­но быть въ околь­ни­чихъ». Госу­дарь на это не обра­тил вни­ма­ния. 19 сен­тяб­ря 1624 года на сва­дьбе Миха­и­ла Фёдо­ро­ви­ча «поезд наря­жал и под­чи­вал бояр и поез­жан». 29 мар­та 1626 года при при­ё­ме швед­ско­го посла выстав­лял 2 чело­век. Скон­чал­ся в 1628 году.
~ Ири­на (1628,1634), детей не имел.
[Вла­сьев Г. А. Потом­ство Рюри­ка. Мате­ри­а­лы для состав­ле­ния родо­слов­ной. Т. 1. Чер­ни­гов­ские кня­зья. Часть 2-я. — СПб, 1906. — С. 485.] 31/16. князь Гри­го­рий Ива­но­вич Дудин Лыков
32/18. князь Борис Михай­ло­вич Лыков (1589,-02.06.1646,†Боровск.Пафнутьев.м-рь) +Еме­льян
столь­ник с 1598, боярин с 1606, вое­во­да, вели­кий крав­чий, 1С:Мих.Юр. :Евфимия/ин. Евфросиния.
князь, госу­дар­ствен­ный и воен­ный дея­тель. В 1605 крав­чий и «вели­кий­бо­ярин» при дво­ре Лже­д­мит­рия I. В 1606—07 участ­во­вал в подав­ле­нии вос­ста­ния И. И. Болот­ни­ко­ва. После­свер­же­ния царя Васи­лия Шуй­ско­го (1610) вошёл в Семи­бо­яр­щи­ну. Воз­вы­сил­ся при царе Миха­и­ле­Фё­до­ро­ви­че (при­хо­дил­ся ему дядей). В 1615 раз­гро­мил отря­ды ата­ма­на М. И. Балов­не­ва. Коню­ший (1626), гла­ва при­ка­зов Сыск­ных дел (1623—28), Казан­ско­го двор­ца (1635—43), Сибир­ско­го (1637—43) и др.
Пред­ста­ви­тель кня­же­ско­го рода Лыко­вых; по ста­рин­ным родо­слов­цам при­над­ле­жит к XXII коле­ну Рюриковичей[1].
В цар­ство­ва­ние Фео­до­ра Иоан­но­ви­ча с 1593 г. неод­но­крат­но слу­жил рын­дой при при­ё­ме послов. В 1598 г. в чине столь­ни­ка он под­пи­сал­ся под гра­мо­той об избра­нии царем Бори­са Году­но­ва. В том же году при похо­де царя Бори­са Году­но­ва в Сер­пу­хов был рын­дой к тре­тье­му саа­да­ку. В 1599 г. был послан царем Бори­сом в Тор­жок «с пла­тьем», т. е. с наряд­ной одеж­дой, к швей­цар­ско­му коро­ле­ви­чу Густа­ву, ехав­ше­му в Мос­ков­ское госу­дар­ство для сва­тов­ства царев­ны Ксе­нии Году­но­вой. При при­е­ме коро­ле­ви­ча царем Бори­сом в Москве князь Лыков был тре­тьим рын­дой (что было очень почет­но), а князь Васи­лий Тро­стен-ский — чет­вер­тым, и это вызва­ло такое недо­воль­ство послед­не­го, что при­ве­ло к пода­че мест­ни­че­ско­го дела (мы бы ска­за­ли теперь — к судеб­но­му раз­би­ра­тель­ству). В 1601 г. князь Б. М. Лыков мест­ни­чал­ся с кня­зем Дани­лой Бори­со­ви­чем При­им­ко­вым-Ростов­ским, назна­чен­ным «встре­чать» англий­ско­го посла, тогда как кня­зю Б. М. Лыко­ву выпа­ло на долю толь­ко звать посла к сто­лу. Чем кон­чи­лось это мест­ни­че­ство — неизвестно.В 1602 году он был рын­дой при при­е­ме царем в Москве дат­ско­го коро­ле­ви­ча Иоан­на. С 1602 г. отправ­лен вое­во­дой в Бел­го­род. В 1605 г. появив­ший­ся в пре­де­лах Мос­ков­ско­го госу­дар­ства Лже-дмит­рий рас­по­ло­жил­ся в Путив­ле — самом важ­ном горо­де Север­ской зем­ли. Вой­ско царя Бори­са Году­но­ва не мог­ло, да и, види­мо, не хоте­ло про­ти­во­сто­ять при­вер­жен­цам Лже­д­мит­рия, и в стане под Кро­ма-ми нача­лось «вели­кое смя­те­ние». 1 июня 1605 г. в Москве про­изо­шло вос­ста­ние, сверг­шее пра­ви­тель­ство Году­но­вых, а 20 июня Лже­д­мит­рий всту­пил в Моск­ву. После смя­те­ния в вой­ске под Кро­ма­ми князь Б. М. Лыков ока­зы­ва­ет­ся сре­ди лиц, близ­ких к само­зван­цу, кото­рый и послал его из Путив­ля в укра­ин­ские горо­да при­во­дить тамош­них жите­лей к кре­сту во имя «царя Дмит­рия». Вслед за тем само­зва­нец дви­нул­ся с вой­ском к Москве, при­ка­зав кня­зю Б. М. Лыко­ву быть вто­рым вое­во­дой в боль­шом пол­ку в това­ри­щах у кня­зя Васи­лия Васи­лье­ви­ча Голи­цы­на.В том же 1605 г. по вос­ше­ствии само­зван­ца на Мос­ков­ский пре­стол князь Б. М. Лыков занял при новом царе долж­ность «вели­ко­го крав-чаго» (долж­ность и при­двор­ный чин в Рус­ском госу­дар­стве XVI-XVII в. При­слу­жи­вал госу­да­рю за сто­лом, ста­вил «на стол яству…пред царя»). 13 апре­ля 1606 г., в Верб­ное вос­кре­се­нье, князь Б. М. Лыков был пожа­ло­ван в бояре, и уже 8 мая 1606 г., в день сва­дьбы Лже­д­мит­рия, князь Б. М. Лыков нахо­дил­ся в чис­ле бояр. После свер­же­ния само­зван­ца слу­жил царю Васи­лию Шуй­ско­му: в 1606—1607 гг. участ­во­вал в подав­ле­нии вос­ста­ния И. И. Болот­ни­ко­ва — с кня­зем Я. П. Баря­тин­ским в похо­де под Кро­мы (1606), с кня­зем А. В. Голи­цы­ным в бит­ве при р. Восме (1607); в 1608 г. с кня­зем И. С. Кура­ки­ным раз­бил в бит­ве у Мед­ве­жье­го бро­да вой­ско Лисов­ско­го, а так­же при­ни­мал уча­стие в бою на Ходын­ке, не поз­во­лив­шем поля­кам занять Моск­ву; в 1609 г. оста­но­вил дви­же­ние крым­цев в бит­ве близ Серпухова[2]. После свер­же­ния Васи­лия Шуй­ско­го в 1610 г. вошёл в Семи­бо­яр­щи­ну. Воз­вы­сил­ся при царе Миха­и­ле Фёдо­ро­ви­че, при­знав­шем за мужем сво­ей тёт­ки бояр­ский чин, полу­чен­ный от Лже­д­мит­рия. Актив­но уча­стие в подав­ле­нии воров­ских шаек, появив­ших­ся в боль­шом коли­че­стве в годы Сму­ты. В 1615 г. раз­гро­мил отря­ды ата­ма­на М. И. Балов­не­ва. В 1618 году во вре­мя воен­ных дей­ствий меж­ду Рос­си­ей и Речью Поспо­ли­той коман­до­вал отдель­ным отря­дом в Можайске.
В 1619 г. воз­глав­лял Раз­бой­ный при­каз. В 1620—1622 гг. — вое­во­да в Каза­ни. В 1626 г. пожа­ло­ван в коню­шие. С 1628 по 1642 г. воз­глав­лял ряд при­ка­зов (Сыск­ной, Казан­ско­го двор­ца, Сибир­ский и др.).
Чудо­твор­ная ико­на Страст­ной Божи­ей Мате­ри, хра­нив­ша­я­ся кня­зем Лыко­вым в поме­стье Пали­цы, была по при­ка­зу царя пере­ве­зе­на в Моск­ву, где на месте её тор­же­ствен­ной встре­чи был зало­жен Страст­ной мона­стырь. Лыков похо­ро­нен в камен­ной палат­ке, при­де­лан­ной к Архан­гель­ской церк­ви в Паф­ну­тье­во-Боров­ском монастыре.
Мос­ков­ский двор Б. М. Лыко­ва рас­по­ла­гал­ся на Жит­ниц­кой ули­це по сосед­ству с хоро­ма­ми и дво­ром дво­ю­род­но­го бра­та Бори­са Году­но­ва. При царе Миха­и­ле Федо­ро­ви­че весь тот Крем­лев­ский угол, кото­рый застро­ен теперь Арсе­на­лом, от самых ворот и до угло­вой Соба­ки-ной баш­ни и по город­ской стене со сто­ро­ны Неглин­ной, нахо­дил­ся во вла­де­нии бояри­на кня­зя Бори­са Михай­ло­ви­ча Лыко­ва. Рас­по­ря­жал­ся он в сво­ем дво­ре по-бояр­ски, само­воль­но, заде­лал даже и вход в Николь­ские воро­та осо­бо выстро­ен­ною палат­кою и воз­ле ворот у город­ской сте­ны постро­ил камен­ную цер­ковь во имя Все­ми­ло­сти­во­го Спа­са и Вла­ди­мир­ской Бого­ро­ди­цы. Дол­гое вре­мя и после смер­ти хозя­и­на двор назы­вал­ся «Лыко­вым дво­ром». Отно­си­тель­но земель­ных вла­де­ний Б. М. Лыко­ва в то вре­мя име­ют­ся весь­ма скуд­ные све­де­ния. Ему при­над­ле­жа­ла родо­вая вот­чи­на села Каза­ри­но­во с дерев­ня­ми, в Обо­лен­ском уез­де «пожа­ло­вал де его тою вот­чи­ною царь Васи­лий Ива­но­вичь»… За ним чис­ли­лась ста­рая пра­ро­ди­тель­ская вот­чи­на, пол­се­ла Спас­ско­го в том же Обо­лен­ском уез­де, и заклад­ная вот­чи­на, что ему зало­жил пусто­ши князь Семен Ива­но­вич Бело­гла­зов-Лыков. Свою вот­чи­ну в Ниже­го­род­ском уез­де в За-кудим­ском ста­ну, по реке Кер­жач князь Лыков отка­зал (т.е. пода­рил) по духов­ной гра­мо­те Мака­рьев­ско­му Жел­то­вод­ско­му мона­сты­рю. Было у него поме­стье и в Мещов­ском уез­де, в селе Силь­ко­ви­чи, и зем­ли в бли­жай­шем Под­мос­ко­вье. Насто­я­щее село Тро­иц­кое-Лыко­во воз­ник­ло так. Село Тро­иц­кое с дерев­ней Череп­ко­вою на Москве-реке Мос­ков­ско­го уез­да в Сетун­ском стане — жало­ван­ная вот­чи­на кня­зю Б. М. Лыко­ву при царе Васи­лии Шуй­ском « за его служ­бу из преж­не­го его же поме­стья ». Князь Лыков ста­вит в деревне Череп­ко­во (до XIX века назы­ва­ли Черев­ко­во) дере­вян­ную цер­ковь во имя Живо­на­чаль­ной Тро­и­цы и назы­ва­ет дерев­ню Новым Тро­иц­ким, а кре­стьян­ские дво­ры из дерев­ни Череп­ко­вой пере­но­сит в ста­рое село Тро­иц­кое и назы­ва­ет дерев­ню «Новая Череп­ко­вая» (так что менять назва­ния насе­лен­ных пунк­тов — это не выдум­ка наше­го века. — Авт.). Меже­вая гра­мо­та 1627 г. сви­де­тель­ству­ет, что Тро­иц­кое с трех сто­рон было окру­же­но зем­ля­ми двор­цо­вых сел Пав-шино, Щуки­но с дерев­ней Остро­ги­но, Хоро­ше­во с дерев­ней Тата­ро­во, кото­рые в то вре­мя при­над­ле­жа­ли мате­ри царя «вели­кой госу­да­рыне ино­кине Мар­фе Ивановне».И было в ту пору, кро­ме церк­ви, «в селе Новом Тро­иц­ком… двор вот­чин­ни­ков, а в нем живут дело­вые люди, и пять дво­ров люд­ских, в них пять чело­век. В деревне Новой Череп­ко­вой на пру­де, что было село Ста­рое Тро­иц­кое, 17 дво­ров кре­стьян­ских и пять дво­ров бобыль­ских». (Пис­цо­вая кни­га, 1627 год.) В той же пис­цо­вой кни­ге 1627 года зна­чит­ся; «В селе Новом Тро­иц­ком цер­ковь Живо­на­чаль­ной Тро­и­цы, да при­дел Нико­лы Чудо­твор­ца, да при­дел Фло­ра и Лав­ра, дере­вян­на клетц­ки, а во церк­ви обра­зы, и кни­ги, и ризы, и вся­кое цер­ков­ное стро­е­ние вот-чин­ни­ко­во — бояри­на кня­зя Б. М. Лыкова».
вотч.-Боярин Борис Михай­ло­вич — Арза­мас­ский у, Теш­ский ст, с Новая Уса­да (їв кон — 35 ч), 795/2521, Калуж­ский у, Рощин­ский ст, с Ладин­ское, 141/458. Мещов­ский у, Сухи­нич­ский ст, с Сил­ко­ви­чи, 193/600, Мос­ков­ский у Сетун­ский ст, с Новое Тро­иц­кое, 48/119, Ниже­го­род­ский у, Заку­демск­нй ст, с Тол­ма­чевр, 1025 2879 Ржев­ский у, ст Клн­чан, д Ерша Замо­шья, 50/138 Вдо­ва Б. М. Лыко­ва Наста­сья Ники­тич­на — Мос­ков­ский у, Бохов ст, сц Чер­кас­ские Горы, 13/49, Го-ретов ст, сц Позі­ня­ко­во. 39/123. Обо­лен­ский у, с Каза­ри­но­во, 234/796, Тарус­ский у, Бого­род­ский ст, с Игна­тов­ское, 27/64.
Боярин князь Лыков полу­чил Село Новый Усад, на реке Авше, в 10 вер­стах от Арза­ма­са его в 1608 году от царя Васи­лия Ива­но­ви­ча Шуй­ско­го, вме­сто Ново­силь­ской вот­чи­ны, кото­рая была взя­та у него и отда­на вое­во­де Васи­лию Суки­ну, посы­лан­но­му в 1585 году с вое­во­да­ми Ива­ном Мяс­ным и Дани­лом Чул­ко­вым для вто­рич­но­го поко­ре­ния Сиби­ри, а до того вре­ме­ни оно назы­ва­лось Окса­ко­вым, и при­над­ле­жа­ло Ису­по­ву, но с 1545 года было двор­цо­вым селом. [Спи­сок с пис­цо­вых книг пис­ца Игна­тия Зубо­ва с това­ри­щи 93-го (1585) года, нахо­дя­щий­ся в архи­ве Арза­мас­ско­го Уезд­но­го суда. Выпи­си с отказ­ных книг 1613 г., писан­ной на 13 скле­ен­ных лист­ках] Там ска­за­но: «Село Новый Усад, что ему Лыко­ву дано в вот­чи­ну с отдель­ных книг, отде­лу Пет­ра Коп­ни­на, а в отдель­ных кни­гах напи­са­но: лета 7121, апре­ля в 9 день, по госу­да­ре­ве царе­ве и вели­ко­го кня­зя Миха­и­ла Федо­ро­ви­ча, всея Русии гра­мо­те, како­ва госу­да­ре­ва гра­мо­та при­сла­на в Арзе­мас к вое­во­де ко кня­зю Пет­ру Михай­ло­ви­чу Льво­ву, да к дья­ку к Сте­па­ну Козо­давле­ву, из Ниже­го­род­ские Чети, за при­пи­сью дья­ка Ондрея Ива­но­ва, веле­но та его княж Бори­со­ва Михай­ло­ви­ча вот­чи­на село Новый Усад, что было Окса­ко­во, село Ису­по­ва, а что преж того в про­шлом 53-ем году, госу­да­ре­во село, от госу­да­ре­вых от двор­цо­вых сел и от чер­ных воло­стей сыс­кав ста­ро­жиль­цы, кото­рые тое его вот­чи­ну ста­рые рубе­жи и гра­ни зна­ют: Исто­ма Гав­ри­лов, да Дру­жи­на, да Бак­шей Ива­нов, а живут они в Арза­мас­ском уез­де за Смир­ным Мото­ви­ло­вым в деревне Федо­то­ве, опи­сать и отве­сти, и вла­де­ти по ста­рым рубе­жам и проч.» Источ­ник: «Ниже­го­род­ские губерн­ские ведо­мо­сти. Неофи­ци­аль­ная часть», № 62, 63, 1849 г.
Извест­но, что боярин кн. Б. М. Лыков 23 декаб­ря 1636 г. с раз­ре­ше­ния царя Миха­и­ла Федо­ро­ви­ча отдал свою вот­чи­ну в Ржев­ском уез­де (с-цо Кро­во­тыль) в Паф­ну­тьев Боров­ский мона­стырь. Вопре­ки ука­зам Ива­на IV 1551/72 гг. и Уло­же­нию 80-х гг. XVI в,, пере­шла в мона­стырь круп­ная вот­чи­на с рыб­ны­ми лов­ля­ми на о. Сели­гер, кото­рой царь Васи­лий Ива­но­вич пожа­ло­вал бояри­на кн. Б. М. Лыко­ва за побе­ду над паном Лисов­ским на Мед­ве­жьем Бро­ду. Боярин был женат на А. Н. Рома­но­вой, тет­ке царя Миха­и­ла Федо­ро­ви­ча, сест­ре пат­ри­ар­ха Фила­ре­та Ники­ти­ча Рома­но­ва, и умер в 1646 г Его вот­чи­ны в Арза­мас­ском, Во логод­ском, Калуж­ском, Мещов­ском, Мос­ков­ском, Ниже­го­род­ском, Ржев­ском, Рязан­ском, Муром­ском и Тарус­скоч уез­дах — все­го свы­ше 2 тыс дво­ров и 7 тыс душ м. п — были отпи­са­ны на госу­да­ря. У осталь­ных пред­ста­ви­те­лей это­го рода сохра­ни­лись ста­рые вот­чи­ны в Мос­ков­ском, Обо­лен­ском, Суз­даль­ском уез­дах и вновь появи­лись во Вла­ди­мир­ском и Костром­ском — 274 дво­ра и 977 душ м. п., т. е. к 1678 г зем­ле­вла­де­ние кня­зей Лыко­вых силь­но сокра­ти­лось, никто из них в цар­ство­ва­ние Алек­сея Михай­ло­ви­ча выше столь­ни­ков не поднимался.
~ ж: Ана­ста­сия (?-09.10.1655), дочь бояри­на Ники­ты Рома­но­ви­ча Заха­рьи­на-Юрье­ва, †Боровск.Пафнутьев.м-рь
Дети: Улья­на (ум. 1607), дочь (умер­ла во мла­ден­че­стве); Иван (ум. 1624), Мария — при­ез­жая бояры­ня цари­цы Марии Ильи­нич­ны, с 1630 года супру­га Ива­на Миха­и­ло­ви­ча Шеи­на; Фео­до­сия — супру­га кня­зя Семе­на Андре­еви­ча Урусова;
Еле­на — супру­га кня­зя Фёдо­ра Юрье­ви­ча Хво­ро­сти­ни­на (ум. 1656).А. Н. Нар­бут на осно­ва­нии непо­име­но­ван­ных источ­ни­ков ука­зы­ва­ет женой бояри­на Семё­на Уру­со­ва дочь Б. М. Лыко­ва. Село Пали­цы, дей­стви­тель­но, при­над­ле­жа­ло после Лыко­ва сна­ча­ла Семё­ну Уру­со­ву, а потом его сыну Фёдо­ру. Исто­рик Д. Ф. Кобе­ко, ана­ли­зи­руя чело­бит­ные тех лет, пред­по­ло­жил нали­чие ещё двух доче­рей, не ука­зан­ных в родо­слов­ных книгах[7]:
[А. Н. Нар­бут. Кня­зья Уру­со­вы. М., 1994. Стр. 9., Шере­ме­те­вы и кня­зья Уру­со­вы. Гене­а­ло­ги­че­ский этюд Дмит­рия Кобе­ко; Шват­чен­ко О.А. Свет­ские фео­даль­ные вот­чи­ны в Рос­сии во вто­рой поло­вине 17 века — Москва, 1993. — 289 c.] 33/18. князь Федор Михай­ло­вич Лыков
Его имя встре­ча­ет­ся исклю­чи­тель­но толь­ко в Рус­ской Родо­слов­ной кни­ге Лобанова-Ростовского.
34/18. князь Мария Михай­лов­на Лыко­ва ин.Маремьяна (Мамел­фа?) (1607,—1630.02.03)
~ муж князь Борис Пет­ро­вич Татев (ум. 1607).
35/20. княж­на Ана­ста­сия Семе­нов­на Бело­гла­зо­ва-Лыко­ва (? — после 1630)
Муж кн. Дмит­рий ило­вич Шахов­ской (1600-е? — ?), пат­ри­ар­ший столь­ник (1627-1629), дво­ря­нин мос­ков­ский (1635-1639), вое­во­да Руз­ский (1638)
36/21. князь Петр Бори­со­вич Бело­гла­зов-Лыков (1617,1619)
в 1619 моск.жилец.(1619) 1С:Бор.Ив. :Пела­г­ня.
07.10.1617Письмо игу­ме­ну Спасо-Прилуцкого
мона­сты­ря Кирил­лу Алек­сея Дол­го­ру­ко­го с прось­бой отдать остав­лен­ные на мона­стыр­ском дво­ре 20 пудов соли в 5 рого­жах и посу­ду его пле­мян­ни­ку кня­зю Пет­ру Бори­со­ви­чу Лыко­ву. Лист ветхий.
КАУ ВО «Госу­дар­ствен­ный архив Воло­год­ской области».Фонд № 1260. Оп.2. Д. 270
бездетный
37/21. князь Гри­го­рий Бори­со­вич Бело­гла­зов-Лыков (1618,-ум. 1658/1667)
патр.стольник(1627,1632), столь­ник (1636,1640), дво­ря­нин мос­ков­ский (1658)
1627-29 — Обо­лен­ском же уез­де за столь­ни­ки и за дво­ря­ны, и за детьми бояр­ски­ми в поме­стьях …. с. Ива­нов­ское …Вдо­ва кня­и­ня Пола­гея князь Бори­со­ва жена Бело­гла­зо­ва Лыко­ва да сын её князь Григорей.
вотч.-Вологда-у.,Клин-у.,Оболенск-у., Воло­год­ский у, Рамен­ская вол, д Кур­но­лов­ская, 17/16
~ жена Евдо­кия, в 1667 вдова
38/23. князь Семен Михай­ло­вич Лыко († 1621 р.)
був наміс­ни­ком князів Виш­не­ве­ць­ких у Луб­нах (1620 р.), овру­ць­ким (1612-1615 рр.)та чер­кась­ким (1621 р.) під­ста­ро­стою. З літо­писів Густинсь­ко­го та Мгарсь­ко­го мона­сти­рів знає­мо, що він був упра­ви­те­лем маєт­ку Виш­не­ве­ць­ких на Ліво­бе­ре­ж­жі, мав чин чер­кась­ко­го підстарости.
Имен­но Семён Лыко орга­ни­зо­вы­вал набе­ги на Мос­ков­ском пору­бе­жье, рас­ши­ряв­шие вла­де­ния как Виш­не­вец­ких, так и Речи Поспо­ли­той в целом.Как и все пору­беж­ные вои­те­ли, свой бое­вой опыт князь Семён полу­чил и отто­чил в бес­ко­неч­ных схват­ках с тата­ра­ми. По сло­вам бое­во­го сорат­ни­ка, князь «воє­ным спо­со­бом век свой увесь тра­вил, В полях диких коло шля­хов Мурав­ских Татар дла­вил». В пол­ной мере воин­ские талан­ты его про­яви­лись в Смут­ное вре­мя, когда Север­ская зем­ля ста­ла аре­ной посто­ян­ных вза­им­ных набе­гов поль­ско-литов­ских и рос­сий­ских отря­дов. Набе­ги 1612, 1616, 1618 гг. нанес­ли силь­ней­ший ущерб южно­му пору­бе­жью Мос­ков­ско­го цар­ства. Ката­стро­фи­че­ским для мос­ков­ско­го пору­бе­жья стал 1612 год, когда князь Семён Лыко, уряд­ник лубен­ский, разо­рил окрест­но­сти Рыль­ска, а затем взял при­сту­пом и сжёг Бел­го­род. После смер­ти кня­зя Семё­на Ива­но­ви­ча «слав­ный поход 1612 года» (наря­ду с его после­ду­ю­щи­ми подви­га­ми) был даже вос­пет в стихах.
Вслед за тем поль­ские вой­ска, состо­яв­шие в основ­ном из чер­кас, под­сту­пи­ли под сте­ны Кур­ска, раз­гро­мив боль­шой острог и неудач­но оса­ждая в тече­ние меся­ца малый. Неиз­вест­но, участ­во­вал ли в оса­де Семён Лыко. Мест­ное цер­ков­ное пре­да­ние при­пи­сы­ва­ет гла­вен­ство над вра­же­ски­ми сила­ми неко­е­му гет­ма­ну Жел­тов­ско­му, одна­ко доку­мен­ты сооб­ща­ют, что под Кур­ском в 1612 году дей­ство­ва­ли отря­ды пол­ков­ни­ков Род­ке­ви­ча и Ста­рин­ско­го. Самое актив­ное уча­стие в войне при­нял и князь Семён Лыко. Во гла­ве сво­их чер­кас он при­хо­дит под Рыльск в 1615-1616 г., уве­дя с собой 10 плен­ных. В ито­ге ново­го набе­га в 1618 г. он угнал из-под Рыль­ска ещё 12 плен­ни­ков. Но эта же вой­на лиши­ла кня­зя Семё­на ещё одно­го бра­та — Иван Ива­но­вич Лыко погиб в 1616 г. (стар­ший из бра­тьев, Алек­сандр, погиб ещё рань­ше, в 1607 г.).Помимо войн с Мос­ков­ским цар­ством, со сла­вой участ­во­вал Семён Лыко и в боях с тата­ра­ми. «Кгды се теж на Мурав­ских шля­хах c Тата­ра­ми поты­ка­лы, — Так яко се биют воды о ска­лы, Так се кня­зя Лыка вой­ско c татар­ским зошло: Не вели­ко­стью, але моцью его про­шло», — опи­сы­вал сра­же­ние войск кня­зя со степ­ня­ка­ми оче­ви­дец. Нако­нец, когда князь «от Моск­вы и от Татар упо­ко­ил Укра­и­ну», при­шла пора полу­чить и заслу­жен­ную награ­ду. Ове­ян­ный сла­вой, он «Сам теж щас­ли­ве в Олек­сан­дро­ве [Луб­нах] пере­меш­ки­вал, Потех сво­их з вели­кою радо­стю зажи­вал». К 1621 г. князь Семён зани­мал пост Овруч­ско­го, а затем Чер­кас­ско­го под­ста­ро­сты и сла­вил­ся повсе­мест­но, как муж, «в рыцер­ских спра­вах досветченый».
Скон­чал­ся С. И. Лыко в 1621 г., как с сожа­ле­ни­ем отме­чал один из его бое­вых сорат­ни­ков, «не пре­ко­на­ный боєм, але през чаров­ни­цу там же в Чер­ка­сах c тым се све­том поже­гнал». Подроб­но­стей гибе­ли вое­во­ды от «ведь­ми­ной пор­чи» неиз­вест­но. Без­вре­мен­ная кон­чи­на зна­ме­ни­то­го вои­на подвиг­ла это­го же сорат­ни­ка вос­петь «заба­вы и тви­чԑнԑ ԑго и нԑко­то­рыԑ спра­вы рицԑр­скиԑ» покой­но­го тор­же­ствен­ны­ми, хотя и неук­лю­жи­ми виршами,сохранившимися на псо­лед­них стра­ни­цах Киев­ской лето­пи­си. Гораз­до боль­шее коли­че­ство све­де­ний впи­сал дру­гой соб­ствен­ник руко­пи­си, вла­дев­ший ею око­ло 1621 года, о кото­ром мы зна­ем из его слов толь­ко то, что он слу­жил «при боку» под­ста­ро­сты Чер­кас­ско­го, кня­зя Семе­на Михай­ло­ви­ча Лыко. Это лицо вос­поль­зо­ва­лось белы­ми листа­ми, оста­вав­ши­ми­ся в кон­це кни­ги и зано­си­ло на них доволь­но нераз­бор­чи­вым ско­ро­пис­ным почер­ком изве­стия о совре­мен­ных собы­ти­ях: ему при­над­ле­жит про­стран­ный рас­сказ о вто­ром Лже­д­мит­рии, обо­зна­чен­ный 1610 годом, и затем доволь­но объ­е­ми­стый рас­сказ, обни­ма­ю­щий вре­мя с 1618 по 1621 год, обо­зна­чен­ный осо­бым загла­ви­ем: «Корот­ко так­же напи­шу, что соде­ла­лось за мой век». Отры­вок этот содер­жит изве­стия: об эпи­де­ми­ях, сви­реп­ство­вав­ших в Евро­пе, о путе­ше­ствии пат­ри­ар­ха Фео­фа­на в Киев и Моск­ву, при­чем про­ци­ти­ро­ва­на гра­мо­та Сигиз­мун­да III, адре­со­ван­ная к пат­ри­ар­ху, и гра­мо­та пат­ри­ар­ха к Пет­ру Кона­ше­ви­чу Сагай­дач­но­му. Как из тек­ста этих [XXVI] гра­мот, так и из рас­ска­за соста­ви­те­ля отрыв­ка, вид­но, что дело вос­ста­нов­ле­ния пра­во­слав­ной иерар­хии в запад­ной Руси было обу­слов­ле­но со сто­ро­ны поль­ско­го пра­ви­тель­ства тре­бо­ва­ни­ем уча­стия коза­ков в Хотин­ском похо­де и что король Сигиз­мунд III обра­щал­ся к пат­ри­ар­ху Фео­фа­ну с прось­бою при­нять на себя посред­ни­че­ство в заклю­че­нии этих усло­вий, что пат­ри­арх и испол­нил при посред­ни­че­стве коро­лев­ско­го аген­та Обел­ков­ско­го. Затем сле­ду­ют крат­кие замет­ки о зем­ле­тря­се­нии, о затме­нии луны, о поку­ше­нии Пекар­ско­го на жизнь Сигиз­мун­да III и отры­вок закан­чи­ва­ет­ся изве­сти­ем о смер­ти Чер­кас­ско­го под­ста­ро­сты, кня­зя Семе­на Михай­ло­ви­ча Лыко, похва­лою это­го лица и вир­ша­ми, весь­ма несклад­но состав­лен­ны­ми в честь его. Вир­ши не окон­че­ны, так как несколь­ко послед­них листов руко­пи­си, на кото­рых было запи­са­но их окон­ча­ние и, веро­ят­но, даль­ней­шие замет­ки соб­ствен­ни­ка руко­пи­си уте­ря­ны. Епіта­фіон про С.Лика нале­жить до рицарсь­кої поезії.
Вір­ши на його смерть у 1621 р., вмі­ще­них до зна­но­го Київсь­ко­го літо­пи­су (1241–1621). :
«Въ томъ же року 1621 въ рицер­скихъ спра­вахъ досвет­че­ный его милость князь­Се­менъ Михай­ло­вичъ Лыко на под­ста­роств− Чер­кас­комъ, кото­рый не былъ пре­ко­на­ный боемъ, але презъ чаров­ни­цу тамъ же въ Чер­ка­сехъ съ тымъ се све­томъ поже­гналъ, где заба­вы и неко­то­рые спра­вы рицер­ские вир­ша­ми корот­ко выпи­сую, чого самъ, при боку его будучи, поча­сти естемъ сведомъ:
Бо то есть доро­гий обы­чай рице­ра жаловать
И смерть его сво­ею смер­тию откуповать;
Такъ чини­ли оные валечници,
Купу­ю­чи Гек­то­ра зац­но­го Троянчици:
Золо­то вза­емъ ваги поступили
Тело оное мужне вели­кимъ коштомъ чтили;
Въ кож­домъ то дав­номъ рицер­скомъ народе
Мужа до бою золо­той даро­ва­ли свободе
И его рицер­ские поступ­ки оферовали,
Богу несмер­тел­но­му за него дяковали.
Тако­го вожа зыс­ка­ло рос­сий­ское племе —
Доро­гой кар­бун­кулъ неоша­цо­ва­ное цене,
Зац­на кровъ муж­но­го кня­зя Лыка кости
Рыцеръ неоша­цо­ва­ный жалости
Князь Семенъ Лыко, вожъ делный,
Цнотъ, умест­но­сти и скром­но­сти полный.
Егды за его при­во­домъ замокъ Мос­ков­скій Бел­го­родъ добывали,
Кгды презъ штурмъ и бой добылъ места и зам­ку, где вой­ско здобывало.
Скар­бу нема­ло; потомъ збу­рилъ Рыл­скъ, Путивль
Съ поди­ве­немъ всихъ, яко оный князь былъ такимъ рыцеремъ,
Кгды се тежъ на Мурав­скихъ шля­хахъ съ тата­ра­ми потыкалъ:
Такъ, яко се биютъ воды о скалы
Такъ се кня­зя Лыки вой­ско съ татар­скимъ зошло,
Не вели­ко­стю але моцю его прошло;
А самъ меж­ный князь почалъ сво­имъ продвовати,
Побив­ши татаръ, почалъ щас­ли­ве триумфовати:
Зачимъ отъ моск­вы и отъ татаръ упо­ко­илъ Укра­и­ну; тымъ
Здо­ро­ве людей и местъ Укра­ин­ныхъ обва­ро­валъ своимъ.
Такую моцъ тотъ зац­ный мужъ въ сло­вехъ у силе
Мевъ вдяч­ный рицер­ству и отчизне миле;
Кгды се съ послу­гою сво­ею где поспешилъ,
Вели­кою учи­нив­ши корысть всихъ тешилъ,
Або вое­нымъ спо­со­бомъ векъ свой увесь травилъ,
Въ поляхъ дикихъ коло шля­ховъ Мурав­скихъ татаръ длавилъ.
Часомъ отъ зною, то отъ горачности
Опрочъ хле­ба потравъ и без­вод­ной млости
Тымъ спо­со­бомъ веку онъ моло­до­го зажилъ
И рицер­ской дель­но­сти такъ набылъ
Самъ тежъ щас­ли­ве въ Олек­сан­дро­ве [=Луб­ни] премешкивалъ,
Потехъ сво­ихъ зъ вели­кою радо­стю зажив
Егды за его при­во­домъ замокъ Мос­ков­скій Бел­го­родъ добывали,
Кгды презъ штурмъ и бой добылъ места и зам­ку, где вой­ско здобывало.
Скар­бу нема­ло; потомъ збу­рилъ Рыл­скъ, Путивль
Съ поди­ве­немъ всихъ, яко оный князь былъ такимъ рыцеремъ,
Кгды се тежъ на Мурав­скихъ шля­хахъ съ тата­ра­ми потыкалъ:
Такъ, яко се биютъ воды о скалы
Такъ се кня­зя Лыки вой­ско съ татар­скимъ зошло,
Не вели­ко­стю але моцю его прошло;
А самъ меж­ный князь почалъ сво­имъ продвовати,
Побив­ши татаръ, почалъ щас­ли­ве триумфовати:
Зачимъ отъ моск­вы и отъ татаръ упо­ко­илъ Укра­и­ну; тымъ
Здо­ро­ве людей и местъ Укра­ин­ныхъ обва­ро­валъ своимъ.
Такую моцъ тотъ зац­ный мужъ въ сло­вехъ у силе
Мевъ вдяч­ный рицер­ству и отчизне миле;
Кгды се съ послу­гою сво­ею где поспешилъ,
Вели­кою учи­нив­ши корысть всихъ тешилъ,
Або вое­нымъ спо­со­бомъ векъ свой увесь травилъ,
Въ поляхъ дикихъ коло шля­ховъ Мурав­скихъ татаръ длавилъ.
Часомъ отъ зною, то отъ горачности
Опрочъ хле­ба потравъ и без­вод­ной млости
Тымъ спо­со­бомъ веку онъ моло­до­го зажилъ
И рицер­ской дель­но­сти такъ набылъ
Самъ тежъ щас­ли­ве въ Олек­сан­дро­ве премешкивалъ,
Потехъ сво­ихъ зъ вели­кою радо­стю заживалъ».
Існує і ще одна вір­шо­ва­на поло­но­мов­на епіта­фія кн. С. Лико з його гроб­ни­ці у Києво-Печерсь­кій лаврі, пере­дру­ко­ва­на у «Тера­тур­гі­мі» А. Каль­но­фойсь­ким 1638 р. (С. 43–44), російсь­кий пере­клад див.: Сбор­ник мате­ри­а­лов для исто­ри­че­ской топо­гра­фии Кие­ва и его окрест­но­стей. — К., 1874. — С. 39. Там він також зоб­ра­же­ний, як «син Поль­щі і Рок­со­ланії», бога­тир і стовп віри.
Листа­ми від 6 серп­ня 1612 р. і 5 трав­ня 1615 р. Михай­ло Виш­не­ве­ць­кій дає роз­по­ряд­жен­ня своє­му під­ста­ро­сті, кня­зеві Семе­но­ві Лико засну­ва­ти пра­во­слав­ні мона­сти­рі на Ліво­бе­ре­ж­жі: Густинсь­кий (При­лу­ць­кий) Свя­то-Трої­ць­кий і Ладансь­кий (Під­гірсь­кий) Свя­то-Покровсь­кий. Піс­ля смер­ті кня­зя в 1617 р. його вдо­ва Раї­на фун­дує також Мгарсь­кий Спа­со-Пре­об­ра­женсь­кий мона­стир і щед­ро обда­ро­вує його зем­ля­ми і пра­ва­ми. Так пр це гово­рить Лiто­пи­се­ць про пер­ше засну­ван­ня та будiв­ниц­тво свя­тої оби­телi мона­сти­ря Густинського:
«…Отже, бла­жен­ний оте­ць Iсаiя, про­був­ши з братiєю нетри­ва­лий час, помiр­ку­вав, помо­ли­вся Гос­по­девi та звер­нув­ся з про­хан­ням до шля­хет­них пра­во­слав­них панiв. Бла­жен­ний оте­ць печер­ний Icаiя зi cтар­цем iгу­ме­ном Йоаса­фом вбла­га­ли кня­зя Симео­на Лика та Симео­на Свя­ць­ко­го, Iоана Бель­ке­ви­ча та iнших шля­хет­них панiв, а також Яку­ба Мар­ке­ви­ча, щоб дали їм гра­мо­ти до кня­зя Михаї­ла Кори­бу­та Виш­не­ве­ць­ко­го. Невдо­взi їм були наданi посвiд­чу­валь­нi та про­халь­нi хар­тiї до кня­зя. З тими ж гра­мо­та­ми виру­ши­ли отцi до кня­зя на Волинь8 та, з Божою допо­мо­гою, отри­ма­ли там усе, чого бажа­ли, поза­як князь був доб­ро­чин­цем. Його ж кня­ги­ня, Раї­на Могилянка9 була вель­ми­ша­нов­ною, побож­ною та бла­го­че­сти­вою. Вона дуже люби­ла Хри­сто­вих слуг – калугерiв10 i вда­ла­ся тодi до духов­ної опiки бла­жен­но­го отця Iсаiї. Князь тодi пере­дав усiх своїх зад­нi­провсь­ких свя­ще­ни­кiв пiд вла­ду отця Iсаiї, про що видав йому влас­ну хар­тiю. Князь нака­зав нада­ти нашим отцям при­вiлеї та охо­рон­нi листи для того свя­то­го мiс­ця, Густинсь­ко­го мона­сти­ря, щоб у мicь­ких око­ли­цях та нав­ко­лиш­нiх селах нiх­то з людей не чинив жод­ної шко­ди мона­сти­ревi та його грун­там. За молит­ва­ми Пре­свя­тої Бого­ро­ди­цi та шано­ва­них братiв повер­ну­ли­ся звiд­ти отцi здо­ро­ви­ми, знай­шов­ши все цiлим та неуш­код­же­ним. Тро­хи вiд­по­чив­ши вiд пра­цi, вони зно­ву пiшли до кня­зя Лика в Луб­ни, маю­чи до ньо­го лист вiд вели­ко­го кня­зя Михаї­ла Кори­бу­та, кот­рий нака­зу­вав, щоб вiн мир­но там усе вла­шту­вав та роз­ме­жу­вав свя­те мiс­це – мона­стир. Бла­го­че­сти­вий князь Симе­он Лико з Симео­ном Свя­ць­ким пра­г­ну­ли вико­на­ти це з вели­кою радiстю, тож виру­ши­ли для впо­ряд­ку­ван­ня меж мона­стирсь­ких грунтiв.
Про С.М. Лика існує і ще одна коло­рит­на історія з 1620 р., коли цей герой обра­зи­вся на польсь­ко­го коро­ля за те, що той, зна­ю­чи, що князь русин, напи­сав до ньо­го лист-позов польсь­кою мовою. Воз­но­го-послан­ця, який при­віз того папір­ця, дратів­ли­вий кня­зюш­ка нака­зав вто­пи­ти (той, щоправ­да, вря­ту­вав­ся) (Див.: Яко­вен­ко Н. Українсь­ка шлях­та з кін­ця XIV — до сере­ди­ни XVII століт­тя. Волинь і Цен­траль­на Украї­на. — К., 2008. — С. 108).
Ймо­вір­но, зго­дом маєток Кре­мен­чик перей­шов до рук сина «слу­жеб­но­го кня­зя» Михай­ла — кня­зя Семе­на Михай­ло­ви­ча Лика — також при­міт­но­го слу­ги Виш­не­ве­ць­ких, лица­ря-погром­ця росіян і татар, доб­ре відо­мо­го зав­дя­ки вір­шам на його смерть у 1621 р., вмі­ще­них до зна­но­го Київсь­ко­го літо­пи­су (1241–1621). Оскіль­ки при­ват­на рези­ден­ція С.М. Лика фік­суєть­ся в Любе­ць­ко­му ста­ро­стві, то, ймо­вір­но, саме князі Лики від­по­ві­даль­ні за появу на Кре­мен­чуч­чині пер­шої поло­ви­ни XVII ст. вихід­ців з остерсь­ких бояр — Паль­чик (в Омель­ни­ку), Остря­нин (під Говтвою), Гиря (у Жов­нині) і Ріп­ка (у Кре­мен­чу­ці). Чи спад­ку­ва­ли уход Кре­мен­чук, по смер­ті С.М. Лика, його син Михай­ло (помер бл.1630 р.) та онук Матвій (згад­ка 1630 р.), неяс­но, але вірогідно.
Основ­ні маєт­но­сті кня­зя зна­хо­ди­ли­ся у Любе­ць­ко­му ста­ро­стві — під Києвом. Пер­шою його дру­жи­ною була міс­це­ва шлях­тян­ка Кате­ри­на Каменсь­ка (згад­ка 1614 р., помер­ла 1619 р.); дру­гою — Луція (Люція) Мит­ке­вич, донь­ка київсь­ко­го бур­го­міст­ра Федо­ра Мит­ке­ви­ча, вона пере­жи­ла чоло­віка. 25 жовтня 1614 р. Іван Лобов «усту­пив села Йол­ча та Берез­ки кня­зю Семе­ну Лико и мал­жон­це его» Катар­жині Каменсь­кій [ЦДИ­АК Украї­ни, КМФ.-36, Оп. 1, Спр.206, Волинсь­ка мет­ри­ка. Кни­га РМ 20 (1611-1616 рр.), Арк. 39 зв. -40.]. За дани­ми В. Бобинсь­ко­го, про­да­ве­ць був роди­чем кня­зя — у 1607 р. І.Лобов був за якийсь зло­чин ув’язнений та звіль­не­ний лише у 1616 р. Оби­д­ва села при­но­си­ли при­бут­ку біля 350 зло­тих, з яких влас­ни­ки пла­ти­ли «квіто­ве». Піс­ля смер­ті пер­шої дружини
(1619 р.) князь Лико одру­жи­вся на Луції (Люції) Мит­ке­вич — дон­ці київсь­ко­го бур­міст­ра Федо­ра, яка не піз­ні­ше 1621 р. (піс­ля смер­ті чоло­віка) ста­ла влас­ни­цею сіл. У 1624 р. села перей­шли до Мико­ли Яні­ць­ко­го — той володів маєт­ком до 1628 р.55. Між іншим, факт набут­тя кня­зем Семе­ном Ликом цієї маєтнос­ті свід­чить про чер­го­ве поси­лен­ня в регіоні маг­натсь­кої роди­ни Виш­не­ве­ць­ких. Відо­мо, що князь Семен Лико був уряд­ни­ком князів Виш­не­ве­ць­ких, у 1615 р. очо­лю­вав похід на Путивль, 1619 р. вів пере­мо­ви­ни з путив­льсь­ки­ми воє­во­да­ми, у 1620 р. керу­вав війсь­ко­ви­ми дія­ми на Переяславщині56. Подруж­жя — С. Лико та К. Каменсь­ка, утво­ри­ли у маєт­ку Йол­ча неве­ли­кий філь­ва­рок, чи не єди­ний в регіоні57. Дослід­ни­ки відзна­чають, що незва­жа­ю­чи на доволі знач­ну кіль­кість пов­но­прав­них при­ват­но­влас­ни­ць­ких шля­хетсь­ких володінь (В. Бобинсь­кий оці­нює їх пло­щу до 15% усіх земель ста­ро­ства, О. Ябло­новсь­кий- у 52%), у ста­ро­стві вели­ких філь­вар­ків ство­ре­но так і не було.
Три­жды всту­пал в брак: с Хри­сти­ной Коле­ниц­кой, Кате­ри­ной Камен­ской (ум. 1616) и с Луцею Федо­ров­ной Мить­ко­ви­чив­ною (Люция Мит­ко­вич, ум. 1618). Похо­ва­ний в Успенсь­кій церкві Києво-Печерсь­кої лаври. Его сын Михай­ло Лыко умер до 1630 г. Он был женат на Мару­ше. Их сын, Мат­вей (Мацей) Лыко, умер в 1630 г. С его смер­тью ветвь угасла
~ 1) Хри­сти­на Коленицькая
~ 2) Кате­ри­на Каменсь­кая (зга­да­на у 1616 р.)
~ 3) Луция Федо­ров­на Мить­ко­ви­чев­на (зга­да­на у 1618 р.).
[Вой­то­вич Л. Князівсь­кі дина­стії Схід­ної Євро­пи (кіне­ць IX — поча­ток XVI ст.): склад, сус­піль­на і політич­на роль. Істо­ри­ко-гене­а­ло­гічне дослід­жен­ня. — Львів,2000. УIЖ. 1989, № 5: С. 113-114. Кон­драть­єв І.В. Любе­ць­ке ста­ро­ство (XVI — сере­ди­на XVII ст.). — Чер­ні­гів, 2014. — С. 151–152; Дмит­ро Вирсь­кий. Виш­не­веч­чи­на: пер­ші пере­моги і пер­ші сорат­ни­ки (1555–1595 рр.)Bobiński W. Województwo kijowskie w czasach Zygmunta III Wazy…- S. 229-230; Біло­ус H. Київ напри­кін­ці XV — у пер­шій поло­вині XVII ст.Міська вла­да і само­в­ря­ду­ван­ня. — К.:Видавничий дім «Києво-Моги­лянсь­ка Ака­де­мія», 2008. — 360 с. — С.152. Кула­ковсь­кий П. Чер­ні­го­во-Сівер­щи­на у скла­ді Речі Посполитої.1618-1648… -С.246,248,311.] 39/?. князь Алек­сандр Лыко (1607)
40/?. князь Иван Лыко (†1616)

XXIII коле­но

41/28. князь Алек­сей Алек­се­е­вич Лыков (1650, -1667)
стольник(1650,1658) моск.двн.(1654) рында(1650) чашник(1660,1664) голова(1654,1664) С:Алс.Фед. :МАВ­РА. КОЛТОВСКАЯ.
Вот­чи­ны его в 1668 году отда­ны доче­рям его кж. Парас­ко­вье и Анастасии.
~ жена Дарья Федо­ров­на Пого­же­ва (? — 2.03.1693), дочь … В 1687 году полу­чи­ла часть мос­ков­ской вот­чи­ны Ива­на Федо­ро­ви­ча Пого­же­ва и про­да­ла её Дани­ле Полянскому.
42/28. князь Миха­ил Алек­се­е­вич Лыков (1671)
в 1671 стольник(1671)
43/28. княж­на Мария Алек­се­ев­на Лыко­ва (? — ум. 1673/1674)
в 1674 с. Родин­ки Мос­ков­ско­го уез­да, достав­ше­е­ся после мужа, пере­шло к её род­ной пле­мян­ни­це Прас­ко­вье Алек­се­евне Нарышкиной.
Умер­ла око­ло 1673 г. (Вла­сьев Г.А. Т. 1. Ч. 2. С. 491–492). Дочь столь­ни­ка (в 1616 г.), вое­во­ды в Яро­слав­ле (в 1635 г.), Рыль­ске (с 15.11.1639 г.), Пско­ве (в 1644–1647 гг.), в 1647/1648 г. – дво­ря­ни­на мос­ков­ско­го, отстав­лен­но­го от служ­бы в 1652/1653 г. кня­зя Алек­сея Федо­ро­ви­ча Лыко­ва (умер в 1656 г.)96 и его жены кня­ги­ни Мав­ры, рож­ден­ной Кол­тов­ской (Вла­сьев Г.А. Т. 1. Ч. 2. С. 483–484; Лоба­нов-Ростов­ский А.Б. Т. 1. С. 338; Бело­усов М.Р. Т. 1. С. 258).
В 1667–1673 гг. после мужа вла­де­ла селом Родин­ки в Куше­ле­ве стане Мос­ков­ско­го у., кото­рое в 1674 г. пере­шло ее пле­мян­ни­це Прас­ко­вье Алек­се­евне Нарыш­ки­ной (Вла­сьев Г.А. Т. 1. Ч. 2. С. 491–492).Владела поме­стьем – сель­цом Жит­ное и тре­тью пусто­ши Комар­ской в Око­ло­го­род­ном стане Мещов­ско­го у., кото­рое в 1674 г. пере­шло к Тихо­ну Ники­ти­чу Стреш­не­ву (№ 94/66) (Аба­ку­лов В.И. С. 26).
~ муж Семен Лукья­но­вич Стреш­нев (ум. 1666), боярин
44/29. князь Миха­ил Ива­но­вич Лыков(15.07.1640 — 14.02.1701)
†Боровск.Пафнутьев.м-рь боярин(1682.05.26-1701) окольничий(1681-1682) стольник(1669-) судья.Разбойн.пр.(1689-1690)Пр.Сыскн. дел(1696) воев.-нам.Смоленск(1677) воев.Двина(1698-1700) С:Ив.Фед. :Елена.Дм. ПОЖАРСКАЯ.
боярин и воевода.
Про­ис­хо­дил из кня­же­ско­го рода Лыко­вых, един­ствен­ный сын кня­зя Ива­на Фёдо­ро­ви­ча Лыко­ва и кня­ги­ни Еле­ны Дмит­ри­ев­ны, доче­ри гла­вы Вто­ро­го народ­но­го опол­че­ния кня­зя Д. М. Пожар­ско­го. 8 мая 1660 года, на отпус­ке гру­зин­ско­го царе­ви­ча Нико­лая Давы­до­ви­ча был за сто­лом в чис­ле тех, кото­рые «есть дава­ли». 19 фев­ра­ля 1664 года испол­нял ту же долж­ность при англий­ском после. 3 июля 1669 года, в долж­но­сти столь­ни­ка дне­вал и ноче­вал у гро­ба царе­ви­ча Симео­на Алек­се­е­ви­ча, а 19 янва­ря, 2, а так­же 16 фев­ра­ля — у гро­ба царе­ви­ча Алек­сея Алек­се­е­ви­ча. 22 янва­ря 1671 года был на сва­дьбе царя Алек­сея Михай­ло­ви­ча с Ната­льей Кирил­лов­ной в чис­ле поез­жан. 30 янва­ря 1676 года был одним из нес­ших гроб царя в Архан­гель­ский Собор. В 1677 году вое­во­да и намест­ник Смо­лен­ска. В 1678 году столь­ник, вое­во­да в Новом Оско­ле на слу­чай татар­ско­го втор­же­ния. С 1681 года околь­ни­чий; 26 июня 1682 года в чис­ле околь­ни­чих под­пи­сал­ся под поста­нов­ле­ни­ем об отмене мест­ни­че­ства. 26 июня 1682 года пожа­ло­ван в бояре. 17 сен­тяб­ря 1682 года послан был захва­тить кня­зя Ива­на Хован­ско­го, и Лыков его взял под с. Пуш­ки­ным, а в с. Бра­тов­щине и сына его Андрея, кото­рых и доста­вил в с. Воз­дви­жен­ское к госу­да­рям. В 1683-1684 вое­во­да в Вят­ке, а с 25 октяб­ря 1689 по 1690 ведал Раз­бой­ный При­каз. С фев­ра­ля 1696 управ­лял При­ка­зом Сыск­ных дел. С 22 фев­ра­ля 1698 по 1700 вое­во­да на Двине. Во вре­мя прав­ле­ния царев­ны Софьи жил в Пре­об­ра­жен­ском при дво­ре Пет­ра. Скон­чал­ся 14 фев­ра­ля 1701 года, погре­бен в Паф­ну­тье­вом монастыре.
Со смер­тью кня­зя Миха­и­ла Ива­но­ви­ча Лыко­ва в 1701 году род кня­зей Лыко­вых-Обо­лен­ских пресекся.
Име­ют­ся све­де­ния, что в 1690 году он постро­ил в сво­ей вот­чине Мало­я­ро­сла­вец­ко­го уез­да – Гре­ми­чах цер­ковь в честь Рож­де­ства Христова.
Вот­чи­ны — Вла­ди­мир­ский у, Гус­кая вол Гус­кий погост, 100/398, Костром­ской у, Ишче­баль­ский ст, с Пав­лов­ское 49/89, Мос­ков­ский у. Горе­тов ст, сц Тон­ко­во, 2/11, Обо­лен­ский у, с Спас­ское, 33/111, Суз­даль­ский дд. Тей­ков и Сахтыш ст, с Пырьев­ка, 79/332
Миха­ил Ива­но­вич Лыков был два­жды женат:
~ 1) жена — Анна Гри­го­рьев­на Вер­де­рев­ская (ум. 1.06.1678), дочь Гри­го­рия Ива­но­ви­ча Вер­де­рев­ско­го. От неё дети:
Иван Михай­ло­вич (ум. до 1678) — умер мла­ден­цем, погре­бен вме­сте с мате­рью в Паф­ну­тьев­ском монастыре.
Федо­сья Михай­лов­на (ум. 20.10.1672)[1] — умер­ла в дет­стве, Прас­ко­вья Михай­лов­на (ум. 7.10.1686) — пер­вая жена кня­зя Ники­ты Ива­но­ви­ча Реп­ни­на (1658—3.07.1726).
~ 2) жена (с 1680) Евфи­мия Михай­лов­на Соба­ки­на, урож­дён­ная Волын­ская (ум. 9.12.1703)[1], дочь околь­ни­че­го Миха­и­ла Семе­но­ви­ча Волын­ско­го (ум. 1669). Была в пер­вом бра­ке за Васи­ли­ем Ники­фо­ро­ви­чем Соба­ки­ным. Над­пись на над­гро­бии кня­ги­ни гла­си­ла, что она умер­ла 9 декаб­ря 1703 года, «а тезо­име­нит­ство ея июля в 11 день свя­тыя муче­ни­цы Евфи­мии Пре­х­валь­ныя» . Евфи­мия Михай­лов­на была погре­бе­на вме­сте с Миха­и­лом Ива­но­ви­чем в семей­ной усы­паль­ни­це Лыко­вых, кото­рая нахо­ди­лась в Паф­ну­тье­вом Боров­ском мона­сты­ре, в одной из камен­ных пала­ток, при­стро­ен­ных к церк­ви Архан­ге­ла Миха­и­ла. В 1835 году эта цер­ковь и палат­ки при ней за вет­хо­стью были разо­бра­ны и, види­мо, уни­что­же­ны. В Рус­ской Родо­слов­ной кни­ге Лоба­но­ва-Ростов­ско­го как она, так и сест­ра её Анна (кн. Щер­ба­то­ва), непра­виль­но при­пи­са­ны Миха­и­лу Михай­ло­ви­чу Волын­ско­му, — они обе доче­ри Миха­и­ла Семе­но­ви­ча Волын­ско­го. Была в пер­вом бра­ке за Васи­ли­ем Ники­фо­ро­ви­чем Собакиным.
[Вла­сьев Г. А. Потом­ство Рюри­ка. Мате­ри­а­лы для состав­ле­ния родо­слов­ной. Т. 1. Чер­ни­гов­ские кня­зья. Часть 2-я. — СПб, 1906. — С. 492.] 45/32. князь Иван Бори­со­вич Лыков (? — 23.12.1614 или 23.12.1624)
ум. в мла­ден­че­стве. Суще­ству­ют две вер­сии года его смер­ти (1614 и 1624-й), какой из них пра­виль­ный — неизвестно
46/32. князь Гри­го­рий Бори­со­вич Лыков (16?)
мл. 
47/32. князь Петр Бори­со­вич Лыков (1610?)
мл. С:Бор.Мих.
48/32. князь Роман Бори­со­вич (16?)
мл. 
49/32. князь Федор Бори­со­вич Лыков (1610?)
помещ. С:Бор.Мих.
50/32. княж­на Фео­до­сия Бори­сов­на Лыко­ва (1647, -1693)
вдо­ва 16+1657 Д:Бор.Мих. ЛЫКОВ. :Ана­ста­сия. РОМАНОВА
~ м: кн. Семён Андре­евич Уру­сов (ок.1610-1657)
51/32. княж­на Аку­ли­на Бори­сов­на Лыко­ва (ум. 9.04.1615)
умер­ла в дет­стве, †Боровск.Пафнутьев.м-рь.
52/32. княж­на Улья­на Бори­сов­на Лыко­ва (ум. 10.12.1617)
Умер­ла в мла­ден­че­стве. †Боровск.Пафнутьев.м-рь)
53/32. княж­на Еле­на Бори­сов­на Лыко­ва (1624-,1655)
после смер­ти мате­ри Ана­ста­сии Ники­тич­ны насле­до­ва­ла её вот­чи­ны. В 1646 году кн. Борис Михай­ло­вич Лыков дал за ней в при­да­ное дд. в Лухов­ском у.
~ муж (с до 1646) кн. Федор Юрье­вич Хво­ро­сти­нин (1625 — 1655)
54/32. княж­на Мария Бори­сов­на Лыкова
при­ез­жая бояры­ня цари­цы Марии Ильиничны
~ муж (с 1630) Иван Миха­и­ло­вич Шеин
55/32. княж­на Васи­ли­са (Вас­са) Бори­сов­на Лыкова
56/32. княж­на Ири­на Бори­сов­на Лыкова
57/32. княж­на Ага­фья Бори­сов­на Лыкова
мл. Д:Бор.Мих.
58/37. князь Иван Гри­го­рье­вич Бело­гла­зов-Лыков (1646,-ум. 1688)
стольник(1646,1673) вотч.-Муром-у.,Оболенск-у. С:Григ.Бор.Ив-ча
Вот­чи­на — Муром­ский у, Кузем­ский ст, сц Лопа­ти­но, 25/106; Обо­лен­ский у, с Ива­нов­ское, 11/36
~ жена кнж. Евдо­кия Васи­льев­на При­им­ко­ва-Ростов­ская (? — после 1689), дочь кня­зя Васи­лия Нау­мо­ви­ча Приимкова-Ростовского
59/37. княж­на Мария Гри­го­рьев­на Бело­гла­зо­ва-Лыко­ва (? — 1707)
в 1667, вме­сте с мате­рью и бра­том, полу­чи­ла часть из име­ний отца.
~ муж кн. Борис Львов
60/38. князь Михай­ло Семе­но­вич Лыко (+1630)
~ Мару­ша Бли­жинсь­ка Свять­ска ? (2-й муж Святський?)

XXIV коле­но

61/41. княж­на Прас­ко­вья Алек­се­ев­на Лыко­ва (1662-ум. до 1725)
была мам­кою царе­ви­ча Алек­сея Пет­ро­ви­ча и пере­жи­ла его и Пет­ра I. Во вре­мя про­цес­са царе­ви­ча ее, одна­ко, не тро­га­ли, взяв пись­мо его.
~ 1-й муж (с 1.10.1673) Иван Кирил­ло­вич Нарыш­кин (1658-15.05.1682), боярин и ору­жей­ни­чий. Был рас­тер­зан стрельцами.
~ 2-й муж (с кон­ца 1708) Васи­лий Ива­но­вич Колы­чев, сослан на Кам­чат­ку по делу царе­ви­ча Алексея
62/41. княж­на Мария Алек­се­ев­на Лыко­ва (1662-16.10.1752)
В 1668 году вот­чи­ны Алек­сея Алек­се­е­ви­ча пере­да­ны стар­шим доче­рям Прас­ко­вье и Наста­сье, о Марии ни сло­ва (воз­мож­но роди­лась после смер­ти сво­е­го отца).
м: с 1726 кн. Васи­лий Юрье­вич Одо­ев­ский (1673-1752)
63/41. княж­на Ана­ста­сия Алек­се­ев­на Лыко­ва (1662)
в 1662 помещ. 3Д:Алс.Алс. ЛЫКОВ.
64/44. князь Иван Михай­ло­вич Лыков (—1678.06.,†Боровск.Пафнутьев.м-рь)
мл. С:Мих.Ив. :Анна.Григ.
(от 1 бр.)умер мла­ден­цем, погре­бен вме­сте с мате­рью Анной Гри­го­рьев­ной в Паф­ну­тьев­ском монастыре.
65/44. княж­на Фео­до­сия Михай­лов­на Лыко­ва (ум. 20.10.1671/1672)
(от 1 бр.)ум. в дет­стве, †Боровск.Пафнутьев.м-рь
66/44. княж­на Прас­ко­вья Михай­лов­на Лыко­ва (ок. 1665-ум. 7.10.1685/1686)
(от 2 бр.)выходя замуж за кня­зя Ани­ки­ту Ива­но­ви­ча Реп­ни­на, полу­чи­ла в каче­стве при­да­но­го поло­ви­ну Спас-Заго­рья, при­над­ле­жав­шую кня­зю . Извест­но, что после ее смер­ти эта вот­чи­на была воз­вра­ще­на отцу.
м: кн. Ани­ки­та Ива­но­вич Реп­нин (1668-3.07.1726)
67/58. княж­на Евдо­кия Ива­нов­на Бело­гла­зо­ва-Лыко­ва (нач. 1680-х — после 1728)
~ муж (с 1699) кн. Алек­сей Юрье­вич Одоевский.
68/60. князь Мат­вей Михай­ло­вич Лыко
упо­ми­на­ет­ся в 1630 году.

Лыков-Обо­лен­ский Васи­лий Ива­но­вич кн. (1648) в 1648 дворов.сын-боярск.?
Лыков-Обо­лен­ский Иван Леон­тье­вич кн. (1641) в 1641 прид.вотч.-Суздаль-у.
Лыков-Обо­лен­ский Леон­тий кн. (1610?,—1641+до) сын-боярск.?
Лыков-Обо­лен­ский Миня (1593) в 1593 помещ.
Лыков-Обо­лен­ский Миха­ил (1586) в 1586 помещ. С::
Лыко­ва-Обо­лен­ская Гли­ке­рия ин.Галасия (15?) ~к.
Лыко­ва-Обо­лен­ская Дарья (15?) ~к.
Лыко­ва-Обо­лен­ская Мария Гри­го­рьев­на кнж. (1678.11.08—1738.07.22) ~к.Мих.Юр. Щер­ба­тов Д:Григ.Вас.

Князь Семен Іва­но­вич Лико за «рицарсь­кі заслу­ги» 1614 року дістав у пожит­тєве володін­ня села Йол­че, Берез­ки і Біло­ви­чі в Любе­ць­ко­му ста­ро­стві (влас­них спад­ко­вих земель не мав зов­сім). До смер­ти (1621) пере­бу­вав на служ­бі у князів виш­не­ве­ць­ких як овру­ць­кий. лубенсь­кий, потім чер­кась­кий під­ста­ро­ста. Попри своє більш ніж скромне ста­но­ви­ще, князь Семен 1620 року гор­до­ви­то комен­тує вру­че­ний йому королівсь­кий судо­вий позов. напи­са­ний по-польсь­ки: «То стра­хи на ляхи, а я-м русин. Відаєт король єго мл., же-м русин, а позви мені по-пол­ску шлеть». Далі у нехит­рих зви­ча­ях сво­го часу князь Семен нака­зав уто­пи­ти воз­но­го, який нава­жи­вся при­не­сти йому такий «невід­по­від­ний» до понят­тя само­по­ва­ги позов (бідо­ласі. щоправ­да, вда­ло­ся вря­ту­ва­ти­ся). Смерть кня­зя Семе­на супро­вод­жу­вав несу­мір­ний з його скром­ною осо­бою пиш­ний пане­гірич­ний вірш, а тіло небіж­чи­ка пере­вез­ли з Чер­кас до Киє­ва і похо­ва­ли в Києво-Печерсь­ко­му мона­сти­рі, що було за честь і для впли­во­ві­шої шляхти».

{Від Олек­сандра Лико (зга­да­ний у 1607 р.) та Іва­на Лико (зга­да­ний бл. 1616 р.) похо­дять дві гіл­ки біло­русь­ких князів Лико­вих. Ці гіл­ки вигас­ли у XVIII ст. ?}