Безроднов В. С. Князья Брянские, их происхождение и потомство.

Опуб­ли­ко­ва­но: Гене­а­ло­ги­че­ский вест­ник. Выпуск 59. СПб., 2019. 178 с., ил, – с.16–34.

В лето­пи­сях о Брян­ске и брян­ских кня­зьях име­ют­ся лишь отдель­ные упо­ми­на­ния, не поз­во­ля­ю­щие до сих пор точ­но опре­де­лить гене­а­ло­гию этой вет­ви чер­ни­гов­ских кня­зей. Пер­вое лето­пис­ное изве­стие о брян­ских кня­зьях мы име­ем в Галиц­ко-Волын­ской лето­пи­си под 1263 годом, когда брян­ский князь Роман отдал дочь свою Оль­гу (одну из четы­рех) за волын­ско­го кня­зя Вла­ди­ми­ра Василь­ко­ви­ча († 1288), вну­ка Рома­на Галиц­ко­го: «бысть сва­дьба у Рома­на у кня­зя у Брянь­ско­го и поча отда­ва­ти милую свою дочечь име­нем Олгу за Вла­ди­ми­ра кня­зя сына Васил­ко­ва вну­ка вели­ко­го кня­зя Рома­на Галиц­ко­го».1 Во вре­мя сва­дьбы, кото­рая про­хо­ди­ла в Брян­ске, на Брян­ские зем­ли вторг­ся боль­шой отряд литов­цев, кото­рый послал литов­ский князь Мин­довг2 Бит­ва про­изо­шла где-то севе­ро-запад­нее Брян­ска. Роман Михай­ло­вич «пока­за муже­ство свое», был ранен, но наго­ло­ву раз­гро­мил литов­цев и «при­е­ха в Бряньск с побе­дою и честию вели­кою». Сва­деб­ный пир был про­дол­жен, а затем кня­ги­ню Оль­гу отпра­ви­ли во Вла­ди­мир-Волын­ский. При изве­стии об этом собы­тии упо­ми­на­ет­ся стар­ший сын Рома­на князь Миха­ил (по родо­слов­цам родо­на­чаль­ник кня­зей Пацин­ских и Осо­вец­ких), отправ­лен­ный отцом сопро­вож­дать сест­ру.

В 1274 году Мен­гу-Темир дал в помощь Льву Галиц­ко­му в поход про­тив Лит­вы свое вой­ско и послал так­же всех зад­не­пров­ских кня­зей, в том чис­ле и Рома­на Михай­ло­ви­ча Брян­ско­го с его вто­рым сыном Оле­гом Рома­но­ви­чем: «тогда бо бяху вси кня­зи в воли в Татарь­ской». Кро­ме пла­те­жа дани тата­рам, кня­зья были обя­за­ны участ­во­вать в похо­дах татар. Отсут­ствие Миха­и­ла Рома­но­ви­ча в дан­ном похо­де дает осно­ва­ние исто­ри­кам пред­по­ла­гать, что его к тому вре­ме­ни не было в живых, то есть он умер при жиз­ни отца. Далее лето­пи­сец пишет, что тата­ры перед похо­дом в Лит­ву «вел­ми жадахуть Рома­на, абы при­тягл». На воз­врат­ном пути из Лит­вы тата­ры раз­гра­би­ли воло­сти око­ло Кур­ска. В 1277 году Роман, веро­ят­но, участ­во­вал в похо­де татар на Кав­каз, вме­сте с дру­ги­ми рус­ски­ми кня­зья­ми, когда в Даге­стане взят был город Дедя­ков (ныне Дивен или Дедук), за что кня­зья полу­чи­ли боль­шой почет и дары от Мен­гу-Теми­ра. В 1279 году тата­ры вое­ва­ли Лит­ву и вме­сте с ними ходи­ли и рус­ские кня­зья. В 1283 году хан Теле­бу­га ходил в поход на поля­ков с зад­не­пров­ски­ми и волын­ски­ми кня­зья­ми; веро­ят­но, Роман участ­во­вал и в послед­них двух похо­дах. В 1286 году Роман с вой­ском при­хо­дил к Смо­лен­ску, но не взял горо­да, а сжег посад и разо­рил окрест­ные воло­сти и села. При­чи­на дан­но­го похо­да не совсем ясна, но, воз­мож­но, одной из них были какие-то погра­нич­ные спо­ры. В 1288 году Роман был еще жив, но веро­ят­но в ско­ром вре­ме­ни умер. По родо­слов­ным «убил его царь Тох­та в Орде», но сино­дик не под­твер­жда­ет это­го.3

В «Ска­за­нии о нача­ле Свен­ско­го мона­сты­ря» (ныне Брян­ский Успен­ский Свен­ский мона­стырь) гово­рит­ся, что в 1288 году «вели­кий князь чер­ни­гов­ский Роман Михай­ло­вич», будучи в сво­ей отчине в Брян­ске, ослеп, но исце­лил­ся от чудо­твор­но­го обра­за Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы Печер­ской и в память это­го собы­тия осно­вал на р. Десне, про­тив р. Сви­ни, Успен­ский мона­стырь (по дру­гим дан­ным Свен­ский мона­стырь был осно­ван ок. 1330). Тогда же упо­ми­на­ет­ся и его жена кня­ги­ня Ана­ста­сия.4 Есть осно­ва­ние пола­гать, что ранее кн. Роман Михай­ло­вич ездил в Орду. Ита­льян­ский путе­ше­ствен­ник Иоанн де Пла­но Кар­пи­ни упо­ми­на­ет, что на воз­врат­ном сво­ем пути из Орды, в 1246 или 1247 году, он встре­тил ехав­ше­го туда рус­ско­го кня­зя Рома­на (воз­мож­но, для полу­че­ния ярлы­ка на свое кня­же­ство), кото­ро­го Карам­зин при­ни­ма­ет за Рома­на Михай­ло­ви­ча Брян­ско­го, сына Миха­и­ла Все­во­ло­до­ви­ча.5 Не исклю­че­но, что это может быть Роман Все­во­ло­до­вич Путивль­ский, так как по лето­пи­сям сыно­вья Дани­и­ла Рома­но­ви­ча Галиц­ко­го, да и сам Роман Дани­ло­вич в это вре­мя оста­ва­лись дома, а дру­гих кня­зей с име­нем «Роман», жив­ших в это вре­мя, источ­ни­ки не зна­ют. В лето­пи­сях под 1263, 1264, 1274 и 1286 года­ми Роман назы­ва­ет­ся кня­зем Брян­ским. В Вве­ден­ском и Любец­ком сино­ди­ках (в даль­ней­шем — ВС и ЛС) ука­зан вели­кий князь Роман Ста­рый.6

Фила­рет Гуми­лев­ский ука­зы­ва­ет, что у это­го Рома­на, как и у Рома­на Брян­ско­го, упо­мя­нут сын Олег (в мона­ше­стве Леон­тий). Это поз­во­ли­ло отож­де­ствить Рома­на Ста­ро­го из дан­ных сино­ди­ков с Рома­ном Брян­ским. Но ни в одном источ­ни­ке отче­ство Рома­на не упо­мя­ну­то. Исклю­че­ние — ска­за­ние об осно­ва­нии Свен­ско­го мона­сты­ря в 1288 году, где у Рома­на ука­за­но отче­ство Михай­ло­вич, но это ска­за­ние состав­ле­но после 1567 года и отче­ство мог­ло быть поза­им­ство­ва­но из родо­слов­цев.

В позд­них родо­слов­цах Роман назван сыном Миха­и­ла Все­во­ло­до­ви­ча Чер­ни­гов­ско­го. В сино­даль­ном спис­ке Родо­слов­ной кни­ги напи­са­но: «…а дру­гой его сын (т.е. кня­зя Миха­и­ла Все­во­ло­до­ви­ча. — В.Б.) князь Роман был после отца сво­е­го на кня­же­нии на Чер­ни­го­ве и на Брян­ске и от него пошли Осо­вец­кие кня­зья, а убил его царь в Орде», но далее потом­ство не пока­за­но.7 Но на пер­вич­ных источ­ни­ках это не осно­ва­но, посколь­ку нигде не ука­зы­ва­ет­ся, что Миха­ил Чер­ни­гов­ский имел сына по име­ни Роман (в отли­чие от Рости­сла­ва, кото­рый часто упо­ми­на­ет­ся в лето­пи­сях имен­но как сын Миха­и­ла). Кро­ме того, про­тив того, что Роман был сыном Миха­и­ла, есть еще несколь­ко аргу­мен­тов. Так, Г.А. Вла­сьев ука­зал, что Оль­га, дочь Рома­на, вышла замуж за волын­ско­го кня­зя Вла­ди­ми­ра Василь­ко­ви­ча. При этом жена Миха­и­ла Чер­ни­гов­ско­го была тет­кой Вла­ди­ми­ра Василь­ко­ви­ча, то есть Роман и Вла­ди­мир были дво­ю­род­ны­ми бра­тья­ми, а Оль­га Рома­нов­на при­хо­ди­лась дво­ю­род­ной пле­мян­ни­цей Вла­ди­ми­ру Василь­ко­ви­чу. Такой брак запре­щал­ся цер­ков­ны­ми зако­на­ми.8 Посколь­ку цер­ковь никак не отре­а­ги­ро­ва­ла на этот брак, то он был кано­ни­че­ским. Кста­ти, цер­ковь вряд ли бы ста­ла почи­тать Рома­на и его сына Оле­га как свя­тых, если бы брак доче­ри Рома­на нару­шал цер­ков­ные запре­ты. Роман мог бы быть сыном Миха­и­ла толь­ко в одном слу­чае: если его мате­рью была дру­гая (гипо­те­ти­че­ская) жена Миха­и­ла Чер­ни­гов­ско­го. Но сест­ра Дани­и­ла и Василь­ко Рома­но­ви­чей (ее сыном был Рости­слав, кото­рый родил­ся ок. 1219 года) упо­мя­ну­та в 1238/39 году. Даже если бы она вско­ре после это­го умер­ла и Миха­ил женил­ся вто­рич­но, Роман, кото­рый в 1247 году был совер­шен­но­лет­ним и само­сто­я­тель­но посе­щал Орду, не мог родить­ся от тако­го бра­ка. Судя по тому, что в 1263 году Роман Брян­ский выда­вал замуж чет­вер­тую дочь, родил­ся он в пери­од меж­ду 1215 и 1217 года­ми. Поэто­му Роман не мог быть сыном Миха­и­ла Чер­ни­гов­ско­го, а про­ис­хо­дит от совер­шен­но дру­го­го лица.

Соглас­но Волын­ской лето­пи­си, Роман Брян­ский имел шесте­рых детей: двух сыно­вей (Миха­и­ла и Оле­га, кото­рый на момент упо­ми­на­ния был несо­вер­шен­но­лет­ним) и четы­рех доче­рей, одна из кото­рых, Оль­га, упо­ми­на­ет­ся в 1263 и 1288 годах.9 Учи­ты­вая, что в те вре­ме­на прак­ти­ко­ва­лись ран­ние бра­ки, зна­чит, на момент сва­дьбы Оль­ге мог­ло быть лет 15-16, то есть она роди­лась меж­ду 1245 и 1247 года­ми. Миха­ил, как стар­ший сын, в 1263 году был уже взрос­лым чело­ве­ком, он родил­ся ок. 1235 года, поэто­му мож­но пред­по­ло­жить, что и сам Роман Брян­ский родил­ся меж­ду 1215 и 1217 года­ми, а на момент смер­ти ему было 72-73 года. О судь­бе Миха­и­ла Рома­но­ви­ча ясно­сти нет. В 1274 году в похо­де на Лит­ву Роман участ­ву­ет с млад­шим сыном Оле­гом (родил­ся меж­ду 1245 и 1250 годом). Воз­мож­но, что Миха­и­ла уже не было в живых.

Неяс­но, кто был пре­ем­ни­ком Рома­на на брян­ском сто­ле. Все иссле­до­ва­те­ли, начи­ная с Фила­ре­та и Р.В. Зото­ва, счи­та­ют, что брян­ский стол насле­до­вал его сын Олег Рома­но­вич, в кре­ще­нии Леон­тий. Он упо­ми­на­ет­ся в лето­пи­си один раз. В 1274 году Олег вме­сте с отцом участ­во­вал в войне про­тив Лит­вы и в том же году при­е­хал во Вла­ди­мир Волын­ский, к сво­ей сест­ре Оль­ге. По свят­цам и житию рус­ских свя­тых он умер 20 сен­тяб­ря 1307 года (по дру­гим дан­ным – ок. 1290-го года), не оста­вив наслед­ни­ков. По Р.В. Зото­ву, это вели­кий князь чер­ни­гов­ский Олег Рома­но­вич, в кре­ще­нии Леон­тий, в ино­че­стве Васи­лий. Ему вто­рят и дру­гие иссле­до­ва­те­ли. Но дело в том, что запись в Любец­ком сино­ди­ке, на кото­рый ссы­лал­ся Р.В. Зотов, не совсем вер­на и отли­ча­ет­ся от запи­си в более ран­нем Вве­ден­ском сино­ди­ке Кие­во-Печер­ской лав­ры.10 Как вид­но из запи­си, в этом спис­ке сино­ди­ка упо­мя­ну­ты вели­кий князь Роман Ста­рый, его жена Анна и сын Олег Рома­но­вич. Далее запи­сан неиз­вест­ный по име­ни вели­кий князь, в ино­че­стве Леон­тий, при­няв­ший постриг и схи­му, а так­же два лица с ино­че­ски­ми име­на­ми Васи­лия и Фео­до­сия (види­мо, мир­ские име­на Все­во­лод и Федор). В сино­ди­ке не ука­за­но, что Олег Рома­но­вич был ино­ком.

В выпи­си из руко­пис­ных свят­цев Пет­ро­пав­лов­ско­го мона­сты­ря, при­ве­ден­ной Р.В. Зото­вым, напи­са­но: «Се бла­го­вер­ный князь Олег Рома­но­вич Брян­ский, в ино­цех Леон­тий, пре­ста­вил­ся в лето 6740 (1232) года и поло­жен в Пет­ро­пав­лов­ском мона­сты­ре». Р.В. Зотов счи­тал, что это ошиб­ка, так как по житию Олег умер в 1307 году.11 Но так ли это? О каком Оле­ге идет речь? О том, что Олег Рома­но­вич был ино­ком, нет ника­ких све­де­ний в источ­ни­ках, а его житие было состав­ле­но поз­же, воз­мож­но, в XVII или XVIII веке. Брян­ско­му духо­вен­ству нужен был мест­ный свя­той, вот и выбра­ли Оле­га Рома­но­ви­ча и дату смер­ти ему сочи­ни­ли. Суще­ство­ва­ние это­го Оле­га Рома­но­ви­ча под­твер­жда­ет­ся и запи­сью в сино­ди­ке Мос­ков­ско­го Успен­ско­го собо­ра, где сре­ди поми­на­е­мых кня­зей нача­ла XIV века запи­сан «князь Ольг Доб­рян­ский».12 Зна­чит, в руко­пис­ных свят­цах упо­ми­на­ет­ся дру­гой Олег Рома­но­вич, имев­ший ино­че­ское имя Леон­тия, и быв­ший насто­я­щим осно­ва­те­лем Пет­ро­пав­лов­ско­го мона­сты­ря.

Счи­та­ет­ся, что Олег кня­жил, по всей веро­ят­но­сти, очень корот­кое вре­мя и постриг­ся в Пет­ро­пав­лов­ском мона­сты­ре под име­нем Васи­лия; он «решил­ся в одеж­де ино­ка слу­жить Гос­по­ду и начал стро­ить Пет­ро­пав­лов­ский мона­стырь» (в Брян­ске), в кото­ром и был погре­бен после сво­ей смер­ти, в самом кон­це XIII сто­ле­тия. Он кано­ни­зи­ро­ван рус­ской пра­во­слав­ной цер­ко­вью и при­чис­лен к лику мест­ных свя­тых, мощи его поко­ят­ся под спу­дом в камен­ном хра­ме, в постро­ен­ной им оби­те­ли. Олег, по мне­нию Р.В. Зото­ва, женат не был.

Потом­ка­ми кня­зя Рома­на Михай­ло­ви­ча Чер­ни­гов­ско­го и Брян­ско­го, соглас­но родо­слов­цам, счи­та­лись Осо­виц­кие кня­зья. Р.В. Зотов счи­тал их потом­ка­ми Миха­и­ла, сына Рома­на Ста­ро­го. Одна­ко впер­вые Осо­виц­кие кня­зья упо­ми­на­ют­ся в 1480-х годах как смо­лен­ские бояре. И досто­вер­ность родо­слов­ной леген­ды труд­но про­ве­рить.

По мне­нию боль­шин­ства иссле­до­ва­те­лей (Р.В. Зотов, М.С. Гру­шев­ский, Г.А. Вла­сьев, А.А. Гор­ский, Р.А. Бес­па­лов и др.) вско­ре после смер­ти Рома­на Брян­ско­го в кон­це XIII века в Брян­ске уже пра­вят пред­ста­ви­те­ли смо­лен­ской вет­ви Рюри­ко­ви­чей, но как Брянск пере­шел к ним – иссле­до­ва­те­ли не объ­яс­ня­ют. По све­де­нию лето­пи­сей, в 1309 году в Брян­ске кня­жил Васи­лий Алек­сан­дро­вич, изгнан­ный в том же году сво­им дядей Свя­то­сла­вом Гле­бо­ви­чем Смо­лен­ским. В 1310 году киев­ский мит­ро­по­лит Петр при­был в Брянск и был встре­чен Свя­то­сла­вом Гле­бо­ви­чем с боль­шой честью. В том же году Васи­лий, ходив­ший в Орду жало­вать­ся на Свя­то­сла­ва Гле­бо­ви­ча, вер­нул­ся с тата­ра­ми, раз­бил вышед­ше­го про­тив него дядю, кото­рый и был убит бла­го­да­ря измене брян­чан, а город раз­граб­лен тата­ра­ми. В том же 1310 году Васи­лий с тата­ра­ми ходил к Кара­че­ву и убил кня­жив­ше­го там Свя­то­сла­ва Мсти­сла­ви­ча Кара­чев­ско­го. Лето­пись по Нико­нов­ско­му спис­ку под 1314 годом сооб­ща­ет о смер­ти кня­зя Васи­лия Брян­ско­го, назы­ва­ет его по отче­ству Алек­сан­дро­ви­чем, вну­ком Гле­ба, пра­вну­ком Рости­сла­ва, пра­пра­вну­ком Мсти­сла­ва, пра­пра­пра­вну­ком Дави­да, т.е. пря­мо выво­дит его из рода смо­лен­ских кня­зей.13 Но в дру­гих лето­пис­ных сво­дах он назван кня­зем Васи­ли­ем Алек­сан­дро­ви­чем Дебрян­ским, а не Смо­лен­ским.

Н.Д. Кваш­нин-Сама­рин писал, что «в нача­ле XIV века Брянск отло­жил­ся от Оль­го­ви­чей и стал брать себе кня­зей из сосед­не­го смо­лен­ско­го пле­ме­ни. При­чи­на понят­на: брян­ча­нам надо­е­ло зави­сеть от разо­рен­но­го Чер­ни­го­ва и видеть, как их кня­зья при пер­вом слу­чае пере­бе­га­ют на это кня­же­ние».14 Зачем же нуж­но было кня­зьям стар­шей вет­ви чер­ни­гов­ских Оль­го­ви­чей, вла­дев­шим и Чер­ни­го­вом и Брян­ском нераз­дель­но, «пере­бе­гать» при пер­вом слу­чае из Брян­ска в Чер­ни­гов? Види­мо неко­то­рые кня­зья пред­по­чи­та­ли Брянск разо­рен­но­му Чер­ни­го­ву, и жили в пер­вом, остав­ляя все-таки Чер­ни­гов за собою.

Пред­по­ло­же­ние иссле­до­ва­те­лей о пере­хо­де Брян­ска под власть смо­лен­ских кня­зей надо напря­мую свя­зы­вать со вре­ме­нем паде­ния Ногая, союз­ни­ком кото­ро­го был Роман Ста­рый, то есть кон­цом 1290-х годов.15 Весь­ма веро­ят­но, что осно­ва­ни­ем для полу­че­ния ярлы­ка смо­лен­ски­ми кня­зья­ми мог­ли послу­жить род­ствен­ные свя­зи по жен­ской линии. Такие слу­чаи в рус­ской исто­рии, в отли­чие от уко­ре­нив­ших­ся пред­став­ле­ний, совсем неред­ки. По мне­нию А.А. Гор­ско­го, кото­рый ссы­ла­ет­ся на пись­мо риж­ско­го архи­епи­ско­па, пер­вым брян­ским кня­зем был намест­ник Федо­ра Рости­сла­ви­ча в Смо­лен­ске в 1297 году.16 Гор­ский обра­тил вни­ма­ние на факт намест­ни­че­ства в 1290-х годах Рома­на Гле­бо­ви­ча в Нов­го­ро­де «из руки» вели­ко­го кня­зя Андрея Алек­сан­дро­ви­ча, а зна­чит брян­ским кня­зем он в это вре­мя, по всей види­мо­сти, не был. Сле­до­ва­тель­но, намест­ни­ком Федо­ра в Смо­лен­ске и пер­вым брян­ским кня­зем из Рости­сла­ви­чей был Алек­сандр Гле­бо­вич. По сооб­ще­нию лето­пи­сей, Алек­сандр Гле­бо­вич в 1297 году «взял лестию» смо­лен­ское кня­же­ние под сво­им дядей Федо­ром Рости­сла­ви­чем. Перей­дя в Смо­ленск, брян­ский стол он мог пере­дать сво­е­му сыну Васи­лию. Имен­но такой поря­док заме­ще­ния брян­ско­го сто­ла объ­яс­ня­ет поход тре­тье­го Гле­бо­ви­ча — Свя­то­сла­ва, счи­тав­ше­го себя обой­ден­ным в «лествич­ных» пра­вах.

В 1321 году в Бело­рус­ско-литов­ских лето­пи­сях упо­ми­на­ет­ся князь Роман Брян­ский.17 Это изве­стие поз­же заим­ство­вал поль­ский исто­рик Стрый­ков­ский. Чаще все­го его отож­деств­ля­ют с Рома­ном Гле­бо­ви­чем Смо­лен­ским. При этом ни один князь из смо­лен­ской дина­стии в Любец­ком сино­ди­ке не назван вели­ким кня­зем Чер­ни­гов­ским. В лето­пи­си Роман Брян­ский назван зятем Льва Луц­ко­го. В этот год литов­ский князь Геди­мин раз­бил на р. Ирпе­ни (при­мер­но в 30 км от Кие­ва) коа­ли­цию рус­ских кня­зей в соста­ве Льва Луц­ко­го, Ста­ни­сла­ва Киев­ско­го, Рома­на Брян­ско­го и Оле­га Пере­слав­ско­го; при этом Олег Пере­слав­ский был убит. Ста­ни­слав Киев­ский бежал сна­ча­ла в Брянск, а затем в Рязань, а Лев и Роман бежа­ли в Брянск. Види­мо, здесь речь идет о Льве Юрье­ви­че Галиц­ком († 1324), Ста­ни­сла­ве (или Свя­то­сла­ве?) Андре­еви­че Овруч­ском и Оле­ге Ива­но­ви­че Пере­слав­ском. Роман Брян­ский по отче­ству не назван. Не он ли был осно­ва­те­лем Свен­ско­го мона­сты­ря ок. 1330 года? Его женой была Ана­ста­сия, сест­ра Льва Юрье­ви­ча Луц­ко­го. Извест­но, что ее отец, князь Юрий Льво­вич Галиц­кий, был женат с 1282 года на доче­ри Яро­сла­ва Яро­сла­ви­ча Твер­ско­го. Их стар­ший сын Миха­ил Юрье­вич умер мла­ден­цем ок. 1282 года. Види­мо, Ана­ста­сия была их вто­рым ребен­ком и роди­лась ок. 1282/1283 года. Вряд ли Роман Брян­ский был намно­го ее стар­ше. Если пред­по­ло­жить ран­ний брак Ана­ста­сии Юрьев­ны, то сва­дьба долж­на была быть ок. 1298/1299 года, когда Рома­ну было лет 17-18. Таким обра­зом, Роман никак не может быть сыном Миха­и­ла Рома­но­ви­ча. Если же он пред­ста­ви­тель брян­ской вет­ви, то дол­жен быть сыном Оле­га Рома­но­ви­ча († после 1285).

В кон­це 1350-х годов Брянск ока­зал­ся в соста­ве Вели­ко­го Кня­же­ства Литов­ско­го (ВКЛ). А.А. Гор­ский, кото­рый иссле­до­вал поли­ти­че­скую исто­рию Брян­ско­го кня­же­ства, счи­тал что Брянск, попав в состав ВКЛ, был пере­дан под управ­ле­ние пред­ста­ви­те­лей ранее пра­вив­шей в кня­же­стве вет­ви чер­ни­гов­ских кня­зей. Миха­ил Алек­сан­дро­вич (?), по мне­нию Гор­ско­го, полу­чил кня­же­ство после 1357 года, а Роман Михай­ло­вич, веро­ят­но, его сын, пра­вил в кон­це 1360-х, но в 1372 году удел у него был ото­бран (в 1372 году в мос­ков­ско-литов­ском дого­во­ре ука­зан «вели­кий князь Роман» — веро­ят­но, это Роман Михай­ло­вич). Поз­же Роман Михай­ло­вич удел себе вер­нул, он несколь­ко раз упо­ми­на­ет­ся в лето­пис­ном сво­де 1408 года (в 1375 и 1401) как князь Брян­ский. В 1401 году Роман с титу­лом «вели­кий князь брян­ский» или «вели­кий князь чер­ни­гов­ский» был намест­ни­ком Вито­вта в Смо­лен­ске и при захва­те Смо­лен­ска вели­ким кня­зем Юри­ем Свя­то­сла­ви­чем он был убит, а его семья захва­че­на в плен, при этом упо­мя­нут его стар­ший сын Семен.

Из все­го изло­жен­но­го непо­нят­но одно: отку­да воз­ник­ла вер­сия о смо­лен­ских кня­зьях в Брян­ске? Иссле­до­ва­те­ли исхо­дят из одно­го сооб­ще­ния Нико­нов­ской лето­пи­си о том, что Васи­лий Алек­сан­дро­вич был род­ным пле­мян­ни­ком Свя­то­сла­ва Гле­бо­ви­ча («бра­та­нич»). Пре­иму­ще­ства «смо­лен­ской вер­сии» в том, что этих брян­ских кня­зей мож­но при­вя­зать к гене­а­ло­ги­че­ско­му дре­ву смо­лен­ской вет­ви, а к чер­ни­гов­ской лишь с боль­ши­ми натяж­ка­ми. Конеч­но, смо­лен­ские кня­зья более извест­ны нам по лето­пи­сям, чем брян­ские. Кро­ме это­го, в поль­зу того, что Брянск был отторг­нут от Чер­ни­гов­ско­го кня­же­ства, вро­де бы гово­рит тот факт, что в после­ду­ю­щем, при Геди­ми­но­ви­чах, Брянск со Ста­ро­ду­бом состав­лял один удел (Дмит­рия-стар­ше­го Оль­гер­до­ви­ча), а Чер­ни­гов с Нов­го­ро­дом-Север­ским – дру­гой (Дмит­рия-Кори­бу­та Оль­гер­до­ви­ча). Пер­вый был сыном Оль­гер­да от пер­во­го бра­ка, а дру­гой – от вто­ро­го. То есть, стар­ший Дмит­рий полу­чил свой удел рань­ше, веро­ят­но, при заво­е­ва­нии Брян­ска литов­ца­ми в 1356 году, тогда как Чер­ни­гов был при­со­еди­нен к Лит­ве поз­же (веро­ят­но, неза­дол­го до 1370 года), поэто­му его полу­чил млад­ший сын. При этом совер­шен­но неиз­вест­но, где кня­жи­ли пред­ста­ви­те­ли мест­ной брян­ской линии чер­ни­гов­ских кня­зей. Что каса­ет­ся эпи­зо­да 1310 года, то логич­но пред­по­ло­жить, что чер­ни­гов­ские кня­зья не хоте­ли сми­рить­ся с поте­рей Брян­ска и жела­ли его вер­нуть.

Есть вер­сия, что смо­лен­ские кня­зья под­чи­ни­ли Брянск в нача­ле XIV века, а поз­же захва­ти­ли и Чер­ни­гов, и Роман Михай­ло­вич Брян­ский († 1401), назван­ный так­же вели­ким кня­зем Чер­ни­гов­ским, при­над­ле­жал к смо­лен­ским кня­зьям, его назы­ва­ют пле­мян­ни­ком Ива­на Алек­сан­дро­ви­ча Смо­лен­ско­го († 1358/1359). Поз­же Вито­вт назна­чил его литов­ским намест­ни­ком в Смо­ленск. На Брянск дей­стви­тель­но пре­тен­до­ва­ли кня­зья из Смо­лен­ска: Роман Гле­бо­вич, Свя­то­слав Гле­бо­вич (пра­вил в 1309-1310), Глеб Свя­то­сла­вич (пра­вил в 1340 году и убит на вече брян­ча­на­ми). Но кня­зья Васи­лий Алек­сан­дро­вич, князь Дмит­рий, князь Васи­лий († 1356), сын послед­не­го Иван, мог­ли быть и из Оль­го­ви­чей.

Инте­рес­ную мысль выска­зал наш исто­рик Н.М. Карам­зин. Он счи­тал Васи­лия Алек­сан­дро­ви­ча вну­ком Рома­на Ста­ро­го. В лето­пи­си он назван пле­мян­ни­ком Свя­то­сла­ва Гле­бо­ви­ча, но, может, он был пле­мян­ни­ком по жен­ской линии, или сыном его дво­ю­род­но­го бра­та, и тогда не было ника­ко­го пере­хо­да Брян­ска к смо­лен­ским кня­зьям. Если это так, то дей­стви­тель­но Васи­лий Алек­сан­дро­вич мог быть вну­ком Миха­и­ла Рома­но­ви­ча, а его отец Алек­сандр Михай­ло­вич был женат на смо­лен­ской княжне. Когда умер Алек­сандр, мы не зна­ем, в источ­ни­ках он не упо­ми­на­ет­ся. Види­мо, Васи­лий Алек­сан­дро­вич полу­чил Брянск от отца, где и кня­жил до свой смер­ти в 1314 году. А.А. Гор­ский выска­зал пред­по­ло­же­ние, что одна из доче­рей Рома­на Брян­ско­го была заму­жем за Гле­бом Рости­сла­ви­чем Смо­лен­ским, поэто­му Алек­сандр, Роман и Свя­то­слав Гле­бо­ви­чи были его вну­ка­ми. Но эта вер­сия источ­ни­ка­ми не под­твер­жда­ет­ся.18

Вот, соб­ствен­но и все, что мы зна­ем о брян­ских кня­зьях. Из этих отры­воч­ных све­де­ний не совсем ясна кар­ти­на про­ис­хож­де­ния брян­ской кня­же­ской дина­стии, кто чей сын, кто кому насле­до­вал на брян­ском сто­ле и воз­ни­ка­ет еще мно­го раз­ных вопро­сов, на кото­рых пока нет отве­та.

Отправ­ной точ­кой для выяс­не­ния постав­лен­ных вопро­сов явля­ет­ся выпись из руко­пис­ных свят­цев Пет­ро­пав­лов­ско­го мона­сты­ря, при­ве­ден­ная Р.В. Зото­вым, где напи­са­но: «Се бла­го­вер­ный князь Олег Рома­но­вич Брян­ский, в ино­цех Леон­тий, пре­ста­вил­ся в лето 6740 (1232) года и поло­жен в Пет­ро­пав­лов­ском мона­сты­ре».19 Р.В. Зотов счи­тал, что эта запись не может быть при­ня­та, так как по Жити­ям свя­тых св. Олег Брян­ский умер 20 сен­тяб­ря 1307 года. В Пра­во­слав­ном кален­да­ре он дей­стви­тель­но поми­на­ет­ся 20 сен­тяб­ря, при­чем отме­чен его год смер­ти — ок. 1285. Ему же вто­рит и укра­ин­ский исто­рик М.С. Гру­шев­ский, кото­рый ука­зы­вал на то, что выпись из руко­пис­ных свят­цев ника­ким источ­ни­ком не под­твер­жда­ет­ся. Факт при­ня­тия постри­га Оле­гом Рома­но­ви­чем нигде не зафик­си­ро­ван источ­ни­ка­ми, да и в ВС он не назван с ино­че­ским име­нем. В позд­нем спис­ке сино­ди­ка Кие­во-Печер­ско­го мона­сты­ря, сде­лан­но­го после пожа­ра в Лав­ре в 1718 году и дошед­ше­го до нас в копии, хра­ня­щей­ся в Отде­ле руко­пи­сей Рос­сий­ской госу­дар­ствен­ной биб­лио­те­ки, Олег так­же запи­сан без сло­ва «инок».20 Дан­ная неле­пи­ца воз­ник­ла из-за иска­же­ния тек­ста ЛС при его пере­пис­ке в XVIII веке. В пер­во­на­чаль­ном тек­сте в ВС, отно­ся­ще­му­ся к XVII в., текст поми­на­ния изло­жен так: «Вели(к): кн(з) Рома­на Ста­ро­го Чер­ни­гов­ско­го и Кн(я)гиню его Анну и с(ы)на его Кн(з): Олга Рома­но­ви­ча». Факт постри­га Оле­га Рома­но­ви­ча ни офи­ци­аль­ны­ми источ­ни­ка­ми, ни сино­ди­ка­ми не под­твер­жда­ет­ся и в цер­ков­ной лите­ра­ту­ре упо­ми­на­ет­ся совер­шен­но дру­гое лицо. Да и факт осно­ва­ния им Пет­ро­пав­лов­ско­го мона­сты­ря, изло­жен­ный в Житии свя­тых, види­мо, не соот­вет­ству­ет истине. Этот мона­стырь был осно­ван лет на 80 рань­ше. Тогда о каком Оле­ге Рома­но­ви­че, в ино­че­стве Леон­тии, упо­ми­на­ют свят­цы под 1232 годом? Обра­тим­ся к лето­пи­сям.

Под 1230 годом Ермо­лин­ская лето­пись сооб­ща­ет: «бысть мор силен в Смо­лен­сце и сотво­ри­ша 4 ску­дель­ни­цы. В них (поло)жища 30000 и две, иже бысть по два лета (т.е. до 1234 – В.Б.) а в Нове­гра­де от гла­да мор бысть велик, яко не мощи им и погре­ба­ти их, а люди ядя­ху кони­ну, и пси­ну, и кош­ки, и мох, и сос­ну, илем, и лист».21 О том же сооб­ща­ет и Рогож­ский лето­пи­сец.22 Воз­мож­но, голод и мор кос­нул­ся и Брян­ской зем­ли. Мы не зна­ем при­чи­ну ран­ней смер­ти Оле­га Рома­но­ви­ча. Лето­пи­си об этом ниче­го не сооб­ща­ют. Факт его смер­ти зафик­си­ро­ва­ли свят­цы Пет­ро­пав­лов­ско­го мона­сты­ря, являв­ше­го­ся родо­вой усы­паль­ни­цей брян­ских кня­зей. Види­мо, перед смер­тью он при­нял постриг под име­нем Леон­тия, по нему был дан вклад в мона­стырь и его имя впи­са­но в руко­пис­ные свят­цы, то есть эта запись под­лин­ная, мест­но­го зна­че­ния. Судя по запи­си на свят­цах, Олег Рома­но­вич был взрос­лым чело­ве­ком и само­сто­я­тель­ным удель­ным кня­зем. Оста­ет­ся выяс­нить вопрос: а чьим сыном был его отец Роман Брян­ский?

Мест­ные брян­ские пре­да­ния весь­ма глу­хо ука­зы­ва­ют на то, что еще в XII веке в Брян­ске на кня­же­нии был вполне само­сто­я­тель­ный князь, но имя его не назы­ва­ют. Впер­вые Брянск упо­ми­на­ет­ся в лето­пи­си под 1146 годом в свя­зи с фео­даль­ной вой­ной меж­ду Свя­то­сла­вом Оль­го­ви­чем Север­ским и коа­ли­ци­ей мно­гих кня­зей, в кото­рую вхо­ди­ли так­же Вла­ди­мир и Изя­с­лав Давы­до­ви­чи, из стар­шей вет­ви чер­ни­гов­ских кня­зей. Союз­ни­ком Свя­то­сла­ва высту­пил Юрий Вла­ди­ми­ро­вич Дол­го­ру­кий. Свя­то­слав пытал­ся закре­пить­ся в Кара­че­ве, но под натис­ком войск про­тив­ни­ков бежал в Брянск, а отту­да к сво­е­му союз­ни­ку Юрию Вла­ди­ми­ро­ви­чу. В апре­ле 1147 года союз­ни­ки встре­ти­лись в Москве, что и счи­та­ет­ся пер­вым упо­ми­на­ни­ем это­го горо­да в лето­пи­сях. Брянск вхо­дил в состав Вщиж­ско­го кня­же­ства и нахо­дил­ся при­мер­но в 50 км выше по тече­нию р. Дес­ны. Кро­ме Брян­ска это­му кня­же­ству при­над­ле­жа­ли Труб­чевск, Ста­ро­дуб, Севск, Ропеск, зем­ли южно­го Поде­се­нья: Воро­бий­ны, Росу­си и, воз­мож­но, Орми­ны и ряд дру­гих более мел­ких сел.

В 1164 году для мало­лет­не­го Все­во­ло­да Свя­то­сла­ви­ча Север­ско­го был обра­зо­ван кня­же­ский «стол» (пре­стол) в Труб­чев­ске, кото­рый был ото­бран у вщиж­ско­го кня­зя. В 1180 году к малень­ко­му «Тру­бец­ко­му» удель­но­му кня­же­ству был при­со­еди­нен Курск и часть «лес­ной зем­ли». После пер­вых упо­ми­на­ний в лето­пи­си назва­ние горо­да на целый век исчез­ло с ее стра­ниц. Это свя­за­но с незна­чи­тель­но­стью роли, кото­рую играл в ту пору Брянск, и с быст­рым ростом по сосед­ству с ним, все­го в пяти­де­ся­ти кило­мет­рах по Десне, более круп­но­го фео­даль­но­го цен­тра — Вщи­жа, захва­чен­но­го и сожжен­но­го тата­ро-мон­го­ла­ми в 1238 году.

Вщиж­ское кня­же­ство вхо­ди­ло в удел потом­ков Давы­да Свя­то­сла­ви­ча († 1123), стар­ше­го сына Свя­то­сла­ва Яро­сла­ви­ча Чер­ни­гов­ско­го († 1076). После смер­ти Давы­да Свя­то­сла­ви­ча Вщиж пере­шел во вла­де­ния его сына Вла­ди­ми­ра Давы­до­ви­ча, кото­рый в 1144/45 году женил­ся на доче­ри Все­во­лод­ка Горо­дец­ко­го, пра­внуч­ке Вла­ди­ми­ра Все­во­ло­до­ви­ча Моно­ма­ха. От это­го бра­ка у него был един­ствен­ный сын Свя­то­слав (р. ок. 1145/1146, † 1166). В 1151 году Вла­ди­мир Давы­до­вич погиб в сра­же­нии с полов­ца­ми на р. Путе, оста­вив кня­же­ство сво­е­му мало­лет­не­му сыну.

В 1159 году Свя­то­слав женил­ся на княжне Рости­сла­ве (в кр. Марии) Андре­евне, доче­ри Андрея Юрье­ви­ча Бого­люб­ско­го, в воз­расте 16 лет. В 1162 году поги­ба­ет в усо­би­це его дядя и защит­ник Изя­с­лав Давы­до­вич, в 1154‒1162 годах вел. кн. Чер­ни­гов­ский и Киев­ский (с пере­ры­ва­ми), и Свя­то­сла­ву при­шлось решать слож­ную зада­чу по защи­те сво­е­го кня­же­ства от более силь­ных род­ствен­ни­ков. В 1166 году в воз­расте 21 года неожи­дан­но уми­ра­ет князь Свя­то­слав Вла­ди­ми­ро­вич Вщиж­ский. Лето­пи­си не назы­ва­ют при­чи­ны его столь ран­ней смер­ти. Узнав о смер­ти Свя­то­сла­ва Вщиж­ско­го, его млад­шие род­ствен­ни­ки Свя­то­слав и Яро­слав Свя­то­сла­ви­чи немед­лен­но высту­пи­ли с боль­шим вой­ском и захва­ти­ли Вщиж. Город был отдан сыну Свя­то­сла­ва Оле­гу, а Ста­ро­дуб его дяде Яро­сла­ву. Брян­ские зем­ли не явля­лись основ­ной аре­ной меж­до­усоб­ных войн и кочев­ни­че­ских набе­гов. Они были надеж­но при­кры­ты Чер­ни­гов­ски­ми и Киев­ски­ми зем­ля­ми от напа­де­ний полов­цев, а ее горо­да мало инте­ре­со­ва­ли удель­ных кня­зей.

Лето­пи­си, кон­ста­ти­руя сам факт смер­ти Свя­то­сла­ва Вла­ди­ми­ро­ви­ча Вщиж­ско­го, о его потом­стве све­де­ний не дают. На факт суще­ство­ва­ния Рома­на Брян­ско­го ука­зы­ва­ет выше­на­зван­ная запись в руко­пис­ных свят­цах Пет­ро­пав­лов­ско­го мона­сты­ря. Види­мо, дан­ный Роман был сыном Свя­то­сла­ва и мог родить­ся толь­ко после совер­шен­но­ле­тия Свя­то­сла­ва, то есть меж­ду 1163 и 1164 годом. Таким обра­зом, на момент смер­ти отца ему было 2–2,5 года. Воз­мож­но, после захва­та Вщи­жа вой­ска­ми Свя­то­сла­ва и Яро­сла­ва Все­во­ло­до­ви­чей было достиг­ну­то какое-то согла­ше­ние меж­ду Свя­то­сла­вом Все­во­ло­до­ви­чем и Андре­ем Юрье­ви­чем Бого­люб­ским, по кото­ро­му вдо­ве Свя­то­сла­ва Вла­ди­ми­ро­ви­ча, доче­ри Андрея, был отдан Брянск с Кара­че­вым и окрест­ны­ми зем­ля­ми, а вза­мен Андрей Юрье­вич отка­зы­вал­ся от пре­тен­зий на Вщиж, как при­над­ле­жав­ший чер­ни­гов­ским кня­зьям. Таким обра­зом полу­ча­ет­ся, что Роман Свя­то­сла­вич был пер­вым кня­зем Брян­ским, осно­ва­те­лем брян­ской кня­же­ской дина­стии. Роман не при­ни­мал уча­стие в бес­ко­неч­ных усо­би­цах сво­их сосе­дей и в борь­бе за Чер­ни­гов и Киев. У него для это­го не было ни воин­ских сил, ни эко­но­ми­че­ской базы для уча­стия в бес­ко­неч­ных вой­нах, поэто­му его основ­ной зада­чей было укреп­ле­ние мощи и эко­но­ми­ки его уде­ла. Види­мо, столь малый удел и незна­чи­тель­ный кня­зек мало инте­ре­со­ва­ли соста­ви­те­лей лето­пис­ных сво­дов, поэто­му и све­де­ний о Брян­ске и брян­ских кня­зьях до 1263 г мы не име­ем.

У Рома­на было два сына: Олег и Миха­ил. Олег изве­стен по запи­си в свят­цах как князь Брян­ский, а Миха­ил был кня­зем Кара­чев­ским. В Кара­че­ве сво­е­го кня­зя не было, поэто­му Роман Свя­то­сла­вич поса­дил туда сво­е­го млад­ше­го сына. О Миха­и­ле све­де­ний не име­ет­ся, о его суще­ство­ва­нии ста­но­вит­ся извест­но толь­ко по упо­ми­на­нию в ВС его сына Кон­стан­ти­на Михай­ло­ви­ча. Глав­ной зада­чей Рома­на был воз­врат родо­во­го уде­ла – Вщи­жа. После захва­та кня­же­ства в 1166 году Вщиж после­до­ва­тель­но при­над­ле­жал детям Свя­то­сла­ва Все­во­ло­до­ви­ча: сна­ча­ла Оле­гу († 1204), потом Вла­ди­ми­ру († 1201), затем Все­во­ло­ду-Дани­и­лу Черм­но­му († 1212).23 Неко­то­рое вре­мя во Вщи­же кня­жил сын Все­во­ло­да Миха­ил, но ок. 1210/11 года он был пере­ве­ден отцом в Нов­го­род-Север­ский, где и кня­жил до 1223 года. С дру­жи­ной нов­го­род­цев он высту­пил на сбор вой­ска для похо­да про­тив тата­ро-мон­го­лов, состо­яв­ше­го­ся в 1223 году. Ста­ро­дуб и Труб­чевск так­же пере­хо­ди­ли от одно­го кня­зя к дру­го­му, но в 1210/11 году эти горо­да были пере­да­ны вто­ро­му сыну Все­во­ло­да Свя­то­сла­ву, так­же, види­мо, участ­ни­ку бит­вы на реке Кал­ке.24

В сра­же­нии с мон­го­ла­ми погиб­ли мно­гие кня­зья, а те, что уце­ле­ли, раз­бе­жа­лись по сво­им уде­лам или пере­ме­сти­лись на осво­бо­див­ши­е­ся сто­лы. Миха­ил Все­во­ло­до­вич бежал во Вла­ди­мир на Клязь­ме, а о судь­бе Свя­то­сла­ва све­де­ний не име­ет­ся. Види­мо, тогда Роман Свя­то­сла­вич Брян­ский или его сыно­вья и вер­ну­ли себе Вщиж. Олег Рома­но­вич Брян­ский умер в 1232 году и ему насле­до­вал его брат Миха­ил, соеди­нив­ший под сво­ей вла­стью кня­же­ство в еди­ное целое. В нача­ле 1238 года вой­ска тата­ро-мон­го­лов взя­ли штур­мом и сожгли Вщиж. Соглас­но мест­но­му пре­да­нию, во вре­мя погро­ма горо­да погиб­ли вщиж­ский князь и четы­ре его сына. Но это толь­ко уст­ное народ­ное пре­да­ние, воз­мож­но, изме­нен­ное за дли­тель­ное вре­мя до неузна­ва­е­мо­сти. Сам факт гибе­ли вщиж­ских кня­зей ни сино­ди­ка­ми, ни каки­ми-либо дру­ги­ми источ­ни­ком не под­твер­жда­ет­ся. Но, воз­мож­но, осно­вой пре­да­ния были какие-то реаль­ные исто­ри­че­ские собы­тия. До Брян­ска тата­ро-мон­го­лы не дошли, и город не под­верг­ся раз­ру­ше­нию из-за его уда­лен­но­сти от основ­ных чер­ни­гов­ских земель и нахож­де­ния за боль­ши­ми лес­ны­ми мас­си­ва­ми.

Когда умер Миха­ил Рома­но­вич, нам неиз­вест­но, но брян­ский стол пере­хо­дит к детям его стар­ше­го бра­та. О потом­стве Оле­га и Миха­и­ла Рома­но­ви­чей нам сооб­ща­ют ВС и ЛС. У Оле­га Рома­но­ви­ча было три сына:
1. Все­во­лод-Семен Оль­го­вич, вел. кн. Чер­ни­гов­ский, был женат на Евфи­мии (ВС, ЛС), и имел двух сыно­вей, Свя­то­сла­ва-Федо­ра Все­во­ло­до­ви­ча, уби­то­го в сра­же­нии с литов­ца­ми (ВС, ЛС) и Дмит­рия Все­во­ло­до­ви­ча, назван­но­го в ВС и ЛС вели­ким кня­зем Чер­ни­гов­ским и уби­то­го тата­ра­ми (где и когда – не напи­са­но);
2. Роман Оль­го­вич, кн. Брян­ский, вел. кн. Чер­ни­гов­ский, уби­тый в Орде тата­ра­ми (после 1286 года), упо­ми­на­е­мый в Волын­ской лето­пи­си под 1263 годом, жена­то­го на Анне (ВС) и имев­ше­го шесте­рых детей: Миха­и­ла (р. ок. 1235, упом. 1263), трех доче­рей (име­на не извест­ны), дочь Оль­гу (р. ок. 1247, упом. 1288) и млад­ше­го сына Оле­га (р. ок. 1250, упом. 1274, † после 1285.25
3. Свя­то­слав Оль­го­вич, в ино­че­стве Леон­тий, вел. кн. Чер­ни­гов­ский, при­няв­ший постриг и схи­му (до 1290) (ВС). О его потом­стве сино­ди­ки све­де­ний не дают.

Дети Оле­га Рома­но­ви­ча, начи­ная с Все­во­ло­да-Семе­на, после­до­ва­тель­но зани­ма­ли Брян­ский стол соглас­но лестви­це, при этом сохра­няя в роду и титул вели­ких кня­зей Чер­ни­гов­ских, что отра­же­но запи­ся­ми в Вве­ден­ском и Любец­ком сино­ди­ках. Види­мо, чер­ни­гов­ский стол пере­шел к ним после смер­ти Все­во­ло­да Яро­пол­ко­ви­ча, в ино­че­стве Лав­рен­тия (ВС), где-то в кон­це 50-х – нача­ле 60-х годов XIII века. Как они ока­за­лись на вели­ком кня­же­нии, источ­ни­ки умал­чи­ва­ют, так как их отец и дед не были вели­ки­ми кня­зья­ми. Воз­мож­но, все решил хан­ский ярлык и боль­шое коли­че­ство сереб­ра, отве­зен­но­го в Орду.

У Миха­и­ла Рома­но­ви­ча было четы­ре сына: Кон­стан­тин, Акинф (види­мо, имя кре­стиль­ное), Роман Чер­но­ри­зец (при­няв­ший постриг и схи­му) и Иван, князь Кара­чев­ский, жена­тый на Фео­до­сии (ВС). Все эти лица упо­ми­на­ют­ся в ВС и ЛС. Р.В. Зотов их опре­де­лить не смог, назвав неиз­вест­ны­ми удель­ны­ми кня­зья­ми. Князь Иван Михай­ло­вич был родо­на­чаль­ни­ком вет­ви кня­зей Кара­чев­ских и Козель­ских. От Рома­на Оль­го­ви­ча и Ива­на Михай­ло­ви­ча род рас­хо­дит­ся на две линии — Брян­скую и Кара­че­во-Козель­скую. После смер­ти Рома­на Оль­го­ви­ча вели­ко­кня­же­ский стол пере­шел к его бра­ту Свя­то­сла­ву Оль­го­ви­чу, в ино­че­стве Леон­тию († до 1290), а после его постри­же­ния и смер­ти к пле­мян­ни­ку Дмит­рию Все­во­ло­до­ви­чу, от кото­ро­го пошла стар­шая ветвь брян­ских кня­зей. Види­мо, Дмит­рий Все­во­ло­до­вич был сто­рон­ни­ком хана Ногая и был убит в Орде по при­ка­зу ордын­ско­го хана око­ло 1293 года.

У Дмит­рия Все­во­ло­до­ви­ча было три сына: Миха­ил, назван­ный в ВС и ЛС вели­ким кня­зем Чер­ни­гов­ским, Федор, упо­ми­на­е­мый в тех же сино­ди­ках, у обо­их потом­ство не пока­за­но, и Алек­сандр (р. ок. 1251/52), источ­ни­кам неиз­вест­ный, жена­тый на доче­ри Гле­ба Рости­сла­во­ви­ча Смо­лен­ско­го. От это­го бра­ка у него был сын Васи­лий Алек­сан­дро­вич Брян­ский (р. ок. 1270/1271, † 1314).26 Васи­лий в 1309 году был изгнан из Брян­ска сво­им дядей Свя­то­сла­вом Гле­бо­ви­чем. Васи­лий поехал в Орду, выпро­сил там у хана отряд люби­те­лей лег­кой уда­чи и с татар­ским вой­ском при­шел в Брянск. Свя­то­слав с дру­жи­ной и брян­ца­ми вышел про­тив татар, но брян­цы изме­ни­ли Свя­то­сла­ву и тата­ры без тру­да пере­би­ли дру­жи­ну Свя­то­сла­ва, убив и само­го Свя­то­сла­ва Гле­бо­ви­ча. После чего Васи­лий с тата­ра­ми напра­вил­ся к Кара­че­ву, где был убит мест­ный князь Свя­то­слав Мсти­сла­вич.27 После это­го сооб­ще­ния Нико­нов­ской лето­пи­си, Васи­лий в дру­гих источ­ни­ках не упо­ми­на­ет­ся.

Где кня­жил Олег Рома­но­вич, источ­ни­кам неиз­вест­но. Види­мо, он умер вско­ре после смер­ти отца, до 1287/1288 года, оста­вив одно­го мало­лет­не­го сына Рома­на Оль­го­ви­ча (Моло­до­го?). После убий­ства вели­ко­го кня­зя Дмит­рия Все­во­ло­до­ви­ча, чер­ни­гов­ский стол пере­шел к его сыну Миха­и­лу Дмит­ри­е­ви­чу. ВС и ЛС назы­ва­ют его вели­ким кня­зем Чер­ни­гов­ским. Где кня­жи­ли его бра­тья Федор и Алек­сандр, сино­ди­ки не ука­зы­ва­ют. Посколь­ку из тро­их сыно­вей Дмит­рия Все­во­ло­до­ви­ча сын был толь­ко у Алек­сандра, то после смер­ти Миха­и­ла Дмит­ри­е­ви­ча имен­но Васи­лий Алек­сан­дро­вич насле­до­вал брян­ский стол. О его потом­стве све­де­ний не сохра­ни­лось.

После смер­ти Васи­лия Алек­сан­дро­ви­ча стар­шая ветвь рода пре­сек­лась и брян­ский стол пере­хо­дит к его род­но­му дяде Рома­ну Оль­го­ви­чу. Роман был един­ствен­ным сыном Оле­га Рома­но­ви­ча, и после смер­ти отца был еще мало­лет­ним. Как уже было ска­за­но выше, Роман был женат при­мер­но с 1298/1299 года на сест­ре Льва Юрье­ви­ча Луц­ко­го, кото­рой в это вре­мя было око­ло 16 лет. Вряд ли Роман был намно­го ее стар­ше. Поэто­му его рож­де­ние мож­но отне­сти при­мер­но к 1280/1281 году. Таким обра­зом, Роман ста­но­вит­ся брян­ским кня­зем в 1314 году и объ­еди­ня­ет под сво­ей вла­стью все брян­ские зем­ли. В «Ска­за­нии об осно­ва­нии Свен­ско­го Брян­ско­го мона­сты­ря» ска­за­но, что Роман был вели­ким кня­зем, но в сино­ди­ках такое лицо с титу­лом вели­ко­го кня­зя Чер­ни­гов­ско­го не зна­чит­ся.4

У Рома­на Оль­го­ви­ча было чет­ве­ро детей: Дмит­рий Рома­но­вич († до 1352), кн. Брян­ский в 1332-1342 годах, в ВС и ЛС назван вел. кн. Чер­ни­гов­ским; Иван Рома­но­вич (упо­ми­на­ет­ся в ВС); Алек­сандр Рома­но­вич (в источ­ни­ках не зна­чит­ся, изве­стен толь­ко по отче­ству сына) и дочь Еле­на Рома­нов­на († до 1373), с 1329 года заму­жем за кн. Васи­ли­ем Михай­ло­ви­чем Кашин­ским († 1368).28

У Дмит­рия Рома­но­ви­ча было трое детей:
— в ВС упо­мя­ну­ты сын Васи­лий Дмит­ри­е­вич и внук Иван Васи­лье­вич (в ВС: «кн. Иван­на Васи­лье­ви­ча, вну­ка вел. кн. Дмит­рия»). О потом­стве Ива­на Васи­лье­ви­ча све­де­ний не име­ет­ся.
— Вла­ди­мир Дмит­ри­е­вич († 1372), кн. Брян­ский, жена­тый на неиз­вест­ной по име­ни сест­ре кня­зя Оле­га Ива­но­ви­ча Рязан­ско­го. В 1356 году, после захва­та Брян­ска литов­ца­ми, поки­нул город и отъ­е­хал к шури­ну в Рязань, полу­чил от него в удел Пронск и стал осно­ва­те­лем вет­ви кня­зей Прон­ских.29
— Фео­до­сия Дмит­ри­ев­на (р. ок. 1323/24 † 1343), зимой 1341/42 года выда­на замуж за кн. Ива­на Ива­но­ви­ча Мос­ков­ско­го († 1359).

В сино­ди­ке Успен­ско­го собо­ра меж­ду Все­во­ло­дом Гле­бо­ви­чем Смо­лен­ским (вел. кн. после 1313) и его бра­том Свя­то­сла­вом Гле­бо­ви­чем (убит 1310) запи­сан кн. Олег Дебрян­ский.30 Не совсем ясно, какое лицо упо­мя­ну­то в сино­ди­ке: то ли Олег Рома­но­вич († после 1285), то ли его внук, тоже Олег Рома­но­вич († до 1325), кото­рый нигде более не упо­ми­на­ет­ся.

О кня­зе Иване Рома­но­ви­че све­де­ний не име­ет­ся, и где был его удел, неиз­вест­но. Он упо­ми­на­ет­ся толь­ко в ВС. Не был ли его вот­чи­ной город Вол­ко­неск, нахо­див­ший­ся юго-восточ­нее Брян­ска, и не был ли он родо­на­чаль­ни­ком кн. Вол­кон­ских? Не он ли пока­зан в родо­слов­цах как Иван Тол­стая Голо­ва и назван сыном Юрия Торус­ско­го? Ведь сино­ди­ки кн. Ива­на Юрье­ви­ча не зна­ют, а Иван, брат вели­ко­го кня­зя Дмит­рия, упо­ми­на­ет­ся в ВС. У Ива­на Рома­но­ви­ча изве­стен сын Иван, князь брян­ский. Не его ли брат Васи­лий Ива­но­вич умер в Брян­ске в 1357 году, про­быв на кня­же­нии все­го восемь недель?31 В 1483 году в псков­ских лето­пи­сях упо­мя­нут кн. Иван Ива­но­вич Дебрян­ский (т.е. Брян­ский).32 Не пото­мок ли он Ива­на Рома­но­ви­ча Брян­ско­го?

У Алек­сандра Рома­но­ви­ча был сын Миха­ил Алек­сан­дро­вич, по ВС и ЛС вел. кн. Чер­ни­гов­ский. В Киев­ском сино­ди­ке назван кн. мона­хом Миха­и­лом, то есть перед смер­тью при­нял постриг. Занял вели­ко­кня­же­ский стол после дяди Дмит­рия Рома­но­ви­ча. У Миха­и­ла изве­стен сын Роман Михай­ло­вич.33 Впер­вые Роман упо­ми­на­ет­ся в 1375 году как участ­ник похо­да войск мос­ков­ско­го кн. Дмит­рия Ива­но­ви­ча на Тверь.34 Роман Михай­ло­вич в дого­вор­ной гра­мо­те Дмит­рия Ива­но­ви­ча и Оль­гер­да Литов­ско­го меж­ду 1371 и 1372 года­ми назван вел. кн. Чер­ни­гов­ским.35 В 1401 году он был намест­ни­ком литов­ско­го кня­зя Вито­вта в Смо­лен­ске и был убит при захва­те горо­да вой­ска­ми Юрия Смо­лен­ско­го и его союз­ни­ка Оле­га Рязан­ско­го.36 Роман был женат на княжне Марии Рома­новне Кара­чев­ской, доче­ри кня­зя Рома­на Ива­но­ви­ча Кара­чев­ско­го и его жены ино­ки Ана­ста­сии (ВС, ЛС). От это­го бра­ка у них было несколь­ко детей, из кото­рых изве­стен стар­ший Семен Рома­но­вич (ВС, ЛС). Види­мо, после убий­ства его отца в Смо­лен­ске полу­чил от вели­ко­го кня­зя Вито­вта Литов­ско­го воло­сти Пацин и Осовик,находящиеся на севе­ро-восточ­ном погра­ни­чье брян­ских и смо­лен­ских земель. Его потом­ки извест­ны в нача­ле XVI века как кня­зья Пацин­ские.

Мож­но оста­но­вить­ся еще на одной кня­же­ской фамилии,плохо иссле­до­ван­ной гене­а­ло­га­ми и почти не упо­ми­на­е­мойв оте­че­ствен­ной исто­ри­че­ской лите­ра­ту­ре. Это род кня­зей Дяб­рин­ских. Нача­ло рода этой фами­лии было выяв­ле­но С.Б. Весе­лов­ским.37 Пер­вое упо­ми­на­ние о кня­зьях Дяб­рин­ских отно­сит­ся к 1529 году, а в Тысяч­ной кни­ге и Дво­ро­вой тет­ра­ди 1550 года упо­ми­на­ют­ся сра­зу 8 лиц дан­ной фами­лии, слу­жив­ших по Бело­озе­ру и Поше­хо­нью, при­чем в Поше­хон­ском уез­де име­лась Дяб­рин­ская волость, тес­но свя­зан­ная сво­им назва­ни­ем с дан­ной кня­же­ской фами­ли­ей.38 По мне­нию С.Б. Весе­лов­ско­го, этот род ведет свое про­ис­хож­де­ние от кня­зей Бело­зер­ских, но от кого кон­крет­но — не ука­зы­ва­ет. К дан­но­му выво­ду он при­шел после тща­тель­но­го изу­че­ния мате­ри­а­лов помест­но­го зем­ле­вла­де­ния. Родо­сло­вие потом­ков Бело­зер­ских кня­зей хоро­шо извест­но гене­а­ло­гам, но такой фами­лии источ­ни­ки не зна­ют. Нали­чие земель­ных вла­де­ний в ука­зан­ных уез­дах еще не озна­ча­ет про­ис­хож­де­ние их вла­дель­цев от мест­ной кня­же­ской линии. Види­мо, свои земель­ные пожа­ло­ва­ния кня­зья Дяб­рин­ские полу­чи­ли в кон­це XV века при вели­ком кня­зе Иване III Васи­лье­ви­че после при­со­еди­не­ния Вели­ко­го Нов­го­ро­да к Москве. Вполне веро­ят­но, что кня­зья Дяб­рин­ские, до паде­ния само­сто­я­тель­но­сти Вели­ко­го Нов­го­ро­да, слу­жи­ли нов­го­род­ско­му архи­епи­ско­пу или поль­ско­му коро­лю. После 1478 года их вот­чи­ны были кон­фис­ко­ва­ны, а вза­мен утра­чен­ных им пожа­ло­ва­ны зем­ли в Поше­хо­нье и на Бело­озе­ре.

Кня­зья Дяб­рин­ские — это иска­жен­ное Дебрян­ские (т.е. Брян­ские). Посколь­ку пред­по­ло­же­ние С.Б. Весе­лов­ско­го источ­ни­ка­ми непод­твер­жда­ет­ся, то про­ис­хож­де­ние это­го рода от кня­зей брян­ских наи­бо­лее веро­ят­но. В Смо­лен­ской зем­ле име­лась реч­ка Дебря, левый при­ток р. Угры и посе­ле­ние Дебрин­ское. Это место тянет к Доро­го­бу­жу и нахо­дит­ся на гра­ни­це с брян­ски­ми зем­ля­ми. Поэто­муне исклю­че­но про­ис­хож­де­ние дан­ной фами­лии от назван­ной мест­но­сти. Воз­мож­но, пред­ком кня­зей Дяб­рин­ских мог быть кто- нибудь из детей кн. Ива­на Ива­но­ви­ча Брян­ско­го (упом. 1463), так как имен­но потом­ки Ива­на Рома­но­ви­ча были на кня­же­нии в Пско­ве, а затем мог­ли пере­брать­ся и в Вели­кий Нов­го­род.

Таким обра­зом выгля­дит ветвь кня­зей Брян­ских. Види­мо, пря­мая ветвь пре­сек­лась в нача­ле XVI века. Воз­мож­но, суще­ство­ва­ние каких-то потом­ков кня­зей Брян­ских в Вели­ком Кня­же­стве Литов­ском, но о них све­де­ний не име­ет­ся. По источ­ни­кам и родо­слов­цам извест­ны кня­же­ские фами­лии, про­ис­хо­дя­щие от кня­зей Кара­чев­ских и Козель­ских: Пере­мышль­ские и Гор­ча­ко­вы, Хоте­тов­ские, Зве­ни­го­род­ские, Бол­хов­ские; неко­то­рые потом­ки этих кня­же­ских фами­лий суще­ству­ют и поныне.

Из все­го выше­из­ло­жен­но­го мож­но сде­лать крат­кие выво­ды:
Кня­зья Брян­ские ведут свое про­ис­хож­де­ние от кня­зей Вщиж­ских; с кон­ца 50-х годов XIII века они полу­чи­ли титул вели­ких кня­зей Чер­ни­гов­ских, кото­рым вла­де­ли до 1401 года; в нача­ле XV века они утра­ти­ли свои родо­вые зем­ли и пере­хо­дят наслуж­бу к мос­ков­ским или литов­ским кня­зьям и све­де­ний о них в источ­ни­ках прак­ти­че­ски не име­ет­ся.

Print Friendly, PDF & Email
  1. Галиц­ко-Волын­ская лето­пись // Древ­не­рус­ские лето­пи­си. М.-Л., 1936. С. 289 []
  2. «6771 (1263) года послал бяшей Мин­довг всю силу свою за Днепр на Рома­на на Брян­ско­го кня­зя». [Пол­ное собра­ние рус­ских лето­пи­сей (далее — ПСРЛ). Т. 2: Ипа­тьев­ская лето­пись. М., 1998. Стлб. 201; Карам­зин Н.М. Исто­рия госу­дар­ства Рос­сий­ско­го. Т. IV. С. 119] []
  3. По «Сино­ди­ку-помян­ни­ку свя­тых рус­ской пра­во­слав­ной церк­ви» Роман Брян­ский был убит в Орде 20 сент. 1280 года (поми­на­ние за сен­тябрь месяц). Отку­да взя­та эта дата, не совсем ясно. Воз­мож­но, это какая-то запись в доку­мен­тах Брян­ско­го Пет­ро­пав­лов­ско­го мона­сты­ря, быв­ше­го родо­вой усы­паль­ни­цей брян­ских кня­зей. []
  4. Древ­няя Рос­сий­ская вив­лио­фи­ка. М., 1791. Ч. 19. С. 285. [] []
  5. Кар­пи­ни, Джо­ван­ни дель Пла­но. Исто­рия мон­га­лов. М., 1957. С. 84. []
  6. Зотов Р.В. О Чер­ни­гов­ских кня­зьях по Любец­ко­му сино­ди­ку и Чер­ни­гов­ском кня­же­стве в татар­ский пери­од. СПб., 1892. Любец­кий сино­дик Л. 24‒29 (далее ‒ ЛС). []
  7. Вре­мен­ник импе­ра­тор­ско­го обще­ства исто­рии и древ­но­стей Рос­сий­ских. Т. 10. М., 1851. С. 69, 155; Ред­кие источ­ни­ки по исто­рии Рос­сии. М., 1977. Вып. 2. С. 112. []
  8. Вла­сьев Г.А. Потом­ство Рюри­ка. СПб., 1906. Т. 1. Ч. 1. Роман Михай­ло­вич. Прим. 9. С. 27. []
  9. Галиц­ко-Волын­ская лето­пись // Древ­не­рус­ские лето­пи­си. М.-Л., 1936. С. 289. []
  10. В Вве­ден­ском сино­ди­ке напи­са­но: «Велик. Кн. Рома­на Ста­ро­го Чер­ни­гов­ско­го и кн(я)гиню его Анну и с(ы)на его кн(я)зя Оле­га Рома­но­ви­ча. Велик. Кн(я)зя Черниго(в)ско(го) оста­вив­ше­му дванадеся(т) те(м) людей, и прие(м)шего Аггл­ский бра(з) Ино­ка Леон­тия. Инок кн(я)з Васи­лия. Инок кн(я)з Фео­до­сия» // Кузь­мук О.С. Помя­ник Вве­ден­ской церк­ви в ближ­нихъ пеще­рах Кие­во-печер­ской Лав­ры. Лавр­ский аль­ма­нах. Вип. 18. Киев, 2011 (далее ‒ ВС). []
  11. В Пра­во­слав­ном кален­да­ре под 20 сен­тяб­ря (по ста­ро­му сти­лю, 3 октяб­ря по ново­му) поми­на­ет­ся пре­по­доб­ный и бла­го­вер­ный кн. Олег Брян­ский (ок. 1285). []
  12. Отдел руко­пи­сей Госу­дар­ствен­но­го исто­ри­че­ско­го музея (далее ‒ ОР ГИМ). Увар. 370 10 Сино­дик XVII в. Л. 28. []
  13. Вся эта гене­а­ло­гия, изло­жен­ная в Нико­нов­ской лето­пи­си, взя­та из родо­слов­цев (воз­мож­но, Дани­и­ла Зве­ни­го­род­ско­го). Во всех дру­гих лето­пи­сях и сино­ди­ках он назван Васи­ли­ем Алек­сан­дро­ви­чем Дебрян­ским, т.е. Брян­ским, и дает­ся его дата смер­ти – 1314 год. Факт убий­ства Свя­то­сла­ва Мсти­сла­ви­ча Кара­чев­ско­го в 1310 году ни одна лето­пись не под­твер­жда­ет, кро­ме Нико­нов­ской. []
  14. Кваш­нин-Сама­рин Н.Д. По пово­ду Любец­ко­го сино­ди­ка // Чте­ния в ИОИДР. Вып. 4. СПб., 1873. С. 213‒226. []
  15. Види­мо, убий­ство Рома­на Ста­ро­го свя­за­но с паде­ни­ем вла­сти тем­ни­ка Ногая, на кото­ро­го ори­ен­ти­ро­ва­лись и кото­ро­го под­дер­жи­ва­ли Брян­ские кня­зья; а после убий­ства само­го Ногая, ок. 1296 года, Брянск был пере­дан ордын­ским ханом кня­зьям смо­лен­ским в про­ти­во­вес пред­ста­ви­те­лям пра­вя­щей дина­стии, что и вызва­ло пред­по­ло­же­ние совре­мен­ных иссле­до­ва­те­лей о пере­хо­де Брян­ска под власть смо­лен­ских кня­зей. []
  16. П. Голу­бов­ский отож­деств­лял его с Рома­ном Гле­бо­ви­чем, но толь­ко на осно­ва­нии невер­ной интер­пре­та­ции похо­да брян­ско­го кня­зя Рома­на в 1285 году (он счи­тал, что уже в 1285 году в Брян­ске сидел Роман Гле­бо­вич). []
  17. ПСРЛ. Т. 32: Хро­ни­ка Литов­ская и Жемойт­ская. Хро­ни­ка Быхов­ца. М., 1968. С. 37‒38, 137, 210‒212. []
  18. Гор­ский А.А. Указ. соч. []
  19. Прео­св. Фила­рет. Рус­ские свя­тые». Чер­ни­гов, 1865. Сен­тябрь 20 чис­ло. С. 121; Зотов Р.В. О Чер­ни­гов­ских кня­зьях… С. 85. []
  20. Науч­но-иссле­до­ва­тель­ский отдел руко­пи­сей Рос­сий­ской госу­дар­ствен­ной биб­лио­те­ки. Ф. 256. № 357. Л. 25‒26. []
  21. Ермо­лин­ская лето­пись. Рязань, 2000. С. 103‒104. []
  22. Рогож­ский лето­пи­сец // Твер­ская лето­пись. Рязань, 2000. С. 41‒42. []
  23. В лето­пи­си под 1201 годом чита­ем: «Той же осе­ни пре­ста­ви­ся князь Чер­ни­гов­ский Вла­ди­мир» (Лав­рен­тьев­ская лето­пись. М., 1997. С. 416; Мос­ков­ский лето­пис­ный свод кон­ца XV в. Рязань, 2000. С. 138); Под 1205 годом име­ет­ся сле­ду­ю­щее сооб­ще­ние лето­пи­си: «Того же лета пре­ста­ви­ся Олег Чер­ни­гов­ский Свя­то­сла­вич» (Там же. С. 144). []
  24. И Миха­ил Все­во­ло­до­вич († 1245), и его брат Свя­то­слав Все­во­ло­до­вич, в ино­че­стве Онуф­рий, были вели­ки­ми кня­зья­ми Чер­ни­гов­ски­ми. И если пер­вый упо­ми­на­ет­ся в лето­пи­сях, то вто­рой толь­ко в ВС и ЛС. []
  25. В Сино­ди­ке поми­на­ния свя­тых рус­ской пра­во­слав­ной церк­ви ука­за­на дата убий­ства Рома­на Оль­го­ви­ча ‒ 20 сен­тяб­ря 1280 года. Отку­да взя­та дан­ная дата, не совсем понят­но, т. к. Роман упо­ми­на­ет­ся в источ­ни­ках еще в 1286 году. В Пра­во­слав­ном кален­да­ре это лицо не зна­чит­ся. []
  26. Факт смер­ти Васи­лия Алек­сан­дро­ви­ча Дебрян­ско­го под­твер­жда­ет­ся лето­пи­ся­ми (Рогож­ский лето­пи­сец. Л. 47 // Твер­ская лето­пись. Рязань, 2000. С. 412.и др.). []
  27. Тати­щев В.Н. Исто­рия Рос­сий­ская. М.‒Л., 1965. Т. V. С. 71‒72; ПСРЛ. Т. 10: Нико­нов­ская лето­пись. СПб., 1885. С. 177‒178. []
  28. В Твер­ской лето­пи­си напи­са­но: «В лето 6838 (1329/30) оже­нил­ся князь Васи­лий Михай­ло­вич (Кашин­ский ‒ В.Б.) в Брян­ске и взял брян­скую княж­ну». (Твер­ская лето­пись. Рязань, 2000. С. 418). []
  29. ПСРЛ. Т. 37: Устюж­ские и Воло­год­ские лето­пи­си XVI‒XVIII вв. М., 1982. С. 73 (под 1365 годом). []
  30. ОР ГИМ. Увар. 370 1° Сино­дик Успен­ско­го собо­ра XVI в. []
  31. ПСРЛ. Т. 10: Нико­нов­ская лето­пись. СПб., 1885. С. 228; Т. 15: Рогож­ский лето­пи­сец. Твер­ская лето­пись. (Серия «Рус­ские лето­пи­си». Т. 6). Рязань, 2000. С. 65. []
  32. Псков­ские лето­пи­си. Ч. 2. М., 1955. С. 152. []
  33. Сре­ди участ­ни­ков похо­да 1375 года назван кн. Иван Михай­ло­вич Брян­ский. Види­мо, это ошиб­ка лето­пис­ца, на самом деле в похо­де участ­во­вал кн. Иван Михай­ло­вич Бело­зер­ский (ПСРЛ. Т. 37: Устюж­ские и Воло­год­ские лето­пи­си XVI‒XVIII вв. М., 1982. С. 34, 75). []
  34. Мос­ков­ский лето­пис­ный свод кон­ца XV века. Рязань, 2000. С. 259. []
  35. Сбор­ник госу­дар­ствен­ных гра­мот и дого­во­ров, хра­ня­щих­ся в Госу­дар­ствен­ной кол­ле­гии ино­стран­ных дел. М., 1813. Ч. I. № 31; Твер­ская лето­пись. Рязань, 2000. С. 454. []
  36. Там же. С. 314: «…а во гра­де сидел тогда от Вито­вта кня­зя Роман Михай­ло­вич Дьбрян­ский, и намест­ни­цы Витов­сто­вы поима­ша, кня­зя же Рома­на уби­ша и бояр поби­ша Брянь­ских и Смо­лен­ских, кото­рой кня­зя Юрья не хотел, а кня­ги­ню Рома­но­ву и дети отпу­сти­ша»; Вос­кре­сен­ская лето­пись. Рязань, 1998. С. 108. []
  37. АРАН. Ф. 620 (Весе­лов­ский С.Б.). Оп. 1. Ед. хр. 43. []
  38. Тысяч­ная кни­га 1550 г. Дво­ро­вая тет­радь пяти­де­ся­тых годов XVI века. М.- Л., 1950. Л. 110‒110 об. []