Кня­зья Засе­ки­ны.
© Сер­гей Без­но­сюк
Поко­лен­ная рос­пись рода кня­зей Засе­ки­ных.
Мате­ри­а­лы по гене­а­ло­гии и про­по­со­гра­фии.
https://​sites​.google​.com/​s​i​t​e​/​r​u​r​i​k​o​v​i​c​i​1​1​/​h​o​m​e​/​a​r​o​s​l​a​v​s​k​i​e​/​z​a​s​e​k​iny

I Рюрик, князь Нов­го­род­ский
II Игорь Рюри­ко­вич, вели­кий князь Киев­ский +945
III Свя­то­слав I Иго­ре­вич, вели­кий Киев­ский 942-972
IV Вла­ди­мир I, вели­кий князь Киев­ский +1015
V Яро­слав I Муд­рый, вели­кий князь Киев­ский 978-1054
VI Все­во­лод I, вели­кий князь Киев­ский 1030-1093
VII Вла­ди­мир II Моно­мах, князь Киев­ский 1053-1125
VIII Мсти­слав I, вели­кий князь Киев­ский 1075-1132
IX Рости­слав, вели­кий князь Киев­ский +1168
X Давид, князь Смо­лен­ский 1120-1197
XI Мсти­слав, князь Смо­лен­ский +1230
XII Рости­слав, князь Смо­лен­ский
XIII Федор Черм­ный, князь Яро­слав­ский +1298
XIV Давид, князь Яро­слав­ский +1321
XV Васи­лий Гроз­ные Очи, князь Яро­слав­ский +1345
XVI Глеб, князь Яро­слав­ский

XVII коле­но

1 Фёдор Гле­бо­вич, князь Яро­слав­ский

XVIII коле­но

2/1. князь Иван Фёдо­ро­вич Засе­ка Яро­слав­ский
пере­шел на служ­бу к Васи­лию Тем­но­му и погиб в сра­же­нии с казан­ски­ми тата­ра­ми на Арском поле в 1455 году. Толг­ский мона­стырь был осно­ван либо при кня­зе Иване Федо­ро­ви­че Засе­кине, либо при его отце — Федо­ре Гле­бо­ви­че вну­ке кня­зя Васи­лия Гроз­ные Очи в кон­це XIV — в нача­ле XV.
3/1. князь Семён Фёдо­ро­вич Щети­на Яро­слав­ский

XIX коле­но

4/2. Иван Ива­но­вич Стар­ший Боро­да­тый Дурак
В Дерев­ской пятине были поме­стья И. И. Засе­ки­на Боро­да­то­го, а позд­нее его сыно­вей — М. И. Чер­ной­сов­ки, И. И. Засе­ки­на Сосу­на, а так­же вну­ков — И. И. Чул­ка, Ф. И. и Д. И. Сосу­но­вых и пра­вну­ка — М. И. Чул­ко­ва.
5/2. Дмит­рий Ива­но­вич Сон­це (1495)
в 1495 дворов.сын-боярск. 2С:Ив.Фед. ЯРО­СЛАВ­СКИЙ. ЗАСЕ­КА.
6/2. Иван Ива­но­вич Мень­шой Жиро­вой (1484)
Из доку­мен­та послед­ней чет­вер­ти XV в. мож­но извлечь неко­то­рые дан­ные о гео­гра­фии вла­де­ний дру­го­го потом­ка кня­зя Гле­ба Васи­лье­ви­ча.
В одной пра­вой гра­мо­те, полу­чен­ной в 1483/84 г. мит­ро­по­ли­чьим посоль­ским Гри­го­ри­ем Пяти­ным на Андре­ев наво­лок на р.Соти, упо­мя­нут кре­стья­нин д.Городище Иваш­ка Порыв­ка, кото­рый ока­зал­ся «у кня­зя Ива­на у Жиро­го в холо­пех» [АФЗ и Х, ч.1, № 248, с.212. В этом изда­нии гра­мо­та оши­боч­но отне­се­на к 1493-1494 гг. Вер­ная дата ука­за­на С.М.Каштановым (Каш­та­нов С.М. Соци­аль­но-поли­ти­че­ская исто­рия Рос­сии кон­ца XV-пер­вой поло­ви­ны XVI века. М., 1967, с.24, примеч.51). ]. Как «Иван Жиро­го» этот князь зафик­си­ро­ван в «Ука­за­те­ле лич­ных имен» пер­вой части «Актов фео­даль­но­го зем­ле­вла­де­ния и хозяй­ства», но изда­тель сбор­ни­ка Л.В.Черепнин не пояс­нил, к како­му кня­же­ско­му роду при­над­ле­жал князь Иван [АФЗ и X, ч.1, с.344. ]. Оче­вид­но, речь долж­на идти о кня­зе Иване Ива­но­ви­че Млад­шем Жиро­вом-Засе­кине , пра­вну­ке кня­зя Гле­ба Васи­лье­ви­ча. Посколь­ку жив­ший близ р.Соти кре­стья­нин пере­шел ко кня­зю Ива­ну в холо­пы, сле­ду­ет думать, что зем­ли Жиро­во­го-Засе­ки­на лежа­ли близ р.Соти, к севе­ру от р.Касти. В XVI—XVII вв. кня­зья Жиро­вые-Засе­ки­ны и их близ­кие роди­чи вла­де­ли зем­ля­ми по рекам Роге и Сон­го­бе — левым при­то­кам р.Ити, впа­да­ю­щей сле­ва в Вол­гу, и лево­му бере­гу Ити [ЦГА­ДА, ф.281, № 14767; ф.1209, № 544, л.76об., № 550, л.215-216. ].
7/2. Давыд Ива­но­вич (1461,1495)
дворов.сын-боярск. 5С:Ив.Фед. ЯРО­СЛАВ­СКИЙ. ЗАСЕ­КА.
1462 — Князь Давыд с род­ствен­ни­ка­ми вла­дел горо­дом Рома­но­вым, кото­рый они про­да­ли жене мос­ков­ско­го кня­зя Васи­лия Тем­но­го. Васи­лий Тем­ный в духов­ной гра­мо­те от 1462 года заве­щал Рома­нов сво­ей жене как «ее куп­лю». «А что ее (т. е. жены) куп­ля горо­док Рома­нов кня­же Михай­ло­во Дее­ва, и кня­жих Льво­вых детей, и кня­же Дави­до­во Засе­ки­на и усть Шокст­ны, что собе купи­ла у кня­зя у Семе­на и у кня­зя у Васи­лия у Шехон­ских, ино то ее и есть, в то ея дети мои у нее не всту­па­ют. А возь­мет Бог мою кня­ги­ню, и у кото­ро­го сына в уде­ле воло­сти и села, что есть ей пода­вал, ино тому то и есть, а про­че ее купель; а что ее куп­ли Рома­нов — горо­док и Шокст­на и иные воло­сти и села, в кото­рых горо­дех ни буди, в том вол­на моя кня­ги­ня опо­сле сво­е­го живо­та, кото­ро­му сво­е­му сыну вос­хо­щет дати, ино тому даст».
~ Вар­со­но­фия ин.Варвара
[Собра­ние госу­дар­ствен­ных гра­мот и дого­во­ров. Изд. 1813 г ., том I , № 86, стр. 204, 205]
8/3. князь Васи­лий Семё­но­вич Щети­нин
9/3. князь Вла­ди­мир Семё­но­вич Тем­но­си­ний Щети­нин

XX коле­но

пер­вая ветвь
10/4. князь Миха­ил Ива­но­вич Чёр­ный Сов­ка Засе­кин (1495,1515)
полк.воев.(1502,1515) помещ.-Новг.-Дерев.пят. 1С:Ив.Ив. Б. БОРО­ДА­ТЫЙ. ДУРАК.
Вое­во­да во вре­мя вой­ны с Вели­ким кня­же­ством Литов­ским, в самом нача­ле XVI в. на запа­де Дерев­ской пяти­ны обос­но­ва­лись бра­тьяМ. и И. Сосун (Чер­ный) И. Засе­ки­ны. Поме­стье Миха­и­ла вклю­ча­ло в себя 83 обжи и дели­лось на 2 части, пер­вая из кото­рых состав­ля­ла 36 обеж. Это чис­ло соот­вет­ству­ет раз­ме­рам вла­де­ния его млад­ше­го бра­та
Ива­на, полу­чив­ше­го 35 обеж. Пер­во­на­чаль­но бра­тья вла­де­ли, види­мо, сред­ни­ми по раз­ме­рам поме­стья­ми. Затем в судь­бе Миха­и­ла про­изо­шли пере­ме­ны, и он полу­чил весо­мые «при­да­чи». Этот пово­рот, воз­мож­но, был свя­зан с его «стра­ти­лат­ски­ми» назна­че­ни­я­ми. 1501 г. на Лит­ву изо Рже­вы, ЛР – 1.В 1503 и в 1508 гг. М. И. Засе­кин был вое­во­дой в похо­дах на «литов­скую зем­лю». [РК – 98. С. 34.]
3.1. Фёдор Ива­но­вич Сме­лый Засе­кин ин.Феогност (1490?)
2С:Ив.Ив. Б. БОРО­ДА­ТЫЙ. ДУРАК.
~ Евдо­кия
4.1. Юрий Ива­но­вич Засе­кин
5.1. князь Иван Ива­но­вич Чер­ный Сосун Засекин-«Ярославский» (1495,1526)
полк.воев.(1515) помещ.-Новг.-Дерев.пят. 4С:Ив.Ив. Б. БОРО­ДА­ТЫЙ ДУРАК.
вое­во­да, дипло­мат
В 1514–1515 гг. он был сре­ди вое­вод на Вели­ких Луках, в 1516 г. участ­во­вал в похо­де к Витеб­ску. В 1524—1526 годах вме­сте с дья­ком Семё­ном Бори­со­ви­чем Тро­фи­мо­вым воз­гла­вил посоль­ство в Испа­нию ко дво­ру импе­ра­то­ра Свя­щен­ной Рим­ской импе­рии Кар­ла V. Путь посоль­ства, кото­рое отпра­ви­лось вме­сте с импе­ра­тор­ским послом Анто­нио Кон­ти, про­ле­гал через Вену, немец­кие кня­же­ства, Фланд­рию и Англию. После тор­же­ствен­но­го въез­да в Мад­рид и при­ё­ма у импе­ра­то­ра вТо­ле­до, обрат­ный путь про­ле­гал через Фран­цию и Вюр­темб­ерг, где послы вто­рич­но после Вены встре­ти­лись с эрц­гер­цо­гом Фер­ди­нан­дом. В Тюбин­гене они дали интер­вью совет­ни­ку и духов­ни­ку эрц­гер­го­ца Иоган­ну Фаб­ри, кото­рый впо­след­ствии издал трак­тат «Рели­гия мос­ко­ви­тов», где изло­жил дета­ли о Рус­ском госу­дар­стве, его наро­де, рели­ги­оз­ных нра­вах и уста­вах. В 1526 году Засе­кин и Тро­фи­мов вме­сте с ответ­ным посоль­ством импе­ра­то­ра и эрц­гер­цо­га (его воз­глав­ля­ли граф Лео­нар­до Нуга­ро­ла и барон Сигиз­мунд Гер­бер­штейн) воз­вра­ти­лись в Моск­ву. Австрий­ский «цесар­ский» посол в Рос­сии Сигиз­мунд Гер­бер­штейн, оста­вив­ший после себя одно из наи­бо­лее пол­ных опи­са­ний Мос­ков­ско­го госу­дар­ства 20-х — 30-х гг. XVI в. лич­но знал кня­зя Ива­на Сосу­на из вто­рой вет­ви Засе­ки­ных. Австри­ец писал, что тот «был настоль­ко беден, что взял взай­мы, … на доро­гу пла­тье и кол­пак». По воз­вра­ще­нии кн. Засе­ки­на Васи­лий III не пре­ми­нул кон­фис­ко­вать все дары, кото­рые полу­чил этот дипло­мат при импер­ском дво­ре [Сигиз­мунд Гер­бер­штейн. Запис­ки о Мос­ко­вии. М., 1988. С. 154. , стр. 22, 125]
На запа­де Дерев­ской пяти­ны обос­но­ва­лись бра­тья М. и И. Сосун (Чер­ный) И. Засе­ки­ны. Поме­стье Миха­и­ла вклю­ча­ло в себя 83 обжи и дели­лось на 2 части, пер­вая из кото­рых состав­ля­ла 36 обеж. Это чис­ло соот­вет­ству­ет раз­ме­рам вла­де­ния его млад­ше­го бра­та Ива­на, полу­чив­ше­го 35 обеж. Пер­во­на­чаль­но бра­тья вла­де­ли, види­мо, сред­ни­ми по раз­ме­рам поме­стья­ми. В пла­теж­ной кни­ге 1543 г. он вме­сте со сво­и­ми сыно­вья­ми был отме­чен сре­ди живу­щих поме­щи­ков. Это изве­стие соот­вет­ство­ва­ло реа­ли­ям пер­во­го деся­ти­ле­тия XVI в. В кон­це 30-х гг. отцов­ское поме­стье в пол­ном объ­е­ме чис­ли­лось за его млад­шим сыном – Ива­ном. Стар­шие же сыно­вья И. Сосу­на (Чер­но­го) Федор, Дани­ла и Андрей, види­мо, оста­ви­ли нов­го­род­скую служ­бу.
Вое­во­да в литов­ских похо­дах с 1514 по 1525 г., а затем послом при дво­ре импе­ра­то­ра Кар­ла V в 1525— 1526 гг.
вто­рая ветвь
2.1. Фёдор Давы­до­вич Боль­шой Засе­кин (1502,—1502,под Выбор­гом)
помещ. 1С:Дав.Ив.Фед-ча :Варвара/ин.
Мно­гие Засе­ки­ны были испо­ме­ще­ны в так назы­ва­е­мой Бежец­кой пятине, к севе­ро-запа­ду от Тве­ри, в бас­сейне рек Моло­ги и Меты, на бед­ных, зарос­ших леса­ми, раз­ре­зан­ных десят­ка­ми мел­ких речек и ручьев, забо­ло­чен­ных зем­лях. В этом при­гра­нич­ном краю появи­лись вла­де­ния сыно­вей Федо­ра Боль­шо­го — Васи­лия (деда Гри­го­рия Оси­фо­ви­ча), Алек­сандра и Ива­на; детей Кон­стан­ти­на — Миха­и­ла и Васи­лия. [Тысяч­ная кни­га 1550 и дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.-Л., 1950. С. 115-116. ]
3.1. Фёдор Давы­до­вич Мень­шой Засе­кин (1510?)
2С:Дав.Ив.Фед-ча :Варвара/ин. ВАРСОНОФИЯ/.
Мно­го­чис­лен­ное потом­ство вто­ро­го сына Давы­да Засе­ки­на — Федо­ра Мень­шо­го полу­чи­ло зем­ли в Дмит­ров­ском уез­де и слу­жи­ло удель­но­му кня­зю Юрию Дмит­ров­ско­му, сыну Ива­на III. В XVI веке в опи­са­ни­ях Дмит­ро­ва эта зем­ля зна­чи­лась как «ста­рин­ная … вот­чи­на» кня­зей Засе­ки­ных».
~ Евдо­кия М.
4.1. Андрей Давы­до­вич ин. Хро­мой (1510?)
ин.(ЯСПм-рь) 3С:Дав.Ив. :Варвара/ин. ВАР­СО­НО­ФИи.
б/д
5.1. Глеб Давы­до­вич Чер­ный (—1514.09.12,под Оршей)
— 4С:Дав.Ив. :Варвара/ин. ВАРСОНОФИЯ/
Убит в сра­же­нии под Оршей в 1514 г.
~ Ксе­ния ин.Евпраксия
6.1. Кон­стан­тин Давы­до­вич (1514,1525)
— 5С:Дав.Ив. :Варвара/ин. ВАРСОНОФИЯ/; нов­го­род­ский поме­щик. 09.08.1514 г. попал в литов­ский плен под Оршей. Основ­ную удар­ную силу рус­ской армии соста­ви­ли пред­ста­ви­те­ли нов­го­род­ской кор­по­ра­ции. По родо­слов­ной кни­ге К. Д. Засе­кин был убит в этом сра­же­нии. В 1518-1538 гг. сидел в тюрь­ме в Сло­ни­ме, где умер (Анто­нов А.В., Кром М.М. Спис­ки рус­ских плен­ных в Лит­ве пер­вой поло­ви­ны XVI века // Архив рус­ской исто­рии. Вып. 7. М., 2002. С. 188).
Судя по рас­по­ло­же­нию земель Миха­и­ла Поро­ти­ка и Васи­лия , поме­стье их отца рас­по­ла­га­лось в Шелон­ской пятине, и в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни было состав­ле­но из кон­фис­ко­ван­ных цер­ков­ных земель. [Анто­нов А. В., Кром М. М. Спис­ки рус­ских плен­ных в Лит­ве пер­вой поло­ви­ны XVI века //Архив рус­ской исто­рии. Вып. 7. М., 2002. С. 149–176.; ТКДТ. С. 83]
Мно­гие Засе­ки­ны были испо­ме­ще­ны в так назы­ва­е­мой Бежец­кой пятине, к севе­ро-запа­ду от Тве­ри, в бас­сейне рек Моло­ги и Меты, на бед­ных, зарос­ших леса­ми, раз­ре­зан­ных десят­ка­ми мел­ких речек и ручьев, забо­ло­чен­ных зем­лях. В этом при­гра­нич­ном краю появи­лись вла­де­ния сыно­вей Федо­ра Боль­шо­го — Васи­лия (деда Гри­го­рия Оси­фо­ви­ча), Алек­сандра и Ива­на; детей Кон­стан­ти­на — Миха­и­ла и Васи­лия. [Тысяч­ная кни­га 1550 и дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.-Л., 1950. С. 115-116. ]
~ Анна
тре­тья ветвь
10.5. Васи­лий Вла­ди­ми­ро­вич Тем­но­си­ний
Дмит­рий Вла­ди­ми­ро­вич Сан­дырь

XXI коле­но

пер­вая ветвь
6.2. Иван Михай­ло­вич Чулок (1518,1543)
полк.воев.(1530) помещ.-Новг.-Бежецк.пят. помещ.-Новг.-Дерев.пят. С:Мих.Ив. ЧУЛОК. ЧЕР­НЫЙ. СОВ­КА.
Вое­во­да. Во вре­мя литов­ской вой­ны в 1519 г. участ­во­вал в похо­дах к Витеб­ску и Полоц­ку. В 1524 г. был в похо­де на Казань в сто­ро­же­вом пол­ку, а в 1530 г. вто­рым вое­во­дой пере­до­во­го пол­ка. В 1535 г. был в похо­де из Нов­го­ро­да на Лит­ву в сто­ро­же­вом пол­ку.
7.3. Иван Фёдо­ро­вич Баташ Сме­ло­го (1550?)
помещ. 1С:Фед.Ив. /ин.ФЕОГНОСТ/ СМЕ­ЛЫЙ. :Евдо­кия.
8.3. Пётр Фёдо­ро­вич Нага­ви­ца Сме­ло­го (1552,1560)
в 1552 дворов.сын-боярск. помещ.-кн.Ярославль-у. 2С:Фед.Ив. /ин.ФЕОГНОСТ/ СМЕ­ЛЫЙ. :Евдокия.(?-1537)
дво­ро­вый сын бояр­ский, кн. яро­слав­ский, вот­чин­ник с. Сел­ко­ва, зять П. Г. Забо­лот­ско­го, вто­рая поло­ви­на XVI в.
~ Анна Пет­ров­на, вдо­ва кн. П. Ф. Засе­ки­на, дочь П. Г. Забо­лот­ско­го. В 1569/1570 г. дьяк А. Я. Щел­ка­лов поме­нял­ся зем­ля­ми с кня­ги­ней Анной, женой кня­зя Пет­ра Федо­ро­ви­ча Нога­ви­цы Засе­ки­на, доче­рью Пет­ра Гри­го­рье­ва сына Забо­лоц­ко­го, пере­дал ей ста­рин­ную вот­чи­ну мате­ри в Мана­тьине стане Мос­ков­ско­го уез­да – село Шеле­хо­во с дерев­ня­ми Сер­ге­е­во, Дуб­ров­ка, Дани­ло­во с допла­той в 100 руб., а выме­нял вот­чи­ну, кото­рую Анна полу­чи­ла вме­сто ста­рин­ной вот­чи­ны ее отца (кон­фис­ко­ван­ной в оприч­ни­ну) села Николь­ское с дерев­ня­ми в Пере­слав­ском уез­де, село Алек­се­и­ще­во с дерев­ня­ми Кле­мен­ти­е­во, почин­ка­ми Ходыр­цо­во, Пожар­ни­ца, дерев­ня­ми Дмит­ро­во, Папу­ло­во, Гав­ри­ло­во, почин­ка­ми Бач­ко­во Рома­но­во, Коча­го­во в
Бого­лю­бов­ском стане Вла­ди­мир­ско­го уез­да. [Архив СПб ИИРАН. Ф. 29. Оп. 1. Д. 8. № 1387, л. 1892–1893; Сади­ков П.А. Из исто­рии оприч­ни­ны XVI в. № 40, С. 240-241.]
9.3. Юрий Фёдо­ро­вич Хро­мой Соро­ка Сме­ло­го (1552,1560)
в 1552 дворов.сын-боярск. помещ.-кн.Ярославль-у. помещ.-Москва-у. 3С:Фед.Ив.Ив-ча /ин.Феогност/ Сме­лый :Евдо­кия.
10.3. Миха­ил Фёдо­ро­вич
11.5. Фёдор Ива­но­вич Чер­но­го Сосу­нов Засе­кин (+1543/61)
помещ.-Казань-у. помещ.-Новг.-Дерев.пят. 1С:Ив.Ив. СОСУН.Тысячник 3-й ста­тьи из Яро­слав­ских кня­зей. В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Яро­слав­ских кня­зей с поме­той «князь Федор умре» (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 66, 122). По кня­зю Ф. И. Засе­ки­ну корм на его пре­став­ле­ние 27 сен­тяб­ря в Спас­ском Яро­слав­ском мона­сты­ре (Кни­га кор­мо­вая из Яро­слав­ля Поволг­ско­го Спа­со­ва мона­сты­ря // Вах­ра­ме­ев И. А. Исто­ри­че­ские акты Яро­слав­ско­го Спас­ско­го мона­сты­ря. Т. 3. М., 1896. С. 19). В 1565 г. в казан­ской ссыл­ке (Скрын­ни­ков Р.Г. Нача­ло оприч­ни­ны. С. 414).
12.5. Дани­ло Ива­но­вич Чер­но­го Сосу­нов (—1543/61)
помещ.-Новг.-Дерев.пят. 2С:Ив.Ив. СОСУН.
В 1547 г. вое­во­да за горо­дом в Ниж­нем Нов­го­ро­де (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 1. Ч. 2. М., 1977. С. 337). Тысяч­ник 3-й ста­тьи из Яро­слав­ских кня­зей. В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Яро­слав­ских кня­зей с поме­той «князь Дани­ло умре» (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 66, 122).
За кня­зем Дани­лой были вла­де­ния в Бежец­ком уез­де: в 1574/1575 г. его сын князь Ники­та Дани­ло­вич Засе­кин дал Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю по отца сво­е­го духов­ной гра­мо­те село Мат­вей­це­во с 3 пусто­ша­ми в Камен­ском стане Бежец­ко­го Вер­ха (Архив СПб ИИРАН. Ф. 29. Оп. 1. Д. 8. № 1592, л. 2348-2350). За кня­зем Д. И. Засе­ки­ным чис­ли­лись так­же в Камен­ском стане Бежец­ко­го уез­да поме­стье – пустошь Тол­сти­ко­во и еще 3 пусто­ши (67 чет­вер­тей) (РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 24, л. 671).
13.5. князь Андрей Ива­но­вич Чер­но­го Сосу­нов Засе­кин (1555,1568)
воев.Казань(1555-,1566/68) 3С:Ив.Ив. СОСУН.В 1548 г. вое­во­да в Костро­ме. В мае 1555 г. вое­во­да в при­ка­зе в Каза­ни. В 1564/65 г. вое­во­да в Каза­ни (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 117, 152, 214; Тати­щев Ю.В. Мест­ни­че­ский спра­воч­ник XVII века. Виль­но, 1910. С. 14). Тысяч­ник 3-й ст. из Яро­слав­ских кня­зей. В ДТ из Яро­слав­ских кня­зей (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 62, 122). Князь Засе­кин Андрей Ива­но­вич с дру­ги­ми детьми бояр­ски­ми 8 мар­та 1564 г. пору­чил­ся по И. В. Боль­шо­му Шере­ме­те­ву в его вер­но­сти в 10 тыс. руб. (Анто­нов А.В. Поруч­ные запи­си 1527–1571 годов // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. М., 2004. С. 32). Князь А. И. Засе­кин Сосу­нов в 1565 г. сослан в Казань, остал­ся годо­вать там вое­во­дой. Назван сре­ди тех вое­вод, кото­рые попа­ли в Казан­скую ссыл­ку и у кото­рых не были взя­ты поме­стья под Каза­нью, то есть оста­лись там слу­жить. К чис­лу наи­бо­лее авто­ри­тет­ных доку­мен­тов при­над­ле­жат запи­си Раз­ряд­но­го при­ка­за. Одна из таких запи­сей отно­сит всех казан­ских вое­вод к чис­лу ссыль­ных, точ­но опре­де­ля­ет вре­мя их про­ще­ния царем и выхо­да из опа­лы: «Тово же году (1565 г. — Р. С.) послал госу­дарь в сво­ей госу­дар­ской опа­ле… мно­гих кня­зей… в Казань… на житье… а в 74 (1566 г. — Р. С.) госу­дарь пожа­ло­вал, ис Каза­ни… (поло­ви­ну. — Р. С.) опаль­ных дво­рян взял; а при­е­хал в Казань с госу­да­ре­вым жало­ва­ньем… Чере­ми­си­нов майя в 1 день. А дру­гую поло­ви­ну дво­рян взял и пожа­ло­вал госу­дарь после. А в Каза­ни оста­ли­ся вое­во­ды годо­вать, и поме­стья у них не взя­ты казан­ские: князь Петр да князь Гри­го­рей Ондре­еви­чи Кура­ки­ны, да князь Федор Ива­но­вич Тро­е­ку­ров, да князь Дани­ло Васи­лье­вич Уша­той, да князь Ондрей Ива­но­вич Засе­кин Сосунов»Разрядная кни­га 1475—1605 гг. Т. II. Ч. I. С. 196.. Итак, Кура­ки­ны и дру­гие казан­ские вое­во­ды, поми­ло­ван­ные «после», т. е. во вто­рую оче­редь, даже после про­ще­ния были остав­ле­ны «годо­вать» в Каза­ни на казан­ских поме­стьях. По слу­чаю амни­стии быв­шим опаль­ным ста­ли воз­вра­щать ранее ото­бран­ные у них вот­чи­ны. Неуве­рен­ные в буду­щем, неко­то­рые из них сде­ла­ли через несколь­ко лет земель­ные пожерт­во­ва­ния мона­сты­рям. Это обсто­я­тель­ство не опро­вер­га­ет фак­та оприч­ных кон­фис­ка­ций вот­чин, а лишь сви­де­тель­ству­ет об анну­ли­ро­ва­нии казан­ской ссыл­ки в 1566 г. (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 1. М., 1981. С. 197; Мате­ри­а­лы по исто­рии наро­дов СССР. Вып. 2. Мате­ри­а­лы по исто­рии Татар­ской АССР. Пис­цо­вая кни­га г. Каза­ни 1565–1568 гг. и 1646 г. Л., 1932. С. 8, 10, 54, 55). Имел двор в Каза­ни.
14.5. Иван Ива­но­вич Чер­но­го Сосу­нов
кон­це 30-х гг. отцов­ское поме­стье Дерев­ской пяти­ны в пол­ном объ­е­ме чис­ли­лось за его млад­шим сыном – Ива­ном. Стар­шие же сыно­вья И. Сосу­на (Чер­но­го) Федор, Дани­ла и Андрей, види­мо, оста­ви­ли нов­го­род­скую служ­бу.
вто­рая ветвь
7.2. Васи­лий Федо­ро­вич
Васи­лий Фёдо­ро­вич Засе­кин с детьми Ива­ном Гун­до­ром и Оси­пом вла­де­ли поме­стья­ми и нес­ли дво­ровую служ­бу по Нов­го­ро­ду.
8.2. Алек­сандр Федо­ро­вич (1545)
в 1545 помещ.-Новг.-Бежецк.пят. 2С:Фед.Дав.Ив-ча Б.
9.2. Иван Федо­ро­вич Боль­шо­го (1497)
в 1497 помещ.-Новг.-у. 3С:Фед.Дав. Б.
10.3. Иван Федо­ро­вич Мень­шо­го (1545,—1574-до)
помещ.-Новг.-Бежецк.пят. 1С:Фед.Дав. М. :Евдо­кия.
11.3. Пётр Федо­ро­вич Брыз­гай­ло (1536,1560)
без­детн. 2С:Фед.Дав. М. :Евдо­кия.
В 1536 г. был вое­во­дой на Себе­же. Когда киев­ский намест­ник Неми­ров под­сту­пил к горо­ду с 20-тысяч­ным вой­ском, оса­жден­ные сде­ла­ли удач­ную вылаз­ку и обра­ти­ли непри­я­те­ля в бег­ство. Вое­во­ды князь Засе­кин и Тушин, не дав опом­нить­ся непри­я­те­лю, отня­ли пуш­ки, а людей погна­ли к озе­ру. Так же как во вре­мя Ледо­во­го побо­и­ща 1240 г., лед не выдер­жал тяже­сти бегу­щих и обло­мил­ся. Мно­го литов­цев и поля­ков погиб­ло. Вели­кая кня­ги­ня Еле­на Васи­льев­на Глин­ская в память об этой побе­де веле­ла поста­вить в Себе­же цер­ковь Живо­на­чаль­ной Тро­и­цы.
В ДТ кн. Яро­слав­ский с помет­кой «стар и болен, отстав­лен»
12.3. Дани­ло Федо­ро­вич
13.3. Васи­лий Федо­ро­вич
14.5. Пётр Гле­бо­вич Чер­но­го (1548,1559)
3ст.дворов.сын-боярск. помещ.-кн.Ярославль-у. 1С:Глеб.Дав.Ив-ча ЧЕР­НЫЙ. :Ксения/ин. Евпраксия/.
Тысяч­ник 3-й ста­тьи из Яро­слав­ских кня­зей. В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Яро­слав­ских кня­зей (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 62, 122). В июне 1548 г. вое­во­да в Василь­го­ро­де. В 1557/58 г. вое­во­да в Чебок­са­рах. В мар­те 1559 г. в цар­ском похо­де про­тив Девлет-Гирея голо­ва при пер­вом вое­во­де пере­до­во­го пол­ка (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 116, 172, 180). В апре­ле 1550 г. князь Петр Гле­бо­вич Засе­кин намест­ник в Рома­но­ве (Исто­ри­че­ские акты Яро­слав­ско­го Спас­ско­го мона­сты­ря. Т. 1. М., 1896. С. 16; Анто­нов А.В. Акты Яро­слав­ских мона­сты­рей и церк­вей XIV – нача­ла XVII веков // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 1. М., 1997. № 69). 18 апре­ля 1550 г. была дана указ­ная гра­мо­та в Рома­нов кн. Пет­ру Гле­бо­ви­чу Засе­ки­ну и кн. Алек­сан­дру Ива­но­ви­чу Гнез­ди­лов­ско­му о невзи­ма­нии мыта с пло­тов Яро­слав­ско­го Спа­со-Пре­об­ра­жен­ско­го мона­сты­ря (Исто­ри­че­ские акты Яро­слав­ско­го Спас­ско­го мона­сты­ря. Т. 1. М., 1896. №16. С. 16). В мае 1556 г. голо­ва, ходил про­тив арских людей под Каза­нью (Пол­ное собра­ние рус­ских лето­пи­сей. Т. 13. М.. 2000. С. 269).
~ Евфро­си­ния Чер­но­го
15.5. Васи­лий Гле­бо­вич Лебез­да Чер­но­го (1550,1552)
2С:Глеб.Дав. ЧЕР­НЫЙ. :Ксения/ин. Евпраксия/; вот­чин­ник Ярославль-у..Тысячник 3-й ста­тьи из Яро­слав­ских кня­зей. В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Яро­слав­ских кня­зей с поме­той «стар и болен» (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 62, 122). Петр и Васи­лий, дети Гле­ба Давы­до­ви­ча Засе­кина, были запи­са­ны в кня­же­ский спи­сок, т.е. име­ли родо­вые вот­чи­ны в Яро­слав­ле.
Иван Гле­бо­вич Чер­но­го (1520?)
помещ. 3С:Глеб.Дав. ЧЕР­НЫЙ. :Ксения/ин. Евпраксия/?
16.6. князь Миха­ил Кон­стан­ти­но­вич Поро­тик Засе­кин (1539,1566)
— 2С:Конст.Дав. :Анна; моск.двн.(1566), поме­щик Новг.Шелон.пят. и Новг.Дерев.пят., вотч.-Руза-у.
Сын бояр­ский пер­вой ста­тьи из Высо­ко­го Николь­ско­го пого­ста Шелон­ской пяти­ны Нов­го­ро­да (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 83). С дру­ги­ми детьми бояр­ски­ми пору­чил­ся по Л. А Сал­ты­ко­ве и его сыно­вьях Миха­и­ле и Иване в 1564/1565 г. в их вер­но­сти в 5 тыс. руб. (Анто­нов А.В. Поруч­ные запи­си 1527–1571 годов // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. М., 2004. С. 37). В июле 1566 г. на Зем­ском собо­ре дво­ря­нин 1 ста­тьи (Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. М., 2004. С. 176). После нояб­ря 1567 г. был каз­нен по делу И. П. Федо­ро­ва кн. Миха­ил Засе­кин (Скрын­ни­ков Р.Г. Цар­ство тер­ро­ра. СПб., 1992. С. 322-323, 529).
В 1542/1543 г. в Дерев­ской пятине в пого­сте Наво­лотц­ком за кня­зья­ми Миха­и­лом и Васи­ли­ем Кон­стан­ти­но­вы­ми детьми Засе­ки­ны­ми (детьми кня­зя Кон­стан­ти­на Давы­до­ви­ча) дерев­ни (Пис­цо­вые кни­ги Нов­го­род­ской зем­ли / Сост. К. В. Бара­нов. Т. 4. М., 2004. С. 461). 10 октяб­ря 1555 г. князь Миха­ил Кон­стан­ти­но­вич Засе­кин обра­тил­ся с прось­бой. Его поме­стья лежа­ли в Шелон­ской и Дерев­ской пяти­нах в пяти пого­стах (все­го 37 обеж). Князь Миха­ил про­сил забрать у него на госу­да­ря дале­ко сто­я­щую дерев­ню Стря­по­ло­во в Иле­мен­ском посго­ет и вер­нуть отпи­сан­ные у него в 1550/1551 г. в Шелон­ской пятине почин­ки Дроз­до, Лисьи Горы и Горо­ва­стый (Архив СПб ИИРАН. Кол. 2. Кн. 23. Л. 334-337 об.). В 1567-1569 гг. в Росто­вец­ком и Выш­ков­ском ста­нах Руз­ско­го уез­да за кня­зем М. К. Засе­ки­ным в вот­чине дерев­ня Тере­хо­во, ранее при­над­ле­жав­шая Марье, жене Яко­ва Быко­ва (45 чет­вер­тей худой зем­ли) (Руз­ский уезд по пис­цо­вой кни­ге 1567–1569 годов / Сост. С.Н. Кисте­рев, Л.А. Тимо­ши­на. М., 1997. С. 56; РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 425. Л. 405).
17.6. Васи­лий Кон­стан­ти­но­вич (1543,1550)
2ст.дворов.сын-боярск.помещ.-Новг.-Дерев.пят. 3С:Конст.Дав. :Анна.
Сын бояр­ский дво­ро­вый вто­рой ста­тьи из Высо­ко­го Николь­ско­го пого­ста Шелон­ской пяти­ны Нов­го­ро­да (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 90). В 1542/1543 г. в Дерев­ской пятине в пого­сте Наво­лотц­ком за кня­зья­ми Миха­и­лом и Васи­ли­ем Кон­стан­ти­но­вы­ми детьми Засе­ки­ны­ми (детьми кня­зя Кон­стан­ти­на Давы­до­ви­ча) дерев­ни (Пис­цо­вые кни­ги Нов­го­род­ской зем­ли / Сост. К. В. Бара­нов. Т. 4. М., 2004. С. 461). В 1550/1551 г. в Шелон­ской пятине в Опоц­ком пого­сте за ним сель­цо и 9 дере­вень, дерев­ни в Смо­лен­ском пого­сте, село и дерев­ня в Высоц­ком пого­сте, дерев­ня в Ыль­мен­ском пого­сте, дерев­ня в Полист­ском пого­сте Дерев­ской пяти­ны. Все­го за ним 20 дере­вень, 31 обжа (Пис­цо­вые кни­ги Нов­го­род­ской зем­ли / Сост. К. В. Бара­нов. Т. 6. М., 2009. С. 33-35). Судя по рас­по­ло­же­нию их земель, поме­стье их отца рас­по­ла­га­лось в Шелон­ской пятине, и в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни было состав­ле­но из кон­фис­ко­ван­ных цер­ков­ных земель. В 50-е гг. поме­стье М. К. Засе­ки­на насчи­ты­ва­ло 38 с чет­вер­тью, а его бра­та Васи­лия – 30,5 обеж (НПК. Т. 4. Ст. 568–570; ПКНЗ. Т. 6. С. 33–35)
тре­тья ветвь
Иван Васи­лье­вич Тем­но­си­ний б/д
11.10. князь Пётр Васи­лье­вич Пест­рый Давыд­ков­ский Засе­кин (1520,—1536,на р.Куси,Кострома-у.)
2С:Вас.Вл.Сем-ча
в раз­ряд­ной кни­ге 7040 года от сотво­ре­ния мира (1531/1532 годы от Р.Х.): «На Белом Коло­де­зи сто­я­ли вое­во­ды князь Юрьи княж Ива­нов сын Тем­кин, князь Петр князь Васи­льев сын Засе­кин, Михай­ло Андре­ев сын Зверь» [Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. / Под­гот. к изда­нию В.И. Буга­нов. М., 1966. С. 80.]
1537 — В 1537 г. тата­ры совер­ши­ли напа­де­ние на Муром, но не смог­ли взять его. Под Костро­мой они раз­би­ли рус­ский отряд Пет­ра Васи­лье­ви­ча Пест­ро­го Засе­ки­на и Мен­ши­ка Поле­ва. В 1537 г. про­тив татар, при­шед­ших «на Костром­ские и Галич­ские места», были отправ­ле­ны вое­во­ды Миха­ил Сабу­ров и князь Засе­кин. Не собрав доста­точ­но сил, они всту­пи­ли в сра­же­ние и потер­пе­ли неуда­чу: вой­ско было рас­се­я­но, а князь Засе­кин убит
~ Мар­фа 1549 1550+до ин.Маримьяна
Иван Дмит­ри­е­вич Сан­ды­рев­ский (1520?)
без­детн. 1С:Дм.Вл.Сем-ча САН­ДЫ­РЕВ­СКИй
Федор Дмит­ри­е­вич Сан­ды­рев­ский Засе­кин
~ Мария
Васи­лий Дмит­ри­е­вич Сан­ды­рев­ский (1539,1576)
помещ.-Новг.-Шелон.пят. С::Дм.Вл. ?

XXII коле­но

пер­вая ветвь
15.6. Миха­ил Ива­но­вич Чул­ков-сын (1564,1577)
моск.двн.(1566) воев.Полоцк(1572) воев.Алыста(1564) С:Ив.Мих. ЧУЛОК.
В 1563-1564 гг. вое­во­да в Алы­сте (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 206-212). В 1565–1577 гг. вхо­дил в Зем­ский двор. В 1565 г. пер­вый вое­во­да в Алы­сте; дво­ря­нин 1-й ста­тьи на Зем­ском собо­ре 25 июня–2 июля 1566 г. В 1569/70 г., 1571/72 г., 1572/73 г., 1574/75 г., 1576/77 г., нача­ле 1577 г. вое­во­да в Полоц­ке (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 240, 245, 250, 257, 272; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 1. М., 1981. С. 174; Т. 2. Ч. 2. М., 1982. С. 376, 430; Собра­ние госу­дар­ствен­ных гра­мот и дого­во­ров. Ч. 1. М., 1813. С. 550).
Князь Миха­ил Ива­нов сын Чул­ков Засе­кин до 1580/1581 г. вла­дел помест­ны­ми дерев­ня­ми Кур­ко­во, Камен­ка, Мас­ле­ное, Вязок, Сав­ки­но (18 обеж) в Бухов­ском пого­сте Дерев­ской пяти­ны. Ска­за­но, что князь М. И. Чул­ков испо­ме­щен в Мос­ков­ских горо­дах и поме­стье пороз­жее (Самок­ва­сов Д.Я. Архив­ный мате­ри­ал. Ново­от­кры­тые доку­мен­ты помест­но-вот­чин­ных учре­жде­ний Мос­ков­ско­го госу­дар­ства XV–XVII сто­ле­тий. Т. 2. Ч. 1. М., 1909. С. 103).
Князь М. И. Чул­ков дал Толг­ско­му мона­сты­рю 60 руб. по себе и роди­те­лям (Коз­ля­ков В.Н. Толг­ский мона­стырь XVII в. и его вклад­чи­ки // Яро­слав­ская ста­ри­на: из архи­ва рус­ской про­вин­ции. Яро­славль, 1992. С. 18).
16.7. Миха­ил Ива­но­вич
17.7. Иван Ива­но­вич Ата­ша Елдаш Бата­шев (—1570?)
без­детн. 1С:Ив.Фед.Ив-ча БАТАШ. :Ксе­ния
, уби­то­го раз­бой­ни­ка­ми
18.7. Семён Ива­но­вич Бата­шев (1550,—1568.03.)
2С:Ив.Фед.Ив-ча БАТАШ. :Ксе­ния, голо­ва, затем вое­во­да.
Тысяч­ник 3-й ста­тьи из Яро­слав­ских кня­зей. В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Яро­слав­ских кня­зей (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 62, 122). В янва­ре 1560 г. в вой­ске из Пско­ва к Алы­сту был сре­ди голов в боль­шом пол­ку. В 1560 г. под Вилья­ном был голо­ва у вто­ро­го вое­во­ды боль­шо­го пол­ка. В сен­тяб­ре 1562 г. вое­во­да в Прон­ске. В 1563/64 г. вое­во­да в Кара­че­ве, затем в Калу­ге вто­рой вое­во­да пол­ка левой руки (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 184, 190, 203, 207, 208). В Полоц­ком похо­де 1562/63 г. при­бран в яса­у­лы (Кни­га Полоц­ко­го похо­да 1563 г. (Иссле­до­ва­ние и текст) / Подг. текст К. В. Пет­ров. СПб., 2004. С. 50). В 1565 г. сослан в Казань. Остав­лен на посе­ле­нии в Казан­ском крае после амни­стии 1 мая 1566 г. (Мате­ри­а­лы по исто­рии наро­дов СССР. Вып. 2. Мате­ри­а­лы по исто­рии Татар­ской АССР. Пис­цо­вая кни­га г. Каза­ни 1565–1568 гг. и 1646 г. Л., 1932. С. 9, 15, 25; Скрын­ни­ков Р.Г. Цар­ство тер­ро­ра. СПб., 1992. С. 247-250). В1565-1568 гг. имел двор в Каза­ни: «Посад Казан­скои и дво­ры вся­ких людеи…От пере­ул­ка Вос­кре­сен­скою ули­цею по левои сто­роне. Двор кня­зя Семе­на княж Ива­но­ва сына Бота­ше­ва Засе­ки­на, а купил у сына бояр­с­ко­ва у ста­ро­ва казан­ско­го жил­ца у Жилы у Чемо­ду­ро­ва». Остав­лен на посе­ле­нии в Казан­ском крае после амни­стии 1 мая 1566 г.8 После 22 мар­та 1568 г. был­каз­нен по делу И. П. Федо­ро­ва вме­сте с Ива­ном Юрье­ви­чем Сме­ло­го-Засе­ки­ным 9, упо­мя­нут в Сино­ди­ке царя Ива­на Гроз­но­го.
К 1573/1574 г. утра­тил поме­стье (ока­за­лось в «пороз­жих» зем­лях) –в Шерен­ском стане Мос­ков­ско­го уез­да пустошь Маур­ки­но (100 чет­вер­тей доб­рой земли).10 Воз­мож­но, утра­та поме­стья свя­за­на не с сыл­кой, а с каз­нью кня­зя в 1568 г.
8Скрынников Р.Г. Цар­ство тер­ро­ра. С. 247.
9Скрынников Р.Г. Оприч­ный тер­рор. С. 269.
10ПКМГ. Ч. 1, отд. 1. С. 16.
19.9. Иван Юрье­вич Сме­ло­го (1550,—1568.03.)
3ст.дворов.сын-боярск. помещ.-кн.Ярославль-у. 1С:Юр.Фед. СМЕ­ЛО­ГО. ХРО­МОЙ. СОРО­КА.
Тысяч­ник 3-й ста­тьи из Яро­слав­ских кня­зей. В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Яро­слав­ских кня­зей (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 62, 122). В янва­ре 1560 г. в вой­ске из Пско­ва к Алы­сту был сре­ди голов у пер­во­го вое­во­ды боль­шо­го пол­ка. В 1560 г в вой­ске под Вилья­ном чет­вер­тый голо­ва в пер­во­го вое­во­ды пере­до­во­го пол­ка. В 1563/64 г. в похо­де из Смо­лен­ска в литов­скую зем­лю был при­ста­вом у царе­ви­ча Иба­ка (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 184, 191, 205). В Полоц­ком похо­де 1562/63 г. при­бран в яса­у­лы (Кни­га Полоц­ко­го похо­да 1563 г. (Иссле­до­ва­ние и текст) / Подг. текст К. В. Пет­ров. СПб., 2004. С. 50). С дру­ги­ми детьми бояр­ски­ми 8 мар­та 1564 г. пору­чил­ся по И. В. Боль­шо­му Шере­ме­те­ву в его вер­но­сти в 10 тыс. руб. (Анто­нов А.В. Поруч­ные запи­си 1527–1571 годов // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. М., 2004. С. 32). В 1565 г. сослан в Казан­ский край (Мате­ри­а­лы по исто­рии наро­дов СССР. Вып. 2. Мате­ри­а­лы по исто­рии Татар­ской АССР. Пис­цо­вая кни­га г. Каза­ни 1565–1568 гг. и 1646 г. Л., 1932. С. 26, 28, 29).
Кн. Иван Юрье­вич Сме­ло­го Засе­кин был каз­нен по делу И. П. Федо­ро­ва после 22 мар­та 1568 г. (Скрын­ни­ков Р.Г. Цар­ство тер­ро­ра. СПб., 1992. С. 330, 530-531). Упо­мя­нут в Сино­ди­ке царя Ива­на Гроз­но­го.
До 29 октяб­ря 1565 г. в Тро­ец­ком Чер­ном стане Костром­ско­го уез­да вла­дел поме­стьем – дерев­ней Яков­ко­во (око­ло 20 чет­вер­тей), кото­рая затем доста­лась И. С. Мано­ву, тоже в поместье.5 Под­твер­жда­ет­ся факт утра­ты Засе­ки­ным-Сме­ло­го земель вслед­ствие Казан­ской ссыл­ки (Костром­ской уезд был вклю­чен в оприч­ни­ну в пери­од
меж­ду 14 фев­ра­ля – 19 марта1567 г.).6 Князь Иван Юрьев сын Засе­кин в 1565-1568 гг. имел двор в Каза­ни (Мате­ри­а­лы по исто­рии наро­дов СССР. Вып. 2. Мате­ри­а­лы по исто­рии Татар­ской АССР. Пис­цо­вая кни­га г. Каза­ни 1565–1568 гг. и 1646 г. Л., 1932. С. 26, 28, 29).
~ Анна
3Материалы по исто­рии Татар­ской АССР. Пис­цо­вые кни­ги горо­да Каза­ни 1565–1568 гг. и 1646 г. С. 26, 28–29.
4Скрынников Р.Г. Оприч­ный тер­рор. Л., 1969. С. 269.
5АЮ. С. 175-176; Архив П. М. Стро­е­ва. Т. I. С. 452; АСЗ. Т. 3. № 231.
6Скрынников Р.Г. Цар­ство тер­ро­ра. С. 302.
20.9. Семён Юрье­вич Семей­ка Сме­ло­го (1550?)
помещ. 2С:Юр.Фед. СМЕ­ЛО­ГО. ХРО­МОЙ. СОРО­КА.
21.11. Миха­ил Фёдо­ро­вич Сосу­нов (1570?)
Засе­кин-Чер­ный Миха­ил Федо­ров сын, князь. В ДТ – из Яро­слав­ских кня­зей с поме­той «умре». В 1565–1568 гг. имел двор в Каза­ни, казан­ский ссыль­ный. [Мате­ри­а­лы по исто­рии Татар­ской АССР. Пис­цо­вые кни­ги горо­да Каза­ни 1565–1568 гг. и 1646 г. С. 26.]. В 1564/1565 г. в Город­ском стане Яро­слав­ско­го уез­да за ним в вот­чине были сель­цо Люби­ло­во, дерев­ни Камеш­ник и Суг­ну­то­во (71 чет­верть) и дерев­ня Бур­ков­ская (20 чет­вер­тей). К 1577/1578 г. эти вла­де­ния доста­лись его род­ствен­ни­ку (воз­мож­но, дво­ю­род­но­му бра­ту) кня­зю Пет­ру Солн­це­ву и затем попа­ли в «пороз­жие» зем­ли. [Земель­ные пожа­ло­ва­ния в Мос­ков­ском госу­дар­стве при царе Вла­ди­сла­ве 1610–1611 гг. / под ред. Л. М. Сухо­ти­на. М., 1911. С. 1-2]. Таким обра­зом, князь утра­тил родо­вую вот­чи­ну после 1564/1565 г., веро­ят­но, вслед­ствие Казан­ской ссыл­ки.
помещ. 1С:Фед.Ив.Ив-ча
22.11. Ники­та Фёдо­ро­вич Сосу­нов (1561)
в 1561 помещ. 2С:Фед.Ив.Ив-ча
24.12. Пётр Дани­ло­вич Сосу­нов
23.12. Ники­та Дани­ло­вич Сосу­нов (1575,1607,†Троицк.Серг.м-рь)
дворов.сын-боярск. помещ.-Белев-у.,Козельск-у.,Лихвин-у. вотч.-Бежецк-у. 2С:Дан.Ив.Ив-ча.
В 1577 нахо­дит­ся сре­ди жиль­цов с госу­да­рем: …Князь Мики­та княж Дани­лов сын Засекин…..[Список бояр, околь­ни­чих и дво­рян, кото­рые слу­жат из выбо­ра, 85 года.//«Акты Мос­ков­ско­го Госу­дар­ства» (АМГ), пуб­ли­ка­ция доку­мен­тов по поли­ти­че­ской и воен­ной исто­рии Рос­сии, издан­ная АН под редак­ци­ей Н. А. Попо­ва и Д. Я. Самок­ва­со­ва (т. 1—3, СПБ, 1890—1901). Том 1-й ]. Вес­ной 1581 г. вое­во­да в Бол­хо­ве (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 3. Ч. 1. М., 1984. С. 199). Выбор­ный дво­ря­нин из Беле­ва с окла­дом в 500 чет­вер­тей в 1588/89 гг., в Швед­ском похо­де 1589/90 гг (Ста­ни­слав­ский А.Л. Тру­ды по исто­рии госу­да­ре­ва дво­ра в Рос­сии XVI–XVII веков. М., 2004. С. 239, 335).
В 1574/1575 г. князь Ники­та Дани­ло­вич Засе­кин дал Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю по отца сво­е­го духов­ной гра­мо­те село Мат­вей­це­во с 3 пусто­ша­ми в Камен­ском стане Бежец­ко­го Вер­ха (Архив СПб ИИРАН. Ф. 29. Оп. 1. Д. 8. № 1592, л. 2348-2350). За кня­зем Д. И. Засе­ки­ным чис­ли­лись так­же в Камен­ском стане Бежец­ко­го уез­да поме­стье – пустошь Тол­сти­ко­во и еще 3 пусто­ши (67 чет­вер­тей) (РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 24, л. 671).
Иван Дани­ло­вич (1563,—1589)
дворов.сын-боярск. помещ.-Лихвин-у. С:Дан.Фед. :Улья­на?
князь Иван Андре­ев Засе­кин
1574 — послух
вто­рая ветвь
18.7. Иван Васи­лье­вич Гун­дор (1545)
1С:Вас.Фед.Дав-ча
в 1545 помещ.-Новг.-Бежецк.пят. В нов­го­род­ских пис­цо­вых кни­гах сере­ди­ны XVI века в опи­са­ни­ях Бежец­кой пяти­ны дает­ся крас­но­ре­чи­вая кар­ти­на «богатств», достав­ших­ся бра­тьям по наслед­ству и нажи­тых ими. Они пред­став­ля­ли собой неболь­шие земель­ные наде­лы в излу­чине реки Моло­ги. Иван Гун­дор ока­зал­ся еще срав­ни­тель­но
обес­пе­чен­ным. Ему при­над­ле­жа­ло 6 кро­хот­ных дере­ву­шек (одна лежа­ла «впу­сте»); «да пустошь, да почи­нок без паш­ни, а дво­ров 20, а людей 20 чело­век, да двор пуст, паш­ни в поле 58 коро­бей с полу­ко­ро­бьею, да пере­ло­гом 10 коро­бей, да лесом порос­ло 10 коро­бей в дву пото­му ж, сена 200 копен, а обеж 20 с полу­об­жею, а сох 7 бес полутре­ти». [Нов­го­род­ские пис­цо­вые кни­ги, издан­ные импе­ра­тор­скою архео­гра­фи­че­скою комис­си­ею. Т.6. Кни­ги Бежец­кой пяти­ны. СПб.; 1910. С.512-552 и др.].
19.7. Осип Васи­лье­вич (1545)
2С:Вас.Фед.Дав-ча
в 1545 помещ.-Новг.-Бежецк.пят. В нов­го­род­ских пис­цо­вых кни­гах сере­ди­ны XVI века в опи­са­ни­ях Бежец­кой пяти­ны дает­ся крас­но­ре­чи­вая кар­ти­на «богатств», достав­ших­ся бра­тьям по наслед­ству и нажи­тых ими. Они пред­став­ля­ли собой неболь­шие земель­ные наде­лы в излу­чине реки Моло­ги. За ним чис­ли­лось «дере­вень живу­щих 2, да 8 дере­вень пусты, да пустошь, а дво­ров 3, а людей 5 чело­век, да 14 дво­ров пусты, паш­ни в поле пол 11 коро­бья, да пере­ло­гом 46 коро­бей с полу­ко­ро­бьею, да лесом порос­ло 3 коро­бья а в дву пото­му ж, сена 95 копен, а обеж 13 с полу­об­жею, а сох пол-5». Для дво­ря­ни­на это фак­ти­че­ски озна­ча­ло нище­ту. Нов­го­род­ские зем­ли в XVI веке пере­жи­ва­ли глу­бо­кий кри­зис. Дерев­ни боль­шин­ства фео­да­лов запу­сте­ли настоль­ко, что в них насчи­ты­ва­лось по 2 — 3 дво­ра. Мно­гие лежа­ли «впу­сте», жите­ли их раз­бе­жа­лись или вымер­ли, паш­ни зарос­ли лесом и кустар­ни­ком. Сре­ди селе­ний, при­над­ле­жав­ших Оси­фу Васи­лье­ви­чу, «дерев­ня Токи пуста», «дерев­ни Пере­тер­го­во и Пуга­на Нива то жь пуста», «дерев­ня Новин­ка и Бере­жок то жь на реч­ке на Зара­тын­ке пуста», дерев­ни «сели­ще Хва­сто­во пуста».[Новгородские пис­цо­вые кни­ги, издан­ные импе­ра­тор­скою архео­гра­фи­че­скою комис­си­ею. Т.6. Кни­ги Бежец­кой пяти­ны. СПб.; 1910. С.512-552 и др.]
В раз­ряд­ных кни­гах имя Оси­фа Засе­ки­на не встре­ча­ет­ся. Дру­гих био­гра­фи­че­ских све­де­ний о нем тоже не сохра­ни­лось.
20.8. Иван Алек­сан­дро­вич
21.9. Васи­лий Ива­но­вич
23.9. Ники­та Ива­но­вич (—1537,на р.Солдоге)
помещ. 2С:Ив.Фед.Дав-ча МЕНЬ­ШО­ГО.
22.10. Дани­ло Ива­но­вич Чер­ный Давы­дов (1550,1593,†Троицк.Серг.м-рь)
1С:Ив.Фед.Дав-ча МЕНЬ­ШО­ГО вое­во­да боярин-С.Касаев. помещ.-Дмитров-у.
Тысяч­ник 3-й ста­тьи кн. Юрия Ива­но­ви­ча из Дмит­ро­ва. В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Дмит­ро­ва с поме­той «у царя Симео­на» (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 66, 122). Писец двор­цо­вых сел Калуж­ско­го уез­да в 1553/1554 г. (Машта­фа­ров А.В. Жало­ван­ные гра­мо­ты Крем­лев­ско­го Архан­гель­ско­го собо­ра 1463–1605 года // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 2. М., 1997. № 3). Князь Дани­ла Засе­кин писец двор­цо­вых сел Клин­ско­го уез­да в 1554/1555 г. (Акты Рос­сий­ско­го госу­дар­ства. Архи­вы мос­ков­ских мона­сты­рей и собо­ров. XV–начало XVII в. М., 1998. № 21 (Л. 1657). С фев­ра­ля 1552 г. годо­вал вое­во­дой в Смо­лен­ске. Осе­нью 1565 г. вто­рой вое­во­да в Юрье­ве Ливон­ском. В 1566/67 г. вое­во­да в Юрье­ве Ливон­ском (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 133, 226; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 1. М., 1981. С. 210; Тати­щев Ю.В. Мест­ни­че­ский спра­воч­ник XVII века. Виль­но, 1910. С. 14).
В 1558-1560 гг. назван бояри­ном царя Семи­о­на Каса­е­ви­ча, вла­дел поме­стьем в Угож­ском стане Зве­ни­го­род­ско­го уез­да сель­цом Ляхо­во с 18 дерев­ня­ми и пусто­шью (198 чет­вер­тей сред­ней зем­ли) и еще 12 чер­ных волост­ных дере­вень (270 чет­вер­тей сред­ней зем­ли) (Мате­ри­а­лы для исто­рии Зве­ни­го­род­ско­го края / Сост. С.Н. Кисте­рев, Л.А. Тимо­ши­на. Вып. 1. М., 1992. С. 58-61. В янва­ре 1576 г. вели­кий князь Симе­он Бек­бу­ла­то­вич пожа­ло­вал кня­зя Дани­лу Ива­но­ви­ча Засе­ки­на в Иль­ме­хот­ском стане Вла­ди­мир­ско­го уез­да в вот­чи­ну дерев­ня­ми Пар­фе­но­во, Сло­бо­ди­но, Деми­до­во, Чаги­но, Княж, Запол­ное (228 чет­вер­тей) вме­сто вот­чин, взя­тых у кня­зя Дани­лы в оприч­ни­ну вме­сте с г. Яро­слав­лем (295 чет­вер­тей) (РГА­ДА. Ф. 281. № 1839/62; Акты, собран­ные в биб­лио­те­ках и архи­вах Рос­сий­ской импе­рии Архео­гра­фи­че­ской экс­пе­ди­ци­ей Импе­ра­тор­ской Ака­де­мии наук. Т. 1. СПб., 1836. С. 355-356). М. С. Чер­ка­со­ва отме­ча­ет, что Вла­ди­мир­ские вот­чи­ны были пожа­ло­ва­ны кня­зю Д. И. Засе­ки­ну вза­мен ото­бран­ных у него вот­чин в Яро­слав­ском, Дмит­ров­ском и Пере­слав­ском уез­дах (Чер­ка­со­ва М.С. Зем­ле­вла­де­ние Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря в XV–XVI вв. М., 1996. С. 143-144). Князь Д. И. Засе­кин в 1573/74 г. и 1576/77 г. дал свои вот­чи­ны дерев­ню Угорь и Елпа­ти­е­во в Иль­ме­хот­ском стане Вла­ди­мир­ско­го уез­да Тро­и­це-Сер­ги­е­ву с целью постричь­ся и быть похо­ро­нен­ным в оби­те­ли (Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 87; Спи­сок погре­бен­ных в Тро­иц­кой Сер­ги­е­вой лав­ре от осно­ва­ния оной до 1880 года. М., 1880. С. 77).
В 1573/1574 г. князь Дани­ла Ива­но­вич Засе­кин дал Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю вот­чи­ну в Иль­ме­хот­ском стане Вла­ди­мир­ско­го уез­да дерев­ни Угор, Мале­те­е­во, Хря­сто­во, кото­ры­ми царь его пожа­ло­вал вме­сто пере­я­с­лав­ской вот­чи­ны села Коз­ло­во с дерев­ня­ми Пар­фе­но­во, Сло­бод­ки­но, пусто­шей Деми­до­во, Чачи­но, Кня­же, Запол­ное (они были рань­ше за Нико­ла­ем Яно­вым), а те в свою оче­редь были даны вме­сто вот­чи­ны в Яро­слав­ском уез­де сель­ца Мед­ве­де­во с дерев­ня­ми и пусто­ша­ми. Сре­ди послу­хов сто­ят кня­зья Иван Андре­ев сын и Ники­та Дани­лов сын Засе­ки­ны (РГА­ДА. Ф. 281. № 1836/59; № 1312/208; Архив СПб ИИРАН. Ф. 29. Оп. 1. Д. 8. № 1545. Л. 2232-2233; Сади­ков П.А. Из исто­рии оприч­ни­ны XVI в. // Исто­ри­че­ский архив. Т. III. М.; Л., 1940. С. 270-271). В 1576/1577 г. дал Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю свою вот­чи­ну в Иль­ме­хот­ском стане Вла­ди­мир­ско­го уез­да дерев­ню Елпа­тье­во и 4 пусто­ши на реке Колок­ше, отме­тив: «А меня, госу­дарь пожа­ло­вал тою вот­чи­ною про­тив яро­слав­ские моей вот­чи­ны и дмит­ров­ские», взя­тых в оприч­ни­ну (РГА­ДА. Ф. 281. № 1843/66; Архив СПб ИИРАН. Ф. 29. Оп. 1. Д. 8. № 1648. Л. 2470; Сади­ков П.А. Из исто­рии оприч­ни­ны XVI в. // Исто­ри­че­ский архив. Т. III. М.; Л., 1940. С. 279; Шума­ков С.А. Обзор гра­мот кол­ле­гии эко­но­мии. Вып. 5. М., 2002. С. 43).
тысяч­ник 3-й ста­тьи кня­зя Юрия Ива­но­ви­ча из Дмит­ро­ва, в ДТ из Дмит­ро­ва, .
В Угож­ском стане Зве­ни­го­родц­ко­го уез­да нахо­ди­лись поме­стья кня­зя Дани­лы Ива­но­ви­ча, слу­жив­ше­го бояри­ном царя Семи­о­на Каса­е­ви­чаВ общей слож­но­сти за ним счи­та­лось сред­ней зем­ли 454 чети, а худой зем­ли 359 четей и все­го 813 четей «в одном поле, а в дву по томуж» (ПКМГ. Ч. 1. Отд. 1. С. 709—711, 728). Эти све­де­ния отно­сят­ся к кня­зю Д. И. Чер­но­му Засекину-[Давыдковскому], соглас­но отмет­ке ДТ, слу­жив­ше­му вме­сте с бра­тья­ми Федо­ром и Львом, царю Семи­о­ну. Веро­ят­но, они нача­ли служ­бу в уде­ле кня­зя Юрия Ива­но­ви­ча Дмит­ров­ско­го, про­дол­жа­ли ее при мос­ков­ском Дво­ре, а затем «у царя Семи­о­на». Из при­ве­ден­ных дан­ных сле­ду­ет, что неко­то­рые Засекины-[Давыдковские] слу­жи­ли в уде­лах и име­ли зем­ли вбли­зи Моск­вы. Сохра­ни­лись дан­ные гра­мо­ты ТСМ кня­зя Дани­лы Ива­но­ви­ча Засе­ки­на, из кото­рых сле­ду­ет, что в 1560-х гг. и, воз­мож­но, ранее он вла­дел вот­чи­на­ми в Пере­слав­ском, Яро­слав­ском, Дмит­ров­ском уез­дах, а потом его земель­ные вла­де­ния рас­по­ла­га­лись в Иль­ме­хоц­ком стане Вла­ди­мир­ско­го уез­да (Шума­ков С. А. Обзор «Гра­мот кол­ле­гии эко­но­мии». Вып. 5. С. 40 ; ПКМГ. Ч. 1. Отд. 1. С. 792—793, 802—803 ; ВКТСМ. С. 87). В «1576 янва­ря Послуш­ной гра­мо­те вели­ко­го кня­зя Симео­на Бек­бу­ла­то­ви­ча кре­стья­нам Илме­хот­ско­го ста­на Вла­ди­мир­ско­го уез­да, пожа­ло­ван­ных кня­зю Д.И. Засе­ки­ну» он жалу­ет сво­их слуг даже вот­чи­на­ми и наслед­ствен­ны­ми вла­де­ни­я­ми, а такое пра­во, как извест­но, при­над­ле­жа­ло толь­ко госу­да­рю.
В сохра­нив­ших­ся источ­ни­ках Ляхо­во впер­вые упо­ми­на­ет­ся пис­цо­вой кни­гой 1558 г., когда это было сель­цо, нахо­див­ше­е­ся в вот­чине за бояри­ном татар­ско­го царя Симео­на Каса­е­ви­ча кня­зем Дани­лой Ива­но­ви­чем Засе­ки­ным.
Кн. Дан. Ив. Засе­кин Яро­слав­ский лишил­ся в раз­ное вре­мя трех вот­чин — дмит­ров­ской, пере­я­с­лав­ской и яро­слав­ской. Яро­слав­ская вот­чина, сель­цо Мед­ве­де­во с дерев­ня­ми, была жал­ким остат­ком старйн­ных вла­де­ний яро­слав­ских кня­зей. В селе Мед­ве­де­ве чис­ли­лось 295 четей паш­ни, 202 коп­ны сена и 10 деся­тин леса, т. е. все­го око­ло 470 деся­тин. Вме­сто яро­слав­ской и пере­я­с­лав­ской вот­чин Засе­кин полу­чил несколь­ко дере­вень в Иль­ме­хот­ской воло­сти Влади­мирского уез­да, кото­рые в пер­вой поло­вине века вхо­ди­ли в состав боб­ров­ни­чей сло­бо­ды, в 1572 г. были в поме­стье за тур­ча­ни­ном Нико­ла­ем Яно­вым, а затем в полу­за­пу­сто­шен­ном виде даны Засе­ки­ну. В 1574 и 1577 гг. Засе­кин в два при­е­ма отдал эту вот­чи­ну Тро­иц­ко­му мона­сты­рю. [Архив Тро­и­це-Серг. лав­ры, кн. 531, по Вла­ди­ми­ру №№ 15 и 21; ААЭ, I, № 290.]
Засе­кин Дани­ла Ива­нов сын Сосу­нов Не все­гда воз­мож­но точ­но опре­де­лить, отно­сят­ся све­де­ния о зем­ле­вла­де­нии к кня­зю Д. И. Засе­ки­ну-Сосу­но­ву либо к его пол­но­му тез­ке кня­зю Д. И. Засе­ки­ну-Давы­до­ву, тысяч­ни­ку 3-й ста­тьи из Дмит­ро­ва, в ДТ – из Дмит­ро­ва.
тысяч­ник 3-й ста­тьи, в ДТ – из Яро­слав­ских кня­зей. В 1573/1574 г. князь дал Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю вот­чи­ну в Иль­ме­хот­ском стане Вла­ди­мир­ско­го уез­да – дерев­ни Угор, Мале­те­е­во, Хря­сто­во, кото­ры­ми царь его пожа­ло­вал вме­сто пере­слав­ской вот­чи­ны – села Коз­ло­во с дерев­ня­ми, а так­же дерев­ни Пар­фе­но­во, Сло­бод­ки­но, пусто­ши Деми­до­во, Чачи­но, Кня­же, Запол­ное во Вла­ди­мир­ском уез­де, дан­ные ему вме­сто яро­слав­ской вот­чи­ны – села Мед­ве­де­во с дерев­ня­ми и пусто­ша­ми. РГА­ДА. Ф. 281. № 1836/59 [под­лин­ник]; Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 608. Л. 714 об., 751-754 об.; НИОР РГБ. Ф. 303. Кн. 522. Л. 127 об.-129; Архив СПб ИИРАН. Ф. 29. Оп. 1. Д. 8. № 1545. Л. 2232-2233.
В янва­ре 1576 г. вели­кий князь Симе­он Бек­бу­ла­то­вич дал кня­зю Дани­ле Ива­но­ви­чу Засе­ки­ну в Иль­ме­хот­ском стане Вла­ди­мир­ско­го уез­да в вот­чи­ну дерев­ни Пар­фе­но­во, Сло­бо­ди­но, Деми­до­во, Чаги­но, Княж, Запол­ное (228 чет­вер­тей) вме­сто вот­чин, взя­тых в оприч­ни­ну вме­сте с г. Яро­слав­лем (295 чет­вер­тей). РГА­ДА. Ф. 281. № 1839/62 [под­лин­ник]; ААЭ. Т. 1. С. 355-356.
В 1576/1577 г. князь Дани­ла Засе­кин пере­дал Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю свою вот­чи­ну в Иль­ме­хот­ском [Имиглин­ском] стане Вла­ди­мир­ско­го уез­да – дерев­ню Елпа­тье­во и 4 пусто­ши на реке Колок­ше, отме­тив: «А меня, госу­дарь пожа­ло­вал тою вот­чи­ною про­тив яро­слав­ские моей вот­чи­ны и дмит­ров­ские», взя­тых в оприч­ни­ну. [РГА­ДА .Ф. 281. № 1843/66 [под­лин­ник]; Архив СПб ИИРАН. Ф. 29. Оп. 1. Д. 8. № 1648. Л. 2470; Шума­ков. Обзор. Вып. 5. С. 43.]
Засе­кин Дани­ла Ива­нов сын Сосу­нов, князь.
Тысяч­ник 3-й ста­тьи, в ДТ из кня­зей Яро­слав­ских.
Труд­но точ­но опре­де­лить, какие све­де­ния о зем­ле­вла­де­нии отно­сят­ся к кня­зю Д. И. Засе­ки­ну-Сосу­но­ву, а какие – к его пол­но­му тез­ке кня­зю Д. И. Засе­ки­ну-Давы­до­ву, тысяч­ни­ку 3-й ста­тьи из Дмит­ро­ва, в ДТ из Дмит­ро­ва. Извест­но, что Д. И. Засе­кин имел вот­чи­ну в Дмит­ров­ском уез­де, а так­же вот­чи­ну в Яро­слав­ском уез­де – село Мед­ве­де­во с
дерев­ня­ми и пусто­ша­ми, но затем во вре­мя оприч­ни­ны они были кон­фис­ко­ва­ны. Вме­сто них он полу­чил вла­де­ния в Пере­слав­ском уез­де, а затем вза­мен пере­слав­ской вот­чи­ны ему была пожа­ло­ва­на вот­чи­на во Вла­ди­мир­ском уез­де. В янва­ре 1576 г. он полу­чил в вот­чи­ну от вели­ко­го кня­зя Симео­на Бек­бу­ла­то­ви­ча в Иль­ме­хот­ском стане Вла­ди­мир­ско­го уез­да дерев­ни Пар­фе­но­во, Сло­бо­ди­но, Деми­до­во, Чаги­но, Княж, Запол­ное (228 чет­вер­тей) вме­сто вот­чин в Яро­слав­ском уез­де, взя­тых в оприч­ни­ну вме­сте с г. Яро­слав­лем (295 чет­вер­тей) (РГА­ДА. Ф. 281, № 1839/62 [под­лин­ник]; ААЭ. Т. 1, с. 355-356).
В 1573/1574 г. князь Дани­ла Ива­но­вич Засе­кин дал Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю вот­чи­ну в Иль­ме­хот­ском стане Вла­ди­мир­ско­го уез­да – дерев­ни Угор (Угорь), Мале­е­во, Хря­сто­во, кото­ры­ми царь его пожа­ло­вал вме­сто пере­слав­ской вот­чи­ны, села Коз­ло­во с дерев­ня­ми Пар­фе­но­во, Сло­бо­ди­но, пусто­шей Деми­до­во, Чачи­но, Кня­же, Запол­ное, а те, в
свою оче­редь, были даны вме­сто яро­слав­ской вот­чи­ны, села Мед­ве­де­во с дерев­ня­ми и пусто­ша­ми (РГА­ДА. Ф. 281, № 1836/59 [под­лин­ник]; Архив СПб ИИРАН. Ф. 29. Оп. 1. Д. 8. № 1545, л. 2232–2233; ВКТСМ, с. 87; РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 608, л. 714 об., 751–754 об.). В 1576/1577 г. он пере­дал Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю свою вот­чи­ну в Иль­ме­хот­ском стане Вла­ди­мир­ско­го уез­да – дерев­ню Елпа­тье­во, и 4 пусто­ши на реке Колок­ше, отме­тив: «А меня, госу­дарь пожа­ло­вал тою вот­чи­ною про­тив яро­слав­ские моей вот­чи­ны и дмит­ров­ские», взя­тых в оприч­ни­ну (РГА­ДА. Ф. 281, № 1843/66 [под­лин­ник]; Архив СПб ИИРАН. Ф. 29. Оп. 1. Д. 8. № 1648, л. 2470; Шума­ков. Обзор. Вып. 5, с. 43).
24.10. Фёдор Ива­но­вич Давы­дов Сле­пой (1550,1552)
дворов.сын-боярск. помещ.-Дмитров-у. 3С:Ив.Фед.Дав-ча МЕНЬ­ШО­ГО.
Тысяч­ник 3-й ста­тьи кн. Юрия Ива­но­ви­ча из Дмит­ро­ва. В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Дмит­ро­ва (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 66, 122).
Вну­ки Федо­ра Давы­до­ви­ча Боль­шо­го, Дани­ла, Федор и Лев Ива­но­ви­чи Засе­ки­ны слу­жи­ли по Дмит­ро­ву.
29 мая 1592 г. кня­зьям Семе­ну и Федо­ру Ива­но­вым детям Засе­ки­ным были пожа­ло­ва­ны в вот­чи­ну дерев­ня Ола­ди­но и Рас­тов­ском стане и дерев­ни Кото­во и Зло­бин­ское с пусто­ша­ми в Теши­лов­ском стане Кашир­ско­го уез­да (Анто­нов А.В. Част­ные архи­вы рус­ских фео­да­лов XV–начала XVII века // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 8. М., 2002. № 1037).
25.10. Лев Ива­но­вич Давы­дов (1550,1569)
3ст.дворов.сын-боярск. помещ.-Дмитров-у. писец-Тула-у. 4С:Ив.Фед.Дав-ча МЕНЬ­ШО­ГО.
Тысяч­ник 3-й ста­тьи кн. Юрия Ива­но­ви­ча из Дмит­ро­ва. В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Дмит­ро­ва с поме­той «у царя Семи­о­на» (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 66, 122). Князь Лев Засе­кин в 1560/1561 г. писец двор­цо­вых сел Клин­ско­го уез­да (Акты Рос­сий­ско­го госу­дар­ства. Архи­вы мос­ков­ских мона­сты­рей и собо­ров. XV–начало XVII в. М., 1998. № 25 (Л. 1676). В Полоц­ком похо­де 1562/63 г. спал в стане госу­да­ря (Кни­га Полоц­ко­го похо­да 1563 г. (Иссле­до­ва­ние и текст) / Подг. текст К. В. Пет­ров. СПб., 2004. С. 47). Князь Засе­кин Лев Ива­но­вич 20 мар­та 1562 г. с дру­ги­ми детьми бояр­ски­ми пору­чил­ся по кня­зе И. Д. Бель­ском в 10 тыс. руб. (Анто­нов А.В. Поруч­ные запи­си 1527–1571 годов // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. М., 2004. С. 17). В 1565 г. отправ­лен в ссыл­ку в Казань (Мате­ри­а­лы по исто­рии наро­дов СССР. Вып. 2. Мате­ри­а­лы по исто­рии Татар­ской АССР. Пис­цо­вая кни­га г. Каза­ни 1565–1568 гг. и 1646 г. Л., 1932. С. 28). В 1567-1569 гг. писец в Туль­ском уез­де (Анто­нов А.В. Част­ные архи­вы рус­ских фео­да­лов XV–начала XVII века // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 8. М., 2002. № 2690, 3024).
Князь Лев Засе­кин в 1565-1568 гг. имел двор в Каза­ни (Мате­ри­а­лы по исто­рии наро­дов СССР. Вып. 2. Мате­ри­а­лы по исто­рии Татар­ской АССР. Пис­цо­вая кни­га г. Каза­ни 1565–1568 гг. и 1646 г. Л., 1932. С. 28). Кня­зья Лев Ива­нов сын и Семен Дмит­ри­ев сын Засе­ки­ны в 1565-1568 гг. вла­де­ли поме­стьем селом Цари­цы­но (126 чет­вер­тей доб­рой зем­ли) в Казан­ском уез­де (РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 643. Л. 369 об.-370).
26.10. Семён Ива­но­вич (1589,—1607)
моск.двн.(-1607) дворов.сын-боярск. помещ.-Кашира-у. 5С:Ив.Фед.Дав-ча МЕНЬ­ШО­ГО.
1599 — А дава­ли госу­да­ре­во царе­во и вели­ко­го кня­зя Бори­са Федо­ро­ви­ча всеа Русии денеж­ное жало­ва­нье детем бояр­ским коши­ря­ном по ста­рым окла­дом, и по ново­му вер­ста­нью с пору­ка­ми, что им госу­да­ре­ва царе­ва и вели­ко­го кня­зя Бори­са Федо­ро­ви­ча всеа Русии служ­ба слу­жи­ти, и на госу­да­ре­ву царе­ву и вели­ко­го кня­зя Бори­са Федо­ро­ви­ча всеа Русии служ­бу на срок при­ез­жа­ти, а до отпус­ку с госу­да­ре­вой царе­вой и вели­ко­го кня­зя Бори­са Федо­ро­ви­ча всеа Русии служ­бы не съез­жа­ти (См. Акты Моск. Госуд. I, № 39, стр. 63-65). А (Срв. выше стр. 85 при­ме­ча­ние 2 и стр. 20 прим. 7) поруч­ни­ки, хто по ком в служ­бе и в день­гах пору­ка, писа­ны под их ста­тья­ми. А в окла­де были дети бояр­ские коши­ряне к крест­но­му цело­ва­нью приведены.1. — Князь Семен княж Ива­нов сын Засе­кин.
29 мая 1592 г. кня­зьям Семе­ну и Федо­ру Ива­но­вым детям Засе­ки­ным были пожа­ло­ва­ны в вот­чи­ну дерев­ня Ола­ди­но и Рас­тов­ском стане и дерев­ни Кото­во и Зло­бин­ское с пусто­ша­ми в Теши­лов­ском стане Кашир­ско­го уез­да (Анто­нов А.В. Част­ные архи­вы рус­ских фео­да­лов XV–начала XVII века // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 8. М., 2002. № 1037).
27.14. Борис Пет­ро­вич Гле­бов Чер­но­го (1560,—1568.03./.08.)
С:Петр.Глеб.Дав-ча ЧЕР­НО­ГО. :Евфро­си­ния.
28.15. Иван Васи­лье­вич Гле­бов Боль­шой (1565)
в 1565 помещ. 1С:Вас.Глеб.Дав-ча ЧЕР­НО­ГО.
Иван Васи­лье­вич Гле­бов Мень­шой (1565)
в 1565 помещ. 2С:Вас.Глеб.Дав-ча ЧЕР­НО­ГО.
хх.15. Андрей Васи­лье­вич Чер­но­го Гле­бов (1580?)
помещ. 3С:Вас.Глеб. ЧЕР­НО­ГО.
Федор Ива­но­вич Чер­но­го (1550,1552,—156)
3ст.дворов.сын-боярск. помещ.-кн.Ярославль-у. 1С:Ив.Глеб. ЧЕР­НО­ГО.
хх.15а. Дани­ил Ива­но­вич Чер­но­го (1547,1567,—156)
дворов.сын-боярск. помещ.-кн.Ярославль-у. 2С:Ив.Глеб. ЧЕР­НО­ГО.
хх.15а. Андрей Ива­но­вич Чер­но­го (1548,1564)
воев.Кострома(1548) 3ст.дворов.сын-боярск. помещ.-кн.Ярославль-у. 3С:Ив.Глеб. ЧЕР­НО­ГО.
1565 — Внут­ри ж горо­да Каза­ни дворы…Дворы воеводские…Двор княж Андре­ев Ива­но­ви­ча Чер­но­ва #Засе­ки­на в пере­ул­ке про­тив Благовещения.[1565-68 гг — Спи­сок с пис­цо­вых книг окол­ни­че­го Мики­ты Васи­лье­ви­ча Бори­со­ва да Дмит­рея Ондре­ева сына Кики­на 7074, 7075 и 7076 годов ]
хх. Иван Ива­но­вич Чёр­но­го
1565 — Внут­ри ж горо­да Каза­ни дворы……Дворы кня­жие и детеи бояр­ских, казан­ских ста­рых и новых жил­цов, и ино­го­род­цов детеи боярских…Двор княж Ива­нов княж Ива­но­ва сына Чер­но­во Засекина.[1565-68 гг — Спи­сок с пис­цо­вых книг окол­ни­че­го Мики­ты Васи­лье­ви­ча Бори­со­ва да Дмит­рея Ондре­ева сына Кики­на 7074, 7075 и 7076 годов ]
29.16. Иван Михай­ло­вич (1571)
в 1571 помещ. С:Мих.Конст.Дав-ча
30.16. Андрей Михай­ло­вич (1576)
в 1576 помещ.-Новг.-Шелон.пят. 1С:Мих.Конст.Дав-ча ПОРО­ТИК?
тре­тья ветвь
12.11. князь Борис Пет­ро­вич Давыд­ков­ский Засе­кин ин.Боголеп (1550,—1589)
— 1С:Петр.Вас. ПЕСТ­РЫЙ. ДАВЫД­КОВ­СКИЙ.; околь­ни­чий (1585), вот­чин­ник Яро­славль-у.
Тысяч­ник 3-й ста­тьи из Яро­слав­ских кня­зей. В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Яро­слав­ских кня­зей (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 62, 122). В Полоц­ком похо­де 1562/63 г. при­бран в яса­у­лы (Кни­га Полоц­ко­го похо­да 1563 г. (Иссле­до­ва­ние и текст) / Подг. текст К. В. Пет­ров. СПб., 2004. С. 50). В 1565–1584 гг. вхо­дил в Зем­ский двор. Дво­ря­нин 1-й ста­тьи на Зем­ском собо­ре 25 июня–2 июля 1566 г. В 1566/67 г. намест­ник в Ряз­ском. Осе­нью 1568 г. вое­во­да в Ряз­ском. В 1569/70 г., 1570/71 г. вое­во­да в Ряз­ском. В апре­ле 1569 г. вое­во­да в Пло­ве и на Соло­ве. «Из Холо­пья суда» в декаб­ре 1571 г. Вес­ной 1573 г. намест­ник в Рыль­ске. В 1577г. – сен­тяб­ре 1578 г. вое­во­да в Ряза­ни. В фев­ра­ле 1580 г. вто­рой вое­во­да в Ряза­ни. В мае 1580 г. тре­тий вое­во­да боль­шо­го пол­ка в Сер­пу­хо­ве. В июле 1581 г. на Бере­гу вто­рой вое­во­да пере­до­во­го пол­ка. В 1581-82 г. пер­вый вое­во­да в Ряза­ни. В 1582/83 г. намест­ник в Ряз­ском. В фев­ра­ле 1585 г. во вре­мя при­е­ма в Москве литов­ско­го посла Л. Сапе­ги назван впер­вые околь­ни­чим в боль­шой лав­ке в сто­ло­вой избе. В нояб­ре 1585 г. в цар­ском похо­де к Нов­го­ро­ду околь­ни­чий, сопро­вож­дав­ший царя Федо­ра Ива­но­ви­ча. В декаб­ре 1586 г. в цар­ском похо­де к Можай­ску околь­ни­чий в окру­же­нии царя (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 224, 229, 231, 238, 242, 250, 285, 291, 296, 301, 302, 305, 306, 319, 326, 328, 335, 336, 360, 364, 379; Собра­ние госу­дар­ствен­ных гра­мот и дого­во­ров. Ч. 1. М., 1813. С. 549; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 2. М., 1982. 239, 292, 338; Т. 3. Ч. 1. М., 1984. С. 33). До октяб­ря 1568 г. князь Борис Засе­кин соби­рал кор­ма и пошли­ны в Ряж­с­ке. В мае-июле 1584 г. с чином околь­ни­че­го засе­дал в Мос­ков­ской суд­ной пала­те и при­ни­мал уча­стие в рас­сле­до­ва­ние зло­упо­треб­ле­ний раз­ряд­но­го дья­ка А. В. Шере­фе­ди­но­ва (Акты юри­ди­че­ские или собра­ние форм ста­рин­но­го дело­про­из­вод­ства. СПб. 1838. С. 59-62; Юшков А. Акты XIII–XVIII вв., предо­став­лен­ные в Раз­ряд­ный при­каз пред­ста­ви­те­ля­ми слу­жи­лых фами­лий после отме­ны мест­ни­че­ства. Ч. 1 (1257–1613 гг.). М., 1898. С. 201, 203; Анто­нов А.В. 1) К родо­сло­вию Поле­вых XVI века // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 6. М., 2000. С. 177; 2) Част­ные архи­вы рус­ских фео­да­лов XV–начала XVII века // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 8. М., 2002. № 1179, 3594). В апре­ле 1587 г. околь­ни­чий, являл царю Федо­ру Ива­но­ви­чу швед­ско­го послан­ни­ка в Москве, давал помин­ки (Памят­ни­ки дипло­ма­ти­че­ских сно­ше­ний Древ­ней Рос­сии с дер­жа­ва­ми ино­стран­ны­ми. Т 1. СПб., 1851. С. 975, 980, 984).В 1588 г., 24 июля, у царя Фео­до­ра Иоан­но­ви­ча обе­да­ли: боярин Фео­дор Ники­то­вич Юрьев (впо­след­ствии пат­ри­арх Фила­рет), князь Фео­дор Дмит­ри­е­вич Шесту­нов и князь Засе­кин, быв­ший в этот день име­нин­ни­ком. В июле 1591 г. вое­во­да в Ряза­ни (Акты слу­жи­лых зем­ле­вла­дель­цев XV–начала XVII в. Т. 4. М., 2008. № 96). До 1595-1596 гг. писец на Ваге (Весе­лов­ский С.Б. Сош­ное пись­мо. Иссле­до­ва­ние по исто­рии кадаст­ра и посош­но­го обло­же­ния Мос­ков­ско­го госу­дар­ства. Т. 2. М., 1916. С. 579).
Умер в 1589 г.
До 1576/1578 г. князь Борис Засе­кин вла­дел поме­стьем в Василь­цо­ве стане Мос­ков­ско­го уез­да (затем оно пере­шло к Шоку­ро­вым) дерев­ней Ага­фи­до­во и 6 пусто­ша­ми (100 чет­вер­тей доб­рой зем­ли). В 1577/1578 г. он вла­дел в поме­стье селом Озер­ко с 10 дерев­ня­ми (153 чет­вер­ти доб­рой зем­ли) в Похрян­ском стане Коло­мен­ско­го уез­да (Пис­цо­вые кни­ги Мос­ков­ско­го госу­дар­ства XVI в. Ч. 1. Отд. 1. СПб., 1872. С. 41, 487, 488). За кня­зем Бори­сом Засе­ки­ным в поме­стье были дерев­ни Ско­ко­во Боль­шое и Она­ньи­но Пег­лов­ско­го стане Ростов­ско­го уез­да (Стрель­ни­ков С.В. Зем­ле­вла­де­ние в Ростов­ском крае в XIV–первой тре­ти XVII века. М.; СПб., 2009. С. 110).
~ Гли­ке­рия 1594/97 Кобыл.стана (1629г.)– Засе­кин кн Федор княж Ондре­ев поме­стья в пуст что была д.Олелюхина (пуст) Понис­ско­го ста­на (кон.16— за вдо­вой Луке­рьей Бори­со­вой ж с детьми Пет­ром и Лари­о­ном – 1/3 с.Васильева Борт­ни­ки тож.
13.11. Дмит­рий Пет­ро­вич (1550,1565)
— 3ст.дворов.сын-боярск. помещ.-кн.Ярославль-у. 2С:Петр.Вас. ПЕСТ­РЫЙ. ДАВЫД­КОВ­СКИЙ
Тысяч­ник 3-й ста­тьи из Яро­слав­ских кня­зей. В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Яро­слав­ских кня­зей (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 62, 122). В Полоц­ком похо­де 1562/63 г. при­бран в яса­у­лы (Кни­га Полоц­ко­го похо­да 1563 г. (Иссле­до­ва­ние и текст) / Подг. текст К. В. Пет­ров. СПб., 2004. С. 50). С дру­ги­ми детьми бояр­ски­ми 8 мар­та 1564 г. пору­чил­ся по И. В. Боль­шо­му Шере­ме­те­ву в его вер­но­сти в 10 тыс. руб. (Анто­нов А.В. Поруч­ные запи­си 1527–1571 годов // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. М., 2004. С. 32). В 1565 г. сослан в Казан­ский край (Мате­ри­а­лы по исто­рии наро­дов СССР. Вып. 2. Мате­ри­а­лы по исто­рии Татар­ской АССР. Пис­цо­вая кни­га г. Каза­ни 1565–1568 гг. и 1646 г. Л., 1932. С. 14). В 1565-1568 гг. имел двор в Каза­ни: Посад Казан­скои и дво­ры вся­ких людеи…Тою ж Спас­кою ули­цею от горо­да с пло­ще­ди дво­ры по левои стороне…Двор кня­зя Дмит­рея княж Пет­ро­ва сына Засе­ки­на, что были два дво­ра посац­ких людеи. Один Ники­тин Никит­ни­ко­ва дали кня­зю Дмит­рею вое­во­ды, оце­ня, и по цене за двор дал князь Дмит­реи Микит­ке один­нат­цеть руб­лев с пол­ти­ною. А дру­гои двор князь Дмит­реи купил у Олеш­ки у Вощешни­ко­ва. [Источ­ник: http://​zz​-project​.ru/​1​5​6​6​-​1​5​6​8​-​k​a​z​a​n​s​k​i​j​-​u​e​z​d​-​p​e​r​e​p​i​s​-​b​o​r​i​s​o​v​a​-​i​-​k​i​k​i​n​a​/​2​5​0​-​1​5​6​5​-​6​8​-​g​g​-​p​o​s​a​d​-​k​a​z​a​n​s​k​o​i​-​i​-​d​v​o​r​y​-​v​s​y​a​k​i​k​h​-​l​y​u​dei 1565-68 гг — Спи­сок с пис­цо­вых книг окол­ни­че­го Мики­ты Васи­лье­ви­ча Бори­со­ва да Дмит­рея Ондре­ева сына Кики­на 7074, 7075 и 7076 годов]
б/д
14.11. Афа­на­сий Пет­ро­вич (1550+до—1594+до)
3С:Петр.Вас. ПЕСТ­РЫЙ. ДАВЫД­КОВ­СКИЙ.
б/д
княж­на Улья­на Пет­ров­на (1566)
1566 — вдо­ва, в архи­ве Кирил­ло-Бело­зер­ско­го мона­сты­ря обна­ру­жи­ва­ет­ся под­лин­ник меже­вой гра­мо­ты, состав­лен­ной кня­ги­ней Улья­ной Согор­ской «пого­во­ря с стар­цы собор­ны­ми Кири­ло­ва мона­сты­ря» (1566 г.) [РГА­ДА. – Ф. 281 (Гра­мо­ты кол­ле­гии эко­но­мии). – № 9700.]. В ней уточ­ня­лась гра­ни­ца меж­ду кня­же­ской и мона­стыр­ской вот­чи­на­ми (про­ве­ден­ная шестью деся­ти­ле­ти­я­ми ранее в разъ­ез­жей 1500–1506 гг.).
~ кн. Иван Ива­но­вич Лыс­ков Согор­ский
Иван Пет­ро­вич Пест­ро­го-сын (—1551+до)
— мла­де­нец, С:Петр.Вас. ДАВЫД­КОВ­СКИЙ :Мар­фа /ин.Маримьяна/
Осип Пет­ро­вич (1550?)
4С:Петр.Вас. ПЕСТ­РЫЙ. ДАВЫД­КОВ­СКИЙ.
Фома Пет­ро­вич (—1550+до)
— мла­де­нец, С:Петр.Вас. ДАВЫД­КОВ­СКИЙ :Мар­фа /ин.Маримьяна/
князь Иван Ива­но­вич Воло­ди­ме­ров Сан­ды­рев­ский Засе­кин (1550,—1565/78,Казань-у.)
— сын Ив.Дм.Вл-ча; помещ.-кн.Ярославль-у.
Тысяч­ник 3-й ста­тьи из Яро­слав­ских кня­зей. В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Яро­слав­ских кня­зей с поме­той «умре» (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 62, 122). По Бояр­ской кни­ге 1556/57 г. был воло­сте­лем на Ухте и Карач-Шол­ге Устюж­ско­го уез­да с октяб­ря 1551 г. до 1 октяб­ря 1553 г. Где точ­но рас­по­ло­же­но ука­зан­ное корм­ле­ние, ска­зать труд­но. Ухта — при­ток р. Ижмы — нахо­ди­лась в сред­нем тече­нии Выче­гды, по ней про­хо­дил вод­ный путь из Ижмы на Вымь, види­мо, и рас­по­ло­жен­ные на ней воло­сти (или волость) носи­ли одно­имен­ное назва­ние, но где была Кара [ч]-Шолга, неяс­но, хотя, веро­ят­но, это назва­ние долж­но про­ис­хо­дить от р. Шол­ги, при­то­ка Юга. Запи­сан в 18 ста­тью. Оклад 17 руб. Вот­чи­ны за ним соха без тре­ти, поме­стье в 68 чет­вер­тей. По ста­ро­му смот­ру людей его в Каза­ни на году 4 (ч) на конех, в них 3 в доспе­сех, (ч) в теги­ляе. В Сер­пу­хо­ве смотр не был — годо­вал в Каза­ни. А лета 7060 чет­вер­та­го в Каза­ни на году сам 27 в доспе­се на коне; людей его 3 (ч) в доспе­сех да (ч) в теги­ляе, да конь прост; поме­стья ска­зал на 200 чети, вот­чи­ны ска­зал 3 выти сохи. А по уло­же­нью взя­ти с него з [90] зем­ли 5 (ч) в доспе­сех. И не додал (ч) в доспе­се да на теги­ляй­но­го (ч) доспе­ху. А по ново­му окла­ду дати /Л. 39 об./ на его голо­ву во 18 ста­тье 17 руб­лев да на люди з зем­ли 4 руб­ли, а не дода­ти ему 6 руб­лев. (Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. М., 2004. С. 90-91). В 1565 г. отправ­лен в ссыл­ку в Казань, вла­дел поме­стьем в Казан­ском уез­де (РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 643. Л. 360 об.; Скрын­ни­ков Р.Г. Цар­ство тер­ро­ра. СПб., 1992. С. 248). Был убит казан­ски­ми луго­вы­ми людь­ми (чере­ми­сой) (Памят­ни­ки исто­рии рус­ско­го слу­жи­ло­го сосло­вия / Сост. А. В. Анто­нов. М., 2011. С. 51).
В 1550-1556 гг. князь Иван Ива­но­вич Засе­кин дал Спа­со-Пре­об­ра­жен­ско­му мона­сты­рю дерев­ни Гри­дин­ское, Пожа­ро­во, Засе­ки­но (Зей­с­ко­во), Роман­цо­во и почи­нок Пустошь в Яро­слав­ском уез­де. Душе­при­каз­чи­ка­ми назва­ны дядья князь Васи­лий Дмит­ри­е­вич Засе­кин и князь Гри­го­рий Ива­но­вич Щети­нин. Сре­ди послу­хов князь Андрей Пет­ро­вич Солн­цев (Анто­нов А.В. 1) Акты Яро­слав­ских мона­сты­рей и церк­вей XIV–начала XVII веков // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 1. М., 1997. № 72; Яро­слав­ские мона­сты­ри и церк­ви в доку­мен­тах XVI – нача­ла XVII века // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 5. М., 1999. № 8). В 1577/1578 г. в Мещер­ской воло­сти Коло­мен­ско­го уез­да за кня­ги­ней Дарьей, женой кня­зя Ива­на Вла­ди­ми­ро­ва-Засе­ки­на, нахо­ди­лась вот­чи­на, «что ей дано про­тив мужа ее, что было после мужа ее за сыном ее за кня­зем Ива­ном, Яро­слав­ские вот­чи­ны села Нов­лен­ско­го с дерев­ня­ми», сель­цо Коря­ков­ское с дерев­ня­ми (100 чет­вер­тей земли).[ПКМГ. Ч. 1, отд. 1. С. 546-547]. Неиз­вест­но, когда имен­но у кня­зя И. И. Засе­ки­на с сыном была изъ­ята вот­чи­на в Яро­слав­ском уез­де: вслед­ствие Казан­ской ссыл­ки или вклю­че­ния Яро­слав­ля в оприч­ную тер­ри­то­рию в янва­ре 1569 г. В родо­слов­це Обо­лен­ско­го ска­за­но, что кня­зя И. И. Сан­ды­рев­ско­го уби­ли «казан­ские луго­вые люди. А Ива­нов сын Иван же» [ПИРСС. С. 51.]. Веро­ят­но, князь И. Засе­кин-Вла­ди­ми­ров-Сан­ды­рев погиб в 1565 г. под Каза­нью, уже нахо­дясь там в ссыл­ке, родо­вую вот­чи­ну насле­до­вал его сын князь Иван, и у него было ото­бра­но село Нов­лен­ское с дерев­ня­ми. А. П. Пав­лов скло­ня­ет­ся к мыс­ли о кон­фис­ка­ции вот­чи­ны Засе­ки­на вслед­ствие Казан­ской ссыл­ки: «После амни­стии 1566 г. ему или его мате­ри уда­лось вер­нуть назад яро­слав­скую вот­чи­ну – ина­че труд­но объ­яс­нить, как кня­ги­ня Дарья смог­ла полу­чить ком­пен­са­цию в Коло­мен­ском уез­де. Пере­се­ле­ние ее из Яро­слав­ско­го в Коло­мен­ский уезд состо­я­лось после 1566 г., ско­рее все­го, с уста­нов­ле­ни­ем оприч­ных поряд­ков в Яро­слав­ле в 1569 г.» [Пав­лов А.П. Госу­да­рев двор и поли­ти­че­ская борь­ба при Бори­се Году­но­ве (1584–1605 гг.). С. 152]. Таким обра­зом, сна­ча­ла вла­де­ние кон­фис­ко­ва­ли, потом вер­ну­ли, и в 1569 г. вновь забра­ли, предо­ста­вив в виде ком­пен­са­ции вот­чи­ну в Коло­мен­ском уез­де.
~ Дарья. По пис­цо­вой кни­ге 1577/78 г. мы узна­ем, что вдо­ва Ива­на Вла­ди­ми­ро­ви­ча Засе­ки­на кня­ги­ня Дарья полу­чи­ла вме­сто яро­слав­ско­го села Нов­лен­ско­го (при­над­ле­жав­ше­го ее сыну Ива­ну) вот­чи­ну в Коло­мен­ском уез­де (ПКМГ. Ч. 1, отд. I. С 546). 65 ААЭ
князь Дани­ил (Пота­пий) Федо­ро­вич Уса­тый Сан­ды­рев­ский Засе­кин (1552,—1556/61.12.26)
— дворов.сын-боярск. помещ.-кн.Ярославль-у. С:Фед.Дм. САН­ДЫ­РЕВ­СКИЙ. :Мария.
В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Яро­слав­ских кня­зей (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 122). По Бояр­ской кни­ге 1556/57 г. дол­жен был при­е­хать на корм­ле­ние в поло­ви­ну воло­сти Нерехты Костром­ско­го уез­да, но не нае­хал, види­мо, из-за того, что волость была пере­ве­де­на на денеж­ный оброк. Запи­сан в 20 ста­тью. Оклад 12 руб. Вот­чи­ны за ним соха без тре­ти, поме­стья нет. Не был на Сер­пу­хов­ском смот­ре, так как годо­вал в Каза­ни (Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. С. 102). По мне­нию Паш­ко­вой дол­жен был нае­хать на корм­ле­ние либо меж­ду мар­том 1553 г. и маем 1555 г., либо в сен­тяб­ре 1555 г. (Паш­ко­ва Т.И. Мест­ное управ­ле­ние в Рус­ском госу­дар­стве пер­вой поло­ви­ны XVI века (намест­ни­ки и воло­сте­ли). М., 2000. С. 172). В Бояр­ской кни­ге Нерехта упо­ми­на­ет­ся четы­ре раза: Илья Ива­нов сын Пле­ще­ев «съе­хал с поло­ви­ны с Нерехты на.. . (про­бел в тек­сте, — Н. Н.), дер­жал два года», т. е. нахо­дил­ся там с 1548/49—1550/51 гг.; его сме­нил Федор Львов сын Шет­нев, кото­рый дер­жал пол-2 году» (пол­то­ра года) и «съе­хал с поло­ви­ны Нерехты на бла­го­ве­ще­ньев день 61» (25 мар­та 1553 г.); «дана была. . . поло­ви­на Нерехты» и кня­зю Дани­и­лу Федо­ро­ву сыну Засе­ки­ну-Сан­ды­рев­ско­му, но «он не наез­жи­вал» (види­мо, в свя­зи с пере­да­чей ее на откуп); а Русин Доро­нин сын Коч­ю­ров, наобо­рот, «нае­хал был на поло­ви­ну Нерехты на нико­лин день веш­ней 63 (9 мая 1555 г.) Князь Дани­ла Сан­ды­рев­ский, имя ему Пота­пий, дал Толг­ско­му мона­сты­рю сель­цо Кар­пи­е­во с дерев­ня­ми (Коз­ля­ков В.Н. Толг­ский мона­стырь XVII в. и его вклад­чи­ки // Яро­слав­ская ста­ри­на: из архи­ва рус­ской про­вин­ции. Яро­славль, 1992. С. 17). До 9 октяб­ря 1563 г. по духов­ной гра­мо­те дал Спа­со-Пре­об­ра­жен­ско­му мона­сты­рю дерев­ни Пет­ру­шин почи­нок, Копо­сов­ское, Зуба­ре­во, Хре­нов­ское и Мура­вье­во в Яро­слав­ском уез­де (Исто­ри­че­ские акты Яро­слав­ско­го Спас­ско­го мона­сты­ря. Т. 1. М., 1896. С. 41, 47-48; Анто­нов А.В. Акты Яро­слав­ских мона­сты­рей и церк­вей XIV – нача­ла XVII веков // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 1. М., 1997. № 94). Сохра­ни­лись сле­ды отпи­са­ния у Яро­слав­ских кня­зей родо­вых вот­чин в Яро­слав­ском уез­де позд­ней осе­нью 1565 г. Кон­фис­ко­вы­вал зем­ли спе­ци­аль­но для этой цели направ­лен­ный в уезд подья­чий Мак­сим Три­фо­нов. В цар­ской гра­мо­те от 1 нояб­ря 1565 г. гово­ри­лось, что дан­ные кня­зем Дани­лой Засе­ки­ным в Спас­ский мона­стырь «вот­чи­ны сво­ей Сан­ды­рев­ска­го села дерев­ню Зуба­ре­во на реч­ке на Роге, дерев­ню Хре­нов­скую на той же реч­ке, дерев­ню Мура­вьев­скую, дерев­ню Копо­сов­скую, дерев­ню Пет­ру­шин­скую и дан­ную им на те дерев­ни дал же, и те де их дерев­ни подья­чий Мак­симъ Три­фо­новъ отпи­салъ назадъ ко княжъ Дани­лов­ской вот­чине къ селу Сан­ды­ре­ву, какъ отпи­сы­валъ вот­чи­ны Яро­слав­скихъ кня­зей. [Вах­ра­ме­ев И.А. Исто­ри­че­ские акты Яро­слав­ско­го Спас­ско­го мона­сты­ря. Т. 1. М., 1896. С. 47-48.]. ~ Улья­на 1563.12.26+до Дмит­рий Васи­лье­вич Сан­ды­рев­ский (1552,--156) дворов.сын-боярск. помещ.-Ростов-у. С::Вас. XXIII коле­но пер­вая ветвь Иван Семе­но­вич Сын или Семе­на Бата­ше­ва или Семе­на Сме­ло­го В 1563/64 г. был в при­ста­вах у царе­ви­ча Бокая в Доро­го­бу­же (Раз­ряд­ная кни­га 1559–1605 гг. М., 1974. С. 18).князь Тимо­фей Ники­тич Сосу­нов Засе­кин (1613) май 1613 г. роз­валь­не­во. хх.24. Иван Ники­тич (1604,1606) моск.жилец.(1604) участ­ник вос­ста­ния Болот­ни­ко­ва С:Нкт.Фед.Ив-ча? 25.24. Иван Пет­ро­вич Селе­ха (1606,--1639.09.) боярин(1606) моск.двн.(1616,1639) моск.стряпчий(1636) воев.Рязань(1606) воев.Стародуб-Северск.(1616) помещ.-Рязань-у. Дво­ря­нин мос­ков­ский. В 1618 г. во вре­мя оса­ды Моск­вы защи­щал Арбат­ские воро­та. Во вре­мя вой­ны с Поль­шей в 1631 г. при­во­дил к при­ся­ге вои­нов, наня­тых на рус­скую служ­бу . 14 октяб­ря 1634 в письме.патриарха Фила­ре­та царю Миха­и­лу Федо­ро­ви­чу гово­рит­ся: "… и веле­ли б те хлеб­ные запа­сы немец­ким людем про­да­вать цело­валь­ни­ком, как цена поды­мет, смот­ря по тамош­не­му делу, чтоб немец­ким людем в кор­ме их нуж не было. А ко кня­зю Ива­ну, госу­дарь, Засе­ки­ну с това­ры­щи велел я, отец твой и бого­мо­лец, послать твою госу­да­ре­ву гра­мо­ту, чтоб он немец­ким пол­ков­ни­ком и капи­та­ном и рот­мист­ром гово­рил накреп­ко, что они дали­ся ваше­му цар­ско­му вели­че­ству в служ­бу про­тив ваше­го госу­да­ре­ва недру­га, пол­ско­го коро­ля сто­я­ти и за вас, вели­ко­го госу­да­ря и за ваше госу­дар­ство с недру­ги". В пись­ме речь идет об ино­стран­ных офи­це­рах пол­ков ново­го строя, наня­тых за гра­ни­цей, глав­ным обра­зом в Шве­ции, пол­ков­ни­ком А. Лес­ли в 1631 г. для уча­стия в Смо­лен­ской войне с Поль­шей. Все­го было наня­то более 5000 сол­дат и офи­це­ров. Это были наем­ни­ки, выход­цы из раз­ных стран Запад­ной Евро­пы, где в это вре­мя была широ­ко рас­про­стра­не­на прак­ти­ка дуэлей. [РГА­ДА Ф. 142. Под­лин­ные цар­ские пись­ма. Оп. 1. № 378. Л. 1–4. Отпуск. Чер­но­вик.] Осталь­ные бояре полу­чи­ли этот чин впер­вые, и для их карье­ры это было насто­я­щим взле­том. Напри­мер, Князь А.Ф. Жиро­вой-Засе­кин имел рань­ше чин околь­ни­че­го. Его род­ствен­ни­ки И.П. Засе­кин и С.П. Засе­кин были все­го лишь жиль­ца­ми. 26.24. Семён Пет­ро­вич (1612) в 1612 вое­во­да в Ряза­ни 1609 - Да зде­ся, госу­дарь, бил челом госу­да­рю Тем­ни­кав­ска­ва уез­ду Крас­най сла­бод­кы госу­да­ре­ва бояри­на кня­зя Семе­на Пет­ро­ви­чя Засе­ки­на кре­стья­нин Тимош­ка Сыр­пя­лыт­ка на каза­чье­ва ата­ма­на на Мики­ту Ива­но­ва сына Казан­ца с тава­ри­щи, что тот Мики­та при­е­жал в сло­ба­ду Крас­ную с сва­и­ми тава­ры­щи да таво Тимош­ку агра­би­ли. А взя­ли у него жере­бец рыж, ина­ход, четы­рех лет, да мужи­ка, да жон­ку; и табе б, госу­дарь пан, пожа­ло­вать велеть сыс­кать того кре­стья­ни­на гра­беж: лошедь, и мужи­ка, и жон­ку, для мое­го чело­би­тья. А яз к тебе, госу­да­рю сво­е­му, пишю, наде­ю­чись на твое к себе вели­кая жало­ва­нья. А яз тобе, госу­да­рю сво­е­му, мало пишю, мно­га челом бию.[1609 г., апре­ля 3. Кня­зя Гри­го­рия Шахов­ско­го с прось­бой отыс­кать жереб­ца, мужи­ка да жен­ку, укра­ден­ных каза­ка­ми у кре­стья­ни­на] 27.24. Фёдор Пет­ро­вич 28.24. Вла­ди­мир Пет­ро­вич 29.24. Ники­та Пет­ро­вич Стряп­чий с пла­тьем с 1627 г., ближ­ний столь­ник с 1636 г вто­рая ветвь 31.19. Гри­го­рий Оси­по­вич Зубок (1560,1591) дворов.сын-боярск. помещ.-кн.Ярославль-у. С:Иосиф.Петр.Вас-ча. Гру­зин­ские цари бес­пре­рыв­но обра­ща­лись к рус­ским царям с прось­бою о защи­те их прав про­тив поку­ше­ний шам­ха­лов на гру­зин­ские зем­ли. По этим жало­бам царь Федор Иоан­но­вич в 1560 году пове­ле­ва­ет кня­зю Гри­го­рию Засе­ки­ну идти про­тив Госу­да­ря Шев­ка­лов. В этом пер­вом похо­де рус­ских в Даге­стан, упо­ми­на­е­мом в Обзо­ре дипло­ма­ти­че­ских сно­ше­ний меж­ду рос­сий­ски­ми госу­да­ря­ми и гру­зин­ски­ми царя­ми (изда­ние 1864 года), цар­ское вой­ско, "мно­го заво­е­ва­ло в зем­ле Шев­ка­ла, мно­гих поби­ло, мно­гих поло­ни­ло, и рани­ло само­го Госу­да­ря Шев­ка­ла". Впер­вые в раз­ряд­ных запи­сях по Коре­ле имя Гри­го­рия Оси­фо­ви­ча Засе­ки­на упо­ми­на­ет­ся в 1574-1575 годах. Тогда под кре­по­стью про­изо­шло одно из воен­ных столк­но­ве­ний со шве­да­ми. Рус­ский гар­ни­зон под руко­вод­ством вое­во­ды Васи­лия Кон­стан­ти­но­ви­ча Кобы­ли­на и двух голов - Гри­го­рия Засе­ки­на и его даль­не­го род­ствен­ни­ка Ива­на Андре­еви­ча Засе­ки­на-Солн­це­ва нанес пора­же­ние швед­ским вой­скам. В Моск­ву с "сеун­чем" (доне­се­ни­ем) о побе­де был послан Засекин-Солнцев.[РК 1475-1605 гг. Т. 2. Ч. 2. М., 1982. С.378.] Сле­ду­ю­щий год бра­тья про­дол­жи­ли служ­бу в Коре­ле под нача­лом ново­го вое­во­ды Миха­и­ла Андре­еви­ча Без­ни­на. В это вре­мя в жиз­ни моло­дых Засе­ки­ных про­изо­шли серьез­ные изме­не­ния, свя­зан­ные с общей поли­ти­че­ской обста­нов­кой в стране. В 1575 году царь Иван Васи­лье­вич совер­шен­но неожи­дан­но для всех отка­зал­ся от пре­сто­ла и поса­дил на трон вме­сто себя слу­жи­ло­го татар­ско­го царе­ви­ча Симео­на Бек­бу­ла­то­ви­ча. "Царь" Симе­он слу­жил под­став­ной фигу­рой, кото­рую в любой момент мож­но было ото­дви­нуть в сто­ро­ну. Так и слу­чи­лось через пол­го­да. В 1576 году Иван Гроз­ный низ­вел Симео­на Бек­бу­ла­то­ви­ча с пре­сто­ла и дал ему в удел горо­да Тверь и Тор­жок с при­ле­та­ю­щи­ми к ним зем­ля­ми. С это­го вре­ме­ни мно­го­чис­лен­ные Засе­ки­ны, имев­шие вла­де­ния в Бежец­кой пятине, ста­но­вят­ся слу­жи­лы­ми людь­ми ново­го удель­но­го кня­зя. С ним, с его дво­рян­ским пол­ком они ходи­ли в поход, состав­ля­ли его двор. В 1577 году Ливо­нию вошла огром­ная рус­ская армия. Мно­же­ство горо­дов и зам­ков сда­лось на милость побе­ди­те­лей, не ока­зав сопро­тив­ле­ния. Шествие войск было поис­ти­не три­ум­фаль­ным и каза­лось, что конеч­ная цель мно­го­лет­ней вой­ны нако­нец-то будет достиг­ну­та. Став­ку на окон­ча­тель­ную побе­ду, по всей веро­ят­но­сти, дела­ло и рус­ское пра­ви­тель­ство. Воз­глав­лял поход сам Иван Гроз­ный, вме­сте с ним со сво­и­ми пол­ка­ми и дво­ра­ми участ­во­ва­ли царе­вич Иван Ива­но­вич и удель­ный твер­ской князь Симе­он Бек­бу­ла­то­вич. Сбор всей армии наме­чал­ся в нача­ле мая в Нов­го­ро­де, и 3 мая Иван Васи­лье­вич про­из­вел смотр "кор­пу­са" Симео­на Бек­бу­ла­то­ви­ча. Про­стран­ные редак­ции раз­ряд­ных книг сохра­ни­ли подроб­ное опи­са­ние дво­ра удель­но­го кня­зя. В его соста­ве пора­зи­тель­но мно­го Засе­ки­ных: "у саа­да­ка" (кол­ча­на), у вто­ро­го "саа­да­ка", "у щита", "у копий" и т.д. Види­мо, те Засе­ки­ны, что были посе­ле­ны на тер­ри­то­рии Бежец­кой пяти­ны, соста­ви­ли зна­чи­тель­ную часть дво­ра удель­но­го кня­зя. Сре­ди про­чих Засе­ки­ных мы встре­ча­ем и Гри­го­рия Оси­фо­ви­ча, зна­чив­ше­го­ся при Симеоне "у копия". [РК 1475-1605 гг Т.2. 4.2. М„ 1982. С. 437.]. Осе­нью 1577 года в горо­док Три­ка­тен в Ливо­нии на корот­кий срок были назна­че­ны млад­ши­ми вое­во­да­ми И.А.Засекин-Солнцев и Гри­го­рий Засе­кин. В раз­ряд­ной кни­ге так гово­рит­ся об этой служ­бе: "... в Тре­кра­те Ники­та Тимо­фе­е­вич Бутур­лин да Алек­сей Юшков; в остро­ге царя Симео­на боярин Гри­го­рий Ники­тич Бори­сов; да на вылас­ке быть князь Иван (Сон­цев) да князь Гри­го­рей Засе­ки­ны". 7 июля 1579 года рус­ские части под коман­до­ва­ни­ем быв­ше­го корель­ско­го вое­во­ды М.А.Безнина дви­ну­лись в раз­ве­доч­ный поход за Дви­ну. Нача­ло похо­да ока­за­лось успеш­ным, армия одер­жа­ла пер­вые побе­ды и с вестью о них (с "сеун­чем") посла­ли млад­ше­го вое­во­ду Гри­го­рия Оси­фо­ви­ча Засе­ки­на. [РК 1475 - 1598 гг. М., 1966. С. 294; РК1475 -1605 гг. Т.З. Ч. 1. М., 1984. С.75-76.] Сле­ду­ю­щий раз упо­ми­на­ет­ся Гри­го­рий Засе­кин как участ­ник бое­вых дей­ствий в 1580 году при том же город­ке Коре­ле - вме­сте с бояри­ном Г. Н. Бори­со­вым-Бороз­ди­ным и кня­зем И. А. Солн­це­вым. В тот год вновь после серии неудач и отступ­ле­ний рус­ские вой­ска суме­ли нане­сти про­тив­ни­ку ряд чув­стви­тель­ных уда­ров. В 1580 г. был вто­рым вое­во­дой сто­ро­же­во­го пол­ка на Коломне, а затем пер­вым вое­во­дой пере­до­во­го пол­ка в Калу­ге. В город при­сла­ли еще одно­го вое­во­ду "Смер­да Ива­но­ва сына Пле­ще­е­ва". Ему было веле­но "... нашим делом и зем­ским про­мыш­лять вме­сте с вое­во­дою со князь Васи­льем Лоба­но­вым да с вами князь Гри­го­рей Засе­кин". Одна­ко, как мы видим из жало­бы Лоба­но­ва и Засе­ки­на, их новый това­рищ попы­тал­ся взять всю пол­но­ту вла­сти в свои руки: "...гон­цов пере­ни­мал и к царю отпус­кал, а к ним (Лоба­но­ву и Засе­ки­ну - Э.Д.) тех гон­цов не при­сь­шал и по укра­ин­ным горо­дам вестей ни писал". В послан­ной из Моск­вы гра­мо­те каж­до­му вое­во­де жест­ко пред­пи­сы­ва­лось зани­мать­ся кру­гом вопро­сов в пре­де­лах сво­ей ком­пе­тен­ции и на Коломне жить вме­сте друж­но. [РК 1475-1605 гг. Т.З. Ч. 1. М., 1984. С.157]. Вес­ной 1581 года впер­вые в жиз­ни Г.О.Засекин полу­чил долж­ность пер­во­го глав­но­го вое­во­ды в Михай­ло­ве, хоро­шо укреп­лен­ной кре­по­сти на высо­ком бере­гу реки Пронь"на поль­ской украйне". Осад­ным вое­во­дой к нему опре­де­ли­ли Сте­па­на Бекле­ми­ше­ва. На Михай­ло­ве Засе­кин вое­вод­ство­вал до вес­ны 1582 года". [РК 1475-1605 гг. Т.З. Ч. 1. М., 1984. С.198] В 1583 году он уже вое­вод­ству­ет в г. Ала­ты­ре, в мощ­ной кре­по­сти на сты­ке рек Суры и Ала­тыр­ки - со рвом, валом, кре­пост­ной дере­вян­ной сте­ной и баш­ня­ми. В Ала­ты­ре Гри­го­рий Оси­фо­вич вое­вод­ство­вал три года - с вес­ны 1583 по нача­ло 1586.Обороне Ала­ты­ря госу­дар­ство при­да­ва­ло боль­шое зна­че­ние, пото­му и назна­чен был туда видав­ший виды вое­во­да. Про­был он здесь на госу­да­ре­вой служ­бе бес­пре­це­дент­но дол­гий срок - око­ло 4-х лет. Будучи ала­тыр­ским вое­во­дой, участ­во­вал Засе­кин в подав­ле­нии мяте­жа ино­род­цев на Казан­щине, куда при­был во гла­ве кон­но­го пол­ка. Рас­се­ян­ные, мятеж­ни­ки одна­ко дол­го не сда­ва­лись, нано­ся чув­стви­тель­ные уда­ры цар­ским вой­скам вне­зап­ны­ми набе­га­ми, исполь­зуя хоро­шее зна­ние мест­но­сти и имея под­держ­ку тамош­не­го насе­ле­ния. Что­бы закре­пить­ся в неспо­кой­ном крае, при­слан­ные сюда вое­во­ды Г.О. Засе­кин и М.Г. Волын­ский "поста­ви­ли на луго­вой сто­роне в Чере­ми­се Шан­чу­рин горо­док" (ныне Сан­чурск Киров­ской обла­сти). Это было летом 1584 года. В 1585 г. был одним из вое­вод в боль­шом пол­ку в горо­де Шан­г­ю­рин «...для бере­же­ния от луго­вых чере­мис». Опыт Засе­ки­на как фор­ти­фи­ка­то­ра был исполь­зо­ван и в 1586 году, когда он вме­сте со стре­лец­ким голо­вой Ф.Е. Ель­ча­ни­но­вым и дум­ным дья­ком И.Ф. Страш­не­вым закла­ды­вал город-кре­пость Сама­ру. Акция эта вызва­ла боль­шое неудо­воль­ствие ногай­ско­го кня­зя Уру­са, кото­рый в пись­ме рус­ско­му царю выра­зил свою оби­ду на то, что тот "в четы­рех местах горо­ды ста­ви­ти: на Уфе, да на Уве­ке, да на Сама­ре, да на Белой Волош­ке. А теми места­ми твои деды и отцы вла­де­ли ли?" Упо­ми­на­ние про город на Уве­ке гово­рит о том, что мысль о зало­же­нии Сара­то­ва вита­ла в умах пра­ви­те­лей мос­ков­ских задол­го до 1590 года,- если извест­но было сие аж за четы­ре года до того даже в ногай­ских вла­де­ни­ях. Но как бы ни про­ти­вил­ся ногай­ский князь учре­жде­нию Сама­ры, город этот вско­ре был постав­лен. И пер­вым вое­во­дой его стал Г.О. Засе­кин, пере­ме­щен­ный сюда из Ала­ты­ря. Изве­стен эпи­зод из самар­ской жиз­ни Засе­ки­на, кото­рый про­ли­ва­ет свет на его каче­ства как чело­ве­ка дол­га и реши­тель­ных дей­ствий. Осе­нью 1586 года объ­явил­ся на Вол­ге ата­ман Мат­вей Меще­ряк, сото­ва­рищ Ерма­ка, кото­рый, ослу­шав­шись царя, не вер­нул­ся в Сибирь, как это пред­пи­сы­вал госу­да­рев указ, а начал гра­бить ногай­ские улу­сы в яиц­ких сте­пях. Рань­ше была отправ­ле­на Меще­ря­ку цар­ская гра­мо­та, в коей обе­ща­но ата­ма­ну и каза­кам "вины отдать", еже­ли те пой­дут на цар­скую служ­бу в Аст­ра­хань. Ата­ман с 150 каза­ка­ми явля­ет­ся в Сама­ру, имея буд­то наме­ре­ние съе­хать на волж­ские низы, но на тре­бо­ва­ние Засе­ки­на сдать добы­чу, захва­чен­ную у нога­ев, отве­ча­ет отка­зом. В резуль­та­те Меще­ряк с "заедин­щи­ка­ми" ока­зы­ва­ет­ся под аре­стом у Засе­ки­на, а осталь­ных вро­де бы уда­ет­ся отпра­вить вниз по Вол­ге. Но обна­ру­жи­ва­ет­ся заго­вор и выяв­ля­ет­ся тай­ное наме­ре­ние ата­ма­на захва­тить и сжечь Сама­ру. Засе­кин про­во­дит "сыск", не стес­ня­ясь при­ме­нять жесто­кие пыт­ки. Резуль­та­ты "сыс­ка" сооб­ща­ют­ся в Моск­ву, и отту­да цар­ский нароч­ный при­во­зит суро­вый при­го­вор: всех аре­сто­ван­ных каз­нить. И мар­тов­ским утром 1587 года на пло­ща­ди ново­по­став­лен­ной Сама­ры при­на­род­но вое­во­да при­во­дит при­го­вор в испол­не­ние: заго­вор­щи­ки были пове­ше­ны. "Лицо его спо­кой­но было, не дрог­ну­ла рука его..." - таков он был, наш пер­вый началь­ный чело­век. В 1591 волж­ский ата­ман Мики­та Бол­дырь «бил челом» за себя и за сво­их 40 това­ри­щей – каза­ков, что их «в про­шлом де 97 году (1588/1589 г.) гро­ми­ли на Вол­ге Чер­ка­сы … и рани­ли, и дер­жа­ли его у себя в поло­ну шесть недель, и он от них ушел, да у них же деи он поимал трех чело­век каза­ков воров и при­вел на Пере­во­ло­ку к вое­во­де ко кня­зю Гри­го­рью Засе­ки­ну, да к Ива­ну Нащо­ки­ну». Под «Чер­ка­са­ми» под­ра­зу­ме­ва­ют­ся запо­рож­ские каза­ки, кото­рые часто дей­ство­ва­ли вме­сте с дон­ски­ми и волж­ски­ми каза­ка­ми. Напа­де­ние этих воров­ских каза­ков ата­ма­на Бори­са Тата­ри­на и чер­ка­сов на отряд Мики­ты Бол­ды­ря про­изо­шло в рай­оне Зме­е­вых гор (рай­он совре­мен­но­го Воль­ска). Сле­ду­ет отме­тить, что Мики­та Бол­дырь бежал от чер­ка­сов не к Сара­то­ву, кото­ро­го тогда (в 1588/89 г.) ещё не суще­ство­ва­ло, а даль­ше вверх по Вол­ге в сто­ро­ну Сама­ры. Вско­ре Мики­та Бол­дырь повстре­чал кара­ван, на кото­ром нахо­дил­ся вое­во­да князь Г. О. Засе­кин со сво­и­ми людь­ми. Гри­го­рий Оси­по­вич Засе­кин в это вре­мя направ­лял­ся из Сама­ры стро­ить новый город на Пере­во­ло­ке (Цари­цын). Ата­ман Бол­дырь при­со­еди­нил­ся к отря­ду Г. О. Засе­ки­на, про­плыл мимо памят­но­го места сво­е­го недав­не­го погро­ма и рай­о­на буду­ще­го Сара­то­ва, а затем при­нял уча­стие в стро­и­тель­стве ново­го горо­да Цари­цы­на. Из это­го ново­го горо­да Цари­цы­на вое­во­да Г. О. Засе­кин в том же 1589 г. отпра­вил «детей бояр­ских Оста­фья Солов­цо­ва, да Ива­на Верев­ки­на, да Гав­ри­ла Лева­шо­ва» со стрель­ца­ми, а так­же ата­ма­на Мики­ту Бол­ды­ря с каза­ка­ми в рай­он Кур­дю­ма, Чар­ды­ма и Кереш­ки, кото­рые слу­жи­ли гнез­дом для воров­ских каза­ков ата­ма­на Андрюш­ки Голо­ща­па. Князь Г. О. Засе­кин, по-види­мо­му, знал, что в бли­жай­шее вре­мя ожи­да­ет­ся при­бы­тие важ­ных посоль­ских кара­ва­нов, напа­де­ние на них мог­ло быть чре­ва­то круп­ны­ми меж­ду­на­род­ны­ми ослож­не­ни­я­ми. Поэто­му вое­во­да пред­при­нял необ­хо­ди­мые меры для рас­чист­ки вод­но­го про­стран­ства. Окрест­но­сти буду­ще­го Сара­то­ва в то вре­мя были излюб­лен­ным местом оби­та­ния мно­гих волж­ских ата­ма­нов. В резуль­та­те этой экс­пе­ди­ции воров­ские каза­ки были раз­гром­ле­ны, а их ата­ман А. Голо­щап взят в плен и при­ве­ден в новый город Цари­цын. Далее в сво­ей чело­бит­ной ата­ман Мики­та Бол­дырь сооб­ща­ет важ­ные све­де­ния об осно­ва­нии Сара­то­ва: «Да в 98 (7098 г. – 1589/90 г.)же году посы­ла­ли его из нова­го горо­да с Сара­то­ва вое­во­да князь Гри­го­рей Засе­кин да Федор Туров с сот­ни­ком стре­лец­ким с Ива­ном с Бирю­е­вым для воров­ских ата­ма­нов и каза­ков, и они деи изы­ма­ли на Мед­ве­ди­це воров­ско­го ата­ма­на Тре­ню Щего­ле­ва и при­ве­ли на Сара­тов». Таким обра­зом, к 31 авгу­ста 1590 г. (конец 7098 года) город Сара­тов уже суще­ство­вал. Чело­бит­ная Мики­ты Бол­ды­ря – это пер­вое упо­ми­на­ние в акто­вых мате­ри­а­лах о суще­ство­ва­нии Сара­то­ва, о его пер­вых вое­во­дах Гри­го­рии Засе­кине и Федо­ре Туро­ве, а так­же о соста­ве гар­ни­зо­на новой кре­по­сти. Из это­го горо­да вое­во­ды Засе­кин и Туров в соот­вет­ствии с госу­да­ре­вым нака­зом орга­ни­зо­ва­ли экс­пе­ди­цию для борь­бы с воров­ски­ми каза­ка­ми на Вол­ге. В доне­се­нии царю Федо­ру Ива­но­ви­чу сара­тов­ский вое­во­да князь Гри­го­рий Засе­кин сооб­щал, что в состав отря­да Ива­на Бирю­е­ва вхо­ди­ли казан­ские кон­ные стрель­цы, а так­же волж­ские ата­ма­ны Мики­та Бол­дырь, Офо­ня Губарь, Тро­фим Лаври­нов, Иван Пого­ня­ев: «В нынеш­нем 99 (1590/1591) году писа­ли ко госу­да­рю из Сара­то­ва вое­во­да князь Гри­го­рей Засе­кин да Федор Туров: по госу­да­ре­ву нака­зу посы­ла­ли они за воров­ски­ми каза­ка­ми…». Таким обра­зом, как отме­чал С. С. Крас­но­дуб­ров­ский, «в 7099 году (1590/1591) Сара­тов уже являл­ся адми­ни­стра­тив­ным цен­тром, куда идут госу­да­ре­вы рас­по­ря­же­ния, т. е. имен­но тем, что мы назы­ва­ем горо­дом». В ходе этой новой экс­пе­ди­ции, о кото­рой докла­ды­ва­ли царю Федо­ру Ива­но­ви­чу сара­тов­ские вое­во­ды Засе­кин и Туров, был пой­ман воров­ской ата­ман Тре­ня Щего­лев из ста­ни­цы Сав­вы Дол­го­го. Прав­да, само­го Сав­ву Дол­го­го пой­мать не уда­лось. Вое­во­да писал: «А Сава Дол­гой с това­ри­щи у них утек». Мне­ние сара­тов­ско­го кра­е­ве­да В. Н. Семе­но­ва, что «вско­ре при­ве­ли в Сара­тов пой­ман­ных ата­ма­нов Тре­лю Щего­ле­ва и Сав­ву Дол­го­го», сле­ду­ет при­знать оши­боч­ным. По-види­мо­му, эти собы­тия про­ис­хо­ди­ли в самом нача­ле 7099 года (в сен­тяб­ре 1590 г.). Фра­за «писа­ли госу­да­рю…» озна­ча­ет, что в 7099 г. (1590/91 г.) доне­се­ние Засе­ки­на и Туро­ва из Сара­то­ва уже было полу­че­но в Москве, а не явля­ет­ся вре­ме­нем отправ­ки дан­но­го доне­се­ния из Сара­то­ва, но это не меня­ет сути дела. Отме­тим для себя, что это доне­се­ние писа­ли оба вое­во­ды Сара­то­ва, Засе­кин и Туров, сле­до­ва­тель­но, к момен­ту отправ­ки дан­но­го доку­мен­та Гри­го­рий Оси­по­вич Засе­кин ещё нахо­дил­ся в Сара­то­ве. Хоро­шо извест­но, что в 1591 г. в Сара­то­ве оста­вал­ся один Федор Туров, а князь Гри­го­рий Засе­кин убыл из горо­да к ново­му месту служ­бы. Вес­ной 1591 г. он полу­чил назна­че­ние на Кав­каз, в недав­но постро­ен­ный Тер­ский горо­док, поэто­му толь­ко в 1590 г. Засе­кин и Туров мог­ли вдво­ем писать это доне­се­ние. В Кни­гах раз­ряд­ных име­ет­ся сле­ду­ю­щая запись о собы­ти­ях вес­ны 1591 г.: «А на Терек с вес­ны госу­дарь послал вое­вод сво­их князь Гри­го­рья Оси­по­ви­ча Зуб­ка Засе­ки­на да кня­зя Пет­ра князь Михай­ло­ва сына Шехов­ско­во да голо­ву Ива­на Губи­на». В Тер­ках про­тив него зате­ва­ет мест­ни­че­ское дело вто­рой вое­во­да князь Петр Михай­ло­вич Шахов­ский. В пред­две­рии гото­вя­ще­го­ся воен­но­го похо­да Москва не ста­ла раз­би­рать­ся в этом спо­ре, а выда­ла Шахов­ско­му без­мест­ную гра­мо­ту "... в той служ­бе; а как им та тер­ская служ­ба минет­ца, ино им госу­дарь велел суд дать в оте­че­стве"'. Таким обра­зом, реше­ние спор­но­го вопро­са было отло­же­но на потом, а "без­мест­ной" гра­мо­той как бы сни­ма­лось с Шахов­ско­го его воз­мож­ное бес­че­стье. Впо­след­ствии Шахов­ский смог под­нять­ся до чина бояри­на и, види­мо, у него были серьез­ные осно­ва­ния судить­ся с Засе­ки­ным. Одна­ко спо­ру это­му не дано было завер­шить­ся. В про­стран­ной редак­ции Раз­ряд­ных книг в стро­ках посвя­щен­ных собы­ти­ям 1592 года гово­ри­лось: "... Князь Гри­го­рия Засе­ки­на на Тер­ке не ста­ло в сотом году". [Цар­ский наказ аст­ра­хан­ским вое­во­дам кня­зю Сиц­ко­му и Пуш­ки­ну. 1591 г. // Акты исто­ри­че­ские, собран­ные и издан­ные Архео­гра­фи­че­ской комис­си­ей (далее – АИ). СПб., 1841. Т. 1. № 230. С. 436–437. См. так­же : Тру­ды СУАК. Т. 2., вып. 2. Сара­тов, 1890. С. 456–457. АИ. СПб., 1841. Т. 1, № 230. С. 445–446. Крас­но­дуб­ров­ский С. С. Год осно­ва­ния Сара­то­ва. Речь на тор­же­ствен­ном засе­да­нии СУАК 12 декаб­ря 1889 г. // Тру­ды СУАК. Т. 2, вып. 2. Сара­тов, 1890. С. 463. Семе­нов В. Н. Началь­ные люди Сара­то­ва. От пер­во­го вое­во­ды до послед­не­го пер­во­го сек­ре­та­ря. Сара­тов, 1998. С. 22. Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605. Т. 3, ч. 3 / сост. Л. Ф. Кузь­ми­на, под ред. В. И. Буга­но­ва. М., 1987. С. 197.] княж­на Соло­мо­ни­да Оси­пов­на Засе­ки­на – в 1572/73 г. упо­ми­на­ет­ся в куп­чей деве­ря Васи­лия (Шума­ков С.А. Обзор Гра­мот Кол­ле­гии эко­но­мии. М., 2002. Вып. 5. № 220). Она при­хо­ди­лась сест­рой мос­ков­ско­му дво­ря­ни­ну кня­зю Гри­го­рию Оси­по­ви­чу Зуб­ку Засе­ки­ну (Рыбал­ко Н.В. Рос­сий­ская при­каз­ная бюро­кра­тия в Смут­ное вре­мя нача­ла XVII сто­ле­тия. Дис­сер­та­ция кан­ди­да­та исто­ри­че­ских наук. Вол­го­град, 2001. С. 172). Доче­ри А. Я. Щел­ка­ло­ва заму­жем за кн. Васи­ли­ем Гри­го­рье­ви­чем Дого­ру­ко­вым Чер­то­вым и за кн. Васи­ли­ем Васи­лье­ви­чем Голи­цы­ным (Кобе­ко Д.Ф. Дья­ки Щел­ка­ло­вы. СПб., 1908.С.9, 11; Акты слу­жи­лах зем­ле­вла­де­льев XV – нача­ла XVII века. Т. 1. М., 1997. № 317). ~ Андрей Яко­вле­вич Щел­ка­лов 32.24. Иван Федо­ро­вич (---1606/10,Москва) помещ. 1С:Фед.Ив.Фед-ча СЛЕ­ПОЙ. 1577 - Жиль­цы все с госу­да­рем: ...Князь Иван княж Федо­ров сын Засекин....[Список бояр, околь­ни­чих и дво­рян, кото­рые слу­жат из выбо­ра, 85 года.//«Акты Мос­ков­ско­го Госу­дар­ства» (АМГ), пуб­ли­ка­ция доку­мен­тов по поли­ти­че­ской и воен­ной исто­рии Рос­сии, издан­ная АН под редак­ци­ей Н. А. Попо­ва и Д. Я. Самок­ва­со­ва (т. 1—3, СПБ, 1890—1901). Том 1-й ] стряп­чий 1636, дво­ря­нин мос­ков­ский и столь­ник 1658 33.24. Васи­лий Федо­ро­вич (1629,1667) моск.двн.(1658-,1667) дворов.сын-боярск. помещ.-Кашира-у. 2С:Фед.Ив.Фед-ча СЛЕ­ПОЙ. кашир­ский горо­до­вой дво­ря­нин 1629, дво­ря­нин мос­ков­ский 1658-1668. 1624, дано Гр.Булатова поме­стье в с.Климовском и п.Черемошне (види­мо в при­да­ное) 1627, дано про­жи­точ­ное дев­ки Анны И: Тутол­ми­на в сц.Климовском 1637, дано баб­ка ево Агр1.Арт.ж.Тутолмина про­жи­точ­ное, да из пороз­жих земель Ст.Тутолмина поме­стье 2 ж. д.Рудневы 1638, посту­пи­лась теща ево вдо­ва Ня.Гр.ж.Булатова ж. сц.Климовского 1674, поме­стье справ­ле­но за детьми Ф: и (В: или Арт.) ~ Анна Ива­нов­на Тутол­ми­на 34.26. Дани­ло Семе­но­вич (1603,---1607,Рыльск) стольник(1607) моск.жилец.(1603,1604) без­детн. 1С:Сем.Ив.Фед-ча 35.26. Фёдор Семе­но­вич (1625,1678) моск.двн.(1636-,1678) 2С:Сем.Ив.Фед-ча(?-п.1636), дво­ря­нин мос­ков­ский 1636 ~ дочь Ива­на Чул­ко­ва хх.26. Алек­сандр Семе­но­вич (1604,--1613-до) моск.жилец.(1604) вотч.-Ярославль-у.С:Сем.Ив. ? ~ Ксе­ния 1613 Петр Дани­ло­вич Чер­но­го (1552,1586) дворов.сын-боярск. помещ.-кн.Ярославль-у. 1С:Дан.Ив.Ив-ча тре­тья ветвь 15.12. Пётр Бори­со­вич (1589,1607,--1612/13) моск.двн.(1607) помещ.-Рязань-у. 1С:Бор.Петр. /ин.БОГОЛЕП/. :Гли­ке­рия. 1577 - Жиль­цы все с госу­да­рем: ...Князь Петр княж Бори­сов сын Засе­кин (свер­ху отмеч.: «на Москве»)....[Список бояр, околь­ни­чих и дво­рян, кото­рые слу­жат из выбо­ра, 85 года.//«Акты Мос­ков­ско­го Госу­дар­ства» (АМГ), пуб­ли­ка­ция доку­мен­тов по поли­ти­че­ской и воен­ной исто­рии Рос­сии, издан­ная АН под редак­ци­ей Н. А. Попо­ва и Д. Я. Самок­ва­со­ва (т. 1—3, СПБ, 1890—1901). Том 1-й ] Кня­зья Петр Бори­со­вич, Лари­он Бори­со­вич Засе­ки­ны име­ли земель­ные вла­де­ния на тер­ри­то­рии Пехлец­ко­го ста­на. Дру­гие пред­ста­ви­те­ли рода – в дру­гих рязан­ских ста­нах ~ Еле­на Сте­па­нов­на 1613 Била нам чел [ом князь Пет­ра] Бори­со­ви­ча Засе­ки­на жена вдо­ва княгин[я Оле­на], мужа де ее кня­зя Пет­ра в нынешн[емво 121-м] году не ста­ло, а после де его оста­лась жена его, вдо­ва кня­ги­ня Оле­на, з дет­ми со кня­зем Федо­ром, в служ­бу поспел, да со кня­зем Ники­тою, ныне ос[ми] лет, а опричь де того после мужа ее иных [не] оста­лось . В пис­цо­вой кни­ге Семе­на Усо­ва и подъ­яче­го Гера­си­ма Михай­ло­ва от 1627 г. с. Леле­чи опи­сы­ва­ет­ся так: "За вдо­вою за кня­ги­нею Оле­ною, княж Пет­ро­вою женой Засе­ки­на да за её детьми, за кня­зем Фёдо­ром да за кня­зем Ники­тою, мужа ей, а их отца вот­чи­на, а преж того было за княж Ива­но­вою Воло­ди­ме­ро­ва Засе­ки­на за кня­ги­нею Дарьею, село, что была дерев­ня Враж­ская, Леле­чи тож, а в селе цер­ковь Вос­кре­се­ние Хри­сто­во да вели­ко­му­че­ни­ка Фео­до­ра, Дави­да, Кон­стан­ти­на, дре­ве­на, клетц­ки, у церк­ви: двор поп Иван Игна­тьев, двор дъячек Гриш­ка Тимо­фе­ев, двор поно­марь Якуш­ко Семе­нов, в келье про­свир­ни­ца Марьи­ца Ива­но­ва с сыном, в селе ж двор вот­чин­ни­ков да кре­стьян­ских: двор Мить­ка Сте­па­нов, двор Ось­ка да Мить­ка Оме­лья­но­вы, двор бобы­ля Пан­ка да Иваш­ко Ива­но­вы. Паш­ни паха­ные, худые зем­ли 21 чет­верть в поле, а в дву пото­муж, сена 10 копен. Сель­цо Коря­тов­ское, дерев­ня, что был почи­нок Сал­кин, а Про­хо­ро­во тож на Бере­зо­ве боло­те, дерев­ня Мета­лин­ская, а Гри­ден­ская тож, деревнь, что была пустошь, Бабин­ская, на реч­ке Липо­тов­ке, дерев­ня Высо­кая, Васин­ская, Оксе­нов­ская, Бур­цо­во, Луч­ко­во, Наза­ро­во, Руб­цо­во, Лиха­нин­ская, Юрин­ская на реч­ке Лелеч­ке, Дерев­ни­ще, Якуш­кин­ская тож, Кня­жа на Лелеч­ке, Миха­ле­во, Щел­та­но­во пустошь, что была дерев­ня Мит­ро­фа­но­ва. И все­го за кня­ги­нею Оле­ною зем­ли в живу­щем: село да сель­цо да 17 дере­вень да 3 пусто­ши. В селе цер­ковь, двор попов, двор дьяч­ков, двор поно­мар­ской, двор про­свир­ни­цын, в селе ж и в дерев­нях: двор вот­чин­ни­ков, двор при­ка­щи­ков, два дво­ра дело­вых людей, 36 дво­ров кре­стьян­ских, а людей в них 70 чело­век, 21 двор бобыль­ской, а людей в них 23 чело­ве­ка. Паш­ни паха­ные, худые зем­ли, 248 чети без трет­ни­ка да пере­ло­гу 7 чети да лесом порос­ло 16 чети с осми­ною и обо­е­во паш­ни - паха­ные и пере­ло­гу и лесом порос­ло, худые зем­ли 271 чет с полутрет­ни­ком в поле, а дву пото­муж, сена 213 копен, лесу не пашен­на­го 24 деся­ти­ны, в живу­щем 5 чети без трет­ни­ка, а сош­на­го пись­ма в живу­щем и впу­сте чет и пол-пол треть сохи и пере­шло сверх сош­на­го пись­ма 4 чети с ось­ми­ною". 16.12. Лари­он Бори­со­вич (1588,1594) помещ.-Рязань-у. 2С:Бор.Петр.Вас-ча /ин.БОГОЛЕП/. :Гли­ке­рия. в 1589 моск.жилец Кня­зья Петр Бори­со­вич, Лари­он Бори­со­вич Засе­ки­ны име­ли земель­ные вла­де­ния на тер­ри­то­рии Пехлец­ко­го ста­на. Дру­гие пред­ста­ви­те­ли рода – в дру­гих рязан­ских ста­нах Иван Ива­но­вич Воло­ди­ме­ров Сан­ды­рев­ский (1578) в 1578 вотч.-Ярославль-у. С:Ив.Ив. ВОЛО­ДИ­МЕ­РОВ. :Дарья. В 1577/1578 г. в Мещер­ской воло­сти Коло­мен­ско­го уез­да за кня­ги­ней Дарьей, женой кня­зя Ива­на Вла­ди­ми­ро­ва-Засе­ки­на, нахо­ди­лась вот­чи­на, «что ей дано про­тив мужа ее, что было после мужа ее за сыном ее за кня­зем Ива­ном, Яро­слав­ские вот­чи­ны села Нов­лен­ско­го с дерев­ня­ми», сель­цо Коря­ков­ское с дерев­ня­ми (100 чет­вер­тей земли).3 Неиз­вест­но, когда имен­но у кня­зя И. И. Засе­ки­на с сыном была изъ­ята вот­чи­на в Яро­слав­ском уез­де: вслед­ствие Казан­ской ссыл­ки или вклю­че­ния Яро­слав­ля в оприч­ную тер­ри­то­рию в янва­ре 1569 г. В родо­слов­це Обо­лен­ско­го ска­за­но, что кня­зя И. И. Сан­ды­рев­ско­го уби­ли «казан­ские луго­вые люди. А Ива­нов сын Иван же».4. Веро­ят­но, князь И. Засе­кин-Вла­ди­ми­ров-Сан­ды­рев погиб в 1565 г. под Каза­нью, уже нахо­дясь там в ссыл­ке, родо­вую вот­чи­ну насле­до­вал его сын князь Иван, и у него было ото­бра­но село Нов­лен­ское с дерев­ня­ми. А. П. Пав­лов скло­ня­ет­ся к мыс­ли о кон­фис­ка­ции вот­чи­ны Засе­ки­на вслед­ствие Казан­ской ссыл­ки: «После амни­стии 1566 г. ему или его мате­ри уда­лось вер­нуть назад яро­слав­скую вот­чи­ну – ина­че труд­но объ­яс­нить, как кня­ги­ня Дарья смог­ла полу­чить ком­пен­са­цию в Коло­мен­ском уез­де. Пере­се­ле­ние ее из Яро­слав­ско­го в Коло­мен­ский уезд состо­я­лось после 1566 г., ско­рее все­го, с уста­нов­ле­ни­ем оприч­ных поряд­ков в Яро­слав­ле в 1569 г.».5 Таким обра­зом, сна­ча­ла вла­де­ние кон­фис­ко­ва­ли, потом вер­ну­ли, и в 1569 г. вновь забра­ли, предо­ста­вив в виде ком­пен­са­ции вот­чи­ну в Коло­мен­ском уез­де. 3ПКМГ. Ч. 1, отд. 1. С. 546-547. 4ПИРСС. С. 51. 5Павлов А.П. Госу­да­рев двор и поли­ти­че­ская борь­ба при Бори­се Году­но­ве (1584–1605 гг.). С. 152. XXIV коле­но пер­вая ветвь хх.25. дочь ~ кн. Дмит­рий Алек­се­е­вич Дол­го­ру­ков (?-1674) вто­рая ветвь 36.33. Фёдор Васи­лье­вич Боль­шой (1658,--1668/1682) моск.стряпчий(1658) без­детн. 1С:Вас.Фед.Ив-ча(?-п.1668), стряп­чий 1668 37.33. Фёдор Васи­лье­вич Мень­шой (1668, +1697/1701) помещ. без­детн. 2С:Вас.Фед.Ив-ча стряп­чий 1668-1676, столь­ник ~ женат на Марии Фёдо­ровне Луки­ной, урож­дён­ной Пест­ри­ко­вой (доче­ри белёв­ско­го вое­во­ды Фёдо­ра Тимо­фе­е­ви­ча Пест­ри­ко­ва (р.ок 1621 - ум.?) от бра­ка с Анной Ива­нов­ной Осор­ги­ной). б/д 38.33. Арте­мий Васи­лье­вич (1678, - 1682/1715) стряп­чий 1677, столь­ник 1686 вотч.-Кашира-у. 3С:Вас.Фед.Ив-ча б.о. без­детн. Затем сле­ду­ет запись, в кото­рой объ­еди­не­ны два раз­но­вре­мен­ных вкла­да: «1705-го июля в 8 день дала вкла­ду в Высо­кой мона­стырь вклад­чи­ца кня­ги­ня Фев­ро­ния Андре­ев­на Засе­ки­на скирд ржи шесть­де­сят копен по цене за трит­цать руб­лев по сыне ... Жена: X.1667, Фев­ро­ния Андре­ев­на Ильи­на 1715. Васи­лий 39.35. Мат­вей Федо­ро­вич (1658,--1666/1682) моск.стряпчий(1658) без­детн. 1С:Фед.Сем.Ив-ча(?-п.1666), стряп­чий 1658-1666 40.35. Иван Федо­ро­вич (1628,1648) стольник(1648) помещ.-Рязань-у. 2С:Фед.Сем.Ив-ча 41.35. Сте­пан Федо­ро­вич (1620) ?-п.1668), в 1620 дворов.сын-боярск. помещ.-Ярославль-у. 2С:Фед.Петр.Бор-ча столь­ник 1658-1666 42.35. Афа­на­сий Федо­ро­вич (1686, 1702) в 1686 помещ. 4С:Фед.Сем.Ив-ча столь­ник 1692 1702 - столь­ник, ^В пол­ку в Доро­го­бу­же на смот­ре ска­за­ли под Руго­де­вым без­вес­но про­пал.^ 43.35. Ники­фор Федо­ро­вич (1686) в 1686 помещ. 4С:Фед.Сем.Ив-ча тре­тья ветвь 17.15. Фёдор Пет­ро­вич (1612,1658) стольник(1627,1650) моск.двн.(1652,1658) вотч.-Коломна-у.,Москва-у.,Таруса-у.,Ярославль-у. 1С:Петр.Бор.Петр-ча :Еле­на. Вв. и послуш­ная гр. (от име­ни вое­вод бояри­на кн. Дм. Тим. Тру­бец­ко­го и столь­ни­ка кн. Дм. Мих. Пожар­ско­го) кнг. Алене, вдо­ве кн. Пет­ра Бори­со­ва сына Засе­ки­на, с сыно­вья­ми кнн. Федо­ром и Ники­той на помест­но-вот­чин­ные вла­де­ния мужа д.Васильево с пустт. в Понис-ком ст. Рязанск.у. В Коло­мен­ских пере­пис­ных кни­гах 1646 и 1647 г. зна­чит­ся "за князь Федо­ром и княж Пет­ро­вым сыном Засе­ки­на пол-сель­ца Враж­ско­го, а Леле­чи тож, кре­стьян 25 дво­ров, а людей в них 68 чело­век, 17 дво­ров бобыль­ских, а людей в них 21 чело­век (с исклю­че­ни­ем дере­вень: Василь­ской, Баб­лин­ской, Бур­цов­ский и сель­цем Коря­ко­вым), обо­ев - кре­стьян­ских и бобыль­ских 42 дво­ра, а людей в них 89 чело­век. За кня­зем Ива­ном да кня­зем Гри­го­рьем да за кня­зем Тимо­фе­ем княж Микит­ным, детьми Засе­ки­на пол-сель­ца Враж­ска­го, Леле­чи тож (с дерев­ня­ми Юрин­ской, Про­хо­ро­вой и сель­цом Коря­ко­вым, в них кре­стьн­ских 35 дво­ров, людей 74 чело­век, 4 дво­ра бобыль­ских, людей тож, обо­е­во - кре­стьян­ских и бобыль­ских 39 дво­ров, людей в них 78 чело­век". 18.15. Ники­та Пет­ро­вич (1604--1640/49) стольник(1639-1640/49) моск.стряпчий(1625,-1639) 2С:Петр.Бор. :Еле­на. Вв. и послуш­ная гр. (от име­ни вое­вод бояри­на кн. Дм. Тим. Тру­бец­ко­го и столь­ни­ка кн. Дм. Мих. Пожар­ско­го) кнг. Алене, вдо­ве кн. Пет­ра Бори­со­ва сына Засе­ки­на, с сыно­вья­ми кнн. Федо­ром и Ники­той на помест­но-вот­чин­ные вла­де­ния мужа д.Васильево с пустт. в Понис­ком ст. Рязанск.у. XXV коле­но вто­рая ветвь 44.37. Арта­мон Федо­ро­вич (1690?) отрок С:Фед.Вас. М. 45.38. Пётр Арте­мье­вич (1686,--1715) стольник(1703-,1710) С::Артем.Вас.Фед-ча :ФЕВРОНИЯ.Анд. столь­ник Пере­пись 1710 года: Мос­ков­ская губер­ния: Туль­ский уезд: Скас­ки, подан­ные пере­пис­чи­ку столь­ни­ку кня­зю Васи­лию Гри­го­рье­ви­чу Щер­ба­то­ву РГА­ДА. Ф. 350. Оп. 1. Д. 425стольника князь Пет­ра княж Арте­мье­ва сына Засе­ки­на дерев­ни Уже­вой 1706-07 - столь­ник, на Каши­ре, коли­че­ство дво­ров 53. Имел вот­чи­ну в Кашир­ском уез­де сель­цо Кли­мов­ское. Алек­сандр Васи­лье­вич (1705,1722) столь­ник (1705,1717); вотч.-Дмитровский у., Выше­го­род­ский ст., сцо Бла­го­ве­щен­ское, дв. вот. 1 ч., дв. скот. 3 ч., 2/7,Ярославский у., Едом­ская вол., д.Бокарева, 7/18 1705, столь­ник (по Аста­хо­ву. Арцы­ба­ше­вы) 1722, Преобр.п. сер­жант, срод­ник Арт.В:-ча ~ Ири­на Юрьев­на * 4-я четв. XVII в. Петр Мат­ве­е­вич (--1714.08.21,†с.Климовское,Кашира-у.,в Бого­яв­лен­ской церк­ви) столь­ник (1714) ~ Прас­ко­вия Ива­нов­на (†16.12.1715, с.Климовское). 46.41. Иван Сте­па­но­вич (1670?,1710) (1686,1710) стольник(1706,1710) помещ. С:Стеф.Фед.Сем-ча стряп­чий 1682, столь­ник 1686 47.41. Борис Сте­па­но­вич (?-п.1686) столь­ник 1686 48.42. Семён Афа­на­сье­вич (1734) в 1734 году после смер­ти Архи­па Лари­о­но­ви­ча Под­до­ро­ги­на его поме­стье в селе Тор­ма­со­во доста­лось его вну­кам АГЕЮ и ФЕДО­ТУ ИВА­НО­ВИ­ЧАМ СТА­РУ­ХИ­НЫМ , но дан­ны­ми зем­ля­ми в селе Тор­ма­со­во они вла­де­ли не дол­го в 1754 году они про­да­ли ее ЛЕОН­ТИЮ СТЕ­ПА­НО­ВУ сыну ЛОМА­НУ ( его жена ФЕДО­СЬЯ ЕЛИ­СЕ­ЕВ­НА по пер­во­му мужу кня­ги­ня ЗАСЕ­КИ­НА ) — их сын коман­дир- коман­дор , лей­те­нант фло­та ИВАН ЛЕОН­ТЬЕВ сын ЛОМАН ( с 1792 нахо­дил­ся в отстав­ке ). Потом за зем­лю в селе Тор­ма­со­во в Ефре­мов­ском уез­де с семьей ЛОМАН судил­ся князь БОРИС СЕМЕ­НО­ВИЧ ЗАСЕ­КИН ( сын от пер­во­го бра­ка ФЕДО­СЬИ ЕЛИ­СЕ­ЕВ­НЫ ЛОМАН ) ~ Мат­вей Афо­на­сье­вич (1705,1717) столь­ник вотч.-Суздальский у., Наза­рьев­ская вол., д.Просольская, 2 дв. кн. Наста­сья Ники­фо­ров­на * 1670-е 1689, отка­за­но ей вот­чи­на отца, ж.с. Глу­хих Полян Заострож.ст. Тульс.у. тре­тья ветвь 20.17. Иван Фёдо­ро­вич (1658,1692) стольник(1658-,1691) моск.двн.(1658) 1С:Фед.Петр.Бор-ча 1702 - столь­ник, В пол­ку в Доро­го­бу­же на смот­ре ска­за­ли умре. 21.17. Сте­пан Фёдо­ро­вич (1625--,1682) стольник(1658,1669) моск.жилец.(1643-) 3С:Фед.Сем. 22.18. Иван Ники­тич (1646,+ 1692) окольничий(1690-) стольник(1658) 1С:Нкт.Петр.Бор-ча б/д В Коло­мен­ских пере­пис­ных кни­гах 1646 и 1647 г. зна­чит­ся "за князь Федо­ром и княж Пет­ро­вым сыном Засе­ки­на пол-сель­ца Враж­ско­го, а Леле­чи тож, кре­стьян 25 дво­ров, а людей в них 68 чело­век, 17 дво­ров бобыль­ских, а людей в них 21 чело­век (с исклю­че­ни­ем дере­вень: Василь­ской, Баб­лин­ской, Бур­цов­ский и сель­цем Коря­ко­вым), обо­ев - кре­стьян­ских и бобыль­ских 42 дво­ра, а людей в них 89 чело­век. За кня­зем Ива­ном да кня­зем Гри­го­рьем да за кня­зем Тимо­фе­ем княж Микит­ным, детьми Засе­ки­на пол-сель­ца Враж­ска­го, Леле­чи тож (с дерев­ня­ми Юрин­ской, Про­хо­ро­вой и сель­цом Коря­ко­вым, в них кре­стьн­ских 35 дво­ров, людей 74 чело­век, 4 дво­ра бобыль­ских, людей тож, обо­е­во - кре­стьян­ских и бобыль­ских 39 дво­ров, людей в них 78 чело­век". 1658 - Князь Иван княж Мики­тин сын Засе­кин. 225 В бояр­ской кни­ге 155-го году помес­ной ему оклад с при­да­ча­ми 750 чети, денег из Чети 46 руб­лев. Ему ж за служ­бы 172-го и 173-го году при­да­чи сто трит­цать чети, денег девять руб­лев. 225 1677 - А что госу­дарь, у князь Ива­на, княж Ники­ти­на сына, Засе­ки­на дело с Пет­ром Апрак­си­ным, и о том дело при­сла­на память из посоль­ска­го при­ка­зу; а иныя, госу­дарь, дела из при­ка­зов пере­но­сят к тебе, бояри­ну, вновь.[Письма к В.В. Голи­цы­ну в 1677 г./ Сообщ. А. Восто­ков // Рус­ская ста­ри­на, 1889. – Т. 63. – № 7. – С. 129-132.] 1678 - По пере­пис­ной кни­ге 1678 года, село чис­лит­ся за «князь Ива­ном княж Ники­ти­ным сыном Засе­ки­ным да за Лукою Андре­я­но­вым сыном Анси­мо­вым Село Киве­ри­чи рас­по­ло­же­но в 40 кило­мет­рах восточ­нее посел­ка Рамеш­ки, в 100 кило­мет­рах от Тве­ри на авто­до­ро­ге с твер­дым покры­ти­ем Ильи­но – Киве­ри­чи. ~ Евдо­кия Федо­ров­на Голов­лен­ко­ва 23.18. Гри­го­рий Ники­тич (1646,---1659.06.28,под Коно­то­пом) стольник(1646) вотч.-Дмитров-у.,Коломна-у. убит под Коно­то­пом> 2С:Нкт.Петр.Бор-ча
В Коло­мен­ских пере­пис­ных кни­гах 1646 и 1647 г. зна­чит­ся «за князь Федо­ром и княж Пет­ро­вым сыном Засе­ки­на пол-сель­ца Враж­ско­го, а Леле­чи тож, кре­стьян 25 дво­ров, а людей в них 68 чело­век, 17 дво­ров бобыль­ских, а людей в них 21 чело­век (с исклю­че­ни­ем дере­вень: Василь­ской, Баб­лин­ской, Бур­цов­ский и сель­цем Коря­ко­вым), обо­ев — кре­стьян­ских и бобыль­ских 42 дво­ра, а людей в них 89 чело­век. За кня­зем Ива­ном да кня­зем Гри­го­рьем да за кня­зем Тимо­фе­ем княж Микит­ным, детьми Засе­ки­на пол-сель­ца Враж­ска­го, Леле­чи тож (с дерев­ня­ми Юрин­ской, Про­хо­ро­вой и сель­цом Коря­ко­вым, в них кре­стьн­ских 35 дво­ров, людей 74 чело­век, 4 дво­ра бобыль­ских, людей тож, обо­е­во — кре­стьян­ских и бобыль­ских 39 дво­ров, людей в них 78 чело­век».
24.18. Тимо­фей Ники­тич (1646,1678)
стольник(1646) моск.двн.(1678) вотч.-Дмитров-у.,Коломна-у. 3С:Нкт.Петр.Бор-ча
В Коло­мен­ских пере­пис­ных кни­гах 1646 и 1647 г. зна­чит­ся «за князь Федо­ром и княж Пет­ро­вым сыном Засе­ки­на пол-сель­ца Враж­ско­го, а Леле­чи тож, кре­стьян 25 дво­ров, а людей в них 68 чело­век, 17 дво­ров бобыль­ских, а людей в них 21 чело­век (с исклю­че­ни­ем дере­вень: Василь­ской, Баб­лин­ской, Бур­цов­ский и сель­цем Коря­ко­вым), обо­ев — кре­стьян­ских и бобыль­ских 42 дво­ра, а людей в них 89 чело­век. За кня­зем Ива­ном да кня­зем Гри­го­рьем да за кня­зем Тимо­фе­ем княж Микит­ным, детьми Засе­ки­на пол-сель­ца Враж­ска­го, Леле­чи тож (с дерев­ня­ми Юрин­ской, Про­хо­ро­вой и сель­цом Коря­ко­вым, в них кре­стьн­ских 35 дво­ров, людей 74 чело­век, 4 дво­ра бобыль­ских, людей тож, обо­е­во — кре­стьян­ских и бобыль­ских 39 дво­ров, людей в них 78 чело­век».

XXVI коле­но

вто­рая ветвь
34. Нико­лай Алек­сан­дро­вич (1732,—1749/1754)
армии пору­чик; лож­но при­пи­сал­ся пра­вну­ком М:И:Засекина
1739 декаб­ря 31- Дворъ гра­фовъ Пет­ра да Сер­гея Пет­ро­ви­чей Шере­ме­те­выхъ оброч­на­го ихъ кре­стья­ни­на Гри­го­рия Его­ро­ва сына Чури­ло­ва, о кото­ромъ дво­ре оиъ Чури­ловъ сказ­кою пока­залъ: что вла­де­етъ онъ темъ дво­ромъ по куп­чей про­шла­го 1739 года декаб­ря 31 дня Оло­и­е­ц­ка­го дра­гун­ска­го пол­ку капра­ла Алек­сея Козь­ми­на сына Сун­бу­ло­ва, кото­рая куп­чая писа­на на имя Ладож­ска­го пол­ку под­по­ру­чи­ка Ваы­шя Семе­но­ва сына Бре­ди­хи­на на жену его Анну Ива­но­ву дочь; а въ предъ­яв­лен­ной при той сказ­ке съ под­лин­ной куп­чей въ копш меры зем­ли длин­ни­ку и попе­реш­ни­ку не пока­за­но; а по нынеш­ней мере и опи­си подъ темъ дво­ромъ яви­лось зем­ли: длин­ни­ку отъ воротъ до зад­ня­го кон­ца 46 саж., попе­реш­ни­ку въ перед­немъ кон­це ио воро­тамъ 8 саж., въ зад­немъ кон­це тоже чис­ло квад­рат­ныхъ. А въ межахъ тотъ дворъ идучи на дворъ но пра­вую сто­ро­ну под­ле дво­ра пол­ков­ни­ка Оедо­ра Васи­лье­ва сына Шуше­ри­на. а по левую сто­ро­ну под­ле дво­ра пол­ков­ни­ка Аеа­наш Гри­го­рье­ва сына. Камы­ни­на, а поза­ди того его дво­ра ого­род­ная зем­ля кня­зя Нико­лая княжъ Алек­сан­дро­ва сына Засе­ки­на.
1749 году декаб­ря 22 дня — «По чело­би­тью санкт-петер­бург­ско­го пехот­но­го пол­ку сер­жан­та Пет­ра Кани­ще­ва слу­жи­те­ля Кон­дра­тия Бай­ку­ло­ва, кото­рым объ­явил: что нанял он для игра­ния во вре­мя буду­щих свя­ток каме­ди за пре­чи­стен­ски­ми воро­ты в при­хо­де живо­на­чаль­ной тро­и­цы, что в Зубо­ве, в доме князь Нико­лая Алек­сан­дро­ва сына Засе­ки­на четы­ре пола­ты по кон­трак­ту, с кото­ро­го сооб­щил копию. А какие будут игры, о том при­ло­жил реестр. И про­сил, чтоб с того кон­трак­та над­ле­жа­щие по ука­зам пошли­ны взять, а ко игра­нию каме­дии дать поз­во­ле­ние. ПРИ­КА­ЗА­ЛИ: при­об­щен­ную с кан­трак­та копию с под­лин­ным осви­де­тель­ство­вать и взять с наем­ной цены пошли­ны. Запи­сать в при­ход и в про­из­вож­де­нии той каме­ди поз­во­лить, толь­ко с таким под­твер­жде­ни­ем, чтоб кро­ме того, как по реест­ру акты пока­за­ны, дру­гие, бого­мерз­кие и про­тив­ные игры отнюдь не про­из­во­ди­ли и шуму, и кри­ку не было. И о том в коман­ду послать при­каз». [ЦГА­ДА, ф. 931, оп. 3, д. 443, л. 189.]
~ с 1732 Софья Леон­тьев­на (1711 -,1754 ); 1732 — дано ему в при­да­ное за ней село Ильин­ское Воло­год­ско­го уез­да…»
49.48. Борис Семе­но­вич (1780,1783)
классн.чин.(1780,1782) С:Сем.Аф.Фед-ча
капи­тан
Капи­тан артил­ле­рии (на 1777/1780 гг.)[1]. Име­ния: Туль­ская губ., Туль­ский у.:сц. Куте­по­во, Туль­ский у., Туль­ская губ. (Совла­дель­цы: гвар­дии под­по­ру­чик Загряж­ский Дмит­рий Ива­но­вич, вдо­ва под­по­ру­чи­ца Апо­чи­ни­на Татья­на Федо­ров­на и однодворцы)[1]; д. Боло­ба­но­ва, Туль­ский у., Туль­ская губ., что ныне Кру­тая, Туль­ский у., Туль­ская губ. (Совла­дель­цы: лейб-гвар­дии под­по­ру­чик Загряж­ский Дмит­рий Ива­но­вич, артил­ле­рии под­по­ру­чи­ца Апо­чи­ни­на Татья­на Федо­ров­на, из дво­рян сол­дат Куз­ми­щев Ефрем Ники­тич и той дерев­ни однодворцы)[2]; пустошь Тро­иц­кая, Туль­ский у., Туль­ская губ. при­над­ле­жа­щея к сель­цу Частое Андре­ев­ское тож, Туль­ский у., Туль­ская губ., дерев­ни Кру­тая, Туль­ский у., Туль­ская губ. (Совла­дель­цы: под­по­ру­чи­ца Апо­чи­ни­на Татья­на Федо­ров­на, из дво­рян сол­дат Куз­ми­щев Ефрем Ники­тич, «пра­пор­щик Алек­сея и неслу­жа­щие бра­тьев ево Фрол и Поли­карп Андре­я­но­вы и одна­двор­цы села Андре­ев­ска­го Частое тож и дере­вень Сиги­то­вои и Крутой»)[3]. Туль­ская губ., Ефре­мов­ский у.:с. Тор­ма­со­во, Ефре­мов­ский у., Туль­ская губ. с сель­ца­ми Дмит­ри­ев­ское, Ефре­мов­ский у., Туль­ская губ., Высел­ки, Ефре­мов­ский у., Туль­ская губ. и с дву­ми дерев­ня­ми Высел­ка­ми ж (Совла­дель­цы: Пав­лов Петр Ники­тич, Боб­ри­щев-Пуш­кин Петр Михай­ло­вич, Раз­но­тов­ский Вла­ди­мир Васи­лье­вич, Стре­че­нев­ский Про­ко­фий Алек­се­е­вич, Сафо­нов Нико­лай Илла­ри­о­но­вич, Сони­на Дарья Яко­влев­на, Беги­че­ва Анна Семе­нов­на, Несто­ров Алек­сандр Нико­ла­е­вич, Хотя­ин­це­ва Ека­те­ри­на Алек­сан­дров­на, Ерголь­ская Евдо­кия Васи­льев­на, одно­двор­цы того же села, сов­мест­но 393 души м.п. и 362 души ж.п., выде­лен­ная цер­ков­ная зем­ля, в селе цер­ковь дере­вян­ная Архи­ста­ти­га Миха­и­ла, два дома гос­под­ских дере­вян­ных с пло­до­ви­ты­ми сада­ми, в сель­це Дмит­ри­ев­ском дом гос­под­ский дере­вян­ный с садом, в сц. Высел­ки пять муч­ных мель­ниц каж­дая о двух поставах)[4]; с. Архан­гель­ское Мас­ло­во тож, Ефре­мов­ский у., Туль­ская губ. с сель­цом Ниж­няя Вытем­ка, Ефре­мов­ский у., Туль­ская губ., и с дерев­ня­ми Кочер­ги­на, Ефре­мов­ский у., Туль­ская губ., Вытем­ка Верх­няя, Ефре­мов­ский у., Туль­ская губ., Вытем­ка Сред­няя, Ефре­мов­ский у., Туль­ская губ., Кру­тая Ново­сел­ка, Ефре­мов­ский у., Туль­ская губ. и Высел­ки, Ефре­мов­ский у., Туль­ская губ. (Совла­дель­цы: кнг. Засе­ки­на Прас­ко­вья Пет­ров­на, Попо­ва Ана­ста­сия Михай­лов­на, Куми­нов Иван Аки­мо­вич, Ордин Андрей Гри­го­рье­вич, Гла­го­лев Тро­фим Васи­лье­вич, Гурье­ва Ана­ста­сия Оси­пов­на, Прон­чи­щев Лев Ионо­вич, Шета­лов Иван Ива­но­вич, Игна­тьев Алек­сандр Андре­евич, вдо­ва кнг. Чер­кас­ская Фео­до­сия Львов­на, Воей­ков Сте­пан Михай­ло­вич, Савин­ко­ва Мар­фа Зотов­на, Пав­лов Дани­ил Степанович,Морников Федор Гри­го­рье­вич, Шува­лов Алек­сандр Михай­ло­вич, Шува­ло­ва Мат­ре­на Алек­се­ев­на, Сафо­нов Нико­лай Илла­ри­о­но­вич, Сафо­нов Петр Илла­ри­о­но­вич, Сафо­нов Афа­на­сий Илла­ри­о­но­вич, деви­цы Сафо­но­ва Алек­сандра Илла­ри­о­нов­на, Сафо­но­ва Анна Илла­ри­о­нов­на, Сеню­ков Федор Спи­ри­до­но­вич, Лопа­тин Миха­ил Яко­вле­вич, Лопа­тин Нико­лай Яко­вле­вич, Ведом­ства Глав­ной двор­цо­вой кан­це­ля­рии кре­стьяне и одно­двор­цы , сов­мест­но 536 души м.п. и 410 души ж.п.) [5].
Усадь­бы (где, кол-во душ и т.д.): Сц. Куте­по­во, Туль­ский у., Туль­ская губ. Веро­ят­но дом деревянный[1]. Бар­щи­на: В сель­це Куте­по­во, Туль­ский у., Туль­ская губ.: «Кре­стьяне поме­щи­чьи на гос­под­ском изде­льи, про­мыш­ля­ют хле­бо­па­ше­ством, к чему оне и раде­тель­ны. Зем­ли на поме­щи­ков пашет­ся три­нат­цать десятин…»[1].
Супруг/а/и: Веро­ят­но, кня­ги­ня Засе­ки­на Прас­ко­вья Пет­ров­на, совла­де­ли­ца име­ния.
Эти лица при Ека­те­рине II, по изда­нии дво­рян­ской гра­мо­ты, предъ­яви­ли свое родо­сло­вие, и в 1791—1793 гг. вне­се­ны в V часть дво­рян­ской «Родо­слов­ной кни­ги» Кур­ской губер­нии.
~ Прас­ко­вья Пет­ров­на
тре­тья ветвь
25.20. Михай­ло Ива­но­вич (1678,- 1694)
стольник(1694) С:Ив.Фед.Петр-ча
~ Мат­ре­на Васи­льев­на Бор­що­ва
26.21. Борис Сте­па­но­вич (1678, — 1700)
моск.стряпчий(1678) вотч.-Дмитров-у.,Коломна-у.,Москва-у. 1С:Стеф.Фед.Петр-ча
1700 — столь­ник, умер.
~ Ека­те­ри­на
27.21. Иван Сте­па­но­вич
Поме­щик Епи­фан­ско­го уез­да. В сен­тяб­ре 1700 г. сыщи­ком в Шуе и Лухе был назна­чен кн. И. С. Засе­кин.
стольник(-1703) отстав­ной в Москве для посы­лок (1706,1710) помещ. 2С:Стеф.Фед.Петр-ча(?-п.1686),
1701-На Костро­ме и в Росто­ве для сыс­ку
1702 — Из Мона­стыр­ско­го для пере­пис­ки мона­сты­реи
1703 — Из Мона­стыр­ско­го у дела
1706- В Мос­ков­ском, въ Яро­слав­ле, в Гали­че, на Реза­ни, на Епи­фа­ни, в Кашине, в Дмит­ро­ве. # Маия въ 16 день ^от пол­ко­вые служ­бы отстав­ленъ за болез­нью.^, кол.во дво­ров 51.
1711 — столь­ник, умер.
~ Алек­сандра Ники­тич­на Зото­ва, дочь Ники­ты Мои­се­е­ви­ча Зото­ва

XXVII коле­но

вто­рая ветвь
35.34. князь Алек­сандр Нико­ла­е­вич Засе­кин (1735—,1766)
1754 — Ц. ТРО­И­ЦЫ В ЗУБО­ВЕ №9 (л. 471) Вд. кнг. Софья Леон­тьев­на ЗАСЕ­КИ­НА — 43
Сын: л.-гв. Семе­нов­ско­го п. серж. кн. Алек­сандр Нико­ла­е­вич — 19
пору­чик помещ.-Рязань-у.: с.Михали, дер. Мок­ри­цы 197душ
1781-83, гв.поручик, масон
Извест­ны отдель­ные при­ме­ры актив­ной борь­бы давыд­чич­ских кре­стьян про­тив поме­щи­чье­го гне­та и про­из­во­ла. В июле 1773 г. из села одно­вре­мен­но бежа­ли «з жена­ми и дет­ми, оста­вя дво­ры свои» 10 кре­пост­ных. Допрос одно­го из них пока­зал, что, кро­ме бежав­ших послед­ний раз, еще око­ло 90 бег­лых кре­стьян из с. Давыд­чи­чи, не счи­тая жен­щин и детей, жило в раз­ных селах, в основ­ном на восто­ке Бело­рус­сии. Нали­цо был факт мас­со­во­го бег­ства.
Про­шло немно­го вре­ме­ни, и в ночь на 24 июля 1775 г. в Давыд­чи­чах был «умыш­лен­но зажжен… сарай», при­над­ле­жав­ший кня­зю А. Н. Засе­ки­ну, «от кото­ро­го оно­го господина…дом и прот­чее все без остат­ку зго­ре­ло». Подо­зре­ние в под­жо­ге пало на кре­стья­ни­на Ива­на Сели­ва­но­ва, кото­рый отли­чал­ся «чини­мы­ми про­дер­зо­стя­ми, в воз­му­ще­нии… кре­стьян непо­слу­ша­ни­ем, в под­го­во­ре и про­во­де к побе­гу — кре­стьян, за что несколь­ко раз был… и нака­зы­вай». Запи­ра­тель­ство Сели­ва­но­ва и бла­го­при­ят­ные для него пока­за­ния кре­стьян при­ве­ли к затя­ги­ва­нию
след­ствия. Тем вре­ме­нем из села сно­ва нача­лись побе­ги кре­пост­ных, уси­ли­лись вол­не­ния, слу­чав­ши­е­ся и рань­ше. Это заста­ви­ло кня­зя Засе­ки на обра­тить­ся в 1777 г. с прось­бой «о сожжен­ном дому его след­ствие оста­но­вить», так как он опа­сал­ся, что «вме­сто вос­ста­нов­ле­ния в вот­чине его меж­ду кре­стья­на­ми тиши­ны и спо­кой­ствия и долж­но­го ему послу­ша­ния, выть­ти может такой без­по­ря­док и раз­строй­ка, что он… при­нуж­ден будет, оста­вя… дере­вен­скую эко­но­мию, жить в горо­дах, спа­сая себя от опас­но­сти». Что каса­ет­ся И. Сели­ва­но­ва, то его по жела­нию поме­щи­ка «за про­дер­зост­ные поступ­ки» сосла­ли в Сибирь.
В состав при­хо­да в это вре­мя вхо­ди­ли, кро­ме села Давыд­чи­чи, дерев­ни Дуб­ров­ка, Немерь и Фёдо­ров­ка с 1418 душа­ми муж­ско­го пола и 1459 душа­ми жен­ско­го пола. На месте сго­рев­ше­го от мол­нии хра­ма впо­след­ствии была постро­е­на новая дере­вян­ная цер­ковь на сред­ства бла­го­тво­ри­те­лей по ини­ци­а­ти­ве при­ход­ско­го пас­ты­ря. Сбор пожерт­во­ва­ний был пору­чен кре­стья­нам поме­щи­ка кня­зя Алек­сандра Засе­ки­на: Пет­ру Бер­ку­то­ву и Роди­о­ну Дуб­ро­ви­ну – под наблю­де­ни­ем само­го кня­зя. Храм начал стро­ить­ся с бла­го­слов­ле­ния епи­ско­па Апол­ло­са». [1]
В 1779 году стро­и­тель­ство было закон­че­но, но внут­ри хра­ма отде­лоч­ных работ не было про­из­ве­де­но. Вла­дель­цы мест­но­сти, сам князь Алек­сандр Засе­кин и трое его сыно­вей мало жерт­во­ва­ли средств на обу­строй­ство хра­ма. После смер­ти всех чле­нов семьи Засе­ки­ных един­ствен­ная наслед­ни­ца име­ния кня­зей Анна Ива­нов­на Засе­ки­на – жена одно­го из сыно­вей кня­зя – ста­ла делать бога­тые пожерт­во­ва­ния в Давыд­чи­чин­скую Рож­де­ства Бого­ро­ди­цы цер­ковь на поми­но­ве­ние души мужа сво­е­го Миха­и­ла и сына, во цве­те лет умер­ше­го. Она пода­ри­ла при­ход­ской церк­ви мно­гое из утва­ри, одеж­ду, ико­ны, а так­же внес­ла денеж­ные сред­ства на ремонт повре­жде­ний в зда­нии хра­ма.
1798 — Ниже­го­род­ская окру­га Кру­тец Засе­кин Алек­сандр Нико­ла­е­вич
~ Авдо­тья Нико­ла­ев­на Сал­ты­ко­ва
Васи­лий Нико­ла­е­вич
50.49. Миха­ил Бори­со­вич (1815)
тре­тья ветвь
28.25. Васи­лий Михай­ло­вич (1686)
в 1686 помещ. 1С:Мих.Ив.Фед-ча
1702 — столь­ник, умер.
29.25. Гри­го­рий Михай­ло­вич (1679,1717)
столь­ник вотч.-Дмитровский у., Выше­го­род­ский ст., сцо Бла­го­ве­щен­ское, дв. вот. 1 ч., 2/7,Ярославский у., Пажец­кая вол., д.Горинская, 3/15,
единств. сын-наслед­ник 1692, столь­ник Пря:Ф:; с.Благовещенское Дмитров.у. 1733, в с.Тшлыкове Белев.у. постро­ил дер. храм во имя Тих­вин­ской ико­ны Б.М.
1731 года июля 7 Пацын­ской воло­сти поме­щик князь Гри­го­рий княж Михай­лов сын 3асекин подал в Сино­даль­ный Казен­ный При­каз про­ше­ние, в кото­ром писал: «име­ет­ся у меня поме­стья в деревне Давыд­чи­ках, в кото­рой постро­ен дом мой с люд­ски­ми и кре­стьян­ски­ми дво­ры, а по пере­пис­ным кни­гам 186 года в той деревне 17 дво­ров, а по сви­де­тель­ству муж­ско­го пола за мною напи­са­но 326 душ, и оная моя дерев­ня в при­хо­де церк­ви Нико­лая чудо­твор­ца, что в селе Реко­ви­чах, кото­рая в даль­ном раз­сто­я­нии во 6 вер­стах и боль­ше, а дру­гих при­ход­ских церк­вей бли­же не име­ет­ся и за нуж­ны­ми реч­ны­ми пере­пра­ва­ми и за даль­но­стию во вся­ких потре­бах мне из дому и людям и кре­стья­ном моим име­ет­ся вели­кая необ­хо­ди­мая нуж­да в при­клю­ча­ю­щих­ся потре­бах, поне­же без испо­ве­ди и без евха­ри­стии поми­ра­ют и роже­ни­цы лежат без молит­вы мно­гия чис­лы, от чего име­ет­ся родя­щим­ся не малый страх и пока­зан­ных ради оных нужд по обе­ща­нию мое­му желаю я в оной моей деревне Давыд­чи­чах вновь постро­ить божию цер­ковь во имя Рож­де­ства Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы дере­вян­ную, к кото­ро­му хра­му цер­ков­но­слу­жи­те­лем доволь­ствие иметь будут от дому мое­го и от людей моих и от кре­стьян, да из сво­их поме­щи­чьих дач обе­щаю я к оной церк­ви без пово­ро­ту опре­де­лить зем­ли сен­ны­ми поко­сы 10 чет­вер­тей да лесу и при­са­да 2 деся­ти­ны» и про­сил «дать указ на стро­е­ние церк­ви». 1737 года сен­тяб­ря 19 выше­пи­сан­ный про­си­тель князь Гри­го­рий Засе­кин в Сино­даль­ный Казен­ный При­каз писал, что «цер­ковь во имя Рож­де­ства Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы постро­е­на и к освя­ще­нию име­ет быть ныне совсем в уго­тов­но­сти» и про­сил «выдать анти­минс и послать указ для освя­ще­ния церк­ви Брян­ско­го Пет­ро­пав­лов­ско­го мона­сты­ря архи­манд­ри­ту». При про­ше­нии при­ло­же­на про­ме­мо­рия, выне­сен­ная из Госу­дар­ствен­ной Вот­чин­ной Кол­ле­гии, о справ­ке к ново­по­стро­ен­ной церк­ви цер­ков­ныя зем­ли 10 чет­вер­тей из недви­жи­ма­го князь Засе­ки­на име­ния Брян­ско­го уез­да, в дерев­ни Давыд­чи­ках. Цер­ковь Рож­де­ства Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы была освя­ще­на декаб­ря 19 дня 1738 года озна­чен­ным архи­манд­ри­том Мои­се­ем на выдан­ном из Сино­даль­но­го Дома освя­щен­ном анти­мин­се, о чем оный архи­манд­рит и доно­сил в Сино­даль­ный Казен­ный При­каз 1739 года мар­та 22 дня. 1738 года октяб­ря 23 по ука­зу ея вели­че­ства и по бла­го­сло­ве­нию свя­тей­ше­го Cинoдa, а по поме­те прео­свя­тей­ше­го Вени­а­ми­на из Cинo­даль­но­го Казен­но­го При­ка­за выдан указ, веле­но в Брян­ском yез­де в вот­чине капи­та­на князь Гри­го­рья княж Михай­ло­ва сына 3асекина в деревне Давы­ди­чах постро­ен­ную вновь цер­ковь во имя Рож­де­ства Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы освя­тить с кото­рой с сего 1738 года над­ле­жит брать той церк­ви с попа, с при­чет­ни­ки по сказ­ке она­го капи­та­на 3асекина чело­ве­ка его Ива­на Соколь­ни­ко­ва, а имен­но с дво­ров: с попо­ва, с дья­ко­но­ва, дьяч­ко­ва, поно­ма­ре­ва, с при­ход­ских с поме­щи­чье­го, с кре­стьян­ских 20 дво­ров, паш­ни по выне­сен­ной из Вот­чин­ной Кол­ле­гии про­ме­мо­рии с 10 чет­вер­тей в поле, а в-ж, сена с 10 копен, да с лесу и при­са­ды с 2 деся­тин 4,5 копей­ки, заез­да 10 копе­ек, деся­тиль­ни­чих дохо­да 30 копе­ек, ито­го по 1 руб­лю по 7 копе­ек на год, казен­ных пошлин по 17 копе­ек, поло­ня­нич­ных с 4 дво­ров по 4 копей­ки с дво­ра, гри­вен­ных 10 копе­ек, ито­го по 1 руб­лю по 50 копе­ек на год.
1721 — столь­ник в началь­ных людях, кол.во дво­ров 42.
~ 1) ?
~ 2) Ека­те­ри­на Семе­нов­на (1°- Мат­вей Вини­юс).
24 мар­та 1716г.составлена сго­вор­ная на брак Ека­те­ри­ны Семё­нов­ны Вини­ус (вдо­вы столь­ни­ка Мат­вея Вини­у­са) с капи­та­ном кня­зем Гри­го­ри­ем Засе­ки­ным.
Венеч­ные памя­ти Мос­ков­ско­го Успен­ско­го собора…Князь гррий княж михв сын засе­кин столь­ни­че­ская мат­фи­ев­ская жена вини­ю­са ека­те­ри­на семе­но­ва оба 2 Бр рубль…Апр В 13 Д.
30.25. Фёдор Михай­ло­вич (1686)
в 1686 помещ. 3С:Мих.Ив. ?
Назар Михай­ло­вич (1678)
стольник(1678) вотч.-Вологда-у.,Коломна-у. С:Мих.Ив. ?
С поме­стья бояри­на кня­зя Ива­на Тру­бец­ко­го села Воро­бья­то­го что в пере­пис­ных кни­гах запи­са­но за Наза­ром Михай­ло­вым сыном Засе­ки­ным с трех дво­ров да села Хири­на с двух дворов…[1700. Кни­га Арза­мас­ско­го уез­ду слюз­но­го дела пешим работ­ни­ком, что собра­но с кре­стьян­ских и бобыл­ских и с люд­ских пяти дво­ров по чело­ве­ку з запа­сы и при­над­ле­жа­щи­ми при­па­сы на Камы­шен­ку]
Алек­сандр Михай­ло­вич
Коло­мен­ский у., Мещер­ская вол., д.Бабина, Лазо­ре­во тож, 4/11 вотч.-Ярославль-у.
Федор Бори­со­вич (1705,1717)
столь­ник вотч.-Дмитровский у., Выше­го­род­ский ст., сцо Бла­го­ве­щен­ское, дв. вот., 2/5,Коломенский у., Мещер­ская вол.,с.Вражское, 7/21.
РГАДАФ.1209, оп.2, д. 7726. Отказ­ные … кни­ги поме­стий, вот­чин и пустош­ных земель Пере­славль-Залес­ско­го уез­да. 1704 — 1738 гг.Л.225. … в Пне­виц­ком стане отстав­но­го капра­ла князь Федо­ра княж Бори­со­ва сына Засе­ки­на в Пере­я­с­лав­ском уез­де Залеско­го … чет­вер­тую часть из сел­ца Оксе­но­ва дерев­ня Коня­ки­но тож с пусто­ша­ми … за май­о­ра Мак­си­ма Варак­си­на.
~ Ната­лья Ива­нов­на Волч­ко­ва; 6 июня 1722 г.сговорная на брак доче­ри мос­ков­ско­го дво­ря­ни­на Ива­на Ива­но­ви­ча Волч­ко­ва — Ната­льи, с сол­да­том л-гв.Преображенского г кня­зем Фёдо­ром Бори­со­ви­чем Засе­ки­ным
31.27. Андрей Ива­но­вич (1686,1726)
в 1686 помещ. 1С:Ив.Стеф.
32.27. Сте­пан Ива­но­вич
Вла­де­лец Макла­ков пол­ков­ник Алек­сей Лав­рен­тье­вич Обу­хов вско­ре выдал обо­их доче­рей замуж: Татья­ну — за Андрея Гав­ри­ло­ви­ча Пле­ще­е­ва, а Прас­ко­вью — за кня­зя Сте­па­на Ива­но­ви­ча Засе­ки­на , отдав за ними в при­да­ное под­мос­ков­ную вот­чи­ну.
~ Прас­ко­вья Алек­се­ев­на Обу­хо­ва

XXVIII коле­но

вто­рая ветвь
княж­на Еле­на Алек­сан­дров­на (* 22.05.1759 † 14.01.1794)
В деревне Тре­тья­ко­во Твер­ской обла­сти на ста­ром клад­би­ще сохра­ни­лось рез­ное над­гро­бие из извест­ня­ка. На нем с одной сто­ро­ны чита­ет­ся над­пись: Подъ симъ кам­немъ погре­бе­но тело надвор­на­го совет­ни­ка Сер­гiя Пет­ро­ви­ча Арцы­ба­ше­ва супру­ги его Еле­ны Алек­сан­дров­ны. С дру­гой: Жития ея рож­де­ние ея 17?9 году маия 22 го апа?троне анге­ла ? ваетъ 21 чис­ла ? А с тре­тьей: Урож­ден­ныя княж­ны Засе­ки­ной кон­чи­на жиз­ни ее после­до­ва­ла 1794 года ген­ва­ря 14 дня на 35 году. Даты жиз­ни соот­вет­ствен­но полу­ча­ют­ся: 22.5.1759-14.1.1794
~ Сер­гей Пет­ро­вич Арцы­ба­шев * 1756 † 26.10.1828
Дмит­рий Алек­сан­дро­вич (1761 — )
Васи­лий Алек­сан­дро­вич (1764 — )
княж­на Авдо­тья Алек­сан­дров­на (1767 — )
36.35. Алек­сандр Алек­сан­дро­вич (1768-1824)
1824 г. в чине кол. асес­со­ра
Федор Алек­сан­дро­вич (1769 — )
Миха­ил Алек­сан­дро­вич (1770 — )
кол.ас.пр-майор
В состав при­хо­да в это вре­мя вхо­ди­ли, кро­ме села Давыд­чи­чи, дерев­ни Дуб­ров­ка, Немерь и Фёдо­ров­ка с 1418 душа­ми муж­ско­го пола и 1459 душа­ми жен­ско­го пола. На месте сго­рев­ше­го от мол­нии хра­ма впо­след­ствии была постро­е­на новая дере­вян­ная цер­ковь на сред­ства бла­го­тво­ри­те­лей по ини­ци­а­ти­ве при­ход­ско­го пас­ты­ря. Сбор пожерт­во­ва­ний был пору­чен кре­стья­нам поме­щи­ка кня­зя Алек­сандра Засе­ки­на: Пет­ру Бер­ку­то­ву и Роди­о­ну Дуб­ро­ви­ну – под наблю­де­ни­ем само­го кня­зя. Храм начал стро­ить­ся с бла­го­слов­ле­ния епи­ско­па Апол­ло­са». [1]
В 1779 году стро­и­тель­ство было закон­че­но, но внут­ри хра­ма отде­лоч­ных работ не было про­из­ве­де­но. Вла­дель­цы мест­но­сти, сам князь Алек­сандр Засе­кин и трое его сыно­вей мало жерт­во­ва­ли средств на обу­строй­ство хра­ма. После смер­ти всех чле­нов семьи Засе­ки­ных един­ствен­ная наслед­ни­ца име­ния кня­зей Анна Ива­нов­на Засе­ки­на – жена одно­го из сыно­вей кня­зя – ста­ла делать бога­тые пожерт­во­ва­ния в Давыд­чи­чин­скую Рож­де­ства Бого­ро­ди­цы цер­ковь на поми­но­ве­ние души мужа сво­е­го Миха­и­ла и сына, во цве­те лет умер­ше­го. Она пода­ри­ла при­ход­ской церк­ви мно­гое из утва­ри, одеж­ду, ико­ны, а так­же внес­ла денеж­ные сред­ства на ремонт повре­жде­ний в зда­нии хра­ма.
~ Анна Ива­нов­на
княж­на Мария Алек­сан­дров­на Засе­ки­на (1771 — )
дочь кн. Алек­сан­дpа Нико­ла­е­ви­ча Засе­ки­на;
~ кн. Иван Михай­ло­вич Обо­лен­ский (9.10.1774 – 3.05.1838). Секунд-май­ор. (2°- Фек­ла Васи­льев­на Каб­лу­ко­ва (ум. 20.12.1862), дочь Васи­лия Пав­ло­ви­ча Каб­лу­ко­ва и Алек­сан­дpы Ива­нов­ны Аpцы­ба­ше­вой.)
княж­на Вар­ва­ра Васи­льев­на Засе­ки­на
княж­на Алек­сандра Васи­льев­на Засе­ки­на
~ Дур­но­во
51.50. Пётр Михай­ло­вич
тре­тья ветвь
хх.31. Андрей Андре­евич (1715 — ,1785)
В 1785 г. был капи­та­ном
~ Мат­ре­на Михай­лов­на Полу­эк­то­ва * 2-я четв. XVIII в.
хх.31. Нико­лай Андре­евич (1735, + до 1745)
хх.32. Алек­сандра Сте­па­нов­на (1775)
«А оной кре­стьян­ской сын Михай­ла Михай­лов кре­пок ей, исти­це, как и в иско­вом ее, исти­цыне, чело­би­тье пока­за­но, по объ­яв­лен­ной дерев­ни Сло­бо­де Коз­ло­вой, пото­му что та дерев­ня Сло­бо­да Коз­ло­ва была дум­но­го дья­ка Ники­ты Мои­се­е­ва сына Зото­ва, а ее, исти­цы­на, пра­де­да род­но­го, а он, пра­дед ее, исти­цы, Ники­та Мои­се­ев сын Зотов то недви­жи­мое име­ние с людь­ми и со кре­стья­ны во сто девя­но­ста чет­вер­том году отдал в при­дан­ное за доче­рью сво­ею, деви­цею Ека­те­ри­ною, а ее, исти­цы­ною, баб­кою род­ною, при выда­че в заму­же­ство за деда ее, исти­цы­на, кня­зя Ива­на княж Сте­па­но­ва сына Засе­ки­на, в чем ему, деду ее, исти­цы­ну, на то име­ние из преж­де быв­ше­го Помест­но­го при­ка­зу, что ныне Госу­дар­ствен­ная вот­чин­ная кол­ле­гия, и ввоз­ная гра­мо­та была дана, о чем зна­чит Госу­дар­ствен­ной вот­чин­ной кол­ле­гии […]. После деда ее, исти­цы­на, князь Ива­на Засе­ки­на, за сыном ево, князь Сте­па­ном княж Ива­но­вым сыном Засе­ки­ным же, а ее, исти­цы­ным, отцом в 726-м году по опре­де­ле­нию Вот­чин­ной кол­ле­гии справ­ле­но […], в тех отказ­ных кни­гах за оным отцом ее, исти­цы­ным […] (Л. 201) […], с кото­рых отказ­ных книг отцу ее, исти­цы­ну, за отка­щи­ко­вою рукою и выпись была дана, с кото­рой выпи­си она, исти­ца, к сему суду пред­ла­га­ет точ­ную копию. А в про­шлом 741-м году майя два­де­ся­то­го чис­ла отец ее, исти­цын, князь Сте­пан княж Ива­нов сын Засе­кин тою свою епи­фан­скую вот­чи­ну, дерев­ню Сло­бо­ду Коз­ло­ву, да в Яро­слав­ском уез­де село Варе­го­во с людь­ми и со кре­стя­ны, с налич­ны­ми и з бег­лы­ми […] все без остат­ку по дан­ной в Госу­дар­ствен­ной Вот­чин­ной кол­ле­гии […] отдал в наслед­ство ей, исти­це […]»[4].Наследственные име­ния : Туль­ская губ., Епи­фан­ский у.: Алта­ба­е­ва сло­бо­да, Епи­фан­ский у., Туль­ская губ. с села­ми и дерев­ня­ми (номер по ЭП Епи­фан­ско­го уез­да — 26, в двух вер­стах от горо­да Епи­фа­ни) с совла­дель­ца­ми; Коз­ло­ва сло­бо­да, Епи­фан­ский у., Туль­ская губ.[3]; Яро­слав­ский у., Яро­слав­ская губ.:с. Варе­го­во, Яро­слав­ский у., Яро­слав­ская губ.
~ Коро­бов­ский

XXIX коле­но

вто­рая ветвь
Алек­сандр Алек­сан­дро­вич (1805-?)
~ Авдо­тья Федо­ров­на Федо­ро­ва * нач. XIX в.
Петр Алек­сан­дро­вич (1808 — )
Нико­лай Алек­сан­дро­вич (1828,1831)
Адрес-кален­дарь­Год : 1828Часть : 1Страница : 240А­д­рес-кален­дарь­Год : 1829Часть : 1Страница : 246А­д­рес-кален­дарь
Год : 1831Часть : 1Страница : 188
Алек­сандр Михай­ло­вич (1806 — )
тре­тья ветвь
33.33. Нико­лай Андре­евич (*1769-1833)
1761 — эко­но­ми­че­ское при­ме­ча­ние к пла­нам гене­раль­но­го меже­ва­ния. Рома­нов-Бори­со­глеб­ский уезд. Ч. II.
РГИА. Ф.1350. Оп.312. Д.194.№ по пла­ну ген. меже­ва­ния: 1761.Звание дач: Сель­цо Нико­ла­ев­ское, что при меже­ва­нии было пустошь Белав­ки­на гвар­дии пра­пор­щи­ка князь Нико­лая Андре­ева сына Засекина.Экон. при­ме­ча­ние: сель­цо на сухо­до­ле, в нем гос­под­ский дом дере­вян­ный, дачею реч­ки Смо­ро­дин­ки на пра­вой сто­роне, кото­рая в лет­нее вре­мя пере­сы­ха­ет, и по обе сто­ро­ны боль­шой стол­бо­вой доро­ги из горо­да Угли­ча в город Яро­славль.
Это отец Аскет­рии (Аскит­рии) Нико­ла­ев­ны и Вивии Нико­ла­ев­ны Засе­ки­ных. В 1761 году он был в зва­нии пра­пор­щи­ка, а в 1833 умер. МК церк­ви села Вос­кре­сен­ское в Вол­ко­ве за 1833 год. 230-1-12235А
Л. 1372 об.
№ 3. Дват­цеть девя­та­го чис­ла янва­ря> Рома­но­во-Бори­со­глеб­ской окру­ги сель­ца Нико­ла­ев­ско­го гвар­дии пра­пор­щик князь Нико­лай Андре­ев сын Засе­кин. 63, от чахот­ки.
Где и кем погре­бе­ны: при церк­ви мест­ным свя­щен­ни­ком Вла­ди­ми­ром Его­ро­вым Амвро­зо­вым.
Мать кня­зя Нико­лая Андре­еви­ча Засе­ки­на из рода Руди­ных. Из дела ГАЯО 151-2-5126 «О выда­че сви­де­тель­ства пра­пор­щи­це Е.И.Полозовой» 1826г. Она тоже в деви­че­стве Руди­на, а ее сест­ра, оче­вид­но, была супру­гой Андрея Засе­ки­на.
Име­ние-сель­цо Василь­чи­ко­во с дерев­ня­ми Остан­ко­во и Крас­ное в Рома­нов-Бори­со­глеб­ском уез­де.
~ Софья Алек­сан­дров­на Межа­ко­ва (1776–?) – тетя А. П. Межа­ко­ва, дру­га и род­ствен­ни­ка Н. Я. Данилевского.Бисерные вышив­ки дари­ли и дру­зьям, и род­ствен­ни­кам. «В одной част­ной кол­лек­ции в насто­я­щее вре­мя хра­нит­ся уни­каль­ный стол карель­ской бере­зы с пре­крас­ной бисер­ной вышив­кой на круг­лой сто­леш­ни­це око­ло 1 м в диа­мет­ре. Вышив­ка пред­став­ля­ет собой антич­ную сце­ну, окру­жен­ную вели­ко­леп­ной цве­точ­ной гир­лян­дой. На вышив­ке име­ет­ся дата 1831 г. и ини­ци­а­лы К. С. 3. При рестав­ра­ции внут­ри сто­ла было най­де­но пись­мо, напи­сан­ное выши­валь­щи­цей: «Выши­ла сей стол для бра­та, дру­га и бла­го­де­те­ля мое­го Пав­ла Алек­сан­дро­ви­ча Межа­ко­ва. Нача­ла 1824 года декаб­ря 18 дня в с. Николь­ском, кон­чи­ла 1831 года фев­ра­ля 20 дня в Петер­бур­ге. Кня­ги­ня Софья Засе­ки­на, урож­ден­ная Межа­ко­ва, и про­шу оный стол хра­нить и отда­вать все­гда стар­ше­му сыну как памят­ник брат­ской друж­бы и тру­до­лю­бия» (Юро­ва E.С. Ста­рин­ные рус­ские рабо­ты из бисе­ра. — М., 1995, с.12).
Кня­ги­ня Софья Алек­сан­дров­на Засе­ки­на, урожд. Межа­ко­ва (1776 — 1841), дочь секунд-май­о­ра, совет­ни­ка уго­лов­ной пала­ты, депу­та­та по состав­ле­нию родо­слов­ной кни­ги, пред­во­ди­те­ля дво­рян­ства Вель­ско­го уез­да, пред­се­да­те­ля граж­дан­ской пала­ты, кол­леж­ско­го совет­ни­ка Алек­сандра Михай­ло­ви­ча Межа­ко­ва (1753 – 1809) и Вар­ва­ры Михай­лов­ны (Бори­сов­ны), урожд Неро­но­вой, сест­ра поэта Пав­ла Межа­ко­ва (1788 – 1865).В 1980-х годах в годах в собра­нии кол­лек­ции мос­ков­ско­го кол­лек­ци­о­не­ра Гали­ны Нико­ла­ев­ны Все­х­свят­ской появил­ся круг­лый стол карель­ской берѐ­зы в неого­ти­че­ском сти­ле. Круг­лая сто­леш­ни­ца укра­ше­на заме­ча­тель­ной бисер­ной вышив­кой. Нож­ка сто­ла рез­ная с писа­ным мас­ля­ной крас­кой гер­ба­ми круг­лых кар­ту­шах.
Герб дво­рян­ско­го рода Межа­ко­вых изоб­ра­жѐн на кар­ту­шах, укра­ша­ю­щих нож­ку сто­ла.
Исполь­зо­ва­ние гераль­ди­ки очень харак­тер­но для мебе­ли 1830-х годов. При­сут­ствие гер­ба
сви­де­тель­ству­ет о том, что стол был зака­зан спе­ци­аль­но для вышив­ки. Тогда это было вполне
есте­ствен­ным — вышив­ки цени­лись гораз­до выше, чем мебель: цена при­ди­ван­ных сто­лов по
опи­си дви­жи­мо­го иму­ще­ства Межа­ко­вых состав­ля­ла 5- 20 руб­лей, а цена одно­го бисер­но­го
кисе­та по пло­ща­ди в десять раз мень­ше, чем вышив­ка на сто­леш­ни­це 15 руб­лей.
Этот заказ мог быть выпол­нен и толь­ко что вер­нув­шим­ся из — за гра­ни­цы А.
Брюл­ло­вым, Гамбсом, и бра­тья­ми Тур. Все эти масте­ра рабо­та­ли в то вре­мя в неого­ти­че­ском
сти­ле, вошед­шем в боль­шую моду. С помо­щью про­сто­го меха­низ­ма стол транс­фор­ми­ро­вал­ся
в экран.
На вышив­ке в вели­ко­леп­ном вен­ке из цве­тов изоб­ра­же­на антич­ная сте­на, под кото­рой
выши­ты ини­ци­а­лы « К.С.З.» и дата — 1831 год. Под­пись выши­валь­щи­цы так и оста­лась бы не
рас­шиф­ро­ван­ной, если бы не счаст­ли­вая слу­чай­ность. При рестав­ра­ции сто­ла вла­де­ли­ца
нашла пись­мо, кото­рое было вло­же­но под вышив­ку. В пись­ме зна­чи­лось: «Выши­ла сей стол
для бра­та, дру­га и бла­го­де­те­ля мое­го Пав­ла Алек­сан­дро­ви­ча Межа­ко­ва. Нача­ла 1824 года
декаб­ря 13 дня в с. Николь­ском, кон­чи­ла 1831 года фев­ра­ля 20 дня в Петер­бур­ге. Кня­ги­ня
Софья Засе­ки­на, урож­дѐн­ная Межа­ко­ва, и про­шу оный стол хра­нить и отда­вать все­гда
стар­ше­му сыну как памят­ник брат­ской друж­бы и тру­до­лю­бия».
Алек­сандра Андре­ев­на
~ (1786) Нико­лай Нико­ла­е­вич Гле­бов (1755-18.08.1818), надв. совет­ник, пер­вый город­ни­чий г. Моло­ги; в его доме в Моло­ге в 1798 г. оста­нав­ли­вал­ся Павел I. У них было два сына Андрей и Сер­гей.
Анна Андре­ев­на (* 1767)

XXX коле­но

вто­рая ветвь
Нико­лай Алек­сан­дро­вич (1855-)
врач, родил­ся в 1855, с 1886 про­фес­сор каз. унив. по кафед­ре част­ной пато­ло­гии и тера­пии; “О вли­я­нии лихо­ра­доч­но­го состо­я­ния на азо­ти­стый обмен веществ в теле и на усво­я­е­мость азо­ти­стых частей моло­ка” (1883).
тре­тья ветвь
хх.33. кн. Анна Нико­ла­ев­на (* рубеж XIX в.,1886)
хх.33. кн. Аскит­рия-Алек­сандра Нико­ла­ев­на (* 1809, + 29.01.1877)
Жена А.П.Рыкачева — Аскит­рiтия-Алек­сандра Нико­ла­ев­на кнж. Засе­ки­на. Так у Ель­ча­ни­но­ва. За нею в Рома­но­во-Бори­со­гл. у. сель­цо Нико­ла­ев­ское.
Да, спа­си­бо, я смот­ре­ла, но Нико­лая Андре­еви­ча, ум. в 1833 г., ука­зан­но­го в био­гра­фии А.П. Рыка­че­ва, его зятя, не нашла. Ско­рее все­го, княж­на Аскет­рия (или Аскит­рия) Нико­ла­ев­на была Засе­ки­на без при­став­ки Сон­цо­ва (или Солн­це­ва, как пишет­ся в био­гра­фии). На это ука­зы­ва­ют и обна­ру­жен­ные Еле­ной Дмит­ри­ев­ной выкуп­ные дела, где ука­за­на А.Н.Засекина и А.Н.Рыкачева, и руко­пись А.М.Достоевского.
В био­гра­фии Алек­сандра Пет­ро­ви­ча Рыка­че­ва, капи­та­на-лей­те­нан­та, участ­ни­ка Нава­рин­ско­го сра­же­ния, зем­ско­го и обще­ствен­но­го дея­те­ля Яро­слав­ской губер­нии, напи­са­но, что он был женат на Аскит­рии (Алек­сан­дре) Нико­ла­евне, урож­ден­ной княжне Солн­це­вой-Засе­ки­ной, доче­ри послед­не­го пред­ста­ви­те­ля стар­шей линии это­го древ­не­го рода кня­зя Нико­лая Андре­еви­ча Солн­це­ва-Засе­ки­на. Их дети роди­лись в име­нии жены в сель­це Нико­ла­ев­ском Рома­но­во-Бори­со­глеб­ско­го уез­да Яро­слав­ской губер­нии. В био­гра­фи­ях Миха­и­ла Алек­сан­дро­ви­ча Рыка­че­ва ука­зы­ва­ет­ся место рож­де­ния то «село Нико­ла­ев­ское», то «село Николь­ское». Их дети роди­лись в име­нии жены в сель­це
Нико­ла­ев­ском Романово.Борисоглебского уез­да Яро­слав­ской
губер­нии. В био­гра­фи­ях Миха­и­ла Алек­сан­дро­ви­ча Рыка­че­ва
ука­зы­ва­ет­ся это же место рож­де­ния.
Из вос­по­ми­на­ний М.А.РЫКАЧЁВА «…Счаст­ли­вое
дет­ство про­во­ди­ли мы в деревне, в хоро­шей обста­нов­ке
отно­си­тель­но про­стор­но­го дома, при­род­но­го сада, заня­тий
и забав при край­ней уме­рен­но­сти в одеж­де и пище. В
неко­то­рые годы семья на зиму пере­ез­жа­ла в Яро­славль, но
пра­виль­ные заня­тия по рас­пи­са­нию не нару­ша­лись. В
опре­де­лён­ные часы мы зани­ма­лись с мате­рью рус­ским и
ино­стран­ны­ми язы­ка­ми… и началь­ной гео­гра­фи­ей. В
дру­гие часы отец обу­чал нас мате­ма­ти­ке, гео­гра­фии,
исто­рии…»
Князь Нико­лай Андре­евич Солн­цев-Засе­кин (Сон­цо­вы-Засе­ки­ны, Сон­це­вы-Засе­ки­ны) в опуб­ли­ко­ван­ных родо­слов­ных кня­зей Засе­ки­ных отсут­ству­ет, они окан­чи­ва­ют­ся ран­ни­ми поко­ле­ни­я­ми. У А.М. Досто­ев­ско­го, тестя М.А.Рыкачева, в Руко­пи­си Вос­по­ми­на­ний сест­ра Аскет­рии Нико­ла­ев­ны (в руко­пи­си — «АскЕт­рия») — княж­на Вивия Нико­ла­ев­на Засе­ки­на, без при­став­ки «Солн­це­ва».
В фон­де Глав­но­го Выкуп­но­го Учре­жде­ния Мини­стер­ства Финан­сов (РГИА. Ф. 577) мож­но посмот­реть опись 48 дел по Яро­слав­ской губ. В ней мно­го дел по име­ни­ям Рыка­че­вых. При бег­лом про­смот­ре я уви­де­ла в Поше­хон­ском уез­де: Д. 2207 Рыка­че­вой А.Н. и кн. Засе­ки­ной А.Н. по дер. Коз­ло­вой. В Рома­нов-Бори­со­глеб­ском уез­де несколь­ко дел: 2886 — Рыка­че­вой А.Н. и кн. Засе­ки­ной А.Н. по дер. Анти­пи­ной. 1886 г.
МК церк­ви села Вос­кре­сен­ское в Вол­ко­ве за 1878 год
230-11-3111, Л. 1509 об.
1 янва­ря.
Рома­но-Бори­со­глеб­ско­го уез­да, сель­ца Нико­ла­ев­ско­го, жена капи­тан-лей­те­нан­та, вдо­ва Аскит­рия Нико­ла­ев­на Рыка­че­ва, скон­чав­ша­я­ся и отпе­тая в г. Яро­слав­ле. 69 лет.
Кто испо­ве­до­вал и при­об­щал: свя­щен­ник Яро­слав­ской град­ской церк­ви Алек­сандр Тальян­цев ( неразб> № 81, 31 декаб­ря 1877).
На клад­би­ще церк­ви погре­бе­на. (Указ Яро­слав­ской духов­ной кон­си­сто­рии № 7236 (?) 29 декаб­ря 1887). Свя­щен­ник Алек­сандр Писар­ский
~ Алек­сандр Пет­ро­вич Рыка­чев * 1803 † 1870
отстав­ной капи­тан-лей­те­нант морск.флота, участ­ник Нава­рин­ско­го сра­же­ния, зем­ский и обще­ствен­ный дея­тель. Про­ис­хо­дя из ста­рин­но­го дво­рян­ско­го рода, имев­ше­го жало­ван­ные поме­стья в Яро­слав­ской, Твер­ской и Там­бов­ской губер­ни­ях, А. П. Рыка­чев родил­ся в 1803 году; роди­те­ля­ми его были Петр Мар­ко­вич Р., слу­жив­ший рот­мист­ром в Сум­ском гусар­ском пол­ку и участ­во­вав­ший в Суво­ров­ских похо­дах, и Марья Андре­ев­на Ави­но­ва, дочь Рязан­ско­го помещика.В 1832 полу­чив 6-месяч­ный отпуск, Р. отпра­вил­ся на роди­ну, где вско­ре сде­лал­ся жени­хом сво­ей даль­ней род­ствен­ни­цы — княж­ны Аскит­рии (Алек­сан­дры) Нико­ла­ев­ны Солн­це­вой-Засе­ки­ной, доче­ри кня­зя Нико­лая Андре­еви­ча Солн­це­ва-Засе­ки­на, послед­не­го пред­ста­ви­те­ля стар­шей линии это­го древ­не­го рода. Сва­дьба состо­я­лась в июле 1832 года. Вер­нув­шись из отпус­ка, Р. посту­пил адъ­ютан­том к адми­ра­лу Р. П. Кро­уну, а в нача­ле 1833 года, полу­чив изве­стие о смер­ти сво­е­го тестя — кня­зя H. А. Засе­ки­на, уехал в отпуск, отку­да уже более на служ­бу не возвращался.Получив при отстав­ке (8-го нояб­ря 1833 г.) чин капи­тан-лей­те­нан­та и посе­лив­шись в име­нии жены сво­ей, в сель­це Нико­ла­ев­ском, Рома­но­во-Бори­со­глеб­ско­го уез­да Яро­слав­ской губер­нии, Р. занял­ся сна­ча­ла сель­ским хозяй­ством, а затем вос­пи­та­ни­ем сво­их девя­те­рых детей. Так тек­ла жизнь его до того вре­ме­ни, когда стар­шие его сыно­вья посту­пи­ли в Мор­ской Кадет­ский Кор­пус, а сам он пере­се­лил­ся с семьей в губерн­ский город Яро­славль. С этой поры начи­на­ет­ся его обще­ствен­ная служ­ба по выбо­рам и в зем­стве. Обла­дая всю жизнь хоро­шим здо­ро­вьем и забо­лев в нача­ле декаб­ря 1870 года, Р. сра­зу слег и скон­чал­ся через несколь­ко дней, — имен­но 9-го декаб­ря, окру­жен­ный мно­го­чис­лен­ным сво­им семей­ством; похо­ро­нен он в сво­ем име­нии Нико­ла­ев­ском, при церк­ви Воскресения.И. H. Ель­ча­ни­нов, Мате­ри­а­лы для гене­а­ло­гий Яро­слав­ско­го дво­рян­ства, Яр. 1911, стр. 54; Общий Мор­ской Спи­сок, т. VIII, стр. 153—154; Пре­ди­сло­вие изда­те­ля кни­ги «Год Нава­рин­ской ком­па­нии», Крон­штадт. 1877, стр. IIІ — VІI
Вивия Нико­ла­ев­на Засе­ки­на

XXXI коле­но

тре­тья ветвь

XXXII коле­но

тре­тья ветвь

XXXII коле­но

АЛЕК­СЕЙ N князь Засе­кин.
II
2. МИХА­ИЛ Алек­се­е­вич Засе­кин, 1″ 1680 г.
III
3. МИХА­ИЛ Михай­ло­вич Засе­кин, «I- 1730 г.
IV
4. ИОАНН Михай­ло­вич.
5. СЕР­ГЕЙ Михай­ло­вич — ж. ИРИ­НА Мат­ве­ев­на N. Т 1770 г.
V
6. СЕР­ГЕЙ Сер­ге­е­вич …

Засе­кин Алек­сандр Васи­лье­вич кн. (1705,1717)
столь­ник вотч.-Дмитровский у., Выше­го­род­ский ст., сцо Бла­го­ве­щен­ское, дв. вот. 1 ч., дв. скот. 3 ч., 2/7,Ярославский у., Едом­ская вол., д.Бокарева, 7/18
Засе­кин Борис Андре­евич кн. (1628,1651) патр.стольник(1636-1639) стольник(1639-) моск.двн.(1651) С:Анд.Вас. ?
Засе­кин Иван Андре­евич кн. (1618,1658) моск.двн.(1658) стольник(1627) прид.вотч.-Оболенск-у. жал.вотч.-Галич-у.
Засе­кин Миха­ил Алек­се­е­вич кн. (1794,1796) классн.чин.(1794,1795)
Засе­кин Миха­ил Федо­ро­вич Чер­но­го кн. (1552,после—1567.11.) дворов.сын-боярск. помещ.-кн.Ярославль-у. С:Фед.Ив.
Засе­кин Петр Ива­но­вич кн. (1534) в 1534 воев.Путивль(1534)
Засе­кин Семен Пет­ро­вич кн. (1612) в 1612 вое­во­да в Ряза­ни
Засе­кин Семен Ива­но­вич кн. 1577 — Жиль­цы все с госу­да­рем: …Князь Семен княж Ива­нов сын 3асекин. (Cвep. отм.: «убит»)….[Список бояр, околь­ни­чих и дво­рян, кото­рые слу­жат из выбо­ра, 85 года.//«Акты Мос­ков­ско­го Госу­дар­ства» (АМГ), пуб­ли­ка­ция доку­мен­тов по поли­ти­че­ской и воен­ной исто­рии Рос­сии, издан­ная АН под редак­ци­ей Н. А. Попо­ва и Д. Я. Самок­ва­со­ва (т. 1—3, СПБ, 1890—1901). Том 1-й ]
Засе­кин Тимо­фей Семе­но­вич кн. (1613,1628) моск.двн.(1627) помещ.-Рязань-у. С:Сем.Ив. ?
Засе­кин Андрей Алек­се­е­вич (1703,+1708)
Имен­ная фор­му­ла (совре­мен­ная): Засе­кин Андрей Алек­се­е­вич, князь
Имен­ная фор­му­ла (аутен­тич­ная): Князь Андреи княж Алек­се­ев сынъ Засе­кин
Чин (спе­ци­аль­ная руб­ри­ка бояр­ских спис­ков): столь­ник отстав­ной с 1703 г. в Москве для посы­лок
Руб­ри­ка бояр­ско­го спис­ка*: Столь­ни­ки отстав­ные с 1703 г.
СВЕ­ДЕ­НИЯ БОЯР­СКИХ СПИС­КОВ О ПЕР­СО­НА­ЛИИ:
ДАТИ­РОВ­КА СПИС­КА ТЕКСТ ПОМЕ­ТЫ КОЛИ­ЧЕ­СТВО ДВО­РОВ ЛИСТ ПРИ­МЕ­ЧА­НИЯ
1706-01-01 71
1707-01-01 73
1708-01-01 ^Умре. 66
Засе­ки­на В.В.княжна, поме­щи­ца д.Лазарево
Сте­па­ни­да Ива­нов­на кн. Засе­ки­на.
Анна, Пав­лов­на Мус­ниц­кая was born in 1802, to Павел Ива­но­вич Арсе­ньев and Сте­па­ни­да Ива­нов­на кн. Засе­ки­на.
Анна had 2 siblings: Алек­сандр Пав­ло­вич Арсе­ньев and one other sibling. Анна married Иосиф Иоси­фо­вич Мус­ниц­кий.
They had 5 children: Лео­нид Оси­по­вич Мус­ниц­кий, Еле­на Оси­пов­на and 3 other children. Анна passed away in 1880, at age 78.
П.Е. Щего­лев («Дуэль и смерть Пуш­ки­на», 1829, с. 450) отме­тил, что обе Голын­ские – Оль­га, и Любовь были внуч­ка­ми генерал–лейтенанта Пав­ла Ива­но­ви­ча Арсе­нье­ва (1770–25.11.1840). Одна­ко, как сооб­ща­ет­ся в родо­слов­ной Арсе­нье­вых (Исто­рия родов рос­сийск. дво­рян­ства, т. І, 1886, с. 327), его брак с гр. Ека­те­ри­ной Михай­лов­ной Кахов­ской (ум. 10.8.1832) был без­дет­ным. Потом­ство имел его род­ствен­ник и тез­ка Павел Ива­но­вич Арсе­ньев (при­хо­дил­ся ему чет­ве­ро­ю­род­ным бра­том), жена­тый на кн. Сте­па­ни­де Ива­новне Засе­ки­ной, урожд. Аксе­но­вой (в др. источн. Акса­ко­вой). Воз­мож­но, Аку­ли­на Пав­лов­на и была доче­рью послед­не­го, но доку­мен­таль­ных под­твер­жде­ний это­му пока не нашлось. Стар­шая сест­ра Оль­га Голын­ская 11.10.1836 вышла замуж за Фран­с­уа Лёве­Вей­ма­ра (1801–1854) – фр. лите­ра­то­ра, исто­ри­ка и дипло­ма­та – гене­раль­но­го кон­су­ла в Баг­да­де (1841–1841).

Доку­мен­ты

1550-56 гг. – Дан­ная кн. Ива­на Ива­но­ви­ча (Засе­ки­на) арх. Сп.-Яр. м-ря Иоси­фу на дд. Гри­дин­ское, Пожа­ро­во и др. с поч. в Яро­слав­ском у.
Се яз, князь Иван 1 Ива­но­вич, писал есми себе духов­ной спи­сок, едучи на госу­да­ре­ву царе­ву служ­бу, а при­ка­щи­ки у духов­на­го спис­ка гос­по­дин мой дядя князь Васи­лей Дмит­ри­е­вич Засе­кин, до дядя [мой князь] 2 Гри­го­рей Ива­но­вич Щети­нин, да отец мой духов­ной Про­та­сей Пав­лов­ска­го мона­сты­ря. Дал есми сво­ее вот­чи­ны села Новое­в­лен­ска­го к Спа­су и к чюдо­творцву 3 в дом архи­манд­ри­ту Иоси­фу з бра­тьею по себе и по роду по сво­е­му дерев­ня Гри­дин­ское, дерев­ня Пожа­ро­во, дерев­ня Зей­с­ко­во, дерев­ня Роман­цо­во, почи­нок Пустошь со всем, куде плуг и коса и топор ходит по ста­рине, впрок без выку­па. А се дерев­ни духов­ном спи… 2 писан­ных к Спа­су и к чюдо­твор­цо­ву в дом. А сын мой в те дерев­ни у мона­сты­ря не всту­па­ет­ся, и род мой ближ­ней не вступается.А на то послу­хи князь Ондрей Пет­ро­вич Солн­цев, да Чедо­тай 3 Они­си­мов сын Урпе­не­ва, да Гна­тей 3 Олек­се­ев сын Заси­кин 3.А память даную писал Мат­ве­е­це 3 Васи­льев сын Сидо­ро­ва, лета … 2На обороте:По сему спис­ку … 2 князь Иван дерев­ни дал и руку приложил.Послух князь 4 Ондрей руку приложил.Сборник Муха­но­ва. М., 1836. С. 544. № 260. В пуб­ли­ка­ции сооб­ща­ет­ся, что гра­мо­та «напи­са­на весь­ма дур­ным почер­ком на бумаж­ном лист­ке дли­ною 5, шири­ною 3 1/2 вер(шка)».Подлинник (?): РГБ. Ф. 191. Собр. Муха­но­ва. № 20

1563 г. декаб­ря 26. – Дан­ная, по нака­зу ц. Ива­на Васи­лье­ви­ча, душе­при­каз­чи­ков кн. Дани­лы Федо­ро­ви­ча Засе­ки­на – кн. Ива­на Васи­лье­ви­ча [41] Нерыц­ко­го и арх. Бого­яв­лен­ско­го м-ря Ионы арх. Сп.-Яр. м-ря Ефре­му на дд. Пет­ру­шин­ское, Копо­сов­ское и др. в Яро­слав­ском у.
По царе­ву и вели­ко­го кня­зя Ива­на Васи­лье­ви­ча всея Русии при­ка­зу, се яз, князь Иван Васи­лье­вич Норытц­кой 1, да яз, бого­яв­лен­ской архи­манд­рит Иона, – при­каз­щи­ки князь Дани­ло­вы Федо­ро­ви­ча Засе­ки­на дали есмя в дом все­ми­ло­сти­ва­го Спа­са в Еро­славль и вели­ких чюдо­твор­цов Фео­до­ра и Давы­да и Кон­стен­ти­на архи­манд­ри­ту Ефре­му з бра­тьею, или хто по нем иные архи­манд­рит в том мана­сты­ре будет, по княж Дани­ло­ве духов­ной гра­мо­те княж Дани­ло­вы отчи­ны в насле­дие в веч­ных благ по кня­зе Дани­ле, и по его отце по кня­зе Фео­до­ре, и по его мате­ри по кня­гине Марье, и по его кня­гине Улья­нее, и по всем роду его дерев­ню Пет­ру­нин­скую, дерев­ню Копо­сов­скую, дерев­ню Зуба­ре­во, дерев­ню Мура­вье­во, дерев­ню Хре­но­во на реке на Роге. И архи­манд­ри­ту Ефре­му з бра­тьею, или хто по нем иные архи­манд­рит будет, теми дерев­ня­ми вла­де­ти с лесы и с луги и со все­ми уго­дьи, куды у тех дере­вень иста­ри топор и коса и соха ходи­ла. И в сена­ни­ки им в веч­ные и во все­днев­ные кня­зя Федо­ра, и кня­ги­ню Марью, и кня­зя Дани­ла Пота­пья, и кня­ги­ню Улья­нею напи­са­ти и кор­мы по них кор­ми­ти двож­ды годом на княж Дани­ло­ву память декаб­ря в осмый день, а дру­гой корм на пре­став­ле­нье его майя в сед­мый на десять день по все годы.А на то послу­си Васи­лей Михай­ло­вич Пивов, да Мол­чан Оста­фьев сын Гори­на, да Семей­ка Саво­стья­нов сын.А даную писал подъ­ячей на Москве с пло­ща­ди Никит­ка Семе­нов сын Тара­тин, лета 7000 сем­де­сят вто­ра­го, меся­ца декаб­ря в два­де­сят шестый день.На обороте:Князь Иван при­ка­щик в сей даной руку приложил.Богоявленской ахи­ма­рит 1 Иона при­ка­щик к сей даной руку приложил.Послух Васи­лей руку приложил.Послух Семей­ка руку приложил.Молчан послух руку приложил.РГАДА. Ф. 281. Яро­славль. № 19/14767. Под­лин­ник: 145 X 405

Бар­хат­ная кни­га

РОДЪ ТЕМ­НО­СИ­НИХЪ.
У 2 Княжь Семе­но­ва сына, а у внуч­ка Княжь Федо­ро­ва Гле­бо­ви­ча Яро­слав­ско­го, у Кня­зя Воло­ди­ми­ра Тем­но­си­ня­го дети:
Князь Васи­лей,
Да Князь Дмит­рей.
А у Кня­зя Васи­лья дети:
Князь Иванъ,
Да Князь Петръ Давыд­ков­ской; убитъ отъ Казан­скихъ Татаръ на Куси въ Вое­во­дахъ.
(128) А у Кня­зя Пет­ра Давыд­ков­ско­го дети:
Князь Борисъ,
Да Князь Дмит­рей,
Да Князь Афо­на­сей, без­де­тенъ.
А ныне по рос­пи­си Засе­ки­ныхъ выше­пи­сан­ные
Князь Иванъ Княжь Васи­льевъ сынъ и Князь Дмит­рей Княжь Пет­ровъ сынъ, были без­дет­ны.
А у Кня­зя Бори­са Пет­ро­ви­ча Засе­ки­на дети:
Князь Петръ,
Да Князь Лари­онъ, без­де­тенъ.
А у Кня­зя Пет­ра дети:
Князь Федоръ,
Да Князь Ники­та.
А у Кня­зя Федо­ра дети:
Князь Иванъ,
Да Князь Сте­фанъ.
А у Кня­зя Ива­на сынъ Князь Михай­ло.
А у Кня­зя Михай­ла дети:
Князь Васи­лей,
Да Князь Гри­го­рей.
А у Кня­зя Сте­па­на Княжь Федо­ро­ва сына дети:
Князь Борисъ,
Да Князь Иванъ.
А у 2 Княжь Пет­ро­ва сына Засе­ки­на, у Княжь федо­ро­ва бра­та мень­шо­го, у Кня­зя Ники­ты дети:
Князь Иванъ,
Да Князь Гри­го­рей; убитъ подъ Коно­то­помъ.
Да Князь Тимо­фей.
(129) 72.
РОДЪ САН­ДЫ­РЕВ­СКИХЪ.
А у 2 Княжь Воло­ди­ми­ро­ва сына Тем­но­си­ня­го у Кня­зя Дмит­рея дети:
Князь Иванъ Сан­ды­ревъ,
Да Князь Федоръ Сан­ды­ревъ.
А у Кня­зя Ива­на Сан­ды­рев­ско­го сынъ Князь Иванъ же Сан­ды­рев­ской; уби­ли его Казан­ские луго­вые люди.
А у Кня­зя Ива­на сынъ Князь Иванъ же.
А у Кня­зя Федо­ра Сан­ды­рев­ско­го сынъ Князь Дани­ло Уса­той.
И то поко­ле­ние пре­сек­лось.
73.
РОДЪ ЗАСЕ­КИ­НЫХЪ.
У 2 Княжь Федо­ро­ва сына Гле­бо­ви­ча, а у Княжь Семе­но­ва бра­та Щети­ни­на мень­шо­го, у Кня­зя Ива­на Засе­ки дети:
1. Князь Иванъ Боро­да­той Дуракъ.
2. Князь Дмит­рей Сон­цовъ.
3. Князь Иванъ Жиро­вой.
4. Князь Давыдъ.
А у Кня­зя Ива­на Дура­ка дети:
1. Князь Михай­ло Чер­ной­сов­ка.
2. Князь Федоръ Сме­лой.
3. Князь Юрьи, без­де­тенъ.
4. Князь Иванъ Сосунъ.
(130) А у Кня­зя Михай­ла сынъ Князь Чулокъ; былъ на поме­стье въ Нове­го­ро­де.
А у Кня­зя Ива­на Чул­ка сынъ Князь Михай­ло.
А у Кня­зя Федо­ра Сме­ло­го дети:
Князь Иванъ Баташъ,
Да Князь Петръ Нови­го­да, без­де­тенъ.
Да Князь Юрьи Соро­ка хро­мой,
Да Князь Михай­ло.
А у Кня­зя Ива­на у Бата­ша дети:
Князь Иванъ Елдашъ, без­де­тенъ; уби­ли его раз­бой­ни­ки.
Да Князь Семенъ.
А Княжь Юрье­вы дети Соро­ки­ны:
Князь Иванъ Семей­ка.
А у Кня­зя Ива­на Сосу­на дети:
Князь Федоръ,
Да Князь Дани­ло,
Да Князь Андрей,
Да Князь Иванъ.
А у Кня­зя Федо­ра Сосу­но­ва дети:
Князь Михай­ло,
Да Князь Ники­та.
А у Кня­зя Дани­ла Сосу­но­ва дети:
Князь Петръ,
Да Князь Ники­та.
А ныне по рос­пи­си Сон­цо­выхъ и Жиро­выхъ-Засе­ки­ныхъ, что Князь Ива­но­во поко­ле­ние Боро­да­та­го все пре­сек­лось.
(131) 74.
РОДЪ СОН­ЦО­ВЫХЪ.
У 2 Княжь Ива­но­ва сына Федо­ро­ви­ча Засе­ки­на у Кня­зя Дмит­рея у Сон­цо­ва дети:
Князь Петръ,
Да Князь Васи­лей; былъ въ черн­цахъ въ Тро­иц­комъ Сер­ги­е­ве мона­сты­ре.
А у Кня­зя Пет­ра Сон­цо­ва дети:
1. Князь Андрей.
2. Князь Михай­ло; слу­жилъ Вла­ды­ке Казан­ско­му.
3. Князь Васи­лей.
4. Князь Иванъ.
5. Князь Андрей.
6. Князь Андрей же Фуникъ.
А у Кня­зя Васи­лья Сон­цо­ва сынъ Князь Дмит­рей.
А ныне по рос­пи­си Сон­цо­выхъ Засе­ки­ныхъ
Выше­пи­сан­ные Князь Васи­лей Княжь Дмит­ри­евъ сынъ, и Князь Михай­ло, и Князь Андрей серед­ней, и Князь Андрей же Фуникъ Князь Пет­ро­вы дети, и Князь Дмит­рей Княжь Васи­льевъ сынъ, все были без­дет­ны.
Да попол­не­но.
У Кня­зя Андрея боль­шо­го Княжь Пет­ро­ва сына дети:
Князь Семенъ,
Да Князь Иванъ.
А у Кня­зя Семе­на сынъ Князь Иванъ; убитъ на Ряза­ни, без­де­тенъ.
А у Кня­зя Ива­на Княжь Андре­ева сына сынъ Князь Андрей, без­де­тенъ.
(132) А у 4 Княжь Пет­ро­ва сына у Кня­зя Ива­на сынъ Князь Михай­ло.
А у Кня­зя Михай­ла дети:
Князь Андрей,
Да Князь Юрьи.
1. Князь Васи­лей.
2. Князь Иванъ.
3. Князь Борисъ.
4. Князь Петръ.
5. Князь Афо­на­сей.
У Кня­зя Юрьи дети:
Князь Борисъ,
Да Князь Семенъ,
Да Князь Васи­лей.
А у Кня­зя Васи­лья Княжь Андре­ева сына сынъ Князь Андрей.
75.
РОДЪ ЖИРО­ВЫХЪ-ЗАСЕ­КИ­НЫХЪ.
У 3 Князь Ива­но­ва сына Федо­ро­ви­ча Засе­ки­на у Кня­зя Ива­на Жиро­во­го дети:
Князь Дмит­рей Шишланъ,
Да Князь Иванъ Обо­да, без­де­тенъ,
Да Князь Федоръ Шастунъ,
Да Князь Михай­ло Гла­за­той Мухортъ,
Да Князь Иванъ Ноздрунъ,
Да Князь Дмит­рей Шуст­икъ,
(133) Да Князь Иванъ Бала­кирь,
Да Князь Борисъ, оба без­дет­ны.
А у Кня­зя Дмит­рея Шишла­на дети:
Князь Федоръ Голо­ва,
Да Князь Васи­лей, без­де­тенъ,
Да Князь Борисъ,
Да Князь Андрей,
Да Князь Иванъ,
Да Князь Васи­лей мень­шой, без­де­тенъ.
А у Кня­зя Федо­ра Голо­вы дети:
Князь Васи­лей,
Да Князь Андрей.
А у Кня­зя Бори­са у Шишла­но­ва сына сынъ Князь Федоръ.
А у Кня­зя Федо­ра Шасту­но­ва дети:
Князь Михай­ло,
Да Князь Иванъ,
Да Князь Осипъ,
Да Князь Семенъ, все 4 без­дет­ны.
А у Кня­зя Михай­ла Гла­за­то­го дети:
Князь Федоръ,
Да Князь Михай­ло,
Да Князь Романъ, все 3 без­дет­ны.
А у Кня­зя Ива­на Ноздру­на дети:
Князь Иванъ боль­ной, не слу­жилъ.
Да Князь Андрей.
А у Кня­зя Дмит­рея у Шуст­и­ка, у Шишла­но­ва бра­та, сынъ Князь Семенъ.
А ныне по рос­пи­си Жиро­выхъ-Засе­ки­ныхъ, что Князь Дмит­рея Шишла­но­ва, и Кня­зя Ива­на Обо­ды, и Кня­зя Федо­ра Ша(134)стуна, и Кня­зя Михай­ла Гла­за­то­го поко­ле­ния пре­сек­лись.
Да попол­не­но.
А у Кня­зя Андрея дети:
Князь Андрей же,
Да Князь Федоръ,
А у Кня­зя Андрея Княжь Андре­ева сына дети:
Князь Иванъ,
Да Князь Федоръ,
Да Князь Борисъ, без­де­тенъ.
А у Кня­зя Ива­на дети:
Князь Дмит­рей,
Да Князь Левъ, оба без­дет­ны.
А у Кня­зя Федо­ра Княжь Андре­ева сына дети:
Князь Михай­ло,
Да Князь Васи­лей Федо­ро­вичь; при Вели­кихъ Госу­да­рехъ, Царехъ и Вели­кихъ Кня­зехъ Иоанне Алек­се­е­ви­че, Пет­ре Алек­се­е­ви­че, и Вели­кой Госу­да­рыне, Бла­го­вер­ной Царевне и Вели­кой Княжне Софии Алек­се­евне, всеа Вели­кия и Малыя и Белыя Рос­сии Само­держ­цехъ, въ Околь­ни­чихъ.
У Кня­зя Михай­ла сынъ Князь Ники­та.
У Кня­зя Васи­лья Федо­ро­ви­ча сынъ Князь Васи­лей же.
А у Кня­зя Федо­ра Княжь Андре­ева сына, а у вну­ка Княжь Ива­но­ва Ноздру­на, были 3 сына:
Князь Сте­панъ,
Да Князь Михай­ло,
Да Князь Абрамъ.
(135) А у Кня­зя Сте­па­на сынъ Князь Семенъ; убитъ подъ Коно­то­помъ, без­де­тенъ.
А у Кня­зя Михай­ла сынъ Князь Алек­сей.
А у Кня­зя Алек­сея сынъ Князь Андрей.
А у Кня­зя Абра­ма 5 сыновъ:
Князь Федоръ,
Да Князь Андрей,
Да Князь Иванъ,
Да Князь Сте­панъ,
Да Князь Мат­вей.
А у Кня­зя Федо­ра Княжь Абра­мо­ва сына сынъ Князь Борисъ, не въ чину.
ЗАСЕ­КИ­НЫЖЬ.
У 4 Княжь Ива­но­ва сына Федо­ро­ви­ча Засе­ки­на у Кня­зя Давы­да дети:
Князь Федоръ боль­шой; убитъ въ Нем­цехъ, подъ Выбо­ромъ.
Да Князь Федоръ мень­шой,
Да Князь Андрей Хро­мой, без­де­тенъ, постри­женъ въ Спас­комъ мона­сты­ре въ Яро­слав­ле.
Да Князь Глебъ,
Да Князь Кон­стян­т­инъ; те оба уби­ты подъ Оршею.
А у Кня­зя Федо­ра боль­шо­го дети:
Князь Васи­лей,
Да Князь Алек­сан­дръ,
(136) Да Князь Иванъ; были все 3 на поме­стье въ Нове­го­ро­де.
А у Кня­зя Васи­лья Княжь Федо­ро­ва сына дети:
Князь Гун­доръ,
Да Князь Осипъ.
А у Кня­зя Алек­сандра сынъ Князь Иванъ.
А у Кня­зя Ива­на Княжь Федо­ро­ва сына сынъ Князь Васи­лей.
А у 2 Княжь Давы­до­ва сына у Князь Федо­ро­ва мень­шо­го дети:
Князь Иванъ,
Да Князь Петръ Брыз­га­ло, без­де­тенъ,
Да Князь Дани­ло,
Да Князь Васи­лей, оба без­дет­ныжь.
А у Кня­зя Ива­на Княжь Федо­ро­ва сына мень­шо­го дети:
Князь Дани­ло Чер­ной,
Да Князь Ники­та; убитъ на Сон­дуж­скомъ деле.
Да Князь Федоръ Сле­пой,
Да Князь Левъ; слу­жи­ли Князь Юрью Ива­но­ви­чу.
Да ныне по рос­пи­си Засе­ки­ныхъ.
У Князь Ива­нажъ Княжь Федо­ро­ва сына мень­шо­го былъ 5 сынъ Князь Семенъ.
Да попол­не­но.
У Кня­зя Федо­ра Княжь Ива­но­ва сына дети:
Князь Иванъ, убитъ въ Мос­ков­ской Оса­де.
Да Князь Васи­лей.
А у Кня­зя Васи­лья Княжь Федо­ро­ва сына 3 сына:
(137) Князь Федоръ боль­шой, без­де­тенъ,
Да Князь Федоръ мень­шой,
Да Князь Арте­мей.
У Кня­зя Федо­ра Княжь Васи­лье­ва сына былъ сынъ Князь Арте­монъ, и умре малъ.
А у Кня­зя Арте­мья сынъ Князь Петръ.
А у Кня­зя Семе­на Княжь Ива­но­ва сына 2 сына:
Князь Дани­ло, убитъ въ Рыль­ску, без­де­тенъ.
Да Князь Федоръ, былъ въ черн­цахъ.
А у Кня­зя Федо­ра Княжь Семе­но­ва 4 сына:
Князь Мат­вей, без­де­тенъ,
Да Князь Иванъ,
Да Князь Афо­на­сей,
Да Князь Ники­форъ.
А у 4 Князь Давы­до­ва сына у Князь Гле­ба дети:
Князь Петръ,
Да Князь Васи­лей.
А у Кня­зя Пет­ра Княжь Гле­бо­ва сына сынъ Князь Борисъ.
А у Кня­зя Васи­лья Княжь Гле­бо­важь сынъ Князь Иванъ.
А у 5 Княжь Давы­до­ва сына у Князь Кон­стян­ти­на дети:
Князь Михай­ло Поро­тикъ,
Да Князь Васи­лей; были на поме­стье въ Нове­го­ро­де.
А у Кня­зя Михай­ла Поро­ти­ка дети:
Князь Иванъ,
Да Князь Андрей.

Одной из наи­бо­лее раз­мно­жив­ших­ся вет­вей яро­слав­ских кня­жат были Засе­ки­ны (Бата­шо­вы, Солн­це­вы, Жиро­вы, Нозд-руко­вы, Чер­ные, Сан­ды­рев­ские). В 50-х годах в госу­да­ре­ве дво-ре их чис­ли­лось 39 чело­век (девять умер­ли в те же годы). В казан­ской кни­ге есть све­де­ния о ссыл­ке сле­ду­ю­щих Засе­ки­ных : Семе­на Ива­но­ви­ча Бата­шо­ва, Ива­на Ива­но­ви­ча Вла­ди­ми­ро­ва, Андрея и Ива­на Ива­но­ви­чей Чер­ных, Андрея Ива­но­ви­ча Нозд-руко­ва, а так­же Дмит­рия Пет­ро­ви­ча, Ива­на Юрье­ви­ча Сме­ло­го, Миха­и­ла Федо­ро­ви­ча, Льва Ива­но­ви­ча и Ива­на Андре­еви­ча , все­го деся­ти чело­век. Васи­лия Федо­ро­ви­ча, Васи­лия и Ива­на Дмит­ри­е­ви­чей Жиро­вых, Дмит­рия Васи­лье­ви­ча Солн­це­ва, Андрея Лоба­на Пет­ро­ви­ча и Ива­на Гун­до­ро­ва Засе­ки­ных отпра­ви­ли в Сви­яжск. Почти все они вхо­ди­ли в состав госу­да­ре­ва дво­ра 50-х годов XVI в.

РГА­ДА
Ф.1209, оп.2, д. 7726. Отказ­ные … кни­ги поме­стий, вот­чин и пустош­ных земель Пере­славль-Залес­ско­го уез­да. 1704 — 1738 гг.
Л.225. … в Пне­виц­ком стане отстав­но­го капра­ла князь Федо­ра княж Бори­со­ва сына Засе­ки­на в Пере­я­с­лав­ском уез­де Залеско­го … чет­вер­тую часть из сел­ца Оксе­но­ва дерев­ня Коня­ки­но тож с пусто­ша­ми … за май­о­ра Мак­си­ма Варак­си­на.

Био­гра­фия Гри­го­рия Оси­по­ви­ча Засе­ки­на
Точ­ная дата рож­де­ния Гри­го­рия Оси­по­ви­ча Засе­ки­на неиз­вест­на, одна­ко мож­но пред­по­ло­жить, что он начал свою воен­ную служ­бу в воз­ра­те око­ло пят­на­дца­ти лет, что явля­лось нор­мой того вре­ме­ни для моло­дых дво­рян. Пер­вые упо­ми­на­ния о нем как об «осад­ном голо­ве» (одно из началь­ству­ю­щих лиц гар­ни­зо­на кре­по­сти во вре­мя ее оса­ды) появ­ля­ют­ся в раз­ряд­ных кни­гах в нача­ле 70-х годов XVI века. В доку­мен­тах того вре­ме­ни упо­ми­на­ние о нём встре­ча­ет­ся под про­зви­щем Зубок, так как ранее никто из Засе­ки­ных тако­го про­зви­ща не имел, мож­но пред­по­ло­жить, что это про­зви­ще им было полу­че­но еще в дет­стве. По-види­мо­му, Гри­го­рий Засе­кин свою служ­бу начи­нал в севе­ро-запад­ном или запад­ном погра­ни­чье Рос­сии, где он впо­след­ствии и слу­жил в соот­вет­ствии с име­ю­щи­ми­ся доку­мен­та­ми голо­вой и млад­шим вое­во­дой. Пер­вые его дей­ствия в каче­стве голо­вы свя­за­ны с рус­ско-швед­ской вой­ной 1570-1595 годов. Воен­ную служ­бу князь Засе­кин нес в кре­по­сти Коре­ла при­бли­зи­тель­но с 1574-1575 года по 1579 год с неболь­ши­ми пере­ры­ва­ми. Здесь вме­сте с ним слу­жил его дво­ю­род­ный брат И.А.Засекин-Солнцев. В 1577 году Засе­кин несет свою служ­бу в кре­по­сти Оре­шек. В 1577 году он участ­ву­ет в Ливон­ском похо­де. Осе­нью 1577 года на корот­кий срок Гри­го­рий Засе­кин и И.А.Засекин-Солнцев назна­ча­ют­ся млад­ши­ми вое­во­да­ми в одном из захва­чен­ных во вре­мя вой­ны город­ке — Три­ка­тене.

В сере­дине лета 1579 года Гри­го­рий Засе­кин участ­во­вал в похо­де рус­ских войск под коман­до­ва­ни­ем быв­ше­го корель­ско­го вое­во­ды М.А.Безнина за Дви­ну, кото­рый пре­сле­до­вал раз­ве­до­ва­тель­ные цели. Нача­ло это похо­да ока­за­лось успеш­ным для рус­ских войск, и Гри­го­рий Засе­кин был послан с лич­ным доне­се­ни­ем к царю Ива­ну Гроз­но­му о побе­де, за что он полу­чил от царя в награ­ду «копей­ку золо­тую». Одна­ко после пора­же­ний, полу­чен­ных рус­ски­ми вой­ска­ми под Полоц­ком, отряд Без­ни­на вер­нул­ся в Рос­сию. В даль­ней­шем Г.О.Засекин и И.А.Засекин-Солнцев были направ­ле­ны для про­хож­де­ния даль­ней­шей служ­бы на южные рубе­жи рос­сий­ско­го госу­дар­ства, к Дико­му Полю, в При­вол­жье, где и про­явил­ся в пол­ной мере воен­ный и орга­ни­за­тор­ский талант кня­зя Гри­го­рия Оси­по­ви­ча Засе­ки­на -пер­во­го вое­во­ды горо­дов-кре­по­стей на Вол­ге — Самара(1586), Сара­тов (1590) и Аст­ра­хань (1589), Пере­во­лох (позд­нее полу­чив­ший назва­ние Цари­цин).

Ильин­ская цер­ковь в селе Сан­ды­ри
Бога­тое тор­го­вое село Сан­ды­ри осно­ва­но в XVI в. яро­слав­ски­ми кня­зья­ми Засе­ки­ны­ми. Семен Ива­но­вич Засе­кин-Щети­на имел про­зви­ще «сан­дырь», отку­да и про­изо­шло назва­ние села. В кон­це XVI в. здесь был выстро­ен дере­вян­ный храм, из кото­ро­го про­ис­хо­дит древ­няя Яро­слав­ская ико­на Божи­ей Мате­ри (1491 г.). Ныне образ хра­нит­ся в Тре­тья­ков­ской гале­рее. В 1628 г. Сан­ды­ри при­над­ле­жа­ли «вели­кой ста­ри­це» Мар­фе Ива­новне, мате­ри царя Миха­и­ла Федо­ро­ви­ча Рома­но­ва, кото­рая вла­де­ла селом «пожиз­нен­но на свой оби­ход».

КНЯ­ЗЬЯ ЗАСЕ­КИ­НЫ
Герб кня­зей Засе­ки­ных поме­щен во вто­рой части «Гер­бов­ни­ка», на листе 5.
Гер­бо­вый щит, увен­чан­ный кня­же­скою шап­кою, рас­по­ло­жен на гор­но­стае раз­вер­ну­той кня­же­ской ман­тии и рас­се­чен начет­ве­ро с поме­ще­ни­ем в пере­се­че­нии отде­лов еще пятой мало­го щит­ка (с гер­бом кня­же­ства яро­слав­ско­го) — для обо­зна­че­ния про­ис­хож­де­ния фами­лии из рода св. Федо­ра Рости­сла­ви­ча Чер­но­го.
Деле­ния гер­бо­во­го щита заня­ты рас­по­ло­жен­ны­ми накрест гер­ба­ми; киев­ским — в пер­вой и чет­вер­той частях и смо­лен­ским — в осталь­ных двух отде¬лах.
Таким обра­зом, в целом соста­ве сво­ем герб кня­зей Засе­ки­ных ука­зы­ва­ет и отда­лен­ное про­ис­хож­де­ние рода от Моно­ма­ха, зани­мав­ше­го киев­ский велико¬княжеский пре­стол, и про­дол­же­ние потом­ства в роде наслед­ствен­ных кня­зей Смо­лен­ско­го уде­ла, от кото­ро­го князь Федор, отде­лясь, сде­лал­ся родона¬чальником обшир­ной семьи фами­лий кня­зей на Яро­слав­ском уде­ле.
Род Засе­ки­ных ведет свое нача­ло от рода Моно­ма­ха, а имен­но из вет­ви смо­лен­ских кня­зей, от кото­рых отде­лил­ся Федор Рости­сла­вич Чер­ный, заве­дя потом­ство в Яро­слав­ле в лице сына св. Давы­да Федо­ро­ви­ча, 11321 г. Вто­ро­го вну­ка его кня­зя яро­слав­ско­го Гле­ба Васи­лье­ви­ча — стар­ший внук Иван Федо­ро­вич про­зы­вал­ся Засе­ка, упо­ми­на­е­мый в гра­мо­те Тем­но­го (1440 г.) (XVIII кол.). Его четы­ре сына, начав­шие писать­ся Засе­ки­ны, и были родо­на­чаль­ни­ка­ми четы­рех вет­вей этой фами­лии при отце Ива­на III.
От стар­ше­го из этих бра­тьев — кня­зя Ива­на Ива­но­ви­ча, имев­ше­го смеш­ное про­зва­ние Боро­да­тый-Дурак, пошла стар­шая ветвь, с родо­на­чаль­ни­ком, продол¬жавшаяся толь­ко пять поко­ле­ний.
От вто­ро­го (сле­ду­ю­ще­го за Дура­ком-Боро­да­тым) бра­та — кня­зя Дмит­рия Ива­но­ви­ча Засе­ки­на, про­зван­но­го Сон­це, обра­зо­ва­лась само­сто­я­тель­ная фами­лия кня­зей Сон­це­вих-Засе­ки­ных, испро­сив­ших себе осо­бый герб
Тре­тий брат Дура­ка, моло­же Дмит­рия, был князь Иван мень­шой Засе­кин про­зва­ни­ем Жиро­вой. И от него пошла своя ветвь Жиро­вых-Засе­ки­ных, уже угас­шая. Эту ветвь мы опи­шем после Засе­ки­ных-Сон­це­вых, как и суще­ству­ю­щую до сих пор млад­шую, сохра­ня­ю­щую про­зва­ние толь­ко родо­вое свое — кня­зей Засе­ки­них. Пошла она от чет­вер­то­го бра­та Дура­ка-Боро­да­то­го — кня­зя Давы­да Ива­но­ви­ча, быв­ше­го уже при Тем­ном. Вел. князь Васи­лий Васи­лье­вич упо­ми­на­ет в пер­вом заве­ща­нии (1461 г.) о покуп­ке женою его у кня­зя Давы­да Засе­ки­на вме­сте с про­чи­ми наслед­ни­ка­ми Рома­на горо­да Рома­но­ва.
Засе­ки­ны­ми еще про­зы­ва­лась ветвь кня­зей Тем­но­си­них из 2-й вет­ви кня­зей Щети­ни­ных. Родо­на­чаль­ник этих Щети­ни­ных-Засе­ки­ных был лицо XXI коле­на — млад­ший сын кня­зя Васи­лия Вла­ди­ми­ро­ви­ча Тем­но­си­не­го — Петр Васи­лье­вич Засе­ка, брат Ива­на Васи­лье­ви­ча Тем­но­си­не­го. «Рос­сий­ская Родо­слов­ная Кни­га» кня­зя П. В. Дол­го­ру­ко­ва счи­та­ет ветвь от Пет­ра Васи­лье­ви­ча Засе­ки Тем­но­си­не­го стар­шею вет­вью Засе­ки­ных, когда князь Засе­кин-Боро­да­тый-Дурак и его бра­тья были лица XIX коле­на, а о буду­щих Засе­ки­ных из вет­ви от Тем­но­си­них никто не мог в то вре­мя и дога­ды­вать­ся. Поэто­му потом­ков Пет­ра Васи­лье­ви­ча мы можем счи­тать фами­ли­ею позд­ней­шею, а не стар­шею вет­вью более ран­ней, и соглас­но это­му, поме­стив со Щети­ни­ны­ми кня­зей Тем­но­си­них после Засе­ки­ных-Сон­це­вых и Жиро­вых, мы долж­ны поста­вить ветвь от Пет­ра Тем­но­си­не­го (XXI коле­на) в сво­ей фами­лии пятою по сче­ту.
Стар­шая ветвь, нами при­зна­ва­е­мая, по оче­вид­но­сти сво­е­го ран­не­го про­ис­хож­де­ния, конеч­но, начи­на­ет­ся детьми Боро­да­то­го.
У него было четы­ре сына: Миха­и­ло Ива­но­вич, про­зва­ни­ем Чер­ный Сов­ка, вое­во­да в литов­ском похо­де при Иване III и Васи­лье, отце Гроз­но­го. При том же госу­да­ре был воеводою-правите¬лем раз­ных горо­дов и сын Сов­ки — князь Иван Михай­ло­вич Чулок, имев­ший сына Миха­и­ла же Ива­но­ви­ча, одно­имен­но­го с дедом, но без вся­ко­го про­зва­ния и бес­по­том­но­го. Тре­тий брат Сов­ки — Юрий — не имел потом¬ства, а вто­рой брат Сов­ки — князь Федор Ива­но­вич Сме­лый — был отец четы­рех сыно¬вей: 1) Ива­на Федо­ро­ви­ча Бата­ша (XXI коле­на), отца кня­зей Миха­и­ла и Ива­на Ива­но­ви­ча Ада­ша, уби­то­го раз­бой­ни­ка­ми (XXII кол.), 2) бес­по­том­но­го Пет¬ра Федо­ро­ви­ча Ного­ви­цы († 1537 г.), 3) Юрия Федо­ро­ви­ча Хро­мо­го Соро­ки, отца кня­зей Ива­на и Семе­на Юрье­ви­чей и 4) бес­по­том­но­го же Миха­и­ла Фе¬доровича.
Млад­ший (чет­вер­тый) сын Боро­да­то­го — князь Иван Ива­но­вич Сосун — был вое­во­да царя
Васи­лия, отца Гроз­но­го, в похо¬дах литов­ских 1514-1525 гг. И послом при дво­ре импе­ра­то­ра Кар­ла V (1525-1526 гг.). У него было четы­ре сына (XXI кол.): 1) Федор Ива­но­вич, отец Миха­и­ла и Ники­ты Федо¬ровичей; 2) Дани­ло Ива­но­вич, отец Ники­ты и Пет­ра Дани­ло­ви­чей, из кото­рых у послед­не­го еще были пять сыно­вей (кня­зья XXIII кол.): Иван Ива­но­вич Селе­ха, оста­вив­ший одну дочь, за бояри­ном кня­зем Дмит­ри­ем Алек­се­е­ви­чем Долгоруко¬вым (умер­шим после житья в чет­вер­том бра­ке — 1674 г.), и бес­по­том­ные Семен, Федор и Вла­ди­мир Пет­ро­ви­чи (XXIII кол.), кото­ры­ми кон­чи­лась ветвь от Борода¬того, пото­му что князь Ники­та Пет­ро­вич имел бес­по­том­ных сыно­вей: околь­ни­че­го (1690 г.) Ива­на Ники­ти­ча и дво­ря­ни­на мос­ков­ско­го (1671—1677 г.) Тимо­фея Ники­ти­ча. Да и млад­шие дети Сосу­на — кня­зья Андрей и Иван Ива­но­ви­чи (XXI кол.) — не оста­ви­ли потом­ства
Ветвь кня­зей Засе­ки­ных от кня­зя Дави­да Ива­но­ви­ча (XIX кол.) продолжа¬лась, сколь­ко нам извест­но, за XXV коле­но, т. е. на 6 колен даль­ше родона¬чальника.
У кня­зя Дави­да Ива­но­ви­ча было пять сыно­вей: два Федо­ра — Боль­шой и Мень­шой, Андрей, Глеб и Кон­стан­тин. Потом­ства от Андрея и Гле­ба мы не зна­ем, а у Кон­стан­ти­на Дави­до­ви­ча (уби­то­го 10 сен­тяб­ря 1514 г.) было два сына — Васи­лий и Миха­ил Кон­стан­ти­но­ви­чи, из поме­стья кото­ро­го (1555 г.) отпи­са­на дерев­ня на госу­да­ря. Он при­сут­ство­вал еще на зем­ском собо­ре 2 июля 1566 г. и (1565 г.) под­пи­сал­ся пору­чи­те­лем по Льве Федо­ро­ви­че Сал­ты­ко­ве.
Стар­ший сын Дави­да Ива­но­ви­ча — князь Федор Боль­шой Дави­до­вич — убит под Выбор­гом, оста­вив трех сыно­вей: Васи­лия, Алек­сандра и Ива­на Федо­ро­ви­чей (XXI кол.). От пер­во­го из них было два сына (XXII кол.) — Иван и Осип Васи­лье­ви­чи; от вто­ро­го — один, Иван Алек­сан­дро­вич, и от тре­тье­го один же — Васи­лий Ива­но­вич. Потом­ство в лице сына вто­ро­го из них — Гри­го­рия Оси­по­ви­ча, вое­во­ды (1589 г.) на Пере­во­ло­ке (XXXIII коле­на) — совсем прек¬ратилось.
У вто­ро­го Федо­ра Мень­шо­го Дави­до­ви­ча было четы­ре сына (XXI кол.) — кня­зья: 1) Иван Федо­ро­вич; 2) Петр Федо­ро­вич Ного­ви­ца-Пест­рый, †1537 г., вое¬вода, уби­тый при набе­ге казан­цев в быв­ших пре­де­лах Костром­ско­го кня­же­ства; 3) Дани­ло Федо­ро­вич и 4) Васи­лий Федо­ро­вич. Потом­ство оста­вил толь­ко пер¬вый — князь Иван Федо­ро­вич в лице пяти сыно­вей (кня­зей XXII коле­на): Дани­лы Ива­но­ви­ча, Ники­ты Ива­но­ви­ча и пору­чи­те­ля по Дмит­рии Ива­но­ви­че Вель­ском (1562 г.) Льва Ива­но­ви­ча — без­дет­ных — да Федо­ра и Семе­на Ива­но­ви­чей, оста­вив­ших потом­ство.
У Федо­ра Ива­но­ви­ча — спер­ва сто­рон­ни­ка Тушин­ско­го вора, при­няв­ше­го при­ся­гу Вла­ди­сла­ву 27 авгу­ста 1610 года в Москве,— было два сына (кня­зья XXIII коле­на): Иван Федо­ро­вич, стряп­чий (1636 г.), дво­ря­нин мос­ков­ский и столь­ник (1658 г.), да Васи­лий Федо­ро­вич — кашир­ский горо­до­вой дво­ря­нин (1629 г.), дво­ря­нин мос­ков­ский, упо­ми­на­е­мый в бояр­ских кни­гах (1658—1668 гг.) — отец трех сыно­вей (кня­зей XXIV коле­на): стряп­че­го (в 1668 году) Федо­ра Боль­шо­го Васи­лье­ви­ча, стряп­че­го (1668—1676 гг.), потом столь­ни­ка царя Ива­на Алексе¬евича — Федо­ра Мень­шо­го Васи­лье­ви­ча, имев­ше­го одно­го сына Арта­мо­на (XXV кол.) и Арте­мия Васи­лье­ви­ча (стряп­че­го 1677 г., столь­ни­ка 1686 г.) — отца столь­ни­ка цари­цы Прас­ко­вьи Федо­ров­ны, Пет­ра Арте­мье­ви­ча (XXV кол.), дожив­ше­го до дней цар­ство­ва­ния Пет­ра I, но потом­ство кото­ро­го мы поку­да не зна­ем.
Князь Семен Ива­но­вич имел двух сыно­вей (кня­зей XXIII коле­на): Дани­лу Семе­но­ви­ча, бес­по­том­но­го и Федо­ра Семе­но­ви­ча, мос­ков­ско­го дво­ря­ни­на при царе Миха­и­ле Федо­ро­ви­че (1636 г.), оста­вив­ше­го не четы­ре, а пять сыно­вей: двух стряп­чих — Мат­вея Федо­ро­ви­ча (1658—1666 гг.) и Ива­на Федо­ро­ви­ча (1692 года) и двух столь­ни­ков — Сте­па­на (1658—1668 гг.) и Афа­на­сия Федо­ро­ви­ча (1692 г.) да Ники­фо­ра Федо­ро­ви­ча. У Сте­па­на Федо­ро­ви­ча было два сына: Иван Сте­па­но­вич (стряп­чий 1682 года, столь­ник 1686 года) и Борис Сте­па­но­вич (стряп­чий 1679 года, столь­ник 1686 года). У кня­зя Афа­на­сия Федо­ро­ви­ча (XXIV коле­на) изве­стен нам сын — Семен Афа­на­сье­вич (XXV кол.), у него же — Борис Семе­но­вич, жена­тый на Прас­ко­вье Пет­ровне. Эти лица при Ека­те­рине II, по изда­нии дво­рян­ской гра­мо­ты, предъ­яви­ли свое родо­сло­вие, и в 1791—1793 гг. вне­се­ны в V часть дво­рян­ской «Ро¬дословной кни­ги» Кур­ской губер­нии. А в 1817 году при­пи­са­но и про­дол­же­ние рода: сын кня­зя Бори­са Семе­но­ви­ча — Миха­ил Бори­со­вич (XXVII кол.) и сын его — Петр Михай­ло­вич, про­сив­ший о даче гер­ба, поме­щен­но­го во II ч. «Гер­бов­ни­ка», № 5.

Суще­ству­ю­щая ветвь Засе­ки­ных от Тем­но­си­них начи­на­ет­ся, как ска­за­но, кня­зем Пет­ром Васи­лье­ви­чем, отцом трех сыно­вей (XXII кол.): Бори­са Пет­ро­ви­ча (по Вер­ху — околь­ни­че­го 1585 г., †1589 г.), бес­по­том­ных Дмит­рия Пет­ро­ви­ча, пору­чи­те­ля по Шере­ме­те­ве (1564 г.), и Афа­на­сия Пет­ро­ви­ча. У Бори­са Пет­ро­ви­ча, быв­ше­го на зем­ском собо­ре 2 июля 1566 года, было два сына: бес­по­том­ный млад­ший Ила­ри­он и стар­ший (XXIII кол.) — князь Петр Бори­со­вич, отец трех сыно­вей (XXIV кол.): Федо­ра, Ники­ты да Ива­на Пет­ро­ви­ча, дво­ря­ни­на московско¬го при Миха­и­ле, сидев­ше­го в Москве 1618 года в оса­де (началь­ствуя острож­ком у Арбат­ских ворот). Он же при­во­дил к при­ся­ге ино­зем­ных рат­ни­ков, наня­тых в рус­скую служ­бу по слу­чаю вой­ны с Поль­шею (1631 г.). У Федо­ра Пет­ро­ви­ча было два сына (XXV кол.) — Иван и Сте­пан Федо­ро­ви­чи, а у Ники­ты Пет­ро­ви­ча — три, не оста­вив­шие потом­ства, кня­зья (XXV кол.): Иван, Гри­го­рий и Тимо­фей Ники­ти­чи. У Ива­на Федо­ро­ви­ча был один сын — Миха­ил Ива­но­вич, отец бездет¬ных кня­зей (XXVII кол.) Васи­лия и Гри­го­рия Михай­ло­ви­чей.
От Сте­па­на же Федо­ро­ви­ча (XXV кол.) роди­лись сыно­вья (XXVI кол.): Борис Сте­па­но­вич, отец бес­по­том­но­го Федо­ра Бори­со­ви­ча (XXVII кол.), и Иван Сте­па­но­вич, отец двух сыно­вей (кня­зей XXVTI кол.) — Андрея Ива­но­ви­ча и Сте­па­на Ива­но­ви­ча. У Андрея Ива­но­ви­ча был сын Андрей Андре­евич, капи­тан 1785 г, (XXVIII коле­на), а у него сын — князь Нико­лай Андре­евич (XXIX коле­на).
Трид­ца­то­го коле­на извест­ны нам толь­ко князь Засе­кин Алек­сандр Никола¬евич и княж­на Анна Нико­ла­ев­на. Князь Алек­сандр Нико­ла­е­вич был отцом кня­зя Алек­сандра Алек­сан­дро­ви­ча (XXXI кол.) — род. 1770 г., †1824 г. в чине кол. асессо¬ра и дедом кня­зя Алек­сандра Михай­ло­ви­ча (XXXII кол.), род. в Москве в 1805 году. Даль­ней­шее потом­ство нам неиз­вест­но — было ли?
Архео­гра­фи­че­ский еже­год­ник за .1977.. го

Перей­дем теперь к рас­смот­ре­нию рода Рюри­ко­ви­чей, кото­рые пра­ви­ли на Руси семь­сот пять­де­сят лет, начи­ная с Рюри­ка в 862 и кон­чая Васи­ли­ем Шуй­ским в 1610. У дво­рян Василь­чи­ко­вых есть одна мате­рин­ская линия, кото­рая ведёт к кня­зьям Засе­ки­ным.
8. Ната­лья Семё­нов­на Василь­чи­ко­ва (ок.1725)
9. Семён Гри­го­рье­вич Василь­чи­ков (ок.1700)
10. Гри­го­рий Семё­но­вич Василь­чи­ков (ок.1675)
11. Семён Лукья­но­вич Василь­чи­ков (ок.1640)
12. Лукьян Гри­го­рье­вич Василь­чи­ков (ок.1600)
13. Гри­го­рий Бори­со­вич Василь­чи­ков (ок.1550)
14. Анна Пет­ров­на Засе­ки­на (ок.1530), её муж Борис Гав­ри­ло­вич Василь­чи­ков. Их дети: Миха­ил, Наза­рий, Афа­на­сий, Гри­го­рий, Марья. Все они были совре­мен­ни­ка­ми Васи­лия Шуй­ско­го (1547-1612), послед­не­го пра­ви­те­ля Мос­ков­ско­го госу­дар­ства из дина­стии Рюри­ко­ви­чей (1607-1610).
15. Пётр Фёдо­ро­вич Нага­ви­ца-Пест­рый Засе­кин (ок.1470-1537), князь, вое­во­да, участ­во­вал в раз­ных похо­дах при Вели­ком кня­зе Васи­лии Ива­но­ви­че. Убит при набе­ге казан­цев на Костром­ское кня­же­ство. Его дочь Анна.
Бра­тья:
Иван Фёдо­ро­вич. Его дети: Дани­ла, Ники­та, Лев, Фёдор, Семён.
Дани­ло Фёдо­ро­вич
Васи­лий Фёдо­ро­вич
16. Фёдор Давы­до­вич Мень­шой Засе­кин (ок.1440), князь. Его дети: Иван, Пётр, Дани­ло, Васи­лий.
Бра­тья:
Фёдор Давы­до­вич, убит под Выбор­гом. Его дети: Васи­лий, Алек­сандр, Иван.
Андрей Давы­до­вич.
Глеб Давы­до­вич. Убит в сра­же­нии под Оршей 10 сен­тяб­ря 1514.
Кон­стан­тин Давы­до­вич. Убит в сра­же­нии под Оршей 10 сен­тяб­ря 1514. Его дети: Васи­лий, Миха­ил.
17. Давыд Ива­но­вич Засе­кин (ок.1410), родо­на­чаль­ник млад­шей вет­ви кня­зей Засе­ки­ных. Про­дал город Рома­нов жене вели­ко­го кня­зя Васи­лия Васи­лье­ви­ча Тём­но­го. Его дети: Фёдор, Фёдор Мень­шой, Андрей, Глеб, Кон­стан­тин.
Бра­тья:
Иван Ива­но­вич Боро­да­тый-Дурак.
Дмит­рий Ива­но­вич Засе­кин-Сон­це. Осно­ва­тель рода Сон­це­вых-Засе­ки­ных.
Иван Ива­но­вич Жиро­вой. Осно­ва­тель рода Жиро­вых-Засе­ки­ных.
18. Иван Фёдо­ро­вич Засе­ка (ок.1390), князь Яро­слав­ский, упо­ми­нал­ся в 1440. Его дети: Иван, Дмит­рий, Иван Мень­шой, Давыд.
Бра­тья:
Семён Фёдо­ро­вич Щети­на, осно­ва­тель рода Щети­ни­ных.
Фёдор Фёдо­ро­вич, князь Яро­слав­ский.

Боль­шин­ство млад­ших Засе­ки­ных были наде­ле­ны Вели­ким кня­зем мос­ков­ским зем­лей за служ­бу на юго-восточ­ных, погра­нич­ных с Мос­ков­ской Русью зем­лях быв­шей Нов­го­род­ской фео­даль­ной рес­пуб­ли­ки, в так назы­ва­е­мой Бежец­кой пятине, к севе­ро-запа­ду от Тве­ри, в бас­сейне рек Моло­ги и Мсты.

Доку­мен­таль­но гене­а­ло­гия Засе­ки­ных про­сле­жи­ва­ет­ся до Гри­го­рия Оси­по­ви­ча Засе­ки­на. На этом пись­мен­ные све­де­ния о роде Засе­ки­ных обры­ва­ют­ся.

В «Исто­рии родов рос­сий­ско­го дво­рян­ства» и «Титу­ло­ван­ных родах Рос­сий­ской импе­рии» род кня­зей Засе­ки­ных ука­зан как угас­ший, одна­ко в «Исто­рии родов» выска­зы­ва­ет­ся вер­сия об осо­бой вет­ви Засе­ки­ных, про­ис­хо­див­ших яко­бы от кня­зей Тём­но­си­них и, на момент напи­са­ния кни­ги, всё ещё про­дол­жа­ю­щу­ю­ся.

Гер­бо­вый щит раз­де­лён на четы­ре части с поме­ще­ни­ем в прерсе­че­нии отде­лов ещё и пято­го мало­го щит­ка. Деле­ния гер­бо­во­го щита заня­ты рас­по­ло­жен­ны­ми накрест гер­ба­ми киев­ским, в Ій и IVй частях, и смо­лен­ским в осталь­ных двух отде­лах. Малый щиток занят яро­слав­ским гер­бом.

Таким обра­зом, в целом соста­ве сво­ем герб кня­зей Засе­ки­ных ука­зы­ва­ет и отда­лен­ное про­ис­хож­де­ние рода от Моно­ма­ха, зани­мав­ше­го киев­ский вели­ко­кня­же­ский пре­стол, и про­дол­же­ние потом­ства в роде наслед­ствен­ных кня­зей Смо­лен­ско­го уде­ла, от кото­ро­го князь Фёдор, отде­лясь, сде­лал­ся родо­на­чаль­ни­ком обшир­ной семьи фами­лий кня­зей на Яро­слав­ском уде­ле.

Герб рода кня­зей Засе­ки­ных вне­сен в Часть 2 Обще­го гер­бов­ни­ка дво­рян­ских родов Все­рос­сий­ской импе­рии, стр. 5

Иван Ива­но­вич Сосун Засе­кин был вое­во­дою в рус­ско-литов­ской вой­нах 1514—1525 гг. и послом при дво­ре импе­ра­то­ра Кар­ла V в 1525—1526.
Пётр Фёдо­ро­вич Нага­ви­ца-Пёст­рый Засе­кин (?-1537) в 1536 г., будучи вое­во­дой в Себе­же, что южнее Пско­ва, на литов­ской гра­ни­це, обра­тил в бег­ство 20-тысяч­ное вой­ско киев­ско­го намест­ни­ка и, захва­тив пуш­ки и зна­мё­на, погнал его к близ­ле­жа­ще­му озе­ру. Лёд не выдёр­жал тяже­сти бегу­щих вра­гов, мно­гие из них уто­ну­ли. Таким обра­зом, князь Засе­кин повто­рил ситу­а­цию Ледо­во­го побо­и­ща. В память о побе­де Еле­на Глин­ская веле­ла постро­ить в Себе­же Тро­иц­кую цер­ковь. В сле­ду­ю­щем году в стыч­ке с казан­ски­ми тата­ра­ми под Костро­мой, Пётр Пёст­рый погиб.
Гри­го­рий Оси­по­вич Засе?кин — князь, госу­дар­ствен­ный дея­тель, пер­вый вое­во­да горо­дов-кре­по­стей на Вол­ге — Сама­ра (1586), Аст­ра­хань (1589) и Сара­тов (1590), Пере­во­лох (позд­нее полу­чив­ший назва­ние Цари­цын).

Око­ло 1400 года Яро­слав­ским кня­зем Фео­до­ром Фео­до­ро­ви­чем Толг­ско­му мона­сты­рю была даро­ва­на жало­ван­ная гра­мо­та на дерев­ню Куколь­цы­но с осво­бож­де­ни­ем кре­стьян от кня­же­ских даней и повин­но­стей. Гра­мо­та эта пока­зы­ва­ет, с одной сто­ро­ны, что мона­стырь в то вре­мя поль­зо­вал­ся покро­ви­тель­ством Яро­слав­ских кня­зей, а с дру­гой сто­ро­ны сви­де­тель­ству­ет о росте мона­сты­ря, для кото­ро­го не лиш­ни­ми явля­лись уже вот­чин­ные вла­де­ния и о пере­хо­де его из неопре­де­лен­ных мате­ри­аль­ных усло­вий к более поло­жи­тель­ным и проч­ным сред­ствам суще­ство­ва­ния.
Но к поло­вине 15 века род кня­зей Яро­слав­ских раз­дро­бил­ся настоль­ко, что в нем счи­та­лось уже до 40 отрас­лей, и каж­дый член это­го огром­но­го семей­ства имел свой уго­лок, свой малень­кий удел, где кня­зья ино­гда жили, а чаще соби­ра­ли толь­ко дань. Толг­ский мона­стырь попал в вот­чи­ну кня­зей Засе­ки­ных и тер­пел от них мно­го при­тес­не­ний. Вот­чин­ные пра­ва над мона­сты­рем выра­жа­лись как в адми­ни­стра­тив­ной, так и в судеб­ной вла­сти над ним. Кро­ме того мона­стырь дол­жен был пла­тить кня­зю извест­ную дань.
Еще более обре­ме­ни­тель­ны­ми были для мона­сты­ря посто­ян­ные наез­ды вла­стей, кото­рые тре­бо­ва­ли себе кор­мов, под­вод, даров, посу­лов и дру­гих мно­гих побо­ров. Это явле­ние, как пока­зы­ва­ет исто­рия в XV веке было общим для всех мона­сты­рей. Послед­ние боро­лись с ним и обра­ща­лись к Вели­ким кня­зьям, зару­ча­ясь у них так назы­ва­е­мы­ми несу­ди­мы­ми гра­мо­та­ми. Сила этих несу­ди­мых гра­мот состо­я­ла в том, что 1) граж­дан­ский суд над насто­я­те­лем с бра­ти­ей и их кре­стья­на­ми предо­став­лял­ся само­му Вели­ко­му кня­зю или царю, или како­му-нибудь ближ­не­му их бояри­ну; 2) В слу­чае суда сме­шан­но­го меж­ду мона­стыр­ски­ми людь­ми и посто­рон­ни­ми, пра­во суда предо­став­ля­лось насто­я­те­лю сооб­ща с дру­ги­ми вла­стя­ми, и каж­дая сто­ро­на по сво­ей части сама чини­ла упра­ву; 3) запре­ща­лось въез­жать в мона­стырь на постой про­ез­жим, рат­ным и гости­ным людям вопре­ки жела­нию мона­сты­ря, тре­бо­вать без пла­те­жа кор­мов и т.п.
Оче­вид­но, кня­зья Засе­ки­ны уже слиш­ком зло­упо­треб­ля­ли сво­и­ми вот­чин­ны­ми пра­ва­ми, пото­му что мона­стырь дол­жен был обра­тить­ся с чело­бит­ной к Вели­ко­му Мос­ков­ско­му кня­зю Васи­лию Васи­лье­ви­чу Тем­но­му, уже откры­то про­яв­ляв­ше­му тогда свою власть в уде­лах, и в част­но­сти, в кня­же­стве Яро­слав­ском. Резуль­та­том этой чело­бит­ной было то, что князь Васи­лий Васи­лье­вич Тем­ный взял мона­стырь под свое покро­ви­тель­ство и всту­пать­ся в мона­стырь Засе­ки­ным не велел.

В это вре­мя Толг­ский мона­стырь ста­но­вит­ся вла­дель­цем земель­ных уго­дий: яро­слав­ский князь Федор Федо­ро­вич пожа­ло­вал оби­те­ли дерев­ню Куколь­цы­но «со все­ми уго­ди по сво­ей душе и по сво­их роди­те­лех в веч­ное поми­но­ве­ние»; князь Юрий Кон­стан­ти­но­вич (Шахов­ской) — пустошь Боль­шую Хино­ву. К сере­дине XV века Толг­ский мона­стырь, ока­зав­ший­ся в вот­чине «окуп­ных князь­ков» Засе­ки­ных, нахо­дил­ся от них в опре­де­лен­ной адми­ни­стра­тив­ной, судеб­ной зави­си­мо­сти и вынуж­ден был пла­тить им дань. Мона­стыр­ские вла­сти обра­ти­лись с чело­бит­ной к вели­ко­му кня­зю Васи­лию Тем­но­му, и тот взял оби­тель под свое покро­ви­тель­ство.

Из опи­са­ния Н. Бори­со­ва и Д. Кики­на мы узна­ем, что меж­ду 1553 и 1565 гг. в Каза­ни были посе­ле­ны и полу­чи­ли дво­ры чело­век 80 детей бояр­ских, кото­рые долж­ны были жить и слу­жить в Каза­ни. Пис­цо­вая кни­га назы­ва­ет их «ста­ры­ми жиль­ца­ми». Затем мы узнам, что в 1565 г. казан­ские вое­во­ды перед при­ез­дом в Казань пис­цов дава­ли по оцен­ке дво­ры и дво­ро­вые места кня­зьям и детям бояр­ским, «кото­рым госу­дарь велел быть в Каза­ни на житье». Вско­ре после это­го в Казань при­е­ха­ли пис­цы и подроб­но опи­са­ли роз­дан­ные вое­во­да­ми дво­ры с ука­за­ни­ем, кому и за какую цену дан двор8. Эти новые жиль­цы и есть те дво­ряне и дети бояр­ские, кото­рые при учре­жде­нии оприч­ни­ны под­верг­лись опа­ле и были сосла­ны в пони­зо­вые горо­да на житье и служ­бу.
При­ве­ду в алфа­вит­ном поряд­ке спи­сок сослан­ных, выяс­няя по воз­мож­но­сти их про­ис­хож­де­ние и слу­жеб­ное поло­же­ние.
Засе­ки­ны, кня­зья: Дмит­рий Пет­ро­вич, Андрей Ива­но­вич Ноздру­нов, Миха­ил Федо­ро­вич Сме­ло­го, Иван Юрье­вич и Семен Ива­но­вич Бата­шов.— Дмит­рия Пет­ро­ви­ча в родо­слов­цах нет; быть может, ошиб­ка в отче­стве. Андрей Ива­но­вич Ноздру­нов в Миха­ил Федо­ро­вич Сме­ло­го настоль­ко незна­чи­тель­ны, что о них ниче­го не извест­но. О Миха­и­ле Федо­ро­ви­че Сме­ло­го из родо­слов­цев извест­но толь­ко, что он был род­ным дядей каз­нен­ных поз­же Ива­на Юрье­ви­ча и Семе­на Ива­но­ви­ча. Семен Ива­но­вич Бата­шов в 1550 г. полу­чил поме­стье под Моск­вой, в 1560 г. был голо­вой в пол­ках, в 1563 г. слу­жил в Прон­ске, а в 1564 г. был вое­во­дой в Кара­че­ве. Иван-Семей­ка Юрье­вич в 1550 г. в чис­ле луч­ших дво­ро­вых слуг полу­чил поме­стье под Моск­вой, в 1560 г. был голо­вой и ливон­ском похо­де, в 1563 г. в полоц­ком похо­де был при­ста­вом у царе­ви­ча Иба­ка.

Неиз­вест­ный в под­лин­ни­ке Лето­пи­сец Зато­па Засе­ки­на, судя по автор­ским ссыл­кам и тек­сто­ло­ги­че­ским сопо­став­ле­ни­ям, исполь­зо­вал­ся А. И. Лыз­ло­вым глав­ным обра­зом как источ­ник уни-{425} каль­ных све­де­ний. Ука­зан­ное авто­ром «Скиф­ской исто­рии» про­зви­ще не упо­ми­на­ет­ся в иссле­до­ван­ных нами мно­го­чис­лен­ных доку­мен­тах XVI—XVII вв. о служ­бах Засе­ки­ных. В то же вре­мя доку­мен­ты сви­де­тель­ству­ют о том, что чле­ны это­го древ­не­го кня­же­ско­го рода, веду­ще­го нача­ло через удель­ных кня­зей яро­слав­ских от Рюри­ка 66, часто полу­ча­ли про­зви­ща самые «зако­вы­ри­стые»: «Боро­да­тый дурак», «Солн­це», «Жиро­вой», «Чер­ный Сов­ка», «Сосун», «Чулок», «Нога­ви­ца-Пест­рый», «Зубок», «Селе­ха» и т. п., при­чем эти про­зви­ща отра­жа­лись дале­ко не во всех доку­мен­тах.

Уни­каль­ные све­де­ния ЛЗЗ о вой­нах Мос­ков­ско­го госу­дар­ства с Каза­нью мог­ли опи­рать­ся на опыт казан­ских служб Засе­ки­ных. Соглас­но Раз­ряд­ной кни­ге, князь П. В. Нога­ви­ца-Пест­рый Засе­кин еще в 1536 г. погиб в бою с казан­ца­ми. Мно­гие Засе­ки­ны участ­во­ва­ли в казан­ских похо­дах Ива­на IV, а А. И. Засе­кин-Сосун не толь­ко слу­жил в 1564—1565 гг. казан­ским вое­во­дой, но и полу­чил поме­стья под Каза­нью. Пока­за­тель­на так­же при­бли­жен­ность Засе­ки­ных ко дво­ру Симео­на Бек­бу­ла­то­ви­ча в кон­це 1570-х гг.: в его сви­те мы видим сра­зу кня­зей Г. О., Н. И. и С. И. Засе­ки­ных, В. Д. и В. В. Солн­це­вых-Засе­ки­ных и И. Ф. Засе­ки­на-Жиро­во­го 67.

орую меща­нин горо­да Гор­ба­то­ва Н. П. Ники­фо­ров пред­ста­вил «Еван­ге­лие», напи­сан­ное попом Дени­сом Ива­но­вым в 70-х годах XVI сто­ле­тия. Кни­га заин­те­ре­со­ва­ла устро­и­те­лей выстав­ки: в ней на сво­бод­ном, чистом листе почер­ком чело­ве­ка, не при­вык­ше­го к пись­му, была выпол­не­на над­пись о том, что летом 1590 года князь Гри­го­рий Оси­по­вич Засе­кин и Федор Михай­ло­вич Туров зало­жи­ли город Сара­тов. Кста­ти ска­зать, Засе­кин стро­ил и Сама­ру (Куй­бы­шев), и Цари­цын (Вол­го­град), кото­рые отпразд­но­ва­ли свои 400-летия. Кто же он, горо­до­де­лец князь Засе­кин?

Род Засекп­ных — кня­же­ский, ста­рый. В XVI веке и поз­же чле­ны этой фами­лии состо­я­ли на госу­да­ре­вой служ­бе. В 50-е годы XVI века толь­ко при одном цар­ском дво­ре их чис­ли­лось 39 чело­век. Мно­гие из них вла­де­ли села­ми в яро­слав­ских и пере­я­с­лав­ских зем­лях.

Во вре­мя оприч­ни­ны Засе­ки­ны попа­ли в «опа­лу», и часть их постра­да­ла, была высе­ле­на с род­ных мест на Вол­гу, в Казань и Чебок­сар­ский горо­док.

Осо­бен­но выде­лял­ся сре­ди Засе­ки­ных один — «князь Гри­го­рий княж Оси­пов сын Засе­кин» по про­зви­щу Зубок, извест­ный как круп­ный вое­во­да, вое­на­чаль­ник XVI века, фор­ти­фи­ка­тор и гра­до­стро­и­тель. Пер­вые све­де­ния о Г. О. 3асекине отыс­ка­лись в раз­ряд­ной кни­ге. Вели такие кни­ги в Рус­ском госу­дар­стве в XVI — XVII веках. Состав­ля­ли их в Раз­ряд­ном при­ка­зе — одном из глав­ных пра­ви­тель­ствен­ных учре­жде­ний того вре­ме­ни, ведав­шим слу­жи­лы­ми людь­ми, воен­ны­ми дела­ми, управ­ле­ни­ем дале­ких «укра­ин­ных» земель, а в пери­од вой­ны даже руко­во­див­шим все­ми бое­вы­ми опе­ра­ци­я­ми.

Каж­дый год любое опре­де­ле­ние слу­жи­ло­го чело­ве­ка на госу­дар­ствен­ную или выс­шую воен­ную долж­ность, мно­го­чис­лен­ные све­де­ния о воен­ных похо­дах с переч­нем команд­но­го соста­ва пол­ков, о раз­лич­ных тор­же­ствен­ных цере­мо­ни­ях и выез­дах царя, назна­че­ни­ях па долж­но­сти вое­вод запи­сы­ва­лись в раз­ряд­ные кни­ги. Ста­рин­ное дво­рян­ство и бояр­ство ста­ра­тель­но сле­ди­ло, что­бы все их назна­че­ния не были про­пу­ще­ны в раз­ряд­ных кни­гах.

Засе­кин князь Ники­та Дани­ло­вич
1581 г. 1-й воев. в Бол­хо­ве. {Полов­цов}

Засе­кин князь Нечай
1581 г. 2-й вое­во­да в Ладо­ге. {Полов­цов}

в 1576 г. Симе­он Бек­бу­ла­то­вич выда­вал кня­зю Засе­ки­ну воз­ме­ще­ние за его вот­чи­ны, взя­тые еще в 1565 г. в оприч­ни­ну (Акты Архео­граф, экс­пед., № 290);

Засе­кин князь Иван Федо­ро­вич
кол. 1584 г. вое­во­да в Михай­ловне, 1581—1 г. воев. в Кара­че­ве. {Полов­цов}

Засе­кин князь Гри­го­рий Оси­по­вич
1583 г. 2-й воев. Боль­шо­го пол­ка в Казан. похо­де с Ала­ты­ря, б. там вое­во­дою и с 1584 и 1581 г. вое­вод. в Михай­ло­ве, а 1592—1589 г. воев. на пере­ва­лах Цари­цынск. Допол­не­ние: Засе­кин, кн. Гри­го­рий Оси­по­вич, был тер­ским вое­во­дою. {Полов­цов}

1577 г. Спи­сок бояр, околь­ни­чих и дво­рян, кото­рые слу­жат из выбо­ра, 85 года.
Дворяне:Князь Петр княж Бори­сов сын Засе­кин (свер­ху отмеч.: «на Москве»).Князь Мики­та княж Дани­лов сын Засекин.Князь Иван княж Федо­ров сын Засе­кин.

1) ЗАСЕ­КИН-ЯРО­СЛАВ­СКИЙ, Иван Ива­но­вич – из рода яро­слав­ских уезд­ный кня­зей, сын Ива­на Федо­ро­ви­ча Засе­ки. В 1524-1526 гг. направ­лял­ся послом в Испа­нию ко дво­ру импе­ра­то­ра Кар­ла V. «Семен Тро­фи­мов сын Бори­сов» с сен­тяб­ря 1518 г. слу­жил двор­цо­вым дья­ком в Нов­го­ро­де. Оба упо­ми­на­ют­ся С.Герберштейном в «Запис­ках о Московии».29 апре­ля 1525 г. импе­ра­тор Карл V со все­ми поло­жен­ны­ми поче­стя­ми при­нял в Валья­до­ли­де лич­ных пред­ста­ви­те­лей Васи­лия III — кня­зя Ива­на Ива­но­ви­ча Засе­ки­на-Яро­слав­ско­го и дья­ка Семе­на Тро­фи­мо­ви­ча Бори­со­ва[ 1 ], сопро­вож­дав­ших сво­их испан­ских кол­лег на обрат­ном пути из мос­ков­ско­го госу­дар­ства. Из этой мис­сии рус­ские дипло­ма­ты при­вез­ли в Моск­ву важ­ное изве­стие об откры­тии Аме­ри­ки и после­до­ва­тель­ном рас­ши­ре­нии испан­ских вла­де­ний в Новом Све­те.

После пожа­ра и раз­ру­ше­ния в 1571 году воз­ник­ла насто­я­тель­ная необ­хо­ди­мость в рекон­струк­ции постра­дав­ших стро­е­ний оби­те­ли. В это вре­мя воз­во­дит­ся из кир­пи­ча и новое зда­ние тра­пез­ной с Покров­ской цер­ко­вью на высо­ком под­кле­те, в кото­ром рас­по­ло­жи­лись жит­ни­ца, теп­лый погреб, хлеб­ня, куз­ни­ца. Зда­ние пред­став­ля­ло из себя боль­шую одно­столп­ную пала­ту, к кото­рой с севе­ра при­мы­ка­ли слу­жеб­ные поме­ще­ния, а с восто­ка — без­апсид­ный храм с шатро­вым завер­ше­ни­ем. С Зача­тьев­ским собо­ром тра­пез­ную соеди­ня­ла тогда же выстро­ен­ная гале­рея. В таком виде храм про­су­ще­ство­вал око­ло сто­ле­тия. В кон­це XVII сто­ле­тия Покров­ский храм вновь под­верг­ся корен­ной пере­строй­ке — в 1697 году от Нарыш­ки­ных в их излюб­лен­ный мона­стырь посту­пи­ли зна­чи­тель­ные вкла­ды на стро­и­тель­ство и укра­ше­ние хра­мов. Кти­то­ра­ми это­го тре­тье­го по сче­ту камен­но­го Покров­ско­го хра­ма были и дру­гие знат­ные лица — такие, как, напри­мер, цар­ский спаль­ник князь Фео­дор Васи­лье­вич Засе­кин. В обли­ке это­го хра­ма отра­зи­лись харак­тер­ные чер­ты архи­тек­тур­но­го сти­ля мос­ков­ско­го барок­ко. Высо­кий чет­ве­рик хра­ма увен­чи­вал­ся рядом деко­ра­тив­ных кокош­ни­ков и одной гла­вой на гра­не­ном бара­бане. Окна были обрам­ле­ны налич­ни­ка­ми с киле­вид­ны­ми завер­ше­ни­я­ми. Бара­бан гла­вы и фаса­ды церк­ви укра­ша­лись поли­хром­ны­ми израз­ца­ми. Сре­ди них выде­ля­лись израз­цы с изоб­ра­же­ни­ем Рос­сий­ско­го госу­дар­ствен­но­го гер­ба — дву­гла­вы­ми орла­ми. Они напо­ми­на­ли о том, что с южной сто­ро­ны Покров­ско­го хра­ма рас­по­ла­га­лись пала­ты, в кото­рых оста­нав­ли­ва­лись все Вели­кие кня­зья и Цари вплоть до Царя Алек­сея Михай­ло­ви­ча.
Основ­ным местом погре­бе­ния в мона­сты­ре было про­стран­ство вокруг Зача­тьев­ско­го собо­ра и в пер­вом яру­се его гале­реи. Име­на умер­ших вно­си­лись в сино­дик, а на помин души жерт­во­ва­лись раз­но­го рода цен­но­сти, и все то, что мог­ло при­го­дить­ся в мона­стыр­ском хозяй­стве. На некро­по­ле Высоц­ко­го мона­сты­ря были погре­бе­ны как граж­дане г. Сер­пу­хо­ва, так и мно­гие зна­ме­ни­тые рус­ские санов­ни­ки, его бла­го­тво­ри­те­ли, каки­ми напри­мер, были князь Федор Васи­лье­вич Засе­кин, князь Петр Ива­но­вич Шали­ков, псков­ский мит­ро­по­лит Иосиф и т. д. Здесь был погре­бен в 1888 году подвиж­ник и в тече­ние 30 лет мол­чаль­ник, Васи­лий Миро­но­вич Бур­цев.

Чет­вер­тая Казан­ско-рус­ская вой­на (январь 1536 — фев­раль 1537 гг.)
1. Основ­ной так­ти­кой в этой войне татар­ская сто­ро­на сде­ла­ла, вопре­ки преж­ней тра­ди­ции, не поход на Моск­ву, не оса­ду и взя­тие рус­ских горо­дов и кре­по­стей на пути к Москве и вокруг нее, а совер­шен­но новый (и одно­вре­мен­но- древ­ний) так­ти­че­ский при­ем: стре­ми­тель­ные нале­ты отно­си­тель­но неболь­ших, но мобиль­ных и бое­спо­соб­ных отря­дов на клю­че­вые стра­те­ги­че­ские пунк­ты Мос­ков­ско­го госу­дар­ства вдоль его южных и восточ­ных гра­ниц, так что напа­де­нию непре­рыв­но под­вер­га­лась целая зона, обра­щен­ная к Каза­ни. Целью было опу­сто­шить всю эту зону, весь рай­он вокруг клю­че­вых пунк­тов, нане­сти им эко­но­ми­че­ский ущерб и тем самым суще­ствен­но осла­бить мос­ков­ское госу­дар­ство, не поне­ся боль­ших рас­хо­дов на орга­ни­за­цию мно­го­ты­сяч­ной армии, ее воору­же­ние и т.д.
2. Казан­ские вое­на­чаль­ни­ки опре­де­ли­ли три глав­ных направ­ле­ния, по кото­рым пред­при­ни­ма­лись эти разо­ри­тель­ные нале­ты:
Пер­вое направ­ле­ние (цен­траль­ное): Ниж­ний Нов­го­род и Балах­на. Эта зона под­верг­лась напа­де­нию и раз­гро­му, сожже­нию посе­ле­ний и скла­дов в самом нача­ле вой­ны, в янва­ре 1536 г.
Вто­рое направ­ле­ние (север­ное): Костро­ма. Эта зона под­верг­лась напа­де­нию летом 1536 г. (июнь). При этом был убит князь Петр Васи­лье­вич Засе­кин-Пест­рый, вое­во­да Костро­мы, пере­би­та боль­шая часть ее гар­ни­зо­на.
Тре­тье направ­ле­ние (южное): Муром. Эта зона непре­рыв­но под­вер­га­лась нале­там, как самая бога­тая, в пери­од с вес­ны по лето 1536 г., а затем ран­ней осе­нью 1536 г.

Во вре­ме­на фео­даль­ной раз­дроб­лен­но­сти земель зем­ли Шело­ни при­над­ле­жа­ли Гос­по­ди­ну Вели­ко­му Нов­го­ро­ду — вече­вой рес­пуб­ли­ке. В Шелон­скую пяти­ну вхо­ди­ли пого­сты: Михай­лов­ский, Бель­ский, Смо­лин­ский: Сей­час это тер­ри­то­рии Днов­ско­го рай­о­на Мно­гие дерев­ни пого­стов были мона­стыр­ски­ми. Боль­ше десят­ка дере­вень в Михай­лов­ском пого­сте вплоть до при­со­еди­не­ния Нов­го­ро­да к Москве в 1478 году за Юрьев­ским мона­сты­рем. Дерев­ни Дно и Дно Малое (или Дон­це Мень­шое) при­над­ле­жа­ли Козь­мо­де­мьян­ско­му мона­сты­рю, они упо­ми­на­ют­ся в нов­го­род­ских пис­цо­вых кни­гах нача­ла 16 века, но осно­ва­ны рань­ше, посколь­ку, как гово­рит опись, когда-то при­над­ле­жа­ли нов­го­род­ско­му духо­вен­ству. Пис­цо­вые кни­ги отра­зи­ли и про­цесс кон­фис­ка­ции вели­ким кня­зем мос­ков­ским земель у нов­го­род­ских бояр и духо­вен­ства после при­со­еди­не­ния Нов­го­ро­да к Москве. Из опи­си сере­ди­ны 16 века вид­но, что вла­де­ния Юрье­ва мона­сты­ря при­над­ле­жа­ли поме­щи­ку Федо­ру Лаза­ре­ву, дерев­ней Дно стал вла­деть князь «Миха­ил Кон­стан­ти­нов, сын Засе­кин».

Засе­кин князь Федор Михай­ло­вич
1584 г. при царе Федо­ре Ив., воев. в Кинеш­ме. {Полов­цов}

Более опре­де­лен­ные све­де­ния о рус­ско-бри­тан­ских кон­так­тах отно­сят­ся уже к XVI веку — в 1524 году Бри­тан­ские ост­ро­ва посе­ти­ли князь И.И. Засе­кин-Заслав­ский и дьяк С.Б. Тро­фи­мов

Засе­кин-Пест­рый князь Петр Васи­лье­вич
— вое­во­да Васи­лия III, в 1536 г. про­сла­вил­ся защи­той кре­по­сти Себеж про­тив литов­цев, в том же году пал в сра­же­нии с тата­ра­ми меж­ду Гали­чем и Костро­мой. {Воен. энц.}

Засе­кин-Чул­ков князь Миха­ил Михай­ло­вич
(XXI кол.) 1576 г. 3-й вое­во­да в Полоц­ке. {Полов­цов

Засе­кин-Чулок князь Иван Михай­ло­вич
— вое­во­да Иоан­на Гроз­но­го, участ­ник Литов­ских войн (1519 и 1535 гг.) и Казан­ско­го похо­да (1524 г.). {Воен. энц.}

В 1524 г. рус­ские послы князь И. И. Засе­кин-Яро­слав­ский и дьяк С. Б. Тро­фи­мов, направ­ля­ясь в Испа­нию, посе­ти­ли Англию.

Ранее, неко­то­рые из этих земель в Деди­ло­ве при­над­ле­жа­ли кня­зю Семё­ну Засе­ки­ну, вдо­ва кото­ро­го — кня­ги­ня Федо­сья про­да­ла их в 1734 году капи­та­ну И.Г.Сухотину, дру­гие же ему про­дал (по куп­чей 1732 года) Фёдор Миро­но­вич Чер­но­пя­тов. 13

А в Каза­ни оста­ли­ся вое­во­ды годо­вать, и поме­стья у них не взя­ты казан­ские: князь Петр да князь Гри­го­рей Ондре­еви­чи Кура­ки­ны, да князь Федор Ива­но­вич Тро­е­ку­ров, да князь Дани­ло Васи­лье­вич Уша­той, да князь Ондрей Ива­но­вич Засе­кин Сосунов»25.

В тот же год при­хо­ди­ли казан­ские тата­ры мно­гие на Костром­ские места, и вели­ко­го кня­зя вое­во­да князь Петр кня­зя Васи­лия сын Засе­кин-Пест­рый сто­ял в заста­ве и при­шел на казан­ских людей, не дождав­шись людей; и тата­ры их разо­гна­ли, и само­го кня­зя Пет­ра да Мен­ши­ка Поле­ва уби­ли, и про­слы­шав про вели­ко­го кня­зя стар­ших вое­вод, прочь пошли.

Пер­вое Посоль­ство Васи­лия к Импе­ра­то­ру Кар­лу V было отправ­ле­но в 1522 году и пору­че­но Подъ­яче­му Яко­ву Полуш­ки­ну, а вто­рое в 1524 году. С сим послед­ним послан был Князь Иван Яро­слав­ский-Засе­кин. Целью обо­их Посольств было не столь­ко бла­го Хри­сти­ан­ско­го мира, сколь­ко жела­ние Васи­лия Иоан­но­ви­ча воз­бу­дить Импе­ра­то­ра про­ти­ву Поль­ско­го Коро­ля Сигиз­мун­да (см. Кар. И.Г.Р. Т. VII стр. 142 и прим. 290).

Пер­вые доку­мен­таль­ные сви­де­тель­ства, где упо­ми­на­ют­ся Белые Коло­де­зи, содер­жат­ся в раз­ряд­ной кни­ге 7040 года от сотво­ре­ния мира (1531/1532 годы от Р.Х.): «На Белом Коло­де­зи сто­я­ли вое­во­ды князь Юрьи княж Ива­нов сын Тем­кин, князь Петр князь Васи­льев сын Засе­кин, Михай­ло Андре­ев сын Зверь»[3].Разрядная кни­га 1475–1598 гг. / Под­гот. к изда­нию В.И. Буга­нов. М., 1966. С. 80.

Спи­сок с гра­мо­ты царя Ива­на Васи­лье­ви­ча 1550 года о жало­ва­нии поме­стья­ми.
Ста­тья тре­тья. В тре­тей ста­тье дать детем бояр­ским поме­стья в Мос­ков­ском уез­де по 100 чет.Ярославские: Князь Васи­лей Дмит­ре­ев сын Сон­цов Засе­кин, сын его Микит­ка, Князь Федор да Князь Дани­ло да Князь Андрей Княж Ива­но­вы дети Чер­но­го Засе­ки­на, Семен Княж Ива­нов сын Бата­шов Засе­кин, Княж Иван Княж Ива­нов сын Сан­ды­рев­ска­го Засе­кин, Семен­ка Князь Юрьев сын Сме­ло­ва Засе­ки­на, Князь Борис да Дмит­рей Княж Пет­ро­вы дети Засе­ки­на,
Из Дмит­ро­ва же, Князь [46] Юрьев­ские Ива­но­ви­ча: Князь Дани­ло да Федор да Лев Княж Ива­но­вы дети Давы­до­ва Засе­ки­на,
Дети Бояр­ские Ноуго­род­ские поме­щи­ки, Псков­ские и Торо­пец­кие и Ржев­ские поме­щи­ки, и Луц­кие поме­щи­ки: поме­стья им дать в Мос­ков­ском уез­де, а поме­стья им дати на две статъи: пер­вой ста­тьи дати им поме­стья по 150 чет­вер­тей, а в дру­гой ста­тье дати им поме­стья по 100 четвертей.Дети Бояр­ские кото­рым дати поме­стья в пер­вой ста­тье.
Воц­кие пяти­ны из Ижер­ско­го пого­ста: Князь Иван Княж Ива­нов сын Буй­но­сов Ростов­ско­го; из Дерв­ские пяти­ны ис Пиро­гож­ско­го пого­ста: Князь Федор Княж Юрьев сын Гло­за­то­вой Обо­лен­ской; из Шелон­ские пяти­ны из Тру­бец­ко­го пого­ста Князь Иван Княж Дмит­ре­ев сын Щепин Ростов­ска­го, из Выше­го­род­ско­го при­хо­ду Князь Андрей да Воло­ди­мер Княж Васи­лье­вы дети Тулу­по­ва, из Буреж­ско­го пого­ста Васи­лей Мешок Ива­нов сын Кваш­нин, из Николь­ско­го пого­ста с Шело­ны Князь Михай­ло Княж Костян­ти­нов сын Засе­ки­на. И всех детей Бояр­ских в сей ста­тье 7 (ч) а зем­ли им дати по 150 чет­вер­тей и того 1050 чет­вер­тей.
Дру­гая ста­тья
из Никол­ско­го пого­ста с Высо­па с Шело­ни Тимош­ка да Мак­сим­ко Копте­вы дети Тишен­ки­на, Васи­лей Княж Костян­ти­нов сын Засе­ки­на;

В каче­стве села Леле­чи (Враж­ское) Мос­ков­ская обл., Его­рьев­ский р-н, Рамен­ский с/о.
В адми­ни­стра­тив­ном под­чи­не­нии сел. пос. Рамен­ское.
впер­вые упо­ми­на­ет­ся в пис­цо­вой Коло­мен­ской кни­ге в 1578 г.: «Да за Обе­рах­ма­ном да Семё­ном да за Бог­да­ном за Тели­ще­вым, а преж того было в поме­стье за Ива­ном Волын­цо­вым, село Леле­чи, на реч­ке на Цне, а в нём цер­ковь Пре­об­ра­же­ния Спа­со­во, дре­ве­на вверх; паш­ни цер­ков­ные худые, зем­ли лесом порос­ло 10 чети в поле, а в дву пото­муж, а поме­щи­ко­вы паш­ни худые зем­ли, 24 чет­вер­ти да пере­ло­гу, лесом порос­ло 25 чети в поле, а в дру­гом пото­муж, а тре­тье поле пере­ло­гом и лесом порос­ло, сена 10 копен».

В пис­цо­вой кни­ге Семе­на Усо­ва и подъ­яче­го Гера­си­ма Михай­ло­ва от 1627 г. с. Леле­чи опи­сы­ва­ет­ся так: «За вдо­вою за кня­ги­нею Оле­ною, княж Пет­ро­вою женой Засе­ки­на да за её детьми, за кня­зем Фёдо­ром да за кня­зем Ники­тою, мужа ей, а их отца вот­чи­на, а преж того было за княж Ива­но­вою Воло­ди­ме­ро­ва Засе­ки­на за кня­ги­нею Дарьею, село, что была дерев­ня Враж­ская, Леле­чи тож, а в селе цер­ковь Вос­кре­се­ние Хри­сто­во да вели­ко­му­че­ни­ка Фео­до­ра, Дави­да, Кон­стан­ти­на, дре­ве­на, клетц­ки, у церк­ви: двор поп Иван Игна­тьев, двор дъячек Гриш­ка Тимо­фе­ев, двор поно­марь Якуш­ко Семе­нов, в келье про­свир­ни­ца Марьи­ца Ива­но­ва с сыном, в селе ж двор вот­чин­ни­ков да кре­стьян­ских: двор Мить­ка Сте­па­нов, двор Ось­ка да Мить­ка Оме­лья­но­вы, двор бобы­ля Пан­ка да Иваш­ко Ива­но­вы. Паш­ни паха­ные, худые зем­ли 21 чет­верть в поле, а в дву пото­муж, сена 10 копен. Сель­цо Коря­тов­ское, дерев­ня, что был почи­нок Сал­кин, а Про­хо­ро­во тож на Бере­зо­ве боло­те, дерев­ня Мета­лин­ская, а Гри­ден­ская тож, деревнь, что была пустошь, Бабин­ская, на реч­ке Липо­тов­ке, дерев­ня Высо­кая, Васин­ская, Оксе­нов­ская, Бур­цо­во, Луч­ко­во, Наза­ро­во, Руб­цо­во, Лиха­нин­ская, Юрин­ская на реч­ке Лелеч­ке, Дерев­ни­ще, Якуш­кин­ская тож, Кня­жа на Лелеч­ке, Миха­ле­во, Щел­та­но­во пустошь, что была дерев­ня Мит­ро­фа­но­ва. И все­го за кня­ги­нею Оле­ною зем­ли в живу­щем: село да сель­цо да 17 дере­вень да 3 пусто­ши. В селе цер­ковь, двор попов, двор дьяч­ков, двор поно­мар­ской, двор про­свир­ни­цын, в селе ж и в дерев­нях: двор вот­чин­ни­ков, двор при­ка­щи­ков, два дво­ра дело­вых людей, 36 дво­ров кре­стьян­ских, а людей в них 70 чело­век, 21 двор бобыль­ской, а людей в них 23 чело­ве­ка. Паш­ни паха­ные, худые зем­ли, 248 чети без трет­ни­ка да пере­ло­гу 7 чети да лесом порос­ло 16 чети с осми­ною и обо­е­во паш­ни — паха­ные и пере­ло­гу и лесом порос­ло, худые зем­ли 271 чет с полутрет­ни­ком в поле, а дву пото­муж, сена 213 копен, лесу не пашен­на­го 24 деся­ти­ны, в живу­щем 5 чети без трет­ни­ка, а сош­на­го пись­ма в живу­щем и впу­сте чет и пол-пол треть сохи и пере­шло сверх сош­на­го пись­ма 4 чети с ось­ми­ною».
В Коло­мен­ских пере­пис­ных кни­гах 1646 и 1647 г. зна­чит­ся «за князь Федо­ром и княж Пет­ро­вым сыном Засе­ки­на пол-сель­ца Враж­ско­го, а Леле­чи тож, кре­стьян 25 дво­ров, а людей в них 68 чело­век, 17 дво­ров бобыль­ских, а людей в них 21 чело­век (с исклю­че­ни­ем дере­вень: Василь­ской, Баб­лин­ской, Бур­цов­ский и сель­цем Коря­ко­вым), обо­ев — кре­стьян­ских и бобыль­ских 42 дво­ра, а людей в них 89 чело­век. За кня­зем Ива­ном да кня­зем Гри­го­рьем да за кня­зем Тимо­фе­ем княж Микит­ным, детьми Засе­ки­на пол-сель­ца Враж­ска­го, Леле­чи тож (с дерев­ня­ми Юрин­ской, Про­хо­ро­вой и сель­цом Коря­ко­вым, в них кре­стьн­ских 35 дво­ров, людей 74 чело­век, 4 дво­ра бобыль­ских, людей тож, обо­е­во — кре­стьян­ских и бобыль­ских 39 дво­ров, людей в них 78 чело­век».

Воз­не­сен­ский пере­улок, д. 18 и 20.В 1790-е годы в сосед­нем вла­де­нии (дом №18) появи­лось еще одно дво­рян­ское гнез­до – неболь­шой клас­си­че­ский особ­няк с четы­рех­ко­лон­ным пор­ти­ком и дву­мя сим­мет­рич­ны­ми фли­ге­ля­ми. Пер­вое его изоб­ра­же­ние на плане отно­сит­ся к 1802 году, а от 1812-го сохра­нил­ся инте­рес­ный доку­мент, сви­де­тель­ство о наряд­ной жиз­ни, неко­гда про­ис­те­кав­шей в этих сте­нах. Хозяй­ка усадь­бы, кня­ги­ня Засе­ки­на жало­ва­лась губер­на­то­ру, что в пожа­ре 1812 года в ее доме погиб­ло «мно­же­ство цен­ных вещей и сре­ди них брон­зо­вые жиран­до­ли о пяти све­чах, круг­лые шан­да­лы с вин­та­ми, брон­зо­вые вызо­ло­чен­ные под­свеч­ни­ки и чер­ниль­ни­цы с тази­ком, хит­рые турец­кие кот­лы с крыш­ка­ми и затей­ли­вые фор­мы для моро­же­но­го».

Князь Петр княж Дмит­ри­ев сын Сон­цев (А и У фра­за отс.) Засе­кин. Умре (А и У отс.).

Князь Михай­ло, да князь Андрей, да [князь] (Так А и У. Н отс.) Васи­лей, да [князь] (Так А и У. Н отс.) Иван, да [князь] (Так А и У. Н отс.) Андрей Лобан княж Пет­ро­вы (А и У «Леро­вы») дети Сон­цо­ва Засе­ки­на.

Дмит­рей княж Васи­льев (А и У «Андре­ев») сын Сон­цов Засе­кин. [122]

Князь Федор, да князь Дани­ло, да князь Андрей, да [князь] (Так А и У. Н отс.) Иван княж Ива­но­вы дети Чер­но­го — Засе­ки­на. Князь Федор и князь Дани­ло умре (А и У фра­за отс.).

Князь Федо­ров сын [князь] (Так А и У. Н отс.) Михай­лец, а (А и У отс.) князь Дани­лов (А и У «Михай­лов») сын Пет­рок (А и У «Пет­ров»).

Князь Петр да [князь] (Так А и У. Н отс.) Васи­лей княж Гле­бо­вы дети Засе­ки­на.

Князь Петр Нага­ви­ца да княж Юрьи княж Федо­ро­вы дети Сме­ло­ва Засе­ки­на.

Князь Юрьев сын Семей­ка (У «Семч­ка»).

[Князь] (Так А и У. Н отс.) Семен (У «Сем­ков». А «Семе­нов») княж Ива­нов (А и У сло­ва «княж Ива­нов» отс.) сын Бата­шов (У «Бама­шев») Засе­ки­на. /л. 93/

Князь Борис да князь Дмит­рей княж Пет­ро­вы дети Засе­ки­на.

Князь Дани­ло княж Федо­ров сын Засе­ки­на (А фра­за отс.).

Князь Иван княж Ива­нов сын Засе­ки­на (А и У фра­за повто­ре­на два­жды).

Князь Федор, да [князь] (Так А и У. Н отс.) Васи­лей, да [князь] (Так А и У. Н отс.) Иван, да [князь] (Так А и У. Н отс.) Андрей княж Дмит­ри­е­вы дети Боль­ше­го Жиро­ва­го Засе­ки­на. Князь Федор умре (А и У фра­за отс.). Князь Андрей в черн­цах (А и У фра­за отс.).

Князь Федор (Так А и У. Н «Дмит­рей»), да князь Дмит­рей, да [князь] (Так А и У. Н отс.) Борис княж Ива­но­вы (У «Пет­ро­вы») дети Жиро­ва­го Засе­ки­на.

[Князь Михай­ло княж Андре­ев сын Львов Зуба­то­го] (Так А и У. Н отс.).

Князь Федо­ров (А и У «Федор») сын (А и У вме­сто сло­ва «сын» — «да князь») Иван. Княж Дмит­ри­ев сын (А и У «Дмит­ре­евы дети») Семе­нец. Новик (А и У «Семе­ни­цы Засе­ки­на»).

[Князь] (Так А и У. Н отс.) Андрей княж Ива­нов сын Ноздру­ков (А «Нозд­ро­нов». Н отс.) Засе­ки­на.

Князь Федор (Н опис­ка «Федо­ров») да Борис умре, а князь Дмит­рей в черн­цах (А и У фра­за отс.).

[Князь] (Так А и У. Н отс.) Алек­сан­дро княж Львов сын Щети­нин (Так У. А и Н «Щепи­нин»).

Дмит­ровК­нязь Дани­ло, да князь Федор, да Лев княж Ива­но­вы дети Давы­до­ва Засе­ки­на. У царя Семи­о­на (А и У фра­за отс.).

Засе­кин, князь Андрей княж Дмит­ри­ев сын Боль­шо­го Жиро­во­го, дво­ро­вый сын бояр­ский, князь Яро­слав­ский — л. 93.

Засе­кин, князь Андрей княж Ива­нов сын Ноздру­ков, дво­ро­вый сын бояр­ский, князь Яро­слав­ский — л. 93.

Засе­кин, князь Андрей княж Ива­нов сын Чер­но­го, сын бояр­ский III ста­тьи по Яро­слав­лю — л. 124; дво­ро­вый сын бояр­ский, князь Яро­слав­ский — л. 92 об.

Засе­кин, князь Андрей княж Пет­ров сын Солн­цев, дво­ро­вый сын бояр­ский, князь Яро­слав­ский — л. 92 об.

Засе­кин, князь Андрей Лобан княж Пет­ров сын Солн­цев, дво­ро­вый сын бояр­ский, князь Яро­слав­ский — л. 92 об.

Засе­кин, князь Борис княж Ива­нов сын Жиро­во­го, дво­ро­вый сын бояр­ский, князь Яро­слав­ский — л. 93.

Засе­кин, князь Борис княж Пет­ров сын, бояр­ский сын III ста­тьи по Яро­слав­лю — л. 124; дво­ро­вый сын бояр­ский, князь Яро­слав­ский — л. 93.

Засе­кин, князь Васи­лий княж Гле­бов сын Чер­но­го, бояр­ский сын III ста­тьи по Яро­слав­лю — л. 124; дво­ро­вый сын бояр­ский, князь Яро­слав­ский — л. 92 об.

Засе­кин, князь Васи­лий княж Дмит­ри­ев сын Боль­шо­го Жиро­во­го, дво­ро­вый сын бояр­ский, князь Яро­слав­ский — л. 93.

Засе­кин, князь Васи­лий княж Дмит­ри­ев сын Солн­це­ва, сын бояр­ский III ста­тьи по Яро­слав­лю — л. 123 об.

Засе­кин, Васи­лий княж Кон­стан­ти­нов сын, нов­го­род­ский сын бояр­ский II ста­тьи, дво­ро­вый Шелон­ской пяти­ны Николь­ско­го пого­ста с Высо­ко­го с Шело­ни — л. 158.

Засе­кин, княж Васи­лий княж Пет­ров сын Солн­цев, дво­ро­вый сын бояр­ский, князь Яро­слав­ский — л. 92 об.

Засе­кин, князь Дани­ло княж Ива­нов сын Давы­дов, сын бояр­ский III ста­тьи по Дмит­ро­ву, княж Юрьев­ский Ива­но­ви­ча — л. 130; дво­ро­вый сын бояр­ский — л. 97.

Засе­кин, князь Дани­ло княж Ива­нов сын Чер­но­го, сын бояр­ский III ста­тьи по Яро­слав­лю — л. 124; дво­ро­вый сын бояр­ский, князь Яро­слав­ский — л. 92 об.

Засе­кин, князь Дани­ло княж Федо­ров сын, дво­ро­вый сын бояр­ский, князь Яро­слав­ский — л. 92 об.

Засе­кин, Дмит­рий княж Васи­льев сын Солн­цев, дво­ро­вый сын бояр­ский, князь Яро­слав­ский — л. 92 об.

Засе­кин, князь Дмит­рий княж Ива­нов сын Жиро­во­го, дво­ро­вый сын бояр­ский, князь Яро­слав­ский — л. 93.

Засе­кин, Дмит­рий княж Пет­ров сын, сын бояр­ский III ста­тьи по Яро­слав­лю — л. 124; дво­ро­вый сын бояр­ский, князь Яро­слав­ский — л. 93.

Засе­кин, князь Иван княж Ива­нов сын, дво­ро­вый сын бояр­ский, князь Яро­слав­ский — л. 93.

Засе­кин, Иван княж Ива­нов сын Сан­ды­рев­ско­го, сын бояр­ский III ста­тьи по Яро­слав­лю — л. 124.

Засе­кин, князь Иван княж Ива­нов сын Чер­но­го, дво­ро­вый сын бояр­ский, князь Яро­слав­ский — л. 92 об.

Засе­кин, князь Иван княж Пет­ров сын Солн­цев, дво­ро­вый сын бояр­ский, князь Яро­слав­ский — л. 92 об.

[Засе­кин], Иван княж Федо­ров сын, дво­ро­вый сын бояр­ский, князь Яро­слав­ский — л. 93. [305]

Засе­кин, князь Лев княж Ива­нов сын Давы­дов, сын бояр­ский III ста­тьи по Дмит­ро­ву, княж Юрьев­ский Ива­но­ви­ча — л. 130; дво­ро­вый сын бояр­ский — л. 97.
Засе­кин, Мить­ка княж Васи­льев сын Солн­це­ва, сын бояр­ский III ста­тьи по Яро­слав­лю — л. 124.
Засе­кин, князь Михай­ло княж Кон­стан­ти­нов сын, нов­го­род­ский сын бояр­ский I ста­тьи Шелон­ской пяти­ны Николь­ско­го пого­ста с Шело­ни — л. 151.
Засе­кин, князь Михай­ло княж Пет­ров сын Солн­цев, дво­ро­вый сын бояр­ский, князь Яро­слав­ский — л. 92 об.
[Засе­кин], князь Миха­лец княж Федо­ров сын Солн­цев, дво­ро­вый сын бояр­ский, князь Яро­слав­ский — л. 92 об.
Засе­кин, князь Петр княж Гле­бов сын Чер­но­го, сын бояр­ский III ста­тьи по Яро­слав­лю — л. 123об; дво­ро­вый сын бояр­ский, князь Яро­слав­ский — л. 92 об.
Засе­кин, Петр княж Дмит­ри­ев сын Солн­цев, дво­ро­вый сын бояр­ский, князь Яро­слав­ский — л. 92 об.
[Засе­кин], Пет­рок княж Дани­лов сын, дво­ро­вый сын бояр­ский, князь Яро­слав­ский — л. 92 об.
Засе­кин, князь Петр Нога­ви­ца княж Федо­ров сын Сме­ло­го, дво­ро­вый сын бояр­ский, князь Яро­слав­ский — л. 92 об.
Засе­кин, Семей­ка княж Юрьев сын Сме­ло­го, сын бояр­ский III ста­тьи по Яро­слав­лю — л. 124; дво­ро­вый сын бояр­ский, князь Яро­слав­ский — л. 92 об.
[Засе­кин], Семе­нец княж Дмит­ри­ев сын, дво­ро­вый сын бояр­ский, князь Яро­слав­ский — л. 93.
Засе­кин, Семен княж Ива­нов сын Бата­шев, сын бояр­ский III ста­тьи по Яро­слав­лю — л. 124; дво­ро­вый сын бояр­ский, князь Яро­слав­ский — л. 92 об.
Засе­кин, князь Федор княж Дмит­ри­ев сын Боль­шо­го Жиро­во­го, дво­ро­вый сын бояр­ский, князь Яро­слав­ский — л. 93.
Засе­кин, князь Федор княж Ива­нов сын Давы­дов, сын бояр­ский III ста­тьи по Дмит­ро­ву, княж Юрьев­ский Ива­но­ви­ча — л. 130; дво­ро­вый сын бояр­ский — л. 97.
Засе­кин, князь Федор княж Ива­нов сын Жиро­во­го, дво­ро­вый сын бояр­ский, князь Яро­слав­ский — л. 93.
Засе­кин, князь Федор княж Ива­нов сын Чер­но­го, сын бояр­ский III ста­тьи по Яро­слав­лю — л. 124; дво­ро­вый сын бояр­ский, князь Яро­слав­ский — л. 92 об.
Засе­кин, князь Юрьи княж Федо­ров сын Сме­ло­го, дво­ро­вый сын бояр­ский, князь Яро­слав­ский — л. 92 об.

Город Казань по Пис­цо­вой кни­ге 1565—1568 годов
Из наи­бо­лее круп­ных пред­ста­ви­те­лей гос­под­ству­ю­ще­го клас­са Пис­цо­вая кни­га упо­ми­на­ет «боль­шо­го вое­во­ду» П. А. Бул­га­ко­ва, вое­во­ду околь­ни­че­го М. М. Лыко­ва, четы­рех вое­вод-кня­зей: Ф. И. Тро­е­ку­ро­ва, Г. А. Бул­га­ко­ва, Л. В. Чул­ко­ва-Уша­то­го, А. И. Чер­но­ва-Засе­ки­на, двух дья­ков — Кузь­му Федо­ро­ва и Оме­ну Васи­лье­ва.

Дру­гая цель была обу­слов­ле­на воз­вра­том оприч­но­го пра­ви­тель­ства к анти­кня­же­ской поли­ти­ке. Вме­сте с коню­шим Федо­ро­вым оприч­ни­ки каз­ни­ли в 1568 г. самых вид­ных из казан­ских ссыль­ных: бояри­на кня­зя Андрея Каты­ре­ва— Ростов­ско­го и кня­зя Федо­ра Тро­е­ку­ро­ва-Яро­слав­ско­го, кня­зя Васи­лия Вол­ка-Ростов­ско­го, трех кня­зей Хохол­ко­вых-Ростов­ских, кня­зя Алек­сандра Яро­сла­во­ва-Яро­слав­ско­го, Дани­лу Сиц­ко­го-Яро­слав­ско­го, Дани­лу Уша­то­го Яро­слав­ско­го, кня­зя Федо­ра Сисе­е­ва-Яро­слав­ско­го, кня­зя Миха­и­ла Засе­ки­на, Ива­на Сме­ло­го Засе­ки­на и Семе­на Бата­ше­ва Засе­ки­на.

На пере­се­лен­цев рас­про­стра­ня­лось пра­ви­ло, соглас­но кото­ро­му они полу­ча­ли пра­во на ком­пен­са­цию. Извест­но, что князь Д.И. Засе­кин-Яро­слав­ский полу­чил дерев­ни в зем­ском Вла­ди­мир­ском уез­де «про­тив его яро­слав­ские вот­чи­ны, что у него взя­то с горо­дом с Яро­слав­лем вме­сте».

Горо­да и посе­ле­ния Один­цов­ско­го рай­о­на
Ляхо­во
В сохра­нив­ших­ся источ­ни­ках Ляхо­во впер­вые упо­ми­на­ет­ся пис­цо­вой кни­гой 1558 г., когда это было сель­цо, нахо­див­ше­е­ся в вот­чине за бояри­ном татар­ско­го царя Симео­на Каса­е­ви­ча кня­зем Дани­лой Ива­но­ви­чем Засе­ки­ным.

А. Засе­ки­на в Мос­ков­скую Гар­ни­зон­ную Кан­це­ля­рию. В Мос­ков­скую Гар­ни­зон­ную Кан­це­ля­рию от сто­я­ща­го на карау­ле на Крас­ном крыль­це от кара­уль­на­го афи­це­ра от капи­та­на князь Андрея Засе­ки­на репорт. Сего чис­ла при­ве­де­ны от Николь­ских ворот, …

Гоне­ния на чле­нов Яро­слав­ско­го кня­же­ско­го рода носи­ли ана­ло­гич­ный харак­тер. По ука­зу 1565 г. в казан­скую ссыл­ку были сосла­ны сле­ду­ю­щие лица, про­хо­див­шие служ­бу в Госу­да­ре­вом дво­ре по кня­же­ско­му спис­ку: Ф.И. Тро­е­ку­ров, А.Ф. Ален­кин-Жеря, Ю.И. Сиц­кий, Д.Ю. Мень­шой Сиц­кий, Д.В. и И.В.Чулков-Ушатый, С.Ю. Мень­шой Уша­тый, И.Г. Щети­нин с бра­ти­ей (все­го 7 чело­век), С.И. Бата­шев-Засе­кин, Ф.И. Засе­кин-Сосу­нов , А.П. Лобан Засе­кин-Солн­цев , Д.В. Засе­кин-Солн­цев , В.Д. Жиро­во­го-Засе­кин, А.И. Ноздру­нов-Засе­кин, И.И. Чер­но­го-Засе­кин, Д.П. Засе­кин , М.Ф. Засе­кин . Меры в отно­ше­нии Яро­слав­ско­го дома под­твер­жда­ют выяв­лен­ную осо­бен­ность оприч­ной поли­ти­ки. В Казань попа­ли 37 кня­зей Яро­слав­ских, их сыно­вей и бра­тьев из фами­лий, про­хо­див­ших служ­бу по кня­же­ским спис­кам. Что же каса­ет­ся 77 кня­зей, кото­рые нес­ли служ­бу по горо­дам, из них в ссыл­ку отпра­ви­лись все­го 7 чело­век.

Извест­но, что вто­рой отпрыск яро­слав­ско­го кня­зя Васи­лия Гроз­ные Очи — князь Глеб Васи­лье­вич явля­ет­ся пря­мым пред­ком кня­зей Засе­ки­ных . Петр Засе­ка — вну­чок Семё­на Федо­ро­ви­ча Щети­ны, явля­ю­ще­го­ся в свою оче­ред­ность вну­ком Гле­ба Васи­лье­ви­ча, осно­ва­тель стар­ше­го рода кня­зей Засе­ки­ных . От млад­ше­го бра­та Семё­на Федо­ро­ви­ча — Ива­на Федо­ро­ви­ча Засе­ки — обра­зо­ва­лись четы­ре дру­гих вет­ви кня­зей Засе­ки­ных . Таким обра­зом раз­ветв­лен­ное дре­во кня­зей Засе­ки­ных в рус­ских родо­слов­ных и раз­ряд­ных кни­гах появ­ля­ет­ся с сере­ди­ны XV века.

Нако­нец самые сме­лые «охот­ни­ки» реши­лись офи­ци­аль­но заявить о себе. Таких ока­за­лось не так уж мало — целых три труп­пы обра­ти­лись с прось­бой дать раз­ре­ше­ние на «игра­ние Рос­сий­ских комедий».Теперь мож­но было рас­смот­реть и вто­рую чело­бит­ную, подан­ную от дво­ро­во­го слу­жи­те­ля дома Пет­ра Гав­ри­ло­ви­ча Кани­ще­ва (то есть кре­пост­но­го его чело­ве­ка) Кон­дра­тия Бай­ку­ло­ва. Он писал, что «нанял для игра­ния коме­дии во вре­мя буду­щих свя­ток четы­ре пала­ты» в доме Нико­лая Алек­сан­дро­ви­ча Засе­ки­на, нахо­див­шем­ся за Пре­чи­стен­ски­ми воро­та­ми. При­ло­жил Бай­ку­лов и реестр, «какие игры будут», в кото­ром, соб­ствен­но, пере­чис­лил дей­ству­ю­щих лиц. «По Апо­лон­ско­му Арту: Купи­да, Сла­ва, Гер­ку­лес, Палля­да, Аппо­лон, Кра­со­та, Вене­ра, Эску­ля­пий, Даф­на, Юпи­тер, Сон, Юно­на, Мер­ку­рий, Раз­суж­де­ние, Реку Пеней, Слу­чай, Пре­ме­на, Авер­кам, Фло­ри­дент, Гер­ма­донт, Мель­зан­тий, Вик­то­риа, Жалость, Уве­се­ле­ние, Лукав­ства, Совесть. По Эсфор­ско­му Арту: Купи­да, Зависть, Юно­на, Палля­да, Диа­на, Вене­ра, Деда­ли­он, Ценкс, Плю­тон, Вес­ник, Физ­ба, Пар­мус, Хио­на, Аппо­лон, Мер­ку­рий, Неп­тун, Бахус, Гал­цы­о­на, Сар­феи, Туча».
И кро­ме того, от «бояр­ско­го чело­ве­ка» потре­бо­ва­ли еще и копию кон­трак­та, заклю­чен­но­го с кня­зем Засе­ки­ным: «1749 года декаб­ря 11 дня. Отдал я, князь Нико­лай Алек­сан­дров сын Засе­кин, в наем четы­ре пала­ты для игра­ния коме­дии сер­жан­та Пет­ра Гав­ри­ло­ва сына Кани­ще­ва слу­жи­те­лю ево Кон­дра­тью Бай­ку­ло­ву с сего декаб­ря до ген­ва­ря по 6 чис­ло. А во вре­мя игры мне, князь Нико­лаю, ему, Кон­дра­тью, поме­ша­тель­ства ни в чем не чинить, и како­го чину люди ста­нут при­хо­дить, и мне не спо­рить. А денег я взял с него четы­ре руб­ли, а по про­ше­ствии ген­ва­ря 6 чис­ла взять толи­кое ж чис­ло. А ежель в чем я, князь Нико­лай, про­тив сего кон­трак­та не устою, то взять ему, Кон­дра­тью, с меня, Нико­лая, все, что ему та коме­дия ста­нет. А мне ходить в коме­дию смот­реть».
Вид­но, очень нужен был рус­ским свой театр, что сам князь не толь­ко не гну­шал­ся ходить смот­реть то, что «холо­пья» разыг­ры­ва­ли, но и спе­ци­аль­но ого­во­рил это в кон­трак­те.

Засе­кин Алек­сандр Васи­лье­вич кн. (1705,1717) столь­ник вотч.-Дмитровский у., Выше­го­род­ский ст., сцо Бла­го­ве­щен­ское, дв. вот. 1 ч., дв. скот. 3 ч., 2/7,Ярославский у., Едом­ская вол., д.Бокарева, 7/18
Засе­кин Борис Андре­евич кн. (1628,1651) патр.стольник(1636-1639) стольник(1639-) моск.двн.(1651) С:Анд.Вас. ?
Засе­кин Иван Андре­евич кн. (1618,1658) моск.двн.(1658) стольник(1627) прид.вотч.-Оболенск-у. жал.вотч.-Галич-у.
Засе­кин Миха­ил Алек­се­е­вич кн. (1794,1796) классн.чин.(1794,1795)
Засе­кин Миха­ил Федо­ро­вич Чер­но­го кн. (1552,после—1567.11.) дворов.сын-боярск. помещ.-кн.Ярославль-у. С:Фед.Ив.
Засе­кин Петр Ива­но­вич кн. (1534) в 1534 воев.Путивль(1534)
Засе­кин Семен Пет­ро­вич кн. (1612) в 1612 вое­во­да в Ряза­ни
Засе­кин Тимо­фей Семе­но­вич кн. (1613,1628) моск.двн.(1627) помещ.-Рязань-у. С:Сем.Ив. ?

Био­гра­фия Гри­го­рия Оси­по­ви­ча Засе­ки­на
Точ­ная дата рож­де­ния Гри­го­рия Оси­по­ви­ча Засе­ки­на неиз­вест­на, одна­ко мож­но пред­по­ло­жить, что он начал свою воен­ную служ­бу в воз­ра­те око­ло пят­на­дца­ти лет, что явля­лось нор­мой того вре­ме­ни для моло­дых дво­рян. Пер­вые упо­ми­на­ния о нем как об «осад­ном голо­ве» (одно из началь­ству­ю­щих лиц гар­ни­зо­на кре­по­сти во вре­мя ее оса­ды) появ­ля­ют­ся в раз­ряд­ных кни­гах в нача­ле 70-х годов XVI века. В доку­мен­тах того вре­ме­ни упо­ми­на­ние о нём встре­ча­ет­ся под про­зви­щем Зубок, так как ранее никто из Засе­ки­ных тако­го про­зви­ща не имел, мож­но пред­по­ло­жить, что это про­зви­ще им было полу­че­но еще в дет­стве. По-види­мо­му, Гри­го­рий Засе­кин свою служ­бу начи­нал в севе­ро-запад­ном или запад­ном погра­ни­чье Рос­сии, где он впо­след­ствии и слу­жил в соот­вет­ствии с име­ю­щи­ми­ся доку­мен­та­ми голо­вой и млад­шим вое­во­дой. Пер­вые его дей­ствия в каче­стве голо­вы свя­за­ны с рус­ско-швед­ской вой­ной 1570-1595 годов. Воен­ную служ­бу князь Засе­кин нес в кре­по­сти Коре­ла при­бли­зи­тель­но с 1574-1575 года по 1579 год с неболь­ши­ми пере­ры­ва­ми. Здесь вме­сте с ним слу­жил его дво­ю­род­ный брат И.А.Засекин-Солнцев. В 1577 году Засе­кин несет свою служ­бу в кре­по­сти Оре­шек. В 1577 году он участ­ву­ет в Ливон­ском похо­де. Осе­нью 1577 года на корот­кий срок Гри­го­рий Засе­кин и И.А.Засекин-Солнцев назна­ча­ют­ся млад­ши­ми вое­во­да­ми в одном из захва­чен­ных во вре­мя вой­ны город­ке — Три­ка­тене.

В сере­дине лета 1579 года Гри­го­рий Засе­кин участ­во­вал в похо­де рус­ских войск под коман­до­ва­ни­ем быв­ше­го корель­ско­го вое­во­ды М.А.Безнина за Дви­ну, кото­рый пре­сле­до­вал раз­ве­до­ва­тель­ные цели. Нача­ло это похо­да ока­за­лось успеш­ным для рус­ских войск, и Гри­го­рий Засе­кин был послан с лич­ным доне­се­ни­ем к царю Ива­ну Гроз­но­му о побе­де, за что он полу­чил от царя в награ­ду «копей­ку золо­тую». Одна­ко после пора­же­ний, полу­чен­ных рус­ски­ми вой­ска­ми под Полоц­ком, отряд Без­ни­на вер­нул­ся в Рос­сию. В даль­ней­шем Г.О.Засекин и И.А.Засекин-Солнцев были направ­ле­ны для про­хож­де­ния даль­ней­шей служ­бы на южные рубе­жи рос­сий­ско­го госу­дар­ства, к Дико­му Полю, в При­вол­жье, где и про­явил­ся в пол­ной мере воен­ный и орга­ни­за­тор­ский талант кня­зя Гри­го­рия Оси­по­ви­ча Засе­ки­на -пер­во­го вое­во­ды горо­дов-кре­по­стей на Вол­ге — Самара(1586), Сара­тов (1590) и Аст­ра­хань (1589), Пере­во­лох (позд­нее полу­чив­ший назва­ние Цари­цин).

Ильин­ская цер­ковь в селе Сан­ды­ри
Бога­тое тор­го­вое село Сан­ды­ри осно­ва­но в XVI в. яро­слав­ски­ми кня­зья­ми Засе­ки­ны­ми. Семен Ива­но­вич Засе­кин-Щети­на имел про­зви­ще «сан­дырь», отку­да и про­изо­шло назва­ние села. В кон­це XVI в. здесь был выстро­ен дере­вян­ный храм, из кото­ро­го про­ис­хо­дит древ­няя Яро­слав­ская ико­на Божи­ей Мате­ри (1491 г.). Ныне образ хра­нит­ся в Тре­тья­ков­ской гале­рее. В 1628 г. Сан­ды­ри при­над­ле­жа­ли «вели­кой ста­ри­це» Мар­фе Ива­новне, мате­ри царя Миха­и­ла Федо­ро­ви­ча Рома­но­ва, кото­рая вла­де­ла селом «пожиз­нен­но на свой оби­ход».

ПЕН­ЗЕН­СКАЯ ОБЛАСТЬ:ПЯША (Дмит­ри­ев­ское, Анич­ки­но, Ана­ньи­но, Мона­стыр­щи­на)
Рус­ское село, центр сель­со­ве­та, в 23 км к севе­ро-восто­ку от рай­он­но­го цен­тра. На 1.1.2004 – 70 хозяйств, 176 жите­лей. Обра­зо­ва­но из несколь­ких насе­лен­ных пунк­тов: Мона­стыр­щи­но, Ана­ньи­но и Пяша-Дмит­ри­ев­ское. В нача­ле XVIII века (до 1710 года) тем­ни­ков­ским подья­чим Ана­ни­ем Бори­со­ви­чем Нем­цо­вым на реке Пяша была посе­ле­на дерев­ня Ана­ньи­на, а капи­та­ном Оси­пом Сте­па­но­ви­чем Засе­ки­ным – сель­цо Покров­ское, Засец­кое тож. Кре­стьяне из Тем­ни­ков­ско­го уез­да (Куз­не­цо­ва, 1928, с. 73). Око­ло 1720 года появи­лось сель­цо Дмит­ри­ев­ское, Пяша, Мона­стыр­ское тож, Бори­со­глеб­ско­го мона­сты­ря и несколь­ких поме­щи­ков. Меж­ду 1721 и 1747 года­ми при­бы­ли кре­стьяне-пере­ве­ден­цы из Вла­ди­мир­ско­го, Бело­зер­ско­го, Ниже­го­род­ско­го, Ряж­ско­го и Тем­ни­ков­ско­го уез­дов (Герак­ли­тов, 1923, с. 319).

ВПе­ре­пись 1710 года: Санкт-Петер­бург­ская губер­ния: Поше­хон­ский уезд: Переч­не­вая кни­га
(РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 12520. Л.90-208)олость Шигарвц­кая за поме­щи­ки и за вот­чен­ни­ки­За Федо­ром Ива­но­вым сыном Засе­ки­ным …

н.Засекиными — Кн.Михаил Андре­евич был женат на Анне Ива­новне Несте­ро­вой.

Засе­кин Семен Пет­ро­вич — князь, из яро­слав­ских Рюри­ко­ви­чей. В 1608-1609 — боярин Лже- Димит­рия II.

Засе­кин Миха­ил Ива­но­вич, кн. — в 1670/71 и 1675/76 гг. — стряп­чий, в 1675/76, 1685/86, 1691/92 гг.— столь­ник

На сле­ду­ю­щий день (ред­кая опе­ра­тив­ность) поли­ция обсу­ди­ла вопрос и вынес­ла «Опре­де­ле­ние»: «Осви­де­тель­ство­вать акты, еже­ли оные не про­тив­ные зако­нам и не бого­мерз­кой игры, в содер­жа­нии той каме­дии поз­во­лить». Но все-таки дело пред­став­ля­лось таким новым и необыч­ным, что «гос­по­да при­сут­ству­ю­щие» в сво­ем «Опре­де­ле­нии» поме­ти­ли сек­ре­та­рю: «а меж­ду тем, нет ли запре­ти­тель­но­го ука­за, спра­вить­ся и, выпи­сав, доло­жить немед­лен­но». Но «запре­ти­тель­но­го» ука­за не ока­за­лось, и раз­ре­ше­ние на «игра­ние коме­дии» всту­пи­ло в силу.

Теперь мож­но было рас­смот­реть и вто­рую чело­бит­ную, подан­ную от дво­ро­во­го слу­жи­те­ля дома Пет­ра Гав­ри­ло­ви­ча Кани­ще­ва (то есть кре­пост­но­го его чело­ве­ка) Кон­дра­тия Бай­ку­ло­ва. Он писал, что «нанял для игра­ния коме­дии во вре­мя буду­щих свя­ток четы­ре пала­ты» в доме Нико­лая Алек­сан­дро­ви­ча Засе­ки­на, нахо­див­шем­ся за Пре­чи­стен­ски­ми воро­та­ми. При­ло­жил Бай­ку­лов и реестр, «какие игры будут», в кото­ром, соб­ствен­но, пере­чис­лил дей­ству­ю­щих лиц. «По Апо­лон­ско­му Арту: Купи­да, Сла­ва, Гер­ку­лес, Палля­да, Аппо­лон, Кра­со­та, Вене­ра, Эску­ля­пий, Даф­на, Юпи­тер, Сон, Юно­на, Мер­ку­рий, Раз­суж­де­ние, Реку Пеней, Слу­чай, Пре­ме­на, Авер­кам, Фло­ри­дент, Гер­ма­донт, Мель­зан­тий, Вик­то­риа, Жалость, Уве­се­ле­ние, Лукав­ства, Совесть. По Эсфор­ско­му Арту: Купи­да, Зависть, Юно­на, Палля­да, Диа­на, Вене­ра, Деда­ли­он, Ценкс, Плю­тон, Вес­ник, Физ­ба, Пар­мус, Хио­на, Аппо­лон, Мер­ку­рий, Неп­тун, Бахус, Гал­цы­о­на, Сар­феи, Туча».

И кро­ме того, от «бояр­ско­го чело­ве­ка» потре­бо­ва­ли еще и копию кон­трак­та, заклю­чен­но­го с кня­зем Засе­ки­ным: «1749 года декаб­ря 11 дня. Отдал я, князь Нико­лай Алек­сан­дров сын Засе­кин, в наем четы­ре пала­ты для игра­ния коме­дии сер­жан­та Пет­ра Гав­ри­ло­ва сына Кани­ще­ва слу­жи­те­лю ево Кон­дра­тью Бай­ку­ло­ву с сего декаб­ря до ген­ва­ря по 6 чис­ло. А во вре­мя игры мне, князь Нико­лаю, ему, Кон­дра­тью, поме­ша­тель­ства ни в чем не чинить, и како­го чину люди ста­нут при­хо­дить, и мне не спо­рить. А денег я взял с него четы­ре руб­ли, а по про­ше­ствии ген­ва­ря 6 чис­ла взять толи­кое ж чис­ло. А ежель в чем я, князь Нико­лай, про­тив сего кон­трак­та не устою, то взять ему, Кон­дра­тью, с меня, Нико­лая, все, что ему та коме­дия ста­нет. А мне ходить в коме­дию смот­реть».

Вид­но, очень нужен был рус­ским свой театр, что сам князь не толь­ко не гну­шал­ся ходить смот­реть то, что «холо­пья» разыг­ры­ва­ли, но и спе­ци­аль­но ого­во­рил это в кон­трак­те.

Мос­ков­ско­го у., полу­чен­ной ею «до сво­е­го живо­та» путем обме­на с мона­сты­рем Се яз княж Ива­на Ондре­еви­ча Дол­го­ру­ко­во кня­ги­ня Соло­ма­ни­да л. княж Дани­ло­ва дочь Засе­ки­на дала есми в дом пре­чи­стые бого­ро­ди­цы на Сима­но­во в про­шлом в девя­но­сто …

Так, кня­ги­ня Ири­на Юрьев­на Засе­ки­на узна­ла об иконе от мате­ри — мона­хи­ни Воз­не­сен­ско­го мона­сты­ря. Она не толь­ко посе­ща­ла мать, но и жива­ла у нее, а заод­но при­хо­ди­ла и в цер­ковь и зака­зы­ва­ла свя­щен­ни­кам молеб­ны о здра­вии (РГИА.

Print Friendly, PDF & Email