Князі без родової прив’язки XIV ст.

КН. БОРИС КОН­СТАН­ТИ­НО­ВИЧ (1304/05)

Пер­вым в чис­ле кня­зей-корм­лен­щи­ков в Коре­ле изве­стен некто Борис Кон­стан­ти­но­вич. О его дея­тель­но­сти мож­но соста­вить впе­чат­ле­ние толь­ко на осно­ва­нии сохра­нив­шей­ся жало­бы нов­го­род­цев 1304/1305 гг. Миха­и­лу Яро­сла­ви­чу, кн. Твер­ско­му [1282–1318], В.К. Вла­ди­мир­ско­му [1305–1318]1. О Бори­се Кон­стан­ти­но­ви­че ска­за­но, что «он Коре­лу всю исте­рял и за нем­це заго­нил». Нов­го­род­цы при­зва­ли Вели­ко­го Кня­зя ото­звать Бори­са, судить его, и уве­до­ми­ли об изъ­я­тии его земель, как дан­ных в корм­ле­ние, так и лич­но им куп­лен­ных (за послед­ние они дава­ли выкуп). Не сле­ду­ет, как то ино­гда дела­ет­ся в лите­ра­ту­ре, пола­гать, буд­то бы Борис, купив себе корель­ские зем­ли, попы­тал­ся стать удель­ным кня­зем, за что был изгнан. Кон­текст жало­бы про­зра­чен: Борис «исте­рял» Коре­лу, захва­чен­ную «нем­ца­ми», что созда­ло серьёз­ную угро­зу Нов­го­ро­ду. Как вер­но ука­зы­вал В.Л. Янин, подоб­ное мог­ло про­изой­ти толь­ко в 1300 г., когда швед­ский десант захва­тил устье Охты, поста­вив здесь кре­пость Ланд­скро­ну, уни­что­жен­ную нов­го­род­ца­ми спу­стя год2. Кем был «Борис Кон­стан­ти­но­вич» в исто­рио­гра­фии до сих пор не выяс­не­но. Допус­ка­ет­ся лишь, что посколь­ку он был назна­чен пере­хва­тив­шим Вели­кое Кня­же­ние Вла­ди­мир­ское Твер­ским кня­же­ским домом, то из это­го дома он и про­ис­хо­дил. Одна­ко ни один источ­ник, кро­ме упо­мя­ну­той нов­го­род­ской жало­бы, его не упо­ми­на­ет, поэто­му нель­зя даже гипо­те­ти­че­ски пред­по­ло­жить его место в гене­а­ло­ги­че­ской схе­ме Твер­ско­го дома. Воз­мож­но пред­ста­ви­тель смо­лен­ских Кон­стан­ти­но­ви­чем, дей­ство­вав­ших в это вре­мя во Рже­ве, Фомине и Витебске.

КН. АЛЕК­САНДР УКО­ВИЧ (нача­ло XIII)

Впер­вые о кня­зе Алек­сан­дре Уко­ви­че упо­ми­на­ет­ся в дого­во­ре вели­ко­го кня­зя Дмит­рия Ива­но­ви­ча с вели­ким кня­зем рязан­ским Оле­гом Ива­но­ви­чем от 1382 года, где гово­рит­ся: «А что куп­ля кня­зя вели­ко­го Меще­ра, как было при Алек­сан­дре Уко­ви­че, то кня­зю вели­ко­му Дмит­рию, а кня­зю вели­ко­му Олгу не всту­па­ти­ся по тот разъезд.

А что Татар­ские места ото­имал князь вели­кий Дмит­рий Ива­но­вич за себя от татар до сего до наше­го докон­ча­нья, та места кня­зю вели­ко­му Дмит­рию. А что князь вели­кий Олег ото­имал Татар­ская от татар дото­ле же, а то кня­зю вели­ко­му Олгу та места».

Ника­ких све­де­ний о кня­зьях Мещер­ских в этом доку­мен­те ещё нет. Так­же нет их и в дого­во­ре 1402 года вели­ко­го кня­зя Васи­лия Дмит­ри­е­ви­ча (сына Дмит­рия Дон­ско­го – авт.) с вели­ким кня­зем рязан­ским Фёдо­ром Оль­го­ви­чем, одна­ко наря­ду с Алек­сан­дром Уко­ви­чем упо­ми­на­ет­ся и его совре­мен­ник рязан­ский князь Иван Яро­сла­вич, умер­ший в 1327 году.

А вот в дого­во­ре вели­ко­го кня­зя Юрия Дмит­ри­е­ви­ча с вели­ким кня­зем рязан­ским Ива­ном Фёдо­ро­ви­чем 1434 года уже гово­рит­ся сле­ду­ю­щее: «А что будет поку­пил в Мещерь­ских местех дед мои, князь вели­ки Олег Ива­но­вич, и отец мои, князь вели­ки Федор Олго­вич, и яз, князь вели­ки, или мои бояря, и в та места мне не всту­па­ти­ся, ни моим бояром, зна­ти нам свое сереб­ро, а зем­ля к меще­ре по дав­но­му. А пору­бе­жье Мещерь­ской зем­ли, как было при вели­ком кня­зи Иоанне Яро­сла­ви­че и при кня­зи Алек­сан­дре Уко­ви­че.» И затем: «А кня­зи мещерь­ские не имут тобе, вели­ко­му кня­зю, пра­ви­ти (под­чи­нять­ся – авт.), и мне их не при­ма­ти, ни в вот­чине ми сво­еи не дер­жа­ти, ни моим бояром, а добы­ва­ти ми их тобе без хит­ро­сти, по тому целованью».

В послед­нем из при­ве­ден­ных отрыв­ков уже упо­мя­ну­ты, при­чём доста­точ­но нега­тив­но, и «мещер­ские кня­зи», кото­рые, будучи в 1392 году вме­сте с Меще­рой пере­да­ны Тох­та­мы­шем в под­чи­не­ние мос­ков­ско­му кня­зю Васи­лию Дмит­ри­е­ви­чу, по-види­мо­му, были ещё доста­точ­но неза­ви­си­мы и про­ти­ви­лись вла­сти Моск­вы. Здесь же очень инте­рес­ны и сло­ва: «… яз, князь вели­ки (Федор Оль­го­вич – авт.), или мои бояря, и в та места мне не всту­па­ти­ся… зна­ти нам свое сереб­ро…» Знать свое сереб­ро – из этих слов сле­ду­ет, что какая-то часть земель Меще­ры была про­да­на Ряза­нью Москве, но ни в коем слу­чае это не город Меще­ра, где ещё проч­но сиде­ли кня­зья Мещерские.

Вот что пишет об этом исто­рик М.И. Смир­нов в сво­ей кни­ге «О кня­зьях Мещер­ских»: «У того же кня­зя Алек­сандра Уко­ви­ча, у кото­ро­го дела­ли покуп­ки рязан­цы, была куп­ле­на в так назы­ва­е­мой Мещер­ской обла­сти, боль­шая поло­са зем­ли по Оке и её при­то­ку Цне. Таким обра­зом Мос­ков­ское кня­же­ство ста­ло гра­ни­чить с рязан­ским не толь­ко с север­ной сто­ро­ны, но и с восточ­ной, – при­чем рубеж меж­ду ними на дол­гое вре­мя оста­вал­ся тот, кото­рый был уста­нов­лен меж­ду кня­зем Ива­ном Яро­сла­ви­чем и кня­зем Алек­сан­дром Уко­ви­чем… Оста­ва­лись нетро­ну­ты­ми вла­де­ния потом­ков кня­зя Бах­ме­та Ширин­ско­го, но сосед­ство тако­го могу­че­го кня­же­ства не мог­ло не отра­зить­ся и на них и не поста­вить их в извест­ную зави­си­мость от Москвы».

Лишь в 1504 году, судя по духов­ной гра­мо­те Ива­на Ш Васи­лье­ви­ча, после пере­се­ле­ния мещер­ских кня­зей в дру­гие уде­лы, он заве­ща­ет «Меще­ру с Кош­ко­вым», а до это­го Меще­ра, оче­вид­но, пол­но­стью Москве ещё не при­над­ле­жа­ла. Тем более Алек­сандр Уко­вич, совре­мен­ник рязан­ско­го кня­зя Ива­на Яро­сла­ви­ча и мещер­ско­го кня­зя Миха­и­ла – Бекле­ми­ша ну никак не мог про­дать сто­ли­цу Меще­ры со все­ми её зем­ля­ми да ещё и с вла­де­тель­ным кня­зем Мещер­ским и его сыном Фёдо­ром в при­да­чу. Это – абсурд. И здесь, в свя­зи с обще­при­ня­тым мне­ни­ем, что Алек­сандр Уко­вич яко­бы про­дал Мещер­ский Горо­дец Дмит­рию Дон­ско­му, необ­хо­ди­мо, в согла­сии с выво­дом М.И. Смир­но­ва, заявить, что лево­бе­реж­ная часть Меще­ры с Мещер­ским Город­цом нико­гда и нико­му не продавалась.

Но тогда кто же такой Алек­сандр Укович?

Его отче­ство гово­рит о татар­ском про­ис­хож­де­нии, а имя – о после­ду­ю­щем при­ня­тии хри­сти­ан­ства. В отче­стве Алек­сандра Уко­ви­ча нет ника­кой тай­ны, хотя неко­то­рые авто­ры пыта­ют­ся най­ти в нём что-то зага­доч­ное. Но всё очень про­сто: ук – по-татар­ски стре­ла. Напри­мер, в Понис­ском стане суще­ство­ва­ла какая-то Уко­ва поля­на, а авто­рам даже уда­лось отыс­кать воз­мож­но­го роди­те­ля Алек­сандра Уковича.

Из « Сбор­ни­ка мате­ри­а­лов, отно­ся­щих­ся к исто­рии Золо­той орды» Тизен­гау­зен В.Г. (т. 1-1884 г., т. 2-1941 г.) Внук Чин­гис­ха­на, сын Джу­чи-хана (вла­дев­ше­го Русью) – Орда. «Орда имел трёх стар­ших жен: одну Джу­ке-хатун, из пле­ме­ни кон­ку­рат, дру­гую Туба­ка-хатун, тоже из пле­ме­ни кон­ку­рат, и третью…(из мюн­хен­ской руко­пи­си – Туба­кур) из кон­ку­рат­ско­го же пле­ме­ни; имя отца её Ука­джи­ян (Ука-хан); и он (Орда) её взял после смер­ти сво­е­го отца (кро­ме того он имел налож­ниц (кумай)».

Мог ли быть Алек­сандр Уко­вич сыном Ука-хана?

В нача­ле четыр­на­дца­то­го века име­ни­тые тата­ры при­хо­ди­ли слу­жить вели­ко­му кня­зю Ива­ну Кали­те: царе­вич Сер­киз, в кре­ще­нии Иван, полу­чив­ший про­зви­ще Стар­ко (отсю­да дво­ряне Стар­ко­вы); мур­за Чет, в кре­ще­нии Заха­рий, счи­та­ет­ся пред­ком Году­но­вых, Сабу­ро­вых, Велья­ми­но­вых-Зер­но­вых и др; царе­вич Бер­ка (в кре­ще­нии Иоан­ни­кий) – родо­на­чаль­ник Анич­ко­вых, царе­вич Аре­дич – родо­на­чаль­ник Беле­уто­вых и т.д. То ува­же­ние, с каким упо­ми­на­ет­ся в лето­пи­сях князь Алек­сандр Уко­вич, гово­рит о его высо­ком про­ис­хож­де­нии. Оче­вид­но он был из рода ширин и, ско­рее все­го, при­шёл в Мещё­ру одно­вре­мен­но или даже вме­сте с Бах­ме­том, а затем они поде­ли­ли захва­чен­ные зем­ли. При­чём, Алек­сандр Уко­вич стал вла­деть частью пра­во­бе­ре­жья Оки, погра­нич­ной с рязан­ски­ми зем­ля­ми в рай­оне реки Пары.

Авто­ры нико­им обра­зом не утвер­жда­ют, что Ука-хан был отцом Алек­сандра Уко­ви­ча, одна­ко жил он в то же самое вре­мя, что Бекле­миш и рязан­ский князь Иван Ярославич.

В допол­не­ние к это­му цита­та из кни­ги «Тата­ры» 2001 года, ответ­ствен­ные редак­то­ры Р.К. Ураз­ма­но­ва и С.В. Чеш­ко: « В 1504 году крым­ский хан Менгли-Гирей писал в Моск­ву, что­бы «покой­ни­ка Нур­до­вла­та царя… боль­шую жену, Коура­тью Мады­ко­ву дочерь… посла­ли бы еси…» «Сбор­ник РИО т. 41, стр. 544». «По-види­мо­му, речь идёт о доче­ри кня­зя Ема­ды­ка из кла­на Кон­грат, так как из дру­го­го сооб­ще­ния извест­но о нахож­де­нии его жены и детей «в Меще­ре». (сбор­ник РИО т. 41, стр. 529). То есть эти запи­си под­твер­жда­ют связь мещер­ских татар с пле­ме­нем кон­ку­рат (кон­грат).

Нам уда­лось обо­зна­чить татар­ское про­ис­хож­де­ние Алек­сандра Уко­ви­ча, а даль­ней­шее иссле­до­ва­ние это­го вопро­са воз­мож­но лишь при обна­ру­же­нии каких-нибудь новых документов.

КН. ЮРИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ 

посол вели­ко­го кня­зя Свя­то­сла­ва Ива­но­ви­ча «князь Юрий Воло­ди­ме­ро­вич», наря­ду с посла­ми само­го Оль­гер­да, его бра­та Кей­с­ту­та, и ряда дру­гих союз­ных им кня­зей, упо­ми­на­ет­ся в заклю­чен­ном в кон­це июля 1372 г. 3. под Любут­ском литов­ско-мос­ков­ском согла­ше­нии о пере­ми­рии4. К сожа­ле­нию, уста­но­вить родо­вую при­над­леж­ность посла в насто­я­щее вре­мя не пред­став­ля­ет­ся возможным.

НОТАТКИ
  1. Гра­мо­ты Вели­ко­го Нов­го­ро­да и Пско­ва / Ред. С.Н. Валк. М.-Л., 1949. № 8. С. 18–19[]
  2. Янин В.Л. Нов­го­род­ские акты XII–XV вв. Хро­но­ло­ги­че­ский ком­мен­та­рий. М., 1990. С. 154[]
  3. о дати­ров­ке см. Куч­кин В.А. Дого­вор­ные гра­мо­ты мос­ков­ских кня­зей XIV века: внеш­не­по­ли­ти­че­ские дого­во­ры. – М. Древ­ле­хра­ни­ли­ще, 2003. – 368 с., С. 152[]
  4. Куч­кин В.А. Дого­вор­ные гра­мо­ты мос­ков­ских кня­зей XIV века: внеш­не­по­ли­ти­че­ские дого­во­ры. – М. Древ­ле­хра­ни­ли­ще, 2003. – 368 с., С. 338-339.[]