Кня­зья Согор­ские явля­лись вет­вью Бело­зер­ских кня­зей. Впер­вые с такой фамилией/титулом упо­ми­на­ет­ся Васи­лий Федо­ро­вич Согор­ский, жив­ший в кон­це XIV в. Фами­лию Согор­ский уна­сле­до­вал его тре­тий сын Семен. Двое сыно­вей Семе­на Васи­лье­ви­ча, жив­шие в сере­дине XV в., ста­ли осно­ва­те­ля­ми двух вет­вей рода Согор­ских. Послед­ние пред­ста­ви­те­ли рода фигу­ри­ру­ют в источ­ни­ках в кон­це XVI в. Таким обра­зом, основ­ное вре­мя дей­ствия
рода Согор­ских при­хо­дит­ся на вто­рую поло­ви­ну XV – XVI вв. Родо­вые вот­чи­ны Согор­ских рас­по­ла­га­лись в мик­ро­ре­ги­оне Согор­за, позд­нее став­шей Согор­ской воло­стью. Сама Согор­за нахо­ди­лась в Поше­хо­нье, по сосед­ству с вла­де­ни­я­ми дру­гих вет­вей Бело­зер­ских кня­зей: Ухто­мой, Шеле­шпа­лом, Дяб­ри­но, Белым Селом, Угле­цой Кон­стан­ти­но­вой. 
[Гряз­нов, А. Л.Владельческие архи­вы кня­зей Согор­ских XV–XVI вв.//Материалы III Все­рос­сий­ской науч­ной кон­фе­рен­ции «Некра­сов­ские чте­ния» (памя­ти док­то­ра исто­ри­че­ских наук, про­фес­со­ра Ю.К. Некра­со­ва). Волог­да 2017
❋ Рюрик князь Нов­го­род­ский

⇨ Игорь Рюри­ко­вич, вели­кий князь Киев­ский +945⇨ Свя­то­слав I Иго­ре­вич, вели­кий Киев­ский 942-972⇨ Вла­ди­мир I, вели­кий князь Киев­ский +1015⇨ Яро­слав I Муд­рый, вели­кий князь Киев­ский 978-10S4⇨ Все­во­лод I, вели­кий князь Киев­ский 1030-1093⇨ Вла­ди­мир Моно­мах, князь Киев­ский 10S3-1125⇨ Юрий Дол­го­ру­кий, кн. Вла­ди­мир­ский 1090-1157⇨ Все­во­лод III Боль­шое Гнез­до 1154-1212⇨ Кон­стан­тин, вели­кий князь Вла­ди­мир­ский 1186-1219⇨ Васи­лий, князь Ростов­ский 1209-1238⇨ Глеб, князь Ростов­ский и Бело­зер­ский 1237-127⇨ Миха­ил, князь Бело­зер­ский 1263-1292⇨ Федор, князь Бело­зер­ский⇨ Васи­лий, князь Сугор­ский +1380⇨

XVI коле­но



1. князь Семён Васи­лье­вич Кем­ский и Согор­ский

кн. Кем­ский и Сугор­ский В XVII в. в Поше­хон­ском уез­де по реке Соге, лево­му при­то­ку Сого­жи рас­по­ла­га­лась Согор­ская волость. Одна­ко ранее, в актах XVI в. эта мест­ность назы­ва­лась не Согор­ской воло­стью, а про­сто «Согор­за». Здесь в XV и XVI в. рас­по­ла­га­лись обшир­ные родо­вые вот­чи­ны обо­их вет­вей кня­зей Согор­ских. На рубе­же XV и XVI вв. Согор­ские начи­на­ют меже­вать свои вла­де­ния с вот­чи­на­ми Ухтом­ских и Шеле­шпаль­ских, нахо­дя­щи­ми­ся севернее.Согласно древ­ней­шей редак­ции их родо­слов­ной рубе­жа XV-XVI вв., нахо­дя­щей­ся в соста­ве Типо­граф­ской (Ростов­ской) лето­пи­си, родо­на­чаль­ник Согор­ских — пред­ста­ви­тель стар­шей линии кня­зей Бело­зер­ских: «А се отъ Ростов­ска­го Васил­ка Бело­зер­стии кня­зи: Василь­ко­вичь Глебъ; Гле­бо­вичь Михай­ло; Михай­ло­вичь Фео­доръ; Фео­до­ро­вичь Васи­лей Сегор­ски. Того сынъ Юрьи Бело­сел­ский». Род­ствен­ная дан­но­му источ­ни­ку по соста­ву Ермо­лин­ская лето­пись даже под­чер­ки­ва­ет, что «Фео­до­ро­вичь Васи­леи», как и его сын, был князь «Бело­зер­скы». Эта вер­сия про­ис­хож­де­ния фами­лии быто­ва­ла в XVI в. в ряде пись­мен­ных памят­ни­ков (напри­мер, Сте­пен­ной кни­ге). Нахо­ди­лась она и в соста­ве ком­плек­са родо­слов­ных мате­ри­а­лов (напря­мую вос­хо­дя­щих к Типо­граф­ской редак­ции), поме­щен­ных в Ростов­ской лето­пи­си кон­ца XVII в., в осно­ве кото­рой лежит Нов­го­род­ский свод 1539 г. Одна­ко до недав­не­го вре­ме­ни в нау­ке актив­но­го рас­смот­ре­ния древ­ней­шая вер­сия о про­ис­хож­де­нии бело­зер­ских кня­зей не полу­чи­ла. Усто­я­лась дру­гая вер­сия, осно­ван­ная на тек­сте Румян­цев­ской редак­ции родо­слов­ных книг, соглас­но кото­рой Согор­ские (Сугор­ские) ведут свое нача­ло от кня­зя Васи­лия, млад­ше­го сына Рома­на Михай­ло­ви­ча Бело­зер­ско­го. Несмот­ря на нали­чие более древ­ней (Типо­граф­ской) редак­ции родо­слов­ной, имен­но вер­сия 40-х гг. XVI в. без каких-либо ого­во­рок закре­пи­лась в суще­ству­ю­щей в насто­я­щее вре­мя исто­рио­гра­фии. Досто­вер­ность све­де­ний рос­пи­си, нахо­дя­щей­ся в соста­ве Типо­граф­ской, Ермо­лин­ской и Ростов­ской лето­пи­сях, недав­но под­твер­дил С.В. Конев. Во вве­ден­ном им в науч­ный обо­рот Ростов­ском собор­ном сино­ди­ке дана иная, отлич­ная от Румян­цев­ской и Пат­ри­ар­шей редак­ций родо­слов­ных книг, инфор­ма­ция о про­ис­хож­де­нии кня­зей бело­зер­ских и их стар­шей вет­ви — Согор­ских. Соглас­но это­му источ­ни­ку «веч­ная память» отме­ча­лась «Миха­и­лу Гле­бо­ви­чю, Фео­до­ру Миха­и­ло­ви­чю, Васи­лию Фео­до­ро­ви­чю, Юрию Васи­ли­е­ви­чю, Рома­ну Миха­и­ло­ви­чю, Семе­ну Васи­ли­е­ви­чю, Юрию Ива­но­ви­чю Бело­зерь­скимъ». Таким обра­зом, из при­ве­ден­ной выше цита­ты под­твер­жда­ет­ся древ­ней­шая вер­сия родо­слов­ной, что Васи­лий «Согор­ский» — сын не Рома­на, а его стар­ше­го бра­та Федо­ра Михай­ло­ви­ча. По мне­нию А.И. Копа­не­ва, князь Васи­лий Сугор­ский после раз­де­ле­ния Бело­зер­ско­го кня­же­ства «вла­дел всей нагор­ной зашекс­нин­ской поло­ви­ной». Ана­ли­зи­руя дан­ные родо­слов­ных мате­ри­а­лов и гра­мот, он при­шел к выво­ду, что «по раз­ме­ще­нию его потом­ства мож­но пола­гать, что тер­ри­то­рия Сугор­ско­го кня­же­ния охва­ты­ва­ла р. Кему, Кар­го­ло­му, восточ­ную часть Чере­по­вец­кой воло­сти». Далее по наблю­де­ни­ям иссле­до­ва­те­ля «во вто­рой поло­вине XIV в. Сугор­ское кня­же­ние дро­бит­ся даль­ше <…>. Север­ная часть Суго­рья, вклю­чая и Кему, оста­лась в руках тре­тье­го сына Васи­лья Рома­но­ви­ча — Семе­на Васи­лье­ви­ча. Таким обра­зом выде­ли­лось осо­бое Кем­ско-Сугор­ское кня­же­ство». Более точ­но, вот­чи­ны кня­зя С.В. Кем­ско­го и Согор­ско­го опре­де­лил В.А. Куч­кин. Он ука­зы­ва­ет на бас­сейн р. Кемь к севе­ру от Бело­го озе­ра, тер­ри­то­рию по рекам Коп­ша и Шелек­ша, «к югу от земель кня­зей Шеле­шпан­ских по лево­му бере­гу Ухто­мы», а так­же зем­ли «близ р. Пат­ры, лево­го при­то­ка Сого­жи, и пра­во­му бере­гу Ухто­мы в рай­оне рек Соди­мы и Здер­ши­ки». Рядом по р. Кодо­бой, «пра­во­му при­то­ку Шелек­ши», позд­нее «лежа­ли зем­ли бли­жай­ших род­ствен­ни­ков Согор­ских — кня­зей Кем­ских».


XVII коле­но


2/1. князь Вла­ди­мир Семе­но­вич Согор­ский

кн. Сугор­ский 

3/1. князь Фёдор Семе­но­вич Дурак Согор­ский

кн. Сугор­ский

б/д 

4/1. князь Давыд Семе­но­вич Кем­ский

Родо­на­чаль­ник кня­зей Кем­ских.

кн. Кем­ский 

5/1. князь Дмит­рий Семе­но­вич Согор­ский

кн. Сугор­ский 

6/1. князь Кон­стан­тин Семе­но­вич Согор­ский

кн. Кем­ский, затем монах


XVIII коле­но



7/2. князь Иван Вла­ди­ми­ро­вич Кри­вой Согор­ский (1463,1500)

помещ.-Белоозеро-у. С:Вл.Сем.Вас-ча 

В источ­ни­ках за 1460-70-е гг. фигу­ри­ру­ет некий «Иван Согор­ский». Отсут­ствие отче­ства не дает воз­мож­но­сти с пол­ной уве­рен­но­стью выяс­нить, кто имен­но упо­ми­на­ет­ся в них — сын Вла­ди­ми­ра или Дмит­рия Семе­но­ви­чей.

В крат­ком спис­ке Двин­ских воло­стей («Лета 71 мар­та 25»), уже при­над­ле­жав­ших вели­ко­му кня­зю Ива­ну III, гово­рит­ся, что меж­ду 1460-ми — 1471 гг. «на Емь­скои горе», отно­сив­шей­ся ранее к Нов­го­род­ской зем­ле (!), «седе­ли… Вла­сеи Фря­зи­нов, да князь Иван Согор­скои, да Ушак Арбу­жев­скои». [АСЭИ. Т. III. № 15. С. 31]. 

В духов­ной гра­мо­те сво­е­го роди­ча — кня­зя Дмит­рия Ива­но­ви­ча Шеле­шпан­ско­го, состав­лен­ной до 7 фев­ра­ля 1470 ., в каче­стве одно­го из сви­де­те­лей при рас­че­те долж­ни­ков так­же упо­ми­на­ет­ся Иван Согор­ской.
Древ­ней­шим доку­мен­том, про­ис­хо­дя­щим из вла­дель­че­ских архи­вов Согор­ских, явля­ет­ся разъ­ез­жая меж­ду вла­де­ни­я­ми Ива­на Вла­ди­ми­ро­ви­ча Согор­ско­го и Ива­на Вол­ка Ива­но­ви­ча Ухтом­ско­го (1500–1506 гг.). Эта гра­мо­та отно­сит­ся к зем­ле­вла­де­нию стар­шей вет­ви Согор­ских [Публ.: Стрель­ни­ков С. В. Гра­мо­ты XV — нача­ла XVI века из архи­ва Кирил­ло-Бело­зер­ско­го мона­сты­ря // Рус­ское сред­не­ве­ко­вье. Сбор­ник ста­тей в честь про­фес­со­ра Ю. Г. Алек­се­е­ва. М.. 2012. № 21. С. 146–147.Список: ОР РНБ. СПБ ДА. AI/17. Л. 177–178.] Гра­мо­та эта весь­ма при­ме­ча­тель­на. Дата в доку­мен­те отсут­ству­ет, что сбли­жа­ет его с акта­ми XV в. Не ука­за­на при­чи­на состав­ле­ния разъ­ез­жей, не назы­ва­ют­ся сосе­ди кня­зей, с кото­ры­ми гра­ни­чи­ли их вот­чи­ны. Речь идет толь­ко об участ­ке гра­ни­цы, общей для обе­их вот­чин. При ука­за­нии меже­вых зна­ков не упо­ми­на­ют­ся «ста­рые», т. е. нет сле­дов пред­ше­ству­ю­ще­го меже­ва­ния, а зна­чит, ско­рее все­го имен­но это меже­ва­ние было пер­вым для вот­чин кня­зей Ухтом­ских и Согор­ских в этом рай­оне. В каче­стве послу­хов ука­за­ны осно­ва­те­ли несколь­ких вет­вей раз­ных фами­лий бело­зер­ских кня­зей. Это князь Васи­лий Ива­но­вич Ухтом­ский – брат Ива­на Вол­ка и осно­ва­тель стар­шей вет­ви Ухтом­ских, князь Кон­стан­тин Дмит­ри­е­вич Уголь­ский – осно­ва­тель млад­шей вет­ви Шеле­шпаль­ских, князь Ахме­тек Ива­но­вич Согор­ский – осно­ва­тель линии кня­зей Ахме­те­ко­вых-Согор­ских. Писал разъ­ез­жую князь Иван Дмит­ри­е­вич Согор­ский – дво­ю­род­ный брат Ива­на Вла­ди­ми­ро­ви­ча. Таким обра­зом, и участ­ни­ки сдел­ки, и сви­де­те­ли, и даже писец гра­мо­ты – все пред­ста­ви­те­ли рода бело­зер­ских кня­зей. При­чем послу­хи пред­став­ля­ли все поше­хон­ские вет­ви рода.

8/2. князь Иван Дмит­ри­е­вич Согор­ский (1481) 

помещ. С:Дм.Сем.Вас-ча В источ­ни­ках за 1460-70-е гг. фигу­ри­ру­ет некий «Иван Согор­ский». Отсут­ствие отче­ства не дает воз­мож­но­сти с пол­ной уве­рен­но­стью выяс­нить, кто имен­но упо­ми­на­ет­ся в них — сын Вла­ди­ми­ра или Дмит­рия Семеновичей.В крат­ком спис­ке Двин­ских воло­стей («Лета 71 мар­та 25»), уже при­над­ле­жав­ших вели­ко­му кня­зю Ива­ну III, гово­рит­ся, что меж­ду 1460-ми — 1471 гг. «на Емь­скои горе», отно­сив­шей­ся ранее к Нов­го­род­ской зем­ле (!), «седе­ли… Вла­сеи Фря­зи­нов, да князь Иван Согор­скои, да Ушак Арбу­жев­скои». 

В духов­ной гра­мо­те сво­е­го роди­ча — кня­зя Дмит­рия Ива­но­ви­ча Шеле­шпан­ско­го, состав­лен­ной до 7 фев­ра­ля 1470 г., в каче­стве одно­го из сви­де­те­лей при рас­че­те долж­ни­ков так­же упо­ми­на­ет­ся Иван Согор­ской.

Меж­ду 1481 и 1493 гг. вели­ко­кня­же­ский судья Иван Дмит­ри­е­вич Согор­ский про­из­вел разъ­езд меж­ду вот­чи­ной Спа­со-При­луц­ко­го мона­сты­ря и волост­ной дерев­ней в Ола­ре­вой Сло­бод­ке на Волог­де [Рыков Ю. Д. Новые акты Спа­со-При­луц­ко­го мона­сты­ря XV в. // Запис­ки отде­ла руко­пи­сей ГБЛ. Вып. 43. М., 1982. № 5., с. 99]. Иван Согор­ский дей­ству­ет по пору­че­нию вели­ко­го кня­зя (имен­но поэто­му гра­мо­та дати­ру­ет­ся вре­ме­нем после 1481 г.).

ок. 1500-1506 -писец в разъ­ез­жей кн. Ива­на Вла­ди­ми­ро­ви­ча Согор­ско­го и кн. Ива­на Ива­но­ви­ча Вол­ка Ухтом­ско­го сво­им зем­лям (в Бело­зер­ском у. в Поше­хо­нье). [Публ.: Стрель­ни­ков С. В. Гра­мо­ты XV — нача­ла XVI века из архи­ва Кирил­ло-Бело­зер­ско­го мона­сты­ря // Рус­ское сред­не­ве­ко­вье. Сбор­ник ста­тей в честь про­фес­со­ра Ю. Г. Алек­се­е­ва. М.. 2012. № 21. С. 146–147.Список: ОР РНБ. СПБ ДА. AI/17. Л. 177–178.]

~ Анна


XIX коле­но



9. князь Гри­го­рий Ива­но­вич Цигор Согор­ский (1499,1519)

По родо­слов­цам у него зна­чат­ся два сына «Цыгор да Воло­ди­мер «. Послед­ние были детьми бояр­ски­ми вели­ко­го кня­зя Ива­на III, слу­жи­ли по дво­ро­во­му спис­ку. В 1498-1499 гг. Гри­го­рий Цыгорь и Вла­ди­мир Ива­но­ви­чи Согор­ские участ­во­ва­ли в зна­ме­ни­том похо­де на Югор­скую зем­лю [Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 29.]. Соглас­но тек­сту раз­ряд­ной кни­ги: «Послал князь вели­кий в Югор­скую зем­лю на Куду и на гогу­ли­чи вое­вод кня­зя Семе­на Курб­ско­го да кня­зя Пет­ра Уша­то­ва, да Васи­лья Ива­но­ва сына Гав­ри­ло­ва. А со кня­зем Семе­ном детей бояр­ских Цыго­ра да Воло­дю Сугор­ских, да вят­чан, кото­рые живут в мос­ков­ской зем­ле, Костю Яко­ше­ва сына Пуг­ви­на, да Леву Ива­но­ва сына Олек­се­е­ва, да Пет­ру­шу Попо­ва; а устю­жан с ним 1304 ч., а вымеч и вычег­жян 500 чело­век» 

10. князь Вла­ди­мир Ива­но­вич Согор­ский (?-п.1499) 

В 1498-1499 гг. Гри­го­рий Цыгорь и Вла­ди­мир Ива­но­ви­чи Согор­ские участ­во­ва­ли в зна­ме­ни­том похо­де на Югор­скую зем­лю [Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 29.]. Соглас­но тек­сту раз­ряд­ной кни­ги: «Послал князь вели­кий в Югор­скую зем­лю на Куду и на гогу­ли­чи вое­вод кня­зя Семе­на Курб­ско­го да кня­зя Пет­ра Уша­то­ва, да Васи­лья Ива­но­ва сына Гаврилова.А со кня­зем Семе­ном детей бояр­ских Цыго­ра да Воло­дю Сугор­ских, да вят­чан, кото­рые живут в мос­ков­ской зем­ле, Костю Яко­ше­ва сына Пуг­ви­на, да Леву Ива­но­ва сына Олек­се­е­ва, да Пет­ру­шу Попо­ва; а устю­жан с ним 1304 ч., а вымеч и вычег­жян 500 чело­век» 

11. князь Иван Ива­но­вич Лыско Согор­ский (1492,1509) 

Око­ло 1492 г. в миро­вой и меже­вой запи­си кня­зя Семе­на Рома­но­ви­ча Яро­слав­ско­го, высту­пав­ше­го вме­сто сво­е­го зятя Пет­ра Федо­ро­ви­ча Хро­мо­го, со стар­ца­ми Гала­си­ей и Ионой из Кирил­ло-Бело­зер­ско­го мона­сты­ря о раз­де­ле и межах спор­ных дере­вень и пусто­шей воз­ле реки Коно­ли­цы ука­зы­ва­ет­ся, что «на то» были «послу­си: князь Иван княж Ива­новъ сынъ Согорь­ско­го Лысь­ко, да Миха­и­ло Пого­жои Васи­льевъ сынъ, да Мико­лаи Стряп­ков» [АСЭИ. Т. I. № 284. С. 192.] .

Спу­стя при­мер­но три года пер­вые два сви­де­те­ля это­го акта упо­ми­на­ют­ся на вели­ко­кня­же­ской служ­бе. Одна­ко М.В. Пого­жий (к его роду при­пи­са­лись во вто­рой поло­вине XVI в. Вар­га­со­вы и Тяп­ки­ны) уже отме­чен пер­вым. Сво­им повы­ше­ни­ем он был обя­зан удач­ной дипло­ма­ти­че­ской карье­ре в роли спе­ци­а­ли­ста по отно­ше­ни­ям с Поль­шей.

Соглас­но бояр­ско­му спис­ку 1495 г., поме­щен­но­го в древ­ней­шей раз­ряд­ной кни­ге, в авгу­стов­ской поезд­ке Ива­на III в Нов­го­род Вели­кий (во вре­мя кон­флик­та Мос­ков­ско­го госу­дар­ства со Шве­ци­ей из-за спор­ных при­бал­тий­ских земель) его сопро­вож­да­ли наи­бо­лее вид­ные слу­ги дво­ра. В раз­ря­де ука­за­но: «А за посте­лею с постель­ни­чи­ми постель­ни­ки: Михай­ло Пого­жей, Лыско да Ахме­тек Сугор­ские, Иван Бер­сень да Гри­го­рей Ники­ти­ны дети Бекле­ми­ше­вы…». Все­го в каче­стве бли­жай­шей охра­ны госу­да­ря «всеа Русиi» еха­ло 76 чело­век [Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 25–26.]

В разъ­ез­жей гра­мо­те Ива­на III сво­е­му сыну кня­зю Юрию на город Зве­ни­го­род от Выше­го­род­ских ста­нов и воло­стей, состав­лен­ной око­ло 16 июня 1504 г., ого­ва­ри­ва­ет­ся, что «напра­ве в Выше­го­родц­ком» стане «за Лыском за Сугор­ским сел­цо Детен­ко­во, а нале­ве въ Зве­ни­го­родц­ком в Уго­же за Гри­го­рьем за Моро­зо­вым дерев­ни и пусто­ши…» 72. Таким обра­зом, выяс­ня­ет­ся, что, по край­ней мере, млад­шая ветвь кня­же­ско­го рода Согор­ских, име­ла вла­де­ния в запад­ной части Мос­ков­ско­го уезда,вотч.-Белоозеро-у. 

~ Евдо­кия Лыско 1С:Ив.Дм. /ин.Иосиф./. :Анна.постельничий 1492

12. князь Васи­лий Ива­но­вич Воро­на Согор­ский

13. князь Иоаким Ива­но­вич Ахме­тек Согор­ский (1495, + до1518)В гене­а­ло­ги­че­ских спра­воч­ни­ках он фигу­ри­ру­ет как Иван Ахме­тек Ива­но­вич; имел жену по име­ни Мария. (Лоба­нов-Ростов­ский А.Б. Рус­ская родо­слов­ная кни­га. СПб., 1895. 2-е изд. Т. 2. С. 267. № 13).

Соглас­но бояр­ско­му спис­ку 1495 г., поме­щен­но­го в древ­ней­шей раз­ряд­ной кни­ге, в авгу­стов­ской поезд­ке Ива­на III в Нов­го­род Вели­кий (во вре­мя кон­флик­та Мос­ков­ско­го госу­дар­ства со Шве­ци­ей из-за спор­ных при­бал­тий­ских земель) его сопро­вож­да­ли наи­бо­лее вид­ные слу­ги дво­ра. В раз­ря­де ука­за­но: «А за посте­лею с постель­ни­чи­ми постель­ни­ки: Михай­ло Пого­жей, Лыско да Ахме­тек Сугор­ские, Иван Бер­сень да Гри­го­рей Ники­ти­ны дети Бекле­ми­ше­вы…». Все­го в каче­стве бли­жай­шей охра­ны госу­да­ря «всеа Русиi» еха­ло 76 чело­век [Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 25–26.] 

ок. 1500-1506 -послух в разъ­ез­жей кн. Ива­на Вла­ди­ми­ро­ви­ча Согор­ско­го и кн. Ива­на Ива­но­ви­ча Вол­ка Ухтом­ско­го сво­им зем­лям (в Бело­зер­ском у. в Поше­хо­нье). [Публ.: Стрель­ни­ков С. В. Гра­мо­ты XV — нача­ла XVI века из архи­ва Кирил­ло-Бело­зер­ско­го мона­сты­ря // Рус­ское сред­не­ве­ко­вье. Сбор­ник ста­тей в честь про­фес­со­ра Ю. Г. Алек­се­е­ва. М.. 2012. № 21. С. 146–147.Список: ОР РНБ. СПБ ДА. AI/17. Л. 177–178.].

В каче­стве при­ме­ра мож­но при­ве­сти млад­шую ветвь кня­же­ско­го рода Согор­ских, имев­шую вла­де­ния в запад­ной части Мос­ков­ско­го уез­да. Харак­тер пожа­ло­ва­ния кня­зьям Согор­ским уста­но­вить мож­но толь­ко пред­по­ло­жи­тель­но. По-види­мо­му, это были поме­стья. При этом они сохра­ня­ли свои родо­вые вот­чи­ны и в Бело­зе­рье. По разъ­ез­жей гра­мо­те Ахме­те­ка Согор­ско­го и Семе­на Шеле­шпаль­ско­го меж­ду их вот­чи­на­ми с. Тута­но­вым и с. Поля­ни­но­вым (1517/18 г.), мож­но уста­но­вить, что князь И. И. Ахме­тек вла­дел в Согор­зе Поше­хон­ско­го уез­да круп­ной по раз­ме­рам вот­чи­ной — селом Тута­но­вым с 34 дерев­ня­ми и 1 пусто­шью, «меж­ду левы­ми при­то­ка­ми Ухто­мы река­ми Коп­шей и Шелек­шей». Вот­чи­на лока­ли­зу­ет­ся по с. Тута­но­ву, дерев­ням Дуб­ро­ва, Деми­дко­во, Кле­мен­тье­во, Мати­е­во, Сер­ко­во, Шило­во, Дени­со­во, Семен­цо­во, Завра­жье, Игнат­цо­во, Пого­ре­ло­во, Бра­ти­но, Мит­ро­ше­во. Она была рас­по­ло­же­на меж­ду левы­ми при­то­ка­ми Ухто­мы река­ми Коп­шей и Шелек­шей, к югу от земель кня­зей Шеле­шпа­не­ких по лево­му бере­гу Ухто­мы. Вла­де­ния дру­гих кня­зей Согор­ских были рас­по­ло­же­ны близ р. Пат­ры, лево­го при­то­ка Сого­жи, и по пра­во­му бере­гу Ухто­мы в рай­оне рек Соди­мы и Зде­риш­ки. А по р. Кодо­вою, пра­во­му при­то­ку Шелек­ши, лежа­ли зем­ли бли­жай­ших род­ствен­ни­ков Согор­ских — кня­зей Кем­ских.

На рубе­же XV-XVI вв. один из кня­зей Дяб­рин­ских (воз­мож­но, Иван) про­дал кня­зю Ахме­те­ку Согор­ско­му зна­чи­тель­ную часть сво­их вла­де­ний (не менее 1/4 от всех вла­де­ний Дяб­рин­ских в то вре­мя). Цен­тром этой вот­чи­ны 
в нача­ле XVI в. назы­ва­ет­ся с. Ахме­те­ко­во (позд­нее Зино­вьев­ское).

В 1528/29 г. дети Ахме­те­ка Кон­стан­тин и Федор раз­де­ли­ли меж­ду собой обшир­ные вла­де­ния отца в Согор­зе и Дяб­рине. Южная поло­ви­на дяб­рин­ской вот­чи­ны доста­лась Кон­стан­ти­ну (с. Зино­вьев­ское), а север­ная — Федо­ру (с. Николь­ское). 

~ Мария 1529,1542

14. князь Афа­на­сий Ива­но­вич Согор­ский

15. князь Фёдор Ива­но­вич Согор­ский


XX коле­но


16. князь Дани­ил Гри­го­рье­вич Цыго­ров Согор­ский

17. князь Федор Вла­ди­ми­ро­вич Согор­ский (1530?,—1567+до) 

вотч.-Пошехонье-у. С:Вл.Ив.

В меже­вой гра­мо­те 1567 г. меж­ду кня­же­ской (кнг. Улья­ны Согор­ской) и мона­стыр­ской вот­чи­на­ми (Кири­ло-Бело­озер­ко­ле­но­мо­на­сты­ря) упо­ми­на­ет­ся куп­чая кнг. Улья­ны Согор­ской на сц. Яко­влев­ское у кнг. Агра­фе­ны Согор­ской с детьми Семе­ном, Ива­ном и Васи­ли­ем (меж­ду 1530 и 1557 гг.) [РГА­ДА. – Ф. 281 (Гра­мо­ты кол­ле­гии эко­но­мии). – № 9700.]. Меже­вая кнг. Улья­ны отно­сит­ся к вот­чине сц. Яко­влев­ско­го, кото­рым пер­во­на­чаль­но вла­де­ла семья кн. Федо­ра Вла­ди­ми­ро­ви­ча. Одна­ко на рубе­же XV–XVI вв. Яко­влев­ское еще было дерев­ней, а вла­дель­че­ским цен­тром вот­чи­ны был дру­гой насе­лен­ный пункт. Веро­ят­но, полу­че­ние Яко­влев­ским ста­ту­са сель­ца свя­за­но с раз­де­лом вот­чи­ны Ива­на Вла­ди­ми­ро­ви­ча меж­ду его детьми Гри­го­ри­ем и Вла­ди­ми­ром.

~ Агра­фе­на 1567

18. княж­на Еле­на Вла­ди­ми­ров­на Согор­ская

Куп­чая гра­мо­та от 23 нояб­ря 1526 г. содер­жит любо­пыт­ную гене­а­ло­ги­че­скую инфор­ма­цию. Ока­зы­ва­ет­ся, что быв­шая ранее вдо­вой «Оле­на Ники­тин­ская жена Жаби­на» неко­то­рое вре­мя назад ста­ла женой подья­че­го Афа­на­сия Гри­го­рье­ви­ча Кали­ки­на 48. В родо­слов­ной сказ­ке Буев­ских, подан­ной в «Госу­да­рев Роз­ряд» еще в 1686 г., ука­зан год ее смер­ти — 1541, а так­же фами­лия в деви­че­стве — дочь «княж Сугор­ска­га». Сре­ди ста­рин­ных сел и дере­вень Буев­ских-Жаби­ных в Буй­ской, Костром­ской и Чух­лом­ской воло­стях на 1761 г. (таких, напри­мер, как Боец­кий стан, Кузь­ми­ци­но, Жаб­ский Почи­нок и др.) по-преж­не­му чис­ли­лось и «Сугарь­ское».~ Ники­та Федо­ро­вич Жабин (ум.до1510)

~ Афа­на­сий Гри­го­рье­вич Кали­кин (п.уп.1537/38)

19. князь Заха­рий Ива­но­вич Лыс­ков Согор­ский (1552,—1580.12.,под Русой) 

вое­во­да и дипло­мат вто­рой поло­ви­ны XVI в., пред­ста­ви­тель ста­рин­но­го кня­же­ско­го рода, про­ис­хо­див­ше­го из пле­ме­ни Кон­стан­ти­на Все­во­ло­до­ви­ча ростов­ско­го. В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Бело­озе­ра (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 147). В 1565–1580 гг. вхо­дил в Зем­ский двор. Голо­ва при пер­вом вое­во­де пере­до­во­го пол­ка в вой­ске на Бере­гу в нача­ле лета 1565 г. Он упо­ми­на­ет­ся вое­во­дою в Аст­ра­ха­ни в 1568—1572 гг., затем в 1574 г. был послом в Кры­му. В 1576 г. в сане «лег­ко­го» посла и с титу­лом намест­ни­ка бело­зер­ско­го он вме­сте с дья­ком Андре­ем Арцы­ба­ше­вым был отправ­лен Иоан­ном Гроз­ным к цеса­рю Мак­си­ми­ли­а­ну II. Неза­дол­го перед тем умер поль­ский король Сигиз­мунд-Август, и в Поль­ско-Литов­ском коро­лев­стве воз­ник вопрос об избра­нии ему заме­сти­те­ля; соби­рав­ши­е­ся один за дру­гим сей­мы рас­ка­лы­ва­лись на пар­тии, каж­дая из кото­рых стре­ми­лась на коро­лев­стве видеть сво­е­го кан­ди­да­та; одни хоте­ли видеть цеса­ря Мак­си­ми­ли­а­на или его сына эрц­гер­цо­га Эрне­ста, дру­гие — Иоан­на или сына его Федо­ра, тре­тьи — Ген­ри­ха Анжуй­ско­го, чет­вер­тые — Сте­фа­на Бато­рия, и т. д. Еще более обост­ри­лись спо­ры и ослож­ни­лись дипло­ма­ти­че­ские сно­ше­ния заин­те­ре­со­ван­ных в раз­ре­ше­нии вопро­са госу­дарств, когда избран­ный нако­нец в коро­ли Ген­рих бежал из Вар­ша­вы, про­быв на троне все­го несколь­ко меся­цев. С бег­ством Ген­ри­ха зна­чи­тель­но окреп­ли шан­сы австрий­ской пар­тии, и Мак­си­ми­ли­ан ІI, с целью най­ти под­держ­ку сво­им видам в Москве, отпра­вил к Иоан­ну для пере­го­во­ров послов Иоан­на Кобен­це­ля и Дани­э­ля Прин­ца. В ответ на это-то посоль­ство и был послан в Вену С. Ему было при­ка­за­но ска­зать Мак­си­ми­ли­а­ну, что царь согла­ша­ет­ся на воз­ве­де­ние его сына Эрне­ста в поль­ские коро­ли, при усло­вии, что Киев, как иско­ни цар­ская вот­чи­на, и Ливо­ния пере­хо­дят к Москве. Если же австрий­ские при­тя­за­ния потер­пят неуда­чу, С. было пору­че­но — и это дру­гая сто­ро­на его мис­сии — все­мер­но стре­мить­ся к тому, что­бы скло­нить Мак­си­ми­ли­а­на на союз­ный дого­вор с Рос­си­ей с целью про­ти­во­дей­ство­вать избра­нию в поль­ские коро­ли став­лен­ни­ков турец­ко­го сул­та­на, в том чис­ле и Сте­фа­на Бато­рия.
В нача­ле 1576 г. С. дви­нул­ся в путь. В Риге и Меме­ле из ува­же­ния к царю посла встре­ти­ли пушеч­ной паль­бой. 16 июля он был уже в Вене. О при­е­ме его цеса­рем в «Делах цесар­ско­го Дво­ра» (в Мос­ков­ском архи­ве мини­стер­ства ино­стран­ных дел) сохра­ни­лось про­стран­ное опи­са­ние, сде­лан­ное одним из лиц посоль­ства. Во вре­мя пер­во­го же при­е­ма, обстав­лен­но­го весь­ма пыш­но и тор­же­ствен­но, разыг­рал­ся неболь­шой инци­дент, весь­ма харак­тер­ный и для вре­ме­ни и для С.: при­вет­ствуя послов, цесарь встал и при­под­нял шля­пу, но по забыв­чи­во­сти ли или пото­му, что это не было при­ня­то при австрий­ском дво­ре — не дал руки для цело­ва­ния; С. счел это за невни­ма­ние, оби­дел­ся и через упо­мя­ну­то­го Дани­э­ля Прин­ца, слу­жив­ше­го пере­вод­чи­ком, попро­сил испра­вить ошиб­ку, и — «цесарь, сняв с себя шля­пу и встав, звал к руке… и обни­ма­лись». 28 авгу­ста С. имел про­дол­жи­тель­ный раз­го­вор с «попа­ми», т. е. с при­шед­ши­ми в Вену посла­ми от рим­ско­го папы; речь шла о том, что­бы «цеса­рю и папе рим­ско­му и иным хри­сти­ан­ским госу­да­рем быти в люб­ви», что озна­ча­ло — сто­ять заод­но про­тив сул­та­на. Одна­ко гра­мо­ту и пись­мо от папы к Иоан­ну С. отка­зал­ся взять: «того пись­ма взя­ти не вмест­но, что есмя при­сла­ны к цеса­рю, а не к папе». 15 сен­тяб­ря С. был при­нят в послед­ний раз цеса­рем, кото­рый был болен и лежал в посте­ли. По суще­ству мис­сия С. была не осо­бен­но успеш­ной и не дала каких-либо реаль­ных резуль­та­тов, глав­ным обра­зом пото­му, что рас­слаб­лен­ный Мак­си­ми­ли­ан не был в состо­я­нии что-либо делать и огра­ни­чи­вал­ся лишь поче­стя­ми, ока­зы­ва­е­мы­ми послам. Не име­ла успе­ха мис­сия С. и в конеч­ном смыс­ле: под дав­ле­ни­ем и угро­за­ми Тур­ции, при отсут­ствии почти вся­ко­го про­ти­во­дей­ствия со сто­ро­ны Рос­сии и Австрии, в поль­ско-литов­ские коро­ли был избран, как извест­но, Сте­фан Бато­рий. В неко­то­рых позд­ней­ших лето­пи­сях в свя­зи с посоль­ством С. к цеса­рю зад­ним чис­лом рас­ска­зы­ва­ет­ся бас­ня, рису­ю­щая импе­ра­то­ра про­вид­цем в исто­рии; в раз­го­во­ре с С. Мак­си­ми­ли­ан пред­ска­зал буд­то бы, что в Рос­сии «будет тря­се­ние вели­кое, и будут мно­гие вла­сти и несо­гла­сия, а смя­те­ния того будет лет 15 или мало боль­ше, или мало мень­ше; а потом зем­ля рус­ская рас­про­стра­нит­ся вель­ми и про­сла­вит­ся во все кон­цы все­лен­ные»; нако­нец, в чис­ле этих слиш­ком точ­ных и по тому одно­му явно бас­но­слов­ных пред­ска­за­ний нахо­дит­ся и то, что пер­вый после смут рус­ский царь будет назы­вать­ся Миха­и­лом. В доне­се­ни­ях само­го С. об этих про­ро­че­ствах нет ни сло­ва, но в них очень мно­го любо­пыт­но­го, харак­те­ри­зу­ю­ще­го обы­чаи, богат­ство и пыш­ность евро­пей­ско­го дво­ра того вре­ме­ни. Из Вены С. выехал 17 сен­тяб­ря 1576 г. и через Пра­гу и Франк­фурт-на-Оде­ре при­был в Штет­тин, отку­да путь про­дол­жил морем, но при­нуж­ден был воз­вра­тить­ся, ибо «в ночи при­шел ветер встре­чу… и якорь изло­ма­ло, и кора­бель­ник пово­ро­ти­ло назад». Не захо­тев зимо­вать в Штраль­зун­де, где он выса­дил­ся, С. сел в Грейф­сваль­де на «бусу» и 15 декаб­ря при­был в Пер­нау, а 3 янва­ря 1577 г. был уже в Москве. Мос­ков­ский дво­ря­нин в зем­ском бояр­ском спис­ке 1577 г. Ведал посош­ны­ми людь­ми в раз­ря­де цар­ско­го похо­да в Ливо­нию в июне 1579 г. В 1580 г. в Коломне тре­тий вое­во­да сто­ро­же­во­го пол­ка. В 1597/80 г. в Рже­ве Воло­ди­ме­ро­вой вто­рой вое­во­да пол­ка левой руки. В сен­тяб­ре 1580 г. вто­рой вое­во­да в Рже­ве. Умер до декаб­ря 1580 г., не успев дое­хать на служ­бу в Рус­су (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 3. Ч. 1. М., 1984. С. 175). По сооб­ще­ни­ям ливон­ско­го исто­ри­ка Кель­ха, С. один из немно­гих вель­мож сво­е­го вре­ме­ни обна­ру­жи­вал вели­чай­шую пре­дан­ность Иоан­ну не толь­ко за страх, но и за совесть.
В 1584-1586 гг. утра­тил (в пороз­жих зем­лях) поме­стье в Бохо­ве стане Мос­ков­ско­го уез­да пустошь Нагор­ная и дру­гие пусто­ши (62 чет­вер­ти сред­ней зем­ли). За кня­зем Заха­ри­ем Сугор­ским Шамы­ре­вым в стане Радо­неж и Кор­зе­нев в поме­стье в пороз­жих зем­лях упо­мя­ну­ты пусто­ши Овся­ни­ко­во, Шемы­ре­во, Бор­ни­ко­во, Момон­ки­но, Лня­ни­ко­во и дру­гие (75 чет­вер­тей худой зем­ли) (Пис­цо­вые кни­ги Мос­ков­ско­го госу­дар­ства XVI в. Ч. 1. Отд. 1. СПб., 1872. С. 230, 243-244; Чер­ка­со­ва М.С. Зем­ле­вла­де­ние Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря в XV–XVI вв. М., 1996. С. 176, 247). В 1567 г. вла­дел зем­ля­ми в Бело­зер­ском уез­де воз­ле р. Кемы (Акты юри­ди­че­ские или собра­ние форм ста­рин­но­го дело­про­из­вод­ства. СПб. 1838. С. 264, 172; Архив П. М. Стро­е­ва. Т. I // Рус­ская исто­ри­че­ская биб­лио­те­ка. Т. 32. Пг., 1915. С. 440, 457).

Послух в дан­ной 1560/1561 г., в кото­рой кня­зья Андрей, Васи­лий, Иван, Федор, Васи­лий Мень­шой Ива­но­вы дети Кри­во­бор­ские, дети Ива­на Алек­сан­дро­ви­ча Кри­во­бор­ско­го, дали Кирил­ло-Бело­зер­ско­му мона­сты­рю по при­ка­зу и духов­ной гра­мо­те отца село Тани­ще Ста­рой погост и дерев­ни Осе­чи­ща, Коше­ле­во, Мочи­ли­ца, Крю­ко­во, Рах­кане и 2 пусто­ши (ОР РНБ. СПб­ДА. А I/16. Л. 864 об.-865). В 1560/1561 г. послух в заклад­ной каба­ле кня­зей Ухтом­ских, вот­чин­ни­ков Поше­хо­нья Рома­нов­ско­го уез­да (Акты юри­ди­че­ские или собра­ние форм ста­рин­но­го дело­про­из­вод­ства. СПб. 1838. С. 264, 172; Архив П. М. Стро­е­ва. Т. I // Рус­ская исто­ри­че­ская биб­лио­те­ка. Т. 32. Пг., 1915. С. 440, 457).

~ Васи­ли­са Бул­га­ко­ва

~ Пела­гея Васи­льев­на (1580,1589)

«Дела цесар­ско­го Дво­ра», руко­пис­ные акты в Мос­ковск. архи­ве мини­стер­ства ино­стран­ных дел, листы 157—266, — «Памят­ни­ки дипло­ма­ти­че­ских сно­ше­ний», т. І, стр. 545—788 т. X, стр. 7. — «Древ­няя Рос­сий­ская Вив­лио­фи­ка», т. XIII, стр. 371. — Кн. Лоба­нов-Ростов­ский «Рус­ская родо­слов­ная кни­га», СПб., 1895 г., стр. 207. — Н. П. Лиха­чев, «Раз­ряд­ные дья­ки XVI стол.», стр. 473. — Карам­зин, «Истор. госуд. Рос­сий­ско­го», изд. Эйнер­лин­га, СПб. 1843 г., т. IX, стр. 143, 160; прим. 348, 442. — С. М. Соло­вьев, «Исто­рия Рос­сии», изд. т-ва «Обще­ствен. поль­за», кн. II, стр. 255. Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 218, 305, 307, 310, 311; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 1. М., 1981. С. 186; Т. 2. Ч. 2. М., 1982. С. 393; Т. 3. Ч. 1. М., 1984. С. 59, 175; Раз­ряд­ная кни­га 1550–1636 гг. Т. 1. М., 1975. С. 145).; Ста­ни­слав­ский А.Л. Тру­ды по исто­рии госу­да­ре­ва дво­ра в Рос­сии XVI–XVII веков. М., 2004. С. 194; Памят­ни­ки дипло­ма­ти­че­ских сно­ше­ний Древ­ней Рос­сии с дер­жа­ва­ми ино­стран­ны­ми. Т 1. СПб., 1851. С. 545, 570, 573, 584, 587, 588, 591-593, 595-597, 603-606; Ливон­ская хро­ни­ка Баль­та­за­ра Рюс­со­ва // Сбор­ник мате­ри­а­лов и ста­тей по исто­рии При­бал­тий­ско­го края. Т. 3. Рига, 1880. С. 250


20. князь Иван Ива­но­вич Лыс­ков Согор­ский (1529,—1567+до) 

вотч.-Пошехонье-у. Лыс­ков С:Ив.Ив. ЛЫСКО. :Евдокия?В архи­ве Кирил­ло-Бело­зер­ско­го мона­сты­ря обна­ру­жи­ва­ет­ся под­лин­ник меже­вой гра­мо­ты, состав­лен­ной кня­ги­ней Улья­ной Согор­ской «пого­во­ря с стар­цы собор­ны­ми Кири­ло­ва мона­сты­ря» (1566 г.) [РГА­ДА. – Ф. 281 (Гра­мо­ты кол­ле­гии эко­но­мии). – № 9700.]. В ней уточ­ня­лась гра­ни­ца меж­ду кня­же­ской и мона­стыр­ской вот­чи­на­ми (про­ве­ден­ная шестью деся­ти­ле­ти­я­ми ранее в разъ­ез­жей 1500–1506 гг.). 

~ Улья­на Пет­ров­на Засе­ки­на 1567 Д:Петр.Вас. ПЕСТ­РЫЙ. ДАВЫД­КОВ­СКИЙ.


21. князь Кон­стан­тин Ива­но­вич Ахме­те­ко­вич Согор­ский (1518,—1529/42)

ин.Касьян кн.1С:Иоаким.Ив. /ин.ИОАСАФ/ АХМЕ­ТЕК. :Мария.

Полу­чил с. Тута­но­во по духов­ной отца [Акты юридические.Санкт-Петербург, 1838. , с. 165, 277–278, 418].

В 1528/29 г. дети Ахме­те­ка Кон­стан­тин и Федор раз­де­ли­ли меж­ду собой обшир­ные вла­де­ния отца в Согор­зе и Дяб­рине. Южная поло­ви­на дяб­рин­ской вот­чи­ны доста­лась Кон­стан­ти­ну (с. Зино­вьев­ское), а север­ная — Федо­ру (с. Николь­ское). Кон­стантин Ахме­те­ко­вич не оста­вил муж­ско­го потом­ства, и его вот­чины пере­шли в каче­стве при­да­но­го доче­рям. Село Тута­но­во в Согор­зе — Соло­мо­ни­де, а с. Зино­вьев­ское в Дяб­рине — Евдо­кии. В свою оче­редь, позд­нее Соло­мо­ни­да и Евдо­кия пере­да­ли эти вот­чи­ны в мона­сты­ри (Кирил­ло-Бело­зер­ский и Пав­ло- Обнор­ский соот­вет­ствен­но). Бла­го­да­ря это­му гра­ни­цы Зино­вьев­ской вот­чи­ны опре­де­ля­ют­ся по мате­ри­а­лам Гене­раль­но­го меже­ва­ния. [РГА­ДА. Ф. 1356. On. 1. Д. 6665; Ф. 1355. On. 1. Д. 2105. Л. 243 об. №1632; Ф. 1357. Оп. 2. Д. 371. ЛистШ Р-2.] 

~ Мария.Ивановна Кемская1529 1542 Д:Ив.Ив. КЕМ­СКИЙ. НАЩО­КА. :Евдо­кия 

22. князь Федор Ива­но­вич Ахме­те­ко­вич Согор­ский (1518,1529)

вотч.-Пошехонье-у. 2С:Иоаким.Ив. /ин.ИОАСАФ/ АХМЕ­ТЕК. :Мария.

В 1528/29 г. дети Ахме­те­ка Кон­стан­тин и Федор раз­де­ли­ли меж­ду собой обшир­ные вла­де­ния отца в Согор­зе и Дяб­рине. Южная поло­ви­на дяб­рин­ской вот­чи­ны доста­лась Кон­стан­ти­ну (с. Зино­вьев­ское), а север­ная — Федо­ру (с. Николь­ское).

XXI коле­но


24. князь Семен Федо­ро­вич Согор­ский (1567,1594)

вотч.-Пошехонье-у. помещ.-Рязань-у. 1С:Фед.Вл. :Аграфена.В меже­вой гра­мо­те 1567 г. меж­ду кня­же­ской (кнг. Улья­ны Согор­ской) и мона­стыр­ской вот­чи­на­ми (Кири­ло-Бело­озер­ско­го мона­сты­ря) упо­ми­на­ет­ся куп­чая кнг. Улья­ны Согор­ской на сц. Яко­влев­ское у кнг. Агра­фе­ны Согор­ской с детьми Семе­ном, Ива­ном и Васи­ли­ем (меж­ду 1530 и 1557 гг.) [РГА­ДА. – Ф. 281 (Гра­мо­ты кол­ле­гии эко­но­мии). – № 9700.]. 

25. князь Иван Федо­ро­вич Согор­ский (1552,1567) дворов.сын-боярск. помещ.-Белоозеро-у. вотч.-Пошехонье-у. 2С:Фед.Вл. :Аграфена.В меже­вой гра­мо­те 1567 г. меж­ду кня­же­ской (кнг. Улья­ны Согор­ской) и мона­стыр­ской вот­чи­на­ми (Кири­ло-Бело­озер­ско­го мона­сты­ря) упо­ми­на­ет­ся куп­чая кнг. Улья­ны Согор­ской на сц. Яко­влев­ское у кнг. Агра­фе­ны Согор­ской с детьми Семе­ном, Ива­ном и Васи­ли­ем (меж­ду 1530 и 1557 гг.) [РГА­ДА. – Ф. 281 (Гра­мо­ты кол­ле­гии эко­но­мии). – № 9700.]. 

26. князь Васи­лий Федо­ро­вич Согор­ский (1567)

ин.Вассиан? кн. в 1567 вотч.-Пошехонье-у. 3С:Фед.Вл. :Аграфена.В меже­вой гра­мо­те 1567 г. меж­ду кня­же­ской (кнг. Улья­ны Согор­ской) и мона­стыр­ской вот­чи­на­ми (Кири­ло-Бело­озер­ско­го мона­сты­ря) упо­ми­на­ет­ся куп­чая кнг. Улья­ны Согор­ской на сц. Яко­влев­ское у кнг. Агра­фе­ны Согор­ской с детьми Семе­ном, Ива­ном и Васи­ли­ем (меж­ду 1530 и 1557 гг.) [РГА­ДА. – Ф. 281 (Гра­мо­ты кол­ле­гии эко­но­мии). – № 9700.]. 

27. княж­на Соло­мо­ни­да Кон­стан­ти­нов­на Согор­ская (1542,1568) 

+Еле­на ин.Александра кнж.вотч.-Пошехонье-у. 1542 Д:Конст.Яким. /ин.КАСЬЯН/ АХМЕ­ТЕ­КО­ВИЧ СОГОР­СКИЙ. :Мария.Ив. КЕМСКАЯ.Сохранилась ряд­ная кнг. Соло­мо­ни­ды (1541/42 г.), в кото­рой опи­сы­ва­ет­ся ее обшир­ная вот­чи­на с цен­тром в с. Тута­но­во. Отцом Соло­мо­ни­ды назван Кон­стан­тин Ахме­те­ко­вич, бла­го­сло­вив­ший ее вот­чи­ной. Тут же дает­ся и отсыл­ка на духов­ную гра­мо­ту ее деда Ахме­те­ка. 

~ 1) кн. Дани­ил Васи­лье­вич Хован­ский 

~ 2) кн. Андрей Юрье­вич Прон­ский Кура­ка

28. княж­на Евдо­кия Кон­стан­ти­нов­на Согор­ская (1550.09.+до) 

вотч.-Пошехонье-у. Д:Конст.Яким. /ин.КАСЬЯН/ АХМЕ­ТЕ­КО­ВИЧ СОГОР­СКИЙ. :Мария.Ив. КЕМ­СКАЯ.

В 1550/51 г. Иван Андре­евич Куту­зов дал мона­сты­рю «по при­ка­зу жены сво­еи Евдо­кеи княж Костян­ти­но­вы доче­ри Охме­те­ко­ви­ча Согор­ско­го по ее духов­нои памя­ти в Рома­нов­ском уез­де в Поше­хо­нье в Дяб­рине ее вот­чи­ну, чем ее бла­го­сло­вилъ отецъ ее, князь Костян­тин»: село Охме­те­ко­во и 18 дере­вень (Ешка­но­во, Вато­ли­но, Мат­ре­ни­но, Ско­мо­ро­хо­во, Почи­нок Дуба­сов, Вара­ко­во, Шило­во, Роста­ни­цы, Руди­но, Дре­сьян­ка, Булав­кин Почи­нок, Они­ке­е­во, Копы­ло­во, Холм, Хоро­шо­во Пустошь, Нор­ки­но, Деше­ко­во, Доб­рын­ки­но), а так­же один почи­нок (Неумо­ин) [Каш­та­нов, С. М. О земель­ных вла­де­ни­ях Бело­зер­ских кня­зей в Поше­хо­нье // Древ­ней­шие госу­дар­ства Восточ­ной Евро­пы. 2006. – Москва, 2010.с. 279] . 

Евдо­кея Кон­стан­ти­нов­на Куту­зо­ва, урож­ден­ная княж­на Согор­ская, дочь кн. Кон­стан­ти­на Охме­те­ко­ви­ча Согор­ско­го (XX коле­но от Рюри­ка) и его жены Марьи, заве­ща­ла мона­сты­рю свою при­да­ную вот­чи­ну, полу­чен­ную от отца. Зем­ли, отдан­ные мона­сты­рю по ее духов­ной гра­мо­те, пред­став­ля­ли собой родо­вое вла­де­ние кня­зей Согор­ских (Сугорских).В «Спис­ке насе­лен­ных мест» Яро­слав­ской губер­нии село Охме­те­ко­во не зна­чит­ся. Но из 18 дере­вень, упо­мя­ну­тых в дан­ной гра­мо­те И.А. Куту­зо­ва, боль­ше поло­ви­ны (десять) иден­ти­фи­ци­ру­ют­ся по назва­ни­ям казен­ных дере­вень XIX в. во 2-м стане Поше­хон­ско­го уез­да, рас­по­ло­жен­ных в рай­оне меж­ду р. Ухто­мой и гра­ни­цей Любим­ско­го уез­да, к севе­ро-восто­ку от г. Поше­хо­ни (Поше­хо­нья). Так, д. Ешка­но­во гра­мо­ты 1550/51 г. отож­деств­ля­ет­ся с д. Яшка­но­во при рч. Согож­ке, в 55 в. от Поше­хо­ни; д. Вато­ли­но – с одно­имен­ной дерев­ней при колод­це, в 57 в. от г. Поше­хо­ни; д. Почи­нок Дуба­сов – с д. Дуба­со­во при колод­це, в 57 в. от Поше­хо­ни; д. Вара­ко­во – с одно­имен­ной дерев­ней при р. Кеме, в 55 в. от Поше­хо­ни; д. Дре­сьян­ка – с д. Дре­свян­ка при колод­це, в 59 в. от Поше­хо­ни; д. Они­ке­е­во – с д. Ани­ко­во при рч. Согож­ке, в 60 в. от Поше­хо­ни; д. Копы­ло­во – с одно­имен­ной дерев­ней при колод­це, в 60 в. от Поше­хо­ни; д. Холм – с одно­имен­ной дерев­ней при рч. Согож­ке, в 60 в. от Поше­хо­ни; д. Нор­ки­но – с одно­имен­ной дерев­ней при рч. Согож­ке, в 63 в. от Поше­хо­ни; д. Деше­ко­во – с д. Деша­ко­во при колод­це, в 62 в. от Пошехони.Локализация по деся­ти назва­ни­ям дает ясное пред­став­ле­ние о кон­цен­тра­ции дере­вень в бас­сейне рч. Согож­ки. Кста­ти, это назва­ние на совре­мен­ной кар­те отсут­ству­ет. Если в «Спис­ке…» гово­рит­ся, что дд. Яшка­но­во, Холм, Ани­ко­во, Нор­ки­но нахо­дят­ся при рч. Согож­ке, то на кар­те 1997 г. они пока­за­ны на р. Кеме. Отсю­да мы дела­ем вывод, что нынеш­няя восточ­ная часть верх­не­го тече­ния Кемы име­но­ва­лась в XIX в. рч. Согож­кой.

~ Ив.Анд. Куту­зов 1550 

29.князь Иван Федо­ро­вич Согор­ский

Судь­ба дру­гой поло­ви­ны дяб­рин­ской вот­чи­ны Ахме­те­ка Согор­ско­го сло­жи­лась несколь­ко ина­че. У Федо­ра Ахме­те­ко­ви­ча было двое сыно­вей — Иван и Дмит­рий, кото­рые, оче­вид­но, унас­ледовали вла­де­ния отца, в том чис­ле и с. Николь­ское в Дяб­рине. В 1550/51 г. Иван и Дмит­рий про­да­ли за 200 руб. сво­е­му дяде кня­зю Алек­сан­дру Ива­но­ви­чу Кем­ско­му часть этой вот­чи­ны (че­тыре дерев­ни, четы­ре почин­ка и две пусто­ши). Само село с не­сколькими дерев­ня­ми оста­лось во вла­де­нии бра­тьев. Чуть поз­же бра­тья дали очи­щаль­ную на эту вот­чи­ну [ОР РНБ. СПБ­ДА. AI/17. Л. 141 об. – 142 об., 164 об. – 165, 166 – 166 об. ]. В 1556/57 г. А.И. Кем­ский про­дал дяб­рин­скую вот­чи­ну вме­сте с дру­ги­ми сво­и­ми поше­хон­ски­ми вла­де­ни­я­ми Кирил­ло-Бело­зер­ско­му мона­стырю.Тем не менее, после смер­ти Алек­сандра его вдо­ва вла­де­ла в Дяб­рине вот­чи­ной, часть кото­рой пере­да­ла сво­е­му вну­ча­то­му пле­мян­ни­ку Сте­па­ну Дмит­ри­е­ви­чу Согор­ско­му. [Каш­та­нов 2006: 247-248 (№ 10)]. Вла­дель­че­ская судь­ба само­го с. Николь­ско­го в послед­ние деся­ти­ле­тия XVI в. оста­ет­ся неиз­вест­ной. Во вся­ком слу­чае, оно не попа­ло в мона­сты­ри и нахо­ди­лось в руках свет­ских земле­ вла­дель­цев. Вполне веро­ят­но, что во вре­мя оприч­ни­ны Николь­ское, как и зна­чи­тель­ная часть дру­гих вла­де­ний Бело­зер­ских кня­зей, было кон­фис­ко­ва­но, а в нача­ле XVII в. попа­ло в помест­ную раз­да­чу.

30. князь Дмит­рий Федо­ро­вич Согор­ский

Судь­ба дру­гой поло­ви­ны дяб­рин­ской вот­чи­ны Ахме­те­ка Согор­ско­го сло­жи­лась несколь­ко ина­че. У Федо­ра Ахме­те­ко­ви­ча было двое сыно­вей — Иван и Дмит­рий, кото­рые, оче­вид­но, унас­ледовали вла­де­ния отца, в том чис­ле и с. Николь­ское в Дяб­рине. В 1556/57 г. А.И. Кем­ский про­дал дяб­рин­скую вот­чи­ну вме­сте с дру­ги­ми сво­и­ми поше­хон­ски­ми вла­де­ни­я­ми Кирил­ло-Бело­зер­ско­му мона­стырю.Тем не менее, после смер­ти Алек­сандра его вдо­ва вла­де­ла в Дяб­рине вот­чи­ной, часть кото­рой пере­да­ла сво­е­му вну­ча­то­му пле­мян­ни­ку Сте­па­ну Дмит­ри­е­ви­чу Согор­ско­му. [Каш­та­нов 2006: 247-248 (№ 10)]. Вла­дель­че­ская судь­ба само­го с. Николь­ско­го в послед­ние деся­ти­ле­тия XVI в. оста­ет­ся неиз­вест­ной. Во вся­ком слу­чае, оно не попа­ло в мона­сты­ри и нахо­ди­лось в руках свет­ских земле­ вла­дель­цев. Вполне веро­ят­но, что во вре­мя оприч­ни­ны Николь­ское, как и зна­чи­тель­ная часть дру­гих вла­де­ний Бело­зер­ских кня­зей, было кон­фис­ко­ва­но, а в нача­ле XVII в. попа­ло в помест­ную раз­да­чу.



XXII коле­но



31. князь Федор Семе­но­вич Согор­ский (1597, + до 1620)

боярин дво­рец­кий пат­ри­ар­ха Иова ХVI

32. князь Сте­пан Дмит­ри­е­вич Согор­ский(1577) 

в 1577 вотч.-Пошехонье-у./Романов-у. С:Дм.

В 1577/78 г. к вла­де­ни­ям Пав­ло­ва Обнор­ско­го мона­сты­ря в рай­оне верх­ней Кемы-Согож­ки было сде­ла­но суще­ствен­ное добав­ле­ние. Князь Сте­пан Дмит­ри­е­вич Согор­ский дал мона­сты­рю «в Рома­нов­ском уез­де в Поше­хо­нье в Дяб­рине пустошъ сель­цо Гуль­не­во да пустошъ почи­нокъ Тюш­ков, бла­го­сло­ве­ние тет­ки сво­ея, князь Алек­сан­дро­вы Ива­но­ви­ча Кем­ско­го ста­ри­цы кня­ги­ни Мар­фы» [ГМЗРК. № Р-169. Гл. 55. Л. 233 – 233 об.]. Сель­цо Гуль­не­во по СНМ Яр. не уста­нав­ли­ва­ет­ся, одна­ко почи­нок Тюш­ков вполне может быть отож­деств­лен с казен­ной дерев­ней Тюш­ко­во при ручье Фили­со­вом во 2-м стане Поше­хон­ско­го уез­да, в 61 в. к севе­ро-восто­ку от г. Поше­хо­ни.

Ряд­ная гра­мо­та 1542 г., состав­лен­ная от име­ни кня­ги­ни Марии Ива­нов­ны Согор­ской (урож­ден­ной Кем­ской ): 


«Се язъ, кня­и­ни Марья, княжь Ива­но­ва донь Кем­ско­го , княж Костян­ти­но­ва жена Ахме­те­ко­ви­ча Согор­ско­го, даю дочерь свою кня­и­ню Соло­ма­ни­ду княжь Андре­ев­скую жену Юрье­ви­ча Прон­ско­го, за кня­зя за Дани­ла Васи­лье­ви­ча Хован­ска­го. Бла­го­слов­ляю зятя сво­е­го кня­зя Дани­ла Васи­лье­ви­ча: образъ Спа­совъ — обло­женъ со вклад­ка­ми, пеле­на жем­ню­гомъ саже­на съ дроб­ни­ца­ми, да образъ Роже­ство Пре­чи­стые — обло­женъ три грив­ны сереб­ря­ны, да сер­га жем­нюж­ная, пеле­на жем­ню­гомъ саже­на, да ико­на ворот­ная сереб­ря­ная с моща­ми. Да даю зятю сво­е­му, кня­зю Дани­лу Васи­лье­ви­ню, въ при­да­ные — вот­ни­ну госу­да­ря сво­е­го, кня­зя Костян­ти­на Ахме­те­ко­ви­на, в Согор­зе, въ Пошо­хон­скомъ уез­де, по отца его духов­ной по Ахме­те­ко­ве: село Тута­но­во, а въ немъ цер­ковь Илья Про­рокъ, а къ селу дере­вень: дер. Теле­ше­во, дер. Ворон­ко­во, дер. Дуб­ро­ва, дер. Деми­дко­во, дер. Кли­мо­во, дер. При­быт­ко­во, дер. Дубо­ви­ца, дер. Вани­но, дер. Кле­мен­тье­во, дер. Мати­е­во, дер. Сер­ко­во, дер. Шыло­во, дер. Липов­ка Мед­ве­де­ва, дер. Олек­сий­ковъ Пони­нокъ, дер. Киш­ки­но, дер. Дени­со­во, дер. Ого­рокъ, дер. Семен­цо­во, дер. Жил­ко­во, дер. Завра­жье Зани­но, дер. Игнат­цо­во, дер. Шиш­ки­но, дер. Завра­жье Пашу­ко­во, дер. Юди­но, да пони­нокъ пустошь Рыжу­ни­на. Да по отца сво­е­го духов­ной гра­мо­те, далъ князь Костян­т­инъ изъ сво­ей поло­ви­ны мате­ре сво­ей кня­ине Марье десять дере­вень, до ее живо­та: дер. Росо­ло­во, дер. Пого­ре­ло­во, дер. Бра­ги­но, дер. Слу­гин­ское, дер. Беля­евъ Пони­нокъ, дер. Поп­ко­во, дер. Мит­ро­шо­во, дер. Семен­цо­во, дер. Сыр­не­во, дер. Тер­пи­не­во, а после мате­ри моей живо­та и та десять дере­вень зятю же мое­му, кня­зю Дани­лу Васи­лье­ви­чу; да десять головъ людей служ­нихъ и дела­выхъ; да пять­де­сятъ руб­левъ денегъ: за пла­тье, и за саже­нье, и за мани­сто, за сер­ги и за запястье. — А на то послу­си: князь Петръ княжъ Алек­сан­дровъ сынъ Ухтом­ско­го, да отецъ нашь душев­ной игу­менъ Мака­рей Семе­нов­ской, да попъ Терен­тей Тро­ец­кой Софо­новъ сынъ, да попъ Гри­го­рей Олек­си­евъ сынъ Ильин­ской. А ряд­ную писалъ мой нело­векъ Сухой, лета 7050». На обо­ро­те гра­мо­ты име­ют­ся соб­ствен­но­руч­ные под­пи­си: «Къ сей ряд­ной язъ, князь Петръ княжь Алек­сан­дровъ сынъ, послухъ и руку при­ло­жилъ. А по сей ряд­ной язъ, игу­менъ Мака-рей, руку свою при­ло­жилъ, отецъ ихъ душев­ной. Къ сей ряд­ной азъ, попъ Терень­тей, послухъ руку свою при­ло­жилъ. К сей ряд­ной попъ Гри­го­рей руку свою при­ло­жилъ».

1550 г. [сен­тяб­ря 1] – 1551 г. [авгу­ста 31]. Москва. – Дан­ная Ива­на Андре­еви­ча Куту­зо­ва, по при­ка­зу его жены Евдо­кеи, доче­ри кн. Кон­стан­ти­на Охме­те­ко­ви­ча Согор­ско­го, «по ее духов­ной памя­ти», иг. Пав­ло­ва Обнор­ско­го м-ря Про­та­сию на с. Охме­те­ко­во с дерр. «в Рома­нов­скомъ уез­де в Поше­хо­нье в Дяб­рине», с тре­бо­ва­ни­ем поми­на­ния Евдо­кеи, ее роди­те­лей и все­го ее рода.

(л. 228) Спи­сокъ з даные1,2.

Се аз, Иван Анъ­д­ре­евичь Куту­зов, дал есми в домъ св(я)тои живо­на­чал­нои Тро(и)цы и пр(е)ч(и)стои его м(а)т(е)ре, и пр(е)п(о)д(о)бному чюдо­твор­цу Пав­лу по при//(л.228 об.)казу жены сво­еи Евдо­кеи княж Костян­ти­но­вы доче­ри Охме­те­ко­ви­ча Согор­ско­го по ее д(у)ховнои памя­ти в Рома­нов­скомъ уез­де в Пошехон(ь)е в Дяб­рине ее вот­чи­ну, чем ее бл(а)гословилъ отецъ ее, кн(я)зь Костянтинъ3: Охме­те­ко­во село, д(е)р(е)вня Ешка­но­во, д(е)р(е)вня Вато­ли­но, д(е)р(е)вня Мат­ре­ни­но, д(е)р(е)вня Ско­мо­ро­хо­во, д(е)р(е)вня Почи­нокъ Дуба­совъ, д(е)р(е)вня Вара­ко­во, д(е)р(е)вня Шило­во, д(е)р(е)вня Роста­ни­цы, д(е)р(е)вня Руди­но, д(е)р(е)вня Дре­сьян­ка, д(е)р(е)вня Булав­к­инъ Почи­нокъ, д(е)р(е)вня Они­ки­е­во, д(е)р(е)вня Копы­ло­во, д(е)р(е)вня Холмъ, д(е)р(е)вня Хоро­шо­во Пустошъ, д(е)р(е)вня Нор­ки­но, д(е)р(е)вня Деше­ко­во, д(е)р(е)вня Доб­рын­ки­но, почи­нок Неумо­ин. И д(у)х(о)вную есми гра­мо­ту жены сво­еи Евдо­кеи дал в Пав­лов м(о)н(а)ст(ы)рь игу­ме­ну (л. 229) Протас(ь)ю з бра­тьею на поми­нокъ по ее душе и по ее отце по кн(я)зе Костян­тине, и по ее м(а)т(е)ре по кня­ине по Мар(ь)е, и по ее пра­де­де, и по деде, и по все­му роду ее. И дер­жат то село и д(е)р(е)вни, какъ было за мною, за Ива­номъ Андре­еви­чем.
А игу­ме­ну Протас(ь)ю з бра­тьею поми­на­ти жену мою Евдо­кею и отца ее, кн(я)зя Костян­ти­на, и матерь ее, кн(я)гиню Марью, и весь род ее, или кто по немь, игу­мене, в Пав­ло­ве м(о)н(а)ст(ы)ре иные игу­ме­ны будут, по два­жды на год, пона­хи­да и обед­ня служити4 собо­ром, и бра­тью кор­ми­ти, и нищих кор­ми­ти. А на бра­тью кормъ чини­ти бол­шеи и с мас­ле­нымъ, и квас сыче­нои. А пер­вои кормъ чини­ти м(е)с(я)ца маия въ 21 де(нь), на памят(ь) св(я)т(о)го и равноап(о)ст(о)ломъ5 // (229 об.) великог(о) ц(а)ря Кон­стян­ти­на и хр(и)столюбивыя его м(а)т(е)ри Еле­ны. А дру­гои кормъ кор­ми­ти на пре­став­ле­ние Евдо­ке­и­но, м(е)с(я)ца сен­тяб­ря въ 16 де(нь), на памят(ь) св(я)тые великом(у)ч(е)н(и)цы6 Евъфи­мии Все­х­вал­ные по тому ж. А поми­на­ти игу­ме­ну Протас(ь)ю з бра­тьею, или кто по нем иные7 игу­мен будет7 в Пав­ло­ве м(она)ст(ы)ре, дока­ме­ста и м(о)н(а)ст(ы)рь сто­итъ, и напи­са­ти ее, Евъдо­кею, и отца ее, и м(а)т(е)рь, и вес(ь) род ее во все­днев­нои сено­дикъ и в веч­нои сено­дикъ, и поми­на­ти их на обедне и на заут­ре­ни, и на вечер­ни по вся дни пока­ме­стъ и м(о)н(а)ст(ы)рь сто­итъ.
А мне, игу­ме­ну Протас(ь)ю з бра­тьею, поло­жить ее, Евдо­кею, у живо­на­чал­нои Тро(и)цы8 в Пав­ло­ве м(о)н(а)ст(ы)ре сь ее роди­те­ли. //
(л. 230) А на то послу­си: игу­мен Ели­сеи Еуфим(ь)евы пусты­ни, да ста­рецъ Андре­анъ Будукъ, Еуфи­мье­вы ж пусты­ни каз­на­чеи, да кн(я)зь Иван Юрье­вичь Ухтомског(о)9, да кн(я)зь Петръ Алек­сан­дро­вичь Ухтом­ско­го ж.
А даную писалъ на Москве Андрюш­ка Несте­ровъ с(ы)нъ Буты­ров­ско­го, лета 7059-г(о).
А наза­ди у даные рука Ива­на Андре­еви­ча Куту­зо­ва, да послу­ха игу­ме­на Ели­сея рука, да послу­ха кн(я)зь Пет­ро­ва рука, да послу­ха кн(я)зь Ива­но­ва рука.

При­ме­ча­ния:
Напро­тив на пра­вом поле дрп. и дрч. нап.: «Глав(а) 51».
В оглав­ле­нии копий­ной кни­ги, на л. 6 поме­щен сле­ду­ю­щий заго­ло­вок этой гра­мо­ты: «Спи­сокъ з даные Ива­на Андре­еви­ча Куту­зо­ва на д(е)р(е)вню Яшка­но­во з д(е)р(е)внями. Гла­ва 51». У Тито­ва вме­сто «Яшка­но­во» нап. «Жика­но­во».
В бук­ве «я» чер­ни­ла рас­плы­лись, и она чита­ет­ся как «а».
Бук­ва «ж» испр. как буд­то из дрб. тжп. и тжч.
Так в ркп.
Бук­вы «вели­ко» нап. над стро­кой тжп. и тжч., но более мел­ко.
Такое согла­со­ва­ние в ркп.
Левая, округ­лая часть бук­вы «ы» подпр. или испр. из дрб. («о»?) тжч.
Вынос­ное «г» испр. из вынос­но­го «i» тжч.ГМЗРК, № Р-169. Л. 228 – 230. Гл. 51. Спи­сок ок. 1684 г.Уп.: Титов А.А. Опи­са­ние… Ч. 2. С. 44. Л. 228, гл. 51 (без даты; заго­ло­вок из оглав­ле­ния копий­ной кни­ги); 2) Каш­та­нов С.М., Сто­ля­ро­ва Л.В. Копий­ная кни­га… С. 383. Л. 228 – 230. Гла­ва 51 (№ 52).


1577 г. [сен­тяб­ря 1] – 1578 г. [авгу­ста 31]. – Дан­ная кн. Сте­па­на Дмит­ри­е­ва сына Согор­ско­го иг. Пав­ло­ва Обнор­ско­го м-ря Давы­ду на пуст. сц. Гуль­не­во и пуст. поч. Тюш­ков, полу­чен­ные им от его тет­ки, ста­ри­цы кнг. Мар­фы, вдо­вы кн. Алек­сандра Ива­но­ви­ча Кем­ско­го, «в Рома­нов­ском уез­де в Поше­хо­нье в Дяб­рине».

(л. 233) Спи­сокъ з даные на сел­цо Гулнево1,2.

Се аз, кн(я)зь Сте­панъ княж Дмит­ре­евъ сынъ Согор­ско­го, дал есми в домъ живо­на­чал­ные Тро(и)цы Пав­ло­ва м(о)н(а)ст(ы)ря вот­чи­ну свою в Рома­нов­ском уез­де в Пошехон(ь)е в Дяб­рине пустошъ сель­цо Гуль­не­во да пустошъ почи­нокъ Тюш­ков, бл(а)гословение тет­ки сво­ея, кн(я)зь Але//(л. 233 об.)ксандровы Ива­но­ви­ча Кем­ско­го ста­ри­цы кн(я)гини Мар­фы, игу­ме­ну Д(а)в(ы)ду3 з бра­тьею по сво­еи душе и по сво­их роди­те­лех. А та у меня вотчина4, пустошъ сель­цо Гул­не­во да пустошъ почи­нокъ Тюш­ков, ни про­да­на, ни зало­же­на ни у ког(о), ни в ыные м(о)н(а)ст(ы)ри не отда­на нико­му. И кто в тое вот­чи­ну учнетъ всту­па­ти­ся с каки­ми кре­по­стьми ни буди, и мне, кн(я)зю Сте­па­ну, та вот­чи­на очи­ща­ти, а Пав­ло­ва м(о)н(а)ст(ы)ря игу­ме­на з бра­тьею в тои вот­чине убыт­ка не дове­сти.
А у даные сидел от(е)цъ мои д(у)х(о)внои, Андре­а­но­вы пусты­ни чер­нои св(я)щенникъ Кор­ни­леи.
А даную писал дьякъ Иевец Василь(е)въ с(ы)нъ Лиха­че­ва, а лета в данои 7086-г(о).
А у спис­ка поза­ди пишет: К сему спис­ку // (л. 234) быв­шеи архиеп(и)скопъ, ста­рецъ Д(а)в(ы)дъ руку при­ло­жилъ.

При­ме­ча­ния:
Напро­тив на пра­вом поле дрп. и дрч. нап.: «Глав(а) 55».
В оглав­ле­нии копий­ной кни­ги, на л.6 об. поме­щен сле­ду­ю­щий заго­ло­вок этой гра­мо­ты: «Спи­сок з даные на сел­цо Гул­не­во. Гла­ва 55».
В ркп. «Двду» без тит­ла.
Бук­ва «ина» испр. из дрбб. (смы­тых или стер­тых) тжп. и тжч.
ГМЗРК, № Р-169, л. 233 – 234. Гл. 55. Спи­сок ок. 1684 г.Уп.: 1) Суво­ров Н.И. Опись… Стб. 280: «Спи­сок с даные князь Сте­фа­на, княжь Дмит­ри­е­ва сына Согор­ско­го в Поше­хо­нье, на пустошь Гул­не­во, да на почи­нок Тюо­ков (так! – С.К.), лета 7086 году»; 2) Титов А.А. Опи­са­ние… Ч. 2. С. 44. Л. 233, гл. 55 (без даты; заго­ло­вок из оглав­ле­ния копий­ной кни­ги); 3) Каш­та­нов С.М., Сто­ля­ро­ва Л.В. Копий­ная кни­га… С. 283. Л. 233 – 234. Гла­ва 55 (№ 56).

Print Friendly, PDF & Email