Кня­зья Сон­це­вы-Засе­ки­ны.
© Сер­гей Без­но­сюк
Поко­лен­ная рос­пись рода кня­зей Сон­це­вых.
Мате­ри­а­лы по гене­а­ло­гии и про­по­со­гра­фии.
https://​sites​.google​.com/​s​i​t​e​/​r​u​r​i​k​o​v​i​c​i​1​1​/​h​o​m​e​/​a​r​o​s​l​a​v​s​k​i​e​/​z​a​s​e​k​i​n​y​/​s​o​l​n​c​e​v​y​-​z​a​s​e​k​iny

Сон­цо­вы — дво­рян­ский род, по Обще­му Гер­бов­ни­ку, про­ис­хо­дя­щий от рода кня­зей С.-Засекиных . Мно­гие С. вла­де­ли в XVI веке поме­стья­ми по Орлу и по Каши­ре. Род С., раз­де­лив­ший­ся на несколь­ко вет­вей, вне­сен в VI часть родо­слов­ных книг Орлов­ской, Туль­ской, Харь­ков­ской, Ека­те­ри­но­слав­ской, Рязан­ской и Кур­ской губер­ний (Гер­бов­ник, V, 14). Род кня­зей С.-Засекиных вне­сен в V часть родо­слов­ной кни­ги Орлов­ской губер­нии. В Общем Гер­бов­ни­ке род кня­зей С.-Засекиных оши­боч­но раз­де­лен на два рода кня­зей С. и С.-Засекиных (Гер­бов­ник, VIII, 1 и IX, 1).

❋ Рюрик, князь Нов­го­род­ский
⇨ Игорь Рюри­ко­вич, вели­кий князь Киев­ский +945
⇨ Свя­то­слав I Иго­ре­вич, вели­кий Киев­ский 942-972
⇨ Вла­ди­мир I, вели­кий князь Киев­ский +1015
⇨ Яро­слав I Муд­рый, вели­кий князь Киев­ский 978-1054
⇨ Все­во­лод I, вели­кий князь Киев­ский 1030-1093
⇨ Вла­ди­мир II Моно­мах, князь Киев­ский 1053-1125
⇨ Мсти­слав I, вели­кий князь Киев­ский 1075-1132
⇨ Рости­слав, вели­кий князь Киев­ский +1168
⇨ Давид, князь Смо­лен­ский 1120-1197
⇨ Мсти­слав, князь Смо­лен­ский +1230
⇨ Рости­слав, князь Смо­лен­ский
⇨ Федор Черм­ный, князь Яро­слав­ский +1298
⇨ Давид, князь Яро­слав­ский +1321
⇨ Васи­лий Гроз­ные Очи, князь Яро­слав­ский +1345
⇨ Глеб, князь Яро­слав­ский
⇨ Федор, князь Яро­слав­ский
⇨ Иван Засе­ка, князь Яро­слав­ский

XIX коле­но

1. князь Дмит­рий Ива­но­вич Сон­це Засе­кин

XX коле­но

2.1. князь Пётр Дмит­ри­е­вич (1552, —156?)
1552 — дво­ро­вый сын бояр­ский, князь Яро­слав­ский.
В ДТ из кня­зей Яро­слав­ских. До 1577/1578 г. вла­дел в Город­ском стане Яро­слав­ско­го уез­да вот­чин­ной пусто­шью, «что была дерев­ня Камеш­ник», пусто­шью, «что было сель­цо Люби­ло­во», пусто­шью Согну­то­во, пусто­шью Дру­гое Камеш­ник, пусто­ша­ми Смол­ко­во, Бора­но­во, Под­лес­ное, Костя­ное, Кол­паш­ни­ко­во, Дани­лов­ская, Бог­да­нов­ская,
Бур­ко­во (все­го 12 пусто­шей, 252 чет­вер­тей доб­рой зем­ли) (Земель­ные пожа­ло­ва­ния в Мос­ков­ском госу­дар­стве при царе Вла­ди­сла­ве 1610–1611 гг., с. 2).
3.1. князь Васи­лий Дмит­ри­е­вич (1550)
Роз­ряд­ном Архи­ве ни в каких чинах и служ­бах не зна­чит­ся В Кошир­ской десятне 7092 году писан во Дво­ро­вых помес­ной ему оклад 300 чет­вер­тей в Кошир­ской же десятне 7098 году писан во Дво­ро­вых же помес­ной ему оклад тот же и в том году был в Нов­го­ро­де на смот­ру Бояри­на Князь Федо­ра Михай­ло­ви­ча Тру­бец­ко­го кому быть мож­но в Немец­ком похо­де с Госу­да­рем Царем и Вели­ким Кня­зем Фео­до­ром Иоан­но­ви­чем.
1550 — сын бояр­ский III ста­тьи по Яро­слав­лю, 1550 — инок, постриг­ший­ся в Тро­иц­ко-Сер­ги­ев­ской лав­ре с име­нем Вас­си­а­на.
4.1. князь Иван Дмит­ри­е­вич (1528)
воло­стель воло­сти Соль Малая Костром. у. с пят­ном
Засе­кин Солн­цев Иван Дмит­ри­ев сын, кн. — вол. Малая Соль Костром­ско­го у. Был на корм­ле­нии ранее Г. Д. Кобя­ко­ва, полу­чив­ше­го пожа­ло­ва­ние ок. июля 1528 г.

21 коле­но

5.2. князь Андрей Пет­ро­вич Боль­шой (1552,1560)
1с: Петр. Дмит.
В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Яро­слав­ских кня­зей (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 121). В 1565 г. отправ­лен в ссыл­ку в Сви­яж­ский уезд (Спи­сок с пис­цо­вой и меже­вой кни­ги горо­да Сви­яж­ска и уез­да пись­ма и меже­ва­ния Ники­ты Васи­лье­ви­ча Бори­со­ва и Дмит­рия Андре­еви­ча Кики­на (1565–1567 г.). Казань, 1909. С. 48). В декаб­ре 1582 г. вое­во­да в Арза­ма­се (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 3. Ч. 2. М., 1987. С. 17).
В 1564/1565 г. за ним в вот­чине веро­ят­но в Город­ском стане Яро­слав­ско­го уез­да была дерев­ня Дру­гой Камеш­ник (20 чет­вер­тей). Дерев­ни Смол­ко­во, Дани­лов­ское, Бог­да­нов­ская (32 чет­вер­ти) он зало­жил кня­гине Окси­нье, жене кня­зя Ива­на Коз­лов­ско­го. У жены кня­зя Андрея Ари­ны с детьми были дерев­ни Бара­но­во, Кол­пач­ни­ко­во, Под­лес­ное, Кон­стан­ти­но­во (49 чет­вер­тей). Кро­ме это­го князь Андрей зало­жил кня­зю М. Ф. Засе­ки­ну дерев­ню Бур­ков­кая (20 чет­вер­тей) (Земель­ные пожа­ло­ва­ния в Мос­ков­ском госу­дар­стве при царе Вла­ди­сла­ве 1610–1611 гг. / Под ред. Л. М. Сухо­ти­на. М., 1911. С. 1-2). Князь Андрей Солн­цев имел двор в Сви­яж­с­ке в 1565-1567 гг. (Спи­сок с пис­цо­вой и меже­вой кни­ги горо­да Сви­яж­ска и уез­да пись­ма и меже­ва­ния Ники­ты Васи­лье­ви­ча Бори­со­ва и Дмит­рия Андре­еви­ча Кики­на (1565–1567 г.). Казань, 1909. С. 48). Князь Андрей Пет­ро­вич Засе­кин в 1586 г. имел поме­стье в Арза­мас­ском уез­де (Арза­мас­ские помест­ные акты (1578–1618 гг.) / Собр. С. Б. Весе­лов­ский. М., 1915. С. 25, 32). Князь Андрей Солн­цев имел поме­стье дерев­ню Стра­хо­во (160 чет­вер­тей доб­рой зем­ли) в Иржин­ском стане Арза­мас­ско­го уез­да (Пис­цо­вая кни­га Арза­мас­ско­го уез­да (1631-1623 гг.) // Дей­ствия Ниже­го­род­ской губерн­ской уче­ной Архив­ной комис­сии. Сбор­ник. Т. 15. Вып. 8. Н. Нов­го­род, 1915. С. 274-275).
Послух в дан­ной вме­сте с кня­зем Ники­той Дани­ло­вым сыном Засе­ки­на в 1570/1571 г. И. Ю. Гряз­но­го Симо­но­ву мона­сты­рю на вот­чи­ну в Дмит­ров­ском уез­де (Шума­ков С.А. Обзор гра­мот кол­ле­гии эко­но­мии. Вып. 3. М., 1912. С. 5; Акты фео­даль­но­го зем­ле­вла­де­ния и хозяй­ства. Акты Мос­ков­ско­го Симо­но­ва мона­сты­ря (1506–1613 гг.). М., 1983. № 184).
6.2. князь Миха­ил Пет­ро­вич (1552,1560)
2с: Петр. Дмит. По родо­слов­цу слу­жил Вла­ды­ке Казан­ско­му.
1552 — дво­ро­вый сын бояр­ский, князь Яро­слав­ский. Без­де­тен.
7.2. князь Васи­лий Пет­ро­вич (1552,1560)
3с: Петр. Дмит.
1552 — дво­ро­вый сын бояр­ский, князь Яро­слав­ский.
8.2. князь Иван Пет­ро­вич (1552,1560)
4с: Петр. Дмит.
1552 — дво­ро­вый сын бояр­ский, князь Яро­слав­ский.
9.2. Андрей Пет­ро­вич Лобан Сред­ний (1552,1565)
5с: Петр. Дмит.
1552 — дво­ро­вый сын бояр­ский, князь Яро­слав­ский.
В ДТ из кня­зей Яро­слав­ских. В 1564/1565 г., веро­ят­но, в Город­ском стане Яро­слав­ско­го уез­да у него была вот­чин­ная дерев­ня Дру­гой Камеш­ник (20 чет­вер­тей). Дерев­ни Смол­ко­во, Дани­лов­ское, Бог­да­нов­ская (32 чет­вер­ти) он зало­жил кня­гине Окси­нье, жене кня­зя Ива­на Коз­лов­ско­го. У жены Андрея Засе­ки­на-Солн­це­ва Ари­ны с детьми в Яро­слав­ском уез­де в соб­ствен­но­сти назва­ны дерев­ни Бара­но­во, Кол­пач­ни­ко­во, Под­лес­ное, Кон­стан­ти­но­во (49 чет­вер­тей). Кро­ме того, судя по заклад­ной кня­зю М. Ф. Засе­ки­ну, вла­дел дерев­ней Бур­ков­кая (20 чет­вер­тей) (Земель­ные пожа­ло­ва­ния в Мос­ков­ском госу­дар­стве при царе Вла­ди­сла­ве 1610–1611 гг., с. 1-2).
~ Ари­на
10.2. князь Андрей Пет­ро­вич Фуник Мень­шой (1584)
6с: Петр. Дмит.
в 1584 без­де­тен.
Засе­кин князь Андрей Пет­ро­вич (Солн­цев), 1583 г. вое­во­да в Арза­ма­се. {Полов­цов}
11.3. князь Дмит­рий Васи­лье­вич (1550,1565)
С: Вас. Дмит.
1550 — сын бояр­ский 3 ста­тьи по Яро­слав­лю. 1552 — дво­ро­вый сын бояр­ский, князь Яро­слав­ский.
1565 — поме­щик Казан­ско­го уез­да.
Тысяч­ник 3-й ста­тьи, в ДТ из кня­зей Яро­слав­ских. Имел поме­стье жере­бейв селе
Бур­на­ше­во Крас­ное на р. Сули­це в Сви­яж­ском уез­де в 1565–1567 гг., сви­яж­ский
ссыль­ный. [Спи­сок с пис­цо­вой и меже­вой кни­ги горо­да Сви­яж­ска и уез­да пись­ма и меже­ва­ния Н. В. Бори­со­ва и Д. А.
Кики­на (1565–1567 г.). С. 88.].
Вла­дел в 1564/1565 г. вот­чинн­ным селом Гав­шин­ское в Яро­слав­ском уез­де за р. Вол­гою с дерев­ня­ми и пусто­ша­ми (в том чис­ле с сель­цом Люби­ло­во). Эта вот­чи­на доста­лась пле­мян­ни­ку кня­зя, Ива­ну Андре­еви­чу Солн­це­ву-Засе­ки­ну. Во вре­ме­на оприч­ни­ны была ото­бра­на и отда­на в поме­стье Ива­ну Андре­еву сыну Дол­го­во Сабу­ро­ву (Земель­ные пожа­ло­ва­ния в Мос­ков­ском госу­дар­стве при царе Вла­ди­сла­ве 1610–1611 гг., с. 3-5). Здесь труд­но точ­но опре­де­лить пери­од, когда имен­но
село Гав­шин­ское было отпи­са­но у кня­зя Д. В. Солн­це­ва – в 1565 г. или поз­же, заме­че­но
толь­ко, что вла­де­ние «в пис­цо­вых кни­гах напи­са­но ...> подья­че­го Мак­си­ма Три­фо­но­ва
пись­ма в 73-м году за баб­кой за кня­ги­нею Ори­ною за княж Васи­лье­вою женою Солн­цо­ва
да за кня­зем Дмит­ре­ем княж Васи­лье­вым сыном». Важ­но, что родо­вая вот­чи­на к кня­зьям
Засе­ки­ным при жиз­ни царя Ива­на Васи­лье­ви­ча не вер­ну­лась.
~ Евдо­кия, дочь Аку­ли­ны, жены Ива­на Михай­ло­ви­ча Машут­ки­на Бори­со­ва (Аку­ли­на при­хо­ди­лась доче­рью Федо­ру Ники­ти­чу Коп­цо­ву) была женой кня­зя Дмит­рия Васи­лье­ви­ча Солн­це­ва. Вто­рая ее дочь Марья была супру­гой Пет­ра Ива­но­ви­ча Кара­мы­ше­ва (Титов А.А. Вклад­ные и запис­ные кни­ги Иоси­фо­ва Воло­ко­лам­ско­го мона­сты­ря XVI в. // Руко­пи­си сла­вян­ские и рус­ские, при­над­ле­жа­щие И. А. Вах­ра­ме­е­ву. Вып. 5. М., 1906. С. 66, 69; АФЗХ. Ч. 2. № 318, 363, 364).
б/д
12.3. князь Андрей Васи­лье­вич (1580?)
С: Вас. Дмит.

22 коле­но

13.5. князь Семён Андре­евич (1582, до 1594)
1с: Андр.Петр. Б.
14.5. князь Иван Андре­евич (1564,1609)
2с: Андр.Петр. Б. Был вое­во­дой в раз­ных горо­дах. Участ­во­вал во мно­гих сра­же­ни­ях. Князь Иван Андре­евич С.-Засекин в 1564 г. пору­чи­тель по Шере­ме­те­ве (в 200 руб.). В 1575–1578 гг. вхо­дил в Зем­ский двор. Голо­ва в Коре­ле летом 1575 г. В 1577 г. пись­мен­ный голо­ва в Коре­ле (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 2. М., 1982. С. 378, 429; Т. 3. Ч. 1. М., 1984. С. 24). Яро­слав­ский князь в 1588/89 гг. (Ста­ни­слав­ский А.Л. Тру­ды по исто­рии госу­да­ре­ва дво­ра в Рос­сии XVI–XVII веков. М., 2004. С. 215).
в 1577 г. был в Ореш­ке на вылаз­ке, в 1581 г. чис­лил­ся вое­во­дою на Деди­ло­ве. Вес­ной 1583 г. пере­до­вой полк со сво­и­ми вое­во­да­ми, кня­зья­ми З. и Сте­па­ном Васи­лье­ви­чем Кузь­ми­ным-Кара­ва­е­вым, и боль­шой полк, под пред­во­ди­тель­ством кня­зей Ива­на Сам­со­но­ви­ча Туре­ни­на и Дмит­рия Андре­еви­ча Замыц­ко­го, поплы­ли вниз по Вол­ге и поста­ви­ли в Коз­мо­де­мьян­ске острог. Был вое­во­дой в Оско­ле (1583). В 1584 г. З. сто­ял на Михай­ло­ве со сто­ро­же­вым пол­ком. В 1585 г. он был вое­во­дою в Беле­ве. В 1587 г., после того как 30 июня крым­ские царе­ви­чи взя­ли острог горо­да Кро­пив­ны; были посла­ны вое­во­ды с пол­ка­ми за Тулу к Мали­но­вым воро­там; при­шли туда 13-го июля; сто­я­ли неде­лю. В пра­вой руке были: князь Фео­дор Андре­евич Ногот­ков и князь Иван Андре­евич З.; он бил челом госу­да­рю на Ива­на Льво­ви­ча Сал­ты­ко­ва, вто­ро­го вое­во­ду боль­шо­го пол­ка, и госу­дарь велел его чело­би­тье запи­сать. В 1592 г. З., будучи вое­во­дою в Беле­ве, делал город; в 1593 г. он был вое­во­дой в Ряж­с­ке. В 1597 г. стро­ил город­ские укреп­ле­ния в Оско­ле, а затем остал­ся в нем вое­во­дой. В 1600 г. вто­рым вое­во­дою в боль­шой полк, нахо­див­ший­ся в Мцен­ске, назна­чен был князь Васи­лий Гри­го­рье­вич Щер­ба­тов. Это назна­че­ние кня­зя Щер­ба­то­ва в боль­шой полк заде­ло родо­вую честь кня­зя З., и он бил челом царю на кня­зя Васи­лье­ва деда Щер­ба­то­ва: «ему, кня­зю Ива­ну, мень­ше кн. Васи­лье­ва деда Щер­ба­то­ва быть невмест­но». Царь велел боярам сыс­кать слу­чаи в раз­ря­дах и учи­нить при­го­вор. Бояре рас­по­ря­ди­лись запи­сать на чело­бит­ной кня­зя З., что­бы ему быть без мест, по рос­пи­си, а по окон­ча­нии служ­бы дать ему суд в «оте­че­стве» и счет на кня­зя Васи­лье­ва деда Щер­ба­то­ва. В 1601 г. в Укра­ин­ном раз­ря­де в пере­до­вом пол­ку в Ново­си­ли, как и в преды­ду­щем году, долж­ны были быть Сабу­ров и князь З.; но Сабу­ров не был, а пото­му с кня­зем З. были сход­ные вое­во­ды с Михай­ло­ва: Ефим Бутур­лин и Петр Федо­ров. В 1602 г. З. был назна­чен вое­во­дою в пере­до­вой полк на место кня­зя Пет­ра Аха­ма­шу­ко­ви­ча Чер­кас­ско­го, с кото­рым был Ив. Федо­ро­вич Бас­ма­нов. Это назна­че­ние вызва­ло мест­ни­че­ство: князь З. бил челом в «оте­че­стве» о сче­те на боль­шо­го Ива­но­ва бра­та на околь­ни­че­го Пет­ра Бас­ма­но­ва, а так­же на бояри­на кня­зя Дмит­рия Ива­но­ви­ча Хво­ро­сти­ни­на, сын кото­ро­го князь Иван Дмит­ри­е­вич Хво­ро­сти­нин был пер­вым вое­во­дой сто­ро­же­во­го пол­ка. Госу­дарь оста­вил кня­зя З. сто­ять в Ново­си­ли, а Иван Бас­ма­нов на служ­бе не был, пото­му что его уби­ли раз­бой­ни­ки. 1603 г. янва­ря 25. — Наказ кн. Ива­ну Андре­еви­чу Солн­це­ву Засе­ки­ну и голо­ве Заха­рию Ива­но­ви­чу Без­об­ра­зо­ву, назна­чен­ным вое­во­да­ми на Тару на место кн. Андрея Ива­но­ви­ча Бах­те­я­ро­ва Ростов­ско­го и голов …В 1609 г. князь З. нахо­дил­ся во гла­ве Холо­пье­го Суда и докла­ды­вал боярам о раз­ных допол­ни­тель­ных ста­тьях к Судеб­ни­ку.
Синб. Сб. — Др. Рос. Вивл., XIV. — Акты Истор., II. — Карам­зин, «Исто­рия госуд. Рос.», IX—XI. — Бар­су­ков, «Спис­ки горо­до­вых вое­вод».
15.5. князь Петр Андре­евич (1583,1598)
с: Андр.Петр. Б.?
вое­во­да вре­мен царей Фео­до­ра Иоан­но­ви­ча и Бори­са (Году­но­ва), в 1583 г. усми­рял на Вол­ге луго­вых чере­мис и участ­во­вал в борь­бе с крым. тата­ра­ми (1598). {Воен. энц.}
16.6. князь Иван Михай­ло­вич
про­пу­щен­ный в родо­слов­ной сказ­ке, пору­чи­тель по кня­зе Иване Мсти­слав­ском (1571)
17.7. князь Дмит­рий Васи­лье­вич
18.8. князь Миха­ил Ива­но­вич (1589,- 1632)
С:Ив.Петр.Дмит.
В десятне Мещер­ской 7108 году зна­чит: Меще­ряне на Госу­да­ре­ве служ­бе были на Тер­ке, в том чис­ле Князь Михай­ло Княж Ива­нов сын Сон­цов слу­жит из выбо­ру ; помес­ной ему оклад 300 чет­вер­тей, в Бояр­ской книг 124 году напи­сан во Дво­ря­нах и име­но­ван Сон­цо­вым Засе­ки­ным.
19 (29) Апре­ля 1609 г. – Обыск­ное дело «околь­ни­че­го» Ф.К. Пле­ще­е­ва о дво­ря­нине Г. Арга­ма­ко­ве …ска­за­ли в
сыску…да княз Миха­и­ло княз Ива­нов сын Солн­цов-Засе­кин [АСПбИИ РАН. К. 174. Акты до 1613 г.
Оп. 2. Ед. хр. №301. Под­лин­ник.]
В состав­лен­ном 3 нояб­ря 1611 г. спис­ке раз­ных чинов людей, кото­рые были на зем­ской служ­бе с вое­во­дою кня­зем Д.Т. Тру­бец­ким, ука­зы­ва­ет­ся, что «князь Михай­ло, княж Ива­нов сын Солнцов–Засекин при­е­хал в июне из Чебок­сар» [АМГ. СПб., 1890. Т. I. С. 79.]. Князь М.И. Солнцов–Засекин в 1611 г. был вое­во­дой Чебок­сар­ско­го уез­да. В октяб­ре 1610 г. он был арза­мас­ским вое­во­дой, под­чи­нен­ным Лже­д­мит­рия II. [Весе­лов­ский С.Б. Арза­мас­ские помест­ные акты (1578–1618 гг.). М., 1916. С. 361–365, 367.]
1611 — Князь Михай­ло, княжь Ива­нов сын Солн­цов-Засе­кин, при­в­хал в июне из (Че)боксар; помест­ной оклад 800 четьи, из чети 80 руб­лев. Спи­сок раз­ных чинов людей, кото­рые были на зем­ской служ­бе с вое­во­дою кн. Д. Т. Тру­бец­ким.
столь­ник и вое­во­да в Беле­ве. 1616 — мос­ков­ский дво­ря­нин. Дворов.сын бояр. и поме­щик Мещер.у. и Муром. у. Столь­ник и вое­во­да в Беле­ве (1618)

23 коле­но

19.13. Иван Семе­но­вич (1594, —160?, Рязань)
с:Сем.Анд.Петр.
В Суз­даль­ской десятне 7105 году напи­сан в нови­ках , помес­ной ему оклад з00 чет­вер­тей, денег шесть руб­лев. убит на Ряза­ни>
~ Евдо­кия 1634 1636
без­де­тен
20.14. Андрей Ива­но­вич (1606,1649)
с:Иван.Андр.
стряп­чий (1606), столь­ник с 1622 г. В 1626 и 1629 гг. был пер­вым вое­во­дой в Пере­я­с­лав­ле. «…его началь­ство­ва­ние не выка­за­ло его с осо­бен­но хоро­шей сто­ро­ны; ему при­шлось полу­чить несколь­ко раз выра­же­ние неудо­воль­ствия царя за невы­пол­не­ние при­ка­за­ний, при­сы­лав­ших­ся ему из Моск­вы, и за зло­упо­треб­ле­ние дан­ной ему вла­стью в поль­зу род­ствен­ни­ков». В 1637 г. вое­во­да на Кра­пивне, в 1640—1642 гг.—Воронеже. Послед­нее упо­ми­на­ние о нем отно­сит­ся к 1647 г. Писец (1649)
Князь Андрей Ива­но­вич, сын кня­зя Ива­на Андре­еви­ча упо­ми­на­ет­ся с 1611 г. в чине стряп­че­го с пла­тьем; в 1622 г. был пожа­ло­ван в столь­ни­ки. 25 мар­та 1626 г. князь Андрей Ива­но­вич был назна­чен вое­во­дой боль­шо­го пол­ку и Пере­я­с­лавль-Залес­ский на обыч­ное в то вре­мя дежур­ство на слу­чай при­хо­да крым­цев и при наступ­ле­нии осе­ни был ото­зван из Пере­я­с­лав­ля. В 1629 г. С. сно­ва был пер­вым вое­во­дой в Пере­я­с­лав­ле. Впро­чем, его началь­ство­ва­ние над вой­ском не выка­за­ло его с осо­бен­но хоро­шей сто­ро­ны: ему при­шлось полу­чить несколь­ко раз выра­же­ния неудо­воль­ствия царя за невы­пол­не­ние при­ка­за­ний, при­сы­лав­ших­ся ему из Моск­вы, и за зло­упо­треб­ле­ние дан­ной ему вла­стью в поль­зу сво­их род­ствен­ни­ков, поме­стья кото­рых нахо­ди­лись на Украйне. В 1634 г. мы нахо­дим его в похо­де на поля­ков с кня­зем Д. М. Чер­кас­ским; в мар­те 1637 г. он был назна­чен сно­ва на южную Украй­ну, на этот раз в Кра­пив­ну. В 1640 г. князь Андрей Ива­но­вич был назна­чен вое­во­дой в Воро­неж, где и про­был до 1642 г., когда был ото­зван в Моск­ву и послан в Тулу с кня­зем А. Н. Тру­бец­ким. В 1646 г. С. был сно­ва отправ­лен с кня­зем Тру­бец­ким в Мценск; послед­нее упо­ми­на­ние о нем отно­сит­ся к 1647 г., когда в послед­ний раз нахо­дим его в спис­ках мос­ков­ских дво­рян.
В Бояр­ском спис­ке 119 году, каков сыс­кан в Раз­ря­де после Мос­ков­ска­го от Лит­вы разо­ре­нья , и в Бояр­ской кни­ге 124 писан в Стряп­чих с пла­тьем и име­но­ван Сон­цо­вым-Засе­ки­ным ; под име­нем ево напи­са­но: до Мос­ков­ска­го разо­ре­нья слу­жил с отцов­ска­го поме­стья; в Бояр­ских же кни­гах 135 , 137 и 139 годов писан в Столь­ни­ках, под име­нем его напи­са­но: в спис­ку 130, и в кни­гах 134 и 136 годов; помес­ной ему оклад 800 чет­вер­тей, денег шесть руб­лев; в Роз­бор­ной кни­ге Мос­ков­ских чинов 140, и в Бояр­ских 144 и 148 годов писан в Столь­ни­ках же; в Роз­ряд­ной кни­ге со 132 по 16о году зна­чит: кто в котром году были в Украй­ном Роз­ря­де Вое­во­ды по пол­ком ,в том чис­ле во 134 году в Пере­слав­ле Резан­ском Столь­ник и Вое­во­да Князь Андрей Княж Ива­нов сын Сон­цов-Засе­кин. В Запис­ной 134 и 135 годов кни­ге явству­ет: 135 году, Сен­тяб­ря в 21 день, Госу­дарь Царь и Вели­кий Князь Михай­ло Фео­до­ро­вич ука­зал украй­но­ва Роз­ря­ду из пол­ков боль­ших Вое­вод отпу­стить к Москве, в том чис­ле из Пере­слав­ля Резан­ска­го еще Князь Андрея Сон­цо­ва-Засе­ки­на; в Запис­ной же 136 и 137 годов кни­гах зна­чит: 137 Мар­та в 2 о день Госу­дарь ука­зал быти во сво­ей Госу­да­ре­ве служ­бе в украй­ном Роз­ря­де Вое­во­дам по пол­кам, в том числ в Пере­слав­ле Резан­ском ему Князь Андрею Сон­цо­ву-Засе­ки­ну; в Запис­ной же кни­ге 145 году напи­са­но: Госу­дарь Царь и Вели­кий Князь Михай­ло Фео­до­ро­вичь ука­зал быти, для бере­же­нья от при­хо­ду Крым­ских и Нагай­ских людей , в украй­ном Роз­ря­де Вое­во­дам по пол­кам, в том числ в Сто­ро­же­вом пол­ку на Кра­пивне ему Князь Андрею Сон­цо­ву-Засе­ки­ну; тож зна­чит, что он был в том 145 году на Кра­пивне Вое­во­дою; и в Роз­ряд­ной со 132 по 166 годов кни­гах, а во 148 и во 150 годах, как зна­чит в Запис­ных тех годов кни­гах, был он Вое­во­дою на Воро­не­же, и в том году сме­нен. В Запис­ной 152 году кни­ге зна­чит: Декаб­ря в 6 день, по Госу­да­ре­ву ука­зу веле­но напи­сать из Столь­ни­ков во дво­ряне, в том чис­ле Князь Андрея Княж Ива­но­ва сына Сон­цо­ва; в Смот­ре­ных спис­ках раз­ных годов зна­чит, что был он на служ­бах: во 142 в Можай­ске с Бояры и Вое­во­ды, со Кня­зем Дмит­ри­ем Мам­стрю­ко­ви­чем Чер­кас­ским, да со Кня­зем Дмит­ри­ем Михай­ло­ви­чем Пожар­ским, во 15о на Туле в пол­ку Вое­во­ды Князь Алек­сея Ники­ти­ча Тру­бец­ка­го; во 154 годах во Мцен­ску в пол­ку у него же Бояри­на и Вое­во­ды Князь Алек­сея Ники­ти­ча Тру­бец­ка­го; в Бояр­ский кни­ге 155 году напи­сан во Дво­ря­нах и име­но­ван Сон­цо­вым-Засе­ки­ным.
Андрей Ива­но­вич — Ростов­ский у., Сотем­ский ст., с. Мар­ко­во, 47/118; Шуй­ский у., Бори­со­глеб­ская вол., сц. Ива­но­во, 11/23; Яро­слав­ский у.. Город­ской ст., сц. Лопу­хо­во, 52/162;
Без­де­тен
21.18. Андрей Михай­ло­вич (1627, — 1669/70)
1с:Мих.Ив.Петр.
В 1627 г. пожа­ло­ван в столь­ни­ки к пат­ри­ар­ху Фила­ре­ту, в 1634 г. — в цар­ские столь­ни­ки.
на обе­де литов­ских послов, Алек­сандра Песо­чин­ско­го с това­ри­ща­ми, у царя Миха­и­ла Фео­до­ро­ви­ча он «носил пить перед бояр», сидев­ших за боль­шим сто­лом. Затем князь З. три раза (1643, 1667 и 1671 гг.), через зна­чи­тель­ные про­ме­жут­ки вре­ме­ни, «смот­рел» за цар­ски­ми обе­да­ми «в кри­вой стол». Для боль­шей тор­же­ствен­но­сти, так как обед был дан в 1667 г. в честь поль­ских и литов­ских послов, царь Алек­сей Михай­ло­вич назна­чил по два столь­ни­ка и в боль­шой, и в кри­вой сто­лы. В «боль­шой стол долж­ны были смот­реть»: Ники­та Ива­но­вич Шере­ме­тев и князь Дмит­рий Ива­но­вич Жиро­ва­го-Засе­кин; в кри­вой стол: князь Андрей Михай­ло­вич Солн­цев-Засе­кин и Иван Мак­си­мо­вич Язы­ков. Царь поже­лал сде­лать изме­не­ние и вме­сто Язы­ко­ва велел назна­чить кня­зя Миха­и­ла Фео­до­ро­ви­ча Жиро­ва­го-Засе­ки­на, но его не ока­за­лось в горо­де, так как он отпу­щен был на сва­дьбу. Князь Дмит­рий Ива­но­вич Жиро­ва­го-Засе­кин бил челом госу­да­рю в «оте­че­стве» о сче­те на кня­зя Андрея Солн­це­ва-Засе­ки­на, что ему с ним быть невмест­но. Царь тем не менее велел ему «смот­реть в боль­шой стол» вме­сте с Шере­ме­те­вым, обе­щая дать вслед за тем счет, но князь Дмит­рий Жиро­ва­го-Засе­кин не послу­шал­ся. Вслед­ствие это­го раз­ряд­ный дум­ный дьяк Баш­ма­ков, по цар­ско­му при­ка­за­нию, бил кня­зя Жиро­ва­го-Засе­ки­на в под­кле­те бато­га­ми и заста­вил его «смот­реть в боль­шой стол» вме­сте с Шере­ме­те­вым. В «кри­вой стол смот­ре­ли»: князь Андрей Солн­цев-Засе­кин и Иван Мак­си­мо­вич Язы­ков. После обе­да, когда госу­дарь пошел к себе в хоро­мы, князь Дмит­рий Жиро­ва­го-Засе­кин бил ему челом о сче­те на кня­зя Андрея Солн­це­ва-Засе­ки­на. Три дня спу­стя князь Андрей, в свою оче­редь, бил челом о бес­че­стье и обо­роне. Чело­бит­ная была при­ня­та, и дум­но­му дья­ку Баш­ма­ко­ву веле­но сде­лать справ­ки и доло­жить госу­да­рю. После это­го кня­зья Дмит­рий и Михай­ло Жиро­ва­го-Засе­ки­ны пода­ли в Раз­ряд сказ­ку, что им «с князь Андре­ем Солн­це­вым-Засе­ки­ным быти моч­но и на него не чело­бит­чи­ки».
Участ­во­вал в Смо­лен­ской войне под нача­лом кн. Д. М. Чер­кас­ско­го. В 1645 г. по смер­ти царя Миха­и­ла Федо­ро­ви­ча послан в Пере­я­с­лавль-Залес­ский, Ростов, Яро­славль, Костро­му, на Дви­ну и в помор­ские горо­да при­во­дить их насе­ле­ние к при­ся­ге царю Алек­сею Михай­ло­ви­чу. В 1646 и 1647 гг. вое­во­да в пол­ках Одо­ев­ско­го и Тру­бец­ко­го на Укра­ине. рыль­ский вое­во­да в 1647-1649 гг. (по Бар­су­ко­ву), в 1648-1649 гг.(по РБС). В 1650 г. послан в Пере­я­с­лавль-Рязан­ский «для хра­не­ния от при­хо­да крьм­цев» и про­был там до 1653 г. Как голо­ва сот­ни дво­рян участ­во­вал в похо­де про­тив Поль­ши в 1654 г., а так­же в поль­ских похо­дах 1655 и 1656 гг. В 1657—1659 гг. вто­рой вое­во­да в Вели­ком Нов­го­ро­де, в 1661—1662 гг. на вое­вод­стве в Ниж­нем Нов­го­ро­де. В 1665 г. назна­чен судьей в Мос­ков­ский суд­ный при­каз, эту долж­ность испол­нял до кон­ца жиз­ни. в 1669 г. дне­вал и ноче­вал при гро­бе царе­ви­ча Симео­на Алек­се­е­ви­ча.
У того же кня­зя Г.С.Куракина уже в 1658 г. воз­ник кон­фликт в Нов­го­ро­де с кня­зем А.М. Солн­це­вым-Засе­ки­ным. Ситу­а­ция эта ста­ла пред­ме­том кон­фи­ден­ци­аль­ной бесе­ды Кура­ки­на с Алек­се­ем Михай­ло­ви­чем. Царем “было гово­ре­но наедине о непо­чи­та­нье ему от това­ри­ща его, от кня­зя Ондрея Солн­цо­ва,” и пред­ло­же­на защи­та: “и будет ему […] надоб­но обо­рон, и он бы […] отпи­сал на него к государю.”49 Князь веж­ли­во откло­нил госу­да­ре­во
пред­ло­же­ние тра­ди­ци­он­но-мест­ни­че­ских “форм воз­дей­ствия,” ска­зав: “на това­ри­ща де сво­е­во на князь Ондрея Солн­це­ва к госу­да­рю писа­ти не ста­нет, а учнет у […] госу­да­ря мило­сти про­сить, как он […] пре­свет­лые очи уви­дит. И
гово­рил он […] с жало­бою: Бог де ево судит, не зна­ет де он […] каких он, князь Ондрей, мер чело­век, ево де бояр­ской доб­ро­де­те­ли и почи­та­нья к нему, князь Ондрею было много.”50 Таким обра­зом, спор пере­но­сит­ся в лич­но-мораль­ную плос­кость, что было по досто­ин­ству оце­не­но и Солн­це­вым-Засе­ки­ным, поняв­шим неиз­беж­ность мест­ни­че­ско­го пора­же­ния в суде с одним из знат­ней­ших ари­сто­кра­тов (на сто­роне кото­ро­го и цар­ское бла­го­во­ле­ние). Поэто­му через месяц князь Г.С. Кура­кин “ска­зы­вал, това­рищ ево […] после госу­да­ре­ва ука­зу перед ним, бояри­ном, прощался.”51 Эпи­зод этот иллю­стри­ру­ет посте­пен­ный рас­пад преж­них цен­но­стей незыб­ле­мо­го кор­по­ра­тив­но­го пони­ма­ния “чести,” в кото­рой, как в поня­тии, с кон­ца XVII в. посте­пен­но начи­на­ет пре­ва­ли­ро­вать зна­че­ние нрав­ствен­ной кате­го­рии.
Чуде­са­пре­по­доб­но­го Сав­вы Сторожевского,Звенигородского Чудотворца(конец XIV — нача­ло XXI века)1651года Об исце­ле­нии кня­зя Андрея Михай­ло­ви­ча Солн­це­ва. В те же дни, что и изве­стие об исце­ле­нии Семе­на Зме­е­ва, архи­манд­рит Гер­мо­ген полу­чил изве­стие о кня­зя Андрея Солн­це­ва. Мно­го дней про­ле­жал князь в лихо­рад­ке — был болен “сту­де­ною болез­нию” — “и нача чести чудо­твор­ца Сав­вы житие и дой­дя до того сло­ва, где угод­ник Божий пре­по­доб­ный Сав­ва исце­ля­ет от раз­ных болез­ней … стал про­сить со сле­за­ми мило­сти, обе­щав быть у его мно­го­це­леб­но­го гро­ба … во оби­те­ли Пре­чи­стые Бого­ро­ди­цы и вели­ко­го чудо­твор­ца Сав­вы помо­лить­ся, и том же часу подал ему угод­ник Божий и вели­кий чудо­тво­рец сав­ва от тоя болез­ни исце­ле­ние”.
Дв. разр., II и III, дополн. к III т. — Бар­су­ков, «Спис­ки горо­до­вых вое­вод».
Андрей Михай­ло­ви­ча
В Запис­ной Мос­ков­ска­го сто­ла 134 и 135 и в Бояр­ской тогож 135 годов кни­гах зна­чит: она­го 135 году, Фев­ра­ля во 2 день, Свя­тей­ший Пат­ри­арх Фила­рет Ники­тич пожа­ло­вал Князь Андрея Княж Михай­ло­ва сына Сон­цо­ва к себе в Столь­ни­ки, а до Столь­ни­че­ства ни в каком чину не был; в Бояр­ских кни­гах 137 и 139 годов писан в Пат­ри­ар­ших Столь­ни­ках; в спис­ке Пат­ри­ар­шим Сто­льи­и­кам 142 году, кото­рые в том году по ука­зу Госу­да­ря Царя и Вели­ка­го Кня­зя Михай­ла Фео­до­ро­ви­ча напи­са­ны к нему Госу­да­рю в чины, в том чис­ле и он Князь Андрей Княж Михай­лов сын Сон­цов в Столь­ни­ки; в Бояр­ских Кни­гах 144 и 148 и 155 и 166 годов писан в Столь­ни­ках. В Смот­ре­ных спис­ках раз­ных годов зна­чит, что был он на служ­бах: во 142 в Можай­ске в пол­ку Бояри­на и Вое­во­ды, Князь Дмит­рия Мам­стрю­ко­ви­ча Чер­кас­ска­го; во 15о на Туле в пол­ку Вое­во­ды Князь Алек­сея Ники­ти­чи Тру­бец­ка­го; во 154 в Лив­нах и в Беле­же город в пол­ку Бояри­на и Вое­во­ды Князь Ники­ты Ива­но­ви­ча Одо­ев­ска­го; в том же 154 в Беле­же горо­де в пол­ку Бояри­на и Вое­во­ды Князь Алек­ся Ники­ти­ча Тру­бец­ка­го; во 155 в Беле­же горо­де в пол­ку Бояри­на и вое­во­ды Князь Ники­ты Ива­но­ви­ча Одо­ев­ска­го; в Запис­ных кни­гах 156 и 157 годов зна­чит , что он в тех годах был в Рыл­ску Вое­во­дою и во оном же 157 году сме­нен; в Запис­ной же 158 году кни­ге явству­ет: Госу­дарь Царь и Вели­кий Князь Алек­сей Михай­ло­вич ука­зал для при­хо­ду воин­ских людей послать на Укра­и­ну по местам Вое­вод, в том чи сле в Пере­славль Резан­ской ево Столь­ни­ка Князь Андрея Михай­ло­ви­ча сына Сон­цо­ва ; в Запис­ных же кни­гах 159 и 161 годов зна­чит: Сен­тяб­ря в 2о день Госу­дарь ука­зал с сво­ей Госу­да­ре­вой служ­бы из Украй­ных горо­дов пол­ко­вых Вое­вод отпу­стить к Москве и в домы, в чис­ле кото­рых напи­сан и он Князь Андрей; в Смот­ре­ном спис­ке 164 и 165 годов зна­чит, что он в тех годах был на служ­бе в Риж­ском похо­де в пол­ку Вели­ка­го Госу­да­ря Царя и Вели­ка­го Кня­зя Алек­сея Михай­ло­ви­ча, и с Госу­да­рем был от Полоц­ка до Смо­лен­ска, а от Смо­лен­ска до Моск­вы , Голо­вою у сот­ни, и име­но­ван Сон­цо­вым Засе­ки­ным; в Запис­ной кни­ге 164 и 165 годов зна­чит, что он во 164 году был на служ­бе в Литов­ском похо­де во Дво­рян­ской сотне голо­вою; а июня в 17 день Госу­дарь Царь и Еели­кий Князь Алек­сей Михай­ло­вич, будучи в Смо­лен­ску , жало­вал Бояр, Околь­ни­чих и прот­чих чинов людей, за служ­бы шуба­ми, куб­ка­ми, денеж­ною при­да­чею, в том чис­ле и ево Князь Андрея, а чем имян­но, того не напи­са­но; а 165, янва­ря в 16 день, Госу­дарь Царь и Вели­кий Князь Алек­сей Михай­ло­вич пожа­ло­вал сво­е­го Госу­да­ре­ва пол­ку сотен­ных Голов, и их сотен Столь­ни­ков и Стряп­чих, и Дво­рян Мос­ков­ских, и Жиль­цов, кото­рые в том 165 году еха­ли за ним Вели­ким Госу­да­рем До Моск­вы, велел им сво­е­го Госу­да­ре­ва жало­ва­нья, помест­ные и денеж­ные учи­нить к преж­ним нх окла­дам, при­да­чи, Голо­вам, в том чис­ле и ему Князь Андрею 6о чет­вер­тей, Денег шесть руб­лев. В Запис­ной же 165 году кни­ге зна­чит Фев­ра­ля в 20 день Госу­дарь ука­зал быть на служ­бе в Нове горо­де Бояри­ну Князь Гри­го­рью Семе­но­ви­чю Кура­ки­ну, а с ним в Това­ры­щах ему Князь Андрею Княж Миха­и­ло­ву сыну Сон­цо­ву-Засе­ки­ну; в запис­ных кни­гах раз­ных годов зна­чит, что он был во 169 и 170 в Ниж­нем Нов­го­ро­де Вое­во­дою, а во 173, 174, 175, 176, 177 и 178 годах, в Мос­ков ском Суд­ном При­ка­зе Судьею, и в том 178 году умре. Помес­ной ему оклад в выше­пи­сан­ных Бояр­ских кни­гах писан 500 чет­вер­тей, денег 15 руб­лей, емуж при­да­но за Бело­го­род­скую служ­бу 154 и 155 годов, и за воло­вое дело 100 чет­вер­тей, денег 5 руб­лей, за при­езд во 163 году в Вязь­му, Мар­та в 16 день, 5о чет­вер­тей, денег 5 руб­левЪ, за Литов­ской поход 162, 163 и 164 го дов 2оо чет­вер­тей, денег 15 руб­лей; да что во 165 году был он за Госу­да­рем с сот­нею до Моск­вы, 50 чет­вер­тей, денег 5 руб­лей; за Литов­скую служ­бу 169 году, что на той служ­бе в ево место был сын ево Князь Васи­лей, 90 чет­вер­тей, денег 10 руб­лев, да за з0 чет­вер­тей помест­на­го окла­ду, денег один рубль с пол­ти­ною.
После смер­ти Фео­до­ры Андре­ев­ны Пожар­ской, при­над­ле­жав­шая ей часть Пурец­ко­го име­ния в мар­те 1651 года была раз­де­ле­на по цар­ско­му ука­зу меж­ду слу­жи­лы­ми дво­ря­на­ми. При этом шесть кре­стьян­ских и бобыль­ских дво­ров, ранее при­над­ле­жав­ших Пре­об­ра­жен­ско­му Мака­рьев­ско­му мона­сты­рю, с кре­стья­на­ми и уго­дья­ми, были пере­да­ны во вла­де­ние остав­шим­ся наслед­ни­кам Д.М.Пожарского, а осталь­ные 185 дво­ров с кре­стья­на­ми и зем­ли в коли­че­стве трех­сот два­дца­ти четей поде­ле­ны меж­ду столь­ни­ком Андре­ем Васи­лье­ви­чем Бутур­ли­ным, кня­зем Андре­ем Михай­ло­ви­чем Сон­цо­вым и дво­ря­ни­ном Гри­го­ри­ем Бори­со­ви­чем Наще­ки­ным.
~ Ага­фья Абра­мов­на Семи­че­ва (1634), дочь Абра­ма Ильи­ча Семи­че­ва; в при­да­ное дана вот­чи­на сц. Стре­ко­во в Вышгород.ст. Дмитров.у.
22.18. князь Юрий Михай­ло­вич (1636,1686)
1с:Мих.Ив.Петр.
стряп­чий (1658), столь­ник (1678) вое­во­да, участ­ник мно­гих похо­дов. Послед­нее упо­ми­на­ние о нем отно­сит­ся к 1686 г. Вотч. Вологод.у., Клин.у.
Так­же суще­ству­ют пере­пис­ные кни­ги Ниже­го­род­ско­го уез­да 1678 годов: руко­во­ди­те­ля­ми этих вало­вых опи­са­ний были а в 1678 году – князь Юрий Михай­ло­вич Солн­цев-Засе­кин и дьяк Петр Дани­ло­вич Све­чин.
Юрья Михай­ло­вич
В Смот­ре­ном спис­ке 146 году писан в Жиль­цах, и был в том году на служ­бе в Сер­пу­хо­ве в пол­ку Бояри­на и Вое­во­ды Князь Ива­на Бори­со­ви­ча Чер­кас­ка­го с това­ри­щи ; в Запис­ной 150 году кни­ге напи­са­но: Мар­та в 3 день Госу­дарь Царь и Вели­кий Князь Михай­ло Фео­до­ро­вичь пожа­ло­вал ево Князь Юрья Княж Михай­ло­ва сына Сон­цо­ва-Засе­ки­на из Житья в Стряп­чие, и в Бояр­ских кни­гах раз­ных годов писан в Стряп­чих; а во 176 году Октяб­ря в 24 день Госу­дарь Царь и Вели­кий Князь Алек­сей Михай­ло­вич пожа­ло­вал по Мос­ков­ско­му спис­ку, в том чис­ле из Стряп­чих ево Князь Юрья Князь Михай­ло­ва сына Сон­цо­ва-Засе­ки­на в Столь­ни­ки и в Бояр­ских же кни­гах 183, 184, 194 и 200 годов писан в Мос­ков­ских Дво­ря­нах; в Смот­ре­ных спис­ках раз­ных годов зна­чит что он был на служ­бах: во 150 на Туле в пол­ку Вое­во­ды Князь Алек­сея Ники­ти­ча Тру­бец­ка­го; во 154 во Мцен­ску в пол­ку у негож Бояри­на и Вое­во­ды Князь Алек­сея Ники­ти­ча Тру­бец­ка­го; в том же 154 в Лив­нах и в Беле­же горо­де в пол­ку Бояри­на и Вое­во­ды Князь Ники­ты Ива­но­ви­ча Одо­ев­ска­го ; во 155 в Беле­же горо­де в пол­ку у негож Бояри­на Кня­зя Одо­ев­ска­го; во 164 и во 165 в Риж­ском похо­де в пол­ку Вели­ка­го Госу­да­ря Царя и Вели­ка­го Кня­зя Алек­сея Михай­ло­ви­ча, и за Госу­да­рем был от Полоц­ка до Смо­лен­ска, а от Смо­лен­ска до Моск­вы, в сотне Голо­вы Столь­ни­ка Семе­на Юрье­ва сына Мило­слав­ско­го;; во 183 в Сев­ску в пол­ку Бояри­на и Вое­во­ды Князь Юрья Алек­се­е­ви­ча Дол­го­ру­ко­ва; во 184 и во I85 в Путим­ле в пол­ку Бояри­на и Вое­во­ды Князь Васи­лья Васи­лье­ви­ча Голи­цы­на ; во 187 в Сев­ску и в Киев­ском похо­де в пол­ку Бояри­на и Вое­во­ды Князь Миха­и­ла Але­гу­ко­ви­ча Чер­кас­ка­го; во 191 в похо­де в Тро­иц­кий Сер­ги­ев мона­стыр. Помес­ной ему оклад, как зна­чит в выше­упо­мя­ну­тых Бояр­ских кни­гах, учи­нен во 152 году 500 чет­вер­тей, денег 20 руб­лев; емуж при­да­чи за Бело­го­род­скую служ­бу 154 и 155 и за воло­вое дело, 100 чет­вер­тей, денег 5 руб­лев; за при­езд во 163 году в Вяз­му на указ­ной срок 5 о чет­вер­тей, денег у руб­лей; за Литов­скую служ­бу 162, 163 и 164 годов 150 чет­вер­тей, денег 12 рублев;да что во 164 году ехал за Госу­да­рем от Моги­ле­ва до Смо­лен­ска, 6о чет­вер­тей, денег 5 руб­лев; за служ­бу 172 и 173 годов 1 зо чет­вер­тей, денег 9 руб­лев; для объ­яв­ле­ния бла­жен­ныя памя­ти Бла­го­вер­на­го Госу­да­ря Царе­ви­ча 176 году 2о чет­вер­тей, денег 12 руб­лев; да за пере­хо­жие за 8о чет­вер­тей денег 4 руб­ли; для объ­яв­ле­ния ж бла­жен­ныя памя­ти Вели­ка­го Госу­да­ря 183 году денег и за пере­хо­жие за 100 чет­вер­тей 17 руб­лей; за Путивль­скую служ­бу 185 и 186 денег и за пере­хо­жие за 120 чет­вер­тей 19 руб­лей; за Киев­скую служ­бу 187 денег 7 руб­лев 50 копе­ек; за служ­бу 191 году, что он был за Вели­ким Госу­да­рем в Тро­иц­ком похо­де, 5 руб­лей, да за пере­хо­жие за 50 чет­вер­тей денег 2 руб­ли с пол­ти­ною; для веч­на­го миру с Поль­ским Коро­лем 194 году, и за пере­хо­жие за 2оо чет­вер­тей 30 руб­лей. Име­но­ван он Князь Юрья в выше­пи­сан­ных кни­гах в неко­то­рых Сон­цо­вым, а в дру­гих Сон­цо­вым-Засе­ки­ным.
Князь Юрий Михай­ло­вич, сын кня­зя Миха­и­ла Ива­но­ви­ча, в 1638 г. был под началь­ством кня­зя И. Б. Чер­кас­ско­го на Украйне. 3 мар­та 1642 г. был пожа­ло­ван из жиль­цов в стряп­чие и в том же году отправ­лен в Тулу под началь­ством кня­зя A. H. Tpy­бец­ко­го для бере­же­ния от напа­де­ния крым­цев; в 1646 и 1647 гг. он сно­ва был на Украйне, с 1654 по 1657 г. участ­во­вал в поль­ских похо­дах царя Алек­сея Михай­ло­ви­ча и за уча­стие в этих похо­дах полу­чил доволь­но боль­шую по тому вре­ме­ни при­бав­ку к окла­ду; в 1676 г. он был в Путив­ле под началь­ством кня­зя В. В. Голи­цы­на, в 1678 г. состав­лял новые пере­пис­ные кни­ги по Бере­з­о­поль­ско­му ста­ну Ниже­го­род­ско­го уез­да и, нако­нец, в 1679 г. был в турец­ком похо­де кня­зя M. A. Чер­кас­ско­го. Послед­нее упо­ми­на­ние о кня­зе Юрий Михай­ло­ви­че отно­сит­ся к 1686 г., когда по слу­чаю веч­но­го мира с Поль­шей он полу­чил неболь­шую при­да­чу к сво­е­му окла­ду.
1702-01-01 Умре

24 коле­но

23.21. князь Васи­лий Андре­евич Сон­цов-Засе­кин (1654,1682)
1с:Анд.Мих.Иван.
столь­ник (1658,1678)Под коман­до­ва­ни­ем кня­зя Ю. А. Дол­го­ру­ко­ва участ­во­вал в похо­дах на Лит­ву в 1654—1657 гг. В 1671 г., так­же вме­сте с Дол­го­ру­ко­вым, участ­во­вал в подав­ле­нии вос­ста­ния под руко­вод­ством С. Т. Рази­на. вое­во­да в Брян­ске (1671); 1676 — двин­ский вое­во­да. В 1679 г. участ­во­вал в турец­ком похо­де кня­зя М. А. Чер­кас­ско­го. Послед­нее упо­ми­на­ние о нем дати­ро­ва­но 1682 г.
язь Васи­лий Андре­евич, сын кня­зя Андрея Михай­ло­ви­ча, 8 нояб­ря 1653 г. был пожа­ло­ван из жиль­цов в стряп­чие, 27 нояб­ря того же года — в столь­ни­ки, с 1654 по 1657 г. участ­во­вал во всех литов­ских похо­дах царя; в 1661 г. в поль­ском похо­де кня­зя Ю. ?. Дол­го­ру­ко­ва; в 1668 и 1669 гг. встре­ча­ет­ся упо­ми­на­ние, что он был на служ­бе в Сев­ске с кня­зем Г. С. Кура­ки­ным. в 1670 г. был вое­во­дой в Брян­ске, в 1671 ото­зван в Моск­ву и послан с кня­зем Ю. А. Дол­го­ру­ко­вым усми­рять Разин­ский бунт; в 1679 г. он участ­во­вал в турец­ком похо­де кня­зя M. А. Чер­кас­ско­го. Послед­ний раз упо­ми­на­ет­ся в 1862 г. в чине погре­бе­ния царя Федо­ра Алек­се­е­ви­ча.
Вотч. Белев у., при­да­ная вот. Рязанск.у.
Васи­лий Андре­еви­ча
В Запис­ной кни­ге 16г году напи­са­но: Нояб­ря в 8 день, Госу­дарь Царь и Вели­кий Князь Алек­сей Михай­ло­вич , пожа­ло­вал его Князь Васи­лья из Житья в Стряп­чии; в оной же и в Бояр­ской 155 году кни­гах зна­чит, что Нояб­ря в 27 день Госу­дарь пожа­ло­вал ево Князь Васи­лья из Стряп­чих в Столь­ни­ки и в Бояр­ских кни­гах 166, 176, 183 и 184 годах писан в Столь­ни­ках; в Смот­ре­ных спис­ках раз­ных годов зна­чит что был он на служ­бах во 164 и во 165 в Риж­ском похо­дах пол­ку Вели­ка­го Госу­да­ря Царя и Вели­ка­го Кня­зя Алек­сея Михай­ло­ви­ча, и за ним Госу­да­рем был от Полоц­ка до Моск­вы в сот­ных голо­вах Столь­ник Князь Андрея Княжь Михай­ло­ва сына Сон­цо­ва-Засе­ки­на; во 169 в Губа­ре­ве­ком похо­де в пол­ку Бояри­на и Вое­во­ды Князь Юрия Алек­се­ви­ча Дол­го­ру­ко­ва; во 176 и во 177 в Сев­ску в пол­ках Бояри­на и Вое­во­ды Князь Гри­го­рья Семе­но­ви­ча Кура­ки­на и Столь­ни­ка и Вое­во­ды Князь Пет­ра Ива­но­ви­ча Хован­ска­го в заво­е­вод­чи­ках; в Запис­ных кни­гах 178 и 179 году зна­чит что в был он в Брян­ску Вое­во­дою, и в том 179 году сме­нен. В Смот­ре­ных спис­ках она­гож 179 и 187 годов зна­чит, что был он на служ­бах: во 179 Низо­вом похо­де в пол­ку Бояри­на и Вое­во­ды Князь Юрья Алвк­се­е­ви­ча Дол­го­ру­ко­го; во 187 в Сев­ску и в Киев­ском похо­де для обо­ро­ны горо­да Кие­ва и иных Мало­рос­сий­ских горо­дов, в пол­ку Бояри­на и Вое­во­ды Князь Миха­и­лы Але­гу­ко­ви­ча Чер­кас­ка­го с июня- рыщи. Помес­ной ему оклад, как зна­чит в выше­опи­сан­ных Бояр­ских кни­гах, во163 году учи­нен вновь 150 чет­вер­тей, денег 2 у руб­лев; емуж при­да­чи за при­езд во 163 году в Вяз­му, Мар­та в 16 день, 5о чет­вер­тей, денег 5 руб­лев; за служ­бу за Литов­ской поход 162, 163 и164 годов 15о чет­вер­тей, денег 12 руб­лев ; да что он во 165 году ехал за Госу­да­рем до Моск­вы, 50 чет­вер­тей, денег 5 руб­лев; для объ­яв­ле­ния Бла­жен­но­го Госу­да­ря Царе­ви­ча 183 году 100 чет­вер­тей, денег 12 руб­лев, и во всех кни­гах име­но­ван Сон­цо­вым-Засе­ки­ным.
~ Мав­ра Ива­нов­на Тра­ха­нио­то­ва 1661
24.21. Иван Андре­евич Сон­цов-Засе­кин (1658,1682)
2с:Анд.Мих.Иван.
столь­ник (1658,1678). 1670 — вое­во­да Вели­ких Лук. В 1678 г. был под коман­до­ва­ни­ем кня­зя Г. Г. Ромо­да­нов­ско­го в похо­де на Чиги­рин, затем в 1679 г. под коман­до­ва­ни­ем кня­зя М. А. Чер­кас­ско­го в турец­ком похо­де. Послед­ний раз упо­ми­на­ет­ся в 1682 г.в 1682 г. участ­во­вал в чине погре­бе­ния царя Федо­ра Алек­се­е­ви­ча. Вот­чин. Кинеш­ма у.
25.21. Борис Андре­евич Сон­цов-Засе­кин (1658,1689)
3с:Анд.Мих.Иван.
стряп­чий (1658), столь­ник (1668,1684) г. В 1671 г. под началь­ством кня­зя Ю. А. Дол­го­ру­ко­ва участ­во­вал в подав­ле­нии вос­ста­ния под руко­вод­ством С. Т. Рази­на. В 1684 г. был вое­во­дой в Тоболь­ске. Участ­во­вал в обо­их крым­ских похо­дах кня­зя В. В. Голи­цы­на в 1687 и 1689 гг.
26.21. Пётр Андре­евич Сон­цов-Засе­кин (1705,1717)
4с:Анд.Мих.Иван.
столь­ник (1706,1713), вотч. Московс.у.,Сурожс.ст.,сцо Попов­ка, дв.вот.7ч., дво­ров крест. нет
1703 — за Уло­же­ни­ем, 1706-01-01 — В Ниж­нем, в Суз­да­ле, в Муро­ме, в Воло­ди­ме­ре, 35 дво­ров
~ NN
~ Сте­фа­ни­да Гав­ри­и­лов­на
27.21. Афа­на­сий Андре­евич Сон­цов-Засе­кин (1678,1710)
4с:Анд.Мих.Иван.
столь­ник (?,1703), отстав­ной в Москве для посылок(1706,1710)
1692 сен­тябрь 28 про­дал околь­ни­че­му Роди­о­ну Михай­ло­ви­чу Пав­ло­ву дер. Лабо­зи­на с дер. Галич­ско­го у.
1702 авгу­ста 3 «от служ­бы отстав­лен» из-за уве­чья, имел 50 дво­ров.
Вла­ди­мир Гру­шец­кий при­ку­пил еше неболь­шую часть име­ния Пет­ров­ское на Уво­ди, кото­рое в XVII веке при­над­ле­жа­ла дво­ря­нам Кон­стан­ти­ну Ива­но­ви­чу и его сыну Ники­те Кон­стан­ти­но­ви­чу Велья­ми­но­вым, а с 1634 г. явля­лось вла­де­ни­ем кня­зя Андрея Михай­ло­ви­ча Сон­цо­ва-Засе­ки­на. После кня­зя Андрея часть Пет­ров­ско­го явля­лась вот­чи­ной его сыно­вей, а после смер­ти млад­ше­го из них кня­зя Афа­на­сия Андре­еви­ча Сон­цо­ва-Засе­ки­на в 1713 г. пере­шла к вну­ку кня­зю Васи­лию Афа­на­сье­ви­чу Сон­цо­ву-Засе­ки­ну. Послед­ний в 1740 г. и про­дал име­ние Вла­ди­ми­ру Гру­шец­ко­му [ГАВО. Ф.З. Оп.1. Д.237. Л.6-7.].
~ Анна Арте­мьев­на Рти­ще­ва
княж­на Усти­нья Андре­ев­на Сон­цо­ва-Засе­ки­на (* 2-я треть XVII в.)
~ Алек­сей Юрьев * 2-я четв. XVII в.† 1690-е
~ Иван Яко­вле­вич Колы­чев-Хлыз­нев * 1640-е † 1690-е
28.22. Борис Юрье­вич Сон­цов-Засе­кин (1678,1710)
1с:Юр.Мих.Иван.
столь­ник (1678,1703), отстав­ной в Москве для посылок(1706,1710). Вое­во­да в Гали­че в 1693—1694 гг. В 1892 г. В «Тру­дах Орлов­ской Уче­ной Архив­ной комис­сии» была опуб­ли­ко­ва­на весь­ма инте­рес­ная чело­бит­ная гали­чан на имя царей Иоан­на и Пет­ра Алек­се­е­ви­чей с прось­бой о про­дле­нии сро­ка пол­но­мо­чий вое­во­ды сле­ду­ю­ще­го содер­жа­ния: «В про­шлом Госу­да­ри дву­со­том году (7200/1692) по Ваше­му Вели­ких Госу­да­рей Ука­зу в Гали­че Столь­ник князь Борис Юрье­вич Сон­цов-Засе­кин дру­гой год, и он Ваши, Вели­ких Госу­да­рей, и наши, бого­моль­цев и холо­пей Ваших, дела дела­ет в прав­де, без­во­ло­кит­ной и без­убы­точ­ной нам холо­пам Вашим и людиш­кам и кре­стья­ниш­кам нашим налог и убыт­ков, и разо­ре­ния и тес­не­ния нико­гда не учи­ни­вал, и вся­кие дела дела­ет по Ваше­му, Вели­ких Госу­да­рей, ука­зу…» Вотч.Рязан.у.,вотч. Москов.у., Сурожс. ст.,сцо Крюч­ко­во, дв. вот.6ч., 2 дв. скот. 6ч., дво­ров крест.нет.
В Смот­ре­ном спис­ке 183 году напи­сан в Жиль­цах, и был в том году на служ­бе в Сев­ску в пол­ку Бояри­на и Вое­во­ды Князь Юрья Алек­се­е­ви­ча Дол­го­ру­ко­ва; в Бояр­ских 183 и 184, и в Запис­ной 185 годов кни­гах зна­чит: Госу­дарь Царь и Вели­кий Князь Фео­дор Алек­се­е­вич пожа­ло­вал ево во 185 из Житья в Стряп­чие, а во 188 из Стряп­чих в Столь­ни­ки; помес­ной ему оклад 600 чет­вер­тей, денег 30 руб­лев; и в Бояр­ских кни­гах 194 и 2оо годов писан в Столь­ни­ках; в Смот­ре­ных спис­ках, и в Запис­ных кни­гах раз­ных годов зна­чит, что был он на служ­бах: во 185 в Путив­ле в пол­ку Бояри­на и Вое­во­ды Князь Васи­лья Васи­лье­ви­ча Голи­цы­на; во 187 в Сев­ску и в Киев­ском похо­де в пол­ку Бояри­на и, Вое­во­ды Князь Миха­и­ла Але­гу­ко­ви­ча Чер­кас­ка­го; во 191 в похо­де в Тро­иц­ком Сер­ги­ев мона­стырь ; во 195 и во 197 в обо­их Крым­ских похо­дах в Боль­шом пол­ку Ближ­ня­го Бояри­на и Дво­ро­во­го Вое­во­ды Князь Васи­лья Васи­лье­ви­ча Голи­цы­на; цынп; и во оном 195 году жало­ван он с про­чи­ми, как и выше зна­чит, при­слан­ны­ми от Вели­ких Госу­да­рей золо­ты­ми; в 201 и 202 в Гали­че Вое­во­дою, в 204 в Азов­ском похо­де в Боль­шом пол­ку Бояри­на и Вое­во­ды Алек­сея Семе­но­ви­ча Шеи­на у Столь­ни­ков у вто­рой роты Рот­мист­ром ; в 2о5 в Азов­ском же похо­де для про­мыс­лу и поис­ку над непри­я­тель­ски­ми воин­ски­ми людь­ми, и над Кубан­цы , и Нагай­цы , и для стро­е­ния в Азо­ве , Лютин и Тоган-Роге вся­ких кре­по­стей , в Боль­шом пол­ку у негож Бояри­на Шеи­на ; в 708 годах в Дон­ском похо­де на Воро­неж, в Чер­кас­ком и в дру­гих горо­дах, в пол­ку Лейб-Гвар­дии Май­о­ра Князь Васи­лья Воло­ди­ме­ро­ви­ча Дол­го­ру­ко­ва, и име­но­ван Сон­цо­вым- Засе­ки­ным.
Пере­пись 1710 года: Санкт-Петер­бург­ская губер­ния: Город Рже­ва Воло­ди­ме­ро­ва с уез­дом: Переч­не­вая кни­га
(РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 12365. Л.1-100)а князь Бари­сом княж Юрье­вым сыном Сон­цо­вым Засе­ки­ным дерев­ня Сысо­е­ва а Березук тож 2 дво­ра кре­стьян­ских
1702-01-01 — Маия 7-го чис­ла для ста­ро­сти от пол­ко­вые служ­бы отстав­лен. 20 дво­ров.
~ кн. Ека­те­ри­на Давы­дов­на Вол­кон­ская * сер. XVII в.
29.22. Семён Юрье­вич Сон­цов-Засе­кин (1682,1748)
2с:Юр.Мих.Иван. Столь­ник (1705,1727), вое­во­да Сев­ска,, вотч. Суздальск.у., Опольс. ст., с. Щер­бо­во, дв. вотч., дв. скот, 10 ч., 25/128, Мос­ков. у., Горе­тов. ст., сцо Горе­то­во, дв. вот. 1 ч., дв. скот. 8 ч., 2/15.
В Бояр­ских 183 и 184, и в Запис­ной 185 годов кни­гах зна­чит: Госу­дарь Царь и Вели­кий Князь Фео­дорЪА­лек­се­е­вич пожа­ло­вал ево Князь Семе­на во 185 из Житья в Стряп­чие, а во 189 из Стряп­чих в Столь­ни­ки ; и в Бояр­ских кни­гах 194 и 2оо годов писан в Столь­ни­ках. В Смот­ре­ных спис­ках раз­ных годов зна­чит что был он на служ­бах: во 185 в Путив­ле в пол­ку Бояри­на и Вое­во­ды Князь Васи­лья Васи­лье­ви­ча Голи­цы­на с това­ры­щи ; во 187 в Сев­ску и в Киев­ском похо­де в пол­ку Бояри­на и Вое­во­ды Князь Ми хай­ла Але­гу­ко­ви­ча Чер­кас­ка­го; во 19* похо­де в Тро­иц­ком Сер­ги­ев мона­стырь; во 195 и во 197 , во обо­их Крым­ских похо­дах , в Боль­шом пол­ку Ближ­ня­го Бояри­на и Дво­ро­ва­го Вое­во­ды Князь Васи­лья Васи­лье­ви­ча Голи­цы­на; во 197 в Рот­мист­рах , и во 195 году жало­ван он с прот­чи­ми , как выше зна­чит, при­слан­ны­ми от Вели­ких Госу­да­рей золо­ты­ми. В Запис­ной 199 году кни­ге зна­чит: Декаб­ря в 7 день Вели­кие Госу­да­ри Цари и Вели­кие Кня­зи , Иоанн Алек­се­е­вич и Петр Алек­се­е­вич, ука­за­ли ему Князь Семе­ну ездить за собою Вели­ки­ми Госу­да­ри в зим­них похо­дах. В Смот­ре­ном спис­ке 703 году зна­чит , что в том году был он на служ­бе в Сев­ску, в Сумах и в Ахтыр­ке, зв пол­ку Бояри­на и Вое­во­ды Князь Миха­и­ла Гри­го­рье­ви­ча Ромо­да­нов­ска­го в Заво­е­вод­чи­ках. Помес­ной ему оклад, как явству­ет в выше­упо­мя­ну­тых Бояр­ских кни­гах, учи­нен во 198 году вновь 600 чет­вер­тей, денег 30 руб­лев ; емуж при­да­чи за Путивль­скую служ­бу 185 и 186, 120 чет­вер­тей, денег 13 руб­лев; за Киев­скую служ­бу 187 и 188 50 чет­вер­тей, денег 5 руб­лев; за Тро­иц­кой поход 191 году, 50 чет­вер­тей, денег 5 руб­лев ; для веч­но­го миру с Поль­ским Коро­лем 194 году 18о чет­вер­тей, денег и за пере­хо­жие за 2о чет­вер­тей г 1 рубль ; за Крым­ской пер­вой поход 196 году денег, и за пере­хо­жие за 150 чет­вер­тей 22 руб­ли 50 копе­ек; за Крым­ской дру­гой поход 198 году денег и за пере­хо­жие за 250 чет­вер­тей 42 руб­ли с пол­ти­ною и для того что он был в Рот­мист­рах.
1719 март — судья Рас­прав­ной пала­ты. В 1719 — столь­ник, вое­во­да Сев­ской про­вин­ции; в Сев­скую про­вин­цию вхо­ди­ли тогда горо­да Брянск, Труб­чевск, Кара­чев, Кро­мы, Рыльск, Путивль, Нед­ри­гай­лов, Камен­ный и мно­же­ство дру­гих посе­ле­ний.
НИКОЛЬ­СКИЙ РАЙ­ОН рас­по­ло­жен в севе­ро-восточ­ной части Пен­зен­ской области.МОКРАЯ ПОЛЯ­НА (Николь­ское), рус­ское село Керен­ско­го сель­со­ве­та, в 8 км к юго-запа­ду от Николь­ска. На 1.1.2004 – 101 хозяй­ство, 177 жите­лей. Осно­ва­но поме­щи­ком в нача­ле 18 века. В 1748 – село Николь­ское, Мок­рая Поля­на тож, Засур­ско­го ста­на Пен­зен­ско­го уез­да, столь­ни­ка, кня­зя Семе­на Юрье­ви­ча Сон­цо­ва-Засе­ки­на (106 ревиз­ских душ), одно­двор­цев, содер­жа­щих ланд-мили­цию (14), дра­гу­на Миха­и­ла Сидо­ро­ви­ча Хов­ри­на (11), недо­рос­ля Миха­и­ла Михай­ло­ви­ча Хов­ри­на (2), дра­гун­ской вдо­вы Мат­ре­ны Ива­нов­ны Хов­ри­ной (12), все­го 145 ревиз­ских душ (РГА­ДА, ф.350, оп.2, е.хр.2546, лл. 324-330 об.). Меж­ду 1761 и 1785 года­ми при селе – лес­ные выруб­ки для сте­коль­ной про­мыш­лен­но­сти; в это вре­мя здесь поме­щи­ка­ми были Ага­фо­клея Ива­нов­на Бах­ме­те­ва (око­ло 70-80 ревиз­ских душ) и Анна Афа­на­сьев­на Сон­цо­ва (25 рев. Душ).
Гор­ба­сье­во, цер­ковь Гру­зин­ской Божи­ей Мате­ри, с 1714 г.1715 г., «Вот­чи­на столь­ни­ка князь Семе­на княж Юрье­ва сына Солн­це­ва Засе­ки­на села Гор­ба­сье­ва. В том селе цер­ковь дере­вян­ная во имя Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы Гру­зин­ския. При той церк­ви во дво­ре поп Мат­вей Ива­нов 35 лет, жена ево Прас­ко­вья Ива­но­ва 30 лет. У них детей дочь Татья­на 6 недель. У него пле­мян­ни­ца Афи­мья Ели­се­е­ва 7 лет» [13, стр. 322 (обо­рот)].
1723 г., «Села Гор­ба­сье­ва церк­ви Пре­свя­тыя Бого­ро­ди­цы Гру­зин­ския поп Мат­вей Ива­нов по запо­ве­ди Свя­то­го Еван­ге­лия … дей­стви­тель­ным он поп Мат­вей 43 лет. У него дети Ники­та 8 лет, Мат­вей полу­то­ра году. У тоя ж церк­ви дей­стви­тель­ный дья­чек Васи­лий Ива­нов 25 лет… Вот­чи­на столь­ни­ка кня­зя семе­на княж Юрье­ва сына Солн­це­ва Засе­ки­на село Гор­ба­сье­во» [14, стр. 637, 638].
Пере­пись 1710 года: Санкт-Петер­бург­ская губер­ния: Город Рже­ва Воло­ди­ме­ро­ва с уез­дом: Переч­не­вая кни­га
(РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 12365. Л.1-100)За князь Семе­ном княж Юрье­вым сыном Сон­цо­вым Засе­ки­ным дерев­ня Мак­си­мо­ва Саро­ки­на тож кре­стьян­ских 2 вдо­вей 1 двор
24 фев­ра­ля 1706 г. князь Семен Юрье­вич Солн­цов-Засе­кин бил челом мит­ро­по­ли­ту сар­ско­му и подон­ско­му, про­ся бла­го­сло­вить его на построй­ку в мона­сты­ре камен­ной церк­ви во имя Иоан­на Пред­те­чи «на гро­бахъ беле́вскихъ кня­зей и сво­ихъ роди­те­лей» [Саха­ров И. П. Исто­рия обще­ствен­на­го обра­зо­ва­ния Туль­ской губер­нии. М., 1832.. С. 198-200]. По сохра­нив­шим­ся сви­де­тель­ствам оче­вид­цев кон­ца XVIII – XIX вв., не слож­но уста­но­вить, что к тому вре­ме­ни в скле­пе под цер­ко­вью раз­ме­ща­лось шесть над­гроб­ных памят­ни­ков. Под дву­мя из них 1638 и 1660 гг. поко­ил­ся прах пред­ста­ви­те­лей рода кня­зей Вол­кон­ских 3. Три памят­ни­ка при­над­ле­жа­ли кня­зьям Солн­цо­вым-Засе­ки­ным: два из них, судя по все­му – роди­те­лей кня­зя Семе­на Юрье­ви­ча и один – его сест­ры княж­ны Марии Юрьев­ны Солн­цо­вой 1672/73 (7181) г. Один памят­ник, у само­го вхо­да в склеп, был без над­пи­си [И. Л. (Иеро­мо­нах Лео­нид) Цер­ков­но-исто­ри­че­ское изсле­до­ва­ние о древ­ней обла­сти вяти­чей, вхо­див­шей с нача­ла XV и до кон­ца XVIII сто­ле­тия в состав Кру­тиц­кой и частию Суз­даль­ской епар­хии. // ЧОИДР. М., 1862, кн. 2.. С. 76-77; Лёв­шин В. А. Исто­ри­че­ское, ста­ти­сти­че­ское и каме­раль­ное опи­са­ние горо­дов Туль­ской губер­нии. // Поли­ти­че­ский, ста­ти­сти­че­ский и гео­гра­фи­че­ский жур­нал, или Совре­мен­ная исто­рия све­та на 1807 год. Ч. II, кн. II., май.. С. 119; 37. С. 53; Мар­ты­нов П. М. Исто­ри­ко-ста­ти­сти­че­ское изве­стие о горо­де Беле­ве. // Жур­нал Мини­стер­ства внут­рен­них дел. 1855, октябрь.. С. 114; 24]. Пред­ста­ви­те­ли этих кня­же­ских родов слу­жи­ли в Белё­ве со вто­рой поло­ви­ны XVI в. [Раз­ряд­ная кни­га 1475-1598 гг. М., 1966.. С. 351, 461, 471, 509-510, 533]. Ника­ких род­ствен­ных свя­зей с белёв­ски­ми удель­ны­ми кня­зья­ми у них не выяв­ле­но, в мона­стыр­ском сино­ди­ке они вели отдель­ные запи­си [РГБ ОР, Ф. 178, Оп. том 4, №8297. – Сино­дик белёв­ско­го Спа­со-Пре­об­ра­жен­ско­го мона­сты­ря.. Л. 25-27].
К 1705-1717 гг. кня­зья Солн­це­вы-Засе­ки­ны вла­де­ли мно­же­ством вот­чин: столь­ник С.Ю.Солнцев-Засекин вла­дел боль­шим уса­деб­ным суз­даль­ским с. Щер­бо­во;
2 8 апре­ля 1719г Сенат пове­лел в Петер­бург­ском надвор­ном суде быть ком­нат­но­му столь­ни­ку И. Стреш­не­ву, столь­ни­ку В. Зино­вье­ву, кня­зю С. Солн­це­ву-Засе­ки­ну, П. Коро­ви­ну, В. Ржев­ско­му, И. Ляпу­но­ву.
В 1669 году сель­цо Гор­ба­сье­во нахо­ди­лось во вла­де­нии Юрия Михай­ло­ви­ча Сон­цо­ва-Засе­ки­на, кото­рое пере­шло по наслед­ству в 1689 году его сыну Семе­ну Юрье­ви­чу Сон­цо­ву-Засе­ки­ну. Неболь­шая дере­вян­ная цер­ковь им и была постро­е­на в честь Гру­зин­ской ико­ны Божи­ей Мате­ри в 1714 году.
1706-01-01 На Орле, в Беле­ве, в Кли­ну, во Рже­ве, в Суз­да­ле.
~ Татья­на Васи­льев­на Кози­на
30.22. князь Васи­лий Юрье­вич Сон­цов-Засе­кин (1686, — 1702)
3с:Юр.Мих.Иван.
Б Бояр­ской кни­ге 184 году зна­чит: во 188 году Госу­дарь Царь и Вели­кий Князь Фео­дор Алек­се­е­вич пожа­ло­вал ево Князь Васи­льи в Столь­ни­ки , и во 192 году учи­нен ему оклад вновь помес­ной 600 чет­вер­тей) денег 30 руб­лев ; и в бояр­ских кни­гах 194 и 200 годов писан в Столь­ни­ках. В Смот­ре­ных спис­ках, 191, 195 и 197 годов зна­чит, что он в тех годах был на служ­бах: во 191 в поход в Тро­иц­ком Сер­ге­ве; во 195 и во 197 во обо­их Крым­ских Похо­дах в Боль­шом пол­ку Ближ­ня­го Бояри­на и Дво­ро­ва­го Вое­во­ды Князь Васи­лья Васи­лье­ви­ча Голи­цы­на; во 197 в Хорун­жих и в Порут­чи­ках; и во 198 году жало­ван с прот­чи­ми , как и выше зна­чит, при­слан­ны­ми от Вели­ких Госу­да­рей золо­ты­ми ; в Запис­ной кни­ге и в Смот­ре­ном спис­ке 204 году зна­чит , что был он в том году на служ­бе под Азо­вым в Боль­шом пол­ку Бояри­на и Вое­во­ды Князь Алек­сея Семе­но­ви­ча Шеи­на у Столь­ни­ко Порут­чи­ком; в Смот­ре­ном же 2о5 году спис­ке явству­ет, что он в том году был в Азов­ском похо­де , для про­мыс­лу и поис­ку над непри­я­тель­скис­ки­ми воин­ски­ми Турец­ки­ми людь­ми, и для стро­е­ния в Азов, Лютин и Таган Роге вся­ких кре­по­стей в Боль­шом пол­ку у озна­чен­на­го ж бояри­на Шеи­на.
«Какой он госу­дарь, — гово­рил при посто­рон­них князь В.Ю. Солн­цев- Засе­кин в 1701 г., — он — стре­лец­кий добыт­чик» князь Васи­лий Солн­цев-Засе­кин, кото­рый был обви­нен в раз­бое и убий­ствах; кро­ме того, ему ста­ви­лись в вину и «непри­стой­ные сло­ва»: «царев­на-де Софья назы­ва­ла Пет­ра стре­лец­ким сыном» Перед нами спис­ки с двух гра­мот Пет­ра I, спи­сан­ные с под­лин­ных доку­мен­тов в 1822 г. для канц­ле­ра, гра­фа Н. П. Румян­це­ва. Под­лин­ные доку­мен­ты хра­ни­лись в Архан­ге­ло­град­ском архи­ве.
Обе гра­мо­ты адре­со­ва­ны на имя Афа­на­сия, архи­епи­ско­па Хол­мо­гор­ско­го и Важ­ско­го. Архи­епи­скоп Афа­на­сий при­над­ле­жал к груп­пе духо­вен­ства, сочув­ствен­но отно­сив­шей­ся к рефор­мам Пет­ра. Обе эти гра­мо­ты в крат­ких сло­вах дают пол­ное пред­став­ле­ние об отно­ше­ни­ях меж­ду цер­ко­вью и цар­ским само­дер­жа­ви­ем.
Пер­вая из этих гра­мот в спис­ке оза­глав­ле­на так: «Гра­мо­та (окруж­ная) царя Пет­ра Алек­се­е­ви­ча Хол­мо­гор­ско­му архи­епи­ско­пу Афа­на­сию о сыс­ке бежав­ше­го из Пре­об­ра­жен­ско­го при­ка­за кня­зя Васи­лия Юрье­ви­ча Солн­це­ва-Засе­ки­на». Писа­на гра­мо­та 5 июля 1701 года. Солн­цев-Засе­кин, судя по гра­мо­те, был из чис­ла про­тив­ни­ков Пет­ра. «В Пре­об­ра­жен­ском при­ка­зе, — гла­сит гра­мо­та, — сидел за кара­у­лом в вашем госу­дар­стве в вели­ком деле князь Васи­лий княж Юрьев сын Сон­цов-Засе­кин и июня про­тив 29-го чис­ла в ночи он князь Васи­лий из за кара­у­ла з дво­ро­во­го сво­ею дев­кою Агаш­кою Гри­го­рье­вою бежал…» Гра­мо­та пору­ча­ет архи­епи­ско­пу Афа­на­сию при­нять дей­ствен­ные меры к сыс­ку бежав­ше­го пре­ступ­ни­ка и его сообщ­ни­цы: «И как к тебе наша Вели­ко­го госу­да­ря гра­мо­та при­дет, и ты б бого­мо­лец наш во всей сво­ей епар­хии и в при­пис­ных мона­сты­рях и пусты­нях и в селах и в дерев­нях веле у чинить заказ креп­кой: где он князь Васи­лий и дев­ка Агаш­ка явят­ца, пой­мав при­слать к нам Вели­ко­му Госу­да­рю к Москве и объ­явить в мона­стыр­ском при­ка­зе Бояри­ну наше­му Ива­ну Алек­се­е­ви­чу Муси­ну-Пуш­ки­ну с това­ри­щи». В кон­це гра­мо­ты дает­ся пре­ду­пре­жде­ние: «А буде хто их у себя учнет таить, и укры­вать, или где, видя, не пой­ма­ет и не при­ве­дет, и где про них видел, не изве­стит, а после про то сыщет­ся допря­ма, и тем людем за то быть в смерт­ной казни».Князь из Рюри­ко­ви­чей Васи­лий Солн­цев-Засе­кин ругань в адрес царя допол­нил убий­ством «на раз­бое» двух кре­стьян и одно­го сына бояр­ско­го, за что и был каз­нен. В про­цес­се след­ствия на осно­ве сви­де­тель­ских пока­за­ний было уста­нов­ле­но допол­ни­тель­но, что Солн­цев- Засе­кин был пре­дель­но жесток, забил на смерть двух ‘кре­стьян и дво­ро­вую девуш­ку, наси­ло­вал жен­щин и изби­вал … во вре­мя одно­го из нале­тов на про­хо­жих убил сына бояр­ско­го Ф. Мас­ло­ва и его слу­гу.
1702-01-01 Поме­сья нетъ. # За воров­ство каж­нен смер­тью.
хх.32. Мария Юрьев­на (1647-24.05.1672)

25 коле­но

31.23. Андрей Васи­лье­вич Сон­цов-Засе­кин (1686)
1с:Вас.Анд.Мих.
1686-поме­щик
32.23. Иван Васи­лье­вич Сон­цов-Засе­кин (1689,1717)
2с:Вас.Анд.Мих.
стольник(1705,1717), дво­ря­нин при Дво­ре в нач.людях (1706,1710)генерал-майор (1726). Начал служ­бу в 1689 г. в долж­но­сти истоп­ни­ка при цари­це Прас­ко­вьи Федо­ровне. В 1700 г. был запи­сан сол­да­том, в 1706 г. полу­чил чин под­пол­ков­ни­ка, а в 1709 г. за отли­чие в Пол­тав­ском бою про­из­ве­ден царем Пет­ром I в пол­ков­ни­ки и назна­чен коман­ди­ром Бутыр­ско­го пол­ка, слу­жил в Сиби­ри пол­ков­ни­ком. Ука­зом от 1 янва­ря 1726 г. про­из­ве­ден в чин гене­рал-май­о­ра и назна­чен на долж­ность сибир­ско­го вице-губер­на­то­ра [Сбор­ник РИО ,т.60].
Князь Иван Васи­лье­вич, сын кня­зя Васи­лия Андре­еви­ча, гене­рал-май­ор, начал служ­бу в 1689 г. истоп­ни­ком цари­цы Прас­ко­вьи Федо­ров­ны; в 1695 г., под началь­ством бояри­на А. С. Шеи­на, участ­во­вал в усми­ре­нии стре­лец­ко­го бун­та, в апре­ле 1700 г. был запи­сан сол­да­том и отдан для обу­че­ния пехот­но­му строю гене­ра­лу A. M. Голо­ви­ну. По окон­ча­нии обу­че­ния был направ­лен к Лиф­лянд­ско­му гене­рал-губер­на­то­ру кня­зю Реп­ни­ну с про­из­вод­ством в пору­чи­ки и был опре­де­лен послед­ним в Бутыр­ский Муш­ка­тер­ский полк, где ско­ро был про­из­ве­ден в капи­та­ны и в этом чине участ­во­вал в Нарв­ской бит­ве. В 1700 г. он был про­из­ве­ден в под­пол­ков­ни­ки, в 1709 г., под началь­ством Б. П. Шере­ме­те­ва, участ­во­вал в Пол­тав­ском бою и за отли­чие в нем был на поле бит­вы про­из­ве­ден царем в пол­ков­ни­ки и назна­чен коман­ди­ром Бутыр­ско­го пол­ка, во гла­ве кото­ро­го в 1711 г. участ­во­вал в Прут­ском похо­де, а в 1712 г. — в похо­де в Поме­ра­нию и в оса­де Ште­ти­на.
В 1722 г. [10, с. 298] для про­вер­ки ито­гов пере­пи­си в Сибир­ской
губер­нии была созда­на Пере­пис­ная кан­це­ля­рия «сви­де­тель­ства м.п. душ»
пол­ков­ни­ка кня­зя И. В. Солн­це­ва-Засе­ки­на. И.В. Солн­цев-Засе­кин был назна­чен гла­вой пере­пис­ной кан­це­ля­рии 5 фев­ра­ля 1722 г. пер­со­наль­но Пет­ром I. Его помощ­ни­ки из штаб- и обер-офи­це­ров назна­ча­лись Сена­том и по ука­зам Воен­ной кол­ле­гии из тех пол­ков, кото­рые нахо­ди­лись в Сибир­ской губер­нии. Ее штаб-квар­ти­ра нахо­ди­лась в Тоболь­ске, но по мере необ­хо­ди­мо­сти ее осо­бые «при­сут­ствия»
откры­ва­лись в дру­гих насе­лен­ных пунк­тах Сибир­ской губер­нии.
«Сви­де­тель­ство душ» ста­ло в сво­ем роде новой пере­пи­сью,
полу­чив­шей назва­ние «гене­ра­ли­теская», посколь­ку Пере­пис­ная
кан­це­ля­рия И. В. Солн­це­ва-Засе­ки­на была пра­во­моч­на опре­де­лять
сослов­ные при­над­леж­но­сти подат­но­го насе­ле­ния. Так, в 1722 г. И. В.
Солн­цев-Засе­кин поло­жил в подуш­ный оклад «дей­стви­тель­но слу­жа­щих
по Тюме­ни» детей бояр­ских и каза­ков, запи­сав их в каче­стве
госу­дар­ствен­ных кре­стьян или в посад. Как отме­ча­ют М. О. Аки­шин,
А. В. Рем­нев [10, с. 66], «в рам­ках обще­рос­сий­ской поли­ти­ки по
уни­что­же­нию «при­бор­но­го» вой­ска и замене его регу­ляр­ны­ми воен­ны­ми
частя­ми это начи­на­ние И. В. Солн­це­ва-Засе­ки­на были совер­шен­но
логич­ны», что вызва­ло недо­воль­ство губерн­ской вла­сти. «А Сибир­скую
губер­нию с дру­ги­ми губер­ни­я­ми срав­нять невоз­мож­но для того, что
царе­двор­цев и про­чих чинов и шля­хет­ства нико­го не обре­та­ет­ся, а
слу­жи­ли . дво­ряне и дети бояр­ские из денеж­но­го и хлеб­но­го жало­ва­нья,
а окро­ме Тоболь­ска Сибир­ской губер­нии в горо­дех пол­ков сал­дат­ских нет,
и для роз­сы­лок каза­ков у вое­вод ни еди­но­го чело­ве­ка не име­ет­ся» [7, л.
496-517] — доно­сил губер­на­тор Сибир­ской губер­нии князь
Миха­ил Вла­ди­ми­ро­вич Дол­го­ру­ков. Так­же реви­зия И. В. Солн­це­ва-Засе­ки­на была направ­ле­на на
выяв­ле­ние неучтен­но­го насе­ле­ния, вслед­ствие чего ста­ло уве­ли­че­ние
посад­ских людей за счет запи­си к ним бег­лых, слу­жи­лых людей и
кате­го­рий, не имев­ших чет­ко уста­нов­лен­но­го сослов­но­го ста­ту­са
[10, с. 66-67]. Про­тив это­го высту­пил князь С.М. Коз­лов­ский,
обос­но­вы­вая непра­во­мер­но­стью тако­го при­чис­ле­ния к посад­ско­му тяг­лу. Соглас­но ука­зу 1722 г. [10, с. 67], такие жела­ю­щие долж­ны были
предъ­явить капи­тал на сум­му более чем 500 руб­лей. Поэто­му
С.М. Коз­лов­ский запро­сил у тоболь­ско­го маги­стра­та справ­ку о тор­гах
ново­за­пи­сан­ных посад­ских людей, и ему смог­ли предо­ста­вить све­де­ния
толь­ко о дво­их: «тоболь­ско­го вто­ро­го пол­ку казак Нефед Едо­мин име­ет
тор­гу на 300 руб.», «казак Васи­лей Гла­зу­нов име­ет тор­ги и с тор­гов
пла­тит мно­гую пошли­ну» [10, с. 67]. И. В. Солн­цев-Засе­кин «вос­поль­зо­вал­ся
юри­ди­че­ской неопре­де­лен­но­стью поло­же­ния ново­кре­щен­ных ясач­ных и
пока­зал их как неучтен­ную кате­го­рию подат­но­го насе­ле­ния» [15, с. 13].
Это не одоб­ри­ли мест­ные вла­сти, что вызва­ло мас­су опре­де­ля­ю­щих этот
момент пред­пи­са­ний. Так, 24 апре­ля 1725 г. Сенат при­го­во­рил «в
подуш­ный оклад слу­жи­лых татар и бухар­цев не брать» [10, с. 70]. Но
затем в Сенат из маги­стра­тов посту­пи­ло доно­ше­ние о том, то «бухар­цы .
име­ют купе­че­ство» [10, с. 70], поэто­му 19 нояб­ря 1725 г. было
при­го­во­ре­но «бухар­цем быть в поса­де по преж­не­му . а в рас­клад­ку татар
и бухар­цев слу­жи­лых класть не веле­но» [10, с. 70]. Исхо­дя из выше­ска­зан­но­го, нару­ше­ния фик­са­ции подат­но­го
насе­ле­ния име­ли место быть. дея­тель­ность Солн­це­ва-Засе­ки­на не оста­лась без вни­ма­ния.
Мит­ро­по­лит Сибир­ский и Тоболь­ский Фило­фей (Лещин­ский)
«опро­те­сто­вал дей­ствия пере­пис­чи­ка Солн­це­ва, вклю­чив­ше­го
ново­кре­щен­ных в подуш­ную пере­пись» [15, с. 13]. Отве­том на обра­ще­ние
мит­ро­по­ли­та ста­ло изда­ние ука­за от 26 мар­та 1726 г., кото­рый разъ­яс­нил
окон­ча­тель­но, что с кре­ще­но­го и некре­ще­но­го сибир­ско­го ясач­но­го
насе­ле­ния подуш­ных денег «сби­рать не веле­но, из подуш­ной пере­пи­си
выклю­чить; а брать с них ясак по преж­не­му» [6, с. 596]. Кро­ме того, в
Сенат­ском ука­зе содер­жа­лась инте­рес­ная ремар­ка: «в Санкт­пе­тер­бур­ге у
Пол­ков­ни­ка Кня­зя Сон­цо­ва-Засе­ки­на взять изве­стие, для чего он, имея
точ­ные ука­зы, таких ясач­ных в подуш­ную пере­пись писал» [6, с. 596].
6. ПСЗ. Т. 7. №. 4860.
7. Рос­сий­ский госу­дар­ствен­ный архив древ­них актов (РГА­ДА). Ф. 248. Кн. 711.
10. Власть в Сиби­ри: XVI — нача­ло XX в. / сост. М. О. Аки­шин, А. В. Рем­нев; отв. ред. В. В. Мои­се­ев. — Ново­си­бирск, 2005.
15. Конев, А.Ю. О вклю­че­нии ясач­ных в сосло­вие госу­дар­ствен­ных кре­стьян (на мате­ри­а­лах Запад­ной Сиби­ри) // Вестн.
Томск. гос. пед. ун-та. — 2007. — № 3.
1 янва­ря 1726 г. он был про­из­ве­ден в гене­рал-май­о­ры. Даль­ней­ших све­де­ний о нем не име­ет­ся и год смер­ти его неиз­ве­стен.
Зем­ле­вла­де­ния:
1720-1740-е г. — вла­де­лец с. Солн­це­во­на Клязь­ме., вот­чин­ник Дмитров.у.Повельский ст. с-цо Ста­рое, дв.вотч. 1ч 4/16.
Дерев­ня Рыдань Арсе­ньев­ско­го рай­о­на Туль­ской обла­сти
Мест­ность, на кото­рой рас­по­ло­же­на сей­час дерев­ня Рыдань , когда-то име­но­ва­лась пусто­шью. Часть ее при­над­ле­жа­ла Белев­ско­му мона­сты­рю, дру­гая часть вме­сте с дерев­ней Лелю­хи­но и при­ле­га­ю­щей к ней зем­лей — поме­щи­ку кня­зю Солн­це­ву-Засе­ки­ну. В под­твер­жде­ние это­го при­ве­дем выдерж­ку из родо­слов­ной кни­ги «Бояр­ский род Колы­че­вых» (из чело­бит­ной Гри­го­рия Ива­но­ви­ча Колы­че­ва): «В 1690 г. сго­во­рил за него Иван кня­же Ва сильев сын Солн­цев-Засе­кин сест­ру свою род­ную княж­ну Софью и дал за нее поме­стье в Орлов­ском уез­де сель­цо Николь­ское 140 чет­вер­тей (одна чет­верть —поло­ви­на деся­ти­ны — авт.) да в Белев­ском уез­де пустошь, что была Борт­ная Рыдань 30 чет­вер­тей и со кре­стья­ны, про­сит за ним спра­вить». В дру­гом доку­мен­те здесь же ска­за­но: «По чело­би­тью столь­ни­ка Гри­го­рия Ива­но­ви­ча Колы­че­ва 7199 года (т. е. 1691 г.) отка­за­на (т. е. закреп­ле­на) ему вот­чи­на князь Ива­на Солн­це­ва-Засе­ки­на сель­цо Лелю­хи­но, что он дал в при­да­ное за сест­рою сво­ею род­ною княж­ною Софьею 62 чет­вер­ти». Пере­во­дя все это на совре­мен­ный язык, пояс­ним, что столь­ник Гри­го­рий Ива­но вич Колы­чев в 1690 г. сосва-тал княж­ну Софью Васи­льев­ну Солн­це­ву-Засе­ки­ну. Состо­я­лась помолв­ка, а через год, в 1691 г., они поже­ни­лись. Софье Васи­льевне в при­да­ное ее бра­том Ива­ном Васи­лье­ви­чем, кро­ме все­го про­че­го, были выде­ле­ны пустошь Борт­ная Рыдань и сель­цо Лелю­хи­но с кре­стья­на­ми. Надо пола­гать, что в 1691 г. Гри­го­рий Ива­но­ви­чв­сту­пил во вла­де­ние эти­ми зем­ля­ми, и с это­го момен­та нача­лась застрой­ка дерев­ни Рыдань.
~ кнж. Сте­фа­ни­да Яко­влев­на Хил­ко­ва
Июля 16 1703 перед кня­зем Федо­ром Юрье­ви­чем Ромо­да­нов­ским Роди­он Семе­нов объ­явил. Да тот же де ста­рец Савин с того 202 году при­хо­дя въ дом к мате­ри его князь юрье­вой кня­гине Анне Лари­о­но­вой доче­ри вытрав­ли­вал у доче­ри ея у деви­цы княж­ны Сте­фа­ни­ды что ныне заму­жем за кня­зем Ива­ном княж Вас­н­лье­вым сыном Сон­це­вым Засе­ки­ным из чре­ва ребен­ка а при­жил того ребен­ка у той деви­цы князь Васи­лий княж Мат­ве­ев сын Обо­лен­ский п того де ребен­ка у той деви­цы тот ста­рец из чре­ва не вытра­вил и с тем ребен­ком та деви­ца вышла замуж и вышед замуж спу­стя неде­ли ли с три роди­ла и ныне тот ребе­нок жив ли или нет про то он Роди­он не веда­ет а веда­ет про то чело­век мате­ри его князь юрье­вой Семен Ники­тин сын про­зви­ще Чет­верг так­же и про стар­ца где тот ста­рец живет веда­ет тот же чело­век Семен пото­му что он по того стар­ца от ипх князь Юрья и от жены его и отъ мате­ри езжи­вал и к ним того стар­ца при­зы­вал. Оста­ва­лось еще кня­зю объ­яс­нить самые щекот­ли­вые вопро­сы о вытрав­ли­ва­нии стар­цем у сест­ры его княж­ны Сте­фа­ни­ды ребен­ка и о сво­ей тор­гов­ле вином и таба­ком в Соли­кам­ске во вре­мя сво­е­го вое­вод­ства. По пер­во­му вопро­су он отде­лал­ся наив­ным неве­ди­ни­ем. А в дом де к мате­ри его князь юрье­вой кня­гине Анне тот ста­рец при­хо­дя в 202 году у доче­ри ея а его князь юрье­вой сест­ры у деви­цы княж­ны Сте­фа­ни­ды что ныне заму­жем за князь Ива­ном Сон­цо­вым Засе­ки­ным из чре­ва ребен­ка вытрав­ли­вал или нет, так­же та его сест­ра деви­ца княж­на Сте­фа­ни­да выда­на за князь Ива­на Сон­цо­ва Засе­ки­на чре­ва­та или нет того ниче­го он князь Юрья не веда­ет.
хх.23. Татья­на Васи­льев­на
~ Гри­го­рий Булы­чев, пол­ков­ник
хх.23. Софья Васи­льев­на
Дерев­ня Рыдань Арсе­ньев­ско­го рай­о­на Туль­ской обла­сти
Мест­ность, на кото­рой рас­по­ло­же­на сей­час дерев­ня Рыдань , когда-то име­но­ва­лась пусто­шью. Часть ее при­над­ле­жа­ла Белев­ско­му мона­сты­рю, дру­гая часть вме­сте с дерев­ней Лелю­хи­но и при­ле­га­ю­щей к ней зем­лей — поме­щи­ку кня­зю Солн­це­ву-Засе­ки­ну. В под­твер­жде­ние это­го при­ве­дем выдерж­ку из родо­слов­ной кни­ги «Бояр­ский род Колы­че­вых» (из чело­бит­ной Гри­го­рия Ива­но­ви­ча Колы­че­ва): «В 1690 г. сго­во­рил за него Иван кня­же Ва сильев сын Солн­цев-Засе­кин сест­ру свою род­ную княж­ну Софью и дал за нее поме­стье в Орлов­ском уез­де сель­цо Николь­ское 140 чет­вер­тей (одна чет­верть —поло­ви­на деся­ти­ны — авт.) да в Белев­ском уез­де пустошь, что была Борт­ная Рыдань 30 чет­вер­тей и со кре­стья­ны, про­сит за ним спра­вить». В дру­гом доку­мен­те здесь же ска­за­но: «По чело­би­тью столь­ни­ка Гри­го­рия Ива­но­ви­ча Колы­че­ва 7199 года (т. е. 1691 г.) отка­за­на (т. е. закреп­ле­на) ему вот­чи­на князь Ива­на Солн­це­ва-Засе­ки­на сель­цо Лелю­хи­но, что он дал в при­да­ное за сест­рою сво­ею род­ною княж­ною Софьею 62 чет­вер­ти». Пере­во­дя все это на совре­мен­ный язык, пояс­ним, что столь­ник Гри­го­рий Ива­но­вич Колы­чев в 1690 г. сосва-тал княж­ну Софью Васи­льев­ну Солн­це­ву-Засе­ки­ну. Состо­я­лась помолв­ка, а через год, в 1691 г., они поже­ни­лись. Софье Васи­льевне в при­да­ное ее бра­том Ива­ном Васи­лье­ви­чем, кро­ме все­го про­че­го, были выде­ле­ны пустошь Борт­ная Рыдань и сель­цо Лелю­хи­но с кре­стья­на­ми. Надо пола­гать, что в 1691 г. Гри­го­рий Ива­но­ви­чв­сту­пил во вла­де­ние эти­ми зем­ля­ми, и с это­го момен­та нача­лась застрой­ка дерев­ни Рыдань.
~ 1690 Гри­го­рий Ива­но­вич Колы­чев (*нач. 1660-х † 1714)
хх.24. княж­на Татья­на Бори­сов­на (* рубеж 1670-х † 13.07.1720)
Дерев­ня Язы­ко­во Мос­ков­ская обл., Дмит­ров­ский р-н, Подъ­ячев­ский с/о.В адми­ни­стра­тив­ном под­чи­не­нии гор. пос. Яхрома.В 1627 г. Язы­ко­во на реч­ке Вол­гуш­ке, в поме­стье за столь­ни­ком кня­зем Пет­ром Федо­ро­вым, сыном Вол­кон­ским (что ему сдал его отец, Федор Ива­но­вич Вол­кон­ский), в селе дере­вян­ная цер­ковь Рож­де­ства Хри­сто­ва, в селе на цер­ков­ной зем­ле во дво­ре поп Осип Сер­ге­ев, дья­чек Марч­ко, «паш­ни паха­ной цер­ков­ной худой зем­ли, пере­ло­гом и лесом порос­ло, 20 чет­вер­тей в поле, а в дву пото­муж, сена 15 копен».В декаб­ре 1632 г. Язы­ко­во вме­сте с пусто­шью Под­бо­ло­тье про­да­но «за 140 руб. да пошлин 4 руб. 6 алт. 4 день­ги» в вот­чи­ну столь­ни­ку кня­зю Пет­ру Федо­ро­ви­чу по под­пис­ной чело­бит­ной, за помет­кой дум­но­го дья­ка Ива­на Грязева.После Пет­ра Вол­кон­ско­го и его жены Пела­геи Гри­го­рьев­ны селом вла­дел их внук кн. Ива­на Федо­ро­вич Вол­кон­ский. После Ива­на Федо­ро­ви­ча име­ние доста­лось его сыну кня­зю Миха­и­лу. В 1718 г. по при­го­во­ру Тай­ной кан­це­ля­рии розыск­ных дел кн. Миха­ил «за его вины был каз­нен». Из недви­жи­мо­го име­ния, при­над­ле­жав­ше­го ему, по высо­чай­ше­му ука­зу часть дана «на про­жи­ток» в пожиз­нен­ное вла­де­ние его вдо­ве кн. Татьяне Бори­совне, рожд. Сон­це­ва-Засе­ки­ной и его мате­ри, вдо­ве кн. Дарье, а осталь­ная часть отпи­са­на на Вели­ко­го госу­да­ря и при­чис­ле­на к Двор­цо­во­му ведом­ству.
~ 17.08.1791 кн. Миха­ил Ива­но­вич Вол­кон­ский * 3-я четв. XVII в.† 11.12.1717
33.26. Алек­сандр Пет­ро­вич Сон­цов-Засе­кин (1700?)
1с:Петр.Андр.Мих.
34.26. Фёдор Пет­ро­вич Сон­цов-Засе­кин (1705,1729)
1с:Петр.Андр.Мих.
1714- Сре­ди кре­пост­ных запи­сей книг мос­ков­ской Юстиц-кол­ле­гии уда­лось отыс­кать сле­ды брач­ных обя­за­тельств пред­ста­ви­те­лей кня­же­ско­го рода Даш­ко­вых, отно­ся­щих­ся к нача­лу XVIII в. Так, одна из запи­сей сви­де­тель­ству­ет: «16 янва­ря 1714 г. столь­ник князь Пётр Ива­нов сын Даш­ков и Кирилл Бори­сов сын Чири­ков сго­во­ри­ли дочь Пет­ра Ива­но­ви­ча кня­ги­ню Мар­фу в заму­же­ство за лейб-гвар­дии сол­да­та кня­зя Фёдо­ра Пет­ро­ва сына Сон­цо­ва-Засе­ки­на» [Коз­ло­ва Н.В. Семей­но-пра­во­вые акты дво­рян Моск­вы XVIII века // Е.Р. Даш­ко­ва и ека­те­ри­нин­ская эпо­ха: Куль­тур­ный фун­да­мент совре­мен­но­сти. М., 2011. С. 140–149.]. По про­ше­нию капи­та­на лейб-гвар­дии Пре­об­ра­жен­ско­го пол­ка Ива­на Даш­ко­ва, его сест­ра кня­ги­ня Мар­фа Солн­це­ва-Засе­ки­на была поме­ще­на мос­ков­ский Ново­де­ви­чий мона­стырь. Муж про­гнал Мар­фу из дому, пре­лю­бо­дей­ство­вал с кре­пост­ны­ми, и брат Мар­фы начал раз­вод­ный про­цесс. При­няв дело к слу­ша­нию, Синод поме­стил кня­ги­ню в мона­стырь, что­бы огра­дить ещё от воз­мож­ной мести мужа..
лейб-гвар­дии капи­тан-пору­чик. По Ревиз­ской сказ­ке 1725 г. сель­цом Кашин­це­вым вла­дел князь Федор Пет­ро­вич Сон­цов-Засе­кин, из древ­не­го рода, про­ис­хо­дя­ще­го от Рюри­ка. От их фами­лии про­изо­шло назва­ние сосед­не­го сель­ца на Клязь­ме – Сон­цо­во, кото­рое было во вла­де­нии рода в 1750 – 1770-х годах и ранее назы­ва­лось Набе­реж­ное.
уезд.двор.: вотч. Кашир.у. Почи­нок село Зани­ха вол., д.Злобина, дв.вот.,17/168.Первый извест­ный вла­де­лец палат — некто Гри­го­рий Арасла­нов (непо­нят­но поче­му фигу­ри­ру­ю­щий повсю­ду с эпи­те­том «про­вин­ци­ал-фис­кал»), кото­рый в 1729 году про­дал их кня­зю Ф. П. Сон­цо­ву-Засе­ки­ну. Пала­ты Арасла­но­ва — памят­ник архи­тек­ту­ры XVII века. Име­ют ста­тус объ­ек­та куль­тур­но­го насле­дия феде­раль­но­го зна­че­ния. Пала­ты были постро­е­ны в XVII веке, затем пере­стра­и­ва­лись. В нача­ле XVIII века пала­та­ми вла­дел «про­вин­цал-фис­кал» Гри­го­рий Арасла­нов. Соглас­но куп­чей, Арасла­нов «лета 1729 мар­та в 4 день… про­дал лейб-гвар­дии капи­та­ну лей­те­нан­ту князь Федо­ру княж Пет­ро­ва сыну Сон­цо­ва Засе­ки­на мос­ков­ский свой двор в Белом горо­де на Никит­ской Бол­шой ули­це на белой зем­ле в при­хо­де церк­ви Воз­не­се­ния Гос­под­ня… а на том дво­ре ево все камен­ное стро­е­ние с сво­да­ми желез­ны­ми и з желез­ны­ми затво­ра­ми и з двер­ми… А взял Гри­го­рий у него князь Федо­ра за тот двор и за вся­кое стро­е­ние денег 1300 руб­лев».
~ 1) с 1714 кнж Мар­фа Пет­ров­на Даш­ко­ва (1692-)
~ 2) Мария Фёдо­ров­на Пуш­ки­на (1708—,1756), дочь Фед.Петр. Пуш­ки­на, (~к.Фед.Петр. Сон­цов ~Ив. Адри­ан. АДРИ­А­НОВ)
35.27. князь Васи­лий Афа­на­сье­вич Сон­цов-Засе­кин (*1696-,1740)
В 1729 г. в Синод посту­пи­ло дело о пре­лю­бо­де­я­нии кня­ги­ни. Еще в 1721 г. князь Васи­лий Афа­на­сьев Сон­цов-Засе­кин жало­вал­ся в Мос­ков­скую Духов­ную Дика­сте­рию о том, что во вре­мя пре­бы­ва­ния кня­зя в похо­дах его жена, кня­ги­ня Анна, жила «без­за­кон­но, блуд­но» с дво­ро­вым чело­ве­ком Семе­ном Пете­ли­ным. Когда муж вер­нул­ся с похо­дов домой Анна высла­ла Семе­на с Моск­вы в дерев­ню. Семен был женат, и род­ствен­ни­ки жёны не одоб­ря­ли его свя­зи с поме­щи­цей, пото­му тоже обра­ти­лись в Мос­ков­скую дика­сте­рию. дика­сте­рию с жало­бой на Анну. Стре­мясь замять кон­фликт, Анна утвер­жда­ла, что все обви­не­ния мужа необос­но­ван­ны, а Семен живет со сво­ей женой в мире и согла­сии. Посколь­ку кня­ги­ня Анна укло­ня­лась от даль­ней­ше­го рас­смот­ре­ния дела и уеха­ла, види­мо, в дру­гой город к род­ствен­ни­кам, дело оста­лось нере­шен­ным. Спу­стя семь лет, в 1728 г., князь Засе­кин обра­тил­ся в Синод с прось­бой поз­во­лить ему новое супру­же­ство, так как ему трид­цать два года, и он без жены жить не может [ОДиД. Т. IX. № 30]. Духов­ная дика­сте­рия раз­ве­ла кня­зя с женой, сослав­шись на ряд пра­вил Васи­лия Вели­ко­го, и поз­во­ли­ла заклю­чить новый брак, но все же пере­да­ла дело на утвер­жде­ние Сино­да.
Вла­ди­мир Гру­шец­кий при­ку­пил еше неболь­шую часть име­ния Пет­ров­ское на Уво­ди, кото­рое в XVII веке при­над­ле­жа­ла дво­ря­нам Кон­стан­ти­ну Ива­но­ви­чу и его сыну Ники­те Кон­стан­ти­но­ви­чу Велья­ми­но­вым, а с 1634 г. явля­лось вла­де­ни­ем кня­зя Андрея Михай­ло­ви­ча Сон­цо­ва-Засе­ки­на. После кня­зя Андрея часть Пет­ров­ско­го явля­лась вот­чи­ной его сыно­вей, а после смер­ти млад­ше­го из них кня­зя Афа­на­сия Андре­еви­ча Сон­цо­ва-Засе­ки­на в 1713 г. пере­шла к вну­ку кня­зю Васи­лию Афа­на­сье­ви­чу Сон­цо­ву-Засе­ки­ну. Послед­ний в 1740 г. и про­дал име­ние Вла­ди­ми­ру Гру­шец­ко­му [ГАВО. Ф.З. Оп.1. Д.237. Л.6-7.].
~ 1) кнж. Анна Пет­ров­на Хован­ская, дочь Пет­ра Мень­шо­го Ива­но­ви­ча «Змея» кн. Хован­ско­го и Ири­ны Гри­го­рьев­ны;
~ 2) Луке­рья Ани­си­мов­на Анич­ко­ва
~ 3) Анна Гри­го­рьев­на Батюш­ко­ва
хх.24. Ана­ста­сия Афа­на­сьев­на
~ 25.01.1724 князь Федор Михай­ло­вич Вол­кон­ский
хх.24. Агра­фе­на Афа­на­сьев­на
~ 31.0.1719 Иван Алек­се­е­вич Соба­кин
36.28. Гав­ри­ло Бори­со­вич Сон­цов-Засе­кин
про­во­дил пере­пись насе­ле­ния в Казан­ской и Сибир­ской губер­ни­ях в 1719 – 1722 гг.В Иркутск из Тоболь­ска для про­ве­де­ния пере­пи­си муж­ско­го насе­ле­ния при­был капи­тан князь Гав­ри­ла Сон­цов и с ним капи­тан Сода­ков. Указ же от 11 янва­ря 1725 года[48] дает осно­ва­ние думать, что пере­пись в подроб­но­стях затя­ну­лась даже до это­го года, пото­му что гвар­дии пол­ков­ни­ку кня­зю Сон­цо­ву , назна­чен­но­му в Сибир­скую губер­нию для рас­пре­де­ле­ния пол­ков по душам, при­ка­за­но: « и чего на пол­ки Гвар­дии душ или четы­рех-гри­вен­но­го сбо­ру недо­ста­ло, то при­ни­мать ему от Казан­ской или Архан­ге­ло­го­род­ской губер­нии… к Сибир­ско­му губер­на­то­ру послать указ же, чтоб он пол­ков­ни­ку Сон­цо­ву в окон­ча­нии того пере­пис­но­го дела чинил вся­кое вспо­мо­же­ние и окан­чи­вать ему губер­на­то­ру с ним Сон­цо­вым то пере­пис­ное дело обще».
37.28. Дмит­рий Бори­со­вич Сон­цов-Засе­кин (1721-1792)
кол. ассе­сор
~ Анна Пет­ров­на Ога­ре­ва, дочь Пет­ра Ники­то­ви­ча О., медын­ско­го горо­до­во­го дво­ря­ни­на в 1607-1629 гг.)
38.29. Андрей Семе­но­вич Сон­цов-Засе­кин (1714,1730)
1730-пору­чик.
1 мар­та 1714 года была состав­ле­на сго­вор­ная на брак вдо­вой кня­зя Мат­вея Сте­па­но­ви­ча, кня­ги­ней Ага­фьей Фёдоровной,на брак их дочери,княжны Ека­те­ри­ны с кня­зем Андре­ем Семё­но­ви­чем Сон­цо­вым-Засе­ки­ным [Дво­ряне Моск­вы. Сва­деб­ные акты и духов­ные заве­ща­ния пет­ров­ско­го вре­ме­ни. Соста­ви­те­ли Ната­лия Коз­ло­ва, Алек­сандра Про­ко­фье­ва].
~ 1714 кн. Ека­те­ри­на Мат­ве­ев­на Льво­ва * конец XVII в.
~ 7.07.1730 Анна Афа­на­сьев­на Саве­лье­ва
39.29. князь Федор Семе­но­вич Сон­цов-Засе­кин (*о.1679,1717)
2с:Сем.Юр.Мих.
1701- капи­тан Архан­гел­го­род­ско­го гар­ни­зо­на; столь­ник (1705,1710)
Втчин­ник Углич.у., Город­ской ст., с. Золо­то­ру­чье, з дввот. 13 ч., 17/132 (что была вот­чи­на П.А.Нарышкиной), там же Кадц­кий ст.,с. Вос­кре­сен­ское, 2 дв. вот. 30 ч., 7/76, там же Рожа­лов­ский ст., с.Колегаево, двювот.22 ч., масте­ро­вых и работ­ных>, 20/178, там же с.Новое, дв.вот. 11 ч., дв.скот., 20/147
Капи­тан князь Федор Сон­цов-Засе­кин обявил себе дват­цать два года, а слу­жить стал он с 707-го, и по ука­зу вели­ко­го госу­да­ря напи­сан он был в дра­гун­ской полк в дра­гу­ны и был в том пол­ку дра­гу­ном и вах­мистром, …
В 1722 году кня­ги­ня Прас­ко­вья Пет­ров­на Сон­цо­ва-Засе­ки­на, вдо­ва кня­зя Фёдо­ра Семё­но­ви­ча Сон­цо­ва-Засе­ки­на, вла­дев­шая в Углич­ском уез­де в раз­ных ста­нах (в том чис­ле и Кац­ком) вот­чи­на­ми, уеха­ла в Моск­ву. По отъ­ез­де сво­ём пору­чи­ла цер­ков­но­му дьяч­ку села Вос­кре­сен­ско­го Кац­ко­го ста­на Андри­а­ну Реме­зо­ву «ведать в вот­чи­нах сво­их над кре­стья­на­ми». Жизнь дьяч­ка А.Ремезова тек­ла более или менее спо­кой­но до фев­ра­ля 1724 года, когда сюда был при­слан от поме­щи­цы при­каз­чик Иван Мете­ля­гин. В сво­ей чело­бит­ной в Углич­скую про­вин­ци­аль­ную кан­це­ля­рию дья­чек писал:«… и по наез­ду он в доме поме­щи­цы погра­бил пожит­ки мои вся­кие… и пись­ма все, кото­рые в быт­ность мою в при­хо­де и рас­хо­де были, запис­ные кни­ги в отпуск сто­ло­вых при­па­сов и денег в Моск­ву, что отпу­ще­но было, и при­ё­ме того послан­но­го запа­сов и денег из Моск­вы ответ­ствен­ные, погра­бил всё без остат­ку». А экс­про­при­и­ро­ва­ли дьяч­ко­вых пожит­ков в поме­щи­чьем доме нема­ло: «образ Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва, оклад сереб­ря­ный, вызо­ло­чен, цена 5 Руб­лёв; образ Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы Вла­ди­мир­ской… оклад сереб­ря­ный, вызо­ло­чен, цена 7 Руб­лёв; образ Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы Оди­гит­рии — оклад сереб­ря­ный, вызо­ло­чен, под­низ с жем­чу­гом, цена 8 руб­лёв; да пла­тья: каф­тан сукон­ный, корич­не­вый — цена 6 Руб­лёв 20 алтын, кам­зол сукон­ный крас­ный — цена 4 руб­ля, шля­па пухо­вая, позу­мент золо­той -цена 3 руб­ля, шуба тёп­лая — цена 2 руб­ля, ковёр шер­стя­ной пёст­рый — цена 1 рубль 6 алтын 4 день­ги; хле­ба: ржи 2 чет­вер­ти — цена 4 руб­ля, ячме­ня 7 чет­вер­тей — цена 10 руб­лёв 16 алтын 4 день­ги, муки пше­нич­ной ось­ми­на — цена 1 рубль 16 алтын 4 день­ги; 2 изго­ло­вья пухо­вые, наво­лоч­ки бумаж­ные -цена 3 7 алтын; ячной муки 5 чет­ве­ри­ков — цена 1 рубль; овся­ной муки 4 чет­ве­ри­ка — цена 16 алтын 4 деньги…Да ещё пограб­ле­но пожит­ков вся­ких: соли 14 пудов 20 фун­тов — цена 4 руб­ля 6 алтын 4 день­ги, семе­ни льня­но­го 2 чет­ве­ри­ка -цена 26 алтын 4 день­ги, льну 3 пуда — цена 1 рубль 16 алтын 4 день­ги; 2 пуда вет­чи­ны — цена 1 рубль 6 алтын 4 день­ги; гри­бов 5 чет­ве­ри­ков — цена 20 алтын, шер­сти 15 фун­тов — цена 20 алтын; хме­лю 3 чет­вер­ти — цена 1 рубль 6 алтын 4 день­ги; кулей рогож­ных 20 — цена 26 алтын 4 день­ги; рыбы солё­ной шай­ка — цена 20 алтын; пива бочо­нок пять уша­тов — цена 3 руб­ля; ско­ти­ны: жере­бец карь 4 лет — цена 4 руб­ля, 2 кобы­лы, рыжая да воро­ная, по 4 года — цена 8 Руб­лёв; бык 5 лет — цена 4 руб­ля 16 алтын 4 день­ги; коро­ва с телён­ком — цена 3 руб­ля 16 алтын 4 день­ги; 2 улья — цена 5 Руб­лёв; коза с ягня­та­ми — цена 26 алтын 4 день­ги; гусей пле­мен­ных 3 — цена 20 алтын, моло­дых гусей 20 -цена 2 руб­ля, уток пле­мен­ных 3 -цена 13 алтын 2 день­ги, моло­дых уток 30 — цена 2 руб­ля, 10 кур рус­ских — цена 16 алтын 4 день­ги. Все­го пограб­ле­но пожит­ков вся­ких… на 101 рубль 7 алтын». Заме­тим, что всё выше пере­чис­лен­ное Андри­ан Реме­зов назы­ва­ет сво­и­ми пожит­ка­ми, но всё это нахо­ди­лось в поме­щи­чьем доме и дво­ре. Само­го дьяч­ка в это вре­мя дер­жа­ли под кара­у­лом в поме­щи­чьем доме. При­каз­чик Иван Мете­ля­гин дей­ство­вал вме­сте со ста­ро­стой Васи­ли­ем Шило­вым, выбор­ным Лукья­ном Ива­но­вым, с кре­стья­на­ми Гав­ри­лом Андре­евым с сыно­вья­ми, Пет­ром и Ива­ном Ани­ки­ны­ми с сыно­вья­ми и коню­ха­ми Семё­ном Спи­ри­до­но­вым и Ива­ном Гав-рило­вым с сыно­вья­ми. В пол­ночь они выгна­ли дьяч­ка с поме­щи­чье­го дво­ра. На этом наси­лия над А. Реме­зо­вым не закон­чи­лись. 29 фев­ра­ля Иван Мете­ля­гин в ком­па­нии коню­хов, кре­стья­ни­на Гав­ри­и­ла Андре­ева с сыно­вья­ми Мат­ве­ем и Ива­ном из дерев­ни Сопи­на и кре­стьян Пет­ра и Ива­на Ани­ки­ных с сыно­вья­ми из дерев­ни Труш­не­ва вторг­лись в дом дьяч­ка, «били и уве­чи­ли, бра­ни­ли и бес­че­сти­ли» жену и его детей, а иму­ще­ство и скот погра­би­ли. Из дома дьяч­ка забра­ли «2 лоша­ди: серо­го мери­на 8 лет — цена 10 Руб­лёв и мери­на гне­до-пего­го — цена 8 руб­лёв; хомут ремен­ный новый — цена 40 алтын, дру­гой хомут ремен­ный же — цена 20 алтын, узда ремен­ная в набо­ре мед­ном — цена 8 гри­вен, воз­жи ремен­ные — цена 13 алтын, сани новые, казан­ские — цена 40 алтын, полость цвет­ную шер­стя­ную — цена 1 рубль, сед­ло немец­кое… цена 1 рубль 50 копе­ек, пот­ни­ки шер­стя­ные, крыш­ка яло­вош­ная — цена 16 алтын 4 день­ги; 2 писто­ле­та, селит­ры, поро­ху 16 патро­нов -цена 3 руб­ля, фузея — цена 2 руб­ля, вин­тов­ка с при­пра­вою сереб­ря­ной, лож­ня яблон­ная, в костях — цена 2 руб­ля; 2 дуги — цена 6 алтын; пла­тья: кун­тыш китай­ча­тый тёп­лый — цена 3 руб­ля, 2 шубы овчин­ные новые — цена 2 руб­ля 6 алтын 4 день­ги; 5 новин тон­ких, мерою в 100 аршин — цена 3 руб­ля; все­го пограб­ле­но пожит­ков… и ско­ти­ны на 40 руб­лей 19 алтын 2 день­ги». В мар­те Иван Мете­ля­гин со ста­ро­стой Васи­ли­ем Шило­вым и с выбор­ным Лукья­ном Ива­но­вым при­ка­за­ли кре­стья­нам со дво­ра дьяч­ка свез­ти к поме­щи­чье­му дво­ру 100 брё­вен стро­е­во­го леса сто­и­мо­стью в 4 руб­ля. В мае опять-таки при­каз­чик, ста­ро­ста и выбор­ный с коню­ха­ми яви­лись в дом дьяч­ка и «били и уве­чи­ли сына его Васи­лия», свя­за­ли его, а жену его «вся­че­ски поно­си­ли и назы­ва­ли недоб­рою женою». А в июне 16 чис­ла сына Васи­лия взя­ли у обед­ни в церк­ви, увез­ли на поме­щи­чий двор и там «дер­жа­ли его на цепи в желе­зах, били и уве­чи­ли, а жену его так­же бра­ни­ли и бес­че­сти­ли напрас­но, и с сего чис­ла от церк­ви его отлу­чи­ли…». После всех совер­шён­ных над дьяч­ком и его сыном наси­лий при­каз­чик И. Мете­ля­гин и упо­ми­нав­ши­е­ся выше кре­стьяне, коню­хи про­дол­жа­ли с ними обра­щать­ся пре­не­бре­жи­тель­но и угро­жа­ли. В сво­ей чело­бит­ной Андри­ан Реме­зов писал: «Хва­лят­ся меня, так­же сына мое­го убить смерт­но, а дом мой и пожит­ки погра­бя, всё разо­рить без остат­ку, хлеб с поля и сен­ные поко­сы взяв, увезть к себе, так­же и послед­ню ско­ти­ну ото­гнать, а хором­ное моё стро­е­ние, дво­ро­вое и уса­деб­ное сжечь…». этой исто­рии любо­пы­тен тот факт, что, несмот­ря на пись­ма поме­щи­цы, в кото­рых она тре­бо­ва­ла вер­нуть А. Реме­зо­ву пограб­лен­ное, при­каз­чик, ста­ро­ста и выбор­ный рас­по­ря­же­ние кня­ги­ни не выпол­ня­ли. «Пре­зи­рая тот её при­каз ниче­го мне не отда­ли и про­сят у меня 10 руб­лёв денег, чего мне взять негде…» — жало­вал­ся дья­чек. Содер­жа­ние чело­бит­ной А Реме­зо­ва не даёт ясно­го отве­та, поче­му по отно­ше­нию к нему были совер­ше­ны наси­лия и отня­ты его пожит­ки. Сам чело­бит­чик о наси­ли­ях над ним недо­уме­ва­ет: «А для како­го умыс­ла, про то я не ведаю…» Мож­но толь­ко пред­по­ла­гать, что Вос­кре­сен­ский дья­чек, полу­чив от кня­ги­ни П.П.Сонцовой-Засекиной власть над кре­стья­на­ми её вот­чин, повёл себя недо­стой­но и корыст­но по отно­ше­нию к под­опеч­ным. О коры­сти дьяч­ка сви­де­тель­ству­ет его богат­ство. Конеч­но, сви­де­тель­ство это весь­ма кос­вен­ное, но если соот­не­сти дан­ный факт со вре­ме­нем, то мно­гое мож­но понять. Это была эпо­ха Пет­ра Вели­ко­го — эпо­ха пре­об­ра­зо­ва­ний, когда Рос­сия выры­ва­лась из небы­тия. Этот рывок впе­рёд осу­ществ­лял­ся ценой гигант­ской экс­плу­а­та­ции рус­ской дерев­ни, кре­стьян, кото­рые не толь­ко пла­ти­ли мно­го­чис­лен­ные пода­ти и нес­ли повин­но­сти в поль­зу госу­дар­ства, но ещё и через оброк и бар­щи­ну содер­жа­ли соб­ствен­ных хозя­ев-поме­щи­ков. Дове­дён­ные до отча­я­ния побо­ра­ми и повин­но­стя­ми кре­стьяне мас­са­ми убе­га­ли из род­ных дере­вень в поис­ках про­пи­та­ния, нищен­ство­ва­ли. В том же Кац­ком стане в 1723 году толь­ко у поме­щи­ков Нови­ко­вых из дерев­ни Зобо­ва бежа­ли 28 душ муж­ско­го пола, а из сель­ца Спря­ги­на — 36 душ. На общем фоне тогдаш­ней дере­вен­ской дей­стви­тель­но­сти Андри­ан Реме­зов мог вызы­вать раз­дра­же­ние у кре­стьян. Ещё до появ­ле­ния при­каз­чи­ка Ива­на Мете­ля­ги­на, кре­стьяне про­яв­ля­ли к дьяч­ку враж­деб­ное отно­ше­ние. Так, в авгу­сте 1723 года на молоть­бе поме­щи­чье­го хле­ба кре­стьяне Тав­ри­ло Андре­ев с сыно­вья­ми Мат­ве­ем и Ива­ном, Петр и Иван Ани­ки­ны с сыно­вья­ми Яко­вым и Фёдо­ром Андри­а­на Реме­зо­ва «били и уве­чи­ли смерт­но… и в дом поме­щи­чьий за ним гоня­лись». Мож­но пред­по­ло­жить и дру­гую вер­сию: поме­щи­ца, узнав о корыст­ных делах дьяч­ка спе­ци­аль­но посла­ла при­каз­чи­ка Ива­на Мете­ля­ги­на наве­сти поря­док. Об этом кос­вен­но может сви­де­тель­ство­вать тот факт, что при­каз­чик, ста­ро­ста и выбор­ный подо­зри­тель­но не спе­ши­ли выпол­нить рас­по­ря­же­ние поме­щи­цы о воз­вра­те кон­фис­ко­ван­но­го дьяч­ку. [Нико­лай Арсе­нье­вич Сахаров,п. Вол­га Неко­уз­ско­го рай­о­на]
~ кнж. Прас­ко­вья Пет­ров­на Щер­ба­то­ва
хх.29. княж­на Ири­на Семе­нов­на
княж­на Ири­на Семе­нов­на, вышед­шая при Анне за гене­рал-май­о­ра кня­зя Миха­и­ла Юрье­ви­ча Щер­ба­то­ва — его тре­тья жена, от кото­рой родил­ся исто­рик, сена­тор, князь Михай­ло Михай­ло­вич Щер­ба­тов (род. 22 июня 1733 года, 12 декаб­ря 1790 года).
~ кн. Миха­ил Юрье­вич Щер­ба­тов * 8.11.1678 † 22.07.1738
хх.29. княж­на Мария Семе­нов­на
~ Дмит­рий Андре­евич Бес­ту­жев-Рюмин * 1665 † 1730-е

26 коле­но

хх.32. княж­на Прас­ко­вья Ива­нов­на (1704-)
~ Васи­лий Васи­лье­вич Нарыш­кин (1712-1779), сын Васи­лия Гри­го­рье­ви­ча, сумел под­нять­ся доста­точ­но высо­ко – он сде­лал­ся гене­рал-пору­чи­ком и Нов­го­род­ским губер­на­то­ром. Женат он был два­жды, пер­вый раз на княжне Прас­ко­вье Васи­льевне Сон­цо­вой-Засе­ки­ной (р. 1704), вто­рой – на Анне Ива­новне Пани­ной (1723-1780), сест­ре Ники­ты Ива­но­ви­ча Пани­на, воз­гла­вив­ше­го при Ека­те­рине II Кол­ле­гию ино­стран­ных дел, и Пет­ра Ива­но­ви­ча Пани­на, гене­ра­ла.
хх.34. княж­на Мария Федо­ров­на (28.01.1737-02.02.1801).
~ Петр Васи­лье­вич Сал­ты­ков
княж­на Ната­лья Федо­ров­на * 1720-е
40.35. Нико­лай Васи­лье­вич Стар­ший Сон­цов-Засе­кин (+08.08.1792)
В пол­ку на 9 апре­ля (7 авгу­ста) 1772 года. К 14 июля 1772 года про­из­ве­ден в Пре­мьер-Май­о­ры (умер 8 авгу­ста 1792 года …отстав­ным пол­ков­ни­ком) (СПИ­СОК шефам, пол­ко­вым коман­ди­рам, штаб- и обер-офицерам,военным чинов­ни­кам, а так­же неко­то­рым ниж­ним чинам 63-го пехот­но­го Углиц­ко­го пол­ка).
Кава­ле­ры орде­на Свя­то­го Геор­гия IV клас­са Солн­цев-Засе­кин, Нико­лай; пре­мьер-май­ор; № 189 (161); 14 июля 1772 «За отмен­ное искус­ство и храб­рость во вре­мя оса­ды Кра­ков­ско­го зам­ка».
41.35. Нико­лай Васи­лье­вич Млад­ший Сон­цов-Засе­кин
хх.35. княж­на Анна Васи­льев­на
42.37. Миха­ил Дмит­ри­е­вич Сон­цов-Засе­кин 1779-?
хх.39. княж­на Евдо­кия Федо­ров­на
казѣ 1764 Гюня то («) Рѣказъ Ея Импе­ра­шор­ска­го Вели­чесm­ва, Само­дер­жи­цы Все­рос­сій­ской, изъ Пра­ви­шель­с­шву­ю­ща­го Сена­ша Вom­чин­ной Кол­ле­гіи. Въ Имян­номъ Ея Импе­ра­шор­ска­го Вели­чес­шва Указѣ, под­пи­сан­номъ соб­сmвен­ною Ея Импе­ра­шор­ска­го Вели­чес­шва рукою сего 1764 года Іюня 15 дня напи­са­но: Лейбъ-гвар­діи Измай­лов­ска­го пол­ка Капи­панъ Васи­лій Федо­ровъ сынъ Сухо­во-Кобы­л­инъ съ дѣшь­ми подан­ною Ея Импе­ра­шор­ско­му Вели­чес­шву чело­биm­ною про­силъ о раз­смomрѣніи дѣла его, о недви­жи­момъ имѣніи Кня­зей Сон­цо­выхъ-Засе­ки­ныхъ, Сшоль­ни­ка Дмиmрія Бѣсmу­же­ва-Рюми­на съ женою Марьею, Гене­ралъ-Маіо­ра Князь Михай­лы Шер­ба­шо­ва, съ жено­южъ Ири­ною, Князь Семе­но­вы­ми дочерь­ми Сон­цо­ва-Засе­ки­на. Ея Импе­ра­шор­ское Вели­чес­шво раз­смаш­ри­вая под­не­сен­ной Ея Импе­ра­шор­ско­му Вели­чес­шву ошъ Сенаmа при рапор­шѣ изъ шого дѣла эксшракшъ нашли: 1. Недви­жи­мое имѣніе, о кошо­ромъ меж­ду ими споръ про­ис­хо­дилъ, по преж­нимъ дачамъ было за Князь Семе­номъ Сонцовымъ.-Засекинымъ, а послѣ его нѣко­шо­рое справ­ле­но, а дос­шаль­ное по наслѣд­сшву сос­шо­я­ло за сыномъ его Князь Андрѣемъ; ибо боль­шой сынъ его Князь Федоръ умре преж­де ошца сво­е­го, осша­вя по себѣ дочь свою Авдо­шью. 2. По смер­ши Кня­зя Андрѣя оста­лись жена вдо­ва Кня­ги­ня Анна и двѣ род­ныя сесшры, озна­чен­ныя Бес­шу­же­ва-Рюми­на и Кня­ги­ня Щер­ба­шо­ва, да пле­мян­ни­ца и род­на­го бра­та Кня­зя Федо­ра Сон­цо­ва-Засе­ки­на дочь Авдо­тья, кошо­рая была пошомъ въ замуж­сmвѣ за Сухо­во-Кобы­ли­нымъ и по чело­би­шьямъ ихъ по Князь Семе­но­во и соб­ствен­ное Князь Андрѣе­во недви­жи­мое Вom­чин­ною Кол­ле­гіею окро­ме указ­ной час­ши Князь Андрѣе­вой жены въ силу уло­жен­ныхъ ХV11 Гла­вы 2, 4. Ново­указ­ныхъ 184 и 186 годовъ пунк­шовъ оmда­но имъ Бес­шу­же­вой-Рюми­ной и Шер­баmoвой съ Сухо­во — Кобы­ли­ною по поламъ, шо есшь: Князь Семе­но­вымъ доче­рямъ обѣимъ поло­ви­на, а Князь Федо­ро­вой доче­ри одной поло­ви­нажъ, чшо и Сенашъ во пер­выхъ въ 754 году при­знавъ Сухо­ву-Кобы­ли­ну закон­ною наслѣд­ни­цею опредѣ­лилъ: по ряд­ной Князь Андрѣе­вой женѣ въ чис­ло при­да­ныхъ ея денегъ запла­шишь поло­ви­ну, кошо­рое какъ изъ чело­би­шья Сухо­ва-Кобы­ли­на вид­но съ него взыс­ка­ны. 3. Но пошомъ въ 756 году Сена­шомъ же въ оmмѣ­ну пер­ва­го его рѣшенія шо имѣніе ушвер­жде­но за одни­ми Князь Андрѣе­вы­ми сесшра­ми; Бѣс­шу­же­вою-Рюми­ною и Шер­ба­шо­вою, а Сухо­во­Ко­бы­ли­ной ошка­за­но, умал­чи­вая о шомъ, чшо она Сухо­во — Кобы­ли­на преж­де къ наслѣд­сшву допу­ще­на, и не сдѣлавъ о взыс­ки­ва­е­мыхъ съ нее день­гахъ, къ нема­ло­му въ импе­ра­тор­ска­го вели­че­ства огор­ченію на како­го ей удо­вол­сmвія; но шого еще боль­ше, чшо и съ посша­нов­лен­ны­ми оmъ пред­ковъ Ея Импе­ра­шор­ска­го Вели­чес­шва зако­на­ми не соглас­но, пошо­му уло­жен­ны­ми ХУ11 Гла­вы пунк­ша­ми уза­ко­не­но: а. Послѣ умер­шихъ вош­чи­ны, когда сыно­вей нѣшъ , давашь доче­рямъ, шакъ рав­но и
сесшрамъ род­нымъ, есшь­ли бра­шьевъ не будешъ. 4. Доче­рямъ дочер­нимъ дѣmямъ и вну­ча­шамъ, послѣ дѣдовъ и бабокъ ихъ род­ныхъ и съ дядья­ми и съ mem­ка­ми сво­и­ми род­ны­ми бышь вош­чи­чамъ; а особ­ли­во сос­шо­яв­ши­ми въ допол­неніе Уло­же­нья, а не въ про­шив­но­сшь Ново­указ­ны­ми 184 и 185 годовъ пунк­ша­ми под­швер­жде­но; буде послѣ умер­ша­го бра­шей и пле­мян­ни­ковъ род­ныхъ нѣшъ, шо ошда­вашь сесшрамъ род­нымъ съ пле­мян­ни­ца­ми, брашь­ни­ми дочерь­ми, по поламъ, чшо пошомъ и Ука­зомъ зоо года не ошрѣ­ше­но, и въ допол­неніежъ Уло­же­нья повѣ­ле­но: Еже­ли послѣ оmца осша­нуш­ся доче­ри, да умер­ша­го преж­де его сына доче­рижъ , . а воm­чин­ни­ко­вы вну­ки, шогда давашь шеш­камъ съ плѣ­мян­ни­цыжъ по поламъ. Въ слѣд­сmвіе чего Все­вы­со­чай­ше Ея Импе­ра­шор­ское Вели­чес­шво Повелѣ­ва­ешъ: уни­чmo­жа послѣд­нее 756 года Сенаш­ское опредѣ­леніе послѣ Кня­зя Семе­на и сына его Кня­зя Андрѣя Сон­цо­ва-Засѣки­на, осшав­ше­е­ся по нихъ недви­жи­мое имѣніе, по шоч­ной силѣ и разу­му mѣхъ Зако­новъ ошдашь име­но­ван­нымъ Кня­зя Семе­но­вымъ доче­рямъ, а сына его Князь Андрѣя сесшрамъ Бѣс­шу­же­вой-Рюми­ной и Кня­гинѣ Щер­ба­шо­вой съ пле­мян­ни­цею ихъ Сухо­во — Кобы­ли­ною за указ­ною Князь Андрѣе­вой женѣ час­шію дос­шаль­ное попо­ламъ , чшо наслѣд­ни­камъ ихъ Вош­чин­ною Кол­ле­гіею и оmда­но было; чшожъ Сенашъ преж­де при­знавъ ея Сухову­Ко­бы­ли­ну закон­ною наслѣд­ни­цею а пошомъ ошъ шого наслѣд­сша ошрѣ­шишь опредѣ­лилъ, допол­ня къ пому еще и Указъ 2оо года шеш­камъ съ плѣ­мян­ни­ца­ми уза­ко­не­но дѣлишь буд­шобъ не попо­ламъ, но по рав­нымъ жере­бьямъ и сіе одна­кожъ съ шѣмъ Ука­зомъ ни мало не соглас­но, но какъ выше зна­чишъ, сила и содер­жаніе шого Ука­за шоч­но вѣлиmъ; меж­ду шеш­ка­ми и пле­мян­ни­ца­ми осшав­шее пер­выхъ послѣ ошца, а послѣд­нихъ послѣ дѣда раздѣ­ляшь не по рав­нымъ жере­бьямъ но попо­ламъ по чему и долж­ны полу­чашь шеш­ки, сколь­кобъ ихъ ни было, одну поло­ви­ну, а дру­гую пле­мян­ни­цы рож­ден­ныя ошъ бра­ша ихъ род­на­го доче­ри умер­ша­го преж­де ошца, и пошомъ каж­дая изъ нихъ полу­ча­ешъ изъ всей поло­ви­ны одна про­шивъ дру­гой рав­ныя жере­бьи; въ слу­чаѣжъ mого, есшь­ли одна пле­мян­ни­ца, шо она и поль­зо­вашь­ся долж­на цѣлою поло­ви­ною. И во испол­неніе сего Имян­на­го Ея Импе­ра­шор­ска­го Вели­чесm­ва Ука­за Пра­ви­шель­с­шву­ю­щій Сенашъ При­ка­за­ли: О всемъ выше­пи­сан­номъ непре­мен­ное учи­нишь испол­неніе, какъ пѣмь Имян­нымъ Все­вы­со­чай­шимъ Ея Импе­ра­шор­ска­го Вели­чес­шва ука­зомъ повѣ­ле­но, и о шомъ въ Вош­чин­ную Кол­ле­гію и для вѣдо­ма въ Вom­чин­ную кон­то­ру, где Ука­зы, въ Мос­ков­скіяжъ Сена­ша Депар­ша­мен­шы сооб­щишь вѣде­ние.
~ Васи­лий Федо­ро­вич Сухо­во-Кобы­лин (*1710)
43.??. Борис Гри­го­рье­вич (+1763)
под­пол­ков­ник
Ж. Анна Гри­го­рьев­на Аннен­ко­ва
У И.П.Анненкова было шесте­ро детей. Две стар­шие доче­ри: Анна, 1728 г. рож­де­ния, в 18 лет выдан­ная замуж за капи­та­на Бори­са Гри­го­рье­ви­ча Солн­це­ва, и Ели­за­ве­та, 1730 г. рож­де­ния, так­же с 18 лет в заму­же­стве за пол­ков­ни­ком О.Л.Кутузовым, имев­шая усадь­бу в сель­це Анпи­ло­го­во, (тоже отно­си­лось к при­хо­ду Вос­кре­сен­ской церк­ви) в даль­ней­шем став­шая гене­раль­шей Ели­за­ве­той Пет­ров­ной Кутузовой.Как же жили эти дво­ряне, вхо­див­шие в чис­ло сред­не­по­мест­ных? Кро­ме покуп­ки дви­жи­мо­го и недви­жи­мо­го иму­ще­ства, они не отка­зы­ва­ли себе и в при­об­ре­те­нии доро­гих юве­лир­ных укра­ше­ний, пред­ме­тов быта, одеж­ды, со-вер­ша­ли мно­го­чис­лен­ные поезд­ки в Моск­ву и Петер­бург. В 1762 году И.П.Анненков «сен­тяб­ря 1-го дня выеха­ли из Жереб­цо­ва с женою и с детьми, един­ствен­но толь­ко для того, что­бы видеть коро­на­цию Ека­те­ри­ны II; сен­тяб­ря 24 дня госу­да­ры­ня изво­ли­ла выход иметь в Гра­но­ви­тую пала­ту и при­ни­мать поздрав­ле­ния, и жало­вать к руке бри­га­ди­ров и штаб-офи­це­ров, при­чем и я с детьми Алек­сан­дром и Авра­мом быть удо­сто­и­лись». Но кро­ме того, Иван Пет­ро­вич имел боль­шую биб­лио­те­ку, кото­рую посто­ян­но попол­нял новы­ми кни­га­ми, соби­рал све­де­ния «о началь­ни­ках г.Курска от воз­об­нов­ле­ния его до откры­тия в нем намест­ни­че­ства», об обре­те­нии чудо­твор­но­го обра­за Кур­ской Корен­ной ико­ны Божьей мате­ри. На свои сред­ства стро­ил он церк­ви, нема­ло денег жерт­во­вал мона­сты­рям и дру­гим хра­мам, был, по-види­мо­му, очень набож­ным чело­ве­ком. Он посто­ян­но забо­тил­ся о сво­их близ­ких и род­ных, но более все­го был при­вя­зан к одной из сво­их вну­чек — Хишень­ке, как он ее назы­вал, ребен­ку стар­шей доче­ри Анны. Аннен­ков вос­тор­гал­ся ее дет­ской непо­сред­ствен­но­стью и доб­ро­той. Но так слу­чи­лось, что его люби­мая внуч­ка тяже­ло забо­ле­ла. Забо­ты и ста­ра­ния его, кото­рым и преж­де не было гра­ниц, с болез­нью ее мно­го­крат­но умно­жи­лись. При­гла­ша­лись лека­ри, зна­хар­ка, при­во­зил сам и ему при­сы­ла­лись ико­ны свя­тые, кото­рые ста­ви­лись «пред очи ее», и конеч­но, подол­гу и усерд­но молил­ся Богу, но все ока­за­лось тщет­но, внуч­ке ста­но­ви­лось хуже. Он тяже­ло пере­жи­вал, видя муки и стра­да­ния боль­но­го ребен­ка, ее бес­по­кой­ство, край­нюю сла­бость, дро­жа­щие руки, крик «что есть силы», откры­тые раны. «Нояб­ря 12 Хишень­ка в ночи вне­зап­но закри­ча­ла, и с это­го вре­ме­ни руки у ней дро­жать ста­ли, а под 13 чис­ло в ночи ж ложи­лась на нашу посте­лю и меня к себе уже послед­ний раз при­зы­ва­ла… А 14 чис­ла в край­нее при­шла изне­мо­же­ние и с тру­дом мало что выго­ва­ри­ва­ла, а вве­че­ру и томит­ца ста­ла».
И вот насту­пи­ла раз­вяз­ка этой семей­ной тра­ге­дии: «Нояб­ря 15 дня Хишень­ка по таком дол­го­вре­мен­ном от мно­го­труд­ной болез­ни стра­да­нии, по вла­сти Боже­ской в 1-м часу попо­лу­но­чи и край­не­му мое­му огор­че­нию скон­ча­лась 12-ти лет 7 меся­цев, кото­рая роди­лась в 1754 году апре­ля 16 дня, а через год взя­та ко мне и с того вре­ме­ни живу­чи у меня до скон­ча­ния сво­ей жиз­ни. По особ­ли­вой сво­ей ко мне горя­че­сти, про­вор­ству и разум­ным догад­кам един­ствен­ною была мне утехою. Соб­ствен­ных ее денег оста­лось 4 р. 56 коп., кото­рые все роз­да­ны на мило­сты­ню, а тело ее 18 чис­ла погре­бе­но в при­ход­ской нашей, в селе Полян­ском Вос­кре­сен­ской церк­ви, вхо­дя по пра­вую сто­ро­ну в тра­пе­зе под­ле отца ее Бори­са Гри­го­рье­ви­ча Сон­цо­ва …».

27 коле­но

князь Дмит­рий Михай­ло­вич (1832,1859)
«….Опре­де­ле­ни­ем Прав. Сена­та от 22.04.1832, 10.06.1843 и 19.05.1849 гг. при­зна­ны в кня­же­ском досто­ин­стве со вне­се­ни­ем в 5 ч. Родо­слов­ной кни­ги: колл. рег. Дмит­рий Михай­ло­вич с детьми — Бори­сом, Миха­и­лом и Ната­льею…» [Спис­ки титу­ло­ван­ным родам и лицам Росс. Импе­рии. СПб., 1892. Стр.79].
В 1844 году чинов­ник 14 клас­са
князь Борис Михай­ло­вич (1832,1859)
«….Опре­де­ле­ни­ем Прав. Сена­та от 22.04.1832, 10.06.1843 и 19.05.1849 гг. при­зна­ны в кня­же­ском досто­ин­стве со вне­се­ни­ем в 5 ч. Родо­слов­ной кни­ги: …пору­чик Борис Михай­ло­вич с детьми — Алек­сан­дром и Мариею».[Списки титу­ло­ван­ным родам и лицам Росс. Импе­рии. СПб., 1892. Стр.79].
Алек­сандр Михай­ло­вич
44.43. Алек­сандр Бори­со­вич (13.07.1750 – 21.02.1811, Воро­неж).
— тай­ный совет­ник, воро­неж­ский граж­дан­ский губер­на­тор. На служ­бу посту­пил в 1764 г., а в 1780 г. был кур­ским про­ку­ро­ром. Три года спу­стя он был пере­ве­ден на ту же долж­ность в Харь­ков, где про­слу­жил более деся­ти лет. В 1793 г. С. был про­из­ве­ден в стат­ские совет­ни­ки и в сле­ду­ю­щем году назна­чен пору­чи­ком пра­ви­те­ля воро­неж­ско­го намест­ни­че­ства. Эту долж­ность он зани­мал до упразд­не­ния в 1796 г. намест­ни­честв, после чего был назна­чен воро­неж­ским вице-губер­на­то­ром. Про­из­ве­ден­ный 14 октяб­ря 1797 г. в дей­стви­тель­ные стат­ские совет­ни­ки, С. 27 того же октяб­ря был назна­чен воро­неж­ским граж­дан­ским губер­на­то­ром, а 9 июля 1800 г. про­из­ве­ден в тай­ные совет­ни­ки. Вско­ре после это­го один из воро­неж­ских одно­двор­цев при­слал импе­ра­то­ру Пав­лу І донос о зло­упо­треб­ле­ни­ях, дела­е­мых буд­то бы в Воро­не­же граж­дан­ским губер­на­то­ром. Импе­ра­тор Павел I пове­рил доно­су и ука­зом Пра­ви­тель­ству­ю­ще­му Сена­ту от 20 октяб­ря .1800 г. пове­лел отстра­нить Сон­цо­ва от долж­но­сти и отдать под суд. Суд, одна­ко, при­знал его неви­нов­ным и донос лож­ным. С. сно­ва был назна­чен воро­неж­ским граж­дан­ским губер­на­то­ром и в этой долж­но­сти состо­ял до самой сво­ей смер­ти. Он скон­чал­ся в г. Воро­не­же 20 фев­ра­ля 1811 г. Тело его погре­бе­но там же. Кн. Н. Тур­ке­ста­нов, «Губер­на­тор­ский Слу­жеб­ник» СПб. 1869 г. стр. 38 и 120. — «Сенат­ский Архив» т. I, СПб. 1888 г. стр. 298, 304, 632 и 662. — «Рус­ский Вест­ник» 1811 г. ч. 14, № 6, стр. 86—88: «Кор­ре­спон­ден­ция из Воро­не­жа» ст. Нико­лая Шрам­чен­ко и там же, стр. 88—91 сти­хо­тво­ре­ние Юшко­ва на кон­чи­ну А. Б. Сон­цо­ва. — «Над­гроб­ная речь от лица воро­неж­ских граж­дан, сочи­нен­ная и гово­рен­ная воро­неж­ским поли­цей­мей­сте­ром Алек­се­ем Зама­ха­е­вым при выно­се тела его пре­вос­хо­ди­тель­ства гос­по­ди­на воро­неж­ско­го граж­дан­ско­го губер­на­то­ра тай­но­го совет­ни­ка и раз­ных орде­нов кава­ле­ра Алек­сандра Бори­со­ви­ча Сон­цо­ва 1811 года фев­ра­ля 23-го дня». Харь­ков 1811 г. Е. Я. {Полов­цов} Сон­цов, Алек­сандр Бори­со­вич т. с., воро­нежск. губерн., бывш. пол­тав. губерн. 1805 г.; † 1811 г. 20 февр. {Полов­цов}
Нель­зя не отме­тить, что в этот пери­од долж­но­сти про­ку­ро­ров ста­ли зани­мать пред­ста­ви­те­ли знат­ных родов. Про­ку­ро­ром Воро­неж­ской губер­нии в этот пери­од был надвор­ный совет­ник Шага­ров Алек­сей Федо­ро­вич, кото­рый поз­же про­из­ве­ден в кол­леж­ские совет­ни­ки, а затем стал пред­се­да­те­лем губерн­ской Пала­ты граж­дан­ско­го суда. В мар­те 1782 года его сме­нил кол­леж­ский совет­ник Алек­сандр Бори­со­вич Сон­цов. Долж­ность губерн­ско­го про­ку­ро­ра он зани­мал более деся­ти лет. Это был обра­зо­ван­ный, дея­тель­ный чело­век. Его почи­та­ли жите­ли Воро­не­жа. В 1793 году он ста­но­вит­ся вице-губер­на­то­ром при пра­ви­те­ле намест­ни­че­ства, а в после­ду­ю­щем Воро­неж­ским губер­на­то­ром. За осо­бое усер­дие и рев­ность в служ­бе А.Б.Сонцов был пожа­ло­ван орде­ном Свя­той Анны I сте­пе­ни и Свя­то­го Рав­ноап­о­столь­но­го кня­зя Вла­ди­ми­ра 2 сте­пе­ни пол­но­го кре­ста.
Алек­сандр СОН­ЦОВ (губер­на­тор) пра­вил с 1797 г. по 1800 г. и с 1805 г. по 1811 г. Учре­дил в Воро­не­же первую типо­гра­фию. В 1800 году кто-то из завист­ни­ков донес на него импе­ра­то­ру Пав­лу I — дескать, зло­упо­треб­ля­ет пол­но­мо­чи­я­ми. Алек­сандра Бори­со­ви­ча отстра­ни­ли от долж­но­сти и отда­ли под суд. Поз­же его оправ­да­ли, но место было уже заня­то. И лишь в 1805 году Сон­цов смог занять пост губер­на­то­ра во вто­рой раз.
Адми­ни­стра­тив­ный дея­тель, тай­ный совет­ник (1800). Отец П.А. Сон­цо­ва.
Воро­неж­ский губер­на­тор (1797-1800, с 1805). Ини­ци­а­тор созда­ния губерн­ской типо­гра­фии (1798), покро­ви­тель бол­хо­ви­ти­нов­ско­го круж­ка.
При Сон­цо­ве Воро­неж­ская губер­ния снаб­жа­ла про­ви­ан­том Кав­каз­скую армию (с 1806), фор­ми­ро­ва­ла опол­че­ние (мили­цию) для уча­стия в анти­на­по­лео­нов­ских кам­па­ни­ях.
В 1809 году про­изо­шло пре­об­ра­зо­ва­ние Глав­но­го народ­но­го учи­ли­ща в губерн­скую гим­на­зию и уезд­ное учи­ли­ще.
Пуб­ли­ка­ции о бале, орга­ни­зо­ван­ном Сон­цо­вым «в поль­зу бед­ных» (январь 1811 года, собра­но более 1000 руб­лей), появи­лась в жур­на­ле «Рус­ский вест­ник» (1811, №6).
«Сло­ва» на погре­бе­ние Сон­цо­ва про­из­нес­ли епи­скоп Анто­ний (Соко­лов) и полиц­мей­стер А. Зама­ха­ев.

28 коле­но

Борис Дмит­ри­е­вич
Миха­ил Дмит­ри­е­вич
Ната­лья Дмит­ри­ев­на
князь Алек­сандр Бори­со­вич Сон­цов-Засе­кин (1.08.1843-22.1.1894)
князь, предс. Орлов­ско­го окруж­но­го суда, зем­ский дея­тель с само­го откры­тия зем­ских учре­жде­ний, вид­ный пред­ста­ви­тель орлов­ско­го дво­рян­ства, автор несколь­ких ста­тей в еже­днев­ной печа­ти. родил­ся 1 авгу­ста 1843 г. в родо­вом селе Сон­цо­ве Орлов­ско­го уез­да. Окон­чив С.-Петербургский Алек­сан­дров­ский ли­ цей, он посту­пил в Мос­ков­ский уни­вер­си­тет, где полу­чил сте­пень кан­ди­да­та пра­ва. В 1866 г. А.Б. Сон­цов-Засе­кин был опре­де­лен на ………1874 г. был назна­чен това­ри­щем про­ку­ро­ра Одес­ской судеб­ной пала­ты. С 28 нояб­ря 1874 г. Сон­цов-Засе­кин стал пред­се­да­те­лем окруж­но­го суда в г. Орле. Скон­чал­ся в Москве 22 янва­ря 1894 г. в воз­расте 51 года
Орлов­ская губерн­ская уче­ная архив­ная комис­сия (1894)Деятельность: Архи­вы, архео­ло­гия. Велись рас­коп­ки Брян­ском уез­де. Покро­ви­тель коми­сии — в.кн. Миха­ил Алек­сан­дро­вич. Предс. Сон­цов-Засе­кин А.Б. (1885 -1894)
Одна­ко самым боль­шим плю­сом судеб­ной рефор­мы яви­лось то, что она не толь­ко кар­ди­наль­но пере­стро­и­ла судеб­ную систе­му, но и «раз­бу­ди­ла» самые здо­ро­вые силы обще­ства, под­толк­ну­ла их к чест­но­му, само­от­вер­жен­но­му слу­же­нию Оте­че­ству. Сре­ди таких чест­ных людей в каче­стве луч­ше­го орлов­ско­го при­ме­ра мож­но выде­лить Алек­сандра Бори­со­ви­ча Сон­цо­ва-Засе­ки­на . После окон­ча­ния юри­ди­че­ско­го факуль­те­та Мос­ков­ско­го уни­вер­си­те­та он сде­лал бле­стя­щую карье­ру, в 1874-1877 и в 1879-1894 годах зани­мая пост пред­се­да­те­ля Орлов­ско­го окруж­но­го суда. Прес­са того вре­ме­ни писа­ла, что А.Б. Сон­цов-Засе­кин «был чело­ве­ком энер­гич­но­го и живо­го харак­те­ра, твер­дых убеж­де­ний и необык­но­вен­ной тер­пи­мо­сти и снис­хо­ди­тель­но­сти во всем, что не затра­ги­ва­ло его основ­ных убеж­де­ний. Он не любил мелоч­ной фор­ма­ли­сти­ки и посто­ян­но ста­рал­ся раз­ре­шить вопро­сы по суще­ству, мало обра­щая вни­ма­ние на внеш­нюю сто­ро­ну дела. Слу­жеб­ную дея­тель­ность А.Б. Сон­цов-Засе­кин успеш­но сов­ме­щал с обще­ствен­ной». Никто не руко­во­дил Орлов­ским окруж­ным судом боль­ше Алек­сандра Бори­со­ви­ча.
КНЯЗЬ А. Б. СОН­ЦОВ-ЗАСЕ­КИн (Некро­лог)
Вече­ром 22 янва­ря скон­чал­ся в Москва после непро­дол­жи­тель­ной и тяж­кой болез­ни, пред­се­да­тель орлов­ско­го окруж­но­го суда князь Алек­сандр Бори­со­вич Сон­цов-Засе­кин. Покой­ный родил­ся в Орлов­ской губер­нии, в сво­ем родо­вом име­нии близ Орла, 29 июля 1843 года. Свое вос­пи­та­ние он начал в Алек­сан­дров­ском лицее, а закон­чил его в Мос­ков­ском уни­вер­си­те­те. С 1866 года нача­лась его слу­жеб­ная дея­тель­ность и бес­пре­рыв­но про­дол­жа­лась до само­го послед­не­го вре­ме­ни. Пер­во­на­чаль­но он зани­мал долж­ность това­ри­ща про­ку­ро­ра при орлов­ском окруж­ном суде; затем в 1869 году был назна­чен про­ку­ро­ром в Елец, где оста­вал­ся, одна­ко, надол­го, так как в том же году был пере­ве­ден на ту же долж­ность в Воро­неж. В 1873 году после­до­ва­ло назна­че­ние покой­но­го това­ри­щем про­ку­ро­ра судеб­ной пала­ты в Одес­су, где он про­слу­жил лишь один год, так как в сле­ду­ю­щем году был назна­чен пред­се­да­те­лем Орлов­ско­го окруж­но­го суда, и зани­мал это место до 1879 года, когда после­до­ва­ло назна­че­ние его про­ку­ро­ром судеб­ной пала­ты в Сара­тов. В 1883 году князь по соб­ствен­но­му желан­но был спер­ва пере­ве­ден в Орел на долж­ность пред­се­да­те­ля окруж­но­го суда, кото­рую зани­мал до послед­не­го вре­ме­ни. В 1892 году, когда над Орлов­скою гy6epнией раз­ра­зил­ся неуро­жай­ный год, покой­ный князь при­нял на себя зва­ние упол­но­мо­чен­ная по обще­ствен­ным рабо­там. Кро­ме того, с само­го откры­тия зем­ских учре­жде­ний он при­ни­мал дея­тель­ное уча­стие в зем­ских делах, состоя губерн­ским и уезд­ным глас­ным. Его преж­де­вре­мен­ная кон­чи­на, после­до­вав­шая от болез­ни серд­ца, на 51 году, вызо­вет искрен­нее сожа­ле­ние сослу­жив­цев его по суду и орлов­ско­го дво­рян­ства, кото­ро­го он был вид­ным пред­ста­ви­те­лем. Похо­ро­ны покой­но­го, как сооб­ща­ют «Моск[овские] Ведо­мо­сти», состо­я­лись в Москве, в Ново­де­ви­чьем мона­сты­ре, 25 янва­ря. [Газе­та «Брян­ский вестник».№2, 11 (30.01) фев­ра­ля 1894 г.]
княж­на Мария Бори­сов­на
~ Пла­тон Ива­но­вич Бара­нов (1827-1884), писа­тель-исто­рик, женат на кнж. Марии Бори­совне Сон­цо­вой-Засе­ки­ной. Брак без­дет­ный.
45.44. Петр Алек­сан­дро­вич (1786-1850)
д. ст. сов., воро­нежск. гражд. губерн., с 1820 г., орлов. (1824-1830).
Это­му губер­на­тор­ско­му сидель­цу (1824 – 1830 гг.). служ­ба на Орлов­щине так­же не зада­лась. Сохра­ни­лось мно­го доку­мен­тов об его упу­ще­ни­ях и недо­ра­бот­ках. В част­но­сти, он не сумел орга­ни­зо­вать сбор в каз­ну пода­тей и недо­и­мок, за что в декаб­ре 1826 года ему сде­ла­но “заме­ча­ние”. В после­ду­ю­щие годы гос­по­ди­ну Сон­цо­ву пред­пи­сы­ва­лось обра­тить вни­ма­ние на их “мед­лен­ное поступ­ле­ние”. В фев­ра­ле 1828 года “за недо­бор рекрут” полу­чил “стро­гое заме­ча­ние”. По отче­ту о про­из­ве­ден­ной реви­зии губер­нии в 1828 году министр внут­рен­них дел тре­бо­вал допол­не­ний и “нуж­ных све­де­ний”, кото­рые не отправ­ля­лись более года. Поми­мо это­го, на губер­на­то­ра посту­пи­ла мас­са жалоб, кото­рые раз­би­ра­лись в сена­те. Тем не менее, потоп­тав пыль в губерн­ских кори­до­рах пять лет, Петр Алек­сан­дро­вич решил вытре­бо­вать поощ­ре­ние за дол­го­тер­пе­ние. Он под­го­то­вил рапорт от 2 фев­ра­ля 1829 года для предо­став­ле­ния себя к зна­ку отли­чия бес­по­роч­ной служ­бы.
11 мар­та 1830 года при­шел ответ: “Рас­смот­рев собран­ные о служ­бе Вашей све­де­ния… я ниче­го не могу пред­при­нять в удо­вле­тво­ре­нии жела­ния Ваше­го пре­вос­хо­ди­тель­ства насчет предо­став­ле­ния Вас к зна­ку отли­чия бес­по­роч­ной служ­бы, о чем и счи­таю нуж­ным уве­до­мить”. И более того, 12 апре­ля 1830 года 44-лет­ний П. Сон­цов был отправ­лен в отстав­ку.
Зда­ние гим­на­зии рас­по­ла­га­лось в трех­стах мет­рах от бла­го­род­но­го пан­си­о­на Федо­ро­ва на той же Боль­шой Деви­чен­ской ули­це. Дом сохра­нил­ся и поныне. Его совре­мен­ный адрес: ули­ца Сак­ко и Ван­цет­ти, 102. Это зда­ние изна­чаль­но стро­и­лось не для гим­на­зии. В нем раз­ме­стил свои апар­та­мен­ты тай­ный совет­ник Алек­сандр Бори­со­вич Сон­цов, он же воро­неж­ский граж­дан­ский губер­на­тор. Дом сво­им обли­ком дол­жен был вну­шать почте­ние и даже тре­пет: здесь, дескать, оби­та­ет один из силь­ных мира сего (а в гра­ни­цах губер­нии — и силь­ней­ший!). Постро­ен­ный в духе позд­не­го клас­си­циз­ма, боль­шой трех­этаж­ный особ­няк с пор­ти­ком и колон­на­ми воз­вы­шал­ся над доми­ка­ми чинов­но­го люда. Воз­мож­но, имен­но жизнь сре­ди чер­ни и не при­гля­ну­лась сыну А.Б. Сон­цо­ва – Пет­ру Алек­сан­дро­ви­чу (тоже воро­неж­ско­му губер­на­то­ру), кото­рый рас­по­ря­дил­ся про­дать дом со все­ми надвор­ны­ми служ­ба­ми в каз­ну. В 1821 году дирек­тор П. Г. Бут­ков воз­бу­дил вопрос о при­об­ре­те­нии для гим­на­зии особ­ня­ка Сон­цо­ва. “Этот дом,- как писал он в сво­ем доне­се­нии,- хотя нахо­дит­ся и не на глав­ной ули­це Воро­не­жа, но место им зани­ма­е­мое лежит в той части горо­да, в кото­рой знат­ней­шее чис­ло уче­ни­ков зани­ма­ет квар­ти­ры и в кото­рой по пес­ча­ной поч­ве зем­ли не быва­ет боль­шой гря­зи и тогда, как оная в гор­ных частях Воро­не­жа осе­нью и вес­ною чрез­мер­на и быва­ла при­чи­ною, что в тепе­реш­ней гим­на­зи­че­ской квар­ти­ре пре­кра­ща­лось уче­ние неде­ли на две, дабы не под­верг­нуть уче­ни­ков болез­ням”. За свой дом Сон­цов про­сил 35 тысяч руб­лей. Такой сум­мы в рас­по­ря­же­нии гим­на­зии не было. Дирек­тор Бут­ков не желал упу­стить срав­ни­тель­но хоро­ший дом. Далее он в сво­ем доне­се­нии пишет: “Для выго­ды гим­на­зии было бы весь­ма полез­но, еже­ли бы дво­рян­ство Воро­неж­ской губер­нии при­ня­ло на себя и совер­ши­ло покуп­ку дома Сон­цо­ва, но как 7 уез­дов Воро­неж­ской губер­нии к пожерт­во­ва­нию на то еще не при­со­еди­ни­лись, а при том извест­но, что сбор тако­вых обе­ща­ний не все­гда выпол­ня­ет­ся ско­ро и вер­но, то лег­ко слу­чит­ся, что Воро­неж­ская гим­на­зия, ожи­дая сво­е­го при­ста­ни­ща из сих рук, еще несколь­ко лет долж­на будет пре­одо­ле­вать труд­но­сти сво­е­го поме­ще­ния”. Но это­го не слу­чи­лось. Бут­ков уже в апре­ле 1822 года купил дом Сон­цо­ва. И вско­ре сюда пере­еха­ла гим­на­зия. Особ­няк был во всех отно­ше­ни­ях луч­ше преж­не­го. Но он “не пред­став­лял удобств, необ­хо­ди­мых для бла­го­устро­ен­ной шко­лы”. Это заме­тил в 1826 году про­фес­сор Мос­ков­ско­го уни­вер­си­те­та Пав­лов, реви­зо­вав­ший гим­на­зию. Она в то вре­мя при­чис­ля­лась к Мос­ков­ско­му учеб­но­му окру­гу. После реви­зии и на осно­ва­нии доне­се­ния ново­го дирек­то­ра гим­на­зии фон Гал­ле­ра, Прав­ле­ние Мос­ков­ско­го уни­вер­си­те­та сде­ла­ло рас­по­ря­же­ние о про­да­же гим­на­зи­че­ско­го дома и о при­об­ре­те­нии ново­го. Но про­да­жа эта не состо­я­лась. Воро­неж­ская гим­на­зия рас­по­ла­га­лась в особ­ня­ке Сон­цо­ва с 1822 по 1853 год. Ука­зом от 12 янва­ря 1831 года она пере­шла в ведом­ство Харь­ков­ско­го уни­вер­си­те­та. В архив­ном деле фон­да Дирек­ции народ­ных учи­лищ при­ве­де­на подроб­ная опись это­го зда­ния: “…глав­ный кор­пус… постро­ен из кир­пи­ча о трех эта­жах, с зем­ли до цоко­ля одет диким кам­нем, отшту­ка­ту­рен, обе­лен, покрыт желе­зом, покра­шен­ным крас­ною крас­кою. Как сей кор­пус рас­по­ло­жен на пока­то­сти горы, то лице­вая или улоч­ная сто­ро­на ниж­не­го эта­жа откры­та, но зад­няя, дво­ро­вая, углуб­ля­ет­ся в зем­лю почти до поло­ви­ны” (Воро­неж­ский архив, фонд 64, опись 18, дело 10, листы 71-75).
Кста­ти, через сест­ру Ека­те­ри­ну Дмит­ри­ев­ну (в заму­же­стве Сон­цо­ву ) Черт­ко­вы свя­за­ны род­ствен­ны­ми уза­ми с Пет­ром Алек­сан­дро­ви­чем Сон­цо­вым (1785-1850), кото­рый так­же участ­во­вал в моло­дые годы в анти­на­по­лео­нов­ских кам­па­ни­ях. Лейб-гвар­дии пол­ков­ник и тай­ный совет­ник, сын губер­на­то­ра А.Б. Сон­цо­ва , сам воро­неж­ский вице-губер­на­тор в 1815-1816 г и 1817-1820, и губер­на­тор в 1820-1824 годах, а так­же воро­неж­ский губерн­ский Пред­во­ди­тель дво­рян­ства в 1850 г. П.А. Сон­цов начал служ­бу четыр­на­дца­ти лет, посту­пив эстан­дарт-юнке­ром в Лейб-гвар­дии Кон­ный полк. Явил муже­ство в сра­же­ни­ях при Аустер­ли­це и Фрид­лан­де, заслу­жил орде­на Св. Анны 3-й сте­пе­ни и Св. Вла­ди­ми­ра 4-й сте­пе­ни с бан­том. «…В про­дол­же­нии служ­бы в пол­ку, под коман­дой Его Высо­че­ства, при хоро­шем пове­де­нии, был все­гда в оной отлич­но усер­ден и рачи­те­лен, в воен­ных про­тив непри­я­те­ля дей­стви­ях посту­пал храб­ро и неустра­ши­мо, за что, отда­вая ему заслу­жи­ва­ю­щую спра­вед­ли­вость, Его Высо­че­ство при­ят­ным дол­гом постав­ля­ет о сём сви­де­тель­ство­вать», — зна­чит­ся в атте­ста­те П.А. Сон­цо­ва , выдан­ном Шефом пол­ка, Вели­ким Кня­зем Кон­стан­ти­ном Пав­ло­ви­чем. Здо­ро­вье, подо­рван­ное рана­ми и тяго­та­ми поход­ной жиз­ни, не поз­во­ли­ло ему про­дол­жить воен­ную карье­ру.
В 1809 году П.А. Сон­цов выхо­дит в отстав­ку «с мун­ди­ром». В граж­дан­ской служ­бе мун­дир его заслу­жен­но укра­шен орде­на­ми Св. Вла­ди­ми­ра 3-ей сте­пе­ни и Св. Анны 2-й сте­пе­ни с алма­за­ми, Св. Анны 1-й сте­пе­ни, Св. Вла­ди­ми­ра 1-й сте­пе­ни и Бело­го Орла. Погре­бён на Чугу­нов­ском клад­би­ще.
Ж. Ека­те­ри­на Дмит­ри­ев­на Черт­ко­ва (1793-1867)
хх.44. Вар­ва­ра Алек­сан­дров­на (+1835)
~ Марин Евге­ний Ники­фо­ро­вич (1776-1843).
Дети Алек­сандр, Анна, Сер­гей
Дмит­рий

29 коле­но

46.45. Дмит­рий Пет­ро­вич (1803 — 1875);
— нумиз­мат и соби­ра­тель древ­но­стей отдель­но издал: «Рос­пись древ­ней рус­ской утва­ри из цер­ков­но­го и домаш­не­го быта до XVIII века» (Москва, 1857); «О камен­ном веке» (Москва, 1870); «Очерк исто­рии рус­ско­го наро­да до XVII сто­ле­тия» (Москва, 1875). Ста­тьи его по нумиз­ма­ти­ке печа­та­лись в «Архео­ло­ги­че­ском Вест­ни­ке», «Тру­дах мос­ков­ско­го архео­ло­ги­че­ско­го обще­ства», «Изве­сти­ях рус­ско­го архео­ло­ги­че­ско­го обще­ства». В сбор­ни­ке «Девят­на­дца­тый Век» (1872) напе­ча­та­ны его «Вос­по­ми­на­ния» о Вен­гер­ской кам­па­нии.
~ Кж. Вар­ва­ра Пав­лов­на Гага­ри­на (221).11.12.1822 – 13.03.1900. Похо­ро­не­на в Пари­же на клад­би­ще Мон­мартр.
Дмит­рий Дмит­ри­е­вич
дво­ю­род­ный пле­мян­ник Пет­ра Алек­сан­дро­ви­ча
Рот­мистр 28.09.1872 — 07.03.1967
вла­де­лец име­ния в с. Николь­ском Тим­ско­го уез­да Кур­ской губер­нии в к. 19 – нач. 20 вв, а так­же круп­но­го кон­но­го заво­да при сво­ём име­нии. Автор ряда книг по исто­рии коне­вод­ства в Рос­сии, издан­ных в Москве.
В кон­це XIX нача­ле XX века Сон­цов­ка при­над­ле­жа­ла Дмит­рию Дмит­ри­е­ви­чу Сон­цо­ву — одно­му из пред­ста­ви­те­лей дво­рян­ско­го рода, извест­но­го в исто­рии Рос­сии и Укра­и­ны. Дмит­рий Сон­цов учил­ся в уни­вер­си­те­те с Сер­ге­ем Алек­се­е­ви­чем Про­ко­фье­вым — отцом буду­ще­го ком­по­зи­то­ра. Кро­ме име­ния Сон­цов­ки в Бахмут­ском уез­де Ека­те­ри­но­слав­ской губер­нии Д.Д. Сон­цов вла­дел име­ни­ем в селе Николь­ском Тим­ско­го уез­да Кур­ской губер­нии (сего­дня это рай­он­ный центр Солн­цо­во). В этом име­нии он и жил, зани­мал­ся раз­ве­де­ни­ем лоша­дей, то есть был коне­за­вод­чи­ком и писал кни­ги по исто­рии коне­за­вод­ства в Рос­сии. Эти кни­ги, издан­ные в Москве — поль­зо­ва­лись попу­ляр­но­стью у любителей.После смер­ти Пет­ра Алек­сан­дро­ви­ча Сон­цов­ка пере­хо­дит во вла­де­ние к дво­ю­род­но­му пле­мян­ни­ку Дмит­рию Дмит­ри­е­ви­чу, о кото­ром рас­ска­за­но в нача­ле ста­тьи. Как он стал вла­дель­цем — уста­но­вить не уда­лось: либо купил име­ние, либо полу­чил в каче­стве при­дан­но­го, женив­шись на тро­ю­род­ной сест­ре. Мно­гое еще пред­сто­ит уточнить.В четы­рех кило­мет­рах от реч­ки Вол­чьей рас­по­ло­же­но село Крас­ное. Крас­ным оно ста­ло в 1920-х годах, а рань­ше назы­ва­лось Сон­цов­кой. Здесь суж­де­но было родить­ся само­му испол­ня­е­мо­му ком­по­зи­то­ру два­дца­то­го века – Сер­гею Сер­ге­е­ви­чу Про­ко­фье­ву.
В кон­це XIX нача­ле XX века Сон­цов­ка при­над­ле­жа­ла Дмит­рию Дмит­ри­е­ви­чу Сон­цо­ву – одно­му из пред­ста­ви­те­лей дво­рян­ско­го рода, извест­ных в исто­рии Рос­сии и Укра­и­ны. Сон­цов учил­ся в уни­вер­си­те­те с Сер­ге­ем Алек­се­е­ви­чем Про­ко­фье­вым – отцом буду­ще­го ком­по­зи­то­ра. Кро­ме име­ния Сон­цов­ки в Бахмут­ском уез­де Ека­те­ри­но­слав­ской губер­нии Д.Д. Сон­цов вла­дел име­ни­ем в селе Николь­ском Тим­ско­го уез­да Кур­ской губер­нии (сего­дня это рай­он­ный центр Солн­цо­во). В этом име­нии он и жил, зани­мал­ся раз­ве­де­ни­ем коней, то есть был коне­за­вод­чи­ком и писал кни­ги по исто­рии коне­за­вод­ства в Рос­сии. Эти кни­ги, издан­ные в Москве, поль­зо­ва­лись попу­ляр­но­стью у люби­те­лей лоша­дей.
Бахмут­ское же име­ние при­но­си­ло его вла­дель­цу одно убыт­ки. Вот Дмит­рий Дмит­ри­е­вич и пред­ло­жил Сер­гею Алек­се­е­ви­чу Про­ко­фье­ву стать управ­ля­ю­щим име­ния. Сер­гей Алек­се­е­вич недав­но женил­ся на Марии Гри­го­рьевне Жит­ко­вой. Иму­ще­ства у моло­дых не было и это пред­ло­же­ние при­шлось очень кста­ти. В 1878 году Про­ко­фье­вы посе­ли­лись в Сон­цов­ке. Здесь у них роди­лись и умер­ли две доче­ри. Здесь родил­ся и вели­кий ком­по­зи­тор С.С. Про­ко­фьев. За все вре­мы, пока Про­ко­фье­вы жили в Сон­цов­ке – хозя­ин Сон­цов толь­ко раз посе­тил свое име­ние. В сво­ей «Авто­био­гра­фии» Сер­гей Сер­ге­е­вич Про­ко­фьев так опи­сы­ва­ет свои дет­ские впе­чат­ле­ния хозяй­ско­го визи­та: «Одна­жды, когда я проснул­ся утром, мне ска­за­ли, что я дол­жен надеть новый костюм­чик и вооб­ще дер­жать себя хоро­шо, так как при­е­хал сам Сон­цов , кото­ро­му при­над­ле­жит и дом, и сад, и все вокруг. До сих пор я как-то смут­но пред­став­лял себе, что окру­жа­ю­щее при­над­ле­жит не то папе, не то царю. Тут же вдруг появи­лось лицо, кото­рое на самом деле всем вла­де­ло. С боль­шим инте­ре­сом вышел я в гости­ную. Сон­цов при­е­хал с млад­шим сыном, тол­стым юно­шей-сту­ден­том. Уви­дев бле­стя­щие пуго­ви­цы на сту­ден­че­ской тужур­ке, я решил что этот и есть глав­ный, и не хотел верить, что он толь­ко сын, а глав­ный с обык­но­вен­ны­ми пуго­ви­ца­ми. Это было тем более досад­но, что сту­дент ока­зал­ся мил, поса­дил меня на коле­ни и рас­ска­зы­вал вся­кие небы­ли­цы, напри­мер, про само­еда, кото­рый начи­на­ет есть себя с ног и в кон­це кон­цов все­го съе­да­ет (я воз­ра­жал, что в таком слу­чае он вывер­нет­ся наизнан­ку).
Сон­цов про­был не дол­го, осмот­рел име­ние, наго­во­рил отцу ком­пли­мен­тов и уехал со сло­ва­ми:
— У Вас, Сер­гей Алек­се­е­вич, хозяй­ство постав­ле­но луч­ше, чем у меня в Кур­ске.
Это был его пер­вый и един­ствен­ный визит за трид­цать лет и три года пре­бы­ва­ния отца в Сон­цов­ке».

Солн­цев-Засе­кин-Халю­тин Андрей Алек­сан­дро­вич, р. 1890 в Ков­но Капи­тан. В Воору­жен­ных силах Юга Рос­сии. Взят
в плен. Летом 1921 в резер­ве чинов При­волж­ско­го ВО. /7–150/
кн. Нико­лай Бори­со­вич Сон­цов-Засе­кин
д.с.с.
~ Шен­ши­на Ека­те­ри­на Нико­ла­ев­на (дочь под­по­руч. Нико­лая Ники­ти­ча Ш.(1816-1879) и Ели­за­ве­ты Дмит­ри­ев­ны Кар­по­вой) [Рум­мель В.В. Голуб­цов В.В. Родо­слов­ный сбор­ник рус­ских дво­рян­ских фами­лий. Т.2. СПб. 1887 стр. 713. Рос­пись Шен­ши­ных.]
князь Миха­лец княж Федо­ров сын Солн­цев , дво­ро­вый сын бояр­ский, князь Яро­слав­ский — л. 92 об.
АРЕНДТ Софья Адри­а­нов­на (урожд. кн. Сон­це­ва-Засе­ки­на; 1840 — 1894), писа­тель­ни­ца.
Жена докт. меди­ци­ны Н.А.Арендта. Авт. рас­ска­за (“Вест. Евр.”, 1877) о люб­ви к ней Лас­са­ля; “Вос­по­ми­на­ния сест­ры мило­сер­дия. 1877-1878” — “Рус. сло­во”, 1887. Т.55. № 7,8. Под­пись: Сест­ра мило­сер­дия. Архив А. – в РГА­ЛИ: пись­ма к А., диплом, выдан­ный А. Ита­льян­ским об-вом эман­си­па­ции жен­щин., сти­хотв., посвя­щен­ные А. и др. (Ф.471.).
Венгеров.Источ.; ИДРДВ. Т. 3. Ч. 2. № 3745; Язы­ков. Росс. арх.; Путе­во­ди­тель по ЦГА­ЛИ (Сон­цо­ва-Арендт)
Сон­цо­ва Софья Адри­а­нов­на (по мужу Арендт; 1840-1894) — писа­тель­ни­ца
Фонд: 71Ед.хранения: 44Дата: 1853 — 1904Письма к С. А. Сон­цо­вой-Арендт: Г. П. Дани­лев­ско­го 4 (1878 — 1887), А. Олдри­джа (б. д.), Я. П. Полон­ско­го 15 (1858 — 1881) и др. Все­го 12 корр. Диплом С. А. Сон­цо­вой-Арендт, выдан­ный Ита­льян­ским о-вом эман­си­па­ции жен­щин (1874). Сти­хо­тво­ре­ния и др. запи­си, посв. С. А. Сон­цо­вой (на листах из аль­бо­ма): Н. А. Бла­го­ве­щен­ско­го, А. П. Глин­ки, А. Олдри­джа, В. А. Сол­ло­гу­ба, Н. Д. Хво­щин­ской-Зай­онч­ков­ской, Н. Ф. Щер­би­ны и др. (1856 — 1860). Пись­ма С. В. Рах­ма­ни­но­ва к А. Н. Арендт — доче­ри писа­тель­ни­цы (1904). Пись­ма А. А. Сон­цо­ву (отцу писа­тель­ни­цы): Г. П. Дани­лев­ско­го 16 (1853 — 1878), Л. А. Мея (1861), Я. П. Полон­ско­го 20 (1857 — 1861).
Сон­цов-Засе­кин Адри­ан Ильич (1778,1796)
Сон­цов-Засе­кин Алек­сандр Бори­со­вич
Не вызы­ва­ет сомне­ний то, что судеб­ная рефор­ма 1864 года в корне изме­ни­ла судо­про­из­вод­ство на Орлов­щине. Одна­ко, как и дру­гие рефор­мы того вре­ме­ни, судеб­ная не была лише­на ряда недо­стат­ков. Несмот­ря на пози­тив­ные пла­ны: сде­лать суд неза­ви­си­мым от адми­ни­стра­ции, а судей — объ­ек­тив­ны­ми вер­ши­те­ля­ми пра­во­су­дия, — поре­фор­мен­ный суд все же сохра­нил мно­гие отри­ца­тель­ные чер­ты доре­фор­мен­ной Рос­сии. Осо­бен­но чет­ко это про­сле­жи­ва­лось на мест­ном уровне, в част­но­сти, в Орлов­ской губер­нии. С одной сто­ро­ны, подав­ля­ю­щее боль­шин­ство судей и про­ку­ро­ров пред­став­ля­ло собой дво­рян­ство, как и рань­ше, свя­зан­ное проч­ней­ши­ми сослов­ны­ми уза­ми с руко­вод­ством мест­ной адми­ни­стра­ци­ей, зна­чит, судьи по-преж­не­му ори­ен­ти­ро­ва­лись на его мне­ние. С дру­гой — рефор­ма не убе­рег­ла граж­дан, обра­щав­ших­ся за судеб­ной защи­той, от воло­ки­ты, бюро­кра­ти­че­ских про­во­ло­чек, взя­точ­ни­че­ства. Были и дру­гие мину­сы.
Одна­ко самым боль­шим плю­сом судеб­ной рефор­мы яви­лось то, что она не толь­ко кар­ди­наль­но пере­стро­и­ла судеб­ную систе­му, но и «раз­бу­ди­ла» самые здо­ро­вые силы обще­ства, под­толк­ну­ла их к чест­но­му, само­от­вер­жен­но­му слу­же­нию Оте­че­ству. Сре­ди таких чест­ных людей в каче­стве луч­ше­го орлов­ско­го при­ме­ра мож­но выде­лить Алек­сандра Бори­со­ви­ча Сон­цо­ва-Засе­ки­на. После окон­ча­ния юри­ди­че­ско­го факуль­те­та Мос­ков­ско­го уни­вер­си­те­та он сде­лал бле­стя­щую карье­ру, в 1874-1877 и в 1879-1894 годах зани­мая пост пред­се­да­те­ля Орлов­ско­го окруж­но­го суда. Прес­са того вре­ме­ни писа­ла, что А.Б. Сон­цов-Засе­кин «был чело­ве­ком энер­гич­но­го и живо­го харак­те­ра, твер­дых убеж­де­ний и необык­но­вен­ной тер­пи­мо­сти и снис­хо­ди­тель­но­сти во всем, что не затра­ги­ва­ло его основ­ных убеж­де­ний. Он не любил мелоч­ной фор­ма­ли­сти­ки и посто­ян­но ста­рал­ся раз­ре­шить вопро­сы по суще­ству, мало обра­щая вни­ма­ние на внеш­нюю сто­ро­ну дела. Слу­жеб­ную дея­тель­ность А.Б. Сон­цов-Засе­кин успеш­но сов­ме­щал с обще­ствен­ной». Никто не руко­во­дил Орлов­ским окруж­ным судом боль­ше Алек­сандра Бори­со­ви­ча.
Судеб­ная систе­ма, в осно­ву созда­ния кото­рой были поло­же­ны судеб­ные уста­вы 1864 года, про­су­ще­ство­ва­ла в Орлов­ской губер­нии с неболь­ши­ми изме­не­ни­я­ми до 1917 года. После Октябрь­ской рево­лю­ции все преж­ние судеб­ные учре­жде­ния пре­кра­ти­ли суще­ство­ва­ние.
Сара­тов­ские про­ку­ро­ры и их помощники:…А.Б.Солнцев-Засекин…
Все­мир­ная иллю­стра­ция. 1894 г., № 1309 (Т. 51, № 9). Стр.150 НЕКРО­ЛОГ
Сон­цов-Засе­кин Алек­сей Алек­се­е­вич (1764,1791)
Сон­цов-Засе­кин Андрей Михай­ло­вич (1743-,1756)
Сон­цов-Засе­кин Афа­на­сий Васильевич(1705,1717) столь­ник , вотч. Алексин.у., Бол­хов. ст. ,д.Татарская, дв.вот.,12/67.
Сон­цов-Засе­кин Васи­лий Дани­ло­вич (1789,1796)
Сон­цов-Засе­кин Дани­ил Ива­но­вич (1778,1780)
Сон­цов-Засе­кин Иван Бори­со­вич (1780,1796)
Засе­кин, князь Иван Никитич(Солнцев) — В 1669 г. дне­вал и ноче­вал при гро­бе царе­ви­ча Симео­на Алек­се­е­ви­ча, а в 1690 г. был околь­ни­чим. Послед­нее изве­стие о нем отно­сит­ся к 1693 году, когда он участ­во­вал в крест­ном ходе. Служ­ба его была, оче­вид­но, толь­ко двор­цо­вая: он сопро­вож­дал царя Фео­до­ра Алек­се­е­ви­ча в заго­род­ных похо­дах и бывал назна­ча­ем в крест­ные ходы.
Дв. разр., III и IV.В. Кор­са­ко­ва. Засе­кин, князь Иван Никитич(Солнцев), околь­ни­чий 1690 г.
Сон­цов-Засе­кин Дмит­рий Михай­ло­вич Из Пис­цо­вых книг 1594-1595 и 1647 годов извест­но, что Никит­ский цер­ков­ный при­ход в с. Солн­це­во явля­ет­ся одним из древ­ней­ших в Орлов­ском рай­оне. Посто­ян­ное посе­ле­ние на месте совре­мен­но­го села воз­ник­ло еще рань­ше — вско­ре после осно­ва­ния Орлов­ской кре­по­сти в 1566 году. В то вре­мя цер­ковь рас­по­ла­га­лась на дру­гом месте, на высо­ком бере­гу реки Орла (сего­дня — Орли­ка), в полу­то­ра кило­мет­рах от того места, где она нахо­дит­ся сей­час. Село тогда назы­ва­лось Никит­ским «на Кру­той горе». В Пис­цо­вой кни­ге дает­ся опи­са­ние и пер­во­на­чаль­ной дере­вян­ной Никит­ской церк­ви: «Погост на царя и вели­ко­го кня­зя Федо­ра Ива­но­ви­ча всех Русии (т.е. зем­ле), на реке на Орле, а на пого­сте цер­ковь вели­ко­го муче­ни­ка Хри­сто­ва Ники­ты, дре­вян­на, клец­ки (1), а в церк­ви обра­зы и све­чи, и кни­ги, и вся­кое цер­ков­ное стро­е­ние при­ход­ных людей».
Село Никит­ское сто­я­ло рядом с боль­шой доро­гой из горо­да Кара­че­ва в город Орел. Осе­нью 1607 года по этой доро­ге туда и обрат­но про­шли отря­ды Лже­д­мит­рия II, бес­слав­но пытав­ше­го­ся взять Брянск. В 1615 году по ней же три­жды ура­га­ном про­нес­ся отряд шлях­ти­ча Алек­сандра Лисов­ско­го. В это вре­мя село Никит­ское раз­де­ли­ло участь тысяч рус­ских сел и дере­вень, оно было раз­граб­ле­но и сожже­но, уни­что­же­на была и клец­кая цер­ковь (1). Тем не менее, вско­ре после «литов­ско­го разо­ре­ния» цер­ковь зано­во отстро­и­ли (соглас­но Пис­цо­вой кни­ге 1647 года). Село Никит­ское с дере­вян­ной цер­ко­вью Св. Вели­ко­му­че­ни­ка Ники­ты упо­ми­на­ет­ся в ведо­мо­сти церк­вям Орлов­ско­го уез­да за 1734 год. В кон­це XVIII века древ­ний дере­вян­ный храм был разо­бран и на сред­ства поме­щи­ка кня­зя Д.М. Сон­це­ва-Засе­ки­на на новом месте в 1797 году, в деревне Беке­то­вой, сто­яв­шей на боль­шой Кара­чев­ской доро­ге, нача­лось стро­и­тель­ство камен­ной церк­ви, освя­щен­ной во имя Успе­ния Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы. Дерев­ня Беке­то­ва «под Кор­ча­ков­ским боло­том» нахо­ди­лась на месте совре­мен­но­го села Солн­це­во, напро­тив Никит­ско­го пого­ста. После пере­но­са хра­ма на новое место, посте­пен­но было поки­ну­то и окру­жав­шее его село — при­хо­жане пред­по­чи­та­ли посе­лить­ся побли­же к сво­е­му при­ход­ско­му хра­му, и древ­ний Никит­ский погост был забро­шен. Дерев­ня же Беке­то­во, после построй­ки церк­ви, ста­ла име­но­вать­ся селом Никит­ским, хотя ино­гда упо­треб­ля­лось и двой­ное назва­ние «Никит­ское-Беке­то­во «. Позд­нее, по вла­дель­цу села закре­пи­лось назва­ние «Никит­ское-Солн­це­во». Стро­и­тель Успен­ской церк­ви — Дмит­рий Михай­ло­вич был из кня­зей Сон­це­вых-Засе­ки­ных, род кото­рых ведет свое нача­ло от рода Моно­ма­ха, а имен­но из вет­ви смо­лен­ских кня­зей Засе­ки­ных (сре­ди кото­рых — Дмит­рий Ива­но­вич Засе­кин, про­зван­ный Сон­це, обра­зо­вав­ший само­сто­я­тель­ную фами­лию кня­зей Солн­це­вых-Засе­ки­ных), в част­но­сти от кня­зя Федо­ра Рости­сла­ви­ча Чер­но­го (XIII век). Об этом напо­ми­на­ет поме­щен­ный в родо­вом гер­бе Сон­це­вых-Засе­ки­ных герб горо­да Смо­лен­ска — пуш­ка с сидя­щей на ней пти­цей — Гама­ю­ном.
В новом Успен­ском хра­ме был устро­ен, а затем в 1801 г. освя­щен, пра­вый при­дел во имя Свя­то­го Вели­ко­му­че­ни­ка Ники­ты, а в 1843 г. — и левый при­дел во имя Свя­той Муче­ни­цы Парас­ке­вы. Пер­во­на­чаль­но храм имел кре­сто­об­раз­ную фор­му, а постро­ен­ная в нача­ле XIX века коло­коль­ня сто­я­ла отдель­но от церк­ви. В 1850 году во вре­мя бури был сбро­шен на зем­лю ее под­гнив­ший шпиль и в этом же году свя­щен­ни­ком Андре­ем Буни­ным сов­мест­но с при­хо­жа­на­ми был про­из­ве­ден ремонт как коло­коль­ни, так и «про­чих вет­хо­стей цер­ков­ных». На коло­коль­ню был уста­нов­лен новый шпиль, гла­ва на церк­ви, так­же ока­зав­ша­я­ся под­гнив­шей, была заме­не­на. Глав­ки над Никит­ским и Пят­ниц­ким при­де­ла­ми были укреп­ле­ны и «по лазо­ре­во­му цве­ту разо­пи­са­ны золо­ты­ми звез­да­ми». На храм и на коло­коль­ню водру­зи­ли позо­ло­чен­ные кре­сты, а кры­ши вновь выкра­си­ли зеле­ною крас­кою. Кро­ме того, места­ми была исправ­ле­на обва­лив­ша­я­ся шту­ка­тур­ка, а весь храм — зано­во побе­лен.

1873 — Солн­це­вы-Засе­ки­ны дво­ряне по Весье­гон­ско­му уез­ду.

На про­тя­же­нии сто­ле­тий мно­гие сёла и дерев­ни наше­го края впи­та­ли в себя насы­щен­ную собы­ти­я­ми исто­рию Рос­сии. Каж­дое поко­ле­ние людей жив­шее на нашей зем­ле, оста­ви­ло свой сози­да­тель­ный след в памя­ти потом­ков. На деся­том кило­мет­ре авто­стра­ды Шести­хи­но-Брей­то­во есть авто­бус­ная оста­нов­ка — село Верхне-Никуль­ское. Кажет­ся самое кра­си­вое место рус­ской зем­ли выбра­ли для его осно­ва­ния пер­вые посе­лен­цы. Извест­но, что с XVI века эти­ми зем­ля­ми вла­де­ли рус­ские кня­зья Солн­це­вы. На высо­ком бере­гу реки Ильдь в живо­пис­ном пар­ке нахо­дил­ся кня­же­ский дом. Часть липо­вой аллеи этой усадь­бы сохра­ни­лась до сих пор. На дру­гом бере­гу реки жили кре­пост­ные кре­стьяне. Эта часть села до наше­го вре­ме­ни не сохра­ни­лась. К кон­цу XVIII века послед­ний вла­де­лец из это­го знат­но­го рода Иван Его­ро­вич Солн­цев разо­рил­ся и про­пал без вести. После это­го село пере­хо­ди­ло из рук в руки, пока его не при­об­рёл граф И.А.Мусин-Пушкин

Оста­ва­лось еще кня­зю объ­яс­нить самые щекот­ли­вые вопро­сы со стар­цем у сест­ры его княж­ны Сте­фа­ни­ды ребен­ка и о сво­ей тор­гов­ле вином и таба­ком въ Соли­кам­ске во вре­мя свое гр По пер­во­му вопро­су он отде­лал­ся наив­ным невпдп шемъ А въ домъ де къ мате­ри его князь юрье­вой кня­ги­ни Анне тот ста­рец при­хо­дя въ202 году у доче­ри ея а его князь юрье­вой сест­ры у деви­цы княж­ны Сте­фа­ни­ды что ныне заму­жем за Ива­ном Сон­цо­вым Засе­ки­ным из чре­ва ребен­ка вытрав­ли­вал валъ или н Ьтъ так­же та его сест­ра деви­ца княж­на Сте­Фа­ни­да выда­на за князь Ива­на Сон­цо­ва Засе­ки­на чре­ва­та или нет того ниче­го он князь Юрья не веда­ет

Впро­чем, дома и усадь­бы име­ни­тых людей в кон­це XVIII – нача­ле XIX веков рас­по­ла­га­лись в основ­ном по внут­рен­ней сто­роне Зубов­ско­го буль­ва­ра. В 1826 году, как пишет исто­рик Моск­вы Петр Сытин, здесь сто­я­ло все­го четы­ре дво­ра: кня­ги­ни Сон­цо­вой-Засе­ки­ной, гене­ра­ла Чогла­ко­ва, пра­пор­щи­ка Бекле­ми­ше­ва и адъ­юнкт­про­фес­со­ра Кор­ша, а так­же нахо­ди­лась казен­ная зем­ля коню­шен­но­го ведом­ства, на кото­рой через несколь­ко лет постро­и­ли Про­ви­ант­ские скла­ды.

Петр I про­сил в пись­ме 0т 14 апр. 1714 при­вез­ти в Петер­бург сол­да­та Пре­об­ра­жен­ско­го пол­ка кня­зя Васи­лия Сон­цо­ва- сал­да­та наше­го пол­ку Сон­цо­ва-Засе­ки­на, кото­рый остав­лен в Реве­ле, возь­ми­те с собою на караб­ле сюда при­ве­зи­те>

Эко­но­ми­че­ское при­ме­ча­ние к пла­нам гене­раль­но­го меже­ва­ния. Рома­нов-Бори­со­глеб­ский уезд. Ч. II.
РГИА. Ф.1350. Оп.312. Д.194.
№ по пла­ну ген. меже­ва­ния: 1761.
Зва­ние дач: Сель­цо Нико­ла­ев­ское, что при меже­ва­нии было пустошь Белав­ки­на гвар­дии пра­пор­щи­ка князь Нико­лая Андре­ева сына Засе­ки­на.
Чис­ло дво­ров: 1
По 7-й реви­зии: муж. -, жен. -.
Экон. при­ме­ча­ние: сель­цо на сухо­до­ле, в нем гос­под­ский дом дере­вян­ный, дачею реч­ки Смо­ро­дин­ки на пра­вой сто­роне, кото­рая в лет­нее вре­мя пере­сы­ха­ет, и по обе сто­ро­ны боль­шой стол­бо­вой доро­ги из горо­да Угли­ча в город Яро­славль.

РГА­ДА
Ф.1209, оп.2, д. 7726. Отказ­ные … кни­ги поме­стий, вот­чин и пустош­ных земель Пере­славль-Залес­ско­го уез­да. 1704 — 1738 гг.
Л.225. … в Пне­виц­ком стане отстав­но­го капра­ла князь Федо­ра княж Бори­со­ва сына Засе­ки­на в Пере­я­с­лав­ском уез­де Залеско­го … чет­вер­тую часть из сел­ца Оксе­но­ва дерев­ня Коня­ки­но тож с пусто­ша­ми … за май­о­ра Мак­си­ма Варак­си­на.

Павел Ива­но­вич Егу­зин­ской, постриг­ши первую свою жену и женясь на дру­гой, рож­ден­ной Голов­ки­ной, имел ли госу­дар­ствен­ные при­чи­ны ста­рать­ся иметь себе потом­ство, в нару­ше­ние боже­ствен­ных зако­нов? Мно­гия и дру­гия сему под­ра­жа­ли и не ток­мо из вель­мож, но и из мало­чи­нов­ных людей, яко князь Борис Солн­цев-Засе­кин сие учи­нил.

В пер­вой поло­вине XVIII века то же домо­вла­де­ние– «двор» нахо­дит­ся во вла­де­нии семьи Сал­ты­ко­вых, род­ствен­ни­ков цари­цы Прас­ко­вьи Фёдо­ров­ны, супру­ги стар­ше­го бра­та и сопра­ви­те­ля Пет­ра Вели­ко­го. Отно­ше­ния со сво­ей цари­цей – Анной Иоан­нов­ной, по-види­мо­му, не сло­жи­лись у Васи­лия Фёдо­ро­ви­ча Сал­ты­ко­ва, кото­рый при­ни­ма­ет сто­ро­ну цеса­рев­ны Ели­за­ве­ты Пет­ров­ны и участ­ву­ет в двор­цо­вом пере­во­ро­те в её поль­зу. Сто­рон­ни­ков у цеса­рев­ны под рукой не ока­за­лось, и в свои 66 лет, пере­одев­шись куче­ром, Сал­ты­ков едет на облуч­ке её каре­ты аре­сто­вы­вать пра­ви­тель­ни­цу Анну Лео­поль­дов­ну, её супру­га и детей, в том чис­ле малень­ко­го импе­ра­то­ра Иоан­на VI.

Все дети Васи­лия Фёдо­ро­ви­ча, вырос­шие в мос­ков­ском гнез­де, ока­за­лись близ­ки­ми ко дво­ру. Дочь Мария, супру­га статс-сек­ре­та­ря Ека­те­ри­ны II П.А. Олсуф­ье­ва, вме­сте с ним помо­га­ла импе­ра­три­це в сочи­не­нии её лите­ра­тур­ных опу­сов. Анна, став­шая кня­ги­ней Гага­ри­ной, попла­ти­лась за некую «дер­зость» отре­зан­ной по при­ка­зу самой Ека­те­ри­ны II рос­кош­ной русой косой. Ека­те­ри­на вышла замуж за буду­ще­го любим­ца Пав­ла I гене­ра­ла Измай­ло­ва. А вот сын Сер­гей стал пред­ме­том без­огляд­но­го увле­че­ния тогдаш­ней вели­кой кня­ги­ни, буду­щей импе­ра­три­цы Ека­те­ри­ны, назы­вав­шей его в сво­их запис­ках «пре­крас­ным как день». Ели­за­ве­та Пет­ров­на, и без того не тер­пев­шая сво­ей «длин­но­но­сой», по её выра­же­нию, невест­ки, немед­лен­но уда­ли­ла из Петер­бур­га на дипло­ма­ти­че­скую служ­бу пред­мет недо­пу­сти­мой стра­сти. С.В. Сал­ты­ков был затем рус­ским послан­ни­ком в Шве­ции, Гам­бур­ге, Пари­же и Дрез­дене.

Но двор у Никит­ских ворот после смер­ти отца пере­шёл по наслед­ству к дру­го­му сыну – Пет­ру, камер­ге­ру, жена­то­му на даль­ней род­ствен­ни­це отца А.С. Пуш­ки­на княжне Марии Фёдо­ровне Солн­це­вой-Засе­ки­ной, урож­дён­ной Пуш­ки­ной. В такой свя­зи он и был зна­ком поэту.Со смер­тью един­ствен­но­го сына Солн­це­вых усадь­ба пере­хо­дит к пря­мо­му род­ствен­ни­ку извест­но­го исто­ри­ка Д.С. Бол­тиу. Пред­при­ня­тая новым вла­дель­цем пере­строй­ка повто­ря­ет в общих чер­тах изме­не­ния, воз­ни­кав­шие во всех выхо­див­ших на буль­вар усадь­бах. Двор пере­ори­ен­ти­ру­ет­ся на буль­вар (раз­би­тый на месте разо­бран­ной сте­ны Бело­го горо­да) парад­ным въез­дом. Хозяй­ствен­ные построй­ки соору­жа­ют­ся по пери­мет­ру участ­ка.

Пожар 1812 года пол­но­стью уни­что­жил и посад­ки, и окру­жа­ю­щую застрой­ку буль­ва­ра. Рас­хо­ды на вос­ста­нов­ле­ние вла­де­ний для мно­гих ока­за­лись непо­силь­ны­ми. Сал­ты­ков­ский двор на этот раз пере­хо­дит к А.И. Талы­зи­ну.

Зубов­ский буль­варВ 1826 г. по внут­рен­ней сто­роне было четы­ре дво­ра: кня­ги­ни М. О. Сон­цо­вой-Засе­ки­ной

Сон­цов­ка была осно­ва­на в 1785 году Воро­неж­ским и Пол­тав­ским губер­на­то­ром Алек­сан­дром Бори­со­ви­чем Сон­цо­вым. Алек­сандр Бори­со­вич был пред­ста­ви­те­лем ста­ро­го дво­рян­ско­го рода, беру­ще­го нача­ло от Яро­слав­ских кня­зей Сон­цо­вых, его дед с 1736 года был пол­ков­ни­ком, мать – кур­ская дво­рян­ка Анна Ива­нов­на Аннен­ко­ва.
На служ­бу Алек­сандр Бори­со­вич посту­пил в 1764 году, а в 1780 году стал кур­ским про­ку­ро­ром. Три года спу­стя был пере­ве­ден на эту же долж­ность в Харь­ков, где про­слу­жил боль­ше деся­ти лет. В 1793 году
Сон­цов про­из­ве­ден в стат­ские совет­ни­ки и в сле­ду­ю­щем году назна­чен пору­чи­ком пра­ви­те­ля Воро­неж­ско­го намест­ни­че­ства. Эту долж­ность он зани­мал до упразд­не­ния намест­ни­че­ства в 1796 году, после чего его назна­чи­ли Воро­неж­ским вице-губер­на­то­ром. 14 октяб­ря 1797 года Алек­сандра Бори­со­ви­ча про­из­ве­ли в дей­стви­тель­ные стат­ские совет­ни­ки (этот граж­дан­ский чин соот­вет­ство­вал воен­но­му чину гене­рал-май­о­ра), и 27 октяб­ря назна­чи­ли Воро­неж­ским граж­дан­ским губер­на­то­ром. 9 июля 1800 года Сон­цо­ва про­из­ве­ли в тай­ные совет­ни­ки (граж­дан­ский чин соот­вет­ству­ю­щий гене­рал-лей­те­нан­ту).
В доку­мен­тах меже­ва­ния Бахмут­ско­го уез­да нача­ла XIX века ска­за­но: «Дерев­ня Сон­цов­ка, она же Соло­нин­ка тай­но­го совет­ни­ка Сон­цо­ва с женою. 256 жите­лей, 7841 деся­тин воз­де­лы­ва­е­мой зем­ли. Обме­жо­ва­на в 1787 году пору­чи­ком Самой­ло­вым и вновь в 1801 году Пав­ло­вым».
Через деся­ток лет у Сон­цов­ки появил­ся новый вла­де­лец – сын Алек­сандра Бори­со­ви­ча – Петр. Родил­ся новый сон­цов­ский вла­де­лец в 1786 году в Воро­неж­ской губер­нии. Слу­жил в армии 10 лет и вышел в отстав­ку пол­ков­ни­ком в 1809 году. После смер­ти отца к нему пере­шли все име­ния в Кур­ской и Ека­те­ри­но­слав­ской губер­ни­ях с 1307 душа­ми.
В фев­ра­ле 1814 года Пет­ра Алек­сан­дро­ви­ча выбра­ли пред­во­ди­те­лем дво­рян­ства Воро­неж­ско­го уез­да. Сена­тор Хит­ро­во при­был в кон­це 1814 года с реви­зи­ей в Воро­неж, в свя­зи с воз­ник­ши­ми зло­упо­треб­ле­ни­я­ми «по про­ви­ант­ской части». Петр Алек­сан­дро­вич был им вклю­чен в комис­сию. Поз­же он отме­тил, что Сон­цов «точ­ным и бес­при­страст­ным испол­не­ни­ем» всех пору­че­ний оправ­дал его выбор. Вес­ной 1815 года Пет­ра Алек­сан­дро­ви­ча назна­чи­ли Воро­неж­ским вице-губер­на­то­ром. За отлич­ную и усерд­ную служ­бу ему жалу­ют чин дей­стви­тель­но­го стат­ско­го совет­ни­ка, а в 1821 году награж­да­ют орде­ном свя­той Анны 1-й сте­пе­ни.
17 фев­ра­ля 1824 года Сон­цов назна­чен Орлов­ским губер­на­то­ром. Он полу­чил похва­лу из уст импе­ра­то­ра Алек­сандра I во вре­мя послед­не­го путе­ше­ствия монар­ха на юг и про­явил «усер­дие и тру­ды» во вре­мя про­ез­да тра­ур­но­го кор­те­жа с телом импе­ра­то­ра в Санкт-Петер­бург.
Но что-то не лади­лось в губер­на­тор­ской служ­бе. На Сон­цо­ва посту­па­ло мно­го жалоб в Пра­ви­тель­ствен­ный Сенат. 25 фев­ра­ля 1829 года Сон­цов послал рапорт в Мини­стер­ство внут­рен­них дел с прось­бой награ­дить его зна­ком отли­чия за бес­по­роч­ную служ­бу, но в фев­ра­ле 1830 года при­шел отказ. Министр отве­чал: «Рас­смот­рев собран­ные о служ­бе Вашей све­де­ния … я не могу ниче­го пред­при­нять в удо­вле­тво­ре­нии жела­ния Ваше­го Пре­вос­хо­ди­тель­ства на счет предо­став­ле­ния Вас к зна­ку отли­чия бес­по­роч­ной служ­бы, о чем и счи­таю нуж­ным уве­до­мить». 12 апре­ля это­го же года Пет­ра Алек­сан­дро­ви­ча уво­ли­ли с губер­на­тор­ско­го поста. Сме­нив­ший его А.В.Кочубей писал, что Сон­цо­ву не повез­ло с окру­же­ни­ем, бук­валь­но бом­бар­ди­ро­вав­ше­му сто­ли­цу доно­са­ми иа началь­ни­ка.
Петр Алек­сан­дро­вич с женой Ека­те­ри­ной Дмит­ри­ев­ной (урож­ден­ной Черт­ко­вой) и четырь­мя детьми пере­се­лил­ся в Курск, где в 1836 году был избран губерн­ским пред­во­ди­те­лем дво­рян­ства. На эту долж­ность он пере­из­би­рал­ся несколь­ко раз (до 1849 года), за что и был про­из­ве­ден в тай­ные совет­ни­ки. А за эти три­на­дцать лет в Кур­ске сме­ни­лось три губер­на­то­ра.
Умер П.А.Сонцов вес­ной 1850 года. Неза­дол­го до смер­ти им в Сои­цов­ке была постро­е­на одно­пре­столь­ная цер­ковь, сохра­нив­ша­я­ся до наше­го вре­ме­ни. В этой церк­ви кре­сти­ли Сер­гея Сер­ге­е­ви­ча Про­ко­фье­ва.
После смер­ти Пет­ра Алек­сан­дро­ви­ча Сон­цов­ка пере­хо­дит во вла­де­ние к дво­ю­род­но­му пле­мян­ни­ку Дмит­рию Дмит­ри­е­ви­чу, о кото­ром рас­ска­за­но в нача­ле ста­тьи. Как он стал вла­дель­цем – уста­но­вить не уда­лось: либо купил име­ние, либо полу­чил в каче­стве при­дан­но­го, женив­шись на тро­ю­род­ной сест­ре. Мно­гое еще пред­сто­ит уточ­нить.
Петр Алек­сан­дро­вич родил­ся в сосед­ней Воро­неж­ской губер­нии. После окон­ча­ния воен­ной служ­бы, кото­рой он отдал десять лет, в чине пол­ков­ни­ка в 1809 году тихо уда­лил­ся в родо­вое гнез­до, а после смер­ти отца к нему пере­шли по наслед­ству так­же име­ния в Кур­ской и Ека­те­ри­но­слав­ской губер­ни­ях с 1307 душа­ми кре­пост­ных кре­стьян. Дво­рян­ский род Сон­цо­вых, про­ис­хо­див­ший от рода кня­зей Засе­ки­ных, вла­дел в XVI веке поме­стья­ми в Мос­ков­ской и Орлов­ской зем­лях. Один из Сон­цо­вых стал тай­ным совет­ни­ком, пре­бы­вая губер­на­то­ром на Пол­тав­щине, а поз­же в воро­неж­ском крае. Род, раз­де­лив­шись на несколь­ко вет­вей, рас­се­лил­ся в Орлов­ской, Туль­ской, Рязан­ской, Кур­ской губер­ни­ях. В фев­ра­ле 1814 года П. А. Сон­цо­ва избра­ли пред­во­ди­те­лем дво­рян­ства Воро­неж­ско­го уез­да. При­быв­ший для реви­зии в Воро­неж сена­тор Хит­ро­во в кон­це того же года при­влек его в комис­сию по рас­сле­до­ва­нию зло­упо­треб­ле­ний по про­ви­ант­ской части и поз­же отме­тил, что Сон­цов «точ­ным и бес­при­страст­ным испол­не­ни­ем» всех пору­че­ний оправ­дал его выбор. Уже через пол­го­да Пет­ра Алек­сан­дро­ви­ча назна­чи­ли вице-губер­на­то­ром в Воро­не­же и про­из­ве­ли в зва­ние кол­леж­ско­го совет­ни­ка. Неся нелег­кую служ­бу, Сон­цов полу­ча­ет орде­на, а 19 мар­та 1820 года он стал губер­на­то­ром воро­неж­ско­го края. В это вре­мя «за отлич­ную и усерд­ную служ­бу» ему был пожа­ло­ван чин дей­стви­тель­но­го стат­ско­го совет­ни­ка, а в сле­ду­ю­щем году он полу­чил орден Свя­той Анны 1-й сте­пе­ни. С 17 фев­ра­ля 1824 года П. А. Сон­цов ста­но­вит­ся орлов­ским губер­на­то­ром. На пер­вых порах полу­чил похва­лу от импе­ра­то­ра Алек­сандра I во вре­мя его про­ез­да через губер­нию и про­явил «усер­дие и тру­ды» во вре­мя печаль­но­го шествия через Орлов­скую губер­нию тра­ур­но­го кор­те­жа с телом покой­но­го Алек­сандра Пав­ло­ви­ча. А далее все пошло напе­ре­ко­сяк. Сон­цов допу­стил мно­го упу­ще­ний на губер­на­тор­ской служ­бе. Уже в декаб­ре 1826 года ему было свер­ху сде­ла­но заме­ча­ние по пово­ду мед­лен­но­го поступ­ле­ния в каз­ну пода­тей и недо­и­мок, а в 1828 году он полу­чил уже стро­гое вну­ше­ние за недо­бор рекру­тов. На еже­год­ный отчет губер­на­то­ра о про­из­ве­ден­ной им реви­зии Орлов­ской губер­нии в том же году министр внут­рен­них дел потре­бо­вал дать допол­ни­тель­ные све­де­ния, а в янва­ре 1830 года затре­бо­вал их вновь. В то же вре­мя на П. А. Сон­цо­ва посту­па­ло мно­го жалоб в Пра­ви­тель­ству­ю­ший Сенат. 25 фев­ра­ля 1829 года Петр Алек­сан­дро­вич послал рапорт в мини­стер­ство внут­рен­них дел для пред­став­ле­ния его к зна­ку отли­чия бес­по­роч­ной служ­бы, но в мар­те сле­ду­ю­ще­го года при­шел из сто­ли­цы ответ с отка­зом. Министр сооб­щил: «Рас­смот­рев собран­ные о служ­бе Вашей све­де­ния.., я не могу ниче­го пред­при­нять в удо­вле­тво­ре­ние жела­ния Ваше­го Пре­вос­хо­ди­тель­ства на счет пред­став­ле­ния Вас к зна­ку отли­чия бес­по­роч­ной служ­бы, о чем и счи­таю нуж­ным… уве­до­мить». 12 апре­ля 1830 года П. А. Сон­цов был уво­лен с поста губер­на­то­ра. Сме­нив­ший Сон­цо­ва А. В. Кочу­бей поз­же вспо­ми­нал, что его пред­ше­ствен­ни­ку не повез­ло с окру­жа­ю­щи­ми его чинов­ни­ка­ми. На него писа­лось очень мно­го доно­сов, как поз­же выяс­ни­лось, мел­ких и несу­ще­ствен­ных. П. А. Сон­цов пере­се­лил­ся в Курск, где стал про­жи­вать с женой Ека­те­ри­ной Дмит­ри­ев­ной Черт­ко­вой, доче­рью бога­то­го воро­неж­ско­го поме­щи­ка, и четырь­мя детьми. В 1836 году кур­ское дво­рян­ство избра­ло Пет­ра Алек­сан­дро­ви­ча губерн­ским пред­во­ди­те­лем. Он сме­нил на этом посту Пет­ра Абра­мо­ви­ча Аннен­ко­ва, пре­бы­вав­ше­го на нем с 1825 года. На долж­ность губерн­ско­го пред­во­ди­те­ля дво­рян­ства обыч­но изби­ра­лось два кан­ди­да­та, их кото­рых один утвер­ждал­ся в этой долж­но­сти монар­хом. Звез­да Сон­цо­ва не зака­ти­лась. Дей­стви­тель­ный стат­ский совет­ник пре­бы­вал гла­вой кур­ских дво­рян до 1849 года и был про­из­ве­ден в тай­ные совет­ни­ки. Губерн­ский пред­во­ди­тель дво­рян­ства в крае был вто­рым лицом после губер­на­то­ра, решав­шим вопро­сы мест­но­го само­управ­ле­ния. Долж­ность эта была очень почет­ной. Дво­ряне губер­нии на сво­их собра­ни­ях (обык­но­вен­ных и чрез­вы­чай­ных) изби­ра­ли губерн­ско­го пред­во­ди­те­ля на три года. Такое лицо име­ло пра­во по всем вопро­сам, каса­ю­щим­ся мест­но­го дво­рян­ства, обра­щать­ся непо­сред­ствен­но к губер­на­то­ру или мини­стру внут­рен­них дел. Петр Алек­сан­дро­вич про­был губерн­ским пред­во­ди­те­лем дво­рян­ства 13 лет. За этот срок в кур­ском крае сме­ни­лось три губер­на­то­ра. Это вре­мя отме­че­но жест­ким прав­ле­ни­ем М.Н. Мура­вье­ва, бес­цвет­ным пре­бы­ва­ни­ем в роли началь­ни­ка губер­нии К.Я. Фли­ге и успеш­ным руко­вод­ством А.П. Усти­мо­ви­ча, кото­рый, тем не менее, был отстра­нен от долж­но­сти и пре­дан суду на осно­ве злост­ных доно­сов. В исто­ри­че­ском жур­на­ле «Рус­ский архив» № 6 за 1897 год инте­рес­ный отзыв о П. А. Сон­цо­ве оста­вил граф М.Д. Бутур­лин: «Како­ва была адми­ни­стра­тив­ная его дея­тель­ность, судить не могу. Чело­век он был доб­рей­ший и мор­гал посто­ян­но одним гла­зом, из чего слу­ча­лось, как рас­ска­зы­ва­ют, сле­ду­ю­щее. Вытре­бо­вав к себе для раз­би­ра­тель­ства две пар­тии (спо­рив­ших) куп­цов, поку­да выслу­ши­вал одну сто­ро­ну, пред­ста­ви­те­ли дру­гой пар­тии вышли, не дождав­шись кон­ца ауди­ен­ции, и когда губер­на­тор послал воро­тить их, то они отве­ча­ли буд­то бы, что им нече­го делать, пото­му, мол, что они виде­ли, как его пре­вос­хо­ди­тель­ство пере­мар­ги­вал­ся с про­тив­ни­ка­ми». Умер Петр Алек­сан­дро­вич Сон­цов вес­ной 1850 года. Вла­ди­мир Сте­па­нов. Источ­ник:
http://​pravda​.kursknet​.ru/​n​e​w​s​.​p​h​p​?​a​r​t​i​c​l​e​=​2​823
Самый испол­ня­е­мый ком­по­зи­тор ХХ века Сер­гей Сер­ге­е­вич Про­ко­фьев родил­ся в 55км от Донец­ка. В селе Крас­ном рабо­та­ет един­ствен­ный в мире музей Сер­гея Сер­ге­е­ви­ча Про­ко­фье­ва. В Евро­пе и в Аме­ри­ке его дав­но при­зна­ли гени­ем. В Укра­ине про­хо­дят фести­ва­ли «Про­ко­фьев­ская вес­на». Все его зна­ют с дет­ства по музы­каль­ной сказ­ке «Петя и волк».
(Солн­це­вы) — кня­зья, ветвь удель­ных кня­зей Яро­слав­ских; родо­на­чаль­ни­ком их счи­та­ет­ся князь Димит­рий Ива­но­вич Солн­це, сын кня­зя Ива­на Федо­ро­ви­ча Засе­ки и внук кня­зя Федо­ра Васи­лье­ви­ча Яро­слав­ско­го, жив­ший во вто­рой поло­ви­ны ?V века. Из двух сыно­вей его млад­ший, князь Васи­лий Димит­ри­е­вич, постриг­ся в Тро­иц­ко-Сер­ги­ев­ской лав­ре под име­нем Вас­си­а­на, стар­ший же, князь Петр Димит­ри­е­вич явля­ет­ся про­дол­жа­те­лем рода. Из его потом­ков име­ют­ся све­де­ния о сле­ду­ю­щих: 1) Князь Андрей Ива­но­вич, сын кня­зя Ива­на Андре­еви­ча упо­ми­на­ет­ся с 1611 г. в чине стряп­че­го с пла­тьем; в 1622 г. был пожа­ло­ван в столь­ни­ки. 25 мар­та 1626 г. князь Андрей Ива­но­вич был назна­чен вое­во­дой боль­шо­го пол­ку и Пере­я­с­лавль-Залес­ский на обыч­ное в то вре­мя дежур­ство на слу­чай при­хо­да крым­цев и при наступ­ле­нии осе­ни был ото­зван из Пере­я­с­лав­ля. В 1629 г. С. сно­ва был пер­вым вое­во­дой в Пере­я­с­лав­ле. Впро­чем, его началь­ство­ва­ние над вой­ском не выка­за­ло его с осо­бен­но хоро­шей сто­ро­ны: ему при­шлось полу­чить несколь­ко раз выра­же­ния неудо­воль­ствия царя за невы­пол­не­ние при­ка­за­ний, при­сы­лав­ших­ся ему из Моск­вы, и за зло­упо­треб­ле­ние дан­ной ему вла­стью в поль­зу сво­их род­ствен­ни­ков, поме­стья кото­рых нахо­ди­лись на Украйне. В 1634 г. мы нахо­дим его в похо­де на поля­ков с кня­зем Д. М. Чер­кас­ским; в мар­те 1637 г. он был назна­чен сно­ва на южную Украй­ну, на этот раз в Кра­пив­ну. В 1640 г. князь Андрей Ива­но­вич был назна­чен вое­во­дой в Воро­неж, где и про­был до 1642 г., когда был ото­зван в Моск­ву и послан в Тулу с кня­зем А. Н. Тру­бец­ким. В 1646 г. С. был сно­ва отправ­лен с кня­зем Тру­бец­ким в Мценск; послед­нее упо­ми­на­ние о нем отно­сит­ся к 1647 г., когда в послед­ний раз нахо­дим его в спис­ках мос­ков­ских дво­рян. 2) Князь Андрей Михай­ло­вич, сын кня­зя Миха­и­ла Ива­но­ви­ча, упо­ми­на­ет­ся впер­вые в 1627 г., когда 2 фев­ра­ля был пожа­ло­ван в столь­ни­ки к пат­ри­ар­ху Фила­ре­ту Ники­ти­чу; в 1634 г., по смер­ти пат­ри­ар­ха Фила­ре­та, был пожа­ло­ван в цар­ские столь­ни­ки и в том же году участ­во­вал в поль­ской войне под началь­ством кня­зя Д. М. Чер­кас­ско­го; в 1645 г., по смер­ти царя Миха­и­ла Федо­ро­ви­ча, князь Андрей Михай­ло­вич был послан в Пере­я­с­лавль-Залес­ский, Ростов, Яро­славль, Костро­му, на Дви­ну и во все помор­ские город при­во­дить насе­ле­ние к при­ся­ге царю Алек­сею Михай­ло­ви­чу. В 1646 и 1647 гг. С. был вое­во­дой в пол­ках бояр кня­зей Одо­ев­ско­го и Тру­бец­ко­го на Украйне; в 1648 г. он был отправ­лен вое­во­дой в Рыльск, где про­был и 1649 г.; в 1650 г. летом он был послан в Пере­я­с­лавль-Рязан­ский для хра­не­ния от при­хо­да крым­цев и был там до сен­тяб­ря 1653 г. Вес­ною 1654 г. нахо­дим его голо­вой сот­ни дво­рян в похо­де царя на Лит­ву, в 1655 и 1656 гг. он сно­ва участ­во­вал в поль­ских похо­дах царя и в янва­ре 1657 г. полу­чил в награ­ду за служ­бу 31 рубль при­да­чи в окла­ду. В фев­ра­ле того же 1657 г. С. был отправ­лен вто­рым вое­во­дой в Нов­го­род при боярине кня­зе Г. С. Кура­кине. Вес­ною 1660 г. сно­ва нахо­дим его в Москве, в 1661 г. он полу­чил еще при­да­чи к окла­ду и 18 апре­ля это­го же года был отправ­лен вое­во­дой в Ниж­ний Нов­го­род, где нахо­дим его до 1662 г. В 1665 г. князь Андрей Михай­ло­вич был назна­чен судьей в Суд­ном Мос­ков­ском при­ка­зе, где и про­был до самой сво­ей смер­ти в 1670 г. 3) Князь Борис Андре­евич, сын кня­зя Андрея Михай­ло­ви­ча, до 1666 г. зна­чит­ся в спис­ках жиль­цов, в 1666 г. был пожа­ло­ван в стряп­чие, в 1668 г. в столь­ни­ки и в этом зва­нии в 1671 г. участ­во­вал под началь­ством кня­зя Ю. А. Дол­го­ру­ко­ва в усми­ре­нии Разин­ско­го бун­та; потом, в 1680 г. был под началь­ством кня­зя В. В. Голи­цы­на в турец­кой войне, 11 апре­ля 1684 г. назна­чен вое­во­дой в Тобольск, где про­был до 1686 г.; в 1687 и 1689 гг. участ­во­вал в крым­ских похо­дах кня­зя Голи­цы­на и за отли­чие в них был награж­ден золо­тым. 4) Князь Васи­лий Андре­евич, сын кня­зя Андрея Михай­ло­ви­ча, 8 нояб­ря 1653 г. был пожа­ло­ван из жиль­цов в стряп­чие, 27 нояб­ря того же года — в столь­ни­ки, с 1654 по 1657 г. участ­во­вал во всех литов­ских похо­дах царя; в 1661 г. в поль­ском похо­де кня­зя Ю. ?. Дол­го­ру­ко­ва; в 1668 и 1669 гг. встре­ча­ет­ся упо­ми­на­ние, что он был на служ­бе в Сев­ске с кня­зем Г. С. Кура­ки­ным. в 1670 г. был вое­во­дой в Брян­ске, в 1671 ото­зван в Моск­ву и послан с кня­зем Ю. А. Дол­го­ру­ко­вым усми­рять Разин­ский бунт; в 1679 г. он участ­во­вал в турец­ком похо­де кня­зя M. А. Чер­кас­ско­го. Послед­ний раз упо­ми­на­ет­ся в 1862 г. в чине погре­бе­ния царя Федо­ра Алек­се­е­ви­ча. 5) Князь Иван Андре­евич, сын кня­зя Андрея Пет­ро­ви­ча Боль­шо­го, внук кня­зя Пет­ра Дмит­ри­е­ви­ча, упо­ми­на­ет­ся с 1575 г., когда был голо­вой в Коре­ле; в 1578 г. был пере­ве­ден из Коре­лы в Алыст пер­вым вое­во­дой для выла­зок, в 1580 г. был вое­во­дой в Ново­си­ле на южной Украйне, в 1581 и 1582 гг. — осад­ным вое­во­дой в Деди­ло­ве; в 1583 г. одним из вое­вод в похо­де под Казань для усми­ре­ния луго­вых чере­мис; в 1584 г. был вое­во­дой в Михай­ло­ве и участ­во­вал в отра­же­нии крым­цев от мос­ков­ских гра­ниц; в 1585 г. был вое­во­дой в Беле­ве, в 1587 г. участ­во­вал в отра­же­нии татар от Кра­пив­ны; в том же 1587 г. был пись­мен­ным голо­вой в Аст­ра­ха­ни, в 1591 г. нахо­дим его вое­во­дой в Брян­ске, в 1592 г. — осад­ным вое­во­дой в Беле­ве, в 1593—воеводой в Ряза­ни, в 1595—в Прон­ске. В 1597 г. он был послан в Оскол стро­ить город­ские укреп­ле­ния и остав­лен там вое­во­дой. 14-го сен­тяб­ря 1598 г. он был ото­зван из Оско­ла в Моск­ву. В 1601, 1602 и 1603 гг. нахо­дим его вое­во­дой в Ново­си­ле, в 1603, 1604 и 1605 гг. вое­во­дой в Тве­ри. Даль­ней­ших све­де­ний о нем не име­ет­ся и год смер­ти его не изве­стен. 6) Князь Иван Андре­евич, сын кня­зя Андрея Михай­ло­ви­ча, упо­ми­на­ет­ся с 1653 г., когда 8 нояб­ря был пожа­ло­ван из жиль­цов в стряп­чие, 12 фев­ра­ля 1054 г. — в столь­ни­ки, с 1654 по 1657 г. участ­во­вал в похо­дах царя на Лит­ву, в 1678 г. был в Чиги­рин­ском похо­де кня­зя ?. ?. Ромо­да­нов­ско­го, в 1679 г. — в турец­ком похо­де кня­зя M. A. Чер­кас­ско­го и в 1682 г. участ­во­вал в чине погре­бе­ния царя Федо­ра Алек­се­е­ви­ча. 7) Князь Иван Васи­лье­вич, сын кня­зя Васи­лия Андре­еви­ча, гене­рал-май­ор, начал служ­бу в 1689 г. истоп­ни­ком цари­цы Прас­ко­вьи Федо­ров­ны; в 1695 г., под началь­ством бояри­на А. С. Шеи­на, участ­во­вал в усми­ре­нии стре­лец­ко­го бун­та, в апре­ле 1700 г. был запи­сан сол­да­том и отдан для обу­че­ния пехот­но­му строю гене­ра­лу A. M. Голо­ви­ну. По окон­ча­нии обу­че­ния был направ­лен к Лиф­лянд­ско­му гене­рал-губер­на­то­ру кня­зю Реп­ни­ну с про­из­вод­ством в пору­чи­ки и был опре­де­лен послед­ним в Бутыр­ский Муш­ка­тер­ский полк, где ско­ро был про­из­ве­ден в капи­та­ны и в этом чине участ­во­вал в Нарв­ской бит­ве. В 1700 г. он был про­из­ве­ден в под­пол­ков­ни­ки, в 1709 г., под началь­ством Б. П. Шере­ме­те­ва, участ­во­вал в Пол­тав­ском бою и за отли­чие в нем был на поле бит­вы про­из­ве­ден царем в пол­ков­ни­ки и назна­чен коман­ди­ром Бутыр­ско­го пол­ка, во гла­ве кото­ро­го в 1711 г. участ­во­вал в Прут­ском похо­де, а в 1712 г. — в похо­де в Поме­ра­нию и в оса­де Ште­ти­на. 1 янва­ря 1726 г. он был про­из­ве­ден в гене­рал-май­о­ры. Даль­ней­ших све­де­ний о нем не име­ет­ся и год смер­ти его неиз­ве­стен. 8) Князь Юрий Михай­ло­вич, сын кня­зя Миха­и­ла Ива­но­ви­ча, в 1638 г. был под началь­ством кня­зя И. Б. Чер­кас­ско­го на Украйне. 3 мар­та 1642 г. был пожа­ло­ван из жиль­цов в стряп­чие и в том же году отправ­лен в Тулу под началь­ством кня­зя A. H. Tpy­бец­ко­го для бере­же­ния от напа­де­ния крым­цев; в 1646 и 1647 гг. он сно­ва был на Украйне, с 1654 по 1657 г. участ­во­вал в поль­ских похо­дах царя Алек­сея Михай­ло­ви­ча и за уча­стие в этих похо­дах полу­чил доволь­но боль­шую по тому вре­ме­ни при­бав­ку к окла­ду; в 1676 г. он был в Путив­ле под началь­ством кня­зя В. В. Голи­цы­на, в 1678 г. состав­лял новые пере­пис­ные кни­ги по Бере­з­о­поль­ско­му ста­ну Ниже­го­род­ско­го уез­да и, нако­нец, в 1679 г. был в турец­ком похо­де кня­зя M. A. Чер­кас­ско­го. Послед­нее упо­ми­на­ние о кня­зе Юрий Михай­ло­ви­че отно­сит­ся к 1686 г., когда по слу­чаю веч­но­го мира с Поль­шей он полу­чил неболь­шую при­да­чу к сво­е­му окла­ду. Спи­ри­дов, «Сокра­щен­ное опи­са­ние слу­жеб бла­го­род­ных рос­сий­ских дво­рян (М. 1810) I, 275—278; — Древ­няя Рос­сий­ская Вив­лио­фи­ка (2 изд. IX, 205—224; — Кн. Дол­го­ру­кий, «Рос­сий­ская Родо­слов­ная Кни­га» І, 165—167; — «Бар­хат­ная кни­га» (М. 1787) I, 131—132; — Общий Гер­бов­ник I, 1, Пет­ров, «Исто­рия родов рус­ско­го дво­рян­ства», (СПб. 1885). 02; — Карам­зин, (изд. Эйнер­лин­га) IX; пр. 732, XI, 9, ср. 10: — Соло­вьев (изд. т-ва «Общ. Поль­за») II, 1308, III, 1370; — Акты Мос­ков­ско­го Госу­дар­ства I, 41, 79, 144, 250, 267, 268; — Акты архео­гр. Экс­пе­ди­ции II, 44, III, 127—129, 268—279; — Акты исто­ри­че­ские II, 115—116, IV, 249; — Собра­ние Госу­дарств. Гра­мот и Дого­во­ров IV, 654; — Раз­ряд­ная кни­га (Сим­бир­ский Сбор­ник M. 1845) 65, 85, 86, 93, 112, 113, 121, 137, 140, 141, 142. 144, 145, 149; — Двор­цо­вые раз­ря­ды І, 792, II, 48, 531, 661, III, 4, 102. 163, 416, 465, 591, Доп. к т. III, 52, 82, 92, 261; — Фор­му­ляр­ный спи­сок кня­зя Ив. Вас. Солн­цо­ва-Засе­ки­на в Мос­ков­ском Архи­ве Глав­но­го Шта­ба. Е. Лихач. {Полов­цов} Сон­цо­вы-Засе­ки­ны (Солн­це­вы) — кня­же­ский род, отрасль удель­ных кня­зей Яро­слав­ских; пото­мок Рюри­ка в XIX колене, князь Дмит­рий Ива­но­вич Засе­ка, по про­зви­щу «Солн­це», был родо­на­чаль­ни­ком кня­зей С.-Засекиных, писав­ших­ся изред­ка кня­зья­ми С. Князь Иван Андре­евич С.-Засекин был вое­во­дой в Оско­ле, 1583. Князь Миха­ил Ива­но­вич С.-Засекин был столь­ни­ком и вое­во­дой в Беле­ве (1618); князь Андрей Ива­но­вич — пол­ко­вым вое­во­дой в Пере­я­с­лав­ле-Рязан­ском, Кра­пивне и Воро­не­же (1626—42); князь Андрей Михай­ло­вич (ум. 1670) был столь­ни­ком и вое­во­дой в Рыль­ске (1648) и Ниж­нем Нов­го­ро­де (1661—62); князь Васи­лий Андре­евич — столь­ни­ком и вое­во­дой в Брян­ске (1671); князь Борис Юрье­вич — столь­ни­ком и вое­во­дой в Гали­че (1693—94). Князь Иван Васи­лье­вич С.-Засекин был при Пет­ре Вели­ком гене­рал-май­о­ром и началь­ни­ком войск Сибир­ской губ. Род кня­зей С.-Засекиных вне­сен в V часть родо­слов­ной кни­ги Орлов­ской губ. В Общем Гер­бов­ни­ке род кня­зей С.-Засекиных оши­боч­но раз­де­лен на два рода кня­зей С. и С.-Засекиных (Гер­бов­ник, VIII, 1 и IX, 1). {Брок­гауз}

Пере­пись 1710 года: Санкт-Петер­бург­ская губер­ния: Город Рже­ва Воло­ди­ме­ро­ва с уез­дом: Переч­не­вая кни­га
(РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 12365. Л.1-100)За князь Бари­сом княж Юрье­вым сыном Сон­цо­вым Засе­ки­ным дерев­ня Сысо­е­ва а Березук тож 2 дво­ра кре­стьян­ских
№ 45
За князь Семе­ном княж Юрье­вым сыном Сон­цо­вым Засе­ки­ным дерев­ня Мак­си­мо­ва Саро­ки­на тож кре­стьян­ских 2 вдо­вей 1 двор
Наспи­ще на рчк. Михай­лов­ке д. Ста­ро­ря­зан­ский стан

1678 СОН­ЦОВ-ЗАСЕ­КИН Васи­лий Андре­евич, столь­ник
Кука­рев­ка на рчк. Кур­ше д. Ста­ро­ря­зан­ский стан

1678 СОН­ЦОВ-ЗАСЕ­КИН Васи­лий Андре­евич, столь­ник
Ива­нов­ская Ушмор­ской воло­сти д. Ста­ро­ря­зан­ский стан
1678 ГОЛО­ВИН Алек­сей Пет­ро­вич, столь­ник

1678 СОН­ЦОВ-ЗАСЕ­КИН Васи­лий Андре­евич, столь­ник
С.С. Про­ко­фьев
В четы­рех кило­мет­рах от реч­ки Вол­чьей и горо­да Кура­хо­во рас­по­ло­жи­лось село Крас­ное. Крас­ным село ста­ли назы­вать в 1920-х годах, а рань­ше это была Сон­цов­ка. Здесь суж­де­но было родить­ся гению два­дца­то­го века — Сер­гею Сер­ге­е­ви­чу Про­ко­фье­ву.
В кон­це XIX нача­ле XX века Сон­цов­ка при­над­ле­жа­ла Дмит­рию Дмит­ри­е­ви­чу Сон­цо­ву — одно­му из пред­ста­ви­те­лей дво­рян­ско­го рода, извест­но­го в исто­рии Рос­сии и Укра­и­ны. Дмит­рий Сон­цов учил­ся в уни­вер­си­те­те с Сер­ге­ем Алек­се­е­ви­чем Про­ко­фье­вым — отцом буду­ще­го ком­по­зи­то­ра. Кро­ме име­ния Сон­цов­ки в Бахмут­ском уез­де Ека­те­ри­но­слав­ской губер­нии Д.Д.Сонцов вла­дел име­ни­ем в селе Николь­ском Тим­ско­го уез­да Кур­ской губер­нии (сего­дня это рай­он­ный центр Солн­цо­во). В этом име­нии он и жил, зани­мал­ся раз­ве­де­ни­ем лоша­дей, то есть был коне­за­вод­чи­ком и писал кни­ги по исто­рии коне­за­вод­ства в Рос­сии. Эти кни­ги, издан­ные в Москве — поль­зо­ва­лись попу­ляр­но­стью у люби­те­лей. Бахмут­ское же име­ние при­но­си­ло его вла­дель­цу одни убыт­ки. Вот Дмит­рий Дмит­ри­е­вич и пред­ло­жил Сер­гею Алек­се­е­ви­чу Про­ко­фье­ву стать управ­ля­ю­щим име­ния. Сер­гей Алек­се­е­вич недав­но женил­ся на Марии Гри­го­рьевне Жит­ко­вой. Иму­ще­ства у моло­дых не было и это пред­ло­же­ние при­шлось очень кста­ти. В 1878 году Про­ко­фье­вы посе­ли­лись в Сон­цов­ке. Здесь у них роди­лись и умер­ли две доче­ри. Здесь родил­ся и вели­кий ком­по­зи­тор С.С.Прокофьев. За все вре­мя, пока Про­ко­фье­вы жили в Сон­цов­ке — хозя­ин Сон­цов толь­ко раз посе­тил свое име­ние. В сво­ей «Авто­био­гра­фии» Сер­гей Сер­ге­е­вич Про­ко­фьев так опи­сы­ва­ет свои дет­ские впе­чат­ле­ния это­го визи­та: «Одна­жды, когда я проснул­ся утром, мне ска­за­ли, что я дол­жен надеть новый костюм­чик и вооб­ще дер­жать себя хоро­шо, так как при­е­хал сам Сон­цов, кото­ро­му при­над­ле­жит и дом, и сад, и все вокруг. До сих пор я как-то смут­но пред­став­лял себе, что окру­жа­ю­щее при­над­ле­жит не то папе, не то царю. Тут же вдруг появи­лось лицо, кото­рое на самом деле всем вла­де­ло. С боль­шим инте­ре­сом вышел я в гости­ную. Сон­цов при­е­хал с млад­шим сыном, тол­стым юно­шей-сту­ден­том. Уви­дев бле­стя­щие пуго­ви­цы на сту­ден­че­ской тужур­ке, я решил что этот и есть глав­ный, и не хотел верить, что он толь­ко сын, а глав­ный с обык­но­вен­ны­ми пуго­ви­ца­ми. Это было тем более досад­но, что сту­дент ока­зал­ся мил, поса­дил меня на коле­ни и рас­ска­зы­вал вся­кие небы­ли­цы, напри­мер, про само­еда, кото­рый начи­на­ет есть себя с ног и в кон­це кон­цов все­го съе­да­ет (я воз­ра­жал, что в таком слу­чае он вывер­нет­ся наизнан­ку). Сон­цов про­был не дол­го, осмот­рел име­ние, наго­во­рил отцу ком­пли­мен­тов и уехал со сло­ва­ми: — У Вас, Сер­гей Алек­се­е­вич, хозяй­ство постав­ле­но луч­ше, чем у меня в Кур­ске. Это был его пер­вый и един­ствен­ный визит за трид­цать лет и три года пре­бы­ва­ния отца в Сон­цов­ке». Сон­цов­ка была осно­ва­на во вто­рой чет­вер­ти XVIII века Воро­неж­ским и Пол­тав­ским губер­на­то­ром Алек­сан­дром Бори­со­ви­чем Сон­цо­вым. Алек­сандр Бори­со­вич был пред­ста­ви­те­лем ста­ро­го дво­рян­ско­го рода, беру­ще­го нача­ло от Яро­слав­ских кня­зей Сон­цо­вых, его дед с 1736 года был пол­ков­ни­ком, мать — кур­ская дво­рян­ка Анна Ива­нов­на Аннен­ко­ва.
Герб Сон­цо­вых
На служ­бу Алек­сандр Бори­со­вич посту­пил в 1764 году, а в 1780 г. стал кур­ским про­ку­ро­ром. Три года спу­стя был пере­ве­ден на эту же долж­ность в Харь­ков, где про­слу­жил боль­ше деся­ти лет. В 1793 г. Сон­цов про­из­ве­ден в стат­ские совет­ни­ки и в сле­ду­ю­щем году назна­чен пору­чи­ком пра­ви­те­ля Воро­неж­ско­го намест­ни­че­ства. Эту долж­ность он зани­мал до упразд­не­ния намест­ни­че­ства в 1796 году, после чего его назна­чи­ли Воро­неж­ским вице-губер­на­то­ром. 14 октяб­ря 1797 года Алек­сандра Бори­со­ви­ча про­из­ве­ли в дей­стви­тель­ные стат­ские совет­ни­ки (этот граж­дан­ский чин соот­вет­ство­вал воен­но­му чину гене­рал-май­о­ра), и 27 октяб­ря назна­чи­ли Воро­неж­ским граж­дан­ским губер­на­то­ром. 9 июля 1800 г. Сон­цо­ва про­из­ве­ли в тай­ные совет­ни­ки (граж­дан­ский чин соот­вет­ству­ю­щий гене­рал-лей­те­нан­ту). В доку­мен­тах меже­ва­ния Бахмут­ско­го уез­да нача­ла XIХ века ска­за­но: «Дерев­ня Сон­цов­ка, она же Соло­нин­ка тай­но­го совет­ни­ка Сон­цо­ва с женою. 256 жите­лей, 7841 деся­тин воз­де­лы­ва­е­мой зем­ли. Обме­жо­ва­на в 1787 году пору­чи­ком Самой­ло­вым и вновь в 1801 году Пав­ло­вым». Через деся­ток лет у Сон­цов­ки появил­ся новый вла­де­лец — сын Алек­сандра Бори­со­ви­ча — Петр. Родил­ся новый сон­цов­ский вла­де­лец в 1786 году в Воро­неж­ской губер­нии. Слу­жил в армии 10 лет и вышел в отстав­ку пол­ков­ни­ком в 1809 г. После смер­ти отца к нему пере­шли все име­ния в Кур­ской и Ека­те­ри­но­слав­ской губер­ни­ях с 1307 душа­ми. В фев­ра­ле 1814 г. Пет­ра Алек­сан­дро­ви­ча выбра­ли пред­во­ди­те­лем дво­рян­ства Воро­неж­ско­го уез­да. Сена­тор Хит­ро­во при­был в кон­це 1814 года с реви­зи­ей в Воро­неж, в свя­зи с воз­ник­ши­ми зло­упо­треб­ле­ни­я­ми «по про­ви­ант­ской части». Петр Алек­сан­дро­вич был им вклю­чен в комис­сию. Поз­же он отме­тил, что Сон­цов «точ­ным и бес­при­страст­ным испол­не­ни­ем» всех пору­че­ний оправ­дал его выбор. Вес­ной 1815 года Пет­ра Алек­сан­дро­ви­ча назна­чи­ли Воро­неж­ским вице-губер­на­то­ром. За отлич­ную и усерд­ную служ­бу ему жалу­ют чин дей­стви­тель­но­го стат­ско­го совет­ни­ка, а в 1821 году награж­да­ют орде­ном свя­той Анны 1-й сте­пе­ни. 17 фев­ра­ля 1824 г. Сон­цов назна­чен Орлов­ским губер­на­то­ром. Он полу­чил похва­лу из уст импе­ра­то­ра Алек­сандра I во вре­мя послед­не­го путе­ше­ствия монар­ха на юг. Как извест­но импе­ра­тор во вре­мя этой поезд­ки умер в Таган­ро­ге. Петр Алек­сан­дро­вич про­явил «усер­дие и тру­ды» во вре­мя про­ез­да тра­ур­но­го кор­те­жа с телом импе­ра­то­ра в Санкт-Петер­бург. Но что-то не лади­лось в губер­на­тор­ской служ­бе. На Сон­цо­ва посту­па­ло мно­го жалоб в Пра­ви­тель­ствен­ный Сенат. 25 фев­ра­ля 1829 г. Сон­цов послал рапорт в Мини­стер­ство внут­рен­них дел с прось­бой награ­дить его зна­ком отли­чия за бес­по­роч­ную служ­бу, но в фев­ра­ле 1830 г. при­шел отказ. Министр отве­чал: «Рас­смот­рев собран­ные о служ­бе Вашей све­де­ния … я не могу ниче­го пред­при­нять в удо­вле­тво­ре­нии жела­ния Ваше­го Пре­вос­хо­ди­тель­ства на счет предо­став­ле­ния Вас к зна­ку отли­чия бес­по­роч­ной служ­бы, о чем и счи­таю нуж­ным уве­до­мить». 12 апре­ля это­го же года Пет­ра Алек­сан­дро­ви­ча уво­ли­ли с губер­на­тор­ско­го поста. Сме­нив­ший его А.В.Кочубей писал, что Сон­цо­ву не повез­ло с окру­же­ни­ем, бук­валь­но бом­бар­ди­ро­вав­ше­му сто­ли­цу доно­са­ми на началь­ни­ка. Петр Алек­сан­дро­вич с женой Ека­те­ри­ной Дмит­ри­ев­ной (урож­ден­ной Черт­ко­вой) и четырь­мя детьми пере­се­лил­ся в Курск, где в 1836 г. был избран губерн­ским пред­во­ди­те­лем дво­рян­ства. На эту долж­ность он пере­из­би­рал­ся несколь­ко раз (до 1849 г.), за что и был про­из­ве­ден в тай­ные совет­ни­ки. А за эти три­на­дцать лет в Кур­ске сме­ни­лось три губер­на­то­ра. Умер П.А.Сонцов вес­ной 1850 г. Неза­дол­го до смер­ти им в Сон­цов­ке была постро­е­на одно­при­столь­ная цер­ковь, сохра­нив­ша­я­ся до наше­го вре­ме­ни. В этой церк­ви кре­сти­ли Сер­гея Сер­ге­е­ви­ча Про­ко­фье­ва.

Цер­ковь в кото­рой кре­сти­ли Про­ко­фье­ва
После смер­ти Пет­ра Алек­сан­дро­ви­ча Сон­цов­ка пере­хо­дит во вла­де­ние к дво­ю­род­но­му пле­мян­ни­ку Дмит­рию Дмит­ри­е­ви­чу, о кото­ром рас­ска­за­но в нача­ле ста­тьи. Как он стал вла­дель­цем — уста­но­вить не уда­лось: либо купил име­ние, либо полу­чил в каче­стве при­дан­но­го, женив­шись на тро­ю­род­ной сест­ре. Мно­гое еще пред­сто­ит уточ­нить. Сер­гей Алек­се­е­вич и Мария Гри­го­рьев­на Про­ко­фье­вы были толь­ко год как обвен­ча­ны, и после недол­гих раз­ду­мий при­ня­ли пред­ло­же­ние Сон­цо­ва о пере­ез­де в Бахмут­ский уезд. Оба про­ис­хо­ди­ли из небо­га­тых семей, а обе­щан­ное жало­ва­нье — 1 200 руб­лей в год и 20 % дохо­да от реа­ли­за­ции про­из­ве­ден­ной сель­хоз­про­дук­ции, поз­во­ли­ли бы моло­дой семье зна­чи­тель­но улуч­шить мате­ри­аль­ное поло­же­ние. К момен­ту пере­ез­да (1878 год), хозяй­ство Сон­цов­ки было запу­щен­ным, почти все зем­ли (а это 6,5 тысяч гек­тар) не обра­ба­ты­ва­лись. Ново­му управ­ля­ю­ще­му при­шлось раз­би­вать зем­ли на поля для обра­бот­ки, наби­рать штат слу­жа­щих — кон­тор­щи­ков, над­смотр­щи­ков, объ­езд­чи­ков. Были при­об­ре­те­ны сель­хоз­ма­ши­ны: косил­ки, жат­ки, паро­вая моло­тил­ка. Стре­ми­тель­но раз­ви­ва­лось живот­но­вод­ство, кро­ме круп­но­го рога­то­го ско­та в хозяй­стве заня­лись выра­щи­ва­ни­ем овец, коли­че­ство голов пре­вы­си­ло 4 000. Через несколь­ко лет хозяй­ство пере­ста­ёт быть убы­точ­ным, а через 15 лет годо­вой доход состав­лял от 80 000 до 100 000 руб­лей. Вспо­ми­ная «малую роди­ну», С.С. Про­ко­фьев писал: «В нача­ле XX века, то есть когда мне было лет десять — пят­на­дцать, Сон­цов­ка пред­став­ля­ло собою боль­шое село с насе­ле­ни­ем в тыся­чу душ. Пять улиц, неко­то­рые до двух кило­мет­ров дли­ной, рас­ки­ну­лись пау­ком от цен­тра в раз­ные сто­ро­ны. На при­гор­ке сто­я­ла цер­ковь, на дру­гом склоне — шко­ла. Дом, в кото­ром мы жили был одно­этаж­ный, при­зе­ми­стый, белый с зелё­ной желез­ной кры­шей. С одной сто­ро­ны над ним высил­ся тени­стый каш­тан, под кото­рым я любил играть в жар­кие дни, с дру­гой ряд белых ака­ций. Ком­на­ты — с белы­ми сте­на­ми и жёл­ты­ми пола­ми, не очень малень­кие, но с низ­ки­ми потол­ка­ми. Мебель в чех­лах, пото­му, что обив­ка ста­рая. По углам в кад­ках фику­сы, фило­денд­ро­ны и неболь­шая паль­ма. Всех ком­нат девять, не счи­тая кон­то­ры, деви­чьей, кла­до­вых. Кух­ня — в отдель­ном зда­нии. Даль­ше три конюш­ни, четы­ре амба­ра, служ­бы, куз­ни­ца, сви­нар­ник. Ещё даль­ше овчар­ни и чабар­ни, два сада. В обо­их садах — баня, пасе­ка, малин­ник и ого­род с искус­ствен­ным оро­ше­ни­ем. И всё — таки это был ещё захо­луст­ный угол: желез­ная доро­га — в два­дца­ти пяти кило­мет­рах, врач и боль­ни­ца — в два­дца­ти трёх, поч­та — в вось­ми и рабо­та­ла два­жды в неде­лю, шос­се отсут­ство­ва­ло, интел­ли­гент­ные сосе­ди тоже». Сын у Про­ко­фье­вых родил­ся в 1891 году, когда Сер­гею Алек­се­е­ви­чу было 45 лет (Мария Гри­го­рьев­на была на 10 лет моло­же). К это­му вре­ме­ни они похо­ро­ни­ли двух дево­чек, умер­ших во мла­ден­че­стве. Ребё­нок был, что назы­ва­ет­ся, дол­го­ждан­ным. Моги­лы умер­ших сестер и бабуш­ки ком­по­зи­то­ра нахо­дят­ся воз­ле церк­ви.
Кста­ти, через сест­ру Ека­те­ри­ну Дмит­ри­ев­ну (в заму­же­стве Сон­цо­ву) Черт­ко­вы свя­за­ны род­ствен­ны­ми уза­ми с Пет­ром Алек­сан­дро­ви­чем Сон­цо­вым (1785-1850), кото­рый так­же участ­во­вал в моло­дые годы в анти­на­по­лео­нов­ских кам­па­ни­ях. Лейб-гвар­дии пол­ков­ник и тай­ный совет­ник, сын губер­на­то­ра А.Б. Сон­цо­ва, сам воро­неж­ский вице-губер­на­тор в 1815-1816 г и 1817-1820, и губер­на­тор в 1820-1824 годах, а так­же воро­неж­ский губерн­ский Пред­во­ди­тель дво­рян­ства в 1850 г. П.А. Сон­цов начал служ­бу четыр­на­дца­ти лет, посту­пив эстан­дарт-юнке­ром в Лейб-гвар­дии Кон­ный полк. Явил муже­ство в сра­же­ни­ях при Аустер­ли­це и Фрид­лан­де, заслу­жил орде­на Св. Анны 3-й сте­пе­ни и Св. Вла­ди­ми­ра 4-й сте­пе­ни с бан­том. «…В про­дол­же­нии служ­бы в пол­ку, под коман­дой Его Высо­че­ства, при хоро­шем пове­де­нии, был все­гда в оной отлич­но усер­ден и рачи­те­лен, в воен­ных про­тив непри­я­те­ля дей­стви­ях посту­пал храб­ро и неустра­ши­мо, за что, отда­вая ему заслу­жи­ва­ю­щую спра­вед­ли­вость, Его Высо­че­ство при­ят­ным дол­гом постав­ля­ет о сём сви­де­тель­ство­вать», — зна­чит­ся в атте­ста­те П.А. Сон­цо­ва, выдан­ном Шефом пол­ка, Вели­ким Кня­зем Кон­стан­ти­ном Пав­ло­ви­чем. Здо­ро­вье, подо­рван­ное рана­ми и тяго­та­ми поход­ной жиз­ни, не поз­во­ли­ло ему про­дол­жить воен­ную карье­ру.
В 1809 году П.А. Сон­цов выхо­дит в отстав­ку «с мун­ди­ром». В граж­дан­ской служ­бе мун­дир его заслу­жен­но укра­шен орде­на­ми Св. Вла­ди­ми­ра 3-ей сте­пе­ни и Св. Анны 2-й сте­пе­ни с алма­за­ми, Св. Анны 1-й сте­пе­ни, Св. Вла­ди­ми­ра 1-й сте­пе­ни и Бело­го Орла. Погре­бён на Чугу­нов­ском клад­би­ще.
Инте­ре­сен и тот факт, что друг и покро­ви­тель Федо­ра Гри­го­рье­ви­ча Алек­сей Нико­ла­е­вич Оле­нин по мате­рин­ской линии был в род­стве с Солн­це­вы­ми-Засе­ки­ны­ми . Его пра­ба­буш­ка Ана­ста­сия Афа­на­си­ев­на про­ис­хо­ди­ла из это­го рода.

Арендт Софья Адри­а­нов­на (Солн­це­ва-Шульц) (урожд. княж­на Солн­це­ва-Засе­ки­на ;?—1894) — под крип­то­ни­мом «С. С.» изда­ла в 1877 г. вос­по­ми­на­ния о Ф. Лас-
сале …..

Реаль­ным лицом явля­ет­ся и квар­таль­ный князь Солн­цев- Засе­кин , упо­мя­ну­тый писа­те­лем в том же «Гра­бе­же». («Роду был зна­ме­ни­то­го, а тала­ну неваж­но­го»). Он и в самом деле был квар­таль­ным в поли­ции горо­да Орла. Солн­це­вы в то вре­мя были столь бед­ны, что про­си­ли осво­бо­дить их сына от упла­ты за обу­че­ние в гим­на­зии. Дело ослож­ня­лось тем, что в 1843 – 1844 годах чинов­ни­ки Орлов­ской град­ской поли­ции поли­цей­мей­сте­ры Глу­ша­ков­ский, Дур­но­во, Неуман, част­ные при­ста­вы Жда­нов, май­ор Гар­на­ульт, титу­ляр­ный совет­ник Сели­вер­стов, дру­гие чле­ны поли­ции, и в их чис­ле кол­леж­ский сек­ре­тарь Солн­цев и квар­таль­ных над­зи­ра­тель Солн­цев были осуж­де­ны за то, что укра­ли вещи киев­ско­го граж­да­ни­на Боб­ров­ско­го, остав­лен­но­го в 1830 году под при­смотр Орлов­ской поли­ции. Если мы доба­вим, что орлов­ско­го поли­цей­мей­сте­ра это­го вре­ме­ни зва­ли Н.В.Цыганков – Кури­лен­ко, поли­цей­мей­стер Цыга­нок из «Гра­бе­жа» воз­ник­нет перед Вами со сво­и­ми под­лин­ным про­зви­щем.
Вто­рой после губер­на­то­ра
 Утром 9 сен­тяб­ря 1842 года импе­ра­тор Нико­лай I посе­тил бого­угод­ные заве­де­ния в Кур­ске на ули­це Садо­вой. Там отслу­жи­ли Боже­ствен­ную литур­гию в домо­вой церк­ви во имя Божьей Мате­ри всех Скор­бя­щих. Литур­гия царю так понра­ви­лась, что он пожа­ло­вал свя­щен­ни­ку хра­ма доро­гой пер­стень, дья­ко­ну пода­рил часы, а пев­чим при­ка­зал раз­дать сорок руб­лей. Царя неот­луч­но сопро­вож­дал губер­на­тор Андри­ан Устимович.В поло­вине две­на­дца­то­го импе­ра­тор при­был со сви­той в муж­скую гим­на­зию в толь­ко что отстро­ен­ное новое зда­ние (ныне запад­ный кор­пус элек­тро­ап­па­рат­но­го заво­да), где его встре­ти­ли дирек­тор и почет­ный попе­чи­тель учеб­но­го заве­де­ния, а так­же губерн­ский пред­во­ди­тель дво­рян­ства Петр Сон­цов . При­няв рапорт от дирек­то­ра учи­лищ Кур­ской губер­нии о состо­я­нии теку­щих дел, монарх стал обхо­дить поме­ще­ния гим­на­зи­че­ско­го кор­пу­са. В акто­вом зале собра­лись пре­по­да­ва­те­ли и гим­на­зи­сты. Царь зада­вал вопро­сы о чис­лен­но­сти уча­щих­ся в каж­дом клас­се, об их успе­хах и пове­де­нии, а про­хо­дя мимо шеренг вос­пи­тан­ни­ков, похва­лил их за доб­рый и весе­лый вид. Теперь труд­но ска­зать, что чув­ство­вал в эти мину­ты Петр Алек­сан­дро­вич Сон­цов , пре­бы­вав­ший в Орле губер­на­то­ром с 1824 года, а в апре­ле 1830-го отстра­нен­ный импе­ра­то­ром от долж­но­сти за упу­ще­ния по служ­бе. После осмот­ра клас­сов, каби­не­тов, домо­вой церк­ви, боль­ни­цы, гар­де­роба, импе­ра­тор вез­де нашел чисто­ту и поря­док. Он вышел из зда­ния гим­на­зии, про­шел до бров­ки обры­ва и пред­ло­жил куря­нам раз­ве­сти перед гим­на­зи­ей фрук­то­вый сад. Монарх уехал, а в гим­на­зи­че­ской церк­ви свя­то­го Нико­лая совер­ше­но было бла­го­дар­ствен­ное Богу молеб­ствие о здра­вии и дол­го­ле­тии импе­ра­то­ра и все­го авгу­стей­ше­го дома. Петр Сон­цов остал­ся в кур­ской исто­рии. Его имя до рево­лю­ции было высе­че­но на белой мра­мор­ной дос­ке в почет­ном зале Дво­рян­ско­го собра­ния, а пояс­ное изоб­ра­же­ние висе­ло в порт­рет­ной гале­рее сре­ди дру­гих двух десят­ков обли­ков пред­во­ди­те­лей губерн­ско­го дво­рян­ства. К 300-летию «Дома Рома­но­вых» в 1912 году в этом зда­нии был создан музей, посвя­щен­ный кур­ско­му дво­рян­ству. Гря­нув­шая затем Октябрь­ская рево­лю­ция его экс­по­на­ты раз­ме­та­ла. Теперь труд­но собрать све­де­ния о тех, кто зани­мал в кур­ском обще­стве важ­ное обще­ствен­ное место. И все-таки — о П. А. Сон­цо­ве . Петр Алек­сан­дро­вич родил­ся в сосед­ней Воро­неж­ской губер­нии. После окон­ча­ния воен­ной служ­бы, кото­рой он отдал десять лет, в чине пол­ков­ни­ка в 1809 году тихо уда­лил­ся в родо­вое гнез­до, а после смер­ти отца к нему пере­шли по наслед­ству так­же име­ния в Кур­ской и Ека­те­ри­но­слав­ской губер­ни­ях с 1307 душа­ми кре­пост­ных кре­стьян. Дво­рян­ский род Сон­цо­вых , про­ис­хо­див­ший от рода кня­зей Засе­ки­ных, вла­дел в XVI веке поме­стья­ми в Мос­ков­ской и Орлов­ской зем­лях. Один из Сон­цо­вых стал тай­ным совет­ни­ком, пре­бы­вая губер­на­то­ром на Пол­тав­щине, а поз­же в воро­неж­ском крае. Род, раз­де­лив­шись на несколь­ко вет­вей, рас­се­лил­ся в Орлов­ской, Туль­ской, Рязан­ской, Кур­ской губер­ни­ях. В фев­ра­ле 1814 года П. А. Сон­цо­ва избра­ли пред­во­ди­те­лем дво­рян­ства Воро­неж­ско­го уез­да. При­быв­ший для реви­зии в Воро­неж сена­тор Хит­ро­во в кон­це того же года при­влек его в комис­сию по рас­сле­до­ва­нию зло­упо­треб­ле­ний по про­ви­ант­ской части и поз­же отме­тил, что Сон­цов «точ­ным и бес­при­страст­ным испол­не­ни­ем» всех пору­че­ний оправ­дал его выбор. Уже через пол­го­да Пет­ра Алек­сан­дро­ви­ча назна­чи­ли вице-губер­на­то­ром в Воро­не­же и про­из­ве­ли в зва­ние кол­леж­ско­го совет­ни­ка. Неся нелег­кую служ­бу, Сон­цов полу­ча­ет орде­на, а 19 мар­та 1820 года он стал губер­на­то­ром воро­неж­ско­го края. В это вре­мя «за отлич­ную и усерд­ную служ­бу» ему был пожа­ло­ван чин дей­стви­тель­но­го стат­ско­го совет­ни­ка, а в сле­ду­ю­щем году он полу­чил орден Свя­той Анны 1-й сте­пе­ни. С 17 фев­ра­ля 1824 года П. А. Сон­цов ста­но­вит­ся орлов­ским губер­на­то­ром. На пер­вых порах полу­чил похва­лу от импе­ра­то­ра Алек­сандра I во вре­мя его про­ез­да через губер­нию и про­явил «усер­дие и тру­ды» во вре­мя печаль­но­го шествия через Орлов­скую губер­нию тра­ур­но­го кор­те­жа с телом покой­но­го Алек­сандра Пав­ло­ви­ча. А далее все пошло напе­ре­ко­сяк. Сон­цов допу­стил мно­го упу­ще­ний на губер­на­тор­ской служ­бе. Уже в декаб­ре 1826 года ему было свер­ху сде­ла­но заме­ча­ние по пово­ду мед­лен­но­го поступ­ле­ния в каз­ну пода­тей и недо­и­мок, а в 1828 году он полу­чил уже стро­гое вну­ше­ние за недо­бор рекру­тов. На еже­год­ный отчет губер­на­то­ра о про­из­ве­ден­ной им реви­зии Орлов­ской губер­нии в том же году министр внут­рен­них дел потре­бо­вал дать допол­ни­тель­ные све­де­ния, а в янва­ре 1830 года затре­бо­вал их вновь. В то же вре­мя на П. А. Сон­цо­ва посту­па­ло мно­го жалоб в Пра­ви­тель­ству­ю­ший Сенат. 25 фев­ра­ля 1829 года Петр Алек­сан­дро­вич послал рапорт в мини­стер­ство внут­рен­них дел для пред­став­ле­ния его к зна­ку отли­чия бес­по­роч­ной служ­бы, но в мар­те сле­ду­ю­ще­го года при­шел из сто­ли­цы ответ с отка­зом. Министр сооб­щил: «Рас­смот­рев собран­ные о служ­бе Вашей све­де­ния.., я не могу ниче­го пред­при­нять в удо­вле­тво­ре­ние жела­ния Ваше­го Пре­вос­хо­ди­тель­ства на счет пред­став­ле­ния Вас к зна­ку отли­чия бес­по­роч­ной служ­бы, о чем и счи­таю нуж­ным… уве­до­мить». 12 апре­ля 1830 года П. А. Сон­цов был уво­лен с поста губер­на­то­ра. Сме­нив­ший Сон­цо­ва А. В. Кочу­бей поз­же вспо­ми­нал, что его пред­ше­ствен­ни­ку не повез­ло с окру­жа­ю­щи­ми его чинов­ни­ка­ми. На него писа­лось очень мно­го доно­сов, как поз­же выяс­ни­лось, мел­ких и несу­ще­ствен­ных. П. А. Сон­цов пере­се­лил­ся в Курск, где стал про­жи­вать с женой Ека­те­ри­ной Дмит­ри­ев­ной Черт­ко­вой, доче­рью бога­то­го воро­неж­ско­го поме­щи­ка, и четырь­мя детьми. В 1836 году кур­ское дво­рян­ство избра­ло Пет­ра Алек­сан­дро­ви­ча губерн­ским пред­во­ди­те­лем. Он сме­нил на этом посту Пет­ра Абра­мо­ви­ча Аннен­ко­ва, пре­бы­вав­ше­го на нем с 1825 года. На долж­ность губерн­ско­го пред­во­ди­те­ля дво­рян­ства обыч­но изби­ра­лось два кан­ди­да­та, их кото­рых один утвер­ждал­ся в этой долж­но­сти монар­хом. Звез­да Сон­цо­ва не зака­ти­лась. Дей­стви­тель­ный стат­ский совет­ник пре­бы­вал гла­вой кур­ских дво­рян до 1849 года и был про­из­ве­ден в тай­ные совет­ни­ки. Губерн­ский пред­во­ди­тель дво­рян­ства в крае был вто­рым лицом после губер­на­то­ра, решав­шим вопро­сы мест­но­го само­управ­ле­ния. Долж­ность эта была очень почет­ной. Дво­ряне губер­нии на сво­их собра­ни­ях (обык­но­вен­ных и чрез­вы­чай­ных) изби­ра­ли губерн­ско­го пред­во­ди­те­ля на три года. Такое лицо име­ло пра­во по всем вопро­сам, каса­ю­щим­ся мест­но­го дво­рян­ства, обра­щать­ся непо­сред­ствен­но к губер­на­то­ру или мини­стру внут­рен­них дел. Петр Алек­сан­дро­вич про­был губерн­ским пред­во­ди­те­лем дво­рян­ства 13 лет. За этот срок в кур­ском крае сме­ни­лось три губер­на­то­ра. Это вре­мя отме­че­но жест­ким прав­ле­ни­ем М.Н. Мура­вье­ва, бес­цвет­ным пре­бы­ва­ни­ем в роли началь­ни­ка губер­нии К.Я. Фли­ге и успеш­ным руко­вод­ством А.П. Усти­мо­ви­ча, кото­рый, тем не менее, был отстра­нен от долж­но­сти и пре­дан суду на осно­ве злост­ных доно­сов. В исто­ри­че­ском жур­на­ле «Рус­ский архив» № 6 за 1897 год инте­рес­ный отзыв о П. А. Сон­цо­ве оста­вил граф М.Д. Бутур­лин: «Како­ва была адми­ни­стра­тив­ная его дея­тель­ность, судить не могу. Чело­век он был доб­рей­ший и мор­гал посто­ян­но одним гла­зом, из чего слу­ча­лось, как рас­ска­зы­ва­ют, сле­ду­ю­щее. Вытре­бо­вав к себе для раз­би­ра­тель­ства две пар­тии (спо­рив­ших) куп­цов, поку­да выслу­ши­вал одну сто­ро­ну, пред­ста­ви­те­ли дру­гой пар­тии вышли, не дождав­шись кон­ца ауди­ен­ции, и когда губер­на­тор послал воро­тить их, то они отве­ча­ли буд­то бы, что им нече­го делать, пото­му, мол, что они виде­ли, как его пре­вос­хо­ди­тель­ство пере­мар­ги­вал­ся с про­тив­ни­ка­ми». Умер Петр Алек­сан­дро­вич Сон­цов вес­ной 1850 года. Вла­ди­мир Сте­па­нов. Источ­ник:

Сон­цев Апол­лон Алек­сан­дро­вич– штабс-рот­мистр, поме­щик Изюм­ско­го уез­да, кава­лер орде­на «Св. Анны» IIIсте­пе­ни. Жена Вера Иса­а­ков­на, дочь Вера (1852).

Сон­цев Нико­лай Сергеевич(1815 г.р.) – рот­мистр, поме­щик Изюм­ско­го уез­да. Родо­вое име­ние в Ека­те­ри­но­слав­ской губер­нии – 750 деся­тин. Жена София Нико­ла­ев­на, дети: Сер­гей (1859), Иван (1865), Оль­га, Мария, Иван.

Сон­цов Аппо­лон Алек­сан­дро­вич (1825 г.р.)– штабс-рот­мистр, в служ­бе с 5 сен­тяб­ря 1842 г., с 17 мая 1863 г. изюм­ский уезд­ный исправ­ник. Кава­лер орде­на «Св. Анны» IIIсте­пе­ни.

Сон­цо­вы. Про­ко­фей Мол­ча­нов сын С. двор.
# Демо­гра­фия.
Един­ствен­ный С. слу­жит по уез­ду.
# Име­ния С. в Кам. ст. в сер.17в.
по ПКРК 1628-29гг. За Юри­ем Яко­вле­вым сыном С. в вот­чине жере­бей д.Щелкова (Шел­ко­ва?), жере­бей в пусто­ши Бес­ту­же­ва на р.Лоторь (новая вот­чи­на) и ста­рая вот­чи­на на р.Шелкова. За Гав­ри­лой Гряз­но­вым сыном С. жере­бей в д.Соболева Моло­дая на р.Струева, жере­бей д.Городец Баша­но­во тож, жере­бей пусто­ши Куров­ская, жере­бьи д.Корыстовка и д.Карашева на р.Истья, жере­бей в сц.Перевлес. За Миха­и­лом и Про­ко­фи­ем Мол­ча­но­вы­ми детьми С. жере­бей д.Бобылева, д.Городец Баша­но­во тож на Итья, жере­бей в с.Бестужево на р.Лоторь. В дру­гих ста­нах за С. В Мор­жев­ском ст. по ПКРК 1628-29гг. за Тимо­фе­ем Ники­ти­ным сыном С. пустошь Пеле­пел­ки­на и пустошь Тре­поль. В дру­гих ста­нах за С. В Ста­ро­ря­зан­ском ст. по ПКРК кон.16в. за Миха­и­лом Дмит­ре­евым сыном С. жере­бей д.Пирогова.
# Справ­ка по фами­лии.
Род дво­рян С. про­ис­хо­дит от Рюри­ка, потом­ки удель­ных Яро­слав­ских кня­зей, от св. бла­го­вер­но­го кня­зя Федо­ра Рости­сла­ви­ча. Его пра­внук, князь Глеб Васи­лье­вич, имел вну­ка, кня­зя Ива­на Федо­ро­ви­ча Засе­ку, от кото­ро­го пошли кня­зья Сон­цо­вы-Засе­ки­ны; их герб – ОГДР, т.8, №1. От одно­го из сыно­вей кн. Ива­на Федо­ро­ви­ча Засе­ки, Дмит­рия Ива­но­ви­ча Сон­цо­ва, пошел род дво­рян С. Пото­мок Дмит­рия Ива­но­ви­ча С. – Игна­тий Бори­со­вич С. за Мос­ков­ское осад­ное сиде­ние в 1614г. пожа­ло­ван вот­чи­ной. Их герб – ОГДР, т.5, №14. От бра­та кн. Ива­на Федо­ро­ви­ча Засе­ки, кн. Дмит­рия Федо­ро­ви­ча Сон­цо­ва, пошел род кня­зей С; их герб – ОГДР, т.9, №1. Дво­ряне С. вла­де­ли в 16в. поме­стья­ми по Орлу и Каши­ре. Род С., раз­де­лив­ший­ся на несколь­ко вет­вей, вне­сен в 6 часть ДРК Орлов­ской, Туль­ской, Харь­ков­ской, Ека­те­ри­но­слав­ской, Рязан­ской и Кур­ской губ.

Лета 7110
Того ж году, апре­ля в 5 д. (то есть 5 апре­ля 1602 года) были у руки боярин и вое­во­ды и князь Васи­лей Кар­да­ну­ко­вич Чер­кас­кой, а быть ему в боль­шом пол­ку, во Мцен­ску.
В пере­до­вом пол­ку: вое­во­ды, Иван Федо­ро­вич Бас­ма­нов да князь Петр Аха­ма­му­ко­вич Чер­кас­кой.
И князь Петр бил челом госу­да­рю, в оте­че­стве о сче­те, на Ива­но­ва отца на Федо­ра Алек­сан­дро­ви­ча Босма­но­ва. И царь и вели­кий князь Пет­ра Аха­ма­му­ко­ва отста­вил.
А, на князь Пет­ро­во место, велел было быть в пере­до­вом пол­ку кня­зю Ива­ну Андре­еви­чу Солн­цо­ву.
И князь Иван Солн­цов бил челом госу­да­рю в оте­че­стве о сче­те, на боль­шо­ва Ива­но­ва бра­та на околь­ни­че­ва Пет­ра Бас­ма­но­ва. Да князь Иван же бил челом на князь Ива­но­ва отца Хво­ро­сти­ни­на на бояри­на на князь Дмит­рея Ива­но­ви­ча Хво­ро­сти­ни­на.
И князь Ива­на Солн­це­ва госу­дарь оста­вил сто­ять было в Ново­си­ли.
А Иван Бас­ма­нов тово лета на служ­бе не был: тово лета Ива­на Босма­но­ва уби­ли роз­бой­ни­ки.

Отпис­ка Пере­слав­ля-Ряза­не­ка­го вое­во­ды об отка­зе вестов­щи­ков, Заха­рья Коле­ми­на и Миха­и­ла Лыс­цо­ва, ехать в Пронск.
Пере­слав­ля-Рязан­ска­го вое­во­да, князь А. И. Солн­цов , в отпис­ке, полу­чен­ной в Роз­ря­де 8 авгу­ста, доно­сил: «авгу­ста в 3 д. по тво­е­му госу­да­ре­ву ука­зу посы­лал я на вести в Про­неск Рязан­цов детей бояр­ских Заха­рья Коле­ми­на и Миха­и­ла Лыс­цо­ва на пере­ме­ну преж­ним вестов­щи­ком. И авгу­ста в 5 д. смот­рел я Рязан­цов и Колом­нич дво­рян и детей бояр­ских по вестям, что писа­ли с укра­ин­ных горо­дов: с Михай­ло­ва, из Прон­ска и из Ряж­ска­го вое­во­ды вести, и у смот­ра допра­ши­вал я наряд­чи­ка Ста­ро­ря­зан­ска­го ста­ну Яко­ва Яса­ко­ва, послал ли он на вести по горо­дом; и наряд­чик Яков Яса­ков ска­зал мне: при­но­сил де он весто­вую ссы­лоч­ную отпис­ку к вестов­щи­ком, к Заха­рью Коле­ми­ну, на подво­рье, и Заха­рий де Коле­мин и брат его Васи­лий у него, наряд­чи­ка, взяв весто­вую отпис­ку, его, наряд­чи­ка, лая­ли матер­ны и весто­вую ссы­лоч­ную отпис­ку за ним бро­си­ли. И того ж чис­ла писал я в Про­неск к вое­во­дам, к Ива­ну Суки­ну и Алек­сею Чуба­ро­ву, пере­слав­ские [269] вестов­щи­ки, Заха­рий Коле­мин, Миха­ил Лыс­цов, с весто­вою ссы­лоч­ною отпис­кою у них в Прон­ску объ­яви­ли­ся ли, и в кото­ром чис­ле к ним в Про­неск при­е­ха­ли? И авгу­ста в 6 д. писа­ли из Прон­ска вое­во­ды, авгу­ста по 6 чис­ло Пере­слав­ские вестов­щи­ки, Заха­рий Коле­мин и Миха­ил Лыс­цов, на вести к ним в Про­неск не быва­ли. И я, по сказ­ке наряд­чи­ка Яко­ва Яса­ко­ва и по отпис­ке из Прон­ска вое­вод, посы­лал тех вестов­щи­ков, Заха­рья Коле­ми­на и Миха­и­ла Лыс­цо­ва, сыс­ки­вать и Заха­рье­вых бра­тьев, кото­рые в нетех объ­яви­лись, Васи­лья да Гри­го­рья Коле­ми­ных, и его, Заха­рья, и Васи­лья и Гри­го­рья Коле­ми­ных не сыс­ка­ли».
Поме­та: «Отпи­сать, велеть послать по них из про­го­нов и нака­за­нье учи­нить, смот­ря по вине».
Госу­да­ре­ва гра­мо­та в Пере­славль-Рязан­ский вое­во­де посла­на 12 авгу­ста 1629 г., а в ней веле­но по Заха­ра Коле­ми­на и Миха­и­ла Лыс­цо­ва и по бра­тьев Коле­ми­на послать из про­го­нов и, учи­ня им всем нака­за­нье, смот­ря по вине, велеть им быть на служ­бе по преж­не­му.
Рязан­цы Васи­лий, Захар и Гри­го­рий пода­ли в Роз­ряд чело­бит­ную, а в ней писа­ли: «веле­но нам быть на тво­ей госу­да­ре­ве служ­бе в Пере­слав­ле-Рязан­ском с тво­им госу­да­ре­вым столь­ни­ком и вое­во­дою, со кня­зем Андре­ем Ива­но­ви­чем Солн­це­вым; а твое госу­да­ре­во жало­ва­нье у нас вот­чи­ниш­ка смеж­на со кня­зем Федо­ром да со кня­зем Ники­тою Засе­ки­ны­ми, и у нас со кня­зем Федо­ром да со кня­зем Ники­тою недруж­бы мно­гия про зем­лю. Как ныне был писец Кирилл Велья­ми­нов-Ворон­цов, и мы пис­цу Кирил­лу Велья­ми­но­ву-Ворон­цо­ву били челом, что князь Федор да князь Ники­та Засе­ки­ны завла­де­ли было у нас насиль­ством тво­им цар­ским жало­ва­ньем, а нашею ста­рин­ною вот­чин­ною зем­лею; и писец Кирилл Велья­ми­нов-Ворон­цов твое цар­ское жало­ва­нье, а нашу ста­рин­ную вот­чин­ную зем­лю отвел по ста­ро­му, как мы изста­ри вла­де­ли. Да нам же Ляпу­но­вы свои: за Про­ко­фьем Ляпу­но­вым наша сест­ра, а Ляпу­но­вы родом били челом тебе, госу­да­рю, на него, кня­зя Андрея, чтоб у него в пол­ку не быть, и по тво­е­му госу­да­ро­ву ука­зу веле­но им быть с това­ри­щем, с Ива­ном Бла­гим. И князь Андрей Солн­цов , рья­ся тому, что у нас недруж­ба со кня­зем Федо­ром да со кня­зем Ники­тою Засе­ки­ны­ми, да и тому рьясь, что нам Ляпу­но­вы свои, послал меня, Захар­ка, на вести в Про­неск к Ива­ну Суки­ну да к Алек­сею Чуба­ро­ву, а меня, Вась­ку, напи­сал к пра­по­ру, что его пра­пор возить, а меня Гриш­ку, послал было на вести в Про­неск; и мы били челом князь Андрею, что при преж­них вое­во­дах и при нем, кня­зе Андрее, на вести нас и в нашу вер­сту нашу бра­тью не посы­лы­ва­ли, и он, князь Андрей, меня, Гриш­ку, на вести в Про­неск не послал, а имя мое посы­лал в Про­неск с Андре­ем Кон­да­у­ро­вым. А мы, и роди­те­ли наши и в нашу вер­сту наша бра­тья на вестях не быва­ли и вое­вод­ских пра­по­ров не важи­ва­ли; а в Преж­них летех роди­те­ли наши слу­жи­ли тебе, госу­да­рю, с Моск­вы, а иные слу­жи­ли в преж­них летех в горо­дех по выбо­ру и по дво­ро­во­му спис­ку, а по горо­до­во­му спис­ку роди­те­ли наши в преж­них летех не слу­жи­ва­ли, и ныне роди­те­ли наши по горо­до­во­му спис­ку не слу­жат, а слу­жат тебе, госу­да­рю, по выбо­ру и по дво­ро­во­му спис­ку. А он, князь Андрей, нас изго­ня­ет и позо­рит, мстя недруж­бу бра­тьи сво­ей, кня­зя Федо­ра да кня­зя Ники­ты Засе­ки­ных, да и тому рья­ся, что нам Ляпу­но­вы свои». Про­сят пере­ве­сти их в иной полк от кня­зя Андрея Солн­цо­ва, чтоб от его Андре­евой недруж­бы в конец не погиб­нуть и перед сво­ею бра­тьею в позо­ре не быть».
Вслед­ствие этой чело­бит­ной в Пере­славль-Рязан­ский была посла­на дру­гая госу­да­ре­ва гра­мо­та 29 авгу­ста 1629 г., а в ней писа­но: «…И авгу­ста в 25 д. Рязан­цы Заха­рий, да Васи­лий, да Гри­го­рий Коле­ми­ны сыс­ка­ны на Москве и за ослу­ша­нье Заха­ру Коле­ми­ну, что он на вести в Про­неск не поехал и с служ­бы сбе­жал, а Васи­лью да Гри­го­рью Коле­ми­ным за неты, что с нашей служ­бы сбе­жа­ли, учи­не­но нака­за­нье на Москве и за пору­ка­ми Захар Коле­мин с бра­тьею выслан на нашу служ­бу в Пере­славль. Да Заха­рий же, и Васи­лий, и Гри­го­рий били нам челом, а ска­за­ли, что напе­ред де сего при преж­них вое­во­дах и при тебе они и в их вер­сту на вести не посы­лы­ва­ны и зна­ме­ни не важи­ва­ли, а ныне де его, Васи­лья, напи­сал ты зна­мя возить. И как к тебе ся наша гра­мо­та при­дет, а Заха­рий Коле­мин с бра­тьею на нашу служ­бу в Пере­славль при­едут, и ты б им велел быть на нашей служ­бе с собою по преж­не­му, а нака­за­нья им ника­ко­го делать не велел, пото­му что им нака­за­нье учи­не­но на Москве; а на вести Заха­ра, и Васи­лья, и Гри­го­рья не велел посы­ла­ти и к зна­ме­ни писа­ти, будет они и в их вер­сту напе­ред сего на вести не посы­лы­ва­ны и у зна­ме­ни не быва­ли».

(Мос­ков. ст. столб. № 40, лл. 680—684, 693—698).

1873 — Солн­це­вы-Засе­ки­ны дво­ряне по Весье­гон­ско­му уез­ду.

На про­тя­же­нии сто­ле­тий мно­гие сёла и дерев­ни наше­го края впи­та­ли в себя насы­щен­ную собы­ти­я­ми исто­рию Рос­сии. Каж­дое поко­ле­ние людей жив­шее на нашей зем­ле, оста­ви­ло свой сози­да­тель­ный след в памя­ти потом­ков. На деся­том кило­мет­ре авто­стра­ды Шести­хи­но-Брей­то­во есть авто­бус­ная оста­нов­ка — село Верхне-Никуль­ское. Кажет­ся самое кра­си­вое место рус­ской зем­ли выбра­ли для его осно­ва­ния пер­вые посе­лен­цы. Извест­но, что с XVI века эти­ми зем­ля­ми вла­де­ли рус­ские кня­зья Солн­це­вы. На высо­ком бере­гу реки Ильдь в живо­пис­ном пар­ке нахо­дил­ся кня­же­ский дом. Часть липо­вой аллеи этой усадь­бы сохра­ни­лась до сих пор. На дру­гом бере­гу реки жили кре­пост­ные кре­стьяне. Эта часть села до наше­го вре­ме­ни не сохра­ни­лась. К кон­цу XVIII века послед­ний вла­де­лец из это­го знат­но­го рода Иван Его­ро­вич Солн­цев разо­рил­ся и про­пал без вести. После это­го село пере­хо­ди­ло из рук в руки, пока его не при­об­рёл граф И.А.Мусин-Пушкин

Оста­ва­лось еще кня­зю объ­яс­нить самые щекот­ли­вые вопро­сы со стар­цем у сест­ры его княж­ны Сте­фа­ни­ды ребен­ка и о сво­ей тор­гов­ле вином и таба­ком въ Соли­кам­ске во вре­мя свое гр По пер­во­му вопро­су он отде­лал­ся наив­ным невпдп шемъ А въ домъ де къ мате­ри его князь юрье­вой кня­ги­ни Анне тот ста­рец при­хо­дя въ202 году у доче­ри ея а его князь юрье­вой сест­ры у деви­цы княж­ны Сте­фа­ни­ды что ныне заму­жем за Ива­ном Сон­цо­вым Засе­ки­ным из чре­ва ребен­ка вытрав­ли­вал валъ или н Ьтъ так­же та его сест­ра деви­ца княж­на Сте­Фа­ни­да выда­на за князь Ива­на Сон­цо­ва Засе­ки­на чре­ва­та или нет того ниче­го он князь Юрья не веда­ет

Впро­чем, дома и усадь­бы име­ни­тых людей в кон­це XVIII – нача­ле XIX веков рас­по­ла­га­лись в основ­ном по внут­рен­ней сто­роне Зубов­ско­го буль­ва­ра. В 1826 году, как пишет исто­рик Моск­вы Петр Сытин, здесь сто­я­ло все­го четы­ре дво­ра: кня­ги­ни Сон­цо­вой-Засе­ки­ной, гене­ра­ла Чогла­ко­ва, пра­пор­щи­ка Бекле­ми­ше­ва и адъ­юнкт­про­фес­со­ра Кор­ша, а так­же нахо­ди­лась казен­ная зем­ля коню­шен­но­го ведом­ства, на кото­рой через несколь­ко лет постро­и­ли Про­ви­ант­ские скла­ды.

Петр I про­сил в пись­ме 0т 14 апр. 1714 при­вез­ти в Петер­бург сол­да­та Пре­об­ра­жен­ско­го пол­ка кня­зя Васи­лия Сон­цо­ва- сал­да­та наше­го пол­ку Сон­цо­ва-Засе­ки­на, кото­рый остав­лен в Реве­ле, возь­ми­те с собою на караб­ле сюда при­ве­зи­те>

Сон­цев Васи­лий КНЯЗЬ В 1701 БЫЛ КАЗ­НЕН ЗА 2 РАЗ­БОЯ, ЗА ДВА УБИЙ­СТВА И ЗА НЕПРИ­СТОЙ­НЫЕ СЛО­ВА, ЧТО ЦАРЕВ­НА сОФЬЯ НАЗЫ­ВА­ЛА пЕТ­РА СТРЕ­ЛЕЦ­КИМ СЫНОМ.

19* ИнанЪ Андре­еви­чу,
ВЪ .Боярс­ной 1 у у, вЪ Запис­ной 161 го- довЪ кни­гахЪ зна­читЪ: 161 году, Нояб­ря вЪ 8 день, Госу­дарь Царь и Вэли­кщ Князь Алек­сЪй Михай­ло­вич пожа­ло­валЪ ево Князь Ива­на изЪ Житья вЪ Стряпч1е; вЪ Запис­ной 162 и 163, ивЪ Бояр­ской 166 годовЪ кни­гахЪ напи­са­но: 1б2 году, Фев­ра­ля во 12 день, Госу­дарь Царь и Великш Князь Алек- с^й Михай­ло­вичь пожа­ло­валЪ ево изЪ Стряп- чихЪ вЪ Столь­ни­ки} и вЪ Бояр­скихЪ кни­гахЪ 176, 183а 184и 194гоДовЪ писанЪ вЪ Столь­ни­кахЪ; вЪ Смот­ре­ныхЪ спис­кахЪ раз- ныхЪ годовЪ зна­читЪ, что былЪ онЪ на служ- бахЪ:во1бу вЪ Риж­скомЪ походЪ вЪ пол­ку Вели­ка­го Госу­да­ря, и за Госу­да­ремЪ отЪ Полоц­ка до Смо­лен­ска, а отЪ Смо­лен­ска доМоск­вы, в сотн’Ё Голоьы Столь­ни­ка Князь Андрея Князь Михай­ло­ва сына Сон­цо­ва- ЗасЪки­на; во 186 и во 187 в^ Чиги­рин- скомЪ походЪ вЪ пол­ку Бояри­на и Вое­во­ды Князь Гри­го­рья Гри­го­рье­ви­ча Ромо­да­нов- ска­го; вЪ томЪ же 187 в^ СБв­ску и вЪ К1ев- ск> мЪ походЪ вЪ пол­ку Бояри­на и Вое­во­ды Князь Миха­и­ла Але­гу­ко­ви­ча Чер­кас­ка­го; во 191 годЪхЪ нЪ походЪ вЪ Тро­иц­ко­мЪ­Серп- евЪ мона­стырЪ, и во всЪхЪ выше­пи­сан­ныхЪ кни­гахЪ име­но­ванЪ­Сон­цо­вымЪ-ЗасЪкиньшЪ. ОкладЪ ему помЪс­ной уоо чет­вер­тей, де- негЪ 2о руб­левЪ; емужЪ при­да­чи за пр1ЪздЪ, что онЪ «о 163 году пр1ЕхалЪ вЪ Вяз­му , Мар­та вЪ 1б день, уо чет­вер­тей, денегЪ у руб­левЪ; за Литов­ской походЪ 162, 163 и 164 годовЪ, 1 уо чет­вер­тей, денегЪ 12 руб­левЪ; да что во 1бу году былЪ за Госу­да- ремЪ до Моск­вы, уо чет­вер­тей, денегЪ у руб­левЪ; за служ­бу 172 и 173, 130 чет­вер­тей, денегЪ 9 руб­левЪ; для обЪявлен1я Бла­го- в’Брнаго Госу­да­ря Царе­ви­ча 183 году юо чет­вер­тей, денегЪ ю руб­левЪ,

2э. БорисЪ Андре­евичь. ВЪ Боярск и книгЪ 16б году напи­са­но: во 174 г°ду Госу­дарь Царь и Великш Князь Алек­сЪй Михай­ло­вичь пожа­ло­валЪ ево Князь Бори­са сЪ про­чи­ми вЪ Стряпч1е; вЪ Бояр­ской же книгЪ 176 году эна­читЪ: во ономЪ во 176 году Госу­дарь пожа­ло­валЪ вЪ Столь­ни­ки вновь, вЪ числЪ кото- рыхЪ напи­санЪ и онЪ Князь БорисЪ; и вЪ Бояр­скихЪ же кни­гахЪ 183, 184 и 194 годовЪ писанЪ вЪ Столь­ни­кахЪ; окладЪ­ему помЪс­ной боо чет­вер­тей, денегЪ з Т руб­левЪ. ВЪ Смот­ре­ныхЪ спис­кахЪ раз­ныхЪ годовЪ зна­читЪ , что былЪ онЪ на служ- бахЪ: во 179 вЪ Низо­вомЪ походЪ вЪ пол­ку Бояри­на и Вое­во­ды Князь Юрья Алек­сЪе­ви­ча Дол­го­ру­ко­ва; во 188 вЪ СЪв­ску и вЪ Путивль­скомЪ походЪ вЪ пол­ку Бояри­на и Вое­во­ды Князь Васи­лья Васи­лье­ви­ча Голи­цы­на; в0191 вЪ походЪ вЪТро­иц­комЪ Сер­певЪ мона­стырЪ; во 19у и во 197 го- дЪхЪ, во обо­ихЪ Крым­скихЪ походЪхЪ вЪ боль­шомЪ пол­ку Цар­ствен­ные болы­ше печа­ти и Госу­дар­ствен ныхЪ Вели­кихЪ и Посоль­скихЪ дЪлЪ Сбе­ре­га­те­ля, Ближ- няго Бояри­на и Дво­ро­ва­го Вое­во­ды и Н> мЪст­ни­ка Нов­го­род­ска­го Князь Васи­лья Васи­лье­ви­ча Голи­цы­на вЪ Заво­евпд­чи­кахЪ; и вЪ томЪ 19у году жало­ванЪ онЪ сЪ про­чи­ми, при­слан­ны­ми отЪ Вели­кихЪ Госу­да­рей сЪ Ближ­нимЪ Столь­ни­комЪ Воло­ди- меромЪ Пет­ро­ви­чемЪ Шере­ме­те­вымЪ, золо­ты­ми по рос­пи­си , а кому по сколь­ку имян­но, того не зна­чит­ся.

21. ПетрЪ Андре­евичь.
ВЪ Бояр­скихЪ 183 и 184, и вЪ Запис­ной тогожЪ 184 годовЪ кни­гахЪ зна- яитЪ: оно­го 184 г°ду, Ма1я вЪ з0 день, Госу­дарь Царь ?и Велик1й Князь ©е^дорЪ Алек­сЪе­вичь пожа­ло­валЪ ево Князь Пет­ра изЪ Житья вЪ Стряпч1е , а во 190 году изЪ Стряп­чихЪ вЪ Столь­ни­ки; и вЪ Бояр- скихЪ же кни­гахЪ 194 и 200 годовЪ писанЪ вЪ Стольниках’Ь; вЪ Смот­ре­ныхЪ сиискахЪ188 и 191 годовЪ эна­читЪ, что­былЪ онЪ на служ­бахЪ: во 188 ьЪ Пут­гивль- скомЪ п ;хедЪ вЪ пол­ку Бояри­на и Вое­во­ды Князь Баси­лья Васи­лье­ви­ча Голи­цы­на; во 191 вЪ поход’ Б вЪ Тро­иц­ком!» СегНезЪ монастыр’Б; во 197? какЪ зна­читЪ вЪ Запис­ной того году КНИ­ГЕ, ЪздилЪ за Госу- даремЪ ЦаремЪ и Вели­кимЪ Кня­земЪ Пе- и;рсмЪ Алек­сЪе­ви­чемЪ сЪ прот­чи­ми вЪ зи- мнихЪ поход’ВхЪ; вЪ то.мЪ же 197 и 198 годЪхЪ былЪ вЪ походЪ вЪ Тро­иц­комЪ Сер­пе­иЪ мона­сты­ри, и Велик­ге Госу­да­ри Цари и Вели­ше Кня­зи, ЮАННЪ -ЛЕК­СЪЕ- ВИЧЬ и ПЕТРЪ АЛЕКСЗ’-ВИЧЬ , пожа­ло ваш БоярЪ, Околь­ни­чихЪ, и Дум­ныхЪ людеи, и Спк­мь­ни­ковЪ, и иныхЪ чиновЪ людей, за тге ихЪ служ­бу, вел’Бли имЪ сво* его Веги­кихЪ Госу­да­рей жало­ва­нья кЪ преж­нимЪ ихЪ окла­домЪ учи­нить при­да­чи, вЪ томЪ числЪ Столь­ни­камЪ , вЪ числЪ кото­рыхЪ напи­санЪ и онЪ Князь ГГетрЪ, помЪс­но­го по 2оо чет­вер­тей, денегЪ по 26 руб­левЪ, да изЪ помЪ­сья вЪ вот­чи­ну со ста по ао чет­вер­тей» ВЪ ао у , какЪ зна­читЪ вЪ Запис­ной того году книгЪ, былЪ вЪНовЪ городЪ для пере­пи­си Воц­кой пяти­ны недо­рос­лей ; вЪ 702 вЪ Доро­го- бужЪ вЪ пол­ку Околь­ни­че­го и Вое­во­ды Князь ©едо­ра Ива­но­ви­ча Шахов­ска­го сЪ това­ры­щи у Столь­ни­ковЪ во вто­рой ропгБ Рот­мист­ромЪ; вЪ 708 вЪ Дон­скомЪ по^ ходЪ вЪ Воро­нежЪ и вЪ дру­гихЪ городЪхЪ, вЪ пол­ку ЛейбЪ-Гвар­д1и Маэо­ра Князь Ва- силья Воло­ди­ме­ро­ви­ча Дол­го­ру­ко­ва. ОкладЪ ему ломЪс­ной боо чет­вер­тей, денегЪ 30рублевЪ; емужЪ при­да­чи для обЪявлен1я бла­жен­ныя памя­ти Вели­ка­го Госу­да­ря 183 году, Сен­тяб­ря I чис­ла, юо чет­вер­тей, денегЪ 12 руб­левЪ ; за Путивль­скую служ­бу 18У и 186 годовЪ юо чет­вер­тей, денегЪ Ю руб­левЪ; за служ­бу 191 году Тро­иц­ко­го похо­ду уо чет­вер­тей , денегЪ ^ руб­левЪ.

22. Аэо­на­сей Андре­евичь.

ВЪ Бояр­скихЪ кни­гахЪ 183 и 184 го» довЪ писанЪ вЪ Стряп­чихЪ, и вЪ шомЪ же 184 году Госу­дарь Царь и Великш Князь ©еодорЪ Алек­сЪе­вичь пожа­ло­валЪ ево Князь Аво­на­сья вЪ Столь­ни­ки, и вЪ Бояр­скихЪ же кни­гахЪ 194 и 2оо годовЪ писанЪ вЪ Сгноль­ни­кахЪ. ВЪ Омот­ре­ныхЪ списк­зхЪ раз­ныхЪ годовЪ зна­читЪ, что былЪ онЪ на служ­бахЪ: во 18у? во 186 и во 188 , вЪ Путивль­скомЪ походЪ и вЪ С15вску, вЪ пол­ку Бояри­на и Вое­во­ды Князь Васи­лья Васи­лье­ви­ча Голи­цы­на сЪ това­ры­щи; 8о191 вЪ походЪ вЪ Тро­иц­комЪ Сер­певЪ монастыр’Б; во 197? какЪ зна­читЪ вЪ Запис­ной того году книгЪ, ЪздилЪ за Госу­да­ремЪ ЦаремЪ и Вели­кимЪ Кня­земЪ НЕТРОМЪ АЛЕКС­ВЕ­ВИ­ЧЕМЪ сЪпрот­чи­ми вЪ зим­нихЪ походЪхЪ; во 197 и во 198 годЪхЪ вЪ походЪ вЪ Тро­иц­комЪ Сер­гЕ­евВ монастыр’Б , и Вели­ше Госу­да­ри Цари и Велик1е Кня­зи ЮАННЪ АЛЕК­СЪЕ­ВИЧЬ и ПЕТРЪ АЛЕК­С­БЕ­ВИЧЪ, пожа­ло­ва­ли БоярЪ и Околь­ни­чихЪ и Сгполь­ни­козЪ, и иныхЪ чиновЪ людей, за тое ихЪ служ­бу, велЪ­ли имЪ сво­е­го Рели­кихЪ Госу­да­рей жало­ва­нья кЪ преж­нимЪ ихЪ окла­домЪ при­да­чи за’службу 18у и 186, юо чет­вер­тей, денегЪ ю руб­левЪ; за Тро­иц­кой поход ^ 191, уо чет­вер­тей, денегЪ у руб­левЪ; для в’Бчнаго миру сЪ Поль­скимЪ Коро­лемЪ 194, 20° чет­вер­тей, денегЪ 20 руб­левЪ; за’Троицкой же походЪ 198 :годовЪ денегЪ и за перехож1е за 2ю чет­вер­тей Зу руб­левЪ сЪ пол­ти­ною.

№51 (31). Ц. ВОЗ­НЕ­СЕ­НИЯ ГОС­ПОД­НЯ НА НИКИТ­СКОЙ В БЕЛОМ ГОРО­ДЕ. (Л. 271)1756 Кнг. Мария Федо­ров­на СОН­ЦО­ВА-ЗАСЕ­КИ­НА 48
(л. 277 об.) Внук: Андрей Михай­ло­вич

178 1670 г нояб­ря въ 28 день по царе­ву и вели­ка­го кня­зя Алек­сея Миха­и­ло­ви­ча вели­мя и малыя и бЬлыи Рос­сш само­держ­ца ука­зу д1 шщы кото­рый были въ прМ эдЬ въ выбор1 и кото­ром ь м 1 сяц1 и чиел I и имъ рос­пись Декаб­ря въ 12 день Князь Юрье­ва дочь Сон­цо­ва княж­на Марья

Одна­жды в Пра­ге князь Солн­цев-Засе­кин читал свои высо­ко­пар­ные, но доволь­но коря­вые сти­хи. Арка­дий Авер­чен­ко, про­слу­шав их, вос­клик­нул:
«Чест­ное сло­во, не ожи­дал!»
Все ста­ли хва­лить поэта, но Авер­чен­ко уточ­нил:
«Не поня­ли. Это паро­дия, пре­крас­ная паро­дия! Авто­ру непре­взой­дён­но уда­лось выпя­тить самые без­гра­мот­ные места. Но кого он высме­и­ва­ет? Себя?»
Все сме­ша­лись, а Цве­та­е­ва насу­пи­лась

Павел Ива­но­вич Егу­зин­ской, постриг­ши первую свою жену и женясь на дру­гой, рож­ден­ной Голов­ки­ной, имел ли госу­дар­ствен­ные при­чи­ны ста­рать­ся иметь себе потом­ство, в нару­ше­ние боже­ствен­ных зако­нов? Мно­гия и дру­гия сему под­ра­жа­ли и не ток­мо из вель­мож, но и из мало­чи­нов­ных людей, яко князь Борис Солн­цев-Засе­кин сие учи­нил.

В пер­вой поло­вине XVIII века то же домо­вла­де­ние– «двор» нахо­дит­ся во вла­де­нии семьи Сал­ты­ко­вых, род­ствен­ни­ков цари­цы Прас­ко­вьи Фёдо­ров­ны, супру­ги стар­ше­го бра­та и сопра­ви­те­ля Пет­ра Вели­ко­го. Отно­ше­ния со сво­ей цари­цей – Анной Иоан­нов­ной, по-види­мо­му, не сло­жи­лись у Васи­лия Фёдо­ро­ви­ча Сал­ты­ко­ва, кото­рый при­ни­ма­ет сто­ро­ну цеса­рев­ны Ели­за­ве­ты Пет­ров­ны и участ­ву­ет в двор­цо­вом пере­во­ро­те в её поль­зу. Сто­рон­ни­ков у цеса­рев­ны под рукой не ока­за­лось, и в свои 66 лет, пере­одев­шись куче­ром, Сал­ты­ков едет на облуч­ке её каре­ты аре­сто­вы­вать пра­ви­тель­ни­цу Анну Лео­поль­дов­ну, её супру­га и детей, в том чис­ле малень­ко­го импе­ра­то­ра Иоан­на VI.

Все дети Васи­лия Фёдо­ро­ви­ча, вырос­шие в мос­ков­ском гнез­де, ока­за­лись близ­ки­ми ко дво­ру. Дочь Мария, супру­га статс-сек­ре­та­ря Ека­те­ри­ны II П.А. Олсуф­ье­ва, вме­сте с ним помо­га­ла импе­ра­три­це в сочи­не­нии её лите­ра­тур­ных опу­сов. Анна, став­шая кня­ги­ней Гага­ри­ной, попла­ти­лась за некую «дер­зость» отре­зан­ной по при­ка­зу самой Ека­те­ри­ны II рос­кош­ной русой косой. Ека­те­ри­на вышла замуж за буду­ще­го любим­ца Пав­ла I гене­ра­ла Измай­ло­ва. А вот сын Сер­гей стал пред­ме­том без­огляд­но­го увле­че­ния тогдаш­ней вели­кой кня­ги­ни, буду­щей импе­ра­три­цы Ека­те­ри­ны, назы­вав­шей его в сво­их запис­ках «пре­крас­ным как день». Ели­за­ве­та Пет­ров­на, и без того не тер­пев­шая сво­ей «длин­но­но­сой», по её выра­же­нию, невест­ки, немед­лен­но уда­ли­ла из Петер­бур­га на дипло­ма­ти­че­скую служ­бу пред­мет недо­пу­сти­мой стра­сти. С.В. Сал­ты­ков был затем рус­ским послан­ни­ком в Шве­ции, Гам­бур­ге, Пари­же и Дрез­дене.

Но двор у Никит­ских ворот после смер­ти отца пере­шёл по наслед­ству к дру­го­му сыну – Пет­ру, камер­ге­ру, жена­то­му на даль­ней род­ствен­ни­це отца А.С. Пуш­ки­на княжне Марии Фёдо­ровне Солн­це­вой-Засе­ки­ной, урож­дён­ной Пуш­ки­ной. В такой свя­зи он и был зна­ком поэту.Со смер­тью един­ствен­но­го сына Солн­це­вых усадь­ба пере­хо­дит к пря­мо­му род­ствен­ни­ку извест­но­го исто­ри­ка Д.С. Бол­тиу. Пред­при­ня­тая новым вла­дель­цем пере­строй­ка повто­ря­ет в общих чер­тах изме­не­ния, воз­ни­кав­шие во всех выхо­див­ших на буль­вар усадь­бах. Двор пере­ори­ен­ти­ру­ет­ся на буль­вар (раз­би­тый на месте разо­бран­ной сте­ны Бело­го горо­да) парад­ным въез­дом. Хозяй­ствен­ные построй­ки соору­жа­ют­ся по пери­мет­ру участ­ка.

Пожар 1812 года пол­но­стью уни­что­жил и посад­ки, и окру­жа­ю­щую застрой­ку буль­ва­ра. Рас­хо­ды на вос­ста­нов­ле­ние вла­де­ний для мно­гих ока­за­лись непо­силь­ны­ми. Сал­ты­ков­ский двор на этот раз пере­хо­дит к А.И. Талы­зи­ну.

Зубов­ский буль­варВ 1826 г. по внут­рен­ней сто­роне было четы­ре дво­ра: кня­ги­ни М. О. Сон­цо­вой-Засе­ки­ной

Инте­рес­но, что кня­зья Солн­це­вы-Засе­ки­ны в это вре­мя испы­ты­ва­ли боль­шие денеж­ные затруд­не­ния, в свя­зи с чем вынуж­де­ны были слу­жить. Они име­ли задол­жен­но­сти перед боль­шим коли­че­ством кре­ди­то­ров, сре­ди кото­рых были, в част­но­сти, титу­ляр­ный совет­ник Залес­ский, губерн­ская сек­ре­тар­ша Вака­е­ва, титу­ляр­ный совет­ник Гип­пи­ус, фран­цуз­ский под­дан­ный Антон Сиро­ват­ка и целый ряд дру­гих лиц. Сре­ди глав­ных долж­ни­ков чис­ли­лись штаб-рот­мистр Алек­сандр Михай­ло­вич Солн­цев-Засе­кин, под­пол­ков­ник Нико­лай Алек­сан­дро­вич и мать послед­не­го Алек­сандра Михайловна6. Дело граж­да­ни­на Боб­ров­ско­го не дает ини­ци­а­лов квар­таль­но­го Солн­це­ва, одна­ко, по всей веро­ят­но­сти, моло­дой князь был их род­ствен­ни­ком, и служ­ба в поли­ции ока­зы­ва­лась для него един­ствен­ным источ­ни­ком полу­че­ния жало­ва­нья, а устрой­ству его имен­но в поли­цию, ско­рее все­го, спо­соб­ство­вал при­став Граж­дан­ских дел Орлов­ской Град­ской поли­ции Солн­цев. Будучи сотруд­ни­ком Орлов­ской пала­ты Уго­лов­но­го суда, Лес­ков, вне вся­ко­го сомне­ния, был осве­дом­лен об имев­шем место деле и, веро­ят­но, не раз наблю­дал дей­ствия Солн­це­ва-Засе­ки­на.
Науч­ная биб­лио­те­ка Кибер­Ле­нин­ка: http://​cyberleninka​.ru/​a​r​t​i​c​l​e​/​n​/​p​e​r​s​o​n​a​z​h​i​-​r​a​s​s​k​a​z​a​-​n​-​s​-​l​e​s​k​o​v​a​-​g​r​a​b​e​z​h​-​z​h​i​t​e​l​i​-​g​o​r​o​d​a​-​o​r​l​a​#​i​x​z​z​4​L​A​T​j​o​tIQ

Print Friendly, PDF & Email