Кня­зья Тате­вы.
© Сер­гей Без­но­сюк
Поко­лен­ная рос­пись рода кня­зей Тате­вых.
Мате­ри­а­лы по гене­а­ло­гии и про­по­со­гра­фии.
https://​sites​.google​.com/​s​i​t​e​/​r​u​r​i​k​o​v​i​c​i​1​1​/​h​o​m​e​/​s​t​a​r​o​d​u​b​s​k​i​e​/​t​a​t​evy

❋ Рюрик, князь Нов­го­род­ский
⇨ Игорь Рюри­ко­вич, вели­кий князь Киев­ский +945
⇨ Свя­то­слав I Иго­ре­вич, вели­кий Киев­ский 942-972
⇨ Вла­ди­мир I, вели­кий князь Киев­ский +1015
⇨ Яро­слав I Муд­рый, вели­кий князь Киев­ский 978-1054
⇨ Все­во­лод I, вели­кий князь Киев­ский 1030-1093
⇨ Вла­ди­мир II Моно­мах, князь Киев­ский 1053-1125
⇨ Юрий Дол­го­ру­кий, кн. Вла­ди­мир­ский 1090-1157
⇨ Все­во­лод III Боль­шое Гнез­до 1154-1212
⇨ Иван Каша, князь Ста­ро­дуб­ский 1197-1247
⇨ Миха­ил, князь Ста­ро­дуб­ский +1281
⇨ Иван Кали­страт, князь Ста­ро­дуб­ский +1315
⇨ Федор Бла­го­вер­ный, князь Ста­ро­дуб­ский +1330
⇨ Андрей, князь Ста­ро­дуб­ский +1380
⇨ Иван Андре­евич Нага­ви­ца, князь Ряпо­во­лов­ский
⇨ Семен Ива­но­вич Хри­пун Ряпо­во­лов­ский (1446,1458)
⇨Федор Семе­но­вич Боль­шой Хри­пун Ряпо­во­лов­ский (1468,—1498)

XVIII коле­но

1. князь Иван Федо­ро­вич Мень­шой Хри­пу­нов Тать Ряпо­лов­ский (1516, + 1537)
вое­во­да и намест­ник Ряза­ни, тре­тий сын Федо­ра Семе­но­ви­ча Боль­шо­го Хри­пу­но­ва Ряпо­лов­ско­го.
В 1516 г. вое­во­да в Рос­лав­ле. В авгу­сте 1518 г. встре­чал в Москве крым­ско­го посла Кудо­я­ра. В мае 1522 г. рын­да при госу­да­ре вели­ком кня­зе Васи­лии III в Коломне. В 1527 г. намест­ник в Туле. В авгу­сте 1530 г. вое­во­да на Бере­гу, сто­ял про­тив Колы­чев­ско­го ост­ро­ва. В 1531 г. вое­во­да в Каши­ре, затем вое­во­да в боль­шом пол­ку в рати в Туле. Осе­нью 1531 г. вое­во­да в Сер­пу­хо­ве. В сен­тяб­ре 1533 г. вое­во­да в Туле. В 1534 г. трет­ный намест­ник в Ряза­ни. В 1535 г. вое­во­да в Сер­пу­хо­ве. В июле 1535 г. това­рищ у вое­во­ды в пере­до­вом пол­ку в Брян­ске. В 1536 – 1537 гг. вое­во­да в Ряза­ни за горо­дом, намест­ник тре­ти Рязан­ской (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 59, 68, 70, 74-76, 78, 79, 81, 83, 84, 87, 88, 90, 91; Сбор­ник Рус­ско­го исто­ри­че­ско­го обще­ства. Т. 95. СПб., 1895. С. 513).
Умер до 14 октяб­ря 1537 г. (Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 77).
Кня­ги­ня Дом­на, вдо­ва Ива­на Татя Федо­ро­ви­ча Хри­пу­но­ва-Ряпо­лов­ско­го с детьми Андре­ем и Федо­ром в 1539/1540 г. вла­де­ла в Мику­лин­ском стане Твер­ско­го уез­да поме­стьем селом и 17 дерев­ня­ми (350 чет­вер­тей зем­ли) (Пис­цо­вые мате­ри­а­лы Твер­ско­го уез­да / Сост. А. В. Анто­нов. М., 2005. С. 53-55, 101, 111-112). 14 октяб­ря 1537 г. кня­ги­ня Дом­на Тате­ва, жена кня­зя Ива­на Татя Хри­пу­но­ва, дала вкла­дом в Тро­и­це-Сер­ги­ев мона­стырь по мужу 50 руб. (Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 77).
Дом­на в 1539 помещ.-Тверь-у. Исто­ри­че­ские све­де­ния о д. Гурье­во-Вос­кре­сен­ское, вхо­див­шей в состав Мику­лин­ско­го ста­на-уез­да, нахо­дим в «Пис­цо­вой кни­ге Твер­ско­го уез­да пись­ма Ива­на Пет­ро­ви­ча Забо­лоц­ко­го и Миха­и­ла Ива­но­ва сына Усо­ва Тати­ще­ва за 1539 – 1540 гг.». По-всей види­мо­сти, селе­ние в это вре­мя носи­ло назва­ние «Гурье­во Мень­шое»: «За кня­ги­нею за Дом­ною за княж Ива­но­вою Тате­ва да за ее дет­ми за кня­зем Ондре­ем да за кня­зем Федо­ром … Гурье­во Мен­шое, (в) Пер­вой да Илей­ка, паш­ни в поле осм­нат­цать чети, сена сорок копен…». Дерев­ня Гурьев­ско­го сель­ско­го окр., в 0,5 км от д. Гурье­во, в 35 км от Ста­ри­цы, на шос­сей­ной доро­ге, соеди­ня­ю­щей Ста­риц­кий р-н и Мос­ков­скую обл., рас­по­ло­же­на на склоне, на неболь­шой воз­вы­шен­но­сти от восто­ка к запа­ду. Рядом про­те­ка­ет р. Шоша, берег кото­рой кру­той и сухой, глу­би­на неболь­шая. Поч­ва вокруг селе­ния сугли­нок, гли­на. Вода на зем­ле заста­и­ва­ет­ся.
Жена: Дом­на (1537,1539)

XIX коле­но

2/1. князь Петр Ива­но­вич Татев (1546,—1586.09.22,†Троицк.Серг.м-рь) ин.Пимен
1С:Ив.Фед.Сем-ча М. ТАТЬ. ХРИ­ПУ­НОВ РЯПО­ЛОВ­СКИЙ :Евдо­кия; рын­да 550, столь­ник, голо­ва, околь­ни­чий, боярин с 1573, вое­во­да
Был столь­ни­ком осе­нью 1546 г. (Наза­ров В.Д. О струк­ту­ре Госу­да­ре­ва дво­ра в сере­дине XVI в. // Обще­ство и госу­дар­ство фео­даль­ной Рос­сии. Сб. ста­тей, посвя­щен­ный 70-летию ака­де­ми­ка Л. В. Череп­ни­на. М., 1975. С. 52). Тысяч­ник 2-й ста­тьи из Ста­ро­дуб­ских кня­зей (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 58). Рын­да в янва­ре 1550 г. в похо­де из Ниж­не­го Нов­го­ро­да на Казань, в июле 1550 г. в раз­ря­де цар­ско­го похо­да в Колом­ну. В июне 1556 г. в Сер­пу­хо­ве столь­ник в голо­вах. В 1556/57 г. вое­во­да на Нугри. В 1557 г. вое­во­да в Кур­ске. В мар­те 1559 г. в похо­де про­тив крым­ско­го хана Девлет-Гирея был голо­вой в боль­шом пол­ку. В 1559 г. вое­во­да в Мцен­ске. В 1559/60 г. вое­во­да в Туле. В 1560 г. вто­рой вое­во­да сто­ро­же­во­го пол­ка в Туле. В сен­тяб­ре 1564 г. вое­во­да в Рже­ве. В 1565–1584 гг. вхо­дил в Зем­ский двор. 12 апре­ля 1566 г. с бояра­ми пору­чил­ся в 15 тыс. руб. по кня­зе М. И. Воро­тын­ском в его вер­но­сти. Вое­во­да в Рже­ве летом 1565 г. Дво­ря­нин 1-й ста­тьи на Зем­ском собо­ре 25 июня–2 июля 1566 г. В 1566/67 г. вое­во­да в Вели­ких Луках и в Опоч­ке. От это­го года ему госу­да­ре­ва гра­мо­та в Опоч­ку нахо­дя­щих­ся при нем детей бояр­ских пере­дать Григ. Никит. Бори­со­ву, а ему само­му такой сказ: «а сам бы еси и с люд­ми и с кон­ми и з доспе­хом поехал к себе, а к Москве бы еси не ездил,а ждал бы еси от нас гра­мо­ты, где тебе велим на сво­ей служ­бе быть». Н. П. Лиха­чев пред­по­ла­га­ет, что в кур­сив­ных сло­вах кро­ет­ся опа­ла. В 1569 г. – октяб­ре 1570 г. намест­ник в Путив­ле, отку­да пер­вым дал знать в Моск­ву о наступ­ле­нии крым­ско­го хана Девлет-Гирея. Вме­сте с дру­ги­ми вое­во­да­ми он, сам вое­во­да в Пере­до­вом пол­ку, вышел навстре­чу тата­рам к бере­гам Вол­ги, но хан обо­шел их и пошел к Москве. Т. с това­ри­ща­ми пошли туда же более крат­ки­ми путя­ми, упре­ди­ли его и заня­ли раз­ные пред­ме­стья сто­ли­цы. Т. доста­лась защи­та Кру­тиц­кой части. Осе­нью 1572 г. околь­ни­чий и вое­во­да в Туле. Вое­во­да в Чебок­са­рах зимой 1573 г. В авгу­сте 1573 г. околь­ни­чий и вто­рой вое­во­да боль­шо­го пол­ка под Руго­ди­вом. В июне 1574 г. околь­ни­чий и намест­ник Торо­пец­кий. Зимой 1575 г. в похо­де под Колы­вань околь­ни­чий и вто­рой вое­во­да в пол­ку пра­вой руки. В 1574/75 г. вто­рой вое­во­да пра­вой руки на Мыше­ге. В 1575/76 г. вто­рой вое­во­да сто­ро­же­во­го пол­ка в Коломне. От это­го 1576 г. сохра­ни­лась его мест­ни­че­ская жало­ба: бил челом на бояр Пет­ра Васи­лье­ви­ча Моро­зо­ва, Ники­ту Рома­но­ви­ча Юрье­ва и Ива­на Васи­лье­ви­ча Шере­ме­те­ва, что ему, T., в Сто­ро­же­вом пол­ку с ними быть невмест­но; князь П. И. Татев на суде был обви­нен и постав­лен тре­мя места­ми ниже Н. Р. Юрье­ва В 1577 г. ука­зан зем­ским околь­ни­чим. В апре­ле 1577 г. в раз­ря­де цар­ско­го похо­да в Лиф­лянд­скую зем­лю вто­рой вое­во­да перед­во­го пол­ка, в авгу­сте всту­пил в Куко­нос. В 1577/78 г. вто­рой вое­во­да пол­ка пра­вой руки в Тару­се. В мае 1578 г. зем­ский околь­ни­чий. В июле 1578 г. в вой­ске про­тив нем­цев на Кесь коман­до­вал сто­ро­же­вым пол­ком. В кон­це лета 1578 г. участ­во­вал во взя­тии Обер­па­ле­на; тогда же был одним из вое­вод, завед­ших мест­ни­че­ские спо­ры; на их чело­бит­ные Иоанн через дум­но­го дья­ка Андрея Щел­ка­ло­ва при­гро­зил всем им лише­ни­ем вла­сти в слу­чае даль­ней­шей ссо­ры. Участ­во­вал Т. и в оса­де Вен­де­на 21-22 октяб­ря 1578 г., и был одним из немно­гих вое­вод, сопро­тив­ляв­ших­ся Сапе­ге до кон­ца, — не бежал, а попал в плен. Из пле­на был выкуп­лен за 4114 руб­лей (12 тысяч поль­ских зло­тых) и шесть соро­ков собо­лей. Боярин в июле 1583 г. Боярин на посоль­ском при­е­ме англий­ско­го посла Е. Боуса в Москве в кон­це 1583 г. В нояб­ре 1585 г. ука­зан бояри­ном в Москве. В сен­тяб­ре 1586 г. постриг­ся в Тро­и­це-Сер­ги­е­вом мона­сты­ре Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 123, 128, 151, 157-158, 158, 161, 162, 178-180, 186, 187, 220, 225, 231-233, 237-239, 255, 257, 158, 261, 262, 266, 278, 280, 285-287, 364; Акты слу­жи­лых зем­ле­вла­дель­цев XV–начала XVII в. Т. 4. М., 2008. № 413; Архив СПб ИИРАН. Ф. 29. Оп. 1. Д. 8. № 1813. Л. 2582-2583; Кири­чен­ко Л.А. Акто­вый мате­ри­ал Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря 1584–1641 гг. как источ­ник по исто­рии зем­ле­вла­де­ния и хозяй­ства. М., 2006. № 16; Рус­ская исто­ри­че­ская биб­лио­те­ка. Т. 15. СПб., 1894. С. 201; Син­бир­ский сбор­ник. М., 1844. С. 83; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 1. М., 1981. С. 192; Т. 2. Ч. 2. М., 1982. С. 317, 336, 347, 428; Т. 2. Ч. 3. М., 1982. С. 444, 539; Т. 3. Ч. 1. М., 1984. С. 45; Ливон­ская хро­ни­ка Баль­та­за­ра Рюс­со­ва // Сбор­ник мате­ри­а­лов и ста­тей по исто­рии При­бал­тий­ско­го края. Т. 3. Рига, 1880. С. 302; Кни­га посоль­ская Мет­ри­ки Вели­ко­го кня­же­ства Литов­ско­го (с 1573 по 1580 год). М., 1843. С. 51; Зимин А.А. Состав Бояр­ской думы в XV–XVI вв. // Архео­гра­фи­че­ский еже­год­ник за 1957. М., 1958. С. 77, 78; Сто­ро­жев В.Н. Мате­ри­а­лы для исто­рии рус­ско­го дво­рян­ства. Вып. 2. М., 1908. С. 55; Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. М., 2004. С. 57; Собра­ние госу­дар­ствен­ных гра­мот и дого­во­ров. Ч. 1. М., 1813. С. 549). В нояб­ре – декаб­ре 1556 г. сопро­вож­дал ногай­ских послов из Шац­ка до Моск­вы (Посоль­ские кни­ги по свя­зям Рос­сии с Ногай­ской Ордой (1551–1561 гг.) / Сост. Д.А. Муста­фи­на, В.В. Тре­пав­лов. Казань, 2006. С. 214-215). В ящи­ке 215 Цар­ско­го архи­ва хра­ни­лось мест­ни­че­ское дело Миха­и­ла Реп­ни­на с кня­зем Пет­ром Тате­вым (А. А. Зимин счи­тал, что они мест­ни­ча­ли в Кур­ске летом 1557 г.) (Госу­дар­ствен­ный архив Рос­сии XVI сто­ле­тия. Опыт рекон­струк­ции / Подг. тек­ста и ком­мент. А. А. Зими­на. М., 1978. С. 90, 482, 483). В нояб­ре 1562 г. при­сут­ство­вал на обе­де кня­зя И. Д. Бель­ско­го в честь литов­ско­го послан­ни­ка С. Алек­се­е­ва в Москве (Сбор­ник Рус­ско­го исто­ри­че­ско­го обще­ства. Т. 71. СПб., 1892. С. 93). В сен­тяб­ре 1575 г. околь­ни­чий, при­сут­ство­вал на Зем­ском собо­ре 1575 г. (Корец­кий В.И. Зем­ский собор 1575 г. и постав­ле­ние Симео­на Бек­бу­ла­то­ви­ча «вели­ким кня­зем всеа Руси» // Исто­ри­че­ский архив. 1959. № 2. С. 148). В янва­ре 1576 г. околь­ни­чий, участ­во­вал в пере­го­во­рах с импер­ским посла­ми в Можай­ске, являл послов царю (Памят­ни­ки дипло­ма­ти­че­ских сно­ше­ний Древ­ней Рос­сии с дер­жа­ва­ми ино­стран­ны­ми. Т 1. СПб., 1851. С. 514-515, 532, 543). T. был одним из самых спо­соб­ных и ува­жа­е­мых вое­вод при Гроз­ном. Князь Петр Ива­но­вич Татев, боярин, в ино­че­стве Пимен, умер 22 сен­тяб­ря 1586 г. и похо­ро­нен в Тро­и­це-Сер­ги­е­вом мона­сты­ре (Спи­сок погре­бен­ных в Тро­иц­кой Сер­ги­е­вой лав­ре от осно­ва­ния оной до 1880 года. М., 1880. С. 29).
В 1570-е гг. вла­дел селом Коз­ло­во в Мана­тьине Быко­ве Коро­вине стане Мос­ков­ско­го уез­да (Анто­нов А.В. Част­ные архи­вы рус­ских фео­да­лов XV–начала XVII века // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 8. М., 2002. № 3153). До 1573/1574 г. утра­тил (ста­ло за М. Ю. Сома­но­вым и Г. Неклю­до­вым) поме­стье в Мана­тьине стане Мос­ков­ско­го уез­да село Стерб­но­во (130 чет­вер­тей сред­ней зем­ли). В 1584-1586 г. за ним в вот­чине в Мана­тьине Быко­ве и Коро­вине стане Мос­ков­ско­го уез­да про­тив его ста­рой коло­мен­ской вот­чи­ны сель­цо Коз­ло­во (Пет­ров­ское) с 4 пусто­ша­ми (125 чет­вер­тей сред­ней зем­ли) и вот­чи­на село Стер­бе­е­во (кото­рое было взя­то у М. Сой­мо­но­ва) с пусто­шью Крю­ко­во (165 чет­вр­тей сред­ней зем­ли). В 1577/1578 г. за ним вот­чи­на в Похрян­ском стане Коло­мен­ско­го уез­да, кото­рая дана вме­сто его пере­слав­ской вот­чи­ны, поло­ви­на села Кар­по­во на р. Похрян­ке (85 чет­вер­тей сред­ней зем­ли) (Пис­цо­вые кни­ги Мос­ков­ско­го госу­дар­ства XVI в. Ч. 1. Отд. 1. СПб., 1872. С. 35, 36, 180, 491; Явоч­ный спи­сок вот­чин­ных вла­де­ний Мос­ков­ско­го уез­да пис­цов 1584–1586 гг. Т. А. Хло­по­ва «с това­ры­щи» // Источ­ни­ко­ве­де­ние оте­че­ствен­ной исто­рии. 1984. М., 1986.С. 242). Сель­цо Коз­ло­во (Пет­ров­ское) с пусто­ша­ми в Мана­тьине стане Мос­ков­ско­го уез­да затем пере­шло к его сынц бояри­ну кня­зю Бори­су Пет­ро­ви­чу Тате­ву, его жене кня­гине Марии и их детям Федо­ру и Ива­ну (Запис­ные вот­чин­ные кни­ги Помест­но­го при­ка­за 1626–1657 гг. / Сост. А.В. Анто­нов, В.Ю. Бели­ков, А. Бере­ло­вич, В.Д. Наза­ров, Э. Тей­ро. М., 2010. С. 140). Его жена кня­ги­ня Окси­ния при жиз­ни мужа в 1585/1586 г. дала Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю вклад 150 руб. и полу­чи­ла в пожиз­нен­ное вла­де­ние в Мос­ков­ском уез­де в Бохо­ве стане село Офро­си­мо­во с дерев­ня­ми (Архив СПб ИИРАН. Ф. 29. Оп. 1. Д. 8. № 1813. Л. 2582-2583; Кири­чен­ко Л.А. Акто­вый мате­ри­ал Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря 1584–1641 гг. как источ­ник по исто­рии зем­ле­вла­де­ния и хозяй­ства. М., 2006. № 16). В 1629-1631 гг. в Лахоц­ком стане Ростов­ско­го уез­да упо­мя­ну­то село Пру­жи­ни­но с мно­ги­ми дерев­ня­ми и пусто­ша­ми за бояри­ном кня­зем Ива­ном Семе­но­ви­чем Кура­ки­ным, кото­рые рань­ше были вот­чи­ной кня­зя Андрея Ива­но­ви­ча Стри­ги­на и были даны в при­да­ное его женой кня­ги­ней Фети­нье Льво­вов­ной за доче­рью Сте­фа­ни­дой, вышед­шей замуж за его отца кня­зя Семе­на Дмит­ри­е­ви­ча Кура­ки­на (соот­вет­ствен­но Сте­фа­ни­да – мать кня­зя И. С. Кура­ки­на). Дру­гая вот­чи­на кня­зя И. С. Кура­ки­на в Лахоц­ком стане Ростов­ско­го уез­да село Ост­ров Новый с дерев­ня­ми и пусто­ша­ми (в двух селах, 32 дерев­нях, 41 пусто­ши было все­го 1545 чет­вер­тей зем­ли) тоже ранее была вот­чи­ной кня­зя Андрея Ива­но­ви­ча Стри­ги­на и была зало­же­на его женой Фети­ньей Львов­ной кня­зю Пет­ру Ива­но­ви­чу Тате­ву, а боярин И. С. Кура­кин эту заклад­ную вот­чи­ну выку­пил у его сына кня­зя Бори­са Пет­ро­ви­ча Тате­ва (Пис­цо­вые мате­ри­а­лы Ростов­ско­го уез­да XVII века. 1629–1631 гг. / Сост. В. А. Кадик. М., 2012. С. 371-379). За ста­ри­цей кня­ги­ней Маре­мья­ной, женой кня­зя Бори­са Пет­ро­ви­ча Тате­ва, в Юрьев­ском уез­де ста­рин­ная вот­чи­на село Рыко­во на р. Дубен­ке, кото­рая затем пере­шла к кня­зю Федо­ру Семе­но­ви­чу Кура­ки­ну, жена­то­му на кня­гине Прас­ко­вье Бори­сов­ной Тате­вой (Кобе­ко Д.Ф. Родо­слов­ные замет­ки о неко­то­рых дея­те­лях Смут­но­го вре­ме­ни // Изве­стия рус­ско­го гене­а­ло­ги­че­ско­го обще­ства. Вып. 3. СПб., 1909. С. 6-7).
19 фев­ра­ля 1549 г. кня­зья Петр и Федор Ива­но­ви­чи Тате­вы дали Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю по мате­ри кня­гине Евдо­кии 50 руб. 12 сен­тяб­ря 1586 г. князь П. И. Татев дал 50 руб., и за тот вклад его постриг­ли (Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 77).
Князь Петр Татев упо­ми­на­ет­ся в духов­ной А. И. Михал­ко­ва 1586/1587 г. (Акты слу­жи­лых зем­ле­вла­дель­цев XV–начала XVII в. Т. 2. М., 1998. № 286).
~ 1. кнж. Улья­на Михай­лов­на Хворостинина(—1578.01.24,†Троицк.Серг.м-рь) бояры­ня, доче­ри Миха­и­ла Васи­лье­ви­ча Хво­ро­сти­ны Ухор­ско­го. Кня­зя Пет­ра Ива­но­ви­ча Тате­ва кня­ги­ня Улья­нея Миха­и­лов­на, пре­ста­ви­ся 7086 (1578) г. ген­ва­ря в 24 день.
~ 2. Ксе­ния (1584) вотч.-Москва-у.(Бохов-ст.) с.Офросимово
[Древ­няя Рос­сий­ская Вив­лио­фи­ка, т. VIII, стр. 5; т. XIV, стр. 294, 295, 303. — «Син­бир­ский сбор­ник», стр. 67. — Гей­ден­штейн, «Запис­ки о Мос­ков­ской войне», перев. под ред. В. Г. Весе­лов­ско­го, СПб. 1888, стр. 35—36. — «Акты Западн. Рос­сии», т. IIІ, № 105. — «Рус­ский Исто­рич. Сбор­ник», т. V (счет­ное дело Сал­ты­ко­вых и Сиц­ких). — «О служ­бе и похо­дах бояр­ских», «Отеч. Запис­ки», ч. 28, стр. 403—421. — Н. П. Лиха­чев, «Раз­ряд­ные дья­ки XVI стол.», СПб. 1888, стр. 115, 212—213, 319, 480—481, 484. — Карам­зин, «Исто­рия госуд. Рос­сий­ско­го», изд. Эйнер­лин­га, т. IX, стр. 106, 169, 245; прим. 351, 353, 509, 731; т. X, прим. 23. — П. Н. Пет­ров, «Исто­рия родов рус­ско­го дво­рян­ства», т. І, СПб. 1886. — «Рус­ская родо­слов­ная кни­га», изд. «Русск. Ста­ри­ны», т. І, СПб. 1873.]
3/1. князь Андрей Ива­но­вич Татев (1539,1585)
2С:Ив.Фед. М. ТАТЬ. ХРИ­ПУ­НОВ. РЯПО­ЛОВ­СКИЙ. :Евдо­кия.
Столь­ник осе­нью 1546 г. (Наза­ров В.Д. О струк­ту­ре Госу­да­ре­ва дво­ра в сере­дине XVI в. // Обще­ство и госу­дар­ство фео­даль­ной Рос­сии. Сб. ста­тей, посвя­щен­ный 70-летию ака­де­ми­ка Л. В. Череп­ни­на. М., 1975. С. 52). Тысяч­ник 3-й ста­тьи из Ста­ро­дуб­ских кня­зей (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 63). В янва­ре 1550 г. в цар­ском похо­де из Ниж­не­го Нов­го­ро­да на Казань, в июле 1550 г. в Колом­ну ука­зан рын­дой. В июле – сен­тяб­ре 1557 г. вое­во­да в Прон­ске. В 1559/60 г. вое­во­да в Михай­ло­вом горо­де. В 1559/60 г. в Ливне коман­до­вал сто­ро­же­вым пол­ком. 25 нояб­ря 1562 г. на дво­ре кня­зя И. Д. Бель­ско­го нахо­дил­ся сре­ди дво­рян, при­ни­мав­ших литов­ско­го послан­ни­ка. В 1562/63 г. вое­во­да в Михай­ло­вом горо­де. В Полоц­ком похо­де 1562/63 г. голо­ва, при­бран в яса­у­лы. В 1563/64 г. вое­во­да в остро­ге в Полоц­ке. В январн 1565 г. кн. А. И. Татев, назна­чен­ный по бере­го­вой рос­пи­си вто­рым в полк левой руки, бил челом на бояри­на Ники­ту Рома­но­ви­ча, вто­ро­го вое­во­ду боль­шо­го пол­ка. Рома­но­вы по мно­гим изве­сти­ям счи­та­ют­ся ини­ци­а­то­ра­ми оприч­ни­ны (осо­бен­но В. М. Юрьев), хотя фор­маль­но в нее не вхо­ди­ли, а сам Ники­та Рома­но­вич в момент отъ­ез­да царя в Алек­сан­дро­ву сло­бо­ду был остав­лен в Москве как дво­рец­кий, и на него вро­де бы даже была объ­яв­ле­на опа­ла. Род­ня цари­цы дер­жа­лась в сто­роне, но не постра­да­ла от тер­ро­ра. А. И. Тате­ву было писа­но «с опа­лой», чтоб он спис­ки взял, «а мен­ши Мики­ты Рома­но­ви­ча ему быть при­го­же». Даль­ней­ших репрес­сий, прав­да, не после­до­ва­ло. В мае 1565 г. вто­рой вое­во­да в пол­ку левой руки в Сер­пу­хо­ве. В сен­тяб­ре 1565 г. вое­во­да Коломне, в октяб­ре в вой­ске к Бол­хо­ву вто­рой вое­во­да левой руки. В 1566/67 г. вое­во­да в Смо­лен­ске. В апре­ле 1569 г. вое­во­да в Орле. Пот­че­вал литов­ских послов на подво­рье после сто­ла в мае 1570 г. (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 122, 128, 164, 165, 185, 186, 202, 203, 205, 217, 218, 223, 225, 229; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 1. М., 1981. С. 184; Кни­га Полоц­ко­го похо­да 1563 г. (Иссле­до­ва­ние и текст) / Подг. текст К. В. Пет­ров. СПб., 2004. С. 48-49; Сбор­ник Рус­ско­го исто­ри­че­ско­го обще­ства. Т. 71. СПб., 1892. С. 94, 640).
До 1573/1574 г. утра­тил (в пороз­жих зем­лях) поме­стье в Шерен­ском стане Мос­ков­ско­го уез­да пусто­ши Фомин­ское и Мака­ро­во. В 1539/1540 г. в Мику­лин­ском стане Твер­ско­го уез­да в поме­стье за Дом­ной, женой кня­зя Ива­на Тате­ва и ее детьми кня­зья­ми Андре­ем и Федо­ром, в поме­стье сель­цо Пав­луш­ко­во с 18 дерев­ня­ми (350 чет­вер­тей) (Пис­цо­вые кни­ги Мос­ков­ско­го госу­дар­ства XVI в. Ч. 1. Отд. 1. СПб., 1872. С. 16, 262; Ч. 1. Отд. 2. М., 1877. С. 116-117; Пис­цо­вые мате­ри­а­лы Твер­ско­го уез­да / Сост. А. В. Анто­нов. М., 2005. С. 111-112).
~ Ека­те­ри­на (1550?,†Троицк.Серг.м-рь)
~ Мария
4/1. князь Федор Ива­но­вич Хри­пу­нов Татев (1539,1577) +Мит­ро­фан
стольник(1646) полк.воев.(1551) 3ст.дворов.сын-боярск. помещ.-кн.Стародуб-Ряполово-у. помещ.-Москва-у. без­детн. 3С:Ив.Фед. М. ТАТЬ. ХРИ­ПУ­НОВ. РЯПО­ЛОВ­СКИЙ. :Евдо­кия
Столь­ник осе­нью 1546 г. (Наза­ров В.Д. О струк­ту­ре Госу­да­ре­ва дво­ра в сере­дине XVI в. // Обще­ство и госу­дар­ство фео­даль­ной Рос­сии. Сб. ста­тей, посвя­щен­ный 70-летию ака­де­ми­ка Л. В. Череп­ни­на. М., 1975. С. 52). В фев­ра­ле 1547 г. на сва­дьбе царя Ива­на Васи­лье­ви­ча и Ана­ста­сии Заха­рьи­ной был у посте­ли (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 1. Ч. 2. М., 1977. С. 324). В сен­тяб­ре 1547 г. на сва­дьбе кня­зя Юрия Васи­лье­ви­ча (бра­та царя Ива­на Гроз­но­го) и кня­ги­ни Улья­ны Дмит­ри­ев­ны Палец­кой у посте­ли (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 1. Ч. 2. М., 1977. С. 338). Тысяч­ник 3-й ста­тьи из Ста­ро­дуб­ских кня­зей (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 63). В мае 1551 г. вое­во­да, ходил из Меще­ры к Сви­яж­ску. В октяб­ре 1553 г. вое­во­да в Туле. В декаб­ре 1553 г. в похо­де из Каза­ни нахо­дил­ся с горо­дец­ки­ми кня­зья­ми и мур­за­ми и со все­ми мещер­ски­ми людь­ми. В июле 1555 г. в похо­де из Колом­ны в Тулу рын­да у боль­шо­го копья. В мар­те 1556 г. вое­во­да в Деди­ло­ве. В 1561/62 г. вое­во­да в Мцен­ске. 20 мар­та 1562 г. с дру­ги­ми детьми бояр­ски­ми пору­чил­ся кня­зе И. Д. Бель­ском в 10 тыс. руб. 25 нояб­ря 1562 г. на дво­ре кня­зя И.Д. Бель­ско­го нахо­дил­ся сре­ди дво­рян, при­ни­мав­ших литов­ско­го послан­ни­ка. В Полоц­ком похо­де 1562/63 г. голо­ва, при­бран в яса­у­лы. В фев­ра­ле 1563 г. после взя­тия Полоц­ка сотав­лен там вое­во­дой. В сен­тяб­ре 1564 г. вое­во­да из Михай­ло­ва горо­да, ходил под Полоцк. В 1563/64 г. в вой­ске из Полоц­ка вто­рым вое­во­дой боль­шо­го пол­ка вое­во­да Литов­скую зем­лю. В 1563/64 г. вое­во­да в Михай­ло­ве. В 1564 вое­во­да в Деди­ло­ве. В 1565–1570 гг. вхо­дил в Зем­ский двор. Вес­ной, а так­же в сен­тяб­ре 1565 г. вто­рой вое­во­да в Деди­ло­ве. Летом 1565 г. в объ­еди­нен­ном вой­ске на Бере­гу тре­тий вое­во­да в пол­ку пра­вой руки. 12 апре­ля 1566 г. с детьми бояр­ски­ми пору­чил­ся в 15 тыс. руб. по кня­зе М. И. Воро­тын­ском в его вер­но­сти. В 1566/67 г. намест­ник в Путив­ле. В апре­ле 1569 г. в Коломне, Каши­ре и Сер­пу­хо­ве вто­рой вое­во­да боль­шо­го пол­ка. В 1570 г. при­нял уча­стие в посоль­ском при­е­ме, после сто­ла ездил пот­че­вать литов­ских боль­ших литов­ских послов Я. Скро­то­ши­на и Н. Тал­ва­ша в Москве (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 131, 143, 144, 150, 155, 195, 200, 204, 205, 207, 214, 217, 219, 222, 225, 229, 230; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 1. М., 1981. С. 178; Анто­нов А.В. Поруч­ные запи­си 1527–1571 годов // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. М., 2004. С. 15, 58; Кни­га Полоц­ко­го похо­да 1563 г. (Иссле­до­ва­ние и текст) / Подг. текст К. В. Пет­ров. СПб., 2004. С. 49; Пол­ное собра­ние рус­ских лето­пи­сей. Т. 5. Вып. 2. М., 2000. С. 246; Сбор­ник Рус­ско­го исто­ри­че­ско­го обще­ства. Т. 71. СПб., 1892. С. 94, 641; Выпис­ка из посоль­ских книг о сно­ше­ни­ях Рос­сий­ско­го госу­дар­ства с Поль­ско-Литов­ским за 1487–1572 гг. // Памят­ни­ки исто­рии Восточ­ной Евро­пы. Источ­ни­ки XV–XVII вв. Т. II. Москва; Вар­ша­ва, 1997. С. 265).
Имел родо­вые зем­ли в Суз­даль­ском уез­де, вот­чи­ну в Пере­слав­ском уез­де, поме­стья в Мос­ков­ском, Твер­ском и Доро­го­буж­ском уез­дах. Вме­сте с бра­том Ива­ном Ива­но­ви­чем Тате­вым вла­дел родо­вой вот­чи­ной – селом Пав­лов­ское на Сухо­до­ле, еще одним селом, 5 дерев­ня­ми, 38 пусто­ша­ми (все­го 2118 чет­вер­тей) – в Суз­даль­ском уез­де. В 1626–1630 гг. вот­чи­на была выкуп­ле­на у Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря род­ствен­ни­ком бра­тьев, столь­ни­ком кня­зем Федо­ром Семе­но­ви­чем Кура­ки­ным (РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 11320, л. 1083; Юрга­нов 1992, с. 63-64).В 1550-е гг. вла­дел вот­чи­ной дерев­ней Пали­но (Поли­но) в Пере­слав­ском и Радо­неж­ском уез­дах (РГА­ДА. Ф. 1209. Кн. 254. № 178, 179, 180, 201, 202, 203). Ф. И. Тате­ву доста­лась дерев­ня Пали­но, воз­мож­но, по наслед­ству от баб­ки, Улья­ны Зво­ры­ки­ной. В кон­це XVI в. пусто­шью Пали­но вла­дел поме­щик М. Мац­кий (Алек­се­ев Ю.Г. Аграр­ная и соци­аль­ная исто­рия Севе­ро-Восточ­ной Руси XV–XVI вв. Пере­я­с­лав­ский уезд. М.; Л., 1966. С. 157, 204). Поло­ви­ну села Сара­е­во с дерев­ня­ми и сель­цом Пали­но в Пере­слав­ском уез­де, сво­е­го вот­чин­но­го вла­де­ния, князь Ф. И. Татев дал в при­да­ное за доче­рью Еле­ной, вышед­шей в 1571 г. замуж за кня­зя М. И. Воро­тын­ско­го (РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 254, № 178, 179, 180, 201, 202, 203; АРИ. Вып. 2, с. 116; АСЗ. Т. 3, № 86, с. 76). В 1575/1576 г. вдо­ва Ф. И. Тате­ва Мария дала в при­да­ное за доче­рью Анной сво­е­му зятю, кня­зю Дани­ле Андре­еви­чу Ног­те­ву, сель­цо Пали­но (Пани­но) в Дубен­ском стане Пере­слав­ско­го уез­да (РД. Вып. 10, с. 291, № 113, 114). Князь Ф. И. Татев дал в при­да­ное доче­ри Анне (в ино­че­стве Алек­сан­дре) куп­лен­ную им у Андрея Еси­по­ва в Юрьев­ском уез­де дерев­ню (ранее село) Ново­сел­ки (АИ. Т. 2, с. 90-91; РД. Вып. 10, с. 291, № 109; с. 327, № 417). До 1573/1574 г. имел поме­стье в Василь­цо­ве стане Мос­ков­ско­го уез­да – пусто­ши Вис­ло­хо­во и Они­си­мо­во, сели­ще Саба­ки­но (62 чет­вер­ти сред­ней зем­ли), пустошь Борт­ное (Клеш­ни­но, Кли­мов­ское), в Шерен­ском стане – пусто­ши Филя­ко­во и Голо­ви­но (70 чет­вер­тей доб­рой зем­ли) и пустошь Шеме­то­во (20 чет­вер­тей доб­рой зем­ли). В 1539/1540 г. в Мику­лин­ском стане Твер­ско­го уез­да в поме­стье за Дом­ной, женой кня­зя Ива­на Татя, и ее детьми, кня­зья­ми Андре­ем и Федо­ром, отме­че­но сель­цо Пав­луш­ко­во с 18 дерев­ня­ми (350 чет­вер­тей) (ПКМГ. Ч. 1, отд. 1, с. 1, 15, 43, 258; Ч. 1, отд. 2, с. 116; ПМТУ, с. 111-112;Записные вот­чин­ные кни­ги Помест­но­го при­ка­за 1626-1657 гг. 2010, с. 771). В Доро­го­буж­ском уез­де упо­ми­на­ет­ся поме­стье кня­зя Федо­ра Тате­ва – село Покров­ское с дерев­ня­ми в 220 чет­вер­тей (АЗР. Т. 4, с. 324, 356).
Послух в 563/1564 г. в дан­ной околь­ни­че­го Д. А. Чебо­то­ва, кото­рый дал Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю дерев­ни Лит­ви­но­во и Коре­во в Горе­то­ве стане по р. Москве Мос­ков­ско­го уез­да (Архив СПб ИИРАН. Ф. 29. Оп. 1. № 1263. Л. 1597). Послух в дан­ной 1563/1564 г. Марьи, жены бояри­на И. П. Федо­ро­ва и доче­ри Васи­лия Андре­еви­ча Челяд­ни­на, кото­рая дала Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю после сво­е­го живо­та село Киш­ки­но с дерев­ня­ми в Коло­мен­ском уез­де и село Бого­ро­диц­кое с дерев­ня­ми Юрьев­ском Поль­ском уез­де. (Архив СПб ИИРАН. Ф. 29. Оп. 1. № 1264. Л. 1599). Послух в дан­ной кня­зя Андрея Алек­сан­дро­ви­ча Ален­ки­на Яро­слав­ско­го Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю на вот­чи­ну в Яро­слав­ском уез­де дерев­ни Лепе­ни­но и Коз­лен­цо­во в 1560/1561 г. (Архив СПб ИИРАН. Ф. 29. Оп. 1.Д. 8. № 1231. Л. 1497). Послух в дан­ной 1563/1564 г. Марьи, жены бояри­на И. П. Федо­ро­ва и доче­ри Васи­лия Андре­еви­ча Челяд­ни­на, кото­рая дала Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю после сво­е­го живо­та сель­цо Киш­ки­но с дерев­ня­ми в Коло­мен­ском уез­де и село Бого­ро­диц­кое с дерев­ня­ми Юрьев­ском Поль­ском уез­де (Архив СПб ИИРАН. Ф. 29. Оп. 1. Д. 8. № 1264. Л. 1599; Шума­ков С.А. Обзор гра­мот кол­ле­гии эко­но­мии. Вып. 5. М., 2002. С. 34-35). Послух в дан­ной 1566/1567 г. кня­ги­ни Овдо­тьи, жены кня­зя Семе­на Ива­но­ви­ча Мику­лин­ско­го, кото­рая по при­ка­зу мужа дала после сво­е­го живо­та их вот­чи­ну в Твер­ском и Мику­лин­ском уез­дах село Бори­со­глеб­ское с дерев­ня­ми Сидо­ро­во, Епи­фа­но­во, Под­ли­нье, Деме­ни­ще­во и пр. (все­го 23 дерев­ни) и село Николь­ское на р. Шоше с дерев­ня­ми Коро­мыс­ло­во, Остре­не­е­во, Селез­не­во и пр. (все­го 16 дере­вень) и в Мику­лине 12 дво­ров (Архив СПб ИИРАН. Ф. 29. Оп. 1. Д. 8. № 1327. Л. 1765-1767).
19 фев­ра­ля 1549 г. кня­зья Петр и Федор Ива­но­ви­чи Тате­вы дали Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю по мате­ри кня­гине Евдо­кии 50 руб. 19 мар­та 1571 г. кня­ги­ня Марья, жена кня­зя Федо­ра-Мит­ро­фа­на Ива­но­ви­ча Тате­ва по муже дала 50 руб. (Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 77). 24 мая 1573 г. кня­ги­ня Мария, жена кня­зя Ф. И. Тате­ва, дала Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю по кня­гине Елене Воро­тын­ской 50 руб. (Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 48).
Упо­ми­на­ет­ся в духов­ной кня­зя Ю. А. Обо­лен­ско­го в 1547-1565 гг. (Акты фео­даль­но­го зем­ле­вла­де­ния и хозяй­ства XIV–XVI веков. Ч. 2. М., 1956. № 207).
~ кнж. Мария Голи­цы­на ин.Марфа (1573,1587) помещ Мар­фа Ива­нов­на Тате­ва, урож­ден­ная княж­на Голи­ци­на, была осо­бой буй­но­го харак­те­ра, а поэто­му ее сосла­ли в Суз­даль­ский мона­стырь «на сми­ре­ние», за уча­стие в заго­во­ре о раз­во­де Ири­ны Году­но­вой с царем Федо­ром в 1587 году. В Покров­ском мона­сты­ре ей были созда­ны при­ви­ле­ги­ро­ван­ные усло­вия. Она была окру­же­на мно­го­чис­лен­ны­ми при­служ­ни­ка­ми, дья­ка­ми, пра­вя­щи­ми ее вла­де­ни­я­ми и хозяй­ством. † 2 пол. XVI. У Покров­ско­го собо­ра Суз­даль­ско­го Покров­ско­го мона­сты­ря.
[Акты Исто­рич., т. II, стр. 90—91. — Древ­няя Рос­сий­ская Вив­лио­фи­ка, т. III, стр. 119; т. VIII, стр. 9; т. XIII, стр. 143, 155, 218, 348, 372, 396. — «Сборн. Русск. Исто­рич. Общ.», т. 71, стр. 94, 640. — Карам­зин, «Исто­рия госуд. Рос­сий­ско­го», изд. Эйнер­лин­га, т. VIII, стр. 15; прим. 564. — П. H. Пет­ров, «Исто­рия родов рус­ско­го дво­рян­ства», т. I, СПб. 1886.].
5/1. князь Иван Ива­но­вич Татев
Вме­сте с бра­том Федо­ром Ива­но­ви­чем Тате­вым вла­дел родо­вой вот­чи­ной – селом Пав­лов­ское на Сухо­до­ле, еще одним селом, 5 дерев­ня­ми, 38 пусто­ша­ми (все­го 2118 чет­вер­тей) – в Суз­даль­ском уез­де. В 1626–1630 гг. вот­чи­на была выкуп­ле­на у Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря род­ствен­ни­ком бра­тьев, столь­ни­ком кня­зем Федо­ром Семе­но­ви­чем Кура­ки­ным [РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 11320, л. 1083; Юрга­нов 1992, с. 63-64].

XX коле­но

6/2. князь Борис Пет­ро­вич Татев (156.05.02 — 1607.05.03,нар.Пчельне,)
боярин (1607) дворов.сын-боярск. помещ.-кн.Стародуб-Ряполово-у. С:Петр.Ив. /ин.ПИМЕН/†1607.06.24,Троицк.Серг.м-рь
столь­ник, голо­ва, дво­ря­нин мос­ков­ский, вое­во­да, боярин с 1605
боярин и вое­во­да. Впер­вые упо­ми­на­ет­ся в 1578 г. Вхо­дил в Зем­ский двор в 1581–1584 гг. Столь­ник из зем­ско­го в авгу­сте 1581 г. во вре­мя при­е­ма пап­ско­го посла Анто­ния Поссе­ви­но. Сидел «на рун­ду­ке на ниж­ней сту­пе­ни» на посоль­ском при­е­ме в Москве в кон­це 1583 г. (Лиха­чев Н.П. Дело о при­ез­де Анто­ния Поссе­ви­на // Лето­пись заня­тий Архео­гра­фи­че­ской комис­сии. Вып. 11. СПб., 1903. С. 45; Сто­ро­жев В.Н. Мате­ри­а­лы для исто­рии рус­ско­го дво­рян­ства. Вып. 2. М., 1908. С. 58). Ста­ро­дуб­ский князь в 1588/89 гг. Мос­ков­ский дво­ря­нин в 1598/99 гг. (Ста­ни­слав­ский А.Л. Тру­ды по исто­рии госу­да­ре­ва дво­ра в Рос­сии XVI–XVII веков. М., 2004. С. 215, 252). Под 1600 г. в Раз­ряд­ных кни­гах назван вое­во­дою в Орле. В июне это­го года крым­цы зна­чи­тель­ной ордой напа­ли на Бел­го­род и от него пошли к Кур­ску, но по доро­ге их встре­тил T., раз­бил и про­гнал прочь. В 1605 г. был вое­во­дою в Чер­ни­го­ве. Когда в Поль­ше объ­явил­ся Отре­пьев и Борис Году­нов разо­слал к пору­беж­ным вое­во­дам при­каз опо­ве­стить погра­нич­ных дер­жав­цев о том, что царе­вич Димит­рий дей­стви­тель­но убит и Отре­пьев само­зва­нец, такой при­каз полу­чил и Т. Он его испол­нил и в сво­их отпис­ках к дер­жав­цам от себя при­ба­вил, что убий­ство Димит­рия про­изо­шло 14 лет назад. Тем не менее извест­но, что Году­нов счи­тал Т. в чис­ле сво­их вра­гов и дер­жал его в замас­ки­ро­ван­ной опа­ле. Князь Борис Михай­ло­вич Лыков в чело­бит­ной на кня­зя Пожар­ско­го царю Васи­лию Шуй­ско­му гово­рит: «Преж­де, при царе Бори­се, он, князь Димит­рий Пожар­ский, дово­дил на меня ему, царю Бори­су, мно­гие затей­ные дово­ды, буд­то бы я, схо­дясь с Голи­цы­ны­ми да с кня­зем Тате­вым, про него, царя Бори­са, рас­суж­даю и умыш­ляю вся­кое зло». Само­зва­нец, вос­сев­ши на пре­стол, мно­гих из опаль­ных при Бори­се снис­кал осо­бою мило­стью. Сре­ди таких был и Т. Он при­сут­ство­вал на сва­дьбе Отре­пье­ва с Мари­ною, был воз­ве­ден в бояр­ский сан, засе­дал в цар­ской думе и чис­лил­ся в при­ка­зе Боль­шо­го при­хо­да. В кон­це 1606 г. Т. вме­сте с кня­зья­ми Ско­пи­ным-Шуй­ским и Андре­ем Голи­ци­ным, по пору­че­нию царя Васи­лия Ива­но­ви­ча, повел вой­ско на выруч­ку оса­жден­ной Болот­ни­ко­вым Калу­ги. Мос­ков­ские пол­ки рас­по­ло­жи­лись у Сер­пу­хов­ских ворот для наблю­де­ния за дей­стви­я­ми про­тив­ни­ка и для боя в слу­чае его при­сту­па. 1 мая меж­ду вое­во­да­ми T., Чер­кас­ским, Баря­тин­ским с одной сто­ро­ны и вое­во­дою Болот­ни­ко­ва кн. Теля­тев­ским с дру­гой про­изо­шла на р. Пчел­ке жесто­кая бит­ва, окон­чив­ша­я­ся пора­же­ни­ем мос­ков­ских войск. В этой бит­ве Т. был убит, по одним све­де­ни­ям 1-го, а по дру­гим — 3 мая 1607 г.
~ кнж. Мария Михай­лов­на Лыко­ва (1607,1646) +Мамел­фа ин.Маримьяна бояры­ня, дочь Мих.Юр. Лыко­ва.
В 1646 ста­ри­ца Марья­на Михай­лов­на — Мос­ков­ский у. Гого­лев ст, с. Кут­ме­не­во, 2/5.
Нико­нов­ская лето­пись, стр. 84, 88. — Акты Исто­ри­че­ские, т. II, стр. 84. — Акты Архео­гра­фич. Экс­пед., т. II, стр. 43. — Древ­няя Рос­сийск. Вив­лио­фи­ка, т. XIII, стр. 121. — «Рус­ский Исто­рич. Сборн.», т. ІІ, стр. 268. — Карам­зин, «Исто­рия госуд. Рос­сийск.», изд. Эйнер­лин­га, т. XI, стр. 124; прим. 36. — С. М. Соло­вьев, «Исто­рия Рос­сии», изд. «Общ. Поль­зы», кн. II, стр. 734, 739, 755, 817. — Н. П. Лиха­чев, «Раз­ряд­ные дья­ки XVI века», СПб. 1888, при­лож., стр. 57. — «Рус­ская родо­словн. кни­га», изд. «Русск. Ста­ри­ны», т. І, СПб. 1873. — П. Н. Пет­ров, «Исто­рия родов рус­ско­го дво­рян­ства», т. І, СПб. 1886.
7/2. княж­на Анна Пет­ров­на Тате­ва (1586,—1631.07.19) ин.Анисия
После смер­ти мужа в 1595 году кня­ги­ня Анна Пет­ров­на посе­ли­лась в этих местах вме­сте со сво­им един­ствен­ным сыном Миха­и­лом. Они и явля­лись с кон­ца XVI века вла­дель­ца­ми «Кохом­ской воло­сти — села Кох­ма-Рож­де­стве­но и села Ива­но­ва с дерев­ня­ми». В 1630 году кня­ги­ня-ино­ки­ня Ани­сья Пет­ров­на Ско­пи­на-Шуй­ская умер­ла, отка­зав по «духов­ной» село Кохм­ку с окрест­ны­ми дерев­ня­ми Суз­даль­ско­му Бого­ро­ди­це-рож­де­ствен­ско­му собо­ру. Село и бли­жай­шие к Кохме дерев­ни насчи­ты­ва­ли в то вре­мя 600 дво­ров. Таким обра­зом, Кох­ма ста­ла мона­стыр­ской вот­чи­ной и ото­рва­лась от села Ива­но­ва.
~ (1586) кн. Васи­лий Федо­ро­вич Ско­пин-Шуй­ский (?-1595)
8/3. князь Юрий Андре­евич Татев (1570?)
помещ. 1С:Анд.Ив.Фед-ча
9/3. князь Иван Андре­евич Татев (1582,1607)
2С:Анд.Ив.Фед-ча; моск.двн.(1587,607) стольник(16) дворов.сын-боярск. помещ.-кн.Стародуб-Ряполово-у.
Вхо­дил в Зем­ский двор в 1580–1584 гг. Столь­ник на сва­дьбе царя и М. Ф. Нагой в сен­тяб­ре 1580 г. Столь­ник в октяб­ре 1583 г. во вре­мя при­е­ма англий­ско­го посла Ере­мея Боуса в Москве. Сидел «на рун­ду­ке на ниж­ней сту­пе­ни» на посоль­ском при­е­ме в Москве в кон­це 1583 г. (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 3. Ч. 1. М., 1984. С. 171, 172; Сбор­ник Рус­ско­го исто­ри­че­ско­го обще­ства. Т. 38. СПб., 1883. С. 83; Сто­ро­жев В.Н. Мате­ри­а­лы для исто­рии рус­ско­го дво­рян­ства. Вып. 2. М., 1908. С. 58). Мос­ков­ский дво­ря­нин в 1585-1587 гг. Ста­ро­дуб­ский князь в 1588/89 гг. Мос­ков­ский дво­ря­нин в 1598/99 гг. (Ста­ни­слав­ский А.Л. Тру­ды по исто­рии госу­да­ре­ва дво­ра в Рос­сии XVI–XVII веков. М., 2004. С. 203, 215, 252). В 1587 г. вме­сте с Шуй­ски­ми, Уру­со­вы­ми, Колы­че­вы­ми и др. кня­зья­ми был схва­чен Году­но­вым, кото­рый мстил им за то, что они, желая ума­лить его вли­я­ние, сго­ва­ри­ва­лись сове­то­вать царю Федо­ру Иоан­но­ви­чу разой­тись с супру­гою Ири­ною, сест­рою Бори­са, как бес­плод­ною. Фор­маль­ным пред­ло­гом аре­ста Т. и дру­гих было обви­не­ние их в измене царю. Розыск ниче­го не дал, тем не менее, суд нашел их винов­ны­ми, и Т. был сослан в Аст­ра­хань. В 1604 г. видим его, одна­ко вое­во­дою в Чер­ни­го­ве, куда вско­ре был назна­чен и его дво­ю­род­ный брат Борис Пет­ро­вич. Когда этот город пре­дал­ся Само­зван­цу, T., мстя Году­но­ву за про­шлые оби­ды, с охо­той пере­шел на сто­ро­ну Лже­ди­мит­рия и сопро­вож­дал его в похо­дах. После неуда­чи под Ста­ро­ду­бом Само­зва­нец бежал в Путивль, куда за ним после­до­вал и T. Отту­да он был послан к Сигиз­мун­ду за рат­ною помо­щью, кото­рую и полу­чил. В 1606 г. при­сут­ство­вал на сва­дьбе Лже­ди­мит­рия с Мари­ной, при­чем в сенях встре­чал послан­ных Сигиз­мун­дом по слу­чаю это­го тор­же­ства послов. Позд­ней­ших све­де­ний о нем не сохра­ни­лось.
В 1585/1586 г. князь И. А. Татев купил у Мои­сея Ива­но­ва сына Оскре­мет­ко­во треть сель­ца Подоль­ное в Горе­то­ве стане Мос­ков­ско­го уез­да, вто­рая часть кото­ро­го при­над­ле­жа­ла в XVI веке Симо­но­ву мона­сты­рю, тре­тья Семе­ну Филип­по­ву Сума­ро­ко­ву (Анто­нов А.В. Част­ные архи­вы рус­ских фео­да­лов XV–начала XVII века // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 8. М., 2002. № 3154).
~ жена Ана­ста­сия {Ива­нов­на Михай­лов­на} кнг. (—1603.04.14,†Троицк.Серг.м-рь)
без­детн.
Древ­няя Рос­сий­ская Вив­лио­фи­ка, т. III, стр. 119, 138, 160, 257, 302, 303. — Карам­зин, «Исто­рия госуд. Рос­сийск.», изд. Эйнер­лин­га, т. X, стр. 47; т. XI, стр. 88, 100; прим. 283, 291. — С. М. Соло­вьев, «Исто­рия Рос­сии», изд. «Общ. Поль­зы», кн. II, стр. 542. — «Сборн. Имп. Исто­рич. Общ.», т. 38, стр. 83. — П. Н. Пет­ров, «Исто­рия родов рус­ско­го дво­рян­ства», т. І. СПб. 1886. — «Рус­ская родо­словн. кни­га», изд. «Рус­ской Ста­ри­ны», т. І, СПб. 1873.
10/3. князь Федор Андре­евич Татев (1585,-†1620.05.27,Троицк.Серг.м-рь) ин.Феодорит
дворов.сын-боярск. помещ.-кн.Стародуб-Ряполово-у. , 3С:Анд.Ив.Фед-ча
~ Ули­та (1590?,—1624-до)
11/3. князь Семен Андре­евич Татев (1598,—1607.09.20,у с.Воздвиженск.под Моск­вой)
†Троицк.Серг.м-рь4С:Анд.Ив.Фед-ча
~ Анна Ива­нов­на 1607 1631 (2°~Нкт.Вас.ГОДУНОВ), околь­ни­чья
без­детн.
12/3. княж­на Фети­ния Андре­ев­на Тате­ва (1580?,—1636.05.12+до,†Троицк.Серг.м-рь) ин.Феодосия
Д:Анд.Ив.
13/4. князь Васи­лий Федо­ро­вич Татев (1560?,—1587+до)
С:Фед.Ив. /ин.ФЕОДОРИТ/. :Мария/ин. Марфа/?
~ Соло­мо­ни­да (1587) вдо­ва
14/4. князь Кон­стан­тин Федо­ро­вич (1560?,—15)
С:Фед.Ив. /ин.ФЕОДОРИТ/. :Мария/ин. Марфа/?
15/4. княж­на N Федо­ров­на Тате­ва
Воз­мож­но, жена кня­зя Васи­лия Юрье­ви­ча Бул­га­ко­ва-Голи­цы­на Соло­мо­ни­да Ива­нов­на, в ино­че­стве Софья, была род­ной сест­рой кня­зя Федо­ра Ива­но­ви­ча Тате­ва (Кобе­ко Д.Ф. Родо­слов­ные замет­ки о неко­то­рых дея­те­лях Смут­но­го вре­ме­ни // Изве­стия рус­ско­го гене­а­ло­ги­че­ско­го обще­ства. Вып. 3. СПб., 1909. С. 3-6).
~ кн. В.Ю. Голи­цын
16/4. княж­на Анна Федо­ров­на Тате­ва (15,1603,†Суздаль,Рожд.м-рь) ино­ка Алек­сандра
дочь Федо­ра Ива­но­ви­ча Тате­ва и Мар­фы Ива­нов­ны Тате­вой,
В 1575/1576 г. вдо­ва Ф. И. Тате­ва Мария дала в при­да­ное за доче­рью Анной сво­е­му зятю, кня­зю Дани­ле Андре­еви­чу Ног­те­ву, сель­цо Пали­но (Пани­но) в Дубен­ском стане Пере­слав­ско­го уез­да (РД. Вып. 10, с. 291, № 113, 114). Князь Ф. И. Татев дал в при­да­ное доче­ри Анне (в ино­че­стве Алек­сан­дре) куп­лен­ную им у Андрея Еси­по­ва в Юрьев­ском уез­де дерев­ню (ранее село) Ново­сел­ки (АИ. Т. 2, с. 90-91; РД. Вып. 10, с. 291, № 109; с. 327, № 417).
Анна Федо­ров­на доб­ро­воль­но постриг­лась после смер­ти мужа в 1600 году в Суз­даль­ский мона­стырь. В память о муже Анна вло­жи­ла в Покров­ский мона­стырь сереб­ря­ную позо­ло­чен­ную чар­ку с над­пи­сью «Чар­ка Дани­и­ла Нох­те­ва». При постри­ге при­ня­ла мона­ше­ское имя Алек­сан­дры.
1606 г. Авгу­ста 21. Цар­ская Жало­ван­ная Гра­мо­та Суз­даль­ска­го Покров­ска­го мона­сты­ря ста­ри­це кня­гине Алек­сан­дре Ног­те­вой, о непод­су­ди­мо­сти кре­стьян ея Юрьев­ским намест­ни­кам и воло­сте­лям и об осво­бож­де­нии их отъ раз­ных пода­тей, пошлин и зем­ских повин­но­стей.
~ кн. Дани­ил Андре­евич Ног­тев
[Анто­нов А.В., Машта­фа­ров А.В. Об архи­ве Суз­даль­ско­го Покров­ско­го деви­чье­го мона­сты­ря XV – нача­ла XVII века // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. М., 2004. № 113, 114, 276).]
17/4. княж­на Але­на Федо­ров­на Тате­ва (?-1573)
16 сен­тяб­ря 1570 г. у Миха­и­ла Ива­но­ви­ча Воро­тын­ско­го умер­ла жена Сте­па­ни­да. Спу­стя год, 30 сен­тяб­ря 1571 г., Воро­тын­ский женил­ся на доче­ри кня­зя Фёдо­ра Тате­ва «Олене» (т. е. Алёне, Елене). Само­го кня­зя Фёдо­ра Ива­но­ви­ча Тате­ва уже не было в живых: «Ф.И. Татев умер до 19 мар­та 1571 (ВКТСМ. С. 77)» (см. [13], С. 138, снос­ка 7).
В виде при­да­но­го жены М.И. Воро­тын­ско­му пере­шли новые зем­ли — «поло­ви­на сел­ца Сара/з,ы/ева з дерев­ня­ми да сел­цо Пали­но» [2,4] Родо­вой вот­чи­ной кня­зей Тате­вых пред­по­ло­жи­тель­но было село Пав­лов­ское на Сухо­до­ле (см. [12], С. 63-64). Воз­мож­но, что как Сара­е­во, так и Пали­но – это при­да­ное жены Ф.И. Тате­ва. В чет­вёр­той при­пи­си сво­ей духов­ной гра­мо­ты М.И. Воро­тын­ский ука­зы­ва­ет, что в слу­чае его смер­ти при­да­ное жены долж­но быть ей воз­вра­ще­но. Еле­на умер­ла в мае 1573 г. — рань­ше Миха­и­ла Ива­но­ви­ча. Посколь­ку сов­мест­ных детей у них не было, то в таком слу­чае зем­ли, взя­тые в при­да­ное, князь дол­жен был вер­нуть род­ствен­ни­кам (мате­ри) Еле­ны.
~ с 1571 кн. Миха­ил Ива­но­вич Воро­тын­ский (?-1573)
[М.А. Юри­щев. Духов­ная гра­мо­та кня­зя М.И. Воро­тын­ско­го как источ­ник для дати­ро­вок насе­лён­ных пунк­тов Туль­ской, Вла­ди­мир­ской, Ива­нов­ской и Ниже­го­род­ской обла­сте; Архив рус­ский исто­рии. Вып. 2. М., 1992. С. 110-118; Акты слу­жи­лых зем­ле­вла­дель­цев XV–начала XVII в. Т. 3. М., 2002. № 86. С. 76. ]

XXI коле­но

18/6. князь Петр Бори­со­вич Татев (158..06.29—1617.05.26,†Троицк.Серг.м-рь)
1С:Бор.Петр. :Мария.Мих. /ин.МАМЕЛФА/ ЛЫКО­ВА.
Под­пи­си на Утвер­жен­ной Гра­мо­те объ избранiи на Мос­ков­ское госу­дар­ство Миха­и­ла Федо­ро­ви­ча Романова:…Столник княз Федор Татев, и в бра­та сво­е­во места в кня­зя Пет­ра. …
19/6. князь Федор Бори­со­вич Татев (159..04.22—1630.04.19,†Троицк.Серг.м-рь)
стольник(1613,1630) 2С:Бор.Петр. :Мария.Мих. /ин.МАМЕЛФА/ ЛЫКО­ВА.
Под­пи­си на Утвер­жен­ной Гра­мо­те объ избранiи на Мос­ков­ское госу­дар­ство Миха­и­ла Федо­ро­ви­ча Рома­но­ва: …Стол­ник княз Федор Татев, и в бра­та сво­е­во места в кня­зя Пет­ра. …
20/6. князь Иван Бори­со­вич Татев (160..09.25—,1618,-1630.05.26,†Троицк.Серг.м-рь)
+Сер­гий стольник(1627,1630) 3С:Бор.Петр. :Мария.Мих. /ин.МАМЕЛФА/ ЛЫКО­ВА.
21/6. княж­на Прас­ко­вья Бори­сов­на Тате­ва
~ кн. Федор Семе­но­вич Кура­кин (?-1656)
22/6. княж­на Мария Бори­сов­на Татев (16..08.15—1629.02.03,†1630.05.12,Троицк.Серг.м-рь)
Д:: Бор.Петр. :Мария.Мих. /ин.МАМЕЛФА/ ЛЫКО­ВА
23/10. князь Иван Федо­ро­вич Татев (1616,—1634.05.,Можайск,†1634.06.02,Троицк.Серг.м-рь)
воев.Томск(1631-1633)
столь­ник, дво­ря­нин мос­ковсь­кий 1627-1629
По окон­ча­нии Сму­ты решил вос­поль­зо­вать­ся при­о­ри­те­та­ми вла­стей имми­грант, назвав­ший себя кня­зем Дмит­ри­ем Палео­ло­гом и пере­сек­ший рус­ские гра­ни­цы в 1630 г. Дело о его выез­де велось в Раз­ряд­ном при­ка­зе, в фон­де кото­ро­го до насто­я­ще­го вре­ме­ни сохра­нил­ся не пол­ный, но обшир­ный ком­плекс доку­мен­тов. Оче­вид­но, имен­но об этих доку­мен­тах идет речь в опи­си Раз­ряд­но­го при­ка­за 1668 г., сохра­нив­шей
ука­за­ние на «выход» ино­стран­ца: «Дело 139 года о выез­де в Путивль гре­че­ни­на Дмит­рея Ива­но­ва
сына Палео­ло­га и отца ево духов­но­го чор­но­го попа Игна­тья с това­ры­щи» (Опи­си архи­ва Раз­ряд­но­го
при­ка­за XVII в. / Под­го­тов­ка тек­ста и всту­пи­тель­ная ста­тья К. В. Пет­ро­ва. СПб., 2001. С. 497).Одним из эпи­зо­дов это­го дела был донос на Дмит­рия Палео­ло­га о неопла­чен­ном дол­ге. Сопро­вож­да­ю­щие его Юрий Сто­мат и Иван Дмит­ри­ев теперь заяв­ля­ли, что нико­гда не нани­ма­лись к нему на служ­бу, а были куп­ца­ми, име­ю­щи­ми соб­ствен­ное дело. Встре­тив­шись в «Мутьян­ской зем­ле» (Мол­дав­ском кня­же­стве), тор­гов­цы заня­ли Дмит­рию Палео­ло­гу вну­ши-
тель­ную сум­му в 1070 золо­тых. Но Дмит­рий не вер­нул им день­ги в ука­зан­ный срок. Ком­мер­сан­ты смог­ли пред­ста­вить заем­ный доку­мент на гре­че­ском язы­ке, пере­ве­ден­ный пере­вод­чи­ком Посоль­ско­го при­ка­за Ана­ста­сом Селун­ским. В деле о дол­ге появ­ля­ет­ся упо­ми­на­ние о важ­ней­шем пред­ме­те. Куп­цы заяв­ля­ли, что Дмит­рий Палео­лог обла­дал необык­но­вен­ным алма­зом, под залог кото­ро­го они и дава­ли день­ги в долг. Дмит­рий Палео­лог обе­щал неза­дач­ли­вым куп­цам, что про­даст­ка­мень в Москве в цар­скую каз­ну и смо­жет вер­нуть необ­хо­ди­мую сум­му: «А ска­зы­вал он у себя камень, что везет тот камень к госу­да­рю к Москве, и как де госу­дарь пожа­лу­ет, велил ему за тот камень день­ги дати, и он де имь за те золо­тые запла­тит день­га­ми. И тем их и обма­нул. А какои камень и цена тому каме­ни не сказал»41; «ска­зы­вал имь у себя камень, а какои камень, того не ведают»42. Вла­сти обра­ти­лись с допро­сом к Дмит­рию Палео­ло­гу: «Что ему он тово посу­лил и тот камень, что он у себя ска­зы­вал, где ныне у него на Москве и какои камень»43. Наход­чи­вый ино­стра­нец отве­тил туман­но: «А камень де у него был велик олмаз, да как де уби­ли тур­ско­во царя Асма­на Сал­та­на и каз­ну всю роз­гра­би­ли, и про тот де камень уче­ли в Царе­го­ро­де про него ска­зы­вать, и назы­вать иво царе­вою каз­ною. И он тот камень оста­вил во Царе-горо­де у дру­зеи, а с собою иво к Москве не взял»44. Таким обра­зом, Дмит­рий Палео­лог отка­зал­ся предъ­явить вла­стям дра­го­цен­ность, кото­рая, по слу­хам, про­ис­хо­ди­ла из каз­ны сул­та­на. Он сослал­ся на то, что спря­тал алмаз в Стам­бу­ле у дру­зей. Выслу­шав все доно­сы и рас­смот­рев после­до­вав­шие за ними резуль­та­ты очных ста­вок, не полу­чив дра­го­цен­ность, вла­сти поста­но­ви­ли отпра­вить остав­шу­ю­ся груп­пу гре­ков в ссыл­ку в Казань. Камень, кото­рый был так важен для вла­стей, нашел­ся. Алмаз обна­ру­жи­ли в 1633 г. в Том­ске. В дело­про­из­вод­стве Сибир­ско­го при­ка­за сохра­ни­лось любо­пыт­ное
сви­де­тель­ство об алхи­ми­че­ских заня­ти­ях гре­ка в Рос­сии. Его пуб­ли­ко­вал Н. Н. Оглоблин47, введ­ший источ­ник в науч­ный обо­рот. К сожа­ле­нию, до насто­я­ще­го вре­ме­ни уче­ные рас­по­ла­га­ют лишь этим фраг­мен­том пере­пис­ки Моск­вы, Каза­ни и Том­ска по пово­ду маги­че­ских прак­тик. Дошел чер­но­вой отпуск тре­тьей цар­ской гра­мо­ты из при-
каза Казан­ско­го двор­ца (на тот момент управ­ляв­ше­му Сиби­рью) в Казань к вое­во­дам И. П. Шере­ме­тье­ву и М. А. Велья­ми­но­ву. Мы не зна­ем пер­вой гра­мо­ты 1633 г. к царю вое­во­ды кн. И. Ф. Тате­ва (том­ский вое­во­да с 1631 по 1633 гг.), изве­стив­ше­го о про­изо­шед­шем; ни после­до­вав­ше­го из Моск­вы отве­та того же года; ни гра­мо­ты от 17 фев­ра­ля 1636 г. к вое­во­дам в Казань (остав­шей­ся без отве­та). Глав­ное, не извест­но след­ствен­ное дело. В рас­по­ря­же­нии иссле­до­ва­те­лей лишь один документ48 — чер­но­вой отпуск повтор­ной цар­ской гра­мо­ты, дати­ру­е­мый после 18 июля 1636 г. в Казань и явля­ю­щий­ся частью неко­гда про­ве­ден­но­го рас­сле­до­ва­ния. Его может допол­нить сохра­нив­ша­я­ся в Раз­ряд­ном при­ка­зе доку­мен­та­ция о фигу­ран­тах это­го след­ствен­но­го дела, как и о при­ве­зен­ном ими в Рос­сию цен­ном пред­ме­те. На осно­ва­нии этих источ­ни­ков воз­мож­но вос­ста­но­вить ход собы­тий. Дело об алма­зе име­ло про­дол­же­ние. Дра­го­цен­ность на этот раз ока­за­лась соб­ствен­но­стью не Дмит­рия Палео­ло­га и совсем не была остав­ле­на в Стам­бу­ле. Ее нашел том­ский вое­во­да И. Татев у лже­мо­на­хов Сте­па­на Алек­сан­дро­ва и Нико­лая Пет­ро­ва (Ску­ла­ри­ко­ва). В цар­ской гра­мо­те напо­ми­на­лось, что они «по цар­ско­му ука­зу сосла­ны в Сибирь в Томскои»49. В рас­по­ря­же­нии гре­ков нахо­дил­ся дра­го­цен­ный камень, кото­рый они име­но­ва­ли алма­зом: «А назы­ва­ют де оне тот камень алмаз»50. Судя по вни­ма­нию вла­стей, камень имел вну­ши­тель­ные фор­мы. Конеч­но, опре­де­лить мине­рал сей­час невоз­мож­но. Сле­ду­ет отме­тить, что белый цвет име­ют и дру­гие кри­стал­лы — кварц и
топаз. Имен­но они гораз­до чаще, чем алма­зы, дости­га­ют зна­чи­тель­ных раз­ме­ров. Этот камень, при­ве­зен­ный в Рос­сию из даль­них стран­ствий, гре­ки посчи­та­ли воз­мож­ным (необ­хо­ди­мым?) исполь­зо­вать при при­го­тов­ле­нии «фило­соф­ско­го кам­ня». Наи­бо­лее веро­ят­но, маги­че­ски­ми прак­ти­ка­ми они зани­ма­лись еще до ссыл­ки в Томск.
Опы­ты про­ис­хо­ди­ли в Москве, пока шло раз­би­ра­тель­ство, т. е. меж­ду 1630–1631 гг. Полу­ча­ет­ся, что при­ез­жав­шие в Моск­ву под видом гре­че­ских мона­хов люди в дан­ный момент пыта­лись достичь цели с помо­щью алхи­мии.
Цель их опы­тов сей­час не может быть ясна, и воз­мож­но лишь стро­ить пред­по­ло­же­ния. Они стре­ми­лись маги­че­ским путем повли­ять на след­ствие? Они исполь­зо­ва­ли «фило­соф­ский камень» для дости­же­ния гран­ди­оз­но­го, но оста­ю­ще­го­ся для нас тай­ной про­ек­та, «тай­но­го дела», кото­рое, ско­рее все­го, заклю­ча­лось в полу­че­нии золо­та? Они
хоте­ли повли­ять на судь­бу и скло­нить судей в их поль­зу? Без­услов­но лишь, что рецепт, судя по после­ду­ю­щим обви­не­ни­ям, был зна­ком Дмит­рию Палео­ло­гу. Надо пола­гать, подоб­ны­ми прак­ти­ка­ми он зани­мал­ся и ранее. Сте­пан
Алек­сан­дров и Нико­лай Пет­ров попро­си­ли Дмит­рия Палео­ло­га опу­стить кри­сталл в смесь. Тем самым, воз­мож­но, они реши­ли уси­лить дей­ствие соста­ва или же, напро­тив, про­ве­рить каче­ство кам­ня. Лжек­нязь «по их веле­нью» бро­сил алмаз в рас­твор. Он выпол­нил жела­ние зем­ля­ков, но про­изо­шло непред­ви­ден­ное. Камень поте­рял свои
каче­ства: «А испор­тил де тот камень нароч­но фило­сов­скою нау­кою по их веле­нью гре­че­скои княз Дмит­реи Палеолог»51. Что имен­но про­изо­шло с мине­ра­лом, мы тоже не зна­ем. Чинов­ни­ки зафик­си­ро­ва­ли полу­чен­ный резуль­тат одной фра­зой: «фило­соф­скою нау­кой испортил»52. Камень был уже «испор­чен фило­соф­ской нау­кой», т. е. в резуль­та­те при­го­тов­ле­ния «фило­соф­ско­го кам­ня». Мож­но пред­по­ло­жить, что камень помут­нел, поте­рял цвет и блеск (опла­вил­ся? раз­ру­шил­ся? потем­нел?). Имен­но поэто­му он не был предъ­яв­лен для про­да­жи вла­стям. Дмит­рий Палео­лог заго­во­рил, что оста­вил дра­го­цен­ность в Осман­ской импе­рии. В резуль­та­те алмаз достал­ся Сте­па­ну
Алек­сан­дро­ву и Нико­лаю Пет­ро­ву, кото­рые увез­ли сокро­ви­ще с собою в Томск. Об алма­зе через два года ста­ло извест­но вла­стям горо­да. Вое­во­да И. Ф. Татев изъ­ял «испор­чен­ный» камень и отпра­вил в Моск­ву в При­каз Казан­ско­го Двор­ца.
Круп­ным зем­ле­вла­дель­цем был князь Иван Федо­ро­вич Татев. В Лахоц­ком стане ему при­над­ле­жа­ла «ста­рин-
ная родо­вая отца вот­чи­на» (2 села, 23 дд., 24 пустт.; 1324 ч.) по жало­ван­ной гра­мо­те 31 авгу­ста 7133 (1625) г. Часть вот­чи­ны И. Ф. Тате­ва (д. Дем­ши­но) была отда­на мона­сты­рю Николь­ско­му на р. Лахо­сти, а дру­гая поло­ви­на этой
«дачи» при­над­ле­жа­ла кня­зю Ю. Зве­ни­го­род­ско­му [Пис­цо­вые мате­ри­а­лы Ростов­ско­го уез­да XVII века. 1629–1631 гг. М.,2012 . С. 379–386, 388.].
41 РГА­ДА. Ф. 210. Оп. 13. Стб. 37. Л. 517.
42 РГА­ДА. Ф. 210. Оп. 13. Стб. 37. Л. 523.
43 РГА­ДА. Ф. 210. Оп. 13. Стб. 37. Л. 525.
44 РГА­ДА. Ф. 210. Оп. 13. Стб. 37. Л. 527.
45 РГА­ДА. Ф. 210. Оп. 13. Стб. 37. Л. 528
47 Оглоб­лин Н. Н. Из архи­ва мело­чей XVII в. // Исто­ри­че­ский вест­ник. 1889. № 7. С. 210–211. 48 РГА­ДА. Ф. 214. Стб. 89. Л. 682–683.
49 РГА­ДА. Ф. 214. Стб. 89. Л. 682.
50 РГА­ДА. Ф. 214. Стб. 89. Л. 682.
51 РГА­ДА. Ф. 214. Стб. 89. Л. 682.
52 РГА­ДА. Ф. 214. Стб. 89. Л. 682–683.
[Т. А. Опа­ри­на. Алхи­мик, яны­чар и «родич визан­тий­ских царей»: Палео­ло­ги в Росии кон­ца XVI – пер­вой поло­ви­ны XVII века]
24/10. князь Федор Федо­ро­вич Татев (1618)
в 1618 моск.двн.() род.вотч.-Москва-у. С:Фед.Анд. ?
25/11. княж­на Соло­мо­ни­да Семе­нов­на Татев (1626,1636)
вдо­ва 1626Д:Сем.Анд. :Анна.Ив.
В чис­ле ростов­ских зем­ле­вла­дель­цев отме­чен столь­ник князь Юрий Андре­евич Зве­ни­го­род­ский. Ему при­над­ле­жа­ла в Лахоц­ком стане вот­чи­на княж­ны Соло­ма­ни­ды Семе­нов­ны доче­ри Тате­ва 6-й жере­бей села Осе­не­во (вот­чи­на И. Тате­ва) на р. Лахо­сти, сц. Тос­ки­но на рчк. Речан­ке, дд. Запруд­ное (все­го 6-й жере­бей села, сель­цо, 7 дд., 5 пустт.; 262 ч.) [Пис­цо­вые мате­ри­а­лы Ростов­ско­го уез­да XVII века. 1629–1631 гг. М.,2012 . С. 379–387.].
~ кн. Юрий Андре­евич Зве­ни­го­род­ский
княж­на Евдо­кия Семе­нов­на Тате­ва
име­ла двор в Москве на углу Зна­мен­ско­го и Безы­мян­но­го пере­ул­ков, кото­рый в 1655 ее пле­мян­ник кн. Васи­лий Бог­да­но­вич В. про­дал за 100 руб. Ники­фо­ру Федо­ро­ви­чу Оля­бье­ву.
~ кн. Лука-Лев Федо­ро­вич Вол­кон­ский, дво­ря­нин мос­ков­ский (1627 – 40). В 1625 – 26 объ­ез­жий голо­ва в Москве; в 1629 отстав­лен по болез­ни; в 1635 при въез­де пер­сид­ско­го посла смот­рел за Сре­тен­ски­ми воро­та­ми; в 1638 – 2-й вое­во­да в Аст­ра­ха­ни.
княж­на Еле­на Васи­льев­на Тате­ва (1590?,—1628.05.22) ин.Евфросиния
бояры­ня Д:: Вас. :СОЛО­МО­НИ­ДА.
~ к.Сем.Анд. Кура­кин
26/14. князь Вла­ди­мир Кон­стан­ти­но­вич Татев (1593)
в 1593 вотч.-Звенигород-у.

XXII коле­но

27/23. князь Сте­пан Ива­но­вич Татев (1636,1678)
столь­ник (1646,1678) без­детн. С:Ив.Фед.
Столь­ник 1658-1676 князь, столь­ник и вое­во­да ниже­го­род­ский, 1673 г.
В 1646 вла­дел вот­чи­на­ми в Мос­ков­ский у., Горе­тов ст., сц. Подоль­ное, 19/52; Ростов­ский у.. Лахоц­кий ст., с. Осе­и­е­во, 230/484. В 1678 вла­дел вот­чи­на­ми — Галич­ский у., Буш­нев­ская вол., д. Сте­пу-ритю, 262/831, Вет­луж­ские ст, с. Пота­ни­но, 105/371; Мос­ков­ский у., Горе­тов ст., с. Бого­ро­диц­кое, Подоль­ное тож, 29/108; Ростов­ский у., Лахоц­кий ст., с. Осе­не­во, 299/1165 (З дв. ск. — 3 ч.).
Сте­пан в 1677 постро­ил в сель­це Подо­ли­но дере­вян­ную цер­ковь в честь Смо­лен­ской ико­ны Пр. Бого­ро­ди­цы и отвел при­чту, свя­щен­ни­ку и дьяч­ку из сво­ей вот­чи­ны зем­ли 10 деся­тин; при­ход ново­по­стро­ен­ной церк­ви соста­ви­ли дво­ры прич­та, вот­чин­ни­ка, пять кре­стьян­ских и 15 бобыль­ских (Арх. Мин. Юст. Патр. Каз. при­ка­за номер 83, стр. 323). По рас­по­ря­же­нию пат­ри­ар­ша­го казен­на­го при­ка­за цер­ковь была обло­же­на данью и запи­са­на в при­ход­ныя оклад­ныя кни­ги в чис­ле жилых дан­ных церк­вей: «в нынеш­нем 1677, авгу­ста 16 дня по ука­зу Свя­тей­ша­го Пат­ри­ар­ха и по поме­те на выпис­ке дья­ка Пер­фи­лия Семен­ни­ко­ва обло­же­на вновь данью ново­по­стро­ен­ная цер­ковь Пре­свя­тыя Бого­ро­ди­цы Оди­гит­рии, в Мос­ков­ском уез­де, в селе, что было сель­цо Подоль­ное, в вот­чине столь­ни­ка кня­зя Сте­па­на Тате­ва, а на тою цер­ковь веле­но поло­жить дани по указ­ной ста­тье, по сказ­с­ке кня­зя Сте­фа­на, чело­ве­ка его Иваш­ки Мар­те­мь­но­ва, с дво­ров – с попо­ва, с дьяч­ко­ва, с вот­чин­ни­ко­ва, с 5 дво­ров кре­стьян­ских молод­чих, с 15 дво­ров бобылсь­ких, с зем­ли, что он вот­чин­ник дал к это церк­ви попу с при­чет­ни­ки на про­корм­ле­ние из сво­ей вот­чин­ной зем­ли с 6 чети в поле, а в дву по томуж, с сен­ных поко­сов с 10 копен, 15 алтын, 4 день­ги, заез­да грив­на и пото­му окла­ду на нынеш­ний 1677 год те день­ги веле­но взять и впредь по тому­же на год имать».
В пере­пис­ных кни­гах 1678 года запи­са­но: « в селе Бого­род­ском – Подоль­ное тожь, цер­ковь дере­вян­ная, а в ней мест­ные обра­зы, и деи­усы, и кни­ги, и коло­ко­ла стро­е­ны вот­чин­ни­ко­вы, да двор попов, да на цер­ков­ной зем­ле двор, а в нем живут два чело­ве­ка для обе­ре­же­ния цер­ков­на­го; да в селе двор вот­чин­ни­ков, 10 дво­ров кре­стьян­ских, в них 41 чело­век и 2 дво­ра бобыль­ских, в них 5 чело­век». С это­го вер­ме­ни Подоль­ное полу­чи­ло назва­ние села Бого­ро­до­ка­го – Подоль­на­го при церк­ви в 1700 году были при­де­лы во имя св. Алек­сандра Свир­ска­го и Сер­гия Радо­неж­ска­го. В 1688 году князь Татев село Подо­ли­но про­дал зятю сво­е­му кня­зю Ива­ну Ники­ти­ну Уру­со­ву
~ кнж.Дарья Ива­нов­на Льво­ва.
~ Марья Михай­лов­на Лугов­ская

XXIII коле­но

28/27. князь Иван Сте­па­но­вич Татев
29/27. княж­на Ана­ста­сия Сте­па­нов­на Тате­ва (?-1690)
~ муж кн. Иван Юрье­вич Боль­шой Тру­бе­ць­кой (1667-1750)
Князь Иван Юрье­вич был женат два­жды: 1 жена княж­на Ана­ста­сия Сте­па­нов­на Тате­ва (ум. 1690) 2 жена с 1691 года Ири­на Гри­го­рьев­на Нарыш­ки­на (1669—1749), статс-дама, тро­ю­род­ная сест­ра мате­ри Пет­ра I. Дети от вто­ро­го бра­ка: Ека­те­ри­на Ива­нов­на (1692-17..), жена А.Дунина-Скржинского, хозяй­ка под­мос­ков­но­го име­ния Зна­мен­ское-Сад­ки. Ана­ста­сия Ива­нов­на (1700—1755), в пер­вом бра­ке заму­жем за Дмит­ри­ем Кан­те­ми­ром, во вто­ром — за прин­цем Гес­сен-Гом­бург­ским Людви­гом. От баро­нес­сы Вре­де (по дру­гим све­де­ни­ям гра­фи­ня Шпарр) имел сына Иван Ива­но­ви­ча Бец­ко­го (1704—1795)
30/27. княж­на Агра­фе­на Сте­па­нов­на Тате­ва (1688,1703)
дочь кн. Сте­па­на Ива­но­ви­ча Тате­ва (ум.1682) от 1-го бра­ка с кнж. Дарьей Ива­нов­ной Льво­вой
~ кн. Иван Ники­тич Уру­сов (? — 1701/1702), столь­ник.

князь Федор Алек­се­е­вич Татев (1678)
думн.двн.(1678) вотч.-Москва-у.
К 1678 вла­дел вот­чи­ной Мос­ков­ский у., Обар­нич ст. д Русав­ки­но, 6/34.
Тате­ва Ули­та кнг. помещ. ~к.Фед.Анд. ин.Феодорит Татев

1606 г. Авгу­ста 21. Цар­ская Жало­ван­ная Гра­мо­та Суз­даль­ска­го Покров­ска­го мона­сты­ря ста­ри­це кня­гине Алек­сан­дре Ног­те­вой, о непод­су­ди­мо­сти кре­стьян ея Юрьев­ским намест­ни­кам и воло­сте­лям и об осво­бож­де­нии их отъ раз­ных пода­тей, пошлин и зем­ских повин­но­стей.

Се яз Царь и Вели­кий Князь Васи­лей Ива­но­вич всеа Русии пожа­ло­вал есми Покров­ска­го деви­ча мона­сты­ря, что в Суз­да­ле, ста­ри­цу Алек­сан­дру Ног­те­ву. Била нам челом, а ска­за­ла: отецъ ее князь Федор Ива­но­вич Татев, купил он у Ондрея Еси­по­ва, в Юрьев­ском уез­де, дерев­ню Ново­сел­ку, и тою де дерев­нею отец ее князь Федор пожа­ло­вал ее ста­ри­цу Алек­сан­дру, и ныне де та дерев­ня запу­сте­ла, все­го в ней три бобы­ля, а наши ямские и дан­ные ден­ги и вся­кие пода­ти и посо­ху пла­тит она ста­ри­ца Алек­сандра с пуста; и нам бы ее пожа­ло­ва­ти, с тое дерев­ни наших ника­ких пода­тей, для пуста, има­ти не веле­ти, а веле­ти бы ей дати нашу жа-лован­ную гра­мо­ту. А в При­каз Бол­ша­го при­хо­ду в Юрьев­ских в пла­теж­ных кни­гах, 114 году, напи­са­но: кня­зя Дани­ла Андре­еви­ча Ног­те­ва ста­ри­цы Алек­сан­дры село Ново­сел­ки; сош­но­го писма в живу­щем то: пол­че­ти и пол-пол-пол-чети сохи, а ямским охот­ни­ком на про­го­ны пла­тит на год пол­то­ры день­ги, а в пусте в том же селе сош­но­го писма, четь сохи с пол-пол-пол-четью сохи. И яз Царь и Вели­кий Князь Васи­лей Ива­но­вич всеа Pycии Покров­ска­го деви­ча мона­сты­ря, в Суз­да­ле, ста­ри­цу Алек­сан­дру пожа­ло­вал: с ее людей и со кре­стьян дани, и ямскихъ денег, и при­ме­ту, ни посош­ные служ­бы, ни иные нико­то­рые пошли­ны, ни помер­но­го, ни пятен­ные явки, ни намест­ни­ча ни воло­сте­ли­мых кор­мов, има­ти не велел, ни тиу­ны ни довод­чи­ки к ним не взьез­жа­ют ни по что, ни к соц­ким ни к десятц­ким с чер­ны­ми люд­ми люди ее и кре­стья­ня ни в какие про­то­ры ни в роз­ме­ты не тянут и горо­да не дела­ют; а намест­ни­цы наши Юрьев­ские и воло­сте­ли, и их тиу­ны, тех ее людей и кре­стьян не судят ни в чем, и при­ста­вов сво­их на них не дают и не посы­ла­ютъ ни в чем, а веда­ет и судит ста­ри­ца Алек­сандра тех сво­их людей и кре­стьян сама во всем, или кому при­ка­жет. Так­же есми ста­ри­цу Алек­сан­дру пожа­ло­вал: сво­их Госу­да­ре­вых кор­мов, и посол­ских кор­мов, има­ти на ней не велел, и на ям ямщи­ков, и вся­ким гон­цом под­вод и про­вод­ни­ков у ее людей и у кре­стьян има­ти не велел же; А кому дам свою жало­вал­ную гра­мо­ту и на гра­мот­чи­ки, а на сю мою гра­мо­ту гра­мо­ты нет. Дана cия наша Цар­ская жало­вал­ная гра­мо­та на Москве, лета7114 Авгу­ста в 21 день.—При под­лин­ной гра­мо­те печать с обе­их сто­рон на крас­ном вос­ку. На той же гра­мо­те на обо­ро­те пишет тако: «Царь и Вели­кий Князь Васи­лей Ива­но­вич всеа Pycии.
Да на обо­ро­те же напи­са­но:
Лета 7121 Июня в 19 день, Госу­дарь Царь и Вели­кий Князь Михай­ло Федо­ро­вич всеа Русии сеи жало­вал­ные гра­мо­ты слу­шал, а выслу­шав, Покров­ска­го деви­ча мона­сты­ря, что в Суз­да­ле, ста­ри­цу Алек­сан­дру Ног­те­ву пожа­ло­вал, велел ей сю жало­вал­ную гра­мо­ту под­пи­сать на свое Госу­да­ре­во Царе­во и Вели­ко­го Кня­зя Михай­ла Федо­ро­ви­ча всеа Русии имя, и руди­ти у нее сеи жало­вал­ные гра­мо­ты нико­му ничем не велел, а велел ходи­ти о всем по тому, как в сей жало­вал­ной гра­мо­те писано.—”А под­пи­сал Госу­да­ря Царя и Вели­ко­го Кня­зя Миха­и­ла Федо­ро­ви­ча всеа Русии диак Иван Болот­ни­ков.”
из руко­пи­си, нова­го пись­ма, содер­жа­щей в себе жало­ван­ныя и дру­гия гра­мо­ты Суз­даль­ским мона­сты­рям, XV—XVII века (in fol., грам. 54, л. 55—56).—Хранится в Румян­цов­ском Музе­уме, по ново­му ката­ло­гу, под № 59.
источ­ник: Акты Исто­ри­че­ские, собран­ные и издан­ные Архео­гра­фи­че­ской Комис­си­ей. том 2. Орфо­гра­фия и стиль сохра­не­ны, с адап­та­ци­ей к совре­мен­но­му пра­во­пи­са­нию. Доку­мент под­го­то­вил к пуб­ли­ка­ции В.Е. Маха­лов.

Print Friendly, PDF & Email