Рюриковичи
Київсь­ке князів­ство у дру­гій поло­вині XII — пер­шої треті XIII ст.

I коле­но

1. Рюрик
по рус­ским лето­пис­ным пре­да­ни­ям три бра­та конун­га, пред­во­ди­те­ли варяж­ских дру­жин, при­зван­ные «из-за моря» нов­го­род­ски­ми сла­вя­на­ми с целью пре­кра­ще­ния меж­до­усо­биц в горо­де и осно­вав­ших древ­не­рус­ское госу­дар­ство. Соглас­но этой вер­сии, Рюрик сел в Нов­го­ро­де «, Сине­ус — в Бело­озе­ре, Тру­вор — в Избор­ске. Быст­рая смерть бра­тьев сде­ла­ла Рюри­ка пол­но­власт­ным пра­ви­те­лем Нов­го­род­ской зем­ли. Неко­то­рые уче­ные отож­деств­ля­ют его с Рёри­ком Дат­ским, совер­шав­шим во гла­ве варяж­ской дру­жи­ны набе­ги на стра­ны Запад­ной Евро­пы (до 860 г.). Суще­ству­ет мне­ние, что Сине­уса и Тру­во­ра не суще­ство­ва­ло, а изве­стие о них — резуль­тат непра­виль­но про­чи­тан­но­го рус­ским лето­пис­цем ино­стран­но­го тек­ста, кото­рый сооб­ща­ет, что Рюрик при­шел в зем­ли сла­вян со сво­им домом («сине-хус») и вер­ной дру­жи­ной («тру-воринг»).
Совре­мен­ные иссле­до­ва­те­ли пола­га­ют, что сто­ли­цей Рюри­ка мог­ло быть так назы­ва­е­мое Рюри­ко­во Горо­ди­ще под Нов­го­ро­дом, а сам этот город воз­ник несколь­ко поз­же.
Позд­ние лето­пи­си (XVII в.) содер­жат леген­ду, что Рюрик захва­тил власть в Нов­го­ро­де, вос­поль­зо­вав­шись внут­рен­ни­ми усо­би­ца­ми. Это вызва­ло вос­ста­ние про­тив варя­гов, воз­глав­ля­е­мое Вади­мом Храб­рым. Рюрик каз­нил Вади­ма и его «совет­ни­ков», а дру­гие нов­го­род­цы бежа­ли в Киев, но это пре­да­ние недо­сто­вер­но.
Соглас­но лето­пи­си, в 879 г. Рюрик умер, вру­чив прав­ле­ние и мало­лет­не­го сына Иго­ря сво­е­му род­ствен­ни­ку Оле­гу.
Ниже при­ве­де­ны био­гра­фии потом­ков Рюри­ка в поряд­ке стар­шин­ства линий.

Олег

Под 912 или 913 зафик­си­ро­ва­но напа­де­ние русов. Флот русов с раз­ре­ше­ния кага­на про­шел через Хаза­рию на Кас­пий. На южных бере­гах Кас­пия русы гра­би­ли мусуль­ман. По воз­вра­ще­нии русы под­верг­лись напа­де­нию мусуль­ман и хри­сти­ан Ити­ля. Остат­ки русов были уни­что­же­ны в вер­хо­вьях Вол­ги бур­та­са­ми. То есть, никто не вер­нул­ся. В том чис­ле и князь Олег. Дина­стия «пер­во­го» Оле­га пре­рва­лась, нача­ло кня­же­ния Иго­ря.

II коле­но

2/1. Игорь Рюри­ко­вич (ум. 945)
вели­кий князь киев­ский. Начал кня­жить лишь после смер­ти сво­е­го опе­ку­на кня­зя Оле­га, в 912 г. Брак Иго­ря с Оль­гой лето­пись отно­сит к 903 г. Когда смерть Оле­га ста­ла извест­ной, древ­ляне и дру­гие пле­ме­на вос­ста­ли, но Игорь силой заста­вил их сми­рить­ся. В 914 г. близ пре­де­лов Руси появи­лись пер­вые пече­не­ги, кото­рых Игорь встре­тил с мно­го­чис­лен­ным вой­ском. Пече­не­ги, не реша­ясь всту­пить в бой, заклю­чи­ли с ним пере­ми­рие на пять лет. В 941 г. Игорь пред­при­нял неудач­ный поход на Визан­тию. Его суда не выдер­жа­ли «гре­че­ско­го огня» и сам князь с тру­дом спас­ся. В 944 г. Игорь, при содей­ствии варя­гов и пече­не­гов, воз­об­но­вил свое напа­де­ние на Визан­тию, но гре­че­ские послы встре­ти­ли его еще по эту сто­ро­ну Дуная и пред­ло­жи­ли выкуп, вслед­ствие чего князь пре­рвал поход и воз­вра­тил­ся в Киев. В 945 г. Игорь, не удо­вле­тво­рив­шись данью, полу­чен­ной от древ­лян, с неболь­шой частью дру­жи­ны вер­нул­ся за повтор­ной данью. Жите­ли Коро­сте­ня, во гла­ве со сво­им кня­зем Малом, воз­му­ти­лись и уби­ли Иго­ря. По сло­вам визан­тий­ско­го исто­ри­ка Льва Диа­ко­на древ­ляне при­вя­за­ли его к вер­хуш­кам двух нагну­тых друг к дру­гу дере­вьев, а потом отпу­сти­ли их, и Игорь был разо­рван.

~ До бра­ка с Оль­гой у ИГО­РЯ была некая жена или налож­ни­ца – мать стар­ше­го из его сыно­вей, име­ни кото­ро­го не сохра­ни­лось. * тбл. 1.
~ ОЛЬ­ГА-ОЛЕ­НА (11.07.969)
Поход­жен­ня кня­гині Оль­ги нале­жить до тих зага­док нашої історії, які, мабуть, так і зали­шать­ся нероз­га­дан­ни­ми. Не кажу­чи вже про хро­но­ло­гію її жит­тя, де без­пе­реч­ною датою мож­на вва­жа­ти тіль­ки дату смер­ті, зафік­со­ва­ну цер­ков­ним літо­пис­цем.
До 903 р. ПВЛ від­но­сить шлюб Оль­ги та Іго­ря. При цьо­му літо­пи­се­ць не знав її поход­жен­ня («от Плес­ко­ва», «… Неци же гла­го­лють, яко Олго­ви дщи бе Оль­га» (112, стб. 17). За Іоаки­мо­вим літо­пи­сом Оль­га була родом з Ізборсь­ка з роду Госто­мис­ла. Ім’я Оль­га явно пов’язане з Оле­гом, тому вер­сія про те, що вона була його доч­кою, не поз­бав­ле­на віро­гід­но­сті.
Ста­но­ви­ще Оль­ги при київсь­ко­му дворі було винят­ко­вим: літо­пис зафік­су­вав дату її шлю­бу, у неї був окре­мий двір у Виш­го­роді, її посол на рів­ні послів «світ­лих» князів з міс­це­вих дина­стій брав участь у пере­го­во­рах з Візан­тією у 944 р., пол­ко­вод­ці Іго­ря одно­стай­но визна­ли її регент­шею, а юно­го сина Свя­то­сла­ва спад­коєм­цем. Отже Оль­га не мог­ла бути доч­кою посад­ни­ка Пско­ва чи іншо­го бояри­на, навряд чи вона була доч­кою бол­гарсь­ко­го кага­на Симео­на, народ­же­ною бл.896 р. у Пліс­ці, яка при­нес­ла на Русь хри­сти­ян­ство і кири­личне пись­мо. Стан від­но­син з Бол­гарією та дже­ре­ла не дають про­сто­ру для такої гіпо­те­зи. Поход­жен­ня Оль­ги зали­шаєть­ся загад­ко­вим, хоча не виклю­че­но, що вона була остан­нім нащад­ком Асколь­да, чия сім’я мог­ла бути виве­зе­на у Псков (0727; 1063, с. 325-353; 971, с. І-VIII; 1624, с. 108- 118; 1733, с.31-51; 565, с. 424, 445-458, 467-469, 512-513; 159, с. 24-41; 1284 с. 283-288; 766, с. 56-57; 1768, с. 6-8; 1045, с.320-336; 1439, с. 198-202; 685, с. 222-234; 1212, р. 1458-1473; 1395, с. 191-197; 1406, с. 283-286; 1361, с. 196-209; 345, с. 113-124; 995, с. 173-183; 996, с. 35-48; 997, с. 71-92; 998, с. 49-57; 436, с. 88-104; 500, с. 19; 1169).
У 903 р. Ігор міг мати 25-26 років (при умо­ві, що мужем Оль­ги був Ігор Рюри­ко­вич, а не Ігор Іго­ро­вич). Оль­га мог­ла мати 8-10 років. Піз­нє народ­жен­ня Свя­то­сла­ва ціл­ком віро­гідне (матері вашо­го покір­но­го слу­ги йшов соро­ко­вий рік, коли вона наро­ди­ла сво­го єди­но­го сина). Крім того у Іго­ря та Оль­ги мог­ли бути і інші діти, які помер­ли до 945 р. Хоча немає пере­кон­ли­вих доказів належ­но­сті до Рюри­ко­ви­чів Глі­ба та Пред­сла­ви, вони мог­ли бути зве­де­ни­ми бра­том і сест­рою Свя­то­сла­ва від інших дру­жин. Навіть, якщо Ігор і став хри­сти­я­ни­ном, це мог­ло тра­пи­ти­ся не відра­зу. От бра­ка с Оль­гой Игорь имел сыно­вей: Свя­то­сла­ва {вели­ко­го кня­зя киев­ско­го в 945—972) и Гле­ба. Оль­га помер­ла 11.07.969 р. вже дале­ко не моло­дою (112, стб.56). Шану­ю­чи волю матері, Свя­то­слав доз­во­лив похо­ва­ти її за хри­сти­янсь­ким зви­чаєм. Оль­га-Оле­на була каноні­зо­ва­на церк­вою[…] Рюри­ков­на (? – ?)
княж­на нов­го­род­ская.
Дочь Рюри­ка и Ефанды (Алфвинд). Подроб­но­стей ее жиз­ни нет, но пред­по­ло­жи­тель­но она мать Иго­ря, рус­ско­го кня­зя, упо­ми­нав­ше­го­ся в чис­ле лиц отпра­вив­ших в 945 г. осо­бых послов в Визан­тию вме­сте с посоль­ством кня­зя киев­ско­го.
[…] Рюри­ков­на (? – ?)
княж­на нов­го­род­ская.
Дочь Рюри­ка и Ефанды (Алфвинд). Воз­мож­но, мать Вла­ди­сла­ва, рус­ско­го кня­зя от име­ни кото­ро­го посы­ла­лось посоль­ство в Визан­тию в 945 г. вме­сте с посла­ми киев­ско­го кня­зя.

III коле­но

[…] Иго­ре­вич (? – ?)
князь киев­ский.
Сын Иго­ря Рюри­ко­ви­ча. Упо­ми­на­ет­ся в доку­мен­тах за 916 год. Веро­ят­но, умер ранее отца. Све­де­ний о его детях нет.
Улеб – Глеб Иго­ре­вич (? – 969 или 971)
князь киев­ский.
Сын Иго­ря Рюри­ко­ви­ча и Оль­ги. Упо­ми­на­ет­ся в дого­во­ре 945 года. Вме­сте с мате­рью был в Кон­стан­ти­но­по­ле, где при­нял кре­ще­ние. Воз­мож­но, убит бра­том Свя­то­сла­вом за стро­и­тель­ство церк­вей, либо за уча­стие в заго­во­ре бояр и вое­вод про­тив Свя­то­сла­ва. Женат на некой Сфандре, но дети от это­го бра­ка не извест­ны
3/2. Свя­то­слав Иго­ре­вич (942—972)
— вели­кий князь киев­ский, сын вели­ко­го кня­зя киев­ско­го Иго­ря Рюри­ко­ви­ча. В момент смер­ти отца ему было око­ло трех лет, и управ­ле­ние кня­же­ством сосре­до­то­чи­лось в руках его мате­ри кня­ги­ни Оль­ги. Вос­пи­та­те­лем Свя­то­сла­ва был Асмуд, а вое­во­дою — Све­нельд. Как толь­ко Свя­то­слав воз­му­жал, он обна­ру­жил типич­ные чер­ты кня­зя-дру­жин­ни­ка; дела зем­ские его инте­ре­со­ва­ли мало, его тяну­ло к воен­ным пред­при­я­ти­ям в отда­лен­ных зем­лях. Из сла­вян­ских пле­мен к восто­ку от Дне­пра толь­ко вяти­чи были в ту пору вне вли­я­ния киев­ских кня­зей и пла­ти­ли дань хаза­рам. Из-за вяти­чей в 60-х гг. Свя­то­слав всту­пил в борь­бу с хаза­ра­ми, раз­гро­мил Хазар­ский кага­нат и про­ник на Вол­гу и даже в Пред­кав­ка­зье, где столк­нул­ся с яса­ми и касо­га­ми. Затем Свя­то­слав напра­вил свое вни­ма­ние на юг — на Дунай­скую Бол­га­рию. Почин в этом пред­при­я­тии Свя­то­сла­ва шел от визан­тий­ско­го импе­ра­то­ра Ники­фо­ра Фоки, кото­рый, желая огра­дить Визан­тию от опас­ных сосе­дей — бол­гар, послал Свя­то­сла­ву пред­ло­же­ние напасть на Бол­га­рию. Свя­то­слав явил­ся в Бол­га­рию со сво­и­ми союз­ни­ка­ми — вен­гра­ми, пече­не­га­ми и др. Успех похо­да Свя­то­сла­ва был огром­ный; он занял ряд бол­гар­ских горо­дов и стал стре­мить­ся к пол­но­му обла­да­нию Бол­га­ри­ей. Визан­тия ско­ро почув­ство­ва­ла, что при­об­ре­ла в его лице еще более опас­но­го сосе­да. Тогда Ники­фор напра­вил пече­не­гов на Киев, и Свя­то­слав дол­жен был воз­вра­тить­ся в оте­че­ство, но уже в 971 г., поса­див на Руси сво­их сыно­вей, сно­ва явил­ся в Бол­га­рию. Меж­ду тем пре­ем­ник Ники­фо­ра Фоки, Иоанн Цимис­хий, поми­рил­ся с бол­га­ра­ми, и Свя­то­сла­ву при­шлось иметь дело и с визан­тий­ца­ми, и с бол­га­ра­ми. Что­бы сло­мить Визан­тию, Свя­то­слав дви­нул­ся за Бал­ка­ны и сна­ча­ла имел успех, но потом дол­жен был заклю­чить мир с гре­ка­ми и уйти из Бол­га­рии. Он пошел на лод­ках к дне­пров­ским поро­гам, но они ока­за­лись заня­ты­ми пече­не­га­ми. Свя­то­слав пере­ждал до вес­ны и вновь попы­тал­ся прой­ти поро­ги, но был убит в сра­же­нии. По пре­да­нию из его чере­па пече­неж­ский князь сде­лал чашу, оправ­лен­ную в сереб­ро, и пил из нее на пирах.
~ Женат был на Пред­сла­ве, доче­ри вен­гер­ско­го коро­ля Гей­зы, от бра­ка с кото­рой извест­ны дети: Яро­полк и Олег.
~ Кро­ме того, от налож­ни­цы Малу­ши, доче­ри древ­лян­ско­го кня­зя Мала, – Вла­ди­мир.
Свя­то­слав имел трех сыно­вей: Яро­пол­ка I (вели­ко­го кня­зя киев­ско­го 972—980) и Оле­га от Пред­сла­вы, княж­ны вен­гер­ской; св. Вла­ди­ми­ра /(великого кня­зя киев­ско­го 980—1015) от Малу­ши Любе­чан­ки, рабы­ни (ключ­ни­цы) его мате­ри кня­ги­ни Оль­ги.
Игорь
Акун

IV коле­но

4/3. Яро­полк Свя­то­сла­вич (ок. 955 – 980)
вели­кий князь киев­ский.
Сын Свя­то­сла­ва Иго­ре­ви­ча и Пред­сла­вы Гей­зов­ны с 969 года полу­чил по воле отца в управ­ле­ние огром­ный удел. Он не хотел дроб­ле­ния Киев­ской Руси на уде­лы после гибе­ли отца, поэто­му искал воз­мож­но­сти, что­бы собрать зем­ли в одних руках. Пер­вым пред­ста­вил такой повод Олег, князь древ­лян­ский. В ссо­ре им был убит Лют, сын Све­нель­да, — люби­мый вое­во­да и друг Яро­пол­ка. Научен­ный совет­ни­ка­ми Яро­полк высту­пил про­тив бра­та. Их дру­жи­ны сошлись близь Овру­ча у реки Стуг­ны, при­то­ка Дне­пра. В ходе про­изо­шед­шей сечи Олег погиб, уто­нув в реке под натис­ком дру­жи­ны Яро­пол­ка. Желая лишь пови­но­ве­ния бра­та, Яро­полк искренне печа­лил­ся о гибе­ли Оле­га, виня в этом себя. Вла­ди­мир, сидя в Нов­го­ро­де, узнал о про­ис­шед­шей бит­ве. Упре­ждая напа­де­ние Яро­пол­ка, бежал к варя­гам. Через неко­то­рое вре­мя воз­вра­тил­ся на роди­ну с силь­ной дру­жи­ной. Не желая лиш­ней кро­ви, Яро­полк бежал из Кие­ва. Он укрыл­ся в неболь­шом город­ке Родне, рас­по­ло­жен­ном при впа­де­нии Роси в Днепр. Доб­ро­воль­но усту­пая Вла­ди­ми­ру вели­кое кня­же­ние, Яро­полк хотел отси­деть­ся в Родне, но боярин Блуд уго­ва­ри­вал его пой­ти на поклон к млад­ше­му бра­ту. В кон­це кон­цов, Яро­полк согла­сил­ся пой­ти, хотя был пре­ду­пре­жден, что будет убит. Бла­го­да­ря пре­да­тель­ству Блу­да так и слу­чи­лось. Яро­полк был женат на Адиле, быв­шей мона­хине – гре­чан­ке, кото­рая к момен­ту смер­ти мужа была на вто­ром меся­це­бе­ре­мен­но­сти. У нее от Яро­пол­ка родил­ся Свя­то­полк.
5/3. Олег Свя­то­сла­вич (? – 977)
князь древ­лян­ский.
Сын Свя­то­сла­ва Иго­ре­ви­ча и Пред­сла­вы Гей­зов­ны с 969 года поса­жен отцом на кня­же­ние в Древ­лян­ской зем­ле. В Овру­че Олег пал жерт­вой стрем­ле­ния Яро­пол­ка сохра­нить един­ство Киев­ской Руси и уто­нул в реке Стугне во вре­мя бит­вы с ним. После себя потом­ства не оста­вил, посколь­ку был, ско­рее все­го, очень молод и не женат.
6/3. Вла­ди­мир I Свя­то­сла­вич (в кре­ще­нии Васи­лий) (ум. 1015)
— чти­мый цер­ко­вью за кре­ще­ние Руси свя­тым и рав­ноап­о­столь­ным, вели­кий князь киев­ский. Наме­ре­ва­ясь посе­лить­ся в Бол­га­рии, Свя­то­слав назна­чил сво­их сыно­вей намест­ни­ка­ми основ­ных горо­дов. Вла­ди­ми­ру достал­ся Нов­го­род, в кото­рый он при­был в 970 г. вме­сте с бра­том сво­ей мате­ри Доб­ры­ней. После смер­ти отца (972) вели­ким кня­зем киев­ским стал Яро­полк, кото­рый, стре­мясь к еди­но­лич­ной вла­сти, начал вой­ну про­тив бра­та Оле­га древ­лян­ско­го. После гибе­ли Оле­га (977), Вла­ди­мир, опа­са­ясь, что Яро­полк пой­дет на Нов­го­род, вме­сте с дядей бежал в Шве­цию, отку­да через два года (979) вер­нул­ся в Нов­го­род с варяж­ской дру­жи­ной. Вме­сте с нов­го­род­ским вой­ском Вла­ди­мир высту­пил про­тив Яро­пол­ка. По пути к Кие­ву он захва­тил Полоцк, где кня­жил Рогво­лод, дочь кото­ро­го Рог­не­ду он сва­тал. Она тогда пред­по­чла ему Яро­пол­ка, ска­зав, что она «не разу­ет роби­чи­ча», т. е. не вый­дет замуж за сына рабы­ни. Вла­ди­мир убил Рогво­ло­да и двух его сыно­вей, а Рог­не­ду насиль­но взял к себе в жены. Зама­нив Яро­пол­ка на пере­го­во­ры, Вла­ди­мир убил его, после чего стал вели­ким кня­зем киев­ским (980) и женил­ся на вдо­ве бра­та «гре­кине», уже ожи­дав­шей ребен­ка. Таким обра­зом ее сын Свя­то­полк, родив­ший­ся вско­ре, был сыном Яро­пол­ка, но вос­пи­ты­вал­ся сре­ди сыно­вей Вла­ди­ми­ра.
Гово­ря о пер­вых годах кня­же­ния Вла­ди­ми­ра, лето­пи­сец отме­ча­ет его рев­ность к язы­че­ству, жено­лю­бие (несколь­ко жен и до 800 налож­ниц) и воин­ствен­ность. В 981 г. Вла­ди­мир вое­вал с поль­ским коро­лем Мечи­сла­вом и взял ряд горо­дов в Гали­ции. В бла­го­дар­ность за побе­ды Вла­ди­мир при­нес богам чело­ве­че­ские жерт­вы (Федор и его сын Иоанн — варя­ги-хри­сти­ане были при­не­се­ны в жерт­ву Перу­ну). В 985 г. Вла­ди­мир вме­сте с Доб­ры­ней пред­при­нял поход про­тив волж­ско­кам­ских бол­гар, окон­чив­ший­ся его побе­дой. В 988 г. он взял визан­тий­скую кре­пость на бере­гу Чер­но­го моря — Кор­сунь. В том же году он кре­стил­ся и всту­пил в новый брак с гре­че­ской царев­ной Анной, сест­рой импе­ра­то­ров Васи­лия и Кон­стан­ти­на. Вер­нув­шись из Кор­су­ни, кре­стил в Дне­пре жите­лей Кие­ва, после чего дея­тель­но занял­ся рас­про­стра­не­ни­ем хри­сти­ан­ства по всей стране. В самом Кие­ве он постро­ил цер­ковь св. Васи­лия и цер­ковь Бого­ро­ди­цы «Деся­тин­ную», назван­ную так пото­му, что на содер­жа­ние ее и духо­вен­ства шла деся­тая часть кня­же­ских дохо­дов. Что­бы обез­опа­сить Русь от пече­не­гов, Вла­ди­мир стро­ит новые горо­да и насе­ля­ет их нов­го­род­ски­ми сла­вя­на­ми, кри­ви­ча­ми, вяти­ча­ми и чудью. В 993 г. Вла­ди­мир вое­вал с белы­ми хор­ва­та­ми. В год смер­ти рассо­рил­ся с сыном Яро­сла­вом и начал под­го­тов­ку к похо­ду, но забо­лел и вско­ре умер. Тело кня­зя погре­бе­но в Кие­ве в Деся­тин­ной церк­ви.
Вла­ди­мир Свя­то­сла­вич имел сле­ду­ю­щих детей: Свя­то­пол­ка I Ока­ян­но­го, вели­ко­го кня­зя киев­ско­го в 1015—1019 гг.; кня­зей Изя­с­ла­ва Полоц­ко­го, Суди­сла­ва, Выше­сла­ва (ум. 1012), Позв­из­да, Все­во­ло­да, Ста­ни­сла­ва; Яро­сла­ва I Муд­ро­го, вели­ко­го кня­зя киев­ско­го в 1019—1054 гг.; Мсти­сла­ва Храб­ро­го, кня­зя тму­та­ра­кан­ско­го; Свя­то­сла­ва, кня­зя древ­лян­ско­го; Бори­са, кня­зя ростов­ско­го и Гле­ба, кня­зя муром­ско­го.

V коле­но

7/4. Свя­то­полк – Петр I Вла­ди­ми­ро­вич «Ока­ян­ный» (980 – 1019)
князь туров­ский, вели­кий князь киев­ский.
Сын Яро­пол­ка Свя­то­сла­ви­ча и Адили, усы­нов­лен Вла­ди­ми­ром I Свя­то­сла­ви­чем. Несмот­ря на свое стар­шин­ство, СВЯ­ТО­ПОЛК не мог рас­счи­ты­вать на вели­кое кня­же­ние, посколь­ку был нелю­би­мым сыном. Перед сво­ей смер­тью Вла­ди­мир вме­сте со СВЯ­ТО­ПОЛ­КОМ в ночь поеха­ли из Кие­ва в Выш­го­род, где нахо­ди­лась часть гаре­ма вели­ко­го кня­зя. Еще нака­нуне он был свеж и отно­си­тель­но здо­ров, а ночью скон­чал­ся. СВЯ­ТО­ПОЛК решил скрыть от всех смерть Вла­ди­ми­ра I и под утро с вер­ны­ми людь­ми вер­нул­ся в Киев. Захва­тив власть, он подар­ка­ми и лестью хотел скло­нить киев­лян на свою сто­ро­ну. Но киев­ляне не скло­ни­лись к СВЯ­ТО­ПОЛ­КУ, мно­гие зна­ли, что не его, но Бори­са про­чил Вла­ди­мир Свя­то­сла­вич на свое место. Не желая иметь сопер­ни­ков, СВЯ­ТО­ПОЛК послал убить Бори­са, затем Гле­ба и Свя­то­сла­ва. За это бра­то­убий­ство полу­чил про­зви­ще «Ока­ян­ный», т. е. подоб­ный Каи­ну, убив­ше­го сво­е­го бра­та Аве­ля. Сверг­нут был воору­жен­ным путем, опол­чив­шим­ся про­тив него Яро­сла­вом Вла­ди­ми­ро­ви­чем, кня­зем нов­го­род­ским. Несмот­ря на мощ­ную под­держ­ку поль­ско­го коро­ля Боле­сла­ва I Храб­ро­го, на доче­ри кото­ро­го Свя­то­полк был женат, ему при­шлось бежать из Кие­ва. В пути, во вре­мя бег­ства в Поль­шу умер. О его потом­стве изве­стий нет.
8/6. Изя­с­лав Вла­ди­ми­ро­вич (980 – 1001) кня­зья Полоц­кие
князь полоц­кий.
Сын Вла­ди­ми­ра I Свя­то­сла­ви­ча и Рог­не­ды (Гори­сла­вы) Рогвол­дов­ны. Отец отдал ИЗЯ­С­ЛА­ВУ Полоцк, как потом­ствен­ное вла­де­ние его мате­ри. Лето­пи­си при­во­дят любо­пыт­ную исто­рию, свя­зан­ную с мало­лет­ним ИЗЯ­С­ЛА­ВОМ. Когда Вла­ди­мир Свя­то­сла­вич женил­ся на Анне Рома­новне, визан­тий­ской царевне, то заду­мал изба­вить­ся от Рог­не­ды. Про­знав об этом, Рог­не­да взя­ла ИЗЯ­С­ЛА­ВА в свою гор­ни­цу. Когда в зло­по­луч­ную ночь Вла­ди­мир при­шел к Рог­не­де, что­бы испол­нить свое зло­де­я­ние, к нему вышел мало­лет­ний ИЗЯ­С­ЛАВ с мечом, еле удер­жи­вая его в руках. Малыш ска­зал отцу: «Возь­ми этот меч и убей им меня вме­сте с мате­рью». На это Вла­ди­мир рас­сме­ял­ся и отка­зал­ся от заду­ман­но­го. Напро­тив, в 987 году он отпу­стил Рог­не­ду с сыном в Изя­с­лавль, спе­ци­аль­но для него выстро­ен­ный, а с 988 года Полоцк, но яко­бы, запре­тил ИЗЯ­С­ЛА­ВУ и его потом­ству пре­тен­до­вать на вели­кое киев­ское кня­же­ние. У ИЗЯ­С­ЛА­ВА извест­ны дети: Все­слав и Бря­чи­слав. * тбл.2
9/6. Выше­слав Вла­ди­ми­ро­вич (* бл. 980 † бл. 995? до 1010) ……………………………………………………………. 8
Наро­ди­вся не піз­ні­ше 980 р. від пер­шої дру­жи­ни Воло­ди­ми­ра варяж­ки Оло­ви. Помер піс­ля 1010 р. в Нов­го­роді. На нов­го­родсь­ко­му пре­столі його замі­нив Яро­слав, що доз­во­ляє від­не­сти смерть Више­сла­ва до 1013-14 рр. Стар­ші за Яро­сла­ва бра­ти, які мог­ли замі­ни­ти Више­сла­ва в Нов­го­роді, з різ­них при­чин були поз­бав­лені цієї мож­ли­во­сті: Ізя­с­лав помер у 1001 р., а Свя­то­полк піс­ля 1013 р. був пере­ве­де­ний у Виш­го­род під нагляд бать­ка.
Існує вер­сія більш ран­ньої заги­белі Више­сла­ва. Від­по­від­но до роз­по­ві­дей саг, вдо­ва конун­га Шве­ції Ейріка († 993 р.) Сігрід Гор­дяч­ка від­ки­ну­ла сва­тов­ство конун­га з Гар­даріки-Русі на ім’я Віс­са­вальд і спа­ли­ла його само­го зі сви­тою в лаз­ні піс­ля бен­ке­ту на честь зустрічі. Тра­пи­лось це бл.995 р. Ф.Браун ото­тож­нив Віс­са­валь­да з Все­во­ло­дом Воло­ди­ми­ро­ви­чем. Але Все­во­лод отри­мав Волинь, сва­та­ти йому мог­ли хіба мазо­ве­ць­ку або польсь­ку князів­ну. Крім того, у 995 р. йому було лише 11 років. На руку Сігрід, якій було бл.20 років, біль­ше міг пре­тен­ду­ва­ти Више­слав, яко­му тоді було 16-17 років і зем­лі яко­го зна­хо­ди­ли­ся по сусід­ству з Шве­цією. Для дина­стич­но­го шлю­бу, яким скрі­п­ля­ли уго­ди, різ­ни­ця у віці не мог­ла бути пере­по­ною. Але Сігрід, а мож­ли­во, її ото­чен­ня, вибра­ли союз з Данією скріп­ле­ний шлю­бом з конун­гом Свей­ном Роз­двоє­на Боро­да († 1014 р.).
Сігрід якийсь час пра­ви­ла від імені сво­го малоліт­ньо­го сина Уло­фа. Союз Шве­ції і Данії був спря­мо­ва­ний про­ти Воло­ди­ми­ра, успі­хи яко­го, напев­но, неод­но­знач­но сприй­ма­ли­ся сусі­да­ми. При­близ­но у той же час ярл Ейрік, син норвезь­ко­го ярла Хако­на, що знай­шов при­ту­лок при шведсь­ко­му дворі, захо­пив і спа­лив Ладо­гу. Щоправ­да, це було зроб­ле­но з нена­ви­сті до коро­ля Ола­фа, яко­го під­т­ри­му­вав Воло­ди­мир, але при під­т­рим­ці шведів. Отже, хро­но­ло­гіч­ний збіг тут навряд чи випад­ко­вий.
Мож­ли­во, що разом з Више­сла­вом заги­нув Добри­ня Мар­ко­вич, бо десь з того часу його ім’я зни­кає з дже­рел. О.Ридзевська пов’язувала леген­ду про Сігрід з впли­вом легенд про пом­сту Оль­ги і кри­тич­но оці­ню­ва­ла її істо­рич­ність (1767, s.157-167; 1871; 1361, с. 197-200).
10/6. Яро­слав I Вла­ди­ми­ро­вич Муд­рый (978— 1054)
сын вели­ко­го кня­зя киев­ско­го св. Вла­ди­ми­ра и Рог­не­ды. Будучи назна­чен отцом кня­зем Нов­го­ро­да, Яро­слав сде­лал попыт­ку стать неза­ви­си­мым от Кие­ва и в 1014 г. отка­зал­ся пла­тить отцу еже­год­ную дань. Раз­гне­ван­ный Вла­ди­мир велел при­сту­пить к исправ­ле­нию дорог с тем, что­бы начать воен­ные дей­ствия про­тив сына, но вско­ре забо­лел и умер. Вели­ко­кня­же­ским сто­лом завла­дел при­ем­ный сын Вла­ди­ми­ра Свя­то­полк, впо­след­ствии про­зван­ный Ока­ян­ным. Осво­бож­да­ясь от сопер­ни­ков, умерт­вил сво­их бра­тьев Бори­са, Гле­ба и Свя­то­сла­ва; такая же опас­ность гро­зи­ла и Яро­сла­ву. Меж­ду тем Яро­слав поссо­рил­ся с нов­го­род­ца­ми: при­чи­ной ссо­ры было явное пред­по­чте­ние, кото­рое Яро­слав и его жена, швед­ская прин­цес­са Инги­гер­да (дочь швед­ско­го коро­ля Ола­фа Скём­ко­кун­га), ока­зы­ва­ли наем­ной варяж­ской дру­жине. Варя­ги, поль­зу­ясь сво­им вли­я­ни­ем, изде­ва­лись над насе­ле­ни­ем; дело дохо­ди­ло до кро­ва­во­го воз­мез­дия со сто­ро­ны нов­го­род­цев, а Яро­слав все­гда при­ни­мал сто­ро­ну наем­ни­ков и одна­жды каз­нил мно­гих горо­жан, зама­нив их к себе хит­ро­стью. Счи­тая борь­бу со Свя­то­пол­ком неми­ну­е­мой, Яро­слав стал искать при­ми­ре­ния с нов­го­род­ца­ми, послед­ние согла­си­лись, т. к. в слу­чае побе­ды Свя­то­пол­ка Нов­го­род сно­ва попа­дал в зави­си­мость от Кие­ва. Бла­го­да­ря их помо­щи Яро­сла­ву уда­лось побе­дить Свя­то­пол­ка и в 1019 г. стать вели­ким кня­зем Киев­ским. В 1021 г. Яро­слав начал воен­ные дей­ствия про­тив сво­е­го пле­мян­ни­ка Бря­чи­сла­ва Изя­с­ла­ви­ча полоц­ко­го, раз­гра­бив­ше­го Нов­го­род. Яро­слав раз­бил его на р. Судо­ни и осво­бо­дил плен­ных нов­го­род­цев. В 1024 г. Яро­сла­ву при­шлось всту­пить в борь­бу со сво­им млад­шим бра­том Мсти­сла­вом тму­та­ра­кан­ским, кото­рый тре­бо­вал от Яро­сла­ва раз­де­ла рус­ских земель поров­ну. Яро­слав собрал из нов­го­род­цев боль­шое вой­ско и при­звал варя­гов под началь­ством Яку­на Сле­по­го. Одна­ко в бит­ве око­ло Чер­ни­го­ва это вой­ско было раз­би­то. Яро­слав из Кие­ва вер­нул­ся в Нов­го­род, несмот­ря на уве­ре­ния Мсти­сла­ва о том, что он при­зна­ет его стар­шин­ство и не доби­ва­ет­ся Кие­ва. Яро­слав не дове­рял бра­ту и вер­нул­ся в Киев, лишь собрав на севе­ре силь­ную рать, тогда он заклю­чил с бра­том мир, по кото­ро­му зем­ля рус­ская была раз­де­ле­на на две части по Дне­пру: обла­сти по восто­ку ото­шли к Мсти­сла­ву, а запад­ная сто­ро­на — к Яро­сла­ву (1025).
В 1036 г. Мсти­слав умер, и Яро­слав стал еди­но­власт­ным пра­ви­те­лем. В том же году Яро­слав поса­дил в тюрь­му сво­е­го бра­та кня­зя Суди­сла­ва псков­ско­го, желав­ше­го полу­чить вымо­роч­ные зем­ли Мсти­сла­ва, цели­ком достав­ши­е­ся Яро­сла­ву. Кро­ме меж­до­усоб­ных войн Яро­слав совер­шил мно­же­ство похо­дов про­тив дру­гих пле­мен: в 1017г. — про­тив пече­не­гов, напав­ших на Киев, в 1030 г. — про­тив чуди, где на бере­гу Чуд­ско­го озе­ра он зало­жил город и назвал его Юрье­вым, по сво­е­му «кре­стиль­но­му» име­ни — Геор­гий или Юрий. В 1042 г. Яро­слав отпра­вил сына Вла­ди­ми­ра в поход на Ям. Есть изве­стия о похо­де к Ураль­ско­му хреб­ту. Вое­вал с Лит­вой; в 1030 г. взял Бельз (в С. В. Гали­ции); в сле­ду­ю­щем году вме­сте с бра­том Мсти­сла­вом успеш­но вое­вал про­тив поля­ков, а затем несколь­ко раз ходил на помощь поль­ско­му коро­лю Кази­ми­ру про­тив вос­став­шей Мазо­вии. Кня­же­ние Яро­сла­ва озна­ме­но­ва­лось послед­ни­ми враж­деб­ны­ми столк­но­ве­ни­я­ми Руси с гре­ка­ми в свя­зи с убий­ством в Визан­тии рус­ско­го куп­ца: в 1043г. Яро­слав послал про­тив Визан­тии боль­шой флот под началь­ством стар­ше­го сына — Вла­ди­ми­ра нов­го­род­ско­го и вое­во­ды Выша­ты. Буря рас­се­я­ла рус­ские кораб­ли; Вла­ди­мир истре­бил послан­ный для пре­сле­до­ва­ния его гре­че­ский флот, но Выша­та был окру­жен и взят в плен при г. Варне. В 1046 г. был заклю­чен мир (с обме­ном плен­ных) и дру­же­ствен­ные отно­ше­ния скреп­ле­ны бра­ком люби­мо­го сына Яро­сла­ва, Все­во­ло­да, с гре­че­ской царев­ной.
Кня­же­ние Яро­сла­ва ста­ло эпо­хой выс­ше­го рас­цве­та Киев­ской Руси. Яро­слав сам читал кни­ги, что отме­ча­ют все лето­пис­цы, а это было ред­чай­шим явле­ни­ем в ту пору. В Кие­ве, на месте сво­ей побе­ды над пече­не­га­ми, Яро­слав осно­вал храм св. Софии и не жалел средств на укра­ше­ние церк­вей. Ста­ра­ясь устра­нить зави­си­мость рус­ской цер­ков­ной иерар­хии от Визан­тии, Яро­слав добил­ся от Собо­ра рус­ских епи­ско­пов, что­бы мит­ро­по­ли­том впер­вые был постав­лен рус­ский — Илла­ри­он. Для рас­про­стра­не­ния гра­мо­ты он при­ка­зал духо­вен­ству обу­чать детей. Яро­слав так­же изве­стен как зако­но­да­тель, автор «Уста­ва», или «Рус­ской прав­ды», — основ­но­го сво­да зако­нов. Был про­зван Муд­рым. Подоб­но отцу, он засе­лял степ­ные про­стран­ства, стро­ил горо­да — Юрьев, Яро­славль, про­дол­жал поли­ти­ку пред­ше­ствен­ни­ков по охране гра­ниц и тор­го­вых путей.
Вре­мя Яро­сла­ва было эпо­хой дея­тель­ных сно­ше­ний с Запа­дом: Яро­слав сам был женат на швед­ке, дочь Ели­за­ве­ту выдал замуж за нор­веж­ско­го прин­ца Гараль­да Сме­ло­го, дочь Анну — за коро­ля Ген­ри­ха I фран­цуз­ско­го, дочь Ана­ста­сию — за коро­ля Андрея I вен­гер­ско­го, сыно­вья Все­во­лод и Свя­то­слав так­же были жена­ты на ино­стран­ных прин­цес­сах. При его дво­ре нахо­ди­ли защи­ту Олаф Свя­той, Маг­нус Доб­рый, Гаральд Сме­лый и дру­гие скан­ди­нав­ские конун­ги.
Сест­ра Яро­сла­ва — Мария была заму­жем за Кази­ми­ром поль­ским.
Яро­слав умер в Выш­го­ро­де (под Кие­вом), раз­де­лив зем­лю меж­ду сыно­вья­ми, и оста­вил заве­ща­ние, в кото­ром предо­сте­ре­гал сыно­вей от меж­до­усо­биц и убеж­дал жить в люб­ви и согла­сии.
~ 1) Анна (?-1018)
~ 2) с 1019 Инги­гер­да (Ири­на), дочь Ола­фа Шет­ко­нен­га, кор. Шве­ции (?-1050)
11/6. Пред­сла­ва Вла­ди­ми­ров­на (ок. 980 – ?)
княж­на киев­ская, коро­ле­ва богем­ская.
Дочь Вла­ди­ми­ра I Свя­то­сла­ви­ча и Рог­не­ды Рогвол­дов­ны. В 1015 году после смер­ти отца и вокня­же­ния Свя­то­пол­ка Ока­ян­но­го, при­ка­зав­ше­го убить Бори­са, ПРЕД­СЛА­ВА посла­ла гон­ца в Нов­го­род к еди­но­утроб­но­му бра­ту Яро­сла­ву, с сооб­ще­ни­ем о наме­ре­ни­ях Свя­то­пол­ка рас­пра­вит­ся с Гле­бом и, воз­мож­но, дру­ги­ми бра­тья­ми. В 1017 году, когда Яро­слав вынуж­ден был бежать из Кие­ва под натис­ком войск поль­ско­го коро­ля Боле­сла­ва I Храб­ро­го, послед­ний поса­дил на киев­ский стол Свя­то­пол­ка Ока­ян­но­го, а, ухо­дя из Кие­ва, при­хва­тил с собой ПРЕД­СЛА­ВУ в каче­стве налож­ни­цы. Этим он ото­мстил ей за отказ в сва­тов­стве. После смер­ти Боле­сла­ва в 1025 году была выда­на замуж за богем­ско­го коро­ля Боле­сла­ва III Рыже­го.
12/6. Все­во­лод Вла­ди­ми­ро­вич (ок. 985 – 1015)
князь вла­ди­ми­ро-волын­ский.
Сын Вла­ди­ми­ра I Свя­то­сла­ви­ча пред­по­ло­жи­тель­но от Рог­не­ды. Пер­вый князь вла­ди­ми­ро-волын­ский с 988 года. Поже­лав женит­ся, в 1015 году поехал в Шве­цию и пред­ло­жил вдов­ству­ю­щей коро­ле­ве Сигра­де Стор­ра­де руку и серд­це. Жесто­ко­серд­ная коро­ле­ва от пред­ло­жен­но­го отка­за­лась и при­ка­за­ла каз­нить ВСЕ­ВО­ЛО­ДА.
13/6. Мсти­слав – Кон­стан­тин Вла­ди­ми­ро­вич Уда­лой или Храб­рый (ок. 983 – 1036),
князь тму­та­ра­кан­ский, чер­ни­гов­ский.
Сын Вла­ди­ми­ра I Свя­то­сла­ви­ча и Рог­не­ды Рогвол­дов­ны. Был по сви­де­тель­ству совре­мен­ни­ков чело­ве­ком креп­ко­го тело­сло­же­ния и боль­шой храб­ро­сти, ражим муж­чи­ной. Извест­на исто­рия поко­ре­ния МСТИ­СЛА­ВОМ касо­гов. Когда их пред­во­ди­тель – вели­кан Реде­дя, — пред­ло­жил сопер­ни­ку поеди­нок с усло­ви­ем: «Кто побе­дит, тот будет вла­деть всем!», МСТИ­СЛАВ при­нял вызов и побе­дил. Он под­чи­нил себе касо­гов, ясов и ряд дру­гих пле­мен Север­но­го Кав­ка­за. В 1023 году, поль­зу­ясь отсут­стви­ем Яро­сла­ва Муд­ро­го, занял Киев и хотел сесть на вели­ко­кня­же­ский стол, одна­ко киев­ляне его не при­ня­ли. Тогда из прин­ци­па, не желая усту­пать бра­ту, МСТИ­СЛАВ вызвал Яро­сла­ва на бит­ву, кото­рая состо­я­лась у горо­да Лист­ве­на в 1024 году. Бой был жесто­ким и кро­во­про­лит­ным. Побе­да оста­лась за МСТИ­СЛА­ВОМ. Обо­зре­вая на сле­ду­ю­щее утро кар­ти­ну поля боя, усе­ян­но­го тела­ми погиб­ших, сре­ди кото­рых выде­лял­ся труп Яку­на, яро­сла­во­ва вое­во­ды, в сво­ем зна­ме­ни­том зла­то­тка­ном пла­ще, МСТИ­СЛАВ удо­вле­тво­рен­но заме­тил, что погиб­шие в основ­ном наем­ни­ки-варя­ги и хаза­ры, а своя дру­жи­на цела. По дого­во­ру с Яро­сла­вом всю Киев­скую Русь в 1026 году бра­тья поде­ли­ли надвое: МСТИ­СЛА­ВУ весь юг, Яро­сла­ву – север. Дер­жа­ва вос­со­еди­ни­лась после гибе­ли МСТИ­СЛА­ВА на охо­те. Погре­бен был в церк­ви свя­то­го Спа­са в Чер­ни­го­ве, им самим зало­жен­ной. Извест­ны его дети: Евста­фий, Пред­сла­ва.
14/6. Свя­то­слав Вла­ди­ми­ро­вич (? – 09.1015)
князь древ­лян­ский.
Сын Вла­ди­ми­ра I Свя­то­сла­ви­ча и Маль­ф­ри­ды. Узнав о гибе­ли бра­тьев Бори­са и Гле­ба от рук Свя­то­пол­ка Ока­ян­но­го, СВЯ­ТО­СЛАВ решил спа­сать­ся бег­ством. В пред­го­рьях Кар­пат был пой­ман слу­га­ми Свя­то­пол­ка и убит. В отли­чие от бра­тьев не кано­ни­зи­ро­ван цер­ко­вью, что, по мне­нию Косто­ма­ро­ва Н.И., дока­зы­ва­ет – СВЯ­ТО­СЛАВ не был сыном Анны Рома­нов­ны. Изве­стен его сын Ян.
15/6. Пря­ми­сла­ва Вла­ди­ми­ров­на (? – ?)
княж­на киев­ская, вен­гер­ская коро­ле­ва.
Дочь Вла­ди­ми­ра I Свя­то­сла­ви­ча. С 1018 года супру­га вен­гер­ско­го коро­ля Сте­фа­на I (Иштва­на I) – пер­во­го коро­ля из дина­стии Арпа­дов, от бра­ка с кото­рым изве­стен сын Андрей (вен­гер­ский король Андраш I в 1046 – 1061 гг.).
16/6. Борис – Роман Вла­ди­ми­ро­вич (ок. 986 – 24.07.1015),
князь ростов­ский, свя­той.
Стар­ший сын Вла­ди­ми­ра I Свя­то­сла­ви­ча и Анны Рома­нов­ны. Око­ло 988 года полу­чил в кня­же­ние Ростов. Люби­мый сын, кото­ро­му Вла­ди­мир наме­ре­вал­ся пере­дать киев­ское вели­кое кня­же­ние. Неза­дол­го до смер­ти отец пору­чил Бори­су свою дру­жи­ну и послал вое­вать про­тив пече­не­гов. Не най­дя про­тив­ни­ка, БОРИС при воз­вра­ще­нии в Киев оста­но­вил­ся лаге­рем у реки Аль­ты, где его обна­ру­жи­ли послан­цы Свя­то­пол­ка. Убив охра­ну и ворвав­шись в шатер БОРИ­СА, пора­зи­ли его копья­ми и меча­ми. Полу­мерт­во­го, завер­ну­то­го в попо­ну БОРИ­СА при­вез­ли на подво­рье Свя­то­пол­ка, где тот при­ка­зал добить несчаст­но­го. Слу­ги Свя­то­пол­ка I Ело­вич, Ляш­ко, Пут­ша и Талец довер­ши­ли убий­ство Бори­са. Вме­сте с бра­том Гле­бом был кано­ни­зи­ро­ван при жиз­ни Яро­сла­ва I Муд­ро­го. Пер­вые рус­ские свя­тые. Дни памя­ти: 2/15.05 и 24.07 ст. стиль/ 06.08 н. стиль.
17/6. Глеб – Давид Вла­ди­ми­ро­вич (ок. 987 – 05.09.1015)
князь муром­ский, свя­той.
Сын Вла­ди­ми­ра I Свя­то­сла­ви­ча и Анны Рома­нов­ны. Кня­жил в Муро­ме, когда был вызван Свя­то­пол­ком от име­ни умер­ше­го к тому вре­ме­ни отца. В пути ГЛЕБ повре­дил ногу и пере­шел с коня на ладью. Там он полу­чил изве­стие от Яро­сла­ва о смер­ти отца и муче­ни­че­ской гибе­ли Бори­са. По при­ка­за­нию Горя­се­ра – послан­ца Свя­то­пол­ка – ГЛЕБ был заре­зан пова­ром Тор­чи­ном. Дру­жи­на Гле­бо­ва пре­да­ла сво­е­го кня­зя и не защи­ти­ла его. Труп уби­то­го ГЛЕ­БА был выбро­шен на берег и валял­ся меж­ду колод­ца­ми, пока, нако­нец, не был похо­ро­нен вме­сте с бра­том Бори­сом в церк­ви свя­то­го Васи­лия в Выш­го­ро­де вбли­зи Кие­ва. Дни памя­ти: 2/15.05 и 24.07/06.08.
18/6. Ста­ни­слав Вла­ди­ми­ро­вич (? – ок. 1036)
князь смо­лен­ский.
Сын Вла­ди­ми­ра I Свя­то­сла­ви­ча и «чехи­ни» Маль­ф­ри­ды. С 987 года князь смо­лен­ский. При­чем ему при­пи­сы­ва­ют осно­ва­ние Смо­лен­ска на нынеш­нем его месте. Пред­по­ла­га­ет­ся, что ста­рый Смо­ленск рас­по­ла­гал­ся на месте нынеш­не­го села Гнез­до­ва. Умер и похо­ро­нен в Смо­лен­ске. Све­де­ний о потом­стве СТА­НИ­СЛА­ВА нет.
19/6. Позв­изд Вла­ди­ми­ро­вич (ок. 988 – ?)
князь луц­кий, вла­ди­ми­ро-волын­ский.
Сын Вла­ди­ми­ра I Свя­то­сла­ви­ча. Более дру­гих его детей ока­зал­ся в тени исто­рии. Полу­чил кня­же­ние на Волы­ни в 990 году. Све­де­ния о нём туман­ны, све­де­ний о детях нет.
20/6. Суди­слав Вла­ди­ми­ро­вич (ок. 988 – 1063),
князь псков­ский.
Млад­ший сын Вла­ди­ми­ра I Свя­то­сла­ви­ча. До 1036 года кня­жил в Пско­ве. По како­му-то наве­ту Яро­слав, в том же Пско­ве, зато­чил СУДИ­СЛА­ВА в тем­ни­цу, где он про­вел 22 года и был выпу­щен на волю пле­мян­ни­ка­ми. Перед смер­тью постриг­ся в мона­хи в мона­сты­ре свя­то­го Геор­гия. Умер в Кие­ве. Све­де­ний о детях СУДИ­СЛА­ВА нет.
21/6. Мария – Доб­ро­гне­ва Вла­ди­ми­ров­на (? – 1045),
княж­на киев­ская, коро­ле­ва поль­ская.

VI коле­но

22/10. Илья Яро­сла­вич (?-1019)
(от 1 бр.) кн. Нов­го­род­ский (1018-1019)

ж: Эст­рид (Мар­га­ри­та), дочь Све­на I, кор. Дании
23/10. Вла­ди­мир Яро­сла­вич (1020-1052)
(от 2 бр.) кн. Нов­го­род­ский с 1036

ж: Анна
д.: Яро­полк; Рости­слав (Миха­ил) (1038-1066), кн. Тму­та­ра­кан­ский – родо­на­чаль­ник кня­зей Галиц­ких
24/10. Изя­с­лав — Дмит­рий Яро­сла­вич (1024-1078) кня­зья Туро­во-Пин­ские
(от 2 бр.) кн. Туров­ский (1042-1052), кн. Нов­го­род­ский (1052-1054), вел. кн. Киев­ский (1054-1068, 1069-1073, 1077-1078) – родо­на­чаль­ник Изя­с­ла­ви­чей
25/10. Свя­то­слав II Яро­сла­вич (1027—1076) кня­зья Чер­ни­гов­ские
сын вели­ко­го кня­зя киев­ско­го Яро­сла­ва I Вла­ди­ми­ро­ви­ча Муд­ро­го. В 1054 г. полу­чил от отца Чер­ни­гов. Сре­ди бра­тьев он выде­лял­ся спо­соб­но­стя­ми и энер­ги­ей. Вме­сте с Изя­с­ла­вом и Все­во­ло­дом Свя­то­слав рас­по­ря­жал­ся все­ми дела­ми на Руси; вме­сте они отби­ра­ли уде­лы у кня­зей-изго­ев, вме­сте совер­ша­ли похо­ды. В 1067 г. Свя­то­слав с бра­тья­ми пред­при­нял поход про­тив бес­по­кой­но­го кня­зя Все­сла­ва Бря­чи­сла­ви­ча полоц­ко­го, кото­рый был раз­бит и поса­жен в тюрь­му в Кие­ве. В сою­зе с Изя­с­ла­вом и Все­во­ло­дом Свя­то­слав вел борь­бу с восточ­ны­ми кочев­ни­ка­ми — тор­ка­ми, силу кото­рых уда­лось сло­мить, и полов­ца­ми, борь­ба с кото­ры­ми была неудач­ной. В 1068 г. в бит­ве при р. Аль­те бра­тья были раз­би­ты. Но Свя­то­слав вско­ре нанес полов­цам, вторг­шим­ся в Чер­ни­гов­скую область, силь­ное пора­же­ние у Снов­ска, что зна­чи­тель­но под­ня­ло его авто­ри­тет на Руси. Меж­ду тем Изя­с­лав не сумел спра­вить­ся с поло­вец­ким наше­стви­ем и был изгнан из Кие­ва. Свя­то­слав рав­но­душ­но отнес­ся к это­му, и когда Изя­с­лав появил­ся под Кие­вом с поль­ски­ми вой­ска­ми, Свя­то­слав и Все­во­лод хода­тай­ство­ва­ли перед ним за киев­лян. В то же вре­мя Свя­то­слав успел поса­дить и в Нов­го­ро­де одно­го из сво­их сыно­вей, Гле­ба. У него яви­лась мысль овла­деть Кие­вом; он уве­рил Все­во­ло­да, что Изя­с­лав замыш­ля­ет лишить их уде­лов, и они в 1073 г. изгна­ли Изя­с­ла­ва из Кие­ва. Все попыт­ки Изяс-лава вер­нуть себе Киев­ское кня­же­ние были тщет­ны до смер­ти Свя­то­сла­ва (1076 г.).
Свя­то­слав Яро­сла­вич вме­сте с бра­тья­ми явля­ет­ся одним из соста­ви­те­лей «Рус­ской прав­ды», так назы­ва­е­мой «Прав­ды Яро­сла­ви­чей».
26/10. Все­во­лод (Андрей) Яро­сла­вич (1030/31 — 13.04.1093, Выш­го­род)
кн. пере­я­с­лав­ский и ростов­ский (1054-1076), чер­ни­гов­ский (1077-1078), киев­ский (1077, 1078-1093), 5-й сын киев­ско­го кн. Яро­сла­ва (Геор­гия) Вла­ди­ми­ро­ви­ча Муд­ро­го от (2-го?) бра­ка с блгв. кнг. Ири­ной (Инги­герд) († 1050/51), доче­рью швед. кор. Ола­ва Шёт­ко­нун­га.
Князь был кре­щен во имя св. ап. Андрея Пер­во­зван­но­го. Об этом сви­де­тель­ству­ют доволь­но мно­го­чис­лен­ные (14 экз. при 11 парах мат­риц) сохра­нив­ши­е­ся свин­цо­вые печа­ти В. Я. с греч. над­пи­сью в боль­шин­стве экзем­пля­ров: + Κ[ΥΡΙ]Ε ΒΟΗΘΕΙ ΤΩ ΣΩ ΔΟΥΛΩ ΑΝΔΡΕΑ ΤΩ ΣΒΛΑΔΩ (Гос­по­ди, помо­зи рабу Сво­е­му Андрею Свла­ду) — на одной сто­роне и изоб­ра­же­ни­ем ап. Андрея на дру­гой. (Кре­ще­ние В. Я. с име­нем Андрей под­твер­жда­ет граф­фи­то из киев­ско­го Софий­ско­го собо­ра о погре­бе­нии неко­е­го кн. Андрея «в вели­кии чет­верг… меся­ца апре­ля в 14» — дата сов­па­да­ет с лето­пис­ной датой захо­ро­не­ния В. Я.) Князь был женат по край­ней мере два­жды: в 1045/52 г. на род­ствен­ни­це (доче­ри?) визант. имп. Кон­стан­ти­на IX Моно­ма­ха кнг. Марии (?), несколь­ко ранее 1070 г. на кнг. Анне (?) († 1111). От 1-го бра­ка имел сына блгв. кн. Вла­ди­ми­ра (Васи­лия) Все­во­ло­до­ви­ча Моно­ма­ха и дочь прп. Анну (Янку), от 2-го бра­ка — сына Рости­сла­ва (Миха­и­ла) († 26 мая 1093) и дочь Евпрак­сию († 9/10 июля 1109 в мона­ше­стве), а так­же (неиз­вест­но, от како­го бра­ка) дочь Ека­те­ри­ну (Ири­ну?) († 11 или 24 июля 1108). Соглас­но ПВЛ, В. Я. был люби­мым сыном Яро­сла­ва Муд­ро­го, к-рый «его име­я­ше прис­но у собе». Воз­мож­но, поэто­му источ­ни­ки ниче­го не сооб­ща­ют о сто­ле В. Я. при жиз­ни отца в отли­чие от его стар­ших бра­тьев — блгв. кня­зей Вла­ди­ми­ра († 1052), Изя­с­ла­ва (Димит­рия) и Свя­то­сла­ва (Нико­лая) Яро­сла­ви­чей.
После смер­ти кн. Яро­сла­ва в февр. 1054 г. В. Я., соглас­но воле отца, полу­чил Пере­я­с­лавль Рус­ский (Южный) и Ростов. По вза­им­ной дого­во­рен­но­сти или ско­рее все­го по заве­ща­нию Яро­сла­ва Муд­ро­го на Руси сло­жи­лась свое­об­раз­ная поли­ти­че­ская систе­ма кол­лек­тив­но­го соправ­ле­ния В. Я. и его бра­тьев — киев­ско­го кн. Изя­с­ла­ва и чер­ни­гов­ско­го кн. Свя­то­сла­ва («три­ум­ви­рат», или «три­ар­хия», Яро­сла­ви­чей). Дан­ная систе­ма выра­зи­лась, в част­но­сти, в том, что трое стар­ших Яро­сла­ви­чей сов­мест­но реша­ли судь­бу сво­е­го дяди прп. Суди­сла­ва Вла­ди­ми­ро­ви­ча, млад­ших бра­тьев и их вла­де­ний. Так, после смер­ти смо­лен­ско­го кн. Вяче­сла­ва Яро­сла­ви­ча общим реше­ни­ем они в 1057/58 г. «поса­ди­ша» в Смо­лен­ске Иго­ря Яро­сла­ви­ча, выве­дя его из Волы­ни; в 1059/60 г. осво­бо­ди­ли («выса­ди­ша») из зато­че­ния кн. Суди­сла­ва; в 1060/61 г., после кон­чи­ны кн. Иго­ря, соглас­но уни­каль­но­му, но вполне прав­до­по­доб­но­му изве­стию Твер­ской лето­пи­си, «раз­де­ли­ша… Смо­ле­неск себе на три части» (ПСРЛ. Т. 15. Стб. 153). Общим делом Яро­сла­ви­чей были так­же реши­тель­ная побе­да над кочев­ни­ка­ми-тор­ка­ми (1060/61), борь­ба про­тив полоц­ко­го кн. Все­сла­ва Бря­чи­сла­ви­ча, неудач­ная вой­на про­тив полов­цев (1068). Из само­сто­я­тель­ных дей­ствий В. Я. в это вре­мя извест­ны толь­ко нек-рые его отно­ше­ния со сте­пью, что объ­яс­ня­ет­ся гео­гра­фи­че­ским поло­же­ни­ем Пере­я­с­лав­ско­го кня­же­ства,- побе­да над тор­ка­ми (зима 1054/55), тогда же мир с полов­ца­ми хана Болу­ша, а так­же неуда­ча в бит­ве с полов­ца­ми хана Иска­ла (февр. 1062).
Сокру­ши­тель­ное пора­же­ние Яро­сла­ви­чей от полов­цев, вос­ста­ние в Кие­ве, повлек­шее за собой бег­ство в Поль­шу кн. Изя­с­ла­ва и вокня­же­ние здесь осво­бож­ден­но­го вос­став­ши­ми из тюрь­мы Все­сла­ва Полоц­ко­го, при­ве­ли в 1068 г. к кри­зи­су «три­ум­ви­ра­та». Ситу­а­ция во вре­мя 7-месяч­но­го киев­ско­го кня­же­ния Все­сла­ва (начи­ная с 15 июля 1068) неяс­на: воз­мож­но, имен­но тогда по дого­во­рен­но­сти со Все­сла­вом (В. А. Куч­кин), но, веро­ят­нее, в 1067/68 г. по дого­во­ру с Изя­с­ла­вом про­изо­шло пере­рас­пре­де­ле­ние вла­де­ний на Руси, в резуль­та­те к-рого Свя­то­слав к сво­им зем­лям при­ба­вил Нов­го­род, а В. Я.- Волынь или остав­ши­е­ся 2/3 Смо­лен­ска. В апр.- нач. мая 1069 г. Свя­то­слав и В. Я. по прось­бе киев­лян высту­пи­ли гаран­та­ми их защи­ты от ограб­ле­ния и мести со сто­ро­ны воз­вра­щав­ше­го­ся в Киев с польск. помо­щью кн. Изя­с­ла­ва.
Несмот­ря на то что в ПВЛ кон­фликт 1073 г. меж­ду Изя­с­ла­вом и его бра­тья­ми опи­сан как вне­зап­ный, ино­стран­ные источ­ни­ки поз­во­ля­ют уста­но­вить, что в ходе 2-го пери­о­да киев­ско­го кня­же­ния Изя­с­ла­ва, в 1069-1073 гг., про­тив него сло­жи­лась коа­ли­ция В. Я. и Свя­то­сла­ва, к-рая была под­креп­ле­на внеш­не­по­ли­ти­че­ски­ми сою­за­ми, направ­лен­ны­ми на изо­ля­цию польск. кн. Боле­сла­ва II Сме­ло­го как глав­но­го союз­ни­ка пра­ви­те­ля Кие­ва: так, В. Я. женил Вла­ди­ми­ра Моно­ма­ха на Гиде, дво­ю­род­ной пле­мян­ни­це дат. кор. Све­на Эст­рид­се­на. Т. о., бли­зи­лось окон­ча­тель­ное кру­ше­ние «три­ум­ви­ра­та». Еще 20 мая 1072 г. вме­сте с бра­тья­ми, митр. Геор­ги­ем и др. архи­ере­я­ми В. Я. в сопро­вож­де­нии при­быв­ших из Пере­я­с­лав­ля еп. Пет­ра и игум. Нико­лая участ­во­вал в тор­же­ствен­ном пере­не­се­нии мощей свя­тых Бори­са и Гле­ба в новую цер­ковь в Выш­го­ро­де под Кие­вом. По всей веро­ят­но­сти, имен­но тогда про­изо­шла и коди­фи­ка­ция кор­пу­са допол­ни­тель­ных ста­тей к Рус­ской Прав­де, к-рый носит под­за­го­ло­вок «Прав­да Яро­сла­ви­чей». Одним из ее ини­ци­а­то­ров наря­ду с бра­тья­ми источ­ник пря­мо назы­ва­ет В. Я. (ст. 19 Крат­кой Прав­ды; ст. 2 Про­стран­ной Прав­ды). Одна­ко уже 22 мар­та 1073 г. Свя­то­слав и В. Я. лиши­ли Изя­с­ла­ва киев­ско­го сто­ла. Про­ис­шед­шее в свя­зи с вокня­же­ни­ем в Кие­ве Свя­то­сла­ва (1073-1076) пере­рас­пре­де­ле­ние вла­де­ний рекон­стру­и­ру­ет­ся гипо­те­ти­че­ски: столь­ным горо­дом В. Я. ско­рее все­го остал­ся Пере­я­с­лавль, т. е. он не полу­чил Чер­ни­гов, как часто пола­га­ют; кро­ме того, князь усту­пил Свя­то­сла­ву по край­ней мере часть Ростов­ской вол. (если не всю ее). Это застав­ля­ет думать, что вза­мен В. Я. дол­жен был при­об­ре­сти какие-то иные зем­ли (часть Чер­ни­гов­ской вол.?).
В кон. 1074 — нач. 1075 г. В. Я. вме­сте со Свя­то­сла­вом заклю­чил мир с отка­зав­шим­ся от под­держ­ки Изя­с­ла­ва Боле­сла­вом II, а зимой 1075/76 г. даже послал вой­ска про­тив враж­деб­ной Боле­сла­ву Чехии. Соглас­но гипо­те­зе В. Г. Васи­льев­ско­го, при­мер­но к это­му же вре­ме­ни отно­сят­ся неосу­ще­ствив­ши­е­ся пла­ны рус­ско-визант. сою­за, к-рый пред­по­ла­га­лось скре­пить бра­ком Кон­стан­ти­на, бра­та визант. имп. Миха­и­ла VII Дуки, и доче­ри рус. кня­зя, веро­ят­но В. Я. (сохр. посла­ние имп. Миха­и­ла VII к отцу сво­ей пред­по­ла­га­е­мой невест­ки), впро­чем, не все иссле­до­ва­те­ли соглас­ны с дан­ным пред­по­ло­же­ни­ем. Вне­зап­ная смерть в дек. 1076 г. Свя­то­сла­ва при­ве­ла к крат­ко­вре­мен­но­му вокня­же­нию В. Я. в Кие­ве, но в июле 1077 г. он доб­ро­воль­но усту­пил его вер­нув­ше­му­ся из изгна­ния Изя­с­ла­ву, а сам сел в Чер­ни­го­ве. Вес­ной 1078 г. В. Я., сохра­нив­ший за собой Волынь, вывел отту­да Оле­га (Миха­и­ла) Свя­то­сла­ви­ча. Это вызва­ло кон­фликт меж­ду В. Я. и пле­мян­ни­ка­ми: Олег бежал в Тму­та­ра­кань (где сидел его млад­ший брат Роман) и в авг. 1078 г. вме­сте с дво­ю­род­ным бра­том Бори­сом Вяче­сла­ви­чем во гла­ве поло­вец­ко­го вой­ска нанес сво­е­му дяде пора­же­ние на р. Сожи­це (при­то­ке р. Сулы) и овла­дел Чер­ни­го­вом. В. Я. бежал в Киев к Изя­с­ла­ву, к-рый высту­пил на его защи­ту. 3 окт. 1078 г. Яро­сла­ви­чи раз­би­ли рать Оле­га и Бори­са, но в сра­же­нии пал и Изя­с­лав. В. Я. вновь сел на кня­же­ние в Кие­ве.
В сво­их руках В. Я. объ­еди­нил власть над всей Русью (за исклю­че­ни­ем Полоц­ка); сыно­вья Изя­с­ла­ва, сидев­шие в Нов­го­ро­де (Свя­то­полк (Миха­ил)), на Волы­ни и в Туро­ве (блгв. Яро­полк (Гав­ри­ил)), а так­же един­ствен­ный остав­ший­ся на Руси Свя­то­сла­вич — блгв. кн. Давид дер­жа­ли свои воло­сти в каче­стве вас­са­лов киев­ско­го кня­зя. Выступ­ле­ние летом 1079 г. про­тив В. Я. Рома­на Свя­то­сла­ви­ча окон­чи­лось неуда­чей: киев­ский князь сумел заклю­чить мир с полов­ца­ми, состав­ляв­ши­ми вой­ско Рома­на, к-рого на обрат­ном пути они уби­ли. Оче­вид­но, по согла­ше­нию с В. Я. остав­ший­ся в Тму­та­ра­ка­ни Олег тогда же был схва­чен мест­ны­ми хаза­ра­ми и отправ­лен в зато­че­ние в Визан­тию. Т. о., В. Я. овла­дел и Тму­та­ра­кан­ским кня­же­ством.
Хотя сеньо­рат (власть ста­рей­ше­го в кня­же­ском роде) под сомне­ние нико­гда не ста­вил­ся, прав­ле­ние В. Я. озна­ме­но­ва­но кри­зис­ны­ми для дан­ной систе­мы явле­ни­я­ми: про­ис­хо­ди­ли посто­ян­ные столк­но­ве­ния киев­ско­го кня­зя с млад­ши­ми роди­ча­ми — пле­мян­ни­ка­ми и дво­ю­род­ны­ми вну­ка­ми — из-за отсут­ствия отла­жен­но­го меха­низ­ма наде­ле­ния послед­них вла­де­ни­я­ми. В 1081 г. сын Иго­ря Яро­сла­ви­ча Давид и стар­ший внук Вла­ди­ми­ра Яро­сла­ви­ча Воло­дарь захва­ти­ли Тму­та­ра­кань, сме­стив Рати­бо­ра, посад­ни­ка В. Я. Через 2 года они были вытес­не­ны вер­нув­шим­ся из визант. ссыл­ки Оле­гом Свя­то­сла­ви­чем, быть может по согла­ше­нию В. Я. с имп. Алек­се­ем I Ком­ни­ном, т. к. Олег вла­дел Тму­та­ра­ка­нью бес­пре­пят­ствен­но до самой смер­ти В. Я. В 1084 г. 2 др. вну­ка Вла­ди­ми­ра Яро­сла­ви­ча — Рюрик и Васи­лий Рости­сла­ви­чи — вытес­ни­ли Яро­пол­ка Изя­с­ла­ви­ча из Вла­ди­ми­ра Волын­ско­го. В ито­ге В. Я. дол­жен был вос­ста­нав­ли­вать пле­мян­ни­ка, послав на Волынь вой­ско во гла­ве с Вла­ди­ми­ром Моно­ма­хом. В том же 1084 г. Давид Иго­ре­вич захва­тил Оле­шье (город в устье р. Днепр), где огра­бил греч. куп­цов; и сно­ва В. Я. был вынуж­ден вме­шать­ся, заста­вив его оста­вить Оле­шье и выде­лив Дави­ду Доро­го­буж. Посколь­ку Доро­го­буж­ская вол. была, види­мо, изъ­ята из волын­ских вла­де­ний Яро­пол­ка Изя­с­ла­ви­ча, то это наря­ду с наде­ле­ни­ем за счет южно­во­лын­ских земель 3 Рости­сла­ви­чей, вну­ков Вла­ди­ми­ра Яро­сла­ви­ча, при­ве­ло в 1085 г. к кон­флик­ту В. Я. с Яро­пол­ком, к-рый бежал к род­ствен­ни­кам в Поль­шу. Судя по все­му, имен­но со стрем­ле­ни­ем В. Я. про­ти­во­дей­ство­вать вме­ша­тель­ству польск. кн. Вла­ди­сла­ва I Гер­ма­на (1079-1102), дво­ю­род­но­го бра­та Яро­пол­ка, свя­зан заклю­чен­ный в это вре­мя брак доче­ри В. Я. Евпрак­сии с марк­гра­фом сак­сон­ской Сев. мар­ки Ген­ри­хом Шта­де­ном (1082-1087). В 1086/87 г. Яро­полк вер­нул­ся на Русь и заклю­чил мир с В. Я. Усло­вия дого­во­ра неиз­вест­ны, но не исклю­че­но, что В. Я. при­шлось отдать судь­бу Рости­сла­ви­чей в руки Яро­пол­ка, т. к. послед­ний погиб в нояб. во вре­мя похо­да на Зве­ни­го­род, столь­ный город Воло­да­ря. Опи­сав дан­ные собы­тия, лето­пи­сец отме­чал: «Седя­щу бо ему (В. Я.- А. Н.) Кыеве, печаль бысть ему от сыно­вец сво­их, яко нача­ша ему сту­жа­ти, хотя вла­сти ов сея, ов же дру­гие; сеи же, оми­ряя их, раз­да­ва­ше вла­сти им» (ПСРЛ. Т. 1. Стб. 216; Т. 2. Стб. 207-208).
После 1086/87 г. пря­мые све­де­ния в ПВЛ о неуря­ди­цах пра­ви­те­ля Кие­ва с под­руч­ны­ми кня­зья­ми пре­кра­ща­ют­ся. Это сви­де­тель­ству­ет об извест­ной ста­би­ли­за­ции внут­рен­не­го поло­же­ния на Руси в послед­ние годы прав­ле­ния В. Я. В это же вре­мя про­ис­хо­дит и укреп­ле­ние внеш­не­по­ли­ти­че­ских пози­ций Кие­ва: в 1088/89 г. овдо­вев­шая Евпрак­сия была выда­на отцом за герм. имп. Ген­ри­ха IV, что побу­ди­ло как Поль­шу, так и Вен­грию в лице кор. Лас­ло I Свя­то­го (на доче­ри к-рого был женат сын Свя­то­пол­ка Изя­с­ла­ви­ча Яро­слав) отка­зать­ся от под­держ­ки един­ствен­но­го остав­ше­го­ся в живых из сыно­вей Изя­с­ла­ва Яро­сла­ви­ча. Это поз­во­ли­ло В. Я., судя по кос­вен­ным дан­ным, в 1091 г. разо­рвать дого­вор со Свя­то­пол­ком о насле­до­ва­нии послед­ним киев­ско­го сто­ла, в резуль­та­те чего Свя­то­полк был лишен Нов­го­род­ско­го кня­же­ния и вынуж­ден был огра­ни­чить­ся Туро­вом.
К это­му вре­ме­ни (отно­ся, впро­чем, утра­ту Свя­то­пол­ком Нов­го­ро­да тра­ди­ци­он­но к 1088) В. Л. Янин при­уро­чи­ва­ет появ­ле­ние харак­тер­но­го типа печа­ти В. Я. с над­пи­сью: + Κ[ΥΡΙ]Ε ΒΟΗΘΕΙ ΤΩ ΣΩ ΔΟΥΛΩ ΑΝΔΡΕΑ ΑΡΧΟΝΤΙ ΠΑΣΗΣ ΡΩΣΙΑΣ (Гос­по­ди, помо­зи рабу Сво­е­му Андрею, кня­зю всея Руси); в таком слу­чае пери­од 1078-1091 гг. (по Яни­ну, 1078-1088) сле­до­ва­ло бы рас­смат­ри­вать как вре­мя офиц. соправ­ле­ния В. Я. с пле­мян­ни­ком Свя­то­пол­ком Изя­с­ла­ви­чем, что по дина­сти­че­ским поня­ти­ям той эпо­хи выгля­дит мало­ве­ро­ят­ным. Види­мо, воз­ник­но­ве­ние фор­му­лы «князь всея Руси», уни­каль­ной для древ­не­рус. кня­же­ской титу­ла­ту­ры домонг. пери­о­да, есте­ствен­нее было бы свя­зать с пре­кра­ще­ни­ем тако­го спе­ци­фи­че­ско­го поли­ти­че­ско­го строя, как соправ­ле­ние Яро­сла­ви­чей, и уста­нов­ле­ни­ем еди­но­вла­стия В. Я. в 1078 г. (как пред­по­ла­гал еще 1-й пуб­ли­ка­тор этой печа­ти Ал. В. Соло­вьёв), когда, по сло­вам лето­пис­ца, В. Я. «пре­им власть Русь­скую вьсю» (ПСРЛ. Т. 1. Стб. 204; Т. 2. Стб. 195). Кажет­ся, одна­ко, что такая трак­тов­ка всту­па­ет в про­ти­во­ре­чие с уни­каль­но­стью это­го типа бул­лы В. Я.
На заклю­чи­тель­ный пери­од прав­ле­ния В. Я. при­хо­дят­ся замет­ные нестро­е­ния в гос. управ­ле­нии, при­чи­ну к-рых лето­пи­сец видит в неоправ­дан­ном пред­по­чте­нии кня­зем млад­шей дру­жи­ны перед стар­шей: «Нача люби­ти смысл уных, съвет тво­ря с ними… и нача… людем не дохо­ди­ти кня­же прав­ды, и нача­ша тиу­ны его гра­би­ти люди и про­да­я­ти (нала­гать судеб­ные штра­фы.- А. Н.), сему не веду­щу в болез­нех сво­их» (Там же). Тем не менее, оце­ни­вая прав­ле­ние В. Я. из пер­спек­ти­вы усо­биц 90-х гг. XI в., после­до­вав­ших за его кон­чи­ной, соста­ви­тель ПВЛ в похва­ле кня­зю не толь­ко акцен­ти­ру­ет его лич­ные досто­ин­ства («бого­лю­бив, любя прав­ду, наб­дя убо­гыя, въз­дая честь епи­ско­пом и пре­зву­те­ром» и проч.), но и, неск. сгла­жи­вая дей­стви­тель­ность, под­чер­ки­ва­ет стро­гое соблю­де­ние В. Я. заве­щан­но­го отцом сеньо­ра­та («при­я­ти власть… по бра­тьи сво­ей, с прав­дою, а не с наси­льем») (Там же). Имен­но этим лето­пи­сец объ­яс­ня­ет ока­зан­ную В. Я. честь быть похо­ро­нен­ным рядом с отцом в киев­ском собо­ре Св. Софии. В Поуче­нии Вла­ди­мир Моно­мах ста­вил сыно­вьям в при­мер сво­е­го отца не толь­ко как доб­ро­го хри­сти­а­ни­на («не мози­те ся лени­ти ни на что же доб­рое, пер­вое к цьрк­ви, да не заста­неть вас сълн­це на посте­ли, тако бо оть­ць мои дея­ше бла­же­ныи»), но и как образ­цо­во­го поли­ти­ка, к-рый «дома седя изу­ме­а­ше 5 язык (оче­вид­но, древ­не­швед., греч., англо­сак­сон.- язы­ки сво­их мате­ри, жены и сно­хи, а так­же, воз­мож­но, поло­вец­кий.- А. Н.), в том бо чьсть есть от инех земель» (ПСРЛ. Т. 1. Стб. 246).
С «три­ум­ви­ра­том» и поли­ти­че­ски­ми собы­ти­я­ми в киев­ское кня­же­ние В. Я. свя­за­ны пере­ме­ны в епар­хи­аль­ной струк­ту­ре Рус­ской Церк­ви. Про­изо­шло вре­мен­ное воз­вы­ше­ние епи­ско­пов Чер­ни­го­ва и Пере­я­с­лав­ля, т. е. столь­ных горо­дов Свя­то­сла­ва и В. Я., до ран­га мит­ро­по­ли­тов (види­мо, титу­ляр­ных). Точ­ное вре­мя тако­го ново­вве­де­ния неяс­но: деталь­но иссле­до­вав­ший про­бле­му А. В. Поппе отно­сит учре­жде­ние обе­их мит­ро­по­лий к 60-м гг. XI в., что пред­став­ля­ет­ся отнюдь не бес­спор­ным, т. к. в спис­ках мит­ро­по­лий К-поль­ско­го Пат­ри­ар­ха­та Чер­ни­гов­ская мит­ро­по­лия Свя­то­сла­ва и Пере­я­с­лав­ская В. Я. (в раз­ных спис­ках: ἡ Πρεσθλάβα, Πρεσκλάβα ἤτοι ῾Ρωσία, ἡ ῾Ρωσία Πρεσθλάβα) упо­ми­на­ют­ся все­гда порознь; в таком слу­чае в суще­ство­ва­нии Пере­я­с­лав­ской мит­ро­по­лии при­хо­дит­ся посту­ли­ро­вать мало­по­нят­ный пере­рыв в нач. 70-х гг. XI в. (еп. Петр не имел мит­ро­по­ли­чье­го титу­ла). Вме­сте с тем, коль ско­ро после смер­ти митр. Нео­фи­та Чер­ни­гов­ско­го в 1-й пол. 80-х гг. и митр. св. Ефре­ма Пере­я­с­лав­ско­го (после 1091) их пре­ем­ни­ки мит­ро­по­ли­та­ми уже не чис­ли­лись, не под­ле­жит сомне­нию, что с наступ­ле­ни­ем еди­но­дер­жа­вия В. Я. при­чи­ны, вызвав­шие появ­ле­ние на Руси новых мит­ро­по­лий, исчез­ли. Уступ­ка В. Я. Ростов­ской зем­ли киев­ско­му кн. Свя­то­сла­ву при­ве­ла, как мож­но думать, к выде­ле­нию Росто­ва из Пере­я­с­лав­ской епар­хии и воз­об­нов­ле­нию (или обра­зо­ва­нию?) меж­ду 1073 и 1076 гг. Ростов­ской епар­хии. Учре­жде­ние по край­ней мере 1 ново­го епи­скоп­ства с санк­ции В. Я. сле­ду­ет отне­сти к пери­о­ду его киев­ско­го кня­же­ния, как то сле­ду­ет из 35-го прав. Киев­ско­го митр. свт. Иоан­на II: «Иже уча­стить епи­ско­пью свою… нам мнить­ся любьз­но се быти, бояз­нь­но же, но оба­че и пер­во­му столь­ни­ку русь­ско­му (т. е. киев­ско­му кня­зю? мит­ро­по­ли­ту? — А. Н.) изво­лить­ся… невоз­бра­нь­но да будеть» (ПДРКП. Стб. 19). В рас­чет могут при­ни­мать­ся Вла­ди­ми­ро-Волын­ская или, веро­ят­нее, Туров­ская епар­хии, послед­няя мог­ла быть выде­ле­на из соста­ва Вла­ди­ми­ро-Волын­ской в свя­зи с пере­ме­ще­ни­ем в Туров рези­ден­ции Свя­то­пол­ка Изя­с­ла­ви­ча в 1088 г., до упо­мя­ну­то­го кон­флик­та послед­не­го с В. Я. в 1091 г.
О цер­ков­ном стро­и­тель­стве В. Я. пря­мых све­де­ний в источ­ни­ках не мно­го; ПВЛ упо­ми­на­ет толь­ко о 2 построй­ках кня­зя. В 1070 г., оче­вид­но в свя­зи с рож­де­ни­ем у В. Я. сына Рости­сла­ва (Миха­и­ла), был зало­жен Михай­лов­ский собор в киев­ском Выду­биц­ком Все­во­ло­же во имя архан­ге­ла Миха­и­ла муж. мон-ре (освя­щен в 1088), фамиль­ном мон-ре В. Я. и его потом­ков, под Кие­вом, рядом с заго­род­ным кня­же­ским дво­ром В. Я. В 1086 г. в Кие­ве для доче­ри Анны (Янки) В. Я. постро­ил мон-рь во имя ап. Андрея («Янчин»), в к-ром был зало­жен собор. В то же вре­мя по кос­вен­ным дан­ным мож­но уста­но­вить, что В. Я. был при­ча­стен и к цер­ков­но­му обу­строй­ству Пере­я­с­лав­ля. В тече­ние более чем 20-лет­не­го пере­я­с­лав­ско­го кня­же­ния В. Я. ни о каком камен­ном стро­и­тель­стве здесь не сооб­ща­ет­ся, и все пер­вые зда­ния (даже «город камян и стро­е­ние бань­ное камя­но») в бывш. сто­ли­це В. Я. ПВЛ (в свод­ной ста­тье 1090) при­пи­сы­ва­ет пере­я­с­лав­ско­му митр. Ефре­му, отно­ся их, т. о., к 80-м гг. XI в. Одна­ко Михай­лов­ский собор свт. Ефрем все­го лишь «доконь­ча». Поэто­му, учи­ты­вая наи­бо­лее веро­ят­ную дату постав­ле­ния Ефре­ма (1077/78), мож­но заклю­чить, что кафед­раль­ный храм был зало­жен еще в пере­я­с­лав­ское кня­же­ние В. Я. и, надо думать, не без его уча­стия. При собо­ре был устро­ен Михай­лов­ский мон-рь; насто­я­те­лем имен­но этой оби­те­ли, а не Иоан­нов­ской, как обыч­но при­ня­то счи­тать, являл­ся упо­мя­ну­тый игум. Нико­лай, участ­во­вав­ший в пере­не­се­нии мощей свя­тых Бори­са и Гле­ба в 1072 г. Тот факт, что, соглас­но Кие­во-Печер­ско­му Пате­ри­ку (сло­во 14), Нико­лай был выход­цем из Печер­ско­го мон-ря и вско­ре после 1072 г. занял Пере­я­с­лав­скую кафед­ру, гово­рит как о свя­зях В. Я. с Кие­во-Печер­ской оби­те­лью (ср. изве­стие сло­ва 4 Пате­ри­ка о посе­ще­нии мон-ря В. Я. и его сыном Вла­ди­ми­ром Моно­ма­хом при заклад­ке камен­но­го Успен­ско­го собо­ра в 1073), так и о бли­зо­сти мон-ря при пере­я­с­лав­ском кафед­раль­ном собо­ре к кня­же­ско­му дво­ру В. Я. Все это оправ­ды­ва­ет посмерт­ную похва­лу лето­пис­ца кня­зю: «Изли­ха же любя­ше чер­но­риз­цы и пода­я­ше тре­бо­ва­нье им, бе же и сам въздь­р­жа­ся от пиянь­ства и от похо­ти» (ПСРЛ. Т. 1. Стб. 216; Т. 2. Стб. 207). Нель­зя исклю­чить, что при В. Я. в Пере­я­с­лав­ле был осно­ван так­же и Иоан­нов­ский мон-рь в честь рож­де­ния ок. 1080 г. его вну­ка, сына Моно­ма­ха Яро­пол­ка (Иоан­на), хотя более обос­но­ван­ным выгля­дит пред­по­ло­же­ние о постро­е­нии мон-ря самим Яро­пол­ком в пери­од его пере­я­с­лав­ско­го кня­же­ния (1113/14-1132).
Вряд ли В. Я. не имел ника­ко­го отно­ше­ния и к построй­ке в Пере­я­с­лав­ле церк­ви «свя­та­го Андрея… у ворот». По всей веро­ят­но­сти, почи­та­ние ап. Андрея в семей­стве В. Я. было раз­ви­то, посколь­ку имен­но в это вре­мя и несо­мнен­но в кру­гах, близ­ких к кня­зю, было состав­ле­но древ­не­рус. ска­за­ние о посе­ще­нии и бла­го­сло­ве­нии буд. Руси ап. Андре­ем Пер­во­зван­ным, на греч. поч­ве неиз­вест­ное, к-рое уже после смер­ти В. Я., в 1116 г., было вклю­че­но в ПВЛ игум. пере­я­с­лав­ско­го Михай­лов­ско­го мон-ря Силь­ве­стром (еп. Пере­я­с­лав­ский в 1118-1123), рабо­тав­шим по зака­зу Вла­ди­ми­ра Моно­ма­ха.
К прав­ле­нию В. Я. отно­сит­ся появ­ле­ние так­же и др. памят­ни­ка древ­не­рус. цер­ков­ной пись­мен­но­сти — Памя­ти пере­не­се­ния мощей свт. Нико­лая, архи­еп. Мир­ли­кий­ско­го, в Бари в 1087 г., к-рый сопро­вож­дал учре­жде­ние в Рус­ской Церк­ви памя­ти свт. Нико­лая 9 мая. Текст выда­ет в авто­ре (в к-ром ино­гда видят митр. Ефре­ма) или в его инфор­ма­то­ре непо­сред­ствен­но­го сви­де­те­ля пере­ло­же­ния мощей в спе­ци­аль­но для них постро­ен­ный собор, что совер­ши­лось при уча­стии папы Урба­на II в сент. 1089 г., «в лета русь­скых кня­зии хри­сто­лю­би­ва­го кня­зя Все­во­ло­да в Кие­ве и бла­го­род­на­го сына его Воло­ди­ме­ра в Чер­ни­го­ве». Труд­но допу­стить, что­бы Киев­ский мит­ро­по­лит-грек, будь то Иоанн III (1090-1091) или свт. Нико­лай (не позд­нее 1097 — после 1101), высту­пил ини­ци­а­то­ром вве­де­ния такой «латин­ской» памя­ти, посколь­ку визан­тий­цы рас­смат­ри­ва­ли пере­ме­ще­ние мощей свт. Нико­лая в Бари как хище­ние и памя­ти 9 мая Гре­че­ская Цер­ковь нико­гда не зна­ла. Дан­но­му собы­тию так­же был посвя­щен канон (стар­ший спи­сок — в пер­га­мен­ной Минее слу­жеб­ной на май — ЯМЗ. № 15467), к-рый содер­жит слав. акро­стих («При­не­се­ние мощии тво­их») и несо­мнен­но вос­хо­дит к древ­ней­ше­му пери­о­ду рус. лит-ры — рубе­жу XI-XII вв. (см. Акро­стих). Поэто­му при­хо­дит­ся думать, что празд­но­ва­ние 9 мая было уста­нов­ле­но по насто­я­нию В. Я., поли­ти­ка к-рого в это вре­мя выгля­дит син­хро­ни­зи­ро­ван­ной с уси­ли­я­ми визант. имп. Алек­сея I в 1089 г. по акти­ви­за­ции пере­го­во­ров с Урба­ном II о вос­ста­нов­ле­нии цер­ков­но­го един­ства. След­стви­ем это­го ста­ло охла­жде­ние отно­ше­ний В. Я. с герм. имп. Ген­ри­хом IV, вылив­ше­е­ся в скан­даль­ный раз­рыв меж­ду Ген­ри­хом и Евпрак­си­ей Все­во­ло­дов­ной в 1093/94 г.
[Ист.: ПСРЛ. Т. 1-2 (по указ.); Шляп­кин И. [А.] Рус. поуче­ние XI в. о пере­не­се­нии мощей Нико­лая Чудо­твор­ца. СПб., 1881. С. 3-10. (ПДПИ; Вып. 19); Прав­да Рус­ская / Под ред. Б. Д. Гре­ко­ва. М., 1939. Т. 1; Янин В. Л. Акто­вые печа­ти Древ­ней Руси. М., 1970. Т. 1; М., 1998. Т. 3 (в соавт. с П. Г. Гай­ду­ко­вым). № 15-22а; Darrouzès. Notitiae. N 11, 12. P. 343, 349-350.
Лит.: Соло­вьев С. М. Соч. М., 1988. Кн. 1. Т. 1-2; Гру­шевсь­кий М. [С.] Iсторiя Украï­ни-Руси. Львiв, 19052. Т. 2. (по указ.); Васи­льев­ский В. Г. Два пись­ма визант. имп. Миха­и­ла VII Дуки к Все­во­ло­ду Яро­сла­ви­чу // Он же. Тру­ды. СПб., 1909. Т. 2/1; Пашу­то В. И. Внеш­няя поли­ти­ка Др. Руси. М., 1968 (по указ.); Поппе А. В. Рус. мит­ро­по­лии К-поль­ской пат­ри­ар­хии в XI в. // ВВ. 1968. Т. 28. С. 85-108; 1969. Т. 29. С. 95-104; Soloviev A. V. Un sceau gréco-russe au XIe siècle // Byz. 1971. T. 31. P. 435-436; Куч­кин В. А. Фор­ми­ро­ва­ние гос. тер­ри­то­рии Др. Руси в X-XIV вв. М., 1984. С. 60-67; Прес­ня­ков А. Е. Кня­жое пра­во в Др. Руси: Лек­ции по рус. исто­рии. СПб., 1993; Щапов Я. Н. Госу­дар­ство и цер­ковь Др. Руси X-XIII вв. М., 1998 (по указ.); Наза­рен­ко А. В. Др. Русь на меж­ду­нар. путях. М., 2001. С. 505-558; он же. Чер­ни­гов­ская зем­ля в пери­од киев­ско­го кня­же­ния Свя­то­сла­ва Яро­сла­ви­ча (1073-1076) // «А се его среб­ро»: Зб-к пра­ць на поша­ну М. Ф. Кот­ля­ра. К., 2002. С. 59-66; Хру­ста­лев Д. Г. Разыс­ка­ния о Ефре­ме Пере­я­с­лав­ском. СПб., 2002; З[авадская] С. В. Сло­во на пере­не­се­ние мощей св. Нико­лая Мир­ли­кий­ско­го // Пись­мен­ные памят­ни­ки исто­рии Древ­ней Руси. СПб., 2003. С. 191-192 [Биб­лиогр.].
27/10. Вяче­слав – Мер­ку­рий Яро­сла­вич (1033 – 1057)
князь смо­лен­ский.
Сын Яро­сла­ва Муд­ро­го и Инги­гер­ды – Ири­ны Ола­фов­ны. В 1054 году поса­жен отцом на кня­же­ние в Смо­лен­ске. С 1052 года женат на гра­фине Оде, доче­ри гра­фа Штад­ско­го (Шта­ден­ско­го) Лео­поль­да (Липоль­да). У них дети Борис, Яро­слав, Выше­сла­ва.
28/10. Игорь-Кон­стан­тин Яро­сла­вич (* 1036 – † 1060)
Наро­ди­вся у 1036 р. (1467, с.77). Помер у 1060 р. (775, с.233). Князь волинсь­кий (1054-1057 рр.) і смо­ленсь­кий (1057-1060 рр.). Дуже імо­вір­но, що його дру­жи­ною була Куне­гун­да, доч­ка сак­сонсь­ко­го марк­гра­фа Отто­на. По смер­ті мужа Куне­гун­да повер­ну­ла­ся до Німеч­чи­ни і вдру­ге вий­ш­ла за Коно­на, гра­фа Бей­хлін­генсь­ко­го (475, с.35-54).князь вла­ди­ми­ро-волын­ский, смо­лен­ский.
Сын Яро­сла­ва Муд­ро­го и Инги­гер­ды – Ири­ны Ола­фов­ны. В 1054 году полу­чил от отца в лич­ный удел Вла­ди­ми­ро-волын­ско­е­кня­же­ство. В 1057 г., после смер­ти Вяче­сла­ва, стар­шие бра­тья дали ИГО­РЮ Смо­ленск. Через три года ИГОРЬ умер, оста­вив вдо­вой Куни­гун­ду, дочь Отто­на, марк­гра­фа Орла­мин­ско­го, с детьми Дави­дом, Все­во­ло­дом.
29/10. Бря­чи­слав Яро­сла­вич (? – ?)
князь киев­ский.
Млад­ший сын Яро­сла­ва Муд­ро­го и Инги­гер­ды – Ири­ны Ола­фов­ны. Веро­ят­но, умер в ран­нем воз­расте.
30/10. Ели­за­ве­та – Агмун­да Ярославна(1023 – ?),
княж­на киев­ская, коро­ле­ва нор­веж­ская.
Дочь Яро­сла­ва Муд­ро­го и Инги­гер­ды – Ири­ны Ола­фов­ны. Супру­га Гараль­да Сме­ло­го (Стро­го­го), коро­ля нор­веж­ско­го. В юно­сти он слу­жил в дру­жине Яро­сла­ва I Вла­ди­ми­ро­ви­ча. Влю­бив­шись в ЕЛИ­ЗА­ВЕ­ТУ, поклял­ся быть достой­ным ее. Уехал на служ­бу к импе­ра­то­ру Визан­тии в Кон­стан­ти­но­поль. Участ­во­вал в похо­дах в Афри­ку, Сици­лию, Пале­сти­ну, где вос­ста­нав­ли­вал храм Гос­по­день. Через несколь­ко лет вер­нул­ся за сво­ей воз­люб­лен­ной с богат­ством и сла­вой. За годы раз­лу­ки с воз­люб­лен­ной ЕЛИ­ЗА­ВЕ­ТОЙ напи­сал 16 любов­ных песен впо­след­ствии издан­ных. ЕЛИ­ЗА­ВЕ­ТА про­бы­ла коро­ле­вой не дол­го, умер­ла, оста­вив после себя двух доче­рей: Марию и Инги­гер­ду, став­шую супру­гой швед­ско­го коро­ля Филип­па.

31/10. Ана­ста­сия Яро­слав­на (ок.1023-п.1074) (ок. 1030 – ок. 1104)
(от 2 бр.)
княж­на киев­ская, коро­ле­ва Вен­грии.
Млад­шая дочь Яро­сла­ва Муд­ро­го и Инги­гер­ды – Ири­ны Ола­фов­ны. С 1046 года супру­га вен­гер­ско­го коро­ля Андрея I († 1061 г.), кото­ро­му роди­ла сына Соло­мо­на (Шала­мо­на). После смер­ти мужа, опа­са­ясь ново­го коро­ля Белы I, бежа­ла с сыном в Гер­ма­нию ко дво­ру импе­ра­то­ра Ген­ри­ха IV. При под­держ­ке импе­ра­то­ра в 1063 году Соло­мон вер­нул себе пре­стол и стал коро­лем Вен­грии. АНА­СТА­СИЯ 11 лет была при дво­ре сына, осно­ва­ла два пра­во­слав­ных мона­сты­ря в Выше­гра­де и Тор­мо­ве. Похо­ро­не­на была в коро­лев­ской усы­паль­ни­це у озе­ра Бала­тон рядом со сво­им супру­гом Андре­ем I.

~ м: с 1037/8 Андрей I (1014-1060), кор. Вен­грии
32/13. Евф­ста­фий Мсти­сла­вич (? – 1033)
князь чер­ни­гов­ский.
Сын Мсти­сла­ва Вла­ди­ми­ро­ви­ча Храб­ро­го (Уда­ло­го).
Поме­ру 1032 чи 1033 р. (1 16, с.136; 120, с.70) Ймо­вір­но був тму­та­ра­кансь­ким кня­зем у 1023-1032/33 рр. і заги­нув в поході на Кав­каз або помер від рани, яку отри­мав у цьо­му поході (566, с.26; 1020, с. 197-203; 369, с.848-854).
После побе­ды над касож­ским кня­зем Реде­дей, Мсти­слав Уда­лой взял его сыно­вей к себе на вос­пи­та­ние, кре­стил с име­на­ми Юрий (Геор­гий) и Роман. Роман стал его зятем, женив­шись на ПРЕД­СЛА­ВЕ. Изве­стен сын от это­го бра­ка – Васи­лий, отец Юрия Васи­лье­ви­ча и дед Миха­и­ла Юрье­ви­ча. От их потом­ства про­изо­шли мно­гие рус­ские дво­рян­ские фами­лии: Боб­ро­вы, Буру­но­вы, Гле­бо­вы, Доб­рын­ские, Кол­тов­ские, Кокош­ки­ны, Лап­те­вы, Лопу­хи­ны, Море­вы, Обе­до­вы, Още­ри­ны и мно­гие дру­гие. Недав­но дво­ря­нам Лопу­хи­ным за огром­ную исто­ри­че­скую роль этой фами­лии было пожа­ло­ва­но Е.И.В. Мари­ей Вла­ди­ми­ров­ной кня­же­ское досто­ин­ство.
33/13. Пред­сла­ва Мсти­слав­на (? – ?)
княж­на чер­ни­гов­ская.
Дочь Мсти­сла­ва Вла­ди­ми­ро­ви­ча Храб­ро­го (Уда­ло­го).
Супр­на касож­ско­го кня­зя Реде­ди, от их потом­ства про­изо­шли мно­гие рус­ские дво­рян­ские фами­лии, в том чис­ле кня­зья Лопу­хи­ны.
34/14. Ян Свя­то­сла­вич (? – 1000)
князь древ­лян­ский.
Сын Свя­то­сла­ва Вла­ди­ми­ро­ви­ча. Умер в ран­нем дет­стве.
Наро­ди­вся у 1002 р. (120, с.68) Помер, напев­но, до 1015 р.[?]. Був сином древ­лянсь­ко­го кня­зя Свя­то­сла­ва Воло­ди­ми­ро­ви­ча і, напев­но, доч­ки хор­ватсь­ко­го кня­зя з Бор­жавсь­ко­го князів­ства на Закар­пат­ті, або угорсь­кої прин­це­си з роду Сте­фа­на І. .

VII КОЛЕ­НО

35/23. Рости­слав Вла­ди­ми­ро­вич (1038 – 03.02.1066),
князь тму­та­ра­кан­ский.
Сын Вла­ди­ми­ра Яро­сла­ви­ча. После смер­ти отца ока­зал­ся без уде­ла, ушел на юг в Тму­та­ра­кань, где кня­жил Глеб Свя­то­сла­вич и выгнал его. Когда на помощь Гле­бу при­шел Свя­то­слав Яро­сла­вич, РОСТИ­СЛАВ укло­нил­ся от встре­чи с ним, ушел из Тму­та­ра­ка­ни. После ухо­да дяди вновь изгнал Гле­ба, стал кня­жить в Тму­та­ра­ка­ни. РОСТИ­СЛАВ вое­вал с касо­га­ми и обло­жил их данью. Таври­че­ские гре­ки недо­воль­ные столь реши­тель­ным и опас­ным сосе­дом реши­ли изба­вить­ся от него. На одном из пиров подо­слан­ный к РОСТИ­СЛА­ВУ кото­пан под­ме­шал в вино яд, от кото­ро­го он умер. Женат на Анне (Лан­ке), доче­ри вен­гер­ско­го коро­ля Андрея I, от бра­ка с кото­рой извест­ны дети: Рюрик, Воло­дарь, Василь­ко, Еле­на.
36/23. Яро­полк Вла­ди­ми­ро­вич (? – ?)
князь-изгой.
Сын Вла­ди­ми­ра Яро­сла­ви­ча. Изве­стен по родо­слов­цу. У него сын Василь­ко.
37/26. Вла­ди­мир II Все­во­ло­до­вич Моно­мах (в кре­ще­нии Васи­лий) (1053—1125)
вели­кий князь киев­ский 1113—1125 гг., сын вели­ко­го кня­зя киев­ско­го Все­во­ло­да Яро­сла­ви­ча. Полу­чил от отца в удел Чер­ни­гов в 1078 г. Про­зви­ще свое полу­чил по име­ни мате­ри — доче­ри визан­тий­ско­го импе­ра­то­ра Кон­стан­ти­на Моно­ма­ха — Анне. В 1073 г. заклю­чил в Сутей­ске мир с Поль­шей. Вла­ди­мир Все­во­ло­до­вич вел вой­ну с полов­ца­ми и их союз­ни­ком Оле­гом Свя­то­сла­ви­чем, кото­ро­му вынуж­ден был усту­пить Чер­ни­гов (1094), и обос­но­вал­ся в Пере­я­с­лав­ском кня­же­стве, под­вер­гав­шем­ся посто­ян­ным набе­гам полов­цев. С это­го вре­ме­ни он стал непри­ми­ри­мым вра­гом полов­цев, неред­ко даже в ущерб сво­ей репу­та­ции кня­зя бла­го­душ­но­го и спра­вед­ли­во­го. Так, в г., когда два поло­вец­ких хана, Итлар и Китай при­шли к нему с заклю­че­ни­ем мира, то он при­твор­но согла­сил­ся и дал залож­ни­ком сво­е­го сына Свя­то­сла­ва. Одна­ко по его пору­че­нию ночью выкра­ли Свя­то­сла­ва и уби­ли Кита­на, а Итла­ря, при­гла­шен­но­го утром на тра­пе­зу, застре­ли­ли из заса­ды. Вла­ди­мир Все­во­ло­до­вич на кня­же­ских съез­дах в 1097, 1100 и 1103 гг. более всех осталь­ных кня­зей борол­ся за объ­еди­не­ние сил для отпо­ра полов­цам. После Долоб­ско­го съез­да (1103) Вла­ди­мир Все­во­ло­до­вич стал вдох­но­ви­те­лем и непо­сред­ствен­ным руко­во­ди­те­лем воен­ных похо­дов про­тив полов­цев (1103, 1107, 1111). Он начал при­бе­гать и к помо­щи народ­но­го опол­че­ния. Полов­цы потер­пе­ли ряд пора­же­ний и надол­го оста­ви­ли в покое рус­ские зем­ли.
После смер­ти (1113) киев­ско­го вели­ко­го кня­зя Свя­то­пол­ка II Изя­с­ла­ви­ча в Кие­ве вспых­ну­ло народ­ное вос­ста­ние: вер­хи киев­ско­го обще­ства при­зва­ли на кня­же­ние Вла­ди­ми­ра Все­во­ло­до­ви­ча. Став вели­ким кня­зем, он пода­вил вос­ста­ние, но в то же вре­мя зако­но­да­тель­ным путем несколь­ко смяг­чил поло­же­ние низов. Так воз­ник устав Вла­ди­ми­ра Все­во­ло­до­ви­ча Моно­ма­ха, кото­рый, не поку­ша­ясь на осно­вы фео­даль­ных отно­ше­ний, стре­мил­ся облег­чить поло­же­ние долж­ни­ков и заку­пов.
С име­нем Моно­ма­ха свя­за­на леген­да: буд­то визан­тий­ский импе­ра­тор при­слал Вла­ди­ми­ру Все­во­ло­до­ви­чу зна­ки цар­ско­го досто­ин­ства, венец и бар­мы, с мит­ро­по­ли­том Нео­фи­том, кото­рый вен­чал его на цар­ство; впо­след­ствии мос­ков­ские госу­да­ри вен­ча­лись вен­цом, кото­рый назы­ва­ли шап­кой Моно­ма­ха.
Кня­же­ние Вла­ди­ми­ра Моно­ма­ха было вре­ме­нем уси­ле­ния Киев­ской Руси. Он сумел объ­еди­нить 3/4 тер­ри­то­рии древ­не­рус­ско­го госу­дар­ства и пре­кра­тить кня­же­ские меж­до­усо­би­цы. После его смер­ти фео­даль­ная раз­дроб­лен­ность Руси вновь уси­ли­лась.
Вла­ди­мир Все­во­ло­до­вич был три­жды женат: на доче­ри англий­ско­го коро­ля Гароль­да II Гите; на поло­вец­кой княжне и на неиз­вест­ной. Его доче­ри вышли замуж за ино­стран­ных прин­цев: Мария за визан­тий­ско­го царе­ви­ча Лео­на и Софья за вен­гер­ско­го коро­ля Бела П.
38/26. Янка Все­во­ло­дов­на (* ок.1068 † 3.11.1113)
Наро­ди­ла­ся близь­ко 1068 р. Помер­ла 3.11.1113 р. (112, стб.227, 289; 116, с.148; 118, с.4). У 1074 р. була зару­че­на з візан­тійсь­ким царе­ви­чем Костян­ти­ном Дукою, піз­ні­шим номі­наль­ним спів­пра­ви­те­лем Олексія Ком­не­на. Він заги­нув у битві з нор­ма­на­ми при Дір­рахії у 1081 р. (204, NN 143,144). Шлюб не від­був­ся, Янка повер­ну­ла­ся з Візан­тії чер­ни­цею. Все­во­лод Яро­сла­вич збу­ду­вав для доч­ки окре­мий Андріївсь­кий (Янчин) мона­стир. У 1089 р. з Янкою при­ї­хав з Візан­тії мит­ро­по­лит-ско­пе­ць Іоанн III.
39/26. РОСТИ­СЛАВ ВСЕ­ВО­ЛО­ДО­ВИЧ (* 1070 † 26.05.1093)
Наро­ди­вся у 1070 р. Заги­нув при пере­праві через р.Стугну під час похо­ду на полов­ців 26.05.1093 р. (112, стб.212) Князь пере­я­с­лавсь­кий (1078-1093 рр.). Був похо­ва­ний у соборі св.Софії поряд з бать­ком
Літо­пис­ці бачи­ли у заги­белі кня­зя кару за вби­вство чен­ця Гри­горія. У 1961 р. у Софійсь­ко­му соборі в уси­паль­ни­ці князів серед інших остан­ків знай­де­но череп із заліз­ним нако­неч­ни­ком стрі­ли. Напев­но він нале­жав кня­зеві Рости­сла­во­ві, який був смер­тель­но пора­не­ний і тому так рап­то­во став топи­ти­ся на очах у бра­та (87, с. 135).
40/26. ЄВПРАК­СІЯ-АДЕЛЬ­ГЕЙ­ДА ВСЕ­ВО­ЛОДІВ­НА (* бл.1071 † 9.07.1109)
Наро­ди­ла­ся бл. 1071 р. Помер­ла 9.07.1109 р. (1376, с.617-648). У 1083 р. була зару­че­на з Генрі­хом фон Шта­де, сином марк­гра­фа Пів­ден­ної Сак­сонії. Була від­прав­ле­на у Сак­сонію з пиш­ним посоль­ством, в яко­му були навіть пого­ни­чі з вер­блю­да­ми, наван­та­же­ни­ми доро­ги­ми тка­ни­на­ми та інши­ми пред­ме­та­ми роз­ко­ші. До 1086 р. вихо­ву­ва­ла­ся у мона­сти­рі у Квед­лін­бурзі, де аба­ти­сою була Адель­гей­да, сест­ра кай­зе­ра Генрі­ха IV. Шлюб був корот­ким. Марк­граф Генріх Дов­гий помер у 1087 р. Вдо­ва зно­ву повер­ну­ла­ся у мона­стир, де її невдо­взі поба­чив імпе­ра­тор. У 1088 р. він зару­чи­вся з нею, а у 1089 р. взяв шлюб у Кель­ні. При коро­на­ції Євпрак­сія отри­ма­ла ім’я Адель­гей­ди. Спо­чат­ку вона супро­вод­жу­ва­ла чоло­віка у Бам­берг та у італійсь­ко­му поході 1090-1092 рр. Про­тив­ни­ки зви­ну­ва­чу­ва­ли Генрі­ха IV у належ­но­сті до сек­ти мико­лаїтів з їх таєм­ни­ми оргія­ми. При­найм­ні оргії кай­зер любив справ­ді, при­му­шу­ю­чи бра­ти у них участь моло­ду дру­жи­ну. Для вихо­ва­ної у мона­сти­рі Євпрак­сії це була тра­гедія, її про­бле­ми вмі­ло вико­ри­ста­ли політич­ні про­тив­ни­ки Генрі­ха IV. Гер­цог Баварії Вельф II та його дру­жи­на тос­консь­ка марк­гра­фи­ня Матиль­да допо­мог­ли її втек­ти з Веро­ни. У берез­ні 1094 р. на соборі у Кон­стан­ці була обго­во­ре­на її гра­мо­та із скар­гою на мужа. Папа Урбан II вмо­вив імпе­ра­три­цю висту­пи­ти ще на соборі у П’янченці (бере­зень 1095 р.) у при­сут­но­сті 4 тис. кліри­ків і 30 тис. мирян. Кай­зе­ра у чер­го­вий раз осу­ди­ли, а його дру­жи­ну навіть звіль­ни­ли від єпіти­мії. Однак у 1097 р. Генріх IV поми­ри­вся з Вель­фа­ми. Адель­гей­да ста­ла непо­тріб­ною (198, р.207, 721; 1891, s.578-618; 1928; 1909; 1902, s.164-166). Вона повер­ну­ла­ся на Русь і 6.12.1106 р. ста­ла чер­ни­цею у пере­я­с­лавсь­ко­му мона­сти­рі (112, стб.287-288; 114, с.133; 120, с.140-141; 128, с.639).

41/26. NN ВСЕ­ВО­ЛОДІВ­НА († 1089)

Помер­ла у 1089 р. (114, с.3).

42/26. КАТЕ­РИ­НА ВСЕ­ВО­ЛОДІВ­НА († 11.07.1108)

Була чер­ни­цею. Помер­ла 11.07.1108 р. (112, стб.288).

43/26. МАРИЯ ВСЕ­ВО­ЛО­ДОВ­НА (? – ?),

княж­на чер­ни­гов­ская, Млад­шая дочь Все­во­ло­да I Яро­сла­ви­ча и Анны (Марии) Кон­стан­ти­нов­ны. Веро­ят­но, умер­ла в ран­нем дет­стве.
44/27. Борис Вяче­сла­вич (* 1055/1058 † 3.10.1078)Народився не піз­ні­ше 1058 р. Заги­нув 3.10.1078 р. у битві на Нежа­тиній Ниві. Князь чер­ні­гівсь­кий (тра­вень 1077 р.). По В.Татищеву, Борис був вщижсь­ким кня­зем і сином Свя­то­сла­ва Яро­сла­ви­ча. Якщо пер­ше ще ймо­вір­но, то дру­ге — явна помил­ка (1332, с. 199-200)
князь-изгой.
Сын Вяче­сла­ва Яро­сла­ви­ча и Оды Лео­поль­дов­ны. После смер­ти отца мало­лет­ний БОРИС дол­го ски­тал­ся с мате­рью, пока они добра­лись до Гер­ма­нии, где он вос­пи­ты­вал­ся до совер­шен­но­ле­тия. Повзрос­лев, БОРИС вер­нул­ся на Русь и, не имея уде­ла, ушел в Тму­та­ра­кань. Там он встре­тил­ся с Оле­гом Свя­то­сла­ви­чем. Вдво­ем они добы­ли себе Чер­ни­гов, пока дядья Изя­с­лав и Все­во­лод дели­ли вели­кое кня­же­ние. Узнав о дер­зо­сти пле­мян­ни­ков, Яро­сла­ви­чи собра­ли силы и изгна­ли захват­чи­ков. БОРИС с Оле­гом воз­вра­ти­лись в Тму­та­ра­кань, наня­ли полов­цев и хазар и с эти­ми сила­ми пошли на Киев. У села Нежа­ти­на Нива встре­ти­лись с ратью, воз­глав­ля­е­мой вели­ким кня­зем. В ходе боя пле­мян­ни­ки потер­пе­ли пора­же­ние, БОРИС погиб вме­сте с Изя­с­ла­вом I Яро­сла­ви­чем. Потом­ство его не извест­но.
45/27. ЯРО­СЛАВ Вяче­сла­вич (ок. 1056 – ? ),
князь смо­лен­ский. Сын Вяче­сла­ва Яро­сла­ви­ча и Оды Лео­поль­дов­ны. Веро­ят­но, умер в ран­нем воз­расте во вре­мя ски­та­ний мате­ри после смер­ти мужа.
46/27. ВЫШЕ­СЛА­ВА ВЯЧЕ­СЛАВ­НА (ок. 1057 – ?),
княж­на смо­лен­ская, коро­ле­ва поль­ская.
Дочь Вяче­сла­ва Яро­сла­ви­ча и Оды Лео­поль­дов­ны. Поте­ря­ла отца на пер­вом году сво­ей жиз­ни, затем ски­та­лась с мате­рью и бра­тья­ми, пока не ока­за­лась в Гер­ма­нии, где вос­пи­ты­ва­лась до заму­же­ства. Ста­ла супру­гой жено­лю­би­во­го поль­ско­го коро­ля Боле­сла­ва II Сме­ло­го, но вско­ре овдовела.47/28. ВСЕ­ВО­ЛОД Иго­ре­вич (ок. 1059 – ?),
князь смо­лен­ский. Сын Иго­ря Яро­сла­ви­ча и Куни­гун­ды Орла­миндской. Ім’я цьо­го кня­зя рекон­струй­о­ване на під­ставі «Ходін­ня» Даниї­ла Мні­ха. Доля його неві­до­ма Подроб­но­стей его жиз­ни нет. Изве­стен сын Мсти­слав.

Имя его ни разу не встре­ча­ет­ся в лето­пи­сях. Очень веро­ят­но, что отец Мсти­сла­ва рано умер. Воз­мож­но, еще в кон. 70-х гг. XI в., до
нача­ла меж­ду­усо­биц на Руси. Но у нас есть
цен­ней­ший источ­ник рус­ско­го палом­ни­че­ства.
Речь идет о «Хож­де­нии игу­ме­на Дани­и­ла» нач. XII в. Пере­чис­ляя в кон­це сво­е­го инте­рес­но­го
повест­во­ва­ния рус­ских кня­зей сво­е­го вре­ме­ни,
Дани­ил упо­ми­на­ет Андрея-Мсти­сла­ва Все­во­ло­до­ви­ча, в кото­ром боль­ше неко­го уви­деть, как
толь­ко пле­мян­ни­ка Давы­да. Такая иден­ти­фи­ка­ция была пред­ло­же­на еще в XIX в. [20, с. 155,
161–162; 21, с. 122]. Таким обра­зом, как извест­но, имя вто­ро­го сына Иго­ря вос­ста­нав­ли­ва­ет­ся
как Все­во­лод.
Осн.лит. С.Н. Абу­ков. К вопро­су о про­ис­хож­де­нии горо­ден­ских кня­зей.

48/28. ДАВИД ИГО­РЕ­ВИЧ (1059 – 25.07.1113)(* бл.1058 † 25.05.1112)

Наро­ди­вся бл. 1058 р. Помер 25.05.1112 р. (118, c. 18). Князь тму­та­ра­кансь­кий (1082-1083 рр.), доро­го­бузь­кий (1084-1086, 1100-1112 рр.), князь волинсь­кий (1086-1098 рр.). Остан­ки князівсь­ко­го похо­ван­ня, знай­дені при роз­коп­ках Давид-Город­ка у 1937-1938 рр., мог­ли нале­жа­ти Дави­до­ві Іго­ре­ви­чу (566, с.69,12-11, 91-100, 302, 317, 363-364, 385-386, 390-396, 408-413; 1861, s.272).
князь вла­ди­ми­ро-волын­ский, доро­го­буж­ский.
Сын Иго­ря Яро­сла­ви­ча и Куни­гун­ды Орла­миндской.
впер­вые появ­ля­ет­ся на стра­ни­цах лето­пи­сей в 1081 г. в ходе борь­бы без­зе­мель­ных вну­ков Яро­сла­ва Муд­ро­го за воло­сти
[1, стб. 196]. Учи­ты­вая, что его отец, самый
млад­ший из Яро­сла­ви­чей, князь вла­ди­мир­во­лын­ский, а затем смо­лен­ский, умер в 1060 г., а
родил­ся – по Тати­ще­ву – в 1036 г., то рож­де­ние
Давы­да и его бра­та мож­но отне­сти к втор. пол.
50-х гг. XI в. [3, с. 77; 16, стб. 149; 17, с. 74].
Мы видим Давы­да на Волы­ни, где он с
боль­шой энер­ги­ей сра­жа­ет­ся за Вла­ди­мир­Во­лын­ский. По Любец­ко­му съез­ду 1097 г. эта
волость при­зна­ва­лась за ним, но в исто­рии с
ослеп­ле­ни­ем тере­бо­вль­ско­го кня­зя Василь­ко
Рости­сла­ви­ча он ока­зал­ся край­ним. В резуль­та­те чего по Вити­чев­ско­му съез­ду 1100 г. был
лишен вла­ди­мир­ско­го сто­ла и дол­жен был удо­вле­тво­рить­ся Буж­ском, Остро­гом, Дуб­ном и
Чарто­рый­ском, мило­сти­во выде­лен­ны­ми ему
киев­ским кня­зем Свя­то­пол­ком, так­же при­част­ным к ослеп­ле­нию Василь­ка [1, стб. 249]. Давыд Иго­ре­вич «сел» в Буж­с­ке, веро­ят­но, самом
зна­чи­тель­ном из горо­дов, но позд­нее Свя­то­полк
дал ему Доро­го­буж, став­ший его глав­ным сто­лом, где он, по очень важ­но­му для нас заме­ча­нию лето­пис­ца, и умер [1, стб. 250]. Его смерть
про­изо­шла 25 мая 1112 г. Погре­бе­ние состо­я­лось спу­стя 4 дня, 29 мая, в Кие­ве в церк­ви Бого­ро­ди­цы Вла­херн­ской на Кло­ве [1, стб. 250].
Воз­мож­но, выбор церк­ви не был слу­чай­ным и
имел какое-то зна­че­ние для Иго­ре­ви­чей. Такая
отда­лен­ность меж­ду датой смер­ти и погре­бе­ния
гово­рит, что князь умер дале­ко от сто­ли­цы.

Остав­шись после смер­ти отца без уде­ла, повзрос­лев­ший ДАВИД вме­сте с дру­гим кня­зем-изго­ем Воло­да­рем Рости­сла­ви­чем захва­ти­ли в 1080 году Тму­та­ра­кань – при­бе­жи­ще изго­ев, но вско­ре были изгна­ны. Вер­нув­шись из Визан­тии, Олег Свя­то­сла­вич в 1083 году про­гнал их. ДАВИД с дру­жи­ной ушел в низо­вья Дне­пра, где стал гра­бить тор­го­вые суда, чем вызвал недо­воль­ство вели­ко­го кня­зя. В 1084 году Все­во­лод I Яро­сла­вич дал ДАВИ­ДУ в удел Доро­го­буж, отку­да он посте­пен­но начал захва­ты­вать Волын­щи­ну, сопер­ни­чая с Изя­с­ла­ви­ча­ми и Рости­сла­ви­ча­ми. Когда погиб Яро­полк Изя­с­ла­вич, вина за его смерть была воз­ло­же­на на Рости­сла­ви­чей. На этом осно­ва­нии Давид ого­во­рил Василь­ка Тере­бо­вль­ско­го перед Свя­то­пол­ком II Изя­с­ла­ви­чем и в гибе­ли Яро­пол­ка, и в поку­ше­нии на жизнь вели­ко­го кня­зя. После съез­да в Любе­че в име­нии Свя­то­пол­ка ДАВИД захва­тил Василь­ка. Пере­ве­зя Василь­ка в Бел­го­род, слу­ги ДАВИ­ДО­ВЫ осле­пи­ли его и доста­ви­ли во Вла­ди­мир-волын­ский. Пока кня­зья, ужас­нув­ши­е­ся от тако­го зло­де­я­ния, застав­ля­ли Свя­то­пол­ка нака­зать ДАВИ­ДА, тот пошел во вла­де­ния Василь­ка с наме­ре­ни­ем захва­тить их, но встре­тил отпор Воло­да­ря Рости­сла­ви­ча. В обмен на сво­бо­ду бра­та Воло­дарь обе­щал ДАВИ­ДУ про­ще­ние и мир, что было на руку им всем. В 1099 году Свя­то­полк II Изя­с­ла­вич собрал, нако­нец, силы и пошел во Вла­ди­мир-волын­ский, в кото­ром поса­дил на кня­же­ние сво­е­го сына Мсти­сла­ва, а дру­го­го сво­е­го сына Яро­сла­ва послал в Вен­грию за под­мо­гой. ДАВИД, оста­вив свою семью у Воло­да­ря Рости­сла­ви­ча, сам поехал на поис­ки полов­цев. Повстре­чав хана Боня­ка, ДАВИД повел его на вен­гров, кото­рых Боняк раз­бил. После это­го ДАВИД оса­дил Вла­ди­мир-волын­ский. В ходе оса­ды Мсти­слав Свя­то­пол­ко­вич был смер­тель­но ранен, а сам ДАВИД, застиг­ну­тый врас­плох в сво­ем лаге­ре, вынуж­ден был бежать. Еще несколь­ко раз после это­го слу­чая ДАВИД при­во­дил на Русь полов­цев, чем доса­ждал кня­зьям. Нако­нец они вызва­ли ДАВИ­ДА на кня­же­ский суд, кото­рый состо­ял­ся в Уве­ти­чах (Вити­че­ве) 20.08.1110 года. По реше­нию суда ДАВИ­ДА лиши­ли всех его преж­них уде­лов, дали ему 400 гри­вен сереб­ра и горо­да Бужск, Дуб­но и Чарто­рижск. Умер после сов­мест­но­го похо­да рус­ских кня­зей на Дон. Женат был два­жды. Пер­вый раз на Елене, доче­ри Рости­сла­ва Вла­ди­ми­ро­ви­ча ок. 1078 года, у них сын Игорь. Вто­рой раз с 1099 года на доче­ри коро­ля Поль­ши Вла­ди­сла­ва I. От бра­ка с нею изве­стен сын Все­во­лод.
Осн.лит. С.Н. Абу­ков. К вопро­су о про­ис­хож­де­нии горо­ден­ских кня­зей.
1. Ипа­тьев­ская лето­пись // Пол­ное собра­ние рус­ских лето­пи­сей (ПСРЛ). Т. II. М.: ЯРК, 2001. 648 с.
3. Тати­щев В.Н. Исто­рия Рос­сий­ская. Т. II. М.–Л.:Наука, 1963. 352 с.
16. Лав­рен­тьев­ская лето­пись // ПСРЛ. Т. I. М.:ЯРК, 2001. 496 с.
17. Нико­нов­ская лето­пись // ПСРЛ. Т. IX. М.:Наука, 1965. 256 с.

VIII коле­но

49/37. Мсти­слав I Вла­ди­ми­ро­вич Вели­кий (в кре­ще­нии Гав­ри­ил) (1075—1132)
вели­кий князь киев­ский (1125—1132), стар­ший сын вели­ко­го кня­зя киев­ско­го Вла­ди­ми­ра Все­во­ло­до­ви­ча Моно­ма­ха. Кня­жил в Росто­ве и Нов­го­ро­де; успеш­но борол­ся с бес­по­кой­ным Оле­гом чер­ни­гов­ским, отнял ряд захва­чен­ных им горо­дов, но сам же содей­ство­вал его при­ми­ре­нию с вели­ким кня­зем, воз­вра­тив ему Муром­скую волость. В 1111 г. ходил с отцом на полов­цев; в 1113 г. побе­дил Чудь, в 1116 г. захва­тил ливон­ский город Оден­пе, в 1117 г. пере­шел на кня­же­ние в Бел­го­род, пору­чив Нов­го­род сво­е­му сыну Все­во­ло­ду. В 1125 г. насле­до­вал, по смер­ти отца, киев­ский стол. Он дер­жал удель­ных кня­зей, бра­тьев и пле­мян­ни­ков в стро­гом пови­но­ве­нии; заду­мав­ших стать неза­ви­си­мы­ми полоц­ких кня­зей побе­дил и плен­ны­ми отпра­вил в Кон­стан­ти­но­поль, а Полоц­кую зем­лю отдал сво­е­му сыну Изя­с­ла­ву. В 1131 г. вое­вал с Лит­вой и при­вел в Киев мно­же­ство плен­ных.
Мсти­слав Вла­ди­ми­ро­вич был два­жды женат — на Хри­стине, прин­цес­се нор­веж­ской, и Люба­ве, доче­ри нов­го­род­ско­го посад­ни­ка.
Наро­ди­вся 1.06.1076 р. (1467, с.91). Помер 15.04.1132 р. (112, стб.289,294). Князь нов­го­родсь­кий (1088-1117 рр.), біл­го­родсь­кий (1117-1125 рр.) і київсь­кий (20.05.1125 — 15.04.1132). Був одру­же­ний двічі: у 1095 р. з Хри­сти­ною, доч­кою шведсь­ко­го коро­ля Інге Стей­кель­со­на, яка помер­ла 18.01.1122 р. (112, стб.292; 262, t.2, р.160), та у 1122 р. з доч­кою нов­го­родсь­ко­го посад­ни­ка Дмит­ра Зави­ди­ча, яка помер­ла піс­ля 1168 р. (114,с.5). Один з най­ви­дат­ні­ших київсь­ких князів, у дав­ній історіо­гра­фії назва­ний Мсти­сла­вом Вели­ким.

50/37. ІЗЯ­С­ЛАВ Вла­ди­ми­ро­вич († 6.09.1096)
Заги­нув 6.09.1096 р. (111, стб. 108). Князь курсь­кий (1095 р.), ростовсь­кий і муромсь­кий (1095-1096 рр.).
51/37. СВЯ­ТО­СЛАВ Вла­ди­ми­ро­вич († 6.03.1114)
Помер 16.01.1114 р. (112, стб.290). Князь смо­ленсь­кий (1112-1113 рр.) і пере­я­с­лавсь­кий (1113-1114 рр.).
52/37. РОМАН Вла­ди­ми­ро­вич († 6.01.1119)
Помер 6.01.1119 р. (118, с.24; 230, t.3-4, р.348-349). Князь волинсь­кий (1117-1119 рр.). 11.09.1114 р. одру­жи­вся з доч­кою пере­ми­шльсь­ко­го кня­зя Воло­да­ря Рости­сла­ви­ча (112, стб.295).
53/37. ЯРО­ПОЛК Вла­ди­ми­ро­вич (* 1082 † 18.02.1139)
Наро­ди­вся у 1082 р. (1467, с.374). Помер 18.02.1139 р. (112, стб.294,302). Князь пере­я­с­лавсь­кий (1114-1132 рр.) і київсь­кий (15.04.1132 -18.02.1135). У 1116 р. одру­жи­вся з Оле­ною, доч­кою ясь­ко­го (алансь­ко­го) кня­зя, яка помер­ла піс­ля 1146 р. (112, стб.319). С.Плетньова вва­жає, що це була доч­ка дріб­но­го кня­зя одно­го з алансь­ко-поло­ве­ць­ких міст (Шару­ка­ня, Суг­ро­ва чи Бали­на) (1288, с.270-271). На наш погляд це не пере­кон­ли­во. У 1116 р. орді Шару­ка­на було зав­да­но страш­но­го уда­ру. Його син Отрок відра­зу прий­няв про­по­зи­цію гру­зинсь­ко­го царя Дави­да Будів­ни­ка і 45 тис. полов­ців пере­се­ли­ли­ся у Грузію. Аланія про­пу­сти­ла їх через свої зем­лі. Союз Киє­ва і Аланії, обох заці­кав­ле­них у змен­шен­ні полов­ців у Подон­ні, скріп­ле­ний шлю­бом Яро­пол­ка і Оле­ни, міг зму­си­ти Отро­ка пого­ди­ти­ся на про­по­зи­ції гру­зинсь­ко­го царя (1348, с.89-91).
54/37. ВЯЧЕ­СЛАВ Вла­ди­ми­ро­вич († 12.1154)
Помер 12.1154 р. (114, с. 11). Князь суз­дальсь­кий (1096-1107 рр.), смо­ленсь­кий (1113-1125 рр.), турівсь­кий (1125-1132, 1132-1142, 1142-1147 рр.), пере­я­с­лавсь­кий (1132, 1133, 1142 рр.),пересопницький (1147-1149 рр.), виш­го­родсь­кий (1150-1151 рр.) і київсь­кий (22.02.1139 -4.03.1139, 04.1151 -12.1154).

55/37. МАРИ­НА Вла­ди­ми­ров­на († 1146)
Помер­ла у 1146 р. (112, стб.291). У 1089 р. у Візан­тії з’явився само­зва­не­ць, який вида­вав себе за куро­па­ла­та Льва Діо­ге­на, сина Рома­на IV і Євдо­кії. Справж­ній Лев Діо­ген заги­нув у 1087 р. у битві з печені­га­ми (28, с.210). Само­зва­не­ць, яко­го ув’язнили в Хер­со­несі, зумів втек­ти, про­брав­ся до полов­ців і з допо­мо­гою Тугор­ка­на у 1092 р. рушив на Візан­тію. При облозі Адріа­но­по­ля його під­сту­пом захо­пи­ли в полон і ослі­пи­ли (111, стб.226-227). Йому зно­ву поща­сти­ло втек­ти і добра­ти­ся до Русі, де його визна­ли спад­коєм­цем пре­сто­лу і вида­ли за ньо­го Мари­ну. Похід русь­ко­го війсь­ка з само­зван­цем закін­чи­вся на Дунаї. 15.08.1116 р. він заги­нув при облозі Доро­сто­ла (1348, с. 108-111).
56/37. ЄВФИ­МІЯ Вла­ди­ми­ров­на († 4.04.1139)
Помер­ла 4.04.1139 р. У 1112 р. була вида­на за угорсь­ко­го коро­ля Кал­ма­на Книж­ни­ка. Уже у 1113 р. він зви­ну­ва­тив її у невір­но­сті і віді­слав на Русь, де вона наро­ди­ла сина Бори­са. Борис, який у 1129 р. одру­жи­вся з родич­кою імпе­ра­то­ра Іоан­на II Ком­не­на, брав актив­ну участь у бороть­бі за угорсь­кий пре­стол у пер­шій поло­вині XII ст. (2099, 222-2231.).
57/37. Ага­фия Вла­ди­ми­ров­на
У 1116 р. вида­на за горо­денсь­ко­го кня­зя Все­во­лод­ка Дави­до­ви­ча (112, стб.291).

58/37. ЮРИЙ I (ГЕОР­ГИЙ) ВЛА­ДИ­МИ­РО­ВИЧ ДОЛ­ГО­РУ­КИЙ (ок. 1090—1157),

пер­вый вели­кий князь Росто­во-Суз­даль­ский и Вла­ди­мир­ский и вели­кий князь Киев­ский. Как одно­му из млад­ших сыно­вей вели­ко­го кня­зя киев­ско­го Вла­ди­ми­ра Моно­ма­ха ему доста­лась в удел Росто­во-Суз­даль­ская область, в кото­рой дея­тель­ность его обра­ще­на была пре­иму­ще­ствен­но на построй­ку и укреп­ле­ние горо­дов, осно­ва­ние церк­вей и мона­сты­рей; упо­ми­на­ет­ся толь­ко об одном похо­де его на кам­ских бол­гар (1120). Посте­пен­но стре­мил­ся к овла­де­нию< вели­ким кня­же­ни­ем киев­ским — в 1132 г. занял южный Пере­я­с­лавль; поте­ряв его, удер­жал за собой на юге Горо­док Остер­ский; вое­вал с Оль­го­ви­ча­ми; вме­ши­вал­ся в нов­го­род­ские дела, заста­вив нов­го­род­цев при­нять в кня­зья сво­е­го сына Рости­сла­ва (1138). В том же году киев­ский стол занял Все­во­лод Оле­го­вич чер­ни­гов­ский. Из Смо­лен­ска Юрий Вла­ди­ми­ро­вич звал нов­го­род­цев на помощь про­тив Все­во­ло­да, но те отка­за­ли, вслед­ствие чего Рости­слав был вынуж­ден поки­нуть Нов­го­род. В отмест­ку Юрий Вла­ди­ми­ро­вич захва­тил у нов­го­род­цев Тор­жок. Вско­ре Рости­слав вновь занял нов­го­род­ский стол, но при­нуж­ден был усту­пить его Свя­то­пол­ку Мсти­сла­ви­чу. В 1146 г. Юрий Вла­ди­ми­ро­вич явля­ет­ся союз­ни­ком одно­го из Оле­го­ви­чей, Свя­то­сла­ва, про­тив Изя­с­ла­ва Мсти­сла­ви­ча; в 1147 г. при­гла­ша­ет Свя­то­сла­ва к себе в Моск­ву (упо­ми­на­е­мую при этом в пер­вый раз), ода­ря­ет и уго­ща­ет его; в сле­ду­ю­щем году Свя­то­слав и кня­зья чер­ни­гов­ские соеди­ня­ют­ся с Изя­с­ла­вом про­тив Юрия Вла­ди­ми­ро­ви­ча. В 1149 г. он раз­бил Изя­с­ла­ва под Пере­я­с­лав­лем. Бежав­ший во Вла­ди­мир Волын­ский Изя­с­лав под­нял на Юрия Вла­ди­ми­ро­ви­ча вен­гров, богем­цев и поля­ков. На сто­ро­ну Юрия Вла­ди­ми­ро­ви­ча стал Вла­ди­мир галиц­кий, что заста­ви­ло Изя­с­ла­ва пой­ти на мир­ные пере­го­во­ры. По это­му дого­во­ру за Изя­с­ла­вом утвер­жда­лись Вла­ди­мир­ская и Луц­кая обла­сти и Вели­кий Нов­го­род, а Юрий усту­пал Киев бра­ту Вяче­сла­ву. По уда­ле­нии союз­ни­ков Изя­с­ла­ва Юрий не выпол­нил усло­вий мира. Воен­ные дей­ствия неод­но­крат­но воз­об­нов­ля­лись, при­чем Изя­с­лав вновь при­вле­кал на помощь вен­гров и часто доби­вал­ся успехов.-В 1154 г. Изя­с­лав Мсти­сла­во­вич скон­чал­ся, и место его в Кие­ве, при ста­ром Вяче­сла­ве, занял брат его, Рости­слав смо­лен­ский, а Изя­с­лав чер­ни­гов­ский и Свя­то­слав Оле­го­вич пере­шли на сто­ро­ну Юрия Вла­ди­ми­ро­ви­ча. Смерть Вяче­сла­ва изме­ни­ла поло­же­ние: Рости­слав усту­пил Киев Изя­с­ла­ву Дави­до­ви­чу, а Юрий Вла­ди­ми­ро­вич заста­вил послед­не­го очи­стить сто­ли­цу, в кото­рую сам въе­хал 20 мар­та 1155 г. Вско­ре ему уда­лось поми­рить­ся с детьми Изя­с­ла­ва, Мсти­сла­вом и Яро­сла­вом, а потом и с Изя­с­ла­вом чер­ни­гов­ским. Но мир не был про­дол­жи­тель­ным, Мсти­слав выгнал сво­е­го дядю, союз­ни­ка Юрия Вла­ди­ми­ро­ви­ча Мсти­сла­ви­ча, из Вла­ди­мир­ской обла­сти. Юрий Вла­ди­ми­ро­вич под­сту­пил к Вла­ди­ми­ру, но встре­тив упор­ное сопро­тив­ле­ние, ушел обрат­но. Мсти­слав . шел за ним и жег селе­ния по р. Горы­ни. Полов­цев, сво­их преж­них союз­ни­ков, начав­ших напа­дать на бере­га Дне­пра, Юрий Вла­ди­ми­ро­вич не мог успо­ко­ить ни дара­ми, ни пере­го­во­ра­ми и был вынуж­ден заклю­чить с ними новый союз. В Нов­го­ро­де дела при­ни­ма­ли невы­год­ный обо­рот для Юрия Вла­ди­ми­ро­ви­ча, т. к. зна­чи­тель­ная часть нов­го­род­цев хоте­ла вме­сто Мсти­сла­ва Юрье­ви­ча иметь кня­зем Рости­сла­ва смо­лен­ско­го. Чер­ни­гов­ские кня­зья объ­еди­ни­лись со смо­лен­ски­ми и волын­ски­ми и гото­ви­лись к похо­ду на Киев, но ста­рый князь после непро­дол­жи­тель­ной болез­ни умер (1157). Киев­ляне не люби­ли его и после смер­ти раз­гра­би­ли дво­рец кня­зя в Кие­ве и дом его сына Василь­ка. От двух жен он имел 11 сыно­вей и 2 доче­рей.
Наро­ди­вся у 1090 р. (1467, с.96). Помер 15.05.1157 р. вна­слі­док отруєн­ня на бен­кеті у київсь­ко­го ось­ме­ни­ка Пет­ри­ли (112, стб.304). Князь суз­дальсь­кий (1108-1135, 1136-1149, 1151-1155 рр.), пере­я­с­лавсь­кий (1134-1135 рр.) і київсь­кий (2.09.1149 — 20.08.1150, 28.08.1150 — бл.початку 04.1151, 20.03.1155 — 15.05.1157). Згід­но запи­су у Любень­ко­му пом’янику (поз.4) перед смер­тю став іно­ком Гавриї­лом. Похо­ва­ний у церкві Спа­са на Бере­сто­ві. 12.01.1108 р. одру­жи­вся з доч­кою поло­ве­ць­ко­го хана Аепи (112, стб.288). Здаєть­ся, що у ньо­го була і дру­га дру­жи­на, яку Андрій Бого­любсь­кий вислав у Візан­тію з молод­ши­ми бра­та­ми. M. Карам­зін слуш­но запе­ре­чу­вав про­ти її тотож­но­сті з візан­тійсь­кою прин­це­сою Оле­ною, якої не існу­ва­ло (776, с.345).

59/37. АНДРЕЙ ВЛА­ДИ­МИ­РО­ВИЧ ДОБ­РЫЙ (*11.II.1102, †22.I.1142)

деся­тый сын вел. кн. В. Все­во­ло­до­ви­ча Моно­ма­ха и его вто­рой супру­ги, извест­ной как «Гюр­ге­ва мати» (т.е. мате­ри Юрия Дол­го­ру­ко­го), князь волинсь­кий (1119-1135 рр.) і пере­я­с­лавсь­кий (1135-1142 рр.). Наро­ди­вся у 1102 (6610) р., як про це свід­чить запис у Іпатіївсь­ко­му літо­пи­су: «В то же лѣто роди­сяоу Воло­ди­ме­ра сн҃ Андрѣи» [6, стб. 252]. Згід­но зі свід­чен­ням Никонівсь­ко­го літо­пи­су, це ста­ло­ся 11 серп­ня 1102 р.: «Того же лѣта пре­ста­ви­ся Яро­славъ Ярополъчичь,,мѣсяца авгу­ста 11..Того же дни роди­ся у Вла­ди­ме­ра у Мана­ма­ха сынъ Андрѣй» [19, с. 138], исхо­дя из лето­пис­ных дан­ных, полу­ча­ет 18 авг. в кре­ще­нии имя в честь мч. Андрея Стра­ти­ла­та (уб. ок. 300 г.; пам. 19 авг.) [5, с. 31]. Помер 22.01.1142 р.

У 1117 році, коли Андрію було близь­ко 15 років, його бать­ко Воло­ди­мир Моно­мах оже­нив його на ону­ці поло­ве­ць­ко­го хана Тугор­ка­на: «в се же лѣто поя Воло­ди­меръ за Андрѣӕӕ вну­ку Тугърть­ка­но­ву» [6, стб. 285]. Весіл­ля в чер­го­вий раз скрі­плю­ва­ло досить тіс­ні родин­ні зв’язки Моно­ма­ха з окре­ми­ми поло­ве­ць­ки­ми хана­ми. Факт одру­жен­ня Андрія Воло­ди­ми­ро­ви­ча у 1117 р., оче­вид­но, озна­чає поча­ток його кня­жої кар’єри й отри­ман­ня його пер­шо­го сто­лу, мабуть, доволі незнач­но­го. Але вже у 1119 р. у м. Воло­ди­ми­рі Волинсь­ко­му поми­рає його стар­ший брат Роман Воло­ди­ми­ро­вич, зов­сім недов­го пок­ня­зю­вав­ши там. За нака­зом бать­ка його міс­це посі­дає саме Андрій: «оу се же лѣто пре­ста­висѧ
Романъ Воло­ди­ме­ри­чьь ген­варѧ въ шестыи посла Воло­ди­меръ дру­га­го сн҃а Андрѣӕ оу Воло­ди­меръ кнѧ­жить» [6, стб. 285].
Оскіль­ки смерть Рома­на Воло­ди­ми­ро­ви­ча літо­пис датує 6 січ­ня, то вже най­піз­ні­ше з
сере­ди­ни січ­ня Андрій був у Воло­ди­ми­рі. А вже у кін­ці цьо­го ж 1119 р. за нака­зом бать­ка Андрій Воло­ди­ми­ро­вич разом із союз­ни­ми полов­ця­ми пусто­шить ляхів: «тогда же посла Воло­ди­меръ Андрѣӕ с пога­ны­ми на Лѧхы и пово­е­ва­ша» [6, стб. 286]. Ця акція, оче­вид­но, була викли­ка­на тим, що попе­ред­ник покій­но­го Андрій­о­во­го бра­та Рома­на на воло­ди­мирсь­ко­му столі – Яро­слав
Свя­то­пол­ко­вич – не при­пи­няв спроб повер­ну­ти собі цей стіл. Як вка­зує у при­міт­ках до цієї стат­ті літо­пи­су Л.Є. Мах­но­ве­ць, «Яро­слав, вигнав­ши свою тре­тю жону і боя­чись Воло­ди­ми­ра Моно­ма­ха,
утік і звер­тав­ся по допо­мо­гу спо­чат­ку до угорсь­ких роди­чів, а потім до польсь­ких» [15, с. 178, прим. 1 до 1118 р.].
Про­до­в­жен­ням цьо­го про­ти­сто­ян­ня є події 1121 р., коли Яро­слав Свя­то­пол­ко­вич при­хо­див із ляха­ми до горо­да Чер­ве­на при посад­ни­ко­ві Фомі Рати­бо­ри­чу: «томъ же лѣтѣ при­хо­ди Ӕро­славъ с Лѧхы къ Чьрьв­ну при посад­ни­чи Фомѣ Рати­бо­ри­чи и воро­ти­шасѧ опѧть не въс­пѣв­ше ничто­же» [6, стб.86].
Уже в 1123 р., як свід­чить літо­пис, Андрію Воло­ди­ми­ро­ви­чу дове­ло­ся захи­ща­ти­ся у місті
Воло­ди­ми­рі від Яро­сла­ва Свя­то­пол­ко­ви­ча, який при­вів на ньо­го цілу між­на­род­ну коалі­цію: «томъ же лѣтѣ при­де Ӕро­славъ Ст҃ опол­чичь съ Оуг­ры и с Лѧхы и с Чехы и с Воло­да­ремъ и Васил­комъ Воло­ди­ме­рю и множь­ство вои бѣ с нимъ и оби­сту­пи­ша городъ Воло­ди­меръ Андрѣю сущу тогда
в немъ и Воло­ди­ме­ру не поспѣв­шю ис Кыева съ Мьсти­сла­вомъ сн҃ омъ сво­имъ» [6, стб. 287]. На його щастя, Яро­слав Свя­то­пол­ко­вич виявив необе­реж­ність під час одно­го зі своїх під’їздів під сті­ни укріп­лень Воло­ди­ми­ра Волинсь­ко­го. На зво­рот­но­му шля­ху його під­сте­рег­ли двоє ляхів і
смер­тель­но пора­ни­ли. Коли Яро­слав помер, обло­гу було зня­то – напад­ни­ки «рази­до­шасѧѧкож­до
въъ­своӕ­си».
19 трав­ня 1125 р. помер вели­кий київсь­кий князь Воло­ди­мир Моно­мах. Андрій
Воло­ди­ми­ро­вич, як і всі його бра­ти, був при­сут­ній на цере­монії похо­ван­ня сво­го про­слав­ле­но­го
бать­ка у св. Софії Київсь­кій: «пла­ка­хусѧ по немъ вси людие и сн҃ ве его Мьсти­славъ Ӕро­полкъ
Вѧчь­славъ Геор­гии Андрѣи и вну­ци его и тако рази­до­шасѧ вси людие с жало­стью вели­кою тако
же и сн҃ ове его рази­до­шасѧ кож­до въ свою волость с пла­чемъ вели­комъ иде­же бѧше комуж­до ихъ
раз­даӕлъ воло­сти» [6, стб. 289].
Піс­ля смер­ті бать­ка Андрій Воло­ди­ми­ро­вич зали­ши­вся на своє­му воло­ди­мирсь­ко­му столі,
на який його поса­див Моно­мах. Саме звід­ти вліт­ку 1127 р. за нака­зом сво­го стар­шо­го бра­та
Мсти­сла­ва Воло­ди­ми­ро­ви­ча – вели­ко­го київсь­ко­го кня­зя – він вий­шов у похід на поло­ць­ких князів
[6, стб. 292]. Піс­ля цьо­го успіш­но­го похо­ду, коли коалі­ція під про­во­дом Мсти­сла­ва
Воло­ди­ми­ро­ви­ча (Андрій та В’ячеслав Воло­ди­ми­ро­ви­чі, Все­во­лод Дави­до­вич, В’ячеслав
Яро­сла­вич, Все­во­лод Оль­го­вич, Ізя­с­лав, Рости­слав та Все­во­лод Мсти­сла­ви­чі, воє­во­да Іван
Вой­ти­шич із тор­ка­ми) захо­пи­ла у полон усіх поло­ць­ких князів, май­же всіх їх було засла­но до
Візан­тії. Андрій зно­ву повер­нув­ся до Воло­ди­ми­ра Волинсь­ко­го, де він, схо­же, достат­ньо впев­не­но
себе почу­вав.
Однак, така ситу­а­ція три­ва­ла досить недов­го. Все змі­ни­ла смерть вели­ко­го кня­зя
Мсти­сла­ва Воло­ди­ми­ро­ви­ча 15 квіт­ня 1132 р., піс­ля якої вели­ко­кня­жий пре­стол зай­няв
най­стар­ший із ще живих синів Моно­ма­ха – Яро­полк. На дум­ку багатьох дослід­ни­ків, Мсти­слав
Воло­ди­ми­ро­вич перед своєю смер­тю, запо­ві­да­ю­чи Київ Яро­пол­ку, взяв із остан­ньо­го хресне
цілу­ван­ня щодо роз­поді­лу воло­стей для своїх синів – Все­во­ло­да, Ізя­с­ла­ва та Свя­то­пол­ка
Мсти­сла­ви­чів. Так, напри­клад, ще С.М. Соло­вй­ов вва­жав, що Мсти­слав «уго­во­рил­ся с бра­том и
пре­ем­ни­ком сво­им Яро­пол­ком, что­бы тот, перей­дя из Пере­я­с­лав­ля в Киев, отдал преж­ний стол
стар­ше­му сыну Мсти­сла­ва, Все­во­ло­ду, тогда кня­зю Нов­го­род­ско­му, под неза­кон­ным пред­ло­гом,
что Моно­мах отдал Пере­я­с­лавль им обо­им вме­сте, Мсти­сла­ву и Яро­пол­ку. Послед­ний поклял­ся
испол­нить жела­ние бра­та, и точ­но, как ско­ро полу­чил стар­шин­ство, так тот­час же послал звать
Все­во­ло­да в Пере­я­с­лавль. Но этот город был самым стар­шим сто­лом после Кие­ва в обла­стях
Моно­ма­хо­ви­чей, сто­лом Все­во­ло­да и Моно­ма­ха, кото­рый отдал его стар­шим сыно­вьям сво­им,
сле­до­ва­тель­но, Мсти­слав пере­шел в Киев из Пере­я­с­лав­ля, Яро­полк так­же. Вот поче­му, когда
млад­шие Вла­ди­ми­ро­ви­чи – Юрий Ростов­ский и Андрей Вла­ди­ми­ро-Волын­ский узна­ли о
пере­ме­ще­нии пле­мян­ни­ка Все­во­ло­да в Пере­я­с­лавль, то пер­вой их мыс­лью было, что это шаг к
стар­шин­ству мимо их, осо­бен­но когда пред гла­за­ми был при­мер Яро­сла­ва Свя­то­сла­ви­ча,
согнан­но­го со стар­ше­го сто­ла пле­мян­ни­ком, при види­мом потвор­стве стар­ших Моно­ма­хо­ви­чей –
Мсти­сла­ва и Яро­пол­ка» [23, с. 171].
Схо­жим чином роз­гля­дав цю ситу­а­цію й М.С. Гру­шевсь­кий: «Яро­полк, сів­ши в Київі,
пере­дав Пере­я­с­лав стар­шо­му Мсти­сла­во­во­му сину Все­во­ло­ду, поми­нув­ши своїх братів. Се мало
озна­ча­ти, що Все­во­лод буде наслід­ни­ком київсь­ко­го сто­ла по Яро­пол­ку; так се зро­зу­мі­ли зараз
Моно­ма­хо­ви­чі, а тіль­ки з тим міг і Все­во­лод міня­ти нов­го­родсь­кий стіл на пере­я­с­лавсь­кий. При
тім, по сло­вам літо­пи­си (Суз­дальсь­кої), Яро­полк чинив в тім волю Моно­ма­ха … . Себ то, Моно­мах,
від­да­ю­чи Яро­пол­ку Пере­я­с­лав, зобов’язав пере­да­ти його по пере­ході в Київ Мсти­сла­во­вим синам,
инак­ше ска­зав­ши – бажав, аби Київ по Яро­пол­ку вер­нувсь у роди­ну Мсти­сла­ва, і мень­ші
Моно­ма­хо­ви­чі не мали нічо­го до київсь­кої отчи­ни. Нема при­чин підо­зрі­ва­ти сю звіст­ку літо­пи­си:
Яро­пол­ку чи Мсти­сла­ви­чам нічо­го б не помог­ло виду­му­ва­ти якісь апо­кри­фіч­ні роз­по­ряд­жен­ня
Моно­ма­ха, бо князі були люде роз­важ­ні і зна­ли, що добрий дру­жин­ний полк буде ліп­шим
доку­мен­том, ніж вся­кі умо­ви й теста­мен­ти. Тому коли покли­ку­ва­лись вони на роз­по­ряд­жен­нє
Моно­ма­ха, воно мусі­ло бути звістне. … Дуже мож­ли­вим здаєть ся мені, що Моно­мах своїм
роспо­ряд­жен­нєм хотів як раз запо­біг­ти непо­ро­зу­мін­ням і бороть­бі на сій точ­ці, своїм теста­мен­том
вка­зав­ши даль­ший поря­док і виклю­чив­ши від Киї­ва всіх молод­щих братів Яро­пол­ка. Але резуль­тат
вий­шов як раз про­тив­ний: молод­ші Моно­ма­хо­ви­чі як най­е­нер­гіч­ній­ше запро­те­сту­ва­ли, аби
бра­та­ни­чі мали їх виклю­ча­ти. … Тим часом молод­ші Моно­ма­хо­ви­чі Юрий і Андрій, дові­дав­ши ся, що Яро­полк пере­дав Пере­я­с­лав Все­во­ло­ду, зро­зу­мі­ли, як і нале­жа­ло, що сим рішаєть ся спра­ва
київсь­ко­го сто­ла … . Тому Юрий з Андрієм поста­нов­ля­ють роби­ти на влас­ну руку й влас­ни­ми
сила­ми; вони обі­ця­ли і при­сяг­ну­ли собі пома­га­ти один одно­му, а на випа­док смер­ти – хто пере­жи­ве,
має помог­ти дітям покій­но­го бра­та обо­ро­ни­ти бать­ків­щи­ну» [4, с. 131–132].
М.М. Корін­ний опи­сує ці події досить лаконіч­но: «В 1132 г. со смер­тью Мсти­сла­ва
Вла­ди­ми­ро­ви­ча Яро­полк занял его место. Сле­дуя заве­ща­нию покой­но­го бра­та, он пере­вел в
Пере­я­с­лав из Нов­го­ро­да Мсти­сла­во­ва сына Все­во­ло­да, что вызва­ло про­ти­во­дей­ствие со сто­ро­ны
имев­ших боль­ше прав на этот удел Юрия и Андрея Вла­ди­ми­ро­ви­чей» [11, с. 64].
На дум­ку П.П. Толоч­ка, «Запо­віт Моно­ма­ха, під­твер­дже­ний дого­во­ром Мсти­сла­ва і
Яро­пол­ка, про утвер­джен­ня винят­ко­вих прав на Київ, Пере­я­с­лав і Нов­го­род, а також пов’язаного
з Києвом стар­шин­ства за Мсти­сла­ви­ча­ми, викли­кав бурю в стані молод­ших Моно­ма­хо­ви­чів.
Заяви­ли свої пра­ва на Київ і чер­ні­гівсь­кі Свя­то­сла­ви­чі (Оль­го­ви­чі і Дави­до­ви­чі). В умо­вах
політич­ної неста­біль­но­сті Русі (а це харак­тер­но для всіх серед­ньо­віч­них дер­жав) війсь­ко­ві сутич­ки
були неми­ну­чи­ми» [25, с. 100].
А. Лит­ви­на та Ф. Успенсь­кий вва­жа­ють, що Пере­я­с­лавль Русь­кий «играл в Киев­ской Руси
совер­шен­но осо­бую роль, кото­рая ясно опре­де­ли­лась к рубе­жу XI и XII сто­ле­тий. Имен­но на
пере­я­с­лав­ском сто­ле киев­ский князь стре­мил­ся поса­дить того, кого он про­чил в свои
непо­сред­ствен­ные пре­ем­ни­ки. Прак­ти­че­ский смысл пере­ме­ще­ния потен­ци­аль­но­го пре­ем­ни­ка в
Пере­я­с­лавль, кото­рый был отно­си­тель­но бли­зок к Кие­ву и поз­во­лял в слу­чае кон­чи­ны пра­вя­ще­го
киев­ско­го кня­зя про­явить долж­ную опе­ра­тив­ность, доволь­но ско­ро допол­нил­ся сугу­бо
сим­во­ли­че­ским, ясно чита­е­мым всем родом Рюри­ко­ви­чей и их под­дан­ны­ми. Мож­но ска­зать, что
пере­я­с­лав­ский стол был сво­е­го рода частью десиг­на­ции. Пере­вод в Пере­я­с­лавль мог послу­жить
даже при­чи­ной кон­флик­та меж­ду кня­зья­ми, как это про­изо­шло, когда в 30-е гг. XII в. князь
Яро­полк Вла­ди­ми­ро­вич попро­бо­вал поса­дить там сво­е­го пле­мян­ни­ка в обход соб­ствен­ных бра­тьев
и кузе­нов, стар­ших по родо­во­му сче­ту. Одним из этих оби­жен­ных бра­тьев был не кто иной, как
уже упо­ми­нав­ший­ся нами князь Юрий Дол­го­ру­кий» [14, с. 45].
Про­аналі­зу­вав­ши від­по­від­ні стат­ті Іпатіївсь­ко­го та Лав­рен­тіївсь­ко­го літо­писів,
Т.Л. Віл­кул прий­ш­ла до вис­нов­ку, що «в общем про­то­гра­фе Ипат и Лавр не было обо­зна­че­но,
какие имен­но пунк­ты скреп­ля­ло крест­ное цело­ва­ние. Запись была рас­счи­та­на на совре­мен­ни­ков,
а книж­ни­ки, рабо­тав­шие с нею через несколь­ко десят­ков лет, нача­ли каж­дый на свой лад
доду­мы­вать и уточ­нять рас­сказ» [1, с. 378].
Дійс­но, зараз, мабуть, склад­но вста­но­ви­ти, які ж саме пунк­ти місти­ло хресне цілу­ван­ня
Яро­пол­ка Воло­ди­ми­ро­ви­ча Мсти­сла­ву Воло­ди­ми­ро­ви­чу. Однак, на даний час існує достат­ньо
під­став ствер­джу­ва­ти, що у дру­гій поло­вині ХІ – пер­шій поло­вині ХІІ ст. у сере­до­ви­щі
Все­во­ло­до­ви­чів-Моно­ма­хо­ви­чів було оста­точ­но сфор­мо­ва­но прин­цип посі­дан­ня пере­я­с­лавсь­ко­го
сто­лу як обов’язкового ета­пу політич­ної кар’єри перед отри­ман­ням київсь­ко­го вели­ко­кня­жо­го
пре­сто­лу [10]. Цей прин­цип базу­вав­ся на сакраль­но­му ста­тусі Пере­я­с­лав­ля Русь­ко­го – родо­во­го
уді­лу зас­нов­ни­ка дина­стії Все­во­ло­да Яро­сла­ви­ча. Сакраль­ність Пере­я­с­лав­ля поля­га­ла у ідеї
спад­коєм­но­сті хри­сти­янсь­ких сакраль­них цен­трів пра­во­вір­но­го світу через Єру­са­лим –
Кон­стан­ти­но­поль – Пре­слав Вели­кий [22, с. 35–36; 21, с. 103]. Саме цим, оче­вид­но, було викли­ка­но
вибір назви збу­до­ва­но­го Воло­ди­ми­ром Свя­то­сла­ви­чем ново­го міста Пере­я­с­лав­ля Русь­ко­го [3].
Роз­гля­да­ю­чи обста­ви­ни засну­ван­ня Смо­ленсь­кої єпар­хії (6645/1136 р.), О.В. Наза­рен­ко
при­хо­дить до вис­нов­ку про взаємозв’язок цієї події з «рядом» Мсти­сла­ва та Яро­пол­ка
Воло­ди­ми­ро­ви­чів щодо Пере­я­с­лав­ля та Киє­ва і вва­жає оби­д­ва ці про­ек­ти дво­ма скла­до­ви­ми одно­го
політич­но­го зами­слу. Він пише, що «глав­ной целью дого­во­ра меж­ду стар­ши­ми Моно­ма­ши­ча­ми
было сохра­не­ние Кие­ва, Нов­го­ро­да, Смо­лен­ска (как моста меж­ду Кие­вом и Нов­го­ро­дом) и
Пере­я­с­лав­ля (как трам­пли­на к киев­ско­му сто­лу) в руках Мсти­сла­ви­чей. То была доволь­но
ради­каль­ная дина­сти­че­ская рефор­ма, при­зван­ная устра­нить от киев­ско­го сто­ло­на­сле­дия млад­ших
сыно­вей Вла­ди­ми­ра Моно­ма­ха. … план созда­ния Смо­лен­ско­го епи­скоп­ства пред­по­ла­гал
упразд­не­ние кафед­ры в Пере­я­с­лав­ле … после кон­чи­ны в янва­ре 1134 г. епи­ско­па Мар­ка
пере­я­с­лав­ская кафед­ра не заме­ща­лась не толь­ко до момен­та обособ­ле­ния Смо­лен­ской епар­хии в
1136 г., но и дол­гое вре­мя после него (до 1141 г.). … кру­ше­ние дина­сти­че­ско­го про­ек­та Моно­ма­ха – Мсти­сла­ва довер­ши­лось лик­ви­да­ци­ей глав­но­го поли­ти­че­ско­го заво­е­ва­ния Вла­ди­ми­ра
Все­во­ло­до­ви­ча, в силу кото­ро­го от киев­ско­го сто­ло­на­сле­дия были оттес­не­ны сна­ча­ла дво­ю­род­ные
бра­тья, чер­ни­гов­ские Свя­то­сла­ви­чи, а затем стар­ший пле­мян­ник, Яро­слав Свя­то­пол­чич, а с ним
– и потом­ство Изя­с­ла­ва Яро­сла­ви­ча в целом.
Итак, заме­ще­ние пере­я­с­лав­ской кафед­ры после семи­лет­не­го пере­ры­ва после­до­ва­ло
вско­ре после того, как обна­ру­жил­ся крах поли­ти­че­ской систе­мы, создан­ной Вла­ди­ми­ром
Моно­ма­хом, в кото­рой Пере­я­с­лав­лю отво­ди­лась одна из клю­че­вых ролей. … Коль ско­ро Киев
закреп­лял­ся за Моно­ма­ши­ча­ми, а Пере­я­с­лав­лю отво­ди­лась роль место­пре­бы­ва­ния киев­ско­го
сто­ло­на­след­ни­ка, то есте­ствен­но было бы тес­нее свя­зать оба сто­ла – напри­мер, путем вклю­че­ния
Пере­я­с­лав­ля в мит­ро­по­ли­чью епар­хию. Не исклю­ча­ем так­же, что пере­да­ча Пере­я­с­лав­ской епар­хии
под непо­сред­ствен­ное управ­ле­ние мит­ро­по­ли­та ста­ла сво­е­го рода пла­той послед­не­му за
лояль­ность по отно­ше­нию к поли­ти­че­ским нова­ци­ям Вла­ди­ми­ра Моно­ма­ха и Мсти­сла­ва. Понят­но,
что такой шаг пред­по­ла­гал редук­цию Пере­я­с­лав­ской епар­хии до тер­ри­то­рии Пере­я­с­лав­ско­го
кня­же­ства, т. е. созда­ние епи­ско­пии в Смо­лен­ске и воз­об­нов­ле­ние ее в Росто­ве (коль ско­ро это
воз­об­нов­ле­ние не про­изо­шло уже после 1125 г.). … Цер­ков­ная само­сто­я­тель­ность Смо­лен­ска была
частью поли­ти­че­ско­го пла­на Моно­ма­ха – Мсти­сла­ва, опре­де­лив­ше­го­ся в послед­ние годы жиз­ни
Вла­ди­ми­ра Моно­ма­ха. … ни само­му Вла­ди­ми­ру Все­во­ло­до­ви­чу в быт­ность его на киев­ском сто­ле,
ни его пре­ем­ни­ку Мсти­сла­ву Вла­ди­ми­ро­ви­чу не было ника­ко­го смыс­ла спе­шить с изъ­я­ти­ем
Смо­лен­ска (где сидел тре­тий по стар­шин­ству из Мсти­сла­ви­чей – Рости­слав) из-под цер­ков­ной
юрис­дик­ции Пере­я­с­лав­ля, кото­ро­му, по мыс­ли Моно­ма­ха, отво­ди­лась роль моста к киев­ско­му
сто­лу и глав­но­го опор­но­го пунк­та стар­ших Мсти­сла­ви­чей – Все­во­ло­да и Изя­с­ла­ва. Но как толь­ко
ста­ло ясно, что оже­сто­чен­ное сопро­тив­ле­ние сыно­вей Моно­ма­ха от вто­ро­го бра­ка – Юрия
Ростов­ско­го и Андрея Волын­ско­го – сде­ла­ло про­ект их отца окон­ча­тель­но неосу­ще­стви­мым и что
в Пере­я­с­лав­ле могут закре­пить­ся либо Юрий (1134 г.), либо Андрей Вла­ди­ми­ро­ви­чи (зима 1134/35
гг.), Рости­слав Мсти­сла­вич потре­бо­вал для сво­е­го Смо­лен­ска запла­ни­ро­ван­ной отдель­ной от
Пере­я­с­лав­ля епи­скоп­ской кафед­ры, а его дядя, киев­ский князь Яро­полк Вла­ди­ми­ро­вич,
неза­дач­ли­вый гарант дина­сти­че­ско­го про­ек­та Моно­ма­ха – Мсти­сла­ва, вынуж­ден был согла­сить­ся»
[18, с. 477–481].
План Мсти­сла­ва / Яро­пол­ка щодо пере­во­ду Все­во­ло­да Мсти­сла­ви­ча до Пере­я­с­лав­ля не
вдав­ся, цьо­му зава­ди­ли амбі­ції Юрія та Андрія Воло­ди­ми­ро­ви­чів, які також доб­ре розу­мі­ли
зна­чен­ня пере­я­с­лавсь­ко­го сто­лу у їх (Все­во­ло­до­ви­чів-Моно­ма­хо­ви­чів) роді. Роз­по­ча­ла­ся бороть­ба
нав­ко­ло пере­я­с­лавсь­ко­го сто­лу, в яку було втяг­ну­то цілу групу князів (Моно­ма­хо­ви­чів та
Оль­го­ви­чів), кожен з яких від­сто­ю­вав свої інте­ре­си. Як пише М.М. Корін­ний, «Что­бы как-то
вос­ста­но­вить мир и согла­сие в «Рус­ской зем­ле», Яро­полк при­ни­ма­ет ком­про­мисс­ное реше­ние: он
выде­ля­ет из соста­ва пере­я­с­лав­ских вла­де­ний «при­ча­стие» Юрию в виде Остер­ской воло­сти,
Пере­я­с­лав же отда­ет млад­ше­му бра­ту Андрею» [11, с. 65].
Отже, Андрій Воло­ди­ми­ро­вич став пере­я­с­лавсь­ким кня­зем у резуль­таті тимча­со­вих
домо­в­ле­но­стей між Оль­го­ви­ча­ми та Моно­ма­хо­ви­ча­ми зимою 1134–1135 рр.: «При­ведъ­ъ­Ӕро­полкъ
бра­та­а­сво­е­гооАн­дрѣӕӕизъ­ъ­Во­ло­ди­мерѧѧи­и­да­а­е­му­у­Пе­реӕ­славль» [6, стб. 297].
Вже у 1135 р. Андрій Воло­ди­ми­ро­вич захи­щав­ся в Пере­я­с­лаві від чер­го­во­го напа­ду
Оль­го­ви­чів на чолі із Все­во­ло­дом й брав участь у зага­лом невдалій для Моно­ма­хо­ви­чів битві про­ти
Оль­го­ви­чів у верхів’ях р. Супій, яка ста­ла­ся 8 серп­ня 1135 р.: «Того­оже­елѣта­апри­де­е­В­се­водъ­ъсъ
все­ю­ю­бра­тье­ю­юккПе­реӕ­слав­лю­ю­и­и­стоӕ­ша­аподъ­ъ­го­ро­до­мъ­ъ­три­ид­ни­и­ии­би­шасѧѧо­уу­еп­слих­хво­ротъ­ъ­и­ивъ
кнѧ­жихъ­ъ­во­ротъ­ъ­ии­поч­ю­ти­ша­аӔро­пол­ка­а­и­до­уча­а­и­до­уша­а­на­а­верхъ­ъ­Со­упоӕӕи­и­то­уу­при­стро­ив­шасѧ
дожда­ша­аихъ­ъ­и­ивъскорѣѣӔро­пол­къ­ъс­с­дру­жи­но­ю­ю­сво­е­ю­ю­и­и­съъ­бра­тье­ю­ю­нии­во­и­и­сво­ихъ­ъ­съж­дав­ше­е­ни
нарѧ­див­ше­сѧѧ­го­раз­до­ооустре­ми­шасѧѧ­бо­е­ви­им­нѧ­ще­еӕко­оне­естоӕти­иОл­го­ви­че­мъ­ъ­про­ти­ву­у­на­ше­и­и­си­лѣ
и быв­шю съступ­ле­нию обѣи­ма пол­ко­ма и бишасѧѧкрѣп­ко­оно­овос­корѣѣ­по­бѣ­го­ша­аПо­лов­ци
Олго­вѣѣии­по­гна­ша­апо­они­хъ­ъ­Во­ло­ди­ме­ри­ча­а­д­ро­ужи­на­а­ло­ут­шаӕӕа­ак­нѧ­зи­и­ихъ­ъ­Во­ло­ди­ме­ри­чии­бь­ӕ­хусѧ
сооОлговичи..ТогдаажееВасилкааЛеоновичььчревичььоубьенъъбыыиибыыбранььлютааиимнозииѿѿобоихъ
падаху­у­ви­див­шее­жее­брать­ӕӕв­сѧѧӔро­пол­къ­ъ­Вѧ­че­славв­Гюр­ди­и­и­и­Ан­дрѣии­пол­кы­ы­своӕӕвъз­мѧ­те­ны
ѿѣха­ша­авъъ­своӕ­си­и­ты­сѧч­кы­ии­же­е­съъ­боӕры­ы­ихъ­ъ­пе­ре­же­е­гна­ша­апо­оПо­лов­чихъ­ъ­из­би­ша­аѣѣии­во­ро­ти­шасѧ
ѡпѧть­ь­на­апол­чи­ще­е­и­и­не­е­об­рѣто­ша­ак­нѧ­жьи­и­сво­еӕӕи­ио­упа­до­ша­аѠл­го­ви­че­мъ­ъ­в­вручѣѣи­и­та­ко­о­изъи­ма­ша ѣѣдер­жа­ще­естѧ­гъ­ъ­Ӕро­пол­чь­ь­ӕ­ша­а­боӕръ­ъм­но­го­оДв҃ дааӔ­ро­сла­ви­ча­а­ты­сѧ­ць­ска­го­о­и­и­Ста­ни­сла­ва
Доб­ро­го­оТудъ­ко­ви­ча­а­ии­про­чи мужи­и­и­и­и­внукъ­ъ­Во­ло­ди­мерь­ь­Ва­сил­ко­о­Ма­ри­чи­чь­ьо­убьенъ­ъ­бы­ы­то­уум­но­гы
бообѧ­шее­боӕре­е­Ки­евь­ски­и­и­и­зо­има­ли­иӔро­пол­къ­ъ­же­е­съъ­бра­тье­ю­ю­сво­е­ю­ю­при­де­еКы­ево­уусее­же­е­сдѣӕсѧ
мцаа­ав­гу­ста­авъъи҃ ҃ дн҃ ььАн­дрѣи­ио­уз­ра­тисѧѧо­уу­Пе­реӕ­славль» [6, стб. 297–299].
Навес­ні 1138 р. коалі­ція Оль­го­ви­чів, при­звав­ши полов­ців, зно­ву роз­по­ча­ла наступ на
Пере­я­с­лав­щи­ну: «Того­оже­елѣта­а­по­сла­ша­аѠл­го­ви­чии­по­оПо­лов­ци­и­и­ина­ча­ша­а­воє­ва­тиипо­оСулѣ
Андьрѣѥвиижеенеемогущююсупротивити[cѧ]]имъъааѿѿбратьиинеебыыѥмуупомощиииивсхотѣѣлишитисѧ
Переӕ­слав­лѧѧи­и­та­ко­обы­ы­па­гу­ба­аПо­сул­цем­мѡво­оѿѿ­По­ло­ве­ць­ь­ѡво­оже­еѿѿ­сво­ихъ­ъ­по­сад­ни­къ­ъ­и­и­та­ко
оувѣдѣв­ше­еѠл­го­ви­чи­иӕкооАн­дрѣѥви­и­не­е­бы­ы­по­мо­щи­иѿѿбрать­ѣѣи­и­лест­ны­ми­ис­ло­ве­сы­ы­а­кы­ы­бес­спе­ча­ли
иист­во­ри­ша» [13, стб. 305]. С.М. Соло­вй­ов так про­ко­мен­ту­вав це пові­дом­лен­ня Лав­рен­тіївсь­ко­го
літо­пи­су: «Андрей Пере­я­с­лав­ский, поки­ну­тый бра­тья­ми без помо­щи, не мог один сопро­тив­лять­ся
Чер­ни­гов­ским и хотел было уже бежать из Пере­я­с­лав­ля; но Свя­то­сла­ви­чи, обра­до­вав­шись
неудо­воль­ствию Андрея на бра­тьев, захо­те­ли сно­ва посе­ять враж­ду меж­ду Моно­ма­хо­ви­ча­ми и
пото­му уве­ри­ли его в сво­ем дру­же­лю­бии» [23, с. 173–174].
У кін­ці верес­ня 1139 р. Андрій Воло­ди­ми­ро­вич зно­ву захи­щав Пере­я­с­лав від Все­во­ло­да
та Свя­то­сла­ва Оль­го­ви­чів. Все­во­лод Оль­го­вич, який 5 берез­ня 1139 р. захо­пив піс­ля смер­ті
Яро­пол­ка Воло­ди­ми­ро­ви­ча київсь­кий вели­ко­кня­жий пре­стол, вирі­шив зіг­на­ти Андрія
Воло­ди­ми­ро­ви­ча з пере­я­с­лавсь­ко­го сто­лу. Саме тоді на вимо­гу Все­во­ло­да від­да­ти Пере­я­с­лав
Свя­то­сла­ву Оль­го­ви­чу, а само­му йти кня­зю­ва­ти до Курсь­ка, Андрій Воло­ди­ми­ро­вич і ска­зав фра­зу,
яка ста­ла кри­ла­тою: «при­шедъ жее­В­се­во­лодъ­ъ­къ­ъ­Пе­реӕ­слав­лю­ю­хо­тѣѣ­вы­гна­ти­иАн­дрѣӕӕа­а­бра­та­а­сво­е­го
поса­ди­ти­иАн­дрѣе­ви­и­ре­ко­учее­Ко­урь­ско­уу­из­во­ли­и­и­ти­ии­и­Ан­дрѣи­и­та­ко­орекк­съдо­умавъъ­съъ­д­ро­ужи­ною
сво­е­ю­юлѣ­пь­ши­и­ми­и­то­го­осм҃ рть­ьи­и­съъ­д­ро­ужи­но­ю­ю­на­а­сво­е­и­иѿц҃ инѣѣи­и­на­а­дѣ­динѣѣ­взѧти­ине­же­ли­и­Ко­урь­скои
кнѧ­же­ньи ѡц҃ ььмо­и­и­Ко­урь­скѣѣ­не­е­сѣдѣлъ­ъ­но­овъъ­Пе­реӕ­слав­ли­и­хоч­ю­ю­на­а­сво­е­и­иѿ­чинѣѣсм҃ рть­ь­при­ӕти»
[6, стб. 305].
У зброй­но­му про­ти­сто­ян­ні, яке від­бу­ло­ся піс­ля цієї від­по­віді Андрія Все­во­ло­до­вим
послам, війсь­ка Андрія пере­мог­ли війсь­ка Свя­то­сла­ва Оль­го­ви­ча і гна­ли їх аж до р. Карані, а далі
не пустив Андрій дру­жи­ни своєї, тоб­то, він не захо­тів дово­ди­ти до пов­но­го зни­щен­ня
роз­гром­ле­но­го війсь­ка Свя­то­сла­ва на Зарубсь­ко­му броді, дав­ши їм мож­ливість спо­кій­но
пере­пра­ви­тись через р. Дні­п­ро: «иистоӕ­ше­е­на­аД­нѣ­прѣѣ­В­се­во­лодъ­ъ­ии­по­сла­а­Все­во­додъ­ъ­бра­та­а­сво­е­го
Ст҃ осла­ва­асс­пол­кы­ы­къ­ъ­Пе­реӕ­слав­лю­ю­и­ио­усрѣто­шаа­Ан­дрѣе­ва­а­д­ро­ужи­на­а­ии­би­шасѧѧсс­ни­мъ­ъ­ии­по­мо­же
Бъ҃ ҃ Андрѣе­ви­че­мъ­ъ­на­аСт҃ осла­ва­а­и­и­и­и­го­ни­ша­апо­они­хъ­ъ­до­оКо­ранѣѣа­а­да­ле­е­не­е­по­усти­иАн­дрѣи­ид­ро­ужи­ны
сво­еӕӕи­и­за­о­утра­амиръ­ъ­ство­ри­ста­а­Все­во­лодъ­ъ­съъ­Ан­дрѣе­мъ­ъ­и­и­чѣ­ло­ва­а­кр­стъ­ъ­Ан­дрѣи Все­во­лодъ­ъ­же
бѧше­е­не­е­че­ло­валъ­ъ­кр­ста­а­е­ще­е­и­и­на­а­то­уу­но­щь­ь­за­горѣсѧѧ­Пе­реӕ­слав­ль­ь­В­се­во­лодъ­ъ­же­е­ис­пол­нивъсѧ
стра­ха­а­Би҃ ӕӕи­и­не­е­по­сла­а­къ­ъ­го­ро­до­уу­ни­ко­го­оже­е­на­о­ут­риӕ жее­В­се­во­лодъ­ъ­по­ча­а­мол­ви­ти­икъ­ъ­Ан­дрѣе­ви
види­ши­иӕко­оӕӕкктобѣѣкр­ста­а­и­и­е­ще­еа­а­то­омии­бы­лъ­ъБъ҃ ҃ далъ­ъ­ѡ­же­е­сѧѧе­сте­е­са­ми­и­за­жгли­и­а­жее­бы­ы­ли­ха
хотѣлъ­ъ­то­оч­то­обы­ы­ми­и­год­но­ото­ожее­бы­ы­ство­ри­лъ­ъа­а­ны­ы­чѣ­ло­валъ­ъ­еси­ихр­стт­ко­ом­нѣѣа­же­е­ис­пра­вишь­ь­ли­иа
Бъ҃ ҃ боудеть­ь­за­ав­си­мъ­ъ­В­се­во­лодъ­ъ­же­е­цѣ­ло­ва­аккне­мо­уукр­ст­ти­ио­уми­ри­всѧѧсс­нимм­при­де­е­Ки­е­воу» [6,
стб. 305–306].
З цьо­го при­во­ду В.В. Мав­родін зазна­чав: «Пообе­щав Пере­я­с­лавль, как пред­две­рие к
Кие­ву, одно­му сво­е­му бра­ту, Иго­рю Оль­го­ви­чу, Все­во­лод в то же самое вре­мя пыта­ет­ся захва­тить
его и поса­дить там дру­го­го бра­та – Свя­то­сла­ва Оль­го­ви­ча. Для это­го он вме­сте со Свя­то­сла­вом
пред­при­ни­ма­ет поход на пере­я­с­лавль­ско­го кня­зя Андрея Вла­ди­ми­ро­ви­ча и пред­ла­га­ет ему в обмен
на Пере­я­с­лавль Курск с Посе­мьем. Андрей отве­ча­ет кате­го­ри­че­ским отка­зом, так как пер­спек­ти­ва
сидеть в опу­сто­шен­ном Посе­мье, часто под­вер­гав­шем­ся набе­гам кочев­ни­ков, ему не улы­ба­лась,
и Кур­ское кня­же­ние в то вре­мя мало кого при­вле­ка­ло. Попыт­ка захва­тить Пере­я­с­лавль силой не
уда­лась, и Все­во­лод в 1140 г., не решив­шись исполь­зо­вать пожар в горо­де, уни­что­жив­ший
дере­вян­ные укреп­ле­ния, заклю­чил с Андре­ем мир, по кото­ро­му послед­ний обе­щал ему помо­гать»
[16, с. 274–275].
Ціка­вою є точ­ка зору М.С. Гру­шевсь­ко­го, який вва­жав, що Все­во­лод Оль­го­вич «ста­ти
неза­леж­ним від братів міг він, тіль­ки поми­рив­ши ся з Моно­ма­хо­ви­ча­ми. Він се й про­по­ну­вав їм,
особ­ли­во Ізя­с­ла­ву, та вони хоті­ли ще бити ся з ним. Тоді він, щоб їх постра­ха­ти і зро­би­ти бодай
щось про око для своїх братів, пороз­си­лав своїх братів з війсь­ка­ми разом на Пере­я­с­лав – на Андрія Моно­ма­хо­ви­ча … . З тих походів нічо­го не вий­шло, але Все­во­лод, наро­бив­ши роз­го­ло­су, осяг­нув
своє: він мав тепер чим виправ­да­ти ся перед бра­том Свя­то­сла­вом – що дійс­но хотів здо­бу­ти йому
Пере­я­с­лав, а з Андрієм пере­я­с­лавсь­ким тим часом встиг прий­ти до сою­за, поми­рив ся,
заім­по­но­вав­ши йому вели­ко­душ­ністю, що не ско­ри­став з попо­ло­ху, як загорів ся Пере­я­с­лав під­час
того похо­ду і пере­го­ворів» [4, с. 140]. Схо­же, що М.С. Гру­шевсь­кий у дано­му випад­ку пра­вий,
адже дійс­но і Андрій Воло­ди­ми­ро­вич, і Все­во­лод Оль­го­вич вели себе під час цьо­го про­ти­сто­ян­ня
дещо див­но. Спо­чат­ку Все­во­лод Оль­го­вич, прий­шов­ши до Пере­я­с­ла­ва, над­си­лає Андрієві
абсо­лют­но й заві­до­мо неприй­нят­ний для того уль­ти­ма­тум – піти з Пере­я­с­ла­ва до Курсь­ка; потім,
отри­мав­ши очіку­ва­ну від­мо­ву, поси­лає у напад на місто одно­го Свя­то­сла­ва Оль­го­ви­ча, для яко­го,
начеб­то, він і хоче забра­ти Пере­я­с­лав. Сам же стоїть на Дні­прі, не руха­ю­чись. Коли ж зако­но­мір­но
все закін­чуєть­ся пере­мо­г­ою військ Андрія Воло­ди­ми­ро­ви­ча, то остан­ній несподі­ва­но про­яв­ляє
вели­ко­душ­ність до воро­га, який був у ньо­го в руках, адже не було нія­кої склад­но­сті довер­ши­ти
роз­гром Свя­то­сла­во­во­го війсь­ка під час його втечі та пере­пра­ви через Зарубсь­кий брід. Однак,
Андрій не пус­кає своє війсь­ко далі р. Карані. Схо­же, що він із Все­во­ло­дом Оль­го­ви­чем дійс­но
розі­гра­ли спек­такль для Свя­то­сла­ва Оль­го­ви­ча та інших його братів. Насправ­ді ж уже тоді
Все­во­лод Оль­го­вич гаран­ту­вав Андрію недо­тор­кан­ність у обмін за лояль­ність та союз­ни­ць­ку
допо­мо­гу в май­бут­ніх про­ти­сто­ян­нях із його (Все­во­ло­да) рід­ни­ми бра­та­ми. Про це свід­чить і його
репліка щодо поже­жі Пере­я­с­ла­ва, якою він не ско­ри­став­ся, хоч і міг, якби захо­тів. Отже, не «страх
Божий», а твер­да домо­в­леність ста­ла при­чи­ною такої досить див­ної поведін­ки Все­во­ло­да
Оль­го­ви­ча у цьо­му війсь­ко­во­му кон­флік­ті. Також Андрій Воло­ди­ми­ро­вич, який ще зов­сім недав­но,
у кін­ці київсь­ко­го кня­жін­ня Яро­пол­ка Воло­ди­ми­ро­ви­ча, зля­кав­шись при­хо­ду чер­ні­го­во-сіверсь­ких
військ та полов­ців на Посул­ля хотів вті­ка­ти з Пере­я­с­лав­ля світ за очі, тепер міг спо­кій­но ска­за­ти:
«ааживъъ­не­е­идо­уу­изъ­ъ­сво­е­ии­во­ло­сти» [6, стб. 305].
Уже наступ­на згад­ка Андрія Воло­ди­ми­ро­ви­ча в літо­пи­сах, яка від­но­сить­ся до 1141 р.,
пока­зує, що дійс­но Все­во­лод Оль­го­вич мав союз­ни­ць­кі сто­сун­ки з Андрієм Воло­ди­ми­ро­ви­чем,
адже вони разом вий­шли зі свої­ми війсь­ка­ми домо­в­ля­ти­ся з полов­ця­ми, як це було заве­де­но піс­ля
кож­ної змі­ни вели­ко­го київсь­ко­го кня­зя, про викуп «за мир»: «Того­ожж­лѣѣ­при­и­дее­По­ло­ве­ць­скаӕ
зем­лѧѧи­икн҃ зии­По­ло­ве­цьс­ци­и­и­на­а­миръ­ъ­В­се­во­лодъ­ъ­ис­сКи­е­ваа­Ан­дрѣи­и­ис­сПе­реӕ­слав­лѧѧкъ­ъ­Ма­ло­ти­ноу
иист­во­ри­ша­а­миръ­ъсс­ни­ми» [6, стб. 308].
М.М. Корін­ний зазна­чав, що «Андрей Вла­ди­ми­ро­вич (1135–1142) – один из послед­них
кня­зей, про­во­див­ших неза­ви­си­мую поли­ти­ку пере­я­с­лав­ско­го сто­ла. Одна­ко ему не уда­лось
вос­ста­но­вить тер­ри­то­ри­аль­ные вла­де­ния, кото­ры­ми рас­по­ла­гал его отец. Более того, в усло­ви­ях
посто­ян­ной экс­пан­сии чер­ни­гов­ских Оль­го­ви­чей пере­я­с­лав­ско­му кня­зю ста­но­вит­ся все слож­нее
удер­жи­вать север­ские тер­ри­то­рии (Кур­ское Посей­мье, вер­хо­вья Псла, Вор­ск­лы и Север­ско­го
Дон­ца)» [11, с. 65].
23 січ­ня 1142 р. у Михай­лівсь­ко­му соборі Пере­я­с­ла­ва було похо­ва­но помер­ло­го
напе­ре­до­дні кня­зя Андрія Воло­ди­ми­ро­ви­ча Доб­ро­го. Його похо­ва­ли у при­бу­до­ваній до пів­ден­но-
схід­но­го кута собо­ру вузь­кій уси­паль­ні з апси­дою на всю її шири­ну, у роз­кіш­но­му шифер­но­му
сар­ко­фазі. Згід­но з літо­пи­сом, під час похо­ван­ня Андрія Воло­ди­ми­ро­ви­ча від­бу­ва­ло­ся рід­кісне
“зна­мен­ня” (оптичне яви­ще в атмо­сфері) – гало: «Тоее­же­е­зи­мы­ы­пре­ста­висѧѧбл҃ говѣр­ны­иикн҃ зь
Андрѣии­Во­ло­ди­ме­ри­чь­ьо­уу­Пе­реӕ­слав­ли­имс­ца­а­ген­варѧѧвъък҃ ҃ в҃ ҃ дн҃ ььа­авъък҃ ггпо­хо­ро­ненъ­ъ­бы­ы­оу ст҃ го
Миха­и­ла­аѥ­г­да­а­же­е­несѧ­хо­уть­ьи­и­къ­ъ­гро­бо­уу­прѣ­див­но­оз­на­ме­ни­ее­бы­ы­на­анбсии­бы­ша­ат­ри­исл҃ нца­а­съӕ­ю­че
межи­и­со­бо­ю­юа­астол­пи­ит­ри­е­естоӕ­ще­еѿѿ­зем­лѧѧ­до­он҃ бси­и­и­и­на­до­ов­си­ми­и­горѣѣбѧ­ше­еӕко­одо­уга­ам­с­ць­ь­ѡ­собь
стоӕ­че­е­и­и­стоӕ­ша­аз­на­ме­ниӕӕта­а­донь­де­жее­по­хо­ро­ни­ша­аи» [6, стб. 309].
У викла­ді В.М. Таті­ще­ва смерть та похо­ван­ня Андрія Воло­ди­ми­ро­ви­ча опи­сані так:
«Ген­ва­ря 20-го пре­ста­ви­ся в Пере­я­с­лав­ли пре­доб­рый князь Андрей Вла­ди­ми­ро­вич и в тре­тий день
с про­во­жа­ни­ем пла­чев­ным все­го Пере­я­с­лав­ля погре­бен меж­до две­мя деда­ми в церк­ви свя­та­го
Миха­и­ла» [24, с. 154].

1. Вил­кул Т. Пере­я­с­лав­ский кон­фликт 1132 г. / Татья­на Вил­кул // Нау­ко­ві запис­ки з українсь­кої
історії: зб. наук. стат. – Пере­я­с­лав-Хмель­ни­ць­кий: Астон, 2008. – Вип. 20. – С. 376–378.
2. Вой­то­вич Л.В. Кня­жа доба на Русі: порт­ре­ти еліти / Л.В. Вой­то­вич. – Біла Церк­ва, 2006. –
784 с.
3. Геор­ги­ев П. Бого­спа­се­ни­ят град Вели­ки Пре­слав / П. Геор­ги­ев // 1100 годи­ни Вели­ки Пре­слав.
– Шумен: Изда­тель­ство на ВПИ “Кон­стан­тин Пре­слав­ски”, 1995. – Ч. 1. – С. 87–102.
4. Гру­шевсь­кий М.С. Історія Украї­ни-Руси / М.С. Гру­шевсь­кий. – К.: Нау­ко­ва дум­ка, 1992. – Т. 2.
– 633 с.
5. Дон­ской Д.В. Рюри­ко­ви­чи: Исто­ри­че­ский сло­варь / Д.В. Дон­ской. – М.: НП ИД «Рус­ская
пано­ра­ма», 2008. – ХХХ + 834 с., табл., ил.
6. Ипа­тьев­ская лето­пись (Пол­ное собра­ние рус­ских лето­пи­сей. Том вто­рой.) – 2-е изд. – М.:
Язы­ки сла­вян­ской куль­ту­ры, 2001. – 648 с.
7. Кир­пич­ни­ков А.Н. Ладо­га и Пере­я­с­лавль Южный – древ­ней­шие камен­ные кре­по­сти на Руси
/ А.Н. Кир­пич­ни­ков // Памят­ни­ки куль­ту­ры. Новые откры­тия. 1977. – М.: Нау­ка, 1977. – С. 417–
434.
8. Коли­бен­ко О.В. До питан­ня про літо­писне “Льто” або зно­ву про Бори­са та Глі­ба /
О.В. Коли­бен­ко, О.В. Коли­бен­ко // Ста­ро­дав­ній Іско­ро­стень і слов’янські гра­ди: Збір­ка
нау­ко­вих пра­ць. – Коро­стень, 2008. – Т. 1. – С. 169–177.
9. Коли­бен­ко О.В. Обо­рон­ні укріп­лен­ня Пере­я­с­лав­ля Русь­ко­го / О.В. Коли­бен­ко // Нау­ко­ві
запис­ки з українсь­кої історії: зб. наук. стат. – Пере­я­с­лав-Хмель­ни­ць­кий, 2004. – Вип. 15. –
С. 19–25.
10. Коли­бен­ко О.В. «Чему хотелъ еси сести Пере­я­с­лав­ли» / О.В. Коли­бен­ко, О.В. Коли­бен­ко //
Нау­ко­ві запис­ки з українсь­кої історії: зб. наук. стат. – Пере­я­с­лав-Хмель­ни­ць­кий, 2010. –
Вип. 24. – С. 3–9.
11. Корин­ный Н.Н. Пере­я­с­лав­ская зем­ля, Х – пер­вая поло­ви­на ХІІІ века / Н.Н. Корин­ный. – К.:
Нау­ко­ва дум­ка, 1992. – 312 с.
12. Куза А.В. Важ­ней­шие горо­да Руси / А.В. Куза // Древ­няя Русь. Город, замок, село. – М.: Нау­ка,
1985. – С. 66–94.
13. Лав­рен­тьев­ская лето­пись (Пол­ное собра­ние рус­ских лето­пи­сей. Том пер­вый). – 2-е изд. – М.:
Язы­ки сла­вян­ской куль­ту­ры, 2001. – 496 с.
14. Лит­ви­на А. Ими­та­ция и под­ра­жа­ние. Топо­ни­ми­ка и антро­по­ни­ми­ка как пред­мет
семи­о­ти­че­ской игры в Древ­ней Руси и стра­нах Север­ной Евро­пы / А. Лит­ви­на, Ф. Успен­ский
// Нау­ко­ві запис­ки з українсь­кої історії: зб. наук. стат. – Пере­я­с­лав-Хмель­ни­ць­кий: Астон, 2008.
– Вип. 20. – С. 41–47.
15. Літо­пис Русь­кий за Іпатсь­ким спис­ком / авт. пере­кл., передм. та прим. Л.Є. Мах­но­ве­ць. – К.:
Дні­п­ро, 1989. – 591 с.
16. Мав­ро­дин В.В. Очер­ки исто­рии Лево­бе­реж­ной Укра­и­ны (с древ­ней­ших вре­мен до вто­рой
поло­ви­ны ХIV века) / В.В. Мав­ро­дин. – СПб.: Нау­ка, 2002. – 416 с.
17. Май­о­ров А.В. Галиц­ко-Волын­ская Русь. Очер­ки соци­аль­но-поли­ти­че­ских отно­ше­ний в
домон­голь­ский пери­од. Князь, бояре и город­ская общи­на / А.В. Май­о­ров. – СПб.:
Уни­вер­си­тет­ская кни­га, 2001. – 640 с.
18. Наза­рен­ко А.В. Об обсто­я­тель­ствах учре­жде­ния Смо­лен­ской епи­ско­пии / А.В. Наза­рен­ко //
Вели­кий Нов­го­род и Сред­не­ве­ко­вая Русь: Сбор­ник ста­тей: К 80-летию ака­де­ми­ка В.Л. Яни­на.
– М.: Памят­ни­ки исто­ри­че­ской мыс­ли, 2009. – С. 468–481.
19. Нико­нов­ская лето­пись (Пол­ное собра­ние рус­ских лето­пи­сей. Том девя­тый). – СПб., 1862. –
256 с.
20. Рап­по­порт П.А. Очер­ки по исто­рии рус­ско­го воен­но­го зод­че­ства Х–ХІІІ вв. / П.А. Рап­по­порт
// МИА. – № 52. – М.:Л. Изд. АН СССР, 1956. – 184 с.
21. Рич­ка В.М. Вито­ки дер­жав­но­сті на Русі очи­ма русі / В.М. Рич­ка // RUTHENICA. – 2003. – Т. 2.
– С. 93–107.
22. Рич­ка В.М. “Київ – дру­гий Єру­са­лим” (з історії політич­ної дум­ки та ідео­ло­гії серед­ньо­віч­ної
Русі) / В.М. Рич­ка. – К.: Інсти­тут історії Украї­ни НАН Украї­ни, 2005. – 243 с.
23. Соло­вьев С.М. Древ­не­рус­ские кня­зья / С.М. Соло­вьев. – СПб.: Нау­ка, 2010. – 404 с.
24. Тати­щев В.Н. Исто­рия рос­сий­ская в 7 т. / В.Н. Тати­щев – М.:Л.: Изд. АН СССР, 1963. – Т. 2. –
352 с.: ил.
25. Толоч­ко П.П. Київсь­ка Русь / П.П. Толоч­ко. – К.: Абрис, 1996. – 360 с.: іл.
26. Тро­фі­мен­ко Г.В. Архі­тек­ту­ра Пере­я­с­лав­ля Пів­ден­но­го Х – пер­шої поло­ви­ни ХІІІ ст.:
Авто­реф. дис…канд. архі­тек­ту­ри: 18.00.01 /Укр. акад. мистецтва. – К., 1995. – 17 с

МСТИ­СЛАВ [ВСЕ­ВО­ЛО­ДО­ВИЧ] († 1113).

Помер у 1113 р. (118,с.23).
Впер­ше зга­да­ний під 1097 р. Був васа­лом Дави­да Іго­ре­ви­ча, для під­т­рим­ки яко­го в 1100 р. здійс­нив спро­бу бло­ку­ва­ти тор­гів­лю з Візан­тією на морі. На під­ставі даних сфра­гі­сти­ки і, вихо­дя­чи з рішень Любе­ць­ко­го та Вити­чівсь­ко­го сне­мів, У 1103 р. Мсти­слав з дру­жи­ною брав участь в поході на полов­ців, що озна­чає, що він мав якесь князів­ство (1710, с.122; 1332, с.202-203; 319, с.122).

Он, как и Все­во­лод­ко, так­же все вре­мя упо­ми­на­ет­ся (с 1097 г.) без отче­ства и исклю­чи­тель­но как «сыно­вец» Давы­да и его вас­сал [1, стб. 284; 16, стб.272, 277; 19, с. 23]. Любо­пыт­но, что сре­ди кня­зей это­го вре­ме­ни толь­ко по отно­ше­нию к
Мсти­сла­ву лето­пи­сец ука­зы­ва­ет имен­но дядю, а не отца для его иден­ти­фи­ка­ции. Оче­вид­но, что Мсти­слав вос­при­ни­мал­ся имен­но так. Имя его отца ни разу не встре­ча­ет­ся в лето­пи­сях. Очень веро­ят­но, что отец Мсти­сла­ва рано умер. Вла­ди­мир­ский князь Давыд Иго­ре­вич выде­лил в кон. XI в. сво­е­му пле­мян­ни­ку Мсти­сла­ву Все­во­ло­до­ви­чу волость на севе­ре сво­их вла­де­ний, кото­рая вклю­ча­ла Горо­ден. Поме­ще­ние Мсти­сла­ва на при­гра­ни­чье име­ло зада­чей при­крыть волын­ское пору­бе­жье от напа­де­ний ятвя­гов и коло­ни­зо­вать край. Лише­ние вла­ди­мир­ско­го сто­ла Давы­да, умер­ше­го без­дет­ным, не отра­зи­лось на вла­дель­че­ском поло­же­нии Мсти­сла­ва, попав­ше­го в вас­са­лы к ново­му волын­ско­му кня­зю Яро­сла­ву Свя­то­пол­чи­чу. Очень веро­ят­но, что он при­ни­мал актив­ное уча­стие в вой­нах Яро­сла­ва с ятвя­га­ми и рас­ши­рил гра­ни­цы сво­е­го кня­же­ства. Мсти­слав актив­но участ­ву­ет в анти­по­ло­вец­ких похо­дах, что поз­во­ли­ло ему укре­пить свое поло­же­ние и сохра­нить свой удел. Мсти­слав умер в 1116 г. (толь­ко Вос­кре­сен­ская лето­пись отно­сит это собы­тие к 1114 г.)
[19, с. 23]. В Ипа­тьев­ской лето­пи­си тут же сооб­ща­ет­ся о женить­бе Все­во­лод­ка: «в се же лhто пре­ста­ви­ся Мьсти­славъ, внукъ Иго­ревъ. Томъ же лете Воло­ди­мерь отда дщерь свою Ога­фью за Все­во­лод­ка» [1, стб. 284]. Про­смат­ри­ва­ет­ся пря­мая связь меж­ду эти­ми изве­сти­я­ми. Лето­пи­сец объ­еди­нил в один год два важ­ных собы­тия, пред­став­ля­ю­щих собой новость из одной кня­же­ской семьи: смерть и женить­бу. Соб­ствен­но, если его так и про­честь, как мы счи­та­ем, то оно явля­ет­ся важ­ней­шим дока­за­тель­ством пря­мо­го род­ства Все­во­лод­ка и Мсти­сла­ва. Логич­но пред­по­ло­жить, что горо­ден­ский князь Все­во­лод­ко (к сожа­ле­нию, мы не зна­ем, какой смысл вкла­ды­вал­ся в фор­му кня­же­ских имен «Все­во­лод­ко», «Вла­ди­мир­ко», «Иван­ко», «Михал­ко») был сыном же кня­зя Мсти­сла­ва Все­во­ло­до­ви­ча.
Такая гене­а­ло­гия хро­но­ло­ги­че­ски луч­ше соот­но­сит вре­мя жиз­ни Мсти­сла­ва и Все­во­лод­ка, чем Давы­да и Все­во­лод­ка. Более того, один из сыно­вей Все­во­лод­ка так­же носил имя Мсти­слав [1, стб. 538]. Отме­тим, что Мсти­слав и Все­во­лод­ко упор­но упо­ми­на­ют­ся без отчеств, что харак­тер­но имен­но для Иго­ре­ви­чей.
Осн.лит. С.Н. Абу­ков. К вопро­су о про­ис­хож­де­нии горо­ден­ских кня­зей.
1. Ипа­тьев­ская лето­пись // Пол­ное собра­ние рус­ских лето­пи­сей (ПСРЛ). Т. II. М.: ЯРК, 2001. 648 с.
16. Лав­рен­тьев­ская лето­пись // ПСРЛ. Т. I. М.:ЯРК, 2001. 496 с.
19. Вос­кре­сен­ская лето­пись // ПСРЛ. Т. VII. М.:ЯРК, 2001. 360 с.

IX коле­но

61/49. ВСЕ­ВО­ЛОД-ГАВРИЇЛ Мсти­сла­вич († 10.02.1138)
Помер 10.02.1138 р. (97, с.209-210). Князь нов­го­родсь­кий (1117-1132, 1133-1136 рр.), пере­я­с­лавсь­кий (1132-1133 рр.), виш­го­родсь­кий (1136-1137 рр.) і псковсь­кий (1137-1138 рр.).
У 1123 р. одру­жи­вся з доч­кою Свя­то­сла­ва Дави­до­ви­ча (Мико­ли Свя­то­ші) (714, с.266).
62/49. ІНГЕБ­ОРД Мсти­слав­на(† піс­ля 1131)
Бл.1130 р. вида­на за датсь­ко­го прин­ца гер­цо­га Шлезві­гу Кну­та II Лавар­да, який піс­ля вигас­нен­ня нащад­ків Мсти­воя успад­ку­вав «по куже­лю» королівсь­кий трон обод­ри­чів (1129-1131 рр.). В умо­вах бороть­би за датсь­ку коро­ну Кнут став небез­печ­ним для інших пре­тен­ден­тів, крім того мож­ливість датсь­ко-обод­ри­ць­кої унії не вла­што­ву­ва­ла сили, які орієн­ту­ва­ли­ся на нім­ців. У 1131 р. Кну­та застре­ли­ли з засід­ки на датсь­ко-обод­ри­ць­ко­му кор­доні. Інгеб­орд, яка зали­ши­ла­ся з малень­ким Воль­де­ма­ром, не зумі­ла утри­ма­ти­ся на обод­ри­ць­ко­му троні, однак піз­ні­ше її син став одним з най­ви­дат­ні­ших королів Данії (262, t.6, р.42; 2019, s.318-330).
63/49. МАЛ­ФРІ­ДА Мсти­слав­на († піс­ля 1134)
Була вида­на за норвезь­ко­го коро­ля Сігур­да І Хре­сто­нос­ця († 1130 р.). Піс­ля його смер­ті Мал­фрі­да вий­ш­ла за датсь­ко­го прин­ца Ейріка-Еймун­да Ерік­со­на, який жив у Нор­ве­гії у вигнан­ні. Цей шлюб і під­т­рим­ка могут­ньо­го київсь­ко­го кня­зя допо­мог­ли йому повер­ну­ти­ся на датсь­кий пре­стол (Ейрік II Достопам’ятний, 1134-1137 рр.) (262, t.6, р.250).
64/49. NN Мсти­слав­на († піс­ля 1118)
У 1112 р. вида­на за волинсь­ко­го кня­зя Яро­сла­ва Свя­то­пол­ко­ви­ча. Бл. 1118 р. вони роз­лу­чи­ли­ся (118, с.22).
65/49. МАРІЯ Мсти­слав­на († 1179 ?)
Помер­ла у 1179 р. [?] (112, стб. 317). Між 1116-1125 рр. вий­ш­ла за сіверсь­ко­го кня­зя Все­во­ло­да Оль­го­ви­ча († 1.08 чи 30.07.1146 р.), який піз­ні­ше став чер­ні­гівсь­ким та київсь­ким кня­зем.
66/49. Изя­с­лав- Пан­те­лей­мон II Мсти­сла­вич (* бл.1096 † 13.11.1154)
сын вели­ко­го кня­зя киев­ско­го Мсти­сла­ва I Вла­ди­ми­ро­ви­ча Вели­ко­го. В 1 127 г. дядей Яро­пол­ком поса­жен в Кур­ске, а затем отцом в Полоц­ке. По смер­ти Мсти­сла­ва I (1132), когда киев­ский стол занял Яро­полк пере­я­с­лав­ский, он пере­вел Изя­с­ла­ва в Пере­я­с­лавль, а затем в Туров. Недо­воль­ный этим послед­ним пере­во­дом Изя­с­лав с бра­том Все­во­ло­дом всту­пи­ли в союз с Оле­го­ви­ча­ми и под их дав­ле­ни­ем Яро­полк II был вынуж­ден усту­пить и дать Изя­с­ла­ву Вла­ди­мир-Волын­ский. В 1138 г. умер Яро­полк II, и Киев был захва­чен Все­во­ло­дом II Оле­го­ви­чем, кото­рый был женат на сест­ре Изя­с­ла­ва. Все­во­лод усту­пил Изя­с­ла­ву Пере­я­с­лавль, и до смер­ти Все­во­ло­да (1146) они жили в друж­бе. Перед смер­тью Все­во­лод заве­щал Киев бра­ту Иго­рю и заста­вил Изя­с­ла­ва цело­вать крест, но лишь толь­ко Все­во­лод скон­чал­ся, как Изя­с­лав, по при­гла­ше­нию киев­лян, дви­нул­ся к Кие­ву и овла­дел им. Игорь попал в плен. Дядя Изя­с­ла­ва Вяче­слав заявил было свои пра­ва на вели­кое кня­же­ние, но попла­тил­ся за это изгна­ни­ем из Туро­ва. Меж­ду тем на защи­ту Иго­ря стал брат его Свя­то­слав, кото­рый обра­тил­ся за помо­щью к Юрию суз­даль­ско­му. Ока­зав­шись в затруд­ни­тель­ном поло­же­нии из-за изме­ны Дави­до­ви­чей чер­ни­гов­ских, Изя­с­лав обра­тил­ся к киев­ля­нам. Это изве­стие вызва­ло вос­ста­ние в Кие­ве, закон­чив­ше­е­ся убий­ством Иго­ря. Борь­ба Изя­с­ла­ва с Юри­ем дли­лась до 1149 г., когда Юрий раз­бил его под Пере­я­с­лав­лем. При посред­ни­че­стве Вла­ди­мир­ка галиц­ко­го уда­лось достичь мира, но Юрий не выпол­нил обя­за­тельств, и Изя­с­лав сно­ва пошел на него. Бла­го­да­ря помо­щи киев­лян Изя­с­ла­ву уда­лось захва­тить Киев (1150). Одна­ко борь­ба за киев­ский стол меж­ду Изя­с­ла­вом и Юри­ем закон­чи­лась толь­ко со смер­тью Изя­с­ла­ва в 1154 г.
Наро­ди­вся бл.1096 р. (1468, с.48). Помер 13.11.1154 р. (111, стб.342; 114, с.11; 116, с.160; 118, с.60-61; 120, с.198). Князь курсь­кий (1127-1130 рр.), поло­ць­кий (1130-1132 рр.), мінсь­кий (1132 р.), пере­я­с­лавсь­кий (1132-1133, 1142-1146 рр.), волинсь­кий (1135-1142, 1149-1152 рр.) і київсь­кий (13.08.1146 -23.08.1149, 20.08.1150-27.08.1150, бл.6.04.1151 -13.11.1154). Пер­шою дру­жи­ною Ізя­с­ла­ва була незна­на з імені німе­ць­ка прин­це­са, родич­ка кай­зе­ра Фрідрі­ха I, яка помер­ла у 1151 р. (276, t.2, р.526). У 1154 р. одру­жи­вся з Русу­дан, доч­кою гру­зинсь­ко­го царя Демет­рія І та сест­рою царя Геор­гія III (112, стб.465, 468; 120, с.198). Піс­ля смер­ті мужа Русу­дан повер­ну­ла­ся у Грузію і ще віді­гра­ва­ла поміт­ну роль при дворі.
67/49. ЯРО­ПОЛК Мсти­сла­вич († піс­ля 1149)
У 1149 р. зга­дуєть­ся як порось­кий князь (120, с. 180).
68/49. СВЯ­ТО­ПОЛК-ІВАН Мсти­сла­вич († 1154)
Помер у 1154 р. (112, стб. 468). Князь поло­ць­кий (1132 р.), псковсь­кий (1133-1139 рр.), бере­стейсь­кий (1140 р.), нов­го­родсь­кий (1142-1148 рр.), волинсь­кий (1148-1149,1150, 1152-1154 рр.) і луць­кий (1150-1151, 1151-1152 рр.). Між 13.12.1143 та 6.01.1144 р. одру­жи­вся з Євфи­мією, доч­кою оло­мо­уц­ко­го гер­цо­га Отто­на II (1750, р.25).
69/49. ІРИ­НА-ДОБ­РО­НЕ­ГА Мсти­слав­на
У 1122 р. вида­на за кеса­ря Анд­роніка Ком­не­на.
Супро­тив­ник імпе­ра­то­ра Ману’ша кесар Анд­ронік був одним з органі­за­торів сою­зу київсь­ко­го кня­зя Ізя­с­ла­ва Мсти­сла­ви­ча, угорсь­ко­го коро­ля Гей­зи II і гру­зинсь­ко­го царя Геор­гія III. Він помер у 1153 р. (112, стб.286; 1363, с.222).
70/49. КСЕНІЯ Мсти­слав­на († піс­ля 1130)
Вида­на за ізя­с­лавсь­ко­го кня­зя Бря­чи­сла­ва Дави­до­ви­ча. Зара­ди політи­ки Мсти­слав-Гаральд не поми­лу­вав зятя. Ксенія розді­ли­ла долю чоло­віка. У 1130 р. їх було висла­но у Візатнію, звід­ки вони не повер­ну­ли­ся (634, с.94-95).
71/49. Рости­слав -МИХАЙ­ЛО Мсти­сла­вич († 14.03.1167) кня­зья Смо­лен­ские
15/11. (ум. 1168) — сын вели­ко­го кня­зя киев­ско­го Мсти­сла­ва Вла­ди­ми­ро­ви­ча, смо­лен­ский князь, оче­вид­но, с 1125 г. Пытал­ся объ­еди­нить поли­ти­че­ски смо­лен­ских кри­ви­чей, сде­лать смо­лен­ский край бога­тым, силь­ным, неза­ви­си­мым от дру­гих кня­жеств. В 1159 г. киев­ляне при­гла­си­ли Рости­сла­ва к себе на вели­ко­кня­же­ский стол на место Изя­с­ла­ва Дави­до­ви­ча. Вел при­ми­ри­тель­ную поли­ти­ку, чем при­влек на свою сто­ро­ну мно­гих удель­ных кня­зей; даже с дав­ниш­ни­ми вра­га­ми рус­ской зем­ли, noлов­ца­ми, он ста­рал­ся скре­пить союз род­ствен­ны­ми свя­зя­ми. Явля­ясь во всем защит­ни­ком пра­ва, обла­дая твер­дым и пря­мым харак­те­ром, Рости­слав Мсти­сла­вич поль­зо­вал­ся сре­ди дру­гих кня­зей боль­шим авто­ри­те­том, и они в раз­лич­ных недо­ра­зу­ме­ни­ях и затруд­не­ни­ях неред­ко при­бе­га­ли к его содей­ствию. Актив­но раз­ви­ва­лась тор­гов­ля, что при­но­си­ло кня­зю нема­лые дохо­ды. Смо­лен­ское кня­же­ство при нем вклю­ча­ло в себя 50 горо­дов. .
Помер 14.3.1167 р. (1468, с.83). Князь смо­ленсь­кий (1125-1154, 1154-1159, 1161 рр.) і київсь­кий (8.12.1154-15.12.1154, 12.04.1159-12.02.1161, 6.03.1161-14.03.1167).
72/49. РОГ­НЕ­ДА Мсти­слав­на († піс­ля 1167)
Помер­ла піс­ля 1175 р. (1468, с.83). У її селі Рог­не­ди­но (Смо­ленсь­ка зем­ля) помер Рости­слав-Миха­и­ло Мсти­сла­вич.
73/49. ЄВФРО­СИНІЯ Мсти­слав­на (* бл.1130 † піс­ля 1175)
Наро­ди­ла­ся бл. 1130 р. Помер­ла піс­ля 1175 р. У 1146 р.була вида­на за угорсь­ко­го коро­ля Гей­зу II († 31.05.1162). Енер­гій­на і често­лю­би­ва Євфро­синія мала вели­кий вплив на чоло­віка і всю угорсь­ку політи­ку сере­ди­ни XII ст. По смер­ті чоло­віка зали­ши­ла­ся регент­шою, була про­тив­ни­цею збли­жен­ня з Візан­тією. Бела III, нама­га­ю­чись усу­ну­ти матір від вла­ди, спо­чат­ку ув’язнив її у фор­те­ці Брані­че­во, а піз­ні­ше зму­сив ста­ти чер­ни­цею в єру­са­лимсь­ко­му мона­сти­рі іоан­нітів. 2.10.1187 р. Єру­са­лим здо­був Салах-ед-дін. Згід­но тра­ди­ції мона­сти­ря Лаври св.Феодосія Євфро­синія помер­ла у 1193 р. у мона­сти­рі св.Сави і була похо­ро­не­на у церкві Тео­то­ка­са при Лаврі св.Феодосія, але гроб­ни­ця її порож­ня, бо тіло пере­не­се­но на Русь. Насправ­ді Євфро­синія похо­ва­на в Угор­щині (2099,311-3151.; 1249, с.168-180).
74/49. ВОЛО­ДИ­МИР-ДМИТ­РІЙ Мсти­сла­вич (* 1132 † 30.05.1171)
Наро­ди­вся у 1132 р. (112, стб. 294). Помер 30.05.1171 р. (1468, с. 98). Князь остерсь­кий (1147 р.), луць­кий (1149 р.), доро­го­бузь­кий (1152-1154, 1170-1171 рр.), волинсь­кий (1154-1158 рр.), слу­ць­кий (1161 р.), три­пільсь­кий (1162-1168 рр.), котель­ни­ць­кий (1169 р.) і київсь­кий (бл.20.03.1167 — 9.05.1167, 17.02.1171 — 30.05.1171). У 1150 р. одру­жи­вся з доч­кою бана Хор­ватії Бей­лу­ша (1141-1157 рр.). Брат Бей­лу­ша Урош II Молод­ший був вели­ким жупа­ном Зети. Сест­ра Бей­лу­ша та Уро­ша була матір’ю Гей­зи II, а бра­ти висту­па­ли його опіку­на­ми, через що мали вплив на угорсь­ку політи­ку у наступ­ні роки.

75/54. МИХАЙ­ЛО ВЯЧЕ­СЛА­ВИЧ († 1130)
Помер у 1130 р. (112, стб. 293).
76/54. ВОЛО­ДИ­МИР АНДРІЙ­О­ВИЧ († 28.01.1170)
Помер 28.01.1170 р. (112, стб.546). Похо­ва­ний 21.02.1170 р. у Андріївсь­ко­му мона­сти­рі у Києві. Князь волинсь­кий (1146-1148 рр.), біл­го­родсь­кий (1150 р.), доро­го­бузь­кий (1150-1152, 1156-1170 рр.), пере­соп­ни­ць­кий (1152-1154 рр.) і бере­стейсь­кий (1154-1156 рр.).
~ Був одру­же­ний з доч­кою Свя­то­сла­ва Оль­го­ви­ча, яка помер­ла піс­ля 1170 р. (479, с.25-30).
77/59. ЯРО­ПОЛК АНДРІЙ­О­ВИЧ († до 1170)
Помер до 1170 р., тоб­то рані­ше за бра­та. Зга­дуєть­ся у 1157-1159 рр. (112, стб.307; 118, с.66).
78/60. Все­во­лод­ко [Мсти­сла­вич] († 1141)
Помер у 1141 р. (1467, с. 154). Князь горо­денсь­кий (бл. 1113-1141 рр.). По смер­ті бать­ка став васа­лом волинсь­ко­го кня­зя Яро­сла­ва Свя­то­пол­ко­ви­ча і, напев­но, брав актив­ну участь у вій­ні з ятвя­га­ми в 1112-1113 рр. У резуль­таті цієї вій­ни виник­ло Горо­денсь­ке князів­ство з цен­тром у Город­ні [Грод­ні] на Немані. У 1116 р. одру­жи­вся з Ага­тою, доч­кою Воло­ди­ми­ра Моно­ма­ха, що допо­мог­ло йому утри­ма­тись на своє­му столі піс­ля падін­ня Яро­сла­ва Свя­то­пол­ко­ви­ча і змі­ни політич­ної кон’юктури. Був васа­лом волинсь­ких князів. При ньо­му поча­ло­ся еко­но­мічне і куль­турне під­не­сен­ня Горо­денсь­кої зем­лі, від­зна­чене архео­ло­га­ми (1797; 514; 912; 1061).

Мсти­слав умер в 1116 г. (толь­ко Вос­кре­сен­ская лето­пись отно­сит это собы­тие к 1114 г.) [19, с. 23]. В Ипа­тьев­ской лето­пи­си тут же сооб­ща­ет­ся о женить­бе Все­во­лод­ка: «в се же лhто пре­ста­ви­ся Мьсти­славъ, внукъ Иго­ревъ. Томъ же лете Воло­ди­мерь отда дщерь свою Ога­фью за Все­во­лод­ка» [1, стб. 284]. Про­смат­ри­ва­ет­ся пря­мая связь меж­ду эти­ми изве­сти­я­ми. Лето­пи­сец объ­еди­нил в один год два важ­ных собы­тия, пред­став­ля­ю­щих собой новость из одной кня­же­ской семьи: смерть и женить­бу. Соб­ствен­но, если его так и про­честь, как мы счи­та­ем, то оно явля­ет­ся важ­ней­шим дока­за­тель­ством пря­мо­го род­ства Все­во­лод­ка и Мсти­сла­ва. Логич­но пред­по­ло­жить, что горо­ден­ский князь Все­во­лод­ко (к сожа­ле­нию, мы не зна­ем, какой смысл вкла­ды­вал­ся в фор­му кня­же­ских имен «Все­во­лод­ко», «Вла­ди­мир­ко», «Иван­ко», «Михал­ко») был сыном же кня­зя Мсти­сла­ва Все­во­ло­до­ви­ча. Такая гене­а­ло­гия хро­но­ло­ги­че­ски луч­ше соот­но­сит вре­мя жиз­ни Мсти­сла­ва и Все­во­лод­ка,
чем Давы­да и Все­во­лод­ка. Более того, один из сыно­вей Все­во­лод­ка так­же носил имя Мсти­слав [1, стб. 538]. Отме­тим, что Мсти­слав и Все­во­лод­ко упор­но упо­ми­на­ют­ся без отчеств, что харак­тер­но имен­но для Иго­ре­ви­чей.
~ Ага­фия Вла­ди­ми­ров­на, дочь Вла­ди­ми­ра Моно­ма­ха.
Осн.лит. С.Н. Абу­ков. К вопро­су о про­ис­хож­де­нии горо­ден­ских кня­зей.
1. Ипа­тьев­ская лето­пись // Пол­ное собра­ние рус­ских лето­пи­сей (ПСРЛ). Т. II. М.: ЯРК, 2001. 648 с.
19. Вос­кре­сен­ская лето­пись // ПСРЛ. Т. VII. М.:ЯРК, 2001. 360 с.

X коле­но

79/61. ІВАН ВСЕ­ВО­ЛО­ДО­ВИЧ († 16.04.1128)
Помер 16.04.1128 р. (114, с. 5; 115, с. 3).
80/61. ВОЛО­ДИ­МИР-ІВАН ВСЕ­ВО­ЛО­ДО­ВИЧ († бл. 1141)
Помер бл.1141 р. Князь нов­го­родсь­кий (1136 р.). Бл.1136 р. одру­жи­вся з Рік­сою, доч­кою польсь­ко­го кня­зя Боле­сла­ва III. Піс­ля його смер­ті вона вдру­ге вий­ш­ла за шведсь­ко­го коро­ля Свер­ке­ра І († піс­ля 1155 р.) (1750, р. 25)
81/61. ЯНКА ВСЕ­ВО­ЛОДІВ­НА († 10.04.1128)
Помер­ла 10.04.1128 р. (114, с.5; 115, с.3)
82/61. МСТИ­СЛАВ ВСЕ­ВО­ЛО­ДО­ВИЧ († 1168)
Помер у 1168 р. (120, с.235).
83/61. ВЕР­ХУ­СЛА­ВА ВСЕ­ВО­ЛОДІВ­НА († 15.03.1167)
Помер 15.03.1167 р. Піс­ля 1136 р. була вида­на за Боле­сла­ва IV, кня­зя мазо­ве­ць­ко­го, куявсь­ко­го і кра­ківсь­ко­го, який­по­мер 3.04.1173 р. (1739, р. 158).
84/74. РОСТИ­СЛАВ ВОЛО­ДИ­МИ­РО­ВИЧ († піс­ля 1202)
Помер піс­ля 1202 р. (1750, р. 25). Князь канівсь­кий (1163-1169 рр.) і три­пільсь­кий (1191-1202 рр.).
85/74. МСТИ­СЛАВ ВОЛО­ДИ­МИ­РО­ВИЧ († піс­ля 1203)
Помер піс­ля 1203 р. Князь доро­го­бузь­кий (1171-1173 рр.), три­пільсь­кий (1173 — піс­ля 1183 рр.) і канівсь­кий (1194-1203 рр.). У 1203 р. потра­пив у полон до Оль­го­ви­чів і був ув’язнений у Сновсь­ку (1294, т.6, с.233).
86/74. ЯРО­СЛАВ-МИХАЙ­ЛО ВОЛО­ДИ­МИ­РО­ВИЧ († піс­ля 1207)
Помер піс­ля 1207 р. Князь нов­го­родсь­кий (1182-1184, 1187-1196, 1197-1199 рр.), тор­жо­ць­кий (1196-1197 рр.) і виш­го­родсь­кий (1203 ?-1205 рр.). Був одру­же­ний з алан­кою, яка помер­ла 25.12.1201 р. (110, с. 175)
87/74. СВЯ­ТО­СЛАВ ВОЛО­ДИ­МИ­РО­ВИЧ († 24.02.1221)
Зга­да­ний у 1192-1202 рр. Заги­нув 2у битві під Гали­чем (87, с.292, 347, 351, 361, 378).
88/75. РОМАН МИХАЙ­ЛО­ВИЧ († до 1168)
Помер до 1168 р. [?] У 1165 р. Рости­слав Мсти­сла­вич «Рома­но­ви, Вяче­слав­лю вну­ку, да … Василь­єв і Кра­ен» (112, стб.525). Ми погод­жує­мо­ся з П. Толоч­ком, що цей уділ був у Київсь­кій зем­лі біля міст Васи­ле­ва та Крас­на (1506, с.33). Вер­сія Л. Алек­сеє­ва, щодо Смо­ленсь­кої зем­лі, непе­ре­кон­ли­ва (319, с.128-129). Волость Миря­ти­чі, де він роз­мі­щає уділ Рома­на Михай­ло­ви­ча, дава­ла тіль­ки 10 гри­вень малої дані і не мог­ла утри­ма­ти кня­зя з хоча б десят­ком бояр та служ­бов­ців і кіль­ко­ма десят­ка­ми дру­жин­ни­ків. Крім того політи­ка Рости­сла­ва Мсти­сла­ви­ча була спря­мо­ва­на на недо­пу­щен­ня роздроб­лен­ня Смо­ленсь­кої зем­лі.
пол­ко­во­де­ць. У 1117 р. одру­жи­вся з доч­кою Тугор­ка­на (112, стб. 291; 118, с. 24).

89/78. БОРИС ВСЕ­ВО­ЛО­ДО­ВИЧ († піс­ля 1151/до 1167)
Помер піс­ля 1151 і до 1167 р. За М. Погоді­ним був горо­денсь­ким кня­зем в 1146-1172 рр. Тут явна помил­ка. Борис успад­ку­вав Город­ненсь­ке князів­ство по бать­ко­ві, який помер у 1141 р. Востан­нє в дже­ре­лах він зга­да­ний під 1151 р. (120, с. 187), а у 1167 р. горо­денсь­ким кня­зем уже був його брат Гліб.
90/78. ГЛІБ ВСЕ­ВО­ЛО­ДО­ВИЧ († піс­ля 1167)
Помер піс­ля 1167 р. (112, стб.527) Князь горо­денсь­кий (піс­ля 1151 — піс­ля 1167 р.). Як і його брат Борис та бать­ко Все­во­лод­ко Дави­до­вич зали­шав­ся васа­лом волинсь­ких князів.
(† 1170?), блгв. кн. горо­ден­ский (пам. 6 июля), 2-й сын 1-го горо­ден­ско­го кн. Всеволод(к)а (не позд­нее 1117-1141/42) и Ага­фии, доче­ри киев­ско­го кн. Вла­ди­ми­ра (Васи­лия) Все­во­ло­до­ви­ча Моно­ма­ха. Кня­же­ский стол Все­во­лод­ка в Городне, веро­ят­нее все­го, сле­ду­ет видеть в совр. Грод­но, в вер­хо­вьях Нема­на; др. лока­ли­за­ции — напр., в низо­вьях Горы­ни — не учи­ты­ва­ют нали­чия мону­мен­таль­ных остат­ков древ­не­рус. кня­же­ско­го цен­тра XII в. в неман­ском Грод­но. Горо­ден­ское кня­же­ство, веро­ят­но, было созда­но Вла­ди­ми­ром Моно­ма­хом меж­ду 1113 и 1117 гг. в целях воен­но-поли­ти­че­ской ста­би­ли­за­ции погра­ни­чья с Лит­вой, а так­же для наступ­ле­ния на туро­во-бере­стей­ские вла­де­ния его пле­мян­ни­ка кн. Яро­сла­ва Свя­то­пол­чи­ча. Про­ис­хож­де­ние горо­ден­ских кня­зей неяс­но; закре­пив­ше­е­ся в нау­ке пред­став­ле­ние (иду­щее от В. Н. Тати­ще­ва), буд­то Все­во­лод­ко был сыном доро­го­буж­ско­го кн. Дави­да Иго­ре­ви­ча, вну­ка блгв. киев­ско­го кн. Яро­сла­ва (Геор­гия) Вла­ди­ми­ро­ви­ча Муд­ро­го, ско­рее все­го явля­ет­ся недо­ра­зу­ме­ни­ем (см.: Наза­рен­ко; ср. воз­ра­же­ния Плахонина).Г. В. впер­вые упо­ми­на­ет­ся в Ипа­тьев­ской лето­пи­си под 1144 г., когда он вме­сте со стар­шим бра­том Бори­сом участ­во­вал в похо­де киев­ско­го кн. Все­во­ло­да (Кирил­ла) Оль­го­ви­ча на Галич. Это зна­чит, что, как и их отец, они ско­рее все­го нахо­ди­лись под вер­хов­ной вла­стью Кие­ва. Горо­ден­ским кня­зем в это вре­мя был Борис. О месте кня­же­ния Г. В. мож­но стро­ить пред­по­ло­же­ния: воз­мож­но, им был Вол­ко­выск, позд­нее опре­де­лен­но вхо­див­ший в Горо­ден­ское кня­же­ство. Горо­ден­ский кн. Борис участ­во­вал в борь­бе за киев­ский стол на сто­роне Изя­с­ла­ва (Пан­те­ле­и­мо­на) Мсти­сла­ви­ча про­тив кн. Юрия (Геор­гия) Вла­ди­ми­ро­ви­ча Дол­го­ру­ко­го (1149-1151), Г. В. в этих собы­ти­ях лето­пи­сью не упо­ми­на­ет­ся. В 1166 г. горо­ден­ским кня­зем под рукой блгв. киев­ско­го кн. Рости­сла­ва (Миха­и­ла) Мсти­сла­ви­ча назван Г. В. (по при­ка­зу киев­ско­го кня­зя он участ­во­вал в похо­де к Кане­ву для охра­ны иду­щих «из Грек» рус. куп­цов). Как и его млад­ший брат Мсти­слав, Г. В. высту­пил на сто­роне волын­ско­го кн. Мсти­сла­ва (Федо­ра) Изя­с­ла­ви­ча в борь­бе за Киев (в 1167 и 1170), одна­ко, он не при­нял актив­но­го уча­стия в дей­стви­ях. Воз­мож­но, этим обсто­я­тель­ством объ­яс­ня­ет­ся тот факт, что после взя­тия Кие­ва в февр.-марте 1170 г. Мсти­слав Изя­с­ла­вич заклю­чил дого­вор толь­ко с млад­шим бра­том Г. В.- Мсти­сла­вом Горо­ден­ским. Др. объ­яс­не­ни­ем может слу­жить пред­по­ло­же­ние, что Г. В. к это­му вре­ме­ни уже не было в живых (впро­чем, при опи­са­нии собы­тий лета — осе­ни 1173 лето­пись упом. не назван­ных по име­ни горо­ден­ских кня­зей — ПСРЛ. Т. 2. Стб. 574).
Об осо­бом почи­та­нии свя­тых Бори­са и Гле­ба в семей­стве горо­ден­ских кня­зей сви­де­тель­ству­ют не толь­ко име­на Бори­са и Г. В., но и посвя­ще­ние этим свя­тым камен­но­го собо­ра в Городне на Коло­же, постро­ен­но­го в 80-90-х гг. XII в. (сохр. сте­ны, кро­ме южной, до высо­ты сво­дов). Есть осно­ва­ния счи­тать при­над­ле­жа­щей Г. В. обна­ру­жен­ную в Дро­ги­чине неболь­шую свин­цо­вую печать-плом­бу с изоб­ра­же­ни­ем св. Гле­ба на одной сто­роне и св. Симео­на Бого­при­им­ца (веро­ят­но, свя­то­го — покро­ви­те­ля его отца Все­во­лод­ка) — на дру­гой (Бол­су­нов­ский К. В. Дро­ги­чин­ские плом­бы. К., 1894. Ч. 1. № ХХ е; в сво­де В. Л. Яни­на печать не учте­на).
Ист.: ПСРЛ. Т. 2. Стб. 294, 315, 528, 533, 547-548.
Лит.: Лиха­чёв Н. П. Мат-лы для исто­рии визант. и рус. сфра­ги­сти­ки. Л., 1928. Вып. 1. С. 102. При­меч. 1; Воро­нин Н. Н. Древ­нее Грод­но: (По мат-лам архе­ол. рас­ко­пок 1932-1949 гг.). М., 1954. (МИА СССР; Вып. 41); Наза­рен­ко А. В. Горо­ден­ское кня­же­ство и горо­ден­ские кня­зья в XII в. // ДГВЕ, 1998 г. М., 2000. С. 169-188; Пла­хо­нин А. Г. «Исто­рия Рос­сий­ская» В. Н. Тати­ще­ва и иссле­до­ва­ние гене­а­ло­гии Рюри­ко­ви­чей // Сред­не­век. Русь. М., 2004. Вып. 4. С. 299-330.
А. В. Назаренко91/78. МСТИ­СЛАВ ВСЕ­ВО­ЛО­ДО­ВИЧ († піс­ля 1183)
Помер піс­ля 1183 р. (112, стб. 619) Князь горо­денсь­кий (піс­ля 1167-піс­ля 1183 р.).
92/78. NN ВСЕ­ВО­ЛОДІВ­НА
У 1141 р. була вида­на за чер­ні­гівсь­ко­го кня­зя Воло­ди­ми­ра Дави­до­ви­ча (112, стб.315). У 1151 р. піс­ля заги­белі мужа в битві на р.Руті вий­ш­ла за поло­ве­ць­ко­го хана Баш­кор­да, чим забез­пе­чи­ла допо­мо­гу поло­ве­ць­ких військ своє­му юно­му сину Свя­то­сла­ву, який отри­мав Вщизь­ке князів­ство (118, с.69).
93/78. NN ВСЕ­ВО­ЛОДІВ­НА († 1190)
У 1144 р. була вида­на за кня­зя з турівсь­кої дина­стії Юрія Яро­сла­ви­ча. Помер­ла у 1190 р.
Мож­ли­во, її заслу­гою було збе­ре­жен­ня спо­кою у Турівсь­кій зем­лі під час послі­дов­но­го прав­лін­ня у Туро­ві її синів.

XI коле­но

94/80. СОФІЯ ВОЛО­ДИ­МИ­РІВ­НА (* 1141 † 1198)
Наро­ди­ла­ся у 1141 р. Помер­ла у 1198 р. (1750, р.25). У 1154 р. була вида­на за коро­ля Данії Воль­де­ма­ра І († 1182 р.), сина Кну­та Лавар­да та Інгеб­орд Мсти­слав­ни. У скан­ди­навсь­ко­му епо­сі збе­рег­ли­ся бала­ди про те, як Софія спа­ли­ла у лаз­ні свою супер­ни­цю (162, с.42-47, 250). Бл.1186 р. вдру­ге вий­ш­ла за тюрінг­сь­ко­го марк­гра­фа Людо­ви­ка V († 1190).
95/86. NN ЯРО­СЛАВ­НА (* 1189† ?)
Наро­ди­ла­ся у 1190 р. (114, с.20). Даль­ша доля неві­до­ма.
96/86. РОСТИ­СЛАВ ЯРО­СЛА­ВИЧ († 1199)
Помер у 1199 р. від поше­сті (114, с.22; 116, с. 171).
97/86. ІЗЯ­С­ЛАВ ЯРО­СЛА­ВИЧ († 1199)
Помер у 1199 р. від поше­сті (114, с.22; 116, с.171; 118, с.106). Мав 8-Ю років. Князь вели­ко­лу­ць­кий (1197-1198 рр.).
98/86. СВЯ­ТО­СЛАВ [Яро­сла­вич?] († 30.05.1223)
Не зна­ний з імені брат Рости­сла­ва та Ізя­с­ла­ва Яро­сла­ви­чів був три­пільсь­ким кня­зем у 1207 р. (118, с. 114). На дум­ку М.Баумгартена цей князь тотож­ній шумсь­ко­му Свя­то­сла­во­ві (1750, р.25). Але так бути не мог­ло. Шумськ, як волинсь­ку волость утри­му­ва­ли пред­став­ни­ки гіл­ки Волинсь­ких Моно­ма­хо­ви­чів — нащад­ки Ізя­с­ла­ва-Пан­те­лей­мо­на Мсти­сла­ви­ча. Нащад­ки Воло­ди­ми­ра Мсти­сла­ви­ча утри­му­ва­ли дріб­ні володін­ня у Порос­сі. Бра­том Рости­сла­ва та Ізя­с­ла­ва най­пев­ні­ше міг бути канівсь­кий князь Свя­то­слав, який заги­нув у битві на р.Калці 30.05.1223 р.

Лица не вошед­шие в рос­пись

ГЛІБ [?] († піс­ля 1260) ……………………………………………………………. наща­док 30
У 1255-1260 рр. зга­дуєть­ся як князь вол­ко­вись­кий. Напев­но, нале­жав до горо­денсь­кої дина­стії (1750, р.31)
ОЛЕ­НА ГЛІБІВ­НА († піс­ля 1288) ……………………………………………………………. 46
Помер­ла піс­ля 1288 р. Бл. 1255 р. була вида­на за Рома­на Дани­ло­ви­ча († бл.1261), тоді слонімсь­ко­го кня­зя (378, с. 1-53).
ІЗЯ­С­ЛАВ [?] († піс­ля 1256) ……………………………………………………………. наща­док 30-31?
У 1256 р. зай­мав пре­стол у Свис­лочі по сусід­ству з Глі­бом. Напев­но, теж нале­жав до горо­денсь­кої дина­стії

Print Friendly, PDF & Email