Горбатые-Шуйские

Общие сведения о роде

ГОР­БА­ТЫЕ-ШУЙ­СКИЕ — кня­зья, Рюри­ко­ви­чи, ветвь кня­зей Суз­даль­ских про­ис­хо­ди­ли от кн. Ива­на Васи­лье­ви­ча Шуй­ско­го (18-е коле­но от Рюри­ка), про­зван­но­го Гор­ба­тым, жив­ше­го в кон­це XV века. Родо­на­чаль­ни­ком фами­лии Гор­ба­тых был Иван Васи­лье­вич Гор­ба­тый. В кон­це 40-х гг. XV в. он стал слу­жи­лым кня­зем мос­ков­ско­го вели­ко­го кня­зя Васи­лия Васи­лье­ви­ча Тем­но­го. Это собы­тие яви­лось одним из эта­пов посте­пен­но­го отка­за суз­даль­ских Рюри­ко­ви­чей от борь­бы с Моск­вой за вос­ста­нов­ле­ние неза­ви­си­мо­сти сво­е­го кня­же­ства, кото­рая про­хо­ди­ла с кон­ца XIV в. Резуль­та­том был их пере­ход в ста­тус слу­жи­лых кня­зей. Вас­саль­ное поло­же­ние Ива­на Васи­лье­ви­ча было закреп­ле­но пожа­ло­ва­ни­ем ему его же суз­даль­ской «отчи­ны», а так­же земель Горо­дец­ко­го кня­же­ства (состав­ной части быв­ше­го вели­ко­го кня­же­ства Ниже­го­род­ско­го). Почти пол­ный внут­рен­ний суве­ре­ни­тет вла­де­ний был обу­слов­лен воен­ной служ­бой мос­ков­ско­му госу­да­рю. Горо­дец не мог стать цен­тром вла­де­ний, т. к. не воз­ро­дил­ся после раз­гро­ма тата­ра­ми Еди­гея (1408 г.). По-види­мо­му, управ­ле­ние было сосре­до­то­че­но в город­ке Юрьев­це на Волге.
Со вре­ме­нем пол­но­та прав на родо­вые вот­чи­ны потом­ков Ива­на Васи­лье­ви­ча под­вер­га­лась серьез­но­му огра­ни­че­нию. Вла­де­ния дро­би­лись меж­ду наслед­ни­ка­ми и раз­лич­ны­ми путя­ми пере­хо­ди­ли в соб­ствен­ность вели­ко­го кня­зя, позд­нее – царя. Одна­ко родо­вые зем­ли в соб­ствен­но­сти Гор­ба­тых оста­ва­лись. 1

Поколенная роспись

❋ Рюрик, князь Новгородский
⇨ Игорь Рюри­ко­вич, вели­кий князь Киев­ский +945
⇨ Свя­то­слав I Иго­ре­вич, вели­кий Киев­ский 942-972
⇨ Вла­ди­мир I, вели­кий князь Киев­ский +1015
⇨ Яро­слав I Муд­рый, вели­кий князь Киев­ский 978-1054
⇨ Все­во­лод I, вели­кий князь Киев­ский 1030-1093
⇨ Вла­ди­мир II Моно­мах, князь Киев­ский 1053-1125
⇨ Юрий Дол­го­ру­кий, кн. Вла­ди­мир­ский 1090-1157
⇨ Все­во­лод III Боль­шое Гнез­до 1154-1212
⇨ Яро­слав II (Фёдор) Все­во­ло­до­вич, князь Пере­я­с­лав­ский 1190-1246
⇨ Андрей II Яро­сла­вич Суз­даль­ский, вели­кий князь Вла­ди­мир­ский ок. 1222-1264
⇨ Миха­ил Андре­евич, князь Суз­даль­ский +1305/
⇨ Васи­лий Михай­ло­вич, князь Суз­даль­ский +1309
⇨ Кон­стан­тин Васи­лье­вич, князь Суз­даль­ский +1355
⇨ Дмит­рий III (Фома) Кон­стан­ти­но­вич Суз­даль­ский, князь Нов­го­род­ский ок.1323-1383
⇨ Семен Дмит­ри­е­вич Суз­даль­ский †1402
⇨ Васи­лий Семе­но­вич Шуйский

XVIII генерация от Рюрика

1. КН. ИВАН ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ ШУЙ­СКИЙ ГОР­БА­ТЫЙ

князь, родо­на­чаль­ник вет­ви Гор­ба­тых-Шуй­ских. Умер в кон­це XV века. Вели­кий князь Ниже­го­род­ско-Суз­даль­ский. Пер­вый из Шуй­ских, доб­ро­воль­но при­знав­ший власть мос­ков­ско­го князя.Во вре­мя шемя­ки­но­го бун­та под­дер­жал Васи­лия Тём­но­го. В 1449 отка­зал­ся от кня­же­ства в его поль­зу по дого­во­ру, сдав все ярлы­ки Золо­той Орды, что были за его отцом и отка­зав­шись полу­чать иные. За это в пожа­ло­ван Город­цом и «вот­чи­ной в Суз­да­ле» в про­ти­во­вес пред­ста­ви­те­лям стар­шей вет­ви под­дер­жав­шим Шемя­ку. Он с потом­ством вла­дел Город­цом, Шуей, Юрьев­цем и др. с пра­ва­ми дер­жав­ных кня­зей. Вое­во­да в похо­де про­тив вят­чан 1458. В 1472–1479 г. намест­ник в Суз­да­ле 2.

Родо­на­чаль­ни­ком фами­лии Гор­ба­тых был Иван Васи­лье­вич Гор­ба­тый. В кон­це 40-х гг. XV в. он стал слу­жи­лым кня­зем мос­ков­ско­го вели­ко­го кня­зя Васи­лия Васи­лье­ви­ча Тем­но­го. Это собы­тие яви­лось одним из эта­пов посте­пен­но­го отка­за суз­даль­ских Рюри­ко­ви­чей от борь­бы с Моск­вой за вос­ста­нов­ле­ние неза­ви­си­мо­сти сво­е­го кня­же­ства, кото­рая про­хо­ди­ла с кон­ца XIV в. Резуль­та­том был их пере­ход в ста­тус слу­жи­лых кня­зей. Вас­саль­ное поло­же­ние Ива­на Васи­лье­ви­ча было закреп­ле­но пожа­ло­ва­ни­ем ему его же суз­даль­ской «отчи­ны», а так­же земель Горо­дец­ко­го кня­же­ства (состав­ной части быв­ше­го вели­ко­го кня­же­ства Ниже­го­род­ско­го). Почти пол­ный внут­рен­ний суве­ре­ни­тет вла­де­ний был обу­слов­лен воен­ной служ­бой мос­ков­ско­му госу­да­рю. Горо­дец не мог стать цен­тром вла­де­ний, т. к. не воз­ро­дил­ся после раз­гро­ма тата­ра­ми Еди­гея (1408 г.). По-види­мо­му, управ­ле­ние было сосре­до­то­че­но в город­ке Юрьев­це на Волге.
Со вре­ме­нем пол­но­та прав на родо­вые вот­чи­ны потом­ков Ива­на Васи­лье­ви­ча под­вер­га­лась серьез­но­му огра­ни­че­нию. Вла­де­ния дро­би­лись меж­ду наслед­ни­ка­ми и раз­лич­ны­ми путя­ми пере­хо­ди­ли в соб­ствен­ность вели­ко­го кня­зя, позд­нее – царя. Одна­ко родо­вые зем­ли в соб­ствен­но­сти Гор­ба­тых оста­ва­лись. 3

XIX генерация от Рюрика

КН. ИВАН (ИН.ИОВ) ИВА­НО­ВИЧ ЧЕС­НОК ГОР­БА­ТЫЙ ШУЙ­СКИЙ (1496,1497)

1С:Ив.Вас. Суз­даль­ский. Горо­дец­ко­го. Горбатый.
вотч.-Стародуб-у.(Ряполово-ст.)
24 апре­ля 1501 г. в Псков при­был на кня­же­ние Иван Ива­но­вич Шуй­ский-Гор­ба­тый, внук Васи­лия Семе­но­ви­ча, родо­на­чаль­ни­ка млад­шей вет­ви Шуй­ских. Пско­ви­чи сами про­си­ли Ива­на III напра­вить Ива­на Ива­но­ви­ча к ним, отпра­вив 14 апре­ля в Моск­ву посла.20 В пери­од сво­е­го намест­ни­че­ства в Пско­ве Иван Ива­но­вич Гор­ба­тый вое­вал в 1501-1503 гг. с ливон­ца­ми. Бои шли на при­гра­нич­ных к Псков­ской рес­пуб­ли­ке тер­ри­то­ри­ях с пере­мен­ным успе­хом для про­ти­во­бор­ству­ю­щих сто­рон. Враг сжег Ост­ров, пытал­ся захва­тить Изборск, Опоч­ку и Крас­ный город, но без­успеш­но. А направ­лен­ные в Псков Ива­ном III мос­ков­ские вои­ны вме­сте с пско­ви­ча­ми совер­ши­ли осе­нью 1501 и летом 1502 гг. опу­сто­ши­тель­ные похо­ды в Ливо­нию. Начав­ши­е­ся в янва­ре 1503 г. пере­го­во­ры нем­цев с пред­ста­ви­те­ля­ми Моск­вы завер­ши­лись в апре­ле того же года заклю­че­ни­ем мир­ных дого­во­ров меж­ду Нов­го­ро­дом и Ливо­ни­ей, Пско­вом и Ливо­ни­ей и Пско­ва с Дерпт­ским епископством.21В 1510 г. про­изо­шло при­со­еди­не­ние Пско­ва к Мос­ков­ско­му госу­дар­ству, вече­вая рес­пуб­ли­ка была лик­ви­ди­ро­ва­на, а из двух при­быв­ших из Моск­вы дья­ков обра­зо­ва­но адми­ни­стра­тив­ное управ­ле­ние. Теперь в Псков вме­сто одно­го намест­ни­ка ста­ли при­сы­лать двух. Они обя­за­ны были испол­нять госу­да­ре­ву служ­бу, зани­мать­ся фор­ми­ро­ва­ни­ем псков­ских воен­ных отря­дов и коман­до­вать ими.

Меж­ду 1487–1495 года­ми Иван III назна­чил судить заста­ре­лый позе­мель­ный спор меж­ду Спас-Евфи­мьев­ским мона­сты­рем и кня­зем Ива­ном Ива­но­ви­чем Гор­ба­тым по пово­ду села Омутц­ко­го с луга­ми по р. Нерль, отдан­ны­ми по заве­ща­нию кня­ги­ней-ино­ки­ней Мари­ей, женой кня­зя Дани­лы Бори­со­ви­ча Гор­ба­то­го, в 1444 году. Как наслед­ник родо­вых уго­дий князь Иван Ива­но­вич при новом госу­да­ре со вре­ме­нем оспо­рил «дан­ную», кото­рую мона­стыр­ские ста­рИ­ван III­цы про­си­ли под­твер­дить. Из чело­би­тья игу­ме­на Кон­стан­ти­на узна­ем, что Иван III дал им «…судью Гри­го­рия Дубен­ско­го, и Гри­го­рий, гос­по­дине, у нас на тех лугех был, да нас, гос­по­дине, с кня­зем Ива­ном судил». В ито­ге князь Гор­ба­тый меж­ду 1487–1497 года-ми «посту­пил­ся луга­ми», о чем была состав­ле­на гра­мо­та, под­пи­сан­ная, как и утвер­жден­ная (пра­вая) гра­мо­та кня­ги­ни Марии, госу­да­ре­вым дья­ком Федо­ром. 4
Око­ло 1490—1496 гг. И. И. Гор­ба­тый вла­дел с. Лопат­ни­чи в Суз­даль­щине. 5

Ж.: ино­ка Феогния.

КН. АНДРЕЙ ИВА­НО­ВИЧ ГОР­БА­ТЫЙ ШУЙ­СКИЙ (1480?,—1519+до)

без­детн. 2С:Ив.Вас. СУЗ­ДАЛЬ­СКИЙ. ГОРО­ДЕЦ­КИЙ. ГОРБАТЫЙ.
при сбо­ре вой­ска для отра­же­ния крым­цев в 1493 году вое­во­дою пра­вой руки. умер, как пишут родо­слов­цы, «без­дет­ным».

князь Борис Ива­но­вич Гор­ба­тый Шуй­ский (1489,1495)

3С:Ив.Вас. СУЗ­ДАЛЬ­СКИЙ ГОРО­ДЕЦ­КИЙ ГОРБАТЫЙ.
полк.воев.(1489)
князь и вое­во­да на служ­бе у Мос­ков­ско­го кня­зя Ива­на III. Один из пред­ста­ви­те­лей кня­же­ско­го рода Гор­ба­тых-Шуй­ских, отрас­ли кня­зей Шуй­ских. Рюри­ко­вич в XX поко­ле­нии. тре­тий сын кня­зя Ива­на Васи­лье­ви­ча Гор­ба­то­го-Шуй­ско­го, кото­рый удель­ных прав уже не имел и так­же состо­ял на мос­ков­ской служ­бе. В 1489 году был коман­до­вал судо­вой ратью в похо­де на Вят­ку. В 1492-1495 годах участ­во­вал в похо­дах Ива­на III на Нов­го­род, состоя в его сви­те. 6.

Имел шесте­рых сыно­вей: Иван Боль­шой, Андрей Сучок, Васи­лий, Фёдор Куз­нец, Дани­ил, Иван Меньшой.

княж­на […] Ива­нов­на Гор­ба­тая Шуйская

~ кн. Дани­ло Васи­лье­вич Щеня Пат­ри­ке­ев (?-1516) 7

князь Васи­лий Ива­но­вич Гор­ба­тый Шуй­ский (1471,1491)

в 1471 кн.Новг.(1471) 4С:Ив.Вас. СУЗ­ДАЛЬ­СКИЙ ГОРО­ДЕЦ­КИЙ ГОРБАТЫЙ.
был намест­ни­ком в Нов­го­ро­де перед самым воз­му­ще­ни­ем (1471 г.). Заду­мы­ва­ние отло­жить­ся к Лит­ве граж­дане воль­ной дер­жа­вы намест­ни­ка мос­ков­ско­го спро­ва­ди­ли под при­смотр в Заво­ло­чье, отку­да уда­лось ему, одна­ко счаст­ли­во воротиться.
Жена: Евдо­кия, дочь Ива­на Ива­но­ви­ча Тре­тья­ко­ва, пле­мян­ни­ка Ива­на Голо­вы. 8

XX генерация от Рюрика

КН. МИХА­ИЛ ИВА­НО­ВИЧ ЛАПА ГОР­БА­ТЫЙ ШУЙ­СКИЙ (1500?)

без­детн. 1С:Ив.Ив. /ин.ИОВ/ ЧЕС­НОК. :/ин. ФЕОГНИЯ/
вое­во­да в похо­дах юно­сти Грозного

КН. БОРИС ИВА­НО­ВИЧ ГОР­БА­ТЫЙ ШУЙ­СКИЙ (1497, †1538,Троицк.Серг.м-рь) ин. Боголеп

2С:Ив.Ив. /ин.ИОВ/ ЧЕС­НОК :/ин. ФЕОГНИЯ/
боярин(1538) ин.Боголеп
Сын кня­зя И. И. Гор­ба­то­го-Шуй­ско­го. Боярин с 1512 года. Сопро­вож­дал Ива­на III в поезд­ке по Нов­го­ро­ду в 1495—1496 годах. Вое­во­да пол­ка пра­вой руки в пер­вом Смо­лен­ском похо­де 1512 года, сто­ро­же­вых пол­ков в Смо­лен­ских похо­дах 1513 и 1514 годов. Вое­во­да Боль­шо­го пол­ка в Доро­го­бу­же во вре­мя вто­ро­го Смо­лен­ско­го похо­да 1513 года, так же в 1515 году (с М. Ю. Заха­рьи­ным) в похо­де к Мсти­слав­лю, вое­во­да в Доро­го­бу­же 1516 год. В сен­тяб­ре 1516 г. про­из­во­дил­ся обыск рядом с одним его сель­цом Суз­даль­ско­го уез­да. В апре­ле 1517—декабре 1518 г. кн. Борис намест­ни­чал в Смо­лен­ске. В фев­раль­ском бояр­ском при­го­во­ре 1520 г. он назван тре­тьим из бояр (после В. В. Шуй­ско­го и М. Д. Щеня­те­ва). В мар­те того же года ему докла­ды­ва­лись земель­ные акты. Во вре­мя набе­га Мухам­мед-Гирея 1521 г. Б. И. Гор­ба­тый при­кры­вал в авгу­сте с вой­ска­ми у Колом­ны рус­скую сто­ли­цу. В 1523 г. Борис Ива­но­вич сто­ял «на при­ста­ни» у Опоч­ки во гла­ве рати. В 1523/24 г. он, воз­мож­но, был намест­ни­ком, во вся­ком слу­чае, вое­во­дой на Муро­ме. Началь­ник кон­ни­цы в Казан­ских похо­дах 1523 и 1524 годов, когда был осно­ван город Васильсурск.В 1526 г. Б. И. Гор­ба­тый при­сут­ство­вал на сва­дьбе Васи­лия III. Во вре­мя похо­да Ислам-Гирея осе­нью 1527 г. остав­лен во гла­ве войск, обо­ро­няв­ших Моск­ву. В 1528 г. кн. Борис при­ни­мал пору­ку слу­жи­лых людей по сво­их роди­чах кня­зьях А. М. и И. М. Шуй­ских. Затем неко­то­рое вре­мя он нахо­дил­ся в опа­ле, кото­рую сня­ли с него по слу­чаю рож­де­ния наслед­ни­ка пре­сто­ла в 1530 г. 9 В 1531 г. кн. Борис сно­ва на рат­ном попри­ще, воз­глав­ляя вой­ска в Путив­ле, куда его посла­ли вес­ной в пред­две­рии воз­мож­но­го напа­де­ния крым­цев. В 1530 году Гор­ба­тый зна­чит­ся в чис­ле опаль­ных бояр, полу­чив­ших про­ще­ние по пово­ду рож­де­ния у вели­ко­го кня­зя Васи­лия сына Ива­на. В 1533 г. он при­сут­ство­вал на сва­дьбе кн. Андрея Ста­риц­ко­го и на засе­да­ни­ях Бояр­ской думы во вре­мя пред­смерт­ной болез­ни Васи­лия III. В позд­ней­ших доку­мен­тах упо­ми­на­ют­ся пере­го­во­ры швед­ско­го коро­ля с нов­го­род­ским намест­ни­ком кн. Б. И. Гор­ба­тым и дво­рец­ким С. Н. Бутур­ли­ным при Васи­лии III. 10 Но нов­го­род­ским намест­ни­ком Борис Гор­ба­тый был толь­ко в сен­тяб­ре 1534—январе 1537 г. 11 Упо­ми­на­ет­ся так­же в нояб­ре-декаб­ре 1534 г., мае 1535 г., октяб­ре 1536 г. и янва­ре 1537 г. (ЖАЗР. Т. 2. № 179/111. С. 332—333; Р. С. 250; ПСРЛ. Т. 6. С. 294, 302; Т. 13. С. 82; Сб. РИО. Т. 59. С. 536; Чуми­ков А. А. О тор­гов­ле ган­зей­ских горо­дов с Нов­го­ро­дом и Моск­вою и Шве­ции с Рос­си­ей // ЧОИДР. 1898. Кн. 1. Отд. IV. С. 14).)) Име­ни намест­ни­ка в Нов­го­ро­де за 1532—1533 гг. нам не извест­но. В декаб­ре 1534 г. и в 1535/36 г. Б. И. Гор­ба­тый воз­глав­лял нов­го­род­скую рать, участ­во­вав­шую в войне с Лит­вой. В 1535 г. вме­сте с М. С. Ворон­цо­вым заклю­чал рус­ско-швед­ский и рус­ско-ливон­ский дого­во­ры. 12 В 1537 году коман­до­вал в Мсти­слав­ле боль­шим полком.

Умер Б. И. Гор­ба­тый вско­ре после янва­ря 1537 г. В мар­те 1539 г. А. Б. Гор­ба­тый дал «по отце» Тро­иц­ко­му мона­сты­рю зем­ли Ростов­ско­го уез­да. 13

В пер­вой поло­вине XVI в. вот­чи­ны в Ростов­ском уез­де купи­ли кня­зья Гор­ба­тые из Суз­даль­ских Рюри­ко­ви­чей. Д. Рохо­во на гра­ни­це Песье­го и Сави­на ста­нов была куп­ле­на кня­зем Бори­сом Ива­но­ви­чем Гор­ба­тым у И. В. Гори­на за 20 руб. в 7012 (1503/04) г.21 В даль­ней­шем кня­зья этой фами­лии при­об­ре­ли в Савине стане с. Михай­лов­ское (Под­дуб­ное) на рчк. Его­ри, дд. Наго­рье, Листьен­ка и 3 пустт. (все­го око­ло 400 ч.). 14 Сын кня­зя Б. И. Гор­ба­то­го извест­ный вое­во­да князь Алек­сандр в 7047 (1538/39) г. пере­дал часть этой вот­чи­ны (277 ч.) ТСМ «по отце кня­зе Бори­се и по мате­ри кня­гине Наста­сье и по себе и по сво­их роди­те­лях».15 Сохра­ни­лась сот­ная 1533 года на двор­цо­вую Узоль­скую волость. Из доку­мен­та узна­ём, что один из здеш­них кре­стьян на момент опи­са­ния жил «во княж Бари­са­ве вот­чине Гар­ба­то­го»16.

∞, АНА­СТА­СИЯ ФЕДО­РОВ­НА (1500?,1525,—1539+до)

КН. ВЛА­ДИ­МИР ИВА­НО­ВИЧ ГОР­БА­ТЫЙ ШУЙ­СКИЙ (1550)

без­детн. 3С:Ив.Ив.Вас-ча
боярин (1550)

КН. ИВАН ИВА­НО­ВИЧ ГОР­БА­ТЫЙ ШУЙ­СКИЙ (1501,1521)

4С:Ив.Ив. /ин.ИОВ/ ЧЕС­НОК. :/ин. ФЕОГНИЯ/
ген.воев.Рославль(1516) нам.Дорогобуж(1521) полк.воев.(1505) воев.Муром(1505) нам.Дорогобуж(1521)
окольничий
князь, вое­во­да и околь­ни­чий на служ­бе у Мос­ков­ско­го кня­зя Васи­лия III.
Один из пред­ста­ви­те­лей кня­же­ско­го рода Гор­ба­тых-Шуй­ских, отрас­ли кня­зей Шуй­ских. Рюри­ко­вич в XXI поко­ле­нии, чет­вер­тый сын кня­зя Ива­на Васи­лье­ви­ча Гор­ба­то­го-Шуй­ско­го, кото­рый удель­ных прав уже не имел и так­же состо­ял на мос­ков­ской служ­бе. Впер­вые упо­ми­на­ет­ся в свя­зи с похо­дом про­тив ливон­цев под 1502 годом. Летом 1505 г. был послан с заста­вой в Муром. В 1516 году был остав­лен в Рос­лав­ле коман­до­вать боль­шим пол­ком после ухо­да боль­ших вое­вод к Нов­го­род-Север­ско­му. В 1521 году намест­ник в Доро­го­бу­же. В 1550 году участ­во­вал в похо­де на Полоцк. 17
Имел двух сыно­вей: Дмит­рия и Василия.

князь Иван Бори­со­вич Боль­шой Гор­ба­тый Шуй­ский (1521)

был в 1520 г. вое­во­дою в Можай­ске, а в 1521 г. – намест­ни­ком в Дорогобуже.

князь Васи­лий Бори­со­вич Гор­ба­тый Шуй­ский (†1508)
без­детн. 2С:Бор.Ив. :Анастасия.Фед.

князь Федор Бори­со­вич Куз­нец Гор­ба­тый Шуй­ский (†1506.04./.05.,под Казанью) 

без­детн. 3С:Бор.Ив.Вас-ча
Погиб под Каза­нью. 18

КН. ДАНИ­ИЛ БОРИ­СО­ВИЧ ГОР­БА­ТЫЙ ШУЙ­СКИЙ (1500?)

без­детн. 4С:Бор.Ив. :Анастасия.Фед.

КН. МИХА­ИЛ (ИН.ЗАКХЕЙ) ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ КИС­ЛЫЙ ГОР­БА­ТЫЙ ШУЙ­СКИЙ (1508, †1535, Суздаль,Рожд.с-р)

С:Вас.Ив.Вас-ча, околь­ни­чий (1535)
вое­во­да и боярин на служ­бе у мос­ков­ских царей Ива­на III, Васи­лия III и мало­лет­не­го Ива­на Грозного.
Пред­ста­ви­тель кня­же­ско­го рода Гор­ба­тых-Шуй­ских, вет­ви рода удель­ных кня­зей Шуй­ских, про­ис­хо­дя­щих от кня­зей Суз­даль­ских и Ниже­го­род­ских. Рюри­ко­вич в XXI колене. Един­ствен­ный сын Васи­лий Ива­но­ви­ча Гор­ба­то­ва-Шуй­ско­го, внук Ива­на Васи­лье­ви­ча Шуй­ско­го носив­ше­го про­зви­ще Гор­ба­тый, пере­дан­ное его потом­кам. Женат на Анне Дмит­ри­евне Хов­ри­ной, имел един­ствен­но­го сына Фёдо­ра Сусло.

Пер­вое упо­ми­на­ние о нём отно­сит­ся к 1492 году, когда он участ­во­вал в воен­ных дей­стви­ях про­тив Лит­вы око­ло Доро­го­бу­жа. В сен­тяб­ре 1509 года был послан из Вязь­мы к Доро­го­бу­жу перед основ­ным вой­ском на раз­вед­ку. В Доро­го­бу­же он напал на стро­и­те­лей, послан­ных для воз­ве­де­ния укреп­ле­ний и захва­тив око­ло ста чело­век в плен отпра­вил их к Васи­лию III. Во вре­мя Рус­ско-литов­ской вой­ны 1512—1522 гг. в июле 1513 года водил боль­шой полк из Вели­ких Лук в Полоцк, после это­го воз­гла­вил пере­до­вой полк. В том же году участ­во­вал во взя­тии Вели­ких Лук и полу­чил бояр­ство. В 1514 году как вто­рой вое­во­дой пере­до­во­го пол­ка послан к Доро­го­бу­жу, а отту­да к Смо­лен­ску. В 1515 году коман­до­вал пол­ком пра­вой руки в Доро­го­бу­же. Зимой 1515 водил боль­шой полк из Рже­ва в Лит­ву. В июле 1519 года вновь водил боль­шой полк из Рже­ва в Лит­ву, а затем вновь ходил на Лит­ву с боль­шим пол­ком от Доро­го­бу­жа. 19
После Ива­на Васи­лье­ви­ча Шуй­ско­го в Псков в 1519 г. при­е­хал вели­ко­кня­же­ский намест­ник Миха­ил Васи­лье­вич Гор­ба­тый-Кис­лый. В апре­ле, июле 1519 г., июне 1520 г., мар­те 1521 г. М. В. Гор­ба­тый намест­ни­чал во Пско­ве. 20 В годы кня­же­ния Кис­ли­цы, как и при преж­них намест­ни­ках Шуй­ских, в Пско­ве про­дол­жа­лось цер­ков­ное и обо­рон­ное стро­и­тель­ство: были закон­че­ны камен­ные церк­ви – Николь­ская в Сне­то­гор­ском мона­сты­ре и Успе­ния Бого­ро­ди­цы с Паро­ме­нья, на Запско­вье обно­ви­ли сте­ну от Образ­ских ворот до Глу­хой баш­ни, укре­пи­ли участ­ки сте­ны при­кла­дом от Ильин­ских ворот и меж­ду башен Глу­хой и Толок­нян­ки. Намест­ни­че­ство Кис­ли­цы омра­чил в 1521 г. страш­ный пожар в Пско­ве, рас­про­стра­нив­ший­ся от Жир­ков­ской лави­цы (подъ­ем от реки Пско­вы к хра­му Бого­яв­ле­ния на Запско­вье) до Вар­ла­а­мов­ских ворот, а так­же эпи­де­мия. Князь при­нял сроч­ные меры: объ­явил на ул. Пет­ров­ской (ныне К.Маркса) внут­рен­ний каран­тин, запре­тив въезд на нее с обе­их сто­рон. Лето­пись сооб­ща­ет, что эпи­де­мия пре­кра­ти­лась после того, как постро­и­ли две церк­ви-одно­днев­ки, а вели­кий князь при­слал из Моск­вы свя­тую воду и за счет каз­ны пове­лел соору­дить цер­ковь Покро­ва от Тор­гу (нахо­дит­ся на углу улиц К.Маркса и Некрасова).

В 1522 году участ­во­вал в похо­де Васи­лия III к Коломне и сто­ял пер­вым вое­во­дой пере­до­во­го пол­ка в устье Осет­ра. 21 В этом году М. В. Гор­ба­тый был и в пере­до­вом пол­ку у кн. Д. Ф. Бель­ско­го. 22 Летом 1524 в похо­де на Казань в судо­вой рати был вто­рым вое­во­дой боль­шо­го пол­ка. В янва­ре 1526 при­сут­ство­вал на сва­дьбе Васи­лия III и Еле­ны Глин­ской. В июле 1528 года был вто­рым вое­во­дой в Тороп­це. В мар­те 1529 г. уже в чине бояри­на Миха­ил Васи­лье­вич сто­ял у Колом­ны с кня­зья­ми И. Ф. и C. Ф. Бель­ски­ми, а летом — про­тив устья Осет­ра. 23 Тогда же и, оче­вид­но, до октяб­ря 1531 г. нахо­дил­ся на нов­го­род­ском наместничестве.М. В. Гор­ба­тый упо­ми­на­ет­ся как нов­го­род­ский намест­ник в мар­те 1529 г., марте—летом 1530 г., сен­тяб­ре 1531 г. 24 В мае 1530 г. М. В. Гор­ба­тый воз­глав­лял вме­сте с кн. И. Ф. Бель­ским поход на Казань, а летом сле­ду­ю­ще­го года сто­ял на Каши­ре. Летом 1532 г. вме­сте с кн. Д. Ф. Бель­ским сто­ял у Колом­ны («про­тив Колы­чов­ска­го ост­ро­ва»). В авгу­сте 1533 года послан в Колом­ну про­тив татар Сафа Гирея и царе­ви­ча Ислам Гирея. В кон­це 1533 г. Миха­ил Васи­лье­вич, как и кн. Борис, нахо­дил­ся при смер­тель­но боль­ном Васи­лии III. В июне 1534 года коман­до­вал пере­до­вым пол­ком в Коломне. В нояб­ре 1535 года коман­до­вал боль­шим пол­ком а похо­де на Лит­ву из Боровска. 

Ско­ро­по­стиж­но скон­чал­ся вес­ной 1535 г. в
Москве после воз­вра­ще­ния из похо­да во вре­мя Ста­ро­дуб­ской вой­ны. Перед кон­чи­ной он успел постричь­ся и
при­нять схи­му в Чудо­ве мона­сты­ре25. В заве­ща­нии М.В. Гор­ба­тый пред­пи­сы­вал похо­ро­нить себя в Суз­даль­ском Рож­де­сте­ствен­ном собо­ре. Ско­рее все­го, его воля была испол­не­на26, хотя Т.Д. Пано­ва отме­ти­ла кня­зя М.В.
Гор­ба­то­го сре­ди погре­бен­ных в ЧМ27. В ЧМ, соглас­но заве­ща­нию кня­зя, сле­до­ва­ло дать 15 руб. – «…при­каз­щы­ки мои дадут в Суз­даль, где мое тело греш­ное погре­бут, в собор Пре­чи­стой по мне и по нашых роди­те­лей село Пав­лов­ское. А на Москве при­каз­щи­ки мои дадут к Михай­ло­ву Чюду да к Олек­сею чюдо­твор­цу пят­нат­цать руб­лев»28. В Сино­ди­ке ЧМ
поми­на­ния по нему нет, что может объ­яс­нять­ся утратой
боль­шин­ства запи­сей о вкла­дах и соот­вет­ству­ю­щих поми­на­ний за первую-вто­рую тре­ти XVI в. 25 июня 1535 г. по кня­зе М. В. Кис­лом Гор­ба­том, в ино­ках Зак­хее, дал вкла­дом в Тро­и­це-Сер­ги­ев мона­стырь его чело­век М. Бак­шей 20 руб. 26 сен­тяб­ря 1535 г., 5 и 14 октяб­ря 1535 г. по кня­зю Миха­и­лу дала его жена кня­ги­ня Анна 85 руб.29

Извест­на духов­ная кня­зя Миха­и­ла Васи­лье­ви­ча Гор­ба­то­го 1534/35 г.(объявлена мит­ро­по­ли­ту 17 июля 1535 г.) В ней заве­ща­тель пере­да­ет госу­да­рю Ива­ну Васи­лье­ви­чу «отчи­ну» на Вол­ге село Бело­го­ро­дье и за Вол­гой село Коря­ко­во с дерев­ня­ми и со все­ми уго­дья­ми. Кро­ме того, «по душе» к собо­ру Пре­чи­стой в Суз­да­ле долж­но отой­ти село Пав­лов­ское «и с той поло­ви­ною, что мне дал князь вели­кий дру­гую поло­ви­ну села Пав­лов­ско­го про­тив моей отчи­ны, что мне часть была в Юрьев­це…». 30 Бело­го­ро­дье и Коря­ко­во в это вре­мя не пере­шли Ива­ну IV, а были насле­до­ва­ны роди­ча­ми. В сот­ной с книг пись­ма и меры 1558/59 г. на Узоль­скую волость сооб­ща­ет­ся, что один из борт­ных лесов «ходит Гав­рил­ко Нечай сын Мака­ров, а жил в Бело­го­ро­де за кня­зем Алек­сан­дром Бори­со­ви­чем Гор­ба­то­го». 31 В духов­ной (1572 год) Иван IV заве­щал сыну Фёдо­ру вла­де­ния «что были кня­жо Алек­сан­ров­ские Гор­ба­то­го», в том чис­ле волость Коря­ков­скую и волость Турех. 32 Послед­нюю мож­но отож­де­ствить с воло­стью Пурех­ской (Пурех) XVII века по пра­во­му бере­гу Вол­ги ниже Бело­го­ро­дья. 33. Нико­ло-Шар­том­ско­му мона­сты­рю М.В. Гор­ба­тый-Шуй­ский по духов­ной отка­зал вот­чи­ну с. Черн­цы с дерев­ня­ми «опричь тех дере­вень, в кото­рых живут слу­ги». День­га­ми мона­стырь полу­чил от Гор­ба­то­го 10 руб. 34. А в янва­ре 1536 г. душе­при­каз­чи­ки Гор­ба­то­го – кн. В.В. Шуй­ский, И.Ф. Обо­лен­ский, дво­рец­кий И.Ю. Под­жо­гин и дьяк Т.М. Раков офор­ми­ли дан­ную гра­мо­ту на эти зем­ли архи­манд­ри­ту Тихо­ну. Из дохо­дов с вот­чи­ны Тихон дол­жен был «кор­ми­ти бра­тью и весь мона­стырь» два­жды в году – на Нико­лу Веш­не­го и «Михай­ло­во чюдо» 35. Под­лин­ник доку­мен­та «за тре­мя печат­ми» отме­чен в опи­си 1764 г. Соглас­но пис­цо­вым кни­гам 1627-1630 гг., в кото­рых сде­ла­на ссыл­ка на дан­ную 1536 г., к Черн­цам тяну­ли 20 дере­вень и 14 пожен 36.

В кон­це XV в. в Нов­го­род­ской зем­ле за ним во вла­де­нии нахо­ди­лась волость Мош­на (Луки Федо­ро­ва и Яко­ва Федо­ро­ва) в Спас­ском пого­сте Бежец­кой пяти­ны на р. Уве­ри (260,5 обеж зем­ли). 37 В 1519–1520 гг. вла­дел зем­ля­ми в Суз­даль­ском уез­де, смеж­ны­ми с вот­чи­на­ми Пере­пе­чи­ных-Посуль­щи­ко­вых. 38
В 1535 году князь Миха­ил Васи­лье­вич Гор­ба­тый-Шуй­ский заве­щал село Дуни­ло­во сво­ей жене Анне. В Гори­цах у кня­зей Гор­ба­тых-Шуй­ских был дво­рец, в кото­ром они жили. При Нико­ло-Шар­том­ском мона­сты­ре (село Пуп­ки) было родо­вое клад­би­ще потом­ков суз­даль­ских кня­зей Гор­ба­тых-Шуй­ских. неко­то­рые родо­слов­цы при­пи­сы­ва­ют кн. Миха­и­лу Васи­лье­ви­чу сына Сус­ло, но он умер, веро­ят­но, еще в моло­дом воз­расте. Во вся­ком слу­чае, в сохра­нив­шей­ся духов­ной Миха­и­ла Васи­лье­ви­ча в каче­стве наслед­ни­ка упо­ми­на­ет­ся толь­ко жена. 39

∞, АННА (ИН.АЛЕКСАНДРА) ДМИТ­РИ­ЕВ­НА ХОВ­РИ­НА (1525,1535,† Суздаль,Рожд.м-рь)

XXI генерация от Рюрика

КН. АЛЕК­САНДР БОРИ­СО­ВИЧ ГОР­БА­ТЫЙ ШУЙ­СКИЙ (1522, †1565.02.07, Троицк.Серг.м-рь)

С:Бор.Ив. /ин.БОГОЛЕП/. :Ана­ста­сия.
боярин (1544-1565) полк.воев. Фак­ти­че­ски руко­во­дил оса­дой и взя­ти­ем Каза­ни в 1552 Был назна­чен Ива­ном IV пер­вым намест­ни­ком горо­да. Член Избран­ной рады. В пери­од оприч­ни­ны обви­нен в измене и казнен.
В Дво­ро­вой тет­ра­ди боярин (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 111). Боярин с янва­ря 1544 г. (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 107). В авгу­сте 1538 г. в вой­ске в Коломне воз­гла­вил сто­ро­же­вой полк. В декаб­ре 1539 г. в момент напа­де­ния казан­ско­го хана Сафа-Гирея во Вла­ди­ми­ре сто­ял во гла­ве пере­до­во­го пол­ка, затем в объ­еди­нен­ном вой­ске из Пле­са и Шуи дол­жен был стать вто­рым вое­во­дой боль­шо­го пол­ка. В янва­ре 1544 г. пер­вый вое­во­да в Муро­ме. В фев­ра­ле 1547 г. во гла­ве вой­ска отправ­лен из Ниж­не­го Нов­го­ро­да на Казань. В фев­ра­ле 1547 г. в похо­де на Казань князь И. В. Пен­ков, пред­во­ди­тель пол­ка пра­вой руки, бил челом на кня­зя А. Б. Гор­ба­то­го, пред­во­ди­те­ля вой­ска. В декаб­ре 1547 г. во Вла­ди­ми­ре пер­вый вое­во­да пере­до­во­го пол­ка. В декаб­ре 1547 г. в цар­ском похо­де из Вла­ди­ми­ра в Ниж­ний Нов­го­род коман­до­вал пере­до­вым пол­ком. Затем в вой­ске Шига­лея направ­лен на Казань пер­вым вое­во­дой пол­ка пра­вой руки. В декаб­ре 1548 г. воз­гла­вил вой­ско в Коломне. В мар­те 1549 г. коман­до­вал ратя­ми в Ниж­нем Нов­го­ро­де. В нояб­ре 1549 г. во гла­ве пока пра­вой руки в Костро­ме. В июле 1550 г. во вре­мя цар­ско­го похо­да в Колом­ну пер­вым сре­ди бояр сопро­вож­дал царя. В авгу­сте 1550 г. вое­во­да в Ряза­ни. В апре­ле 1552 г. отправ­лен во гла­ве судо­вой рати на Казань. В сен­тяб­ре 1552 г. в реша­ю­щем похо­де на Казань был пред­во­ди­те­лем вой­ска, герой заво­е­ва­ния Каза­ни. После взя­тия Каза­ни 2 октяб­ря 1552 г. остав­лен там пер­вым вое­во­дой. В нояб­ре – декаб­ре 1552 г. намест­ник в Каза­ни. В июле 1556 г., июле 1557 г., летом 1559 г. во вре­мя отсут­ствия царя нахо­дил­ся сре­ди бояр в Москве с кн. Юри­ем Васи­лье­ви­чем (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 95, 100, 101, 107, 110, 113, 114, 117, 118, 121, 127, 129, 134, 135, 137, 138, 159, 163, 182; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 2. М., 1982. С. 330; Паш­ко­ва Т.И. Мест­ное управ­ле­ние в Рус­ском госу­дар­стве пер­вой поло­ви­ны XVI века (намест­ни­ки и воло­сте­ли). М., 2000. С. 140).
— сын Бори­са Ива­но­ви­ча, в раз­ряд­ных запи­сях имя Алек­сандра Бори­со­ви­ча впер­вые упо­ми­на­ет­ся под 1538 годом. В 1544 году ему было ска­за­но бояр­ство. Он был участ­ни­ком оже­сто­чен­ной борь­бы за власть начав­шей­ся после смер­ти Еле­ны Глин­ской при­чем высту­пал на сто­роне кня­зей Бель­ских боров­ших­ся с груп­пи­ров­кой бояр Шуй­ских (пред­ста­ви­те­ля­ми стар­шей дина­сти­че­ской линии ниже­го­род­ско­го-суз­даль­ских князей).
Как вое­на­чаль­ник Гор­ба­тый-Шуй­ский про­сла­вил­ся сво­и­ми дей­стви­я­ми про­тив казан­ских татар. В 1540 году вме­сте с вое­во­дой А.И. Холм­ским он настиг «на Сол­до­ге» 8-тысяч­ное вой­ско Чуры Нары­ко­ва «вое­вав­ше­го» костром­ские места но про­тив­ник смог отбить­ся и уйти. В бою погиб­ли рус­ские вое­во­ды — кня­зья Борис Сисе­ев и Васи­лий Кожин-Замыт­ский. Горь­кий урок не про­шел даром в даль­ней­шем Алек­сандр Бори­со­вич неиз­мен­но побеж­дал татар.

Извест­но несколь­ко казан­ских похо­дов Ива­на IV в боль­шин­стве из кото­рых он при­ни­мал лич­ное уча­стие. Это обсто­я­тель­ство под­чер­ки­ва­ло зна­че­ние при­да­вав­ше­е­ся дан­ным похо­дам госу­да­рем и его бли­жай­ши­ми совет­ни­ка­ми. Почти все кам­па­нии про­хо­ди­ли зимой когда ста­но­ви­лись без­опас­ны­ми южные рубе­жи стра­ны. Пер­вой про­бой сил пред­при­ня­той на восточ­ном направ­ле­нии ста­ла «посыл­ка в казан­ские места» вой­ска вое­вод А.Б. Гор­ба­то­го и С.И. Мику­лин­ско­го. Пол­ки под их коман­до­ва­ни­ем были отправ­ле­ны из Ниж­не­го Нов­го­ро­да в фев­ра­ле 1547 года в ответ на обра­ще­ние о помо­щи чере­мис­ско­го сот­ни­ка Ата­чи­ка (по лето­пис­ной вер­сии Тугая) «с това­ри­щи» заявив­ших о жела­нии «вели­ко­му кня­зю слу­жи­ти». Сам царь в похо­де не участ­во­вал из-за состо­яв­шей­ся 3 фев­ра­ля сва­дьбы с Ана­ста­си­ей Заха­рьи­ной но вни­ма­тель­но сле­дил за ходом экс­пе­ди­ции. Рус­ская рать дошла до Сви­яж­ско­го устья «и казань­ских мест мно­гие пово­е­ва­ли» но затем вер­ну­лась в Ниж­ний Новгород.

Во вре­мя похо­да 1552 года вме­сте с кня­зем П.И. Шуй­ским впе­ре­ди глав­но­го рус­ско­го вой­ска он был послан с судо­вой ратью на реку Сви­я­гу. Вое­во­ды вста­ли в постро­ен­ном неза­дол­го до того горо­де-кре­по­сти Сви­яж­с­ке став­шем рус­ским фор­по­стом в самом цен­тре Казан­ско­го хан­ства. Во вре­мя оса­ды Каза­ни Алек­сандр Бори­со­вич был одним из пол­ко­вых вое­вод. Имен­но ему и Пет­ру Семе­но­ви­чу Сереб­ря­но­му было пору­че­но раз­бить отряд татар­ско­го кня­зя Япан­чи напа­дав­ший на рус­ские отря­ды под Каза­нью. 30 авгу­ста 1552 года рас­по­ло­жив луч­шую часть сво­е­го 45-тысяч­но­го вой­ска в заса­де за хол­ма­ми Алек­сандр Бори­со­вич напра­вил к Арско­му лесу остав­ших­ся вои­нов. Тата­ры ата­ко­ва­ли их и оттес­ни­ли к обо­зу в тылу Боль­шо­го пол­ка. К это­му вре­ме­ни все вой­ско Япан­чи уже втя­ну­лось в бит­ву после­до­вал реши­тель­ный удар запас­ных рус­ских отря­дов и татар­ское лес­ное вой­ско пре­кра­ти­ло существовать.
После этой бле­стя­щей побе­ды 6 сен­тяб­ря рать А.Б. Гор­ба­то­го и П.С. Сереб­ря­но­го высту­пи­ла в поход к Каме полу­чив при­каз «жечь казан­ские зем­ли и дерев­ни их разо­рять до осно­ва­ния». Вое­во­ды с боем взя­ли острог Япан­чи на Высо­кой горе и уни­что­жи­ли боль­шую часть его защит­ни­ков. В плен попа­ло 200 татар­ских вои­нов. Уни­что­жив глав­ную базу про­тив­ни­ка вой­ско кня­зя А.Б. Гор­ба­то­го про­шло сжи­гая татар­ские селе­ния более 150 верст. Дой­дя до реки Камы оно с побе­дой вер­ну­лось к Каза­ни. За 10 дней похо­да вое­во­ды овла­де­ли 30 остро­га­ми захва­тив по одним све­де­ни­ям 2000 по дру­гим — 5000 плен­ных и мно­же­ство ско­та при­гнан­но­го в рус­ский лагерь.

После взя­тия Каза­ни царь назна­чил кня­зя Гор­ба­то­го-Шуй­ско­го казан­ским намест­ни­ком. Вме­сте с дру­ги­ми вое­во­да­ми Алек­сандр Бори­со­вич участ­во­вал в подав­ле­нии вспы­хи­ва­ю­щих в ново­за­во­е­ван­ном крае восстаний.Князь Гор­ба­тый-Шуй­ский был актив­ным дея­те­лем «Избран­ной рады» и после ее паде­ния раз­де­лил судь­бу мно­гих сво­их това­ри­щей. Уда­лив­ший­ся в Алек­сан­дров­скую сло­бо­ду царь имен­но это­го бояри­на обви­нил в жела­нии стать вме­сто него госу­да­рем. Судь­ба про­слав­лен­но­го вое­во­ды была пред­ре­ше­на. В нача­ле фев­ра­ля 1565 года он был каз­нен вме­сте с 15-лет­ним един­ствен­ным сыном Пет­ром. Все слу­ги и дво­ро­вые люди кня­зя были пере­би­ты оприч­ни­ка­ми. Более точ­но опре­де­лить дату гибе­ли А.Б. Гор­ба­то­го-Шуй­ско­го поз­во­ля­ет сим­во­ли­че­ский жест царя — вклад на помин души каз­нен­но­го бояри­на. Он был при­слан Ива­ном Гроз­ным в Тро­и­це-Сер­ги­ев мона­стырь 12 фев­ра­ля 1565 года. Один из пер­вых и храб­рей­ших вое­вод в поко­ре­нии Казан­ско­го цар­ства и потом намест­ник его, муж ума глу­бо­ко­го, искус­ный в делах рат­ных, рев­ност­ный друг Оте­че­ства и истин­ный хри­сти­а­нин, как гово­рит Курб­ский, сде­лал­ся пер­вою жерт­вою неистовств Гроз­но­го, во вто­рую эпо­ху его каз­ней (4 фев­ра­ля 1565). Кня­зя Алек­сандра Бори­со­ви­ча обви­ни­ли в зло­умыш­ле­нии на жизнь Иоан­на и покой­ной цари­цы Ана­ста­сии. Ему над­ле­жа­ло уме­реть вме­сте с сыном Пет­ром, 17 лет­ним юно­шей. Оба они шли к месту месту каз­ни без стра­ха спо­кой­но, дер­жа друг дру­га за руку. Сын не хотел видеть каз­ни отца и пер­вый скло­нил под меч свою голо­ву: отец отвел его от пла­хи, ска­зав с уми­ле­ни­ем «да не узрю тебя мерт­во­го». Юно­ша усту­пил ему пер­вен­ство, взял отруб­лен­ную голо­ву отца, поце­ло­вал ее, взгля­нул на небо и с лицом весе­лым отдал себя в руки пала­ча, с ним кон­чил­ся род Гор­ба­тых. Стар­шая дочь Г., Евдо­кия, была за Рома­ном Юрье­ви­чем Заха­рьи­ным, дедом царя Михаила. 

Каз­нен 7 фев­ра­ля 1565 г. с сыном Пет­ром и тестем околь­ни­чим Пет­ром Пет­ро­ви­чем Голо­ви­ным (Скрын­ни­ков Р.Г. Цар­ство тер­ро­ра. СПб., 1992. С. 544). Вот­чи­ны Гор­ба­то­го были отпи­са­ны на госу­да­ря (Скрын­ни­ков Р.Г. Цар­ство тер­ро­ра. СПб., 1992. С. 240). «И тако­же роздѣ­ли­ша на гуфы по устро­е­ни­емъ стра­ти­лат­ским, и поста­вя надо всѣ­ми ими гет­ма­на вели­ко­го кня­жа Суж­дал­ско­го Алек­сандра, наре­чен­но­го Гор­ба­то­го, мужа зѣло разум­но­го и ста­теч­на­го, и в воен­ныхъ вещах свидѣ­тел­ство­ван­но­го. Тогда же уби­енъ от него кня­жа сусдол­ское Алек­сан­дръ, гла­го­ле­мый Гор­ба­ты, со еди­но­чад­ным сво­имъ сыном Пет­ромъ, в пер­вом цветѣ возв­ро­ста, аки в сед­ми­на­де­ся­ти лѣтех. И того жъ дня уби­енъ с нимъ шуринъ его Петръ Хов­ринъ, муж гредц­ко­го роду, зело бла­го­род­но­го и бога­то­го, сынъ под­скар­бия зем­ско­го, а потомъ и братъ его Миха­илъ Пет­ро­вичь. О томъ-то Алек­сан­дрѣ Гор­ба­томъ вос­по­мя­нух, пишу­чи повесть о взя­тью Казан­скомъ. Бо тѣ кня­жа­та суз­дол­ские вле­ко­мы от роду вели­ко­го Вла­ди­ме­ра, и была на них власть стар­шая рус­кая меж­ду все­ми кня­жа­ты боле дву сот лет. И вла­дѣлъ от нихъ единъ Андрѣй, кня­жа суз­дол­ское, Вол­гою-рекою аже до моря Кас­пис­ко­го. От него­же, памя­та ми ся, и вели­кая кня­жа­та твер­ские изы­до­ша, яко лут­че о семь зна­ме­ну­ет в лѣто­пис­ной кни­ге рус­кой. Но и то былъ ново­уби­ен­ны Алек­сан­дръ муж глу­бо­ка­го разу­ма и искус­ный зѣло в вое­ныхъ вещахъ, и кто­му послѣ­до­ва­тель тша­ли­во Свя­ще­ных Писа­ни. Яко и при самой смер­тии ихъ радост­ны и надеж­ны быша, и непо­вине от него посе­че­нии, яко агн­цы Бога жива­го. И гла­го­лют о них при томъ быв­шия и на то зря­щие, егда уже при­ве­де­ны к само­му посе­ще­нию, тогда, гла­го­лютъ, сына его пер­вие со пот­ща­ни­ем при­к­ло­нив­ша выю к мечю, отецъ же воз­бра­нивъ ему и рече: «О чадо пре­воз­люб­ле­ный и еди­но­род­ны сыне мой! Да не зрят очи мои отсе­че­ния гла­вы тво­ея!» И пер­вие самъ кня­жа усе­чен. Мла­де­нецъ же оный храб­рьш, взявъ муче­ни­че­скую чест­ную гла­ву отца сво­е­го, и поце­ло­вав, и возрѣвъ на небо, рече: «Бла­го­да­рю тя, о царю векомъ, Иису­се Хри­сте, Боже нашъ, цар­ству­ю­щий со Отцемъ и Свя­тымъ Духом, иже спо­до­билъ еси насъ непо­ви­ным уби­ен­ным быти, яко и самъ от бого­бор­ныхъ жидовъ закланъ еси, непо­вин­ный агн­че! А сего ради при­и­ми души наши в живо­да­тел­ные руце твои, Гос­по­ди!» И, сие изрек­ши, при­к­ло­ни­вся под одскордъ ко усе­че­нию гла­вы своя свя­тые. Со тако­вымъ упо­ва­ни­емъ и со мно­гою верою ко Хри­сту сво­е­му ото­и­до­ша» (Сочи­не­ния кня­зя Андрея Курб­ско­го // Рус­ская исто­ри­че­ская биб­лио­те­ка. Т. 31. СПб., 1914. С. 187, 281-282). «На тре­тий день царь Иван Васи­лье­вич при­ка­зал обез­гла­вить Алек­сандра Гор­ба­то­го, чья дочь была заму­жем за кня­зем Мсти­слав­ским, вме­сте с его пят­на­дца­ти­лет­ним сыном, пове­сить кня­зя Пет­ра Горен­ско­го, кня­зей Ники­ту и Васи­лия Обо­лен­ских, неза­ме­ни­мо­го вое­во­ду, кото­рый столь­ко вре­ме­ни так вер­но слу­жил вели­ко­му кня­зю в борь­бе с тата­ра­ми, Андрея Resensaw [Рязан­це­ва] и кня­зя Ива­на Schmeraw [Шевы­ре­ва] велел он поса­дить на кол» (Посла­ние Иоган­на Тау­бе и Элер­та Кру­зе // Рус­ский исто­ри­че­ский жур­нал. Кн. 8. Пг., 1922. С. 35).

В ДТ боярин. Извест­но, что был каз­нен вме­сте с сыном Пет­ром и тестем, околь­ни­чим Пет­ром Пет­ро­ви­чем. Голо­ви­ным 7 фев­ра­ля 1565 г., а его вот­чи­ны отпи­са­ны на госу­да­ря (Скрын­ни­ков 1992, с. 240, 544). Несмот­ря на то, что князь Гор­ба­тый не попал в кня­же­скую руб­ри­ку кня­зей Суз­даль­ских (у него был дум­ный чин бояри­на), он вла­дел родо­вой вот­чи­ной. В сво­ей духов­ной гра­мо­те Иван Гроз­ный в 1572 г. пере­да­вал сыну, царе­ви­чу Федо­ру волость Коря­ков­скую, села Лопат­ни­че, Бори­со­во, пол­се­ла Гориц, две тре­ти села Тер­не­е­во в Суз­даль­ском уез­де, рань­ше при­над­ле­жав­ши­ек­ня­зю (ДДГ, с. 443).В 1556 г. упо­ми­на­ют­ся ста­ро­жиль­цы и кре­стьяне кня­зя А. Б. Гор­ба­то­го из села Лопат­ни­чи Суз­даль­ско­го уез­да (Акты Суз­даль­ско­го Спа­со-Евфи­мье­ва мона­сты­ря 1506–1608 гг. 1998, № 92). Князь вла­дел не толь­ко зем­ля­ми в родо­вом гнез­де, но так­же в Ростов­ском, Кашин­ском, Вла­ди­мир­ском, Юрьев­ском, Твер­ском уез­дах. 31 мар­та 1539 г. внес в Тро­и­це-Сер­ги­ев мона­стырь по сво­ем отце кня­зе Бори­се Ива­но­ви­че и мате­ри кня­гине Наста­сье село Михай­лов­ское с дерев­ня­ми Рехо­во, Наго­рье, Листвян­ка, Яст­реб­цо­во, Полян­ка, Овч­ю­хо­во (270 чет­вер­тей сред­ней зем­ли) в Савине стане Ростов­ско­го уез­да (ПКМГ. Ч. 1, отд. 2, с. 13-14; ПМа­РУ, с. 167-168; ВКТСМ, с. 102; Архив СПб ИИРАН. Ф. 29. Оп. 1. Д. 8.№ 822, л. 705; Стрель­ни­ков 2009, с. 36, 78, 96). К 16 июня 1544 г. утра­тил в Нере­хот­ском стане Кашин­ско­го уез­да село Горо­ди­ще с 28 дерев­ня­ми и 2 пусто­ша­ми (Акты Тро­иц­ко­го Каля­зи­на мона­сты­ря XVI в. 2007, № 102). До апре­ля 1570 г. утра­тил поме­стье – сель­цо Нере­хот­ское на р. Вол­ге в 30 чет­вер­тей зем­ли в Нере­хот­ском стане Кашин­ско­го уез­да, кото­рое затем попа­ло к К. Т. Мижу­е­ву, а после к Г. С. Пято­му (АСЗ. Т. 1, № 246). В 1549/1550 г. вла­дел зем­ля­ми в Воло­ди­мир­ском уез­де (Шума­ков. Обзор. Вып. 5, с. 21). В 1539/1540 г. в стане Мику­лин­ском Твер­ско­го уез­да за ним чис­ли­лисьв поме­стье 54 дерев­ни и пусто­ши (1072 чет­вер­тей) (ПКМГ. Ч. 1, отд. 2, с. 13, 133; ПМТУ, с. 132-134). Вла­дел зем­ля­ми в Юрьев­ском уез­де в 1551 г. (Лиха­чев 1895, с. 21-24).

В 1556 г. упо­ми­на­ют­ся ста­ро­жиль­цы и кре­стьяне кня­зя А. Б. Гор­ба­то­го из села Лопат­ни­чи Суз­даль­ско­го уез­да (Акты Суз­даль­ско­го Спа­со-Евфи­мье­ва мона­сты­ря 1506–1608 гг. М., 1998. № 92). 31 мар­та 1539 г. дал в Тро­и­це-Сер­ги­ев мона­стырь по сво­ем отце кня­зе Бори­се Ива­но­ви­че и мате­ри кня­гине Наста­сье село Михай­лов­ское с дерев­ня­ми Рехо­во, Наго­рье, Листвян­ка, Яст­реб­цо­во, Полян­ка, Овч­ю­хо­во в Савине стане Ростов­ско­го уез­да. По опи­са­нию 1592 г. в этом вла­де­нии было более 350 деся­тин (Пис­цо­вые кни­ги Мос­ков­ско­го госу­дар­ства XVI в. Ч. 1. Отд. 2. СПб., 1877. С. 13-14; Архив СПб ИИРАН. Ф. 29. Оп. 1. Д. 8. № 822. Л. 705). К 16 июня 1544 г. утра­тил в Нере­хот­ском стане Кашин­ско­го уез­да село Горо­ди­ще с 28 дерев­ням и 2 пусто­ша­ми (Акты Тро­иц­ко­го Каля­зи­на мона­сты­ря XVI в. М.; СПб., 2007. № 102). В 1549/1550 г. вла­дел зем­ля­ми в Вла­ди­мир­ском уез­де (Шума­ков С.А. Обзор гра­мот кол­ле­гии эко­но­мии. Вып. 5. М., 2002. С. 21). До апре­ля 1570 г. вла­дел поме­стьем сель­цом Нере­хот­ским на р. Вол­ге в 30 ч. зем­ли в Нере­хот­ском стане Кашин­ско­го уез­да, кото­рое затем попа­ло к К.Т. Мижу­е­ву, а после к Г.С. Пято­му (Акты слу­жи­лых зем­ле­вла­дель­цев XV–начала XVII в. Т. 1. М., 1997. № 246). В духов­ной гра­мо­те Ива­на Гроз­но­го 1572 г. он пере­дал сыну Федо­ру волость Коря­ков­скую, села Лопат­ни­че, Бори­со­во, пол села Гориц, две тре­ти села Тер­не­е­во, что были кня­зя Алек­сандра Гор­ба­то­го (Духов­ные и дого­вор­ные гра­мо­ты вели­ких и удель­ных кня­зей XIV–XVI вв. М.; Л., 1950. С. 443). В 1538/1539 г. дал Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю в Савине стане Ростов­ско­го уез­да село Михай­лов­ское Под­дуб­ное на р. Юга­ре с 4 дерев­ня­ми и пусто­ша­ми (231 чет­верть сред­ней зем­ли). В 1539/1540 г. в стане Мику­лин­ском Твер­ско­го уез­да за ним в поме­стье 54 дерев­ни и пусто­ши (1072 чет­вер­тей) (Пис­цо­вые кни­ги Мос­ков­ско­го госу­дар­ства XVI в. Ч. 1. Отд. 2. СПб., 1877. С. 13, 133; Пис­цо­вые мате­ри­а­лы Твер­ско­го уез­да / Сост. А. В. Анто­нов. М., 2005. С. 132-134). В 1538/1539 г. дал Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю в Савине стане Ростов­ско­го уез­да село Михай­лов­ское (Под­дуб­ное) на р. Его­рии с 3 дерев­ня­ми и 3 пусто­ша­ми (270 чет­вер­тей сред­ней зем­ли) (Пис­цо­вые мате­ри­а­лы Ростов­ско­го уез­да XVII века. 1629–1631 гг. / Сост. В. А. Кадик. М., 2012. С. 167-168). В 1539 г. князь А. Б. Гор­ба­тый дал Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю село Михай­лов­ское (Под­дуб­ное) (241 чет­верть) с 6 дерев­ня­ми (в том чис­ле Рохо­во) в Савине стане Ростов­ско­го уез­да, ранее при­над­ле­жав­шие А. Ф. Челяд­ни­ну (Стрель­ни­ков С.В. Зем­ле­вла­де­ние в Ростов­ском крае в XIV–первой тре­ти XVII века. М.; СПб., 2009. С. 36, 78, 96).
Корм по нему и по его сыну кня­зе Пет­ре 1 фев­ра­ля. Дано им Кирил­ло-Бело­зер­ско­му мона­сты­рю 100 руб. (Саха­ров И.П. Кор­мо­вая кни­га Кирил­ло-Бело­зер­ско­го мона­сты­ря // Запис­ки Отде­ле­ния рус­ской и сла­вян­ской фило­ло­гии Импе­ра­тор­ско­го архео­ло­ги­че­ско­го обще­ства. 1851. Т. 1. Отд. 3. С. 69; Алек­се­ев А.И. Пер­вая редак­ция вклад­ной кни­ги Кирил­ло­ва Бело­зер­ско­го мона­сты­ря (1560-е гг.) // Вест­ник цер­ков­ной исто­рии. 2010. № 3 (4). С. 31). В 1538/1539 г. князь А. Б. Гор­ба­тый дал Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю по отце кня­зе Бори­се и по мате­ри Наста­сье вот­чи­ну в Ростов­ском уез­де село Михай­лов­ское с 4 дерев­ня­ми. 1 авгу­ста 1546 г. он дал 50 руб. 12 фев­ра­ля 1565 г. царь Иван Васи­лье­вич пожа­ло­вал по кня­зе Алек­сан­дре 200 руб. (Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 102). В 1559/1560 г. князь А. Б. Гор­ба­тый дал Кирил­ло-Бело­зер­ско­му мона­сты­рю 100 руб. (ОР РНБ Кир.-Бел. собр. № 87/1325. Л. 157; № 78/1317. Л. 71-71 об.).

Похо­ро­нен в Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ре. Здесь же похо­ро­нен его сын князь Петр и жена кня­ги­ня Ана­ста­сия, в ино­че­стве Ната­лия (умер­ла в 1573 г.) (Спи­сок погре­бен­ных в Тро­иц­кой Сер­ги­е­вой лав­ре от осно­ва­ния оной до 1880 года. М., 1880. С. 2).

~ Ана­ста­сия (Анна) Пет­ров­на Голо­ви­на († до1560,†Троицк.Серг.м-рь) ин.Наталия

[П. С. Р. Л. VI, 305, 307, 314; Царств. кн. 203 и сл. 314, 331 и сл.; Алекс.-Невск. лет. в «Рус. ист. библ.» III, 258; «Ист. о Казанск. цар­стве», 203, 250; Степ. кн. II, 281; «Вив­лиоф.» Нови­ко­ва (изд. 2) XX, 47; «Ска­за­ния Курб­ско­го» (изд. Устря­ло­ва), 21—23, 82; Раз­ря­ды у Карамз. VIII, 220, и в «От. зап.» (1830 г. ч. 44, стр. 67—70; «Сб. Русск. ист. общ.» LIX, 414; Тау­бе и Кру­зе у Караз. IX, пр. 3 и 142; «Родо­сл. Русск. Стар.» I, 34.]

КН. АНДРЕЙ БОРИ­СО­ВИЧ СУЧЕК БУЧЕН ГОР­БА­ТЫЙ ШУЙ­СКИЙ (1516, †1531/32)

боярин (1531) ген.воев.(1519) без­детн. 1С:Бор.Ив. :Анастасия.Фед.
князь, вое­во­да и боярин на служ­бе у Мос­ков­ско­го кня­зя­Ва­си­лия III. Один из пред­ста­ви­те­лей кня­же­ско­го рода Гор­ба­тых-Шуй­ских, отрас­ли кня­зей Шуй­ских. Рюри­ко­вич в XXI поко­ле­нии, вто­рой сын кня­зя Бори­са Ива­но­ви­ча Гор­ба­то­го-Шуй­ско­го, кото­рый удель­ных прав уже не имел и так­же состо­ял на мос­ков­ской служ­бе у Ива­на III.

В 1513 году был намест­ни­ком Ниж­нем Нов­го­ро­де. В 1516 и 1519 годах во вре­мя рус­ско-литов­ской вой­ны водил боль­шой полк от Белой к Витеб­ску. В июне 1521 года во вре­мя похо­да крым­ско­го хана Мухам­мед Гирея на Моск­ву был намест­ни­ком в Вязь­ме, после ухо­да Мухам­мед Гирея в авгу­сте отправ­лен на гра­ни­цу к Угре. В 1522 году полу­чил бояр­ство. В 1523 году ходил про­тив Казан­ско­го хана Сахиб Гирея и в устье реки Суры поста­вил кре­пость Василь­сурск. В мае того же года был послан из Вязь­мы к Коломне, где коман­до­вал пол­ком пра­вой руки под Голутви­ным. В 1549 году при­нял уча­стие в похо­де на Полоцк. По Ш, Андрей Бори­со­вич Гор­ба­тый — боярин с 1530/31 г., умер в 1531/32 г. Све­де­ние о нем, что он уже в 1512/13 г. был ниже­го­род­ским намест­ни­ком 40, и по харак­те­ру памят­ни­ка, в кото­ром оно встре­ча­ет­ся, и по хро­но­ло­ги­че­ским сооб­ра­же­ни­ям сомни­тель­но. 41
Имел сына Ивана.

КН. ИВАН БОРИ­СО­ВИЧ МЕНЬ­ШОЙ ГОР­БА­ТЫЙ ШУЙ­СКИЙ (†1523/52)

5С:Бор.Ив. :Анастасия.Фед.

25 янва­ря 1551 г. кн. Мария Пет­ров­на, жена Ива­на Бори­со­ви­ча Гор­ба­то­го по духов­ной «при­ка­за­ла» в Нико­ло-Шар­том­ский мона­стырь «улус Шилех­шу» Юмо­хотц­кой воло­сти Юрье­вец­ко­го уез­да с 36 дерев­ням и почин­ка­ми «со все­ми уго­ди и с лесы борт­ны­ми». Еще до это­го в мона­стырь был отправ­лен «кон ворон» и 10 руб. «по душам» сво­е­го мужа Ива­на Бори­со­ви­ча, его бра­та Андрея и роди­те­лей – Бори­са Ива­но­ви­ча и Наста­сьи Федо­ров­ны. Кня­ги­ня заве­ща­ла «поло­жить тело свое греш­ное» в Нико­ло-Шар­том­ском мона­сты­ре, рядом с телом супру­га 42. «Вет­хий» под­лин­ник акта на двух листах соглас­но опи­сям 1764 и 1767 гг. хра­нил­ся в мона­сты­ре, но затем был изъ­ят в Кол­ле­гию эко­но­мии. Более ника­ких дан­ных о «шилех­шен­ской» вот­чине мона­сты­ря не име­ет­ся. Мож­но пред­по­ло­жить, что Юмо­хот­ская волость (остав­шу­ю­ся часть ее с селом Дани­лов­ским-Реш­мой кня­ги­ня заве­ща­ла Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю) была выкуп­ле­на у духов­ных фео­да­лов наслед­ни­ка­ми Горбатых.

Ж.: КНЖ. МАРИЯ ПЕТ­РОВ­НА РЯПО­ЛОВ­СКАЯ (1551, до †1552+до), дочь Пет­ра Семе­но­ви­ча Лоба­на Ряпо­лов­ско­го и Ксении.
б/д

КН. ДМИТ­РИЙ ИВА­НО­ВИЧ ГОР­БА­ТЫЙ ШУЙ­СКИЙ (1539, †1539/1553)

воев.Мещера(1539), 1С:Ив.Ив.Ив-ча.
В 1539/1540 г. вое­во­да в Меще­ре 43, В мар­те 1542 г. на посоль­ском при­е­ме литов­ских послов в Москве запи­сан сре­ди детей бояр­ских, кото­рые «в думе не живут, а при послех в избе были», запи­сан в руб­ри­ке Суз­даль­ские кня­зья 44.
†Нико­ло-Шар­том­ский мона­стырь Шуя-у.

В мае 1553 г. шар­том­ский архи­манд­рит Иона полу­чил по сво­ей чело­бит­ной несу­ди­мую гра­мо­ту царя Ива­на IV на ряд дере­вень «села Гориц­ко­го». Архи­манд­рит сооб­щал, что по смер­ти кн. Дмит­рия и Васи­лия Ива­но­ви­чей Гор­ба­тых послед­ний «напи­сал в духов­ной по себе и по сво­ем бра­те и по всех пра­ро­ди­те­лях мона­сты­рю в насле­дие» гориц­кие дерев­ни сво­ей вот­чи­ны. Оба Гор­ба­тых «лег­ли у Нико­лы Чюдо­твор­ца на Шарх­т­ме», где погре­ба­ют­ся «изста­ри­ны все их прародители».

без­детн.

КН. ВАСИ­ЛИЙ ИВА­НО­ВИЧ ГОР­БА­ТЫЙ ШУЙ­СКИЙ (1547, †1548.07./1552.06.11)

2С:Ив.Ив.Ив-ча. без­детн
полк.воев.(1548)
князь, вое­во­да и околь­ни­чий на служ­бе у Мос­ков­ско­го кня­зя Ива­на IV. Один из пред­ста­ви­те­лей кня­же­ско­го рода Гор­ба­тых-Шуй­ских, отрас­ли кня­зей Шуй­ских. Рюри­ко­вич в XXII поко­ле­нии, млад­ший из дво­их сыно­вей околь­ни­че­го кня­зя Ива­на Ива­но­ви­ча Гор­ба­то­го-Шуй­ско­го, кото­рый удель­ных прав уже не имел и так­же состо­ял на мос­ков­ской служ­бе. В июле 1548 года был вто­рым вое­во­дой боль­шо­го пол­ка в Муро­ме, в свя­зи с под­го­тов­кой похо­да на Казань (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 116). Осе­нью 1547 г. в бояр­ском спис­ке назван сре­ди быв­ших у кня­зя Юрия Васи­лье­ви­ча «в поез­ду» кня­зей Суз­даль­ских (Наза­ров В.Д. О струк­ту­ре Госу­да­ре­ва дво­ра в сере­дине XVI в. // Обще­ство и госу­дар­ство фео­даль­ной Рос­сии. Сб. ста­тей, посвя­щен­ный 70-летию ака­де­ми­ка Л. В. Череп­ни­на. М., 1975. С. 53). В 1554/55 г. вое­во­да в Ала­ты­ре (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 1. Ч. 3. М., 1978. С. 499).
†Нико­ло-Шар­том­ский мона­стырь Шуя-у 

В родо­слов­цах пока­зан без­дет­ным, поэто­му его вла­де­ния пере­шли вдо­ве. В 1551/1552 г. царь Иван Васи­лье­вич пожа­ло­вал по кня­зе Иване Гор­ба­том за его вклад­ную вот­чи­ну в Тро­и­це-Сер­ги­ев мона­стырь за село Дани­лов­ское с дерев­ня­ми по кня­зе Иване, по его жене кня­гине Марье и по его роди­те­лям 250 руб. 11 июня 1552 г. царь Иван Васи­лье­вич пожа­ло­вал по кня­зе Васи­лии Ива­но­ви­че Гор­ба­том 100 руб. (Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С.102). До мая 1558 г. вла­дел в Ильин­ском стане Ста­ро­дуб Ряпо­лов­ско­го уез­да села Алек­си­но 15 дерев­ня­ми и 5 сели­ща­ми (303 чет­вер­ти), кото­рые доста­лись его жене кня­гине Авдо­тье и око­ло 1555/1556 г. за выкуп ото­шли в каз­ну, а 5 мая 1558 г. даны царем Ива­ном Васи­лье­ви­чем Бого­яв­лен­ско­му мона­сты­рю (Акты Рос­сий­ско­го госу­дар­ства. Архи­вы мос­ков­ских мона­сты­рей и собо­ров. XV–начало XVII в. М., 1998. № 60, С. 468).

В мае 1553 г. шар­том­ский архи­манд­рит Иона полу­чил по сво­ей чело­бит­ной несу­ди­мую гра­мо­ту царя Ива­на IV на ряд дере­вень «села Гориц­ко­го». Архи­манд­рит сооб­щал, что по смер­ти кн. Дмит­рия и Васи­лия Ива­но­ви­чей Гор­ба­тых послед­ний «напи­сал в духов­ной по себе и по сво­ем бра­те и по всех пра­ро­ди­те­лях мона­сты­рю в насле­дие» гориц­кие дерев­ни сво­ей вот­чи­ны. Оба Гор­ба­тых «лег­ли у Нико­лы Чюдо­твор­ца на Шарх­т­ме», где погре­ба­ют­ся «изста­ри­ны все их пра­ро­ди­те­ли». Вымо­роч­ные вот­чи­ны Гор­ба­тых, вклю­чая с. Гори­цы, были отпи­са­ны на госу­да­ря, и мона­стыр­ские вла­сти про­си­ли огра­дить их от про­из­во­ла «суз­даль­ских намест­ни­ков и воло­сте­лей». В духов­ной В.И. Гор­ба­то­го дей­стви­тель­но пере­чис­ля­лись «гориц­кие дерев­ни», пере­дан­ные мона­сты­рю «без выку­пу». Эти зем­ли были опи­са­ны спе­ци­аль­но направ­лен­ным подья­чим Игна­ти­ем Дюпи­ным и пере­да­ны мона­сты­рю. Все­го акт зафик­си­ро­вал 17 «гориц­ких» дере­вень, в кото­рых име­лось 356 чет­вер­тей паш­ни («а зем­ля сред­ние не дошла, а из худые вышла») и 315 копен сена (РГИА, ф. 834, оп. 3, д. 1920, л. 35–36). В 1764 г. он хра­нил­ся в мона­сты­ре «за крас­ною печа­тью», но к 1836 г. от него оста­лась лишь копия. В пис­цо­вых кни­гах 1627-1630 гг. эта часть вот­чи­ны отде­ле­на от дру­гих спе­ци­аль­ным ука­за­ни­ем на жало­ван­ную гра­мо­ту 1553 г. и вклю­ча­ет 8 дере­вень и 8 пусто­шей. Все они, кро­ме д. Тимо­фе­ев­ки, нахо­дят соот­вет­ствие в акте 1553 г. Одна дерев­ня полу­чи­ла вто­рое назва­ние («Мол­ча­нов­ка, Дем­ко­во тож»), изме­ни­лись назва­ния пре­вра­тив­ших­ся в пусто­ши дере­вень: Боб­ров­ка ста­ла «Дуб­ров­кой, Боров­ской тож», а Кисе­лев­ская – «Кис­ли­ным». Две дерев­ни гра­мо­ты 1553 г. – Бак­ше­е­во и Драч­ли­вец – ана­ло­гии в 1627-1630 гг. не нахо­дят (РГА­ДА, ф. 1209, оп. 1, д. 11329, л. 216 об. –220).

∞, ЕВДО­КИЯ ИВА­НОВ­НА ТРЕ­ТЬЯ­КО­ВА-ХОВ­РИ­НА ин. Вар­со­но­фия (1552, 1574,†Суздаль, Преобр.Девич.м-рь) старица 

[Богу­слав­ский В. В. Сла­вян­ская энцик­ло­пе­дия. Киев­ская Русь — Мос­ко­вия : в 2 т. — М.: Олма-Пресс, 2005.]

КН. ИВАН АНДРЕ­ЕВИЧ ГОР­БА­ТЫЙ ШУЙСКИЙ

КН. ФЕДОР МИХАЙ­ЛО­ВИЧ СУС­ЛО ГОР­БА­ТЫЙ ШУЙ­СКИЙ (1535,†Суздаль,Рожд.м-рь)

без­детн. С:Мих.Вас. /ин.Закхей/ КИС­ЛЫЙ. :Анна.Дм. /ин.Александра/ ХОВРИНА.
неко­то­рые родо­слов­цы при­пи­сы­ва­ют кн. Миха­и­лу Васи­лье­ви­чу сына Сус­ло, но он умер, веро­ят­но, еще в моло­дом воз­расте. Во вся­ком слу­чае, в сохра­нив­шей­ся духов­ной Миха­и­ла Васи­лье­ви­ча в каче­стве наслед­ни­ка упо­ми­на­ет­ся толь­ко жена45.

XXII генерация от Рюрика

КН. ПЕТР АЛЕК­САН­ДРО­ВИЧ ГОР­БА­ТЫЙ ШУЙ­СКИЙ (*1549—1565.02.07,†Троицк.Серг.м-рь)

сын кня­зя Алек­сандра Бори­со­ви­ча Гор­ба­то­го-Шуй­ско­го, послед­ний в роду,
В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Суз­да­ля с поме­той «почер­нен» (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 153). Гор­ба­тый Петр в нояб­ре 1562 г. в цар­ском похо­де из Моск­вы в Полоцк назван после рынд у боль­шо­го саа­да­ка пер­вым сре­ди [под­дат­ней], ездив­ших с госу­да­рем (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 199; Кни­га Полоц­ко­го похо­да 1563 г. (Иссле­до­ва­ние и текст) / Подг. текст К. В. Пет­ров. СПб., 2004. С. 46). Каз­нен вме­сте с отцом † 7 фев­ра­ля 1566 года. Кня­зя Алек­сандра Бори­со­ви­ча обви­ни­ли в зло­умыш­ле­нии на жизнь Иоан­на и покой­ной цари­цы Ана­ста­сии. Ему над­ле­жа­ло уме­реть вме­сте с сыном Пет­ром, 17 лет­ним юно­шей. Оба они шли к месту месту каз­ни без стра­ха спо­кой­но, дер­жа друг дру­га за руку. Сын не хотел видеть каз­ни отца и пер­вый скло­нил под меч свою голо­ву: отец отвел его от пла­хи, ска­зав с уми­ле­ни­ем «да не узрю тебя мерт­во­го». Юно­ша усту­пил ему пер­вен­ство, взял отруб­лен­ную голо­ву отца, поце­ло­вал ее, взгля­нул на небо и с лицом весе­лым отдал себя в руки пала­ча, с ним кон­чил­ся род Гор­ба­тых. Родил­ся око­ло 1549 г. К момен­ту смер­ти кня­зю Пет­ру было не менее 16 лет (Спи­сок погре­бен­ных в Тро­иц­кой Сер­ги­е­вой лав­ре от осно­ва­ния оной до 1880 года. М., 1880. С. 2).

В 1589/1590 г. Борис Андре­ев сын Бол­ко­шин полу­чил ввоз­ную гра­мо­ту на быв­шее поме­стье Алек­сандра Кваш­ни­на и кня­зя Пет­ра Гор­ба­то­го с бра­тья­ми сели­ща Овчин­ни­ко­во, Дроз­до­во и пустошь (сель­цо) Шеле­пи­но с пусто­ша­ми в Шегрин­ском пого­сте Дерев­ской пяти­ны. За кня­зем Пет­ром там же было поме­стье дерев­ня Гора с путо­шью46.

без­детн.

КН. ИВАН АЛЕК­САН­ДРО­ВИЧ ГОР­БА­ТЫЙ ШУЙ­СКИЙ (1556)

в 1556 землевл.

КЖ. ЕВДО­КИЯ АЛЕК­САН­ДРОВ­НА ГОР­БА­ТАЯ ШУЙ­СКАЯ (?-1581)

∞, НИКИ­ТА РОМА­НО­ВИЧ ЗАХА­РЬИН-ЮРЬЕВ (?-1586)

КНЖ. ИРИ­НА АЛЕК­САН­ДРОВ­НА ГОР­БА­ТАЯ ШУЙ­СКАЯ (?-1565)

Ири­на, в 1547 г. вышла замуж за кн. Ива­на Федо­ро­ви­ча Мсти­слав­ско­го, кото­рый по тогдаш­ним сче­там род­ства при­хо­дил­ся царю Ива­ну племянником.
Из двух актов отно­си­тель­но бра­ка Ири­ны вид­но, что Гор­ба­то­вы были весь­ма небо­га­ты. В гра­мо­те к кн. Алек­сан­дру Иван сооб­щал, что он его пожа­ло­вал — помол­вил его дочь за сво­е­го «пле­мян­ни­ка» кн. Ива­на Мсти­слав­ско­го, и при­ка­зы­вал гото­вить при­да­ное: «а чего у тебя не будет, ино то яз испол­ню сво­им жало­ва­ньем, а сва­деб­ный запас при­ка­зал есми тебе дати от себя». В наказ­ных речах к мате­ри неве­сты, Ана­ста­сии Пет­ровне, царь писал: «Да ска­зы­вал нам брат твой Фома, что князь Алек­сандр, идучи на нашу служ­бу (в поход под Казань.— [С. В.]), зало­жил пла­тье твое все, и мы были веле­ли пла­тье твое выку­пи­ти, и брат твой Фома не веда­ет, у кого князь Алек­сандр то пла­тье зало­жил. И мы тебя пожа­ло­ва­ли, посла­ли тебе от себя пла­тье, в чем тебе ехати, а даст бог при­е­дешь к Москве и ска­жешь, у кого пла­тье твое зало­же­но, и мы велим выкупити».

∞, КН. ИВАН ФЕДО­РО­ВИЧ МСТИ­СЛАВ­СКИЙ (?-1586)

Персоны, не вошедшие в роспись.

Гор­ба­тый Иван кн. (—15?,†Николо-Шартомский мона­стырь Шуйск. у.-Борисов В., Опи­са­ние Шуи, 204) [Шере­ме­тев­ский В. Русск.провинц.некрополь. Т.1. М.,1914] Гор­ба­тый Федор Семе­но­вич кн. (1556) в 1556 вотч.-Суздаль-у.

Скрипторий

№ 1

Черновик

Собор Архан­ге­ла Миха­и­ла в Ниже­го­род­ском кремле
Один из веду­щих цер­ков­ных исто­ри­ков Ниж­не­го Нов­го­ро­да XIX века, мит­ро­по­лит Мака­рий, пола­га­ет, что здесь погребены:
1. Василий
Васи­лий Юрье­вич, сын родо­на­чаль­ни­ка кня­зей Шуй­ских и послед­ний вели­кий князь Ниже­го­род­ский (скон­чал­ся в 1449 году).
2. Иоанн
Ско­рее все­го, это был Иоанн Васи­лье­вич, кото­рый вла­дел Ниж­ним как при­сяж­ник госу­да­ря Мос­ков­ско­го (1417 г.).
3. Василий
Вто­рой сын Васи­лия Юрье­ви­ча, извест­ный в исто­рии под име­нем Гре­бен­ки-Шуй­ско­го, сра­жал­ся в рядах нов­го­род­цев (1454 г.), в Двин­ской обла­сти (1471 г.) про­тив Иоан­на III. Васи­лий Васи­лье­вич был намест­ни­ком госу­да­ря во Пско­ве, потом вла­дель­цем Ниж­не­го и пер­вым вель­мо­жей в сове­те вели­ко­го кня­зя Васи­лия Иоан­но­ви­ча. Скон­чал­ся в 1477 году.
4. Иоанн
Это Иоанн Васи­лье­вич Гор­ба­тый, сын Васи­лия Симео­но­ви­ча, отка­зав­ше­го­ся в 1448 году от Ниж­не­го Нов­го­ро­да в поль­зу мос­ков­ско­го кня­зя. Он заклю­чил с Васи­ли­ем Васи­лье­ви­чем Тем­ным дого­вор, по кото­ро­му полу­чил во вла­де­ние Горо­дец. На печа­ти он назы­вал­ся вели­ким кня­зем. Его потом­ки вла­де­ли Город­цом, Шуей, Юрьев­цом. Скон­чал­ся в 1458 году.
5. Петр
Это Петр Алек­сан­дро­вич Гор­ба­тый, сын кня­зя Алек­сандра Бори­со­ви­ча и брат Евдо­кии Алек­сан­дров­ны, супру­ги Ники­ты Рома­но­ви­ча Юрьева-Захарьина.
Сле­ду­ю­щий извест­ный нам этап исто­рии Горо­дец­ко­го уде­ла – это пере­да­ча его пред­ста­ви­те­лю суз­даль­ских Рюри­ко­ви­чей Ива­ну Васи­лье­ви­чу Гор­ба­то­му в 1448 – 1449 гг. Князь пере­шел на служ­бу к Васи­лию II и был пожа­ло­ван «Город­цом, и с волост­ми, и с пошли­на­ми, и што к нему потяг­ло по старине»[11]. Кон­крет­ные воло­сти при этом не назывались.
Есть осно­ва­ния пола­гать, что даль­ней­шее раз­ви­тие адми­ни­стра­тив­но-тер­ри­то­ри­аль­ной струк­ту­ры горо­дец­ких земель свя­за­но с их дроб­ле­ни­ем меж­ду наслед­ни­ка­ми И.В. Гор­ба­то­го и посте­пен­ным пере­хо­дом в двор­цо­вое ведом­ство. Сохра­ни­лась сот­ная 1533 г. на двор­цо­вую Узоль­скую волость. Из доку­мен­та узна­ем, что один из здеш­них кре­стьян на момент опи­са­ния жил «во княж Бари­са­ве вот­чине Гарбатого»[12]. Извест­на духов­ная кня­зя Миха­и­ла Васи­лье­ви­ча Гор­ба­то­го 1534/35 г. В ней заве­ща­тель пере­да­ет госу­да­рю Ива­ну Васи­лье­ви­чу «отчи­ну» на Вол­ге село Бело­го­ро­дье и за Вол­гой село Коря­ко­во с дерев­ня­ми и со все­ми уго­дья­ми. Кро­ме того, «по душе» к собо­ру Пре­чи­стой в Суз­да­ле долж­но отой­ти село Пав­лов­ское «и с той поло­ви­ною, что мне дал князь вели­кий дру­гую поло­ви­ну села Пав­лов­ско­го про­тив моей отчи­ны, что мне часть была в Юрьевце…»[13].
Назван­ные лица явля­ют­ся пред­ста­ви­те­ля­ми раз­ных вет­вей рода кня­зей Гор­ба­тых. Сре­ди них извест­ны два Бори­са Ива­но­ви­ча – внук Ива­на Васи­лье­ви­ча (осно­ва­те­ля рода) от стар­ше­го сына и род­ной сын. Миха­ил Васи­лье­вич Кис­лый Гор­ба­тый – внук Ива­на Васи­лье­ви­ча от само­го млад­ше­го из четы­рех сыно­вей. Посколь­ку Бело­го­ро­дье и Коря­ко­ва при­над­ле­жа­ли Миха­и­лу, то еще какая-то часть горо­дец­ких земель была за Бори­сом. Уже к кон­цу XV в. никто из Гор­ба­тых не был слу­жи­лым князем[14], но, как видим, они сохраняли

[80] вот­чи­ны на тер­ри­то­рии теперь уже быв­ше­го Горо­дец­ко­го удела.
Бело­го­ро­дье и Коря­ко­во в это вре­мя не пере­шли Ива­ну IV, а были насле­до­ва­ны роди­ча­ми. В сот­ной с книг пись­ма и меры 1558/59 г. на Узоль­скую волость сооб­ща­ет­ся, что один из борт­ных лесов «ходит Гав­рил­ко Нечай сын Мака­ров, а жил в Бело­го­ро­де за кня­зем Алек­сан­дром Бори­со­ви­чем Горбатого»[15]. В духов­ной (1572 г.) Иван IV заве­щал сыну Федо­ру вла­де­ния «что были кня­жо Алек­сан­ров­ские Гор­ба­то­го», в том чис­ле волость Коря­ков­скую и волость Турех[16]. Послед­нюю мож­но отож­де­ствить с воло­стью Пурех­ской (Пурех) XVII в. по пра­во­му бере­гу Вол­ги ниже Белогородья[17]. В этих доку­мен­тах речь идет о вну­ке Ива­на Ива­но­ви­ча Гор­ба­то­го, стар­ше­го сына Ива­на Васи­лье­ви­ча. Алек­сандр Бори­со­вич – вид­ный дея­тель пер­во­го пери­о­да прав­ле­ния Ива­на Грозного.
Ситу­а­ция с горо­дец­ки­ми зем­ля­ми может быть рекон­стру­и­ро­ва­на сле­ду­ю­щим обра­зом. Иван Васи­лье­вич Гор­ба­тый полу­чил их в тот момент, когда после раз­гро­ма тата­ра­ми Еди­гея Город­ца уже не существовало[18]. Управ­ле­ние уде­лом было сосре­до­то­че­но в город­ке Юрьев­це. Наме­ча­лось даже сов­мест­ное вла­де­ние им потом­ка­ми кня­зя Ива­на. Об этом гово­рит фра­за в духов­ной Миха­и­ла Кис­ло­го о его «части» в Юрьев­це. Из позд­ней­ших сви­де­тельств извест­но о сен­ных поко­сах в Юрьев­це кня­зя Алек­сандра Горбатого[19]. Послед­ний при жиз­ни сосре­до­то­чил в сво­их руках едва ли не боль­шую часть горо­дец­ких земель. Основ­ным цен­тром фор­ми­ро­ва­ния уез­да на раз­ва­ли­нах уде­ла стал город Юрье­вец. Источ­ни­ки обо­зна­ча­ют и один из путей рас­па­да вот­чи­ны Гор­ба­тых – это раз­лич­ные мены с госу­да­рем. Воз­мож­но, в резуль­та­те подоб­ных дей­ствий из горо­дец­ких земель выде­ли­лась южная часть с Балах­ной и двор­цо­вой Заузоль­ской воло­стью (но вполне воз­мо­жен и дру­гой вари­ант: дан­ные тер­ри­то­рии изна­чаль­но не вошли в удел Ива­на Васильевича).
Веро­ят­но, уже при Гор­ба­тых наме­ти­лось обособ­ле­ние Юрье­вец­ко­го уез­да от осталь­ной тер­ри­то­рии Ниже­го­род­ско­го края. В кон­це 1508 г. Юрье­вец был нена­дол­го пере­дан быв­ше­му казан­ско­му царю Абдул-Лати­фу в «корм­ле­ние» (т.е. без вла­де­тель­ных вот­чин­но-удель­ных прав)[20]. С вве­де­ни­ем оприч­ни­ны Алек­сандр Гор­ба­тый был каз­нен в 1565 г., а его вот­чи­ны кон­фис­ко­ва­ны. Воз­мож­но, недав­нее кня­же­ское про­шлое горо­дец­ких земель ста­ло одной из при­чин их [11] ДДГ. № 52. С. 158. Подроб­нее см.: Наза­ров В.Д. Слу­жи­лые кня­зья Севе­ро-Восточ­ной Руси в XV в. // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 5. М., 1999. С. 175 – 196.
[12] Сирот­кин С.В. Сот­ная 1533 г. на Узоль­скую волость Балах­нин­ско­го уез­да // Очер­ки фео­даль­ной Рос­сии. Вып. 6. М., 2002. С. 135.
[13] Акты Суз­даль­ско­го Спа­со-Евфи­мье­ва мона­сты­ря 1506 – 1608 гг. М., 1998. № 35. С. 91.
[14] Зимин А.А. Фор­ми­ро­ва­ние бояр­ской ари­сто­кра­тии в Рос­сии во вто­рой поло­вине XV- пер­вой тре­ти XVI в. М., 1988. С. 69, 72 – 75; Наза­ров В.Д. О титу­ло­ван­ной зна­ти в Рос­сии в кон­це XV в. (Рюри­ко­ви­чи и Геди­ми­но­ви­чи по спис­ку дво­ра 1495 г.) // Древ­ней­шие госу­дар­ства Восточ­ной Евро­пы. 1998 г. М., 2000. С. 198, 199.
[15] ПМДВ. С. 35.
[16] ДДГ. № 104. С. 443.
[17] Водар­ский Я.Е. Указ. соч. С. 241, 250, 251. Раз­но­чте­ния в напи­са­нии не могут сму­щать. Духов­ная дошла в спис­ке нача­ла XIX в. и содер­жит мно­го иска­же­ний (Пеше­хо­нье вме­сто Поше­хо­нье, Устег вме­сто Устюг, Кужей­ка вме­сто Унжа и пр.).
[18] Гусе­ва Т.В. Ито­ги и пер­спек­ти­вы архео­ло­ги­че­ско­го изу­че­ния Город­ца на Вол­ге // Горо­дец­кие чте­ния: Мат-лы научн. конф. Горо­дец, 1992. С. 32, 34, 39.
[19]Российский госу­дар­ствен­ный архив древ­них актов (РГА­ДА). Ф. 281. Юрьев-Поль­ский, Юрьев-Поволь­ский. № 52/14602. Л. 1, 2.
[20] Зимин А.А. Рос­сия на поро­ге ново­го вре­ме­ни (Очер­ки поли­ти­че­ской исто­рии Рос­сии пер­вой тре­ти XVI в) М., 1972. С. 100. Уже к нача­лу 1512 г. Абдул-Латиф был пере­ве­ден в Каширу.
[21] Зимин А.А. Оприч­ни­на. 2-е изд., испр. и доп. М., 2001. С. 194, 215. В оприч­ни­ну были взя­ты Юрье­вец­кий у., Балах­на, Заузоль­ская вол. 

ПЕЧАТКИ

Печаток не знайдено

ПУЦБЛІКАЦІЇ ДОКУМЕНТІВ

Документів не знайдено

АЛЬБОМИ З МЕДІА

Медіа не знайдено

РЕЛЯЦІЙНІ СТАТТІ

НОТАТ­КИ
  1. Чечен­ков П.В. Инте­гра­ция ниже­го­род­ских земель в поли­ти­че­скую систе­му вели­ко­го кня­же­ства Мос­ков­ско­го в кон­це XIV – пер­вой поло­вине XV в. // Ниже­го­род­ский кремль. К 500-летию осно­ва­ния камен­ной кре­по­сти – памят­ни­ка архи­тек­ту­ры XVI в. Ниж­ний Нов­го­род, 2001. С. 45 – 57; он же. Пути мос­ков­ской поли­ти­ки в Ниже­го­род­ском кня­же­стве (пер­вая поло­ви­на XV в.) // Госу­дар­ство и обще­ство в Рос­сии XV – нача­ла XX века: Сбор­ник ста­тей памя­ти Н.Е. Носо­ва. СПб., 2007. C. 94 – 105. Наза­ров В.Д. Слу­жи­лые кня­зья Севе­ро-Восточ­ной Руси в XV в. // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 5. М., 1999. С. 175 – 196. Чечен­ков П.В. Адми­ни­стра­тив­но-тер­ри­то­ри­аль­ное устрой­ство и управ­ле­ние на зем­лях Горо­дец­ко­го уде­ла в XV – сере­дине XVI вв. // V Горо­дец­кие чте­ния. Горо­дец, 2004. С. 77 – 91 Чечен­ков П.В. . Ниже­го­род­ский край в кон­це XIV – тре­тьей чет­вер­ти XVI в.: внут­рен­нее устрой­ство и систе­ма управ­ле­ния. Ниж­ний Нов­го­род, 2004. С. 37 – 44.[]
  2. Паш­ко­ва Т.И. Мест­ное управ­ле­ние в Рус­ском госу­дар­стве пер­вой поло­ви­ны XVI века (намест­ни­ки и воло­сте­ли). М., 2000. С. 160[]
  3. Чечен­ков П.В. Инте­гра­ция ниже­го­род­ских земель в поли­ти­че­скую систе­му вели­ко­го кня­же­ства Мос­ков­ско­го в кон­це XIV – пер­вой поло­вине XV в. // Ниже­го­род­ский кремль. К 500-летию осно­ва­ния камен­ной кре­по­сти – памят­ни­ка архи­тек­ту­ры XVI в. Ниж­ний Нов­го­род, 2001. С. 45 – 57; он же. Пути мос­ков­ской поли­ти­ки в Ниже­го­род­ском кня­же­стве (пер­вая поло­ви­на XV в.) // Госу­дар­ство и обще­ство в Рос­сии XV – нача­ла XX века: Сбор­ник ста­тей памя­ти Н.Е. Носо­ва. СПб., 2007. C. 94 – 105. Наза­ров В.Д. Слу­жи­лые кня­зья Севе­ро-Восточ­ной Руси в XV в. // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 5. М., 1999. С. 175 – 196. Чечен­ков П.В. Адми­ни­стра­тив­но-тер­ри­то­ри­аль­ное устрой­ство и управ­ле­ние на зем­лях Горо­дец­ко­го уде­ла в XV – сере­дине XVI вв. // V Горо­дец­кие чте­ния. Горо­дец, 2004. С. 77 – 91 Чечен­ков П.В. . Ниже­го­род­ский край в кон­це XIV – тре­тьей чет­вер­ти XVI в.: внут­рен­нее устрой­ство и систе­ма управ­ле­ния. Ниж­ний Нов­го­род, 2004. С. 37 – 44.[]
  4. Фео­даль­ные акты Севе­ро-Восточ­ной Руси ХIV–ХV вв. М.: Изд-во АН СССР, 1958. Т. II. № 493, 533, 537. С. 536–537. Пра­вая гра­мо­та по позе­мель­но­му спо­ру меж­ду Спас-Ефи­мьев­ским мона­сты­рем и кня­зем Гор­ба­тым. Око­ло 1487–1497/98 года.[]
  5. АСЭИ. Т. 2. № 484[]
  6. РК – 98. С. 21.[]
  7. Сбор­ник Муха­но­ва. М., 1866. № 278. С. 566; Акты соци­аль­но-эко­но­ми­че­ской исто­рии Севе­ро-Восточ­ной Руси кон­ца XIV–начала XVI в. Т. 2. М., 1958. № 464. С. 502[]
  8. Вре­мен­ник Обще­ства исто­рии и древ­но­стей Рос­сий­ских. Кн. X. М., 1851. С. 89; Весе­лов­ский С.Б. Иссле­до­ва­ния по исто­рии клас­са слу­жи­лых зем­ле­вла­дель­цев. М., 1969. С. 447 Акты соци­аль­но-эко­но­ми­че­ской исто­рии Севе­ро-Восточ­ной Руси кон­ца XIV–начала XVI в. Т. 2. М., 1958. С. 75[]
  9. ЦГА­ДА. Ф. 281 (Гра­мо­ты Кол­ле­гии эко­но­мии). Суз­даль, № 12/11791; Ф. 201 (Собр. Обо­лен­ско­го). № 42. Л. 23 об.—24 (см. Р. С. 199—200, раз­ряд 1526/27 г.); ПДС. Т. 1. Стб. 178, 186, 339, 435; Лиха­чев. С. 176; АРГ 1505—1526 гг. № 186; РК. С. 9, 67; Р. С. 188; Зимин. Из исто­рии цен­траль­но­го и мест­но­го управ­ле­ния в пер­вой поло­вине XVI в. // Ист. архив. 1960. № 3. С. 147—148; СГГД. Ч. 1. № 156. С. 430—432; ПСРЛ. Т. 28. С. 161.[]
  10. РК. С. 14, 76, 77; ЦГА­ДА. Ф. 123 (Крым­ские дела). Кн. 6. Л. 303; ПСРЛ. Т. 6. С. 271; ПДС. Т. 1. Стб. 1306, 1396.[]
  11. ПСРЛ. Т. 6. С. 302; Т. 8. С. 288.[]
  12. РК. С. 86; Р. С. 261; Каш­та­нов С. М. Борь­ба за Углич и древ­ней­шие пис­цо­вые опи­са­ния Углич­ско­го уез­да // Восточ­ная Евро­па в древ­но­сти и сред­не­ве­ко­вье. М., 1978. С. 214—215.[]
  13. ГБЛ. Ф. 303 (АТСЛ). Кн. 520. Л. 238—239[]
  14. НИОР РГБ.Ф. 303 .I. Кн. 520 . Л. 238–239 ; ПМРУ.С. 167–168[]
  15. НИОР РГБ. Ф. 303.I. № 243.ВКТСМ. С. 102.[]
  16. Сирот­кин С.В. Сот­ная 1533 г. на Узоль­скую волость Балах­нин­ско­го уез­да // Очер­ки фео­даль­ной Рос­сии. Вып. 6. — М., 2002. С. 135.[]
  17. РК. С. 35, 60, 67; Сб. РИО. Т. 35. С. 561, 564.; Богу­слав­ский В. В. Сла­вян­ская энцик­ло­пе­дия. Киев­ская Русь — Мос­ко­вия : в 2 т. — М.: Олма-Пресс, 2005.[]
  18. РНБ. Собра­ние Пого­ди­на. 1596. Л. 169 об., 170.; Воло­год­ский слу­жи­лый «город» в XV — нача­ле XVI века // Сосло­вия, инсти­ту­ты и госу­дар­ствен­ная власть в Рос­сии. Сред­ние века и Новое вре­мя. Сбор­ник ста­тей памя­ти ака­де­ми­ка Л. В. Череп­ни­на. М. Язы­ки сла­вян­ских куль­тур. 2010[]
  19. РК. С. 43, 52, 53, 57, 58, 63; Сб. РИО. Т. 95. С. 535.[]
  20. Сб. РИО. Т. 53. С. 120, 231; ПЛ. Вып. 1. С. 102 (1520/21 г.); РЛА. № 369; ИЛ. С. 179 (июль 1519 г.).[]
  21. РК. С. 68.[]
  22. Там же. С. 69[]
  23. Р.К.С. 69, 72, 73.[]
  24. РИБ. Т. 17. № 224, 232; Копа­нев. С. 174; ПСРЛ. Т. 13. С. 47; Чуми­ков А. А. Немец­кий спи­сок пере­мир­ной гра­мо­ты // ЧОИДР. 1898. Кн. 1. Отд. IV. С. 5; Р. С. 213; РЛА. № 377[]
  25. Пол­ное собра­ние рус­ских лето­пи­сей. Т. 26. М., 1959., с. 31.[]
  26. Кур­га­но­ва Н.М. Стра­ни­цы исто­рии некро­по­ля горо­да Суз­да­ля. М., 2004., с. 14–17.[]
  27. Пано­ва Т.Д. Некро­по­ли Мос­ков­ско­го Крем­ля. М., 2010., с. 28.[]
  28. Акты Суз­даль­ско­го Спа­со-Евфи­мье­ва мона­сты­ря 1506–1608 гг. / Сост.: С.Н. Кисте­рев, Л.А. Тимо­ши­на. М., 1998., с. 91–92.[]
  29. Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 74[]
  30. Акты Суз­даль­ско­го Спа­со-Евфи­мье­ва мона­сты­ря 1506–1608 гг. — М., 1998. № 35. С. 91.[]
  31. ПМДВ. С. 35.[]
  32. ДДГ. № 104. С. 443.[]
  33. Водар­ский Я.Е. Насе­ле­ние Рос­сии в кон­це XVII– нача­ле XVII в. — М., 1977. При­ло­же­ние 11. С. 234, 250, 251.[]
  34. Акты Суз­даль­ско­го Спа­со-Евфи­мье­ва мона­сты­ря 1506–1608 гг. М., 1998., № 35. С. 90–93.[]
  35. Сбор­ник кня­зя Хил­ко­ва. СПб., 1879., № 1. С. 1..[]
  36. РГА­ДА, ф. 1209, оп. 1, д. 11329, л. 228–237 об.[]
  37. Самок­ва­сов Д.Я. Архив­ный мате­ри­ал: Ново­от­кры­тые доку­мен­ты помест­но-вот­чин­ных учре­жде­ний Мос­ков­ско­го госу­дар­ства XV–XVII сто­ле­тий. Т. 1. М., 1905. С. 229[]
  38. Акты фео­даль­но­го зем­ле­вла­де­ния и хозяй­ства XIV–XVI веков. Ч. 1. М., 1951. С. 148[]
  39. Акты Суз­даль­ско­го Спа­со-Евфи­мье­ва мона­сты­ря 1506 – 1608 гг. / Сост. С.Н. Кисте­рев, Л.А. Тимо­ши­на. М., 1998. № 35. С. 90 – 93.[]
  40. Гацис­ский А. Ниже­го­род­ский лето­пи­сец. Ниж­ний Нов­го­род, 1886. С. 30, 32[]
  41. РК. С. 59, 67, 69. , Богу­слав­ский В. В. Сла­вян­ская энцик­ло­пе­дия. Киев­ская Русь — Мос­ко­вия : в 2 т. — М.: Олма-Пресс, 2005.[]
  42. Лиха­чев Н.П., 1895. Сбор­ник актов, собран­ных в архи­вах и биб­лио­те­ках. СПб., 1895, № 7. С. 21– 24[]
  43. Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 1. Ч. 2. М., 1977. С. 282, 291[]
  44. Сбор­ник Рус­ско­го исто­ри­че­ско­го обще­ства. Т. 59. СПб., 1887. С. 147.[]
  45. Акты Суз­даль­ско­го Спа­со-Евфи­мье­ва мона­сты­ря 1506 – 1608 гг. / Сост. С.Н. Кисте­рев, Л.А. Тимо­ши­на. М., 1998. № 35. С. 90 – 93.[]
  46. Анто­нов А.В. Част­ные архи­вы рус­ских фео­да­лов XV–начала XVII века // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 8. М., 2002. № 351, 2288.[]

Оставьте комментарий