Смоленские
Герб кня­зя Федо­ра Юрье­ви­ча 1412 года

Общие сведения о роде

В одном из т.н. «част­ных родо­слов­цев», издан­ном в 1851 г. ОИДР («родо­сло­вец по сино­даль­но­му спис­ку») есть сле­ду­ю­щий текст:

Смо­лен­ские же кня­зи от ино­го пере­во­ду спи­са­ны:
Князь Мсти­славъ Воло­ди­ме­ро­вичь
Князь Рости­славъ Мсти­сла­вичь во кре­ще­нии Михай­ло
Князь Давыдъ Рости­сла­вичь
Князь Мсти­славъ Давы­до­вичь во кре­ще­нии Фео­дор
Князь Рости­славъ Мсти­сла­вичь во кре­ще­нии Борисъ
Князь Все­во­лодъ во кре­ще­нии Андрей
Князь Свя­то­славъ
Князь Свя­то­славъ дру­гой во кре­ще­нии Сте­фанъ
Князь Глебъ Рости­сла­вичь
Князь Авва­кум Мсти­сла­вичь

Джерела:

Карти

Смоленские

Поколенная роспись рода

I Рюрик, князь Нов­го­род­ский
II Игорь Рюри­ко­вич, вели­кий князь Киев­ский +945
III Свя­то­слав I Иго­ре­вич, вели­кий Киев­ский 942-972
IV Вла­ди­мир I, вели­кий князь Киев­ский +1015
V Яро­слав I Муд­рый, вели­кий князь Киев­ский 978-1054
VI Все­во­лод I, вели­кий князь Киев­ский 1030-1093
VII Вла­ди­мир II Моно­мах, князь Киев­ский 1053-1125
VIII Мсти­слав I, вели­кий князь Киев­ский 1075-1132

IX генерация от Рюрика

1. РОСТИ­СЛАВ-МИХА­ИЛ МСТИ­СЛА­ВИЧ (*нач. 12 в. – †14.3.1167, с. За­руб, Смо­лен­ское кн-во),

князь смо­лен­ский (1125–59), нов­го­род­ский (1154, 1157–1158), ки­ев­ский (дек. 1154, 12.4.1159–8.2.1161, 6.3.1161–14.3.1167)1. Из дина­стии Рюри­ко­ви­чей, сын Мсти­сла­ва Вла­ди­ми­ро­ви­ча Ве­ли­ко­го, род­ной брат Изя­сла­ва Мсти­сла­ви­ча, еди­но­кров­ный брат Вла­ди­ми­ра Мсти­сла­ви­ча, отец Ро­ма­на Рос­ти­сла­ви­ча, Рю­ри­ка Рос­ти­сла­ви­ча, Да­ви­да Рос­ти­сла­ви­ча. Впер­вые упо­ми­на­ет­ся как смо­лен­ский князь в 1127, ко­гда уча­ст­во­вал в по­хо­де рус. кня­зей на По­лоц­кое кн-во, ор­га­ни­зо­ван­ном от­цом. В 1130 уча­ст­во­вал в по­хо­де на чудь. Спо­соб­ст­во­вал ук­ре­п­ле­нию по­ли­тич. и цер­ков­ной са­мо­стоя­тель­но­сти Смо­лен­ско­го кня­же­ст­ва, до­бил­ся уч­ре­ж­де­ния Смо­лен­ской епи­ско­пии (1136), под­дер­жи­вал кре­по­ст­ное и цер­ков­ное строи­тель­ст­во (воз­ве­де­ны ук­ре­п­ле­ния Смо­лен­ска, Бо­ри­сог­леб­ский со­бор в од­но­им. мо­на­сты­ре на р. Смя­дынь, 1145, и др.), ос­но­вал го­ро­да Мсти­славль, Рос­ти­славль (ны­не Рос­лавль).
В 1140-х – сер. 1150-х гг. гл. по­мощ­ник бра­та Изя­сла­ва Мсти­сла­ви­ча в его борь­бе за ки­ев­ский стол, уча­ст­ник всех осн. во­ен. сра­же­ний это­го пе­рио­да, в т. ч. Рут­ской бит­вы 1151. Вы­сту­пил про­тив по­став­ле­ния ки­ев­ским ми­тро­по­ли­том Кли­мен­та Смо­ля­ти­ча со­бо­ром рус. епи­ско­пов без санк­ции пат­ри­ар­ха Кон­стан­ти­но­поль­ско­го (1147). По­сле смер­ти бра­та Изя­сла­ва в на­ча­ле дек. 1154 сроч­но при­был в Ки­ев, став со­пра­ви­те­лем дя­ди, ки­ев­ско­го кн. Вя­че­сла­ва Вла­ди­ми­ро­ви­ча. Вско­ре от­пра­вил­ся в по­ход про­тив чер­ни­гов­ско­го кн. Изя­сла­ва Да­ви­до­ви­ча, во вре­мя по­хо­да уз­нал о смер­ти дя­ди, ко­то­рая раз­ру­ши­ла сис­те­му ду­ум­ви­ра­та, сло­жив­шую­ся в 1151. В свя­зи с тем, что Р. М. не уре­гу­ли­ро­вал во­прос на­сле­до­ва­ния ки­ев­ско­го сто­ла с ве­чем, за­кон­ным на­след­ни­ком киев­ско­го сто­ла по стар­шин­ст­ву стал рос­то­во-суз­­даль­­ский кн. Юрий Вла­ди­ми­ро­вич Дол­го­ру­кий. По­сле кон­флик­та с пле­мян­ни­ком, пе­ре­яс­лав­ским кн. Мсти­сла­вом Изя­сла­ви­чем, по­тер­пел по­ра­же­ние в двух­днев­ном сра­же­нии от войск Изя­сла­ва Да­ви­до­ви­ча и Гле­ба Юрь­е­ви­ча с по­лов­ца­ми, ут­ра­тив ки­ев­ский стол.

В дек. 1158 вто­рич­но при­гла­шён на ки­ев­ский стол по­сле за­ня­тия го­ро­да вой­ска­ми коа­ли­ции во гла­ве с вла­­ди­­ми­­ро-во­лы­н­ским кн. Мсти­сла­вом Изя­сла­ви­чем, при­был в Ки­ев по­сле ухо­да от­ту­да митр. Кли­мен­та Смо­ля­ти­ча. В февр. 1161 из­гнан из Кие­ва кн. Изя­сла­вом Да­ви­до­ви­чем, уда­лил­ся в г. Бел­го­род в Ки­ев­ском кн-ве, а 6 мар­та раз­гро­мил сво­его про­тив­ни­ка у с. Бу­ли­чи близ Кие­ва (Изя­слав Да­ви­до­вич в этом сра­же­нии по­гиб). В 1161–67 Р. М. ста­би­ли­зи­ро­вал поли­тич. поло­же­ние Юж. Ру­си, спо­соб­ст­во­вал уре­гу­ли­ро­ва­нию кон­флик­тов в По­лоц­ком кн-ве, за­клю­чил мир с ту­ров­ским кн. Юри­ем Яро­сла­ви­чем, под­дер­жи­вал ров­ные от­но­ше­ния с чер­ни­гов­ски­ми Оль­го­ви­ча­ми, ста­рей­шин­ст­во Р. М. при­зна­вал вла­ди­мир­ский кн. Ан­д­рей Юрь­е­вич Бо­го­люб­ский.

В нач. 1167 ор­га­ни­зо­вал объ­е­ди­нён­ный по­ход рус. кня­зей к Ка­не­ву для охра­ны тор­го­вых пу­тей «Гре­че­ско­го» и «За­лоз­но­го», в ко­то­ром при­ня­ли уча­стие все осн. кня­зья Юж. Ру­си. Р. М. за­бо­лел во вре­мя по­езд­ки в Нов­го­род для уре­гу­ли­ро­ва­ния от­но­ше­ний сво­его сы­на, нов­го­род­ско­го кн. Свя­то­сла­ва Рос­ти­сла­ви­ча, с нов­го­род­ца­ми. По­сле встре­чи с сы­ном и нов­го­род­ца­ми в г. Лу­ки (ны­не Ве­ли­кие Лу­ки) скон­чал­ся на об­рат­ном пу­ти в Ки­ев. Был по­хо­ро­нен в Фё­до­ров­ском мон. в Кие­ве.

Ка­но­ни­зи­ро­ван РПЦ в 1984, его имя вклю­че­но в Со­бо­ры Бе­ло­рус­ских и Смо­лен­ских свя­тых; дни по­чи­та­ния (14 мар­та ст. ст.; в 3-ю не­де­лю по Пя­ти­де­сят­ни­це; в вос­кре­се­нье пе­ред 28 ию­ля ст. ст.).

X генерация от Рюрика

2/1. РОМАН-БОРИС РОСТИ­СЛА­ВИЧ (*1130-е гг. – †1180, Смо­ленск)

князь смо­лен­ский (апр. 1154 – нач. 1155, 1157–58, 1159–71, 1173–74, 1176–80), ки­ев­ский (1.7.1171 – февр. 1173, кон. 1174 – июль 1176), нов­го­род­ский (18 февр. – осень 1179). Из ди­на­стии Рю­ри­ко­ви­чей, стар­ший сын кн. Рос­ти­сла­ва Мсти­сла­ви­ча, брат Рю­ри­ка Рос­ти­сла­ви­ча и Да­ви­да Рос­ти­сла­ви­ча, отец Мсти­сла­ва Ро­ма­но­ви­ча Ста­ро­го. Впер­вые упо­ми­на­ет­ся в Ипать­ев­ской ле­то­пи­си 9.1.1149, ко­гда со­стоя­лась его свадь­ба с до­че­рью нов­­го­род-се­вер­ско­­го кн. Свя­то­сла­ва Оль­го­ви­ча. Уча­ст­ник Рут­ской бит­вы 1151 на сто­ро­не дя­ди – ки­ев­ско­го кн. Изя­сла­ва Мсти­сла­ви­ча. По­сле неё на­прав­лен в по­мощь кн. Изя­сла­ву Да­ви­до­ви­чу для за­ня­тия Чер­ни­го­ва. Уча­ст­во­вал в оса­де Нов­­го­ро­­да-Се­вер­ско­­го (февр. 1153). Во вре­мя ухо­дов от­ца на кня­же­ние в Нов­го­род заме­щал его в Смо­лен­ске. В 1158 вме­сте с бра­том Рю­ри­ком уча­ст­во­вал в ус­пеш­ном по­хо­де на Мин­ское кня­же­ст­во, под­дер­жав по­лоц­ко­го кн. Рог­во­ло­да Рог­во­­ло­­ди­­ча-Бо­ри­­со­ви­­ча (по­сле не­про­дол­жит. оса­ды сда­лись Изя­славль и Минск). В 1159 вёл пе­ре­го­во­ры об ус­ло­ви­ях при­хо­да на кня­же­ние в Ки­ев сво­его от­ца с за­няв­шим го­род кн. Мсти­сла­вом Изя­сла­ви­чем.

Став пол­но­вла­ст­ным смо­лен­ским кня­зем, по­сле­до­ва­тель­но про­дол­жал по­ли­ти­ку от­ца по ук­ре­п­ле­нию по­ли­тич. и эко­но­мич. зна­че­ния Смо­лен­ско­го кня­же­ства. По­кро­ви­тель­ст­во­вал Смо­лен­ской епи­ско­пии, по за­ка­зу Р. Р. в Смо­лен­ске воз­ве­де­на ц. Св. Ио­ан­на Бо­го­сло­ва (1160–70-е гг.).

Уча­ст­во­вал в оса­де г. Вщиж (1160), в по­хо­де на Нов­го­род­скую рес­пуб­ли­ку с це­лью воз­вра­ще­ния на нов­го­род­ский стол сво­его бра­та Свя­то­сла­ва Рос­ти­сла­ви­ча (кон. 1167, вме­сте с брать­я­ми; был со­жжён г. Лу­ки, ны­не Ве­ли­кие Лу­ки), в по­хо­де на Ки­ев коа­ли­ции кня­зей, со­бран­ной вла­ди­мир­ским кн. Ан­д­ре­ем Юрь­е­ви­чем Бо­го­люб­ским, за­вер­шив­шем­ся взя­ти­ем и раз­гро­мом го­ро­да (1169). Вхо­дил в со­став коа­ли­ции кня­зей во гла­ве с кн. Мсти­сла­вом Ан­д­рее­ви­чем, по­тер­пев­шей 25.2.1170 у Нов­го­ро­да со­кру­шит. по­ра­же­ние от нов­го­род­ских войск во гла­ве с кн. Ро­ма­ном Мсти­сла­ви­чем. В 1171 по ини­циа­ти­ве вла­ди­мир­ско­го кн. Ан­д­рея Юрь­е­ви­ча Бо­го­люб­ско­го за­нял ки­ев­ский стол, од­на­ко в нач. 1173, в ус­ло­ви­ях на­рас­тав­шей кон­фрон­та­ции ме­ж­ду Рос­ти­сла­ви­ча­ми и вла­ди­мир­ским кня­зем, ос­та­вил Ки­ев по тре­бо­ва­нию по­след­не­го. Ле­том 1173 вы­ну­ж­ден­но на­пра­вил сы­на Яро­пол­ка с от­ря­дом смо­лян для уча­стия в по­хо­де на Ки­ев но­вой коа­ли­ции кня­зей, со­б­ран­ной вла­ди­мир­ским кня­зем. Вновь за­нял ки­ев­ский стол в кон. 1174 по­сле отъ­ез­да из Кие­ва луц­ко­го кн. Яро­сла­ва Изя­сла­ви­ча. В мае 1176 на­пра­вил вой­ска сы­но­вей Яро­пол­ка и Мсти­сла­ва, а так­же сво­их брать­ев Рю­ри­ка и Да­ви­да про­тив по­лов­цев, од­на­ко они по­тер­пе­ли по­ра­же­ние у Рас­тов­ца из-за воз­ник­ше­го ме­ж­ду ни­ми кон­флик­та. Чер­ни­гов­ский кн. Свя­то­слав Все­во­ло­до­вич об­ви­нил в по­ра­же­нии вы­шго­род­ско­го кн. Да­ви­да Рос­ти­сла­ви­ча и по­тре­бо­вал от ки­ев­ско­го кня­зя ли­шить бра­та во­лос­ти. Р. Р. от­ка­зал­ся вы­пол­нить это тре­бо­ва­ние, од­на­ко на­чав­ший­ся по­ход войск чер­ни­гов­ско­го кня­зя на Ки­ев вы­ну­дил его вер­нуть­ся в Смо­ленск.
Авто­ры: А. П. Пят­нов
Лит.: Го­лу­бов­ский П. В. Ис­то­рия Смо­лен­ской зем­ли до на­ча­ла XV сто­ле­тия. К., 1895; Во­ро­нин Н. Н., Рап­по­порт П. А. Зод­че­ст­во Смо­лен­ска XII–XIII вв. Л., 1979; Гру­шевсь­кий М. С. Істо­рия Украї­ни-Ру­­си. Київ, 1992. Т. 2.

ЕЛЕ­НА РОСТИ­СЛАВ­НА

У 1163 р. Кази­мир II, най­мо­лод­ший з синів Боле­сла­ва III Кри­во­усто­го, зго­дом князь кра­ківсь­кий, одру­жи­вся з кня­ги­нею Оле­ною (276, t.2, р.21-22, 834; t.3, р.915). За Длу­го­шем це була доч­ка белзь­ко­го кня­зя, що виклю­че­но з огля­ду на час народ­жен­ня остан­ньої. Тому О.Бальзер вва­жав, що Кази­мир одру­жи­вся з Оле­ною Рости­слав­ною, яка помер­ла до 1207 р. [?]. За вер­сією С.Кентшиньского, Оле­на Все­во­лодів­на була дру­гою дру­жи­ною Кази­мі­ра, з якою той одру­жи­вся бл. 1185 р. (1882, s.200-209). Узгод­жу­ю­чи ці вер­сії мож­на при­пус­ка­ти, що Оле­на Рости­слав­на помер­ла до 1185 р. За вер­сією Т.Василевського дру­жи­ною Кази­ми­ра була Оле­на, доч­ка зно­емсь­ко­го кня­зя Конра­да III (2094, s. 115-120). Ця про­бле­ма зали­шаєть­ся відкритою.Святослав (Иван) (?—1170), князь Нов­го­род­ский (1157—1160, 1161—1168)

РЮРИК (ВАСИ­ЛИЙ) РОСТИ­СЛА­ВИЧ (?—1212),

князь Выш­го­род­ский (1161—1168), Овруч­ский (1168—1173, 1173—1180, 1182—1194, 1202—1203, 1206—1207,1207—1208), Нов­го­род­ский (1170—1171), Чер­ни­гов­ский (1210—1212), вели­кий князь Киев­ский (1173, 1176, 1180—1181, 1194—1201, 1203—1204, 1205—1206, 1207, 1207—1210)

АГА­ФИЯ РОСТИ­СЛАВ­НА

16.05.1165 р. була вида­на за сіверсь­ко­го кня­зя Оле­га Свя­то­сла­ви­ча (118, с.106).

ДА­ВЫД РОС­ТИ­СЛА­ВИЧ (1140 – 23.4.1197, Смо­ленск),

князь вы­шго­род­ский (с 1167), смо­лен­ский (1180–97). Из ди­на­стии Рю­ри­ко­ви­чей, один из млад­ших сы­но­вей кн. Рос­ти­сла­ва Мсти­сла­ви­ча, брат Ро­ма­на Рос­ти­сла­ви­ча и Рю­ри­ка Рос­ти­сла­ви­ча. Впер­вые упо­мя­нут в ис­точ­ни­ках в но­яб. 1154, ко­гда был ос­тав­лен от­цом на кня­же­нии в Нов­го­ро­де (до дек. 1154 или на­ча­ла янв. 1155). В мар­те 1157 вме­сте с от­цом и бра­том Свя­то­сла­вом вновь ока­зал­ся в Нов­го­ро­де; в 1158 – нач. 1160 пра­вил в Но­вом Тор­ге (Торж­ке).
С сер. 1160-х гг. ока­зы­вал серьёз­ное влия­ние на по­ли­тич. си­туа­цию в Ви­теб­ском и По­лоц­ком кн-вах. С 1164 кня­жил в Ви­теб­ске, ку­да в 1166 из По­лоц­ка бе­жал кн. Все­слав Ва­силь­ко­вич, ко­то­ро­му Д. Р. по­мог вер­нуть по­лоц­кое кня­же­ние. В нач. 1167 уча­ст­во­вал в об­ще­рус­ском по­хо­де про­тив по­лов­цев. В кон­це ки­ев­ско­го кня­же­ния от­ца или сра­зу же по­сле его смер­ти Д. Р. стал кня­жить в Вы­шго­ро­де. В мае 1167 вме­сте со сво­им дя­дей, тре­поль­ским кн. Вла­ди­ми­ром Мсти­сла­ви­чем, и бра­том Рю­ри­ком уча­ст­во­вал в при­зва­нии в Ки­ев вла­­ди­­ми­­ро-во­лы­н­ско­­го кн. Мсти­сла­ва Изя­сла­ви­ча, рас­счи­ты­вая до­бить­ся от не­го уве­ли­че­ния сво­их вла­де­ний. Не­со­гла­сие Мсти­сла­ва Изя­сла­ви­ча с эти­ми ус­ло­вия­ми при­ве­ло к во­ен. столк­но­ве­нию 19–20.5.1167 под Вы­шго­ро­дом, по­сле ко­то­ро­го со­юз­ни­ки со­гла­си­лись за­клю­чить мир с ки­ев­ским кня­зем. Вско­ре Д. Р. пре­ду­пре­дил Мсти­сла­ва Изя­сла­ви­ча о го­то­вя­щем­ся про­тив не­го за­го­во­ре, за­ду­ман­ном кн. Вла­ди­ми­ром Мсти­сла­ви­чем. В кон. 1168 или нач. 1169 при­нял на служ­бу бо­яр Пет­ра и Не­сто­ра Бо­ри­сла­ви­чей (из­гнан­ных ра­нее ки­ев­ским кня­зем за ко­но­крад­ст­во), ко­то­рые убе­ди­ли Д. Р. в том, что Мсти­слав Изя­сла­вич хо­чет ли­шить его и его бра­та Рю­ри­ка вла­де­ний в Ки­ев­ском кн-ве. Это при­ве­ло к обо­ст­ре­нию от­но­ше­ний Рос­ти­сла­ви­чей с ки­ев­ским кня­зем. В 1169 Д. Р. уча­ст­во­вал в по­хо­де войск вла­ди­мир­ско­го кн. Ан­д­рея Юрь­е­ви­ча Бо­го­люб­ско­го на Ки­ев. По­сле то­го как из-за кон­флик­та с Ан­д­ре­ем Бо­го­люб­ским в февр. 1173 Ро­ман Рос­ти­сла­вич по­ки­нул Ки­ев, Д. Р. вме­сте с бра­тья­ми 24.3.1173 за­хва­ти­ли в Кие­ве в плен пра­вив­ших там 5 нед кня­зей Яро­пол­ка Рос­ти­сла­ви­ча и Все­во­ло­да Юрь­е­ви­ча Боль­шое Гнез­до. Во вре­мя по­хо­да войск со­б­ран­ной Ан­д­ре­ем Бо­го­люб­ским коа­ли­ции на Ки­ев в кон­це ле­та – осе­нью 1173 Д. Р. был от­прав­лен бра­тья­ми за по­мо­щью к га­лиц­ко­му кн. Яро­сла­ву Вла­ди­ми­ро­ви­чу Ос­мо­мыс­лу, но под­держ­ки не по­лу­чил. В мае 1176 Д. Р. уча­ст­во­вал в не­удач­ном по­хо­де про­тив по­лов­цев, за­вер­шив­шем­ся пол­ным раз­гро­мом рус. ра­ти у г. Рас­то­вец, что бы­ло вы­зва­но рас­пря­ми ме­ж­ду князь­я­ми, а так­же позд­ним при­ез­дом в вой­ска Д. Р. (этот эпи­зод упо­ми­на­ет­ся в «Сло­ве о пол­ку Иго­ре­ве»). В 1179 уча­ст­во­вал в по­хо­де на По­су­лье для от­ра­же­ния на­бе­га по­ло­вец­ко­го ха­на Кон­ча­ка.
В 1180 ки­ев­ский кн. Свя­то­слав Все­во­ло­до­вич пред­при­нял по­пыт­ку за­хва­тить Д. Р. в плен, од­на­ко Д. Р. и его же­на смог­ли из­бе­жать опас­но­сти. Пос­ле смер­ти бра­та Ро­ма­на Д. Р. за­нял смо­лен­ский стол в об­ход дру­го­го сво­его стар­ше­го бра­та Рю­ри­ка, со­хра­нив за со­бой (по всей ви­ди­мо­сти, до смер­ти) конт­роль и над Вы­шго­ро­дом. В 1181 и 1186 в пе­ри­од обо­стре­ния про­ти­во­ре­чий ме­ж­ду разл. вет­вя­ми по­лоц­ких кня­зей ак­тив­но под­дер­жи­вал друц­ких кня­зей и их со­юз­ни­ков. В кон. 1186 – нач. 1187 у Д. Р. про­изо­шёл кон­фликт со смо­ля­на­ми, в ре­зуль­та­те ко­то­ро­го «мно­го го­ловъ па­де лучь­ших муж». Во 2-й пол. 1180-х гг. Д. Р. по­сте­пен­но вер­нул­ся к тра­ди­ци­он­ной ещё с 1160-х гг. опо­ре на ви­теб­ских кня­зей и вы­дал свою дочь за­муж за ви­теб­ско­го кн. Ва­силь­ка (Бря­чи­сла­ви­ча?).

Со­юз Рю­ри­ка Рос­ти­сла­ви­ча, Д. Р. и вла­ди­мир­ско­го кн. Все­во­ло­да Боль­шое Гнез­до вплоть до 1196 сдер­жи­вал по­ли­тич. ам­би­ции чер­ни­гов­ских Оль­го­ви­чей. Од­на­ко в нач. 1196 Рю­рик Рос­ти­сла­вич за­клю­чил се­па­рат­ное пе­ре­ми­рие с чер­ни­гов­ским кн. Яро­сла­вом Все­во­ло­до­ви­чем, по ко­то­ро­му со­гла­сил­ся пе­ре­дать Оль­го­ви­чам Ви­теб­ское кн-во, не со­гла­со­вав этот во­прос с Д. Р. Это вы­зва­ло во­ен. кон­фликт ме­ж­ду Оль­го­ви­ча­ми и их по­лоц­ки­ми со­юз­ни­ка­ми, с од­ной сто­ро­ны, и си­ла­ми, по­слан­ны­ми про­тив них Д. Р., – с дру­гой. 12.3.1196 смо­ля­не бы­ли раз­би­ты, а ру­ко­во­див­ший ими кн. Мсти­слав Ро­ма­но­вич пле­нён и от­прав­лен в Чер­ни­гов. По­сле это­го Яро­слав Все­во­ло­до­вич смог вы­сту­пить про­тив Д. Р., од­на­ко от­вет­ный по­ход Рю­ри­ка Рос­ти­сла­ви­ча на Чер­ни­гов спас по­ло­жение смо­лен­ско­го кня­зя. Осе­нью 1196 Д. Р. в коа­ли­ции с кн. Все­во­ло­дом Боль­шое Гнез­до и ря­зан­ски­ми князь­я­ми вы­сту­пил про­тив Оль­го­ви­чей и ра­зо­рил сев. рай­оны Чер­ни­гов­ско­го кн-ва. Ре­ши­тель­но вы­сту­пил про­тив се­па­рат­ных пе­ре­го­во­ров с чер­ни­гов­ским кня­зем без уча­стия ки­ев­ско­го кн. Рю­ри­ка, од­на­ко Все­во­лод Боль­шое Гнез­до и Яро­слав Все­во­ло­до­вич про­дол­жи­ли пе­ре­го­во­ры, за­вер­шив­шие­ся на­ря­ду с др. ус­ло­вия­ми ос­во­бо­ж­де­ни­ем кн. Мсти­сла­ва Ро­ма­но­ви­ча и от­ка­зом Оль­го­ви­чей от пре­тен­зий на Ки­ев «под Рю­ри­ком», а на Смо­ленск «под Да­вы­дом».
К кня­же­нию Д. Р. в Смо­лен­ске от­но­сил­ся рас­цвет ме­ст­ной ар­хит. шко­лы: воз­ве­дён храм во имя Ар­хан­ге­ла Ми­хаи­ла (Свир­ская ц., 1180-е гг.), об­стро­ен га­ле­рея­ми Бо­ри­сог­леб­ский со­бор (ос­вя­щён 11.8.1191) и по­строе­на ц. Св. Ва­си­лия (1180–88) в Бо­ри­сог­леб­ском мон. на Смя­ды­ни, воз­ве­де­ны со­бор на Про­то­ке близ Смо­лен­ска (1190-е гг.) и цер­ковь на Ма­лой Ра­чёв­ке (1190-е гг.). Оче­вид­но, ещё при жиз­ни Д. Р. бы­ло на­ча­то строи­тель­ст­во со­бо­ра Тро­иц­ко­го муж­ско­го мон. на Клов­ке и церк­ви у устья р. Чу­ри­лов­ка. Во 2-й пол. 12 – нач. 13 вв. сло­жи­лась дру­жи­на ху­дож­ни­ков, осу­ще­ст­вив­шая рос­пи­си хра­ма Ар­хан­ге­ла Ми­хаи­ла (не толь­ко внут­рен­ние, но и на фа­са­дах), Св. Ва­си­лия в Бо­ри­со­глеб­ском мон., со­бо­ра на Про­то­ке. Д. Р. под­дер­жи­вал раз­ви­тие в Смо­лен­ске куль­та кня­зей Бо­ри­са и Гле­ба, в 1191 из Выш­го­ро­да в Бо­ри­сог­леб­ский мон. на Смя­ды­ни по его лич­ной ини­циа­ти­ве бы­ли пе­ре­не­се­ны вет­хие гро­бы этих кня­­зей-му­­че­­ни­­ков, где рань­ше хра­ни­лись их мо­щи.
Пе­ред смер­тью Д. Р. при­нял по­стриг и за­ве­щал смо­лен­ское кня­же­ние сво­ему стар­ше­му пле­мян­ни­ку – кн. Мсти­сла­ву Ро­ма­но­ви­чу.
Авто­ры: А. П. Пят­нов
Лит.: Го­лу­бов­ский П. В. Ис­то­рия Смо­лен­ской зем­ли до на­ча­ла XV сто­ле­тия. К., 1895; Ры­ба­ков Б. А. От­ри­ца­тель­ный ге­рой «Сло­ва о пол­ку Иго­ре­ве» // Куль­ту­ра Древ­ней Ру­си. М., 1966; Во­ро­нин Н. Н. Смо­лен­ская жи­во­пись 12–13 вв. М., 1977; Во­ро­нин Н. Н., Рап­по­порт П. А. Зод­че­ст­во Смо­лен­ска XII– XIII вв. Л., 1979; Алек­се­ев Л. В. Смо­лен­ская зем­ля в IX–XIII вв. М., 1980; он же. За­пад­ные зем­ли до­мон­голь­ской Ру­си. Очер­ки ис­то­рии, ар­хео­ло­гии, куль­ту­ры. М., 2006. Кн. 1–2; Бо­гда­нов В. П., Ру­ка­виш­ни­ков А. В. Взаи­мо­от­но­ше­ния по­лоц­ких и смо­лен­ских кня­зей в XII – 1-й тре­ти XIII в. // Во­про­сы ис­то­рии. 2002. № 10.

АГРА­ФЕ­НА РОСТИ­СЛАВ­НА († 12.1237)

Заги­ну­ла у груд­ні 1237 р. Була дру­жи­ною рязансь­ко­го кня­зя Іго­ря Глі­бо­ви­ча (776, с.638, прим.358).

МСТИ­СЛАВ (ФЕДОР) «ХРАБ­РЫЙ» РОСТИ­СЛА­ВИЧ (?—1180)

князь Бел­го­род­ский (1160—1163, 1171—1173), Торо­пец­кий (1164—1180), Три­поль­ский (1169—

СВЯ­ТО­СЛАВ РОСТИ­СЛА­ВИЧ (В КРЕ­ЩЕ­НИИ пред­по­ло­жи­тель­но Иван; ок. 1134/1139[1] — 1170)

— князь нов­го­род­ский (1157—1160, 1161—1168), вто­рой сын Рости­сла­ва Мсти­сла­ви­ча.
Кня­жил в Нов­го­ро­де в пери­о­ды киев­ско­го кня­же­ния сво­е­го отца. В пер­вый раз изго­нял­ся из Нов­го­ро­да в 1160—1161 годах в поль­зу Мсти­сла­ва Рости­сла­ви­ча, пле­мян­ни­ка Андрея Бого­люб­ско­го, когда послед­ний выдал свою дочь замуж за пле­мян­ни­ка Изя­с­ла­ва Давы­до­ви­ча, пре­тен­до­вав­ше­го на Киев, и послал вой­ска под Вщиж про­тив его южных сопер­ни­ков.
В 1164 году мощ­ный швед­ский флот достиг Ладо­ги, но был наго­ло­ву раз­бит подо­шед­ши­ми из Нов­го­ро­да вой­ска­ми под руко­вод­ством Свя­то­сла­ва и посад­ни­ка Заха­рия, поте­ряв при этом 43 суд­на.
Во вто­рой раз лишил­ся нов­го­род­ско­го кня­же­ния после смер­ти отца в поль­зу сына ново­го киев­ско­го кня­зя, Мсти­сла­ва Изя­с­ла­ви­ча.
Свя­то­слав женил­ся в 1170 (жена неиз­вест­на), из потом­ства изве­стен упо­ми­на­е­мый толь­ко в гене­а­ло­ги­че­ских источ­ни­ках Рости­слав Свя­то­сла­во­вич (ско­рее все­го, умер­ший рань­ше отца). [2]

XI генерация от Рюрика

ЯРО­ПОЛК РОМА­НО­ВИЧ

князь Смо­лен­ский (1171—1173, 1174), Три­поль­ский (1177)

МСТИСЛА́В (БОРИС) РОМА́НОВИЧ Ста­рый (не по­зд­нее 1167 – 31.5.1223),

князь смо­лен­ский (1197–1212), ки­ев­ский (1212–23). Из ди­на­стии Рю­ри­ко­ви­чей. Сын Ро­ма­на Рос­ти­сла­ви­ча, отец Рос­ти­сла­ва Мсти­сла­ви­ча (? – ок. 1240) и, ве­ро­ят­но, Изя­сла­ва Мсти­сла­ви­ча (гг. ро­ж­де­ния и смер­ти не­из­вест­ны). Впер­вые упо­ми­на­ет­ся без име­ни в 1167, ко­гда вме­сте с от­цом и стар­шим бра­том Яро­пол­ком Ро­ма­но­ви­чем встре­чал сво­его де­да – ки­ев­ско­го кн. Рос­ти­сла­ва Мсти­сла­ви­ча близ Смо­лен­ска. В 1176 уча­ст­во­вал в не­удач­ном по­хо­де про­тив по­лов­цев вме­сте с дядь­я­ми – Рю­ри­ком Рос­ти­сла­ви­чем и Да­ви­дом Рос­ти­сла­ви­чем, а так­же бра­том Яро­пол­ком. В 1179 кня­жил в Пско­ве. В 1180 на­прав­лен от­цом к по­лоц­ко­му кн. Все­сла­ву Бря­чи­сла­ви­чу для по­мо­щи в от­ра­же­нии го­то­вив­ше­го­ся на­па­де­ния со сто­ро­ны нов­го­род­ско­го кн. Мсти­сла­ва Рос­ти­сла­ви­ча. Ле­том 1184 и в февр. – мар­те 1185 уча­ст­во­вал в по­бе­до­нос­ных для рус. пол­ков по­ло­вец­ких по­хо­дах, ор­га­ни­зо­ван­ных ки­ев­ским кн. Свя­то­сла­вом Все­во­ло­до­ви­чем и бел­го­род­ским кн. Рю­ри­ком Рос­ти­сла­ви­чем. 15.10.1195 вы­дал стар­шую дочь за­муж за сы­на вла­ди­мир­ско­го кн. Все­во­ло­да Юрь­е­ви­ча Боль­шое Гнез­до – Кон­стан­ти­на Все­во­ло­до­ви­ча. В нач. 1196 воз­гла­вил вой­ска (совм. с кн. Рос­ти­сла­вом Вла­ди­ми­ро­ви­чем и ря­зан­ским кня­жи­чем Гле­бом Вла­ди­ми­ро­ви­чем), на­прав­лен­ные смо­лен­ским кн. Да­ви­дом Рос­ти­сла­ви­чем про­тив ра­зо­ряв­ших тер­ри­то­рию Смо­лен­ско­го кн-ва чер­ни­гов­ских войск под команд. кн. Оле­га Свя­то­сла­ви­ча и от­ря­дов его со­юз­ни­ков – друц­ко­го кн. Бо­ри­са и воз­глав­ляв­ше­го силы по­ло­чан кн. Ва­силь­ко Во­ло­да­ре­ви­ча. 12.3.1196 смо­лен­ские си­лы по­тер­пе­ли по­ра­же­ние, М. Р. был за­хва­чен в плен друц­ким кня­зем, а за­тем пе­ре­дан Оле­гу Свя­то­сла­ви­чу, дос­та­вив­ше­му М. Р. в Чер­ни­гов. От­пу­щен из пле­на в кон. 1196 по­сле за­клю­че­ния ми­ра ме­ж­ду чер­ни­гов­ским кн. Яро­сла­вом Все­во­ло­до­ви­чем и Все­во­ло­дом Боль­шое Гнез­до.
За­нял смо­лен­ский стол по­сле смер­ти дя­ди Да­ви­да Рос­ти­сла­ви­ча (23.4.1197), за­ве­щав­ше­го ему Смо­ленск. В 1206 при­ни­мал уча­стие в по­хо­де на Га­лич, ор­га­ни­зо­ван­ном ки­ев­ским кн. Рю­ри­ком Рос­ти­сла­ви­чем, в 1207 по­мог ему вер­нуть ут­ра­чен­ный ле­том 1206 ки­ев­ский стол; в 1206–07 вла­дел Бел­го­ро­дом. В 1207 по­сле про­дол­жит. оса­ды вой­ска­ми став­ше­го ки­ев­ским кня­зем Все­во­ло­да Свя­то­сла­ви­ча Черм­но­го за­про­сил ми­ра, ос­та­вил Бел­го­род и уе­хал в Смо­ленск. В 1212 воз­гла­вил (совм. с нов­город­ским кн. Мсти­сла­вом Мсти­сла­ви­чем Удат­ным и луц­ким кн. Ин­гва­рем Яро­сла­ви­чем) по­ход на Ки­ев про­тив кн. Все­во­ло­да Свя­то­сла­ви­ча, ко­то­рый в ре­зуль­та­те ушёл из Кие­ва, а за­тем оса­дил Чер­ни­гов. По со­гла­со­ва­нию с уча­ст­ни­ка­ми коа­ли­ции осе­нью 1212 М. Р. за­нял ки­ев­ский стол. В сво­ей по­ли­ти­ке опи­рал­ся гл. обр. на бли­жай­ших род­ст­вен­ни­ков – кня­зей Рос­ти­сла­ви­чей. В 1218–21 кон­тро­ли­ро­вал Нов­го­род, где кня­жи­ли его сы­но­вья Свя­то­слав Мсти­сла­вич (1218–19) и Все­во­лод Мсти­сла­вич (1219–21). В 1221 уча­ст­во­вал в по­хо­де на Га­лич, в ре­зуль­та­те ко­то­ро­го там во­кня­жил­ся Мсти­слав Удат­ный (по дан­ным «Ис­то­рии Рос­сий­ской» В. Н. Та­ти­ще­ва, М. Р. был ра­нен во вре­мя оса­ды Га­ли­ча). По ре­ше­нию кня­же­ско­го съез­да, со­сто­яв­ше­го­ся в Кие­ве в 1223 (ве­ро­ят­но, в на­ча­ле мар­та), М. Р. стал од­ним из ру­ко­во­ди­те­лей рус. вой­ска, вы­сту­пив­ше­го про­тив мон­­го­­ло-та­тар к р. Кал­ка. В хо­де Калк­ской бит­вы 1223 (28 мая) вме­сте со сво­им зя­тем кн. Ан­д­ре­ем и кн. дуб­ро­виц­ким Алек­сан­дром ос­тал­ся в ук­ре­п­лён­ном ла­ге­ре, где в те­че­ние 3 дней удер­жи­вал обо­ро­ну. Од­на­ко 31 мая, под­дав­шись на уве­ре­ния вое­во­ды брод­ни­ков Пло­ски­ни, обе­щав­ше­го, что в слу­чае сда­чи все кня­зья и дру­жи­на бу­дут от­пу­ще­ны на Русь, кня­зья вы­шли из ла­ге­ря. В ре­зуль­та­те все их вой­ска бы­ли пе­ре­би­ты, а М. Р., кня­зья Ан­д­рей и Алек­сандр раз­дав­ле­ны дос­ка­ми по­мос­та, на ко­то­ром пи­ро­ва­ли по­бе­ди­те­ли.

12/2. NN РОМАНІВ­НА

Була вида­на за поло­ць­ко­го кня­зя Все­сла­ва Василь­ко­ви­ча († піс­ля 1186 р.).

13/5. АНА­СТАСІЯ РЮРИ­КІВ­НА

У 1182 р. вида­на Глі­ба Свя­то­сла­ви­ча, тоді кня­зя канівсь­ко­го (112, стб.632).

14/5. ПРЕД­СЛА­ВА РЮРИ­КІВ­НА († піс­ля 1204)

Помер­ла піс­ля 1204 р. Була одру­же­на з Рома­ном Мсти­сла­ви­чем, тоді кня­зем воло­ди­мирсь­ким. Фак­тич­но шлюб роз­пав­ся бл. 1198 р. і Пред­сла­ва пере­бу­ва­ла при дворі бать­ка. У 1204 р. була зму­ше­на прий­ня­ти чер­нец­тво.

15/5. ЯРО­СЛА­ВА РЮРИ­КІВ­НА

У 1187 р. була вида­на за Свя­то­сла­ва Оль­го­ви­ча, тоді кня­зя рильсь­ко­го (112, стб.639-640).

/5. ВСЕ­СЛА­ВА РЮРИ­КІВ­НА

У 1199 р. вида­на за рязансь­ко­го кня­зя Яро­сла­ва Глі­бо­ви­ча (112, стб.708)

РОСТИ­СЛАВ (МИХА­ИЛ) РЮРИ­КО­ВИЧ (5.4.1172, г. Лу­чин, Смо­лен­ское кн-во – 1218)
князь Бря­гин­ский (1188—1190), Тор­че­ский (1190—1194, 1195—1198), Бел­го­род­ский (1195—1197), Выш­го­род­ский (1198—1203, 1205—1207, 1208—1210), вели­кий князь Киев­ский (1204—1205)
сын кн. Рю­ри­ка Рос­ти­сла­ви­ча, брат кн. Вла­ди­ми­ра Рю­ри­ко­ви­ча. В 1188 женил­ся на Вер­ху­сла­ве, доче­ри вла­ди­мир­ско­го кн. Все­во­ло­да Юрь­е­ви­ча Боль­шое Гнез­до. Зи­мой 1191/92 и в 1192 со­вер­шил два ус­пеш­ных по­хо­да на по­лов­цев. С 1194 кня­жил в Бел­го­ро­де (в Ки­ев­ском кня­же­ст­ве), в 1195 по­лу­чил от тес­тя так­же г. Тор­ческ. В 1196 уча­ст­во­вал вме­сте с чёр­ны­ми кло­бу­ка­ми и Вла­ди­ми­ро­ви­ча­ми (вну­ка­ми ки­ев­ско­го кн. Мсти­сла­ва Вла­ди­ми­ро­ви­ча Ве­ли­ко­го) в на­па­де­нии на г. Ка­ме­нец. По уточ­нён­ным дан­ным, вес­ной 1203 за­хва­чен в Тре­по­ле га­­ли­ц­ко-во­лы­н­ским кн. Ро­ма­ном Мсти­сла­ви­чем и от­прав­лен в Га­лич. Ос­во­бо­ж­дён в 1204 по­сле вме­ша­тель­ст­ва сво­его тес­тя, при его под­держ­ке за­нял ки­ев­ский стол, ко­то­рый в 1205 ус­ту­пил от­цу. В 1206 уча­ст­во­вал в по­хо­де от­ца на Га­лич. В нач. 1210 не­про­дол­жит. вре­мя кня­жил в Га­ли­че. По­сле 1212 кня­жил в од­ном из го­ро­дов Ки­ев­ско­го кн-ва.
В Нико­нов­ской лето­пи­си под 1210 г. зна­чит­ся: «Князь Рости­слав седе в Гали­че, сын Рюри­ков, внук Рости­славль, а кня­зя Рома­на Иго­ре­ви­ча выгна­ша меся­ца сен­тяб­ря в 4 день. Тое же осе­ни выгна­ша из Гали­чя кня­зя Рости­сла­ва Рюри­ко­ви­ча» [36]. Скон­чал­ся Рости­слав в 1218 г.
Лит.: Гру­шевсь­кий М. С. Iсторiя Ук­раї­ни-Ру­­си. Київ, 1992–1993. Т. 2–3; Dąbrowski D. Genealogia Mścisławowiczów. Kraków, 2008.

ВЛА­ДИ­МИР-ДМИТ­РИЙ РЮРИ­КО­ВИЧ (1187—1239)

князь пе­ре­яс­лав­ский (1206–12, 1212–13, 1215, 1216–18), смо­лен­ский (1213–15, 1216, 1218–23, 1236–39), ки­ев­ский (1223–35, 1235–36). Из ди­на­стии Рю­ри­ко­ви­чей. 2-й сын Рю­ри­ка Рос­ти­сла­ви­ча. В 1203 вме­сте с бра­том Рос­ти­сла­вом Рю­ри­ко­ви­чем был за­хва­чен в плен га­­ли­ц­ко-во­лы­н­ским кн. Ро­ма­ном Мсти­сла­ви­чем и от­прав­лен в Га­лич. Бла­го­да­ря вме­ша­тель­ст­ву тес­тя Рос­ти­сла­ва вла­ди­мир­ско­го кн. Все­во­ло­да Юрь­е­ви­ча Боль­шое Гнез­до в том же го­ду бра­тья бы­ли ос­вобо­ж­де­ны. В кон. 1206 В. Р. по­лу­чил в дер­жа­ние от от­ца Пе­ре­яс­лавль (Рус­ский). По­сле смер­ти от­ца и во­кня­же­ния в Кие­ве Все­во­ло­да Свя­то­сла­ви­ча Черм­но­го В. Р. вес­ной 1212, по-ви­­ди­­мо­­му, по­те­рял Пе­ре­яс­лавль. В том же го­ду уча­ст­во­вал в по­хо­де на Ки­ев, ор­га­ни­зо­ван­ном смо­лен­ским кн. Мсти­сла­вом Ро­ма­но­ви­чем, нов­го­род­ским кн. Мсти­сла­вом Мсти­сла­ви­чем Удат­ным и луц­ким кн. Ин­гва­рем Яро­сла­ви­чем, по­сле ко­то­ро­го вер­нул се­бе Пе­ре­яс­лавль. Вы­сту­пил на сто­ро­не Мсти­сла­ва Мсти­сла­ви­ча в его кон­флик­те с пе­ре­яс­лав­ским [Пе­ре­яс­лав­ля (За­лес­ско­го)] кн. Яро­сла­вом Все­во­ло­до­ви­чем, за­вер­шив­шем­ся Ли­пиц­кой бит­вой 1216. В 1219 и 1221 уча­ст­во­вал в по­хо­дах Мсти­сла­ва Мсти­сла­ви­ча на Га­лич. По­сле раз­гро­ма мон­­го­­ло-та­та­ра­­ми рус. кня­зей в Калк­ской бит­ве 1223, в ко­то­рой В. Р. ко­мандо­вал смо­лен­ским пол­ком, и ги­бе­ли в ней ки­ев­ско­го кн. Мсти­сла­ва Ро­ма­но­вича 16.6.1223 стал ки­ев­ским кня­зем. В 1220-х гг. сло­жил­ся со­юз В. Р. с чер­ни­гов­ским кн. Ми­хаи­лом Все­во­ло­до­ви­чем, ко­то­ро­го он под­дер­жал в 1226 в про­ти­во­стоя­нии с кур­ским кн. Оле­гом Иго­ре­ви­чем. В 1228 со­юз­ни­ки вое­ва­ли про­тив вла­­ди­­ми­­ро-во­лы­н­ско­­го кн. Да­ни­и­ла Ро­ма­но­ви­ча, что бы­ло вы­зва­но кон­флик­том по­след­не­го с пин­ски­ми князь­я­ми, близ­ки­ми род­ст­вен­ни­ка­ми В. Р. Не­удач­ная оса­да В. Р. и Ми­хаи­лом Все­во­ло­дови­чем г. Ка­ме­нец при­ве­ла к за­клю­че­нию мир­но­го со­гла­ше­ния ме­ж­ду вра­ж­дую­щи­ми сто­ро­на­ми. В нач. 1230-х гг. от­но­ше­ния ки­ев­ско­го и чер­ни­гов­ско­го кня­зей рез­ко ухуд­ши­лись и на­ме­тил­ся со­юз В. Р. с Да­нии­лом Ро­ма­но­ви­чем. Бла­го­да­ря вме­ша­тель­ст­ву по­след­не­го в 1231 со­стоя­лось врем. при­ми­ре­ние ки­ев­ско­го и чер­ни­гов­ско­го кня­зей. В 1233 В. Р. по прось­бе Да­нии­ла Ро­ма­но­ви­ча уча­ст­во­вал в по­хо­де на Га­лич. В том же го­ду из­гнал из Кие­ва до­ми­ни­кан­цев. В 1234 с по­мо­щью га­­ли­ц­ко-во­лы­н­ских сил от­сто­ял Ки­ев от при­тя­за­ний чер­ни­гов­ско­го кня­зя. В кон. 1234 – нач. 1235 В. Р. вме­сте с Да­нии­лом Ро­ма­но­ви­чем со­вер­шил по­ход на Чер­ни­гов­ское кня­же­ст­во, взяв неск. го­ро­дов и ра­зо­рив по­сад Чер­ни­го­ва. Од­на­ко Ми­хаи­лу Все­во­ло­до­ви­чу уда­лось раз­де­лить со­юз­ни­ков и раз­бить пол­ки га­­ли­ц­ко-во­лы­н­ско­­го кня­зя. Стре­мясь раз­вить ус­пех, в 1235 чер­ни­гов­ский князь вы­сту­пил в по­ход на Ки­ев. В. Р., на­де­ясь на под­держ­ку чёр­ных кло­бу­ков, уе­хал в Тор­ческ, од­но­вре­мен­но про­ся по­мо­щи у Да­нии­ла Ро­ма­но­ви­ча. Со­вме­ст­ное вы­сту­п­ле­ние кня­зей про­тив по­лов­цев за­кон­чи­лось тем, что В. Р. ока­зал­ся в по­ло­вец­ком пле­ну. В том же го­ду В. Р. су­мел ос­во­бо­дить­ся из пле­на за вы­куп и вер­нул се­бе Ки­ев. Зи­мой 1235/36 по­слал тор­ков на по­мощь Да­нии­лу Ро­ма­но­ви­чу для от­ра­же­ния ата­ки га­ли­чан на г. Кре­ме­нец. В 1236 В. Р. ус­ту­пил Ки­ев кн. Яро­сла­ву Все­во­ло­до­ви­чу, по всей ви­ди­мо­сти, в ре­зуль­та­те со­гла­ше­ния с ним, по ко­то­ро­му но­вый ки­ев­ский князь обе­щал под­дер­жать пра­ва В. Р. в Смо­лен­ском кня­же­ст­ве. По­сле взя­тия мон­­го­­ло-та­та­ра­­ми Чер­ни­го­ва (18.10.1239) за­клю­чил (вме­сте с кн. Мсти­сла­вом Гле­бо­ви­чем и га­­ли­ц­ко-во­лы­н­ским кн. Да­нии­лом Ро­ма­но­ви­чем) мир­ный до­го­вор с ни­ми.
А. П. Пят­нов
Лит.: Гру­шевсь­кий М. С. Iсторiя Украї­ни-Ру­­си. Київ, 1992–1993. Т. 2–3; Пят­нов А. П. Ки­ев­ское кня­же­ст­во в 1235–1240 гг. // Пер­вые от­кры­тые ис­то­ри­че­ские чте­ния «Мо­ло­дая нау­ка». М., 2003; Гор­ский А. А. Русь: От сла­вян­ско­го рас­се­ле­ния до Мо­с­ков­ско­го цар­ст­ва. М., 2004; Хру­ста­лев Д. Г. Русь: от на­ше­ст­вия до «ига» 30–40 гг. XIII в. СПб., 2004.

21/7. NN ДАВИДІВ­НА

Була вида­на за пронсь­ко­го кня­зя Глі­ба Воло­ди­ми­ро­ви­ча († 1219 р.).

22/7. [……] ДАВИДІВ­НА

Була вида­на за вітебсь­ко­го кня­зя Василь­ка Бря­чи­сла­ви­ча († піс­ля 1209 р.).

МСТИ­СЛАВ (ФЕДОР) ДАВЫ­ДО­ВИЧ (?—1189),

князь Нов­го­род­ский (1184—1187), Выш­го­род­ский (1187—1189)

ИЗЯ­С­ЛАВ (КОН­СТАН­ТИН?)

КОН­СТАН­ТИН ДАВЫ­ДО­ВИЧ (?—1218), князь Порос­ский (1197—?)

МСТИ­СЛАВ (ФЕДОР) ДАВЫ­ДО­ВИЧ (1193—1230)

князь Смо­лен­ский (1219—1230)
дого­во­ра Мсти­сла­ва Давы­до­ви­ча 1229 г. Послед­ний, как сле­ду­ет из его пре­ам­бу­лы, был при­зван поло­жить конец враж­де меж­ду Смо­лен­ском и Ригой: оутвьр­ди­ли миръ,
что былъ немир­но промь­жю смольнь­ска и ригы и гот­скымь берь­гомь всемъ коуп­чемъ (с. 563). Такую же зада­чу, оче­вид­но, выпол­нял и дого­вор Федо­ра Рости­сла­ви­ча 1284 г. Более того, в пре­ам­бу­ле дого­во­ра 1229 г. ска­за­но, что он заклю­чен того лѣт коли алъ­б­рахтъ влд҃ка риз­кии ™мьрлъ (с. 563), т. е. после смер­ти епи­ско­па Аль­бер­та фон Букс­хо­ве­де — сто­рон­ни­ка агрес­сив­ной поли­ти­ки Орде­на в отно­ше­нии Руси.
П. В. Пет­ру­хин. О дати­ров­ке спис­ка А дого­во­ра Смо­лен­ска с Ригой и Гот­ским бере­гом.

МСТИ­СЛАВ (ФЕДОР) «УДАТ­НЫЙ» МСТИ­СЛА­ВИЧ (?—1.IV/24.VII.1228[1])

князь Нов­го­род­ский (1208—1214, 1216—1218), Галиц­кий (1219—1220, 1221—1226), Тор­че­ский (1226—1228)
Удат­ный (т. е. Удач­ли­вый) (в кре­ще­нии Фео­дор) (2-я пол. 1170-х гг. – 1228), князь нов­го­род­ский (1208/09–1215; 11 февр. – сер. 1216; нач. 1217 – вес­на 1217), га­лиц­кий [1215(?), 1217/18(?), 1219, 1221–27]. Из ди­на­стии Рю­ри­ко­ви­чей, внук смо­лен­ско­го и ки­ев­ско­го кн. Рос­ти­сла­ва Мсти­сла­ви­ча. Впер­вые кос­вен­но упо­ми­на­ет­ся в 1181, ко­гда его полк под ко­манд. Зди­сла­ва Жи­ро­сла­ви­ча уча­ст­во­вал в воен. дей­стви­ях на сто­ро­не дя­ди М. М. – ов­руч­ско­го и бел­го­род­ско­го кн. Рю­ри­ка Рос­ти­сла­ви­ча. Веро­ят­но, уна­сле­до­вал вме­сте с род­ны­ми бра­тья­ми Торо­пец­кое кня­же­ство, выде­лен­ное в дер­жа­ние его отцу, кн. Мсти­сла­ву Рости­сла­ви­чу Храб­ро­му (? — 1180). Бу­ду­чи кн. тре­поль­ским, М. М. вме­сте с др. князь­я­ми уча­ст­во­вал в по­хо­де на по­лов­цев в 1193. В 1196 вме­сте с га­лиц­ким кн. Вла­ди­ми­ром Яро­сла­ви­чем со­вер­шил по­ход на Вла­­ди­­ми­­ро-Во­лы­н­ское кня­же­ст­во, ра­зо­рил зем­ли у г. Пе­ре­миль. Воз­мож­но, с 1203 кня­жил в Тор­че­ске, в том же го­ду уча­ст­во­вал в по­хо­де на по­лов­цев. В 1207 оса­ж­дён в Тор­че­ске за­няв­шим ки­ев­ский стол кн. Все­во­ло­дом Свя­то­сла­ви­чем Черм­ным, ок­ре­ст­но­сти го­ро­да бы­ли ра­зо­ре­ны по­лов­ца­ми. В ре­зуль­та­те М. М. це­ло­вал крест ки­ев­ско­му кня­зю.

В кон. 1208 всту­пил в борь­бу за Нов­го­род с вла­ди­мир­ским кн. Все­во­ло­дом Юрь­е­ви­чем Боль­шое Гнез­до и до­бил­ся от не­го и его сы­но­вей ус­туп­ки нов­го­род­ско­го сто­ла. В янв. 1210 сме­стил нов­го­род­ско­го ар­хи­еп. Мит­ро­фа­на и от­пра­вил его в ссыл­ку в То­ро­пец; спо­соб­ст­во­вал из­бра­нию но­вым ар­хи­епи­ско­пом Ан­то­ния (в ми­ру До­б­ры­ня Яд­рей­ко­вич), не­за­дол­го до это­го вер­нув­ше­го­ся из па­лом­ни­че­ст­ва в Кон­стан­ти­но­поль (в 1219–25 еп. Пе­ре­мышль­ский; центр епи­ско­пии – г. Пе­ре­мышль в Га­лиц­ком кн-ве). В кон. 1210 и в нач. 1212 М. М. со­вер­шил 2 ус­пеш­ных по­хо­да на раз­ные груп­пы чу­ди, при­ну­див их пла­тить дань Нов­го­ро­ду. Ле­том 1212 стал од­ним из ру­ко­во­ди­те­лей (совм. со смо­лен­ским кн. Мсти­сла­вом Ро­ма­но­ви­чем Ста­рым и луц­ким кн. Ин­гва­рем Яро­сла­ви­чем) по­хо­да на Ки­ев про­тив кн. Все­во­ло­да Свя­то­сла­ви­ча Черм­но­го, за­вер­шив­ше­го­ся из­гна­ни­ем по­след­не­го в Чер­ни­гов.

В 1215 М. М. по­ки­нул Нов­го­род, сослав­шись на «ору­диа в Рус» (де­ла в Юж. Ру­си). По всей ви­ди­мо­сти, имен­но в этот мо­мент он вклю­чил­ся в борь­бу за Га­лиц­кое кня­же­ст­во с венг. ко­ро­лём Эн­д­ре II (Эндрэ II), хро­но­ло­гия и об­щая по­сле­до­ва­тель­ность со­бы­тий ко­то­рой лишь час­тич­но от­ра­же­ны в ис­точ­ни­ках, что по­ро­ж­да­ет зна­чит. раз­но­гла­сия сре­ди ис­сле­до­ва­те­лей. Вёл пе­ре­го­во­ры с юж.-рус. князь­я­ми о по­мо­щи в по­хо­де на Га­лич, ко­то­рый, воз­мож­но, су­мел на ко­рот­кое вре­мя за­хва­тить. В нач. 1216 воз­вра­тил­ся в Нов­го­род по­сле то­го, как кня­жив­ший там его зять кн. Яро­слав Все­во­ло­до­вич вслед­ст­вие кон­флик­та с нов­го­род­ца­ми ушёл кня­жить в Но­вый Торг (Тор­жок), пе­ре­крыв под­воз хле­ба в Нов­го­род. Воз­гла­вил по­ход на Яро­сла­ва Все­во­ло­до­ви­ча, за­клю­чил во­ен. со­юз с рос­тов­ским кн. Кон­стан­ти­ном Все­во­ло­до­ви­чем. В Ли­пиц­кой бит­ве 1216 вой­ска союз­ни­ков на­нес­ли по­ра­же­ние си­лам Яро­сла­ва Все­во­ло­до­ви­ча, ко­то­ро­го под­дер­жа­ли бра­тья вла­ди­мир­ский кн. Юрий Все­во­ло­до­вич, юрь­ев­ский кн. Свя­то­слав Все­во­ло­до­вич и кн. Иван Все­во­ло­до­вич. В сер. 1216 М. М. по­ки­нул Нов­го­род, ос­та­вив там же­ну и ма­ло­лет­не­го сы­на Ва­си­лия, вер­нул­ся об­рат­но в февр. или мар­те 1217.

Вес­ной 1217, по­лу­чив из­вес­тие от ма­ло­поль­ско­го кн. Ле­ше­ка Бе­ло­го о бла­го­при­ят­ной воз­мож­но­сти во­зоб­но­вить борь­бу за Га­лич, окон­ча­тель­но по­ки­нул Нов­го­род, не­смот­ря на прось­бы нов­го­род­цев ос­тать­ся у них на кня­же­нии. В том же го­ду он за­клю­чил со­юз с вла­­ди­­ми­­ро-волы­н­ским кн. Да­нии­лом Ро­ма­но­ви­чем, вы­дав за не­го за­муж свою дочь Ан­ну. Воз­мож­но, М. М. вновь уда­лось не­на­дол­го за­хва­тить Га­лич. Ве­ро­ят­но, в 1219 он ор­га­ни­зо­вал но­вый по­ход на Га­лич, в ко­то­ром при­нял уча­стие и его двою­род­ный брат – смо­лен­ский кн. Вла­ди­мир Рю­ри­ко­вич. В ре­зуль­та­те М. М. за­нял Га­лич, из­гнав от­ту­да не­ко­то­рых га­лиц­ких бо­яр и на­ме­ст­ни­ка венг. ко­ро­ля – Бе­не­дик­та Бо­ра, од­на­ко по­сле за­клю­че­ния Ле­ше­ком Бе­лым до­го­во­ра с венг. ко­ро­лём Эн­д­ре II был вы­ну­ж­ден вновь ос­та­вить го­род. В 1221 со­сто­ял­ся ре­шаю­щий по­ход М. М. на Га­лич; в со­став коа­ли­ции, со­б­ран­ной им, во­шли ки­ев­ский кн. Мсти­слав Ро­ма­но­вич Ста­рый, кн. Вла­ди­мир Рю­ри­ко­вич, вла­­ди­­ми­­ро-во­лы­н­ский кн. Да­ни­ил Ро­ма­но­вич, чер­ни­гов­ский кн. Мсти­слав Свя­то­сла­вич и др. По­сле упор­ной обо­ро­ны Га­лич сдал­ся, в плен к М. М. по­пал венг. ко­ро­ле­вич Ко­ло­ман. По­сле дли­тель­ных пе­ре­го­во­ров М. М. за­клю­чил но­вый до­го­вор с Эн­д­ре II, по ко­то­ро­му Га­лиц­кое кн-во пе­ре­хо­ди­ло к М. М., его дочь Ма­рия об­ру­чи­лась с ко­ро­ле­ви­чем Эн­д­ре (треть­им сы­ном ко­ро­ля Эн­д­ре II), ко­ро­ле­ви­ча Ко­ло­ма­на ос­во­бо­дили из пле­на, а Га­лиц­кое кн-во по­сле смер­ти М. М. пред­по­ла­га­лось пе­ре­дать его венг. зя­тю.

В нач. 1223 в от­вет на прось­бу сво­его тес­тя – по­ло­вец­ко­го ха­на Ко­тя­на о по­мо­щи про­тив мон­­го­­ло-та­тар, вторг­ших­ся в по­ло­вец­кие сте­пи, М. М. вы­сту­пил ини­циа­то­ром со­вме­ст­но­го по­хо­да рус. кня­зей и по­лов­цев, за­вер­шив­ше­го­ся пол­ным по­ра­же­ни­ем рус. войск в Калк­ской бит­ве 1223. По­сле это­го по­ра­же­ния ав­то­ри­тет и, ве­ро­ят­но, здо­ро­вье М. М. ока­за­лись по­дор­ва­ны. В 1226 он вы­дал свою дочь Ма­рию за­муж за венг. ко­ро­ле­ви­ча Эн­д­ре и ус­ту­пил зя­тю Пе­ре­мышль­ское кн-во. Чув­ст­вуя сла­бость га­лиц­ко­го кня­зя, венг­ры в нач. 1227 пред­при­ня­ли по­пыт­ку си­лой за­хва­тить га­лиц­кий стол, од­на­ко це­ной боль­ших уси­лий М. М. су­мел от­сто­ять Га­лич. К ис­хо­ду 1227, окон­ча­тель­но ут­ра­тив под­держ­ку га­ли­чан, М. М. доб­ро­воль­но от­ка­зал­ся от га­лиц­ко­го сто­ла, пе­ре­дав его ко­ро­ле­ви­чу Эн­д­ре, и уда­лил­ся в По­ни­зье, а в нач. 1228 уе­хал в Тор­ческ. Вес­ной или ле­том 1228 от­пра­вил­ся в Ки­ев, но по до­ро­ге серь­ёз­но за­бо­лел[67]. Пе­ред смер­тью по­стриг­ся в мо­на­хи и при­нял схи­му. Был по­хо­ро­нен в ц. Воз­дви­же­ния Кре­ста Гос­под­ня в Кие­ве. Ка­но­ни­зи­ро­ван РПЦ с вклю­че­ни­ем в Со­бор нов­го­род­ских свя­тых.
Авто­ры: А. В. Май­о­ров
Лит.: Бу­зе­скул В. П. О за­ня­тии Га­ли­ча Мсти­сла­вом Уда­лым // Жур­нал Ми­ни­стер­ст­ва на­род­но­го про­све­ще­ния. 1881. № 3; Гру­шевсь­кий М. С. Хро­но­льо­гiя подiй Га­­ли­ць­­ко-Во­­лин­сь­­ко­­го лiто­пи­су // За­пис­ки Нау­ко­во­го то­ва­ри­ст­ва імені Шев­чен­ка. Львів, 1901. Т. 41; он же. Історія Украї­ни-Ру­­си. Київ, 1993. Т. 3; Бе­реж­ков Н. Г. Хро­но­ло­гия рус­ско­го ле­то­пи­са­ния. М., 1963; Па­шу­то В. Т. Внеш­няя по­ли­ти­ка Древ­ней Ру­си. М., 1968; Эм­ма­ус­ский А. В. Мсти­слав Уда­лой. Ки­ров, 1998; Май­о­ров А. В. Га­­ли­ц­ко-Во­лы­н­ская Русь. СПб., 2001; Ма­ту­зо­ва В. И., На­за­ро­ва Е. Л. Кре­сто­нос­цы и Русь. Ко­нец XII в. – 1270 г. М., 2002; Го­лов­ко О. Б. Ко­ро­на Да­ни­ла Га­лиць­ко­го. Київ, 2006;
67 Dąbrowski D. Genealogia Mścisławowiczów: pierwsze pokolenia (do początku XIV wieku). Kraków, 2008. C.510–511.

ДАВЫД МСТИ­СЛА­ВИЧ (?—1226)

князь Торо­пец­кий (ок. 1212—1226)

ВОЛО­ДИ­МИР МСТИ­СЛА­ВИЧ († 1226/1233)

Помер між 1226-1233 рр. Князь псковсь­кий (1208-1211, 1211-1213, 1214-1226 рр.).

Жена: з доч­кою бра­та ризь­ко­го епи­ско­па Дітрі­ха фон Букс­гев­де­на (49, XV, 13; XV, 13; XVI, 7; XVII, 6; XVIII, 1).

XII генерация от Рюрика

ВИСЛА­ВА ЯРО­ПОЛ­КІВ­НА

Поморсь­кий князь Богу­слав II († 23.01.1220) був одру­же­ний з Висла­вою Яро­пол­ків­ною. Роз­гля­да­ю­чи вер­сії, чиєю доч­кою вона була — бусь­ко­го, суз­дальсь­ко­го чи смо­ленсь­ко­го Яро­пол­ка, М.Баумгартен схи­ляв­ся на користь остан­ньо­го (1750, р.41-42). Ми погод­жує­мо­ся з таким погля­дом.

29/11. [……] MCTИ­СЛАВHA († 24.01.1221)

Помер­ла 24.01.1221 р. (118, с.134). У 1196 р. вий­ш­ла за Костян­ти­на Все­во­ло­до­ви­ча, кня­зя ростовсь­ко­го († 1218 р.).

В. КН. СВЯ­ТО­СЛАВ (СЕМЕН) МСТИ­СЛА­ВИЧ СМО­ЛЕН­СКИЙ

князь Нов­го­род­ский (1218—1219), Полоц­кий (1222—1232), Смо­лен­ский (1232—?)
Свя­то­слав (Симе­он) Мсти­сла­вич (Борисович)[53] вме­сте с поло­ча­на­ми (полоц­ким кня­зем он стал, веро­ят­но, после захва­та Полоц­ка в 1222 г.[54]) в 1232 г.[55] захва­тил Смо­ленск: «В то же лето взя Свя­то­слав Мьсти­сла­вич, внук Рома­нов, Смол­неск на щит с поло­ча­ны, на память свя­тых муче­ник Бори­са и Гле­ба, исе­че смол­нян мно­го, а сам седе на столе»[56].
Мар­ков В. В. Тро­иц­кий мона­стырь на Клов­ке и смо­лен­ские князья// Жур­нал «Вест­ник цер­ков­ной исто­рии»
[53] Янин В. Л. Акто­вые печа­ти Древ­ней Руси… С. 97 (таб­ли­ца Б); Зай­цев А. А. «Пле­мя кня­же Рости­слав­ле» и смо­лен­ское зод­че­ство вто­рой поло­ви­ны XII в. // Крат­кие сооб­ще­ния Инсти­ту­та архео­ло­гии РАН. Вып. 221. М., 2007. С. 48 (таб­ли­ца).

[54] Голу­бов­ский П. В. Указ. соч. С. 198–199.

[55] Инте­рес­но, что часть иссле­до­ва­те­лей при­дер­жи­ва­ет­ся дру­гой даты — 1233 г., а, напри­мер, П. А. Рап­по­порт в сво­их рабо­тах при­во­дит обе даты (Зай­цев А. А. «Пле­мя кня­же Рости­слав­ле» и смо­лен­ское зод­че­ство вто­рой поло­ви­ны XII в. // Крат­кие сооб­ще­ния Инсти­ту­та архео­ло­гии РАН. Вып. 221. М., 2007. С. 44; Рап­по­порт П. А. Метод дати­ро­ва­ния памят­ни­ков древ­не­го смо­лен­ско­го зод­че­ства по фор­ма­ту кир­пи­ча // Совет­ская архео­ло­гия. 1976. № 2. С. 90).

[56] Янин В. Л. Акто­вые печа­ти Древ­ней Руси… С. 97; Алек­се­ев Л. В. Смо­лен­ская зем­ля… С. 233; Голу­бов­ский П. В. Указ. соч. С. 199; Воро­нин Н. Н., Рап­по­порт П. А.Указ. соч. С. 377.

/11. NN МСТИ­СЛАВ­НА

Вида­на за турівсь­ко­го кня­зя Андрія († 1223 р.).

32/11. NN МСТИ­СЛАВ­НА

Вида­на за дуб­ро­ви­ць­ко­го кня­зя Олек­сандра († 1223 р.).

ИЗЯСЛА́В МСТИСЛА́ВИЧ (гг. ро­ж­де­ния и смер­ти не­изв.),

князь ки­ев­ский (1235). Из ди­на­стии Рю­ри­ко­ви­чей. В ис­то­рио­гра­фии су­ще­ст­ву­ют три вер­сии про­ис­хо­ж­де­ния И. М.: 1) внук чер­ни­гов­ско­го кн. Иго­ря Свя­то­сла­ви­ча, сын кн. Вла­ди­ми­ра Иго­ре­ви­ча; со­глас­но этой вер­сии, имя кня­зя Изя­слав Вла­ди­ми­ро­вич (Н. М. Ка­рам­зин, С. М. Со­ловь­ёв, П. М. Стро­ев, П. В. Го­лу­бов­ский, Д. И. Ило­вай­ский, Р. В. Зо­тов, М. Дим­ник, Дж. Фен­нел, Н. Ф. Кот­ляр, А. Е. Пет­ров); 2) сын ки­ев­ско­го кн. Мсти­сла­ва Ро­ма­но­ви­ча Ста­ро­го (М. С. Гру­шев­ский, А. В. Кузь­мин); 3) сын га­лиц­ко­го кн. Мсти­сла­ва Мсти­сла­ви­ча Удат­но­го (А. А. Гор­ский). Наи­бо­лее прав­до­по­доб­ной пред­став­ля­ет­ся 2-я вер­сия.
В 1231 И. М. уча­ст­во­вал в кня­же­ском съез­де в Кие­ве, при­уро­чен­ном к по­став­ле­нию но­во­го еп. Рос­тов­ско­го Ки­рил­ла. В 1233 при­сое­ди­нил­ся к по­хо­ду ки­ев­ско­го кн. Вла­ди­ми­ра Рю­ри­ко­ви­ча на по­мощь вла­­ди­­ми­­ро-во­лы­н­ско­­му кн. Да­нии­лу Ро­ма­но­ви­чу, в хо­де ко­то­ро­го от­де­лил­ся от ки­ев­ских сил, взял во­лын­ский г. Ти­хомль и ра­зо­рил его ок­ру­гу. В 1234 пе­ре­шёл на сто­ро­ну чер­ни­гов­ско­го кн. Ми­хаи­ла Все­во­ло­до­ви­ча. По­пыт­ка Ми­хаи­ла Все­во­ло­до­ви­ча и И. М. за­хва­тить в том же го­ду Ки­ев не уда­лась бла­го­да­ря по­мо­щи, ока­зан­ной ки­ев­ско­му кня­зю Да­нии­лом Ро­ма­но­ви­чем. В 1235 И. М. с по­мо­щью по­лов­цев и при под­держ­ке чер­ни­гов­ско­го кня­зя раз­бил под Тор­че­ском си­лы Вла­ди­ми­ра Рю­ри­ко­ви­ча и Да­нии­ла Ро­ма­но­ви­ча. Вла­ди­мир Рю­ри­ко­вич по­пал в плен к по­лов­цам, а И. М. за­нял ки­ев­ский стол. Из­вест­но, что И. М. не вы­дви­гал ни­ка­ких пре­тен­зий на Га­лич, в свя­зи с чем сла­бость 3-й вер­сии его про­ис­хо­ж­де­ния по­ка­зал А. В. Кузь­мин: в со­от­вет­ст­вии с ней ни дед И. М., ни его отец ни­ко­гда не за­ни­ма­ли ки­ев­ско­го сто­ла, по­это­му его пре­тен­зии и за­ня­тие им Кие­ва бы­ли бы аб­со­лют­но не­обос­но­ван­ны. Ки­ев­ское кня­же­ние И. М. дли­лось не­дол­го. В том же го­ду по­лов­цы по­сле уп­ла­ты вы­ку­па ос­во­бо­ди­ли Вла­ди­ми­ра Рю­ри­ко­ви­ча, ко­то­рый, ве­ро­ят­но, су­мел сра­зу вер­нуть се­бе Ки­ев. О даль­ней­шей судь­бе И. М. ис­точ­ни­ки не со­об­ща­ют. По не­ко­то­рым дан­ным, умер в 1236.
Лит.: Го­лу­бов­ский П. В. Ис­то­рия Се­вер­ской зем­ли до по­ло­ви­ны XIV сто­ле­тия. К., 1881; Зо­тов Р. В. О чер­ни­гов­ских князь­ях по Лю­бец­ко­му си­но­ди­ку и о Чер­ни­гов­ском кня­же­ст­ве в та­тар­ское вре­мя. СПб., 1892; Dimnik M. Russian princes and their identities in the first half of the 13-th century // Medieval Studies. 1978. Vol. 40; idem. Mikhail, prince of Cher­ni­gov and Grand Prince of Kiev, 1224–1246. Toronto, 1981; Фен­нел Д. Кри­зис сред­не­ве­ко­вой Ру­си, 1200–1304. М., 1989; Гру­шев­ский М. С. Очерк ис­то­рии Ки­ев­ской зем­ли от смер­ти Яро­сла­ва до кон­ца XIV сто­ле­тия. К., 1991; Кот­ляр М. Ф. За­гад­ко­вий Ізя­слав з Га­­ли­ць­­ко-Во­­лин­сь­­ко­­го літо­пи­су // Ук­ра­їнсь­кий істо­рич­ний жур­нал. 1991. № 10; Гор­ский А. А. О про­ис­хо­ж­де­нии кня­зя Изя­сла­ва (XIII век) // Чте­ния па­мя­ти В. Б. Коб­ри­на. Про­бле­мы оте­че­ст­вен­ной ис­то­рии и куль­ту­ры пе­рио­да фео­да­лиз­ма. М., 1992; он же. Рус­ские зем­ли в XIII– XIV вв.: пу­ти по­ли­ти­че­ско­го раз­ви­тия. М., 1996; Гру­шевсь­кий М. С. Історія Украї­ни-Ру­­си. Київ, 1993. Т. 3; Пет­ров А. Е. Внук Кон­ча­ка и кня­зя Иго­ря // Ро­ди­на. 1999. № 8; Кузь­мин А. В. То­ро­пец­кая знать в XIII в. Из ис­то­рии Смо­лен­ской зем­ли // Russia Me­dieva­lis. 2001. T. 10. № 1; Пят­нов А. П. Ки­ев­ское кня­же­ст­во в 1235–1240 гг. // Пер­вые от­кры­тые ис­то­ри­че­ские чте­ния «Мо­ло­дая нау­ка». М., 2003.

ВСЕ­ВО­ЛОД (АНДРЕЙ) МСТИ­СЛА­ВИЧ

князь Псков­ский (1214), Нов­го­род­ский (1219—1221), Смо­лен­ский (1238—1239, 1239—?)

РОСТИ­СЛАВ-БОРИС МСТИ­СЛА­ВИЧ

князь Смо­лен­ский (1230—1232, 1239), вели­кий князь Киев­ский (1239/1240). Ум. п. 1240 в Вен­грии пред­по­ло­жи­тель­но без­дет­ным. (Дон­ской Д.В. Рюри­ко­ви­чи, С. 545).
(? – ок. 1240, Венг­рия), ки­ев­ский князь [кон. 1239 – нач. 1240 (по др. дан­ным, нач. 1240)]. Из ди­на­стии Рю­ри­ко­ви­чей, сын кн. Мсти­сла­ва Ро­ма­но­ви­ча Ста­ро­го; ве­ро­ят­но, брат ки­ев­ско­го кн. Изя­сла­ва Мсти­сла­ви­ча (гг. ро­ж­де­ния и смер­ти не­изв.). За­нял ки­ев­ский стол в ре­зуль­та­те уси­ле­ния в Юж. Ру­си по­зи­ций смо­лен­ских Рос­ти­сла­ви­чей, свя­зан­но­го с вме­ша­тель­ст­вом вел. кн. вла­ди­мир­ско­го Яро­сла­ва Все­во­ло­до­ви­ча в де­ла Смо­лен­ско­го кня­же­ст­ва и ут­вер­жде­ни­ем им на кня­же­нии в Смо­лен­ске бра­та Р. М. – кн. Все­во­ло­да Мсти­сла­ви­ча. По­сле не­про­дол­жи­тель­но­го пре­бы­ва­ния в Кие­ве за­хва­чен в плен га­лиц­ким кн. Да­нии­лом Ро­ма­но­ви­чем. Умер в пле­ну.

Лето­пи­си сви­де­тель­ству­ют, что он в 1231 г. при­сут­ство­вал на посвя­ще­нии епи­ско­па Ростов­ско­го Кирил­ла в Киеве[47].
При­сут­ствие Рости­сла­ва (Бори­са) там мож­но объ­яс­нить тем, что его отец киев­ский князь Мсти­слав (Борис) Рома­но­вич состо­ял в близ­ком род­стве с вла­ди­ми­ро-суз­даль­ски­ми кня­зья­ми, его дочь Анна явля­лась супру­гой ростов­ско­го кня­зя Кон­стан­ти­на Все­во­ло­до­ви­ча, в 1216–1218 гг. зани­мав­ше­го вели­ко­кня­же­ский стол во Владимире[48]. Извест­но, что в 1239 г. Рости­слав (Борис) недол­гое вре­мя нахо­дил­ся на вели­ком киев­ском княжении[49]. Так­же дока­за­но, что перед сво­им отъ­ез­дом в Киев он кня­жил в Смо­лен­ске. Об этом неопро­вер­жи­мо сви­де­тель­ству­ет экзем­пляр «К» Смо­лен­ской прав­ды (так назы­ва­е­мый Дого­вор неиз­вест­но­го смо­лен­ско­го князя)[50]. В. Л. Янин дока­зал, что «он может при­над­ле­жать толь­ко Рости­сла­ву Мсти­сла­ви­чу, кото­ро­го зва­ли Бори­сом, как это сле­ду­ет из пока­за­ния бул­лы и сви­де­тель­ства родо­слов­ной книги»[51]. Одна­ко нель­зя согла­сить­ся с Яни­ным в том, что этот князь пра­вил в Смо­лен­ске в сере­дине XIII в., посколь­ку лето­пи­си и дру­гие источ­ни­ки сви­де­тель­ству­ют, что он умер на чуж­бине (в «Югор­ской зем­ле») в 1240/1241 г.[52]
Мар­ков В. В. Тро­иц­кий мона­стырь на Клов­ке и смо­лен­ские кня­зья // Жур­нал «Вест­ник цер­ков­ной исто­рии». Голу­бов­ский П. В. Указ. соч. С. 189–192.

[47] Там же. С. 189.

[48] Кузь­мин А. В. Опыт ком­мен­та­рия к актам Полоц­кой зем­ли вто­рой поло­ви­ны XIII – нача­ла XV вв. // Древ­няя Русь. Вопро­сы меди­е­ви­сти­ки. 2007. № 2(28). С. 41; Рапов О. М. Указ. соч. С. 168–169.

[49] Голу­бов­ский П. В. Указ. соч. С. 189; Кузь­мин А. В. Опыт ком­мен­та­рия… С. 41.

[50] Смо­лен­ские гра­мо­ты XIII–XIV веков. М., 1963. С. 13, 16–17.

[51] Янин В. Л. Акто­вые печа­ти Древ­ней Руси… С. 96– 98 (таб­ли­ца Б), 209, 311 (таб­ли­ца 63 (218, 219)).

[52] Голу­бов­ский П. В. Указ. соч. С. 189–190; Кузь­мин А. В. Опыт ком­мен­та­рия… С. 41; он же. Фами­лии, поте­ряв­шие кня­же­ский титул в XIV — пер­вой тре­ти XV в. (при­ло­же­ние) // Гер­ме­нев­ти­ка древ­не­рус­ской лите­ра­ту­ры. Вып. 11. М., 2004. С. 773, 777.

/16. ЄВФРО­СИНІЯ-СМА­РАГД РОСТИ­СЛАВ­НА (* 1198 † ?)

Наро­ди­ла­ся у 1198 р. (1294, т.6, с.222). Даль­ша доля неві­до­ма.

37 РОСТИ­СЛАВ ВОЛО­ДИ­МИ­РО­ВИЧ († піс­ля 1242)

Помер піс­ля 1242 р. (112, стб.788-789). Князь овру­ць­кий [?] (бл.1223-1235 рр.).

38/18. МАРИ­НА ВОЛО­ДИ­МИ­РІВ­НА († 7.02.1238)

Заги­ну­ла 7.02.1238 р. 14.04.1230 була вида­на за Все­во­ло­да Юрій­о­ви­ча, сина воло­ди­ми­ро-суз­дальсь­ко­го кня­зя (118, c. 136).

39/18. NN ВОЛО­ДИ­МИ­РІВ­НА

Вида­на за белзь­ко­го кня­зя Олек­сандра Все­во­ло­до­ви­ча († піс­ля 1234 р.).

РОСТИ­СЛАВ-БОРИС МСТИ­СЛА­ВИЧ

сын кня­зя Мсти­сла­ва Давы­до­ви­ча кн. Смо­лен­ско­го.
А. В. Кузь­мин при­вел его кре­стиль­ное имя — Аввакум[58]. Этот князь являл­ся родо­на­чаль­ни­ком дина­стии смо­лен­ских вели­ких кня­зей 2-й поло­ви­ны XIII–XIV вв. Нико­нов­ская лето­пись в сооб­ще­нии о пре­став­ле­нии кня­зя Алек­сандра Гле­бо­ви­ча Смо­лен­ско­го вос­ста­нав­ли­ва­ет его родо­слов­ную так: «Внук Рости­славль, пра­внук Мсти­славль, пра­пра­внук Дави­дов, пра­пра­пра­внук Рости­славль», т. е. счи­та­ет деда Алек­сандра — Рости­сла­ва Мсти­сла­ви­ча — сыном Мсти­сла­ва Давидовича[59]. Об этом же сви­де­тель­ству­ют Бар­хат­ная кни­га и дру­гие источники[60]. К сожа­ле­нию, несмот­ря на извест­ные фак­ты, Зай­цев про­дол­жа­ет счи­тать, что линия вели­ких смо­лен­ских кня­зей 2-й поло­ви­ны XIII–XIV вв. про­изо­шла от кня­зя Рома­на (Бори­са), с чем нель­зя согласиться[61]. Ведь в поль­зу того, что родо­на­чаль­ни­ком дина­стии вели­ких смо­лен­ских кня­зей 2-й поло­ви­ны XIII–XIV в. являл­ся имен­но Рости­слав (Авва­кум) Мсти­сла­вич, сви­де­тель­ству­ют даже Смо­лен­ские гра­мо­ты. В самом деле, все дошед­шие до нас экзем­пля­ры 2-й поло­ви­ны XIII–XIV вв.— «В», «С», «D», «E», «F» — поче­му-то име­ют ссыл­ку на дого­вор «А» 1229 г., заклю­чен­ный Мсти­сла­вом (Федо­ром) Давидовичем[62], а не на «К» (Дого­вор неиз­вест­но­го смо­лен­ско­го кня­зя), как нам сей­час извест­но, заклю­чен­ный Рости­сла­вом (Бори­сом) Мсти­сла­ви­чем. Оче­вид­но, смо­лен­ские кня­зья 2-й поло­ви­ны XIII–XIV вв. в сво­их дого­во­рах ссы­ла­лись бы на экзем­пляр «К», если бы их пред­ком был Рости­слав (Борис). К тому же, очень веро­ят­но, что имен­но дого­во­ру заклю­чен­но­му Рости­сла­вом (Бори­сом) пред­ше­ство­вал самый пер­вый дого­вор заклю­чен­ный еще в 1210 (1212?) г. кня­зем Мсти­сла­вом (Бори­сом) Старым[63]. Ссыл­ка же во всех дого­во­рах 2-й поло­ви­ны XIII–XIV вв. имен­но на дого­вор, заклю­чен­ный Мсти­сла­вом (Федо­ром), может сви­де­тель­ство­вать толь­ко о том, что все смо­лен­ские вели­кие кня­зья явля­лись его потом­ка­ми (т. е. про­ис­хо­ди­ли от Рости­сла­ва (Авва­ку­ма)). Обра­ща­ет на себя вни­ма­ние и то, что мно­гие потом­ки кня­зя Рома­на (Бори­са) по муж­ской линии так­же име­ли кре­стиль­ное имя Борис. Потом­ки же кня­зя Дави­да (Гле­ба) име­ли толь­ко имя Глеб. Поэто­му оче­вид­но, что даже кре­стиль­ные име­на, дава­е­мые Рома­но­ви­ча­ми и Дави­до­ви­ча­ми сво­им сыно­вьям, явля­ют­ся сви­де­тель­ством того, что пред­ком вели­ких смо­лен­ских кня­зей 2-й поло­ви­ны XIII–XIV вв. был имен­но Рости­слав (Авва­кум), в свою оче­редь явля­ю­щий­ся вну­ком Дави­да (Глеба)[64].

Мар­ков В. В. Тро­иц­кий мона­стырь на Клов­ке и смо­лен­ские князья// Жур­нал «Вест­ник цер­ков­ной исто­рии»
[58] Кузь­мин А. В. Кня­зья Можай­ска и судь­ба их вла­де­ний в XIII–XIV в.: Из исто­рии Смо­лен­ской зем­ли // Древ­няя Русь. Вопро­сы меди­е­ви­сти­ки. М., 2004. № 4(18). С. 109.

[59] Зай­цев А. А. «Пле­мя кня­же Рости­слав­ле» и смо­лен­ское зод­че­ство вто­рой поло­ви­ны XII в. // Крат­кие сооб­ще­ния Инсти­ту­та архео­ло­гии РАН. Вып. 221. М., 2007. С. 47.

[60] Бар­хат­ная кни­га. М., 1787 (Элек­трон­ный ресурс: www. genealogia. ru/projects barhat/); Кузь­мин А. В. Фами­лии, поте­ряв­шие кня­же­ский титул… С. 773, 774, 777.

[61]Зайцев А. А. «Пле­мя кня­же Рости­слав­ле» и смо­лен­ское зод­че­ство вто­рой поло­ви­ны XII в. // Крат­кие сооб­ще­ния Инсти­ту­та архео­ло­гии РАН. Вып. 221. М., 2007. С. 47.

[62] Смо­лен­ские гра­мо­ты… С. 20, 25, 30, 35, 39–40, 45.

[63] Там же. С. 14–15; Алек­се­ев Л. В. Смо­лен­ская зем­ля… С. 26, 29; он же. Полоц­кая зем­ля. Полоцк, 2010. С. 45; Голу­бов­ский П. В. Указ. соч. С. 133–134.

[64] Янин В. Л. Акто­вые печа­ти Древ­ней Руси… С. 97 (таб­ли­ца Б); Зай­цев А. А. Указ. соч. С. 48 (таб­ли­ца).

ВАСИ­ЛИЙ МСТИ­СЛА­ВИЧ (?—1218),

князь Торж­ский (1217—1218)

/25. РОСТИ­СЛА­ВА МСТИ­СЛАВ­НА († піс­ля 1216)

Піс­ля 1210 р. вида­на за пере­я­с­лав-залісь­ко­го кня­зя Яро­сла­ва Все­во­ло­до­ви­ча. У 1216 р. роз­лу­чи­ла­ся з чоло­віком через супер­ниц­тво між ним та бать­ком за Нов­го­родсь­ку зем­лю.

43/25. АННА МСТИ­СЛАВ­НА († до 1252)

Помер­ла до 1252 р. У 1219 р. вида­на за волинсь­ко­го кня­зя Дани­ла Рома­но­ви­ча († 1264 р.). Цей шлюб під­крі­пив легітим­ність пре­тен­зій Дани­ла на Гали­ць­ку спад­щи­ну.

44/25. ОЛЕ­НА-МАРІЯ МСТИ­СЛАВ­НА († піс­ля 1221)

У 1221 р. вида­на за угорсь­ко­го прин­ца Андрія († 1233 р.), який у 1226-1230, 1232-1233 рр. зай­мав гали­ць­кий пре­стол (гер­цог гали­ць­кий Андрій II) (2099, 452-4551.).

45/25. [СЕМЕН] МСТИ­СЛА­ВИЧ († піс­ля 1231)

У 1231 р. отри­мав від Дани­ла Рома­но­ви­ча Тор­чесь­ке князів­ство (112, стб.771). Ім’я гіпо­те­тич­но від­нов­лене на під­ставі запи­су у Києво-Печерсь­ко­му пом’янику (поз.267).

ЮРИЙ МСТИ­СЛА­ВИЧ

Лето­пис­ная ста­тья о поса­же­нии яро­сла­во­ва «шюри­на Гюр­гия» в Пско­ве дати­ро­ва­на 6740 мар­тов­ским годом, т.е. 1232/1233 г. (Береж­ков, «Хро­но­ло­гия…», с. 262-263). Лето­пись так­же отме­ча­ет, что «бысть же на зиму», когда псков­ское посоль­ство отпра­ви­лось к Яро­сла­ву. Это озна­ча­ет, что Юрий Мсти­сла­вич сел в Пско­ве зимой 1232/33 г.

В.КН. МСТИ­СЛАВ-АВВА­КУМ МСТИ­СЛА­ВИЧ СМО­ЛЕН­СКИЙ

князь Тор­че­ский (1231—?)

/27. ЯРО­СЛАВ ВОЛО­ДИ­МИ­РО­ВИЧ († піс­ля 1245)

Помер піс­ля 1245 р. (1294, т.6, с.363). Князь псковсь­кий (1233 р.) і тор­жо­ць­кий (1245 р.). Вдру­ге був одру­же­ний з поло­ць­кою княж­ною Євпрак­сією († 8.06.1243).

ЮРИЙ, князь Порос­ский (?—1289—?)

XIII генерация от Рюрика

ГЛЕБ РОСТИ­СЛА­ВИЧ (?—1278)

князь Смо­лен­ский (?—1278), сын вели­ко­го кня­зя Рости­сла­ва Мсти­сла­ви­ча, внук Мсти­сла­ва Рома­но­ви­ча.
“В лето 6785… Федор, о нем же ныне гла­го­лем, да брат его Глеб, да Михай­ло, сии изоби­де­ша его, и даша ему град Можа­еск един; а брат его Глеб на вели­ком кня­же­нии седя­ше в Смо­лен­сце. А кня­зю Федо­ру Рости­сла­ви­чю, о нем же днесь гла­го­лем, седя­щу в Можай­ску, еще не иму­щу жены…” ПСРЛ. М., 2000. Т.10. С. 153-154.

МИХА­ИЛ РОСТИ­СЛА­ВИЧ (?—1279),

князь Смо­лен­ский (1278—1279), сын вели­ко­го кня­зя Рости­сла­ва Мсти­сла­ви­ча, внук Мсти­сла­ва Рома­но­ви­ча. В Львов­ской лето­пи­си — Руко­пи­си Жол­кев­ско­го Миха­ил Рости­сла­вич — зна­чит­ся как сын вели­ко­го кня­зя Рости­сла­ва-Авва­ку­ма Мсти­сла­ви­ча, князь вязем­ский.
На кня­же­ние Миха­и­ла Рости­сла­ви­ча (1277–1279) [Голу­бов­ский 1895: 182–183]. при­шлась тор­го­вая бло­ка­да Руси со сто­ро­ны Риги и немец­ких куп­цов [Goetz K. L. Deutsch-russische Handelsgeschichte des Mittelalters(Quellen und Darstellungen zur hansischen Geschichte, N. F., Bd. 5), Lübeck,1922 52–53]. Ини­ци­а­то­ром бло­ка­ды была Рига. В пись­ме, дати­ро­ван­ном 4-ым фев­ра­ля 1278 г., риж­ский архи­епи­скоп Иоган­нес фон Луне, магистр Тев­тон­ско­го орде­на в Ливо­нии Эрнст фон Рат­це­бург и намест­ник дат­ско­го коро­ля в Реве­ле и Виро­нии Эйлард фон Оберг бла­го­да­рят вла­сти Любе­ка и всех немец­ких куп­цов,
тор­гу­ю­щих на Бал­тий­ском море, за их согла­сие пре­кра­тить тор­гов­лю с Русью и при­зы­ва­ют про­дол­жить бло­ка­ду (см. при­ло­же­ние к насто­я­щей ста­тье). Тогда же, веро­ят­но, име­ли место и воен­ные столк­но­ве­ния меж­ду ливон­ски­ми рыца­ря­ми и рус­ски­ми кня­зья­ми: по дан­ным источ­ни­ков, послед­ние под­дер­жи­ва­ли литов­ско­го кня­зя Трай­де­ни­са в его борь­бе с ливон­ца­ми [ Selart A. Livland und die Rus’ im 13. Jahrhundert. (Quellen und Studien zur baltischen Geschichte. Band 21). Köln, Weimar, Wien, 2007: 251]. В этих усло­ви­ях, разу­ме­ет­ся, о воз­об­нов­ле­нии дого­во­ра не мог­ло быть речи.

В.КН. ФЕДОР РОСТИ­СЛА­ВИЧ ЧЕР­НЫЙ СМО­ЛЕН­СКИЙ И ЯРО­СЛАВ­СКИЙ (?—1299)

(от Федо­ра Рости­сла­ви­ча Чер­но­го — яро­слав­ские кня­зья)
сын вели­ко­го кня­зя Рости­сла­ва Мсти­сла­ви­ча, внук Мсти­сла­ва Рома­но­ви­ча(?)

В.КН. СВЯ­ТО­СЛАВ-СТЕ­ФАН [……] «ДРУ­ГИЙ» СМО­ЛЕН­СКИЙ

вели­кий князь Смо­лен­ский в 1250-х гг., веро­ят­но внук Вла­ди­ми­ра Рюри­ко­ви­ча, мог быть сыном Рости­сла­ва Вла­ди­ми­ро­ви­ча (уп. 1242 г.). «Пер­вая» дина­стия кня­зей Вязем­ских мог­ла про­ис­хо­дить от кня­зя Свя­то­сла­ва «дру­го­го» («пер­вый» — это смо­лен­ский князь Свя­то­слав Мсти­сла­вич-Бори­со­вич), во кре­ще­нии Сте­фа­на, упо­ми­на­е­мо­го в одном из родо­слов­цев (Вре­мен­ник ОИДР. 1851. Кн.X: Мате­ри­а­лы. С. 37)

КОН­СТАН­ТИН РОСТИ­СЛА­ВИЧ-БОРИ­СО­ВИЧ БЕЗ­РУ­КИЙ ВИТЕБ­СКИЙ

сын Рости­сла­ва-Бори­са Мсти­сла­ви­ча

хол­мо­гор­ская лето­пись назы­ва­ет его Кон­стан­тин Бори­со­ви­чем. упо­мя­нут в ста­тьях НПЛ под 1262 и 1268 г. Его смо­лен­ским уде­лом воз­мож­но были Рже­ва и Бере­зуй.
кн. смо­лен­ский, витеб­ский, сын Рости­сла­ва-Бори­са Мсти­сла­ви­ча, в 1262 г. с сыном Алек­сандра Нев­ско­го, Димит­ри­ем, тогда кня­зем нов­го­род­ским, ходил на ливон­ских нем­цев и участ­во­вал во взя­тии Юрье­ва. В 1268 г. участ­во­вал в зна­ме­ни­той Рако­вор­ской бит­ве. Послед­ний раз он упо­ми­на­ет­ся в 1292 году, когда с тре­мя дру­ги­ми пред­ста­ви­те­ля­ми вели­ко­го кня­зя вла­ди­мир­ско­го Дмит­рия Алек­сан­дро­ви­ча участ­во­вал в пере­го­во­рах с кре­сто­нос­ца­ми. Умер 1305 ?
Cев в Полоц­ке после убий­ства Товти­ви­ла в 1264 г., Кон­стан­тин неко­то­рое вре­мя про­кня­жил там. Он был вынуж­ден пой­ти на тер­ри­то­ри­аль­ные уступ­ки немец­ким рыца­рям, усту­пив им все Лат­га­лию. Одна­ко про­дер­жал­ся в Полоц­ке Кон­стан­тин недол­го, и уже осе­нью 1264 г. Полоц­ким кня­зем назван Изя­с­лав Бря­чи­сла­вич. Кон­стан­тин же бежал в Нов­го­род. Бояре при­ня­ли его с поче­том и сде­ла­ли «совет­ни­ком по литов­ским делам».

В 1270-х годах Кон­стан­ти­ну, похо­же, уда­лось вер­нуть Полоцк и Витебск.
Сохра­ни­лось пись­мо Кон­стан­ти­на Полоц­ко­го к твер­ско­му епи­ско­пу Симео­ну, в кото­ром князь жало­вал­ся на сво­их тиунов. Нем­цы постро­и­ли на самой гра­ни­це с Полот­чи­ной замок Дина­бург, отку­да ста­ли совер­шать регу­ляр­ные напа­де­ния на Полоцк. Но еще более рыца­рей усерд­ство­ва­ли немец­кие кли­ри­ки, насаж­дав­шие на Полот­чине като­ли­че­ство. В ито­ге Кон­стан­тин обра­тил­ся в запад­ную веру и для спа­се­ния сво­ей души заве­щал Полоцк Риж­ско­му архи­епи­ско­пу. Одна­ко рыца­ри, враж­до­вав­шие с архи­епи­ско­пом, в 1305 г. за 300 марок усту­пи­ли пра­ва на Полоцк литов­ско­му кня­зю Вите­ню. Нако­нец в 1307 г., веро­ят­но, по прось­бе поло­чан, Витень при­шел в Полоц­кую зем­лю, осво­бо­дил ее от нем­цев и вклю­чил в свой удел. Судь­ба Кон­стан­ти­на при этом оста­лась неиз­вест­на.

ЖЕНА: ЕВДО­КИЯ, дочь Алек­сандра Нев­ско­го.

/47. NN ЯРО­СЛА­ВИЧ († 1243)

Помер у 1243 р. (114, с. 54; 116, с. 182; 118, с. 152; 121, с. 128).

XIV генерация от Рюрика

В.КН. ОЛЕК­САНДР ГЛІ­БО­ВИЧ († 1313)

Князь мсти­славсь­кий (1278-1281 рр.), смо­ленсь­кий (бл. 1281 — 1313 рр.). 1300 году Роман и Алек­сандр Гле­бо­ви­чи высту­пи­ли к Доро­го­бу­жу. На помощь доро­го­бу­жа­нам при­шел Андрей Михай­ло­вич, бра­тья тер­пят пора­же­ние, Роман ранен, а мало­лет­ний сын Алек­сандра убит. Это собы­тие и зафик­си­ро­ва­ла Лав­рен­тьев­ская лето­пись.

3. РОМАН ГЛІ­БО­ВИЧ († піс­ля 1301)

Князь нов­го­родсь­кий (?- 1293 рр.), мсти­славсь­кий (1281 — піс­ля 1301 рр.).

4. СВЯ­ТО­СЛАВ ГЛІ­БО­ВИЧ († 1310)

Князь можайсь­кий (до 1299-1303 ?рр.), брянсь­кий (1309-1310 рр.).

В.КН. ВСЕ­ВО­ЛОД ГЛЕ­БО­ВИЧ

Про­ис­хож­де­ние Все­во­ло­да Гле­бо­ви­ча от Гле­ба Рости­сла­ви­ча под­твер­жда­ет сино­дик мос­ков­ско­го Успен­ско­го собо­ра. Там про­воз­гла­ша­ет­ся веч­ная память кня­зьям: «Васи­лью Галичь­ско­му, Все­во­ло­ду Гле­бо­ви­чу, Оле­гу Дебрян­ско­му, Свя­то­сла­ву Гле­бо­ви­чу и сынам его Ива­ну и Миха­и­лу, Гле­бу Свя­то­сла­ви­чу, Яро­сла­ву Муром­ско­му» и дру­гим. Видим, что Все­во­лод запи­сан в одном ряду со сво­им бра­том Свя­то­сла­вом и дру­ги­ми кня­зья­ми, жив­ши­ми в кон­це 13 — нач. 14 вв., и ДО сво­е­го пле­мян­ни­ка Гле­ба Свя­то­сла­ви­ча Брян­ско­го. В этом слу­чае родо­слов­ная Все­во­ло­жей выгля­дит досто­вер­но:
1. Глеб Рости­сла­вич Смо­лен­ский, 1277
2. Все­во­лод Гле­бо­вич, кон. 13 в.- нач. 14 в.
3. Алек­сандр Все­во­ло­до­вич, сер. 14 в.
4. Дмит­рий Алек­сан­дро­вич Все­во­лож, уп. 1392 г.
5. Иван Дмит­ри­е­вич Все­во­лож, боярин Васи­ля Тем­но­го, +1434 г.

АНДРЕЙ МИХАЙ­ЛО­ВИЧ

Андрей Михай­ло­вич Вязем­ский впер­вые назван в источ­ни­ках под 1284 годам. В этот год был заклю­чен оче­ред­ной дого­вор меж­ду Смо­лен­ском и Ригой. Здесь Андрей Михай­ло­вич назван намест­ни­ком вели­ко­го смо­лен­ско­го кня­зя, сво­е­го дяди, Федо­ра Рости­сла­ви­ча. Сам он в Смо­лен­ске не кня­жил и поса­дил здесь намест­ни­ком Андрея Михай­ло­ви­ча. Этот факт ущем­лял пра­ва сыно­вей стар­ше­го Рости­сла­ви­ча Гле­ба, князь Смо­лен­ска до 1277 года. Тем самым Федор Рости­сла­вич и Андрей Михай­ло­вич явля­лись союз­ни­ка­ми, а их про­тив­ни­ка­ми высту­па­ли Алек­сандр, Роман и Свя­то­слав Гле­бо­ви­чи. Роман в нача­ле 90-х годов являл­ся слу­жеб­ным кня­зем в Нов­го­ро­де Дмит­рия Алек­сан­дро­ви­ча, вели­ко­го кня­зя Вла­ди­мир­ско­го, основ­но­го про­тив­ни­ка Федо­ра Смо­лен­ско­го. Но оче­вид­но Федор пошел на уступ­ки и сде­лал Смо­лен­ским намест­ни­ком поз­же вме­сто Андрея Михай­ло­ви­ча — Алек­сандра Гле­бо­ви­ча. Андрей Михай­ло­вич вер­нул­ся в Вязь­му.

ЮРИЙ СВЯ­ТО­СЛА­ВИЧ

сын Свя­то­сла­ва-Сте­фа­на. Веро­ят­но, имен­но его сыном был князь Юрий, отец Алек­сандра Мона­сты­ря.
Жена: доч­ка Яро­слав­ско­го кня­зя

ВЛА­ДИ­МИР СВЯ­ТО­СЛА­ВИЧ

вто­рой сын Свя­то­сла­ва-Сте­фа­на, упо­ми­на­е­мый Воло­год­ской лето­пи­сью под 1292 г. (А.В.Кузьмин посчи­тал его за сына Свя­то­сла­ва Гле­бо­ви­ча).

МИХА­ИЛ КОН­СТАН­ТИ­НО­ВИЧ

князь Витеб­ский,
риж­ский маги­страт напра­вил жало­бу в 1298/1300 г.

ФЕДОР КОН­СТАН­ТИ­НО­ВИЧ РЖЕВ­СКИЙ

ДМИТ­РИЙ КОН­СТАН­ТИ­НО­ВИЧ БЕРЕ­ЗУЙ­СКИЙ

ЮРИЙ КОН­СТАН­ТИ­НО­ВИЧ ФОМИН­СКИЙ

князь Ржев­ский Фомин­ский и Бере­зуй­ский

XV генерация от Рюрика

5/2. ВАСИЛЬ [ВОЛО­ДИ­МИР ?] ОЛЕК­САН­ДРО­ВИЧ († 1314)

Князь брянсь­кий (?-до 1309, 1310-1313 рр.), смо­ленсь­кий [?] (1313-1314 рр.).

6. ИВАН АЛЕК­САН­ДРО­ВИЧ ВЕЛИ­КИЙ († 1359) 2

Князь смо­ленсь­кий (1314 ? — 1359 рр.)
Из ди­на­стии смо­лен­ских Рю­ри­ко­ви­чей, отец Свя­то­сла­ва Ива­но­ви­ча. Ве­ли­ко­кня­же­ский стол за­нял, по-ви­­ди­­мо­­му, по­сле смер­ти сво­его дя­ди, вели­ко­го кня­зя смо­лен­ско­го Все­во­ло­да Гле­бо­ви­ча (о его кня­же­нии из­вест­но толь­ко из си­но­ди­ка ро­да Все­во­ло­жей). Бу­ду­чи млад­шим сы­ном смо­лен­ско­го кня­зя Алек­сан­д­ра Гле­бо­ви­ча, в 1314 году стал един­ст­вен­ным пред­ста­ви­те­лем стар­шей вет­ви смо­лен­ских кня­зей по­сле смер­ти сво­его бра­та — брян­ско­го кня­зя Ва­си­лия Алек­сан­д­ро­ви­ча (дру­гой его брат, чьё имя не­из­вест­но, по­гиб в сра­же­нии у До­ро­го­бу­жа ещё в 1300 году). Сре­ди др. пре­тен­ден­тов на кня­же­ние наи­боль­шую уг­ро­зу для Ива­на Алек­сан­дро­ви­ча пред­став­ля­ли сы­но­вья брян­ских кня­зей Ро­ма­на и Свя­то­сла­ва Гле­бо­ви­чей, опи­рав­шие­ся на по­ли­тическую и во­енную под­держ­ку со сто­ро­ны Зо­ло­той Ор­ды, Мос­ков­ско­го вели­ко­го кня­же­ства и Нов­го­род­ской рес­пуб­ли­ки. Зи­мой 1333/1334 года брян­ский князь Дмит­рий пред­при­нял не­удач­ную по­пыт­ку за­хва­тить Смо­ленск при под­держ­ке ор­дын­ских сил во гла­ве с тем­ни­ка­ми Ка­лан­та­ем и Чи­ри­чем, по­сле че­го был вы­ну­ж­ден за­клю­чить с Ива­ном Алек­сан­дро­ви­чем мир.
Пы­та­ясь уп­ро­чить своё по­ло­же­ние, при­нял сю­зе­ре­ни­тет вели­ко­го кня­зя ли­тов­ско­го Ге­ди­ми­на, при­знав его «ста­рей­шим бра­том» (в од­ном из до­го­во­ров с Ива­ном Алек­сан­дро­ви­чем фи­гу­ри­ру­ют так­же ли­товские кня­зья На­ри­мант Глеб и Оль­герд). Под­держ­ка со сто­ро­ны Вели­ко­го кня­же­ства Ли­тов­ско­го (ВКЛ) по­мог­ла Ива­ну Алек­сан­дро­ви­чу со­хра­нить за со­бой Смо­лен­ское кня­же­ство, од­на­ко со­кра­ти­лась его тер­ри­то­рия: к ВКЛ ото­шли го­род­ки Ряс­на и Осу­га (до 1334/1335 года), То­ро­пец (до 1346 года) и Бе­лая (до 1359 года), но­ми­наль­ной ста­ла по­ли­тическая за­ви­си­мость от Ива­на Алек­сан­дро­ви­ча Брян­ско­го кня­же­ст­ва (до зи­мы 1333/1334 года). Тер­ри­то­рия, ко­то­рую кон­тро­ли­ро­вал Иван Алек­сан­дро­вич, ог­ра­ни­чи­ва­лась соб­ст­вен­но Смо­лен­ским кня­же­ством и ря­дом его уде­лов: на юге, в бас­сей­не реки Сож — Мсти­слав­ским и Ро­слав­ским, на юго-вос­то­­ке — город Ель­ня, че­рез ко­то­рый про­хо­дил тор­го­вый путь по реке Дес­на, а на вос­то­ке — Вя­зем­ским и До­ро­го­буж­ским уде­ла­ми.
На со­юз с ВКЛ Ива­на Алек­сан­дро­ви­ча тол­ка­ла так­же и по­треб­ность в са­мо­сто­ятельном вы­хо­де к Бал­тий­­ско-Дне­п­ро­в­ско­­му пу­ти. В 1-й поло­вине 1330-х годов он за­клю­чил тор­го­вый до­го­вор с Ри­гой (в нём упо­ми­на­лась его за­ви­си­мость от ВКЛ). Со­юз ме­ж­ду Ива­ном Алек­сан­дро­ви­чем и Ге­ди­ми­ном вы­звал оза­бо­чен­ность у ха­на Уз­бе­ка, по при­ка­зу ко­то­ро­го в кон­це 1339 года был ор­га­ни­зо­ван мас­штаб­ный по­ход на зем­ли Смо­лен­ско­го кня­же­ства ор­­ды­н­ско-рус­ских войск под ко­мандованием тем­ни­ка Тов­лу­бия. Они несколь­ко дней штур­мо­ва­ли Смо­ленск, од­на­ко, не при­чи­нив ему су­ще­ст­вен­но­го вре­да и са­ми не по­не­ся серь­ёз­ных по­терь, сня­ли оса­ду. В 1341 году ви­теб­ский князь Оль­герд пред­при­нял в по­мощь Ива­на Алек­сан­дро­ви­ча по­ход в вер­хо­вья реки Мо­ск­ва, где 1 октяб­ря оса­дил Мо­жайск и сжёг его по­сад.
По­сле смер­ти вели­ко­го кня­зя ли­тов­ско­го Ге­ди­ми­на (1341 год) Иван Алек­сан­дро­вич, по-ви­­ди­­мо­­му, ори­ен­ти­ро­вал­ся на со­юз с но­вым вели­ким кня­зем ли­тов­ским Яв­ну­том (пра­вил в 1341-1345 годах), ко­то­рый по­сле сво­его свер­же­ния бе­жал из Виль­но вме­сте с дру­жи­ной сна­ча­ла в Смо­ленск, а за­тем в Мо­ск­ву. Вско­ре Иван Алек­сан­дро­вич при­знал власть став­ше­го но­вым ли­товского кня­зя Оль­гер­да и да­же по­сы­лал ему на по­мощь смо­лен­ские вой­ска (в 1348 году уча­ст­во­ва­ли в неу­дач­ной бит­ве с кре­сто­нос­ца­ми на реке Стра­ва).
В 1351 году, в ус­ло­ви­ях ос­лаб­ле­ния по­ли­тической и эко­но­мической по­зи­ций ВКЛ, на пе­ре­го­во­рах по­слов Оль­гер­да и вели­ко­го кня­зя вла­ди­мир­ско­го Се­мё­на Ива­но­ви­ча Гор­до­го ли­товский князь от­ка­зал­ся от су­ве­ре­ни­те­та над Смо­лен­ским кня­же­ством. Уз­нав о по­хо­де войск вели­ко­го кня­зя вла­ди­мир­ско­го на Смо­ленск, Иван Алек­сан­дро­вич вы­слал сво­их по­слов, ко­то­рые в рай­оне реки Уг­ра за­клю­чи­ли пе­ре­ми­рие с Се­мё­ном Гор­дым. Для его ут­вер­жде­ния смо­лен­ские и мос­ков­ские по­слы ез­ди­ли в Смо­ленск к Ива­ну Алек­сан­дро­ви­чу, и лишь по­сле это­го вели­кий князь вла­ди­мир­ский рас­пус­тил вой­ска, про­сто­яв на Уг­ре 8 дней. О серь­ёз­но­сти во­енной уг­ро­зы Смо­лен­ску го­во­рит тот факт, что, не­смот­ря на не­со­сто­яв­шую­ся оса­ду, го­род ох­ва­ти­ла эпи­де­мия из-за ску­чен­но­сти ук­рыв­ших­ся в нём лю­дей.
Эти со­бы­тия при­ве­ли к пе­ре­ори­ен­та­ции Ива­на Алек­сан­дро­ви­ча на со­юз с Мо­ск­вой как в по­ли­тической, так и в цер­ков­ной сфе­ре. Ве­ро­ят­нее все­го, сре­ди глав­ных ус­ло­вий вы­ра­бо­тан­но­го в хо­де слож­ных и дли­тель­ных пе­ре­го­во­ров со­гла­ше­ния бы­ли га­ран­тии при­зна­ния сы­но­вей Ива­на Алек­сан­дро­ви­ча на­след­ни­ка­ми на смо­лен­ском ве­ли­ко­кня­же­ском сто­ле, а так­же во­енная и по­ли­тическая по­мощь со сто­ро­ны Мос­ков­ско­го вели­ко­го кня­же­ства и Ор­ды для воз­вра­ще­ния кон­тро­ля над ут­ра­чен­ны­ми ра­нее зем­ля­ми, в пер­вую оче­редь — Брян­ским кня­же­ством. В от­вет на про­мос­ков­скую по­ли­ти­ку Ива­на Алек­сан­дро­ви­ча ли­товский князь Оль­герд пред­при­нял ме­ры по ос­лаб­ле­нию его влия­ния в др. смо­лен­ских зем­лях. В 1356 году ли­товский став­лен­ник кня­зя Иван Сиж­ский за­хва­тил Рже­ву, а сам Оль­герд на­пал на Смо­ленск и Брянск, взяв в плен вну­ка Ива­на Алек­сан­дро­ви­ча — кня­зя Ива­на Ва­силь­е­ви­ча. В от­вет в 1357 году яр­лык на Брян­ское кня­же­ство в Ор­де по­лу­чил сын Ива­на Алек­сан­дро­ви­ча — Ва­си­лий Ива­но­вич (? — 1357 год), а в 1358 году мос­ков­ские вой­ска из Мо­жай­ска и Во­ло­ка (Лам­ско­го) ос­во­бо­ди­ли от ли­тов­цев Рже­ву.
[Го­лу­бов­ский П. В. Ис­то­рия Смо­лен­ской зем­ли до на­ча­ла XV сто­ле­тия. К., 1895; Фло­ря Б. Н. Борь­ба мо­с­ков­ских кня­зей за смо­лен­ские и чер­ни­гов­ские зем­ли во вто­рой по­ло­ви­не XIV в. // Про­бле­мы ис­то­ри­че­ской гео­гра­фии Рос­сии. М., 1982. Вып. 1; Гор­ский A. A. Брян­ское кня­же­ст­во в по­ли­ти­че­ской жиз­ни Вос­точ­ной Ев­ро­пы (ко­нец XIII – на­ча­ло XV в.) // Сред­не­ве­ко­вая Русь. М., 1996. Вып. 1; Кузь­мин А. В. Фа­ми­лии, по­те­ряв­шие кня­же­ский ти­тул в XIV – пер­вой тре­ти XV в. (Ч. 1: Все­во­лож За­бо­лоц­кие, Во­лын­ские, Ли­пя­ти­ны) // Гер­ме­нев­ти­ка древ­не­рус­ской ли­те­ра­ту­ры. М., 2004. Вып. 11; Кузь­мин А. В. Кня­зья Мо­жай­ска и судь­ба их вла­де­ний в XIII–XIV в.: Из ис­то­рии Смо­лен­ской зем­ли // Древ­няя Русь.2004. № 4(18).]

7. ДМИТ­РО ОЛЕК­САН­ДРО­ВИЧ († піс­ля 1380) 

Князь брянсь­кий (1314 ? -1359 ? рр.)

12. ДМИТ­РО РОМА­НО­ВИЧ († піс­ля 1311) 

Князь нов­го­родсь­кий (? — піс­ля 1311 рр.), мсти­славсь­кий (піс­ля 1311 — ? рр.)

13. ГЛІБ СВЯ­ТО­СЛА­ВИЧ († 1340)

Князь брянсь­кий (?)

АЛЕК­САНДР ВСЕ­ВО­ВО­ЛО­ДО­ВИЧ

родо­на­чаль­ник Все­во­ло­жей

ФЕДОР СВЯ­ТО­СЛА­ВИЧ

У Свя­то­сла­ва Михай­ло­ви­ча было 2 сына — Юрий и Федор.
В 1345 году состо­я­лась сва­дьба вели­ко­го кня­зя Мос­ков­ско­го Семе­на Ива­но­ви­ча на доче­ри вязем­ско­го и доро­го­буж­ско­го кня­зя Федо­ра Свя­то­сла­ви­ча Евпрак­си­ньи.
Князь Федор идет на сбли­же­ние с Моск­вой, и полу­ча­ет от Семе­на Гор­до­го в дер­жа­ние Волок Лам­ский. В 1345 году Федор Свя­то­сла­вич поки­да­ет Вязь­му и пере­би­ра­ет­ся в Моск­ву.

ЮРИЙ СВЯ­ТО­СЛА­ВИЧ

Вто­рой сын князь Юрий Свя­то­сла­вич женит­ся на пле­мян­ни­це жены Федо­ра Рости­сла­ви­ча. Она — дочь рано умер­ше­го Васи­лия Васи­лье­ви­ча Яро­слав­ско­го (сына Васи­лия Все­во­ло­до­ви­ча Яро­слав­ско­го) и Ана­ста­сии. Князь Юрий и его жена вско­ре уми­ра­ют, остав­ляя мало­го сына Алек­сандра Юрье­ви­ча, кото­ро­го вос­пи­ты­ва­ет баб­ка Ана­ста­сия. После смер­ти мужа, она ушла в мона­стырь. князь Алек­сандр Юрье­вич полу­ча­ет про­зви­ще «Мона­стырь».
У Федо­ра Свя­то­сла­ви­ча поми­мо Евпрак­си­ньи пред­по­ло­жи­тель­но был и сын Вла­ди­мир Голо­ва князь доро­го­буж­ский.
Имен­но он вме­сте с сыном Алек­сандра Юрье­ви­ча Мона­сты­ря — Дмит­ри­ем Юрье­ви­чем Мона­сты­ре­вым Доро­го­буж­ским упо­ми­на­ет­ся сре­ди погиб­ших на Кули­ко­вом поле.

ФЕДОР ЮРЬЕ­ВИЧ

князь Ржев­ский +1348, род­ствен­ник кня­зя Геор­гия (Юрия) Дани­ло­ви­ча мос­ков­ско­го; в отсут­ствие его сопер­ни­ка, кня­зя Миха­и­ла Яро­сла­ви­ча твер­ско­го, был при­слан в 1314 г. кня­зем в Нов­го­род, захва­тил твер­ских намест­ни­ков и воз­буж­дал враж­ду нов­го­род­цев к Миха­и­лу; в 1316 г. побеж­ден­ные и стес­нен­ные Миха­и­лом нов­го­род­цы, по его тре­бо­ва­нию, выда­ли ему Федо­ра.
Князь Юрий подыс­кал сре­ди кня­зей смо­лен­ско­го дома воин­ствен­но­го Федо­ра Ржев­ско­го. Его ржев­ские вла­де­ния гра­ни­чи­ли с твер­ски­ми зем­ля­ми. Веро­ят­но, князь Федор имел какие-то земель­ные спо­ры и лич­ные сче­ты с Тве­рью. Он изъ­явил пол­ную готов­ность сыг­рать пред­ло­жен­ную ему рис­ко­ван­ную роль, собрал отряд и стал ждать сиг­на­ла к выступ­ле­нию. Меж­ду тем твер­ские намест­ни­ки, под­сте­ги­ва­е­мые при­ка­за­ми, при­хо­див­ши­ми из Тве­ри и от Миха­и­ла Яро­сла­вя­ча из Орды, до край­но­сти уси­ли­ли финан­со­вое дав­ле­ние на нов­го­род­цев. Обста­нов­ка в горо­де нака­ля­лась. Тут подо­спе­ло изве­стие о захва­те «нем­ца­ми» Коре­лы — нов­го­род­ской кре­по­сти на запад­ном побе­ре­жье Ладож­ско­го озе­ра: «Нов­го­род­ци же с намест­ни­ком Федо­ром идо­ша на них. Оче­вид­но, этот «намест­ник Федор» был гла­вой твер­ской адми­ни­стра­ции в Нов­го­ро­де. Поки­нув Нов­го­род, он увел в поход и сво­их людей. Этим и вос­поль­зо­вал­ся дру­гой Федор — Ржев­ский. Сра­зу после сооб­ще­ния о похо­де на Коре­лу Нов­го­род­ская 1 лето­пись сооб­ща­ет: «Того же лета при­е­ха Федор Ржевь­скыи в Новь­го­род от кня­зя Юрья с Моск­вы, и изъи­ма намест­ни­кы Михай­ло­вы, и дер­жа­ша их в вла­дыч­ни дво­ре, а нов­го­род­цы с кня­зем Федо­ром пои­до­ша на Вол­гу; и выиде князь Дмит­рии Миха­и­ло­вич со Тфе­ри и ста об ону сто­ро­ну Вол­гы, и тако сто­я­ша и до замороза.По семь докон­ча­ша с Дмит­ри­ем мир, и отто­ле посла­ша по кня­зя Юрья на Моск­ву, на всей воли нов­го­род­ской; а сами въз­вра­ти­ша­ся в Новьгород».По мне­нию Кваш­ни­на-Сама­ри­на, Ржев­ское кня­же­ство после кон­фис­ка­ции его у Фёдо­ра Юрье­ви­ча было пере­да­но его пле­мян­ни­ку — Фёдо­ру Кон­стан­ти­но­ви­чу Мень­шо­му, от сына кото­ро­го Фёдо­ра пошёл дво­рян­ский род Ржев­ских. А Фёдор Юрье­вич стал намест­ни­ком вели­ко­го кня­зя в Нов­го­ро­де, где и умер в 1348 году. Его тело было похо­ро­не­но в родо­вом селе Фомин­ское. Н.А.Астровым в 1872 г. опи­са­но над­гро­бие удель­но­го кня­зя Фео­до­ра Юрье­ви­ча, в кото­ром ука­за­на дата смер­ти кня­зя — 1348 г. Вну­ки Фёдо­ра лиши­лись кня­же­ско­го титу­ла и ста­ли родо­на­чаль­ни­ка­ми дво­рян­ских родов Поле­вых и Ероп­ки­ных. В 1340 г. упо­мя­нут как Фео­дор Фомин­ский в перечне участ­ни­ков Смо­лен­ско­го похо­да Ива­на Калиты.после Федо­ра Юрье­ви­ча кн.Ржевского в 1316, Ржев­ское кня­же­ство пере­шло к Тве­ри, сыно­вья Иван (Яроп­ка) Ржев­ский, коман­до­вал мос­ков­ским отря­дом в похо­де 1363, и Оста­фий (Евста­фий), кн. Избор­ский 1321 и Псков­ский, него сын Кон­стан­тин Оста­фье­вич, кн. Псков­ский, ум.1403

ДМИТ­РИЙ ЮРЬЕ­ВИЧ (ржев­ский, бере­зуй­ский ??)

По всей види­мо­сти, вла­дел поло­ви­ной Рже­вы — Сиж­кой. Князь Сиж­ский. Его суще­ство­ва­ние под­твер­жда­ет­ся отче­ством его сына Ива­на, чье имя было запи­са­но для поми­на­ния в Успен­ский сино­дик.

ВАСИ­ЛИЙ ЮРЬЕ­ВИЧ Бере­зуй­ский

Кон­стан­тин Юрье­вич князь Фомин­ский и Бере­зуй­ский

XVI коле­но

15. СВЯ­ТО­СЛАВ ІВА­НО­ВИЧ (в кре­ще­нии Се­ва­сть­ян) (? – 29.4.1386),

вел. князь смо­лен­ский (1359–86). Из смо­лен­ских Рю­ри­ко­ви­чей, 2-й сын вел. кн. смо­лен­ско­го Ива­на Алек­сан­д­ро­ви­ча, отец Юрия Свя­то­сла­ви­ча. В 1357/58 по­сле смер­ти стар­ше­го бра­та – брян­ско­го кн. Ва­си­лия Ива­но­ви­ча Бу­ди­вол­ны стал на­след­ни­ком смо­лен­ско­го пре­сто­ла. Де­лил власть в Смо­лен­ском вел. кн-ве (см. Смо­лен­ское кня­же­ст­во) с пле­мян­ни­ком кн. Ива­ном Ва­силь­е­ви­чем (? – 29.4.1386) и млад­шим бра­том кн. Львом Алек­сан­д­ро­ви­чем (? – 1369). В 1359, при­дер­жи­ва­ясь сою­за с вел. кн. вла­ди­мир­ским Ива­ном II Ива­но­ви­чем, С. И. без­ус­пеш­но пы­тал­ся вер­нуть за­хва­чен­ный ли­тов­ца­ми г. Бе­лая. В от­вет вой­ска Вел. кн-ва Ли­тов­ско­го (ВКЛ) за­хва­ти­ли г. Мсти­славль и оса­ж­да­ли Смо­ленск. В 1359–60 в ре­зуль­та­те во­ен. кон­флик­та с ВКЛ ут­ра­тил смо­лен­ское По­со­жье. Вес­ной 1365, вос­поль­зо­вав­шись по­ра­же­ни­ем ВКЛ в вой­не с Ли­вон­ским ор­де­ном, С. И. ра­зо­рвал мир­ный до­го­вор с ли­тов. кн. Оль­гер­дом и вое­вал «мно­гаа Ли­тов­скаа мес­та». Од­на­ко уже осе­нью 1365 Смо­лен­ское кн-во под­верг­лось но­во­му ра­зо­ре­нию ли­тов. вой­ска­ми, а Смо­ленск – оса­де. По но­во­му мир­но­му до­го­во­ру, С. И., по всей ви­ди­мо­сти, от­ка­зал­ся от при­зна­ния сю­зе­ре­ни­те­та вел. кня­зей вла­ди­мир­ских и от сво­их пре­тен­зий на Брян­ское, Бель­ское и Мсти­слав­ское кн-ва. Кро­ме то­го, по­доб­но от­цу, С. И. был вы­ну­ж­ден при­знать се­бя «мо­лод­шим бра­том» кн. Оль­гер­да. Уча­ст­ник Оль­гер­да по­хо­дов на сто­ро­не ВКЛ. За уча­стие в по­хо­де 1368 и от­каз в кон. 1369 – нач. 1370 за­клю­чить со­гла­ше­ние с вел. кн. вла­ди­мир­ским Дмит­ри­ем Ива­но­ви­чем от­лу­чён от Церк­ви ки­ев­ским митр. Алек­си­ем, ре­ше­ние ко­то­ро­го в сво­ём пись­ме к С. И. от 8.6.1370 под­твер­дил кон­стан­ти­но­поль­ский пат­ри­арх Фи­ло­фей Кок­кин (от­лу­че­ние сня­то не позд­нее 1375). Во вре­мя вто­ро­го по­хо­да Оль­гер­да на Сев.-Вост. Русь в кон. 1370 С. И. за­хва­тил По­рот­ву и уча­ст­во­вал в оса­де Мо­ск­вы. По­сле за­клю­че­ния Мо­с­ков­ско­го пе­ре­ми­рия 1372 от­но­ше­ния С. И. с вел. кн. Дмит­ри­ем Ива­но­ви­чем улуч­ши­лись. В мар­те 1375 смо­лен­ская рать во гла­ве с сы­ном С. И. хо­ди­ла в по­ход в Ли­во­нию на по­мощь ли­тов. кн. Кей­сту­ту. К сер. 1375 на­метил­ся мо­с­­ко­в­ско-смо­­лен­ский со­юз. В авг. 1375 смо­лен­ские вой­ска во гла­ве с кн. Ива­ном Ва­силь­е­ви­чем уча­ст­во­ва­ли в оса­де Тве­ри. В от­вет осе­нью 1375 ли­тов. кн. Оль­герд, под­дер­жав­ший вел. кн. твер­ско­го Ми­хаи­ла Алек­сан­д­ро­ви­ча, ра­зо­рил Смо­лен­ское вел. кн-во, од­на­ко вер­нуть его под сю­зе­ре­ни­тет ВКЛ ему не уда­лось. В Ку­ли­ков­ской бит­ве 1380 уча­ст­во­ва­ло смо­лен­ское вой­ско во гла­ве с кн. Ива­ном Ва­силь­е­ви­чем. В ре­зуль­та­те пе­ре­го­во­ров с моск. боя­ри­ном Фё­до­ром Ан­д­рее­ви­чем Кош­кой (по мне­нию ис­сле­до­ва­те­лей, со­стоя­лись, или в 1368, или в 1371, или ме­ж­ду 1375 и 1386; точ­но до 1389) смо­ля­не ус­ту­пи­ли мо­ск­ви­чам Ме­дынь и бе­ло­зер­скую вол. Товь.

В нач. 1386 моск. со­юз­ни­ки С. И. и по­лоц­кий кн. Ан­д­рей Оль­гер­до­вич за­клю­чи­ли на­сту­па­тель­ный со­юз про­тив ВКЛ. С. И. пред­при­нял по­ход на Ви­тебск и Ор­шу, а 12.4.1386 смо­ля­не на­ча­ли оса­ду Мсти­слав­ля, пы­та­ясь вер­нуть его под свою власть. Дей­ст­вия смо­лян не на­шли под­держ­ки у ме­ст­но­го на­се­ле­ния, но­си­ли ка­ра­тель­ный ха­рак­тер, что вы­зва­ло осу­ж­де­ние рус. ле­то­пис­цев. 29.4.1386 на по­мощь оса­ж­дён­ным по­до­шли ли­тов.-рус.-поль­ские вой­ска во гла­ве с ли­тов. кн. Скир­гай­ло (в кре­ще­нии Ио­ан­ном) Оль­гер­до­ви­чем. В бит­ве на р. Вех­ра (Вих­ра) С. И. по­тер­пел по­ра­же­ние и по­гиб (как и его пле­мян­ник кн. Иван Ва­силь­е­вич). По све­де­ни­ям не­ко­то­рых ле­то­пис­цев, ра­не­но­го С. И. убил «не­кий лях» в дуб­ра­ве, где князь пы­тал­ся спа­стись. Смерть С. И. рас­смат­ри­ва­лась как му­че­нич. под­виг; его имя бы­ло вне­се­но для по­ми­на­ния в веч­ный си­но­дик Ус­пен­ско­го со­бо­ра Мо­с­ков­ско­го Крем­ля.
Авто­ры: А. В. Кузь­мин
Лит.: Эк­зем­п­ляр­ский А. В. Ве­ли­кие и удель­ные кня­зья Се­вер­ной Ру­си в та­тар­ский пе­ри­од, с 1238 по 1505 г. СПб., 1891. Т. 2; Го­лу­бов­ский П. В. Ис­то­рия Смо­лен­ской зем­ли до на­ча­ла XV сто­ле­тия. К., 1895. М., 2011; Че­реп­нин Л. В. Об­ра­зо­ва­ние Рус­ско­го цен­тра­ли­зо­ван­но­го го­су­дар­ст­ва в XIV–XV вв. М., 1960; Ку­ли­ков­ская бит­ва. М., 1980; Кузь­мин А. В. На пу­ти в Мо­ск­ву: Очер­ки ге­неа­ло­гии во­ен­­но-слу­­жи­­лой зна­ти Се­ве­­ро-Вос­точ­­ной Ру­си в XIII – се­ре­ди­не XV в. М., 2014. Т. 1.

16. ОЛЕК­САНДР ІВА­НО­ВИЧ († піс­ля 1376)

Князь доро­го­бузь­кий [?] (1359 — піс­ля 1376 рр.).

17. МСТИ­СЛАВ ІВА­НО­ВИЧ († до 1386)

Князь доро­го­бузь­кий (піс­ля 1376 -до 1386 рр.).

ДМИТ­РИЙ АЛЕК­САН­ДРО­ВИЧ ВСЕ­ВО­ЛОЖ

ЄВПРАК­СІЯ ФЕДОРІВ­НА

~ 1) Семен Гор­дий, вел. кн. воло­ди­мирсь­кий (розв. до 1333 р.)

2) піс­ля 1346 р. Федір Костян­ти­но­вич, кн. Фомінсь­кий.

АЛЕК­САНДР ЮРЬЕ­ВИЧ МОНА­СТЫРЬ

Алек­сандр Юрье­вич Мона­стырь при­о­бел вот­чи­ны на Белом озе­ре у сво­их тро­ю­род­ных бра­тьев Федо­ра и Рома­на Михай­ло­ви­чей Бело­зер­ских (детей кня­зя бело­зер­ско­го Миха­и­ла Гле­бо­ви­ча и княж­ны Яро­слав­ской (доче­ри кня­зя Федо­ра Рости­сла­ви­ча и Марии Яро­слав­ской)).

БОРИС ФЕДО­РО­ВИЧ ХЛЕ­ПЕН­СКИЙ (1370-1390, + в Нов­го­ро­де).

АЛЕК­САНДР ФЕДО­РО­ВИЧ НЕТ­ША

(родо­на­чаль­ни­ком Дмит­ри­е­вых, Дмит­ри­е­вых-Мамо­но­вых и Дани­ло­вых) — сын Юрия Кон­стан­ти­но­ви­ча
жил в 1-й поло­вине XIV в., кня­зем не писал­ся и оста­вил сыно­вей, про­зва­ни­ем Нет­ши­ных: Иван, родо­на­чаль­ник стар­шей вет­ви угас­ших дво­рян Нет­ши­ных; Дмит­рий, родо­на­чаль­ник дво­рян Дмит­ри­е­вых-Мамо­но­вых, Вну­ко­вых и угас­ших Дани­ло­вых; Семен, родо­на­чаль­ник млад­шей вет­ви угас­ших дво­рян Нет­ши­ных.

ИВАН ДМИТ­РИ­Е­ВИЧ СИЖ­СКИЙ

Летом 1356 г. «Сиж­ско­го сынъ Иван седее съ Лит­вою во Рже­ве» [17, с. 66]. Таким обра­зом один из удель­ных ржев­ских кня­зей (Сиж­ка — волость Ржев­ской зем­ли), уже лишив­ший­ся сво­их вла­де­ний (его не назы­ва­ют сиж­ским кня­зем, а лишь сыном сиж­ско­го кня­зя), был поса­жен в Рже­ву с помо­щью литов­цев. Осе­нью 1356 г. Оль­герд напал на Брянск и Смо­ленск и даже пле­нил сына смо­лен­ско­го кня­зя. Вско­ре после неяс­ных собы­тий, мяте­жа «отъ лихихъ людей» (пар­тии сто­рон­ни­ков ВКЛ?). Брянск ока­зал­ся пол­но­стью во вла­сти ВКЛ («и потом нача обла­да­ти Брян­скомъ князь вели­ки Литов­скiй») [15, с. 228]. Впро­чем, в Смо­лен­ске литов­ское вли­я­ние не закре­пи­лось [20, с. 66], а из Рже­вы сов­мест­ные силы Воло­ка Лам­ско­го (или Тве­ри) и Можай­ска летом 1358 г. выби­ли литов­ско­го став­лен­ни­ка [15, с. 230; 17, с. 68].
После смер­ти Юрия Кон­стан­ти­но­ви­ча -его сыно­вья полу­ча­ют Кон­стан­тин Юрье­вич — Фоминск, Бере­зуй, Федор Юрье­вич — Рже­ву, Дмит­рий Юрье­вич — Сиж­ку — часть рже­вы ???
Тогда воз­мож­но — Иван сын Сиж­ско­го — это Иван Дмит­ри­е­вич из сино­ди­ка — отец Васи­лия Ива­но­ви­ча Бере­зуй­ско­го и его бра­та Ива­на Ива­но­ви­ча.
Иван Дмит­ри­е­вич (сын Сиж­ско­го) с помо­щью литов­цев мог занять быв­ший удел дяди Федо­ра Юрье­ви­ча — Рже­ву, у кото­ро­го тот был ото­бран кня­зем Твер­ским в 1315.
Федор Кон­стан­ти­но­вич Крас­ный
=Евпрак­сия Федо­ров­на (дочь Федо­ра Святославича)1346,
В Исто­рии он изве­стен без отче­ства под име­нем Фео­до­ра Фомин­ско­го Боль­шо­го. О нем мы нахо­дим упо­ми­на­ние под 1340 г. в Софий­ском Вре­мен­ни­ке по сле­ду­ю­ще­му слу­чаю. Когда Смо­лен­ское кня­же­ство, не счи­тая себя под­власт­ным хану, не про­яв­ля­ло ни малей­ше­го жела­ния поко­рить­ся ему, то вели­кий князь Иван Дани­ло­вич (Кали­та), по пове­ле­нию Узбе­ка, послал для взя­тия Смо­лен­ска, в чис­ле дру­гих кня­зей, и кня­зя Фео­до­ра Фомин­ско­го. То же изве­стие мы нахо­дим и в дру­гих лето­пи­сях, толь­ко в Нов­го­род­ской и Твер­ской Фео­дор не назы­ва­ет­ся кня­зем. Поход этот, как извест­но, не увен­чал­ся успе­хом: Смо­ленск, несмот­ря на про­дол­жи­тель­ную оса­ду, не был взят. Ф. К. был женат на быв­шей супру­ге вел. кн. Симео­на Гор­до­го, Евпрак­сии. В Родо­слов­ной кни­ге по это­му пово­ду мы чита­ем: «И как князь вели­кий Симе­он Ива­но­вич Гор­дой женил­ся у кня­зя Федо­ра Свя­то­сла­ви­ча, и князь вели­кий пере­звал его к себе, а дал ему вот­чи­ну Волок совсем, и вели­кую кня­ги­ню на сва­дьбе испор­ти­ли: ляжет с вели­ким кня­зем, и она ему пока­жет­ся мерт­вец, и князь вели­кий вели­кую кня­ги­ню ото­слал к отцу ее на Волок, а велел ее дати замуж, и князь Федор Свя­то­сла­во­вич дал дочь свою за кня­зя Федо­ра за Крас­но­го, за Боль­шо­го Фомин­ско­го». По дру­гим лето­пи­сям (см. «Рус­ский Вре­мен­ник», I, 173) Симе­он раз­вел­ся с Евпрак­си­ей вслед­ствие того, что она не роди­ла ему детей. Послед­нее изве­стие о Ф. К. мы име­ем в Нов­го­род­ской лето­пи­си под 1387 годом, где гово­рит­ся: «Вес­ной пре­ста­вил­ся князь Фео­дор Фомин­ский (про­зван­ный Крас­ным) в схи­ме, назван­ный в мона­ше­стве Симео­ном и погре­бен­ный в «мона­сты­ре св. Спа­са».

Федор Кон­стан­ти­но­вич Сле­пой

Федор Кон­стан­ти­но­вич Мень­шой

Иван Васи­лье­вич Бере­зуй­ский

XVII коле­но

28/15. Глеб Свя­то­сла­вич († піс­ля 1399) ………………….
Вели­кий князь смо­ленсь­кий (1395 р.).
(† 12.08.1399, на бере­гу р. Вор­ск­лы), блгв. вел. кн. смо­лен­ский (пам. в вос­кре­се­нье перед 28 июля — в Собо­ре Смо­лен­ских свя­тых), стар­ший сын вел. кн. смо­лен­ско­го Свя­то­сла­ва (Сева­сти­а­на) Иоан­но­ви­ча, брат кн. Геор­гия (Юрия) Свя­то­сла­ви­ча. В источ­ни­ках Г. С. упо­ми­на­ет­ся начи­ная с 1386 г., когда он вме­сте с отцом, кн. Геор­ги­ем Свя­то­сла­ви­чем и дво­ю­род­ным бра­том кн. Иоан­ном Васи­лье­ви­чем участ­во­вал в неудач­ном для смо­лен­ских кня­зей похо­де с целью вер­нуть г. Мсти­славль. 29 апр. 1386 г. в реша­ю­щей бит­ве на р. Вех­ре (совр. Вих­ра) перед сте­на­ми Мсти­слав­ля кня­зья Свя­то­слав и Иоанн были уби­ты, а Г. С. и Геор­гий Свя­то­сла­вич, полу­чив серьез­ные ране­ния, попа­ли в плен. На смо­лен­ский стол в мае 1386 г. литов­цы поса­ди­ли Геор­гия Свя­то­сла­ви­ча, Г. С. в каче­стве залож­ни­ка был уве­ден в Лит­ву.
Испол­няя усло­вия мир­но­го дого­во­ра, заклю­чен­но­го в сент. 1386 г. Геор­ги­ем Свя­то­сла­ви­чем Смо­лен­ским, с одной сто­ро­ны, и Вла­ди­сла­вом (Ягай­ло) и Иоан­ном Скир­гай­ло — с дру­гой, Г. С. в 1390 г. высту­пил на сто­роне послед­них про­тив Вито­вта, когда Вито­вт начал борь­бу за литов. вели­ко­кня­же­ский трон (по-види­мо­му, Г. С. вер­нул­ся в Смо­ленск после заклю­че­ния мир­но­го дого­во­ра в 1386). В боях на р. Вилия у сел. Вей­ку­лиш­ки под Виль­но Г. С. вме­сте с др. рус­ско-литов. кня­зья­ми попал в плен к Вито­вту, к-рый в 1392/93 г. пере­дал смо­лен­ский стол отпу­щен­но­му для этой цели из пле­на Г. С., а его бра­та Геор­гия пере­вел в Рос­лавль.
В 1395 г. сре­ди сыно­вей Свя­то­сла­ва Иоан­но­ви­ча обост­ри­лась борь­ба за пере­рас­пре­де­ле­ние вла­де­ний в не под­власт­ной Лит­ве части Смо­лен­ско­го кня­же­ства. В сент. Вито­вт, объ­явив, что жела­ет быть посред­ни­ком и при­ми­ри­те­лем смо­лен­ских кня­зей, пле­нил их во гла­ве с Г. С. в сво­ем шат­ре за сте­на­ми горо­да, куда кня­зья яви­лись для пере­го­во­ров, а затем занял Смо­ленск. По све­де­ни­ям запад­но­рус. лето­пи­сей — Суп­расль­ской (спи­сок 1520) и Слуц­кой (спи­сок 20-х гг. XVI в.), кос­вен­но оправ­ды­ва­ю­щих Вито­вта, в 1395 г. буд­то бы наме­тил­ся кон­фликт меж­ду вел. кня­зем литов­ским и Г. С., к-рый «нача не в послу­ша­ни быти», за что был лишен Смо­лен­ска (ПСРЛ. Т. 35. С. 65, 72).
Г. С. не при­нял уча­стия в борь­бе кн. Геор­гия Свя­то­сла­ви­ча за воз­вра­ще­ние Смо­лен­ска, оче­вид­но удо­вле­тво­рив­шись пожа­ло­ва­ни­ем от Вито­вта,- Г. С. был дан г. Полон­ный в зап. части Киев­ской зем­ли на гра­ни­це с Волы­нью. Г. С. был в чис­ле рус­ско-литов. кня­зей, отпра­вив­ших­ся с Вито­втом в поход про­тив Орды с целью вос­ста­но­вить здесь власть хана Тох­та­мы­ша. 12 авг. 1399 г. на р. Вор­ск­ле вой­ска хана Тимур-Кут­лу­га и эми­ра Еди­гея нанес­ли сокру­ши­тель­ное пора­же­ние объ­еди­нен­ной рати Вито­вта и его союз­ни­ков, Г. С. погиб в бою.
Почи­та­ние
В 1431 г. в память по Г. С. его супру­га кнг. Иули­а­ния (в ино­че­стве Еле­на) дала вкла­дом Псал­тирь (спи­сок XIV в.) в смо­лен­скую (?) ц. «Чюдо свя­то­го архан­ге­ла Миха­и­ла» (Мака­рий. Исто­рия РЦ. Кн. 3. С. 384. При­меч. 381). Имя Г. С. не вошло в спи­сок смо­лен­ских вел. кня­зей, состав­лен­ный в XVI в. в Москве для веч­но­го их поми­на­ния (Рос­сия и греч. мир в XVI в. М., 2004. Т. 1. С. 219, 400). Во 2-й пол. XVII в. име­на кня­зей, погиб­ших на р. Вор­ск­ле, в т. ч. Г. С., были выпи­са­ны из лето­пи­сей и вклю­че­ны для веч­но­го поми­на­ния в сино­дик Кие­во-Печер­ско­го мон-ря.
Смо­лен­ский кн. Глеб Все­во­ло­до­вич, мощи к-рого почи­ва­ют в смо­лен­ском собо­ре, упо­ми­на­ет­ся в «Опи­са­нии о рос­сий­ских свя­тых» по спис­ку из Пого­дин­ско­го собра­ния (Бар­су­ков. Источ­ни­ки агио­гра­фии. Стб. 135-136). В Фили­мо­нов­ском ико­но­пис­ном под­лин­ни­ке под 7 июля при­ве­де­на память блгв. кн. Гле­ба Все­во­ло­до­ви­ча (без уточ­не­ния кня­же­ния) (Голу­бин­ский. Кано­ни­за­ции свя­тых. С. 351). В кон. XIX — нач. XX в. агио­ло­ги (Лео­нид (Каве­лин), Сер­гий (Спас­ский), Димит­рий (Сам­би­кин)) отож­де­стви­ли упо­ми­на­е­мо­го в агио­гра­фи­че­ских источ­ни­ках Гле­ба Все­во­ло­до­ви­ча (смо­лен­ский князь с таким отче­ством неиз­ве­стен) с Г. С. Кано­ни­за­ция Г. С. под­твер­жде­на вклю­че­ни­ем его име­ни в Собор Смо­лен­ских свя­тых, празд­но­ва­ние к-рому было уста­нов­ле­но в 1984 г. по бла­го­сло­ве­нию Смо­лен­ско­го и Вязем­ско­го архи­еп. Фео­до­сия (Про­ц­ю­ка) (Минея (МП). Июль. Ч. 3. С. 244-245). В смо­лен­ском кафед­раль­ном собо­ре в честь Успе­ния Пре­св. Бого­ро­ди­цы захо­ро­не­ние Г. С. неиз­вест­но.
Ист.: ПСРЛ. Т. 1, 3, 4 (Ч. 1), 6 (Вып. 1), 7, 8, 10, 11, 15 (Вып. 1), 18, 23-28, 30-35 (по указ.); При­сёл­ков М. Д. Тро­иц­кая лето­пись: Рекон­струк­ция тек­ста. М.; Л., 1950 (по указ.); РИИР. Вып. 2. С. 26-27, 76-77; Кузь­мин А. В. Фами­лии, поте­ряв­шие кня­же­ский титул в XIV — 1-й тре­ти XV в. (Ч. 1: Все­во­лож Забо­лоц­кие, Волын­ские, Липя­ти­ны) // ГДРЛ. М., 2004. Вып. 11. Прил. № 1 (А-В). С. 772-778.
Лит.: Лео­нид (Каве­лин). Св. Русь. № 770. С. 198-199; Сер­гий (Спас­ский). Меся­це­слов. Т. 3. Прил. 3. С. 555 (15 в.); Голу­бов­ский П. В. Исто­рия Смо­лен­ской зем­ли до нач. XV в. К., 1895; Димит­рий (Сам­би­кин). Меся­це­слов. Июль. С. 77-78; Гре­ков И. Б. Вост. Евро­па и упа­док Золо­той Орды: (На рубе­же XIV-XV вв.). М., 1975; Фло­ря Б. Н. Борь­ба моск. кня­зей за смо­лен­ские и чер­ни­гов­ские зем­ли во 2-й пол. XIV в. // Про­бле­мы ист. гео­гра­фии Рос­сии: Мат-лы 2-й все­со­юз. конф. по ист. гео­гра­фии Рос­сии. М., 1982. Вып. 1. С. 58-80; Кузь­мин А. В. Кня­зья Можай­ска и судь­ба их вла­де­ний в XIII-XIV в.: из исто­рии Смо­лен­ской зем­ли // ДРВМ. 2004. № 4 (18). С. 107-122.
~ Піс­ля 1386 р. одру­жи­вся з доч­кою Кей­с­ту­та Геди­мі­но­ви­ча.

29/15. ЮРИЙ СВЯ­ТО­СЛА­ВИЧ († піс­ля 1420)

Вели­кий князь смо­ленсь­кий (1386-1395,1401 -1404 рр.), князь пор­ховсь­кий (1404 до 1410 рр.).
(† 14.09.1407, Ве́нев мон-рь, совр. Венёв­ский р-н Туль­ской обл.), кн. смо­лен­ский (1386-1404, с пере­ры­ва­ми), кн. нов­го­род­ский (1404-1406/07), ново­торж­ский (1407), 2-й сын вел. кн. смо­лен­ско­го Свя­то­сла­ва (Сева­сти­а­на) Иоан­но­ви­ча. В источ­ни­ках Г. С. упо­ми­на­ет­ся с 1386 г., когда в вой­сках отца вме­сте со стар­шим бра­том Гле­бом Свя­то­сла­ви­чем и дво­ю­род­ным бра­том Иоан­ном Васи­лье­ви­чем он при­нял уча­стие в похо­де с целью воз­вра­ще­ния г. Мсти­слав­ля, захва­чен­но­го литов. пра­ви­те­ля­ми. Во вре­мя похо­да, как отме­ча­ют лето­пис­цы, смо­лен­ские кня­зья жесто­ко рас­прав­ля­лись с под­дан­ны­ми Литов­ско­го вели­ко­го кня­же­ства: «Вою­ю­чи зем­лю Литов­скую, а кого где изъи­мав­ши, и муча­ху нещад­но раз­лич­ны­ми каз­нь­ми, мужеи, и жон, и детеи, а иных в ызбы наса­жав­ше, и запи­ра­ю­ще, и зажи­га­ху» (ПСРЛ. Т. 35. С. 64, 70 и др.). 18 апр. 1386 г. смо­лен­ская рать подо­шла к Мсти­слав­лю и оса­ди­ла город. 29 апр., после того как на помощь оса­жден­ным подо­шли литов. вой­ска во гла­ве со Скир­гай­ло, сопра­ви­те­лем литов. вел. кня­зя, смо­ляне потер­пе­ли сокру­ши­тель­ное пора­же­ние в бит­ве на р. Вих­ре. Кня­зья Свя­то­слав и Иоанн Васи­лье­вич были уби­ты, ране­ный Г. С. и его брат Глеб были взя­ты в плен. Вско­ре литов. рать из-под Мсти­слав­ля появи­лась под Смо­лен­ском, город сдал­ся и запла­тил выкуп. Геди­ми­но­ви­чи пере­да­ли смо­лен­ский стол Г. С., к-рый в сент. 1386 г. в Виль­но заклю­чил с польск. кор. Вла­ди­сла­вом (Ягай­ло) и Скир­гай­ло дого­вор о сою­зе и об ока­за­нии воен­ной помо­щи литов. сто­роне, а так­же о сво­ем раз­ры­ве с полоц­ким кн. Андре­ем Оль­гер­до­ви­чем, сто­рон­ни­ком мос­ков­ско­го вел. кн. св. Димит­рия Иоан­но­ви­ча. Отно­си­тель­ная мяг­кость, с какой литов. пра­ви­те­ли обо­шлись со смо­лен­ским кня­зем, во мно­гом объ­яс­ня­ет­ся род­ствен­ны­ми свя­зя­ми: Г. С. был женат 1-м бра­ком на пле­мян­ни­це Скир­гай­ло, жена участ­во­вав­ше­го в похо­де литов. кн. Вито­вта Анна была род­ной сест­рой смо­лен­ских кня­зей. В соот­вет­ствии с дого­во­ром в 1390 г., когда Вито­вт при под­держ­ке Тев­тон­ско­го орде­на начал борь­бу за литов. вели­ко­кня­же­ский трон, брат Г. С. Глеб высту­пил про­тив Вито­вта на сто­роне Ягай­ло и Скир­гай­ло. В этой войне Глеб Свя­то­сла­вич был вновь взят в плен и уве­ден в Лит­ву.

В 1392 г., после уста­нов­ле­ния мира меж­ду Ягай­ло и Вито­втом, реаль­ная власть в Вели­ком кня­же­стве Литов­ском пере­шла к послед­не­му. Г. С. пона­ча­лу под­дер­жал Вито­вта и даже участ­во­вал в похо­де на Витебск про­тив Свид­ри­гай­ло. Здесь смо­лен­ский князь дал клят­ву вер­но­сти Вито­вту, к-рый под­твер­дил его пра­ва на Смо­ленск. Одна­ко вско­ре про­изо­шел раз­рыв, при­чи­ной к-рого стал захват Г. С. оршан­ских воло­стей, к-рые он раз­дал сво­им боярам. Изме­не­ние пози­ции Г. С. по отно­ше­нию к Вито­вту, по-види­мо­му, ста­ло след­стви­ем укреп­ле­ния отно­ше­ний смо­лен­ско­го кня­зя с рязан­ским вел. кн. Оле­гом (Иако­вом) Иоан­но­ви­чем, на доче­ри к-рого Г. С. женил­ся, веро­ят­но в нач. 90-х гг. XIV в. Вито­вт пере­дал Смо­ленск Гле­бу Свя­то­сла­ви­чу, а Г. С. выде­лил Рос­лавль.

В 1395 г. сре­ди мно­го­чис­лен­ных сыно­вей Свя­то­сла­ва Иоан­но­ви­ча нача­лась борь­ба за пере­рас­пре­де­ле­ние вла­де­ний в непод­власт­ной Лит­ве части Смо­лен­ско­го кня­же­ства. Воз­мож­но, в поис­ках под­держ­ки в этой борь­бе Г. С. отпра­вил­ся к кн. Оле­гу Рязан­ско­му. Пока он отсут­ство­вал, 28 сент. 1395 г. Вито­вт захва­тил Смо­ленск, взял в плен всех нахо­див­ших­ся здесь во гла­ве с Гле­бом Свя­то­сла­ви­чем мест­ных кня­зей и поста­вил в горо­де сво­их намест­ни­ков. «Литов­ская мет­ри­ка» в 40-х гг. XV в. сооб­ща­ет о том, что по насто­я­нию Вито­вта со Смо­лен­ской кафед­ры был уда­лен свт. Миха­ил. 6 апр. 1396 г. во епи­ско­па Смо­лен­ско­го был хиро­то­ни­сан Насон, хиро­то­нию воз­гла­вил митр. Кипри­ан. В 1396 г. в Смо­ленск на встре­чу с Вито­втом при­ез­жал вел. кн. мос­ков­ский Васи­лий I Димит­ри­е­вич, в 90-х гг. под­дер­жи­вав­ший дру­же­ствен­ные отно­ше­ния со сво­им тестем. Зимой 1395/96 г. Вито­вт послал рать во гла­ве с кн. Лугве­нем (Семё­ном), разо­рив­шую рязан­ские зем­ли.

После пора­же­ния 12 авг. 1399 г. на р. Вор­ск­ле войск Вито­вта от ордын­цев хана Темир-Кут­луя и эми­ра Еди­гея власть литов. вел. кня­зя на рус. зем­лях ослаб­ла. В бит­ве на Вор­ск­ле погиб­ли сопер­ни­ки Г. С. за власть в Смо­лен­ске — литов. намест­ник кн. Ямонт (Иоанн) и Глеб Свя­то­сла­вич. К 1400 г. упро­чи­лись дру­же­ские свя­зи смо­лен­ско­го кня­зя с мос­ков­ским вел. кн. Васи­ли­ем I, брат к-рого зве­ни­го­род­ско-галич­ский кн. Геор­гий (Юрий) Димит­ри­е­вич женил­ся в Москве на доче­ри Г. С. Ана­ста­сии. В 1401 г. Г. С. при под­держ­ке Оле­га Рязан­ско­го начал борь­бу за воз­вра­ще­ние Смо­лен­ско­го кня­же­ния. В авг. кня­зья подо­шли к Смо­лен­ску. В горо­де нача­лись «мятежь и кра­мо­ла», т. к. «инии Вито­вта хотяа­ху, а иные кня­зя Юрья отчи­ча». На сто­роне Г. С. было боль­шин­ство горо­жан, к-рые «не могу­ще тьр­пе­ти нало­ги, насиль­ства от ино­вер­ных от Ляхов» (ПСРЛ. Т. 4. Ч. 1. С. 391). После пере­го­во­ров смо­ляне откры­ли Г. С. город­ские воро­та. Сидев­ший здесь в оса­де став­лен­ник Вито­вта бывш. чер­ни­гов­ский кн. Роман Михай­ло­вич был аре­сто­ван и каз­нен, такая же судь­ба постиг­ла смо­лен­ских и брян­ских бояр, к-рые «не хоте­ли отчи­ча кня­зя Юрья». В ответ осе­нью 1401 г. Вито­вт совер­шил поход на Смо­ленск, в про­дол­же­ние 4 недель без­успеш­но оса­ждал его, был вынуж­ден отой­ти, «взем мир с кня­земь Юрьемь по ста­рине». После ухо­да войск Вито­вта в горо­де «кра­мо­ла бысть вели­ка, людии посе­ко­ша мно­го» (Там же. С. 390-391; Т. 25. С. 231 и др.). Соглас­но Крат­кой Волын­ской лето­пи­си, про­дол­жи­лись каз­ни бояр, под­дер­жи­вав­ших литов. вел. кня­зя (Там же. Т. 35. С. 121).
Г. С. искал союз­ни­ков в борь­бе про­тив литов. пра­ви­те­ля. В июне 1402 г. смо­лен­ский князь заклю­чил мир с Вел. Нов­го­ро­дом. Оче­вид­но, к это­му же вре­ме­ни отно­сят­ся попыт­ки Г. С. полу­чить помощь от Тев­тон­ско­го орде­на (LECUB. Т. 4. № 1654). В мае-июне 1402 г. рязан­ский кн. Олег Иоан­но­вич орга­ни­зо­вал в под­держ­ку Г. С. поход под коман­до­ва­ни­ем сво­е­го сына Родо­сла­ва на при­над­ле­жав­ший литов­цам Брянск. Одна­ко на гра­ни­це под Любут­ском рязан­ская рать была раз­би­та вой­ска­ми литов. кня­зей Лугве­ня Мсти­слав­ско­го и Алек­сандра Ста­ро­дуб­ско­го, кн. Родо­сла­ва взя­ли в плен.

Ситу­а­ция еще более ослож­ни­лась для Г. С. после смер­ти 5 июля 1402 г. его тестя и покро­ви­те­ля кн. Оле­га Иоан­но­ви­ча, новый пра­ви­тель Рязан­ско­го кня­же­ства блгв. кн. Фео­дор Оль­го­вич, жена­тый на сест­ре Васи­лия I Софии, по отно­ше­нию к Вито­вту при­дер­жи­вал­ся дру­же­ствен­но­го ней­тра­ли­те­та. В 1403 г. по при­ка­зу Вито­вта кн. Лугвень вновь ата­ко­вал Смо­ленск, захва­тил Вязь­му, в литов. плен попа­ли брат Г. С. Иоанн и вязем­ский кн. Алек­сандр Михай­ло­вич. В нач. вес­ны сле­ду­ю­ще­го года Вито­вт при под­держ­ке кня­зей Кори­бу­та, Лугве­ня и Свид­ри­гай­ло пред­при­нял новый круп­но­мас­штаб­ный поход на Смо­ленск и оса­ждал его в про­дол­же­ние 7 недель, исполь­зуя новое ору­жие — пуш­ки. Несмот­ря на то что город ему взять не уда­лось, литов. вой­ска разо­ри­ли окрест­но­сти Смо­лен­ска.
В этой труд­ной ситу­а­ции смо­лен­ский князь сооб­щил Васи­лию I о сво­ем жела­нии перей­ти к нему на служ­бу («даю­чи­ся ему сам и со всем сво­им кня­же­ни­ем» — ПСРЛ. Т. 6. Вып. 1. Стб. 523). Г. С. уехал в Моск­ву, взяв с собой чудо­твор­ную Смо­лен­скую ико­ну Божи­ей Мате­ри «Оди­гит­рия», к-рую Васи­лий I поме­стил в Бла­го­ве­щен­ском собо­ре Мос­ков­ско­го Крем­ля (в 1456 по прось­бе Смо­лен­ско­го еп. Миса­и­ла ико­на была воз­вра­ще­на в Смо­ленск). В отсут­ствие кня­зя Вито­вт вновь оса­дил Смо­ленск, к-рый сдал­ся 26 июня 1404 г. Вито­вт взял в плен и отпра­вил в Лит­ву супру­гу Г. С., аре­сто­вал смо­лен­ских кня­зей, каз­нил или изгнал из горо­да бояр — сто­рон­ни­ков Г. С.- и вновь поса­дил в Смо­лен­ске сво­их намест­ни­ков. Более того, в Моск­ву отпра­вил­ся посол Вито­вта «по кня­зя Юрья… на взыс­ка­ние его» (Там же. Стб. 523-524, ср.: Т. 4. Ч. 1. С. 395, 397). Не желая ссо­ры с литов. пра­ви­те­лем, Васи­лий I отверг пред­ло­же­ние Г. С. о служ­бе. Вме­сте с сыном Федо­ром и слу­жив­ши­ми ему вязем­ски­ми кня­зья­ми — бра­тья­ми св. Симео­ном и Вла­ди­ми­ром Мсти­сла­ви­ча­ми бывш. смо­лен­ский князь бежал в Вел. Нов­го­род. Опа­сав­ши­е­ся агрес­сив­ных пла­нов Вито­вта нов­го­род­цы дали Г. С., пол­ко­вод­че­ский талант к-рого был хоро­шо изве­стен, «в корм­ле­ние» боль­шое чис­ло горо­дов — Русу, Ладо­гу, Оре­хов (Оре­шек), Тор­жок, Волок Лам­ский, Пор­хов, Выш­го­род, Высо­кое, Кош­кин, Коре­лу, Тер­ский берег.
В 1406 г. в свя­зи с нача­лом воен­но­го кон­флик­та меж­ду Васи­ли­ем I и Вито­втом Г. С. уехал из Нов­го­ро­да в Моск­ву и был при­нят на служ­бу к вел. кня­зю (по нов­го­род­ским источ­ни­кам, это про­изо­шло осе­нью 1406, по мос­ков­ским — зимой 1406/07). Васи­лий I пожа­ло­вал Г. С. и блгв. кн. Симео­ну Вязем­ско­му «в корм­ле­ние» Тор­жок. Здесь меж­ду кня­зья­ми про­изо­шел кон­фликт, рас­сказ о к-ром содер­жит­ся в Софий­ской I лето­пи­си стар­ше­го изво­да (1-я четв. XV в.), а так­же в мос­ков­ских лето­пис­ных сво­дах 2-й пол. XV — нач. XVI в. и осно­ван­ной на них «Кни­ге Сте­пен­ной цар­ско­го родо­сло­вия»; лето­пи­си 1-й пол. XV в.- Нов­го­род­ская I млад­ше­го изво­да, мос­ков­ская Тро­иц­кая — о кон­флик­те не сооб­ща­ют. Г. С. насиль­но при­вел к себе на двор жену кн. Симео­на блгв. кнг. Иули­а­нию Вязем­скую, «хотя с нею жити». Сопро­тив­ляв­ша­я­ся кня­ги­ня рани­ла Г. С. ножом. В ответ Г. С. убил кн. Симео­на, а кнг. Иули­а­нии «пове­ле рукы и ногы отсе­щи и в реку въвер­го­ша». После этих зло­де­я­ний Г. С. не мог оста­вать­ся в Торж­ке, т. к., по сло­вам лето­пис­ца, «бысть ему в грех и в студ велик», и бежал в Орду, наде­ясь на покро­ви­тель­ство хана Шади­бе­ка. Одна­ко Шади­бек в резуль­та­те новой замят­ни в Орде был сверг­нут 20 июля 1407 г. Булат-Сал­та­ном. Г. С. отпра­вил­ся обрат­но на Русь. По пути он оста­но­вил­ся в Вене­ве во имя свт. Нико­лая Чудо­твор­ца жен. мон-ре на юж. окра­ине Рязан­ско­го кня­же­ства, где после неск. дней болез­ни скон­чал­ся; мона­стыр­ская бра­тия «про­во­ди­ша его чест­но».
Г. С. имел сыно­вей Рома­на, Федо­ра и доче­рей Ана­ста­сию и неиз­вест­ную по име­ни княж­ну, став­шую 1-й женой литов. вел. кн. Свид­ри­гай­ло.
Сооб­ще­ние о смер­ти Г. С., как пола­гал А. Г. Кузь­мин, запи­сал рязан­ский лето­пи­сец, в 1-й четв. XV в. оно было исполь­зо­ва­но при созда­нии Софий­ской I лето­пи­си стар­ше­го изво­да, позд­нее — в обще­рус. Тро­иц­кой лето­пи­си 1408/09 г. (сохр. в пере­ра­бот­ке, пред­при­ня­той после 1422). Бело­рус­ско-литов. лето­пи­си не зна­ют о воз­вра­ще­нии Г. С. на Русь и пола­га­ют, что князь умер в Орде (Там же. Т. 35. С. 32, 54). Позд­няя «Хро­ни­ка Литов­ская и Жмойт­ская» содер­жит невер­ную инфор­ма­цию о том, что Г. С. уехал в Вен­грию, где «в вой­ску будучи, под неко­то­рым зам­ком постре­ле­ный, умер» (Там же. Т. 32. С. 77). В «Исто­рии Поль­ши» Я. Длу­гош упо­ми­на­ет о смер­ти Г. С. в вой­сках имп. Сигиз­мун­да I Люк­сем­бур­га в 1420 г., что явля­ет­ся резуль­та­том отож­деств­ле­ния Г. С. с его сыном Федо­ром, к-рый в 1412 г. уехал из Нов­го­ро­да в Зап. Евро­пу и в вой­сках импе­ра­то­ра погиб на войне с гуси­та­ми 14 июля 1420 г.
По-види­мо­му, после взя­тия Смо­лен­ска в 1514 г. вой­ска­ми вел. кн. Васи­лия III Иоан­но­ви­ча име­на Г. С. и Федо­ра были вне­се­ны в вели­ко­кня­же­ский сино­дик (РГА­ДА. Ф. 375. № 89. Л. 1 об.). В кон. 50-х — нач. 60-х гг. XVI в. рас­ска­зы Нико­нов­ской лето­пи­си (созда­на в 20-х гг. XVI в.) о борь­бе Г. С. с Вито­втом за Смо­ленск, о зло­де­я­нии, совер­шен­ном Г. С., о пока­я­нии и о после­ду­ю­щей бого­угод­ной жиз­ни кня­зя были после пере­ра­бот­ки вклю­че­ны в Сте­пен­ную кни­гу. В XVII-XVIII вв. рас­сказ об убий­стве Г. С. кн. Симео­на и кнг. Иули­а­нии вошел в Житие блгв. кня­ги­ни и в «Ска­за­ние о уби­е­нии свя­та­го кня­зя Симео­на Мсти­сла­ви­ча и цело­муд­рен­ные его кня­ги­ни Иули­а­нии и о кня­зе Юрии Смо­лен­ском».
Почи­та­ние Г. С. в Вене­вом мон-ре про­сле­жи­ва­ет­ся со 2-й пол. XVII в. В 1698 г. юж. при­дел мона­стыр­ско­го Николь­ско­го собо­ра был освя­щен во имя вмч. Геор­гия; в XVIII — нач. XIX в. было укра­ше­но камен­ное над­гро­бие кня­зя. Оче­вид­но, в 1-й пол. XVIII в. на осно­ве Сте­пен­ной кни­ги было состав­ле­но крат­кое Житие Г. С., встре­ча­ю­ще­е­ся в руко­пис­ных сбор­ни­ках (напр.: РГБ. Ф. 209. № 558, нач. XIX в.). После закры­тия Вене­ва мон-ря и пре­об­ра­зо­ва­ния Николь­ско­го собо­ра в при­ход­скую цер­ковь (1782) был упразд­нен при­дел вмч. Геор­гия (1828), годом рань­ше обвет­шав­шее над­гро­бие Г. С. было заме­не­но на дере­вян­ное. По наблю­де­ни­ям Е. Е. Голу­бин­ско­го, в кон. XIX в. в Николь­ской ц. про­дол­жа­ли чтить память Г. С., на его гроб­ни­це слу­жи­ли пани­хи­ды. «В над­пи­си, чита­е­мой на гроб­ни­це кня­зя Юрия и не осо­бен­но дав­но сде­лан­ной, совсем умал­чи­ва­ет­ся об его зло­де­я­нии и гово­рит­ся об его уда­ле­нии из Торж­ка, что «пре­б­ла­гий Бог вло­жил в душу сего пра­вед­на­го оста­вить тще­ту века сего и искать место для спа­се­ния души его»» (Голу­бин­ский. С. 343). В наст. вре­мя моги­ла Г. С. утра­че­на.
Ист.: ПСРЛ. Т. 3-35, 37, 39-43 (по указ.); Зотов Р. В. О чер­ни­гов­ских кня­зьях по Любец­ко­му сино­ди­ку и о Чер­ни­гов­ском кня­же­стве в татар­ское вре­мя. СПб., 1892. С. 26-27; Скри­пиль М. О. Лит. исто­рия «Пове­сти о Иули­а­нии Вязем­ской» // ТОДРЛ. 1940. Т. 4. С. 170-175; ДДГ. № 54. С. 164; [Доп.] С. 484; При­сёл­ков М. Д. Тро­иц­кая лето­пись: Рекон­струк­ция тек­ста. М.; Л., 1950 (по указ.); Смо­лен­ские гра­мо­ты XIII-XIV вв. М., 1963. С. 72-74; РИИР. 1977. Вып. 2. С. 26-27, 76-77; Хорош­ке­вич А. Л. Гра­фи­че­ское оформ­ле­ние ком­плек­са «Ска­за­ния о кня­зьях Вла­ди­мир­ских» в Медо­вар­цев­ском сб-ке // Исто­рия и палео­гра­фия: Сб. ст. М., 1993. Вып. 1. С. 72-73; Опи­са­ние о рос­сий­ских свя­тых. № 4. С. 7; Янин В. Л., Гай­ду­ков П. Г. Акто­вые печа­ти Др. Руси X-XV вв. М., 1998. Т. 3. С. 74; Рос­сия и греч. мир в XVI в. М., 2004. Т. 1. С. 219, 400.
Лит.: Бар­су­ков. Источ­ни­ки агио­гра­фии. Стб. 281-282; Prochaska A. Latopis Litewski: Rozbiór krytyczny. Lwów, 1890; Голу­бов­ский П. В. Исто­рия Смо­лен­ской зем­ли до нач. XV в. К., 1895; Голу­бин­ский. Кано­ни­за­ция свя­тых. С. 330, 343, 578; Димит­рий (Сам­би­кин). Меся­це­слов. Вып. 6. С. 206-207; Тихо­ми­ров И. А. О соста­ве Запад­но­рус., т. н. Литов­ских, лето­пи­сей // ЖМНП. 1901. Ч. 34. № 3. Отд. 2. С. 1-36; Шах­ма­тов А. А. О Суп­расль­ском спис­ке Запад­но­рус. лето­пи­си // ЛЗАК. 1901. Вып. 13. С. 6-8; Икон­ни­ков В. С. Опыт рус. исто­рио­гра­фии. К., 1908. Т. 2. Кн. 1. С. 519-527; Насо­нов А. Н. Лето­пис­ные памят­ни­ки Твер­ско­го кня­же­ства // ИАН. 1930. Сер. VII: Отд-ние гума­нит. наук. № 9. С. 735-736; Кузь­мин А. Г. Рязан­ское лето­пи­са­ние: Све­де­ния лето­пи­сей о Ряза­ни и Муро­ме до сер. XVI в. М., 1965. С. 236, 238-240, 243-246, 248-250; Гре­ков И. Б. Вост. Евро­па и упа­док Золо­той Орды (на рубе­же XIV-XV вв.). М., 1975; Фло­ря Б. Н. Борь­ба моск. кня­зей за смо­лен­ские и чер­ни­гов­ские зем­ли во 2-й пол. XIV в. // Про­бле­мы ист. гео­гра­фии Рос­сии: Сб. ст. М., 1982. Вып. 1. С. 58-80; Мура­вьё­ва Л. Л. Лето­пи­са­ние Сев.-Вост. Руси кон. XIII — нач. XV в. М., 1983. С. 254-260, 267-271; Соко­ло­ва Л. В. Ска­за­ние о Юрии Свя­то­сла­ви­че и Иули­а­нии Вязем­ской // СККДР. Вып. 2. Ч. 2. С. 394-396 [Биб­лиогр.]; При­сёл­ков М. Д. Исто­рия рус. лето­пи­са­ния, XI-XV вв. СПб., 19962. С. 191, 220-221, 295-296, 303-304.

~ Був одру­же­ний з доч­кою вели­ко­го кня­зя рязансь­ко­го Оле­га Іва­но­ви­ча († до 1404 р.).

30/15. АННА СВЯ­ТО­СЛАВ­НА († 1.08.1418)

Була дру­гою дру­жи­ною Віто­вта-Олек­сандра Кей­с­ту­то­ви­ча, вел. кн. литовсь­ко­го († 1430 р.).

31. ЮЛІАН­НА СВЯ­ТО­СЛАВ­НА ……………………………………………………………. 15
Вида­на за Товтиві­ла-Конра­да Кей­с­ту­то­ви­ча, молод­шо­го бра­та Віто­вта.

32/15. ОЛЕК­САНДР СВЯ­ТО­СЛА­ВИЧ

33/15. ІВАН СВЯ­ТО­СЛА­ВИЧ († до 1442)

Князь пор­ховсь­кий (1412 – до 1442), отри­мав князів­ство за запо­вітом пле­мін­ни­ка Федо­ра Юрій­о­ви­ча. По позд­ним родо­слов­цам від ньо­го похо­дить роди­на князів Пор­ховсь­ких.

Мав двох дочок: стар­ша вий­ш­ла за зве­ни­го­родсь­ко­го кня­зя Юрія Дмит­ро­ви­ча († 1434), а молод­ша († до 1430) була пер­шою дру­жи­ною Свид­ри­гай­ла Оль­гер­до­ви­ча († 1452), тоді кня­зя сіверсь­ко­го, та двох синів: Андрія († піс­ля 1450), кня­зя пор­ховсь­ко­го (до 1442 – піс­ля 1442?) та Семе­на († піс­ля 1442), від яких похо­дять дві гіл­ки наступ­них князів Пор­ховсь­ких. Андрій та Семен Іва­но­ви­чі повер­ну­ли­ся до Лит­ви, де і далі писа­ли­ся Пор­ховсь­ки­ми. Андрій був васа­лом мсти­славсь­ко­го кня­зя Лугвенія-Семе­на Оль­гер­до­ви­ча. Семен у 1442 р. виї­хав з Лит­ви зно­ву на мос­ковсь­ку служ­бу. Його нащад­ки ще жили у XVII ст.

Иссле­до­ва­тель мос­ков­ской бояр­ской зна­ти С. Б. Весе­лов­ский отме­чал, что «сбив­чи­вость родо­сло­вия смо­лен­ских кня­зей не поз­во­ля­ет с уве­рен­но­стью свя­зать Пор­хов­ских с их родом». Он пишет, что ряд родо­слов­ных ука­зы­ва­ют у послед­не­го вели­ко­го кня­зя Смо­лен­ско­го Юрия Свя­то­сла­ви­ча 4-го сына, Ива­на Свя­то­сла­ви­ча Пор­хов­ско­го. Ссы­ла­ясь на дру­гие родо­слов­ные, Весе­лов­ский ука­зы­ва­ет, что у Ива­на Свя­то­сла­ви­ча был нена­зван­ный по име­ни сын, от кото­ро­го и выво­ди­лось про­ис­хож­де­ние Пор­хов­ских, а так­же 2 доче­ри. Одна дочь была заму­жем за кня­зем галиц­ким Юри­ем Дмит­ри­е­ви­чем, дру­га я — за литов­ским кня­зем Свид­ри­гай­ло. Это­го сына Весе­лов­ский назы­ва­ет Ива­ном, одна­ко источ­ни­ков для сво­е­го утвер­жде­ния не при­во­дит.

В 1403 г. вой­ска ВКЛ под коман­до­ва­ни­ем Мсти­слав­ско­го кня­зя Семе­на Лугве­ня Оль­гер­до­ви­ча к восто­ку от Смо­лен­ска захва­ти­ли Вязь­му. Здесь в литов­ский плен попа­ли кня­зья Иван Свя­то­сла­вич и Алек­сандр Михай­ло­вич ПСРЛ. Т. 3. С. 398. Л. 241 об.. Брат пра­ви­те­ля Смо­лен­ска был уве­ден в Лит­ву ПСРЛ. Т. 4. Ч. 1. С. 394. Л. 261 об., С. 395. Л. 261 об.; см. так­же: Там же. Т. 6. Вып. 1. Стб. 522. Л. 444 об. Суп­расль­ская и Нико­нов­ская лето­пи­си уточ­ня­ют, что его князь Семен
Лугвень «при­ве­де ко Вито­въту» ПСРЛ. т. 35. С. 53. Л. 59; см. так­же: Там же. Т. 11. С. 188. После собы­тий 1403 г. князь Иван Свя­то­сла­вич в лето­пи­сях боль­ше не упо­ми­на­ет­ся.

Ряд родо­сло­вий выво­дит Пор­хов­ских от Ива­на Свя­то­сла­ви­ча или его сына Ива­на.

35. ВАСИЛЬ СВЯ­ТО­СЛА­ВИЧ († піс­ля 1413)

У 1413 р. шукав під­т­рим­ки у чесь­ко­го коро­ля (лист вели­ко­го магіст­ра до Вац­ла­ва IV від 23.07.1413 р.) (225, N 555, s.265). Востен­нє зга­да­ний в доку­мен­ті від 12.08.1413 р. (219, s.680).

36. СЕМЕН МСТИ­СЛА­ВИЧ († 1420) …………………………………………… 17
Князь доро­го­бузь­кий (до 1386 — 1395 ? рр.), тор­жо­ць­кий (? — 1420 р.). Дру­жи­на Уля­на заги­ну­ла у 1420 р. разом з мужем (вби­ті Юрієм Свя­то­сла­ви­чем).
37. ВОЛО­ДИ­МИР МСТИ­СЛА­ВИЧ († до 1403) ……………………………………. 17

Алек­сандр Бори­со­вич Поле Хле­пен­ский

Кон­стан­тин Оста­фье­вич, кн. Псков­ский, ум.1403

Иван Ива­но­вич Бере­зуй­ский

Васи­лий Ива­но­вич Бере­зуй­ский

Участ­во­вал в отра­же­нии вто­рой «литов­щи­ны» Вели­ко­го кня­зя Оль­гер­да, и был ранен при обо­роне Воло­ка-Лам­ско­го.
Прiи­де же Олгердъ съ всЪми сила­ми къ Воло­ку и стал око­ло горо­да, тогда же на мосту у гра­да сто­аше князь Васи­лей Ива­но­вичь Бере­зуй­скiй, бЪ ту вое­вод­ствуя; нЪкiй же Лит­в­инъ единъ ута­и­вся отъ рати, иде подъ мостъ той, и сквозЪ мостъ прон­зе кня­зя сули­цею, и отъ тоа язвы и раз­болЪв­ся, и постриг­ся въ черн­ци преставися.(ПСРЛ, т.8, с.17
Иван Соба­ка (1389)(у него сын Васи­лий Соба­ка и внук Миха­ил б/д),
Семен Тра­ва,
Иван Уда (1393) б/д
Иван Уда в 1377 году в каче­стве вое­во­ды нов­го­род­ско­го оса­ждал Новый горо­док на Овле: «и сто­я­ша под горо­дом мно­го дней, и посад весь взя­ша, и волость всю потра­ви­ша, и поло­на мно­го при­ве­до­ша». Далее Уда зна­чит­ся в чис­ле под­пи­сав­ших духов­ное заве­ща­ние кня­зя Дмит­рия Иоан­но­ви­ча. В 1401 г. он в каче­стве вое­во­ды был послан вел. кня­зем Васи­ли­ем Дмит­ри­е­ви­чем с ратью искать кня­ги­ню Алек­сан­дру, супру­гу Суз­даль­ско­го кня­зя Симео­на (кото­рый по при­со­еди­не­нии Васи­ли­ем Дмит­ри­е­ви­чем горо­да Ниж­не­го бежал в Орду, ища в ней помо­щи, и при содей­ствии царе­ви­ча Эйтя­ка в 1399 г. взял обма­ном Ниж­ний, но не мог удер­жать его по недо­стат­ку вои­нов; жена же Симео­на в это вре­мя была заклю­че­на под стра­жу на Руси), бежав­шую из-под стра­жи в зем­лю Мор­дов­скую, под­власт­ную тата­рам: «Тое же осе­ни (1401 г.) князь вели­кий посы­лал рать иска­ти кня­ги­ни Семе­но­вы, а вое­во­ды бяху у них Иван Андре­евич Уда (непра­виль­но назван­ный вме­сто Фео­до­ро­вич) да Фео­дор Гле­бо­вич, и идо­ша на Морд­ву, и нае­ха­ша ю в татар­ской зем­ле на месте Цибир­ца, и ту изни­ма­ша кня­ги­ню Семе­но­ву Алек­сан­дру у св. Нико­лы… и при­ве­до­ша на Моск­ву с детьми». Нако­нец, под 1393 годом Уда упо­ми­на­ет­ся по слу­чаю заклю­че­ния мира с нов­го­род­ца­ми, к кото­рым он был отправ­лен вели­ким кня­зем в каче­стве посла.

Борис Вепрь.

XVIII

40. ДМИТ­РО ГЛІ­БО­ВИЧ († піс­ля 1433) …………………………………………. 28
41. ІВАН ГЛІ­БО­ВИЧ …………….. 28 < князі КОР­КОДІ­НО­ВИ
Князі КОР­КОДІ­НО­ВИ зали­ши­ли мало від­бит­ків у дже­ре­лах. Іван Глі­бо­вич зна­ний з родо­водів. Його син Юрій Кор­ко­да зга­дуєть­ся в доку­мен­ті з 1487 р. Син Юрія Іва­но­ви­ча — Іван помер піс­ля 1514 р. (2112, s. 179-180). Його нащад­ки перей­шли на мос­ковсь­ку служ­бу. Семен Кор­коді­нов був воє­во­дою у 1581 р. Роди­на вигас­ла до почат­ку XVII ст.

42/29. ФЕДІР ЮРІЙ­О­ВИЧ († 1412 ?)

Князь доро­го­бузь­кий (1401 ? – 1404), пор­ховсь­кий (1410–1412). HIVЛ и Лето­пись Авра­ам­ки отме­ча­ют, что в 1404 г. сре­ди лиц, со­провождавших быв­ше­го смо­лен­ско­го вели­ко­го кня­зя Юрия Святосла­вича в Моск­ву, а затем на кня­же­ние в Вели­кий Нов­го­род, были его сын Федор Юрье­вич и слу­жи­лые кня­зья Семен и Вла­ди­мир Мсти­сла­ви­чи Вя­земские2. В более позд­ней Нико­новской лето­пи­си 20-х гг. XVI в. князь Вла­ди­мир оши­боч­но был назван бра­том вели­ко­го кня­зя Юрия Свя­то­сла­ви­ча (Там же. Т. 11. С. 190). Поль­ский гене­а­лог Ю. Вольф спра­вед­ли­во отме­тил, что про­ис­хож­де­ние фами­лии Пор­хов­ских, суще­ство­вав­шей в Рос­сии еще в XVI в., свя­за­но с нов­го­род­ским при­го­ро­дом Пор­хо­вым. Иссле­до­ва­тель обра­тил вни­ма­ние на то, что через неко­то­рое вре­мя после захва­та литов­ца­ми Смо­ленска (в 1404 г.) в Пор­хо­ве на кня­же­нии ока­зал­ся Федор, сын вели­ко­го кня­зя смо­лен­ско­го Юрия Свя­то­сла­ви­ча. как сооб­ща­ет Н IVЛ : «Поста­ви­ша цер­ковь камен­ну свя­та­го Нико­лоу въ Пор­хо­ве, при кня­зи Федо­ре Юрье­ви­че Смо­лень­скомъ. И дру­гую на Веря­жи у мосту свя­та­го Нико­лу дре­вя­ну въ мана­сты­ри; тре­тью на Кло­пь­ске цер­ковь дре­вя­ноу свя­тую Тро­и­цю». В послед­ний раз на корм­ле­нии в Нов­го­род­ской зем­ле став­лен­ник поль­ско­го коро­ля Вла­ди­сла­ва II Ягай­ло и вели­ко­го
кня­зя Вито­вта, слу­жи­лый князь Семен Лугвень, сидел в 1407— 1412 гг. Вслед за дан­ным собы­ти­ем «Лугвень сье­ха в Лит­ву
и намест­ни­ки све­де с при­го­ро­довъ Нов­го­роц­кыхъ» ПСРЛ. Т. 4. Ч. 1. С. 412. Корм­ле­ние кня­зя Ф. Ю. Смо­ленского в этой воло­сти про­дол­жа­лось вплоть до нача­ла янва­ря 1412 г. Из-за дав­ней враж­ды с Вито­втом он не захо­тел быть при­чи­ной вой­ны меж­ду Поль­шей, ВКЛ и Вели­ким Нов­го­ро­дом. Князь оста­вил Новгород­скую зем­лю и уехал в импер­ские зем­ли3.

Смоленские
Гер­бы кня­зя Федо­ра Юрье­ви­ча (1412 г.)

8 нояб­ря 1414 г. он при­сут­ство­вал в Аахене на коро­на­ции рим­ско­го (гер­ман­ско­го) коро­ля
Сигиз­мун­да I Люк­сем­бург­ско­го (t 1437). В борь­бе про­тив уси­ле­ния влия­ния в Восточ­ной Евро­пе поль­ско­го коро­ля Вла­ди­сла­ва II Ягай­ло и литов­ского вели­ко­го кня­зя Вито­вта этот король актив­но под­дер­жи­вал вла­сти Тев­тон­ско­го Орде­на. В 1418 г. Федор Юрье­вич («князь из Белой Руси») участ­во­вал в засе­да­ни­ях XVI Все­лен­ско­го собо­ра в Кон­стан­це, на кото­ром под­ни­мал­ся вопрос об унии меж­ду като­ли­ка­ми и пра­во­слав­ны­ми [Бегу­нов Ю. К. К вопро­су о цер­ков­но-поли­ти­че­ских пла­нах Гри­го­рия Цам­бла­ка // СС. 1981. № 3. С. 57; он же. Твор­че­ское насле­дие Гри­го­рия Цам­бла­ка // Новые изда­
ния и пере­из­да­ния по сла­ви­сти­ке / Под ред. К. Д. ван Схо­не­вель­да. Жене­ва; Вели­ко Тыр­но­во, 2005. № 3 (367). С. 413; Фло­ря Б. Н. Иссле­до­ва­ния по исто­рии церк­ви. С. 341— 342]. В 1420 г. князь погиб во вре­мя пер­во­го кре­сто­во­го похо­да про­тив чеш­ских гуси­тов Ян Длу­гош оши­боч­но назвал его кня­зем Юри­ем. Оче­вид­но, каким-то обра­зом это изве­стие «Хро­ни­ки» Яна Длу­го­ша повли­я­ла на «Хро­ни­ку Литов­скую и Жмойт­скую», где так­же загра­нич­ный пери­од жиз­ни кня­зя Федо­ра Юрье­ви­ча был оши­боч­но при­пи­сан его отцу смо­лен­ско­му вели­ко­му кня­зю Юрию Свя­то­сла­ви­чу: «…а князь Юрий до Вен­гер ушол, а там гдесь, в вой­ску будучи, под неко­то­рым зам­ком постре­ле­ный, умер» (ср.: ПСРЛ. Т. 32. С. 77. Л. 502 об.). По мне­нию Ю. Воль­фа, Федор Юрье­вич был без­дет­ным. Ссы­ла­ясь на рус­ские родо­слов­цы, иссле­до­ва­тель счи­тал, что отцом кня­зей Андрея и Семе­на Пор­хов­ских был князь Иван Свя­то­сла­вич Ю. Вольф пишет, что детьми кня­зя Ива­на Свя­то­сла­ви­ча были Андрей и Федор. В отно­ше­нии послед­не­го это ошиб­ка, так как ниже он пишет не о нем, а о кня­зе Семене4.

44. МИХАЙ­ЛО ОЛЕК­САН­ДРО­ВИЧ ЗЯЛО .. 32 < князі ДАШ­КО­ВИ [?]
Князі ДАШ­КО­ВИ на під­ставі родо­водів виво­ди­ли свій рід від Михай­ла Зяло. Ця роди­на фік­суєть­ся в роз­ряд­них кни­гах з 1570 р. Від­по­від­но до сімей­но­го літо­пи­су «муж честен Дашек» виї­хав з Орди на служ­бу до Васи­ля Іва­но­ви­ча, бать­ка Іва­на Гроз­но­го (391, с.32-33). Здаєть­ся, що це ближ­че до істи­ни. Даш­ко­ви про­тя­гом XVII ст. вико­ну­ва­ли ряд важ­ли­вих дипло­ма­тич­них дору­чень, їзди­ли в різ­ні краї­ни, але ніде не вжи­ва­ли кня­жо­го титу­лу. Він з’явився тіль­ки у XVIII ст. Мож­ли­во, що для його обгрун­ту­ван­ня була покли­ка­на вер­сія поход­жен­ня від смо­ленсь­ких князів. Най­більш відо­мою з роди­ни була політик, вче­ний і пись­мен­ни­ця Кате­ри­на Романів­на Даш­ко­ва (з дому Ворон­цо­ва) (1743-1810 рр.), яка очо­лю­ва­ла Пере­рбурзь­ку АН y 1783-1794 pp.

45. NN ІВАНІВ­НА ……………………………………………………………. 32
~ Юрій Дмит­ро­вич, кн. Зве­ни­го­родсь­кий († 1434 р.)
46. NN ІВАНІВ­НА († до 1430) ……………………………………………………………. 33
~ Свид­ри­гай­ло Оль­гер­до­вич, кн. вітебсь­кий († 1452 р.)

47. АНДРІЙ ІВА­НО­ВИЧ († піс­ля 1450)…………… 33 < князі ПОР­ХОВСЬ­КІ
Князь пор­ховсь­кий (до 1442 — піс­ля 1450 ? рр.).

48. СЕМЕН ІВА­НО­ВИЧ († піс­ля 1442) ….. 33 < князі ПОР­ХОВСЬ­КІ
Князь пор­ховсь­кий (до 1442 — піс­ля 1442 ? рр.). Андрій та Семен Іва­но­ви­чі повер­ну­ли­ся до Лит­ви (ix бать­ко Іван Свя­то­сла­ви­чу 1412 р. отри­мав Пор­ховсь­ке князів­ство, яке було васа­лом Нов­го­ро­да Вели­ко­го, за запо­вітом сво­го пле­мін­ни­ка Федо­ра Юрій­о­ви­ча), де писа­ли­ся Пор­ховсь­ки­ми. Андрій був васа­лом мсти­славсь­ко­го кня­зя Лугвенія-Семе­на Оль­гер­до­ви­ча. Семен у 1442 р. виї­хав з Лит­ви на мос­ковсь­ку служ­бу. Його нащад­ки ще жили у XVII ст. (2113, s.391-392).

50 ДМИТ­РО ВАСИ­ЛЬО­ВИЧ КРО­ПОТ­КА ……………………………………… 35 < князі КРО­ПОТ­КІ­НИ, князі КРО­ПОТ­КИ, князі КРО­ПОТ­КИ-ЄЛО­ВИ­ЦЬ­КІ
Сини Дмит­ра Васи­льо­ви­ча — Олек­сандр та Іван утри­му­ва­ли ще своє князів­ство, яке було уді­лом Можайсь­ко­го князів­ства, їх нащад­ки з сере­ди­ни XVI ст. слу­жи­ли ста­ри­ць­ким кня­зям. Від них пішли російсь­кі гіл­ки князів Кро­пот­кі­них. З цьо­го роду най­більш відо­мий зна­ме­ни­тий рево­лю­ціо­нер і тео­ре­тик анар­хіз­му Пет­ро Олексій­о­вич Кро­пот­кін (1842-1921 рр.). У Литві зали­ши­ли­ся нащад­ки най­мо­лод­шо­го з синів Дмит­ра Васи­льо­ви­ча — Дмит­ра Дмит­ро­ви­ча, які писа­ли­ся як князі КРО­ПОТ­КИ. Вони отри­ма­ли зем­лі на Волині. Федір Дмит­ро­вич Кро­пот­чи­нич, який зга­дуєть­ся у 1487-1488 рр. нащад­ків не мав. Його молод­ший брат Іван Кро­пот­ка († піс­ля 1496 р.) мав єди­но­го сина Васи­ля Кро­пот­ку-Єло­ви­ць­ко­го († піс­ля 1542 р.). Василь і його нащад­ки писа­ли­ся як князі КРО­ПОТ­КИ-ЄЛО­ВИ­ЦЬ­КІ. Яків Васи­льо­вич († 1564 р.) мав семе­ро дочок, що при­ве­ло до вигас­нен­ня цієї гіл­ки (1700, с.308-309).

51 ВАСИЛЬ ІВА­НО­ВИЧ …………. 39 < князі СЕЛЕ­ХОВСЬ­КІ
Піс­ля заги­белі бать­ка у 1386 р. в нещас­ливій битві під Мсти­слав­лем, Василь Іва­но­вич зму­ше­ний був шука­ти щастя на служ­бі у мос­ковсь­ких князів. Його сини Іван, Федір Буто­ра тв Іван Гла­диш слу­жи­ли Васи­лю Дмит­ро­ви­чу. Іван Семе­но­вич Селе­ховсь­кий потра­пив в полон під Оршею у 1514 р. і повер­нув­ся тіль­ки на почат­ку 1552 р. (140, с. 169, 234). При взят­ті Каза­ні в 1552 р. заги­нув князь Дани­ло Федо­ро­вич Селе­ховсь­кий (414, с. 177). Кня­зя Олексій Селе­ховсь­кий заги­нув у битві під Коно­то­пом у 1659 р. (414, с. 188). Роди­на вигас­ла у XVII ст.
52. ІВАН ІВА­НО­ВИЧ КАЛИ­ТА ……………………………………………………………. 39

XIX коле­но

53. ІВАН СТАР­ШИЙ ДМИТ­РО­ВИЧ ДАХ († сере­ди­на XV ст.) ……………………………………………………………. 40 < князі ЖИЖЕМСЬ­КІ
Князі ЖИЖЕМСЬ­КІ похо­дять від сина Іва­на Дмит­ро­ви­ча Даха — Михай­ла Жижемсь­ко­го (від с.Жижма над р.Жижмою у повіті Лідсь­ко­му), чия діяль­ність від­но­сить­ся до 1482-1528 рр. Він був васа­лом мсти­славсь­ко­го кня­зя. Мав п’ятеро синів: Дмит­ра, Дани­ла, Васи­ля, Тимо­фія та Бог­да­на і двох дочок: Анну († 1532 р.) та Ана­стасію. Дани­ло († до 1554 р.), Тимо­фій († піс­ля 1542 р.) і Бог­дан († бл. 1542 р.) зали­ши­ли­ся у Литві, їх володін­ня з сере­ди­ни XVI ст. були в Україні. Анну вида­ли за кня­зя Федо­ра Іва­но­ви­ча Коре­ць­ко­го, а Ана­стасію — за кня­зя Воло­ди­ми­ра Бог­да­но­ви­ча Глинсь­ко­го-Путив­льсь­ко­го. Дмит­ро та Василь у 1508 р. виї­ха­ли на мос­ковсь­ку служ­бу. Дмит­ро мав сина Олек­сандра († 1552 р.), Василь — синів Михай­ла та Пет­ра († піс­ля 1564 р.). їх наща­док Семен у 1557 р. був на служ­бі у кня­зя Дмит­ра Бай­ди Виш­не­ве­ць­ко­го. Дани­ло Михай­ло­вич мав сина Андрія (зга­да­ний у 1589 р.) та вну­ка Олек­сандра († піс­ля 1595 р.), одруженого.з Мари­ною Гостомсь­кою, чиї нащад­ки вигас­ли на почат­ку XVII ст. Єди­ний син Бог­да­на Михай­ло­ви­ча — Пет­ро помер у 1551 р. без нащад­ків. У Тимо­фія Михай­ло­ви­ча був син Іван († 1565 p.) та доч­ка Томі­ла (зга­да­на у 1551 р.). Стар­ший син Іва­на — Ярош († 1597 р.) був королівсь­ким рот­містром і річи­ць­ким ста­ро­стою (з 1576 р.), його дру­жи­ною була кня­ги­ня Бог­да­на Дру­ць­ка-Горсь­ка. Молод­ший син Силь­вестр зай­мав уряд кобринсь­ко­го ліс­ни­чо­го. Він помер піс­ля 1599 р., не зали­шив­ши нащад­ків, їх сест­ра Миро­сла­ва у 1610 р. ще жила. Пет­ро Яро­шо­вич († бл.1616 р.) був одру­же­ний з кня­ги­нею Хри­сти­ною Соло­ме­ре­ць­кою. Він три­мав річи­ць­ке ста­ро­ство з 1597 р. У ньо­го було троє синів: Криштоф († 1633 р.), мінсь­кий під­су­док, одру­же­ний з княж­ною Оле­ною Андріїв­ною Сан­гуш­ко; Адам († бл. 1640 р.), мозирсь­кий хорун­жий і мозирсь­кий під­ко­морій; та Ян († піс­ля 1645 р.). Най­мо­лод­ший нащад­ків не мав. Від двох стар­ших пішли мозирсь­кі гіл­ки Жижемсь­ких, які згас­ли у XVIII ст. Ярош (Ієронім) Яро­шо­вич († бл.1640 р.) був справ­цею мозирсь­ко­го ста­ро­ства, мозирсь­ким войсь­ким і мозирсь­ким під­ко­морієм. Його дру­жи­ною була Гальш­ка Вой­техів­на Рад­зи­мінсь­ка. Від них піш­ла мінсь­ка гіл­ка князів Жижемсь­ких. Іван Яро­шо­вич († 1601 р.) був чер­кась­ким під­ста­ро­стою (1600-1601 рр.). Його дру­жи­ною була княж­на Ядві­га Кири­ків­на Ружинсь­ка. Дітей від цьо­го шлю­бу не було (2112, s.632; 1700, с.310-311).
54. ІВАН МОЛОД­ШИЙ ДМИТ­РО­ВИЧ ШАХ .. 40 < ТАТІ­ЩЕ­ВИ князі СОЛО­МЕ­РЕ­ЦЬ­КІ
ТАТИ­ЩЕ­ВИ виво­ди­ли свій рід від соло­ме­ре­ць­ко­го кня­зя (центр уді­лу Соло­мер­це над р.Соломерічею, при­то­кою Вячи неда­ле­ко від Мінсь­ка) Іва­на Дмит­ро­ви­ча Шаха. Його стар­ший син Юрій мав сина Васи­ля Тати­ща. Його нащад­ки слу­жи­ли мос­ковсь­ким кня­зям (1469). З цьо­го роду най­більш відо­мі істо­рик Василь Мики­то­вич (1686-1750 рр.), дипло­мат Дмит­ро Пав­ло­вич (1767-1845 рр.), дипло­мат і істо­рик Сер­гій Спи­ри­до­но­вич (1846-1906 рр.).
Князі СОЛО­МЕ­РЕ­ЦЬ­КІ похо­дять від молод­ших синів Іва­на Дмит­ро­ви­ча Шаха — Федо­ра та Семе­на (2112, s.493). Володін­ня князів Соло­ме­ре­ць­ких були у Біло­русії, але роди­на була пов’язана шлю­ба­ми з кня­зя­ми Голь­шансь­ки­ми та волинсь­ки­ми маг­натсь­ки­ми роди­на­ми. Через це князі Соло­ме­ре­ць­кі запи­сані у волинсь­ких пом’яниках. Остан­ній з князів Соло­ме­ре­ць­ких пінсь­кий мар­ша­лок Ян Вла­ди­слав помер у 1641 р.

Все­во­лод Гле­бо­вич хро­но­ло­ги­че­ски не может быть сыном Гле­ба Брян­ско­го, т.к. Глеб погиб в 1340 г., а его внук по этой вер­сии Алек­сандр Все­во­ло­до­вич в это же вре­мя явля­ет­ся псков­ским кня­зем, будучи вполне взрос­лым. Полу­ча­ет­ся, что от Свя­то­сла­ва Гле­бо­ви­ча (+1310) до Ива­на Дмит­ри­е­ви­ча (нач.15 в.) за 100 лет дей­ству­ют 5 поко­ле­ний (слиш­ком мно­го).

При­ло­же­ние
Пись­мо риж­ско­го архи­епи­ско­па Иоган­не­са фон Луне, маги­стра
Тев­тон­ско­го орде­на в Ливо­нии Эрн­ста фон Рат­це­бур­га и намест­ни­ка
дат­ско­го коро­ля в Реве­ле и Виро­нии Эйлар­да фон Обер­га горо­ду Любе­ку и немец­ким куп­цам, тор­гу­ю­щим на Бал­ти­ке [LübUB, № 391]
Johannes, miseracione divina sancte Rigensis ecclesie archiepiscopus
Fr(ater) Er(nestus) Magister domus Theutonice in Liuonia, Ey(lardus) miles,
dictus de oberch, capitaneus illustris regis Dacie per reualiam et wironiam.
viris honorabilibus et in christo dilectis, aduocato et consulibus Lubicensibus,
sed et vniversis mercatoribus mare orientale frequentantibus, salutem in domi no sempiternam. Vniuersitati vestre graciarum referimus actiones, quod
super foro communi non querendo ulterius in Rucia, voluntates vestras nostris voluistis voluntatibus adaptare. Nos quoque, sicut vestra Vnanimitas expetiuit, id ipsum uoluntarie intermittere volumus et libenter, vt scilicet nec
vehiculis nec nauibus illuc nos uel nostri aliqua mercimonia transferamus.
Quia igitur vnanimiter conveniunt in hoc proposito uota nostra, nullus, ut
proximum pascha transierit, negociationem suam disponat amplius ad Ruthenos. Ad terras vero nostras mercandi gratia, vbicumque placuerit, sicut
hactenus, libere veniatis, vtentes ibidem concessis libertatibus sicut prius. Quia vero dominus Tharbatensis et dominus Osiliensis, episcopi, nobis sine
ipsis in ciuitate Rigensi simul positis ad presens, sigilla sua apponere non poterant ad presentes, alias litteras sub eodem tenore, tam sub nostris quam
ipsorum sigillis, curabimus vniuersitati vestre in primo passagie destinare.
Dat. Rige, anno domini MCCLXXVIII, pridie nonas Februarii.
‘Иоганн, Божьей мило­стью архи­епи­скоп свя­той церк­ви в Риге, брат
Эрнст, магистр Тев­тон­ско­го дома в Ливо­нии, воин Эйлард фон Оберг,
достославный23 намест­ник дат­ско­го коро­ля в Рева­лии и Виро­нии —
мужам досто­чти­мым и воз­люб­лен­ным во Хри­сте, правителю24 и чле­нам
город­ско­го сове­та Любе­ка, а так­же всем куп­цам, посе­ща­ю­щим Восточ­ное море: Веч­но­го бла­го­ден­ствия в Гос­по­де! Мы бла­го­дар­ны всем
вам за то, что вы поже­ла­ли согла­со­вать свои жела­ния с наши­ми в том,
что­бы впредь не вести тор­гов­лю с Русью. И мы тоже, в соот­вет­ствии
с вашей еди­но­душ­ной прось­бой, охот­но и доб­ро­воль­но хотим пре­рвать
ее (тор­гов­лю), т. е. ни назем­ным транс­пор­том, ни кораб­ля­ми туда
не ездить и ника­ких това­ров не возить. Итак, посколь­ку наши жела­ния
по пово­ду это­го пред­ло­же­ния сов­па­да­ют, то после бли­жай­шей Пас­хи пусть никто боль­ше не совер­ша­ет тор­гов­ли с руте­на­ми. Но в наши
зем­ли при­ез­жай­те тор­го­вать сво­бод­но, куда бы вы ни поже­ла­ли, как
и преж­де, поль­зу­ясь теми же сво­бо­да­ми, что и рань­ше. Посколь­ку же
вла­ды­ки епи­ско­пы Дерп­та и Эзеля25 не смог­ли при­ло­жить свои печа­ти к насто­я­ще­му пись­му (так как мы сей­час вме­сте нахо­дим­ся в горо­де
Рига, а их с нами нет), то мы поста­ра­ем­ся как мож­но ско­рее отпра­вить
вам мор­ским путем новое, ана­ло­гич­ное по смыс­лу пись­мо, скреп­лен­ное как наши­ми, так и их печа­тя­ми. Рига, 4 фев­ра­ля 1278 г. от Р. Х.’
(пере­вод Я. Д. Эйдель­кин­да).

23 Воз­мож­но, что эпи­тет illustris ‘досто­слав­ный’ отно­сит­ся не к намест­ни­ку,
а к само­му коро­лю Дании.
24 Лат. advocatus обо­зна­ча­ет «защит­ни­ка», т. е. намест­ни­ка импе­ра­то­ра в «воль­ном импер­ском горо­де», како­вым был Любек [MLW1: 278]; отсю­да (через
позд­не­лат. vocatus) нем. тер­мин фогт (Vogt, Schirmvogt) [Kluge: 962].
25 Немец­кое назва­ние о. Сааре­маа.

Print Friendly, PDF & Email
  1. Лит.: Го­лу­бов­ский П. В. Ис­то­рия Смо­лен­ской зем­ли до на­ча­ла XV сто­ле­тия. К., 1895; Ща­пов Я. Н. Кня­же­ские ус­та­вы и цер­ковь в древ­ней Ру­си. XI–XIV вв. М., 1972; То­лоч­ко П. П. Древ­няя Русь. К., 1987; Гру­шевсь­кий М. С. Історiя Украї­ни-Ру­­си. Київ, 1992. Т. 2. []
  2. ПСРЛ. Т. 4. Ч. 1. С. 395. Л. 262— 262 об.; Т. 16. Стб. 148. []
  3. ПСРЛ. т. 3. С. 403— 404. Л. 245 об. — 246. []
  4. Wolff J. Kniaziowie litewsko-ruscy… S. 391— 392). []