Уваровичи

Ощи­тов­ские (Ува­ро­ви­чи) — кня­же­ский род, неиз­вест­но­го про­ис­хож­де­ния, вла­де­ли селом Ощи­то­во в Смо­лен­ской зем­ле. В 1-й поло­вине в XV в. Ощи­ток (!) при­над­ле­жал кня­зю Миха­и­лу (неиз­вест­но­го про­ис­хож­де­ния) после кото­ро­го око­ло 1450 г. село пере­шло к кня­зьям Масаль­ским, им вла­дел 3-й сын кня­зя Свя­то­сла­ва Тито­ви­ча кара­чев­ско­го и Федо­ры Оль­гер­дов­ны, брат Юрия Масаль­ско­го и Мсти­сла­ва Кара­чев­ско­го, отца Ива­на «Хоте­та». В неко­то­рых источ­ни­ках тре­тий сын Свя­то­сла­ва и Федо­ры носил имя Федор. В кон­це XV в. селом вла­дел князь Васи­лий Ува­ро­вич Ощи­тов­ский (уп. 1508 г.). (См. Ува­ро­ви­чи). Ува­ро­ви­чи — от про­зва­ния Увар, затем назва­ние села Ува­ро­во в пове­те Ель­ниц­ком Смо­лен­ской зем­ли. В сере­дине XV в. жил князь Увар, брат кото­ро­го назы­вал­ся Федор (Фед­ко), «Ува­ро­ва брат». Сын Ува­ра — Васи­лий (уп. 1507 г.) титу­ло­вал себя Ува­ро­вич и от села Ощи­то­во про­звал­ся Ощи­тов­ским (уп. 1508 г.).

W połowie XV — go wieku, żył jakiś kniaź przydomku Uwar, którego brat Fеdko (kniaź Fedko Uwarowa brat) otrzymuje w tym czasie sześciu ludzi w Smoleńszczyżnie 1

На корот­кое вре­мя (1494—1503 гг.) часть р. Угры дей­стви­тель­но ста­ла обо­зна­чать гра­ни­цу. При­чем Угра ста­ла погра­нич­ной не толь­ко от Опа­ко­ва до Зали­до­ва в сво­ем ниж­нем тече­нии, но и в местах выхо­да к ее бере­гу Вязем­ско­го кня­же­ства, кото­рое, как извест­но, цели­ком было при­со­еди­не­но к Москве. Былая вязем­ская волость Турье, рас­по­ла­гав­ша­я­ся по сто­ро­нам р. Туреи, оче­вид­но, име­ла выход к устью и к р. Угре. Даже часть пра­во­го бере­га р. Угры, где нахо­дил­ся Козельск (горо­ди­ще Ива­нов­ское)2, если счи­тать его при­над­ле­жа­щим кня­зьям Коз­лов­ским (из Вязем­ских), воз­мож­но, ста­ла отно­сить­ся к мос­ков­ским вла­де­ни­ям. Нахо­дя­щий­ся ниже по тече­нию от Козель­ска Ощи­тов (горо­ди­ще Федот­ко­во)3 оста­вал­ся после 1494 г.
литов­ским. Вме­сте с воло­стью Ощи­тов и Дмит­ров­ской зем­лей в 1494 г. была упо­мя­ну­та волость Пого­ре­лое4, центр кото­рой мож­но неуве­рен­но отож­де­ствить с совре­мен­ной Пого­ре­лов­кой (д.Пого­рел­ка в XVIII в.)5, нахо­дя­щей­ся север­нее р. Угры неда­ле­ко от впа­де­ния в послед­нюю р. Вереж­ки. После заклю­че­ния мира волость Пого­ре­лое оста­ва­лась в соста­ве ВКЛ: в ответ на жало­бу литов­ско­го посла мос­ков­ский боярин Дмит­рий Вла­ди­ми­ро­вич Хов­рин6 заве­рил, что мос­ков­ским «ура­и­ни­кам» будет запре­ще­но «всту­пать­ся» «въ Ощы­товъ и въ Пого­ре­лое и въ Дмит­ров­ские зем­ли»7.

В 1507 г. князь Васи­лий Ува­ро­вич бил челом коро­лю и вели­ко­му кня­зю Сигиз­мун­ду о даче ему «…дву селец з люд­ми у Смо­лен­ском пове­те у Буи­го­род­скои воло­сти, Воро­ти­ши­на а Демен­те­е­ва, а сели­ща пусто­го Хоты­нич, а у Вер­жав­ском пове­те дру­го­го сели­ща пусто­го ж Коров­чи­на»8. В 1509 г. тот же князь Васи­лий Ува­ро­вич Ощи­тов­ский про­сил под­твер­жде­ния преж­не­го пожа­ло­ва­ния коро­ля и вели­ко­го кня­зя Алек­сандра, дав­ше­го ему вза­мен его преж­ней вот­чи­ны «…в Смо­лен­ском пове­те Вер­жав­ско­го путя десять служ­об пут­ных и пого­род­ских, и тяг­лых, на имя Усо­вых, а Суд­ни­ко­вы, Колен­те­е­вых а Смо­ги­ре­вы, а Полу­е­вы, а Ише­ла­е­вы, а Ихле­ба­ло­вы, а Шыш­ки­ны, а Ост­ров­ки­ны, а Хар­ки­ны, а Бла­гу­шы­ны, а сел­цо там жо Вер­жав­ско­го путя на имя Веи­но, служ­бу одну, Саву з бра­тьею Бека­ре­вых, а в дру­гом месте в Смо­лен­ском же пове­те в Буи­го­род­ской воло­сти (…) сели­що пустое на имя Сопры­чин­ское и зем­ли­цу борт­ную (…) в Смо­лен­ском жо пове­те в Буи­го­род­ской воло­сти на имя Демен­те­ев­цов а Воро­ти­шы­но»9.

В 1503 г. смо­лен­ские воло­сти Вер­жавск и Буй­го­ро­док пере­хо­дят к Мос­ков­ско­му госу­дар­ству, одна­ко вновь воз­вра­ща­ют­ся Лит­ве в 1508 г. В пере­мир­ной гра­мо­те коро­ля и вели­ко­го кня­зя Алек­сандра с вели­ким кня­зем Ива­ном III 1503 г. сре­ди воло­стей мос­ков­ской сто­ро­ны упо­мя­ну­ты «Вер­жа­ва» и «Буй город» «и с тыми дерев­ня кото­рыи были за слу­жа­лы­ми люд­ми, и за Печеръ­ским мана­сты­ром, и за Духо­въским, и за Тро­ец­ким, и что были дерев­ни тое ж воло­сти за Боры­сом за околь­ни­чым»10. В гра­мо­те же 1508 г. мос­ков­ская сто­ро­на обя­зы­ва­лась не всту­пать­ся «…в город Смо­ле­неск и в воло­сти, в Рос­ловль, в Ыван­ко­во, в Пру­ды, в Белик, в Елну, в Рат­ши­но, в Ново­се­ле, в Сва­ди­то, в Жере­шпер, в Поре­че, в Нежо­ду, в Вер­жав­ско, в Руду, в Муш­ко­ви­чи, в Вет­ли­цы, в Щучъю, в Буи­го­ро­док, и с тыми дерев­ня­ми, што в тои же воло­сти за слу­жи­лы­ми люд­ми и за Печер­ским мана­сты­ром, и за Духов­ским, и за Тро­ец­ким, и што тое ж воло­сти дерев­ни были за Бори­сом за окол­ни­чим»11. В мате­ри­а­лах мос­ков­ско-литов­ских дипло­ма­ти­че­ских сно­ше­ний 30-х — 50-х гг. XVI в. волость Вер­жавск не фигу­ри­ру­ет12.

ПЕЧАТКИ

Печаток не знайдено

ПУЦБЛІКАЦІЇ ДОКУМЕНТІВ

Документів не знайдено

АЛЬБОМИ З МЕДІА

Медіа не знайдено

РЕЛЯЦІЙНІ СТАТТІ

Статтєй не знайдено

НОТАТ­КИ
  1. Z.3 k. 39.[]
  2. Архео­ло­ги­че­ская кар­та Рос­сии: Смо­лен­ская область: в 2 ч. / под ред. Ю. А. Крас­но­ва. М. : Инт архео­ло­гии РАН, 1997. Ч. 2. 1997. 263 с., с. 148; Lietuvos Metrika — Lithuanian Metrica — Литов­ская Мет­ри­ка. Kn. 3 (1440—1498) /
    Parengл L. Anu­юutл ir A. Baliulis. V. : Ћara, 1998. 163 р., р. 45.[]
  3. Архео­ло­ги­че­ская кар­та Рос­сии: Смо­лен­ская область: в 2 ч. / под ред. Ю. А. Крас­но­ва. М. : Инт архео­ло­гии РАН, 1997. Ч. 2. 1997. 263 с., с. 153—154; 9.[]
  4. Памят­ни­ки дипло­ма­ти­че­ских сно­ше­ний Мос­ков­ско­го госу­дар­ства с Поль­ско-Литов­ским. Т. I / под. ред. Г. Ф. Кар­по­ва // Сб. Импе­ра­тор­ско­го Рус­ско­го Исто­ри­че­ско­гоо бще­ства: в 148 т. СПб., 1866—1916. Т. 35. 1882. 869 с., 88 стб., № 28, с.152.[]
  5. Гене­раль­ный план Медын­ско­го уез­да. — Мас­штаб — в англий­ском дюй­ме 2 версты // Атлас Калуж­ско­го намест­ни­че­ства, состо­я­ще­го из две­на­дца­ти горо­дов и уез­дов. СПб., 1782.[]
  6. Зимин, А. А. Фор­ми­ро­ва­ние бояр­ской ари­сто­кра­тии в Рос­сии во вто­рой поло­вине XV — пер­вой тре­ти XVI в. / А. А. Зимин. М. : Нау­ка, 1988. 350 с., с. 272.[]
  7. Памят­ни­ки дипло­ма­ти­че­ских сно­ше­ний Мос­ков­ско­го госу­дар­ства с Поль­ско-Литов­ским. Т. I / под. ред. Г. Ф. Кар­по­ва // Сб. Импе­ра­тор­ско­го Рус­ско­го Исто­ри­че­ско­го обще­ства: в 148 т. СПб., 1866—1916. Т. 35. 1882. 869 с., № 28, с. 152.[]
  8. Lietuvos Metrika. Knyga Nr. 8. — Vilnius, 1995. — P. 226.14[]
  9. Ibid. — P. 321.[]
  10. Lietuvos Metrika. Knyga Nr. 5. — Vilnius, 1993. — P. 210.[]
  11. Lietuvos Metrika. Knyga Nr. 8. — Vilnius, 1995. — P. 125–126.
    17 []
  12. Памят­ни­ки дипло­ма­ти­че­ских сно­ше­ний Мос­ков­ско­го госу­дар­ства с Поль­ско-Литов­ским. Т. II // Сбор­ник РИО. — СПб., 1887. — Т. 59[]