Курлятевы

Кур­ля­те­вы-Обо­лен­ские — рус­ский кня­же­ский род, самая стар­шая ветвь кня­зей Обо­лен­ских, отрасль кня­зей Чер­ни­гов­ских. Про­ис­хо­дят от имев­ше­го про­зви­ще Кур­ля кня­зя Ива­на Васи­лье­ви­ча (ум. после 1516, XIX коле­но от Рюри­ка), сына Васи­лия Ники­ти­ча Обо­лен­ско­го, бояри­на удель­но­го кня­зя углиц­ко­го и бра­та Ива­на III Андрея Горяя.

I Рюрик, князь Новгородский
II Игорь Рюри­ко­вич, вели­кий князь Киев­ский +945
III Свя­то­слав I Иго­ре­вич, вели­кий Киев­ский 942-972
IV Вла­ди­мир I, вели­кий князь Киев­ский +1015
VЯро­слав I Муд­рый, вели­кий князь Киев­ский 978-1054
VI Свя­то­слав II, вели­кий князь Киев­ский 1027-1076
VII Олег Гори­сла­вич, князь Чер­ни­гов­ский +1115
VIII …….
IX …..
X ……..
XI ……….
XII……..
XIII Юрий, князь Торус­ский и Оболенский
XIV Кон­стан­тин Юрье­вич (?-1368), князь Оболенский
XV Иван, князь Оболенский
XVI Ники­та Иванович
XVII Васи­лий Ники­тич (?-1501)

XVIII коле­но

1. князь Иван Васи­лье­вич Кур­ля Сле­пой Обо­лен­ский († V.1506, под Казанью)
1506, 1-й вое­во­да артил­ле­рии в бол. п. судо­вой рати. По све­де­ни­ям Сино­ди­ка 1684 г. 1 под Каза­нью пал один из коман­ду­ю­щих «наря­дом» (артил­ле­ри­ей) — Иван Васи­лье­вич Кур­ля (Шкур­ля) Обо­лен­ский, от кото­ро­го пошёл кня­же­ский род Кур­ля­те­вых. А.А. Зимин пред­по­ла­гал, что он был женат на доче­ри Ф.А. Пле­ще­е­ва, и был, соот­вет­ствен­но, жив в 1513/1514 гг. (соста­ви­те­ли сбор­ни­ка доку­мен­тов, вышед­ше­го в 1975 г., так­же обо­зна­чи­ли упо­мя­ну­то­го в ряд­ной гра­мо­те Ива­на Васи­лье­ви­ча Обо­лен­ско­го как Кур­ля­те­ва). Одна­ко в этом доку­мен­те мог под­ра­зу­ме­вать­ся и его тёз­ка — И.В. Телеп­нев-Обо­лен­ский по про­зви­щу Немой 2 В раз­ря­дах после 1506 г. досто­вер­ных упо­ми­на­ний об И.В. Кур­ле Обо­лен­ском нет, зато точ­но встре­ча­ет­ся его тёз­ка. 3

До 1509 г. упо­ми­на­ют­ся зем­ли кня­зя Ива­на Кур­ля (Кур­ля­те­ва) в Рома­нов­ской воло­сти Пере­слав­ско­го уез­да 4.
Жена: …….

XX коле­но

2/1. князь Миха­ил Ива­но­вич Кур­ля­тев-Обо­лен­ский (1520?)
1С:Ив.Вас. КУРЛЯ
б/д
3/1. князь Кон­стан­тин Ива­но­вич Кур­ля­тев-Обо­лен­ский (1519,—1551/52)

боярин (1519) вто­рой сын Ива­на Васи­лье­ви­ча Кур­ля­те­ва Обо­лен­ско­го 5
В янва­ре 1526 г. сын бояр­ский у посте­ли на сва­дьбе вели­ко­го кня­зя Васи­лия II и Еле­ны Глин­ской 6. В фев­ра­ле 1527 г. с дру­ги­ми детьми бояр­ски­ми пору­чил­ся по кня­зе М. Л. Глин­ско­го 7. Вое­во­да в декаб­ре 1530 г. 8. Осе­нью 1547 г. в бояр­ском спис­ке назван сре­ди быв­ших у кня­зя Юрия Васи­лье­ви­ча «в поез­ду» кня­зей Обо­лен­ских с поме­той «отпу­щен на жало­ва­нье» 9. Боярин с октяб­ря 1549 г. 10. В 1533 г. вое­во­да в Муро­ме, затем вое­во­да в Меще­ре на Тол­сти­ке. В 1534/35 г. в вой­ске из Ста­ро­ду­ба в литов­скую зем­лю во гла­ве пере­до­во­го пол­ка. В июле 1537 г. в Коломне вто­рой вое­во­да пере­до­во­го пол­ка. В сен­тяб­ре 1537 г. в несо­сто­яв­шем­ся похо­де на Казань в кон­ной рати дол­жен был воз­гла­вить полк левой руки. В июне 1539 г. в Коломне вто­рой вое­во­да в пол­ку пра­вой руки. В июле 1540 г. в Коломне во гла­ве пол­ка левой руки. В июле 1540 г. князь Иван Андре­евич Луг­ви­ца Про­зо­ров­ский, вто­рой вое­во­да левой руки, в вой­ске на Бере­гу, бил челом на кня­зя К. И. Кур­ля­те­ва, пер­во­го вое­во­ды левой руки, но был госу­да­рем раз­ве­ден и отправ­лен на Угру. В 1539/1540 г. князь К. И. Кур­ля­тев, нахо­див­ший­ся во гла­ве пол­ка пра­вой руки, не захо­тел ездить к пред­во­ди­те­лю вой­ска в Алек­сине кня­зю Ю. И. Тем­ки­ну, бил челом о местах. В июне 1542 г., июле 1544 г. вое­во­да в Сер­пу­хо­ве. Вслед­ствие мест­ни­че­ских спо­ров кня­зей Щеня­те­ва, Куря­те­ва и Ив. Мих. Воро­тын­ско­го крым­цы, напав­шие на Одо­ев­ские и Белев­ские места, ушли с «боль­шим поло­ном», т. е. взяв в плен мно­го рус­ских. В октяб­ре 1549 г. назван бояри­ном в Москве с кн. Вла­ди­ми­ром Андре­еви­чем. В 1550 г., когда зимой яви­лись ногай­ские мур­зы в Меще­ре и близ Ста­рой Ряза­ни, — кн. Кур­ля­тев вме­сте с дру­ги­ми вое­во­да­ми про­гна­ли ногай­цев до Шац­ких ворот, нане­ся им боль­шой урон. В октяб­ре 1550 г. вое­во­да в Муро­ме 11.

До 27 октяб­ря 1551 г. кн. Кон­стан­тин Кур­ля­тев купил у Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря и отдал пле­мян­ни­кам Миха­и­лу и Гав­ри­лу Ива­но­вым детям Колы­че­вым в Коло­мен­ском уез­де в воло­сти Кане­во село Оста­фье­во с дерев­ня­ми (это село купил Васи­лий Ива­но­вич Волын­ский купил 14 нояб­ря 1521 г. у Ива­на Ива­но­ва сына Суки­на и его сына Васи­лия за 200 руб., а он его тоже купил, а в янва­ре 1541 г. жена Васи­лия Агра­фе­на, в ино­че­стве ста­ри­ца Алек­сандра по дан­ной отда­ла вот­чи­ну мона­сты­рю по себе и сво­им роди­те­лям). В ответ на жало­бу тро­иц­ких стар­цев царь Иван Васи­лье­вич 27 октяб­ря 1551 г. рас­по­ря­дил­ся Колы­че­вым вер­нуть село, а тро­иц­ко­му игу­ме­ну отдать день­ги 12.
Душе­при­каз­чик Ели­за­рья Ива­но­ви­ча Цып­ля­те­ва, кото­рый в 1547/1548 г. дал Кирил­ло-Бело­зер­ско­му мона­сты­рю в Над­по­рож­ском стане Кирил­ло-Бело­зер­ско­го уез­да село Тро­иц­кое и дерев­ню Рыко­во с допу­ще­ни­ем выку­па вот­чи­ча­ми за 50 руб. 13. 16 июня 1551 г. князь Д. И. Кур­ля­тев дал по кня­зе Кон­стан­тине Ива­но­ви­че Кур­ля­те­ву Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю 50 руб. 14.

4/1. князь Дмит­рий Ива­но­вич Кур­ля­тев-Обо­лен­ский (1526, — 1563)

вое­во­да, боярин, госу­дар­ствен­ный дея­тель, рефор­ма­тор, вхо­дил в пра­ви­тель­ствен­ный кру­жок Избран­ная рада. ; тре­тий сын кня­зя Ива­на Васи­лье­ви­ча Кур­ли. Бра­тья — кня­зья Миха­ил и Кон­стан­тин Курлятевы-Оболенские.

В янва­ре 1526 г. сын бояр­ский у посте­ли на сва­дьбе вели­ко­го кня­зя Васи­лия II и Еле­ны Глин­ской (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 1. Ч. 2. М., 1977. С. 193). Осе­нью 1533 г. был «в кап­тане» у вели­ко­го кня­зя Васи­лия III Ива­но­ви­ча, сопро­вож­дал его до Моск­вы во вре­мя начав­шей­ся смер­тель­ной болез­ни госу­да­ря (Пол­ное собра­ние рус­ских лето­пи­сей. Т. 13. М., 2000. С. 411). В мар­те 1542 г. во вре­мя при­е­ма литов­ских послов в Москве сре­ди кня­зей и детей бояр­ских, кото­рые в думе у госу­да­ря не живут, но при послах в избе были как «кня­зи Обо­лен­ские» запи­сан князь Дмит­рий Ива­но­вич Кур­ля­тев. В мае 1544 г. вое­во­да в Ниж­нем Нов­го­ро­де (Сбор­ник Рус­ско­го исто­ри­че­ско­го обще­ства. Т. 59. СПб., 1887. С. 147, 239). В авгу­сте 1550 г., 1551/52 г., 1552/53 г. намест­ник в Нов­го­ро­де (Паш­ко­ва Т.И. Мест­ное управ­ле­ние в Рус­ском госу­дар­стве пер­вой поло­ви­ны XVI века (намест­ни­ки и воло­сте­ли). М., 2000. С. 150, 151). Во вре­мя болез­ни царя Ива­на Васи­лье­ви­ча в 1553 г. не захо­тел сра­зу при­ся­гать на вер­ность царе­ви­чу Дмит­рию, при­сяг­нул на тре­тий день. Хотел видеть пре­ем­ни­ком кня­зя Вла­ди­ми­ра Андре­еви­ча (Пол­ное собра­ние рус­ских лето­пи­сей. Т. 13. М., 2000. С. 523). В Дво­ро­вой тет­ра­ди боярин (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 112). Боярин с октяб­ря 1549 г. (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 124), либо боярин с мар­та 1549 г. (Зимин А.А. Состав Бояр­ской думы в XV–XVI вв. // Архео­гра­фи­че­ский еже­год­ник за 1957. М., 1958. С. 61). В октяб­ре 1531 г. был в при­ста­вах при царе Шига­лее. В мае 1533 г. вто­рой вое­во­да в Ряза­ни. В сен­тяб­ре 1533 г. вто­рой вое­во­да в Ряза­ни за горо­дом. В 1533 г. вто­рой вое­во­да в Меще­ре. В 1534/53 г. в вой­ске из Ста­ро­ду­ба в литов­скую зем­лю воз­гла­вил сто­ро­же­вой полк. В апре­ле 1536 г. намест­ник в Рус­се, затем вое­во­да в Мол­вя­ти­цах. В июле 1537 г. в Коломне тре­тий вое­во­да в пол­ку пра­вой руки. В сен­тяб­ре 1537 г. в несо­сто­яв­шем­ся похо­де на Казань дол­жен был быть вто­ры вое­во­дой пол­ка пра­вой руки. В июле 1540 г. в Коломне вто­рой вое­во­да пере­до­во­го пол­ка. В июне 1542 г. тре­тий вое­во­да в Сер­пу­хо­ве. В мае 1548 г. в Коломне и Каши­ре во гла­ве пере­до­во­го пол­ка. В мар­те 1549 г. в Ниж­нем Нов­го­ро­де во гла­ве пол­ка пра­вой руки. В мае 1550 г. на сва­дьбе кня­зя Вла­ди­ми­ра Андре­еви­ча и Евдо­кии Нагой сидел на околь­ни­чем месте; на дру­гой день сидел на ска­мье в друж­ках. В октяб­ре 1550 г. во вре­мя похо­да царя на Казань нахо­дил­ся в Москве с кн. Вла­ди­ми­ром Андре­еви­чем и с бояра­ми. В мае 1553 г. отправ­лен вое­во­дой в Казань, тогда же в мае в вой­ске из Ниж­не­го Нов­го­ро­да на Сви­яжск вто­рой вое­во­да в пол­ку пра­вой руки. В июле 1555 г. в похо­де из Колом­ны в Тулу сре­ди бояр сопро­вож­дал царя. В октяб­ре 1556 г. в Калу­ге и Сер­пу­хо­ве вто­рой вое­во­да боль­шо­го пол­ка. В июне 1556 г. в Сер­пу­хов сопро­вож­дал царя вме­сте с дру­ги­ми бояра­ми. В мар­те 1558 г. вто­рой вое­во­да боль­шо­го пол­ка в Каши­ре. В 1558 г. после взя­тия Юрье­ва вое­во­да в Юрье­ве. Вес­ной-летом 1559 г. во вре­мя цар­ско­го похо­да про­тив хана Девлет-Гирея остал­ся с кн. Юри­ем Васи­лье­ви­чем и бояра­ми в Москве. В 1560 г. вое­во­да в Туле. В 1560 г. в вой­ске в Туле вто­рой вое­во­да боль­шо­го пол­ка, затем вое­во­да в Калу­ге (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 14, 15, 80, 82, 83, 85, 86, 90, 91, 93, 96, 97, 103, 116, 118, 124, 139, 140, 150, 153, 156, 162, 163, 167, 174, 182, 186, 187, 188; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 1. Ч. 2. М., 1977. С. 369) 29 октяб­ря 1562 г. попал в опа­лу. По вер­сии Р. Г. Скрын­ни­ко­ва, пытал­ся отъ­е­хать за рубеж, но был схва­чен. По мне­нию А. А. Зими­на, за под­держ­ку Ста­риц­ко­го кня­зя во вре­мя болез­ни царя вес­ной 1553 г. и за бли­зость к Избран­ной Раде. 29 октяб­ря 1562 г. по при­ка­зу Ива­на Гроз­но­го был насиль­ствен­но постри­жен в мона­хи с сыном Ива­ном в Пав­ло­вом Обнор­ском мона­сты­ре и сослан в Коне­вец­кий мона­стырь «за вели­кие измен­ные дела». В ящи­ке 186 Цар­ско­го архи­ва хра­ни­лась «гра­мо­та княж Дмит­ре­ева Кур­ля­те­ва, что ее при­слал госу­дарь, а писал князь Дмит­рей, что поехал не тою доро­гою, да и спи­со­чек вое­вод смо­лен­ских, в кото­ром году сколь­ко с ними было людей». В ящи­ке 214 были «отпис­ки о кня­зе Дмит­рее Кур­ля­те­ве, и о кня­гине, и о доче­рях его в Кар­го­по­ле в Челм­ской мона­стырь». В ящи­ке 215 – духов­ная кня­гя Д. И. Кур­ля­те­ва (Пол­ное собра­ние рус­ских лето­пи­сей. Т. 13. М., 2000. С. 344; Скрын­ни­ков Р.Г. Цар­ство тер­ро­ра. СПб., 1992. С. 152-153; Госу­дар­ствен­ный архив Рос­сии XVI сто­ле­тия. Опыт рекон­струк­ции / Подг. тек­ста и ком­мент. А. А. Зими­на. М., 1978. С. 80, 90, 361, 405, 406, 420, 478, 479, 484).
29 октяб­ря 1562 г. опа­ла кн. Дмит­рия Ива­но­ви­ча Кур­ля­те­ва, кото­рый уже 20 июля 1561 г. был сме­щен с поста глав­но­го смо­лен­ско­го вое­во­ды, воз­мож­но, за попыт­ку бежать в Лит­ву. Постри­же­ние Обо­лен­ско­го кня­зя с сыном Ива­ном в мона­хи и ссыл­ка в мона­стырь Коне­вец на Ладож­ском озе­ре, а затем в Спас­ский мона­стырь на Воло­ке (Пол­ное собра­ние рус­ских лето­пи­сей. Т. 13. М., 2000. С. 344; Скрын­ни­ков Р.Г. Цар­ство тер­ро­ра. СПб., 1992. С. 152-153). «И тогда же и дру­гихъ кня­жат нема­ло того же роду поби­то. А стрыя тѣх кня­жат Дмит­рия, гла­го­ле­ма­го Кур­ле­те­ва, постри­чи во мни­хи повелѣ, – неслы­хан­ное без­за­ко­ние! – силою повелѣ, все­родне, сирѣчь со женою и сущи­ми малы­ми дѣт­ка­ми, пла­ч­ю­щихъ, вопи­ю­щихъ. А по коли­кихъ лѣтех подав­ле­но ихъ всехъ. А сей был князь Дмит­рей муж совер­шенъ­ный и наро­чи­ты в разу­мѣ син­клитъ, избран­ны в роде» (Сочи­не­ния кня­зя Андрея Курб­ско­го // Рус­ская исто­ри­че­ская биб­лио­те­ка. Т. 31. СПб., 1914. С. 280).
В 1526 г. при­сут­ство­вал на сва­дьбе вел. кн. Васи­лия Ива­но­ви­ча с Еле­ной Глин­ской; в 1532 г. был одним из при­ста­вов при казан­ском царе Шига­лее в Ниж­нем Нов­го­ро­де, в 1533 г. — вое­во­дой на Ряза­ни «с горо­дом» при намест­ни­ке кн. Мих. Бор. Туре­нине, затем на Меще­ре при кн. Ив. Ив. Турун­тае-Прон­ском. Кн. Кур­ля­тев был, по-види­мо­му, бли­зок к вели­ко­му кня­зю Васи­лию Ива­но­ви­чу: во вре­мя пред­смерт­ной болез­ни вели­ко­го кня­зя, постиг­шей его в 1533 г., когда он охо­тил­ся в окрест­но­стях Воло­ка-Лам­ско­го, в чис­ле сопро­вож­дав­ших его нахо­дил­са и кн. Кур­ля­тев; при пере­ез­де из Воло­ка в Иоси­фов мона­стырь в санях с боль­ным вели­ким кня­зем сиде­ли кн. Кур­ля­тев и кн. Дм. Фед. Палец­кий; они помо­га­ли боль­но­му во вре­мя пути пере­во­ра­чи­вать­ся с одной сто­ро­ны на дру­гую — сам он не мог уже дви­гать­ся, а при­е­хав в мона­стырь, взя­ли его под руки и пове­ли в цер­ковь. При воз­вра­ще­нии из Иоси­фо­ва мона­сты­ря в Моск­ву кн. Кур­ля­тев и кн. Палец­кий опять сиде­ли в одних санях с вели­ким кня­зем. В 1535 г. кн. Д. И. Кур­ля­тев был вое­во­дой сто­ро­же­во­го пол­ка при похо­де из Ста­ро­ду­ба в Лит­ву. В том же году был в чис­ле вое­вод, послан­ных пра­ви­тель­ни­цей Еле­ной Глин­ской с мос­ков­ски­ми вой­ска­ми про­тив кн. Андрея Ста­риц­ко­го, кото­рый, под пред­ло­гом болез­ни, неод­но­крат­но отка­зы­вал­ся ехать по ее вызо­ву в Моск­ву, а затем напра­вил­ся из сво­е­го уде­ла к Нов­го­ро­ду. Мос­ков­ские вое­во­ды настиг­ли кн. Ста­риц­ко­го в Тюхо­ли, но дело до сра­же­ния не дошло — кн. Ста­риц­кий поко­рил­ся. В 1537 и 1539 г. кн. Кур­ля­тев был вое­во­дой пра­вой руки на Коломне, в 1538 г. — вое­во­дой пра­вой руки в судо­вой рати в Казан­ском похо­де, в 1542 г. вое­во­дой в Сер­пу­хо­ве. В 1543 г. участ­во­вал в том засе­да­нии Бояр­ской думы, когда, в при­сут­ствии вел. кн. Ива­на Васи­лье­ви­ча и мит­ро­по­ли­та, люби­мец вели­ко­го кня­зя Ворон­цов был схва­чен бояра­ми и едва но убит ими. В 1548 г. был в пере­до­вом пол­ку на Коломне с кн. Влад. Андр. Ста­риц­ким, в 1549 г. вое­во­дой пра­вой руки в Ниж­нем Нов­го­ро­де; в том же году пожа­ло­ван в бояре. В 1550 г. во вре­мя отсут­ствия царя Ива­на Васи­лье­ви­ча из Моск­вы был в чис­ле бояр, остав­лен­ных там с кн. Влад. Андр. Ста­риц­ким, для управ­ле­ния дела­ми цар­ства. Когда в 1552 г. царь Иван Васи­лье­вич силь­но зане­мог и тре­бо­вал, что­бы бояре при­сяг­ну­ли на вер­ность его сыну, мла­ден­цу Дмит­рию — кн. Кур­ля­тев и каз­на­чей Ники­та Фуни­ков попро­бо­ва­ли совсем не явить­ся во дво­рец, отго­ва­ри­ва­ясь болез­нью; болез­ни, веро­я­тяо, были лишь пред­ло­гом; мож­но пред­по­ла­гать, что сов­мест­ная служ­ба за послед­ние годы кн. Кур­ля­те­ва с кн. Влад. Андр. Ста­риц­ким пове­ла к их сбли­же­нию, к тому же и его «исста­рин­ные» вот­чи­ны были меж­ду про­чим в твер­ском уез­де, вбли­зи от наслед­ствен­ных вот­чин кн. Вла­ди­ми­ра Андре­еви­ча Ста­риц­ко­го; сим­па­тии Кур­ля­те­ва были, по-види­мо­му, на сто­роне кн. Ста­риц­ко­го, а не Заха­рьи­ных: ходи­ли слу­хи, что кн. Кур­ля­тев, Фуни­ков и неко­то­рые дру­гие жела­ли, в слу­чае смер­ти царя Ива­на Васи­лье­ви­ча, видеть на пре­сто­ле не мла­ден­ца Дмит­рия, а кн. Вла­ди­ми­ра Андре­еви­ча Ста­риц­ко­го. Но осто­рож­ность и бла­го­ра­зу­мие взя­ли верх и кн. Кур­ля­тев на тре­тий день после при­ся­ги бояр, когда вол­не­ние затих­ло, велел при­не­сти себя, как бы боль­но­го, во дво­рец и при­сяг­нул царе­ви­чу Дмит­рию. В 1553 г. кн. Кур­ля­тев был послан в Казань, с назна­че­ни­ем в боль­шой полк вме­сте с кн. Юр. Мих. Бул­га­ко­вым, кро­ме того, дру­гие вое­во­ды отправ­ле­ны были «годо­вать» в Каза­ни и Сви­яж­с­ке. Кня­зья Кур­ля­тев и Бул­га­ков долж­ны были высту­пить вес­ной из Ниж­не­го Нов­го­ро­да к Сви­яж­ску; кн. Кур­ля­тев и кн. А. И. Воро­тын­ский зате­я­ли было на этом похо­де мест­ни­че­ство, но царь велел кн. Кур­ля­те­ву быть в Каза­ни и что­бы он «дела сво­е­го берег по нака­зу, как его в Казань отпу­щав нака­зы­вал». В 1555 г. кн. Кур­ля­тев был в похо­де с царем Ива­ном Васи­лье­ви­чем в Колом­ну; в 1556 г. был вое­во­дой боль­шо­го пол­ка, а затем, по новой рос­пи­си, вто­рым вое­во­дой боль­шо­го пол­ка; в 1557 г. был вое­во­дой в боль­шом бере­го­вом пол­ку; в 1558 г. началь­ство­вал рус­ски­ми вой­ска­ми в Ливо­нии, вме­сте с кн. Реп­ни­ным. Недо­воль­ный их дей­стви­я­ми царь ото­звал их из Ливо­нии. В 1559 г., во вре­мя похо­да царя Ива­на Васи­лье­ви­ча, кн. Кур­ля­тев оста­вал­ся в Москве с бра­том царя, кн. Юри­ем Васи­лье­ви­чем; в 1560 г. был вое­во­дой в боль­шом пол­ку про­тив крымцев.
Судя по пере­пис­ке Иоан­на Гроз­но­го с кн. Курб­ским, кн. Дм. Ив. Кур­ля­тев был бли­зок к Силь­ве­ст­ру и Ада­ше­ву и счи­тал­ся чле­ном «избран­ной рады» или неофи­ци­аль­ной думы, управ­ляв­шей Мос­ков­ским госу­дар­ством с 1547 по 1560 г. В ответ на пер­вое посла­ние кн. Андрея Мих. Курб­ско­го в 1564 г., царь с уко­риз­ной гово­рит о том, как Силь­вестр, подру­жив­шись с Ада­ше­вым, начал состав­лять себе пар­тию подоб­но мир­ским людям, как он сво­е­го еди­но­мыш­лен­ни­ка кн. Дмит­рия Кур­ля­те­ва к царю «в сиг­к­ли­тию при­пу­стил» и начал зло­умыш­лять с ним про­тив цар­ской вла­сти, поста­вив всю­ду сво­их угод­ни­ков и посту­пая по соб­ствен­но­му про­из­во­лу. «Нам же что аще и бла­го сове­ту­ю­ще — пишет царь — сия вся непо­треб­но им учи­ни­хом­ся; они же аще что и строп­ти­во и раз­вра­щен­но сове­то­ва­ху, но сия вся бла­го тво­ря­ху»! Далее, упо­мя­нув о сво­ей болез­ни и отка­зе неко­то­рых лиц при­не­сти при­ся­гу царе­ви­чу Дмит­рию, Иоанн IV гово­рит, что с того вре­ме­ни измен­ни­ки нахо­ди­лись в поче­те, а он, царь, в «утес­не­нии»; в одном из таких «утес­не­ний» буд­то бы и кн. Курб­ский при­ни­мал уча­стие, соби­ра­ясь вме­сте с кн. Кур­ля­те­вым судить царя за кн. Сиц­ко­го. При­пом­нив о каких-то бояр­ских земель­ных суд­ных делах, царь Иван Васи­лье­вич спра­ши­ва­ет: «А Кур­ля­тев был поче­му меня луч­ше? Его доче­рям вся­кое узо­ро­чье поку­пай бла­го­слов­но и здо­ро­во, а моим доче­рям про­кля­то и за упо­кой! Да мно­го того; и таких мне от вас бед все­го того не напи­са­ти». Отве­чая на вто­рое посла­ние царя Ива­на Васи­лье­ви­ча, кн. Курб­ский гово­рит, что он не пони­ма­ет, о каких узо­ро­чьях пишет царь, и при­бав­ля­ет, что, по пре­муд­ро­му Соло­мо­ну, вооб­ще не подо­ба­ет отве­чать «глу­па­ю­ще­му», так как всех упо­ми­на­е­мых царем, не толь­ко Про­зо­ров­ских и Кур­ля­те­вых, но и «без­чис­лен­ных бла­го­род­ных лютость мучи­тель­ская пожер­ла, а в то место оста­ли­ся кали­ки, их же вое­во­да­ми постав­ля­ти усиль­ству­ешь, или любо­пришь­ся упря­ме сопро­тив разу­ма и Бога».
Мос­ков­ский лето­пи­сец запи­сал под 1562 годом: «Того же лета октяб­ря в 29 день царь … поло­жил опа­лу на бояри­на на кня­зя Дмит­рея Кур­ля­те­ва за его вели­кие измен­ные дела, а велел его и сына его кня­зя Ива­на постри­чи в чер­нь­цы и ото­сла­ти на Кове­нец в мона­стырь под нача­ло». В октяб­ре 1562 года князь Дмит­рий Ива­но­вич Кур­ля­тев вме­сте с сыном Ива­ном был насиль­но постри­жен в мона­хи и отправ­лен в ссыл­ку в Рож­де­ствен­ский мона­стырь на ост­ро­ве Коне­вец, посре­ди Ладо­ги. Его жена вме­сте с дву­мя дочерь­ми были достав­ле­ны в Обо­ленск и там постри­же­ны в мона­хи­ни. Они были сосла­ны в Чел­мо­гор­скую пустынь, под Кар­го­по­лем. ПСРЛ. Т. XIII, 2-я пол. С. 344. В Цар­ском архи­ве нахо­ди­лись «отпис­ки о кня­зе Дмит­рее Кур­ля­те­ве, и о кня­гине и о доче­рях его, в Кар­го­по­ле, в Чел­мъ­ской мона­стырь» (ОЦА­АПП. С. 40 [ГАР. С. 90]). Вско­ре Дмит­рий и Иван Кур­ля­те­вы были отправ­ле­ны в Иоси­фо-Воло­ко­лам­ский мона­стырь. Позд­нее он был удав­лен (РИБ. Т. XXXI. Стб. 280). Непо­сред­ствен­ной при­чи­ной цар­ско­го гне­ва мог­ла быть слу­жеб­ная про­вин­ность кня­зя Дмит­рия. В Цар­ском архи­ве хра­ни­лась «гра­мо­та княж Дмит­ре­ева Кур­ля­те­ва, что ее при­слал госу­дарь, а писал князь Дмит­рей, что поехал не тою доро­гою (ОЦА­АПП. С. 36 [ГАР. С. 80]. Здесь же нахо­ди­лись «духов­ная кня­зя Дмит­рея Кур­ля­те­ва», а так­же «памя­ти кня­зя Дмит­рея Кур­ля­те­ва и кня­ги­ни ево ста­ри­цы Они­сьи, вся­кие, писа­ны в 7071-м году»
В сочи­не­нии Курб­ско­го ука­зы­ва­ет­ся, что Дмит­рий Кур­ля­тев по при­ка­за­нию Ива­на IV со всем семей­ством был насиль­но постри­жен в мона­хи, а несколь­ко вре­ме­ни спу­стя все они были задушены.
В 1551 помещ.-Тверь-у. Вот­чи­на Д.И. Кур­ля­те­ва в Обо­лен­ске после опа­лы к 1571–1572 гг. попа­ла в Ново­де­ви­чий мона­стырь (Шума­ков С.А. Сот­ни­цы. Вып. 3. М., 1904. С. 29–30).
В ДТ боярин. Обла­дал круп­ной родо­вой вот­чи­ной в Обо­лен­ском уез­де, вот­чи­на­ми в Бежец­ком и Твер­ском уез­дах, поме­стьем в Новто­рож­ском уез­де. В мар­те 1542 г. во вре­мя при­е­ма литов­ских послов в Москве сре­ди кня­зей и детей бояр­ских, кото­рые «в думе у госу­да­ря не живут», но «при послах в избе были» запи­сан сре­ди кня­зей Обо­лен­ских» (Сбор­ник РИО. Т. 59, с. 147). Вла­дел до опа­лы родо­вой вот­чи­ной в Обо­лен­ском уез­де – села­ми Гор­нее на р. Суход­ровне, Воз­не­сен­ское, Шиш­ки­но, Сани­но с мно­го­чис­лен­ны­ми дерев­ня­ми (1795 чет­вер­тей зем­ли) (Акты
Рос­сий­ско­го госу­дар­ства, № 128 (с. 306), № 144 (л. 96 –102 об.), с. 494-495). В 1553/1554 г. князь Д. И. Кур­ля­тев Обо­лен­ский купил у бра­та, кня­зя Дмит­рия Ива­но­ви­ча Немо­го-Обо­лен­ско­го его вот­чи­ну в Горо­дец­ком стане Бежец­ко­го уез­да – поло­ви­ну села Тере­бо­тун Хоте­но­во с дерев­ня­ми Ермо­ло­во, Мед­вед­ко­во, Сони­но и еще 14
дерев­ня­ми, дерев­ню Попо­во за 450 руб. Кня­ги­ня Мария Воро­тын­ская впо­след­ствии выку­пи­ла у кня­зя Д. И. Кур­ля­те­ва эту вот­чи­ну и в 1556/1557 г. дала село с дерев­ня­ми Кирил­ло-Бело­зер­ско­му мона­сты­рю, «по сво­е­му мужу кня­зю Вла­ди­ми­ру Ива­но­ви­чу Воро­тын­ско­му» (РГА­ДА. Ф. 281. № 1244/140, 1242/138 [под­лин­ни­ки]; ОР РНБ. СПб­ДА. А
I/17, л. 503, 506 об., 527-527 об.; Шума­ков. Обзор. Вып. 1, с. 25; Федо­тов-Чехов­ский 1860, с. 166-167, 169-170).
В 1551–1554 гг. в воло­сти Шей­ский уез­да Твер­ско­го уез­да Д. И. Кур­ля­тев вла­дел вот­чи­ной – дерев­ня­ми Чер­ни­цы­но, Зару­чье и дву­мя почин­ка­ми (59 чет­вер­тей сред­ней зем­ли) (ПКМГ. Ч. 1, отд. 2, с. 266; ПМТУ, с. 282-283). За ним име­лось поме­стье в Тере­бен­ской воло­сти Ново­торж­ско­го уез­да (РГА­ДА. Ф 1209. Оп. 1. Кн. 11432, л. 832).
Его жена и две доче­ри насиль­ствен­но постри­же­ны в мона­хи­ни и сосла­ны в Чел­мо­гор­ский мона­стырь. Родо­вые вот­чи­ны кня­зя Кур­ля­те­ва в Обо­лен­ском уез­де в 1571/1572 г. были отпи­са­ны в каз­ну (Пол­ное собра­ние рус­ских лето­пи­сей. Т. 13. М., 2000. С. 344; Акты Рос­сий­ско­го госу­дар­ства. Архи­вы мос­ков­ских мона­сты­рей и собо­ров. XV–начало XVII в. М., 1998. С. 495; Алек­се­ев А.И. Пер­вая редак­ция вклад­ной кни­ги Кирил­ло­ва Бело­зер­ско­го мона­сты­ря (1560-е гг.) // Вест­ник цер­ков­ной исто­рии. 2010. № 3 (4). С. 74). В 1553/1554 г. князь Дмит­рий Ива­но­вич Кур­ля­тев Обо­лен­ский купил у бра­та кня­зя Дмит­рия Ива­но­ви­ча Немо­го Обо­лен­ско­го его вот­чи­ну в Горо­дец­ком стане Бежец­ко­го уез­да поло­ви­ну села Тере­бо­тун Хоте­но­во с дерев­ня­ми Ермо­ло­во, Мед­вед­ко­во, Сони­но и еще 14 дерев­ня­ми, и дерев­ню Попо­во (воп­че сест­рою его кня­ги­ней Марьей) за 450 руб. Но кня­ги­ня Мария, вдо­ва кн. Вла­ди­ми­ра Ива­но­ви­ча Воро­тын­ско­го, выку­пи­ла у кня­зя Д. И. Немо­го эту вот­чи­ну за 450 руб. и в 1556/57 г. дала село с дерев­ня­ми Кирил­ло-Бело­зер­ско­му мона­сты­рю по сво­е­му мужу кня­зю Вла­ди­ми­ру Ива­но­ви­чу Воро­тын­ско­му (РГА­ДА. Ф. 281. № 1242/138; № 1244/140; ОР РНБ. СПб­ДА. А I/17. Л. 503, 506 об.; Федо­тов-Чехов­ский А.А. Акты, отно­ся­щи­е­ся до граж­дан­ской рас­пра­вы Древ­ней Рос­сии. Т. 1. Киев, 1860. С. 166-167; 169-170). В 1551-1554 гг. в воло­сти Шей­ский уез­да Твер­ско­го уез­да вла­дел вот­чи­ной дерев­ня­ми Чер­ни­цы­но, Зару­чье и дву­мя почин­ка­ми (59 чет­вер­тей сред­ней зем­ли) (Пис­цо­вые кни­ги Мос­ков­ско­го госу­дар­ства XVI в. Ч. 1. Отд. 2. СПб., 1877. С. 266; Пис­цо­вые мате­ри­а­лы Твер­ско­го уез­да / Сост. А. В. Анто­нов. М., 2005. С. 282-283). За кня­зем Д. И. Кур­ля­те­вым было поме­стье в Тере­бен­ской воло­сти Ново­торж­ско­го уез­да (РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 11432. Л. 832).
Князь Д. И. Кур­ля­тев как душе­при­каз­чик кня­зя Дмит­рия Федо­ро­ви­ча Хован­ско­го, дал по нему Иоси­фо-Воло­ко­лам­ско­му мона­сты­рю 100 руб. (Титов А.А. Вклад­ные и запис­ные кни­ги Иоси­фо­ва Воло­ко­лам­ско­го мона­сты­ря XVI в. // Руко­пи­си сла­вян­ские и рус­ские, при­над­ле­жа­щие И. А. Вах­ра­ме­е­ву. Вып. 5. М., 1906. С. 52).
16 июня 1551 г. князь Д. И. Кур­ля­тев дал по кня­зе Кон­стан­тине Ива­но­ви­че Кур­ля­те­ву Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю 50 руб. (Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 113). В 1556 г. князь Д. И. Кур­ля­тев дал Махри­щско­му мона­сты­рю роди­те­лях и кня­зьях Хован­ских 10 руб. (Лео­нид (Каве­лин). Махри­щский мона­стырь: Сино­дик и вклад­ная кни­га // Чте­ния в Обще­стве исто­рии и древ­но­стей Рос­сий­ских. Кн. 3. М., 1878. С. 12). Дал Кирил­ло-Бело­зер­ско­му мона­сты­рю по кня­зе Алек­сан­дре Стри­гине 50 руб. (ОР РНБ Кир.-Бел. собр. № 78/1317. Л. 99 об.). В 1553/1554 г. кня­ги­ня Марья дала Кирил­ло-Бело­зер­ско­му мона­сты­рю в Бежец­ком уез­де село Хоте­но­во Тере­бо­тун с дерев­ня­ми Под­лин­ная, Лит­ви­но­во, Чер­ная и еще 5 дере­вень и 3 пусто­ши (25,5 вытей) (ОР РНБ. СПб­ДА. А I/17. Л. 527-527 об.; Шума­ков С.А. Обзор гра­мот кол­ле­гии эко­но­мии. Вып. 1. М., 1899. С. 25). В 1556/1557 г. кня­ги­ня Марья Воро­тын­ская дала Кирил­ло-Бело­зер­ско­му мона­сты­рю свою вот­чи­ну, что выку­пи­ла у кня­зя Дмит­рия Ива­но­ви­ча Кур­ля­те­ва вот­чи­ну в Горо­дец­ком стане Бежец­ко­го Вер­ха, ранее при­над­ле­жав­шую его бра­ту кня­зю Дмит­рию Ива­но­ви­чу Немо­му Обо­лен­ско­му поло­ви­ну села Хоте­но­во с дерев­ня­ми Ермо­ли­но­во, Мед­вет­ко­во, Сони­но и еще 14 дерев­ня­ми (ОР РНБ. СПб­ДА. А I/17. Л. 514). До 1571/1572 г. в Ново­де­ви­чий мона­стырь была отда­на его вот­чи­на в Обо­лен­ском уез­де села Гор­нее на р. Суход­ровне, Воз­не­сен­ское, Шиш­ки­но, Сани­но с мно­го­чис­лен­ны­ми дерев­ня­ми (1795 чет­вер­тей зем­ли) (Акты Рос­сий­ско­го госу­дар­ства. Архи­вы мос­ков­ских мона­сты­рей и собо­ров. XV–начало XVII в. М., 1998. № 144. Л. 96-102 об. С. 495-496; Шума­ков С.А. Сот­ни­цы (1564–1572 гг.). Гра­мо­ты и запи­си (1628–1701 гг.). Вып. 3. М., 1904. С. 29-31).
~ ин. Анисья

XXI коле­но

5/3. князь Вла­ди­мир Кон­стан­ти­но­вич Кур­ля­тев-Обо­лен­ский (1552,—1568.03.)
1С:Конст.Ив.Вас-ча, дворов.сын-боярск. помещ.-кн.Оболенск-у.
князь, вое­во­да в цар­ство­ва­ние Ива­на Гроз­но­го, стар­ший сын бояри­на и вое­во­ды кня­зя Кон­стан­ти­на Ива­но­ви­ча Кур­ля­те­ва (ум. 1552).
В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Обо­лен­ских кня­зей (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 118). В 1563-1564/65 г. чет­вер­тый вое­во­да в Полоц­ке. В мае 1565 г. дол­жен был при­е­хать на служ­бу в Брянск и воз­гла­вить боль­шой полк. В июне 1565 г. в Брян­ском лесу из Поче­па и Ста­ро­ду­ба коман­дир пере­до­во­го пол­ка (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 205, 212, 216, 219; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 1. М., 1981. С. 172). 12 апре­ля 1566 г. с детьми бояр­ски­ми пору­чил­ся в 15 тыс. руб. по кня­зе М. И. Воро­тын­ском в его вер­но­сти (Анто­нов А.В. Поруч­ные запи­си 1527–1571 годов // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. М., 2004. С. 58). Дво­ря­нин 1-й ста­тьи на Зем­ском собо­ре 25 июня–2 июля 1566 г. (Собра­ние госу­дар­ствен­ных гра­мот и дого­во­ров. Ч. 1. М., 1813. С. 550).
Кн. Вла­ди­мир Кур­ля­тев был каз­нен после 22 мар­та 1568 г. по делу И. П. Федо­ро­ва (Скрын­ни­ков Р.Г. Цар­ство тер­ро­ра. СПб., 1992. С. 330, 530-531). «Потом того же роду кня­жат поби­ен­но Алек­сандра Еро­сла­во­во и кня­зя Вла­ди­ме­ра Кур­ле­то­ва, сынов­ца оно­го Дмит­рия. И были тѣ оба, паче же Алек­сан­дръ, мужие воис­ти­ну анге­лом подоб­ные жител­ством и разу­мом, бо были так искус­ны в книж­номъ разу­ме пра­во­слав­ных дог­мат, иже все Свя­ще­ныя Писа­ния во устѣх имѣ­ли. Кто­му и в вое­ных дѣлех свет­лы и наро­чи­ты. По роду вле­ко­мы от вели­ко­го Вла­ди­ме­ра, от пле­ни­цы вели­ко­го кня­зя Миха­и­ла Чер­ни­гов­ско­го, яже уби­енъ от бѣз­бож­но­го Батыя за то, иже боги его насме­вал и Хри­ста Бога пред мучи­телѣм такъ сил­нымъ и гроз­нымъ со дерз­но­ве­ни­ем про­по­ве­далъ. Но и тѣ срод­ни­цы его, кро­вию вен­чав­ше­я­ся, пре­ло­же­ни суть, постра­дав­шия непо­винне, к постра­дав­ше­му за Хри­ста, и пред­став­ле­ни муче­ни­ки к муче­ни­ку» (Сочи­не­ния кня­зя Андрея Курб­ско­го // Рус­ская исто­ри­че­ская биб­лио­те­ка. Т. 31. СПб., 1914. С. 280). «Тогда же и того дня онъ убилъ пред­ре­чен­но­го слав­но­го в доб­ро­те и пре­свѣтла­го кня­жа в родѣ Вла­ди­ме­ра Кур­ле­те­ва» (Сочи­не­ния кня­зя Андрея Курб­ско­го // Рус­ская исто­ри­че­ская биб­лио­те­ка. Т. 31. СПб., 1914. С. 305).
В 1564-1565 годах князь Вла­ди­мир Кон­стан­ти­но­вич Кур­ля­тев слу­жил вое­во­дой в Полоц­ке и Брян­ске. В 1566 году вме­сте с неко­то­ры­ми бояра­ми и кня­зья­ми под­пи­сал гра­мо­ту, в кото­рой пору­чал­ся за бояри­на кня­зя Миха­и­ла Ива­но­ви­ча Воро­тын­ско­го, осво­бож­ден­но­го из заклю­че­ния. В 1566 году князь В. К. Кур­ля­тев под­пи­сал собор­ное поста­нов­ле­ние о про­дол­же­нии вой­ны с Вели­ким кня­же­ством Литов­ским из-за Ливо­нии. В 1568 году был назна­чен вое­во­дой пол­ка левой руки в ливон­ском похо­де. После 1568 года князь Вла­ди­мир Кон­стан­ти­но­вич Кур­ля­тев был каз­нен по подо­зре­нию в уча­стии в заго­во­ре про­тив царя Ива­на Гроз­но­го. В «Исто­рии кня­зя вели­ко­го мос­ков­ско­го», напи­сан­ной кня­зем Андре­ем Михай­ло­ви­чем Курб­ским, вслед за рас­ска­зом об уби­е­нии кня­зя Пет­ра Семё­но­ви­ча Сереб­ря­но­го-Обо­лен­ско­го, гово­рит­ся: «Потом того же роду кня­жат поби­е­но: Алек­сандра Яро­сла­во­ва (Яро­слав­ско­го) и кня­зя Вла­ди­ми­ра Кур­ля­те­ва…; и были те оба, паче же Алек­сандр, мужие воис­ти­ну анге­лом подоб­ные житель­ством и разу­мом: бо были так искус­ны в книж­ном разу­ме пра­во­слав­ных дог­мат, иже все свя­щен­ные писа­ния во устах име­ли; к тому и в воен­ных делах свет­лы и наро­чи­ты». Имя кня­зя В. К. Кур­ля­те­ва запи­са­но в «Сино­дик» Ива­на Грозного.
~ Улья­на Васи­льев­на ин.Евфимия Оси­по­в­ская (—1564-до) Д:Вас.Ив. ОСИ­ПОВ­СКИЙ. :СТЕ­ФА­НИ­ДА
6/3. князь Васи­лий Кон­стан­ти­но­вич Кур­ля­тев-Обо­лен­ский (1564,1566)
2С:Конст.Ив.Вас-ча
~ Вар­со­но­фия ино­ка (1570?,—1598-до)
7/3. князь Юрий Кон­стан­ти­но­вич Кур­ля­тев-Обо­лен­ский (1552,1577)
3С:Конст.Ив.Вас-ча, дворов.сын-боярск. помещ.-кн.Оболенск-у. воев.Донков(1572)
В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Обо­лен­ских кня­зей (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 118). В 1572–1577 гг. вхо­дил в Зем­ский двор. Вес­ной 1572 г. вое­во­да в Дон­ко­ве. Пред­во­ди­тель пол­ка пра­вой руки в вой­ске, отправ­лен­ном из Муро­ма и Ниж­не­го Нов­го­ро­да под Казань про­тив чере­ми­сы зимой 1573 г. В июле 1575 г. вое­во­да в Смо­лен­ске. В нача­ле 1577 г. вое­во­да в Смо­лен­ске (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 2. М., 1982. С. 306, 335, 432; Посоль­ская кни­га по свя­зям Рос­сии с Поль­шей, 1575–1576. // Памят­ни­ки исто­рии Восточ­ной Евро­пы. Источ­ни­ки XV–XVII вв. Т. 7. Москва; Вар­ша­ва, 2004. С. 39). 11 июля 1575 г. кн. Юрию Кон­стан­ти­но­ви­чу Кур­ля­те­ву, кн. Миха­и­лу Федо­ро­ви­чу Баря­тин­ско­му и дья­кам Оси­фу Ильи­ну и Гав­ри­ле Бун­ко­ву адре­со­ва­на указ­ная гра­мо­та о про­во­дах через гра­ни­цу гон­ца к панам-раде Янглы­ча Баста­но­ва. 21 авгу­ста 1575 г. кн. Юрию Кон­стан­ти­но­ви­чу Кур­ля­те­ву и дья­ку Гав­ри­ле Бун­ко­ву было ука­за­но по воз­вра­ще­нии гон­ца обес­пе­чить отъ­езд в Речь Поспо­ли­тую послан­ни­ка Луки Заха­ро­ви­ча Ново­силь­це­ва (Памят­ни­ки исто­рии Восточ­ной Евро­пы. Источ­ни­ки XV–XVII вв. Т. 7. М.; Вар­ша­ва, 2004. С. 39, 60, 70-71). 28 авгу­ста 1575 г. кн. Юрий Кон­стан­ти­но­вич Кур­ля­тев и дьяк Гав­ри­ло Бун­ков донес­ли в Моск­ву об отъ­ез­де в Речь Поспо­ли­тую гон­ца к панам-раде Янглы­ча Баста­но­ва. (Памят­ни­ки исто­рии Восточ­ной Евро­пы. Источ­ни­ки XV–XVII вв. Т. 7. М.; Вар­ша­ва, 2004. С. 39). В янва­ре 1576 г. кн. Юрий Кон­стан­ти­но­вич Кур­ля­тев и дьяк Гав­ри­ло Бун­ков полу­чи­ли указ­ную гра­мо­ту о про­во­дах через гра­ни­цу импер­ских послов Яна Кобенц­ля и Дани­е­ля Прин­ца (Памят­ни­ки дипло­ма­ти­че­ских сно­ше­ний древ­ней Рос­сии с дер­жа­ва­ми ино­стран­ны­ми. Т. 1. СПб., 1851. Стб. 487, 568). 12 янва­ря 1576 г. кн. Юрий Кон­стан­ти­но­вич Кур­ля­тев и дьяк Гав­ри­ло Бун­ков донес­ли в Моск­ву о пред­сто­я­щем при­ез­де на гра­ни­цу Янглы­ча Баста­но­ва (Памят­ни­ки исто­рии Восточ­ной Евро­пы. Источ­ни­ки XV–XVII вв. Т. 7. М.; Вар­ша­ва, 2004. С. 71, 72). 18 фев­ра­ля 1576 г. кн. Юрий Кон­стан­ти­но­вич Кур­ля­тев и дьяк Гав­ри­ло Бун­ков, он и донес­ли в Моск­ву о пред­сто­я­щем при­ез­де на гра­ни­цу послов панов-рады Мар­ты­на Стра­дом­ско­го и Мату­ша Нар­бу­та. 21 фев­ра­ля 1576 г. кн. Юрий Кон­стан­ти­но­вич Кур­ля­тев и дьяк Гав­ри­ло Бун­ков донес­ли в Моск­ву о пере­се­че­нии гра­ни­цы посла­ми панов-рады Мар­ты­ном Стра­дом­ским и Мату­шем Нар­бу­том. Они долж­ны были обес­пе­чить при­ста­ва доста­точ­ным коли­че­ством детей бояр­ских. 4 мар­та 1576 г. кн. Юрий Кон­стан­ти­но­вич Кур­ля­тев и дьяк Гав­ри­ло Бун­ков полу­чи­ли указ­ную гра­мо­ту о про­во­дах обрат­но через гра­ни­цу послов панов-рады Мар­ты­на Стра­дом­ско­го и Мату­ша Нар­бу­та (Памят­ни­ки исто­рии Восточ­ной Евро­пы. Источ­ни­ки XV–XVII вв. Т. 7. М.; Вар­ша­ва, 2004. С. 82, 83, 97)
8/3. князь Иван Кон­стан­ти­но­вич Боль­шой Кур­ля­тев-Обо­лен­ский (1571,—1583)
4С:Конст.Ив.Вас-ча
князь, вое­во­да в цар­ство­ва­ние Ива­на Гроз­но­го, сын бояри­на кня­зя Кон­стан­ти­на Ива­но­ви­ча Кур­ля­те­ва. Бра­тья — кня­зья Вла­ди­мир, Юрий, Васи­лий и Иван Мень­шой Курлятевы.
В 1573 году князь Иван Кур­ля­тев-Боль­шой участ­во­вал в кара­тель­ном похо­де к Каза­ни про­тив казан­цев и луго­вых чере­ми­сов вто­рым вое­во­дой в боль­шом пол­ку, затем коман­до­вал сто­ро­же­вым пол­ком «на бере­гу», в Коломне, затем был отправ­лен на год в Тулу. В 1575 году коман­до­вал сто­ро­же­вым пол­ком под Колом­ной про­тив татар, затем был послан в Полоцк. В 1576 году князь И. К. Кур­ля­тев был отправ­лен туда же на год. В 1578 году князь И. К. Кур­ля­тев-Боль­шой водил «на берег», к Каши­ре, полк левой руки про­тив крым­ско­го хана. В 1579 году коман­до­вал там же пол­ком левой руки, затем был отправ­лен на год пер­вым вое­во­дой в Смо­ленск. В 1580 году коман­до­вал пол­ком пра­вой руки в Рже­ве, затем — вто­рой вое­во­да боль­шо­го пол­ка в Сер­пу­хо­ве, тре­тий вое­во­да в Пско­ве и сно­ва вто­рой вое­во­да боль­шо­го пол­ка в Сер­пу­хо­ве. В 1581 году — вое­во­да в боль­шом пол­ку при Симеоне Бек­бу­ла­то­ви­че в Рже­ве. В 1582 году князь И. К. Кур­ля­тев водил сто­ро­же­вой полк на шве­дов, но дошёл лишь до Нов­го­ро­да Вели­ко­го, затем сто­ял 2-м вое­во­дой «на бере­гу», в Сер­пу­хо­ве, с боль­шим пол­ком, отку­да был послан коман­до­вать боль­шим пол­ком в Зуб­цов, а в июле отправ­лен «по казан­ским вестем» 1-м вое­во­дой пол­ка левой руки в Каши­ру. В 1583 году князь Иван Кон­стан­ти­но­вич Кур­ля­тев-Боль­шой сто­ял в Сер­пу­хо­ве вто­рым вое­во­дой боль­шо­го пол­ка и скон­чал­ся на службе.
Един­ствен­ный сын — князь Иван Ива­но­вич Кур­ля­тев (ум. после 1607), столь­ник (1603), околь­ни­чий (1605) и воевода.
~ княж­на Вар­ва­ра Васи­льев­на Сиц­кая (род. 4.12. ок. 1550-ум. ?), дочь кня­зя Васи­лия Андре­еви­ча Сиц­ко­го (ум. 1578) и Анны Рома­нов­ны Заха­рьи­ной-Юрье­вой, сест­ры цари­цы Ана­ста­сии Рома­нов­ны, вто­рич­но после смер­ти Федо­ра Алек­се­е­ви­ча Бас­ма­но­ва, в 1572 г. выдан­ная замуж за кня­зя Ива­на Кон­стан­ти­но­ви­ча (Боль­шо­го) Кур­ля­те­ва (Кур­ля­те­ва-Обо­лен­ско­го; ум. 1583); (2-й муж Фед.Алс.БАСМАНОВ ), Д:Вас.Вас.
[Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 2. М., 1982. С. 335, 430; Т. 3. Ч. 1. М., 1984. С. 228; Т. 3. Ч. 2. М., 1987. С. 18].
9/3. князь Иван Кон­стан­ти­но­вич Мень­шой Кур­ля­тев-Обо­лен­ский (1571,—1583)
10/4. князь Иван Дмит­ри­е­вич Кур­ля­тев-Обо­лен­ский (1552,—1562)
дворов.сын-боярск. помещ.-кн.Оболенск-у. 1С:Дм.Ив. :/ин. АНИСИЯ/
В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Обо­лен­ских кня­зей (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 118). Князь Иван Дмит­ри­е­вич Обо­лен­ский погиб в 1552 г. во вре­мя штур­ма Каза­ни (Архив СПб ИИРАН. Кол. 2. Кн. 23. Л. 361 об.-364 об.).
До 1584/1585 г. лишил­ся поме­стья в Город­ском стане Козель­ско­го уез­да дере­вень Устик, Оле­шен­ка и Кон­ши­но (288 чет­вер­тей сред­ней зем­ли) (Акты слу­жи­лых зем­ле­вла­дель­цев XV–начала XVII в. Т. 3. М., 2002. № 518).
11/4. князь Роман Дмит­ри­е­вич Кур­ля­тев-Обо­лен­ский (1552,—1562)
дворов.сын-боярск. помещ.-кн.Оболенск-у. без­детн. 2С:Дм.Ив. :/ин. АНИСИЯ/
б/д.
12/4. князь Федор Дмит­ри­е­вич Кур­ля­тев-Обо­лен­ский (1546—1551)
3С:Дм.Ив. :/ин. АНИСИЯ/
13/4. княж­на Пела­гея Дмит­ри­ев­на Кур­ля­те­ва-Обо­лен­ская (1562) ин.
2Д:Дм.Ив. :/ин.АНИСИЯ/, 1562/ин.
~к.Ив.Юр. Голицын 

XXII коле­но

14/6. князь Иван Васи­лье­вич Кур­ля­тев-Обо­лен­ский (1598)
в 1598 помещ. С:Вас.Конст. :/ин. ВАРСОНОФИЯ/
15/8. князь Иван Ива­но­вич Кур­ля­тев-Обо­лен­ский (1551,1607)
стольник(1604) моск.двн.(1607) воев.Орешек(1606) помещ.-Рязань-у. С:Ив.Конст. ?
В 1598 г. под­пи­сал­ся под утвер­жден­ной гра­мо­той об избра­нии царем Бори­са Годунова.
Лета 7111-го Фев­ра­ля в 17 день В сто­ро­же­вом пол­ку на Орле вое­во­ды /л. 101 об./ князь Иван Ива­но­вич Кур­ля­тев да князь Васи­лей княж Андре­ев сын Зве­ни­го­родц­кой. И апре­ля в день князь Васи­лей взят к Москве, а на его место послан вое­во­да князь Иван княж Федо­ров сын Жиро­вой-Засе­кин. Князь Иван Кур­ля­тев на Михай­ла Шеи­на, что веле­но Миха­и­лу Шеи­ну быть в пере­до­вом пол­ку, а ему, кня­зю Ива­ну, в сто­ро­же­вом пол­ку на Орле; и ему, кня­зю Ива­ну, мен­ши Миха­и­ла Шеи­на быть невмесно.И бояре вое­во­дам кня­зю Ива­ну Кур­ля­те­ву да кня­зю Ива­ну ж Жиро­во­му-Засе­ки­ну отка­за­ли, что сто­ро­же­во­му пол­ку с пере­до­вым пол­ком, а пере­до­во­му пол­ку с сто­ро­же­вым пол­ком изста­ри по ся места мест нет. А ис сто­ро­же­ва­го пол­ку со Орла вое­во­ды [139] князь Иван Кур­ля­тев да князь Иван Жиро­вой-Засе­кин писа­ли к госу­да­рю о сво­их при­ез­дах; а дво­рян и детей бояр­ских и вся­ких рат­ных людей в при­езд не пишут, и при­ез­дов к госу­да­рю не при­сы­ла­ва­ли. А с Орла ж писал к госу­да­рю осад­ная голо­ва Михай­ло Крю­ков, что по госу­да­ре­ву указупри­е­ха­ли на Орел вое­во­ды князь Иван Кур­ля­тев да князь Иван Жиро­вой-Засе­кин, а госу­да­рев наказ и спис­ки дво­рян и детей бояр­ских при­вез на Орел жилец Арте­мей Лады­жен­ской. И князь Иван Кур­ля­тев и князь Иван Жиро­вой-Засе­кин госу­да­ре­ва нака­зу и спис­ков у него не взял(и). И Арте­мей госу­да­рев наказ и спис­ки поло­жил у него. /л. 103 об./ И бояре при­го­во­ри­ли послать на Орел дво­ря­ни­на, а велеть ему госу­да­рев наказ и спис­ки дво­рян и детей бояр­ских отда­ти вое­во­дам кня­зю Ива­ну Кур­ля­те­ву да кня­зю Ива­ну Жиро­во­му-Засе­ки­ну да допра­вить на них про­го­ны за то, что они бояр­ско­во нака­зу (В М I и М II отка­зу) не послу­ша­ли, госу­да­ре­ва нака­зу и спис­ков дво­рян и детей бояр­ских не взя­ли. А будет вое­во­ды князь Иван Кур­ля­тев да князь Иван Жиро­вой госу­да­ре­ва нака­зу и спис­ков не воз­мут, и их поса­ди­ти в тюр­му. И по бояр­ско­му при­го­во­ру послан на Орел Сво­и­тин Рупо­сов, а веле­но ему госу­да­рев наказ и спис­ки дво­рян и детей бояр­ских и вся­ких рат­ных людей отдать (В М I к М II далее напи­са­но и) вое­во­дам кня­зю Ива­ну Кур­ля­те­ву да кня­зю Ива­ну Жиро­во­му, дапра­вить на них про­го­ны за то, что они бояр­ско­во нака­зу (В М I и М II отка­зу) не послу­ша­ли. А будет вое­во­ды князь Иван Кур­ля­тев да князь Иван Жиро­вой-Засе­кин госу­да­ре­ва нака­зу и спис­ков не воз­мет, и Сво­и­ти­ну Рупо­со­ву веле­но кня­зя Ива­на Кур­ля­те­ва да кня­зя Ива­на [140] Жира­ва­го-Засе­ки­на поса­дить в тюр­му, /л. 104/ а, вынев ис тюр­мы, госу­да­рев наказ и спис­ки веле­но ему им дать. А будет вое­во­ды князь Иван Кур­ля­тев да князь Иван Жиро­вой-Засе­кин госу­да­ре­ва (нака­за) и спис­ков не возь­мут, и Сво­и­ти­ну веле­но вое­вод кня­зя Ива­на Кур­ля­те­ва да кня­зя Ива­на Жиро­во­го поса­дить опять в тюр­му. А к вое­во­дам ко кня­зю Ива­ну Кур­ля­те­ву да ко кня­зю Ива­ну Жиро­во­му от госу­да­ря писа­но с опа­лою, а веле­но госу­да­рев наказ и спис­ки взять; а сто­ро­же­во­му пол­ку с пере­до­вым пол­ком мест нет.вотчина в Обо­лен­ске с.Казариново, 583 чети

Нотатки
  1. Древ­няя рос­сий­ская вив­лио­фи­ка. Ч. 6. М, 1788. С. 463–464.[]
  2. Зимин А.А. Фор­ми­ро­ва­ние бояр­ской ари­сто­кра­тии в Рос­сии во вто­рой поло­вине XV — пер­вой тре­ти XVI вв. М, 1988. С. 46, 51, 200; Акты Рус­ско­го госу­дар­ства 1505–1526 гг. М, 1975. №111, С. 113–114.[]
  3. Б.А. Илю­шин Ещё раз о поте­рях рус­ско­го вое­вод­ско­го кор­пу­са под каза­нью в 1506 г.[]
  4. Акты фео­даль­но­го зем­ле­вла­де­ния и хозяй­ства XIV–XVI веков. Ч. 1. М., 1951. С. 120, 121[]
  5. «Древ. Рос. Вивл.», XIII; «Собр. Гос. Грам. и Догов.» I, II; «Ник. Лет.», VII; — «Акты Ист.», I; — «От. Зап.» 1830 г., ч. 44; — «Чт. Мос. Общ. Ист. и Др. Рос.» 1902 г., I; «Ска­за­ния кн. Курб­ско­го», изд. 3-е 1868 г.; «Симб. Сборн.»; Кн. Дол­го­ру­ков «Родо­сл. кн.», I; Карам­зин, «Ист. Гос. Рос.», VIII, IX; Соло­вьев, «Ист. Рос­сии», VII; Бар­су­ков, «Род Шере­ме­те­вых», I; Лиха­чев, «Раз­ряд­ные дья­ки»; Мар­ке­вич, «Ист. мест­ни­че­ства»; Пла­то­нов, «Очер­ки по исто­рии сму­ты в Мос­ков­ском госу­дар­стве XVI — XVII вв.»; Рож­де­ствен­ский, «Слу­жи­лое зем­ле­вла­де­ние в Мос­ков­ском госу­дар­стве XVI века».[]
  6. Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 1. Ч. 2. М., 1977. С. 193[]
  7. Анто­нов А.В. Поруч­ные запи­си 1527–1571 годов // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. М., 2004. С. 9[]
  8. Акты слу­жи­лых зем­ле­вла­дель­цев XV–начала XVII в. Т. 1. М., 1997. № 121[]
  9. Наза­ров В.Д. О струк­ту­ре Госу­да­ре­ва дво­ра в сере­дине XVI в. // Обще­ство и госу­дар­ство фео­даль­ной Рос­сии. Сб. ста­тей, посвя­щен­ный 70-летию ака­де­ми­ка Л. В. Череп­ни­на. М., 1975. С. 53[]
  10. Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С.124[]
  11. Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 82, 83, 86, 91, 94, 96, 97, 103, 108, 124, 130; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 1. Ч. 2. М., 1977. С. 287, 288, 301[]
  12. Архив СПб ИИРАН. Ф. 29. Оп. 1. № 1080. Л. 1197-1198; Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 88[]
  13. РГА­ДА. Ф. 281. № 794/93; ОР РНБ. СПб­ДА. А I/16. Л. 642-642 об.[]
  14. Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 113[]