Рекон­струк­ция! Основ­ная идея и вер­сия при­над­ле­жит Алек­сею Бабен­ко.

ВЯЗЕМ­СКО-ДОРО­ГО­БУЖ­СКИЕ — кня­же­ский род смо­лен­ских Рюри­ко­ви­чей, пер­вая дина­стия Вязем­ских кня­зей. По пред­по­ло­же­нию Алек­сея Бабен­ко, род про­ис­хо­дил, от извест­но­го толь­ко сино­ди­кам в.кн. смо­лен­ско­го Свя­то­сла­ва-Сте­фа­на. От Свя­то­сла­ва-Сте­фа­на, веро­ят­но так­же про­изо­шли так­же дво­ряне Мона­сты­ре­вы. Удел состо­ял из Вязь­мы, Меды­ни и Доро­го­бу­жа.

Что каса­ет­ся веро­ят­ных потом­ков Рюри­ка Рости­сла­ви­ча, то, в родо­слов­ных кня­зей Вязем­ских содер­жит­ся некое раци­о­наль­ное зер­но. Хотя, похо­же, что сами Вязем­ские 15-17 вв. про­ис­хо­ди­ли не от Вла­ди­ми­ра Рюри­ко­ви­ча. Но в их родо­вой памя­ти сохра­ни­лось то, что восточ­ные смо­лен­ские уде­лы (Доро­го­буж, Вязь­ма, Медынь) при­над­ле­жа­ли потом­кам Вла­ди­ми­ра Рюри­ко­ви­ча. «Свя­то­слав дру­гой, во кре­ще­нии Сте­фан» мог быть сыном Рости­сла­ва Вла­ди­ми­ро­ви­ча (уп. 1242 г.), какое-то вре­мя в 1250-х гг. он мог зани­мать «вели­кий» стол в Смо­лен­ске (как сле­ду­ет из спис­ка смо­лен­ских кня­зей в Патр. ред. РК). Сыно­вья Свя­то­сла­ва-Сте­фа­на: Вла­ди­мир, князь Вязем­ско-Доро­го­буж­ский, и Юрий, князь Медын­ский (пре­док Мона­сты­ре­вых). У Вла­ди­ми­ра (уп.1292 г.) — сыно­вья: Яро­слав (?), князь Доро­го­буж­ский, Андрей, князь Вязем­ский, Свя­то­слав (уп.1302 г.), князь Можай­ский. Доро­го­буж­ский князь умер без­дет­ным и за его вот­чи­ну в 1300 г. раз­го­ре­лась вой­на меж­ду «вели­ким» кня­зем смо­лен­ским Алек­сан­дром (пола­гав­шим удел вымо­роч­ным), и бра­том покой­но­го Андре­ем Вязем­ским, пре­тен­до­вав­шим на наслед­ство (веро­ят­но, по заве­ща­нию). Несмот­ря на неуда­чу 1300 г. под Доро­го­бу­жем, Гле­бо­ви­чи в ито­ге вытес­ни­ли Вла­ди­ми­ро­ви­чей из Смо­лен­щи­ны. В 1302 г. Свя­то­слав Можай­ский попа­да­ет в мос­ков­ский плен, а сам город при­со­еди­ня­ет­ся к Москве. По мне­нию В.Янина, князь Андрей Вла­ди­ми­ро­вич Вязем­ский в 1310-х гг. слу­жит в Нов­го­ро­де. Сын Свя­то­сла­ва, Федор, в 1326 г. по всей види­мо­сти слу­жит в ВКЛ. В Смо­лен­щине ему при­над­ле­жа­ли лишь незна­чи­тель­ные части неко­гда огром­но­го уде­ла — некие «места княж Федо­ра Свя­то­сла­ви­ча» на вязем­ском и можай­ском погра­ни­чье, упо­ми­на­е­мые в мос­ков­ско-литов­ских дого­во­рах 1449 и 1494 гг. То есть князь Федор Свя­то­сла­вич был «Вязем­ско-Доро­го­буж­ским» лишь номи­наль­но, но свои пра­ва на эти кня­же­ства он пере­дал вели­ко­му кня­зю Мос­ков­ско­му Семе­ну Гор­до­му, когда выехал в 1345 г. на Моск­ву с «Вязь­мою и Доро­го­бу­жем». Имен­но эти­ми пра­ва­ми обос­но­вы­ва­ла Москва свои пре­тен­зии на Вязь­му, кото­рую неод­но­крат­но пыта­лась захва­тить в пер­вой пол. 15 в. У Федо­ра Свя­то­сла­ви­ча сыно­вей не было, и «пер­вая вязем­ская дина­стия» в муж­ском потом­стве на нем пре­рва­лась. По жен­ской линии потом­ка­ми кня­зя Федо­ра Свя­то­сла­ви­ча были кня­зья Фомин­ские.

«Вто­рая» вязем­ская дина­стия — это потом­ки Свя­то­сла­ва Гле­бо­ви­ча (т.е. «Дави­до­ви­чи»), к кото­рым пере­шла Вязь­ма после вытес­не­ния из Смо­лен­щи­ны кня­зя Федо­ра Свя­то­сла­ви­ча. А может еще и рань­ше, если ака­де­мик Янин прав в сво­ем пред­по­ло­же­нии о служ­бе кня­зя Андрея Вязем­ско­го в Нов­го­ро­де ок. 1309 г. В родо­вой памя­ти кня­зей Вязем­ских несо­мнен­но сохра­ни­лось имя и отче­ство пер­во­го вязем­ско­го кня­зя — Андрей Вла­ди­ми­ро­вич — хотя на самом деле он их пред­ком не был, и при­пи­са­ли его они совсем не к тому родо­на­чаль­ни­ку.

Лите­ра­ту­ра:

Бабен­ко Алек­сей. Сооб­ще­ния на исто­ри­че­ских фору­мах.

І

СВВЯ­ТО­СЛАВ-СТЕ­ФАН СМО­ЛЕН­СКИЙ

– вели­кий князь Смо­лен­ский в 1250-х гг., веро­ят­но внук Вла­ди­ми­ра Рюри­ко­ви­ча, мог быть сыном Рости­сла­ва Вла­ди­ми­ро­ви­ча (уп. 1242 г.). «Пер­вая» дина­стия кня­зей Вязем­ских мог­ла про­ис­хо­дить от кня­зя Свя­то­сла­ва «дру­го­го» («пер­вый» — это смо­лен­ский князь Свя­то­слав Мсти­сла­вич-Бори­со­вич), во кре­ще­нии Сте­фа­на, упо­ми­на­е­мо­го в одном из родо­слов­цев1.

ІІ

ЮРИЙ СВЯ­ТО­СЛА­ВИЧ МЕДЫН­СКИЙ

Веро­ят­но, имен­но его сыном был князь Юрий, отец Алек­сандра Мона­сты­ря.

Если сле­до­вать бук­валь­но сло­вам ран­ней рос­пи­си Мона­сты­ре­вых, выяв­лен­ной и опуб­ли­ко­ван­ной А.В. Кузь­ми­ным, то полу­ча­ет­ся сле­ду­ю­щая схе­ма. Про­ис­хо­дя­щий из смо­лен­ских кня­зей Юрий Свя­то­сла­вич женил­ся на доче­ри неко­е­го яро­слав­ско­го кня­зя Васи­лия. Одна­ко, судя по вре­ме­ни жиз­ни Алек­сандра Мона­сты­ря (нача­ло – сере­ди­на XIV в.) сам Юрий жил в кон­це XIII в., и, сле­до­ва­тель­но, не мог женить­ся на доче­ри яро­слав­ско­го кня­зя Васи­лия Давы­до­ви­ча. Тогда речь в родо­слов­ной мог­ла идти о яро­слав­ском кня­зе Васи­лии Все­во­ло­до­ви­че (ум. 1249) зятем кото­ро­го и стал Юрий.

Жена: КНЖ. [……] ВАСИ­ЛЬЕВ­НА ЯРО­СЛАВ­СКАЯ доч­ка Яро­слав­ско­го кня­зя

ВЛА­ДИ­МИР СВЯ­ТО­СЛА­ВИЧ

Дру­гим сыном был князь Вла­ди­мир, упо­ми­на­е­мый Воло­год­ской лето­пи­сью под 1292 г. (А.В.Кузьмин посчи­тал его за сына Свя­то­сла­ва Гле­бо­ви­ча).

ІІІ

АЛЕК­САНДР ЮРЬЕ­ВИЧ МОНА­СТЫРЬ

По родо­слов­ным леген­дам жил у баб­ки, кня­ги­ни Яро­слав­ской в мона­сты­ре.

АНДРЕЙ ВЛА­ДИ­МИ­РО­ВИЧ ВЯЗЕМ­СКИЙ (УП. 1300)

У Вла­ди­ми­ра сыно­вья Андрей Вязем­ский (уп. 1300). В 1300 г. раз­го­ре­лась вой­на меж­ду «вели­ким» кня­зем смо­лен­ским Алек­сан­дром (пола­гав­шим удел вымо­роч­ным), и бра­том покой­но­го Андре­ем Вязем­ским, пре­тен­до­вав­шим на наслед­ство (веро­ят­но, по заве­ща­нию). Несмот­ря на неуда­чу 1300 г. под Доро­го­бу­жем, Гле­бо­ви­чи в ито­ге вытес­ни­ли Вла­ди­ми­ро­ви­чей из Смо­лен­щи­ны.

ЯРО­СЛАВ (?) ВЛА­ДИ­МИ­РО­ВИЧ ДОРО­ГО­БУЖ­СКИЙ

неиз­вест­ный по име­ни князь доро­го­буж­ский (+1300, по све­де­ни­ям Мур­за­ке­ви­ча его зва­ли Яро­слав).

СВЯ­ТО­СЛАВ ВЛА­ДИ­МИ­РО­ВИЧ МОЖАЙ­СКИЙ (УП.1302)

В 1302 г. Свя­то­слав Можай­ский попа­да­ет в мос­ков­ский плен, а сам город при­со­еди­ня­ет­ся к Москве.

IV

ФЕДОР СВЯ­ТО­СЛА­ВИЧ ВЯЗЕМ­СКИЙ И ДОРО­ГО­БУЖ­СКИЙ

Сыном послед­не­го был князь Федор Свя­то­сла­вич Вязем­ско-Доро­го­буж­ский, неза­дач­ли­вый тесть Семе­на Гор­до­го и его намест­ник в Воло­ке. Отсут­ствие име­ни Федо­ра в перечне сыно­вей Свя­то­сла­ва Гле­бо­ви­ча из Успен­ско­го сино­ди­ка, види­мо, совсем не слу­чай­но.

При­сут­ствие кня­зя Федо­ра Свя­то­сла­ви­ча в чис­ле чле­нов посоль­ства Геди­ми­на в Нов­го­род 1326 г. мож­но рас­це­ни­вать и как пред­став­ле­ние инте­ре­сов вас­саль­но­го на тот момент от Лит­вы Смо­лен­ска, и как пре­бы­ва­ние Федо­ра в ВКЛ в ран­ге слу­жи­ло­го кня­зя (он, в отли­чие от Вои­ня Полоцкго и Васи­лия Мин­ско­го, не «поиме­но­ван по воло­сти»), т.е. «Вязем­ско-Доро­го­буж­ским» он был лишь титу­ляр­но. Вто­рое, на мой взгляд, даже более веро­ят­но.

Сын Свя­то­сла­ва, Федор, в 1326 г. по всей види­мо­сти слу­жит в ВКЛ. В Смо­лен­щине ему при­над­ле­жа­ли лишь незна­чи­тель­ные части неко­гда огром­но­го уде­ла — некие «места княж Федо­ра Свя­то­сла­ви­ча» на вязем­ском и можай­ском погра­ни­чье, упо­ми­на­е­мые в мос­ков­ско-литов­ских дого­во­рах 1449 и 1494 гг. То есть князь Федор Свя­то­сла­вич был «Вязем­ско-Доро­го­буж­ским» лишь номи­наль­но, но свои пра­ва на эти кня­же­ства он пере­дал вели­ко­му кня­зю Мос­ков­ско­му Семе­ну Гор­до­му, когда выехал в 1345 г. на Моск­ву с «Вязь­мою и Доро­го­бу­жем». Имен­но эти­ми пра­ва­ми обос­но­вы­ва­ла Москва свои пре­тен­зии на Вязь­му, кото­рую неод­но­крат­но пыта­лась захва­тить в пер­вой пол. 15 в. У Федо­ра Свя­то­сла­ви­ча сыно­вей не было, и «пер­вая вязем­ская дина­стия» в муж­ском потом­стве на нем пре­рва­лась. По жен­ской линии потом­ка­ми кня­зя Федо­ра Свя­то­сла­ви­ча были кня­зья Фомин­ские.

V гене­ра­ция

ЕВПРАК­СИЯ ФЕДО­РОВ­НА (1346)

Овдо­вев в мар­те 1345 (6853) г., вели­кий князь Симе­он летом женил­ся на доче­ри смо­лен­ско­го кня­зя Федо­ра Свя­то­сла­ви­ча Ев-прак­сии2, а раз­вел­ся с ней уже зимой (6854) г., то есть в декаб­ре 1346 – фев­ра­ле 1347 г.3, про­быв в этом вто­ром для себя бра­ке око­ло полу­то­ра лет. Вели­кая кня­ги­ня была ото­сла­на к отцу, пре­бы­вав­ше-му на момент раз­во­да в Воло­ке. Лето­пис­ные изве­стия об этом собы­тии прак­ти­че­ски иден­тич­ны и не пред­ла­га­ют какую-либо при-чину раз­ры­ва: «Тое же зимы князь вели­кий Семен отос­ла кня­ги­ню свою Еупрак­сию ко отцю ея, к кня­зю Федо­ру Свя­то­сла­ви­чю, на Волок»4.
Хро­но­граф редак­ции 1512 г. назы­вал при­чи­ной раз­во­да пред­по­ла­гав­ше­е­ся Симео­ном Гор­дым бес­пло­дие вели­кой кня­ги­ни:
В лето [6]853 князь вели­кiй Семенъ Ива­но­вичь жени­ся оу кня­зя Федо­ра Смо­лень­ска­го и поя дщерь Еупрак­сiю. И жить с нею два лѣта, и не бѣ има чад, и отос­ла ея и пре­сту­пи законъ Божий, жени­ся оу вели­ка­го кня­зя Алек­сандра оу Тверь­ска­го. Зане­же сам бысть непло­ден, и от тое не бысть ему чадъ. Не вос­хо­тѣ соблю­денiем зако­на Божiа и мило­сты­нею оума­ли­ти Бога, но пре­ступ­ленiемъ зако­на вос­хо­тѣ получiти жела­е­мое, сего ради и не полу­чи, точiю грѣхъ себѣ прiоб­рѣ­те.5.

В родо­слов­ной рос­пи­си кня­зей Фомин­ских, содер­жа­щей­ся в Румян­цев­ском I спис­ке родо­слов­ных книг6, пред­по­ла­га­ет­ся вме­ша­тель­ство в семей­ную жизнь вели­ко­кня­же­ской четы мисти­че­ских фак­то­ров:
А как князь вели­кий Семи­он Гор­дой женил­ся у кня­зя Федо­ра у Свя­то­сла­ви­ча, и князь вели­кий его пере­звал к собе, а дал ему в вот­чи­ну Во-лок со всем. И вели­кую кня­ги­ню на сва­дьбе испор­ти­ли, ляжет с вели­ким кня­зем, а она ся пока­жет вели­ко­му кня­зю мерт­вец. И князь вели­кий вели­кую кня­ги­ню ото­слал к отцу ее на Волок [Новые родо­слов­ные кни­ги XVI в., с. 165, л. 152–152 об.].

В сокра­щен­ном вари­ан­те (без упо­ми­на­ния о сва­деб­ной пор­че) рас­сказ о вто­ром бра­ке вели­кой кня­ги­ни Евпрак­сии повто­рен в родо­слов­ной рос­пи­си Мона­сты­ре­вых [Новые родо­слов­ные кни­ги XVI в., с. 169, л. 160].

О даль­ней­шей судь­бе раз­ве­ден­ной вели­кой кня­ги­ни ран­ние источ­ни­ки, в отли­чие от позд­ней­ших родо­слов­ных рос­пи­сей, не сооб­ща­ют. Тре­тий брак Симео­на Гор­до­го с твер­ской княж­ной Мари­ей Алек­сан­дров­ной состо­ял­ся уже вес­ной 1347 г., то есть спу­стя два-три меся­ца после раз­ры­ва с Евпрак­си­ей. Как тре­тий по сче­ту этот брак вели­ко­го кня­зя был встре­чен цер­ков­ны­ми вла­стя­ми крайне неодо-бри­тель­но, тем более что Симе­он не про­сто женил­ся в тре­тий раз (после смер­ти или постри­га супру­ги это пусть неохот­но, но допус­ка-лось). Он всту­пил в новый брак, оста­вив свою преж­нюю жену, а «иже своу жену оставль и дру­гую поима, пре­лю­бо­дей есть»7. Мит­ро­по­лит Фео­гност, кото­рый был постав­лен князем-«троеженцем» перед свер­шив­шим­ся фак­том (Симе­он женил­ся, «ута­и­вся мит­ро­по­ли­та»), даже отлу­чил его на какое-то вре­мя от при­ча­стия («церк­ви затво­ри»). Мит­ро­по­лит и вели­кий князь посы-лали за бла­го­сло­ве­ни­ем к пат­ри­ар­ху в Кон­стан­ти­но­поль8.

Родо­слов­ная леген­да, откры­ва­ю­щая родо­слов­ную рос­пись кня­зей Фомин­ских в Румян­цев­ской редак­ции родо­слов­ных книг, гово­рит о вто­ром бра­ке быв­шей вели­кой кня­ги­ни с кня­зем Федо­ром Кон­стан­ти­но­ви­чем Крас­ным Фомин­ским. Эта леген­да повли­я­ла на текст Вос­кре­сен­ской лето­пи­си, в кото­рую вошел рас­сказ о даль­ней­шей судь­бе раз­ве­ден­ной вели­кой кня­ги­ни («князь же Фео­дор даде ея за кня­зя Фео­до­ра Фомин­ско­го»9. В Черт­ков­ском хро­но­гра­фе встав­ка («и даде ея за кня­зя Фео­до­ра Крас­на­го») была вне­се­на в текст Хро­но­гра­фа редак­ции 1512 г.10.
Соглас­но М. Д. Хмы­ро­ву, «неко­то­рые изве­стия при­бав­ля­ют, что она [Евпрак­сия], родив мужу кн. Фомин­ско­му четы­рех сыно­вей, умер­ла 15 сен­тяб­ря 1348 г., но где погре­бе­но тело ее – не ука­зы­ва­ют»11. О нали­чии четы­рех сыно­вей от вто­ро­го бра­ка повест­ву­ют родо­слов­ные кни­ги, но при­во­ди­мая авто­ром дата пред-пола­га­ет, что Евпрак­сия обза­ве­лась этим мно­го­чис­лен­ным потом­ством не более чем за пол­то­ра года. К сожа­ле­нию, Хмы­ров не назвал источ­ни­ка сво­их дан­ных.

ВЛА­ДИ­МИР ГОЛО­ВА ДОРО­ГО­БУЖ­СКИЙ

В не­ко­то­рых ле­то­пис­ных ис­точ­ни­ках со­хра­ни­лось упо­ми­на­ние о ги­бе­ли в Ку­ли­ков­ской бит­ве 1380 до­ро­го­буж­ско­го кн. Вла­ди­ми­ра Го­ло­вы.

Print Friendly, PDF & Email
  1. Вре­мен­ник ОИДР. 1851. Кн.X: Мате­ри­а­лы. С. 37. []
  2. Изве­стие о женить­бе вели­ко­го кня­зя Симео­на Рогож­ский лето­пи­сец поме­стил меж­ду мар­тов­ским изве­сти­ем о смер­ти вели­кой кня­ги­ни Наста­сьи и сен­тябрь­ским (23 чис­ла) о кре­ще­нии литов­ско­го кня­зя Евну­тия. ПСРЛ, 1922, т. 15, вып. 1, стлб. 56]. []
  3. Сооб­ще­ние о раз­во­де вели­ко­го кня­зя в Рогож­ском лето­пис­це – зим­нее 6854 г., послед­нее в этой годо­вой ста­тье [ПСРЛ, 1922, т. 15, вып. 1, стлб. 57]. В ряде лето­пи­сей раз­вод вели­ко­го кня­зя Симео­на пред­ше­ству­ет его при­бы­тию в Нов­го­род, то есть Собор­но­му вос­кре­се­нью (18 фев­ра­ля) 1347 г. [ПСРЛ, 1949, т. 25, с. 176; ПСРЛ, 1856, т. 7, с. 210]. В. А. Куч­кин дати­ру­ет отсыл­ку вели­кой кня­ги­ни к отцу зимой 1346 г. [Куч­кин В. А. Мос­ков­ские Рюри­ко­ви­чи (гене­а­ло­гия и демо­гра­фия) // Исто­ри­че­ский вест­ник. 2013. Т. 4 (151). Июнь. С. 6–73., 2013, с. 14]. []
  4. ПСРЛ, 1922, т. 15, вып. 1, стлб. 57. Ср.: ПСРЛ, 1913, т. 18, с. 95; ПСРЛ, 1949, т. 25, с. 176; ПСРЛ, 1885, т. 10, с. 217; ПСРЛ, 1856, т. 7, с. 210; ПСРЛ, 1910, т. 20, 1-я пол., с. 184. []
  5. ПСРЛ, 1911, т. 22, ч. 1, с. 409–410, л. 253; ср.: Рус­ский вре­мен­ник, с. 209–210. А. Н. Насо­но­вым дока­за­но, что опуб­ли­ко­ван­ный в послед­нем изда­нии текст пред­став­ля­ет собой извле­че­ние из Черт­ков­ской руко­пи­си № 115 (1615–1630) ((Насо­нов А. Н. Исто­рия рус­ско­го лето­пи­са­ния XI – нача­ла XVIII века : очер­ки и исслед. М. : Нау­ка, 1969. 555 с., с. 435]. []
  6. Быч­ко­ва М. Е. Родо­слов­ные кни­ги XVI–XVII вв. как исто­ри­че­ский источ­ник. М. : Нау­ка, 1975. 215 с., с. 33–36 []
  7. Мазу­рин­ская Корм­чая: памят­ник меж­сла­вян­ских куль­тур­ных свя­зей XIV— XVI вв. : Иссле­до­ва­ние. Тек­сты / под­гот. Е. В. Беля­ко­ва и др. М. : Индрик, 2002. 853 с., [12] л. ил., с. 287. []
  8. ПСРЛ, 1922, т. 15, вып. 1, стлб. 57. []
  9. ПСРЛ, 1856, т. 7, с. 210 []
  10. ПСРЛ, 1911, т. 22, ч. 1, с. 409, л. 253; Рус­ский вре­мен­ник, с. 209–210. []
  11. Хмы­ров М. Д. Алфа­вит­но-спра­воч­ный пере­чень госу­да­рей рус­ских и заме­ча­тель-ней­ших особ их кро­ви. СПб. : [б. и.], 1870. 88 с., с. 35, № 81. []