Общие сведения о роде

ПУТЯ­ТИ­НЫ – кня­же­ский род, Рюриковичи,отрасль кн. Елец­ких.

По тра­ди­ци­он­ной вер­сии пре­док их, кн. Иван Семе­но­вич Друц­кий, про­зван­ный Путя­та, в 1422 под­пи­сал трак­тат Лит­вы с мече­нос­ца­ми; он был сто­рон­ни­ком кн. Свид­ри­гай­ла.
Одна­ко иное про­ис­хож­де­ние Елец­ких най­де­но в резуль­та­те новей­ших иссле­до­ва­ний Без­род­но­ва, Бен­ци­а­но­ва и Бабен­ко. Спро­бу пралі­ць свят­ло на паход­жанне Мацвея Мікі­ціні­ча (у сувязі з рада­во­дам кня­зёў Пуця­ці­ных), зра­біў у рам­ках невя­ліка­га дасле­да­ван­ня генео­лаг У. Бяз­род­наў1. Ён звяр­нуў ува­гу на сінод­зік Мікі­ціні­чаў, які ўтрым­лі­ва­ец­ца ў памяніку Кіе­ва-Пяч­эр­скай лаў­ры2. Сярод прод­каў Мацвея там пералі­ча­ны пяць імё­наў: Фёдар, Дзміт­ры, Фёдар, Іван, Мікіта. Ата­я­са­міў­шы двух пер­шых з асо­ба­мі, вядо­мы­мі па іншых кры­ні­цах, даслед­чык вывеў род Пуця­ці­ных ад Дзміт­рыя Фёда­раві­ча Ста­ра­дуб­ска­га (1329—1354), які раней лічы­ў­ся бязд­зет­ным. На дум­ку Бяз­род­на­га, Мацвей Мікі­цініч — прад­стаўнік стар­эй­шай галі­ны роду Ста­ра­дуб­скіх, адзін з шас­ці сыноў Мікіты Іва­наві­ча, брат Іва­на, Фёда­ра, Васі­ля, Даві­да і Пят­ра. Ад двух апош­ніх і павін­ны былі паход­зі­ць Пуця­ці­ны, ад Мацвея — Мікі­цінічы-Галоўчын­скія-Рапа­лоўскія. Кры­ні­ца, якая ўтрым­лі­вае ўскос­ныя свед­чан­ні на кары­с­ць яго гіпот­э­зы — спі­сы палон­ных мас­кві­чоў у ВКЛ. Адна­го з двух патр­піў­шых у палон у 1514 г. Пуця­ці­ных, Сямё­на Іва­наві­ча, Мацвей Мікі­цініч узяў да сябе «на пору­ки», што можа навес­ці на дум­ку аб існа­ван­ні сувязі паміж імі [12, с. 163].

Одна­ко удач­но свя­зав Голов­чин­ских и Путя­ти­ных в один род, Без­род­нов ошиб­ся, выво­дя их от Ста­ро­дуб­ских, опи­ра­ясь на одно из родо­вых про­зва­ний — Рапа­лов­ские ( ў XVII ст. вони выка­ры­стоў­ва­ць імя Рапа­лоўскіх, по назва­нию сво­е­го име­ния Рапа­ло­во3. В дей­стви­тель­но­сти кня­зья Путя­ти­ны (из неиз­вест­ной родо­слов­цам вет­ви кня­зей Елец­ких) с кон­ца XV в. вла­де­ли поме­стья­ми в Нов­го­род­ской зем­ле. Эта фами­лия крайне невы­со­ко коти­ро­ва­лась в слу­жеб­ном отно­ше­нии, а ее пред­ста­ви­те­ли обла­да­ли срав­ни­тель­но неболь­ши­ми помест­ны­ми окла­да­ми. Соста­ви­те­ли пис­цо­вых книг регу­ляр­но опус­ка­ли у них кня­же­ский титул4. Мат­вей «Мики­ти­нич» — это род­ной брат нов­го­род­ских поме­щи­ков кня­зей Путя­ти­ных детей Елец­ко­го. Поэто­му ему и был отдан на пору­ки его род­ной пле­мян­ник, князь Семен Ива­но­вич. Воз­мож­но, о про­ис­хож­де­нии Голов­чин­ских от Елец­ких знал К.Несецкий, кото­рый писал об их про­ис­хож­де­нии из Чер­ни­го­во-Север­ской зем­ли, види­мо, транс­ли­руя позд­нюю родо­слов­ную тра­ди­цию Елец­ких, выво­див­ших свой род от Козель­ских кня­зей. Путя­ти­ны — это млад­шая ветвь кня­зей Елец­ких, мож­но пред­по­ло­жить, что их родо­на­чаль­ни­ком был Иван Путя­та Федо­ро­вич5.

Запись кня­зей Мики­ти­ни­чей в Кие­во-Печер­ском сино­ди­ке:

[с.54] Рід кня­зя Матвія Мики­ти­ни­ча:
[217] кня­зя Федо­ра,
[218] кня­зя Дмит­ра,
[219] кня­зя Федо­ра,
[220] кня­зя Іва­на,
[221] кня­зя Мики­ту,
[222] кня­ги­ню Євдо­кію,
[223] іно­ку кня­ги­ню Євфро­синію,
[224] кня­ги­ню Ана­стасію, Семе­на, Дмит­ра,
[225] кня­зя Льва Иова,
[226] Фео­до­сію,
[227] кня­ги­ню княж­ну Ана­стасію,
[228] кня­ги­ню Мелаю,

Лите­ра­ту­ра:

Без­род­нов В. Родо­сло­вие кня­зей Ста­ро­дуб­ских и про­ис­хож­де­ние кня­зей Путя­ти­ных (по мате­ри­а­лам сино­ди­ка кня­зей Мики­ти­ни­чей-Голов­чин­ских) / В. Без­род­нов // Гене­а­ло­ги­че­ский вест­ник. — СПб., 2001. — Вып. 3. — С. 31—34.
М. М. Бен­ци­а­нов, А. Н. Лобин, К вопро­су о струк­ту­ре рус­ской армии в бит­ве при Орше / Петер­бург­ские сла­вян­ские и бал­кан­ские иссле­до­ва­ния. 2013. № 2. С. 166. В источ­ни­ках: НПК. СПб., 1868. Т. 3. Ст. 232–242; Т. 5. Ст. 344. Вре­мен­ник обще­ства исто­рии и древ­но­стей рос­сий­ских. М., 1851. Кн. 11. С. 11, 39, 89.
Каза­коў А.У. Князь Мацвей Мікі­цініч: паход­жанне i эмі­гра­цыя.
Бабен­ко А. Сооб­ще­ния на фору­мах и лич­ная пере­пис­ка.
Wolff, J. Kniaziowie litewsko.ruscy od końca czternastego wieku / J. Wolff. —
Warszawa: Gebethner i Wolff, 1895. — XXV, 698 s.

Род кн. Путя­ти­ных вне­сен в V ч. ДРК Твер­ской губ. Герб кн. Путя­ти­ных поме­щен в Общий Гер­бов­ник (ч. VIII, стр. 2) и име­ет сле­ду­ю­щее опи­са­ние: «Щит раз­де­лен гори­зон­таль­но надвое; в верх­ней части, в лазу­ре­вом поле, золо­той крест; в ниж­ней части, в черв­ле­ном поле, сереб­ря­ная лите­ра. Щит покрыт кня­же­ской ман­ти­ей и увен­чан кня­же­ской шап­кой». В 1824 май­ор кн. Сер­гей Алек­се­е­вич Путя­тин вне­сен в V ч. ДРК Рязан­ской губ.

Поколенная роспись рода князей Путятиных.

I коле­ноРюрик, князь Нов­го­род­ский
II коле­ноИгорь Рюри­ко­вич, вели­кий князь Киев­ский +945
III коле­ноСвя­то­слав I Иго­ре­вич, вели­кий Киев­ский 942-972
IV коле­ноВла­ди­мир I, вели­кий князь Киев­ский +1015
V коле­но?
VI коле­но?
VII коле­но?
VIII коле­но?
IX коле­но?
X коле­но?
XI коле­но?
XII коле­но?
XIII коле­но?
XIV коле­но?
XV коле­но?
XVI коле­но?

Поколенная роспись рода

XVII колено

ИВАН ФЕДО­РО­ВИЧ ПУТЯ­ТА ЕЛЕЦ­КИЙ

XVII колено

НИКИ­ТА ИВА­НО­ВИЧ ПУТЯ­ТИН ЕЛЕЦ­КИЙ

XVIII колено
9.7. ФЁДОР НИКИТИЧ
10.7. ИВАН НИКИТИЧ (-1500)
11.7. ПЁТР НИКИТИЧ

Был взят в плен литов­ца­ми под Оршей в 1514 г.

12.7. ВАСИЛИЙ НИКИТИЧ
13.7. МАТВЕЙ НИКИТИЧ

Родо­на­чаль­ник кня­зей Мики­ти­ни­чей Голов­чин­ских.

14.7. ДАВИД НИКИТИЧ
5 коле­но
15.9. Васи­лий Фёдо­ро­вич (?-п.1577)
дво­ря­нин мос­ков­ский
16.10. Семён Ива­но­вич
Был взят в плен литов­ца­ми под Оршей в 1514 г.
17.11 Миха­ил Пет­ро­вич
18.11 Семён Пет­ро­вич
19.12. Гри­го­рий Васи­лье­вич (?-п.1576)
— вое­во­да, сын кн. Васи­лия Ники­ти­ча; 2-го октяб­ря 1550 г. он пожа­ло­ван поме­стьем в Мос­ков­ском уез­де, в 1553 г. был вое­во­дой «у наря­ду» под Выбор­гом, а в 1561 г. — вое­во­дой в Юрье­ве Ливон­ском. В 1566 г. в Ливон­ском похо­де П. был «у наряду»,В 1555/1556 г. Гри­го­рий Путя­тин во гла­ве наря­да вме­сте со стре­лец­ким голо­вой Т. Тете­ри­ным стре­ля­ли по Выбор­гу (Архив СПб ИИРАН. Кол. 2. Кн. 23. Л. 46, 460; Пол­ное собра­ние рус­ских лето­пи­сей. Т. 13. М.. 2000. С. 264, 289). в 1565 и 1567 гг. был вое­во­дой в Руго­ди­ве, в 1570 г. — намест­ни­ком в Пор­хо­ве. В этом году Иоанн ІV отпра­вил в Поль­шу посоль­ство, состо­яв­шее из кн. Григ. Феод. Мещер­ско­го, кн. Ива­на Маг­ме­то­ви­ча Кан­ба­ро­ва и кн. Григ. Вас. Путя­ти­на. Они долж­ны были заклю­чить пере­ми­рие на три года и скло­нить поль­ских и литов­ских вель­мож, в слу­чае смер­ти коро­ля Сигиз­мун­да, избрать на поль­ский пре­стол само­го царя Ива­на Васи­лье­ви­ча или сына его Ива­на Ива­но­ви­ча. Инте­рес­ны подроб­но­сти нака­за, дан­но­го послам, отно­си­тель­но коро­лев­ско­го кре­сто­це­ло­ва­ния: «беречь накреп­ко, что­бы король на обе­их гра­мо­тах крест цело­вал в самый крест пря­мо губа­ми, а не в под­но­жие, и не мимо кре­ста, да и не носом». Послам уда­лось заклю­чить пере­ми­рие на три года, утвер­жден­ное Сигиз­мун­дом в их при­сут­ствии в Вар­ша­ве. Они донес­ли об этом царю Ива­ну Васи­лье­ви­чу и сооб­щи­ли, что литов­ские вель­мо­жи жела­ют выдать за него замуж сест­ру Сигиз­мун­да Софию, а в слу­чае смер­ти Сигиз­мун­да выбе­рут его в цари, как надеж­ней­ше­го покро­ви­те­ля. В 1572 г. кн. П. был намест­ни­ком в Ореш­ке, а в 1576 г. — в Орле; в 1577 г. он зна­чил­ся в чис­ле Нов­го­род­ских поме­щи­ков, слу­жив­ших по выбо­ру. Умер без­дет­ным
Ум. 1576.
Вое­во­да в вой­сках под Выбор­гом (1553); в Юрье­ве (1561); в Руго­ди­ве (1567); намест­ник в Пор­хо­ве (1570); посол в Поль­ше (1570); намест­ник в Ореш­ке (1572); в Орле (1576).В 1550 пожа­ло­ван поме­стьем в Мос­ков­ском у.
Сын бояр­ский дво­ро­вый вто­рой ста­тьи из Горо­ден­ско­го Дмит­ри­ев­ско­го пого­ста Вот­ской пяти­ны Нов­го­ро­да (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 83). Гри­го­рий Путя­тин в 1556 г. дол­жен был во гла­ве наря­да бить по Выбор­гу вме­сте со стре­лец­ким голо­вой Т. Тете­ри­ным (Пол­ное собра­ние рус­ских лето­пи­сей. Т. 13. М., 2000. С. 264). Гри­го­рий Путя­тин в 1561 г. голо­ва в Руго­ди­ве (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 1. М., 1981. С. 91). В 1568–1577 гг. вхо­дил в Зем­ский двор. В мар­те, июле, сен­тяб­ре 1568 г. вое­во­да в Руго­ди­ве. Князь Гри­го­рий Васи­лье­вич Путя­тин отправ­лен с посоль­ством в Лит­ву 10 янва­ря-29 июня 1571 г., назван «намест­ни­ком Пор­хов­ским». В янва­ре 1572 г., фев­ра­ле- сен­тяб­ре 1573 г. намест­ник, в авгу­сте 1574 г., янва­ре 1575 г. вое­во­да в Ореш­ке. Выбор­ный дво­ря­нин из Нов­го­ро­да в зем­ском бояр­ском спис­ке 1577 г. (Ста­ни­слав­ский А.Л. Тру­ды по исто­рии госу­да­ре­ва дво­ра в Рос­сии XVI–XVII веков. М., 2004. С. 201; Рус­ская исто­ри­че­ская биб­лио­те­ка. Т. 15. СПб., 1894. С. 155, 161, 217; Сбор­ник Рус­ско­го исто­ри­че­ско­го обще­ства. Т. 71. СПб., 1892. С. 724, 763-807; Т. 129. СПб., 1910. С. 223, 224, 227, 229, 241, 242, 244, 245, 247, 248, 250, 253, 255, 265, 267, 271, 273, 280).
Во вто­рой поло­вине XVI в. его поме­стье (3 сохи) в пого­сте Николь­ском Ярво­соль­ском Вод­ской пяти­ны запу­сте­ло (Самок­ва­сов Д.Я. Архив­ный мате­ри­ал. Ново­от­кры­тые доку­мен­ты помест­но-вот­чин­ных учре­жде­ний Мос­ков­ско­го госу­дар­ства XV-XVII сто­ле­тий. Т. 2. Ч. 2. М., 1908. С. 371). В 1538/1539 г. в Вод­ской пятине в пого­сте Лоп­ском дано кня­зю Гри­го­рью княж Васи­лье­ву сыну Путя­ти­на по вели­ко­го кня­зя явоч­но­му спис­ку в при­да­чю в Федо­ров­ской деревне Окля­че­е­ва в деревне Гамо­ле 3 обжы (РГА­ДА. Ф. 137. № 5. Л. 619 об.- 620). В пого­сте Дмит­ри­ев­ском Горо­ден­ском в 1538/1539 г. было поме­стье за Васи­ли­ем Ива­но­вым сыном Путя­ти­ным. В том же пого­сте есть поме­стье Васи­лия, Ива­на, Мат­вея Михай­ло­вых детей Путя­ти­на. Здесь упо­мя­ну­та так­же волост­ка Ива­нов­ская Дмит­ри­е­ва сына Сще­пи­хи­на да Ива­нов­ская Шад­ри­на Федо­ро­ва сына Воло­со­ва за Олек­сан­дром, Федо­ром, Сен­кою Васи­лье­вы­ми дет­ми Путя­ти­на село Костро­ня с дерев­ней, 10 обеж. Тое ж волост­ки Ива­нов­ские Щепи­хи­на да Ива­нов­ские же Шад­ри­на при­да­но Олек­сан­дру з бра­тья­ми Путя­ти­ным бра­та их жере­бей Гри­го­рья Путя­ти­на в Горо­ден­ском же пого­сте к ста­ро­му их поме­стью. Им все­го при­да­но, веро­ят­но, из доли Гри­го­рия Путя­ти­на 7 дере­вень, 9,5 обеж. Да им же при­да­но в Кли­мец­ком пого­сте в Тесов­ской воло­сти. Да ста­рое ж их поме­стье в Шелон­ской пятине в Облутц­ком пого­сте. Да за Олек­сан­дром же с бра­тья­ми новые при­да­чи в Шелон­ской ж пятине в Кара­ч­ю­ниц­ком же пого­сте, все­го 3 дерев­ни, 10 обеж в Шелон­ской пятине (РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 3. № 17145. Л. 54 об., 58, 61-65). К 1582/1583 г. утра­тил поме­стье в Креч­нев­ском пого­сте Вод­ской пяти­ны. Здесь же упо­мя­ну­то быв­шее поме­стье кня­зей Ива­на, Мат­вея, Гри­го­рия Давы­до­вых детей Путя­ти­ных (РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 958. Л. 324 об., 327). За кня­зем Г. В. Путя­ти­ным в 1550/1551 г. на обро­ке в Гру­зин­ском пого­сте Вод­ской пяти­ны поме­стье волость Кересть, так­же сель­цо и 14 дере­вень, 3 почин­ка (48, 5 обеж). Все­го за ним двор­цо­вых земель в поме­стье в Вод­ской пятине 273 обжы (РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. № 781. Л. 3, 13 об.).
«Др. Росс. Вивл.», XIII, 387, 429; «Чт. Моск. Общ. Ист. и Др. Росс.» 1902 г., I, 179; «Акты Моск. Госуд.», I, стр. 47; кн. Дол­го­ру­ков, Рос. Родо­сл., кн. І, 137; В. Рум­мель, Родо­сл. сборн., II, стр. 280; Карам­зин, Ист. Гос. Росс., VIII, пр. 453; IX, с. 99 и при­меч. 398.
20.14. Иван Дави­до­вич

В 1538/1539 г. в Гри­го­рьев­ском Креч­нев­ском пого­сте Вод­ской пятине Нов­го­род­ской зем­ли поме­щи­ка­ми были кня­зья Иван, Мат­вей, Гри­го­рий Давы­до­вы дети Путя­ти­ны. Они же были поме­щи­ка­ми в той же пятине в Николь­ском Пидеб­ском пого­сте и в Корель­ском при­су­де в Горо­ден­ском пого­сте (РГА­ДА. Ф. 137. № 5. Л. 2 об., 8). В 1550/1551 г. в пого­сте Горо­ден­ском Вос­кре­сен­ском Вод­ской пяти­ны поме­стье за кня­зья­ми Дмит­ри­ем и Семе­ном, детьми Ива­на Давы­до­ва сына отцов­ское поме­стье, и за их дядья­ми кня­зья­ми Мат­ве­ем и Гри­го­ри­ем Давы­до­вы­ми детьми (РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. № 17150. Л. 240).

21.14. Мат­вей Дави­до­вич (?-до 1587)
В 1538/1539 г. в Гри­го­рьев­ском Креч­нев­ском пого­сте Вод­ской пятине Нов­го­род­ской зем­ли поме­щи­ка­ми были кня­зья Иван, Мат­вей, Гри­го­рий Давы­до­вы дети Путя­ти­ны. Они же были поме­щи­ка­ми в той же пятине в Николь­ском Пидеб­ском пого­сте и в Корель­ском при­су­де в Горо­ден­ском пого­сте (РГА­ДА. Ф. 137. № 5. Л. 2 об., 8). В 1550/1551 г. в пого­сте Горо­ден­ском Вос­кре­сен­ском Вод­ской пяти­ны поме­стье за кня­зья­ми Дмит­ри­ем и Семе­ном, детьми Ива­на Давы­до­ва сына отцов­ское поме­стье, и за их дядья­ми кня­зья­ми Мат­ве­ем и Гри­го­ри­ем Давы­до­вы­ми детьми (РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. № 17150. Л. 240).
Ум. до 1587.
~ Ж.: Софья.
22.14. Гри­го­рий Дави­до­вич Неклюд (1552,
Сын бояр­ский дво­ро­вый вто­рой ста­тьи из Вро­в­дуж­ско­го пого­ста Вод­ской пяти­ны Нов­го­ро­да (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 84). В фев­ра­ле 1560 г. рус­ские вой­ска взя­ли ливон­ский г. Тар­васт. Но осе­нью 1561 г. литов­цы во гла­ве с Н. Рад­зи­вил­лом взя­ли город. В ящи­ке 217 Цар­ско­го архи­ва хра­ни­лось дело о взя­тии Тар­ва­ста и о сыс­ке детей бояр­ских, обо­ро­няв­ших город. 1 нояб­ря 1561 г. рус­ских вое­вод Тимо­фея Андре­ева сына Кро­пот­ки­на, Гри­го­рия Неклю­да Путя­ти­на и Гри­го­рия Боль­шо­го Ере­ме­е­ва сына Тру­со­ва литов­цы с позо­ром отпу­сти­ли из г. Тар­ва­ста. Иван Гроз­ный рас­це­нил сда­чу Тар­ва­ста как пре­да­тель­ство. После розыс­ка опаль­ные вое­во­ды были поса­же­ны в тюрь­му, их поме­стья и вот­чи­ны кон­фис­ко­ва­ны в каз­ну: «поме­стья их и вот­чи­ны велел госу­дарь поима­ти и в роз­да­чу роз­дать». Через год во вре­мя Полоц­ко­го похо­да они были выпу­ще­ны из тем­ни­цы. (Пол­ное собра­ние рус­ских лето­пи­сей. Т. 13. М., 2000. С. 339; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 1. М., 1981. С 91-92; Госу­дар­ствен­ный архив Рос­сии XVI сто­ле­тия. Опыт рекон­струк­ции / Подг. тек­ста и ком­мент. А. А. Зими­на. М., 1978. С. 497-498). В 1567–1578 гг. вхо­дил в Зем­ский двор. В 1567 г. голо­ва в Рако­бо­ре. В мае 1571 г. – авгу­сте 1573 г. голо­ва в Руго­ди­ве: в Руго­де­ве ж, с мая, были вое­во­ды: Иван Ива­нов сын Сабу­ров да князь Иван княж Ива­нов сын Селе­зе­нев Елец­кой да князь Гри­го­рей Неклюд княж Давы­дов сын Путя­тин . (Раз­ряд­ные кни­ги от 7067 (1559) до 7112 (1604) года)в 1572 – 2-й вое­во­да в Руго­ди­ве после Яко­ва Федо­ро­ви­ча Волын­ско­го; в 1573 к ним при­со­еди­нил­ся 3-й вое­во­да – Миха­ил Без­нин; в 1573 к ним был послан с помо­щью кн. Васи­лий Мосаль­ский с помо­щью, т.к. ста­ло извест­но, что нем­цы гото­вят кораб­ли для оса­ды Руго­ди­ва; . В сен­тяб­ре 1575 г. голо­ва в Иван­го­ро­де. В 1575/1576 г. писец Лиго­ве­ри в Ливо­нии. Выбор­ный дво­ря­нин из Нов­го­ро­да в зем­ском бояр­ском спис­ке 1577 г. В 1578 г. осад­ный голо­ва в Пай­де (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 1. М., 1981. С. 91-92, 216; Т. 2. Ч. 2. М., 1982. С. 274, 275, 301, 307, 318, 330, 346, 400; Т. 3. Ч. 1. М., 1984. С. 41; Ката­лог пис­цо­вых опи­са­ний Рус­ско­го госу­дар­ства сере­ди­ны XV–начала XVII века / Сост. К. В. Бара­нов. М., 2015. С. 86; Ста­ни­слав­ский А.Л. Тру­ды по исто­рии госу­да­ре­ва дво­ра в Рос­сии XVI–XVII веков. М., 2004. С. 201). Неклюд Путя­тин в 1559/1560 г., 1575/1576 г., 1576/1577 г. писец в Коло­вер­ском уез­де, в 1578/1579 г. писец в Вильян­ском уез­де (Доку­мен­ты Ливон­ской вой­ны (под­лин­ное дело­про­из­вод­ство при­ка­зов и вое­вод 1571–1580 гг.) // Памят­ни­ки исто­рии Восточ­ной Евро­пы. Т. III. М.; Вар­ша­ва, 1998. С. 147, 150, 155, 170, 183).
В 1538/1539 г. в Гри­го­рьев­ском Креч­нев­ском пого­сте Вод­ской пятине Нов­го­род­ской зем­ли поме­щи­ка­ми были кня­зья Иван, Мат­вей, Гри­го­рий Давы­до­вы дети Путя­ти­ны. Они же были поме­щи­ка­ми в той же пятине в Николь­ском Пидеб­ском пого­сте и в Корель­ском при­су­де в Горо­ден­ском пого­сте (РГА­ДА. Ф. 137. № 5. Л. 2 об., 8). В 1550/1551 г. в пого­сте Горо­ден­ском Вос­кре­сен­ском Вод­ской пяти­ны поме­стье за кня­зья­ми Дмит­ри­ем и Семе­ном, детьми Ива­на Давы­до­ва сына отцов­ское поме­стье, и за их дядья­ми кня­зья­ми Мат­ве­ем и Гри­го­ри­ем Давы­до­вы­ми детьми (РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. № 17150. Л. 240). В мар­те 1572 г. за кня­зем Неклю­дом Путя­ти­ным были две дерев­ни (2, 5 обжы) в пого­сте Успен­ском Горо­ден­ском Вод­ской пяти­ны. За ним же во вто­рой поло­вине XVI в. была дерев­ня Кор­го­во (соха) в пого­сте Федо­ров­ском Песоц­ком той же пяти­ны (Самок­ва­сов Д.Я. Архив­ный мате­ри­ал. Ново­от­кры­тые доку­мен­ты помест­но-вот­чин­ных учре­жде­ний Мос­ков­ско­го госу­дар­ства XV-XVII сто­ле­тий. Т. 2. Ч. 2. М., 1908. С. 310, 360).
23.14. Сила Дави­до­вич
25.14. Алек­сандр Дави­до­вич (1552,1570)
в 1552 помещ. 5С:Дав.Нкт.
6 коле­но
26.15. Фёдор Васи­лье­вич
В 1586 голо­ва в Лаи­ше­ве, казан­ский жилец.
27.15.Борис Васи­лье­вич
Гав­ри­ло Васи­лье­вич
28.17. Миха­ил Михай­ло­вич Бык † 1605 1 янв.
Голо­ва под Колы­ва­нью в янва­ре 1573 г. Летом 1579 г. вое­во­да в Пай­де (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 2. М., 1982. С. 328; Т. 3. Ч. 1. М., 1984. С. 68). Выбор­ный дво­ря­нин из Рже­ва с окла­дом в 800 чет­вер­тей в 1602/03 гг. (Ста­ни­слав­ский А.Л. Тру­ды по исто­рии госу­да­ре­ва дво­ра в Рос­сии XVI–XVII веков. М., 2004. С. 263).
Осад­ный вое­во­да в Пай­де в 1579 г., в Пер­но­ве в 1581—1582 гг., в Иван-горо­де в 1594 г., в Чер­ни­го­ве в 1595 г., в Лив­нах в 1597—1599 гг. В 1604 г. встре­чал пер­сид­ско­го посла
м. после 1604.
Вое­во­да в Пай­де (1579); в Пер­но­ве (1581); в похо­де царя Федо­ра на шве­дов (1590) – голо­ва сто­ро­жи; 5-й вое­во­да в Иван­го­ро­де (1590) после околь­ни­че­го Ива­на Ива­но­ви­ча Сабу­ро­ва, Гри­го­рия Федо­ро­ви­ча Колы­че­ва, Мень­ша­ка Гри­го­рье­ви­ча Волын­ско­го и Ива­на Гри­го­рье­ви­ча Бороз­ди­на; в 1592 – 5-й вое­во­да в Иван­го­ро­де после кн. Миха­и­ла Ива­но­ви­ча Каши­на, Гри­го­рия Меща­ни­но­ва, Бог­да­на и Федо­ра Дани­ло­ви­чей Лоша­ко­вых-Колы­че­вых; в похо­де на нем­цев кн. Васи­лия Аги­ше­ви­ча Тюмен­ско­го – 2-й вое­во­да пере­до­во­го пол­ка с Ладо­ги (1-й – кн. Гри­го­рий Ромо­да­нов­ский, шед­ший с Ореш­ка), в похо­де на шве­дов Пет­ра Ники­ти­ча Шере­ме­те­ва и кн. Ива­на Ромо­да­нов­ско­го – 2-й вое­во­да сто­ро­же­во­го пол­ка после кн. Гри­го­рия Ромо­да­нов­ско­го; 3-й вое­во­да в Ладо­ге (1592) с Ели­за­ри­ем Ива­но­ви­чем Сабу­ро­вым и кн. Семе­ном Ники­ти­чем Кро­пот­ки­ным; в похо­де из Ореш­ка кн. А.Д. Хил­ко­ва – 2-й вое­во­да в пере­до­вом пол­ку после кн. Гри­го­рия Ромо­да­нов­ско­го; в 1594 – 2-й вое­во­да в Иван­го­ро­де после околь­ни­че­го Дмит­рия Ива­но­ви­ча Велья­ми­но­ва; в 1595 – вое­во­да в Выш­го­ро­де (под Иван­го­ро­дом); в 1596 – 2-й вое­во­да в Иван­го­ро­де после кн. Луки Щер­ба­то­го; в 1597 – 2-й на Лив­нах после кн. Андрея Васи­лье­ви­ча Елец­ко­го; 6.03.1598 – вое­во­да Чер­ни­го­ва.
29.17. Иван Михай­ло­вич
Вое­во­да в Ряж­с­ке в 1597 г. Умер без­дет­ным
30.17. Мат­вей Михай­ло­вич
Вое­во­да в Рако­бо­ре в 1580 г. Умер без­дет­ным
С 12.08.1577 вое­во­да Круц­бор­га (в 1578 – в това­ри­щах с Семе­ном Ники­фо­ро­ви­чем Кокош­ки­ным); в 1580 – 2-й вое­во­да в Рако­во­ре вме­сте со Сте­па­ном Федо­ро­ви­чем Сабу­ро­вым; в 1581 на сбо­ре войск в Пско­ве стре­лец­кий голо­ва.
Князь Мат­вей Путя­тин в сен­тяб­ре 1561 г. нахо­дил­ся в Тар­ва­сте после его взя­тия (Пол­ное собра­ние рус­ских лето­пи­сей. Т. 13. М., 2000. С. 339). В июле – авгу­сте 1577 г. голо­ва, коман­до­вал детьми бояр­ски­ми Вод­ской пяти­ны Нов­го­ро­да, в боль­шом пол­ку в Ливон­ском похо­де. В 1578 г. вое­во­да в Круц­бор­ге (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 3. М., 1982. С. 477, 515; Т. 3. Ч. 1. М., 1984. С. 40).
31.17. Семён Михай­ло­вич
Вое­во­да в Гол­бине с 20.08.1577; вско­ре ему было веле­но город разо­рить, а запа­сы отве­сти в Чествин, само­му же быть в Вер­ли.
32.17. Васи­лий Михай­ло­вич
нов­го­род­ский поме­щик (1594).
Ж. ДОМ­НА N.N.
33.18. Иван Семё­но­вич Люль (1537)
Семен Семе­но­вич
34.20. Семён Ива­но­вич
В 1550/1551 г. в пого­сте Горо­ден­ском Вос­кре­сен­ском Вод­ской пяти­ны поме­стье за кня­зья­ми Дмит­ри­ем и Семе­ном, детьми Ива­на Давы­до­ва сына отцов­ское поме­стье, и за их дядья­ми кня­зья­ми Мат­ве­ем и Гри­го­ри­ем Давы­до­вы­ми детьми (РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. № 17150. Л. 240).
35.20. Дмит­рий Ива­но­вич
В 1550/1551 г. в пого­сте Горо­ден­ском Вос­кре­сен­ском Вод­ской пяти­ны поме­стье за кня­зья­ми Дмит­ри­ем и Семе­ном, детьми Ива­на Давы­до­ва сына отцов­ское поме­стье, и за их дядья­ми кня­зья­ми Мат­ве­ем и Гри­го­ри­ем Давы­до­вы­ми детьми (РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. № 17150. Л. 240).
36.22. Дмит­рий Мат­ве­вич или Гри­го­рье­вич
37.22. Андрей- Гри­го­рий Мат­ве­вич или Гри­го­рье­вич
Вое­во­да в зим­нем похо­де под Колы­вань в 1577 г. Ранее 7 нояб­ря 1578 г. кн. Миха­ил Юрье­вич Лыков и дьяк Васи­лий Алек­се­ев посы­ла­ли голо­ву кн. Андрея Путя­ти­на «в подъ­езд под немец­кие люди». Умер без­дет­ным
38.22. Фёдор Гри­го­рье­вич
39.23. Андрей Сило­вич
Иван Силыч
поме­щик Бежец­кой пяти­ны (1587).
40.24. Иван Неклю­до­вич
41.25. Бог­дан Алек­сан­дро­вич
поме­щик Бежец­кой пяти­ны (1587-1633).
7 коле­но
42.28. Яков Михай­ло­вич
43.33. Дани­ло Ива­но­вич
44.33. Юрий Ива­но­вич (1604)
45.33. Иван Ива­но­вич
46.33. Бог­дан Ива­но­вич
за ним в 1646 состо­я­ла вот­чи­на в сц. Вяс­ко­во Шелон­ской пяти­ны Нов­го­род­ско­го у.
46а.33. Роман Ива­но­вич
голо­ва у горо­до­вых дво­рян в Воло­ко­лам­ске (1634),
1638 — поме­щик Бежец­кой пяти­ны. Слу­жил по дво­ро­во­му спис­ку с помест­ным окла­дом 550 чети, а с денеж­ным окла­дом 20 руб из чети Ска­зал поме­стья за ним в дачах 416 чети с трет­ни­ком, а кре­стьян и бобы­лей зо семей. Да в вот­чине — 80 чети да кре­стьян и бобы­лей 12 семей. А на Госу­да­ре­вой служ­бе будет на коне на доб­ром, да конь в про­стых. Бою 2 писто­ли да кара­бин, да саб­ли, да латы, да шишак. Да 2 чело­ве­ка на конех с боем: с кара­би­на­ми да с саб­ля­ми. Да 3 чело­ве­ка в кошу с пищаль­ми с дол­ги­ми.
47.34. Иван Семё­но­вич (?-1624)
— В мар­те 1611 г., в самый раз­гар сму­ты, жите­ли Вла­ди­ми­ра посла­ли его в Казань с гра­мо­той, в кото­рой при­зы­ва­ли казан­цев к осво­бож­де­нию Моск­вы от поля­ков. В 1613 г. он под­пи­сал­ся, в чис­ле выбор­ных дво­рян от Арза­ма­са, под гра­мо­той об избра­нии на цар­ство Миха­и­ла Фео­до­ро­ви­ча Рома­но­ва, а в 1614 г. был вое­во­дой в Уржу­ме. В 1615 г. он соби­рал дво­рян и детей бояр­ских в Арза­ма­се, перед похо­дом на казан­ских татар и на луго­вую чере­ми­су. В 1618 г. был объ­ез­жим голо­вой для бере­же­нья от огня в Москве от Неглин­ной до Покров­ской ули­цы. В 1619 г. упо­ми­на­ет­ся как дво­ря­нин мос­ков­ский, и был послан из Моск­вы, во вре­мя оса­ды ее поль­ским коро­ле­ви­чем Вла­ди­сла­вом, для сбо­ра рат­ных людей в Яро­слав­ле. В 1621 г. был вое­во­дой на Опоч­ке, а в 1622—24 гг. — в Коломне, где и умер в мае 1624 г.
«Разр. кн.», I; «Акты ист.», II, стр. 396; «Акты Арх. Эксп.», II, стр. 318; «Собр. Гос. Гр. и Дог.», I, 642; II, 523, 541, 542, 546; «Акты Моск. Госуд.», I, стр. 204; II, стр. 41; В. Рум­мель, Родо­сл. сборн., II, стр. 281.
— В родо­слов­ной, поме­щен­ной у Рум­ме­ля, он носить про­зва­ние Люль. Слу­жеб­ная дея­тель­ность его неиз­вест­на, и имя его встре­ча­ет­ся лишь в 1613—14 гг. в «запи­сях»; но эти запи­си, в кото­рых он при­ни­мал живое уча­стие, будучи сто­рон­ни­ком Швед­ско­го коро­ле­ви­ча Кар­ла-Филип­па, нагляд­но пока­зы­ва­ют настро­е­ние Нов­го­ро­да Вели­ко­го уже после избра­ния на Мос­ков­ский пре­стол Мих. Феод. Рома­но­ва. Боль­шин­ство нов­го­род­цев про­дол­жа­ло счи­тать Швед­ско­го коро­ле­ви­ча сво­им закон­ным госу­да­рем и отно­си­лось к людям, отъ­ез­жав­шим из Нов­го­ро­да в Моск­ву или иные зем­ли, как к измен­ни­кам. 20-го нояб­ря 1613 г. была состав­ле­на поруч­ная запись по нов­го­род­ским поме­щи­кам и поме­щи­цам о неотъ­ез­де их из сво­их поме­стий за Нов­го­род­ский рубеж; во гла­ве пору­чи­те­лей нахо­дил­ся кн. П., а закан­чи­ва­лась запись так: «И будучи в Нове­го­ро­де учнут с ким какие в мире смут­ные речи гово­ри­ти или вме­ща­ти, или из Нова­го­ро­да без госу­да­ре­ва ука­зу куды отъ­едут или изме­нят: и на нас на порут­чи­ках пеня пре­свет­лей­ше­го и высо­ко­ро­жен­но­го госу­да­ря коро­ле­ви­ча и вели­ко­го кня­зя Кар­лу­са Филип­па Кар­лу­со­ви­ча, и наши порут­чи­ко­вы голо­вы в их голо­ву место; а кото­рый нас порут­чи­ков в лицех, на том госу­да­ре­ва пеня и пору­ка». 17-го янва­ря 1614 г. была выда­на поруч­ная запись по кн. Ефи­ме Федо­ро­ви­че Мышец­ком, кото­ро­го пору­чи­те­ли (в том чис­ле и кн. П.) выру­чи­ли у подъ­яче­го Баш­ма­ка Кон­дра­тье­ва; из это­го вид­но, что кн. Мышец­кий сде­лал попыт­ку отъ­е­хать из Нов­го­ро­да. В том же 1614 г., после авгу­ста, была отправ­ле­на Швед­ско­му коро­лю Густа­ву-Адоль­фу чело­бит­ная Нов­го­род­ско­го мит­ро­по­ли­та Иси­до­ра, нов­го­род­ско­го вое­во­ды кн. Ива­на Одо­ев­ско­го, духов­ных вла­стей и зем­ских чинов, (меж­ду про­чим и кн. П.), что­бы швед­ский король Густав-Адольф не при­нуж­дал их, вопре­ки при­ся­ге, дан­ной ими его бра­ту Кар­лу-Филип­пу, при­ся­гать на вер­ность и ему, коро­лю. Нов­го­род­цы бла­го­да­рят Густа­ва за его обе­ща­ние обе­ре­гать Нов­го­род­ское госу­дар­ство от недру­гов, в слу­чае, если они будут цело­вать ему крест, но при­бав­ля­ют, что им, «под­дан­ным холо­пем его пре­свет­лей­ше­ства, о таком вели­ком деле (обе­ре­гать госу­дар­ство) мимо вели­ко­го госу­да­ря сво­е­го коро­ле­ви­ча, пре­свет­лей­ше­го и высо­ко­ро­жен­но­го вел. кн. Кар­лу­са Филип­па Кар­лу­со­ви­ча, дого­ва­ри­вать и укреп­лять­ся не моч­но». Отно­си­тель­но избра­ния на Мос­ков­ское цар­ство Мих. Феод. Рома­но­ва поми­мо Кар­ла-Филип­па нов­го­род­цы отзы­ва­ют­ся так: «А Вла­ди­мер­ско­го, госу­дарь, и Мос­ков­ско­го госу­дар­ства вся­ких чинов люди пото­му же учи­ни­ли так не с наше­го сове­ту, мы с ними о таком непо­сто­я­тель­стве не ссы­ли­ва­лись и впе­ред ни о каком непри­я­тел­ствен­ном деле ссы­ла­ти­ся не учнем же, дер­жим­ся во всем вер­но госу­да­ря сво­е­го коро­ле­ви­ча, пре­свет­лей­ше­го и высо­ко­ро­жен­но­го вели­ко­го кня­зя Кар­лу­са Филип­па Кар­лу­со­ви­ча». В родо­слов­ной кн. Путя­ти­ных, состав­лен­ной Рум­ме­лем, ска­за­но, что «вели­кий князь» пожа­ло­вал кн. Ив. Семе­но­ви­ча Путя­ти­на горо­дом Ореш­ком. Так как в титу­ле Швед­ско­го коро­ле­ви­ча, упо­треб­ляв­шем­ся нов­го­род­ца­ми, встре­ча­ем наиме­но­ва­ние его «вели­ким кня­зем», то явля­ет­ся пред­по­ло­же­ние, что Оре­шек (тепе­реш­ний Шлис­сель­бург) был пожа­ло­ван Кар­лом-Филип­пом кн. Путя­ти­ну за его осо­бен­ную пре­дан­ность и какие-нибудь, неиз­вест­ные нам, заслу­ги.
В 1590 в похо­де на Иоан­на Швед­ско­го голо­ва в сто­ро­жах в 1611 направ­лен жите­ля­ми Вла­ди­ми­ра в Казань с при­зы­вом осво­бож­дать Моск­ву от поля­ков; в 1613 участ­во­вал в избра­нии царем Миха­и­ла Федо­ро­ви­ча; в 1614 – вое­во­да в Уржу­ме; в 1618 – объ­ез­жий голо­ва в Москве; в 1621 – вое­во­да в Опоч­ке; в 1622 – 24 – в Коломне.
В. В. Рум­мель, Родо­слов­ный сбор­ник, т. II, стр. 281; «Доп. к актам ист.», II, стр. 18—19, 47.
В.
48.36. Семён Дмитриевич(1614)
49.36.Иван Дмит­ри­е­вич
8 коле­но
50.46. Алек­сей Бог­да­но­вич (1664,1666)
51.46.Никита Бог­да­но­вич
Ж. Евдо­кия Гри­го­рьев­на (1630 — )
Хх.46а. Мария Рома­нов­на
жена с 1642 кн. Васи­лия Андре­еви­ча Мышец­ко­го (1623-п.1642)
52.47. Иван Ива­но­вич
Пат­ри­ар­ший столь­ник (1629), дво­ря­нин мос­ков­ский в 1636—1640 гг. Пер­вый при­став при сибир­ском царе Алее Кучу­мо­ви­че (1638). Умер без­дет­ным
53.47.Фёдор Ива­но­вич
54.47.Гавриил Ива­но­вич
55.48. Дмит­рий Семё­но­вич
56.48.Григорий Семё­но­вич
9 коле­но
57.50. Дмит­рий Алек­се­е­вич
58.51. Гри­го­рий Ники­тич
Столь­ник цари­цы Евдо­кии Федо­ров­ны, пер­вой жены Пет­ра I, в 1686—1692 гг. Госу­да­рев столь­ник в 1692 г. столь­ник, в Нов­го­род­ском пол­ку
1710-го декаб­ря в __ день … в Анто­ньев­ском пого­сте у пере­пис­ки на ста­ну пере­пи­щи­ку князь Михай­ле Васи­лье­ви­ча Мещер­ско­го тоеж Вотц­кие пятине Корель­ские поло­вине Анто­ньев­ско­го пого­ста столь­ни­ка князь Гри­го­рья Ники­ти­ча Путя­ти­на при­каз­ной ево дво­ро­вой чело­век … ска­зал … гос­по­дин мой … в каких чинех напред сего слу­жил и где в пол­ках и в похо­дах был и в кото­рых годех того ска­зать не ведаю а ныне он гос­по­дин мой у госу­да­ре­ва дела в Вели­ком Нове­го­ро­де а живет он гос­по­дин мой в той Вотц­кой пятине в Корель­ской поло­вине в выше­пи­сан­ном Анто­ньев­ском пого­сте в вот­чин­ном сво­ем селе Заха­рьине в поме­щиц­ком сво­ем дво­ре от роду ему гос­по­ди­ну 41 год у него жена а моя поме­щи­ца кня­ги­ня Улья­на Васи­льев­на 31 году без­дет­ны да у негож гос­по­ди­на мое­го живет дев­ка Ефро­си­нья Симо­но­ва дочь Бора­но­вых 35 лет …да в том же ево гос­по­ди­на мое­во селе Заха­рьине ста­рин­ные дво­ро­вые люди … (л.157об.) …
по пере­пис­ным кни­гам 186-го году а напи­са­ны тех людей отцы и деды их за отцом ево гос­по­ди­на мое­го князь Ники­тою Ели­за­рье­ви­чем Путя­ти­ным и за тестем ево Васи­льем Ива­но­ви­чем Тег­ле­вым да в том же ево гос­по­ди­на мое­го (л.158) селе Заха­рьине напи­са­но по пере­пис­ным кни­гам 186-го году за дядей ево князь Алек­се­ем Ели­за­рье­ви­чем Путя­ти­ным задвор­ных 3 дво­ра …(л.158об.) …
достал­ся тет­ки ево вдо­вы кня­ги­ни Овдо­тьи князь Алек­се­ев­ской жене Путя­ти­на …
да емуж гос­по­ди­ну мое­му доста­лись по роз­де­лу з бра­том ево князь Тимо­фе­ем Ники­ти­чем в Обо­неж­ской пятине в Солец­ком пого­сте в селе Мыс­ло­ве задвор­ных людей по пере­пис­ным кни­гам 186-го году 2 дво­ра кото­рые напи­са­ны за отцом его … (л.159) …
по пере­пис­ным кни­гам 186-го году напи­са­но … за дядею ево род­ным за князь Алек­се­ем княж Бог­да­но­вым сыном Путя­ти­ным а дерев­ни Гор­ки двор кре­стьян­ской … (л.159об.) …
по пере­пис­ным кни­гам 186-го году напи­са­но было … за отцом ево … в вот­чин­ной дерев­ни Гнил­ки 4 дво­ра кре­стьян­ских да двор бобыль­ской … (л.160об.) …
по пере­пис­ной кни­ге 186-го году напи­са­но было за преж­ним поме­щи­ком за князь Ники­тою княж Ива­но­вым сыном Мещер­ским в дерев­ни Брю­хов­шине 5 дво­ров кре­стьян­ских да двор бобыль­ской и в про­шлых годех а в кото­ром году тово ска­зать не упом­ню по роз­де­лу з бра­том ево князь Тимо­фе­ем Ники­ти­ным Путя­ти­ным доста­лось в той дерев­ни Пере­ез­де а Брю­хо­вы­ши­на тож 3 дво­ра пустых …(л.161) …
достал­ся по дачам на выть вдо­вы кня­ги­ни Овдо­тьи князь Алек­се­ев­ской жене Путя­ти­на и пере­ве­ден …на Иван­ской Пере­ет­ской погост … а досталь­ные 2 дво­ра кре­стьян­ских … доста­ли­ся из за отца ево гос­по­ди­на мое­го … по дачам во вла­де­ние та дерев­ня Брю­хов­ши­на за Сте­па­на Васи­лье­ви­ча Тати­ще­ва … что было в той дерев­ни Брю­хов­шине за преж­ним поме­щи­ком ныне во вла­де­нье за ним Сте­па­ном Васи­лье­ви­чем Тати­ще­вым да в той же Вотц­кой пятине в Корель­ской поло­вине в Коло­мен­ском пого­сте по пере­пис­ной кни­ге 186-го году напи­са­но было выше­пи­сан­но­го гос­по­ди­на мое­го за дядей ево за князь Алек­се­ем княж Бог­да­но­вым сыном Путя­ти­ным дерев­ня Пло­тич­на 6 дво­ров кре­стьян­ских а ныне за гос­по­ди­ном моим за князь Гри­го­рьем Ники­ти­чем Путя­ти­ным в вот­чине … (л.163) …
выше­пи­сан­ных бег­лых и вымо­роч­ных дво­ров кре­стьян­ские участ­ки … пашет­ца на гос­по­ди­на мое­го а иной год лежит впу­сие для того что ста­ли близ боль­шой мосто­вой доро­ги
да в той же деревне Пло­тичне по пере­пис­ной кни­ге 186-го году напи­са­но было за Ива­ном Ники­ти­ным сыном Сумо­ро­ко­вым 3 дво­ра кре­стьян­ских и в про­шлых годех а в кото­ром году того не упом­ню те дво­ры со кре­стья­ны по здел­ки от него Ива­на Сумо­ро­ко­ва доста­лись Фло­ру [Гера­си­мо­ви­чу] Свер­бе­е­ву а он Флор Свер­бе­ев ис тех трех дво­ров кре­стьян ис той Вотц­кой пятине ис Корель­ской поло­вине ис той дерев­ни Пло­тич­на пере­вел в Шелон­скую пяти­ну в Бурец­кой погост в дерев­ню свою Солоп­ско а в кото­ром году он Флор Свер­бе­ев тех кре­стьян и как их име­ны зовут и жен (л.163об.) и детей их и в како­вы лета про то я а скас­ки ска­зать за дав­но­стию лет не упом­ню от того в той деревне Пло­тичне те дво­ры и пусты а чет­верт­ная паш­ня со все­ми уго­дьи по дачам за гос­по­ди­ном моим князь Гри­го­рьем Ники­ти­чем Путя­ти­ным
да в Дерев­ской пятине в Холов­ском пого­сте по пере­пис­ным кни­гам 186-го году в дерев­ни Гло­то­ве за Гурьем Кото­вым напи­сан 1 двор а ные тот двор по дачам за гос­по­ди­ном моим …з дерев­ни Гло­то­ва пере­вес кре­стьян в Влтц­кую пяти­ну в Корель­скую поло­ви­ну в Пет­ров­ской погост на пустошь свою Радо­боль и с той пусто­ши Радо­бо­ли в про­шлом 709-м году пере­вел он гос­по­дин мой тех сво­их кре­стьян в туж Вотц­кую пяти­ну в Коло­мен­ской погост в дерев­ню свою Мост­ки ..Пере­пись 1710 года: Нов­го­род­ский уезд: Вот­ская пяти­на: Корель­ская поло­ви­на: Сказ­ки, подан­ные пере­пис­чи­ку кня­зю Миха­и­лу Васи­лье­ви­чу Мещер­ско­му
(РГА­ДА. Ф.1209. Оп.1. Д.8580. Л.1-882).
59.51. Тимо­фей Ники­тич (1675 — )
1710-го нояб­ря в __ день …
в Солец­ком пого­сте что на Вол­хо­ве в дерев­ни Ирсы у пере­пис­ке на ста­ну … князь Тимо­фе­ев кре­стья­нин Ники­ти­ча Путя­ти­на ново­по­сель­ной дерев­ни Новом Бору ста­ро­ста … ска­зал … в про­шлых годех поме­щик мой … пере­вес из Обо­неж­ской пятине из Зао­неж­ской поло­вине выше­пи­сан­но­гож Солец­ко­го пого­ста из вот­чин­ной сво­ей дерев­ни Чер­но­ва кре­стьян … Пере­пись 1710 года: Нов­го­род­ский уезд: Вот­ская пяти­на: Корель­ская поло­ви­на: Сказ­ки, подан­ные пере­пис­чи­ку кня­зю Миха­и­лу Васи­лье­ви­чу Мещер­ско­му
(РГА­ДА. Ф.1209. Оп.1. Д.8580. Л.1-882)
Ж. Еле­на Кон­дра­тьев­на
Кж. Мария Ники­тич­на (49).
М.: Сте­пан Васи­лье­вич Тати­щев (1677 – 1715).
60.53. Иван Фёдо­ро­вич
Столь­ник в 1600— 1678 гг.
Стряп­чий (1656 – 76); столь­ник (1678).
1658 — Князь Иван княж Федо­ров сын Путя­тин. И 171-го учи­нен ему оклад помес­ной 450 чети, денег 18 руб­лев. Ему ж за литов­ские служ­бы 162-го, 163-го, …БОЯР­СКАЯ КНИ­ГА 1658 ГОДА
За ним в 1678 состо­я­ла вот­чи­на в с. Хири­но Арза­мас­ско­го у., в д. Кула­ко­во Пере­я­с­лав­ско­го у. и в сц. Дерев­ко­во Ново­силь­ско­го у.
61.53. Васи­лий Фёдо­ро­вич (1673)
62.55. Гри­го­рий Дмит­ри­е­вич
Столь­ник в 1650—1676 гг. столь­ник (1650-1676); слу­жил у сто­ла госу­да­ре­ва (19 фев. 1664); пожа­ло­ва­но ему в вот­чи­ну поме­стье Ржев­ско­го и Зуб­цов­ско­го уез­дов (31 янв. 1672). Столь­ник (1658 – 76).
1658 — Князь Гри­го­рей княж Дмит­ре­ев сын Путя­тин. 225 В бояр­ской кни­ге 155-го году оклад ему с при­да­че­ми помес­ной 750 чети, денег 40 руб­лев­БО­ЯР­СКАЯ КНИ­ГА 1658 ГОДА
За ним в 1678 состо­я­ла вот­чи­на в с. Зубо­во Зуб­цов­ско­го у., в д. Дура­ко­во и в д. Глеб­ко­во Ржев­ско­го у.
63.55.Василий Дмит­ри­е­вич (?-до 1699)
дво­ря­нин мос­ков­ский 1676-1677
БОЯР­СКАЯ КНИ­ГА 1658 ГОДА Из житья князь Васи­лей княж Дмит­ре­ев сын Путя­тин. В жилец­ком в под­лин­ном спис­ку 169-го году оклад ему с при­да­ча­ми помес­ной 670 чети, денег из Чети 32 руб­ли.
?-до 1699, поме­щик Ржев­ско­го уез­да (1619); дво­ря­нин мос­ков­ский (1667-1676).
Ум. до 1699.
Дво­ря­нин мос­ков­ский (1667 – 77).
За ним в 1678 состо­я­ла вот­чи­на в д. Мини­но Ржев­ско­го у.
10 коле­но
64.59. Иван Тимо­фе­е­вич
65.60. Сте­пан Ива­но­вич
Столь­ник в 1682— 1692 гг., вое­во­да в Том­ске в 1693 г., вице-губер­на­тор в Ниж­нем Нов­го­ро­де в 1716 г. Состо­ял под след­стви­ем за зло­упо­треб­ле­ния (1720)
В мае 1714 года губер­на­тор Измай­лов умер. Сме­нил его князь Сте­пан Ива­но­вич Путя­тин, тоже ста­рый и боль­ной чело­век. Про­дер­жал­ся на сво­ем посту он несколь­ко подоль­ше — до 1718 года.В 1718 году Петр, устра­и­вая санкт-петер­бург­ское Адми­рал­тей­ство, учре­дил при нем канат­ный, или пря­диль­ный двор и, желая иметь в нем доста­точ­ное чис­ло пря­диль­щи­ков, издал высо­чай­ший рескрипт на имя ниже­го­род­ско­го вице-губер­на­то­ра кня­зя Сте­па­на Ива­но­ви­ча Путя­ти­на: «Поне­же надоб­но в Санкт-Петер­бур­ге в адми­рал­тей­ство на Канат­ный двор пря­диль­щи­ков пять­де­сят чело­век года на два, для того то чис­ло пря­диль­щи­ков, сыс­кав в Ниж­нем Нов­го­ро­де и в дру­гих горо­дах сво­ей губер­нии, вышли­те в Петер­бурх немед­лен­но, дав им на про­ход под­мож­ные день­ги по чему при­стой­но». Луч­шие камен­щи­ки, плот­ни­ки и куз­не­цы «за креп­ки­ми пору­ка­ми и з запи­сью» были так­же забра­ны на стро­и­тель­ство С.-Петербурга. Это было совсем непло­хо, так как воз­вра­щав­ши­е­ся из новой сто­ли­цы камен­щи­ки при­но­си­ли с собой в род­ной город и стро­и­тель­ный опыт, и новые эсте­ти­че­ские пред­став­ле­ния. Про­вин­ци­аль­ный Ниж­ний «тянул­ся» за сто­ли­ца­ми, пыта­ясь стать «тре­тьей сто­ли­цей России».19 мар­та 1718 Сте­пан Ива­но­вич Путя­тин скон­чал­ся. Заме­ны ему не нашлось, и губер­ния вновь была под­чи­не­на казан­ско­му губер­на­то­ру П. М. Апрак­си­ну.
В июне в Ниж­ний Нов­го­род был назна­чен Сте­пан Ива­но­вич Путя­тин. Указ Пет­ра опре­де­лял: «Столь­ни­ку князь Сте­па­ну княж Ива­но­ву сыну Путя­ти­ну быть в Ниже­го­род­ской губер­нии ланд­ра­том (совет­ни­ком), и тое губер­нию во всем ведать и отправ­лять вся­кие дела с преж­ни­ми ланд­ра­та­ми обще… пока­мест в тое губер­нию опре­де­лен будет губер­на­тор или вице-губер­на­тор». Но и по про­ше­ствии вре­ме­ни нуж­но­го чело­ве­ка на долж­ность губер­на­то­ра или вице-губер­на­то­ра Сенат так и не подыс­кал, а пото­му и утвер­дил Путя­ти­на вице-губер­на­то­ром. В тече­ние почти трех лет Сте­пан Ива­но­вич управ­лял губер­ни­ей.
Иссле­до­ва­те­ли отме­ча­ют, что назна­че­ние во гла­ве губер­ний вице-губер­на­то­ров было не такой уж ред­ко­стью. Дело в том, что финан­со­вое поло­же­ние госу­дар­ства было рас­стро­е­но вот царь Петр и эко­но­мил на всем, где толь­ко поз­во­лив обсто­я­тель­ства. Денеж­ное жало­ва­ние губер­на­то­ра в 1200 руб­лей, а вице-губер­на­то­ра — в два раза меньше.До сво­е­го назна­че­ния в Ниже­го­род­скую губер­нию он уже под­на­то­рел в адми­ни­стра­тив­ных делах: десять лет про­слу­жил при дво­ре, а с 1693 года — вое­во­дой в Том­ске. Его поли­тес, как гово­ри­ли тогда, сов­пал с вос­хож­де­ни­ем на пре­стол Пет­ра Вели­ко­го.
Вне вся­ко­го сомне­ния, князь Сте­пан был вер­ным про­вод­ни­ком в Сиби­ри пет­ров­ской лом­ки тра­ди­ций и укла­да жиз­ни ста­рой Руси, а потом и в Ниже­го­род­чи­ие. Тем более что в Ниж­нем у него был силь­ный помощ­ник — архи­манд­рит Пити­рим, при­слан­ный преж­де Путя­ти­на сюда из сто­ли­цы. До при­ез­да кня­зя, а он при­был в Ниже­го­род­скую губер­нию толь­ко в сен­тяб­ре 1714 года, все адми­ни­стра­тив­ные дела справ­лял Пити­рим.
Не успел князь Сте­пан Ива­но­вич огля­деть­ся на новом месте, как после­до­вал цар­ский при­каз: всех опыт­ных стро­и­те­лей (камен­щи­ков, плот­ни­ков, кро­вель­щи­ков и про­чих масте­ро­вых людей) собрать со всей губер­нии и при­слать в стро­я­щий­ся Санкт-Петер­бург. То же Петр тре­бо­вал и от дру­гих губер­ний. Путя­тин же не торо­пил­ся испол­нить волю царя. Мно­го­опыт­ный царе­дво­рец, князь Сте­пан знал, что не вся­кое дело мож­но быст­ро вправ­лять. Как гово­рит­ся в наро­де, спеш­ка нуж­на при лов­ле блох. Вот и пред­ше­ствен­ник кня­зя нало­мал дров, выпол­няя неза­мед­ли­тель­но Пет­ров указ. Желая жите­лей импе­рии заста­вить осва­и­вать мор­ское дело, царь пове­лел вме­сто мостов нала­дить пере­пра­вы на яли­ках, лод­ках и пло­та­ми. Пере­усерд­ство­вав­ший губер­на­тор Измай­лов при­ка­зал сжечь в Нов­го­ро­де пон­тон­ный мост.
В 1715 году про­изо­шел пожар, выжег­ший Ниже­го­род­ский кремль. Сте­пан Ива­но­вич наме­ре­вал­ся начать отстра­и­вать, но осе­нью при­шел указ: воз­ве­де­ние камен­ных зда­ний импе­рии запре­ща­ет­ся под стра­хом лише­ния соб­ствен­но­сти. Исклю­че­ние состав­лял Петер­бург. И туда рос­сий­ский само­дер­жец тре­бу­ет все новых масте­ров. Так, по имен­но­му ука­зу Путят­шг необ­хо­ди­мо было отпра­вить в сто­ли­цу в рас­по­ря­же­ние пра­пор­щи­ка С. Киш­ки­на две­сти татар и мурз, «искус­ных в плот­ни­че­стве и рас­пи­лов­ке досок». Сте­пан Ива­но­вич сунул было цар­скую гра­мо­ту под сук­но в надеж­де, что Петр забу­дет. Да толь­ко про­счи­тал­ся князь. В сере­дине янва­ря 1716 года при­ска­кал в Ниж­ний цар­ский курьер с нака­зом: спеш­но напра­вить в сто­ли­цу плот­ни­ков. А преж­де оче­ред­ной раз­гон­ный указ был полу­чен: «…Писал к нам казан­ский вице-губер­на­тор, что в Ниже­го­род­ской губер­нии не нани­ма­ют­ся руб­щи­ки леса». И потре­бо­вал царь силою брать креп­ких мужи­ков в уез­дах и посы­лать их на лесо­по­вал.
На сей раз князь Сте­пан не посмел ослу­шать­ся само­держ­ца, хотя у само­го нуж­да была в масте­рах край­няя. По пове­ле­нию Пет­ра он обя­зан был над­зи­рать и за стро­и­тель­ством кораб­лей в Ниж­нем Нов­го­ро­де и Балахне. А не догля­дел, так царь устро­ил ему наго­няй. От такой цар­ской «мило­сти» не вдруг окле­ма­ешь­ся — Петр, извест­но, мог и бато­гом «при­го­лу­бить» сво­е­го под­дан­но­го, не слиш­ком-то раз­би­рал, где князь, а где кре­пост­ной.
Одна­ко князь Сте­пан Ива­но­вич, как ни ста­рал­ся, а все не выхо­ди­ло у него с кораб­ля­ми, что и гово­рить, чело­век он сухо­пут­ный, с мор­ским про­мыс­лом преж­де дела не имея. Раз­до­са­до­ван­ный вко­нец Петр при­слал из адми­рал­тей­ства опыт­но­го кора­бель­щи­ка, кото­ро­му пору­ча­лось обу­че­ние ниже­го­род­ских судо­стро­и­те­лей. Он же дол­жен был обес­пе­чить отправ­ку гото­вых кораб­лей на Бал­ти­ку.
Не успе­вал Путя­тин одно дело спра­вить как от царя шло новое пред­пи­са­ние: про­ве­сти заго­тов­ку юфти для армей­ских сапог, да еще с при­пис­кой: «…Чтоб сей указ был весма исправ­лен». А еще губерн­ский началь­ник отве­чал за набор в армию и на флот. И, конеч­но же, за сбор пода­тей. К тому ж от пред­ше­ствен­ни­ка долг остал­ся, о чем Петр пре­ду­пре­ждал А.П. Измай­ло­ва: «При­нуж­де­ны вы буди­те жесто­кий ответ дать».
Но и с этим у Сте­па­на Ива­но­ви­ча не все полу­ча­лось как тре­бо­вал Петр. А виной все­му были рас­коль­ни­ки. Глу­хой заволж­ский край губер­нии был одним из креп­ких рос­сий­ских цен­тров рас­коль­ни­че­ства. Архи­манд­рит Пити­рим, чело­век умный, твер­дый и энер­гич­ный, под­дер­жи­вав­ший поли­ти­ку Пет­ра и видев­ший в рас­коль­ни­ках нема­лую опас­ность для Пра­во­слав­ной Церк­ви, всту­пил со ста­ро­об­ряд­ца­ми в тео­ло­ги­че­ские бесе­ды. Но если отец Пити­рим дол­жен был убе­дить рас­коль­ни­ков поме­нять убеж­де­ния, то Путя­тин дол­жен был обес­пе­чить сбор пода­тей. Ста­ро­об­ряд­цы ни в какую не хоте­ли брить боро­ды, а по цар­ско­му ука­зу за это нала­га­лась боро­до­вая пошли­на, вве­ден­ная в 1708 году. Но и пошли­ну они не пла­ти­ли, ссы­ла­ясь, что она непо­мер­ная. А день­ги край как нуж­ны были — шла Север­ная вой­на.
Про­ти­во­сто­я­ние Пити­ри­ма и рас­коль­ни­ков достиг­ло наи­выс­ше­го пре­де­ла в 1716 году. Не смог ниче­го поде­лать с ними и князь Сте­пан Ива­но­вич. Послед­нее цар­ское пору­че­ние, дан­ное Сте­па­ну Ива­но­ви­чу, — сна­ря­дить в адми­рал­тей­ство 50 опыт­ных пря­диль­щи­ков кана­тов. А 19 мар­та 1718 года в Ниж­ний при­шел указ о сме­ще­нии кня­зя с поста вице-губер­на­то­ра по при­чине болез­ни. Но еще более полу­го­да он испол­нял обя­зан­но­сти намест­ни­ка губер­нии.
Вый­дя в отстав­ку; ста­рый и боль­ной князь Путя­тин посе­лил­ся в сво­ем арза­мас­ском име­нии. Поз­же оно пере­шло во вла­де­ние двух его сыно­вей. Как мож­но сулить по «Исто­ри­че­ским све­де­ни­ям», сыно­вья ниже­го­род­ско­го намест­ни­ка С.И.Путятина были людь­ми бого­че­сти­вы­ми. Н.М. Щеголь­ков упо­ми­на­ет их в чис­ле бла­го­тво­ри­те­лей, спо­соб­ство­вав­ших воз­об­нов­ле­нию Тих­вин­ско­го мона­сты­ря, кото­рый был постро­ен зано­во, но не на преж­нем месте, а на самой вер­шине Высо­кой Горы, отче­го и полу­чил новое назва­ние Высо­ко­гор­ский, а по глав­но­му хра­му — Воз­не­сен­ский.
Саран­ский уезд РГА­ДА, ф.1209, оп.2, е.хр.6506.6506-9. Лл. 381-391. О даче зем­ли кня­зю Сте­па­ну Ива­но­ви­чу Путя­ти­ну в рай­оне г. Сур­ска Горо­ди­щен­ско­го рай­о­на. В октяб­ре 7207 г., по ука­зу вели­ко­го госу­да­ря и по гра­мо­те из при­ка­за Казан­ско­го двор­ца и по при­ка­зу дум­но­го дво­ря­ни­на и вое­во­ды Сте­па­на Бог­да­но­ви­ча и столь­ни­ка Ива­на Ива­но­ви­ча Лов­чи­ко­вых, «веле­но това­ри­щу их, столь­ни­ку Афа­на­сию Михай­ло­ви­чу Тоуза­ко­ву ехать для меже­ва­ния помест­ной зем­ли столь­ни­ка князь Сте­па­на княж Ива­но­ва сына Путя­ти­на в Саран­ской уезд на Суру реку, Высо­кое Горо­ди­ще, Мин­бор тож», по чело­би­тью Путя­ти­на от декаб­ря 206 года. Куда Тоуза­ков и отпра­вил­ся 12 октяб­ря 207 г. с чело­ве­ком от Путя­ти­на Алеш­кой Голо­ви­ным.
В чело­бит­ной Путя­тин писал: «в про­шлом 194-м (1686) году дано было Сте­па­ну Алек­се­е­ву сыну Теле­ги­ну и отка­за­но в Саран­ском уез­де Высо­кое Горо­ди­ще, Мин­бор тож». Одна­ко из-за непра­виль­но­го оформ­ле­ния отво­да Путя­тин во вла­де­ние не всту­пил и лишь в 206-м году был учи­нен чер­теж и при­сту­пи­ли к меже­ва­нию. Путя­тин про­сил здесь отве­сти ему 250 четей в поле, а в дву по тому ж, и сен­ные поко­сы на 3 тыся­чи копен, с рыб­ны­ми лов­ля­ми и все­ми уго­дьи.
«И в то де чис­ло бег­лая морд­ва дерев­ни Верх­не­го Кол­да­и­су, Тур­га­ко­ва тож, Артюш­ка Рада­ев с това­ри­щи меже­вать не дали и назва­ли тою ево зем­лю сво­ею зем­лею». 23 нояб­ря 206 (1697) г. эта «бег­лая морд­ва» «свою неправ­ду при­нес­ли» – чело­бит­ную в Пен­зе на съез­жую избу С.Б. Лов­чи­ко­ву, за сво­и­ми зна­ме­ны, а в чело­би­тье сво­ем писа­ли, «что до той зем­ли им, бег­лой морд­ве, дела нет, для того что кре­по­стей на ту зем­лю у них ника­ких не яви­лось и вла­де­ют тою зем­лею бес кре­по­стей мно­гие годы» и про­си­ли отме­же­вать им зем­лю по сосед­ству с путя­тин­ской. «А в вине де их, что они тое зем­ли меже­вать не дали и назы­ва­ли сво­ею, волен вели­кий госу­дарь» (т.е. при­но­сят вину).
Это была морд­ва д. Верх­ний Кол­да­ис, Тур­га­ко­во тож, Артюш­ка Рада­ев, Стень­ка Алю­шев, Тагай­ка Тре­тья­ков с това­ри­щи «всею дерев­нею».
Из отказ­ной кни­ги от 20 мая 199 (1691) г.: С.И. Путя­ти­ну отка­за­но в Саран­ском уез­де 250 четей в поле, а в дву по тому ж, и дру­гие уго­дья, «что отка­за­но было Сте­па­ну Теле­ги­ну в уро­чи­щах по Суре реке Высо­кое Горо­ди­ще, Мин­бор тож, и от Суры реки про­меж чер­но­го лесу и Тар­та-пом­ры и сверх ево отказ­ных книг от Тар­та-пом­ры и до реч­ки Сурье­вы и до реч­ки Стю­де­но­го клю­ча, и от тех речек до того же чер­но­го лесу, в указ­ное чис­ло, в поме­стье на две­сти на пят­де­сят чети да сена на три тыся­чи копен и рыб­ные лов­ли по обе сто­ро­ны реки Суры, на низ Черем­шан­ки реч­ки и до Черем­шан­ско­го бору, до реч­ки Иши­му и до ишим­ско­го устья и с озе­ры, и з зато­ны, и со исто­ки».
По этой выпи­си двое кре­стьян С.И. Путя­ти­на из села Трех­свят­ско­го Саран­ско­го уез­да ука­за­ли при сто­рон­них людях преж­ние меже­вые гра­ни, в том чис­ле и такие «при­зна­ки», как «у Суры реки на бере­гу ста­рой зем­ля­ной вал и ров и ска­за­ли: то де Высо­кое Горо­ди­ще, Мин­бор тож, кото­рое напи­са­но в выпи­си с отказ­ных книг, а от Высо­ко­го Горо­ди­ща при­ве­ли к пом­ре, а ска­за­ли: та де Тар­та-пом­ра, а от Тар­та-пом­ры при­ве­ли через поля к реч­ке, а ска­за­ли: та де реч­ка Стю­де­ной ключ, и села Николь­ско­го ново­кре­ще­ны… ничем не спо­ри­ли… При­ве­ли через поля ж к дру­гой реч­ке и ска­за­ли: то де реч­ка Сурьев­ка, а от той реч­ки при­ве­ли к чер­но­му лесу и ска­за­ли: та де пом­ра Тар­та». При отво­де упо­мя­ну­ты так­же доро­га, по кото­рой ездят из с. Николь­ско­го в д. Тур­га­ко­ву, «кададын­ская доро­га», сухо­дол, впа­дав­ший в Сту­де­ный ключ, зем­ля ново­кре­щен с. Николь­ско­го, доро­га, что ездят в д. Тур­га­ко­ву из Высо­ко­го горо­ди­ща, реч­ка Ишим, что впа­ла в Суру «з дру­гой сто­ро­ны», река Сура «про­тив ишим­ско­го устья». В чер­ном лесу не меже­ва­ли, так как «мерять было за леса­ми невоз­мож­но». Рыб­ные лов­ли Путя­ти­ну были отве­де­ны от устья Иши­ма, вверх по Суре до кру­той горы, «где посе­ли­лись ново­кре­ще­ны, что ныне село Николь­ское», и далее выше по реке Суре с озе­ра­ми и зато­на­ми до реч­ки Черем­шан­ки и Черем­шан­ско­го бора.
На отво­де были сто­рон­ние люди – саран­ские и пен­зен­ские стрель­цы, кре­стья­нин Вась­ка Гла­зу­нов из д. Салов­ки Мат­вея Саве­лье­ви­ча Сало­ва, кре­стьяне дру­гих поме­щи­ков из той же дерев­ни, морд­ва д. Пан­зе­лок Пен­зен­ско­го уез­да, морд­ва д. Ишим, д. Ниж­ний Ишим.
66.62. Юрий Гри­го­рье­вич
стряп­чий 1692
67.62. Иван Гри­го­рье­вич
Стряп­чий (1683), столь­ник в 1686—1692 гг.
68.63. Семён Васи­лье­вич
столь­ник 1692стольник (1692-1706).
Ж. ЛИТ­ВИ­НО­ВА КСЕ­НИЯ ЮРЬЕВ­НА
69.63. Васи­лий Васи­лье­вич
стряп­чий 1692
б/д
70.63.Артемий Васи­лье­вич
ржев­ский поме­щик (1706).
71.63.Иван Васи­лье­вич
б/држевский поме­щик (1706).
72.63.Михаил Васи­лье­вич (?-до 1699)
жена­тый на Федо­сье­во 2-м бра­ке была за ДУРО­ВЫМ ИВА­НОМ
11 коле­но
73.65.Алексей Сте­па­но­вич
поме­щик Арза­мас­ско­го уез­да.
74.65.Андрей Сте­па­но­вич
75.66. Ники­та Юрье­вич
76.66.Алексей Юрье­вич
77.67. Мак­сим Ива­но­вич (1703,1744)
жилец, в пеших каде­тах в Боль­шом пол­ку с 1703 г.
Пол­ков­ник (бри­га­дир при отстав­ке в 1744 г.)
[22 нояб­ря] — «Сего дня 1770-го года скон­чал­ся князь Мак­сим Ива­но­вич Путя­тин»
жена­тый на Елене Мака­ровне, поме­щи­це Ржев­ско­го уез­да.
78.67.Юрий Ива­но­вич
жилец с 7200 г.
79.68. Васи­лий Семё­но­вич (1741).
80.68.Пётр Семё­но­вич Боль­шой (?-1741)
Ж. ЧАШ­НИ­КО­ВА ФЕО­ДО­РА ГЕРА­СИ­МОВ­НА, во 2-м бра­ке была за ИЗВЕ­КО­ВЫМ СТЕ­ПА­НОМ.
81.68. Иван Семё­но­вич
Под­пол­ков­ник
82.68.Пётр Семё­но­вич Мень­шой
83.70. Авра­ам Арте­мье­вич (1709-1769)
в Мор­ской шко­ле (1723); титу­ляр­ный юнкер Воен­ной кол­ле­гии (1725-1727); сол­дат Суз­даль­ско­го пехот­но­го пол­ка (1727); кап­те­нар­мус л.-гв. Измай­лов­ско­го пол­ка (1730); сер­жант того же пол­ка (1731); ланд­ми­ли­ции капи­тан (1732); секунд-май­ор (1736); пре­мьер-май­ор (1737); под­пол­ков­ник (1738); бри­га­дир (1755); назна­чен к Про­ви­ант­ско­му прав­ле­нию при армии в Прус­сии (5 мар­та 1761); гене­рал-май­ор (3 апр. 1762); Тай­ный совет­ник. Орен­бург­ский губер­на­тор (1764), гене­рал-пору­чик и сена­тор (1768).
— тай­ный совет­ник, сена­тор, сын Ржев­ско­го поме­щи­ка кня­зя Арте­мия Васи­лье­ви­ча П., в 1723 г. был в Мор­ской Шко­ле, в 1725—1727 гг. был титу­ляр­ным юнке­ром Воен­ной Кол­ле­гии, затем опре­де­лен сол­да­том в Суз­даль­ский пехот­ный полк, в 1730 г. был кап­те­нар­му­сом л.-гв. Измай­лов­ско­го пол­ка, где в 1731 г. про­из­ве­ден сер­жан­том; вый­дя капи­та­ном ланд­ми­ли­ции (1732 г.), князь П. в 1736 г. про­из­ве­ден был в секунд-май­о­ры, в 1737 — в пре­мьер-май­о­ры, в 1738 — в под­пол­ков­ни­ки; в 1748 г. про­из­ве­ден­ный в пол­ков­ни­ки Нов­го­род­ско­го дра­гун­ско­го пол­ка, П. нахо­дил­ся в Цари­цыне, а 25-го декаб­ря 1755 г. пожа­ло­ван чином бри­га­ди­ра с опре­де­ле­ни­ем к армии; в 1758 г. он нахо­дил­ся в Орен­бур­ге, при­чем в его веде­нии нахо­ди­лась Орская дистан­ция Орен­бург­ской погра­нич­ной линии; в 1759 г. он учре­дил фор­по­сты и мая­ки по Яику для пре­ду­пре­жде­ния воров­ских набе­гов баш­кир и кир­ги­зов. 5-го мар­та 1761 г. он был назна­чен к Про­ви­ант­ско­му Прав­ле­нию при Рус­ской армии в Прус­сии. Князь Путя­тин в чине бри­га­ди­ра при­ни­мал уча­стие в так назы­ва­е­мой Семи­лет­ней войне (рус­ско-прус­ская вой­на 1756–1762 годов). Это явству­ет из при­ка­за, кото­рый пол­ко­во­дец граф П. А. Румян­цев отдал в 1761 году, нака­нуне оса­ды и взя­тия Коль­бер­га: «…При­ка­за­но от меня как гене­рал-пору­чи­ку и прус­ско­му губер­на­то­ру Суво­ро­ву, так опре­де­лён­но­му к при­го­тов­ле­нию того под­во­зи­мо­го про­ви­ан­та бри­га­ди­ру кня­зю Путя­ти­ну… ста­ра­ние при­ла­гать и более про­ви­ан­та и овса в Поме­ра­нию для буду­щих тамо войск под­во­зить, достав­ляя оной туда сухим путём или из Кенигсбер­га морем, а особ­ли­во в Лебе и Стол­пе­мин­ду, да по заня­тии вами и в Ригин­валь­де». По окон­ча­нии вой­ны 2-го апре­ля 1762 г. про­из­ве­ден в гене­рал-май­о­ры и был шефом дра­гун­ско­го пол­ка; в нача­ле цар­ство­ва­ния Имп. Ека­те­ри­ны состо­ял по армии, а 24-го авгу­ста 1764 г. был назна­чен Орен­бург­ским губер­на­то­ром с пожа­ло­ва­ни­ем в тай­ные совет­ни­ки. Глав­ная заслу­га кня­зя Путя­ти­на на этом посту — упо­ря­до­че­ние земель­ных вла­де­ний в крае, пре­кра­ще­ние того бес­по­ряд­ка, какой имел здесь место в те годы, — он отчёт­ли­во про­смат­ри­ва­ет­ся из пуб­ли­ку­е­мо­го чуть ниже фраг­мен­та его про­стран­ной запис­ки. Но преж­де ска­жем о том замет­ном в рус­ской исто­рии собы­тии, кото­рое и послу­жи­ло пово­дом для её напи­са­ния. Четыр­на­дца­то­го декаб­ря 1766 года высо­чай­шим мани­фе­стом было объ­яв­ле­но о созда­нии в Москве зако­но­да­тель­ной комис­сии для сочи­не­ния про­ек­та ново­го Уло­же­ния и о выбо­ре в неё депу­та­тов от всех сосло­вий. Губер­на­то­ры полу­чи­ли пра­во при­сут­ство­вать в комис­сии или при­сы­лать све­де­ния об усмот­рен­ных ими нуж­дах и недо­стат­ках во вве­рен­ных их управ­ле­нию кра­ях и губер­ни­ях. Орен­бург­ский губер­на­тор Путя­тин с его обострён­ным чув­ством спра­вед­ли­во­сти не мог не вос­поль­зо­вать­ся такой воз­мож­но­стью, и 10 декаб­ря 1767 года послал в зако­но­да­тель­ную комис­сию обсто­я­тель­ную запис­ку, в кото­рой деталь­но, по пунк­там, изло­жил при­чи­ны, след­ствия и пути исправ­ле­ния чини­мо­го про­из­во­ла в отно­ше­нии казён­ных земель. Путя­тин писал, что все зем­ли, лежа­щие по левую сто­ро­ну новой мос­ков­ской доро­ги, если ехать из Орен­бур­га к Каза­ни, нико­гда не были баш­кир­ски­ми, а все­гда при­над­ле­жа­ли короне, при­пи­са­ны к Орен­бург­ско­му уез­ду и засе­ле­ны. И вот эти-то казён­ные зем­ли раз­во­ро­вы­ва­ют­ся. А дело в том, что в своё вре­мя ука­зом Сена­та слу­жа­щим при Орен­бург­ской комис­сии штаб-офи­це­рам и стат­ским чинам, за усерд­ную их служ­бу были жало­ва­ны участ­ки из порож­них земель, «по про­пор­ции чинов». Поме­щи­ки эти, «обла­ко­мясь пер­вы­ми дача­ми, нача­ли покуп­ку зем­ли у баш­кир­цев, не справ­ля­ясь, име­ли ли про­дав­цы пра­ва на зем­ли, толь­ко бы был баш­ки­рец и им про­дал; поку­па­ли зем­ли по малой цене, писа­ли в кре­по­стях обшир­ней­шие окру­га, вёрст по 200 и более и, не имея воз­мож­но­сти засе­лить куп­лен­ную зем­лю, пере­про­да­ва­ли её дру­гим». Уфим­ская про­вин­ци­аль­ная кан­це­ля­рия не име­ла над­ле­жа­ще­го наблю­де­ния и писа­ла на эти зем­ли кре­по­сти, не справ­ля­ясь, име­ют ли про­дав­цы на них пра­во, а когда он, князь­Пу­тя­тин, потре­бо­вал от сей кан­це­ля­рии копии кре­пост­ных запи­сей, ему отве­ти­ли, что все доку­мен­ты сго­ре­ли вме­сте с архи­вом в пожа­ре 1759 года. Князь Путя­тин про­сил рас­по­ря­же­ния счи­тать эти зем­ли казён­ны­ми и пото­му при­нять их обрат­но в каз­ну без вся­ко­го воз­на­граж­де­ния поку­па­те­лей, пото­му что баш­кир­цы нико­гда бы не осме­ли­лись про­да­вать не при­над­ле­жа­щие им зем­ли, если бы не было про­ис­ков и науче­ния покуп­щи­ков. Далее орен­бург­ский губер­на­тор сооб­щал, что точ­но такие же вымыш­лен­ные покуп­ки и арен­ды земель дела­ют­ся в Уфим­ской и Исет­ской про­вин­ци­ях. Бес­по­ко­и­ло Путя­ти­на и то обсто­я­тель­ство, что очень мно­го земель заня­ли ново­кре­щё­ные тата­ры, из кото­рых «ни один доб­ро­воль­но кре­стить­ся не поже­лал, кро­ме как будучи при­ве­дён за воров­ство к пыт­ке и каз­ни», поче­му и про­сит: «Ново­кре­щён в Орен­бург­скую губер­нию к посе­ле­нию из внут­рен­них губер­ний отнюдь не уволь­нять». Обсуж­да­лись в комис­сии и зако­ны о купе­че­стве, при этом почти все депу­та­ты из куп­цов тре­бо­ва­ли запре­тить кре­стья­нам и раз­но­чин­цам тор­го­вать чем бы то ни было, даже «про­из­ве­де­ни­я­ми зем­ли» и сво­и­ми домаш­ни­ми руко­де­ли­я­ми. Ещё Неплю­ев в свое вре­мя жало­вал­ся в Сенат на рус­ских куп­цов, он писал, что лег­ко­мыс­лен­ные куп­цы при­во­дят торг в упа­док, обма­ны­вая ази­ат­цев това­ра­ми, и про­сил тогда Сенат, «чтоб куп­цы не дава­ли тор­го­вать сво­им име­нем пахот­ным тата­рам, кре­стья­нам и под­ло­му купе­че­ству и под­лож­но не назы­ва­ли их сво­и­ми при­ка­щи­ка­ми». Путя­тин так­же был оза­бо­чен зло­упо­треб­ле­ни­я­ми ино­го­род­них куп­цов и делал всё воз­мож­ное для даль­ней­ше­го раз­ви­тия тор­гов­ли и упро­че­ния соб­ствен­но­го купе­че­ства. В част­но­сти, на осно­ва­нии при­ви­ле­гии, дан­ной Орен­бур­гу 7 июня 1743 года, князь все­гда удо­вле­тво­рял прось­бы каза­ков о пере­чис­ле­нии их из каза­чье­го зва­ния в купе­че­ское, имея в виду, что «про­си­те­ли умно­жат чис­ло купе­че­ства, кото­ро­го в Орен­бур­ге очень мало, и в купе­че­ском зва­нии сде­ла­ют казне при­ра­ще­ние пла­те­жом купе­че­ско­го окла­да и раз­лич­ных тор­го­вых пошлин». Сохра­нил­ся указ Ино­стран­ной кол­ле­гии от 25 янва­ря 1766 года на имя орен­бург­ско­го губер­на­то­ра кня­зя Путя­ти­на, в кото­ром реко­мен­до­ва­лось, в рас­суж­де­нии неве­же­ства ази­ат­цев, «все­гда при погреш­но­стях посту­пать снис­хо­ди­тель­но, дабы в дела­е­мом рас­ши­ре­нии ком­мер­ции не при­ме­нять поме­ша­тель­ства и не отлу­чить ази­ат­цев от Орен­бург­ско­го тор­гу.» Одна­ко «отлу­ча­ли ази­ат­цев от тор­гу» не столь­ко стро­го­сти орен­бург­ских вла­стей, сколь­ко высо­кие тор­го­вые пошли­ны и про­дол­жа­ю­ще­е­ся свое­воль­ство куп­цов. Пре­пят­ство­ва­ли раз­ви­тию тор­гов­ли и раз­бои на доро­гах, и набе­ги на рус­ские гра­ни­цы. Слу­ча­лись и уво­ды оби­та­те­лей Орен­бург­ско­го края в плен. Что­бы пре­ду­пре­дить такие слу­чаи, Путя­тин в 1768 году пред­пи­сал вой­ско­во­му ата­ма­ну Могу­то­ву сде­лать рас­по­ря­же­ние, что­бы из кре­по­стей по реке Яику давал­ся при­лич­ный кон­вой из каза­ков для охра­ны от кир­ги­зов завод­ских слу­жи­те­лей и рабо­чих, когда они будут отправ­лять­ся за реку Яик в степь «для при­ис­ка­ния и раз­ра­бот­ки руд». В свою оче­редь и князь Путя­тин, как ста­рый сол­дат, с пони­ма­ни­ем отно­сил­ся к нуж­дам каза­ков… Госу­дар­ство выпла­чи­ва­ло каза­кам за служ­бу совер­шен­но мизер­ные сум­мы, да и то не регу­ляр­но. В делах вой­ско­во­го архи­ва хра­нил­ся вопрос­ный лист, состав­лен­ный по ука­зу Воен­ной кол­ле­гии в 1758 году. Из него вид­но, что ата­ман исет­ских каза­ков полу­чал 60 руб­лей, хорун­жий — 30, писарь — 20 руб­лей. Каза­кам, заня­тым на фор­ти­фи­ка­ци­он­ных рабо­тах, пла­ти­ли по 10 копе­ек с лоша­ди, пешим — по 5 копе­ек на день, «но оные, хотя и с пере­ме­ною упо­треб­ля­ют­ся, но по отда­лён­но­сти от домов в про­пи­та­нии себя и в корм­ле­нии лоша­дей несут нема­лую нуж­ду, а особ­ли­во в удоб­ные вре­ме­на, и домаш­них сво­их работ лиша­ют­ся, отче­го впредь к про­дол­же­нию служ­бы могут прид­ти в несо­сто­я­ние. Нахо­дя­щи­е­ся же при гли­но­про­мы­валь­ных и каме­но­тес­ных рабо­тах, на каж­дый месяц полу­ча­ют по два руб­ля, а в быт­ность при домах жало­ва­нья и про­ви­ан­та ника­ко­го не полу­ча­ют». Ком­пен­си­ро­вать своё скуд­ное жало­ва­нье каза­ки име­ли воз­мож­ность лишь за счёт земель­ных наде­лов, и рас­по­ря­же­ния губер­на­то­ра во мно­гом спо­соб­ство­ва­ли спра­вед­ли­во­му реше­нию это­го вопро­са. Так, 16 июля 1767 года, по пове­ле­нию кня­зя Путя­ти­на, коман­дир ниж­не­яиц­кой дистан­ции май­ор Кра­у­зе и депу­тат с каза­чьей сто­ро­ны сот­ник Сте­фан Могу­тов «учи­ни­ли отвод зем­ли жите­лям Пере­во­лоц­кой кре­по­сти и был состав­лен план ея». Не были осво­бож­де­ны каза­ки и от воин­ско­го постоя, что силь­но обре­ме­ня­ло их и без того скуд­ный семей­ный бюд­жет. В сен­тяб­ре 1768 года Путя­тин пред­ло­жил вой­ско­во­му ата­ма­ну Могу­то­ву разъ­яс­нить каза­кам Берд­ской сло­бо­ды, что «слу­жи­те­ли Алек­се­ев­ско­го пол­ка, сто­я­щие у них на квар­ти­рах, хотя и име­ют пра­во доволь­ство­вать­ся от хозя­ев квар­тир, одна­ко могут тре­бо­вать толь­ко то, что у хозя­ев най­тит­ся может, а чего нет, того они, слу­жи­те­ли, тре­бо­вать не долж­ны и не могут». В вой­ско­вом архи­ве Орен­бург­ско­го каза­чье­го вой­ска хра­нил­ся указ кня­зя Путя­ти­на об отстав­ке сот­ни­ка Углиц­ко­го (при­во­дим его как обра­зец вни­ма­тель­но­го отно­ше­ния орен­бург­ско­го губер­на­то­ра к отстав­ным каза­кам): «…Соглас­но ука­за 18 фев­ра­ля 1762 года о воль­но­сти дво­рян­ства отстав­лен по сла­бо­сти здо­ро­вья с награж­де­ни­ем чинов рот­мист­ра и с сим Её Импе­ра­тор­ско­го Вели­че­ства ука­зом отпу­щен на его про­пи­та­ние в гор. Сама­ру или где ему в раз­суж­де­нии луч­ша­го по ста­ро­сти его про­пи­та­ния в до вели­ко­рос­сий­ских горо­дах жить поже­ла­ет и так вся­ко­го зва­ния людям реко­мен­ду­ет­ся ему, Углиц­ко­му, в быт­ность его в той отстав­ке обид и нало­гов ника­ких ему не чинить, но паче за его вер­ные служ­бы являть к нему вся­кое бла­го­де­я­ние. Дан в Орен­бур­ге с при­ло­же­ни­ем моея печа­ти сен­тяб­ря 15 дня 1767 года Её Импе­ра­тор­ско­го Вели­че­ства Само­дер­жав­ней­шей Все­рос­сий­ской и Все­ми­ло­сти­вей­шей Госу­да­ры­ни моей тай­ный совет­ник орен­бург­ский губер­на­тор и кава­лер Авра­ам Путя­тин». Вооб­ще чув­ство спра­вед­ли­во­сти было неотъ­ем­ле­мым свой­ством нату­ры кня­зя. Когда у орен­бург­ских люте­ран воз­ник­ла край­няя нуж­да в пра­виль­ном устрой­стве сво­е­го при­хо­да (у них не было ни пас­то­ра, ни кир­хи), губер­на­тор сде­лал об этом в 1767 году пред­став­ле­ние Ека­те­рине II, и та сво­им ука­зом от 16 нояб­ря 1767 года веле­ла «учи­нить» в Орен­бур­ге, по при­ме­ру про­чих кре­по­стей, долж­ность диви­зи­он­но­го про­по­вед­ни­ка для лиц люте­ран­ско­го зако­на. Пер­вый про­по­вед­ник Филипп Верн­бюр­гер при­был в Орен­бург 12 мар­та 1768 года, и тогда же люте­ране при­об­ре­ли дво­ро­вое место, а через несколь­ко лет постро­и­ли здесь дере­вян­ную кир­ху. Вто­ро­го октяб­ря 1768 года обер-комен­дант Орен­бур­га гене­рал-май­ор Нико­лай Яко­вле­вич Ланов сооб­щил орде­ром вой­ско­во­му ата­ма­ну Могу­то­ву, что тай­ный совет­ник князь Абрам Арте­мье­вич Путя­тин пожа­ло­ван в сена­то­ры (9-го июля 1768 г.), поче­му все нере­гу­ляр­ные вой­ска пору­че­ны ему — гене­рал-май­о­ру Лано­ву. князь П. 20-го мая 1769 г. был уво­лен от дел до изле­че­ния болез­ни и в том же году скон­чал­ся. Абрам Арте­мье­вич имел трёх сыно­вей: Алек­сея, Нико­лая и Ива­на. В. В. Рум­мель, Родо­сл. сбор­ник, т. II; «Сборн. Имп. Русск. Истор. Общ.», т. 12, 26, 57; Ильен­ко и Мас­лов­ский, Опись дел сек­рет­но­го повы­тья Моск. Отдел. Архи­ва Главн. шта­ба; «Спи­сок военн. гене­ра­лов со вре­ме­ни Пет­ра Вел. до Ека­те­ри­ны II», СПб. 1809, стр. 103, 121; «С.-Петерб. Вед.» 1756, № 7; о кн. Н. А. Путя­тине: В. В. Рум­мель, Родо­сл. сборн., т.II; Спис­ки чинам; «Север­ная Поч­та» 1819 г., № 1, стр. 4. {Полов­цов}
Здѣсь погре­бе­ны кня­зья Анна Андре­ев­на и супругъ ея князь Абрамъ Арте­мье­вичъ Путя­т­инъ, кото­рый, испол­нивъ 64 года жиз­ни его при­мѣромъ всѣхъ доб­родѣ­те­лей и достиг­ши вcѣxъ верх­нихъ сте­пе­ней слу­женiя въ госу­дар­ствѣ, скон­чал­ся 1768 года iюня 2 дня» (Пог. Новый Тор­гь Ржев. у., въ церк­ви).
84.70. Алек­сей Арте­мье­вич
б/д
85.70. Тимо­фей Арте­мье­вич
б/д (хро­мой), уво­лен вовсе от служ­бы с чином пра­пор­щи­ка за заслу­ги бра­та (11 июля 1775).
86.72. Иван Михай­ло­вич
капи­тан.
87.72.Фёдор Михай­ло­вич (?-1706)
поме­щик Ржев­ско­го уез­да (1699), ум. без­дет.
12 коле­но
88.73. Алек­сей Алексеевич(1715—,1755)
пору­чик классн.чин.(1765) 1С:Алс.Стеф.Ив-ча
Запись в архив­ных доку­мен­тах поз­во­ля­ет сде­лать вывод о том, что село Хири­но, нахо­див­ше­е­ся в Арза­мас­ском уез­де Ниже­го­род­ской губер­нии, в нача­ле XVIII века при­над­ле­жа­ло ниже­го­род­ско­му вице-губер­на­то­ру кня­зю Сте­па­ну Ива­но­ви­чу Путя­ти­ну, а в 1721 году пере­шло к Алек­сею Алек­се­е­ви­чу Путя­ти­ну. «1721 г., дек. 31 – запе­ча­тан указ о стро­е­нии церк­ви и со освя­ще­ни­ем по чело­би­тию кн. Алек­сея Путя­ти­на вме­сто вет­хой дере­вян­ной церк­ви на том же цер­ков­ном месте». К 1758 году «тща­ни­ем» кня­зя­Пу­тя­ти­на было закон­че­но стро­и­тель­ство камен­ной церк­ви (либо освя­щен глав­ный ее пре­стол). Ред­ко встре­ча­ю­ще­е­ся пла­ни­ро­воч­ное постро­е­ние церк­ви (двух­ос­ное) поз­во­ля­ет пред­по­ло­жить, что в стро­и­тель­стве хра­ма при­ни­ма­ли уча­стие сто­лич­ные масте­ра (точ­ных све­де­ний об архи­тек­то­ре в архив­ных доку­мен­тах не сохра­ни­лось). В ниж­ней «теп­лой» (отап­ли­ва­е­мой) части хра­ма нахо­ди­лись три пре­сто­ла: глав­ный — в честь Усек­но­ве­ния Гла­вы Иоан­на Пред­те­чи, в при­де­лах — во имя св. апо­сто­ла Андрея Пер­во­зван­но­го и во имя свя­ти­те­ля Нико­лая Чудо­твор­ца; в верх­ней «холод­ной» (неотап­ли­ва­е­мой) части — пре­стол во имя Бого­ма­те­ри Живо­нос­но­го Источ­ни­ка. Надо отме­тить, что в неко­то­рых архив­ных доку­мен­тах датой воз­ве­де­ния церк­ви ука­зы­ва­ет­ся 1777 год, что, оче­вид­но, мож­но отне­сти к стро­и­тель­ству коло­коль­ни. В 30-е годы XX века храм закры­ли, мест­ные жите­ли исполь­зо­ва­ли его как хозяй­ствен­ное поме­ще­ние.
В 1748 – д. Тур­га­ко­ва Узин­ско­го ста­на Пен­зен­ско­го уез­да кня­зя Алек­сея Алек­се­е­ви­ча Путя­ти­на – наслед­ство от деда Сте­па­на Путя­ти­на, 345 ревиз­ских душ (РГА­ДА, ф.350, оп.2, е.хр.2543, лл. 173-186 об.).
~Анастасия.Ив. княж­на БАРЯ­ТИН­СКАЯ
89.73. Пётр Алек­се­е­вич 1717 – 25.07.1738.
капрал лейб-гвар­дии Кон­но­го пол­ка, +25 июля 1738, в 6 часу по-полу­дни. Жил 21 год и 27 дней (близ Бого­люб­ской церк­ви).
Иван Вла­ди­ми­ро­вич Куп­цов МАТЕ­РИ­А­ЛЫ К НЕКРО­ПО­ЛЮ ВЫСО­КО­ПЕТ­РОВ­СКО­ГО МОНА­СТЫ­РЯ В МОСКВЕ
90.75. Иван Ники­тич
91.75. Алек­сей Ники­тич
Стат­ский совет­ник, про­ку­рор Ману­фак­тур-кол­ле­гии (с 1762 г.); депу­тат Зуб­цов­ско­го уез­да в комис­сии ново­го Уло­же­ния, созван­ной Ека­те­ри­ной II в 1767 г.
92.76. Яков Алек­се­е­вич
93.76.Дмитрий Алек­се­е­вич
94.77. Васи­лий Мак­си­мо­вич (1718-1791)
пре­мьер-май­ор.
[27 окт.] — «1773-го года сего дня скон­чал­ся князь Васи­лий [Макси]мович П[утятин]»
жена­тый на Дарье Его­ровне МОЗОВ­СКАЯ фон-Визи­ной, тет­ке сати­ри­ка.
[16 фев.] — «1804 года сего дня кон­чи­на кня­ги­ни Дарьи Его­ров­ны Путя­ти­ной. Жития ее 74 года»;
95.79.Пётр Васи­лье­вич
секунд-май­ор (1781).
96.79.Михаил Васи­лье­вич
Хх.80. Прас­ко­вья Пет­ров­на
дев. В 1746
97.81. Алек­сей Ива­но­вич (1748—1818,)
†пог.Костовский Выш­не­во­лоц. у., под алта­рем Тро­иц­кой церк­ви, им постро­ен­ной­по­мещ. С:Ив.Сем.Вач-ча
под­по­ру­чик.
Ж. РУКИ­НА МАР­ФА ИВА­НОВ­НА. Безъ дать. Съ сыномъ кн. А. А. Путя­ти­нымъ, его женой и дочерь­ми (Пог. Костов­скiй Выш­не­во­лоц. у.).
98.83. Алек­сей Авра­амо­вич (?-до 1827)
секунд-май­ор.
Ж. МАРИЯ СТЕ­ПА­НОВ­НА
99.83. Нико­лай Авра­амо­вич (1744-1818)
Камер­гер (с 12-го фев­ра­ля 1786), тай­ный совет­ник (с 1-го янва­ря 1795), член Кон­то­ры стро­е­ний домов и садов (потом гоф-интен­дант­ская кон­то­ра). Вышел в отстав­ку в 1801 г. , он скон­чал­ся в Дрез­дене 8-го декаб­ря н. с. 1818 года.
в служ­бе с 1759; тай­ный совет­ник (1 янв. 1795); при­сут­ство­вал в гоф-интен­дант­ской и уво­лен в 1801 впредь до выздо­ров­ле­ния.
Из кня­же­ско­го рода Путя­ти­ных. Слу­жил в рос­сий­ской импе­ра­тор­ской армии, но став сви­де­те­лем потряс­шей его экзе­ку­ции — пор­ки кну­том, со служ­бы уво­лил­ся. В даль­ней­шем зани­мал­ся архи­тек­ту­рой и садо­вод­ством. Имел чины камер­ге­ра и тай­но­го совет­ни­ка. В Петер­бур­ге Путя­тин позна­ко­мил­ся с гра­фи­ней Ели­за­ве­той фон Сиверс, доче­рью обер-гоф­мар­шалa Кар­ла Сивер­са и женой Яко­ва Сивер­са, пле­мян­ни­ка и про­те­же её отца. О любов­ных отно­ше­ни­ях Путя­ти­на и Ели­за­ве­ты Сиверс ста­ло обще­из­вест­но в 1778 году, это вызва­ло скан­дал и раз­вод в семье Сивер­сов. Путя­тин и гра­фи­ня, после это­го офи­ци­аль­но офор­мив­шие свои супру­же­ские отно­ше­ния, вме­сте со вто­рой доче­рью Сиве­сов Бене­дик­той (веро­ят­но рож­дён­ной гра­фи­ней от Путя­ти­на) поки­ну­ли Рос­сию. После мно­го­лет­не­го путе­ше­ствия по Евро­пе, в 1797 году, семья оста­но­ви­лась в при­го­ро­де Дрез­де­на — селе Кляйнц­шах­ви­це (сей­час это один из город­ских рай­о­нов Дрез­де­на). Здесь по про­ек­ту Путя­ти­на была постро­е­на вил­ла, имев­шая 16 бал­ко­нов и баш­ню в фор­ме мина­ре­та. В саду рас­по­ла­га­лось мно­же­ство каче­лей и под­вес­ная канат­ная доро­га. Парк раз­би­тый Путя­ти­ным при вил­ле, укра­шен­ный гро­та­ми и руи­на­ми, был досту­пен всем жела­ю­щим и широ­ко­из­ве­стен за пре­де­ла­ми Дрез­де­на. Здесь же в Кляйнц­шах­ви­це на сред­ства и по про­ек­ту кня­зя, кото­рый он сде­лал в 1823 году, была постро­е­на бес­плат­ная шко­ла для детей мест­ных кре­стьян, так­же пора­жав­шая дрез­ден­цев сво­ей необыч­ной для Гер­ма­нии архи­тек­ту­рой. В 1824 году в Дрез­дене была изда­но фило­соф­ское про­из­ве­де­ние Путя­ти­на (на немец­ком язы­ке) «Worte aus dem Buche der Bücher» (рус. Сло­ва из кни­ги книг). Стиль жиз­ни Путя­ти­на спо­соб­ство­вал закреп­ле­нию за ним про­зви­ща «дрез­ден­ский ори­ги­нал». Похо­ро­нен князь в Дес­сау, в спро­ек­ти­ро­ван­ном им же фамиль­ном скле­пе (там же похо­ро­не­ны его жена и дочь).
Сохра­нив­ша­я­ся до насто­я­ще­го вре­ме­ни (2011 год) в ори­ги­наль­ном виде, постро­ен­ная по про­ек­ту и на сред­ства кня­зя Путя­ти­на сель­ская шко­ла, с 1874 года исполь­зу­е­мая как жилой дом, в 1961 году (и вто­рич­но в 1993 году) была отре­ста­ври­ро­ва­на и пере­да­на в обще­ствен­ное поль­зо­ва­ние мест­ной ком­муне как куль­тур­ный центр, назван­ный в честь меце­на­та — «Дом Путя­ти­на» (нем. Putjatinhaus). В насто­я­щее вре­мя «Дом Путя­ти­на» явля­ет­ся памят­ни­ком архи­тек­ту­ры. В 1997 году в Дрез­дене в Кляйнц­шах­ви­це кня­зю Н. А. Путя­ти­ну на пло­ща­ди, нося­щей его же имя, был постав­лен памят­ник, пред­став­ля­ю­щий из себя брон­зо­вую скульп­ту­ру гра­фа в пол­ный рост в нату­раль­ную вели­чи­ну, кото­рый в длин­ном паль­то, но без брюк и обу­ви сидит на ори­ги­наль­ной ска­мье из пес­ча­ни­ка. В 2000-х одна из дрез­ден­ских пека­рен нача­ла про­из­вод­ство фир­мен­но­го хле­ба «Князь Путя­тин».
Ж. гра­фи­ня СИВЕРС ЕЛИ­СА­ВЕ­ТА КАР­ЛОВ­НА; в 1-м бра­ке была за гра­фом СИВЕР­СОМ ЯКО­ВОМ ЕФИ­МО­ВИ­ЧЕМ 1731-1808, действ. тайн. сов., с кото­рым раз­ве­лась.
100.83. Иван Авра­амо­вич
АЛЕК­САНДРА АЛЕК­СЕ­ЕВ­НА
Муж князь ШАХОВ­СКОЙ ЯКОВ ПЕТ­РО­ВИЧ 1705-1777 (его 1-я жена). Сын и две доче­ри
Ххх.86. Нико­лай Ива­но­вич
без­де­тен
Ххх.86. Яков Ива­но­вич
без­де­тен
13 коле­но
101.91. Иван Алек­се­е­вич
Ум. 1830.
Кол­леж­ский совет­ник.
102.91. Ники­та Алек­се­е­вич
103.91. Алек­сей Алек­се­е­вич
там­бов­ский поме­щик.
пору­чикъ, † 1842, 75 л. (С Бѣло­гу­ро­во Зуб­цов, у.).
АЛЕ­ШЕ­ВО (ЛЕШО­ВО). Зуб­цов­ский уезд.
Вла­дел. — князь Путя­тин Алек­сей Алек­се­е­вич.
В состав име­ния вхо­ди­ли дерев­ни
БЕЛО­ГУ­РО­ВО, ЗУБА­РЕ­ВО. Зуб­цов­ский уезд.
— Опи­са­ние име­ния, состав­лен­ное для полу­че­ния ссу­ды в Мос­ков­ском опе­кун­ском сове­те. 1841 г.- ГАТО. Ф. 59. Оп. 1. Д. 1706. Л. 2-3.
Ека­те­ри­на Алек­се­ев­на
104.94. Миха­ил Васи­лье­вич (1751 — 1774)
— князь, офи­цер Вто­ро­го гре­на­дер­ско­го пол­ка, пору­чик. С янва­ря 1774 г., нахо­дясь со сво­им пол­ком в аван­гард­ном кор­пу­се гене­ра­ла П.М.Голицына, участ­во­вал в подав­ле­нии Пуга­чев­ско­го дви­же­ния от бере­гов Вол­ги до Орен­бур­га. В бит­ве с повстан­ца­ми 22 мар­та у Тати­ще­вой кре­по­сти Путя­тин был тяже­ло ранен, а день спу­стя умер. Путя­тин упо­ми­на­ет­ся в опуб­ли­ко­ван­ной Пуш­ки­ным «Лето­пи­си» П.И.Рычкова.
1. Пуш­кин. Т.IX. С.336, 337;
2. Фор­му­ляр­ный спи­сок Вто­ро­го гре­на­дер­ско­го пол­ка за 1773 г. — РГВИА. Ф. 490. Оп.3. Д.134.
Био­гра­фи­че­ская справ­ка пере­пе­ча­ты­ва­ет­ся с сай­та
http://​www​.orenburg​.ru/​c​u​l​t​u​r​e​/​e​n​c​y​c​l​o​p​/​t​o​m​2​/​t​o​m​2​_​f​r​.​h​tml
(Авто­ры и соста­ви­те­ли энцик­ло­пе­дии: док­тор исто­ри­че­ских наук Овчин­ни­ков Реджи­нальд Васи­лье­вич, ака­де­мик Меж­ду­на­род­ной ака­де­мии гума­ни­за­ции обра­зо­ва­ния Боль­ша­ков Лео­нид Нау­мо­вич )
105.94. Алек­сандр Васи­лье­вич
капи­тан, Ржев­ский уезд­ный исправ­ник (1794-1803) и судья (1803)
вла­де­лец с. Сбо­е­ва, капи­тан У Алек­сандра Васи­лье­ви­ча было три сына и пять доче­рей.
жена­тый на Ната­лье Пан­фи­ловне Бирю­ле­вой,
106.94. Сте­пан Васи­лье­вич (ок. 1764 — † 20 фев­ра­ля 1826 )
рот­мистр (1789); засе­да­тель Ржев­ско­го зем­ско­го суда (1793). Вла­де­лец име­ния Пет­ров­ское Выш­не­во­лоц­ко­го у. И име­ния Шоло­хо­во Ржев­ско­го у. Твер­ской губ.
штабсъ-рот­мистръ, † 20 фев­ра­ля 1826 (С. Пет­ров­ское Выш­не­во­лоц. у.).
[20 фев.] — «Сего чис­ла 1826-го года скон­чал­ся князь Сте­пан Васи­лье­вич Путя­тин в 4-е часа утра на 61 пер­вом году сво­е­го рож­де­ния. Скон­чал­ся он в г[ороде] Торж­ке, а тело его погре­бе­но в с[еле] Пет­ров­ском»
жена­тый на Любо­ви Ива­новне Милю­ко­вой
[23 авт.]— «Сего чис­ла 1820-го года скон­ча­лась кня­ги­ня Любовь Ива­нов­на Путя­ти­на в 4-м часу утра. Жития ее было 50 лет, тело ее погре­бе­но в Москве в Симо­но­ве мона­сты­ре».
Дед и его жена, Любовь Ива­нов­на (в деви­че­стве Милю­ко­ва), часто при­гла­ша­ли к себе в гости жив­ше­го непо­да­ле­ку зна­ме­ни­то­го рус­ско­го худож­ни­ка А.Г. Вене­ци­а­но­ва. В 1815 г. он напи­сал извест­ный порт­рет их доче­ри княж­ны Веры Путя­ти­ной, про­вин­ци­аль­ной барыш­ни с кни­гой в руках. Писал и порт­ре­ты ее бра­тьев Пла­то­на и Арсе­ния. Уче­ник Вене­ци­а­но­ва Гри­го­рий Соро­ка рас­пи­сы­вал храм в селе Костов­ском, при­над­ле­жав­шем кня­зьям Путя­ти­ным.
Ж. Любовь Ива­нов­на Милю­ко­ва ( — 23.8.1820). Похо­ро­не­на Мос­ков­ский Симо­нов мона­стырь, дочь выш­не­во­лоц­ко­го поме­щи­ка Ива­на Ива­но­ви­ча Милю­ко­ва (1730 — 1789) и Софии Андре­ев­ны (1740 — 1810)
107.94. Нико­лай Васи­лье­вич (?-до 1833)
рот­мистр
Нико­лай Васи­лье­вич, от бра­ка с Ната­льею Сер­ге­ев­ной Лева­ше­вой оста­вив­ший четы­рех доче­рей.
Ххх.94. Анна Васи­льев­на
дев. В 1791.
Ели­за­ве­та Васи­льев­на
ум. без­дет. Муж ЕЛЧА­НИ­НОВ , кол­леж­ский асес­сор.
108.96. Иван Михай­ло­вич
капи­тан.
109.97. Сер­гей Алек­се­е­вич (1781-?)
у Сер­гея — сыно­вья Алек­сандр и Алек­сей и шесть доче­рей.
кол­леж. сов., город­ни­чий в Каси­мо­ве и Мор­шан­ске (1820-1823); полиц­мей­стер в Туле и Ряза­ни (1823).
Май­ор. Каси­мов­ский город­ни­чий.
Заве­до­вал в Каси­мо­ве Воен­но-Вре­мен­ным Гос­пи­та­лем. Награж­ден орде­ном Св. Вла­ди­ми­ра 4-й ст. 28.02.1814; орде­ном Св. Анны 3-й ст. – 9.09.1823; за отли­чие по служ­бе в г. Туле, где он был полиц­мей­сте­ром, про­из­ве­ден из титу­ляр­ных совет­ни­ков в май­о­ры 30.04.1824.
1.02.1816 вне­сен в V ч. по Твер­ской губ. В 1824 вне­сен в V ч. ДРК Рязан­ской губ.
Ж.: 1. Татья­на Васи­льев­на Гле­бо­ва; 2. Ели­за­ве­та Ива­нов­на Бор­що­ва.
Ж. 1) ГЛЕ­БО­ВА ТАТЬЯ­НА ВАСИ­ЛЬЕВ­НА; 2) БОРИ­СО­ВА ЕЛИ­СА­ВЕ­ТА ИВА­НОВ­НА. От 1-го бра­ка 1 дочь, от 2-го бра­ка 2 сына и 6 доче­рей:
110.97. Алек­сандр Алек­се­е­вич (1778-1847,†пог.Костовский Вышневолоц.-у.) 17+1813 1С:Алс.Ив.Сем-ча
надворн. сов. (1837).
у Алек­сандра — пять доче­рей и сыно­вья: млад­ший — Дмит­рий (род. 1834 г.) и стар­ший — Сер­гей (род 1832 г.), депу­тат дво­рян­ства Выш­не­во­лоц­ко­го уез­да, от бра­ка с Ната­льей Алек­се­ев­ной Велья­ми­но­вой-Зер­но­вой име­ю­щий сына Миха­и­ла (род. 2 янва­ря 1861 года).
Надвор­ный совет­ник.
В 1830, после смер­ти бра­та кн. Ива­на, уна­сле­до­вал вме­сте с дру­гим сво­им бра­том кн. Сер­ге­ем часть име­ния отца в д. Коно­по­во, сц. Кня­жи­но и д. Брон­ни­ко­во Ржев­ско­го у., кото­рое про­дал бра­ту кн. Сер­гею Алек­се­е­ви­чу П.
Ж.: 1. Алек­сандра Пав­лов­на Тито­ва† 1823Съ мужемъ кн. А. А. Путя­ти­нымъ и дочерь­ми Е. А. Стро­ми­ло­вой и Л. А. Дем­биц­кой (Пог. Костов­скiй Выш­не­во­лоц. у.). От 1-го бра­ка 3 доче­ри
; 2. Алек­сандра Михай­лов­на Лодыгина.от 2-го бра­ка – 2 сына и 2 доче­ри:
111.97. Иван Алек­се­е­вич (?-1830),
Кол­леж­ский совет­ник
112.97. Пётр Алек­се­е­вич 7.09.1815-?
пору­чик.
Ж. СЕМЕ­НО­ВА ЕВДО­КИЯ СЕМЕ­НОВ­НА, дочь куп­ца.
Ххх.97. Прас­ко­вья Алек­се­ев­на
М.: Филиппов.коллеж. реги­стра­тор.
113.98. Лав­рен­тий Алек­се­е­вич (?-2.02.1836)
сго­рел в бала­гане Лема­на в СПб, пра­пор­щик.
Ж.: 1. Еле­на Ива­нов­на Шемя­ки­на; От 1-го бра­ка 1 сын
2. Татья­на Мат­ве­ев­на., от 2-го бра­ка 4 доче­ри:
СОСУ­НО­ВО. (Усадь­бы нет). Хол­нин­ская вол. Ржев­ский уезд.Владел. — кня­ги­ня Путя­ти­на Татья­на Мат­ве­ев­на.- Опи­са­ние име­ния. 1858 г.- ГАТО. Ф. 148. Оп. 1. Д. 1572. 16 л.
114.98. Сте­пан Алек­се­е­вич
пра­пор­щик (1835).
ИГНА­ШИ­НО. Ржев­ский уезд.
Вла­дел. — князь Путя­тин Сте­пан Алек­се­е­вич.- Сооб­ще­ние Твер­ско­го губерн­ско­го прав­ле­ния дво­рян­ско­му депу­тат­ско­му собра­нию о неза­кон­ном зало­ге и про­да­же име­ния кня­зем С. А. Путя­ти­ным. 24 февр. 1837 г.- ГАТО. Ф. 59. Оп. 1. Д. 1447. 1 л.- Дело об осуж­де­нии кня­зя Сте­па­на Путя­ти­на за неза­кон­ную про­да­жу бег­ло­го кре­стья­ни­на гос­под Поли­би­ных Евстиг­нея Пар­фе­но­ва. 1842 г.- ГАТО. Ф. 59. Оп. 1. Д. 1787. 4 л.
Ж. ПРАС­КО­ВИЯ АЛЕК­САН­ДРОВ­НА
115.98. Пётр Алек­се­е­вич
116.98. Алек­сандр Алек­се­е­вич
Ххх.98. Анна Алек­се­ев­на
Ели­за­ве­та Алек­се­ев­на
М.: Миха­ил Михай­ло­вич Писа­рев.
14 коле­но
117.103. Иван Алек­се­е­вич
118.103. Сер­гей Алек­се­е­вич
119.103. Алек­сандр Алек­се­е­вич (27.02.1805-?)
120.105. Васи­лий Алек­сан­дро­вич (1800 — 08.11.1848, С. Збо­е­во Ржев. у.)
кор­нет, поме­щик Ста­риц­ко­го уез­да (1847-1870).
Ж.: Ели­за­ве­та Михай­лов­на Лопу­хи­на. За ней состо­я­ло име­ние в д. Нико­нов­ка Стаpиц­ко­го у. Твеpской губ.
Вла­де­ли­ца ГОР­ЧИ (ГОР­ЧЕЛЬ), КУР­СКАЯ (КУРСК). Дорк­ская вол. Выш­не­во­лоц­кий уезд.- Уве­дом­ле­ние о про­да­же име­ния, направ­лен­ное Твер­ским губерн­ским прав­ле­ни­ем губерн­ско­му пред­во­ди­те­лю дво­рян­ства. 8 апр. 1854 г.- ГАТО. Ф. 59. Оп. 1. Д. 3469. Л. 10.- О про­да­же име­ния Е. М. Путя­ти­ной Гор­чель и Курск в Выш­не­во­лоц­ком уез­де // Твер. губ. ведо­мо­сти. — 1855. — № 16. — С. 191; № 17. — С. 207; № 18. — С. 220; № 28. — С. 347; № 29. — С. 359; № 30. — С. 368; 1859. — № 49. — С. 657; № 50. — С. 683; № 51. — С.695; 1860. — № 50. — С. 670; № 51. — С. 683; № 52. — С. 700.
Вла­де­ли­ца КНЯЗЬ-ВАСИ­ЛЬЕВ­СКОЕ. Ржев­ский уезд.
Вла­дел. — князь Путя­тин Васи­лий Алек­сан­дро­вич; кня­ги­ня Путя­ти­на Ели­за­ве­та Михай­лов­на.
В состав име­ния вхо­ди­ли дерев­ни Агар­ко­ва, Амо­ни­на, Жуко­во, Стро­ко­ва, Чач­ки­но, Юря­ти­но.- Опи­са­ние име­ния, состав­лен­ное для полу­че­ния ссу­ды в Мос­ков­ском опе­кун­ском сове­те 11 июля 1846 г.- ГАТО. Ф. 59. Оп. 1. Д. 2273. Л. 5-6.
— Пере­пис­ка кня­ги­ни Е. Путя­ти­ной с губерн­ским пред­во­ди­те­лем дво­рян­ства А. А. Озе­ро­вым о неза­кон­ных попыт­ках взять име­ние в опе­ку и пред­ло­жить его к про­да­же. 1854 г.- ГАТО. Ф. 59. Оп. 1. Д. 3374. 6 л.
— Пись­ма Е. М. Путя­ти­ной губерн­ско­му пред­во­ди­те­лю дво­рян­ства Б. В. Мещер­ско­му с прось­бой о воз­вра­те ей име­ния, непра­виль­но отдан­но­го за дол­ги куп­цу Дья­ко­ву. 1866 г.- ГАТО. Ф. 59. Оп. 1. Д. 4243. 7 л.
— О про­да­же име­ния Князь-Васи­льев­ское [с дерев­ня­ми] // Твер. губ. ведо­мо­сти. — 1854. — № 15. — С. 196; 1856. — № 4. — С. 39-40; № 5. — С. 53; 1857. — № 8. — С. 111; № 9. — С. 124.
НИКО­НО­ВО. Ста­риц­кий уезд.
Вла­дел. — Путя­ти­ны Ели­за­ве­та Михай­лов­на; Васи­лий Алек­сан­дро­вич, кор­нет, ее сын.- Уве­дом­ле­ние о про­да­же име­ния, направ­лен­ное Твер­ским губерн­ским прав­ле­ни­ем губерн­ско­му пред­во­ди­те­лю дво­рян­ства. 18 авг. 1869 г.- ГАТО. Ф. 59. Оп. 1. Д. 4389. Л. 16.
— То же. 12 авг. 1870 г. — Там же. Д. 4419. Л. 21.
— То же. 20 июня 1871 г. — Там же. Д. 4456. Л. 12.
— О про­да­же име­ния Е. М. Путя­ти­ной Нико­но­во // Твер. губ. ведо­мо­сти. — 1859. — № 13. — С. 159-160; № 14. — С. 175-176; № 15. — С. 190-191.
ШУКО­ЛО­ВО. Ново­торж­ский уезд.
Вла­дел. — кня­ги­ня Путя­ти­на Ели­за­ве­та Михай­лов­на, кор­нет­ша.
— Уве­дом­ле­ние о про­да­же име­ния, направ­лен­ное Твер­ским губерн­ским прав­ле­ни­ем губерн­ско­му пред­во­ди­те­лю дво­рян­ства. 8 апр. 1854 г.- ГАТО. Ф. 59. Оп. 1. Д. 3469. Л. 10.
— О про­да­же име­ния // Твер. губ. ведо­мо­сти. — 1856. — № 2. — С. 20; 1860. — № 50. — С. 670; № 51. — С. 683; № 52. — С. 700.
121.105. Ники­та Алек­сан­дро­вич (1796-?)
122.105. Нико­лай Алек­сан­дро­вич 1799-?
123.105. Алек­сандр Алек­сан­дро­вич (род. 11.07.1811 г.)
под­по­ру­чик (1854).
ИВАН­КО­ВО. Ста­риц­кий уезд.
Вла­дел. — князь Путя­тин Алек­сандр Алек­сан­дро­вич, под­по­ру­чик.
В состав име­ния вхо­ди­ли дерев­ни Михай­ло­во и Высо­ко­во.- Опи­са­ние име­ния Михай­ло­во, Высо­ко­во, состав­лен­ное для полу­че­ния ссу­ды в Мос­ков­ском опе­кун­ском сове­те. 17 февр. 1853 г.- ГАТО. Ф. 59. Оп. 1. Д. 3325. Л. 5-6 об.
— Опи­са­ние име­ния Иван­ко­во. 1858 г.- ГАТО. Ф. 148. Оп. 1. Д. 1794. 16 л
ЯКО­НО­ВО. Шев­ков­ская вол. Ново­торж­ский уезд.
Вла­дел. — князь Путя­тин Алек­сандр Алек­сан­дро­вич.
— Опи­са­ние име­ния, состав­лен­ное для полу­че­ния ссу­ды в Мос­ков­ском опе­кун­ском сове­те. 5 февр. 1842 г.- ГАТО. Ф. 59. Оп. 1. Д. 1858. Л. 2-3.
— Опи­са­ние име­ния. 1858 г.- ГАТО. Ф. 148. Оп. 1. Д. 1183. 16 л.
Ж.: Ели­за­ве­та Яко­влев­на Буб­ли­ко­ва..
Анна Алек­сан­дров­на
М.: Лев Васи­лье­вич Соко­лов.
ЕЛЕ­НА АЛЕК­САН­ДРОВ­НА
Муж УША­КОВ , фло­та капи­тан-лей­те­нант.
Оль­га Алек­сан­дров­на
Ели­за­ве­та Алек­сан­дров­на
Ека­те­ри­на Алек­сан­дров­на
124.106. Миха­ил Сте­па­но­вич (1796-декабрь 1865)
Родил­ся в с. Под­ду­бье Выш­не­во­лоц­ко­го у. Шоло­хо­во Штаб-рот­мистр. Вла­де­лец сц. Шоло­хо­во Ржев­ско­го у. Твер­ской губ.
125.106. Вла­ди­мир Сте­па­но­вич (1799-1806)
Похо­ро­нен погост Новый Торг Ржев­ско­го у.
126.106. Дмит­рий Сте­па­но­вич (03.02.1799 † 27.09.1879 , Тверь, Смо­лен. клад­би­ще).
[3 фев.] — «Сего дня родил­ся князь Дмит­рий Сте­па­но­вич Путя­тин»
отстав­ной фло­та капи­тан-лей­те­нант (25.1.1823), титу­ляр­ный совет­ник, Ржев­ский уезд­ный судья (1823). Вла­де­лец сц. Шоло­хо­во Ржев­ско­го у. Твер­ской губ.
от бра­ка с Надеж­дою Евгра­фов­ною оста­вив­ше­го сына Вла­ди­ми­ра (род. 1829 г.)
ДУРА­КО­ВА. Ржев­ский уезд.Владел. — князь Путя­тин Дмит­рий Сте­па­но­вич.- Опи­са­ние име­ния, состав­лен­ное для полу­че­ния ссу­ды [в Мос­ков­ском опе­кун­ском сове­те] 2 дек. 1848 г.- ГАТО. Ф. 59. Оп. 1. Д. 2560. Л. 2-2 об.
ШОЛО­ХО­ВО. Хол­нин­ская вол. Ржев­ский уезд.Владел. — князь Путя­тин Дмит­рий Сте­па­но­вич, надвор­ный совет­ник.- Опи­са­ние име­ния. 1858 г.- ГАТО. Ф. 148. Оп. 1. Д. 1563. 16 л.
— Изве­ще­ние, направ­лен­ное губерн­ским прав­ле­ни­ем уезд­но­му пред­во­ди­те­лю дво­рян­ства о про­да­же име­ния кня­зя Д. С. Путя­ти­на в сель­це Шоло­хо­ве и дерев­нях Рого­во, Сухо­дол, Плю­хи­но, Чеку­ли­но. 4 авг. 1858 г.- ГАТО. Ф. 513. Оп. 1. Д. 449. Л. 252.
— О про­да­же име­ния Жуко­во кня­зя Путя­ти­на Д. С. и его сыно­вей Вла­ди­ми­ра и Нико­лая гене­рал-май­о­ру Муси­ну-Пуш­ки­ну // Твер. губ. ведо­мо­сти. — 1855. — № 24. — С. 290.
— О про­да­же име­ния Шоло­хо­во [с дерев­ня­ми] // Твер. губ. ведо­мо­сти. — 1858. — № 31. — С. 418; № 32. — С. 430; № 33. — С. 442.
Ж. Надеж­да Евгра­фов­на Кар­цо­ва, дочь секунд-май­о­ра Евгра­фа Евгра­фо­ви­ча К. и Ана­ста­сии Васи­льев­ны.
127.106. Пла­тон Сте­па­но­вич (1801-1806)
[16 нояб­ря] — «Сего дня родил­ся князь Пла­тон Сте­па­но­вич Путя­тин в 1801 году в 10 часов по полу­но­чи»;
Похо­ро­нен погост Новый Торг Ржев­ско­го у.
ххх.106. Павел Сте­па­но­вич
[28 окт.] — «Сего чис­ла родил­ся князь Павел Сте­па­но­вич Путя­тин 1803-го года»;
[30 янв.] — «Сего дня 1804-го года скон­чал­ся князь Павел Сте­па­но­вич Путя­тин. Жития его 3 меся­ца и 2 дня»
128.106. Арсе­ний Сте­па­но­вич (1805-29.12.1882)
Князь. Сын СТЕ­ПА­НА ВАСИ­ЛЬЕ­ВИ­ЧА и его жены ЛЮБО­ВИ ИВА­НОВ­НЫ в деви­че­стве МИЛЮ­КО­ВОЙ Титу­ляр­ный совет­ник. Был выш­не­во­лоц­ким уезд­ным (Твер­ская губер­ния) пред­во­ди­те­лем дво­рян­ства. [6 мар­та] — «Сего дня 1809 года родил­ся князь Арсе­ний Сте­па­но­вич Путя­тин»
Все основ­ные собы­тия, свя­зан­ные с заму­же­ством дво­рян­ской девуш­ки, мог­ли быть соот­не­се­ны с цер­ков­ным кален­да­рем и при­уро­че­ны к рели­ги­оз­ным празд­ни­кам. В 1836 году Мария Ива­нов­на, урож­ден­ная Мель­ниц­кая, и ее буду­щий муж, князь Арсе­ний Сте­па­но­вич Путя­тин, полу­чи­ли бла­го­сло­ве­ние ее мате­ри Любо­ви Логги­нов­ны Мель­ниц­кой, урож­ден­ной Ман­зей, в день Воз­не­се­ния Гос­под­ня: «Маминь­ка бла­го­сло­ви­ла нас в Воз­не­се­ние…» Там же.. В День Свя­той Тро­и­цы меж­ду мате­рью неве­сты и жени­хом дол­жен состо­ять­ся так назы­ва­е­мый сго­вор: «Если князь­Пу­тя­тин при­е­дет к Тро­и­це Маминь­ка хочет в этот празд­ник сде­лать Машинь­кин сго­вор…» Там же.. Имен­но брак по сго­во­ру счи­тал­ся с точ­ки зре­ния рос­сий­ско­го дво­рян­ства нор­ма­тив­ной фор­мой заклю­че­ния бра­ка: «Пара­ко­вья Фаде­ев­на сга­ва­ри­ла свою Сашинь­ку за Пра­ви­ян­ско­го пол­ков­ни­ка» Там же.. Веро­ят­но, одним из вопро­сов, под­ле­жав­ших обсуж­де­нию в ходе сго­во­ра, был вопрос о харак­те­ре и раз­ме­рах при­дан­но­го. Осо­бую тор­же­ствен­ность брач­но­му сго­во­ру долж­но было при­дать то, что День Свя­той Тро­и­цы отме­ча­ли как пре­столь­ный празд­ник хра­ма, в кото­рый ходи­ли Мель­ниц­кие: «Мы теперь живем в Воло­гом… дожи­да­ем к Тро­и­цы Кня­зя у нас храм во имя Пре­свя­той Тро­и­цы и мы празд­ну­ем етот день…» Там же..
Воз­мож­но, сго­вор под­ра­зу­ме­вал так­же и обру­че­ние, ини­ци­а­ти­ва кото­ро­го мог­ла исхо­дить от жени­ха, и , совер­ше­ние кото­ро­го мог­ло быть отло­же­но по при­чине отсут­ствия кого-то из род­ствен­ни­ков, напри­мер, род­но­го дяди неве­сты со сто­ро­ны мате­ри: «… в Боло­гом в этот день боль­шой празд­ник гостей было мно­же­ство и жених при­е­хал… князь при­е­хал с коль­ца­ми про­сит что­бы их с Машей обру­чить но Любовь Логги­нов­на несо­гло­ша­лась до при­ез­да брат­ца Н.Л. Там же.. обру­че­ние Мари­ны Ива­нов­ны Мель­ниц­кой с кня­зем Арсе­ни­ем Сте­па­но­ви­чем Путя­ти­ным было назна­че­но на 27 мая, день, когда Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь совер­ша­ет память про­сла­вив­ше­го­ся в Твер­ской зем­ле пре­по­доб­но­го Нила Стлобен­ско­го. Пред­по­ла­га­лось, что оно состо­ит­ся в при­сут­ствии род­ствен­ни­ков, кото­рые долж­ны были собрать­ся вме­сте по слу­чаю это­го празд­ни­ка: «… Князь … при­вез коль­цы и про­сит чтоб их обру­чи­ли без того неуензжа­ет Любо­ви Логги­новне хочет­ся чтоб Нико­лай Логги­но­вич при­е­том был и он уже обе­щал 27 — го (мая 1836года) — то есть Нилов день уних празд­ник и все рад­ные тут будут назна­чен днем обру­че­нья» Там же.. Соглас­но жела­нию Любо­ви Логги­нов­ны, Нико­лай Логги­но­вич Ман­зей бла­го­сло­вил пле­мян­ни­цу и обру­чил ее 27 мая 1836 года с кня­зем Путя­ти­ным: «… 27-го Нико­лай Логги­но­вич бла­го­сло­вив Машу и обру­чив их с кня­зем, воз­вра­ти­лись домой…» Там же.. Сва­дьба же их состо­я­лась 27 июля 1836 года Там же., ров­но через два меся­ца после обру­че­ния. Веро­ят­но, это было свя­за­но с тем, что со дня обру­че­ния до дня сва­дьбы долж­но было прой­ти какое-то вре­мя.
Кня­зя Эри­сто­ва Еле­на Ива­нов­на упо­мя­ну­ла в сво­ем мему­ар­ном эссе «Род Путя­ти­ных» как чело­ве­ка извест­но­го ей: «Дед Арсе­ний Путя­тин был круп­ным поме­щи­ком в Нов­го­род­ской и Твер­ской губ. Князь Арсе­ний Пав­ло­вич Путя­тин был женат на твер­ской поме­щи­це Мель­ниц­кой и имел сына Пав­ла. Вто­рая сест­ра Софья Мель­ниц­кая была заму­жем за кня­зем Эри­сто­вым (кур­сив мой. — С.К.), потом­ства не име­ла и после смер­ти мужа жила с сест­рой кня­ги­ней Путя­ти­ной в име­нье «Высо­кое» в Нов­го­род­ской губер­нии». Князь Арсе­ний Сте­па­но­вич Путя­тин в 1847году был запи­сан в V-ю часть Твер­ской дво­рян­ской кни­ги. В раз­ные годы он являл­ся комен­дан­том миро­во­го посред­ни­ка Выш­не­во­лоц­ко­го уез­да и пред­во­ди­те­лем дво­рян­ства (с 1868года), был избран в чис­ле круп­ней­ших поме­щи­ков госу­дар­ства в Комис­сию по лик­ви­да­ции кре­пост­но­го пра­ва и выра­бот­ке доку­мен­тов по осво­бож­де­нию кре­стьян. Женив­шись на Марии Ива­новне Мель­ниц­кой, он полу­чил зем­ли в Вал­дай­ском уез­де Нов­го­род­ской губер­нии и пере­се­лил­ся жить в Боло­гое. При его живей­шем уча­стии и на его сред­ства в 1872г. был осно­ван и в после­ду­ю­щие годы успеш­но раз­ви­вал­ся жен­ский Казан­ский мона­стырь в Выш­нем Волоч­ке [12]
Выш­не­во­лоц­кiй пред­во­ди­тель дво­рян­ства, осно­ва­тель Выш­не­во­лоц­ка­го Казан­ска­го жен. мона­сты­ря, † 1882, 74 л. (Выш­нiй Воло­чокъ, Казан­скiй жен. мона­стырь, подъ теп­лымъ
собо­ромъ).
Князь Арсе­ний Сте­па­но­вич Путя­тин в 1847 году был запи­сан в Vю часть Твер­ской дво­рян­ской кни­ги. В раз­ные годы он являл­ся комен­дан­том миро­во­го посред­ни­ка Выш­не­во­лоц­ко­го уез­да и пред­во­ди­те­лем дво­рян­ства (с 1868 года), был избран в чис­ле круп­ней­ших поме­щи­ков госу­дар­ства в Комис­сию по лик­ви­да­ции кре­пост­но­го пра­ва и выра­бот­ке доку­мен­тов по осво­бож­де­нию кре­стьян. Женив­шись на Марии Ива­новне Мель­ниц­кой, он полу­чил зем­ли в Вал­дай­ском уез­де Нов­го­род­ской губер­нии и пере­се­лил­ся жить в Боло­гое. При его живей­шем уча­стии и на его сред­ства в 1872 году был осно­ван и в после­ду­ю­щие годы успеш­но раз­ви­вал­ся жен­ский Казан­ский мона­стырь в Выш­нем Волоч­ке
Вла­дел. — князь Путя­тин Арсе­ний Сте­па­но­вич, титу­ляр­ный совет­ник; Павел Арсе­нье­вич, его сын.
Путя­ти­ным при­над­ле­жа­ли так­же име­ния
Михай­лов­ское в Мака­ров­ской вол.;
Опи­са­ние име­ния. 1858 г.- ГАТО. Ф. 148. Оп. 1. Д. 503. 16 л.
Фор­му­ляр­ный спи­сок о служ­бе быв­ше­го Выш­не­во­лоц­ко­го уезд­но­го пред­во­ди­те­ля дво­рян­ства кня­зя А. С. Путя­ти­на. 21 дек. 1880 г.- ГАТО. Ф. 59. Оп. 1. Д. 4675. 4 л.
Жена Мария Ива­нов­на Мель­ниц­кая р 17 iюня 1815 † 15 фев­ра­ля 1897 (С. Боло­гое Вал­дайск. у.),
Путя­ти­на Мария Ива­нов­на- Выш­не­во­лоц­кая дво­рян­ская вдо­ва, Кня­ги­ня; ум. 15 фев­ра­ля, 1897 г., 82 лет, от стар­че­ской дрях­ло­сти.
Урож­ден­ная Мель­ниц­кая. Сест­ра кня­ги­ни Эри­сто­вой С.И. Кня­ги­ня Мария Ива­нов­на- жена вдо­ва кня­зя Арсе­ния Сте­па­но­ви­ча Путя­ти­на . После смер­ти мужа пере­еха­ла из Выш­не­во­лоц­ко­го име­ния к сест­ре в ус. Высо­кое. Моги­ла не сохра­ни­лась.
Ххх.106. Нико­лай Сте­па­но­вич
[30 нояб­ря] — «Сего дня 1810-го года родил­ся князь Нико­лай Сте­па­но­вич Путя­тин по полу­дни в 9-ть часов и 15-ть минут»[11 апр.] — «Сего дня 1819-го года скон­чал­ся князь Нико­лай Сте­па­но­вич Путя­тин. Жития его 8 лет 4 меся­ца и 12-ть дней»;
Ххх.106. Вера Сте­па­нов­на (29.6.1804-25.12.1868)
[2 фев.] — «Сего дня 1822-го года обру­чал­ся Иван Оси­по­вич Поз­де­ев на Вере Сте­па­новне Путя­ти­ной»
[25 янв.] — «Сего чис­ла 1827-го года в 5-ть часов по полу­дни родил­ся сын у нас Арка­дий Ива­но­вич Поз­де­ев, кре­сти­ли его 31 ген­ва­ря»;
отец и его жена, Любовь Ива­нов­на (в деви­че­стве Милю­ко­ва), часто при­гла­ша­ли к себе в гости жив­ше­го непо­да­ле­ку зна­ме­ни­то­го рус­ско­го худож­ни­ка А.Г. Вене­ци­а­но­ва. В 1815 г. он напи­сал извест­ный порт­рет их доче­ри княж­ны Веры Путя­ти­ной, про­вин­ци­аль­ной барыш­ни с кни­гой в руках. Писал и порт­ре­ты ее бра­тьев Пла­то­на и Арсе­ния.
Похо­ро­не­на погост Пет­ров­ский-Тих­вин­ский Выш­не­во­лоц­ко­го у Твер­ской губ.
Муж 1. с окт. 1822 (с. Под­ду­бье Выш­не­во­лоц­ко­го у.) Иван Оси­по­вич Поз­де­ев (1795 — май 1838), сын арм. Пол­ков­ни­ка в отстав­ке Иоси­фа Алек­се­е­ви­ча Поз­де­е­ва (1746-1820) и Ека­те­ри­ны Михай­лов­ны ( — 1834), фло­та отстав­ной капи­тан-лей­те­нант (13.4.1821).
Муж 2. Попов, под­пол­ков­ник.
Ххх.106. Софья Сте­па­нов­на
[30 сент.] — «Сего чис­ла 1814-го года скон­ча­лась Софья Сте­па­нов­на Путя­ти­на по полу­дни в 10 часов. Жития ее было 7 лет […] меся­цев и 8-м дней»
ххх.106. Ели­за­ве­та Сте­па­нов­на
[6 окт.] — «1795-го года [сего] чис­ла скон­ча­лась княж­на Ели­за­ве­та Сте­па­нов­на Путя­ти­на. Жития ее 6 [лет …] меся­цев […] дней»;
«Сего дня 1799-го года роди­лась княж­на Ели­за­ве­та Сте­па­нов­на Путя­ти­на пер­вая»
ххх.106. Ели­за­ве­та Сте­па­нов­на вто­рая
[30 мар­та] — «Сего дня 1800-го года роди­лась княж­на Ели­за­ве­та Сте­па­нов­на Путя­ти­на вто­рая»
Евдо­кия Нико­ла­ев­на
М.: Мещовский.Муж МОЗОВ­СКИЙ
Анна Нико­ла­ев­на
дев. В 1833.
Пев­цо­ва Анна Нико­ла­ев­на (57 л.—1857.06.13,†с.Поддубье Вышневолоц.-у.) ур.княжна Путя­ти­на 57 л. Пох. с мужемь А. А. Пев­цо­вым [Шере­ме­тев­ский В. Русск.провинц.некрополь. Т.1. М.,1914]
Оль­га Нико­ла­ев­на
М.: Нико­лай Сте­па­но­вич Дудин­ски, штабс-капи­тан.
Дарья Нико­ла­ев­на
дев. в 1833.
129.108. Нико­лай Ива­но­вич (1801-?)
130.108. Яков Ива­но­вич
АЛЕК­САНДРА ИВА­НОВ­НА
131.109. Алек­сандр Сер­ге­е­вич 6.01.1812-?
май­ор.
Ж. СОФИЯ СВЯ­ТО­СЛА­ВОВ­НА
КНЯ­ЖОЕ (МАК­СИ­МО­ВО)*. Гри­мин­ская вол. Ржев­ский уезд.Владел. — кня­ги­ня Путя­ти­на Софья Свя­то­сла­вов­на, под­пол­ков­ни­ца.- Опи­са­ние име­ния. 1858 г — ГАТО. Ф. 148. Оп. 1. Д. 1286. 16 л.
132.109. Алек­сей Сер­ге­е­вич 6.02.1827-?
под­по­ру­чик, поме­щик Каси­мов­ско­го уез­да.
Мар­фа Сер­ге­ев­на 22.02.1805.
М.: Петр Мар­ко­вич Азаров.Муж АЗА­РЬЕВ ПЕТР АВЕР­КИ­Е­ВИЧ
Ххх.109. Любовь Сер­ге­ев­на (1814-?)
жена Пет­ра Афа­на­сье­ви­ча Бех­те­ре­ва (1802-?)
Ели­за­ве­та Сер­ге­ев­на 7.03.1816-?
Анна Сер­ге­ев­на 29.08.1817-?
Мария Сер­ге­ев­на 29.02.1822.
М.: кол­леж­ский сек­ре­тарь Нико­лай Михай­ло­вич Пали­цын (Р.10.02.1826).
Надеж­да Сер­ге­ев­на 12.12.1824-?
Софья Сер­ге­ев­на 1831-?
133.110. Сер­гей Алек­сан­дро­вич (1832-1889)
Отстав­ной фло­та лей­те­нант, депу­тат дво­рян­ства Выш­не­во­лоц­ко­го уез­да Твер­ской губер­нии. † 1889. Съ женою кн. Н. А. Путя­ти­ной (Пог. Костов­скiй Выш­не­во­лоц. у.).
СТА­РОЕ (сель­цо). Выш­не­во­лоц­кий уезд.Владел. — князь Путя­тин Сер­гей Алек­сан­дро­вич.- Про­ше­ние кня­зя С. А. Путя­ти­на, направ­лен­ное губерн­ско­му пред­во­ди­те­лю дво­рян­ства Б. В. Мещер­ско­му, о назна­че­нии на долж­ность посред­ни­ка Обще­ства вза­им­но­го позе­мель­но­го кре­ди­та по Твер­ской губер­нии. 31 авг. 1872 г.- ГАТО. Ф. 59. Оп. 1. Д. 4480. 2 л.
— О про­да­же име­ния кня­зя Н. С. Путя­ти­на в сель­це Ста­рое // Твер. губ. ведо­мо­сти. — 1913. — № 67. — С. 3.
жен. на Ната­лье Алек­се­евне Велья­ми­но­вой-Зер­но­вой † 1899.
134.110. Дмит­рий Алек­сан­дро­вич (26.09.1834-?)
князь ПУТЯ­ТИН Дмит­рий Алек­сан­дро­вич, пра­во­слав­ный, мич­ман 33-го фл. эк.Ляшук П. М. Офи­це­ры Чер­но­мор­ско­го фло­та, погиб­шие при защи­те Сева­сто­по­ля в 1854—1855 гг.: Биогр. справ./П. М. Ляшук, Музей геро­и­че­ской обо­ро­ны и осво­бож­де­ния Сева­сто­по­ля. — Сим­фе­ро­поль: ООО «Изда­тель­ство «Поли­ПРЕСС», 2005. — 256 с, ил.
Спра­воч­ник содер­жит 155 био­гра­фий офи­це­ров Чер­но­мор­ско­го фло­та, погиб­ших, умер­ших от ран и болез­ней при защи­те Сева­сто­по­ля в 1854—1855 гг.
Ека­те­ри­на Алек­сан­дров­на 8.11.1819.
М: Алек­сандр Михай­ло­вич Стромилов.23.08.1811-до 1848
Любовь Алек­сан­дров­на 5.02.1821-† 1886.
Съ роди­те­ля­ми кн. А. А. и кн. А. П. Путя­ти­ны­ми (Пог. Костов­скiй Выш­не­во­лоц. у.).
М. Дем­биц­кий
Мар­фа Алек­сан­дров­на 21.02.1822-? (деви­ца)
МАНИ­НО. Мака­ров­ская вол. Выш­не­во­лоц­кий уезд.Владел. — Путя­ти­на Мар­фа Алек­сан­дров­на.
— Опи­са­ние име­ния. 1858 г.- ГАТО. Ф. 148. Оп. 1. Д. 442. 16 л.
— О про­да­же име­ния княж­ны М. А. Путя­ти­ной Михай­лов­ское и Пого­рел­ка // Твер. губ. ведо­мо­сти. — 1888. — № 74. — С. 1-2; № 75. — С. 2; № 76. — С. 2; 1896. — № 94, ч. офиц. — С. 4; № 95, ч. офиц. — С. 3; № 96, ч. офиц. — С. 4.Имеется пере­чень земель­ных вла­де­ний и постро­ек.
Мария Алек­сан­дров­на 27.03.1830-† 1900 (Пог. Костов­скiй Выш­не­во­лоц. у.).
М.: Вале­ри­ан Алек­се­е­вич Уша­ков.
Анна Алек­сан­дров­на 6.08.1833-?
Ната­лья Алек­сан­дров­на
135.112. Алек­сей Пет­ро­вич (2.09.1844 — г. Одес­са, 24.12.1911).
штабс-капи­тан л.-гв. Пре­об­ра­жен­ско­го пол­ка (1874).
Князь. Гене­рал-лей­те­нант. Участ­во­вал в бое­вых дей­стви­ях на Кав­ка­зе, в рус­ско-турец­кой войне.
нязь Алек­сей Пет­ро­вич Путя­тин (1844—1912) — рус­ский гене­рал, герой рус­ско-турец­кой вой­ны 1877—1878 годов.Родился 2 сен­тяб­ря 1844 года. Обра­зо­ва­ние полу­чил в Орлов­ском Бах­ти­на кадет­ском кор­пу­се, из кото­ро­го выпу­щен по 1-му раз­ря­ду 12 июня 1863 года пра­пор­щи­ком. 27 фев­ра­ля 1866 года про­из­ве­дён в пору­чи­ки, одна­ко уже 17 апре­ля Путя­тин был пере­ве­дён в гвар­дию с пере­име­но­ва­ни­ем в под­по­ру­чи­ки гвардии.Служил на Кав­ка­зе. 21 июля 1867 года князь Путя­тин по рас­по­ря­же­нию Кута­ис­ско­го воен­но­го губер­на­то­ра был назна­чен помощ­ни­ком пра­ви­те­ля воен­ной кан­це­ля­рии и заве­ду­ю­щим сум­ма­ми Кута­ис­ско­го кон­но-ирре­гу­ляр­но­го пол­ка. Про­из­ве­дён­ный 30 авгу­ста 1872 года в штабс-капи­та­ны Путя­тин был назна­чен коман­ди­ром роты в Эри­ван­ском гре­на­дер­ском пол­ку. 12 мар­та 1873 года он был про­из­ве­дён в май­о­ры и в мае—ноябре это­го же года он в Эри­ван­ском пол­ку коман­до­вал бата­льо­ном, а с 14 нояб­ря был пред­се­да­те­лем пол­ко­во­го суда.28 мая 1875 года князь Путя­тин вновь полу­чил в коман­до­ва­ние бата­льон и в этом каче­стве, после откры­тия в 1877 году кам­па­нии про­тив турок, высту­пил на Кав­каз­ский театр воен­ных дей­ствий. За мно­го­чис­лен­ные отли­чия в боях он был награж­дён орде­ном св. Вла­ди­ми­ра 4-й сте­пе­ни с меча­ми и бан­том и 23 июня полу­чил золо­тую саб­лю с над­пи­сью «За храб­рость». 14 мая 1878 года про­из­ве­дён в под­пол­ков­ни­ки. 26 нояб­ря 1878 года князь Путя­тин был удо­сто­ен орде­на св. Геор­гия 4-й сте­пе­ни В воз­да­я­ние за отли­чие, ока­зан­ное при штур­ме, 3 Октяб­ря 1877 года, горы Авли­ар, где бро­сил­ся впе­ре­ди сво­е­го бата­ли­о­на на укреп­ле­ние и, не смот­ря на полу­чен­ную кон­ту­зию, про­дол­жал руко­во­дить бата­ли­о­ном под самым губи­тель­ным огнем про­тив­ни­ка. 26 янва­ря 1886 года Путя­тин был про­из­ве­дён в пол­ков­ни­ки и назна­чен коман­ди­ром 1-го пеше­го бата­льо­на Забай­каль­ско­го каза­чье­го вой­ска. С 24 фев­ра­ля по 21 октяб­ря 1891 года чис­лил­ся в запа­се, по воз­вра­ще­нии в строй око­ло меся­ца коман­до­вал Епи­фан­ским резерв­ным бата­льо­ном и с 18 нояб­ря зани­мал долж­ность началь­ни­ка Туль­ско­го лазарета.9 авгу­ста 1894 года Путя­тин был назна­чен коман­ди­ром 112-го пехот­но­го Ураль­ско­го пол­ка. 8 янва­ря 1900 года он полу­чил чин гене­рал-май­о­ра и долж­ность коман­ди­ра 1-й бри­га­ды 42-й пехот­ной диви­зии, а с 18 янва­ря 1901 года состо­ял для осо­бых пору­че­ний при коман­ду­ю­щем Киев­ским воен­ным округом.Среди про­чих наград князь Путя­тин имел орде­на св. Ста­ни­сла­ва 3-й сте­пе­ни (1870 год), св. Ста­ни­сла­ва 2-й сте­пе­ни (1882 год), св. Анны 2-й сте­пе­ни (1884 год) и св. Вла­ди­ми­ра 3-й сте­пе­ни (1889 год).В сен­тяб­ря 1903 года вышел в отстав­ку с про­из­вод­ством в гене­рал-лей­те­нан­ты. Скон­чал­ся 24 декаб­ря 1912 года в Одес­се. Похо­ро­нен на Одес­ском воен­ном клад­би­ще (воен­ный уча­сток Вто­ро­го хри­сти­ан­ско­го кладбища).Был женат, имел трех детей.
Источ­ни­ки
Вол­ков С. В. Гене­ра­ли­тет Рос­сий­ской импе­рии. Энцик­ло­пе­ди­че­ский сло­варь гене­ра­лов и адми­ра­лов от Пет­ра I до Нико­лая II. Том II. Л—Я. М., 2009
Спи­сок гене­ра­лам по стар­шин­ству. Состав­лен по 1 мая 1903 года. СПб., 1903
Шаба­нов В. М. Воен­ный орден Свя­то­го Вели­ко­му­че­ни­ка и Побе­до­нос­ца Геор­гия. Имен­ные спис­ки 1769—1920. Био­биб­лио­гра­фи­че­ский спра­воч­ник. М., 2004
136.113. Алек­сей Лав­рен­тье­вич (17.03.1816-)
ххх.113. АПОЛ­ЛИ­НА­РИЯ Лав­рен­тьев­на 30.12.1830-?
ххх.113. ЕВДО­КИЯ Лаврентьевна19.02.1832-?
ххх.113. ЕВГЕ­НИЯ Лаврентьевна19.02.1832-?
ххх.113. ВАР­ВА­РА Лаврентьевна2.12.1834-?
ххх.114. Мария Сте­па­нов­на 23.01.1824-?
15 коле­но
137.123. Алек­сандр Алек­сан­дро­вич (29.10.1841-?)
138.123. Нико­лай Алек­сан­дро­вич (1.07.1847-?)
Ххх.123. Ели­за­ве­та Александровна3.09.1840-?
Ххх. 126. Мария Дмит­ри­ев­на
139.126. Вла­ди­мир Дмит­ри­е­вич (14.05.1829, Ржев-19.12.1902, Петер­бург)
Хва­лов­ская волость, селе­ние Надо­зе­рье. Год при­об­ре­те­ния неиз­ве­стен. Похо­ро­нен на Смо­лен­ском пра­во­слав­ном клад­би­ще
Ж.: 1. Еле­на Семе­нов­на Слез­ская, дочь гене­рал-май­о­ра. От 1-го бра­ка – 1 сын и 3 доче­ри;
2. с 25.7.1871 Ели­за­ве­та Кал­ли­стра­тов­на Саве­лье­ва ( 18.02.1842) от 2-го бра­ка – 1 сын и 1 дочь:
140.126. Нико­лай Дмит­ри­е­вич 8.02.1832-?
141.128. Павел Арсе­нье­вич (4.10.1837- 1919)
Архео­лог и антро­по­лог. Член Импе­ра­тор­ско­го архео­ло­ги­че­ско­го инсти­ту­та. Похо­ро­нен в Боло­гом у Тро­иц­кой церк­ви. Путя­ти­ны вла­де­ли усадь­ба­ми в Ста­риц­ком уез­де (Хме­ле­ви­чи) и под Боло­гим, самое зна­ме­ни­тое их поме­стье — Берез­ки в Выш­не­во­лоц­ком уез­де. А.С. Путя­тин (1837-1919) — уче­ный-архео­лог, кол­лек­ци­о­нер и худож­ник — соби­рал в сво­ем име­нии цвет худо­же­ствен­ной интел­ли­ген­ции того вре­ме­ни. В име­нии Путя­ти­ных про­ве­ла свое дет­ство Еле­на Шапош­ни­ко­ва, буду­щая жена Нико­лая Рери­ха. Имен­но там она позна­ко­ми­лась со сво­им мужем. Имен­но на сред­ства кня­зей Путя­ти­ных в 1872 году был воз­двиг­нут выш­не­во­лоц­кий жен­ский мона­стырь во имя Казан­ской ико­ны Божи­ей Мате­ри.
Несо­мнен­но, одно из таких имён — это антро­по­лог, этно­граф, архео­лог и кол­лек­ци­о­нер князь­Па­вел Арсе­нье­вич Путятин(1837 — 1919), во мно­гом пред­те­ча оте­че­ствен­ной аст­ро­ар­хео­ло­гии, и, как ста­ло извест­но совсем недав­но, крёст­ный отец Ю.Н.Рериха. В ряду дея­те­лей рус­ской куль­ту­ры, ока­зав­ших в моло­дые годы суще­ствен­ное вли­я­ние на Нико­лая Кон­стан­ти­но­ви­ча Рери­ха, кня­зю П.А.Путятину при­над­ле­жит осо­бо зна­чи­мая роль. Имен­но князь­Пу­тя­тин ввёл стар­ше­го Рери­ха в круг потом­ствен­ных петер­бург­ских зем­ле­вла­дель­цев, на зем­лях кото­рых ему дове­лось сде­лать целый ряд архео­ло­ги­че­ских откры­тий и собрать уни­каль­ную кол­лек­цию пред­ме­тов камен­но­го века. Кро­ме это­го, князь­Пу­тя­тин пер­вый сооб­щил учё­ным Евро­пы об иссле­до­ва­ни­ях худож­ни­ка-архео­ло­га в окрест­но­стях Боло­го­го и Выш­не­го Волоч­ка и в тече­ние несколь­ких лет инфор­ми­ро­вал науч­ную обще­ствен­ность Запа­да об удач­ных рас­коп­ках Рери­ха. Не забу­дем так­же и клю­че­вой момент в био­гра­фии Рери­хов: имен­но в боло­гов­ском име­нии кня­зя П.А.Путятина летом 1899 г. худож­ник Нико­лай Рерих позна­ко­мил­ся с Еле­ной Ива­нов­ной Шапошниковой(1879 — 1955), став­шей в 1901 г. его женой, «спут­ни­цей, дру­ги­ней, вдох­но­ви­тель­ни­цей» на всю жизнь. Спу­стя три года после это­го зна­ме­на­тель­но­го зна­ком­ства супру­ги Рери­хи кре­сти­ли сво­е­го пер­вен­ца Юрия в Боло­гов­ской Покров­ской церк­ви и вос­при­ем­ни­ком при кре­ще­нии был князь Павел Арсе­нье­вич…
Сохра­нив­ши­е­ся доку­мен­ты сви­де­тель­ству­ют о том, что в нача­ле XX в. меж­ду Рери­ха­ми и кня­зем Путя­ти­ным суще­ство­вал доб­ро­же­ла­тель­ный, вза­им­но полез­ный диа­лог, при­об­ре­тав­ший порой раз­лич­ные фор­мы дру­же­ско­го сотруд­ни­че­ства.
По дан­ным 1901 года, князь Павел Арсе­нье­вич вла­дел сле­ду­ю­щей зем­лёй в Вал­дай­ском уез­де — в Мед­ве­дев­ской воло­сти в «селе­нии Боло­гом» (Елки­на дача, 51 деся­ти­на усадь­бы, все­го с неудоб­ной зем­лёй 288,1 деся­тин); в «сель­це Боло­гое, что ныне село (Ста­рое Боло­гое)» (24,18 деся­тин усадь­бы, все­го с неудоб­ной зем­лёй 125,68 деся­тин); в сель­це Дара­га­ни (пусто­ши Летон­ча, Дара­ган­ская поло­са, Дара­ган­ское Устье, Чапо­ло­во); вла­дел зем­лёй в пусто­шах Пет­ров­ское, Фель­ки­но, Под­бо­рье на Бору (Боль­шое Под­бо­рье), Под­бо­рье (Малое Под­бо­рье); в Илья­тин­ской воло­сти вла­дел пусто­шью Ага­фо­но­во (Цик­и­но). князь Миха­ил Пав­ло­вич Путя­тин по дан­ным 1901 года тоже вла­дел зем­лёй в Мед­ве­дев­ской воло­сти — в «сель­це Боло­гое, что ныне село (Ста­рое Боло­гое)» (4 деся­ти­ны неудоб­ной зем­ли), в дерев­нях Мед­ве­де­во и Высо­кая, в пусто­шах Рябо­во, Тём­ное Вере­тье (Сели­ще), Мака­ви­щи, Под­ду­бье, Раме­нье, Дуп­ли, Клин­цы, Под­бо­рье на Бору (Боль­шое Под­бо­рье), Под­бо­рье (Малое Под­бо­рье), Мишу­ти­но, Рале­во, Пру­ды, (Боль­шие Пру­ды). В общей соб­ствен­но­сти кня­зей П.А. и М.П.Путятиных нахо­ди­лись зем­ли на озе­ре Каф­ти­но, отно­ся­щи­е­ся к Мед­ве­дев­ской волости(сенные поко­сы) — ост­ро­ва Тете­рев, Рыс­но, Круг­ляк, Дол­гов, Велье, Липо­вец, Орло­во Гнез­до, Саба­ни, Сух­мень-Бере­зи­ца («боль­шую часть года быва­ют зали­ты водою, уро­вень кото­рой повы­ша­ет­ся Кемец­ким бей­ш­ло­том»). См.:Земельный инвен­тарь Вал­дай­ско­го уез­да Нов­го­род­ской губер­нии. Нов­го­род: губерн­ская типо­гра­фия, 1902. С. 52, 74, 205, 209, 211, 212, 215, 218, 219, 221, 225, 227, 229.
— Копия фор­му­ляр­но­го спис­ка о служ­бе быв­ше­го Выш­не­во­лоц­ко­го уезд­но­го пред­во­ди­те­ля дво­рян­ства П. А. Путя­ти­на. 6 окт. 1907 г.- ГАТО. Ф. 59. Оп. 1. Д. 5013. 6 л.
Павел Арсе­нье­вич был вос­пи­тан глу­бо­ко веру­ю­щим чело­ве­ком и таки­ми же вос­пи­тал сво­их детей. В этом мож­но убе­дить­ся хотя бы по его вос­по­ми­на­ни­ям, часть кото­рых была изда­на в 1888 году отдель­ной кни­гой (кста­ти, место созда­ния — «село Боло­гое Вал­дай­ско­го уез­да Нов­го­род­ской губер­нии». «Силь­ное нерв­ное пере­утом­ле­ние» охва­ти­ло кня­зя в пери­од тяже­лей­ших жиз­нен­ных испы­та­ний. В нача­ле 1881 года смер­тель­но забо­ле­ла его пер­вая жена Оль­га Ива­нов­на, дочь гене­рал-анше­фа от кава­ле­рии И.П. Шабель­ско­го, 1 мар­та 1881 года был убит царь Алек­сандр II, кото­ро­го князь знал лич­но и весь­ма почи­тал; его гибель была силь­ней­шим уда­ром. В декаб­ре 1882 года от болез­ни серд­ца, ослож­нен­ной про­сту­дой, скон­чал­ся отец, по сло­вам Пав­ла Арсе­нье­ви­ча, «мой друг, моя надеж­да, моя защи­та».
Почти одно­вре­мен­но с этой смер­тью умер от оспы млад­ший сын от пер­во­го бра­ка Иван, люби­мый внук Арсе­ния Сте­па­но­ви­ча. Но тогда это были не един­ствен­ные зло­клю­че­ния кня­зя. Пре­льщен­ная его богат­ством (в целом состо­я­ние исчис­ля­лось сот­ня­ми тысяч руб­лей и тыся­ча­ми деся­тин зем­ли), теща Шабель­ская (мать покой­ной пер­вой жены) воз­на­ме­ри­лась за его счет пожи­вить­ся, вос­поль­зо­вав­шись его горем. Для дости­же­ния сво­их корыст­ных целей она обви­ни­ла кня­зя в «рас­строй­стве умствен­ных спо­соб­но­стей» и напи­са­ла донос мини­стру внут­рен­них дел. Было назна­че­но сек­рет­ное дозна­ние, завя­за­лась ведом­ствен­ная пере­пис­ка. Кня­зю гро­зи­ли отнять детей и назна­чить над ним опе­ку. В резуль­та­те в кан­це­ля­рии нов­го­род­ско­го губер­на­то­ра Э.В. Лер­хе было заве­де­но дело “Пере­пис­ка губер­на­то­ра с Вал­дай­ским исправ­ни­ком по заяв­ле­нию гр. Шабель­ской о пло­хом обра­ще­нии кня­зя Путя­ти­на со сво­и­ми детьми”. Но цель кле­вет­ни­ков не была достиг­ну­та, кня­зя оправ­да­ли. Толь­ко в заго­лов­ке архив­но­го дела все-таки оста­лась явная кле­ве­та. О путя­тин­ском доме сохра­ни­ла свет­лые вос­по­ми­на­ния Л.С. Миту­со­ва. По ее сло­вам, на лест­ни­це фли­ге­ля было осо­бен­но мно­го гера­ни, силь­ный запах кото­рой она запом­ни­ла на всю жизнь. Еще ей запом­ни­лись круг­лые доль­ки све­же­вы­де­лан­но­го мас­ла с рельеф­ным клей­мом Путя­ти­ных на них. В Рос­сии, в боло­гов­ском име­нии, в кон­це кон­цов сло­жи­лось поле его дея­тель­но­сти, но реши­тель­ное руко­во­дя­щее зна­че­ние в его жиз­ни име­ли поезд­ки за гра­ни­цу, спер­ва для лече­ния, а после и с науч­ной целью. В мир запад­ной антро­по­ло­ги­че­ской нау­ки он вошел в пери­од воз­ник­ше­го на Запа­де увле­че­ния палео­ли­том, быст­ро­го созда­ния круп­ных музеев, пер­вых архео­ло­ги­че­ских съез­дов. Кня­зя охва­ти­ло «высо­кое состо­я­ние палео­эт­но­ло­гии за гра­ни­цей», его увлек­ли тру­ды Лай­е­ля, Мор­ти­лье, Кар­та­лья­ка, Капи­та­на…
Ж. 1)Ж.: Оль­га Ива­нов­на Шебаль­ская.
2) Кня­ги­ня Евдо­кия Васи­льев­на (25 мая 1855 — после 922),урожденная Голе­ни­ще­ва-Куту­зо­ва, по пер­во­му мужу МИТУ­СО­ВА. име­ла двух доче­рей от кня­зя Путятина:Софию (р. 1883) и Мари­ан­ну (р. 1884). Сте­пан Сте­па­но­вич Миту­сов (1878-1942; ил. 8, 12, 13, 17), сын Евдо­кии Васи­льев­ны от пер­во­го бра­ка со Сте­па­ном Нико­ла­е­ви­чем Миту­со­вым, пасы­нок кня­зя П.А.Путятина, был женат в пер­вом бра­ке на доче­ри потом­ствен­но­го дво­ря­ни­на Нине Алек­сан­дровне Давы­до­вой-Кара­пе­то­вой, но, как и у мате­ри, пер­вый его брак ока­зал­ся недол­го­веч­ным. Вто­рич­но он женил­ся в 1907 году наЕ­ка­те­рине Филип­повне Потоц­кой (1884-1942), из поль­ско­го граф­ско­го рода, раз­жа­ло­ван­но­го в сво­ём досто­ин­стве после пора­же­ния Поль­ско­го вос­ста­ния и сослан­но­го в Оло­нец­кую губернию.Степан Сте­па­но­вич стал извест­ным музы­кан­том-педа­го­гом, внёс свой уни­каль­ный вклад в раз­ви­тие оте­че­ствен­ной куль­ту­ры. Вот какую харак­те­ри­сти­ку дал ему сын ком­по­зи­то­ра Нико­лая Андре­еви­ча Рим­ско­го-Кор­са­ко­ва Вла­ди­мир: «Сте­пан Сте­па­но­вич Миту­сов — това­рищ Андрея и Вла­ди­ми­ра Рим­ских-Кор­са­ко­вых, один из бли­жай­ших дру­зей всей семьи Рим­ских-Кор­са­ко­вых. Высо­ко­куль­тур­ный и раз­но­сто­рон­ний чело­век, увле­кав­ший­ся совре­мен­ной музы­кой, живо­пи­сью, лите­ра­ту­рой. Автор либ­рет­то опе­ры И.Стравинского “Соло­вей”». В мае 1878 года, уже нося под серд­цем сво­е­го буду­ще­го сына Сте­па­на, Евдо­кия Васи­льев­на окон­чи­ла курс Санкт-Петер­бург­ской кон­сер­ва­то­рии по клас­су пения Камил­ло Эве­рар­ди и клас­су ком­по­зи­ции А.Г.Рубенштейна. В её атте­ста­те отме­че­но, что во вни­ма­ние «к осо­бым даро­ва­ни­ям и успе­хам Евдо­кия Голе­ни­ще­ва-Куту­зо­ва награж­де­на боль­шою сереб­ря­ною медалью»[xix]. В моно­гра­фии об Эве­рар­ди о ней напе­ча­та­но сле­ду­ю­щее: «С бле­стя­щим успе­хом дебю­ти­ро­ва­ла в Пари­же в ита­льян­ской опе­ре, но затем и поки­ну­ла сце­ну. Ред­кое по кра­со­те и гиб­ко­сти голо­са коло­ра­тур­ное сопра­но». В Мемо­ри­аль­ном собра­нии С.С.Митусова хра­нит­ся уни­каль­ная релик­вия, сви­де­тель­ство оше­лом­ля­ю­ще­го париж­ско­го дебю­та — алая лен­та, кото­рую Евдо­кия Васи­льев­на полу­чи­ла от бла­го­дар­ных поклон­ни­ков. На ней золо­ты­ми бук­ва­ми начер­та­но: «Рус­ской Пат­ти. 28 апре­ля 1877». Ещё один сви­де­тель это­го успе­ха — ита­льян­ский кон­церт­мей­стер Рива-Бер­ни, спу­стя 20 с лиш­ним лет с вос­тор­гом рас­ска­зы­вал Н.К.Рериху в Пари­же о Евдо­кии Голе­ни­ще­вой-Куту­зо­вой.
Её выступ­ле­ния на сцене Мари­ин­ско­го теат­ра нахо­ди­ли такой же горя­чий отклик в серд­цах оте­че­ствен­ных слу­ша­те­лей. Напри­мер, нам уда­лось отыс­кать пись­мо Кон­стан­ти­на Пет­ро­ви­ча Побе­до­нос­це­ва от 10 янва­ря 1882 года, адре­со­ван­ное Е.Ф.Тютчевой. Судя по все­му, вли­я­тель­ный обер-про­ку­рор Сино­да, зако­но­учи­тель наслед­ни­ков пре­сто­ла отно­сил­ся к Евдо­кии Васи­льевне, тогда ещё Миту­со­вой, с боль­шим сочув­стви­ем и инте­ре­сом: «Вы помни­те Миту­со­ву, кото­рую вы виде­ли у нас и кото­рой пла­чев­ную исто­рию мы вам рас­ска­зы­ва­ли. Дело её с безум­ным и рас­пут­ным мужем [име­ет­ся в виду С.Н.Митусов — В. М.] кон­ча­ет­ся раз­во­дом, а она хочет посту­пать на сце­ну, и зав­тра дебю­ти­ру­ет на Мари­ин­ском теат­ре в Риго­лет­то. По это­му слу­чаю не муд­ре­но, что и я зав­тра попа­ду в театр».
Меж­ду датой это­го пред­став­ле­ния и 4 апре­ля 1882 года — датой вен­ча­ния Пав­ла Арсе­нье­ви­ча и Евдо­кии Васи­льев­ны — мень­ше трёх меся­цев. Оче­вид­но, в этот срок весь­ма бур­но реша­лась их судь­ба! И если князь весь­ма ко вре­ме­ни «встре­тил под­держ­ку в обо­жа­е­мой им вто­рой жене», то и Евдо­кия Васи­льев­на не раз­ру­би­ла бы гор­ди­ев узел сво­их несча­стий без него — сво­е­го защит­ни­ка и покро­ви­те­ля… Инте­рес­но в свя­зи с этим при­ве­сти выска­зы­ва­ние Н.В.Шишкиной, одной из немно­гих извест­ных нам теперь зна­ко­мых Еле­ны Ива­нов­ны в моло­до­сти: «Евдо­кия Васи­льев­на обла­да­ла необы­чай­но кра­си­вым коло­ра­тур­ным сопра­но и пела с огром­ным успе­хом в опе­ре Мари­ин­ско­го теат­ра в Петер­бур­ге… Искус­ство музы­ки и пения цари­ло в их доме, пели и доче­ри и она сама. Дом их напо­ми­нал дом Росто­вых в “Войне и мире”. Вот та обста­нов­ка, в кото­рой Еле­на Ива­нов­на про­во­ди­ла свою моло­дость. У кня­зя Путя­ти­на был свой особ­няк в Петер­бур­ге и име­нье в Нов­го­род­ской губер­нии. Они вели вели­ко­свет­ский образ жиз­ни. У них быва­ли бле­стя­щие балы, и, конеч­но, на этих балах все­гда быва­ла Еле­на Ива­нов­на, все­гда в кра­си­вом баль­ном туа­ле­те, — она мало тан­це­ва­ла, боль­ше сиде­ла где-нибудь в кон­це зала, окру­жен­ная тол­пой поклон­ни­ков».
Ххх.131. Ели­за­ве­та Алек­сан­дров­на
ххх.131. Надеж­да Алек­сан­дров­на
Муж Демен­тьев.
ххх.131. Алек­сандра Алек­сан­дров­на
ххх.131. Раи­са Алек­сан­дров­на
М.: Дмит­ри­ев.
142.133. Миха­ил Сер­ге­е­вич (14.02.1861-24.5.1938, Париж)
(1 янва­ря 1861, Выш­ний Воло­чок Твер­ской губ. — 24 мая 1938, Париж, пох. на клад, в Кла­ма­ре). Гене­рал-май­ор, гене­а­лог, лите­ра­тор, ико­но­пи­сец. Муж С.С. Путя­ти­ной, отец A.M. и С.М. Путя­ти­ных. Брат Н.С. Путя­ти­на. Окон­чил Мор­ской кор­пус, Мин­ные офи­цер­ские клас­сы. Слу­жил в Свод­но-гвар­дей­ском бата­льоне, в лейб-гвар­дии Пре­об­ра­жен­ском пол­ку. Учил­ся в Ака­де­мии худо­жеств в С.-Петербурге, зани­мал­ся ико­но­пи­сью. В 1900-1911 штаб-офи­цер для пору­че­ний при управ­ле­нии гоф­мар­шаль­ской части, затем началь­ник Цар­ско­сель­ско­го двор­цо­во­го управ­ле­ния Мини­стер­ства импе­ра­тор­ско­го Дво­ра и уде­лов. Ста­ро­ста-смот­ри­тель Федо­ров­ско­го собо­ра. Гене­а­лог, член пер­во­го соста­ва прав­ле­ния Рус­ско­го гене­а­ло­ги­че­ско­го обще­ства. В эми­гра­ции во Фран­ции, жил в Пари­же. Пред­се­да­тель Родо­слов­ной комис­сии Сою­за рус­ских дво­рян (с 1926). Один из учре­ди­те­лей Рус­ско­го исто­ри­ко-гене­а­ло­ги­че­ско­го обще­ства во Фран­ции. Состо­ял чле­ном Сою­за рев­ни­те­лей памя­ти импе­ра­то­ра Нико­лая II (с 1923). Член Объ­еди­не­ния гвар­дей­ско­го эки­па­жа. Зани­мал­ся живо­пи­сью и рестав­ра­ци­ей икон. Рабо­тал для Св.-Александро-Невского собо­ра в Пари­же, был чле­ном при­ход­ско­го сове­та. В 1925-1928 в Рус­ском оча­ге высту­пал с докла­да­ми и лек­ци­я­ми о Рос­сии, про­во­дил бесе­ды с моло­де­жью на исто­ри­че­ские темы. С 1930-х жил в Рус­ском доме в Сент-Жене­вьев-де-Буа. Вме­сте с дирек­то­ром Рус­ско­го дома С.Н. Вильч­ков­ским осно­вал и обу­стра­и­вал цер­ковь Св. Нико­лая Чудо­твор­ца при Рус­ском доме.
— князь, сви­ты гене­рал-май­ор, вла­де­лец име­ния “Блав­ское”. С 1895 года штабс-капи­тан лейб-гвар­дии Пре­об­ра­жен­ско­го пол­ка, затем и до 1910 года — штаб­ной офи­цер для осо­бых пору­че­ний при управ­ле­нии гоф­мар­шаль­ской части Мини­стер­ства Импе­ра­тор­ско­го Дво­ра. С 1 янва­ря 1911 года началь­ник цар­ско­сель­ско­го Двор­цо­во­го Управ­ле­ния. После рево­лю­ции в Рос­сии — в эми­гра­ции. С 1909г. член Комис­сии Музея Допет­ров­ско­го искус­ства и быта. Извест­ный гене­а­лог, член пер­во­го соста­ва Прав­ле­ния РГО (1898–1901). С 1913г. редак­тор “Лето­пис­но­го и лице­во­го избор­ни­ка дома Рома­но­вых” , в кото­ром сотруд­ни­чал Нико­лай Рерих. Даль­ний род­ствен­ник кня­зя Пав­ла Арсе­нье­ви­ча Путя­ти­на. Жена Нико­лая Рери­ха — Еле­на — писа­ла: «Млад­шая линия Путя­ти­ных состо­я­ла из Миха­и­ла Сер­ге­е­ви­ча и Нила Сер­ге­е­ви­ча, жена­тых на сёст­рах, на доче­рях адми­ра­ла Пла­то­ва. Миха­ил Сер­ге­е­вич начал карье­ру мор­ским офи­це­ром, про­дол­жил чинов­ни­ком по осо­бым пору­че­ни­ям при Госу­да­ре и импе­ра­тор­ской семье, и затем был назна­чен началь­ни­ком Цар­ско­го Села, рези­ден­ции Госу­да­ря. Сер­гей Михай­ло­вич имел двух сыно­вей. Стар­ший был женат на вели­кой кня­гине Марии Пав­ловне <млад­шей> после её раз­во­да со швед­ским прин­цем» (Рерих Е. И., 1950?55в). Сохра­ни­лось два пись­ма кня­зя М. С. Путя­ти­на к кня­зю П. А. Путя­ти­ну — от 1892 и от 1907 гг.: РА ИИМК, ф. 15, № 74
Миха­ил Сер­ге­е­вич Путя­тин, шурин Г.Н. Мазу­ро­ва, гене­рал-май­ор фло­та. В послед­ние годы перед рево­лю­ци­ей был началь­ни­ком Глав­но­го управ­ле­ния г. Цар­ское Село и цар­ско­сель­ско­го двор­ца. Извест­ный гене­а­лог, член пер­во­го соста­ва Прав­ле­ния РГО (1898–1901).
Путя­тин Миха­ил Сер­ге­е­вич (1861 — 1938) — князь, гене­рал-май­ор. С 1 янва­ря 1911 года началь­ник цар­ско­сель­ско­го Двор­цо­во­го Управ­ле­ния , вла­де­лец име­ния “Блав­ское”. Био­гра­фия С 1895 года штабс-капи­тан лейб-гвар­дии Пре­об­ра­жен­ско­го пол­ка, затем и до 1910 года — штаб­ной офи­цер для осо­бых пору­че­ний при управ­ле­нии гоф­мар­шаль­ской части Мини­стер­ства Импе­ра­тор­ско­го Дво­ра. С 1 янва­ря 1911 года началь­ник цар­ско­сель­ско­го Двор­цо­во­го Управ­ле­ния. Л.И. Соко­ло­ва После рево­лю­ции в Рос­сии — в эмиграции.С 1909г. член Комис­сии Музея Допет­ров­ско­го искус­ства и быта. С 1913г. редак­тор “Лето­пис­но­го и лице­во­го избор­ни­ка дома Рома­но­вых” , в кото­ром сотруд­ни­чал Нико­лай Рерих. Даль­ний род­ствен­ник кня­зя Пав­ла Арсе­нье­ви­ча Путя­ти­на. Жена Нико­лая Рери­ха — Еле­на — писа­ла: «Млад­шая линия Путя­ти­ных состо­я­ла из Миха­и­ла Сер­ге­е­ви­ча и Нила Сер­ге­е­ви­ча, жена­тых на сёст­рах, на доче­рях адми­ра­ла Пла­то­ва. Миха­ил Сер­ге­е­вич начал карье­ру мор­ским офи­це­ром, про­дол­жил чинов­ни­ком по осо­бым пору­че­ни­ям при Госу­да­ре и импе­ра­тор­ской семье, и затем был назна­чен началь­ни­ком Цар­ско­го Села, рези­ден­ции Госу­да­ря. Сер­гей Михай­ло­вич имел двух сыно­вей. Стар­ший был женат на вели­кой кня­гине Марии Пав­ловне <млад­шей> после её раз­во­да со швед­ским прин­цем» (Рерих Е. И., 1950?55в). Сохра­ни­лось два пись­ма кня­зя М. С. Путя­ти­на к кня­зю П. А. Путя­ти­ну — от 1892 и от 1907 гг.: РА ИИМК, ф. 15, № 74. Хро­ни­ка состав­ле­на по пери­о­ди­че­ским изда­ни­ям вто­рой поло­ви­ны 1904 года. В раз­де­ле “Музеи” поме­ще­на замет­ка о реше­нии кня­зей Путя­ти­ных — близ­ких род­ствен­ни­ков и дру­зей семьи Рери­хов — создать музей.
Вос­хо­дя­щая звез­да мель­бурн­ской сце­ны, певи­ца Нел­ли Стю­арт, без­ого­во­роч­но поко­ри­ла серд­ца рус­ских моря­ков. По сви­де­тель­ству Тимо­фе­ев­ско­го, моря­ки рус­ской эскад­ры в 1882 году по несколь­ко раз ходи­ли слу­шать опе­ру «Оли­вет­та» с Нел­ли Стю­арт в глав­ной роли. И в кон­це кон­цов они удо­сто­и­лись визи­та «пре­лест­ной Нел­ли» на их кораб­ли. В 1888 году, во вре­мя визи­та «Рын­ды», моря­ки сно­ва были оча­ро­ва­ны певи­цей. В архи­ве Вели­ко­го кня­зя Алек­сандра Михай­ло­ви­ча, мич­ма­на «Рын­ды», сохра­ни­лось его пись­мо роди­те­лям: «Посы­лаю вырез­ку из мель­бурн­ской газе­ты про меня, что буд­то бы я влю­бил­ся по уши в актри­су Нел­ли Стю­арт. Очень ошиб­лись, это не я, а Путя­тин, но все-таки забав­но». Князь Миха­ил Сер­ге­е­ви­ч­Пу­тя­тин пер­вый раз уви­дел Нел­ли в Мель­бурне в 1882 году. Теперь, шесть лет спу­стя, когда он при­шел в Мель­бурн на «Рын­де», любовь, по-види­мо­му, была вза­им­ной. В сво­их вос­по­ми­на­ни­ях Нел­ли писа­ла о нем: «Рус­ский принц, — да, насто­я­щий принц – как он доби­вал­ся моей руки у моей мате­ри! Но я не мог­ла, Дик был жив и раз­во­да не было. Я часто думаю, что было бы со мной, если бы я вышла замуж за прин­ца и уеха­ла в Рос­сию. Я слы­ша­ла, что поз­же он был убит на войне. Он так нико­гда и не женил­ся».
князь Путя­тин Миха­ил Сер­ге­е­вич – родил­ся 14 янва­ря 1861 года в Выш­нем Волоч­ке. Род кня­зей Путя­ти­ных был вне­сен в 5-ю часть дво­рян­ской родо­слов­ной кни­ги Твер­ской губер­нии. Окон­чил Мор­ское учи­ли­ще и мин­ный офи­цер­ский класс. В 1880 году был про­из­ве­ден в кора­бель­ные гар­де­ма­ри­ны. С эскад­рой адми­ра­ла Лесов­ско­го отпра­вил­ся в кру­го­свет­ное пла­ва­ние. С 1881 года – мич­ман. C 1886 по 1889 годы нахо­дил­ся в кру­го­свет­ном пла­ва­нии на кор­ве­те «Рын­да» под коман­дой капи­та­на 1 ран­га Аве­ла­на Ф.К. После воз­вра­ще­ния из пла­ва­ния нес служ­бу на бере­гу и состо­ял в Гвар­дей­ском эки­па­же. Посту­пил в Импе­ра­тор­скую Ака­де­мию худо­жеств, кото­рую закон­чил успеш­но. Увле­кал­ся ико­но­пи­сью. В 1895 году пере­шел на служ­бу в Мини­стер­ство Импе­ра­тор­ско­го дво­ра и был зачис­лен в лейб-гвар­дии Пре­об­ра­жен­ский полк. Был женат, два сына. В 1908 году назна­ча­ет­ся началь­ни­ком Цар­ско­сель­ско­го двор­цо­во­го управ­ле­ния. Изби­ра­ет­ся чле­ном коми­те­тов по построй­ке церк­вей в Цар­ском Селе и Петер­бур­ге. В 1912 году был про­из­ве­ден в гене­рал-май­о­ры. С 1913 года редак­тор «Лето­пис­но­го и лице­во­го избор­ни­ка дома Рома­но­вых», в кото­ром сотруд­ни­чал Нико­лай Рерих (вышло два избор­ни­ка, пред­по­ла­га­лось две­на­дцать). В нача­ле 1920 года после ряда аре­стов эми­гри­ру­ет во Фран­цию. Увле­ка­ет­ся исто­ри­ей и гене­а­ло­ги­ей. Явля­ет­ся пред­се­да­те­лем комис­сии Сою­за дво­рян в зару­бе­жье. Один из учре­ди­те­лей исто­ри­ко-гене­а­ло­ги­че­ско­го Обще­ства во Фран­ции. Один из устро­и­те­лей церк­ви св. Нико­лая Чудо­твор­ца при Рус­ском доме Пари­жа в 1927 году. Ско­ро­по­стиж­но скон­чал­ся 27 мая 1938 года. Был похо­ро­нен на клад­би­ще Кла­ма­ре, Париж, Фран­ция.
Ж. (1891) Софья Сер­ге­ев­на Паль­то­ва (1866-1940)
Жена ЕНДО­ГУ­РО­ВА МАРИЯ ИВА­НОВ­НА 1869-1964. Мария Ива­нов­на Путя­ти­на, све­кровь Вели­кой кня­ги­ни Марии Пав­лов­ны, заве­ла шляп­ное дело в Пари­же под экзо­ти­че­ским назва­ни­ем «Шап­ка». Пред­при­я­тие ока­за­лось настоль­ко успеш­ным, что через неко­то­рое вре­мя был открыт фили­ал в Лон­доне. Успе­ху пред­при­я­тия спо­соб­ство­ва­ло то, что мане­кен­щи­цей номер один в «Шап­ке» высту­па­ла кня­ги­ня Тру­бец­кая, чей титул при­вле­кал кли­ен­тов.
143.133. Нико­лай Сер­ге­е­вич (22.08.1862-11.07.1927)
Князь. Мор­ской кор­пус, мич­ман (1882). В 1895 — капи­тан 1-го ран­га. Про­из­ве­ден в контр-адми­ра­лы 6 декаб­ря 1913 г. Коман­дир яхты вели­ко­го кня­зя Миха­и­ла Алек­сан­дро­ви­ча «Зар­ни­ца» (1903-1906), затем крей­се­ра «Алмаз», линей­но­го кораб­ля «Три свя­ти­те­ля», началь­ник учеб­но­го отря­да Чер­но­мор­ско­го фло­та (1913). Во ВСЮР и Рус­ской Армии до эва­ку­а­ции Кры­ма. Эва­ку­и­ро­ван на паро­хо­де “Кон­стан­тин”. В эми­гра­ции во Фран­ции в Пари­же.
(22 авгу­ста 1862 — 24 июля 1927, Сент-Жене­вьев-де-Буа, пох. на мест­ном клад.). Контр-адми­рал. Брат М.С. Путя­ти­на, муж М.И. Путя­ти­ной. Окон­чил Мор­ской кор­пус. Коман­дир яхты вел. кня­зя Миха­и­ла Алек­сан­дро­ви­ча «Зар­ни­ца», началь­ник учеб­но­го отря­да Чер­но­мор­ско­го фло­та. Участ­во­вал в миро­вой войне, коман­до­вал кораб­лем, во вре­мя Граж­дан­ской вой­ны вое­вал на Чер­но­мор­ском фло­те. Эва­ку­и­ро­вал­ся с фло­том. В эми­гра­ции во Фран­ции. С нача­ла 1920-х жил в Пари­же, затем в Рус­ском доме в Сент-Жене­вьев-де-Буа.
Контр — адми­рал (6.12.1913) 22.8.1862 — 11.7.1927
На служ­бе с 1878 года. Гар­де­ма­рин – 12.4.1881. Мич­ман — 1882. Флаг­ман­ский офи­цер млад­ше­го флаг­ма­на прак­ти­че­ской эскад­ры Бал­тий­ско­го фло­та (1888). Лей­те­нант — 1888. Дат­ский орден Дане­бор­га 3-й сте­пе­ни (1892). Мин­ный офи­цер 1- го раз­ря­да (1895). Сереб­ря­ная медаль в память Цар­ство­ва­ния импе­ра­то­ра Алек­сандра Тре­тье­го (1896). Сереб­ря­ная медаль в память Свя­щен­но­го Коро­но­ва­ния Их Импе­ра­тор­ских Вели­честв (1896). Закан­чи­ва­ет курс воен­но – мор­ских наук Мор­ской Ака­де­мии (1897). Сиам­ский орден Бело­го Сло­на 4-й сте­пе­ни (1897). Орден Свя­то­го Ста­ни­сла­ва 2-й сте­пе­ни (1899). Румын­ский орден Коро­ны боль­шо­го офи­цер­ско­го кре­ста (1901). Капи­тан 2-го ран­га — 1901. Стар­ший офи­цер эскад­рен­но­го бро­не­нос­ца «Рости­слав» (1900-1903). Дат­ский орден Дане­бор­га коман­дор­ско­го кре­ста 2- го клас­са (1903). Коман­дир Е. И. В. Вели­ко­го Кня­зя Миха­и­ла Алек­сан­дро­ви­ча яхты «Зар­ни­ца» (1903 -1906, 1906-1911). Орден Свя­той Анны 2-й сте­пе­ни (1903). Флаг — капи­тан шта­ба коман­ду­ю­ще­го прак­ти­че­ско­го отря­да обо­ро­ны побе­ре­жья Бал­тий­ско­го моря (1906). Капи­тан 1 –го ран­га (1907). Свет­ло – брон­зо­вая юби­лей­ная медаль в память обо­ро­ны Сева­сто­по­ля на Вла­ди­мир­ской лен­те (1907). Орден Свя­то­го Вла­ди­ми­ра 4-й сте­пе­ни за 25 про­ве­ден­ных в офи­цер­ских чинах еже­год­ных ком­па­нии (1907). Нор­веж­ский орден Ола­фа коман­дор­ско­го кре­ста 2- го клас­са (1909). Знак в память 200 – лет­не­го юби­лея Гвар­дей­ско­го флот­ско­го эки­па­жа (1910). Золо­той знак в память окон­ча­ния пол­но­го кур­са наук Мор­ско­го кор­пу­са (1910). Орден Свя­то­го Вла­ди­ми­ра 3-й сте­пе­ни (1911) и мечи к нему (14.3.1916). Коман­ду­ет яхтой «Алмаз» (1911). Бухар­ская золо­тая звез­да 1-й сте­пе­ни (1911). Свет­ло – брон­зо­вая медаль в память 100 – летия Оте­че­ствен­ной вой­ны 1812 года (1912). Коман­дир лин­ко­ра «Три свя­ти­те­ля» (1911 — 1913). Свет­ло – брон­зо­вая медаль в память 300 – летия Цар­ство­ва­ния дома Рома­но­вых (1913). Коман­ду­ю­щий под брейнд — вым­пе­лом учеб­но­го отря­да Чер­но­мор­ско­го фло­та (6.12.1913). Коман­дир учеб­но­го отря­да Чер­но­мор­ско­го фло­та (1913). Орден Свя­то­го Ста­ни­сла­ва 1-й (6.12.1914) и мечи к нему (4.5.1915). Свет­ло – брон­зо­вая медаль в память 200 – летия Ган­гут­ской побе­ды (1915). Орден Свя­той Анны 1-й сте­пе­ни с меча­ми (13.7.1915). Вла­де­ет англий­ским и фран­цуз­ским язы­ка­ми. Пра­во­слав­ный, женат, одна дочь. (1916). До 1917 года про­жи­вал по адре­су: ули­ца Бас­сей­ная, дом 56 т.51845. Скон­чал­ся в эми­гра­ции, в Пари­же.
Ж. Мария Ива­нов­на (урожд. Ендо­гу­ро­ва), кня­ги­ня (26 июня 1869, С.-Петербург — 15 декаб­ря 1964, Сент-Жене­вьев-де-Буа, пох. на мест­ном клад.). Певи­ца, пред­при­ни­ма­тель. Жена Н.С. Путя­ти­на. Эми­гри­ро­ва­ла с мужем во Фран­цию. В 1920-е вла­де­ла в Пари­же соб­ствен­ным шляп­ным делом под назва­ни­ем «Шап­ка», была зако­но­да­тель­ни­цей шляп­ной моды; име­ла мага­зин в Лон­доне. С 1928 жила в Рус­ском доме в Сент-Жене­вьев-де-Буа. Жила в Пари­же. Умер­ла в Рус­ском доме в Сент-Жене­вьев-де-Буа. В эми­грант­ской прес­се были даны сооб­ще­ния о ее смер­ти: Рус­ская мысль. – Париж, 1964, 19 декаб­ря, №2245.
144.133. Нил Сер­ге­е­вич
Впер­вые о. Иоанн Крон­штадт­ский при­е­хал на стан­цию Заре­чье 4 фев­ра­ля 1899 г. поч­то­вым поез­дом из С.-Петербурга. На стан­ции его встре­ча­ли о. Сини­цын, князь А. А. Ширин­ский-Ших­ма­тов и князь Нил Сер­ге­е­вич Путя­тин. В то же утро в церк­ви села Берёз­ки он слу­жил Боже­ствен­ную литур­гию «в сослу­же­нии вось­ми свя­щен­ни­ков при трёх диа­ко­нах и пви пении выш­не­во­лоц­ких собор­ных пев­чих.
Путя­ти­ны вла­де­ли усадь­ба­ми в Ста­риц­ком уез­де (Хме­ле­ви­чи) и под Боло­гим, самое зна­ме­ни­тое их поме­стье — Берез­ки в Выш­не­во­лоц­ком уез­де.
Непре­мен­ный член Твер­ско­го губерн­ско­го при­сут­ствия Стат­ский совет­ник князь Нил Сер­ге­е­вич Путя­тин Мор­ское учи­ли­ще В служ­бе с 4.12.1886, по МВД с 7.03.1892, в долж­но­сти с 6.02.1901, в чине с 7.03.1907 Пра­во­слав­ный. Женат. Содер­жа­ние 2500 р. Член Импе­ра­тор­ско­го Рос­сий­ско­го обще­ства спа­се­ния на водах. Орден: А2 (6.12.1902), меда­ли в память Импе­ра­то­ра Алек­сандра III, коро­на­ци­он­ная 1896, знак Импе­ра­тор­ско­го Рос­сий­ско­го обще­ства спа­се­ния на водах. З
Ж. вдо­ве капи­та­на 1 ран­га Пла­то­на Рома­но­ви­ча Бой­ля Алек­сандра Фёдо­ров­на
Путя­ти­на (урожд.Грязнова), в пер­вом бра­ке – А.Ф. Бойль, после смер­ти
пер­во­го мужа всту­пи­ла во вто­рой брак с кня­зем Нил Сер­ге­е­ви­чем Путя­ти­ным.
144а.133. Алек­сандра Сер­ге­ев­на
М.: Геор­гий Нико­ла­е­вич Мазу­ров.
Вар­ва­ра Сер­ге­ев­на
ххх.134. Кж. Любовь Дмит­ри­ев­на (145).
В 1870 – деви­ца.
Кж. Вар­ва­ра Дмит­ри­ев­на (145).
В 1870 – деви­ца.
16 коле­но
145.139. Кон­стан­тин Вла­ди­ми­ро­вич
Ниже­го­род­ский гра­фа Арак­че­е­ва кадет­ский кор­пус Выпускники1882 — князь Путя­тин Кон­стан­тин Вла­ди­ми­ро­вич
146.139. Алек­сандр Вла­ди­ми­ро­вич
Лидия Вла­ди­ми­ров­на
Ната­лья Вла­ди­ми­ров­на
Анна Вла­ди­ми­ров­на
Еле­на Вла­ди­ми­ров­на
147.141 (1). Миха­ил Пав­ло­вич ((21 мая 1870, име­ние Высо­кое Нов­го­род­ской губ. — 14 мая 1936, о. Маль­та).
Князь Миха­ил Пав­ло­вич по окон­ча­нии Паже­ско­го кор­пу­са вышел в Дра­гун­ский полк, князь Павел Пав­ло­вич — в Кава­лер­гард­ский Её Вели­че­ства полк. Оба бра­та насле­до­ва­ли от мате­ри бога­тей­шие уголь­ные копи в Орлов­ской губер­нии и круп­ное вла­де­ние в Ека­те­ри­но­град­ской губер­нии. Оба были жена­ты на двух род­ных сёст­рах Ека­те­рине и Оль­ге, доче­рях Одес­ско­го гра­до­на­чаль­ни­ка Пав­ла Зелё­но­го. После смер­ти кня­ги­ни С.И.Эристовой в 1897г. бра­тья летом жили со сво­и­ми семья­ми в боло­гов­ском име­нии “Высо­ком”, хотя так­же выез­жа­ли и в Одес­су, где у сестёр Путя­ти­ных (Зелё­ных) был дере­вен­ский дом их роди­те­лей. По жела­нию сестёр прах их роди­те­лей был пере­ве­зён в усадь­бу Высо­кое и поко­ит­ся в скле­пе, у часов­ни.
Одна из запи­сей, до сих не опуб­ли­ко­ван­ная в Рос­сии, сохра­ни­лась в Мемо­ри­аль­ном Собра­нии С. С. Миту­со­ва в Петер­бур­ге. Она име­ет непо­сред­ствен­ное отно­ше­ние к архео­ло­ги­че­ским иссле­до­ва­ни­ям Нико­лая Кон­стан­ти­но­ви­ча в рай­оне Выш­не­го Волоч­ка.
Имен­но бла­го­да­ря Н. К. Рери­ху й кня­зю М. П. Путя­ти­ну в 1905 году на Фран­цуз­ском Дои­сто­ри­че­ском кон­грес­се в Пери­гё (Perigueux) город Выш­ний Воло­чёк про­зву­чал на весь евро­пей­ский уче­ный мир.
Упо­мя­ну­тая запись Рери­ха явля­ет­ся выпис­кой из жур­на­ла «Чело­век Дои­сто­ри­че­ский», изда­вав­ше­го­ся в Пари­же Фран­цуз­ским Антро­по­ло­ги­че­ским Обще­ством, и пред­став­ля­ет собой текст замет­ки док­то­ров Chervin и A. de Mortillet о пред­став­ле­нии кня­зем М. П. Путя­ти­ным кол­лек­ции пред­ме­тов дои­сто­ри­че­ско­го пери­о­да на кон­грес­се. При­ве­дем её пере­вод с фран­цуз­ско­го:
«Чле­ны кон­грес­са быт очень при­зна­тель­ны М. Путя­ти­ну за то, что он взял на себя труд при­вез­ти из Рос­сии уди­ви­тель­ную кол­чек­цию пред­ме­тов, дати­ро­ван­ных, веро­ят­но, раз­ны­ми дои­сто­ри­че­ски­ми эпо­ха­ми. Это резуль­тат иссле­до­ва­ний, про­ве­ден­ных на мно­го­чис­лен­ных водо­ё­мах в рай­оне Выш­не­го Волоч­ка Н. Рери­хом, выда­ю­щим­ся худож­ни­ком. Сре­ди пре­вос­ход­ных инте­рес­ных пред­ме­тов, содер­жа­щих­ся в этой кол­лек­ции, нагие вни­ма­ние при­влёк изящ­ный яшмо­вый нако­неч­ник стре­лы с 4 зазуб­ри­на­ми, разъ­еден­ный вре­ме­нем, и камен­ные кру­ги, име­ю­щие зуб­ча­тый край, слу­жив­ший для отпе­ча­ты­вать на гли­ня­ных вазах ямоч­ных орна­мен­тов, при­ме­ры кото­рых мы видим на мно­го­чис­лен­ных черепках».*11
Эта замет­ка ука­зы­ва­ет еще на одно обсто­я­тель­ство, кото­рое необ­хо­ди­мо отме­тить. Поезд­ки по это­му краю дали Н. К. Рери­ху не толь­ко глу­бо­кие зна­ния и худо­же­ствен­ные впе­чат­ле­ния – они дали ему мно­гих неза­ме­ни­мых дру­зей. Здесь он встре­тил­ся с буду­щей женой – сво­ей люби­мой Ладой, Еле­ной Ива­нов­ной. Здесь он сбли­зил­ся с кру­гом кня­зей Путя­ти­ных. Здесь окреп­ла его друж­ба с Мар­ко­вы­ми, Рыжо­вы­ми, Миту­со­вы­ми, Голе­ни­ще­вы­ми-Куту­зо­вы­ми и дру­ги­ми заме­ча­тель­ны­ми семья­ми.
В замет­ке упо­мя­нут князь Миха­ил Пав­ло­вич Путя­тин, пред­ста­вив­ший кон­грес­су кол­лек­цию нахо­док. Сын извест­но­го кол­лек­ци­о­не­ра, архео­ло­га и антро­по­ло­га Пав­ла Арсе­нье­ви­ча Путя­ти­на, князь Миха­ил был близ­ким дру­гом семьи Рери­хов. Несколь­ко лет под­ряд вме­сте с Рери­ха­ми он зани­мал­ся архео­ло­ги­че­ски­ми раз­вед­ка­ми и раскопками.*12
Под­дер­жи­вал Рери­ха и сам стар­ший князь. Имен­но Пав­лу Арсе­нье­ви­чу напи­сал Рерих во Фран­цию пись­мо, сопро­вож­да­ю­щее наход­ки. Это пись­мо было так­же опуб­ли­ко­ва­но в мате­ри­а­лах Дои­сто­ри­че­ско­го съез­да в Пери­гё (1905).*13 В нем, в част­но­сти, Нико­лай Кон­стан­ти­но­вич писал:
«Глу­бо­ко­ува­жа­е­мый, доро­гой Павел Арсе­нье­вич.
Очень рад я Ваше­му хоро­ше­му отзы­ву о моих наход­ках это­го лета. Конеч­но, обра­бо­тать отчет об этих рабо­тах теперь на месте рас­ко­пок за малым вре­ме­нем не удаст­ся. Спе­шу сооб­щить Вам хотя бы крат­кие све­де­ния об усло­ви­ях моих новых иссле­до­ва­ний.
В одной толь­ко Север­ной части Выш­не­во­лоц­ко­го уез­да насчи­ты­ва­ет­ся до 270 озер пере­пле­тен­ных река­ми и ручья­ми, соеди­нен­ных часто быв­ши­ми пле­са­ми – мохо­вь­ши боло­та­ми. Тако­ва при­ро­да наше­го оча­га камен­но­го века! Усло­вия иссле­до­ва­ний в озер­ной обла­сти, как Вы зна­е­те, совер­шен­но исклю­чи­тель­ны. Мало оши­бет­ся иссле­до­ва­тель, если пред­по­ло­жит, что на каж­дом озе­ре, кро­ме водо­хра­ни­лищ искус­ствен­ных, мож­но най­ти сле­ды древ­ней­ших оби­та­те­лей. Теперь мне выяс­ня­ет­ся целый рай­он из девя­ти быв­ших озер в уез­дах Вал­дай­ском и Выш­не­во­лоц­ком. Гово­рю, что усло­вия наши исклю­чи­тель­ны: все эти озе­ра вошли, как водо­хра­ни­ли­ща, в состав систе­мы шлю­зов Мстин­ских и Волж­ских, устро­ен­ных Пет­ром Вели­ким. Вслед­ствие шлю­зов реки и озе­ра дале­ко высту­пи­ли за свои преж­ние гра­ни­цы и раз­мы­ли сто­ян­ки камен­но­го века, быв­шие на их преж­них бере­гах. Теперь в мел­ко­во­дье по бере­гам озер на осох­ших местах и в воде око­ло бере­га мож­но нахо­дить мас­су крем­не­вых ору­дий и гон­чар­ства, неболь­шая часть кото­рых наши­та на таблицы».*14
В даль­ней­шем мы ещё будем цити­ро­вать это пись­мо. Без него труд­но понять харак­тер целой серии нахо­док Рери­ха в Выш­не­во­лоц­ком крае.
В целом роль семьи П. А. Путя­ти­на в жиз­ни всех Рери­хов настоль­ко зна­чи­тель­на, что ей мож­но посвя­тить не одно объ­ём­ное иссле­до­ва­ние. Мы упо­мя­нем лишь два важ­ней­ших момен­та, напря­мую свя­зан­ных с темой нашей ста­тьи.
Во-пер­вых, имен­но друж­ба с Путя­ти­ны­ми, а в даль­ней­шем и близ­кое род­ство с ними, поз­во­ли­ла Н.К. Рери­ху пере­нять тот огром­ный науч­ный опыт, кото­рым князь Павел Арсе­нье­вич с радо­стью делил­ся с моло­ды­ми уче­ны­ми. Уже 26 авгу­ста 1900 года Рерих писал в Боло­гое сво­ей неве­сте сле­ду­ю­щие мно­го­зна­чи­тель­ные сло­ва: «Вспо­ми­наю вече­ра у кня­зя в кабинете».*15 А в каби­не­те кня­зя (спра­вед­ли­во назван­ном А.Н. Вино­гра­до­вым музеем*16) хра­ни­лось мно­го заме­ча­тель­но­го, что мог­ло при­влечь вни­ма­ние иссле­до­ва­те­ля: весь­ма цен­ное собра­ние кар­тин, эстам­пов, эски­зов, аква­ре­лей, архи­тек­тур­ных чер­те­жей рабо­ты рус­ских и ино­стран­ных масте­ров, фото­гра­фи­че­ских, олео­гра­фи­че­ских, лито­гра­фи­че­ских и дру­гих сним­ков; огром­ная архео­ло­ги­че­ская кол­лек­ция, вклю­ча­ю­щая в себя наход­ки от палео­ли­та до сред­не­ве­ко­вья, и нако­нец уни­каль­ное палео­гра­фи­че­ское собра­ние раз­ных руко­пи­сей, ста­ро­пе­чат­ных книг, свит­ков, столб­цов и дру­гой фор­мы бумаг, авто­гра­фов и фак­си­ми­ле заме­ча­тель­ных лиц (от царей Алек­сея Михай­ло­ви­ча и Пет­ра Вели­ко­го до А.С. Пуш­ки­на).
Отме­тим, что все эти куль­тур­ные сокро­ви­ща были тес­но свя­за­ны с реги­о­ном, где они хра­ни­лись и соби­ра­лись, и были вполне доступ­ны для иссле­до­ва­те­лей. Понят­но, поче­му Рерих, когда узнал в 1917 году о гибе­ли име­ния кня­зя П.А. Путя­ти­на, с такой горе­чью писал А.Н. Бенуа: «Мы очень уди­ви­лись, узнав, что ты попал в наш Нов­го­род да ещё так неда­ле­ко от мое­го вал­дай­ско­го камен­но­го века. Сооб­щат нам об экс­цес­сах в том краю. В Боло­гое у ста­ри­ка Путя­ти­на сго­рел ста­рый дом. Часть мебе­ли вынес­ли, но насло­е­ния вре­ме­ни погиб­ли…» (17 июля 1917).*17
Гово­ря о духов­ной бли­зо­сти и род­стве рери­хов­ской семьи с кня­зем П.А. Путя­ти­ным необ­хо­ди­мо пом­нить, что он был крест­ным отцом стар­ше­го сына Рери­хов – Юрия. Имен­но князь П.А. Путя­тин -пред­во­ди­тель Выш­не­во­лоц­ко­го дво­рян­ства, был вос­при­ем­ни­ком Ю.Н. Рери­ха в таин­стве Св. Кре­ще­ния, совер­шен­ном 14 авгу­ста 1902 года в Боло­гов­ской Покров­ской церкви.*18
Вто­рой момент, на кото­рый мы уже обра­ща­ли вни­ма­ние, свя­зан с гео­гра­фи­ей иссле­до­ва­ний Н. К. Рери­ха в бас­сейне реки Меты. Мно­гие пунк­ты рас­ко­пок и раз­ве­док нахо­ди­лись имен­но на зем­лях, при­над­ле­жав­шим кня­зьям Путя­ти­ным и их род­ствен­ни­кам. (Напри­мер, во вла­де­нии кня­зей нахо­ди­лось озе­ро Каф­ти­но).
148.141(1). Павел Пав­ло­вич (1871-1943)
(17 июня 1872, име­ние Высо­кое Нов­го­род­ской губ. — 18 сен­тяб­ря 1943, Париж, пох. на клад. Банье). Пол­ков­ник Кава­лер­гард­ско­го пол­ка, штал­мей­стер. Окон­чил Паже­ский кор­пус. Слу­жил в Кава­лер­гард­ском пол­ку, затем в Гвар­дей­ской кава­ле­рий­ской диви­зии. Эми­гри­ро­вал в 1918 на о. Маль­та, в 1920 пере­ехал во Фран­цию. Состо­ял чле­ном Сою­за рев­ни­те­лей памя­ти импе­ра­то­ра Нико­лая II (с 1923). Член Сою­за пажей.
Павел Пав­ло­вич не про­дол­жил путь отца. Он был кава­лер­гар­дом, в 1912 году рот­мистр, в 1917 году – пол­ков­ник, слу­жил при этап­но-хозяй­ствен­ном отде­ле шта­ба войск гвар­дии. Имел при­двор­ный чин штал­мей­сте­ра. Неиз­вест­но, насколь­ко близ­ко он был зна­ком с бра­том импе­ра­то­ра вели­ким кня­зем Миха­и­лом Алек­сан­дро­ви­чем, очень недол­го коман­до­вав­шим Кава­лер­гард­ским пол­ком и про­жив­шим в его квар­ти­ре послед­ние дни фев­ра­ля и пер­вые дни мар­та (по ста­ро­му сти­лю) 1917 года, т. е. дни Фев­раль­ской
на Маль­ту уехал послед­ний обло­мок Рос­сий­ской Импе­рии – перо, кото­рым брат Нико­лая II Миха­ил под­пи­сал отре­че­ние, увез­ла кня­ги­ня Оль­га Путя­ти­на, чья дочь Ната­лия поз­же откры­ла для маль­тий­цев Ака­де­мию рус­ско­го бале­та.
149.141(1). Арсе­ний Пав­ло­вич (11.09.1873-13.06.1893)
— сын Кня­зя Пав­ла Арсе­ни­е­ви­ча Путя­ти­на от пер­вой жены Оль­ги Ива­нов­ны (усадь­ба Боло­гое). Князь Арсе­ний, будучи Пажем ЕИВ, уто­нул в озе­ре Боло­гое в 19 лет за две неде­ли до выпус­ка из Паже­ско­го кор­пу­са. Уто­нул вме­сте с това­ри­щем Миха­и­лом Лавровым.13 июня 1893 г. они вдво­ем ката­лись по Боло­гов­ско­му озе­ру на лод­ке. Вне­зап­но нале­тев­ший вихрь опро­ки­нул лод­ку. Вот как эта тра­ге­дия зафик­си­ро­ва­на в Мет­ри­че­ской кни­ге Боло­гов­ской при­ход­ской Покров­ской церк­ви за 1893 год:
«13 июня умер, 18 июня погре­бен- Кня­зя Пав­ла Арсе­ни­е­ва Путя­ти­на сын Арсе­ний (19 лет, уто­нул. Погре­бен по Сви­де­тель­ству При­ста­ва 2-го ста­на Вал­дай­ско­го уез­да от 17 июня 1893 года за № 679-м на при­ход­ском клад­би­ще).»« 13 июня умер. 20 июня погре­бен- сын Капи­та­на 1-го ран­га Паж ЕИВ кор­пу­са, Миха­ил Адри­а­но­вич Лав­ров (17 лет, уто­нул. Погре­бен по Сви­де­тель­ству При­ста­ва 2-го ста­на Вал­дай­ско­го уез­да от 17 июня 1893 года за № 679-м в Санкт- Петер­бур­ге в Ново­де­ви­чьем мона­сты­ре.)»
150.141(1). Иван Пав­ло­вич (1877-28.12.1882)
Вал­дай­ско­го у. зем­ле­вла­дель­ца Штабс- Капи­та­на Гвар­дии Кня­зя Пав­ла Арсе­ни­е­ва Путя­ти­на сын; ум. 28 декаб­ря 1882 г., 5 лет, от оспы.
Дан­ная мет­ри­че­ская запись поз­во­ля­ет уточ­нить дату рож­де­ния сына кня­зя- 1877 г.р.
Надеж­да Пав­лов­на 1875.
Гвар­дии отстав­но­го Штабс- Капи­та­на Кня­зя Пав­ла Арсе­ни­е­ва Путя­ти­на дочь; ум. 21 июня 1880 г., 1 год 2 мес., от остро­го ката­ра кишек.
О суще­ство­ва­нии это­го ребен­ка у кня­зя П.А.Путятина от пер­вой жены Оль­ги Ива­нов­ны урож­ден­ной Шабель­ской иссле­до­ва­те­ли жиз­ни кня­зя П.А.Путятина не зна­ют.
150а.141(2). София Пав­лов­на (р. 1883)
вышла за Дмит­рия Нико­ла­е­ви­ча Потоц­ко­го, подъ­е­са­у­ла, Геор­ги­ев­ско­го кава­ле­ра в войне 1914 г. Име­ла от него двух доче­рей Мари­ну (Миму; ил. 13, 14) и Софию (Ноку; ил. 13, 14), впо­след­ствии ока­зав­ших­ся в США. Мари­на вышла замуж за аме­ри­кан­ско­го гол­ланд­ца, финан­си­ста­Мар­ка Лос Тук­ке­ра, име­ла трёх сыно­вей, из кото­рых после всех войн остал­ся в живых один средний,Стеббин, талант­ли­вый музы­кант-ком­по­зи­тор. Стар­ший сын,Марк,стал лёт­чи­ком, погиб в Корей­ской войне, млад­ший сын,Жоржик, скон­чал­ся «от злост­но­го бело­кро­вия». Сест­ра её, София Потоц­кая, вышла замуж за швей­цар­ско­го под­дан­но­го Сант-Гали, про­жи­вав­ше­го в США. По неко­то­рым дан­ным, С.П.Потоцкая (дочь Путя­ти­ных) умер­ла доволь­но рано от тубер­ку­лё­за.
150б.141(2). Мари­ан­на Пав­лов­на (р. 1884)
вышла замуж за Сер­гея Лео­ни­до­ви­ча Мар­ко­ва, впо­след­ствии став­ше­го гене­ра­лом, име­ла сына Лео­ни­да и дочь Мари­ан­ну. За гене­ра­лом С.Л.Марковым проч­но закре­пи­лась сла­ва героя, в одном эми­грант­ском изда­нии о нём напе­ча­та­ны сле­ду­ю­щие стро­ки: «Ред­ко в жиз­ни наше­го Воин­ства мож­но встре­тить явле­ние, что­бы так быст­ро, высо­ко и ярко взле­те­ла бое­вая сла­ва, как это пред­опре­де­ли­ла судь­ба гене­ра­лу Мар­ко­ву. Его нату­ра — без­удерж­ная жаж­да подви­га во имя дол­га и поль­зы Роди­ны, дви­же­ние толь­ко впе­рёд… Он успел сде­лать­ся леген­дар­ным геро­ем… сино­ни­мом все­гдаш­ней побе­ды… Все­ми при­зна­вал­ся вои­ном и впрямь отме­чен­ным Пер­стом Божьим».В Граж­дан­ской войне гене­рал Мар­ков сра­жал­ся на сто­роне белых под коман­до­ва­ни­ем Дени­ки­на; 12 июня 1918 года герой­ски погиб в бою от пря­мо­го попа­да­ния сна­ря­да из бро­не­по­ез­да. Семья гене­ра­ла после рево­лю­ции жила в Бель­гии. Уже в эми­гра­ции Мари­ан­на Сер­ге­ев­на Мар­ко­ва, внуч­ка Путя­ти­ных, вышла замуж заЧе­бы­ки­на, сына Ана­ста­сии Васи­льев­ны Чебы­ки­ной, рож­дён­ной Голе­ни­ще­вой-Куту­зо­вой. Послед­няя при­хо­дит­ся кня­гине Евдо­кии Васи­льевне пле­мян­ни­цей. Таким обра­зом, поже­ни­лись внуч­ка и вну­ча­тый пле­мян­ник кня­ги­ни Путя­ти­ной. В нояб­ре 1922 года, уже в глу­бо­кой ста­ро­сти, кня­ги­ня поки­ну­ла Рос­сию и какое-то вре­мя жила в Бель­гии у сво­ей доче­ри Мари­ан­ны Мар­ко­вой. Умер­ла почти ослеп­шей в бога­дельне.
151.142. Сер­гей Михай­ло­вич (19.12.1893-26.02.1966, Чарлстон, США)
князь, офи­цер лейб-гвар­дии 4-го Стрел­ко­во­го Импе­ра­тор­ской фами­лии пол­ка.
Князь Путя­тин Сер­гей Михай­ло­вич (Гуля). Офи­цер квар­ти­ро­вав­ше­го в Цар­ском Селе лейб-гвар­дии 4-го Стрел­ко­во­го Импе­ра­тор­ской Фами­лии пол­ка. Женат на Вел. Кн. Марии Пав­ловне (млад­шей). От бра­ка у них родил­ся сын Роман (род. 1918). С 1919 — в эми­гра­ции.
Князь Путя­тин Миха­ил Сер­ге­е­вич (1861-1938) — гене­рал май­ор, с 1895 года штабс-капи­тан лейб-гвар­дии Пре­об­ра­жен­ско­го пол­ка, затем штаб­ной офи­цер для осо­бых пору­че­ний при управ­ле­нии гоф­мар­шаль­ской части Мини­стер­ства Импе­ра­тор­ско­го Дво­ра до 1910 года, а с 1 янва­ря 1911 года началь­ник Двор­цо­во­го Управ­ле­ния. Позд­нее — в эми­гра­ции.
Офи­цер лейб-гвар­дии Стрел­ко­во­го пол­ка, бан­ков­ский слу­жа­щий. Сын М.С. и С.С. Путя­ти­ных, брат A.M. Путя­ти­на, муж вел. кня­ги­ни Марии Пав­лов­ны. Окон­чил Паже­ский кор­пус. С 1917 жил в Румы­нии, пере­ехал в Париж, затем в Лон­дон. В 1921-1923 в Пари­же слу­жил в Доме вышив­ки «Кит­мир». Член Сою­за пажей, член Сою­за стрел­ков Импе­ра­тор­ской фами­лии. В 1931 жил в Нью-Йор­ке.
Ж. 1) (6.09.1917) В 1917-1923 вел кня­ги­ня Мария Пав­лов­на Млад­шая (6.04.1890 – 13.12.1958); в 1-м бpа­ке (6.09.1908 – 1914) за швед­ским пpин­цем геpц. Кар­лом-Виль­гель­мом-Людви­гом , дво­ю­род­ная сест­ра Нико­лая II. Этот брак поз­во­лил ей поки­нуть Рос­сию под фами­ли­ей мужа;
2) Шир­ли Мэн­нинг (род.1908)
152.142. Алек­сандр Михай­ло­вич (17/29 мая 1897, С.-Петербург — 22 фев­ра­ля 1954, Лек­синг­тон, шт. Мас­са­чу­сетс, США).
Под­по­ру­чик лейб-гвар­дии Стрел­ко­во­го пол­ка, обще­ствен­ный дея­тель. Сын M.С. и С.С. Путя­ти­ных, брат С.М. Путя­ти­на. Муж М.А. Путя­ти­ной, отец А.А. и Д.А. Путя­ти­ных. Окон­чил Импе­ра­тор­ский Алек­сан­дров­ский лицей в С.-Петербурге. Участ­во­вал в миро­вой и Граж­дан­ской вой­нах. В нача­ле 1920-х эми­гри­ро­вал во Фран­цию, жил в Пари­же. Один из пер­вых чле­нов орга­ни­за­ции «Моло­дая Рос­сия». Открыл в Пари­же цех игру­шек (rue Lecourbe, 15-е), где предо­став­лял рабо­ту мла­до­рос­сам (1930-е). В 1940 был аре­сто­ван окку­пан­та­ми, в тече­ние несколь­ких меся­цев содер­жал­ся в лаге­ре в Везине (деп. Луа­ре). Член Гвар­дей­ско­го объ­еди­не­ния, вхо­дил в Объ­еди­не­ние быв­ших вос­пи­тан­ни­ков Импе­ра­тор­ско­го Алек­сан­дров­ско­го лицея. После 1945 жил в США. Рабо­тал в рус­ском клу­бе. Один из орга­ни­за­то­ров жур­на­ла «Еди­ная цер­ковь» в Бостоне.
Эта ико­на была напи­са­на и пода­ре­на собо­ру кня­зем Алек­сан­дром Михай­ло­ви­чем Путя­ти­ным при­бли­зи­тель­но в 1949 году. Он был бла­го­че­сти­вым пра­во­слав­ным хри­сти­а­ни­ном, пре­дан­ным Пра­во­слав­ной Церк­ви. Являл­ся чле­ном Вре­мен­но­го экзар­ше­го Сове­та Мос­ков­ско­го Пат­ри­ар­ха­та в США, создан­но­го по бла­го­сло­ве­нию Мит­ро­по­ли­та Мака­рия (Ильин­ско­го) 2 октяб­ря 1952 года. Так­же он был одним из изда­те­лей жур­на­ла «Еди­ная Цер­ковь», писал ико­ны, неко­то­рые из них были пода­ре­ны собору.Александр Михай­ло­вич напи­сал все ико­ны и раз­ра­бо­тал хра­мо­вое убран­ство в Пет­ро-Пав­лов­ском хра­ме г. Ман­че­стер (штат Нью-Гэмп­шир). Его отец – князь Миха­ил Сер­ге­е­вич Путя­тин – писал ико­ны для рус­ско­го хра­ма Алек­сандра Нев­ско­го на рю Дарю в Париже.Предки кня­зя Алек­сандра Михай­ло­ви­ча лич­но обща­лись с Саров­ским стар­цем Сера­фи­мом. В 1903 году, когда он был при­чис­лен к лику пре­по­доб­ных Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви, по пове­ле­нию Импе­ра­то­ра Нико­лая II и Импе­ра­три­цы Алек­сан­дры Фео­до­ров­ны для мощей пре­по­доб­но­го Сера­фи­ма Миха­и­лом Сер­ге­е­ви­чем Путя­ти­ным был изго­тов­лен эскиз раки для мощей и сени над ней.
В бла­го­дар­ность за эту рабо­ту Импе­ра­тор Нико­лай II пода­рил Миха­и­лу Сер­ге­е­ви­чу Путя­ти­ну ико­ну Пре­по­доб­но­го с части­цей его мощей и его епи­тра­хиль, кото­рые хра­ни­лись в семье Путя­ти­ных до 50-х годов про­шло­го века. После смер­ти его сына – Алек­сандра Михай­ло­ви­ча – его супру­га Мария пере­да­ла их собо­ру на хра­не­ние, где они и нахо­ди­лись с южной сто­ро­ны. Даль­ней­шая исто­рия свя­ты­ни и ее место­на­хож­де­ние, к сожа­ле­нию, неиз­вест­ны. Сама Мария после это­го уеха­ла в Иеру­са­лим и при­ня­ла монашество.До сих пор здрав­ству­ют жена сына Алек­сандра Михай­ло­ви­ча – Ири­на Нико­ла­ев­на – и ее дочь Мари­на Дмит­ри­ев­на Путя­ти­ны, кото­рые живут в Вашинг­тоне.
Ж. (1922)кнж. Мария Алек­се­ев­на Куда­ше­ва (1901-1967), дочь кн. Алек­сея Алек­се­е­ви­ча Куда­ше­ва и св. кн. Марии Кон­стан­ти­нов­ны Гор­ча­ко­вой
ПУТЯ­ТИ­НА (урожд. княж­на Куда­ше­ва) Мария Алек­се­ев­на, кня­ги­ня (8/21 фев­ра­ля 1901, С.-Петербург — 22 мая 1967, Бей­рут, Ливан). Цер­ков­ный дея­тель. Жена A.M. Путя­ти­на , мать А.А. и Д.А. Путя­ти­ных. В эми­гра­ции во Фран­ции. После Вто­рой миро­вой вой­ны пере­еха­ла с мужем в США. После кон­чи­ны мужа в 1956 при­ня­ла мона­ше­ство с име­нем Сера­фи­ма, жила в мона­сты­ре Св. Авра­ама в Иеру­са­ли­ме.
Ели­за­ве­та Нилов­на
Тре­тье из извест­ных нам име­ний — Вален­ти­нов­ка Тупи­ко­вых — не раз­вер­ну­лось при нас в пол­ную силу, но обе­ща­ло быть достой­ным сопер­ни­ком двум древним. Вла­де­лец его из бога­тых ново­го интел­ли­гент­но­го типа куп­цов тянул­ся за сво­и­ми почтен­ны­ми сосе­дя­ми и имел доста­точ­но вку­са, бывал за гра­ни­цей, его дети учи­лись наравне с дво­ря­на­ми: доче­ри — в инсти­ту­те, сыно­вья — в Импе­ра­тор­ском учи­ли­ще пра­во­ве­де­ния. Доход хозя­ин полу­чал от гро­мад­но­го дома в Петер­бур­ге, хоро­шо сохра­нив­ше­го­ся до сей поры на углу Литей­но­го и Пантелеймоновской.Сам хозя­ин, Сер­гей Алек­сан­дро­вич Тупи­ков с женой, про­во­дя лето на даче, не быва­ли в домах у сосе­дей, но их мож­но было видеть при­ез­жа­ю­щи­ми в вос­кре­се­нье в мест­ную цер­ковь в коляс­ке, запря­жен­ной парой воро­ных. Их место в церк­ви было отме­че­но ков­ри­ком, види­мо, Тупи­ко­вы денеж­но под­дер­жи­ва­ли пыш­ное убран­ство церк­ви, а может быть, он был ста­ро­стой — не знаю.Сыновья охот­но дру­жи­ли с сосе­дя­ми и с дач­ни­ка­ми. Стар­ший, Андрей, зача­стил к нам на дачу, гар­цуя на сво­ем пре­крас­ном ска­куне в вое­ни­зи­ро­ван­ной фор­ме пра­во­ве­да. Бле­стя­ще играя в тен­нис, он стал успеш­ным сопер­ни­ком Сере­жи Вол­ко­ва и не толь­ко в тен­нис, но и воз­ле мами­ной свод­ной сест­ры, Ели­за­ве­ты Нилов­ны Путя­ти­ной. Все это кон­чи­лось, к огор­че­нию всех Вол­ко­вых, в 1917 году поспеш­ной и скром­ной сва­дьбой нашей кра­са­ви­цы Лили Путя­ти­ной с Андре­ем Тупи­ко­вым в гим­на­зи­че­ской церк­ви, где Сере­жа был шафером.Да, не помог­ли ему ни див­ные розы из оран­же­реи, при­сы­ла­е­мые нароч­ным, или самим при­во­зи­мые, ни даже Мами­ны уго­во­ры Лили: обра­тить вни­ма­ние на неоспо­ри­мые досто­ин­ства Сере­жи Вол­ко­ва, обе­ща­ю­ще­го уче­но­го.
И кто зна­ет … может быть её судь­ба была не так жесто­ка, при­слу­шай­ся она не толь­ко к сво­е­му серд­цу … В 1938 году Андрея и Лилю постиг­ла участь общая мно­гих — они были аре­сто­ва­ны и погиб­ли в конц­ла­ге­ре …Сере­жа Вол­ков так и не женил­ся, но стал успеш­но пре­по­да­вать в нашей выш­нее-волоц­кой шко­ле и, вер­нув­шись в Ленин­град, читал на Кур­сах ино­стран­ных язы­ков курс исто­рии англий­ской лите­ра­ту­ры.
Умер он от голо­да в бло­ка­ду на два меся­ца рань­ше мате­ри Софии Нико­ла­ев­ны. Их доб­ро­со­вест­но, но без­успеш­но выха­жи­вал Анто­нин Лео­ни­до­вич Мег­лиц­кий. Он вер­нул­ся после вой­ны в Выш­ний-Воло­чок и стал пре­по­да­вать в Тех­ни­че­ском учи­ли­ще (как ни стран­но) тех­но­ло­гию тек­стиль­но­го про­из­вод­ства. Да, пре­по­да­вать он мог что угод­но с оди­на­ко­вым успехом!В 50-x годах он скон­чал­ся там же, оди­но­кий, но не поки­ну­тый уче­ни­ка­ми.
17 коле­но
ххх.148. Ната­лья Пав­лов­на
Князь Павел Пав­ло­вич имел одну дочь, Ната­лью (1904—1984), Таточ­ку, кото­рая вышла замуж за круп­но­го маль­тий­ско­го капи­та­ли­ста, док­то­ра Эдга­ра Табоне. Делом её жиз­ни ста­ло созда­ние бале­та на Маль­те. Око­ло 1930г. Ната­лья Табоне окон­ча­тель­но посе­ли­лась на Маль­те и осно­ва­ла там ака­де­мию клас­си­че­ско­го тан­ца. Её учи­те­ля­ми были луч­шие масте­ра бале­та XXв.: Тама­ра Кар­са­ви­на, Фелия Дуб­ров­ская, Любовь Его­ро­ва, Оль­га Пре­об­ра­жен­ская. Зна­ме­ни­тая Анна Пав­ло­ва ска­за­ла о ней: «Моло­дая княж­на обла­да­ла необык­но­вен­ной чув­стви­тель­но­стью к музы­каль­ной выра­зи­тель­но­сти в дви­же­ни­ях– при­род­ный дар, кото­ро­му нель­зя научить». Зна­ме­на­тель­но, что этот дар мог раз­ви­вать­ся и креп­нуть в уди­ви­тель­ной атмо­сфе­ре боло­гов­ских уса­деб. По сви­де­тель­ству её маль­тий­ской уче­ни­цы (имя кото­рой оста­лось нам неиз­вест­ным), пере­дав­шей, види­мо, то, что было ска­за­но самой Ната­льей Табоне, вос­пи­та­ние было орга­ни­зо­ва­но «на выс­шем уровне»: «княж­ну окру­жа­ла кра­со­та, её дом, одеж­да, игруш­ки, музы­ка, живо­пись, лите­ра­ту­ра и тан­цы дела­ли её счаст­ли­вым ребён­ком, бла­го­да­ря чему она име­ла пре­крас­ный взгляд на жизнь и раз­ви­ва­ла наи­луч­шим обра­зом выра­же­ние это­го сча­стья– танец».
152б.151(1). Роман Сер­ге­е­вич (1918-1919)
153.151(2). Иван Сер­ге­е­вич (род. 1931, Париж)
Ж. (1960) Lochiel Cameron 151(2)
154.151(2). Миха­ил Сер­ге­е­вич (1935-)
Ж. (1965) Marcia Meserve (род. 1944)
154а.151(2). Мари­ан­на Сер­ге­ев­на (1942-)
М. (1972) Charles Barton Cotten
154б.152. Мария Алек­сан­дров­на (1922-1983)
М. Alexandre Theodore Ediss (род. 1920)
155.152. Алек­сей Алек­сан­дров­на (1924-1945)
(19 мая 1924, Париж — 1945, Ита­лия). Офи­цер фран­цуз­ской армии. Сын A.M. и М.А. Путя­ти­ных, брат Д.А. Путя­ти­на. Участ­во­вал во Вто­рой миро­вой войне. Убит во вре­мя бое­вых дей­ствий в Ита­лии.
156.152. Дмит­рий Алек­сан­дро­вич (1926, Париж — 2000, Мон­ре­аль, Кана­да). Инже­нер, цер­ков­ный дея­тель. Сын A.M. и М.А. Путя­ти­ных, брат А.А. Путя­ти­на. Окон­чил Рус­ский кадет­ский кор­пус в Вер­са­ле (под Пари­жем), фран­цуз­скую гим­на­зию в Бель­гии. После Вто­рой миро­вой вой­ны уехал в США, окон­чил Гар­вард­ский уни­вер­си­тет. С 1958 жил в Кана­де. Зани­мал вид­ное поло­же­ние в про­мыш­лен­но­сти, был спе­ци­а­ли­стом по про­из­вод­ству асбе­ста. Член цер­ков­но­го сове­та в Пет­ро­пав­лов­ском собо­ре в Мон­ре­а­ле.
Был офи­це­ром аме­ри­кан­ско­го фло­та, участ­во­вал во 2?й миро­вой войне. В насто­я­щее вре­мя он живёт в Кана­де. Его внук, Дмит­рий Алек­сан­дро­ви­ч­Пу­тя­тин (род. 1926), был офи­це­ром аме­ри­кан­ско­го фло­та, участ­во­вал во 2?й миро­вой войне. С ним и его женой, Ири­ной Нико­ла­ев­ной, нам уда­лось позна­ко­мить­ся в 1991 г. в Москве во вре­мя I Кон­грес­са сооте­че­ствен­ни­ков. В насто­я­щее вре­мя он живёт в Кана­де. Его зять, Пётр Илла­ри­о­но­вич Афа­на­сен­ко, – пере­вод­чик пре­зи­ден­та США. 150а
Живёт в Кана­де, участ­ник Вто­рой миро­вой вой­ны; под­дер­жи­ва­ет свя­зи с Рос­си­ей, в авгу­сте 1991 г. участ­во­вал в Кон­грес­се сооте­че­ствен­ни­ков.
Ж. (1947) Ири­на Нико­ла­ев­на Сирот­ни­на (род. 1925)
18 коле­но
157.153. Миха­ил Ива­но­вич (род. 22.10.1962)
Ж. (1989) Sally Ann Stanton (род. 1962)
158.153.Андрей Ива­но­вич (1965-)
159.153. Пётр Ива­но­вич (1969-)
Ж. (1995) Athalia Ogden Esty
160.154. Дже­ни­фер (1970-)
160а.154. Али­сон (род. 1967)
161.156. Мари­на Дмит­ри­ев­на (род. 1950)
М. (1974) Пётр Илла­ри­о­но­вич Афа­на­сен­ко (род. 1947)переводчик пре­зи­ден­та США.
Путя­тин Алек­сандр Все­во­ло­до­вич кн. (1909) в 1909 под­по­ру­чик пехо­ты [Общ.сп.офиц. на 1909. См. раз­дел <Биб­лио­те­ка>]
Путя­ти­на кня­ги­ня Наталiя Пам­фи­лов­на. Безъ дать (Устюж­на, Казан. клад­би­ще).
Путя­тин Яков Пет­ро­вич СОФРО­НО­ВО. (Усадь­бы нет). Еме­лья­нов­ская вол. Ста­риц­кий уезд.
Вла­дел. — князь Путя­тин Яков Пет­ро­вич, пол­ков­ник. (умерш.).
— Опи­са­ние име­ния. 1858 г.- ГАТО. Ф. 148. Оп. 1. Д. 1653. 16 л.
— Пост­ни­ков Е. С. Село Стра­ше­ви­чи и его окрест­но­сти: исто­рия, соци­аль­но-эко­но­ми­че­ская жизнь, пре­да­ния // Твер­ская зем­ля в про­шлом и насто­я­щем. — Тверь, 1994. — С. 15
Путя­ти­на Ели­за­ве­та Яковлевна.СВИСТУНЫ. Лап­тев­ская вол. Ржев­ский уезд.Владел. — кня­ги­ня Путя­ти­на Ели­за­ве­та Яко­влев­на.- Опи­са­ние име­ния. 1858 г.- ГАТО. Ф. 148. Оп. 1. Д. 1381. 16 л.
Путя­ти­на Таня Бай­о­на (кня­ги­ня Путя­ти­на) кава­лер орде­на Почет­но­го леги­о­на (Мальта)На Маль­те с осо­бен­ной теп­ло­той отно­сят­ся к рос­сий­ско­му бале­ту, посколь­ку родо­на­чаль­ни­цей маль­тий­ской шко­лы бале­та была наша сооте­че­ствен­ни­ца, выпуск­ни­ца Санкт-Петер­бург­ско­го Импе­ра­тор­ско­го хорео­гра­фи­че­ско­го учи­ли­ща — кня­ги­ня Ната­лья Путя­ти­на. Прак­ти­че­ски все балет­ные сту­дии ост­ров­но­го госу­дар­ства воз­глав­ля­ют ее после­до­ва­те­ли.
Татья­на Бай­о­на, уче­ни­ца и пре­ем­ни­ца кня­ги­ни Путя­ти­ной, мно­го­лет­ний руко­во­ди­тель Маль­тий­ской ассо­ци­а­ции тан­ца — посто­ян­но­го парт­не­ра РЦНК, по окон­ча­нии спек­так­ля еще раз от лица балет­ной обще­ствен­но­сти выра­зи­ла при­зна­тель­ность за орга­ни­за­цию оче­ред­ной встре­чи с рос­сий­ски­ми арти­ста­ми бале­та и то, что в тече­ние послед­не­го года РЦНК спо­соб­ство­вал пока­зу на Маль­те трех балет­ных шедев­ров П.И.Чайковского; «Щел­кун­чи­ка», «Лебе­ди­но­го озе­ра» и «Спя­щей кра­са­ви­цы». Боль­шую помощь ока­зы­ва­ли в этом сооте­че­ствен­ни­ки.
ПУТЯ­ТИН Алек­сандр Вла­ди­ми­ро­вич, мич­ман. Убыл 08.07.1903 в нали­чие экипажа.Кстати вни­ма­тель­ней посмот­рел спи­сок офи­це­ров «Раз­бой­ни­ка» в 1903 г., тех кого смог вычис­лить из сво­ей базы, есть еще один недо­ста­ю­щий мич­ман, князь А.В.Путятин, на сним­ке это вто­рой ряд, край­ний спра­ва мич­ман в пенсне, по край­ней мере осталь­ные мич­ма­ны опре­де­ле­ны. С ува­же­ни­ем, В.
Путя­тин Алек­сандр Вла­ди­ми­ро­вич
Путя­тин Алек­сандр Вла­ди­ми­ро­вич — князь (1877–1941) — лей­те­нант, млад­ший артил­ле­рий­ский офи­цер крей­се­ра 1 ран­га «Авро­ра».
Выпуск­ник Мор­ско­го кор­пу­са. На служ­бе с 1896 г.; мич­ман (1899), лей­те­нант (1904), штабс-капи­тан (1914).
В загра­нич­ном пла­ва­нии на транс­пор­те «Якут» (1900), крей­се­ре 2 ран­га «Раз­бой­ник» (1902 и 1903 гг.), крей­се­ре 1 ран­га «Авро­ра» (1904–1905), помощ­ник коман­ди­ра под­вод­ной лод­ки «Пал­тус» (1906–1907); вах­тен­ный началь­ник транс­пор­та «Мон­гу­гай» (1907–1908).
Уво­лен со служ­бы 21 янва­ря 1908 г. по лич­но­му про­ше­нию, подан­но­го по пред­ло­же­нию и. д. коман­ди­ра Вла­ди­во­сток­ско­го пор­та капи­та­на 1 ран­га баро­на В. Н. Фер­зе­на, за совер­шен­ный про­сту­пок во вре­мя бес­по­ряд­ков во Вла­ди­во­сто­ке в 1906–1907 гг., без про­из­вод­ства в сле­ду­ю­щее зва­ние и пра­ва ноше­ния мун­ди­ра в отстав­ке. Тогда, спа­сая свою жизнь, он укры­вал­ся в под­ва­ле Мор­ско­го собра­ния, а затем, что­бы не быть узнан­ным, пере­одел­ся в паль­то лакея, при­ка­зав свое спря­тать.
С нача­лом Пер­вой миро­вой вой­ны моби­ли­зо­ван в октяб­ре 1914 г. и в зва­нии штабс-капи­та­на направ­лен во 2-ю Тяже­лую артил­ле­рий­скую бри­га­ду.
В совет­ское вре­мя пре­по­да­вал мате­ма­ти­ку в Ростов­ском эко­но­ми­че­ском инсти­ту­те.
Награж­ден: орде­на­ми — Св. Ста­ни­сла­ва 3 ст. (1906) и 2 ст. с меча­ми (1907), Св. Анны 2 ст. с меча­ми (1914), Св. Вла­ди­ми­ра 4 ст. с меча­ми и бан­том (1915); меда­лью — в память воен­ных собы­тий в Китае в 1900–1901 гг. (1902).
Погиб (умер ?) в Кры­му в 1941 г.
Родил­ся в 1877 г., г. Выш­ний Воло­чек Твер­ской губер­нии; рус­ский; обра­зо­ва­ние началь­ное; б/п; Пре­по­да­ва­тель. Про­жи­вал: г. Гелен­джик.
Аре­сто­ван 14 нояб­ря 1937 г.
При­го­во­рен: трой­ка при УНКВД по Крас­но­дар­ско­му краю 28 нояб­ря 1937 г., обв.: про­во­дил контр­ре­во­лю­ци­он­ную про­па­ган­ду и кле­вет­ни­че­скую аги­та­цию на совет­скую власть.
При­го­вор: на 10 лет ИТЛ. Реа­би­ли­ти­ро­ван 7 мая 1990 г. на осно­ва­нии ука­за Пре­зи­ди­у­ма Вер­хов­но­го Сове­та СССР от 16.01.1989г.
Источ­ник: Кни­га памя­ти Крас­но­дар­ско­го края
Путя­тин Алек­сандр Вла­ди­ми­ро­вич
Родил­ся в 1899 г., Твер­ская губ.; рус­ский; обра­зо­ва­ние выс­шее; б/п; пре­по­да­ва­тель Мор­ско­го тех­ни­ку­ма. Про­жи­вал: г. Вла­ди­во­сток.
Аре­сто­ван 22 янва­ря 1932 г.
При­го­во­рен: Поста­нов­ле­ни­ем ДТО ОГПУ Уссу­рий­ской желез­ной доро­ги 1 нояб­ря 1932 г., обв.: обви­нял­ся по ст.ст. 58-4, 58-9 УК.
При­го­вор: осво­бож­ден под под­пис­ку о невы­ез­де. Поста­нов­ле­ни­ем ТО УГБ УНКВД ДВК 20.03.35 дело пре­кра­ще­но, под­пис­ка о невы­ез­де отме­не­на.
1 ДМИТ­РИЙ ТИМО­ФЕ­Е­ВИЧ, вое­во­да в 1597.
2 ЕВДО­КИЯ П. Муж АМИ­НОВ СТЕ­ПАН ФЕДО­РО­ВИЧ ?-1653 (его 1-я жена).
3 ИВАН П. ?-29.10.1752, Кецк; пытан Биро­ном (1740); пожа­ло­ван в капи­та­ны гвар­дии (8 дек. 1740); уво­лен от служ­бы (16 янв. 1742); за уча­стие в Лопу­хин­ском деле сослан в Сибирь (1743). Мать его кня­ги­ня ЕЛЕ­НА ПУТЯ­ТИ­НА была во 2-м бра­ке за ЧЕКИ­НЫМ ФЕДО­РОМ (1744), гене­рал-лей­те­нан­том.
4 ЕЛИ­СА­ВЕ­ТА АЛЕК­СЕ­ЕВ­НА (1791). Муж СТАР­КОВ , совет­ник.
5 ПУТЯ­ТИН N.N., фло­та капи­тан-лей­те­нант. Ж. ЦЫЗЫ­РЕ­ВА ВЕРА ЯКО­ВЛЕВ­НА ?-1826
6 ДМИТ­РИЙ, надвор­ный сов. Ж. ВАР­ВА­РА ИВА­НОВ­НА N. ?-1870 Доче­ри: княж­на ЛЮБОВЬ ДМИТ­РИ­ЕВ­НА и княж­на ВАР­ВА­РА ДМИТ­РИ­ЕВ­НА, деви­цы в 1870.
ПУТЯ­ТИ­НА АЛЕК­САНДРА АЛЕК­СЕ­ЕВ­НА
Княж­на. Пер­вая жена кня­зя Я.П.ШАХОВСКОГО (1705-1777). Сын и две доче­ри
Павел Арсе­нье­вич Путя­тин
Наи­боль­шее вли­я­ние на «образ мыс­лей» кня­зя П.А.Путятина в юно­сти имел его дядя князьД­мит­рий Алек­се­е­вич Эри­стов (1797—1858), автор-соста­ви­тель полю­бив­ше­го­ся А.С.Пушкину «Сло­ва­ря исто­ри­че­ско­го о свя­тых, про­слав­ля­е­мых в Рос­сий­ской Церк­ви» (1835). Вот что напи­сал об этом чело­ве­ке Павел Арсе­нье­вич: «Сколь­ко пом­нит­ся, пер­вый тол­чок зна­ния про­из­вёл на меня кру­жок покой­но­го дяди мое­го, кня­зя Дмит­рия Алек­се­е­ви­ча Эри­сто­ва… Кру­жок его дру­зей состо­ял пре­иму­ще­ствен­но из совре­мен­ных А.С.Пушкину лице­и­стов…» И далее назва­ны: канц­лер, свет­лей­ший князь А.М.Горчаков, министр юсти­ции Д.Н.Замятин, сена­тор Б.К.Данзас, секун­дант Пуш­ки­на К.К.Данзас, сена­тор Ф.Ф.Матюшкин, граф М.А.Корф, худож­ник В.П.Лангер, брат Пуш­ки­на Лев, Рыка­чёв, Ман­зей, Аба­за и мно­гие дру­гие. «Това­ри­щи кня­зя у него часто соби­ра­лись и во вре­мя вече­ри­нок вспо­ми­на­ли о Пуш­кине, бароне Дель­ви­ге, Брюл­ло­ве, Глин­ке и проч.» [13] .
Павел Арсе­нье­вич был вос­пи­тан глу­бо­ко веру­ю­щим чело­ве­ком и таки­ми же он вос­пи­тал сво­их детей. В этом мож­но убе­дить­ся хотя бы по его вос­по­ми­на­ни­ям, часть кото­рых была изда­на в 1888г. отдель­ной кни­гой. В вос­по­ми­на­ни­ях отме­че­ны встре­чи со мно­ги­ми Иерар­ха­ми Церк­ви. Упо­мя­нут и отец Иоанн Крон­штадт­ский (Иван Ильич Сер­ги­ев; 1829—1908), бла­го­рас­по­ло­жен­ный, судя по все­му, не толь­ко к кня­зю Путя­ти­ну, но и к его вто­рой жене кня­гине Евдо­кии Васи­льев­не­Пу­тя­ти­ной (25мая 1855 — после 1922), урож­дён­ной Голе­ни­ще­вой-Куту­зо­вой, в пер­вом бра­ке Миту­со­вой. Н.К.Рерих в «Листах днев­ни­ка» при­во­дит лишь эпи­зо­ды из обще­ния со свя­тым стар­цем, одна­ко и их доста­точ­но, что­бы понять, насколь­ко часто пере­се­ка­лись жиз­нен­ные пути Путя­ти­ных, Рери­хов и отца Иоан­на [14] .
Сохра­нив­ши­е­ся в Госу­дар­ствен­ном архи­ве Нов­го­род­ской обла­сти доку­мен­ты сви­де­тель­ству­ют, что к нача­лу 1880-хгг. в Боло­гом, в уса­деб­ном доме кня­зей Путя­ти­ных, вме­сте жили три поко­ле­ния это­го ста­рин­но­го кня­же­ско­го рода. В даль­ней­шем чис­ло поко­ле­ний вырос­ло до четы­рёх. К ним ещё нуж­но доба­вить мно­го­чис­лен­ных род­ствен­ни­ков, свой­ствен­ни­ков и зна­ко­мых, кото­рые вре­мя от вре­ме­ни подол­гу гости­ли в доме и его фли­ге­лях. Дом был боль­шим и вме­сти­тель­ным настоль­ко, что во вре­мя зим­них импе­ра­тор­ских зве­ри­ных охот 1862-1864гг. в нём оста­нав­ли­вал­ся сам импе­ра­тор Алек­сан­дрII с вели­ки­ми кня­зья­ми.
В путя­тин­ском доме все поме­ще­ния были рас­пре­де­ле­ны по назна­че­нию: в зале пода­вал­ся чай, обед и ужин, гости­ная слу­жи­ла для при­ё­мов, угло­вая ком­на­та за гости­ной выпол­ня­ла роль опо­чи­валь­ни и каби­не­та. В этой ком­на­те поме­ща­лись поход­ная кро­вать, поход­ный молит­вен­ный сто­лик с обра­за­ми и молит­вен­ни­ка­ми и пись­мен­ный стол, рас­по­ло­жен­ный неда­ле­ко от ками­на.
Несмот­ря на то, что зача­стую импе­ра­тор Алек­сан­дрII дале­ко за пол­ночь раз­го­ва­ри­вал с охот­ни­ка­ми, он всё-таки меж­ду тем зани­мал­ся дела­ми. Сидя у пись­мен­но­го сто­ла, он слу­шал докла­ды сек­ре­та­ря и при­ни­мал депе­ши. Ненуж­ные бума­ги тут же лете­ли в камин, кото­рый нароч­но для это­го затап­ли­вал­ся. Докла­ды ино­гда про­дол­жа­лись до двух часов ночи. Пого­ва­ри­ва­ли, что в Боло­гом во вре­мя при­ез­да царя в 1863г. совер­шал­ся обмен депе­ша­ми с Напо­лео­но­мIII по пово­ду поль­ских дел. Отчи­тав­шись, сек­ре­тарь ухо­дил, и госу­дарь дол­го и горя­чо молил­ся. Потом, часа в два или три, он засы­пал, покрыв­шись тонень­кой воен­ной шине­лью. Этот сон про­дол­жал­ся недол­го: часов в 5или 6утра все отправ­ля­лись на охо­ту.
Перед самой охо­той раз­да­ва­ли номе­ра, по кото­рым каж­дый дол­жен был сто­ять во вре­мя охо­ты на опре­де­лён­ных местах. Мно­го кре­стьян и кре­стья­нок при­ни­ма­ли уча­стие в этих охо­тах, оцеп­ляя ту мест­ность, в кото­рой был заме­чен мед­ведь. Еге­ря вхо­ди­ли в оклад, стре­ля­ли холо­сты­ми заря­да­ми и почти навер­ня­ка выстав­ля­ли на номер импе­ра­то­ра обло­жен­но­го зве­ря. Чаще все­го охо­ти­лись в рай­оне дерев­ни Под­ли­пье.
Но дом кня­зей Путя­ти­ных в Боло­гом был зна­ме­на­те­лен не толь­ко тем, что в нём гостил импе­ра­тор Алек­сан­дрII. Кто толь­ко ни бывал в этом доме! Назо­вём име­на тех, кто были часты­ми гостя­ми: боло­гов­ский худож­ник Ф.И.Братский, сосед по име­нию исто­рик-этно­граф А.Ф.Гильфердинг, гер­цог Оль­ден­бург­ский, нов­го­род­ский губер­на­тор В.Я.Скарятин, стар­ший совет­ник нов­го­род­ско­го губерн­ско­го прав­ле­ния П.П.Косаговский, архео­лог А.А.Спицын, семьи Шапош­ни­ко­вых, Рери­хов, Миту­со­вых, Голе­ни­ще­вых-Куту­зо­вых, Мар­ко­вых, Потоц­ких, Шахов­ских, Ман­зеев, Гей­кин­гов, Аза­рье­вых, Эри­сто­вых. Есте­ствен­но пред­по­ло­жить, что круг посе­ти­те­лей петер­бург­ских квар­тир кня­зя Путя­ти­на был ещё шире.
От посе­ще­ния худож­ни­ка В.Самокиша оста­лась рабо­та «Дом Путя­ти­на в Боло­гом» (ныне в ГРМ). В один из при­ез­дов госу­да­ря Алек­сандраII боло­гов­ское име­ние посе­тил прус­ский послан­ник князь Рейс, и впер­вые вни­ма­ние высо­ких гостей при­влек­ли кар­ти­ны, нахо­дя­щи­е­ся в доме Путя­ти­ных. Англий­ский епи­скоп Лонгс, коман­ди­ро­ван­ный пра­ви­тель­ством Вели­ко­бри­та­нии на Восток «для изу­че­ния эман­си­па­ции», друг пре­мьер-мини­стра Глад­сто­на, был пер­вым из запад­ных путе­ше­ствен­ни­ков, посе­тив­шим усадь­бу; мему­а­ры об этой его поезд­ке были изда­ны в Англии. В 1878г. в име­ние кня­зей Путя­ти­ных при­ез­жал А.Н.Виноградов, член-сотруд­ник Импе­ра­тор­ских Рус­ских Архео­ло­ги­че­ско­го и Гео­гра­фи­че­ско­го обществ, впо­след­ствии извест­ный под име­нем отца Алек­сея в пра­во­слав­ной мис­сии в Китае. Осмот­рев палео­гра­фи­че­скую кол­лек­цию кня­зя П.А.Путятина, биб­лио­те­ку, авто­гра­фы выда­ю­щих­ся лиц, кар­ти­ны и про­чее, он поме­стил опи­са­ние все­го собра­ния в «Памят­ни­ках древ­ней пись­мен­но­сти» [15] . В 1879г. кня­зя П.А.Путятина наве­стил зна­ток хри­сти­ан­ских и рус­ских древ­но­стей В.А.Прохоров, автор мно­гих «почтен­ных тру­дов, посвя­щён­ных свя­той ста­рине» [16]ерих,_Елена_Рвановна. Не раз в усадь­бе оста­нав­ли­ва­лись экс­пе­ди­ции Петер­бург­ско­го Архео­ло­ги­че­ско­го инсти­ту­та во гла­ве с дирек­то­ром Н.В.Калачёвым. В иссле­до­ва­ни­ях инсти­ту­та все­гда актив­но участ­во­вал хозя­ин дома, о чём мож­но судить по мно­го­чис­лен­ным отчё­там и пуб­ли­ка­ци­ям. В 1885г. в име­нии побы­вал выда­ю­щий­ся гео­граф и антро­по­лог Д.Н.Анучин. После того, как летом 1896г. на бере­гу озе­ра Боло­гое ста­ла дей­ство­вать одна из пер­вых в Рос­сии прес­но­вод­ных био­ло­ги­че­ских стан­ций, в усадь­бе вре­мя от вре­ме­ни появ­ля­лись её сотруд­ни­ки, напри­мер, все­мир­но извест­ный про­фес­сор-энто­мо­лог М.Н.Римский-Корсаков, сын вели­ко­го ком­по­зи­то­ра. Дру­гой сын Н.А.Римского-Корсакова, Вла­ди­мир, в буду­щем извест­ный музы­ко­вед, в янва­ре 1901г. тоже гостил в усадь­бе и был про­сто оча­ро­ван поезд­ка­ми, про­гул­ка­ми, кра­со­той здеш­них мест, о чём сви­де­тель­ству­ют пере­пис­ка и вос­по­ми­на­ния. После сво­е­го пер­во­го визи­та летом 1899г. Нико­лай Кон­стан­ти­но­вич Рерих мно­гие годы, вплоть до сво­е­го отъ­ез­да из Рос­сии, регу­ляр­но бывал в этом доме и окрест­но­стях Боло­го­го с семьёй, о чём напо­ми­на­ют его науч­ные тру­ды, эпи­сто­ляр­ное и худо­же­ствен­ное насле­дие. Инте­рес к деревне Под­ли­пье был у Рери­ха не мень­ше, чем у цар­ских еге­рей, но выра­жал­ся он в дру­гом: это был инте­рес к архео­ло­ги­че­ским и архи­тек­тур­ным памят­ни­кам, вос­хи­ще­ние кра­со­той это­го угол­ка. После пер­вой же поезд­ки в Боло­гое появил­ся его извест­ный рису­нок «Моги­ла при деревне Под­ли­пье», издан­ный в «Запис­ках Импе­ра­тор­ско­го Рус­ско­го архео­ло­ги­че­ско­го обще­ства» в 1899г.
Конеч­но, учё­ные гости Пав­ла Арсе­нье­ви­ча ока­зы­ва­ли суще­ствен­ное вли­я­ние на его науч­ные заня­тия, но, как точ­но заме­тил «апо­стол рус­ской архео­ло­гии» Алек­сандр Андре­евич Спи­цын, не в Рос­сии князь­Пу­тя­тин чер­пал вдох­но­ве­ние и энер­гию к рабо­те. В Рос­сии, в боло­гов­ском име­нии, сло­жи­лось поле его дея­тель­но­сти, но реши­тель­ное руко­во­дя­щее зна­че­ние в его жиз­ни име­ли поезд­ки за гра­ни­цу: спер­ва для лече­ния, а поз­же и с науч­ной целью. В мир запад­ной антро­по­ло­ги­че­ской нау­ки он вошёл в пери­од воз­ник­ше­го на Запа­де увле­че­ния палео­ли­том, быст­ро­го созда­ния круп­ных музеев, пер­вых архео­ло­ги­че­ских съез­дов. Кня­зя охва­ти­ло «высо­кое состо­я­ние палео­эт­но­ло­гии за гра­ни­цей», его увлек­ли тру­ды Лай­е­ля, Мор­ти­лье, Кар­та­лья­ка, Капи­та­на…
В 1879г. им была откры­та инте­рес­ная дюн­ная сто­ян­ка камен­но­го века в окрест­но­стях Боло­го­го близ дерев­ни Озе­ро­ви­чи и там же– древ­няя крич­ная плав­ка желе­за. Пора­зи­тель­ная уда­ча сопут­ство­ва­ла кня­зю: в 1880г. слу­чай­но, бук­валь­но «под носом», в самом Боло­гом, на сво­ей зем­ле он открыл зна­ме­ни­тую сто­ян­ку камен­но­го века, вна­ча­ле мало оце­нён­ную, но после дав­шую основ­ную тему и смысл всем его даль­ней­шим заня­ти­ям. Зада­чей сво­ей князь поста­вил «изу­че­ние усло­вий пер­во­быт­ной жиз­ни оби­та­те­лей сво­ей мест­но­сти» (т.е. Вал­дай­ско­го уез­да), опре­де­лён­но и ясно дер­жась поло­же­ния, что «жизнь эта течёт на обще­че­ло­ве­че­ских осно­ва­ни­ях, с кото­ры­ми и необ­хо­ди­мо преж­де все­го счи­тать­ся». Бла­го­да­ря непре­рыв­но­му и живо­му обще­нию с Запа­дом, князь­Пу­тя­тин вырос в боль­шо­го спе­ци­а­ли­ста, кото­ро­го, как при­знал­ся А.А.Спицын, оте­че­ствен­ная нау­ка так и не успе­ла исполь­зо­вать в пол­ной мере. Зна­ния его были весь­ма зна­чи­тель­ны, его заклю­че­ния о боло­гов­ских мате­ри­а­лах заслу­жи­ва­ют само­го при­леж­но­го вни­ма­ния и ува­же­ния и не утра­ти­ли сво­е­го зна­че­ния до сих пор. «Теперь ста­ло вполне ясным,– писал в 1921г. А.А.Спицын в очер­ке на смерть учё­но­го,– что князь П.А.Путятин был дей­стви­тель­но пер­вым и пока един­ствен­ным нашим спе­ци­а­ли­стом по камен­но­му веку. Если и чув­ству­ет­ся зарож­де­ние у нас новой шко­лы по палео­ли­ту, создав­шей­ся в Пари­же, то она пока ещё мало про­яви­лась, и паль­ма пер­вен­ства нико­гда не выпа­да­ла из рук пре­ста­ре­ло­го боло­гов­ско­го архео­ло­га, обра­тив­шись в его над­гроб­ный венок».
ВЕЛИ­КО­КНЯ­ЖЕ­СКИЙ БИЗ­НЕС
Рус­ские дома моды в Пари­же
Самым извест­ным и зна­чи­тель­ным стал Дом выши­вок «Кит­мир», осно­ван­ный Вели­кой кня­ги­ней Мари­ей Пав­лов­ной. «Кит­мир» функ­ци­о­ни­ро­вал в Пари­же с 1921-го по 1928 год и имел экс­клю­зив­ный кон­тракт с Домом «Шанель». Его исто­рия очень пока­за­тель­на для все­го рус­ско­го мод­но­го биз­не­са на Запа­де.
Мария Пав­лов­на Рома­но­ва была выда­ю­щей­ся жен­щи­ной. Несчаст­ли­вая в пер­вом бра­ке, она мно­го путе­ше­ство­ва­ла по миру. В нача­ле пер­вой миро­вой вой­ны она вер­ну­лась в Рос­сию и отпра­ви­лась на фронт сест­рой мило­сер­дия. Рабо­та­ла в воен­ном гос­пи­та­ле в Пско­ве, где даже научи­лась делать неслож­ные опе­ра­ции. Не побо­яв­шись меза­льян­са, вто­рой раз вышла замуж, на сей раз по люб­ви, за сына двор­цо­во­го комен­дан­та Цар­ско­го Села Сер­гея Михай­ло­ви­ча Путя­ти­на.
Поки­нув после рево­лю­ции Рос­сию, она дол­го ски­та­лась по миру, посте­пен­но рас­про­да­вая фамиль­ные дра­го­цен­но­сти. Какое-то вре­мя жила в Румы­нии, где с ней про­изо­шел слу­чай, кото­рый она впо­след­ствии вос­при­ни­ма­ла как пред­ска­за­ние судь­бы. Одна­жды в Буха­ре­сте порт­ни­ха при­нес­ла ей несколь­ко мод­ных париж­ских пла­тьев. Сре­ди них было пла­тье из плот­но­го шел­ка рабо­ты мод­но­го Дома «Шанель». Вели­кая кня­ги­ня пишет в сво­их мему­а­рах: «Оно сто­и­ло боль­ше, чем я мог­ла тогда запла­тить, и я ниче­го не купи­ла. Но я пом­ни­ла это имя — Шанель. Еще до вой­ны девуш­ка с таким име­нем вла­де­ла на рю Кали­бон неболь­шим мага­зи­ном белья».
Из Румы­нии Мария Пав­лов­на пере­бра­лась к сво­е­му бра­ту Дмит­рию в Лон­дон, где встре­ти­ла холод­ный при­ем со сто­ро­ны англий­ской коро­лев­ской семьи, с кото­рой Рома­но­вы были в род­стве. Воз­ник­ли серьез­ные финан­со­вые про­бле­мы. Поз­же она вспо­ми­на­ла: «Я нико­гда не носи­ла при себе денег и не выпи­са­ла ни одно­го чека. Я зна­ла при­бли­зи­тель­но цену дра­го­цен­но­стям и пла­тьям, но не име­ла ни малей­ше­го пред­став­ле­ния о том, сколь­ко сто­ит хлеб, мясо и моло­ко». В Лон­доне она впер­вые попро­бо­ва­ла зара­ба­ты­вать на жизнь и ста­ла вязать сви­те­ра и пла­тья для мага­зи­на одеж­ды. Там же она воз­гла­ви­ла швей­ное ате­лье по изго­тов­ле­нию обмун­ди­ро­ва­ния для Доб­ро­воль­че­ской армии на Дону. Затем Вели­кая кня­ги­ня пере­еха­ла в Париж, где и нача­лась ее карье­ра в мире моды.
ПОД ЗНА­КОМ «ШАНЕЛЬ»
Осе­нью 1921 года Мария Пав­лов­на в поис­ках средств к суще­ство­ва­нию реши­ла попы­тать сча­стья у Коко Шанель, кото­рая тогда уже име­ла весь­ма солид­ную репу­та­цию и кли­ен­ту­ру. К тому же было извест­но, что она испы­ты­ва­ла сла­бость к рус­ской куль­ту­ре. Как раз в эти годы Коко Шанель нахо­ди­лась под оба­я­ни­ем Дяги­ле­ва и так силь­но пове­ри­ла в миро­вое худо­же­ствен­ное зна­че­ние его антре­при­зы, что выде­ли­ла боль­шие сред­ства не толь­ко на под­дер­жа­ние, но и на воз­рож­де­ние и рас­ши­ре­ние «Рус­ско­го бале­та».
Вели­кая кня­ги­ня при­шла в сту­дию Коко Шанель в тот момент, когда та тор­го­ва­лась с выши­валь­щи­цей о цене на блуз­ку, кото­рая тре­бо­ва­ла за рабо­ту 600 фран­ков. Мария Пав­лов­на пред­ло­жи­ла на 150 фран­ков мень­ше. Коко Шанель согла­си­лась. Мария Пав­лов­на осво­и­ла навы­ки машин­ной вышив­ки на кур­сах выши­валь­щиц-мото­ри­сток и на про­из­вод­стве, и после несколь­ких удач­но выпол­нен­ных зака­зов у нее появи­лась идея созда­ния соб­ствен­но­го Дома. Пред­при­я­тие было назва­но «Кит­мир» в честь люби­мо­го пеки­не­са быв­ше­го посла Рос­сии в США Бах­ме­тье­ва. Мария Пав­лов­на про­да­ла оче­ред­ную пор­цию фамиль­ных дра­го­цен­но­стей и арен­до­ва­ла поме­ще­ние на зад­нем дво­ре бога­то­го особ­ня­ка на аве­ню Фран­цис­ка I, непо­да­ле­ку от Ели­сей­ских Полей. Наня­ла двух рус­ских деву­шек, отпра­ви­ла их за свой счет на кур­сы, кото­рые сама окон­чи­ла, и купи­ла три выши­валь­ные маши­ны.
В это вре­мя Коко Шанель нача­ла гото­вить к тра­ди­ци­он­но­му фев­раль­ско­му пока­зу оче­ред­ную весен­нюю кол­лек­цию. Она предо­ста­ви­ла Марии Пав­ловне пра­во самой при­ду­мать рисун­ки выши­вок, выбрать тка­ни и нит­ки. Идеи и эски­зы обсуж­да­лись сов­мест­но. Вели­кая кня­ги­ня погру­зи­лась в ранее совер­шен­но не ведо­мую ей сфе­ру жиз­ни: учи­лась рабо­тать с постав­щи­ка­ми, реша­ла орга­ни­за­ци­он­ные и ком­мер­че­ские вопро­сы. Бух­гал­тер­скую рабо­ту взял на себя ее муж князь Путя­тин, слу­жив­ший в част­ном бан­ке. Пер­вый заказ Дом «Кит­мир» полу­чил от «Шанель» — на пар­тию блу­зок, туник и паль­то. Мария Пав­лов­на соб­ствен­но­руч­но рас­ши­ла боль­шую часть изде­лий, выпол­нив вышив­ки в серых тонах с крас­ны­ми вкрап­ле­ни­я­ми. Эти моде­ли ста­ли гвоз­дем кол­лек­ции Шанель. После трех­ча­со­во­го дефи­ле кли­ен­ты бро­си­лись напе­ре­бой зака­зы­вать выши­тые вещи. «Кит­мир» при­об­рел ста­тус экс­клю­зив­но­го постав­щи­ка Дома моды «Шанель».
На вели­ко­кня­же­ское пред­при­я­тие посы­па­лись зака­зы, с кото­ры­ми Мария Пав­лов­на и ее работ­ни­цы едва справ­ля­лись. Она вспо­ми­на­ла, что ино­гда спа­ла пря­мо на полу в мастер­ской, под­сте­лив вме­сто мат­ра­са шубу. Веро­ят­но, мно­гих орга­ни­за­ци­он­ных и про­из­вод­ствен­ных про­блем мож­но было бы избе­жать, если бы Мария Пав­лов­на наня­ла опыт­ных фран­цуз­ских выши­валь­щиц. Но она, стре­мясь под­дер­жать сооте­че­ствен­ниц, наби­ра­ла исклю­чи­тель­но рус­ских деву­шек-эми­гран­ток, чем вызы­ва­ла недо­воль­ство Цып­лен­ка: Коко жест­ко тре­бо­ва­ла от Вели­кой кня­ги­ни «иско­ре­нить дух бла­го­тво­ри­тель­но­сти, кото­рый нель­зя путать с ком­мер­ци­ей». Впро­чем, в целом отно­ше­ния меж­ду ними до поры до вре­ме­ни были вполне дру­же­ски­ми. Шанель даже сама стриг­ла кня­ги­ню и была ее совет­чи­цей в выбо­ре туа­ле­тов.
«Кит­мир» еже­год­но уве­ли­чи­вал и менял ассор­ти­мент. Мария Пав­лов­на вни­ма­тель­но сле­ди­ла за вея­ни­я­ми в мире моды и, почув­ство­вав ослаб­ле­ние инте­ре­са к псев­до­рус­ско­му исто­ри­че­ско­му сти­лю, ста­ла вво­дить в свои вышив­ки орна­мен­ты пер­сид­ской кера­ми­ки, копт­ских тка­ней, китай­ско­го фар­фо­ра. Ее моде­ли 1922 года были рас­ши­ты уже не толь­ко золо­том и шел­ком — в дело пошли бисер, бусы и блест­ки. Успех был огром­ным. Шанель тре­бо­ва­ла все боль­ше выши­тых изде­лий. «Кит­мир» не справ­лял­ся с объ­е­мом рабо­ты. Неко­то­рые кли­ент­ки, недо­воль­ные затя­ги­ва­ю­щи­ми­ся сро­ка­ми, сни­ма­ли свои зака­зы. А при­каз­чи­цы «Шанель» устра­и­ва­ли по это­му пово­ду скан­да­лы…
Мария Пав­лов­на реши­ла рас­ши­рить дело. В 1923 году «Кит­мир» пере­ехал в трех­этаж­ный особ­няк на рю Мон­тень. На пер­вом эта­же раз­ме­сти­лись кон­то­ра и выста­воч­ный зал, на верх­них тру­ди­лись выши­валь­щи­цы, закрой­щи­ки и тех­но­ло­ги. Мария Пав­лов­на впер­вые посту­пи­лась прин­ци­па­ми и наня­ла несколь­ких фран­цу­же­нок, посколь­ку несколь­ко рус­ских выши­валь­щиц, окры­лен­ных успе­хом ремес­ла, ушли от кня­ги­ни и откры­ли соб­ствен­ное дело. Теперь штат Дома вышив­ки насчи­ты­вал более пяти­де­ся­ти чело­век. Дом при­об­рел извест­ность и за пре­де­ла­ми Фран­ции. Одна­ко успех таил в себе опас­ность, кото­рую Вели­кая кня­ги­ня тогда еще не совсем пони­ма­ла. Она была чело­ве­ком твор­че­ским и бес­ко­неч­но тру­до­лю­би­вым, но ари­сто­кра­ти­че­ское вос­пи­та­ние в ней пло­хо ужи­ва­лось с ком­мер­че­ской хват­кой — тем, в чем была осо­бен­но силь­на пле­бей­ка Шанель, про­бив­ша­я­ся на вер­ши­ну мира моды фак­ти­че­ски из гря­зи. Рас­ши­ре­ние дома «Кит­мир» не было под­креп­ле­но финан­со­вы­ми успе­ха­ми. Рост чис­ла зака­зов не озна­чал роста дохо­дов. Мария Пав­лов­на в оче­ред­ной раз попы­та­лась под­дер­жать свое дело за счет остат­ков фамиль­ных дра­го­цен­но­стей. Теперь было про­да­но укра­ше­ние из круп­ных изу­мру­дов. День­ги от про­да­жи были вло­же­ны в некое гол­ланд­ское про­мыш­лен­ное обще­ство, кото­рое не замед­ли­ло обанк­ро­тить­ся. «Кит­мир» от этой опе­ра­ции не полу­чил ни фран­ка.
С одной сто­ро­ны, Дом вышив­ки Марии Пав­лов­ны воз­ник и рас­цвел во мно­гом бла­го­да­ря Коко Шанель, гаран­ти­ро­вав­шей зака­зы. С дру­гой сто­ро­ны, по усло­ви­ям кон­трак­та «Кит­мир» не имел пра­ва копи­ро­вать зака­зы Дома «Шанель» во Фран­ции и сотруд­ни­чать с ины­ми дома­ми моды. Мария Пав­лов­на мог­ла тира­жи­ро­вать лишь загра­нич­ные зака­зы. Этим вос­поль­зо­ва­лись аме­ри­кан­цы, кото­рые ста­ли зака­зы­вать уже не толь­ко вышив­ку одеж­ды, но и окон­ча­тель­ную пред­про­даж­ную под­го­тов­ку, чем рань­ше «Кит­мир» не зани­мал­ся. Аме­ри­кан­ская эпо­пея нача­лась с того, что некто Курз­ман, купив­ший у Марии Пав­лов­ны несколь­ко блу­зок, объ­явил себя импор­те­ром изде­лий «Кит­ми­ра» в Соеди­нен­ных Шта­тах. Вско­ре он с гор­до­стью при­слал вырез­ку газет­ной рекла­мы с изоб­ра­же­ни­ем импе­ра­тор­ской коро­ны, ини­ци­а­ла­ми Вели­кой кня­ги­ни и ее пол­ны­ми титу­ла­ми. Мария Пав­лов­на была в шоке от аме­ри­кан­ско­го сти­ля про­дви­же­ния про­дук­та. Сама она тща­тель­но скры­ва­ла свой титул, ибо счи­та­ла, что тор­гу­ет вышив­ка­ми, а не цар­ским про­ис­хож­де­ни­ем.
Непри­ят­но­сти у Марии Пав­лов­ны воз­ник­ли после того, как Дом моды Жана Пату, один из глав­ных кон­ку­рен­тов «Шанель», пред­ло­жил заклю­чить с «Кит­ми­ром» кон­тракт. Вели­кая кня­ги­ня чест­но рас­ска­за­ла об этом Коко Шанель. Та сде­ла­ла вид, что рада рас­ши­ре­нию «Кит­ми­ра», но соста­ви­ла спи­сок кли­ен­тов, с кем рус­ской фир­ме запре­ща­лось сотруд­ни­чать. Дом Пату сто­ял в нем на пер­вом месте. Отно­ше­ния меж­ду Коко Шанель и Мари­ей Пав­лов­ной обост­ри­лись. Цып­ле­нок обви­ни­ла Вели­кую кня­ги­ню в тор­гов­ле сек­ре­та­ми про­из­вод­ства Дома «Шанель» и закры­ла для нее две­ри сво­ей сту­дии, где когда-то вме­сте они обсуж­да­ли новые моде­ли. Экс­клю­зив­ный кон­тракт был поте­рян. Коко Шанель обра­ти­лась в дру­гие дома вышив­ки, а «Кит­мир» обрел само­сто­я­тель­ность, с кото­рой Мария Пав­лов­на, пло­хо раз­би­рав­ша­я­ся в ком­мер­ции, справ­ля­лась дале­ко не бле­стя­ще.
Впро­чем, пона­ча­лу дела пошли в гору. «Кит­мир» при­об­рел новых круп­ных заказ­чи­ков, и все они выдви­га­ли свои тре­бо­ва­ния. В сле­ду­ю­щем сезоне было созда­но более двух­сот моде­лей на любой вкус. Зака­зов посту­пи­ло так мно­го, что они пере­да­ва­лись рус­ским ате­лье, нахо­див­шим­ся в про­вин­ции. Теперь на Марию Пав­лов­ну рабо­та­ли более ста выши­валь­щиц по всей Фран­ции. Одна­ко рас­ши­ре­ние про­из­вод­ства на деле озна­ча­ло поте­рю еди­но­го сти­ля Дома. К тому же в 1923—1924 годах рынок изме­нил­ся. Откры­тие Кар­те­ром гроб­ни­цы Тутан­ха­мо­на поро­ди­ло моду на Еги­пет. «Стиль рюс» ушел в про­шлое.
«Кит­ми­ру» при­шлось осва­и­вать гео­мет­ри­че­ские рисун­ки на еги­пет­ские темы. Свой звезд­ный час «Кит­мир» пере­жил в 1925 году, когда в Пари­же была орга­ни­зо­ва­на все­мир­ная выстав­ка совре­мен­но­го деко­ра­тив­но­го и при­клад­но­го искус­ства «Арт деко». Пер­во­на­чаль­но Мария Пав­лов­на не про­яви­ла осо­бо­го инте­ре­са к это­му меро­при­я­тию, но, узнав, что там будет пави­льон СССР, реши­ла дать отпор совет­ской экс­пан­сии. К ее сожа­ле­нию, совет­ская деле­га­ция при­вез­ла не толь­ко набив­ные сит­цы с сер­па­ми, моло­та­ми и звез­да­ми, но и пла­тья Лама­но­вой с пуго­ви­ца­ми, сде­лан­ны­ми из хлеб­но­го мяки­ша, кото­рые полу­чи­ли Гран-при. Одна­ко и твор­че­ство Вели­кой кня­ги­ни не оста­лось неза­ме­чен­ным. «Кит­мир» полу­чил золо­тую медаль и почет­ный диплом участ­ни­ка выстав­ки, выпи­сан­ный на имя … мсье Кит­ми­ра.
Несмот­ря на успех, отме­чен­ный веду­щи­ми париж­ски­ми мод­ны­ми жур­на­ла­ми, финан­со­вое поло­же­ние вели­ко­кня­же­ско­го Дома вышив­ки по-преж­не­му было зыб­ким. Оче­ред­ная финан­со­вая опе­ра­ция Марии Пав­лов­ны кон­чи­лась тем, что для пога­ше­ния дол­гов она была вынуж­де­на рас­про­дать остат­ки дра­го­цен­но­стей. Но в кон­це 20-х годов про­шла мода на вышив­ки, осва­и­вать же новые сфе­ры мод­но­го биз­не­са Вели­кая кня­ги­ня не уме­ла, а может быть, и не захо­те­ла. В 1928 году «Кит­мир» был погло­щен фран­цуз­ской фир­мой вышив­ки «Фитель и Ирель».
Князь П.А.Путятин — Н.К.Рериху. Боло­гое. 30 июня 1917
Его Высо­ко­ро­дию Нико­лаю Кон­стан­ти­но­ви­чу Рёри­гу.
Сер­до­боль. Sortavala. Seminarium Relander.
Род­ной и сер­деч­ный Нико­лай Кон­стан­ти­но­вич.
Очень бла­го­да­рим Вас за память. В труд­ные наши жиз­нен­ные мину­ты она для нас дра­го­цен­на. Вижу, что Вы не зна­е­те о нашем гро­мад­ном горе. Боль­шой Боло­гов­ский дом нака­нуне почти наше­го при­ез­да сго­рел, хотя мно­гое уда­лось из него спа­сти. Кар­ти­ны и боль­шая часть биб­лио­те­ки, рояль, мебель успе­ли выта­щить. Но такую построй­ку с веран­дой, пар­ке­та­ми и пр.: из чуд­но­го сос­но­во­го леса, почти сто­лет­не­го, не устро­ишь — сго­ре­ла дотла. Думаю, Вы пони­ма­е­те, какой для нас с женою и детьми, жесто­кий удар. При погро­мах, раз­ру­ше­ни­ях памят­ни­ков, гра­бе­жах наше горе понят­но. Каби­нет-лабо­ра­то­рия, разу­ме­ет­ся, исклю­чая книг, частию раз­ру­шен у 80-тилет­не­го ста­ри­ка боль­но­го и моей жены!
Целу­ем все вас креп­ко, как любим. Князь П.А.Путятин.
P.S. Види­мо, конец моим заня­ти­ям по архео­ло­гии и искус­ствам, поло­же­ние жесто­кое, арен­ды не пла­тят и вез­де гра­бят.
[P.] P.S. Соня и Мира у сво­их мужей на фрон­те, а у нас живут Миту­со­вы Зла­та, Людя и Катя. Адрес Стё­пы: Омск, Дум­ская ули­ца, 33.
Авто­граф. Поч­то­вая кар­точ­ка. Штем­пе­ли: Боло­го­го 30 июня 1917; Сер­до­бо­ля (Sortavala) 26 июля 1917. Архив Музея Нико­лая Рери­ха в Нью-Йор­ке. Ксе­рокс в МСС­СМ.
Князь П.А.Путятин — Н.К.Рериху
[Пг.] Вто­рая поло­ви­на 1917
Доро­гой друг Нико­лай Кон­стан­ти­но­вич.
Не знаю, когда к Вам дой­дёт моё пись­мо, и дой­дёт ли исправ­но при совре­мен­ной пута­ни­це. Дуня писа­ла раза три и не полу­чи­ла в ответ от Ляли ниче­го. Вер­но, пись­ма про­па­да­ют. Попра­ви­лось ли Ваше здо­ро­вье и при­е­де­те ли Вы в наш милый град Питер, кото­рый, по слу­чаю доро­го­виз­ны и пр[очего], поря­доч­но повы­ми­ра­ет [1 сл. нрзб.]. Мы, как зна­е­те, это вре­мя к ста­ро­сти поря­доч­но тер­пим. Сна­ча­ла сго­рел дом в Боло­гом. Потом стра­да­ния за доче­рей и их мужей. Ныне из-за раз­ных недо­мо­га­ний и так далее про­сто жизнь дела­ет­ся адом. Что Юра и Све­тик, как они про­во­дят вре­мя. Отно­си­тель­но нау­ки могу одно ска­зать — теперь она при­ни­же­на и толь­ко ино­гда быва­ют учё­ные докла­ды в обще­ствах, но на них по слу­чаю труд­но­стей в трам­ва­ях и пр[очего] часто невоз­мож­но попа­дать. Кро­ме того, моя 80-тилет­няя голо­ва не выдер­жи­ва­ет все эти дав­ле­ния судь­бы и я сам при­хва­ры­ваю от стра­да­ний телес­ных и душев­ных. Как Ваша живо­пись и что ста­лось с квар­ти­рой и кол­лек­ци­я­ми?.. Хотя до сих пор ещё мои доче­ри не утра­ти­ли веру в буду­щем, но пись­ма зятьёв, силь­но постра­дав­ших от воен­ных бурь, нас всех пере­му­чи­ли и подей­ство­ва­ли на орга­низ­мы. Мы силь­но осу­ну­лись, поху­де­ли и изме­ни­лись. Бес­по­ря­доч­но жесто­кий век отра­зил­ся гиби­тель­но. Пись­мо посы­лаю заказ­ным в виду того, что не толь­ко наши к Вам не дошли, но и пле­мян­ниц. Катя сомне­ва­ет­ся, дошла ли кор­ре­спон­ден­ция Кн[ягини] Шахов­ской?.. Стё­пу мы видим, но не надол­го. Он тоже вол­ну­ет­ся и хло­по­чет о сво­ей судь­бе. Жаль мне очень Боло­гов­ско­го дома и мое­го каби­не­та, моей лабо­ра­то­рии рас­ко­пок и про­дук­тов дра­гис озёр­ных жилищ на пло­тах. Образ­цы почв тоже я не успел под­верг­нуть про­мыв­ке до пожа­ра. Что из моей биб­лио­те­ки и собра­ний пред­ме­тов нау­ки про­па­ло, не могу ещё сооб­ра­зить. Ещё в 1878-м году в “Памят­ни­ках древ­ней пись­мен­но­сти” у Ф.И.Булгакова была ста­тья под загла­ви­ем “Палео­гра­фи­че­ская кол­лек­ция Кн. П.А.Путятина”. Кар­ти­ны и мебель спас­ли. По-види­мо­му, тут был недо­смотр тру­бо­чи­ста, чистив­ше­го тру­бы к наше­му при­ез­ду летом. Но что наше горе с ужа­са­ми погро­мов двор­цов, уни­что­же­ни­ем памят­ни­ков исто­рии и искусств, ста­рин­ных зда­ний усадьб и пр[очего], пр[очего]. Наши с Вами худо­же­ствен­ные вол­не­ния ничто перед этим. Там уни­что­жа­лось вою­ю­щи­ми наро­да­ми, — а тут свой сво­е­го и сво­их разо­ря­ет и уни­что­жа­ет, дово­дя до голо­да народ. Гра­фи­ня Ува­ро­ва мне напи­са­ла очень сочув­ствен­ное пись­мо по пово­ду утрат в Боло­гом. Но что всё это в срав­не­нии с мука­ми о детях, вну­ча­тах и наших стра­да­ний геро­ев Рос­сии… Всё это ничто перед боль­ным серд­цем. Дай Бог Вам все­го хоро­ше­го от ста­ри­ка и его жены и Сони, кото­рая не забы­ва­ет нас, поко­ит, сколь­ко воз­мож­но, не смот­ря на то, что тоже поху­де­ла и пере­стра­да­лась мно­го. Об Мире тос­ку­ем тоже, она с мужем и с детьми око­ло них. Целую всех от мала до вели­ка от любя­ще­го серд­ца. Князь П.А.Путятин. […]
[При­пис­ка жены кня­ги­ни Е.В.Путятиной:]
Ляля, целую тебя и деток без кон­ца. Сер­деч­ный при­вет Колинь­ке тво­е­му. Твоя тётя. Авто­граф. Без даты. Архив Музея Нико­лая Рери­ха в Нью-Йор­ке. Ксе­рокс в МСС­СМ.
Из пись­ма кня­ги­ни Е.В.Путятиной мужу
Ита­лия, 13 мар­та 1913
Доро­гой мой Пав­лу­ша!
Спа­си­бо, род­ной мой, за пись­ма, какое это уте­ше­ние нам здесь. Сла­ва Богу, что Кате [Е.Ф.Митусовой, жене сына кня­ги­ни от пер­во­го бра­ка С.С.Митусова. -В.М.] луч­ше, меня это очень тре­во­жи­ло. <…> Ты не думай, доро­гой, что я забы­ла о тво­ём пору­че­нии, но дело в том, что мы ещё не были в Милане, так как при­хо­дит­ся остав­лять детей на несколь­ко часов, а мы это­го боим­ся, а так как нам необ­хо­ди­мо ехать через Милан, то мы и реши­ли оста­но­вить­ся там на один день и испол­нить твоё пору­че­ние, Мира [М.П.Маркова, дочь Путя­ти­ных, жена гене­ра­ла С.Л.Маркова. -В.М.] меч­та­ет выбрать тебе хоро­шень­кий рису­нок. <…> Ска­жи Серё­же [С.Л.Маркову. -В.М.], что и я, и Мира день­ги бла­го­по­луч­но полу­чи­ли. Напи­ши что-нибудь про Стё­пу [С.С.Митусова. — В.М.], тос­ка ниче­го не слы­шать о нём и его семье, ведь он мне тоже дорог.
Что Мима, что Нока [Мари­на и София Потоц­кие, внуч­ки Путя­ти­ных. -В.М.], был ли ты на кон­цер­те? <…> Ска­жи Соне [С.П.Потоцкой, доче­ри Путя­ти­ных, жене Д.Н.Потоцкого], что сле­ду­ю­щее пись­мо будет ей, и это про­чти ей. И Миру мне жал­ко, и Вас то я всех так люб­лю, и ску­чаю по Вас, одним сло­вом, душа моя раз­ры­ва­ет­ся. Всех люб­лю, всех хоте­ла бы иметь око­ло себя. Целую тебя и Соню, и деток, и Катю креп­ко, твоя жена и друг. Е.П.
1. Н.К.Рерих — кня­зю П.А.Путятину.СПб. 29 сен­тяб­ря 1899
[Авто­граф на кон­вер­те:]
Его Сия­тель­ству Пав­лу Арсе­нье­ви­чу кня­зю Путятин[у].
Лигов­ская, 65[lxxx].
[Листов­ка с порт­ре­том Диего Веласкесаерих,_Елена_Рвановна]
ИМПЕ­РА­ТОР­СКОЕ ОБЩЕ­СТВО ПООЩ­РЕ­НИЯ ХУДО­ЖЕСТВ
С.-ПЕТЕРБУРГ, Б. МОР­СКАЯ, 38
ПЕРИ­О­ДИ­ЧЕ­СКИЕ СОБРА­НИЯ
ПО ХУДО­ЖЕ­СТВЕН­НЫМ ВОПРО­САМ
Октяб­ря 1-го дня 1899 года, в 8 часов веч[ера], име­ет быть 3-е оче­ред­ное Собра­ние, на кото­ром будет сде­ла­но сооб­ще­ние г-м Н.Ф.Селивановым[lxxxii] о Велас­ке­це (по слу­чаю 300-летия со дня его рож­де­ния), с туман­ны­ми кар­ти­на­ми на экране при помо­щи вол­шеб­но­го фона­ря.
Гг. Чле­ны Обще­ства, под­пис­чи­ки жур­на­ла “Искус­ство и Худо­же­ствен­ная Промышленность”[lxxxiii] и уча­щи­е­ся в Рисо­валь­ной Шко­ле Обще­ства поль­зу­ют­ся пра­вом бес­плат­но­го вхо­да; посто­рон­ние лица пла­тят 50 коп.[lxxxiv]
Авто­граф. Типо­граф­ская печать. РА ИИМК, ф. 15, №. 220, л. 1-2.
2. Н.К.Рерих — кня­зю П.А.Путятину.СПб. 14 мая 1901
[Отпе­ча­та­но на спе­ци­аль­ном кон­вер­те ИОПХ с гер­бом:]
ИМПЕ­РА­ТОР­СКОЕ ОБЩЕ­СТВО ПООЩ­РЕ­НИЯ ХУДО­ЖЕСТВ
С.-ПЕТЕРБУРГ. МОР­СКАЯ 38
Г-ну Дей­стви­тель­но­му Чле­ну ИМПЕ­РА­ТОР­СКО­ГО Обще­ства Поощ­ре­ния Худо­жеств Пав­лу Арсе­нье­ви­чу Кня­зю Путя­ти­ну.
Лигов­ская, 65[lxxxv].
[Две повест­ки дня, отпе­ча­тан­ные в типографии[lxxxvi]:]
Коми­тет Импе­ра­тор­ско­го Обще­ства Поощ­ре­ния Худо­жеств име­ет честь покор­ней­ше про­сить Вас пожа­ло­вать, в Вос­кре­се­нье [1]9 Мая[lxxxvii] в 3 часа попо­лу­дни, в Общее годич­ное Собра­ние, име­ю­щее быть в поме­ще­нии Обще­ства (Б. Мор­ская, д. № 38) под пред­се­да­тель­ством Е.И.В. Прин­цес­сы Евге­нии Мак­си­ми­ли­а­нов­ны Оль­ден­бург­ской.
Пред­ме­ты засе­да­ния:
1. Чте­ние отчё­та за истек­ший год.
2. Раз­да­ча меда­лей уче­ни­цам и уче­ни­кам Рисо­валь­ной шко­лы.
3. Доклад Реви­зи­он­ной Комис­сии.
4. Розыг­рыш лот­те­реи меж­ду Гг. Чле­на­ми Обще­ства.
Сек­ре­тарь Обще­ства Н.Рерих.
Про­сят быть в сюр­ту­ках.
Гг. Дей­стви­тель­ные Чле­ны Импе­ра­тор­ско­го Обще­ства Поощ­ре­ния Худо­жеств при­гла­ша­ют­ся пожа­ло­вать в Обык­но­вен­ное Собра­ние, име­ю­щее быть в Вос­кре­се­нье, [1]9 Мая с.г. в 4 часа дня под председательствомЕ.И.В. Прин­цес­сы Евге­нии Мак­си­ми­ли­а­нов­ны Оль­ден­бург­ской.
Пред­ме­ты заня­тий:
1) Выбор 12-ти Чле­нов в Экс­перт­ную Комис­сию по при­суж­де­нию пре­мий на еже­год­ном кон­кур­се.
Сек­ре­тарь Обще­ства Н.Рерих.
Про­сят быть в сюр­ту­ках.
Типо­граф­ская печать. РА ИИМК, ф. 15, №. 220, л. 63-65.
3. Н.К.Рерих — кня­зю П.А.Путятину
[СПб. Июль-октябрь] 1905
Глу­бо­ко­ува­жа­е­мый доро­гой Павел Арсе­нье­вич.
Очень рад я Ваше­му хоро­ше­му отзы­ву о моих наход­ках это­го лета. Конеч­но, обра­бо­тать отчёт об этих рабо­тах теперь на месте рас­ко­пок за малым вре­ме­нем не удаст­ся. Спе­шу сооб­щить Вам хотя бы крат­кие све­де­ния об усло­ви­ях моих новых иссле­до­ва­ний.
В одной толь­ко Север­ной части Выш­не­во­лоц­ко­го уез­да насчи­ты­ва­ет­ся до 270 озёр, пере­пле­тён­ных река­ми и ручья­ми, соеди­нён­ных часто быв­ши­ми плё­са­ми — мохо­вы­ми боло­та­ми. Тако­ва при­ро­да наше­го оча­га камен­но­го века! Усло­вия иссле­до­ва­ний в озёр­ной обла­сти, как Вы зна­е­те, совер­шен­но исклю­чи­тель­ны. Мало оши­бёт­ся иссле­до­ва­тель, если пред­по­ло­жит, что на каж­дом озе­ре, кро­ме водо­хра­ни­лищ искус­ствен­ных, мож­но най­ти сле­ды древ­ней­ших оби­та­те­лей.
Теперь мне выяс­ня­ет­ся целый рай­он из девя­ти быв­ших озёр в уез­дах Вал­дай­ском и Выш­не­во­лоц­ком. Гово­рю, что усло­вия наши исклю­чи­тель­ны: все эти озе­ра вошли, как водо­хра­ни­ли­ща, в состав систе­мы шлю­зов Мстин­ских и Волж­ских, устро­ен­ных Пет­ром Вели­ким. Вслед­ствие шлю­зов реки и озё­ра дале­ко высту­пи­ли за свои преж­ние гра­ни­цы и раз­мы­ли сто­ян­ки камен­но­го века, быв­шие на их преж­них бере­гах. Теперь в мел­ко­во­дье по бере­гам озёр на осох­ших местах и в воде око­ло бере­га мож­но нахо­дить мас­су крем­не­вых ору­дий и гон­чар­ства, неболь­шая часть кото­рых наши­та на таб­ли­цы.
Пока что это[го] лета моя рабо­та была ско­рее раз­ве­доч­но­го харак­те­ра, ибо на боль­шин­стве озёр сто­ян­ки совер­шен­но раз­мы­ты, так что мож­но толь­ко соби­рать вымы­тые пред­ме­ты или отры­вать их из намыв­но­го пес­ка, — пра­виль­ных же куль­тур­ных насло­е­ний чрез­вы­чай­но труд­но най­ти кро­ме Каф­ти­на и Пиро­са — эта рас­коп­ка опи­са­на мною в послед­ней книж­ке изда­ния Импе­ра­тор­ско­го Арх[еологического] Обще­ства. Слу­чай­но­стя­ми намы­ва мож­но объ­яс­нить и пол­ное сме­ше­ние пред­ме­тов очень древ­них, сме­шан­ных тече­ни­ем воды с послед­ни­ми сту­пе­ня­ми нео­ли­та. Не вда­юсь в опи­са­ние таб­лиц с пред­ме­та­ми.
Сре­ди вещей и типов, доволь­но извест­ных по Вашим навод­кам, есть, как види­те, ору­дия фор­мы доволь­но новой и в Рос­сии мало извест­ной. Тако­вы три изоб­ра­же­ния чело­ве­че­ских, лич­но нами най­ден­ные, похо­жие на наход­ки Гра­фа Ува­ро­ва и Г-на Куд­ряв­це­ва, пред­мет с анко­ша­ми, два нако­неч­ни­ка стрел, нигде мною не встре­чен­ные, штам­пы для гон­чар­ных узо­ров (по спра­вед­ли­во­му заме­ча­нию Ваше­го сотруд­ни­ка Г[-на] Камен­ско­го и н[екоторых] д[ругих], гон­чар­ство пред­став­ля­ет хоро­ший под­бор раз­ных ком­би­на­ций орна­мен­тов).
Систе­ма­ти­че­скую рас­коп­ку уда­лось про­из­ве­сти око­ло озе­ра Каф­ти­на в Каф­тин­ском город­ке. Горо­док един­ствен­ное место по вышине на рас­сто­я­нии почти 50 верст, рас­по­ло­жен на поло­гом мысу в 50-150 шагах от озе­ра. Воз­вы­шен­ность город­ка дли­ною 120 арш[ин] (кро­ме боко­вых ска­тов) и выши­ною до 7 сажень.
Боко­вые ска­ты настоль­ко кру­ты, что даже теперь труд­но вой­ти наверх. На пашне око­ло под­но­жия горы мож­но нахо­дить мас­су обби­тых крем­ней и гру­бых ору­дий, сва­лив­ших­ся с кру­тиз­ны город­ка. Вся пло­щадь город­ка была обсле­до­ва­на проб­ны­ми яма­ми и тран­ше­я­ми. При этом выяс­ни­лось, что куль­тур­ный слой совер­шен­но сполз с вер­ши­ны по южно­му боко­во­му скло­ну, обра­зо­вав в сере­дине ска­та тол­щи­ну чёр­но­го пла­ста до 2 арш[ин] тол­щи­ною. Бли­же к под­но­жию горы были най­де­ны метал­ли­че­ские ору­дия (желе­зо и брон­за), бли­же к вер­шине и в сере­дине ска­та были нахо­ди­мы кости, гон­чар­ство и крем­ни. Всё лежа­ло в бес­по­ряд­ке и дава­ло стран­ную кар­ти­ну пере­ме­ше­ния древ­ней­ших, хоро­шо пати­ни­ро­ван­ных крем­ней и костей с остат­ка­ми желе­за и брон­зы. Но всё ста­но­ви­лось ясным, если вспом­ним, что ниж­ние пла­сты с вер­ши­ны при опол­за­нии поч­вы вполне пере­ме­ша­лись с позд­ней­ши­ми и мог­ли ока­зы­вать­ся почти навер­ху. Это тем более инте­рес­но, что мно­гие из почтен­ных фран­цуз­ских учё­ных про­во­ди­ли мысль, что уже изго­тов­лен­ные в палео­ли­ти­че­ский пери­од ору­дия мог­ли упо­треб­лять­ся в тече­ние нео­ли­ти­че­ско­го пери­о­да. Смесь же куль­ту­ры нашей и нео­лит­ной в одной сто­ян­ке может объ­яс­нять­ся [тем], что мест­ные удоб­ные усло­вия по рыб­ной лов­ле, защи­ты и пр. застав­ля­ли древ­них селить­ся на тех же выгод­ных сто­ян­ках.
Слой чёр­ный отли­чал­ся ком­пакт­но­стью, мар­ко­стью и был насы­щен уголь­ка­ми. Пред­ме­ты нахо­ди­лись слу­чай­но в раз­ной глу­бине слоя от поверх­но­сти на 1/2 — 1/2 арш[ин]. Раз­би­тые сосу­ды лежа­ли частя­ми дале­ко разъ­еди­нён­ны­ми. На про­ти­во­по­лож­ном ска­те куль­тур­ный слой был не тол­ще 4-5 верш­ков и, кро­ме костей без обдел­ки и отдель­ных частей сосу­дов, ниче­го най­де­но не было.
Я очень сожа­лею, что по крат­ко­сти вре­ме­ни я не могу пред­ста­вить кон­грес­су боль­шее коли­че­ство вещей, кото­рые ещё уло­же­ны в ящи­ках и не могут быть так ско­ро разо­бра­ны и наши­ты. У меня оста­ёт­ся ещё мас­са отлич­ных экзем­пля­ров.
Харак­те­ри­сти­ку пред­ме­тов я пола­гаю на Ваше вни­ма­ние и огром­ный Ваш опыт, — у меня же здесь в деревне на рас­коп­ке не име­ет­ся ника­ких источ­ни­ков и срав­ни­тель­ных дан­ных. И если я решил пред­ста­вить кон­грес­су мои новые наход­ки, то исклю­чи­тель­но бла­го­да­ря Ваше­му лич­но­му отзы­ву, тем более что сре­ди нахо­док есть несо­мнен­ные новин­ки для Рос­сии. При этом посы­лаю Вам мою бро­шю­ру о кур­га­нах камен[ного] века. Об этой бро­шю­ре был отзыв в[L’]Anthrophologie и в Zeitschrift fur Eutnologie, так что вся­кий скеп­ти­цизм по пово­ду этой наход­ки дела­ет­ся излиш­ним. При­ла­гаю при сем схе­му най­ден­ных кра­сок. Поль­зу­юсь слу­ча­ем при­не­сти моё искрен­нее при­вет­ствие Дои­сто­ри­че­ско­му кон­грес­су, быть на кото­ром мне меша­ют мои спеш­ные заня­тия худо­же­ствен­ные.
Искрен­но Вам пре­дан­ный и сер­деч­но любя­щий Н.Рерих.
Не могу не при­ба­вить ещё пере­дан­ный мне мест­ный обы­чай, дожив­ший почти до наше­го вре­ме­ни: в дерев­нях изго­тов­ля­лись осо­бые кони­че­ские горш­ки с ямча­тым орна­мен­том и раз­би­ва­лись на бере­гу озе­ра при смер­ти кого-нибудь из домаш­них. Инте­рес­ный и, веро­ят­но, древ­ний обы­чай.
Публ. по тек­сту из архи­ва Н.К.Рериха, запи­сан­но­му рукой Е.И.Рерих (?): ОР ГТГ, ф. 44, № 121, л. 1-2.
4. Н.К.Рерих — кня­зю П.А.Путятину.СПб. 2 янва­ря 1909
[Авто­граф на спе­ци­аль­ном кон­вер­те с вен­зе­лем “Салон 1908-9”:]
Его Сия­тель­ству Пав­лу Арсе­нье­ви­чу кня­зю Путя­ти­ну.
Здесь. Гре­че­ский про­сп. № 6.
[Отпе­ча­та­но в типо­гра­фии:]
ПРИ­ГЛА­СИ­ТЕЛЬ­НЫЙ БИЛЕТ НА ОТКРЫ­ТИЕ ВЫСТАВ­КИ
“САЛОН 1909 Г.”,
ИМЕ­Ю­ЩЕЕ БЫТЬ В ВОС­КРЕ­СЕ­НЬЕ, 4-ГО ЯНВА­РЯ (С 1 — 7 Ч.), В ПОМЕ­ЩЕ­НИИ МУЗЕЯ И В “МЕНЬ­ШИ­КОВ­СКИХ КОМ­НА­ТАХ” ПЕР­ВО­ГО КАДЕТ­СКО­ГО КОР­ПУ­СА.
ЧАСТЬ СБО­РА ПОСТУ­ПА­ЕТ В ПОЛЬ­ЗУ НАХО­ДЯ­ЩЕ­ГО­СЯ ПОД ВЫСО­ЧАЙ­ШИМ ПОКРО­ВИ­ТЕЛЬ­СТВОМ ЕГО ИМПЕ­РА­ТОР­СКО­ГО ВЕЛИ­ЧЕ­СТВА ГОСУ­ДА­РЯ ИМПЕ­РА­ТО­РА ОБЩЕ­СТВА ВЗА­И­МО­ПО­МО­ЩИ КАДЕТ ПЕР­ВО­ГО КОР­ПУ­СА
ВАСИ­ЛЬЕВ­СКИЙ ОСТ­РОВ, УНИ­ВЕР­СИ­ТЕТ­СКАЯ НАБ., УГОЛ КАДЕТ­СКОЙ ЛИНИИ, БЛИЗ АКА­ДЕ­МИИ ХУДО­ЖЕСТВ.
ПЛА­ТА ЗА ВХОД — ОДИН РУБЛЬ.
Авто­граф. Типо­граф­ская печать. РА ИИМК, ф. 15, № 220, л. 20-21.
5. Н.К.Рерих — кня­зю П.А.Путятину.Новгород. 16 июля 1909
Боло­гое, Никол[аевской] ж[елезной] д[ороги].
Его Сия­тель­ству Пав­лу Арсе­нье­ви­чу кня­зю Путя­ти­ну.
Доро­гой Павел Арсе­нье­вич.
Воз­вра­ща­ем­ся из Нов­го­ро­да. Ждём от Вас теле­грам­му. Может быть, в Суб­бо­ту собе­рё­тесь. Будем очень рады. Целу­ем всех. Искрен­но Ваш Н.Рерих.
Авто­граф. РА ИИМК, ф. 15, № 76, л. 1, 1 об.
Андрей Пет­ро­вич Измай­лов, нахо­див­ший­ся в ту пору на дипло­ма­ти­че­ской служ­бе, в Ниж­ний Нов­го­род при­был в фев­ра­ле. Управ­лял губер­ни­ей он не более трех меся­цев. В июле Сенат полу­чил изве­стие: «Ниже­го­род­ский губер­на­тор Андрей Измай­лов волею Божи­ею умре».
В июне в Ниж­ний Нов­го­род был назна­чен Сте­пан Ива­но­вич Путя­тин. Указ Пет­ра опре­де­лял: «Столь­ни­ку князь Сте­па­ну княж Ива­но­ву сыну Путя­ти­ну быть в Ниже­го­род­ской губер­нии ланд­ра­том (совет­ни­ком), и тое губер­нию во всем ведать и отправ­лять вся­кие дела с преж­ни­ми ланд­ра­та­ми обще… пока­мест в тое губер­нию опре­де­лен будет губер­на­тор или вице-губер­на­тор». Но и по про­ше­ствии вре­ме­ни нуж­но­го чело­ве­ка на долж­ность губер­на­то­ра или вице-губер­на­то­ра Сенат так и не подыс­кал, а пото­му и утвер­дил Путя­ти­на вице-губер­на­то­ром. В тече­ние почти трех лет Сте­пан Ива­но­вич управ­лял губер­ни­ей.
Иссле­до­ва­те­ли отме­ча­ют, что назна­че­ние во гла­ве губер­ний вице-губер­на­то­ров было не такой уж ред­ко­стью. Дело в том, что финан­со­вое поло­же­ние госу­дар­ства было рас­стро­е­но вот царь Петр и эко­но­мил на всем, где толь­ко поз­во­лив обсто­я­тель­ства. Денеж­ное жало­ва­ние губер­на­то­ра в 1200 руб­лей, а вице-губер­на­то­ра — в два раза мень­ше.
Князь Сте­пан Ива­но­вич Путя­тин в адми­ни­стра­тив­ных делах был не нови­чок. Его отец Иван Федо­ро­вич без мало­го т десят­ка лет слу­жил столь­ни­ком при дво­ре царя Алек­сея Михай­ло­ви­ча, Служ­бу он оста­вил в 1678 паду, когда почув­ство­вал, что зане­мог, и уда­лил­ся на покой в родо­вое име­ние — под Арза­мас, Сте­пан Ива­но­вич место отца занял в 1682 году. Место при дво­ре он полу­чил не столь­ко по наслед­ству, сколь­ко по знат­но­сти и древ­но­сти рода — был пря­мым потом­ком Рюри­ка и два­дцать вось­мом колене.
Но вер­нем­ся к Сте­па­ну Ива­но­ви­чу Путя­ти­ну. До сво­е­го назна­че­ния в Ниже­го­род­скую губер­нию он уже под­на­то­рел в адми­ни­стра­тив­ных делах: десять лет про­слу­жил при дво­ре, а с 1693 года — вое­во­дой в Том­ске. Его поли­тес, как гово­ри­ли тогда, сов­пал с вос­хож­де­ни­ем на пре­стол Пет­ра Вели­ко­го.
Вне вся­ко­го сомне­ния, князь Сте­пан был вер­ным про­вод­ни­ком в Сиби­ри пет­ров­ской лом­ки тра­ди­ций и укла­да жиз­ни ста­рой Руси, а потом и в Ниже­го­род­чи­ие. Тем более что в Ниж­нем у него был силь­ный помощ­ник — архи­манд­рит Пити­рим, при­слан­ный преж­де Путя­ти­на сюда из сто­ли­цы. До при­ез­да кня­зя, а он при­был в Ниже­го­род­скую губер­нию толь­ко в сен­тяб­ре 1714 года, все адми­ни­стра­тив­ные дела справ­лял Пити­рим.
Не успел князь Сте­пан Ива­но­вич огля­деть­ся на новом месте, как после­до­вал цар­ский при­каз: всех опыт­ных стро­и­те­лей (камен­щи­ков, плот­ни­ков, кро­вель­щи­ков и про­чих масте­ро­вых людей) собрать со всей губер­нии и при­слать в стро­я­щий­ся Санкт-Петер­бург. То же Петр тре­бо­вал и от дру­гих губер­ний. Путя­тин же не торо­пил­ся испол­нить волю царя. Мно­го­опыт­ный царе­дво­рец, князь Сте­пан знал, что не вся­кое дело мож­но быст­ро вправ­лять. Как гово­рит­ся в наро­де, спеш­ка нуж­на при лов­ле блох. Вот и пред­ше­ствен­ник кня­зя нало­мал дров, выпол­няя неза­мед­ли­тель­но Пет­ров указ. Желая жите­лей импе­рии заста­вить осва­и­вать мор­ское дело, царь пове­лел вме­сто мостов нала­дить пере­пра­вы на яли­ках, лод­ках и пло­та­ми. Пере­усерд­ство­вав­ший губер­на­тор Измай­лов при­ка­зал сжечь в Нов­го­ро­де пон­тон­ный мост.
В 1715 году про­изо­шел пожар, выжег­ший Ниже­го­род­ский кремль. Сте­пан Ива­но­вич наме­ре­вал­ся начать отстра­и­вать, но осе­нью при­шел указ: воз­ве­де­ние камен­ных зда­ний импе­рии запре­ща­ет­ся под стра­хом лише­ния соб­ствен­но­сти. Исклю­че­ние состав­лял Петер­бург. И туда рос­сий­ский само­дер­жец тре­бу­ет все новых масте­ров. Так, по имен­но­му ука­зу Путят­шг необ­хо­ди­мо было отпра­вить в сто­ли­цу в рас­по­ря­же­ние пра­пор­щи­ка С. Киш­ки­на две­сти татар и мурз, «искус­ных в плот­ни­че­стве и рас­пи­лов­ке досок». Сте­пан Ива­но­вич сунул было цар­скую гра­мо­ту под сук­но в надеж­де, что Петр забу­дет. Да толь­ко про­счи­тал­ся князь. В сере­дине янва­ря 1716 года при­ска­кал в Ниж­ний цар­ский курьер с нака­зом: спеш­но напра­вить в сто­ли­цу плот­ни­ков. А преж­де оче­ред­ной раз­гон­ный указ был полу­чен: «…Писал к нам казан­ский вице-губер­на­тор, что в Ниже­го­род­ской губер­нии не нани­ма­ют­ся руб­щи­ки леса». И потре­бо­вал царь силою брать креп­ких мужи­ков в уез­дах и посы­лать их на лесо­по­вал.
На сей раз князь Сте­пан не посмел ослу­шать­ся само­держ­ца, хотя у само­го нуж­да была в масте­рах край­няя. По пове­ле­нию Пет­ра он обя­зан был над­зи­рать и за стро­и­тель­ством кораб­лей в Ниж­нем Нов­го­ро­де и Балахне. А не догля­дел, так царь устро­ил ему наго­няй. От такой цар­ской «мило­сти» не вдруг окле­ма­ешь­ся — Петр, извест­но, мог и бато­гом «при­го­лу­бить» сво­е­го под­дан­но­го, не слиш­ком-то раз­би­рал, где князь, а где кре­пост­ной.
Одна­ко князь Сте­пан Ива­но­вич, как ни ста­рал­ся, а все не выхо­ди­ло у него с кораб­ля­ми, что и гово­рить, чело­век он сухо­пут­ный, с мор­ским про­мыс­лом преж­де дела не имея. Раз­до­са­до­ван­ный вко­нец Петр при­слал из адми­рал­тей­ства опыт­но­го кора­бель­щи­ка, кото­ро­му пору­ча­лось обу­че­ние ниже­го­род­ских судо­стро­и­те­лей. Он же дол­жен был обес­пе­чить отправ­ку гото­вых кораб­лей на Бал­ти­ку.
Не успе­вал Путя­тин одно дело спра­вить как от царя шло новое пред­пи­са­ние: про­ве­сти заго­тов­ку юфти для армей­ских сапог, да еще с при­пис­кой: «…Чтоб сей указ был весма исправ­лен». А еще губерн­ский началь­ник отве­чал за набор в армию и на флот. И, конеч­но же, за сбор пода­тей. К тому ж от пред­ше­ствен­ни­ка долг остал­ся, о чем Петр пре­ду­пре­ждал А.П. Измай­ло­ва: «При­нуж­де­ны вы буди­те жесто­кий ответ дать».
Но и с этим у Сте­па­на Ива­но­ви­ча не все полу­ча­лось как тре­бо­вал Петр. А виной все­му были рас­коль­ни­ки. Глу­хой заволж­ский край губер­нии был одним из креп­ких рос­сий­ских цен­тров рас­коль­ни­че­ства. Архи­манд­рит Пити­рим, чело­век умный, твер­дый и энер­гич­ный, под­дер­жи­вав­ший поли­ти­ку Пет­ра и видев­ший в рас­коль­ни­ках нема­лую опас­ность для Пра­во­слав­ной Церк­ви, всту­пил со ста­ро­об­ряд­ца­ми в тео­ло­ги­че­ские бесе­ды. Но если отец Пити­рим дол­жен был убе­дить рас­коль­ни­ков поме­нять убеж­де­ния, то Путя­тин дол­жен был обес­пе­чить сбор пода­тей. Ста­ро­об­ряд­цы ни в какую не хоте­ли брить боро­ды, а по цар­ско­му ука­зу за это нала­га­лась боро­до­вая пошли­на, вве­ден­ная в 1708 году. Но и пошли­ну они не пла­ти­ли, ссы­ла­ясь, что она непо­мер­ная. А день­ги край как нуж­ны были — шла Север­ная вой­на.
Про­ти­во­сто­я­ние Пити­ри­ма и рас­коль­ни­ков достиг­ло наи­выс­ше­го пре­де­ла в 1716 году. Не смог ниче­го поде­лать с ними и князь Сте­пан Ива­но­вич. Послед­нее цар­ское пору­че­ние, дан­ное Сте­па­ну Ива­но­ви­чу, — сна­ря­дить в адми­рал­тей­ство 50 опыт­ных пря­диль­щи­ков кана­тов. А 19 мар­та 1718 года в Ниж­ний при­шел указ о сме­ще­нии кня­зя с поста вице-губер­на­то­ра по при­чине болез­ни. Но еще более полу­го­да он испол­нял обя­зан­но­сти намест­ни­ка губер­нии.
Вый­дя в отстав­ку; ста­рый и боль­ной князь Путя­тин посе­лил­ся в сво­ем арза­мас­ском име­нии. Поз­же оно пере­шло во вла­де­ние двух его сыно­вей. Как мож­но сулить по «Исто­ри­че­ским све­де­ни­ям», сыно­вья ниже­го­род­ско­го намест­ни­ка С.И.Путятина были людь­ми бого­че­сти­вы­ми. Н.М. Щеголь­ков упо­ми­на­ет их в чис­ле бла­го­тво­ри­те­лей, спо­соб­ство­вав­ших воз­об­нов­ле­нию Тих­вин­ско­го мона­сты­ря, кото­рый был постро­ен зано­во, но не на преж­нем месте, а на самой вер­шине Высо­кой Горы, отче­го и полу­чил новое назва­ние Высо­ко­гор­ский, а по глав­но­му хра­му — Воз­не­сен­ский.
Неко­то­рое вре­мя тому назад наша газе­та рас­ска­за­ла о сен­са­ци­он­ной гипо­те­зе рос­сий­ско­го писа­те­ля Вла­ди­ми­ра Кур­ба­то­ва (не без под­сказ­ки «Кара­ва­на») о том, что на твер­ской зем­ле живут потом­ки… Иису­са Хри­ста и Марии Маг­да­ли­ны. По вер­сии Кур­ба­то­ва, во гла­ве пер­во­го рус­ско­го госу­дар­ства стал пото­мок Иису­са Меро­винг Руэрг, кото­ро­го мест­ное насе­ле­ние ста­ло назы­вать Рюри­ком. Ста­ло быть, все Рюри­ко­ви­чи — наслед­ни­ки Хри­ста? Вер­сия сме­лая до абсур­да, но она дает повод про­сле­дить путь одно­го из родов Рюри­ко­ви­чей.
Пря­мым потом­ком Рюри­ка был Миха­ил Яро­сла­вич Твер­ской.
Один из потом­ков Миха­и­ла Твер­ско­го Иван Семе­но­вич полу­ча­ет в наро­де про­зви­ще Путя­та. Имен­но с него и начи­на­ет­ся кня­же­ский род Путя­ти­ных, один из пред­ста­ви­те­лей кото­ро­го жил на твер­ской зем­ле в сво­ем поме­стье Боло­гое. О нем и пове­да­ем ныне.
Ста­рин­ные фото­аль­бо­мы и доку­мен­ты, сохра­нен­ные в петер­бург­ской семье Миту­со­вых, в Мемо­ри­аль­ном собра­нии Сте­па­на Сте­па­но­ви­ча Миту­со­ва (1878 — 1942)… Бес­цен­ные сокро­ви­ща, пол­ные откры­тий для исто­ри­ка куль­ту­ры. Вре­мя: вто­рая поло­ви­на XIX — пер­вая поло­ви­на XX века. Зна­чи­тель­ная груп­па фото­до­ку­мен­тов — это чудом уце­лев­шие фото­порт­ре­ты, акку­рат­но накле­ен­ные на пас­пар­ту, ино­гда с тис­не­ни­ем и рету­шью. Каче­ство про­фес­си­о­наль­ных оттис­ков пора­зи­тель­но: чет­кость и изыс­кан­ная худо­же­ствен­ность, почти утра­чен­ная в совре­мен­ных “кода­ках”.
Выде­лив из все­го сохра­нив­ше­го­ся то, что име­ет отно­ше­ние к архео­ло­гу и антро­по­ло­гу кня­зю Пав­лу Арсе­нье­ви­чу Путя­ти­ну (1837 — 1919), пред­ла­га­ем чита­те­лям совер­шить экс­кур­сию по путя­тин­ским боло­гов­ским вла­де­ни­ям. В сво­их вос­по­ми­на­ни­ях Л.С. Миту­со­ва, внуч­ка кня­ги­ни Е.В. Путя­ти­ной, пишет: «Папа гор­дил­ся тем, что бла­го­да­ря ему Н.К. Рерих позна­ко­мил­ся с его отчи­мом кня­зем Путя­ти­ным, кото­ро­го реко­мен­до­вал как чело­ве­ка, инте­ре­су­ю­ще­го­ся и зани­ма­ю­ще­го­ся архео­ло­ги­ей. Кро­ме того, князь Путя­тин любил и кол­лек­ци­о­ни­ро­вал про­из­ве­де­ния искус­ства, глав­ным обра­зом кар­ти­ны. У него была пре­крас­ная биб­лио­те­ка. Знал аст­ро­но­мию и вооб­ще был весь­ма обра­зо­ван­ным чело­ве­ком…»
Дей­стви­тель­но, исто­ри­че­ские источ­ни­ки под­твер­жда­ют эти сло­ва. Самый бег­лый взгляд на биб­лио­гра­фию работ кня­зя Путя­ти­на поз­во­ля­ет судить о широ­те его науч­ных и худо­же­ствен­ных инте­ре­сов. Пол­ная био­гра­фия кня­зя еще не напи­са­на, что толь­ко уси­ли­ва­ет зна­чи­мость иссле­до­ва­ний о нем и его усадь­бе.
Князь Павел Арсе­нье­вич Путя­тин, 32-е коле­но от Рюри­ка, про­ис­хо­дит из рус­ско­го кня­же­ско­го рода отрас­ли кня­зей Друц­ких. Родо­на­чаль­ни­ком фами­лии Путя­ти­ных стал князь Иван Семе­но­вич млад­ший Друц­кой, по про­зви­щу Путя­та, жив­ший в пер­вой поло­вине XV в., спо­движ­ник Свид­ри­гай­ла, извест­ный тем, что в 1422 году под­пи­сал трак­тат Лит­вы с мече­нос­ца­ми. Князь Павел Арсе­нье­вич Путя­тин родил­ся 4 октяб­ря 1837 года. Умер 6 янва­ря 1919 года в Пет­ро­гра­де, в боль­ни­це общи­ны Свя­той Евге­нии (угол Лигов­ско­го про­спек­та и Бас­сей­ной ули­цы). Похо­ро­нен в Боло­гом у Тро­иц­кой церк­ви. Его дед Сте­пан Васи­лье­вич и отец Арсе­ний Сте­па­но­вич (1805, по дру­гим дан­ным — 4 мар­та 1809-1882 гг.) были родом из Выш­не­во­лоц­ко­го уез­да, где вла­де­ли зна­чи­тель­ной соб­ствен­но­стью. Окон­чи­ли сухо­пут­ный шля­хет­ский кадет­ский кор­пус (его окон­чил и Павел Арсе­нье­вич).
Дед и его жена, Любовь Ива­нов­на (в деви­че­стве Милю­ко­ва), часто при­гла­ша­ли к себе в гости жив­ше­го непо­да­ле­ку зна­ме­ни­то­го рус­ско­го худож­ни­ка А.Г. Вене­ци­а­но­ва. В 1815 г. он напи­сал извест­ный порт­рет их доче­ри княж­ны Веры Путя­ти­ной, про­вин­ци­аль­ной барыш­ни с кни­гой в руках. Писал и порт­ре­ты ее бра­тьев Пла­то­на и Арсе­ния. Уче­ник Вене­ци­а­но­ва Гри­го­рий Соро­ка рас­пи­сы­вал храм в селе Костов­ском, при­над­ле­жав­шем кня­зьям Путя­ти­ным. Отец Пав­ла Арсе­нье­ви­ча — Арсе­ний Сте­па­но­вич — в 1847 году был запи­сан в V часть Твер­ской дво­рян­ской кни­ги. В раз­ные годы являл­ся комен­дан­том миро­во­го посред­ни­ка Выш­не­во­лоц­ко­го уез­да и пред­во­ди­те­лем дво­рян­ства, был избран в чис­ле круп­ней­ших поме­щи­ков госу­дар­ства в Комис­сию по лик­ви­да­ции кре­пост­но­го пра­ва и выра­бот­ке осво­бож­де­ния кре­стьян. Женив­шись на Марии Ива­новне Мель­ниц­кой, он полу­чил зем­ли в Вал­дай­ском уез­де Нов­го­род­ской губер­нии и пере­се­лил­ся жить в Боло­гое. При его живей­шем уча­стии и на его сред­ства в 1872 году был осно­ван и в после­ду­ю­щие годы раз­ви­вал­ся жен­ский Казан­ский мона­стырь в Выш­нем Волоч­ке.
Павел Арсе­нье­вич был вос­пи­тан глу­бо­ко веру­ю­щим чело­ве­ком и таки­ми же вос­пи­тал сво­их детей. В этом мож­но убе­дить­ся хотя бы по его вос­по­ми­на­ни­ям, часть кото­рых была изда­на в 1888 году отдель­ной кни­гой (кста­ти, место созда­ния — «село Боло­гое Вал­дай­ско­го уез­да Нов­го­род­ской губер­нии». «Силь­ное нерв­ное пере­утом­ле­ние» охва­ти­ло кня­зя в пери­од тяже­лей­ших жиз­нен­ных испы­та­ний. В нача­ле 1881 года смер­тель­но забо­ле­ла его пер­вая жена Оль­га Ива­нов­на, дочь гене­рал-анше­фа от кава­ле­рии И.П. Шабель­ско­го, 1 мар­та 1881 года был убит царь Алек­сандр II, кото­ро­го князь знал лич­но и весь­ма почи­тал; его гибель была силь­ней­шим уда­ром. В декаб­ре 1882 года от болез­ни серд­ца, ослож­нен­ной про­сту­дой, скон­чал­ся отец, по сло­вам Пав­ла Арсе­нье­ви­ча, «мой друг, моя надеж­да, моя защи­та».
Почти одно­вре­мен­но с этой смер­тью умер от оспы млад­ший сын от пер­во­го бра­ка Иван, люби­мый внук Арсе­ния Сте­па­но­ви­ча. Но тогда это были не един­ствен­ные зло­клю­че­ния кня­зя. Пре­льщен­ная его богат­ством (в целом состо­я­ние исчис­ля­лось сот­ня­ми тысяч руб­лей и тыся­ча­ми деся­тин зем­ли), теща Шабель­ская (мать покой­ной пер­вой жены) воз­на­ме­ри­лась за его счет пожи­вить­ся, вос­поль­зо­вав­шись его горем. Для дости­же­ния сво­их корыст­ных целей она обви­ни­ла кня­зя в «рас­строй­стве умствен­ных спо­соб­но­стей» и напи­са­ла донос мини­стру внут­рен­них дел. Было назна­че­но сек­рет­ное дозна­ние, завя­за­лась ведом­ствен­ная пере­пис­ка. Кня­зю гро­зи­ли отнять детей и назна­чить над ним опе­ку. В резуль­та­те в кан­це­ля­рии нов­го­род­ско­го губер­на­то­ра Э.В. Лер­хе было заве­де­но дело “Пере­пис­ка губер­на­то­ра с Вал­дай­ским исправ­ни­ком по заяв­ле­нию гр. Шабель­ской о пло­хом обра­ще­нии кня­зя Путя­ти­на со сво­и­ми детьми”. Но цель кле­вет­ни­ков не была достиг­ну­та, кня­зя оправ­да­ли. Толь­ко в заго­лов­ке архив­но­го дела все-таки оста­лась явная кле­ве­та.
К нача­лу 1880-х годов в Боло­гом в уса­деб­ном доме вме­сте жили три поко­ле­ния Путя­ти­ных. В даль­ней­шем чис­ло поко­ле­ний вырос­ло до четы­рех. К ним еще нуж­но доба­вить мно­го­чис­лен­ных род­ствен­ни­ков, свой­ствен­ни­ков и зна­ко­мых, кото­рые вре­мя от вре­ме­ни подол­гу гости­ли в доме и его фли­ге­лях. Дом был боль­шим и вме­сти­тель­ным настоль­ко, что во вре­мя зим­них импе­ра­тор­ских зве­ри­ных охот в 1862-1864 годах в нем оста­нав­ли­вал­ся сам импе­ра­тор Алек­сандр II с вели­ки­ми кня­зья­ми.
О путя­тин­ском доме сохра­ни­ла свет­лые вос­по­ми­на­ния Л.С. Миту­со­ва. По ее сло­вам, на лест­ни­це фли­ге­ля было осо­бен­но мно­го гера­ни, силь­ный запах кото­рой она запом­ни­ла на всю жизнь. Еще ей запом­ни­лись круг­лые доль­ки све­же­вы­де­лан­но­го мас­ла с рельеф­ным клей­мом Путя­ти­ных на них. В Рос­сии, в боло­гов­ском име­нии, в кон­це кон­цов сло­жи­лось поле его дея­тель­но­сти, но реши­тель­ное руко­во­дя­щее зна­че­ние в его жиз­ни име­ли поезд­ки за гра­ни­цу, спер­ва для лече­ния, а после и с науч­ной целью. В мир запад­ной антро­по­ло­ги­че­ской нау­ки он вошел в пери­од воз­ник­ше­го на Запа­де увле­че­ния палео­ли­том, быст­ро­го созда­ния круп­ных музеев, пер­вых архео­ло­ги­че­ских съез­дов. Кня­зя охва­ти­ло «высо­кое состо­я­ние палео­эт­но­ло­гии за гра­ни­цей», его увлек­ли тру­ды Лай­е­ля, Мор­ти­лье, Кар­та­лья­ка, Капи­та­на…
В 1879 году им были откры­ты инте­рес­ная дюн­ная сто­ян­ка камен­но­го века в окрест­но­стях Боло­го­го близ дерев­ни Озе­ро­ви­чи и там же — древ­няя крич­ная плав­ка желе­за.
Сво­ей зада­чей князь поста­вил «изу­че­ние усло­вий пер­во­быт­ной жиз­ни оби­та­те­лей сво­ей мест­но­сти» (т.е. Вал­дай­ско­го уез­да), опре­де­лен­но и ясно дер­жась поло­же­ния, что жизнь эта течет на обще­че­ло­ве­че­ских осно­ва­ни­ях, с кото­ры­ми и необ­хо­ди­мо преж­де все­го счи­тать­ся. Зна­ния его были весь­ма зна­чи­тель­ны, его заклю­че­ния о боло­гов­ских мате­ри­а­лах заслу­жи­ва­ют само­го при­леж­но­го вни­ма­ния и ува­же­ния и не утра­ти­ли сво­е­го зна­че­ния до сих пор. «Теперь ста­ло вполне ясным, — писал в 1921 году А.С. Спи­цын в очер­ке на смерть уче­но­го, — что князь П.А. Путя­тин был дей­стви­тель­но пер­вым и пока един­ствен­ным нашим спе­ци­а­ли­стом по камен­но­му веку. Если и чув­ству­ет­ся зарож­де­ние у нас новой шко­лы по палео­ли­ту, создав­шей­ся в Пари­же, то она пока еще мало про­яви­лась, и паль­ма пер­вен­ства нико­гда не выпа­да­ла из рук пре­ста­ре­ло­го боло­гов­ско­го архео­ло­га, обра­тив­шись в его над­гроб­ный венок».
Что же каса­ет­ся гипо­те­зы о вне­брач­ном про­ис­хож­де­нии одно­го из пред­ков пре­зи­ден­та Рос­сии Вла­ди­ми­ра Пути­на от кня­зя Пав­ла Арсе­нье­ви­ча, то она пред­став­ля­ет­ся доста­точ­но умест­ной: усек­но­ве­ние фами­лий в подоб­ных слу­ча­ях было делом обыч­ным — так пото­мок кня­зя Тру­бец­ко­го стал Бец­ким, а сын Потем­ки­на и Ека­те­ри­ны II полу­чил фами­лию Тем­кин. В этих слу­ча­ях обре­за­лись пер­вые сло­ги. С Путя­ти­ным дело слож­нее. Тятин? Да уж ясно, что не «дядин». Пото­му и отбро­си­ли дру­гой слог.
ФЕШЕ­ВО (3-я часть). Яко­влев­ская вол. Бежец­кий уезд.
Вла­дел. — княж­на Путя­ти­на Ели­за­ве­та Алек­сан­дров­на.
Опи­са­ние име­ния. 1858 г.- ГАТО. Ф. 148. Оп. 1. Д. 181. 16 л.
Вели­ко было горе когда люби­мый сын, ее гор­дость, «Левуш­ка» воз­вра­тил­ся домой страш­но изра­не­ный под Боро­ди­ным.
Моло­дость взя­ла свое. Лев Васи­лье­вич выздо­ро­вел и вер­нул­ся в полк, сто­яв­ший в твер­ской губер­нии, в Белев­ском уез­де, в восем­на­дца­ти вер­стах от име­нья кня­зей Путя­ти­ных, Сбо­е­ва. Там жило семей­ство покой­но­го кня­зя Алек­сандра Васи­лье­ви­ча Путя­ти­на , в свое вре­мя извест­но­го за спра­вед­ли­вость свою. Белев­ские куп­цы посто­ян­но изби­ра­ли его тре­тей­ским судьей, бес­пре­ко­слов­но поко­ря­лись его реше­ни­ям и до того веро­ва­ли, что миро­лю­бие дер­жит­ся толь­ко им, что на одном из обе­дов пре­на­ив­но объ­яви­ли: их мирить теперь неко­му, и они непре­мен­но пере­ссо­рят­ся!
Чтоб обри­со­вать в двух сло­вах вдо­ву покой­но­го, кня­ги­ню Ната­лью Пам­фи­лов­ну, доволь­но ска­зать, что она покля­лась когда-то подру­гам вый­ти не ина­че как за сорок пер­во­го жени­ха и стро­го сдер­жа­ла сло­во. Три уез­да ее пере­сва­та­ли, а она все счи­та­ла; нако­нец, тет­ке и вос­пи­та­тель­ни­це ее, Льво­вой, это надо­е­ло: «Ты, суда­ры­ня, — ска­за­ла она, — отка­зы­ва­ешь и гра­фам и кня­зьям; не при­ка­жешь ли теперь послать паро­ход за прин­цем из-за моря?»
Кровь уда­ри­ла в лицо твер­ской кра­са­ви­це, услы­хав­шей такую насмеш­ку.
— Коли так, тетуш­ка, то потру­ди­тесь ска­зать кня­зю Путя­ти­ну , что я соглас­на; он же во вто­рой раз меня сва­та­ет и выхо­дит и соро­ко­вым и сорок пер­вым жени­хом!
Хоро­шо еще жило семей­ство Путя­ти­ных, когда позна­ко­мил­ся у них Лев Васи­лье­вич; жили они тра­ур­но, но вели­ко­леп­но.
Лев Васи­лье­вич влю­бил­ся в стар­шую Путя­ти­ну , княж­ну Анну Алек­сан­дров­ну. «Белая розоч­ка», как зва­ли эту пре­лесть в доме, со смер­ти отца силь­но поник­ла лепест­ка­ми.
Труд­но было Льву Васи­лье­ви­чу при­сту­пить к пред­ло­же­нию: вере­ни­ца при­жи­ва­лок спе­си­вой кня­ги­ни то и дело поми­на­ли о стол­бо­вых дво­ря­нах, жени­хах стар­шей княж­ны. И Лев Васи­лье­вич не пони­мал, с нра­во­учи­тель­ною ли целью для него заво­ди­лась речь о «стол­бо­вых» дво­ря­нах или про­сто бесе­ды эти и жаж­да повто­рять сло­ва «княж­на, кня­ги­ня» всо­са­лись в плоть и кровь так назы­ва­е­мых «кня­же­ских бары­шень».
В доме был обы­чай, в силу кото­ро­го эти «барыш­ни» долж­ны были забав­лять гостей до появ­ле­ния насто­я­щих хозя­ев. Эти «заба­вы» были пыт­кой для Льва Васи­лье­ви­ча: не любил он при­жи­ва­лок.
В дом при­е­ха­ла стар­шая сест­ра покой­но­го кня­зя, Ели­за­ве­та Васи­льев­на Крот­ко­ва; все ува­жа­ли ее, даже как буд­то слег­ка боя­лись, но никто не любил. Она же полю­би­ла Льва Васи­лье­ви­ча и, узнав о наме­ре­ни­ях его, реши­лась пере­го­во­рить с невест­кой.
— Чем же, кня­ги­ня, Соко­ров не жених Аннуш­ке? — в деся­тый раз при­сту­па­ла с вопро­сом кар­та­вив­шая Ели­за­ве­та Васи­льев­на.
— Чтò же, сест­ри­ца, у моих доче­рей годы не Бог зна­ет какие.
— Да чем Соко­ров не жених?
— Да всем не жених.
— А чем?
— Не стол­бо­вой.
— Не стол­бо­во-ой? милая моя кня­ги­нюш­ка, не всплак­нуть бы тебе со стол­бо­вы­ми-то!
Кня­ги­ня оби­де­лась. «Моих доче­рей годы не Бог зна­ет какие», — повто­ря­ла она обид­чи­вым голо­сом.
— Упер­лась на сво­ем! Ну и соли их впрок, коли Соко­лов не жених. Посы­лай корабль за прин­цем замор­ским.
— Вот, сест­ри­ца, вы и при­е­хать не успе­ли, а опять про­гне­ва­лись.
— Соли, вздер­ну­лись бро­ви ста­ру­хи: — уж те вре­ме­на про­шли, кня­ги­ня, когда жени­хов уез­да­ми счи­та­ли.
«Соли впрок» и «посы­лай корабль за прин­цем замор­ским», — эти сло­ва зву­ча­ли в ушах кня­ги­ни Ната­льи Пам­фи­лов­ны.
— Я в затруд­не­нии, сест­ри­ца, — про­дол­жа­ла она, — и ума не при­ло­жу, как тут быть: Аннуш­ку сва­та­ет еще Уша­ков.
— А ты вот чтò (Ели­за­ве­та Васи­льев­на при­ня­ла более мяг­кое выра­же­ние): ты жени­хов-то поде­ли: Соко­ров пус­кай женит­ся на Аннуш­ке, а Уша­ко­ва жени на Аре­нуш­ке, вот чтò.
— Луч­ше Соко­ло­ва на Але­нуш­ке.
— Милая моя! Гово­рю тебе, ты этак упу­стишь; не таков чело­век, что­бы женил­ся, на ком велят.
Насто­я­ла-таки на сво­ем, и Анна Алек­сан­дров­на, вышед за Льва Васи­лье­ви­ча, вско­ре уеха­ла с ними в Гнез­дов­ку. То было жела­нье Ека­те­ри­ны Семе­нов­ны, чтоб он посе­лил­ся в их кра­ях.
Встре­тя моло­дых, Ека­те­ри­на Семе­нов­на с любо­вью взгля­ну­ла на пре­лест­ное личи­ко Анны Алек­сан­дров­ны: она полю­би­ла ее, уви­дав, как мно­го прав­ды и доб­ро­ты выра­жа­лось в ее гла­зах.
Но скуч­на пока­за­лась гнез­дов­ская жизнь Льву Васи­лье­ви­чу, и он выхло­по­тал себе место город­ни­че­го в Бугуль­ме. Там роди­лась у Анны Алек­сан­дров­ны стар­шая дочь, мать моя, кото­рую и кре­сти­ла Ека­те­ри­на Семе­нов­на, вско­ре потом скон­чав­ша­я­ся. Быв­ший при смер­ти Ека­те­ри­ны Семе­нов­ны князь Куту­ев гово­рил после Анне Алек­сан­дровне: «Это была свя­тая жен­щи­на, непре­мен­но свя­тая. Стоя у ее изго­ло­вья, я стал пони­мать нечто непо­нят­ное мне дото­ле. Точ­но наве­ва­ла она нам бли­зость чего-то выс­ше­го».
Не все­гда лег­ко и весе­ло жилось и Анне Алек­сан­дровне.
Раз­бой­ник Беле­бей­ка, тот самый, поис­ки за кото­рым счи­та­лись в семье Соко­ло­вых при­чи­ной смер­ти Васи­лья Гав­ри­ло­ви­ча, сно­ва появил­ся в тех местах, и Льву Васи­лье­ви­чу пору­че­на была его поим­ка. Мож­но себе пред­ста­вить, как зло­ве­ще заби­лось серд­це Анны Алек­сан­дров­ны при этом изве­стии и как, в свою оче­редь, Лев Васи­лье­вич при­нял­ся искать убий­цу отца сво­е­го. Но само­му Беле­бей­ке такое назна­че­ние силь­но не понра­ви­лось, и вот неде­ли две спу­стя после дня назна­че­ния полу­ча­ет Лев Васи­лье­вич неиз­вест­но от кого кад­ку меда. Отче­го-то у Льва Васи­лье­ви­ча пало подо­зре­ние, что мед отрав­лен и при­слан дру­зья­ми Беле­бей­ки. Ста­ло быть, намек был дан, но его Лев Васи­лье­вич не испу­гал­ся и пустил­ся на поис­ки Беле­бей­ки. Но ему надо было знать в лицо раз­бой­ни­ка, и он стал рас­спра­ши­вать под­руч­ных себе татар, каков он вид.
Бач­ка,— ска­зал ему раз один тата­рин, — моя тебе Беле­бей­ка пока­жет, толь­ко ты всей мор­дой кре­стись, что не пове­сишь ее, Беле­бей­ка велел тебе ска­зать. Беле­бей­ка зна­ет, что ты ее ловишь: и она буль­но храб­рой и ты храб­ра, бач­ка, она хочет пока­зать­ся тебе, после лови ее!
Льву Васи­лье­ви­чу выпа­ла нелест­ная роль: смот­реть, лежа на печи, как куша­ет Беле­бей­ка, и слу­шать, как он хва­лит­ся сво­и­ми подви­га­ми. Нако­нец, Беле­бей­ка ткнул лож­кой в рис и вышел; за ним пошли кир­ги­зы.
— Виде­ла, бач­ка?
— Видел.
Мол­ча вер­нул­ся Лев Васи­лье­вич домой, мол­ча взял верев­ку, поня­тых т отпра­вил­ся в лес. Он пой­мал раз­бой­ни­ка один на один. Кор­шу­ном нале­тел на него, свя­зал ему руки, но ног не опу­тал: неко­му было бы его нести. Так шли они лесом: дедуш­ка дер­жал в пра­вой руке верев­ку, на кото­рой вел Беле­бей­ку, а левой под­дер­жи­вал ружье. Так дошли они до страш­но ска­ли­сто­го и боло­ти­сто­го обры­ва. Страш­но уста­лый Лев Васи­лье­вич, пона­де­ясь на то, что ни одна отча­ян­ная голо­ва не захо­чет пока­тить­ся по это­му обры­ву, взял верев­ку с Беле­бей­кой в левую руку. Вдруг Беле­бей­ка шарах­нул­ся изо всех сил: вырвал верев­ку из рук Льва Васи­лье­ви­ча и пока­тил­ся, оку­тан­ный ею в обрыв.
Лев Васи­лье­вич схва­тил­ся за ружье, но рука у него опу­сти­лась: Беле­бей­ка, под­няв свои малень­кие гла­за к небу, молил Алла­ха о спа­се­нии.
Мно­го лет спу­стя его пой­мал исправ­ник и пре­ку­рьез­ным обра­зом Беле­бей­ка бежал одна­жды ночью от гнав­ших­ся за ним и наткнул­ся на какую-то кучу, кото­рая вдруг закри­ча­ла: «Кара­ул, режут, душат!» То был сам исправ­ник, напив­ший­ся доро­гой.
«Сел на кучу, а куча кри­чит», — так рас­ска­зы­вал Беле­бей­ка в остро­ге об этом и, страш­но оби­жен­ный, что так глу­по попал­ся, он несколь­ко раз поми­нал: «Луч­ше бы меня пой­мал моло­дец Соко­лов».
Он сочи­нил в остро­ге пес­ню про себя и Льва Васи­лье­ви­ча: как сокол кор­шу­на ловил и как кор­шун уле­тел от него, попал­ся гал­кам в лапы, но гал­ки засну­ли, и кор­шун сно­ва поле­тел.
Но не поле­тел боль­ше кор­шун на самом деле.
Лев Васи­лье­вич был пере­ве­ден из Бугуль­мы поли­цей­ме­сте­ром в Орен­бург. Но болезнь заста­ви­ла его подать в отстав­ку, и он, про­во­дя лето в сво­ей милой Гнез­дов­ке, при­ез­жал на зиму в город уже про­сто поме­щи­ком. Мать мою отвез­ли вос­пи­ты­вать­ся в Пат­ри­о­ти­че­ский инсти­тут.
Родо­слов­ная рос­пись кня­зей Путя­ти­ных
Рюрик, князь Нов­го­род­ский
|
Игорь Рюри­ко­вич, вели­кий князь Киев­ский +945
|
Свя­то­слав I Иго­ре­вич, вели­кий Киев­ский 942-972
|
Вла­ди­мир I, вели­кий князь Киев­ский +1015
|
Яро­слав I Муд­рый, вели­кий князь Киев­ский 978-1054
|
Все­во­лод I, вели­кий князь Киев­ский 1030-1093
|
Вла­ди­мир II Моно­мах, князь Киев­ский 1053-1125
|
Мсти­слав I, вели­кий князь Киев­ский 1075-1132
|
Изя­с­лав II, вели­кий князь Киев­ский 1092-1154
|
Мсти­слав II, вели­кий князь Киев­ский +1170
|
Роман, князь Галиц­кий +1205
|
Дани­ил, король Галиц­кий 1201-1264
|
Роман, князь Ново­груд­ский и Сло­ним­ский +1260
|
Миха­ил, князь Друц­кой
|
Семен, князь Друц­кой
|
Дмит­рий, князь Друц­кой
|
Семен, князь Друц­кой
1 коле­но
1 Иван Семё­но­вич Млад­ший Путя­та, князь Друц­кий.
В 1422 г. под­пи­сал­ся на трак­та­те Лит­вы с Ливон­ским орде­ном. В 1424 г. вме­сте с бра­том, кня­зем Ива­ном Семе­но­ви­чем Бабой, и дру­ги­ми кня­зья­ми по рас­по­ря­же­нию Вито­вта ока­зал помощь кня­зю Юрию Рома­но­ви­чу Одо­ев­ско­му в отра­же­нии при­сту­па хана Куи­да­та. Вели­кий князь Литов­ский Кази­мир дал ему в име­ние дерев­ню Сло­бод­ку .
Князь Иван Семе­но­вич Путя­та со стар­шим бра­том Ива­ном Семе­но­ви­чем Бабою, явив­шись в пер­вый раз в Моск­ву со вспо­мо­га­тель­ным вой­ском к вели­ко­му кня­зю Васи­лию Дмит­ри­е­ви­чу для вой­ны про­тив татар­ско­го кня­зя Куй­да­да­та (в 1425 году), вто­рич­но при­е­ха­ли слу­жить его сыну (в 1436 году) из Пско­ва «в сво­ем без­вре­мье», начав­шем­ся по смер­ти шури­на Бабы — Вито­вта (1430 г.). Кня­же­ский род, ветвь кня­зей Друц­ких. Князь Иван Семе­но­вич Мень­шой Путя­та в 1436 пере­ехал из Лит­вы в Моск­ву и посту­пил на служ­бу к вели­ко­му кня­зю Васи­лию II Васи­лье­ви­чу Тем­но­му. Но его дети оста­лись в Лит­ве. В 1500 в бит­ве под Вед­ро­шем В 1503 мос­ков­ское под­дан­ство при­нял князь Дмит­рий Соглас­но иссле­до­ва­ни­ям поль­ско­го исто­ри­ка Ю. Воль­фа от кн. Ива­на Ива­но­ви­ча Путя­ти­ча-Друц­ко­го про­ис­хо­дят кня­зья Путя­ти­чи, род кото­рых пре­сёк­ся на его вну­ке кн. Васи­лии Бог­да­но­ви­че Путя­тине.
2 коле­но
2.1. Васи­лий Ива­но­вич, князь Путя­тин
кня­зья Друц­кие-Гор­ские
3.1. Иван Ива­но­вич Путя­тич (?-п.1516),(1458,1496)
городнич.Луцк(1474-1489) подстар.Луцк(1493) 2С:Ив.Сем.Дм-ча М. ПУТЯ­ТА.
город­ни­чий луц­кий 1474-1489, луц­кий под­ста­ро­ста 1493, луц­кий ключ­ник 1496, намест­ник пере­мышль­ский 1506-1507
4.1. Дмит­рий Ива­но­вич, князь Путя­тин (?-1505)
вое­во­да Киев­ский
Мария кнг. (1490?) ~к.Дм.Ив. Путя­тин
Улья­на кнг. (1460?) ~к.Дм.Ив. Путя­тин
х.1. Миха­ил Путя­тич
кня­зья Шишев­ские-Толо­чин­ские
3 коле­но
5.2. Юрий Васи­лье­вич
Вое­во­да литов­ских войск, взят в плен под Вед­ро­шей (1500), отве­зен в Моск­ву, но вско­ре отпу­щен на роди­ну
Князь Юрий был женат на сест­ре кня­зя Васи­лия Ива­но­ви­ча Шемя­ки­на и имел сына — кня­зя Дмит­рия Юрье­ви­ча.
6.2. Дмит­рий Васи­лье­вич
Вое­во­да, взя­тый в плен в том же бою под Вед­ро­шей. Умер в Москве
7.3. Ники­та Ива­но­вич
Х.3. Бог­дан Иванович(1514,1516)
вотч. в Лит­ве ~Людмила.Юр. кнж.Полубенская Толо­чин­ская (~~Юр.ХРЕБТОВИЧ) 1С:Ив.Ив.Сем-ча
Путя­ти­на Люд­ми­ла Юрьев­на (ур.кнж.Шишевская) кнг. (1500?) ~к.Богд.Ив. +Федор Путя­тин ~~Юр.ХРЕБТОВИЧ Д:Юр.Мих. ТОЛО­ЧИН­СКИЙ.
Иван Ива­но­вич кн. (1508,1516) нам.Перемиль(1506-1507) С:Ив.Ив.Сем-ча
Семен Ива­но­вич (—1514/1525.09.,†Вильно,Пречистенск.ц-вь)
в 1488 вотч.-Новогрудок-пов.,Слуцк-пов.дворов.сын-боярск. 1С:Ив.Ив.
Федор Ива­но­вич +=Бог­дан (1514,1516) помещ. 1С:Ив.Ив.
4 коле­но
8.5. Дмит­рий Юрье­вич
9.7. Фёдор Ники­тич
10.7.Иван Ники­тич
11.7. Пётр Ники­тич
Был взят в плен литов­ца­ми под Оршей в 1514 г.
1525 г. сен­тяб­ря, индик­та 14. — Спи­сок рус­ских плен­ных, содер­жа­щих­ся в зам­ках Вели­ко­го кня­же­ства Литов­ско­го (в Бере­стье, Киев-це, Камен­це, Сло­ни­ме, Ново­го­род­ке, Немен­чине, Швин­тя­ны­ах, Лык­ме­нах, Дие­нах Ков­но, Городне, Вель­ске, Мель­ни­ке, Дро­гичнне и Вильне).
/С. 1264/ Будучы гос­по­да­рю коро­лю его мило­сти и вели­ко­му кня­зю Жик­ги­мон­ту в Кра­ко­ве, под лет божье­го наро­же­нья 21 1000 пять­сот 25, [163] меся­ца сен­тяб­ря 22, инъ­дик­та 14, посы­лал его милость моск­вич вяз­ней всих попи­сы­ва­ти, кото­рый седять по замъ­ком и местом и дво­ром у Вели­ком князь­стве Лито­въском, дво­ря­ни­на сво­е­го Гриш­ка Воло­ви­на.
Реистр тых вяз­ней.
Што в Бере­стьи Моск­ви­ны седять вели­кое бит­вы: Юрьи Дмит­ре­ев сын Лыс­цов, Тимо­фей Бет­ла­шов сын Мери­нов, Васи­лей а Мики­та Яко­въле­вы дети Кача­ло­ва, Дмит­рей Ильин сын Стро­ми­ло­ва, Огей Семе­нов сын Боры­сов — тых вели­кое бит­вы зоста­ло толь­ко шесть живых. А померъ­ли: князь Петр Путя­тин вмер — поло­жен в свя­то­го Нико­лы,
12.7.Василий Ники­тич
13.7.Матвей Ники­тич
14.7.Давид Ники­тич
Васи­лий Бог­да­но­вич (—1514) без­детн.
С:Богд.Ив. /+Федор/ :Людмила.Юр. ТОЛО­ЧИН­СКАЯ.
Анна Бог­да­нов­на (1549,—1576)
вотч. в Лит­ве ~Богд.Мих. Семаш­ко ~~к.Анд.Петр. Мосаль­ский 1Д:Богд.Ив. ПУТЯ­ТИН. :Людмила.Юр. ТОЛО­ЧИН­СКАЯ (?-1576)
м: кн. Андрей Пет­ро­вич Мосаль­ский (?-1571)
Мари­на Бог­да­нов­на кнж. (1549,—1561+до)
~к.Фед.Мих.М. Виш­не­вец­кий 2Д:Богд.Ив. ПУТЯ­ТИН. :Людмила.Юр. ТОЛО­ЧИН­СКАЯ
5 коле­но
15.9. Васи­лий Фёдо­ро­вич (?-п.1577),
дво­ря­нин мос­ков­ский
16.10. Семён Ива­но­вич
Был взят в плен литов­ца­ми под Оршей в 1514 г.
17.11 Миха­ил Пет­ро­вич
18.11Семён Пет­ро­вич
19.12. Гри­го­рий Васи­лье­вич (?-п.1576),
— вое­во­да, сын кн. Васи­лия Ники­ти­ча; 2-го октяб­ря 1550 г. он пожа­ло­ван поме­стьем в Мос­ков­ском уез­де, в 1553 г. был вое­во­дой «у наря­ду» под Выбор­гом, а в 1561 г. — вое­во­дой в Юрье­ве Ливон­ском. В 1566 г. в Ливон­ском похо­де П. был «у наря­ду», в 1565 и 1567 гг. был вое­во­дой в Руго­ди­ве, в 1570 г. — намест­ни­ком в Пор­хо­ве. В этом году Иоанн ІV отпра­вил в Поль­шу посоль­ство, состо­яв­шее из кн. Григ. Феод. Мещер­ско­го, кн. Ива­на Маг­ме­то­ви­ча Кан­ба­ро­ва и кн. Григ. Вас. Путя­ти­на. Они долж­ны были заклю­чить пере­ми­рие на три года и скло­нить поль­ских и литов­ских вель­мож, в слу­чае смер­ти коро­ля Сигиз­мун­да, избрать на поль­ский пре­стол само­го царя Ива­на Васи­лье­ви­ча или сына его Ива­на Ива­но­ви­ча. Инте­рес­ны подроб­но­сти нака­за, дан­но­го послам, отно­си­тель­но коро­лев­ско­го кре­сто­це­ло­ва­ния: «беречь накреп­ко, что­бы король на обе­их гра­мо­тах крест цело­вал в самый крест пря­мо губа­ми, а не в под­но­жие, и не мимо кре­ста, да и не носом». Послам уда­лось заклю­чить пере­ми­рие на три года, утвер­жден­ное Сигиз­мун­дом в их при­сут­ствии в Вар­ша­ве. Они донес­ли об этом царю Ива­ну Васи­лье­ви­чу и сооб­щи­ли, что литов­ские вель­мо­жи жела­ют выдать за него замуж сест­ру Сигиз­мун­да Софию, а в слу­чае смер­ти Сигиз­мун­да выбе­рут его в цари, как надеж­ней­ше­го покро­ви­те­ля. В 1572 г. кн. П. был намест­ни­ком в Ореш­ке, а в 1576 г. — в Орле; в 1577 г. он зна­чил­ся в чис­ле Нов­го­род­ских поме­щи­ков, слу­жив­ших по выбо­ру. Умер без­дет­ным
«Др. Росс. Вивл.», XIII, 387, 429; «Чт. Моск. Общ. Ист. и Др. Росс.» 1902 г., I, 179; «Акты Моск. Госуд.», I, стр. 47; кн. Дол­го­ру­ков, Рос. Родо­сл., кн. І, 137; В. Рум­мель, Родо­сл. сборн., II, стр. 280; Карам­зин, Ист. Гос. Росс., VIII, пр. 453; IX, с. 99 и при­меч. 398.
20.14. Иван Дави­до­вич
21.14. Мат­вей Дави­до­вич (?-до 1587) (1550?,—1587+до)
~София 1587 2С:Дав.Нкт.
22.14. Гри­го­рий Дави­до­вич Неклюд (1550,1578)
воев.Ругодив(1571) 2ст.дворов.сын-боярск. помещ.-помещ.-Новг.-Водск.пят. 3С:Дав.Нкт.
был вое­во­дою в Нарве в 1566 г., в Руго­де­ве — в 1571 году и намест­ни­ком в Ореш­ке в 1574 году.
23.14.Сила Дави­до­вич
24.14.Неклюд Дави­до­вич
25.14.Александр Дави­до­вич
6 коле­но
26.15. Фёдор Васи­лье­вич
27.15.Борис Васи­лье­вич
28.17. Миха­ил Михай­ло­вич Бык † 1605 1 янв.(1579,1603)
дворов.сын-боярск.помещ.-Ржева-у. 1С:Мих.Петр.
Осад­ный вое­во­да в Пай­де в 1579 г., в Пер­но­ве в 1581—1582 гг., в Иван-горо­де в 1594 г., в Чер­ни­го­ве в 1595 г., в Лив­нах в 1597—1599 гг. В 1604 г. встре­чал пер­сид­ско­го посла
29.17. Иван Михайлович(1597)
в 1597 без­детн. 2С:Мих.Петр.
Вое­во­да в Ряж­с­ке в 1597 г. Умер без­дет­ным
30.17. Мат­вей Михай­ло­вич (1577,1581)
без­детн. 3С:Мих.Петр.
Вое­во­да в Рако­бо­ре в 1580 г. Умер без­дет­ным
31.17. Семён Михай­ло­вич (1577)
в 1577 воев.Голбин(1577-1577) воев.Верли(1577-) без­детн. 4С:Мих.Петр.
32.17. Васи­лий Михай­ло­вич (1594)
нов­го­род­ский поме­щик
~ Дом­на
33.18. Иван Семё­но­вич Люль
— В родо­слов­ной, поме­щен­ной у Рум­ме­ля, он носить про­зва­ние Люль. Слу­жеб­ная дея­тель­ность его неиз­вест­на, и имя его встре­ча­ет­ся лишь в 1613—14 гг. в «запи­сях»; но эти запи­си, в кото­рых он при­ни­мал живое уча­стие, будучи сто­рон­ни­ком Швед­ско­го коро­ле­ви­ча Кар­ла-Филип­па, нагляд­но пока­зы­ва­ют настро­е­ние Нов­го­ро­да Вели­ко­го уже после избра­ния на Мос­ков­ский пре­стол Мих. Феод. Рома­но­ва. Боль­шин­ство нов­го­род­цев про­дол­жа­ло счи­тать Швед­ско­го коро­ле­ви­ча сво­им закон­ным госу­да­рем и отно­си­лось к людям, отъ­ез­жав­шим из Нов­го­ро­да в Моск­ву или иные зем­ли, как к измен­ни­кам. 20-го нояб­ря 1613 г. была состав­ле­на поруч­ная запись по нов­го­род­ским поме­щи­кам и поме­щи­цам о неотъ­ез­де их из сво­их поме­стий за Нов­го­род­ский рубеж; во гла­ве пору­чи­те­лей нахо­дил­ся кн. П., а закан­чи­ва­лась запись так: «И будучи в Нове­го­ро­де учнут с ким какие в мире смут­ные речи гово­ри­ти или вме­ща­ти, или из Нова­го­ро­да без госу­да­ре­ва ука­зу куды отъ­едут или изме­нят: и на нас на порут­чи­ках пеня пре­свет­лей­ше­го и высо­ко­ро­жен­но­го госу­да­ря коро­ле­ви­ча и вели­ко­го кня­зя Кар­лу­са Филип­па Кар­лу­со­ви­ча, и наши порут­чи­ко­вы голо­вы в их голо­ву место; а кото­рый нас порут­чи­ков в лицех, на том госу­да­ре­ва пеня и пору­ка». 17-го янва­ря 1614 г. была выда­на поруч­ная запись по кн. Ефи­ме Федо­ро­ви­че Мышец­ком, кото­ро­го пору­чи­те­ли (в том чис­ле и кн. П.) выру­чи­ли у подъ­яче­го Баш­ма­ка Кон­дра­тье­ва; из это­го вид­но, что кн. Мышец­кий сде­лал попыт­ку отъ­е­хать из Нов­го­ро­да. В том же 1614 г., после авгу­ста, была отправ­ле­на Швед­ско­му коро­лю Густа­ву-Адоль­фу чело­бит­ная Нов­го­род­ско­го мит­ро­по­ли­та Иси­до­ра, нов­го­род­ско­го вое­во­ды кн. Ива­на Одо­ев­ско­го, духов­ных вла­стей и зем­ских чинов, (меж­ду про­чим и кн. П.), что­бы швед­ский король Густав-Адольф не при­нуж­дал их, вопре­ки при­ся­ге, дан­ной ими его бра­ту Кар­лу-Филип­пу, при­ся­гать на вер­ность и ему, коро­лю. Нов­го­род­цы бла­го­да­рят Густа­ва за его обе­ща­ние обе­ре­гать Нов­го­род­ское госу­дар­ство от недру­гов, в слу­чае, если они будут цело­вать ему крест, но при­бав­ля­ют, что им, «под­дан­ным холо­пем его пре­свет­лей­ше­ства, о таком вели­ком деле (обе­ре­гать госу­дар­ство) мимо вели­ко­го госу­да­ря сво­е­го коро­ле­ви­ча, пре­свет­лей­ше­го и высо­ко­ро­жен­но­го вел. кн. Кар­лу­са Филип­па Кар­лу­со­ви­ча, дого­ва­ри­вать и укреп­лять­ся не моч­но». Отно­си­тель­но избра­ния на Мос­ков­ское цар­ство Мих. Феод. Рома­но­ва поми­мо Кар­ла-Филип­па нов­го­род­цы отзы­ва­ют­ся так: «А Вла­ди­мер­ско­го, госу­дарь, и Мос­ков­ско­го госу­дар­ства вся­ких чинов люди пото­му же учи­ни­ли так не с наше­го сове­ту, мы с ними о таком непо­сто­я­тель­стве не ссы­ли­ва­лись и впе­ред ни о каком непри­я­тел­ствен­ном деле ссы­ла­ти­ся не учнем же, дер­жим­ся во всем вер­но госу­да­ря сво­е­го коро­ле­ви­ча, пре­свет­лей­ше­го и высо­ко­ро­жен­но­го вели­ко­го кня­зя Кар­лу­са Филип­па Кар­лу­со­ви­ча». В родо­слов­ной кн. Путя­ти­ных , состав­лен­ной Рум­ме­лем, ска­за­но, что «вели­кий князь » пожа­ло­вал кн. Ив. Семе­но­ви­ча Путя­ти­на горо­дом Ореш­ком. Так как в титу­ле Швед­ско­го коро­ле­ви­ча, упо­треб­ляв­шем­ся нов­го­род­ца­ми, встре­ча­ем наиме­но­ва­ние его «вели­ким кня­зем «, то явля­ет­ся пред­по­ло­же­ние, что Оре­шек (тепе­реш­ний Шлис­сель­бург) был пожа­ло­ван Кар­лом-Филип­пом кн. Путя­ти­ну за его осо­бен­ную пре­дан­ность и какие-нибудь, неиз­вест­ные нам, заслу­ги.
34.20. Семён Ива­но­вич
35.20.Дмитрий Ива­но­вич
Дмит­рий Мате­е­вич
Андрей Мат­ве­е­вич (1577)
в 1577 помещ. без­детн. 2С:Матв.Дав.
N Мат­ве­ев­на кнж. (1570?)
помещ. ~к.Фед.Анд. Кура­кин
36.22. Дмит­рий Гри­го­рье­вич
37.22. Андрей- Гри­го­рий Гри­го­рье­вич
Вое­во­да в зим­нем похо­де под Колы­вань в 1577 г. Умер без­дет­ным
38.22.Фёдор Гри­го­рье­вич
Ники­та Гри­го­рье­вич (1588,1604)
дворов.сын-боярск. помещ.-Зубцов-у. С:Григ.Дав. НЕКЛЮД?
39.23. Андрей Сило­вич
40.24. Иван Неклю­до­вич
41.25. Бог­дан Алек­сан­дро­вич
7 коле­но
42.28. Яков Михай­ло­вич (1600,1603)
дворов.сын-боярск. помещ.-Ржева-у. помещ. с.Пантелеево (125 чет­вер­тей) в Бере­з­о­поль­ском ст. Нижегородск.у. С:Мих.Мих.
43.33. Дани­ло Ива­но­вич
44.33. Юрий Ива­но­вич (1604)
в 1604 помещ. без­детн. 2С:Ив.Сем. /ин.Иона./ ЛЮЙ.
45.33.Иван Ива­но­вич
46.33. Бог­дан Ива­но­вич (1633,1649)
дворов.сын-боярск.вотч.-Новг.-Шелон.пят. жал.вотч.-Новг.-Бежецк.пят. 4С:Ив.Сем. /ин.Иона./ ЛЮЙ.
46а.33. Роман Ива­но­вич
47.34. Иван Семё­но­вич (?-1624)
— В мар­те 1611 г., в самый раз­гар сму­ты, жите­ли Вла­ди­ми­ра посла­ли его в Казань с гра­мо­той, в кото­рой при­зы­ва­ли казан­цев к осво­бож­де­нию Моск­вы от поля­ков. В 1613 г. он под­пи­сал­ся, в чис­ле выбор­ных дво­рян от Арза­ма­са, под гра­мо­той об избра­нии на цар­ство Миха­и­ла Фео­до­ро­ви­ча Рома­но­ва, а в 1614 г. был вое­во­дой в Уржу­ме. В 1615 г. он соби­рал дво­рян и детей бояр­ских в Арза­ма­се, перед похо­дом на казан­ских татар и на луго­вую чере­ми­су. В 1618 г. был объ­ез­жим голо­вой для бере­же­нья от огня в Москве от Неглин­ной до Покров­ской ули­цы. В 1619 г. упо­ми­на­ет­ся как дво­ря­нин мос­ков­ский, и был послан из Моск­вы, во вре­мя оса­ды ее поль­ским коро­ле­ви­чем Вла­ди­сла­вом, для сбо­ра рат­ных людей в Яро­слав­ле. В 1621 г. был вое­во­дой на Опоч­ке, а в 1622—24 гг. — в Коломне, где и умер в мае 1624 г.
«Разр. кн.», I; «Акты ист.», II, стр. 396; «Акты Арх. Эксп.», II, стр. 318; «Собр. Гос. Гр. и Дог.», I, 642; II, 523, 541, 542, 546; «Акты Моск. Госуд.», I, стр. 204; II, стр. 41; В.
Рум­мель, Родо­сл. сборн., II, стр. 281.
48.36. Семён Дмит­ри­е­вич (1606,1612)
в 1612 помещ.-Зубцов-у.
49.36.Иван Дмит­ри­е­вич
8 коле­но
50.46. Алек­сей Бог­да­но­вич
51.46. Ники­та Бог­да­но­вич (1691)
в 1691 помещ. 2С:Богд.Ив.
Хх.46а. Мария Рома­нов­на
жена с 1642 кн. Васи­лия Андре­еви­ча Мышец­ко­го (1623-п.1642)
52.47. Иван Ива­но­вич (1618,1639)
моск.двн.(1636,1639) дворов.сын-боярск. жал.вотч.-Вологда-у. без­детн. 1С:Ив.Сем.
Пат­ри­ар­ший столь­ник (1629), дво­ря­нин мос­ков­ский в 1636—1640 гг. Пер­вый при­став при сибир­ском царе Алее Кучу­мо­ви­че (1638). Умер без­дет­ным
53.47. Фёдор Ива­но­вич (1632)
в 1632 моск.жилец.(1632) 2С:Ив.Сем.
54.47.Гавриил Ива­но­вич
55.48. Дмит­рий Семё­но­вич
56.48.Григорий Семё­но­вич
9 коле­но
57.50. Дмит­рий Алек­се­е­вич (1682)
в 1682 помещ. С:Алс.Богд.
58.51. Гри­го­рий Ники­тич
Столь­ник цари­цы Евдо­кии Федо­ров­ны, пер­вой жены Пет­ра I, в 1686—1692 гг. Госу­да­рев столь­ник в 1692 г.
59.51. Тимо­фей Ники­тич (1706,1710)
пол­ков­ник (1706) ~N.Кондрат. 1710 С:Нкт.Богд.
N Кон­драт (ур.Бухвостова) кнг. (1710) в 1710 помещ.-Пусторжев-у. ~Тим.Нкт. Путя­тин Д:Кондрат.Ив. БУХВО­СТОВ :Пелагня.КИРИЛЛ.
60.53. Иван Фёдо­ро­вич (1658,1678)
стольник(1660,1678) моск.стряпчий(1658) вотч.-Арзамас-у.,Переяславль-у. 1С:Фед.Ив.
Столь­ник в 1600— 1678 гг.
61.53. Васи­лий Фёдо­ро­вич (1679)
в 1679 помещ. 2С:Фед.Ив.
62.55. Гри­го­рий Дмитриевич(1650,1678)
стольник(1650,1678) моск.двн.(1658) вотч.-Ржева-у. 1С:Дм.Сем.
63.55.Василий Дмит­ри­е­вич (?-до 1699)
дво­ря­нин мос­ков­ский 1676-1677
Путя­ти­на N Афа­на­сьев­на (ур.Благово) кнг. (1655) помещ. ~к.Вас.Дм. Путя­тин Д:: Аф. БЛА­ГО­ВО.
10 коле­но
64.59. Иван Тимо­фе­е­вич
65.60. Сте­пан Иванович(1682,1720)
стольник(1691,1717) воев.Томск(1691.07.17-1694.07.24) воев.Нарым(1691-1691) вице-губер­на­тор вотч.-Арзамасский у., Ича­лов­ский ст., (назва­ния посе­ле­ния нет), 10/72,там же с.Ивановское, дв. вот., 26/186,там же д.Ключищи, дв. вот., 15/74,Дмитровский у., Камен­ский ст., сцо Буко­во, дв. вот., дв. скот. 6 ч., дво­ров крест. нет С:Ив.Фед.
Столь­ник в 1682— 1692 гг., вое­во­да в Том­ске в 1693 г., вице-губер­на­тор в Ниж­нем Нов­го­ро­де в 1716 г. Состо­ял под след­стви­ем за зло­упо­треб­ле­ния (1720)
В мае 1714 года губер­на­тор Измай­лов умер. Сме­нил его князь Сте­пан Ива­но­вич Путя­тин, тоже ста­рый и боль­ной чело­век. Про­дер­жал­ся на сво­ем посту он несколь­ко подоль­ше — до 1718 года.В 1718 году Петр, устра­и­вая санкт-петер­бург­ское Адми­рал­тей­ство, учре­дил при нем канат­ный, или пря­диль­ный двор и, желая иметь в нем доста­точ­ное чис­ло пря­диль­щи­ков, издал высо­чай­ший рескрипт на имя ниже­го­род­ско­го вице-губер­на­то­ра кня­зя Сте­па­на Ива­но­ви­ча Путя­ти­на: «Поне­же надоб­но в Санкт-Петер­бур­ге в адми­рал­тей­ство на Канат­ный двор пря­диль­щи­ков пять­де­сят чело­век года на два, для того то чис­ло пря­диль­щи­ков, сыс­кав в Ниж­нем Нов­го­ро­де и в дру­гих горо­дах сво­ей губер­нии, вышли­те в Петер­бурх немед­лен­но, дав им на про­ход под­мож­ные день­ги по чему при­стой­но». Луч­шие камен­щи­ки, плот­ни­ки и куз­не­цы «за креп­ки­ми пору­ка­ми и з запи­сью» были так­же забра­ны на стро­и­тель­ство С.-Петербурга. Это было совсем непло­хо, так как воз­вра­щав­ши­е­ся из новой сто­ли­цы камен­щи­ки при­но­си­ли с собой в род­ной город и стро­и­тель­ный опыт, и новые эсте­ти­че­ские пред­став­ле­ния. Про­вин­ци­аль­ный Ниж­ний «тянул­ся» за сто­ли­ца­ми, пыта­ясь стать «тре­тьей сто­ли­цей России».19 мар­та 1718 Сте­пан Ива­но­вич Путя­тин скон­чал­ся. Заме­ны ему не нашлось, и губер­ния вновь была под­чи­не­на казан­ско­му губер­на­то­ру П. М. Апрак­си­ну.
Князь С.И. Путя­тин пред­ста­ви­тель знат­но­го и древ­не­го рус­ско­го рода.
В 1682 году он начи­на­ет служ­бу столь­ни­ком при дво­ре царя Алек­сея Михай­ло­ви­ча.
За 10 лет служ­бы он под­на­то­рел в поли­ти­ке, завел необ­хо­ди­мые свя­зи и в 1693 году был направ­лен вое­во­дой в Томск.В июне 1714 года, после смер­ти А. Измай­ло­ва, его назна­ча­ют ниже­го­род­ским ланд­ра­том, то есть губерн­ским советником.Путятину недол­го при­шлось доволь­ство­вать­ся этой долж­но­стью, вско­ре его утвер­жда­ют в каче­стве вице-губер­на­то­ра. Чина губер­на­то­ра Петр I ему не дал. Зва­ние губер­на­то­ра сле­до­ва­ло заслужить.Приезд Путя­ти­на в губер­нию сов­пал с опу­сто­ши­тель­ным пожа­ром 1715 года, уни­что­жив­шим все стро­е­ния ниже­го­род­ско­го крем­ля. Путя­тин вос­ста­нав­ли­ва­ет город. В сосед­стве с Архан­гель­ским собо­ром воз­ве­ли камен­ное зда­ние для вице-губер­на­то­ра (граж­дан­ско­го началь­ни­ка). Про­тив Николь­ских ворот постро­и­ли бело­ка­мен­ный дом обер-комен­дан­та (воен­ный началь­ник). В цен­тре крем­лев­ской пло­ща­ди появи­лось боль­шое зда­ние губерн­ской кан­це­ля­рии. Рядом рас­по­ло­жил­ся надвор­ный суд, каме­рирская кон­то­ра (финан­со­вые дела) и кре­пост­ная (совре­мен­ная нота­ри­аль­ная кон­то­ра). На Ниж­нем база­ре обра­ща­ло на себя вни­ма­ние новое, из кир­пи­ча, гро­мад­ное зда­ние маги­стра­та.
Одно­вре­мен­но с вос­ста­нов­ле­ни­ем сго­рев­ше­го горо­да Пути­ну при­хо­ди­лось взи­мать с насе­ле­ния пода­ти, наби­рать и отправ­лять в армию и на флот рекрут, над­зи­рать за стро­и­тель­ством в Ниж­нем Нов­го­ро­де и Балахне кораб­лей. Путя­тин ниче­го не смыс­лил в мор­ском деле, и мно­го­чис­лен­ные гроз­ные цар­ские окри­ки мало помогали.Да и стар он был для это­го труд­но­го и ответ­ствен­но­го дела 19 мар­та 1718 года С.И. Путя­тин скончался.Замены ему не нашлось, и губер­ния была под­чи­не­на казан­ско­му губер­на­то­ру Апрак­си­ну. Но нена­дол­го.
Биб­лио­гра­фия
Мака­ров, И. «Чтоб сей указ был весма исправ­лен». Сте­пан Ива­но­вич Путя­тин . 1715 – 1718 [Текст] / И. Мака­ров // Мака­ров И. Губер­на­то­ры и полиц­мей­сте­ры : ниже­го­род­ские были. – Ниж­ний Нов­го­род : Изд-во «Кни­ги», 2005. – С. 17-23.
1726 г. жена столь­ни­ка кня­зя Васи­лья Щер­ба­то­ва вдо­ва кня­ги­ня Татья­на бедо­ров­на про­да­ла недви­жи­мое свое им’Ьше жеп’Ь кня­зя Сте­па­на Путя­ти­на кня­ги­ни Лукерь’Ь Осиповн’Ь въ Можай­скомъ уЬзд’Ь село Дмитр1евское, Ива­ки­но тожъ, достав­ше­е­ся ей от бра­та ея род­но­го
66.62. Юрий Гри­го­рье­вич (1686,1710)
моск.стряпчий в нач.людях (1706,1710) помещ. 1С:Григ.Дм.
стряп­чий 1692
67.62. Иван Гри­го­рье­вич (1686)
в 1686 помещ. 2С:Григ.Дм.
Стряп­чий (1683), столь­ник в 1686—1692 гг.
68.63. Семён Васи­лье­вич (1692,1710)
стольник(1706,1710) 1С:Вас.Дм.
столь­ник 1692
69.63. Васи­лий Васи­лье­вич
стряп­чий 1692
б/д
70.63. Арте­мий Васи­лье­вич (1706)
в 1706 помещ.-Ржева-у. 3С:Вас.Дм.
71.63.Иван Васи­лье­вич
б/д
72.63. Миха­ил Васи­лье­вич (?-1692/99)
сын-боярск.? 5С:Вас.Дм.
~Фео­до­сия 1699
11 коле­но
73.65. Алек­сей Сте­па­но­вич
74.65.Андрей Сте­па­но­вич
75.66. Ники­та Юрье­вич
76.66.Алексей Юрье­вич
77.67. Мак­сим Ива­но­вич (11705,1717)
уезд­ный дво­ря­нин вотч.-Вологодский у., Тро­иц­кий ст., д.Князыцина, 4/11. 1С:Ив.Григ.Дм-ча
Пол­ков­ник (бри­га­дир при отстав­ке в 1744 г.)
жена­тый на Елене Мака­ровне, поме­щи­це Ржев­ско­го уез­да.
78.67.Юрий Ива­но­вич
79.68. Васи­лий Семё­но­вич
80.68.Пётр Семё­но­вич Боль­шой (?-1741)
81.68. Иван Семё­но­вич
Под­пол­ков­ник
82.68.Пётр Семё­но­вич Мень­шой
83.70. Авра­ам Арте­мье­вич (?-1769)
— тай­ный совет­ник, сена­тор, сын Ржев­ско­го поме­щи­ка кня­зя Арте­мия Васи­лье­ви­ча П., в 1723 г. был в Мор­ской Шко­ле, в 1725—1727 гг. был титу­ляр­ным юнке­ром Воен­ной Кол­ле­гии, затем опре­де­лен сол­да­том в Суз­даль­ский пехот­ный полк, в 1730 г. был кап­те­нар­му­сом л.-гв. Измай­лов­ско­го пол­ка, где в 1731 г. про­из­ве­ден сер­жан­том; вый­дя капи­та­ном ланд­ми­ли­ции (1732 г.), князь П. в 1736 г. про­из­ве­ден был в секунд-май­о­ры, в 1737 — в пре­мьер-май­о­ры, в 1738 — в под­пол­ков­ни­ки; в 1748 г. про­из­ве­ден­ный в пол­ков­ни­ки Нов­го­род­ско­го дра­гун­ско­го пол­ка, П. нахо­дил­ся в Цари­цыне, а 25-го декаб­ря 1755 г. пожа­ло­ван чином бри­га­ди­ра с опре­де­ле­ни­ем к армии; в 1758 г. он нахо­дил­ся в Орен­бур­ге, при­чем в его веде­нии нахо­ди­лась Орская дистан­ция Орен­бург­ской погра­нич­ной линии; в 1759 г. он учре­дил фор­по­сты и мая­ки по Яику для пре­ду­пре­жде­ния воров­ских набе­гов баш­кир и кир­ги­зов. 5-го мар­та 1761 г. он был назна­чен к Про­ви­ант­ско­му Прав­ле­нию при Рус­ской армии в Прус­сии. Князь Путя­тин в чине бри­га­ди­ра при­ни­мал уча­стие в так назы­ва­е­мой Семи­лет­ней войне (рус­ско-прус­ская вой­на 1756–1762 годов). Это явству­ет из при­ка­за, кото­рый пол­ко­во­дец граф П. А. Румян­цев отдал в 1761 году, нака­нуне оса­ды и взя­тия Коль­бер­га: «…При­ка­за­но от меня как гене­рал-пору­чи­ку и прус­ско­му губер­на­то­ру Суво­ро­ву, так опре­де­лён­но­му к при­го­тов­ле­нию того под­во­зи­мо­го про­ви­ан­та бри­га­ди­ру кня­зю Путя­ти­ну… ста­ра­ние при­ла­гать и более про­ви­ан­та и овса в Поме­ра­нию для буду­щих тамо войск под­во­зить, достав­ляя оной туда сухим путём или из Кенигсбер­га морем, а особ­ли­во в Лебе и Стол­пе­мин­ду, да по заня­тии вами и в Ригин­валь­де». По окон­ча­нии вой­ны 2-го апре­ля 1762 г. про­из­ве­ден в гене­рал-май­о­ры и был шефом дра­гун­ско­го пол­ка; в нача­ле цар­ство­ва­ния Имп. Ека­те­ри­ны состо­ял по армии, а 24-го авгу­ста 1764 г. был назна­чен Орен­бург­ским губер­на­то­ром с пожа­ло­ва­ни­ем в тай­ные совет­ни­ки. Глав­ная заслу­га кня­зя Путя­ти­на на этом посту — упо­ря­до­че­ние земель­ных вла­де­ний в крае, пре­кра­ще­ние того бес­по­ряд­ка, какой имел здесь место в те годы, — он отчёт­ли­во про­смат­ри­ва­ет­ся из пуб­ли­ку­е­мо­го чуть ниже фраг­мен­та его про­стран­ной запис­ки. Но преж­де ска­жем о том замет­ном в рус­ской исто­рии собы­тии, кото­рое и послу­жи­ло пово­дом для её напи­са­ния. Четыр­на­дца­то­го декаб­ря 1766 года высо­чай­шим мани­фе­стом было объ­яв­ле­но о созда­нии в Москве зако­но­да­тель­ной комис­сии для сочи­не­ния про­ек­та ново­го Уло­же­ния и о выбо­ре в неё депу­та­тов от всех сосло­вий. Губер­на­то­ры полу­чи­ли пра­во при­сут­ство­вать в комис­сии или при­сы­лать све­де­ния об усмот­рен­ных ими нуж­дах и недо­стат­ках во вве­рен­ных их управ­ле­нию кра­ях и губер­ни­ях. Орен­бург­ский губер­на­тор Путя­тин с его обострён­ным чув­ством спра­вед­ли­во­сти не мог не вос­поль­зо­вать­ся такой воз­мож­но­стью, и 10 декаб­ря 1767 года послал в зако­но­да­тель­ную комис­сию обсто­я­тель­ную запис­ку, в кото­рой деталь­но, по пунк­там, изло­жил при­чи­ны, след­ствия и пути исправ­ле­ния чини­мо­го про­из­во­ла в отно­ше­нии казён­ных земель. Путя­тин писал, что все зем­ли, лежа­щие по левую сто­ро­ну новой мос­ков­ской доро­ги, если ехать из Орен­бур­га к Каза­ни, нико­гда не были баш­кир­ски­ми, а все­гда при­над­ле­жа­ли короне, при­пи­са­ны к Орен­бург­ско­му уез­ду и засе­ле­ны. И вот эти-то казён­ные зем­ли раз­во­ро­вы­ва­ют­ся. А дело в том, что в своё вре­мя ука­зом Сена­та слу­жа­щим при Орен­бург­ской комис­сии штаб-офи­це­рам и стат­ским чинам, за усерд­ную их служ­бу были жало­ва­ны участ­ки из порож­них земель, «по про­пор­ции чинов». Поме­щи­ки эти, «обла­ко­мясь пер­вы­ми дача­ми, нача­ли покуп­ку зем­ли у баш­кир­цев, не справ­ля­ясь, име­ли ли про­дав­цы пра­ва на зем­ли, толь­ко бы был баш­ки­рец и им про­дал; поку­па­ли зем­ли по малой цене, писа­ли в кре­по­стях обшир­ней­шие окру­га, вёрст по 200 и более и, не имея воз­мож­но­сти засе­лить куп­лен­ную зем­лю, пере­про­да­ва­ли её дру­гим». Уфим­ская про­вин­ци­аль­ная кан­це­ля­рия не име­ла над­ле­жа­ще­го наблю­де­ния и писа­ла на эти зем­ли кре­по­сти, не справ­ля­ясь, име­ют ли про­дав­цы на них пра­во, а когда он, князь­Пу­тя­тин, потре­бо­вал от сей кан­це­ля­рии копии кре­пост­ных запи­сей, ему отве­ти­ли, что все доку­мен­ты сго­ре­ли вме­сте с архи­вом в пожа­ре 1759 года. Князь Путя­тин про­сил рас­по­ря­же­ния счи­тать эти зем­ли казён­ны­ми и пото­му при­нять их обрат­но в каз­ну без вся­ко­го воз­на­граж­де­ния поку­па­те­лей, пото­му что баш­кир­цы нико­гда бы не осме­ли­лись про­да­вать не при­над­ле­жа­щие им зем­ли, если бы не было про­ис­ков и науче­ния покуп­щи­ков. Далее орен­бург­ский губер­на­тор сооб­щал, что точ­но такие же вымыш­лен­ные покуп­ки и арен­ды земель дела­ют­ся в Уфим­ской и Исет­ской про­вин­ци­ях. Бес­по­ко­и­ло Путя­ти­на и то обсто­я­тель­ство, что очень мно­го земель заня­ли ново­кре­щё­ные тата­ры, из кото­рых «ни один доб­ро­воль­но кре­стить­ся не поже­лал, кро­ме как будучи при­ве­дён за воров­ство к пыт­ке и каз­ни», поче­му и про­сит: «Ново­кре­щён в Орен­бург­скую губер­нию к посе­ле­нию из внут­рен­них губер­ний отнюдь не уволь­нять». Обсуж­да­лись в комис­сии и зако­ны о купе­че­стве, при этом почти все депу­та­ты из куп­цов тре­бо­ва­ли запре­тить кре­стья­нам и раз­но­чин­цам тор­го­вать чем бы то ни было, даже «про­из­ве­де­ни­я­ми зем­ли» и сво­и­ми домаш­ни­ми руко­де­ли­я­ми. Ещё Неплю­ев в свое вре­мя жало­вал­ся в Сенат на рус­ских куп­цов, он писал, что лег­ко­мыс­лен­ные куп­цы при­во­дят торг в упа­док, обма­ны­вая ази­ат­цев това­ра­ми, и про­сил тогда Сенат, «чтоб куп­цы не дава­ли тор­го­вать сво­им име­нем пахот­ным тата­рам, кре­стья­нам и под­ло­му купе­че­ству и под­лож­но не назы­ва­ли их сво­и­ми при­ка­щи­ка­ми». Путя­тин так­же был оза­бо­чен зло­упо­треб­ле­ни­я­ми ино­го­род­них куп­цов и делал всё воз­мож­ное для даль­ней­ше­го раз­ви­тия тор­гов­ли и упро­че­ния соб­ствен­но­го купе­че­ства. В част­но­сти, на осно­ва­нии при­ви­ле­гии, дан­ной Орен­бур­гу 7 июня 1743 года, князь все­гда удо­вле­тво­рял прось­бы каза­ков о пере­чис­ле­нии их из каза­чье­го зва­ния в купе­че­ское, имея в виду, что «про­си­те­ли умно­жат чис­ло купе­че­ства, кото­ро­го в Орен­бур­ге очень мало, и в купе­че­ском зва­нии сде­ла­ют казне при­ра­ще­ние пла­те­жом купе­че­ско­го окла­да и раз­лич­ных тор­го­вых пошлин». Сохра­нил­ся указ Ино­стран­ной кол­ле­гии от 25 янва­ря 1766 года на имя орен­бург­ско­го губер­на­то­ра кня­зя Путя­ти­на, в кото­ром реко­мен­до­ва­лось, в рас­суж­де­нии неве­же­ства ази­ат­цев, «все­гда при погреш­но­стях посту­пать снис­хо­ди­тель­но, дабы в дела­е­мом рас­ши­ре­нии ком­мер­ции не при­ме­нять поме­ша­тель­ства и не отлу­чить ази­ат­цев от Орен­бург­ско­го тор­гу.» Одна­ко «отлу­ча­ли ази­ат­цев от тор­гу» не столь­ко стро­го­сти орен­бург­ских вла­стей, сколь­ко высо­кие тор­го­вые пошли­ны и про­дол­жа­ю­ще­е­ся свое­воль­ство куп­цов. Пре­пят­ство­ва­ли раз­ви­тию тор­гов­ли и раз­бои на доро­гах, и набе­ги на рус­ские гра­ни­цы. Слу­ча­лись и уво­ды оби­та­те­лей Орен­бург­ско­го края в плен. Что­бы пре­ду­пре­дить такие слу­чаи, Путя­тин в 1768 году пред­пи­сал вой­ско­во­му ата­ма­ну Могу­то­ву сде­лать рас­по­ря­же­ние, что­бы из кре­по­стей по реке Яику давал­ся при­лич­ный кон­вой из каза­ков для охра­ны от кир­ги­зов завод­ских слу­жи­те­лей и рабо­чих, когда они будут отправ­лять­ся за реку Яик в степь «для при­ис­ка­ния и раз­ра­бот­ки руд». В свою оче­редь и князь­Пу­тя­тин, как ста­рый сол­дат, с пони­ма­ни­ем отно­сил­ся к нуж­дам каза­ков… Госу­дар­ство выпла­чи­ва­ло каза­кам за служ­бу совер­шен­но мизер­ные сум­мы, да и то не регу­ляр­но. В делах вой­ско­во­го архи­ва хра­нил­ся вопрос­ный лист, состав­лен­ный по ука­зу Воен­ной кол­ле­гии в 1758 году. Из него вид­но, что ата­ман исет­ских каза­ков полу­чал 60 руб­лей, хорун­жий — 30, писарь — 20 руб­лей. Каза­кам, заня­тым на фор­ти­фи­ка­ци­он­ных рабо­тах, пла­ти­ли по 10 копе­ек с лоша­ди, пешим — по 5 копе­ек на день, «но оные, хотя и с пере­ме­ною упо­треб­ля­ют­ся, но по отда­лён­но­сти от домов в про­пи­та­нии себя и в корм­ле­нии лоша­дей несут нема­лую нуж­ду, а особ­ли­во в удоб­ные вре­ме­на, и домаш­них сво­их работ лиша­ют­ся, отче­го впредь к про­дол­же­нию служ­бы могут прид­ти в несо­сто­я­ние. Нахо­дя­щи­е­ся же при гли­но­про­мы­валь­ных и каме­но­тес­ных рабо­тах, на каж­дый месяц полу­ча­ют по два руб­ля, а в быт­ность при домах жало­ва­нья и про­ви­ан­та ника­ко­го не полу­ча­ют». Ком­пен­си­ро­вать своё скуд­ное жало­ва­нье каза­ки име­ли воз­мож­ность лишь за счёт земель­ных наде­лов, и рас­по­ря­же­ния губер­на­то­ра во мно­гом спо­соб­ство­ва­ли спра­вед­ли­во­му реше­нию это­го вопро­са. Так, 16 июля 1767 года, по пове­ле­нию кня­зя Путя­ти­на, коман­дир ниж­не­яиц­кой дистан­ции май­ор Кра­у­зе и депу­тат с каза­чьей сто­ро­ны сот­ник Сте­фан Могу­тов «учи­ни­ли отвод зем­ли жите­лям Пере­во­лоц­кой кре­по­сти и был состав­лен план ея». Не были осво­бож­де­ны каза­ки и от воин­ско­го постоя, что силь­но обре­ме­ня­ло их и без того скуд­ный семей­ный бюд­жет. В сен­тяб­ре 1768 года Путя­тин пред­ло­жил вой­ско­во­му ата­ма­ну Могу­то­ву разъ­яс­нить каза­кам Берд­ской сло­бо­ды, что «слу­жи­те­ли Алек­се­ев­ско­го пол­ка, сто­я­щие у них на квар­ти­рах, хотя и име­ют пра­во доволь­ство­вать­ся от хозя­ев квар­тир, одна­ко могут тре­бо­вать толь­ко то, что у хозя­ев най­тит­ся может, а чего нет, того они, слу­жи­те­ли, тре­бо­вать не долж­ны и не могут». В вой­ско­вом архи­ве Орен­бург­ско­го каза­чье­го вой­ска хра­нил­ся указ кня­зя Путя­ти­на об отстав­ке сот­ни­ка Углиц­ко­го (при­во­дим его как обра­зец вни­ма­тель­но­го отно­ше­ния орен­бург­ско­го губер­на­то­ра к отстав­ным каза­кам): «…Соглас­но ука­за 18 фев­ра­ля 1762 года о воль­но­сти дво­рян­ства отстав­лен по сла­бо­сти здо­ро­вья с награж­де­ни­ем чинов рот­мист­ра и с сим Её Импе­ра­тор­ско­го Вели­че­ства ука­зом отпу­щен на его про­пи­та­ние в гор. Сама­ру или где ему в раз­суж­де­нии луч­ша­го по ста­ро­сти его про­пи­та­ния в до вели­ко­рос­сий­ских горо­дах жить поже­ла­ет и так вся­ко­го зва­ния людям реко­мен­ду­ет­ся ему, Углиц­ко­му, в быт­ность его в той отстав­ке обид и нало­гов ника­ких ему не чинить, но паче за его вер­ные служ­бы являть к нему вся­кое бла­го­де­я­ние. Дан в Орен­бур­ге с при­ло­же­ни­ем моея печа­ти сен­тяб­ря 15 дня 1767 года Её Импе­ра­тор­ско­го Вели­че­ства Само­дер­жав­ней­шей Все­рос­сий­ской и Все­ми­ло­сти­вей­шей Госу­да­ры­ни моей тай­ный совет­ник орен­бург­ский губер­на­тор и кава­лер Авра­ам Путя­тин». Вооб­ще чув­ство спра­вед­ли­во­сти было неотъ­ем­ле­мым свой­ством нату­ры кня­зя. Когда у орен­бург­ских люте­ран воз­ник­ла край­няя нуж­да в пра­виль­ном устрой­стве сво­е­го при­хо­да (у них не было ни пас­то­ра, ни кир­хи), губер­на­тор
сде­лал об этом в 1767 году пред­став­ле­ние Ека­те­рине II, и та сво­им ука­зом от 16 нояб­ря 1767 года веле­ла «учи­нить» в Орен­бур­ге, по при­ме­ру про­чих кре­по­стей, долж­ность диви­зи­он­но­го про­по­вед­ни­ка для лиц люте­ран­ско­го зако­на. Пер­вый про­по­вед­ник Филипп Верн­бюр­гер при­был в Орен­бург 12 мар­та 1768 года, и тогда же люте­ране при­об­ре­ли дво­ро­вое место, а через несколь­ко лет постро­и­ли здесь дере­вян­ную кир­ху. Вто­ро­го октяб­ря 1768 года обер-комен­дант Орен­бур­га гене­рал-май­ор Нико­лай Яко­вле­вич Ланов сооб­щил орде­ром вой­ско­во­му ата­ма­ну Могу­то­ву, что тай­ный совет­ник князь Абрам Арте­мье­вич Путя­тин пожа­ло­ван в сена­то­ры (9-го июля 1768 г.), поче­му все нере­гу­ляр­ные вой­ска пору­че­ны ему — гене­рал-май­о­ру Лано­ву. князь П. 20-го мая 1769 г. был уво­лен от дел до изле­че­ния болез­ни и в том же году скон­чал­ся. Абрам Арте­мье­вич имел трёх сыно­вей: Алек­сея, Нико­лая и Ива­на. В. В. Рум­мель, Родо­сл. сбор­ник, т. II; «Сборн. Имп. Русск. Истор. Общ.», т. 12, 26, 57; Ильен­ко и Мас­лов­ский, Опись дел сек­рет­но­го повы­тья Моск. Отдел. Архи­ва Главн. шта­ба; «Спи­сок военн. гене­ра­лов со вре­ме­ни Пет­ра Вел. до Ека­те­ри­ны II», СПб. 1809, стр. 103, 121; «С.-Петерб. Вед.» 1756, № 7; о кн. Н. А. Путя­тине: В. В. Рум­мель, Родо­сл. сборн., т.II; Спис­ки чинам; «Север­ная Поч­та» 1819 г., № 1, стр. 4. {Полов­цов}
84.70. Алек­сей Арте­мье­вич
б/д
85.70. Тимо­фей Арте­мье­вич
б/д
86.72. Иван Михай­ло­вич (1699)
в 1699 помещ. 1С:Мих.Вас.
87.72.Фёдор Михай­ло­вич (1699,-1706)
12 коле­но
88.73. Алек­сей Алек­се­е­вич
Запись в архив­ных доку­мен­тах поз­во­ля­ет сде­лать вывод о том, что село Хири­но, нахо­див­ше­е­ся в Арза­мас­ском уез­де Ниже­го­род­ской губер­нии, в нача­ле XVIII века при­над­ле­жа­ло ниже­го­род­ско­му вице-губер­на­то­ру кня­зю Сте­па­ну Ива­но­ви­чу Путя­ти­ну, а в 1721 году пере­шло к Алек­сею Алек­се­е­ви­чу Путя­ти­ну. «1721 г., дек. 31 – запе­ча­тан указ о стро­е­нии церк­ви и со освя­ще­ни­ем по чело­би­тию кн. Алек­сея Путя­ти­на вме­сто вет­хой дере­вян­ной церк­ви на том же цер­ков­ном месте». К 1758 году «тща­ни­ем» кня­зя­Пу­тя­ти­на было закон­че­но стро­и­тель­ство камен­ной церк­ви (либо освя­щен глав­ный ее пре­стол). Ред­ко встре­ча­ю­ще­е­ся пла­ни­ро­воч­ное постро­е­ние церк­ви (двух­ос­ное) поз­во­ля­ет пред­по­ло­жить, что в стро­и­тель­стве хра­ма при­ни­ма­ли уча­стие сто­лич­ные масте­ра (точ­ных све­де­ний об архи­тек­то­ре в архив­ных доку­мен­тах не сохра­ни­лось). В ниж­ней «теп­лой» (отап­ли­ва­е­мой) части хра­ма нахо­ди­лись три пре­сто­ла: глав­ный — в честь Усек­но­ве­ния Гла­вы Иоан­на Пред­те­чи, в при­де­лах — во имя св. апо­сто­ла Андрея Пер­во­зван­но­го и во имя свя­ти­те­ля Нико­лая Чудо­твор­ца; в верх­ней «холод­ной» (неотап­ли­ва­е­мой) части — пре­стол во имя Бого­ма­те­ри Живо­нос­но­го Источ­ни­ка. Надо отме­тить, что в неко­то­рых архив­ных доку­мен­тах датой воз­ве­де­ния церк­ви ука­зы­ва­ет­ся 1777 год, что, оче­вид­но, мож­но отне­сти к стро­и­тель­ству коло­коль­ни. В 30-е годы XX века храм закры­ли, мест­ные жите­ли исполь­зо­ва­ли его как хозяй­ствен­ное поме­ще­ние.
Из исто­рии села КНЯ­ЗЕВ­КА В 1709г. капи­тан Семен Леон­тье­вич Бутур­лин укры­вая кре­пост­ных кре­стьян за про­ступ­ки от Госу­да­ре­ва суда ссы­ла­ет в эту мест­ность из сво­их вот­чин 10 чело­век (Лоба­чев, Кузнецов,Козляткин,Колотов и др.). Им ука­зал место, где долж­но быть посе­ле­ние и гра­ни­ца зем­ли дан­ной ему. При­ка­зал очи­щать лес под посе­ле­ние и охра­нять кара­у­лом боль­шую доро­гу Пен­за-Сара­тов, кото­рая про­хо­дит по этой мест­но­сти.
Поз­же Капи­тан Бутур­лин раз­ре­ша­ет ссыль­ным пере­си­лить семьи на эту мест­ность.
Так в 1710 г. по левую сто­ро­ну реки Ардым воз­ник­ло посе­ле­ние из 10 дво­ров и ста­ло назы­вать­ся АРДЫМ. Стар­шим этой каза­чьей колон­ны был капи­тан С.Л.Бутурлин, он же постро­ил 1 цер­ковь.
Неиз­вест­но каким путем с.Ардым пере­шло к кня­зю Путя­ти­ну Сте­фа­ну Ива­но­ви­чу. Сам С.И. Путя­тин в с. Ар дым не бывал, а уна­сле­до­вал его внук Алек­сей Алек­се­е­вич Путя­тин . При кня­зе Путя­тине, в 1721г., была освя­ще­на цер­ковь во имя успе­нья Божей Мате­ри. И Путя­ти­ны назва­ли село по церк­ви Успен­ское. Князь Путя­тин имел вот­чи­ны в раз­ных губер­ни­ях, а когда завла­дел и эти­ми воль­ны­ми 10 дома­ми, то заду­мал устро­ить и Ардым вот­чи­ной. Для это­го он пере­се­лял в с.Ардым кре­стьян из дру­гих сво­их вот­чин. Зем­ли для паш­ни было немно­го, и жите­ли выкор­че­вы­ва­ли леса и рас­па­хи­ва­ли зем­лю. Кре­стьяне поль­зо­ва­лись все­ми уго­дья­ми, леса­ми, луга­ми и вода­ми. Кре­стьяне жили зажи­точ­но. Мно­го было поташ­ных заво­дов, мас­ло­бойн, кру­по­де­рок, име­лись коже­вен­ные и овчин­ные заве­де­ния, были мель­ни­цы, куз­не­цы, кир­пич­ный и чере­пич­ный завод. Кре­стьяне зани­ма­лись ско­то­вод­ством.
По гене­раль­но­му меже­ва­нию в 1773-1774гг в с.Успенском кре­стьян­ских дво­ров-160, муж­ский душ-553. За 85 лет Кня­зев­ка уве­ли­чи­лась в 3 раза. Во вре­мя сво­е­го вла­де­ния князь Путя­тин ничем себя осо­бен­но не про­явил, не было ни школ, ни база­ра, ника­ких нов­шеств не вво­ди­лось. В начале19 века по Пет­ров­ско­му уез­ду Сара­тов­ской губер­нии в с.Успенском была поме­щи­ца кня­ги­ня Шахов­ская, а село ста­ли назы­вать Кня­зев­ка. Пре­да­ние гово­рит, что князь Путя­тин был крест­ным отцом кня­гине Алек­сан­дре Пет­ровне и на кре­сти­нах посу­лил ей с.Князевку.
~ Ана­ста­сия Ива­нов­на Баря­тин­ская
89.73.Пётр Алек­се­е­вич
90.75. Иван Ники­тич
91.75. Алек­сей Ники­тич (1765)
классн.чин.(1765) 2С:Нкт.Юр.Григ-ча
Стат­ский совет­ник, про­ку­рор Ману­фак­тур-кол­ле­гии (с 1762 г.); депу­тат Зуб­цов­ско­го уез­да в комис­сии ново­го Уло­же­ния, созван­ной Ека­те­ри­ной II в 1767 г.
Анна Ники­тич­на
92.76. Яков Алек­се­е­вич
93.76.Дмитрий Алек­се­е­вич
94.77. Васи­лий Мак­си­мо­вич (1718-1791)
жена­тый на Дарье Его­ровне фон-Визи­ной, тет­ке сати­ри­ка.
жен. на Дарье, доче­ри Его­ра Гри­го­рье­ви­ча Муси­на-Пуш­ки­на
95.79. Пётр Васи­лье­вич (1777,1796)
классн.чин.(1777) помещ. 1С:Вас.Сем.Вач-ча
96.79.Михаил Васи­лье­вич
Хх.80. Прас­ко­вья Пет­ров­на
97.81. Алек­сей Ива­но­вич (1748—1818,)
помещ. С:Ив.Сем.Вач-ча†пог.Костовский Выш­не­во­лоц. у., под алта­рем Тро­иц­кой церк­ви, им постро­ен­ной
Пер­вое упо­ми­на­ние о Костов­ском пого­сте содер­жит­ся в Нов­го­род­ских пис­цо­вых кни­гах 1545г.
Опи­са­ние церк­ви сохра­ни­лось в Нов­го­род­ских пис­цо­вых кни­гах 1582-83гг.: «Погост в Костве на реч­ке на Костов­ке. А на пого­сте цер­ковь Архан­ге­ла Миха­и­ла, дере­вян­ная в вер­хе, да в при­де­лах Нико­лая Чудо­твор­ца, да Алек­сандра Чудо­твор­ца Свир­ско­го, да тёп­лая цер­ковь Бла­го­ве­ще­нья Свя­той Бого­ро­ди­цы».
В 1811 г. при­хо­жа­на­ми, во гла­ве с кня­зем А.И. Путя­ти­ным , было направ­ле­но про­ше­ние архи­епи­ско­пу Твер­ско­му и Кашин­ско­му Мефо­дию о раз­ре­ше­нии постро­ить камен­ную цер­ковь во имя Живо­на­чаль­ной Тро­и­цы с при­де­ла­ми бла­го­ве­ще­нья Бого­ма­те­ри и Архи­стра­ти­га Миха­и­ла на месте дере­вян­ной церк­ви Архи­стра­ти­га Миха­и­ла.
~ Мар­фа Ива­нов­на (ур.Рукина) кнг. (—18?,†пог.Костовский Вышневолоц.-у.) жена кн. Алек­сея Ив. Путя­ти­на. Пох. с сыном кн. А. А. Путя­ти­ным, его женой и дочерь­ми [Шере­ме­тев­ский В. Русск.провинц.некрополь. Т.1. М.,1914]
98.83. Алек­сей Авра­амо­вич (?-до 1827)
99.83. Нико­лай Авра­амо­вич (1744-1818)
Камер­гер (с 12-го фев­ра­ля 1786), тай­ный совет­ник (с 1-го янва­ря 1795), член Кон­то­ры стро­е­ний домов и садов (потом гоф-интен­дант­ская кон­то­ра). Вышел в отстав­ку в 1801 г. , он скон­чал­ся в Дрез­дене 8-го декаб­ря н. с. 1818 года.
Никола́й Абра́мович Путя́тин (16 мая 1749, Киев — 13 янва­ря 1830, Дрез­ден) — князь из рода Путя­ти­ных , фило­соф, филан­троп.
В 1778 г. полу­чил зва­ние камер-юнке­ра. Впо­след­ствии — камер­гер, тай­ный совет­ник. Слу­жил в гоф-интен­дант­ской кон­то­ре и в Глав­ной кан­це­ля­рии стро­е­ний. Скан­даль­но изве­стен гром­ким делом о раз­во­де Я. Е. Сивер­са, жена кото­ро­го ушла к Путя­ти­ну.
Из кня­же­ско­го рода Путя­ти­ных . Слу­жил в рос­сий­ской импе­ра­тор­ской армии, но став сви­де­те­лем потряс­шей его экзе­ку­ции — пор­ки кну­том, со служ­бы уво­лил­ся. В даль­ней­шем зани­мал­ся архи­тек­ту­рой и садо­вод­ством. Имел чины камер­ге­ра и тай­но­го совет­ни­ка. В Петер­бур­ге Путя­тин позна­ко­мил­ся с гра­фи­ней Ели­за­ве­той фон Сиверс, доче­рью обер-гоф­мар­шалa Кар­ла Сивер­са и женой Яко­ва Сивер­са, пле­мян­ни­ка и про­те­же её отца. О любов­ных отно­ше­ни­ях Путя­ти­на и Ели­за­ве­ты Сиверс ста­ло обще­из­вест­но в 1778 году, это вызва­ло скан­дал и раз­вод в семье Сивер­сов. Путя­тин и гра­фи­ня, после это­го офи­ци­аль­но офор­мив­шие свои супру­же­ские отно­ше­ния, вме­сте со вто­рой доче­рью Сиве­сов Бене­дик­той (веро­ят­но рож­дён­ной гра­фи­ней от Путя­ти­на) поки­ну­ли Рос­сию. После мно­го­лет­не­го путе­ше­ствия по Евро­пе, в 1797 году, семья оста­но­ви­лась в при­го­ро­де Дрез­де­на — селе Кляйнц­шах­ви­це (сей­час это один из город­ских рай­о­нов Дрез­де­на). Здесь по про­ек­ту Путя­ти­на была постро­е­на вил­ла, имев­шая 16 бал­ко­нов и баш­ню в фор­ме мина­ре­та. В саду рас­по­ла­га­лось мно­же­ство каче­лей и под­вес­ная канат­ная доро­га. Парк раз­би­тый Путя­ти­ным при вил­ле, укра­шен­ный гро­та­ми и руи­на­ми, был досту­пен всем жела­ю­щим и широ­ко­из­ве­стен за пре­де­ла­ми Дрез­де­на. Здесь же в Кляйнц­шах­ви­це на сред­ства и по про­ек­ту кня­зя, кото­рый он сде­лал в 1823 году, была постро­е­на бес­плат­ная шко­ла для детей мест­ных кре­стьян, так­же пора­жав­шая дрез­ден­цев сво­ей необыч­ной для Гер­ма­нии архи­тек­ту­рой. В 1824 году в Дрез­дене была изда­но фило­соф­ское про­из­ве­де­ние Путя­ти­на (на немец­ком язы­ке) «Worte aus dem Buche der Bücher» (рус. Сло­ва из кни­ги книг). Стиль жиз­ни Путя­ти­на спо­соб­ство­вал закреп­ле­нию за ним про­зви­ща «дрез­ден­ский ори­ги­нал». Похо­ро­нен князь в Дес­сау, в спро­ек­ти­ро­ван­ном им же фамиль­ном скле­пе (там же похо­ро­не­ны его жена и дочь).
Сохра­нив­ша­я­ся до насто­я­ще­го вре­ме­ни (2011 год) в ори­ги­наль­ном виде, постро­ен­ная по про­ек­ту и на сред­ства кня­зя Путя­ти­на сель­ская шко­ла, с 1874 года исполь­зу­е­мая как жилой дом, в 1961 году (и вто­рич­но в 1993 году) была отре­ста­ври­ро­ва­на и пере­да­на в обще­ствен­ное поль­зо­ва­ние мест­ной ком­муне как куль­тур­ный центр, назван­ный в честь меце­на­та — «Дом Путя­ти­на» (нем. Putjatinhaus). В насто­я­щее вре­мя «Дом Путя­ти­на» явля­ет­ся памят­ни­ком архи­тек­ту­ры. В 1997 году в Дрез­дене в Кляйнц­шах­ви­це кня­зю Н. А. Путя­ти­ну на пло­ща­ди, нося­щей его же имя, был постав­лен памят­ник, пред­став­ля­ю­щий из себя брон­зо­вую скульп­ту­ру гра­фа в пол­ный рост в нату­раль­ную вели­чи­ну, кото­рый в длин­ном паль­то, но без брюк и обу­ви сидит на ори­ги­наль­ной ска­мье из пес­ча­ни­ка. В 2000-х одна из дрез­ден­ских пека­рен нача­ла про­из­вод­ство фир­мен­но­го хле­ба « Князь Путя­тин ».
«Дрез­ден­ский Ори­ги­нал», — так про­зва­ли Путя­ти­на весь­ма ува­жав­шие его сосе­ди, — удив­лял окру­жа­ю­щих и новы­ми кули­нар­ны­ми иде­я­ми. Бла­го­да­ря ему появил­ся рож­де­ствен­ский кекс, посы­пан­ный золо­той пуд­рой. Князь Путя­тин был насто­я­щим гур­ма­ном. Одна­жды он спро­сил у пека­ря кон­ди­тер­ской: «нель­зя ли как-то обла­го­ро­дить тра­ди­ци­он­ный дрез­ден­ский што­лен?» Тот отве­тил, что это невоз­мож­но, ведь он и так очень хорош: «раз­ве что вы може­те посы­пать его золо­том»! Кня­зю идея понра­ви­лась, и, посы­пан­ная съе­доб­ной золо­той пуд­рой, эта выпеч­ка появи­лась на сто­лах у самых име­ни­тых пер­сон!
Мно­го­слой­ный торт со взби­ты­ми яйца­ми и изю­мом — одно из самых извест­ных дрез­ден­ских лакомств. Его дела­ют мно­гие немец­кие хозяй­ки, — этот рецепт пере­да­ёт­ся здесь из поко­ле­ния в поко­ле­ние. Одна­ко кон­ди­тер Рене Эйн­харт уве­рен: если выпе­кать сла­до­сти в про­фес­си­о­наль­ной печи, резуль­тат будет намно­го вкус­нее! Пере­ме­ши­вать начин­ку для тор­та в боль­ших коли­че­ствах вруч­ную — рабо­та не из лег­ких. После нуж­но рас­пре­де­лить ее ров­ны­ми сло­я­ми, укра­сить яго­да­ми, посы­пать оре­ха­ми и лишь затем отпра­вить в печь.
Кон­ди­тер дол­жен все делать рука­ми, вкла­ды­вая всю душу! Эту рабо­ту не смо­жет сде­лать за чело­ве­ка ни один без­душ­ный меха­низм. Один час в печи при тем­пе­ра­ту­ре в 200 гра­ду­сов, — и торт будет готов. Вре­мя от вре­ме­ни печь нуж­но откры­вать, что­бы дать воз­мож­ность лиш­ней вла­ге вый­ти в виде пара. А вынув гото­вым, торт нуж­но раз­ре­зать на кусоч­ки, посы­пать сахар­ной пуд­рой, раз­ло­жить на под­но­се и… отпра­вить на при­ла­вок.
100.83. Иван Авра­амо­вич
Алек­сандра Алек­се­ев­на
~ Яков Пет­ро­вич Шахов­ской
Ххх.86. Нико­лай Ива­но­вич
без­де­тен
Ххх.86. Яков Ива­но­вич
без­де­тен
13 коле­но
101.91. Иван Алек­се­е­вич
102.91. Ники­та Алек­се­е­вич (1744—1818)
камергер(1785-) 2С:Алс.Нкт.Юр-ча
103.91. Алек­сей Алек­се­е­вич
Ели­за­ве­та Алек­се­ев­на
княж­на, вос­пи­тан­ни­ца Вос­пи­тат. о-ва бла­го­род. девиц, дочь кн. А. Путя­ти­на
Оль­га Алек­се­ев­на
Княж­на ‘, », », ‘Выпуск­ни­ца, выпуск 02 (1779 г.)’, ‘8’, ‘дочь ст. сов., ману­фак­туръ-кол­ле­гии про­ку­ро­ра, кня­зя Алек­сея Ники­ти­ча и кня­ги­ни Анны Ива­нов­ны, рожд. кн. Мещер­ской’),
Ека­те­ри­на Алек­се­ев­на
104.94. Миха­ил Васи­лье­вич (1751 — 1774)
— князь, офи­цер Вто­ро­го гре­на­дер­ско­го пол­ка, пору­чик. С янва­ря 1774 г., нахо­дясь со сво­им пол­ком в аван­гард­ном кор­пу­се гене­ра­ла П.М.Голицына, участ­во­вал в подав­ле­нии Пуга­чев­ско­го дви­же­ния от бере­гов Вол­ги до Орен­бур­га. В бит­ве с повстан­ца­ми 22 мар­та у Тати­ще­вой кре­по­сти Путя­тин был тяже­ло ранен, а день спу­стя умер. Путя­тин упо­ми­на­ет­ся в опуб­ли­ко­ван­ной Пуш­ки­ным «Лето­пи­си» П.И.Рычкова.
105.94. Алек­сандр Васи­лье­вич
Капи­тан. Ржев­ский уезд­ный исправ­ник. вла­де­лец с. Сбо­е­ва, капи­тан У Алек­сандра Васи­лье­ви­ча было три сына и пять доче­рей.
жена­тый на Ната­лье Пан­фи­ловне Бирю­ле­вой,
106.94. Сте­пан Васильевич(1791,—1826.02.20,†с.Петровское Вышневолоц.-у.) штабс-рот­мистр классн.чин.(1794) 3С:Вас.Максим.Ив-ча
жена­тый на Любо­ви Ива­новне Милю­ко­вой
107.94. Нико­лай Васи­лье­вич (1791,-до 1833)
помещ. 4С:Вас.Максим.Ив-ча
Нико­лай Васи­лье­вич, от бра­ка с Ната­льею Сер­ге­ев­ной Лева­ше­вой оста­вив­ший четы­рех доче­рей.
Ххх.94. Анна Васи­льев­на
ххх.94. Ели­за­ве­та Васи­льев­на
108.96. Иван Михай­ло­вич
капи­тан
109.97. Сер­гей Алек­се­е­вич (1781-?)
у Сер­гея — сыно­вья Алек­сандр и Алек­сей и шесть доче­рей.
110.97. Алек­сандр Алек­се­е­вич (1778-1847)
у Алек­сандра — пять доче­рей и сыно­вья: млад­ший — Дмит­рий (род. 1834 г.) и стар­ший — Сер­гей (род 1832 г.),
Путя­т­инъ князь Алек­сан­дръ Алек­се­е­вичъ , † 1847. Съ женою кн. А. П. Путя­ти­ной и дочерь­ми Е. А. Стро­ми­ло­вой и Л. А. Дем­биц­кой (Пог. Костов­скiй Выш­не­во­лоц. у.).
~ Алек­сандра Пав­лов­на (ур.Титова) кнг. (—1823,†пог.Костовский Вышневолоц.-у.) Пох. с мужем кн. А. А. Путя­ти­ным и дочерь­ми Е. А. Стро­ми­ло­вой и Л. А. Дем­биц­кой [Шере­ме­тев­ский В. Русск.провинц.некрополь. Т.1. М.,1914
~ Путя­ти­на кня­ги­ня Алек­сандра Михай­лов­на, рожд. Лоды­ги­на, вто­рая жена кн. Алек­сандра Алексѣе­ви­ча Путя­ти­на, † 1837 (Пог. Костов­скiй Выш­не­во­лоц. у.).
111.97. Иван Алек­се­е­вич (?-1830),
Кол­леж­ский совет­ник
112.97. Пётр Алек­се­е­вич
пору­чик
113.98. Лав­рен­тий Алек­се­е­вич (1827)
в 1827 помещ. 1С:Алс.Авраам.Артем-ча
114.98. Сте­пан Алек­се­е­вич (1827)
в 1827 помещ. 2С:Алс.Авраам.Артем-ча
115.98. Пётр Алек­се­е­вич
116.98. Алек­сандр Алек­се­е­вич
Ххх.98. Анна Алек­се­ев­на
ххх.98.Елизавета Алек­се­ев­на
14 коле­но
117.103. Иван Алек­се­е­вич
118.103.Сергей Алек­се­е­вич
119.103.Александр Алек­се­е­вич (27.2.1805-?)
120.105. Васи­лий Алек­сан­дро­вич . (48 л.—1848.11.08,†с.Збоево Ржев.-у.)
кор­нет
48 л. [Шере­ме­тев­ский В. Русск.провинц.некрополь. Т.1. М.,1914]
121.105. Ники­та Алек­сан­дро­вич (1796 -)
122.105.Николай Алек­сан­дро­вич (1799-)
123.105. Алек­сандр Алек­сан­дро­вич (18.07.1811-)
Анна
Еле­на
Оль­га
Ели­за­ве­та
Ека­те­ри­на
124.106. Миха­ил Сте­па­но­вич (1798-?)(1827) в 1827 помещ.
штабс-ротмистр1С:Алс.Авраам.Артем-ча
125.106. Вла­ди­мир Сте­па­но­вич (1799-?)
126.106. Дмит­рий Сте­па­но­вич (1799.02.03—1879.09.27,†Тверь, Смо­лен. кл-ще)
[Шере­ме­тев­ский В. Русск.провинц.некрополь. Т.1. М.,1914]
от бра­ка с Надеж­дою Евгра­фов­ною оста­вив­ше­го сына Вла­ди­ми­ра (род. 1829 г.)
Кня­ги­ня Вар­ва­ра Ива­нов­на Путя­ти­на, рож­ден. СлЪп­цо­ва. Роди­лась 13 сен­тяб­ря 1814 г. въ с. Оржев­ке. Вышла замужъ за вдов­ца фло­та вапи­та­аъ-лей­те­нан­та кня­зя Димит­рия Сте­па­но­ви­ча Путя­ти­на (род. 1800) г., поме­щи­ка Ржев­ска­го уЬз­да, …
127.106.Платон Сте­па­но­вич (1801-?)
128.106.Арсений Сте­па­но­вич (1805-1882)
Князь. Сын СТЕ­ПА­НА ВАСИ­ЛЬЕ­ВИ­ЧА и его жены ЛЮБО­ВИ ИВА­НОВ­НЫ в деви­че­стве МИЛЮ­КО­ВОЙ Титу­ляр­ный совет­ник. Был выш­не­во­лоц­ким уезд­ным (Твер­ская губер­ния) пред­во­ди­те­лем дво­рян­ства.
Все основ­ные собы­тия, свя­зан­ные с заму­же­ством дво­рян­ской девуш­ки, мог­ли быть соот­не­се­ны с цер­ков­ным кален­да­рем и при­уро­че­ны к рели­ги­оз­ным празд­ни­кам. В 1836 году Мария Ива­нов­на, урож­ден­ная Мель­ниц­кая, и ее буду­щий муж, князь Арсе­ний Сте­па­но­вич Путя­тин, полу­чи­ли бла­го­сло­ве­ние ее мате­ри Любо­ви Логги­нов­ны Мель­ниц­кой, урож­ден­ной Ман­зей, в день Воз­не­се­ния Гос­под­ня: «Маминь­ка бла­го­сло­ви­ла нас в Воз­не­се­ние…» Там же.. В День Свя­той Тро­и­цы меж­ду мате­рью неве­сты и жени­хом дол­жен состо­ять­ся так назы­ва­е­мый сго­вор: «Если князь­Пу­тя­тин при­е­дет к Тро­и­це Маминь­ка хочет в этот празд­ник сде­лать Машинь­кин сго­вор…» Там же.. Имен­но брак по сго­во­ру счи­тал­ся с точ­ки зре­ния рос­сий­ско­го дво­рян­ства нор­ма­тив­ной фор­мой заклю­че­ния бра­ка: «Пара­ко­вья Фаде­ев­на сга­ва­ри­ла свою Сашинь­ку за Пра­ви­ян­ско­го пол­ков­ни­ка» Там же.. Веро­ят­но, одним из вопро­сов, под­ле­жав­ших обсуж­де­нию в ходе сго­во­ра, был вопрос о харак­те­ре и раз­ме­рах при­дан­но­го. Осо­бую тор­же­ствен­ность брач­но­му сго­во­ру долж­но было при­дать то, что День Свя­той Тро­и­цы отме­ча­ли как пре­столь­ный празд­ник хра­ма, в кото­рый ходи­ли Мель­ниц­кие: «Мы теперь живем в Воло­гом… дожи­да­ем к Тро­и­цы Кня­зя у нас храм во имя Пре­свя­той Тро­и­цы и мы празд­ну­ем етот день…» Там же..
Воз­мож­но, сго­вор под­ра­зу­ме­вал так­же и обру­че­ние, ини­ци­а­ти­ва кото­ро­го мог­ла исхо­дить от жени­ха, и , совер­ше­ние кото­ро­го мог­ло быть отло­же­но по при­чине отсут­ствия кого-то из род­ствен­ни­ков, напри­мер, род­но­го дяди неве­сты со сто­ро­ны мате­ри: «… в Боло­гом в этот день боль­шой празд­ник гостей было мно­же­ство и жених при­е­хал… князь при­е­хал с коль­ца­ми про­сит что­бы их с Машей обру­чить но Любовь Логги­нов­на несо­гло­ша­лась до при­ез­да брат­ца Н.Л. Там же.. обру­че­ние Мари­ны Ива­нов­ны Мель­ниц­кой с кня­зем Арсе­ни­ем Сте­па­но­ви­чем Путя­ти­ным было назна­че­но на 27 мая, день, когда Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь совер­ша­ет память про­сла­вив­ше­го­ся в Твер­ской зем­ле пре­по­доб­но­го Нила Стлобен­ско­го. Пред­по­ла­га­лось, что оно состо­ит­ся в при­сут­ствии род­ствен­ни­ков, кото­рые долж­ны были собрать­ся вме­сте по слу­чаю это­го празд­ни­ка: «… Князь … при­вез коль­цы и про­сит чтоб их обру­чи­ли без того неуензжа­ет Любо­ви Логги­новне хочет­ся чтоб Нико­лай Логги­но­вич при­е­том был и он уже обе­щал 27 — го (мая 1836года) — то есть Нилов день уних празд­ник и все рад­ные тут будут назна­чен днем обру­че­нья» Там же.. Соглас­но жела­нию Любо­ви Логги­нов­ны, Нико­лай Логги­но­вич Ман­зей бла­го­сло­вил пле­мян­ни­цу и обру­чил ее 27 мая 1836 года с кня­зем Путя­ти­ным: «… 27-го Нико­лай Логги­но­вич бла­го­сло­вив Машу и обру­чив их с кня­зем, воз­вра­ти­лись домой…» Там же.. Сва­дьба же их состо­я­лась 27 июля 1836 года Там же., ров­но через два меся­ца после обру­че­ния. Веро­ят­но, это было свя­за­но с тем, что со дня обру­че­ния до дня сва­дьбы долж­но было прой­ти какое-то вре­мя.
Кня­зя Эри­сто­ва Еле­на Ива­нов­на упо­мя­ну­ла в сво­ем мему­ар­ном эссе «Род Путя­ти­ных» как чело­ве­ка извест­но­го ей: «Дед Арсе­ний Путя­тин был круп­ным поме­щи­ком в Нов­го­род­ской и Твер­ской губ. Князь Арсе­ний Пав­ло­вич Путя­тин был женат на твер­ской поме­щи­це Мель­ниц­кой и имел сына Пав­ла. Вто­рая сест­ра Софья Мель­ниц­кая была заму­жем за кня­зем Эри­сто­вым (кур­сив мой. — С.К.), потом­ства не име­ла и после смер­ти мужа жила с сест­рой кня­ги­ней Путя­ти­ной в име­нье «Высо­кое» в Нов­го­род­ской губер­нии». Князь Арсе­ний Сте­па­но­вич Путя­тин в 1847году был запи­сан в V-ю часть Твер­ской дво­рян­ской кни­ги. В раз­ные годы он являл­ся комен­дан­том миро­во­го посред­ни­ка Выш­не­во­лоц­ко­го уез­да и пред­во­ди­те­лем дво­рян­ства (с 1868года), был избран в чис­ле круп­ней­ших поме­щи­ков госу­дар­ства в Комис­сию по лик­ви­да­ции кре­пост­но­го пра­ва и выра­бот­ке доку­мен­тов по осво­бож­де­нию кре­стьян. Женив­шись на Марии Ива­новне Мель­ниц­кой, он полу­чил зем­ли в Вал­дай­ском уез­де Нов­го­род­ской губер­нии и пере­се­лил­ся жить в Боло­гое. При его живей­шем уча­стии и на его сред­ства в 1872г. был осно­ван и в после­ду­ю­щие годы успеш­но раз­ви­вал­ся жен­ский Казан­ский мона­стырь в Выш­нем Волоч­ке [12]
Жена Мария Ива­нов­на Мель­ниц­кая
Выш­не­во­лоц­кая дво­рян­ская вдо­ва, Кня­ги­ня; ум. 15 фев­ра­ля, 1897 г., 82 лет, от стар­че­ской дрях­ло­сти. Урож­ден­ная Мель­ниц­кая. Сест­ра кня­ги­ни Эри­сто­вой С.И. Кня­ги­ня Мария Ива­нов­на- жена вдо­ва кня­зя Арсе­ния Сте­па­но­ви­ча Путя­ти­на. После смер­ти мужа пере­еха­ла из Выш­не­во­лоц­ко­го име­ния к сест­ре в ус. Высо­кое. Моги­ла не сохра­ни­лась.
Хох.106. Вера Сте­па­нов­на
~ Поз­де­ев
ххх.107. Дарья Нико­ла­ев­на
ум. 18 апре­ля 1882 г., 82 лет. С мужем И.А.Мельницким. (РПН);Поддубье село, храм Покро­ва Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы:
МЕЛЬ­НИЦ­КИЙ Алек­сандр Ива­но­вич, отстав­ной пору­чик, ум. 20 мар­та 1880 г., 57 лет.
Ххх.107. Анна Нико­ла­ев­на
ум. 13 июня 1857 г., 57 лет. Под­ду­бье село, храм Покро­ва Пре­свя­той Бого­ро­ди­цы
ПЕВ­ЦОВ Алек­сей Андре­евич, фло­та капи­тан, ум. 19 октяб­ря 1842 г., 49 лет. С женою А.Н.Певцовой. (РПН)
Евдо­кия Нико­ла­ев­на
Оль­га Нико­ла­ев­на
129.108. Нико­лай Ива­но­вич (1801-?)
130.108. Яков Ива­но­вич
Алек­сандра Ива­нов­на
131.109. Алек­сандр Сер­ге­е­вич
132.109. Алек­сей Сер­ге­е­вич (—1873.05.11,†с.Кошшно Сапожковск.-у.)
<Сей памят­ник постав­лен любя­шей женой доро­го­му мужу кня­ги­ней Е.Путятиной> [Чул­ков Н.П. Русск.провинц. некро­поль. М.,1996]
Ххх.109. Любовь Сер­ге­ев­на (1814-?)
жена Пет­ра Афа­на­сье­ви­ча Бех­те­ре­ва (1802-?)
Мар­фа Сер­ге­ев­на
Петр Авер­ки­е­вич Аза­рьев (1841 г., пра­пор­щик) был женат на Мар­фе Сер­ге­евне, урож­ден­ной княжне Путя­ти­ной (роди­лась 11 июня 1805 г.). В их семье было семе­ро детей: Надеж­да (1831 г.р.), Сер­гей (1834 г.р.), Авер­кий (1835 г.р.),Мария (1836 г.р.), Вла­ди­мир (1840 г.р.),Анна (1841 г.р.), Нико­лай (род. 6 декаб­ря 1843 г.).
133.110. Сер­гей Алек­сан­дро­вич (1832-1889)
Отстав­ной фло­та лей­те­нант, депу­тат дво­рян­ства Выш­не­во­лоц­ко­го уез­да Твер­ской губер­нии.
жен. на Ната­лье Алек­се­евне Велья­ми­но­вой-Зер­но­вой (—1899,†пог.Костовский Вышневолоц.-у.) Пох. с мужем кн. С. А. Путя­ти­ным [Шере­ме­тев­ский В. Русск.провинц.некрополь. Т.1. М.,1914]
134.110. Дмит­рий Алек­сан­дро­вич (1834-?)
Любовь Алек­сан­дров­на
Дем­биц­кая Любовь Алек­сан­дров­на, рожд. княж­на Путя­ти­на, † 1886. Съ роди­те­ля­ми кн. А. А. и кн. А. П. Путя­ти­ны­ми (Пог. Костов­скiй Выш­не­во­лоц. у.).
Е… Алек­сан­дров­на
Мар­фа Алек­сан­дров­на кнж. (—1900,†пог.Костовский Вышневолоц.-у.) [Шере­ме­тев­ский В. Русск.провинц.некрополь. Т.1. М.,1914]
135.112. Алек­сей Пет­ро­вич 1844-1911.
(1844—1912) — князь, гене­рал-лей­те­нант, герой рус­ско-турец­кой вой­ны 1877—1878 годов.
Родил­ся 2 сен­тяб­ря 1844 года. Обра­зо­ва­ние полу­чил в Орлов­ском Бах­ти­на кадет­ском кор­пу­се, из кото­ро­го выпу­щен по 1-му раз­ря­ду 12 июня 1863 года пра­пор­щи­ком. 27 фев­ра­ля 1866 года про­из­ве­дён в пору­чи­ки, одна­ко уже 17 апре­ля Путя­тин был пере­ве­дён в гвар­дию с пере­име­но­ва­ни­ем в под­по­ру­чи­ки гвар­дии.
Слу­жил на Кав­ка­зе. 21 июля 1867 года князь Путя­тин по рас­по­ря­же­нию Кута­ис­ско­го воен­но­го губер­на­то­ра был назна­чен помощ­ни­ком пра­ви­те­ля воен­ной кан­це­ля­рии и заве­ду­ю­щим сум­ма­ми Кута­ис­ско­го кон­но-ирре­гу­ляр­но­го пол­ка. Про­из­ве­дён­ный 30 авгу­ста 1872 года в штабс-капи­та­ны Путя­тин был назна­чен коман­ди­ром роты в Эри­ван­ском гре­на­дер­ском пол­ку. 12 мар­та 1873 года он был про­из­ве­дён в май­о­ры и в мае—ноябре это­го же года он в Эри­ван­ском пол­ку коман­до­вал бата­льо­ном, а с 14 нояб­ря был пред­се­да­те­лем пол­ко­во­го суда.
28 мая 1875 года князь Путя­тин вновь полу­чил в коман­до­ва­ние бата­льон и в этом каче­стве, после откры­тия в 1877 году кам­па­нии про­тив турок, высту­пил на Кав­каз­ский театр воен­ных дей­ствий. За мно­го­чис­лен­ные отли­чия в боях он был награж­дён орде­ном св. Вла­ди­ми­ра 4-й сте­пе­ни с меча­ми и бан­том и 23 июня полу­чил золо­тую саб­лю с над­пи­сью «За храб­рость». 14 мая 1878 года про­из­ве­дён в под­пол­ков­ни­ки. 26 нояб­ря 1878 года князь Путя­тин был удо­сто­ен орде­на св. Геор­гия 4-й сте­пе­ни« В воз­да­я­ние за отли­чие, ока­зан­ное при штур­ме, 3 Октяб­ря 1877 года, горы Авли­ар, где бро­сил­ся впе­ре­ди сво­е­го бата­ли­о­на на укреп­ле­ние и, не смот­ря на полу­чен­ную кон­ту­зию, про­дол­жал руко­во­дить бата­ли­о­ном под самым губи­тель­ным огнем про­тив­ни­ка. »
26 янва­ря 1886 года Путя­тин был про­из­ве­дён в пол­ков­ни­ки и назна­чен коман­ди­ром 1-го пеше­го бата­льо­на Забай­каль­ско­го каза­чье­го вой­ска. С 24 фев­ра­ля по 21 октяб­ря 1891 года чис­лил­ся в запа­се, по воз­вра­ще­нии в строй око­ло меся­ца коман­до­вал Епи­фан­ским резерв­ным бата­льо­ном и с 18 нояб­ря зани­мал долж­ность началь­ни­ка Туль­ско­го лаза­ре­та.
9 авгу­ста 1894 года Путя­тин был назна­чен коман­ди­ром 112-го пехот­но­го Ураль­ско­го пол­ка. 8 янва­ря 1900 года он полу­чил чин гене­рал-май­о­ра и долж­ность коман­ди­ра 1-й бри­га­ды 42-й пехот­ной диви­зии, а с 18 янва­ря 1901 года состо­ял для осо­бых пору­че­ний при коман­ду­ю­щем Киев­ским воен­ным окру­гом.
Сре­ди про­чих наград князь Путя­тин имел орде­на св. Ста­ни­сла­ва 3-й сте­пе­ни (1870 год), св. Ста­ни­сла­ва 2-й сте­пе­ни (1882 год), св. Анны 2-й сте­пе­ни (1884 год) и св. Вла­ди­ми­ра 3-й сте­пе­ни (1889 год).
В сен­тяб­ря 1903 года вышел в отстав­ку с про­из­вод­ством в гене­рал-лей­те­нан­ты. Скон­чал­ся 24 декаб­ря 1912 года в Одессе.Князь. Гене­рал-лей­те­нант. Участ­во­вал в бое­вых дей­стви­ях на Кав­ка­зе, в рус­ско-турец­кой войне.
136.113. Алек­сей Лав­рен­тье­вич (род. 17 мар­та 1816)
ххх.113. Евдо­кия Лав­рен­тьев­на
Княж­на Путя­ти­на, Евдо­кия Лав­рен­тьев­на (р. 1832), дочь пра­пор­щи­ка кня­зя Лаврс­н­пя Алек­се­е­ви­ча и кн. Та- чча­ны Мат­вьев­ны (2-ой его жены).
ххх.113. Лав­рен­тьев­на
ххх.113. Лав­рен­тьев­на
ххх.113. Лав­рен­тьев­на
ххх.114. Мария Сте­па­нов­на
15 коле­но
137.123. Алек­сандр Алек­сан­дро­вич (1841-?)
138.123. Нико­лай Алек­сан­дро­вич (1847-?)
Ххх.123. Ели­за­ве­та Алек­сан­дров­на
139.126. Вла­ди­мир Дмит­ри­е­вич (1829-)
140.126. Нико­лай Дмит­ри­е­вич
141.128. Павел Арсе­нье­вич (1837- 1919)
Архео­лог и антро­по­лог. Член Импе­ра­тор­ско­го архео­ло­ги­че­ско­го инсти­ту­та. Похо­ро­нен в Боло­гом у Тро­иц­кой церк­ви. Путя­ти­ны вла­де­ли усадь­ба­ми в Ста­риц­ком уез­де (Хме­ле­ви­чи) и под Боло­гим, самое зна­ме­ни­тое их поме­стье — Берез­ки в Выш­не­во­лоц­ком уез­де. А.С. Путя­тин (1837-1919) — уче­ный-архео­лог, кол­лек­ци­о­нер и худож­ник — соби­рал в сво­ем име­нии цвет худо­же­ствен­ной интел­ли­ген­ции того вре­ме­ни. В име­нии Путя­ти­ных про­ве­ла свое дет­ство Еле­на Шапош­ни­ко­ва, буду­щая жена Нико­лая Рери­ха. Имен­но там она позна­ко­ми­лась со сво­им мужем. Имен­но на сред­ства кня­зей Путя­ти­ных в 1872 году был воз­двиг­нут выш­не­во­лоц­кий жен­ский мона­стырь во имя Казан­ской ико­ны Божи­ей Мате­ри.
Несо­мнен­но, одно из таких имён — это антро­по­лог, этно­граф, архео­лог и кол­лек­ци­о­нер князь­Па­вел Арсе­нье­вич Путятин(1837 — 1919), во мно­гом пред­те­ча оте­че­ствен­ной аст­ро­ар­хео­ло­гии, и, как ста­ло извест­но совсем недав­но, крёст­ный отец Ю.Н.Рериха. В ряду дея­те­лей рус­ской куль­ту­ры, ока­зав­ших в моло­дые годы суще­ствен­ное вли­я­ние на Нико­лая Кон­стан­ти­но­ви­ча Рери­ха, кня­зю П.А.Путятину при­над­ле­жит осо­бо зна­чи­мая роль. Имен­но князь­Пу­тя­тин ввёл стар­ше­го Рери­ха в круг потом­ствен­ных петер­бург­ских зем­ле­вла­дель­цев, на зем­лях кото­рых ему дове­лось сде­лать целый ряд архео­ло­ги­че­ских откры­тий и собрать уни­каль­ную кол­лек­цию пред­ме­тов камен­но­го века. Кро­ме это­го, князь­Пу­тя­тин пер­вый сооб­щил учё­ным Евро­пы об иссле­до­ва­ни­ях худож­ни­ка-архео­ло­га в окрест­но­стях Боло­го­го и Выш­не­го Волоч­ка и в тече­ние несколь­ких лет инфор­ми­ро­вал науч­ную обще­ствен­ность Запа­да об удач­ных рас­коп­ках Рери­ха. Не забу­дем так­же и клю­че­вой момент в био­гра­фии Рери­хов: имен­но в боло­гов­ском име­нии кня­зя П.А.Путятина летом 1899 г. худож­ник Нико­лай Рерих позна­ко­мил­ся с Еле­ной Ива­нов­ной Шапошниковой(1879 — 1955), став­шей в 1901 г. его женой, «спут­ни­цей, дру­ги­ней, вдох­но­ви­тель­ни­цей» на всю жизнь. Спу­стя три года после это­го зна­ме­на­тель­но­го зна­ком­ства супру­ги Рери­хи кре­сти­ли сво­е­го пер­вен­ца Юрия в Боло­гов­ской Покров­ской церк­ви и вос­при­ем­ни­ком при кре­ще­нии был князь Павел Арсе­нье­вич…
Сохра­нив­ши­е­ся доку­мен­ты сви­де­тель­ству­ют о том, что в нача­ле XX в. меж­ду Рери­ха­ми и кня­зем Путя­ти­ным суще­ство­вал доб­ро­же­ла­тель­ный, вза­им­но полез­ный диа­лог, при­об­ре­тав­ший порой раз­лич­ные фор­мы дру­же­ско­го сотруд­ни­че­ства.
По дан­ным 1901 года, князь Павел Арсе­нье­вич вла­дел сле­ду­ю­щей зем­лёй в Вал­дай­ском уез­де — в Мед­ве­дев­ской воло­сти в «селе­нии Боло­гом» (Елки­на дача, 51 деся­ти­на усадь­бы, все­го с неудоб­ной зем­лёй 288,1 деся­тин); в «сель­це Боло­гое, что ныне село (Ста­рое Боло­гое)» (24,18 деся­тин усадь­бы, все­го с неудоб­ной зем­лёй 125,68 деся­тин); в сель­це Дара­га­ни (пусто­ши Летон­ча, Дара­ган­ская поло­са, Дара­ган­ское Устье, Чапо­ло­во); вла­дел зем­лёй в пусто­шах Пет­ров­ское, Фель­ки­но, Под­бо­рье на Бору (Боль­шое Под­бо­рье), Под­бо­рье (Малое Под­бо­рье); в Илья­тин­ской воло­сти вла­дел пусто­шью Ага­фо­но­во (Цик­и­но). князь Миха­ил Пав­ло­вич Путя­тин по дан­ным 1901 года тоже вла­дел зем­лёй в Мед­ве­дев­ской воло­сти — в «сель­це Боло­гое, что ныне село (Ста­рое Боло­гое)» (4 деся­ти­ны неудоб­ной зем­ли), в дерев­нях Мед­ве­де­во и Высо­кая, в пусто­шах Рябо­во, Тём­ное Вере­тье (Сели­ще), Мака­ви­щи, Под­ду­бье, Раме­нье, Дуп­ли, Клин­цы, Под­бо­рье на Бору (Боль­шое Под­бо­рье), Под­бо­рье (Малое Под­бо­рье), Мишу­ти­но, Рале­во, Пру­ды, (Боль­шие Пру­ды). В общей соб­ствен­но­сти кня­зей П.А. и М.П.Путятиных нахо­ди­лись зем­ли на озе­ре Каф­ти­но, отно­ся­щи­е­ся к Мед­ве­дев­ской волости(сенные поко­сы) — ост­ро­ва Тете­рев, Рыс­но, Круг­ляк, Дол­гов, Велье, Липо­вец, Орло­во Гнез­до, Саба­ни, Сух­мень-Бере­зи­ца («боль­шую часть года быва­ют зали­ты водою, уро­вень кото­рой повы­ша­ет­ся Кемец­ким бей­ш­ло­том»). См.:Земельный инвен­тарь Вал­дай­ско­го уез­да Нов­го­род­ской губер­нии. Нов­го­род: губерн­ская типо­гра­фия, 1902. С. 52, 74, 205, 209, 211, 212, 215, 218, 219, 221, 225, 227, 229.
Ж. 1)
2) Кня­ги­ня Евдо­кия Васи­льев­на (25 мая 1855 — после 922),урожденная Голе­ни­ще­ва-Куту­зо­ва, по пер­во­му мужу МИТУ­СО­ВА. име­ла двух доче­рей от кня­зя Путятина:Софию (р. 1883) и Мари­ан­ну (р. 1884). Сте­пан Сте­па­но­вич Миту­сов (1878-1942; ил. 8, 12, 13, 17), сын Евдо­кии Васи­льев­ны от пер­во­го бра­ка со Сте­па­ном Нико­ла­е­ви­чем Миту­со­вым, пасы­нок кня­зя П.А.Путятина, был женат в пер­вом бра­ке на доче­ри потом­ствен­но­го дво­ря­ни­на Нине Алек­сан­дровне Давы­до­вой-Кара­пе­то­вой, но, как и у мате­ри, пер­вый его брак ока­зал­ся недол­го­веч­ным. Вто­рич­но он женил­ся в 1907 году наЕ­ка­те­рине Филип­повне Потоц­кой (1884-1942), из поль­ско­го граф­ско­го рода, раз­жа­ло­ван­но­го в сво­ём досто­ин­стве после пора­же­ния Поль­ско­го вос­ста­ния и сослан­но­го в Оло­нец­кую губернию.Степан Сте­па­но­вич стал извест­ным музы­кан­том-педа­го­гом, внёс свой уни­каль­ный вклад в раз­ви­тие оте­че­ствен­ной куль­ту­ры. Вот какую харак­те­ри­сти­ку дал ему сын ком­по­зи­то­ра Нико­лая Андре­еви­ча Рим­ско­го-Кор­са­ко­ва Вла­ди­мир: «Сте­пан Сте­па­но­вич Миту­сов — това­рищ Андрея и Вла­ди­ми­ра Рим­ских-Кор­са­ко­вых, один из бли­жай­ших дру­зей всей семьи Рим­ских-Кор­са­ко­вых. Высо­ко­куль­тур­ный и раз­но­сто­рон­ний чело­век, увле­кав­ший­ся совре­мен­ной музы­кой, живо­пи­сью, лите­ра­ту­рой. Автор либ­рет­то опе­ры И.Стравинского “Соло­вей”». В мае 1878 года, уже нося под серд­цем сво­е­го буду­ще­го сына Сте­па­на, Евдо­кия Васи­льев­на окон­чи­ла курс Санкт-Петер­бург­ской кон­сер­ва­то­рии по клас­су пения Камил­ло Эве­рар­ди и клас­су ком­по­зи­ции А.Г.Рубенштейна. В её атте­ста­те отме­че­но, что во вни­ма­ние «к осо­бым даро­ва­ни­ям и успе­хам Евдо­кия Голе­ни­ще­ва-Куту­зо­ва награж­де­на боль­шою сереб­ря­ною медалью»[xix]. В моно­гра­фии об Эве­рар­ди о ней напе­ча­та­но сле­ду­ю­щее: «С бле­стя­щим успе­хом дебю­ти­ро­ва­ла в Пари­же в ита­льян­ской опе­ре, но затем и поки­ну­ла сце­ну. Ред­кое по кра­со­те и гиб­ко­сти голо­са коло­ра­тур­ное сопра­но». В Мемо­ри­аль­ном собра­нии С.С.Митусова хра­нит­ся уни­каль­ная релик­вия, сви­де­тель­ство оше­лом­ля­ю­ще­го париж­ско­го дебю­та — алая лен­та, кото­рую Евдо­кия Васи­льев­на полу­чи­ла от бла­го­дар­ных поклон­ни­ков. На ней золо­ты­ми бук­ва­ми начер­та­но: «Рус­ской Пат­ти. 28 апре­ля 1877». Ещё один сви­де­тель это­го успе­ха — ита­льян­ский кон­церт­мей­стер Рива-Бер­ни, спу­стя 20 с лиш­ним лет с вос­тор­гом рас­ска­зы­вал Н.К.Рериху в Пари­же о Евдо­кии Голе­ни­ще­вой-Куту­зо­вой.
Её выступ­ле­ния на сцене Мари­ин­ско­го теат­ра нахо­ди­ли такой же горя­чий отклик в серд­цах оте­че­ствен­ных слу­ша­те­лей. Напри­мер, нам уда­лось отыс­кать пись­мо Кон­стан­ти­на Пет­ро­ви­ча Побе­до­нос­це­ва от 10 янва­ря 1882 года, адре­со­ван­ное Е.Ф.Тютчевой. Судя по все­му, вли­я­тель­ный обер-про­ку­рор Сино­да, зако­но­учи­тель наслед­ни­ков пре­сто­ла отно­сил­ся к Евдо­кии Васи­льевне, тогда ещё Миту­со­вой, с боль­шим сочув­стви­ем и инте­ре­сом: «Вы помни­те Миту­со­ву, кото­рую вы виде­ли у нас и кото­рой пла­чев­ную исто­рию мы вам рас­ска­зы­ва­ли. Дело её с безум­ным и рас­пут­ным мужем [име­ет­ся в виду С.Н.Митусов — В. М.] кон­ча­ет­ся раз­во­дом, а она хочет посту­пать на сце­ну, и зав­тра дебю­ти­ру­ет на Мари­ин­ском теат­ре в Риго­лет­то. По это­му слу­чаю не муд­ре­но, что и я зав­тра попа­ду в театр».
Меж­ду датой это­го пред­став­ле­ния и 4 апре­ля 1882 года — датой вен­ча­ния Пав­ла Арсе­нье­ви­ча и Евдо­кии Васи­льев­ны — мень­ше трёх меся­цев. Оче­вид­но, в этот срок весь­ма бур­но реша­лась их судь­ба! И если князь весь­ма ко вре­ме­ни «встре­тил под­держ­ку в обо­жа­е­мой им вто­рой жене», то и Евдо­кия Васи­льев­на не раз­ру­би­ла бы гор­ди­ев узел сво­их несча­стий без него — сво­е­го защит­ни­ка и покро­ви­те­ля… Инте­рес­но в свя­зи с этим при­ве­сти выска­зы­ва­ние Н.В.Шишкиной, одной из немно­гих извест­ных нам теперь зна­ко­мых Еле­ны Ива­нов­ны в моло­до­сти: «Евдо­кия Васи­льев­на обла­да­ла необы­чай­но кра­си­вым коло­ра­тур­ным сопра­но и пела с огром­ным успе­хом в опе­ре Мари­ин­ско­го теат­ра в Петер­бур­ге… Искус­ство музы­ки и пения цари­ло в их доме, пели и доче­ри и она сама. Дом их напо­ми­нал дом Росто­вых в “Войне и мире”. Вот та обста­нов­ка, в кото­рой Еле­на Ива­нов­на про­во­ди­ла свою моло­дость. У кня­зя Путя­ти­на был свой особ­няк в Петер­бур­ге и име­нье в Нов­го­род­ской губер­нии. Они вели вели­ко­свет­ский образ жиз­ни. У них быва­ли бле­стя­щие балы, и, конеч­но, на этих балах все­гда быва­ла Еле­на Ива­нов­на, все­гда в кра­си­вом баль­ном туа­ле­те, — она мало тан­це­ва­ла, боль­ше сиде­ла где-нибудь в кон­це зала, окру­жен­ная тол­пой поклон­ни­ков».
142.133. Миха­ил Сер­ге­е­вич (14.02.1861-24.5.1938, Париж)
— князь, сви­ты гене­рал-май­ор, вла­де­лец име­ния “Блав­ское”. С 1895 года штабс-капи­тан лейб-гвар­дии Пре­об­ра­жен­ско­го пол­ка, затем и до 1910 года — штаб­ной офи­цер для осо­бых пору­че­ний при управ­ле­нии гоф­мар­шаль­ской части Мини­стер­ства Импе­ра­тор­ско­го Дво­ра. С 1 янва­ря 1911 года началь­ник цар­ско­сель­ско­го Двор­цо­во­го Управ­ле­ния. После рево­лю­ции в Рос­сии — в эми­гра­ции. С 1909г. член Комис­сии Музея Допет­ров­ско­го искус­ства и быта. Извест­ный гене­а­лог, член пер­во­го соста­ва Прав­ле­ния РГО (1898–1901). С 1913г. редак­тор “Лето­пис­но­го и лице­во­го избор­ни­ка дома Рома­но­вых” , в кото­ром сотруд­ни­чал Нико­лай Рерих. Даль­ний род­ствен­ник кня­зя Пав­ла Арсе­нье­ви­ча Путя­ти­на. Жена Нико­лая Рери­ха — Еле­на — писа­ла: «Млад­шая линия Путя­ти­ных состо­я­ла из Миха­и­ла Сер­ге­е­ви­ча и Нила Сер­ге­е­ви­ча, жена­тых на сёст­рах, на доче­рях адми­ра­ла Пла­то­ва. Миха­ил Сер­ге­е­вич начал карье­ру мор­ским офи­це­ром, про­дол­жил чинов­ни­ком по осо­бым пору­че­ни­ям при Госу­да­ре и импе­ра­тор­ской семье, и затем был назна­чен началь­ни­ком Цар­ско­го Села, рези­ден­ции Госу­да­ря. Сер­гей Михай­ло­вич имел двух сыно­вей. Стар­ший был женат на вели­кой кня­гине Марии Пав­ловне <млад­шей> после её раз­во­да со швед­ским прин­цем» (Рерих Е. И., 1950?55в). Сохра­ни­лось два пись­ма кня­зя М. С. Путя­ти­на к кня­зю П. А. Путя­ти­ну — от 1892 и от 1907 гг.: РА ИИМК, ф. 15, № 74
Миха­ил Сер­ге­е­вич Путя­тин, шурин Г.Н. Мазу­ро­ва, гене­рал-май­ор фло­та. В послед­ние годы перед рево­лю­ци­ей был началь­ни­ком Глав­но­го управ­ле­ния г. Цар­ское Село и цар­ско­сель­ско­го двор­ца. Извест­ный гене­а­лог, член пер­во­го соста­ва Прав­ле­ния РГО (1898–1901).
Путя­тин Миха­ил Сер­ге­е­вич (1861 — 1938) — князь, гене­рал-май­ор. С 1 янва­ря 1911 года началь­ник цар­ско­сель­ско­го Двор­цо­во­го Управ­ле­ния , вла­де­лец име­ния “Блав­ское”. Био­гра­фия С 1895 года штабс-капи­тан лейб-гвар­дии Пре­об­ра­жен­ско­го пол­ка, затем и до 1910 года — штаб­ной офи­цер для осо­бых пору­че­ний при управ­ле­нии гоф­мар­шаль­ской части Мини­стер­ства Импе­ра­тор­ско­го Дво­ра. С 1 янва­ря 1911 года началь­ник цар­ско­сель­ско­го Двор­цо­во­го Управ­ле­ния. Л.И. Соко­ло­ва После рево­лю­ции в Рос­сии — в эмиграции.С 1909г. член Комис­сии Музея Допет­ров­ско­го искус­ства и быта. С 1913г. редак­тор “Лето­пис­но­го и лице­во­го избор­ни­ка дома Рома­но­вых” , в кото­ром сотруд­ни­чал Нико­лай Рерих. Даль­ний род­ствен­ник кня­зя Пав­ла Арсе­нье­ви­ча Путя­ти­на. Жена Нико­лая Рери­ха — Еле­на — писа­ла: «Млад­шая линия Путя­ти­ных состо­я­ла из Миха­и­ла Сер­ге­е­ви­ча и Нила Сер­ге­е­ви­ча, жена­тых на сёст­рах, на доче­рях адми­ра­ла Пла­то­ва. Миха­ил Сер­ге­е­вич начал карье­ру мор­ским офи­це­ром, про­дол­жил чинов­ни­ком по осо­бым пору­че­ни­ям при Госу­да­ре и импе­ра­тор­ской семье, и затем был назна­чен началь­ни­ком Цар­ско­го Села, рези­ден­ции Госу­да­ря. Сер­гей Михай­ло­вич имел двух сыно­вей. Стар­ший был женат на вели­кой кня­гине Марии Пав­ловне <млад­шей> после её раз­во­да со швед­ским прин­цем» (Рерих Е. И., 1950?55в). Сохра­ни­лось два пись­ма кня­зя М. С. Путя­ти­на к кня­зю П. А. Путя­ти­ну — от 1892 и от 1907 гг.: РА ИИМК, ф. 15, № 74. Хро­ни­ка состав­ле­на по пери­о­ди­че­ским изда­ни­ям вто­рой поло­ви­ны 1904 года. В раз­де­ле “Музеи” поме­ще­на замет­ка о реше­нии кня­зей Путя­ти­ных — близ­ких род­ствен­ни­ков и дру­зей семьи Рери­хов — создать музей.
Вос­хо­дя­щая звез­да мель­бурн­ской сце­ны, певи­ца Нел­ли Стю­арт, без­ого­во­роч­но поко­ри­ла серд­ца рус­ских моря­ков. По сви­де­тель­ству Тимо­фе­ев­ско­го, моря­ки рус­ской эскад­ры в 1882 году по несколь­ко раз ходи­ли слу­шать опе­ру «Оли­вет­та» с Нел­ли Стю­арт в глав­ной роли. И в кон­це кон­цов они удо­сто­и­лись визи­та «пре­лест­ной Нел­ли» на их кораб­ли. В 1888 году, во вре­мя визи­та «Рын­ды», моря­ки сно­ва были оча­ро­ва­ны певи­цей. В архи­ве Вели­ко­го кня­зя Алек­сандра Михай­ло­ви­ча, мич­ма­на «Рын­ды», сохра­ни­лось его пись­мо роди­те­лям: «Посы­лаю вырез­ку из мель­бурн­ской газе­ты про меня, что буд­то бы я влю­бил­ся по уши в актри­су Нел­ли Стю­арт. Очень ошиб­лись, это не я, а Путя­тин, но все-таки забав­но». Князь Миха­ил Сер­ге­е­ви­ч­Пу­тя­тин пер­вый раз уви­дел Нел­ли в Мель­бурне в 1882 году. Теперь, шесть лет спу­стя, когда он при­шел в Мель­бурн на «Рын­де», любовь, по-види­мо­му, была вза­им­ной. В сво­их вос­по­ми­на­ни­ях Нел­ли писа­ла о нем: «Рус­ский принц, — да, насто­я­щий принц – как он доби­вал­ся моей руки у моей мате­ри! Но я не мог­ла, Дик был жив и раз­во­да не было. Я часто думаю, что было бы со мной, если бы я вышла замуж за прин­ца и уеха­ла в Рос­сию. Я слы­ша­ла, что поз­же он был убит на войне. Он так нико­гда и не женил­ся».
Ж. (1891) Софья Сер­ге­ев­на Паль­то­ва (1866-1940)
Жена ЕНДО­ГУ­РО­ВА МАРИЯ ИВА­НОВ­НА 1869-1964. Мария Ива­нов­на Путя­ти­на, све­кровь Вели­кой кня­ги­ни Марии Пав­лов­ны, заве­ла шляп­ное дело в Пари­же под экзо­ти­че­ским назва­ни­ем «Шап­ка». Пред­при­я­тие ока­за­лось настоль­ко успеш­ным, что через неко­то­рое вре­мя был открыт фили­ал в Лон­доне. Успе­ху пред­при­я­тия спо­соб­ство­ва­ло то, что мане­кен­щи­цей номер один в «Шап­ке» высту­па­ла кня­ги­ня Тру­бец­кая, чей титул при­вле­кал кли­ен­тов.
143.133. Нико­лай Сер­ге­е­вич (22.08.1862-11.07.1927)
Князь. Мор­ской кор­пус, мич­ман (1882). В 1895 — капи­тан 1-го ран­га. Про­из­ве­ден в контр-адми­ра­лы 6 декаб­ря 1913 г. Коман­дир яхты вели­ко­го кня­зя Миха­и­ла Алек­сан­дро­ви­ча «Зар­ни­ца» (1903-1906), затем крей­се­ра «Алмаз», линей­но­го кораб­ля «Три свя­ти­те­ля», началь­ник учеб­но­го отря­да Чер­но­мор­ско­го фло­та (1913). Во ВСЮР и Рус­ской Армии до эва­ку­а­ции Кры­ма. Эва­ку­и­ро­ван на паро­хо­де “Кон­стан­тин”. В эми­гра­ции во Фран­ции в Пари­же.
Ум. 1927.07.11 в Пари­же Жена Мария Ива­нов­на (Ендо­гу­ро­ва, 1869-1964 там же)
144.133. Нил Сер­ге­е­вич
Впер­вые о. Иоанн Крон­штадт­ский при­е­хал на стан­цию Заре­чье 4 фев­ра­ля 1899 г. поч­то­вым поез­дом из С.-Петербурга. На стан­ции его встре­ча­ли о. Сини­цын, князь А. А. Ширин­ский-Ших­ма­тов и князь Нил Сер­ге­е­вич Путя­тин . В то же утро в церк­ви села Берёз­ки он слу­жил Боже­ствен­ную литур­гию «в сослу­же­нии вось­ми свя­щен­ни­ков при трёх диа­ко­нах и пви пении выш­не­во­лоц­ких собор­ных пев­чих.
8 декаб­ря 1906 года в Тве­ри в зда­нии Бла­го­род­но­го собра­ния, под пред­се­да­тель­ством губерн­ско­го пред­во­ди­те­ля дво­рян­ства Сер­гея Фёдо­ро­вич Голо­ви­на была откры­та сес­сия засе­да­ния губерн­ско­го зем­ско­го собра­ния в чис­ле глас­ных како­во­го состо­ял граф Игна­тьев, при­быв­ший из Петер­бур­га. Во избе­жа­ние пере­пол­не­ния зала было изго­тов­ле­но и роздано300 вход­ных билетов…в биле­тах про­став­ля­лись имя, отче­ство и фами­лия жела­ю­щих посе­тить собра­ние. Про­став­ля­ли их сами про­си­те­ли. 9 декаб­ря перед самым закры­ти­ем засе­да­ний граф Игна­тьев про­шёл в буфет­ную ком­на­ту через бильярд­ную. И усев­шись за отдель­ный сто­лик с д.с.с. Куше­ле­вым потре­бо­вал себе ста­кан чаю. За дру­гим сто­лом нахо­ди­лись князь Нил Сер­ге­е­вич Путя­тин и дей­стви­тель­ный стат­ский совет­ник Пржец­лав­ский, сидев­шие, как и Куше­лев, спи­ной к две­ри. В это вре­мя из бильярд­ной вошёл моло­дой чело­век и, быст­ро подой­дя к гра­фу Игна­тье­ву, почти в упор, про­из­вёл в него несколь­ко выстре­лов и пре­сле­ду­е­мый Путя­ти­ным , Пржец­лав­ским и Куше­ле­вым, выбе­жал в бильярд­ную. Здесь, на ходу, выстре­лил в себя два раза и упал. Игна­тьев ещё сидел за сто­лом зады­хал­ся и был веро­ят­но без созна­ния и тут же скон­чал­ся, у него было обна­ру­же­но четы­ре раны. Убий­ца же при­шёл в себя и на вопро­сы пуб­ли­ки, за что он убил гра­фа отве­тил, что он при­над­ле­жит к пар­тии соци­а­ли­стов-рево­лю­ци­о­не­ров и испол­нил толь­ко то, что ему было при­ка­за­но, доба­вив, что они уби­ва­ют тех, кото­рые идут про­тив наро­да и веша­ют. При обыс­ке у него обна­ру­же­но два револь­ве­ра систе­мы Бра­у­нинг, на одном из кото­рых наца­ра­па­но П.С.Р. и «Тира­ны, вы нас не убьё­те, бес­смерт­ны как анге­лы мы» в Тве­ри про­жи­ва­ла семья кня­зя Нила Сер­ге­е­ви­ча Путя­ти­на с женой Алек­сан­дрой Федо­ров­ной Путя­ти­ной (вто­рой брак с тре­мя дочерь­ми).
Ува­жа­е­мые, това­рищ при­слал спи­сок выпуск­ни­ков Мор­ско­го учи­ли­ща за 1887, судя по дру­гим дан­нм кото-то про­пу­щен. Кто рас­по­ло­гае дан­ны­ми поде­ли­тесь. Высо­чай­шим при­ка­зом № 365 от 29 сен­тяб­ря 1887 года про­из­во­дят­ся в чин мич­ма­на: ПУТЯ­ТИН Нил князь
Ж. вдо­ве капи­та­на 1 ран­га Пла­то­на Рома­но­ви­ча Бой­ля АЛЕК­САН­ДРОЙ ФЁДО­РОВ­НОЙ ГРЯЗ­НО­ВОЙ (1861-1941) имел дочь НАТА­ЛЬЮ ПЛА­ТО­НОВ­НУ БОЙЛЬ (1885-1942) (в даль­ней­шем Алек­сандра Федо­ров­на Бойль, овдо­вев, вый­дет замуж за кня­зя Н.С.Путятина, что создаст род­ство с дру­гой мор­ской семьей -Мазу­ро­вых, о чем будет речь в даль­ней­шем ).Спа­са­ясь во вре­мя рево­лю­ции от гро­мив­ших име­ние крестьян,обе сест­ры при­е­ха­ли к нам в Выш­ний­Во­ло­чек в семью моей бабуш­ки Алек­сан­дры Фёдо­ров­ны, урож­ден­ной Гряз­но­вой 1861 -1941г.р.( Путя­ти­ной во вто­ром бра­ке за кня­зем Нил Сер­ге­е­ви­чем Путя­ти­ным ).Та ещё«держалась» началь­ни­цей Мари­ин­ской гим­на­зии и суме­ла при­го­лу­бить мно­гих в тре­вож­ные годы.
144а.133. Алек­сандра Сер­ге­ев­на
За Мазу­ро­вым
ххх.133. Вар­ва­ра Сер­ге­ев­на
За Мазу­ро­вым
16 коле­но
145.139. Кон­стан­тин Вла­ди­ми­ро­вич
146.139. Алек­сандр Вла­ди­ми­ро­вич
Анна Вла­ди­ми­ров­на
Еле­на Вла­ди­ми­ров­на
Лидия Вла­ди­ми­ров­на
Ната­лья Вла­ди­ми­ров­на
147.141 (1). Миха­ил Пав­ло­вич (1870-?)
Князь Миха­ил Пав­ло­вич по окон­ча­нии Паже­ско­го кор­пу­са вышел в Дра­гун­ский полк, князь Павел Пав­ло­вич — в Кава­лер­гард­ский Её Вели­че­ства полк. Оба бра­та насле­до­ва­ли от мате­ри бога­тей­шие уголь­ные копи в Орлов­ской губер­нии и круп­ное вла­де­ние в Ека­те­ри­но­град­ской губер­нии. Оба были жена­ты на двух род­ных сёст­рах Ека­те­рине и Оль­ге, доче­рях Одес­ско­го гра­до­на­чаль­ни­ка Пав­ла Зелё­но­го. После смер­ти кня­ги­ни С.И.Эристовой в 1897г. бра­тья летом жили со сво­и­ми семья­ми в боло­гов­ском име­нии “Высо­ком”, хотя так­же выез­жа­ли и в Одес­су, где у сестёр Путя­ти­ных (Зелё­ных) был дере­вен­ский дом их роди­те­лей. По жела­нию сестёр прах их роди­те­лей был пере­ве­зён в усадь­бу Высо­кое и поко­ит­ся в скле­пе, у часов­ни.
р.21 мая 1870 в им. Высо­кое Нов­го­род­ской губ. Сын дей­стви­тель­но­го стат­ско­го совет­ни­ка. Пору­чик л.-гв. Дра­гун­ско­го пол­ка в отстав­ке. В Воору­жен­ных силах Юга Рос­сии. Летом 1920 на Маль­те, соби­рал­ся ехать в Рус­скую Армию в Крым (?). Ум. 14 мая 1936 на Маль­те. Жена Ека­те­ри­на Пав­лов­на (Зеле­ная, р. 1874).
148.141(1). Павел Пав­ло­вич (1871-1943)
р. 17 июня 1872 в им. Высо­кое Нов­го­род­ской губ. Паже­ский кор­пус 1895. Пол­ков­ник Кава­лер­гард­ско­го пол­ка, штал­мей­стер, при этап­но-хозяй­ствен­ном отде­ле шта­ба войск Гвар­дии, началь­ник хозяй­ствен­ной части стрел­ко­во­го бата­льо­на 1-й гвар­дей­ской кава­ле­рий­ской диви­зии. В эми­гра­ции с 1918, летом 1920 на Маль­те, затем во Фран­ции. Ум. 20 сент. 1943 в Пари­же. Жена Оль­га Пав­лов­на (Зеле­ная), дети Оль­га, Ната­лия, р. 1903, Миха­ил.
Выпуск 12.08.1895 г.князь Путя­тин Павел Пав­ло­вич (из камер-пажей в Кава­лер­гард­ский полк)
«Глав­ной построй­кой архи­тек­то­ра Погон­ки­на, пожа­луй, ста­ло его «дво­рян­ское гнез­до» – дом, воз­ве­ден­ный в 1911 – 1912 годах для сво­ей семьи на Апте­кар­ском про­спек­те, 8А, напро­тив Бота­ни­че­ско­го сада. В огром­ной квар­ти­ре на вто­ром эта­же про­жи­ва­ла его семья, в кото­рой было семе­ро детей (близ­не­цы-доче­ри роди­лись в 1904 году в Жене­ве). Средств на стро­и­тель­ство не хва­ти­ло, и вла­дель­ца­ми дома ста­ли трое – сам архи­тек­тор Погон­кин, Борис Вла­ди­ми­ро­вич Тре­пов и князь Павел Пав­ло­вич Путя­тин «.
(Из ста­тьи Алек­сандра Позд­ня­ко­ва «Дво­рян­ское гнез­до» на Апте­кар­ском», «СПб Ведо­мо­сти», 04.02.2011)
Сам Миха­ил Алек­сан­дро­вич
писал в сво­ем днев­ни­ке, что ему уда-
лось уго­во­рить воен­ных до рас­све­та
поки­нуть Зим­ний дво­рец и этим из-бежать раз­гро­ма его рево­лю­ци­он­ны-
ми вой­ска­ми. Кро­ме того, он не хо-
тел, что­бы из жили­ща Рома­но­вых
стре­ля­ли в народ. Оста­вать­ся во
двор­це все рав­но было небез­опас­но,
надо было най­ти убе­жи­ще близ­ко от
двор­ца, куда мож­но было неза­мет­но
перей­ти ночью. Наи­бо­лее под­хо­дя-
щей пока­за­лась совсем рядом, на
Мил­ли­он­ной, 12, квар­ти­ра зна­ко-
мого по Кава­лер­гард­ско­му пол­ку
кня­зя П. П. Путя­ти­на.
Боль­шая исто­ри­че­ская роль
выпа­ла на долю дома 12 в 1917 году.
В 1910-е годы в одной из квар­тир
это­го дома жил князь Павел Пав-
лович Путя­тин (1872-1943). Отец
его — Павел Арсе­нье­вич — архео­лог
и антро­по­лог, член Импе­ра­тор­ско-
го архео­ло­ги­че­ско­го инсти­ту­та.
Мать про­ис­хо­ди­ла из извест­но­го
рода Голе­ни­ще­вых-Куту­зо­вых.
Жена — Оль­га Пав­лов­на — была до-
черью одес­ско­го гра­до­на­чаль­ни­ка
П. А. Зеле­но­го. Павел Пав­ло­вич не
про­дол­жил путь отца. Он был кава-
лер­гар­дом, в 1912 году рот­мистр, в
1917 году — пол­ков­ник, слу­жил при
этап­но-хозяй­ствен­ном отде­ле шта­ба
войск гвар­дии. Имел при­двор­ный
чин штал­мей­сте­ра. Неиз­вест­но,
насколь­ко близ­ко он был зна­ком с
бра­том импе­ра­то­ра вели­ким кня­зем Миха­и­лом Алек­сан­дро­ви­чем, очень
недол­го коман­до­вав­шим Кава­лер-гард­ским пол­ком и про­жив­шим в
его квар­ти­ре послед­ние дни фев­ра­ляи пер­вые дни мар­та (по ста­ро­му сти-
лю) 1917 года, т. е. дни Фев­раль­ской­ре­во­лю­ции. Сам Путя­тин в то вре­мя
был в дей­ству­ю­щей армии.По отры­воч­ным сведениям,что в квар­ти­ре Путя­ти­на было 10комнат, частич­но в лице­вом фли­ге­ле
(с бал­ко­ном), частич­но в дворовом,был про­ве­ден архив­ный поиск
пла­на квар­ти­ры. На фаса­де дома­д­ва бал­ко­на толь­ко на 3-м эта­же по
кра­ям дома. Най­де­ны пла­ны неко-торых пере­стро­ек квар­тир левой и
пра­вой частей дома7. Если исхо­ди­тьиз того, что план пере­строй­ки 1909
и 1910 годов был выпол­нен, то един­ствен­ная под­хо­дя­щая квар­ти-
ра нахо­ди­лась в пра­вой части дома­на 3-м эта­же, при­чем зани­ма­ла
поло­ви­ну лице­во­го фли­ге­ля, весь
пра­вый дво­ро­вый и пра­вую же по-
лови­ну зад­не­го дво­ро­во­го фли­ге­ля.
На Мил­ли­он­ную ул. выхо­ди­ли пять
пра­вых окон фаса­да и бал­кон на 3-м
эта­же. За ними раз­ме­ща­лись три
парад­ные ком­на­ты общей пло­ща­дью
поряд­ка 150 кв. м.
Во двор выхо­ди­ли окна еще
двух ком­нат фасад­ной части дома,
ком­нат, нахо­див­ших­ся в пра­вом
дво­ро­вом фли­ге­ле и поме­ще­ний в
зад­нем фли­ге­ле — види­мо, кух­ня и
ком­на­ты при­слу­ги (уча­сток не был
сквоз­ным, не выхо­дил на Мой­ку).
Про­дол­жим свой путь далее по Мил­ли­он­ной. Дом 19корпус Ново-Михай­лов­ско­го двор­ца (1857 1861 гг., архи­тек­тор А.И.Штакеншнейдер). Сво­им глав­ным фаса­дом зда­ние выхо­дит на Двор­цо­вую набе­реж­ную. Ныне во двор­це рас­по­ла­га­ют­ся НИИ архео­ло­гии и НИИ восто­ко­ве­де­ния РАН. На дру­гой сто­роне ули­цы в доме 16 с 1895 г. рас­по­ла­га­лось Англий­ское собра­ние; в доме 12 в пер­вой чет­вер­ти XIX в. жил ака­де­мик порт­рет­ной живо­пи­си В.Л.Боровиковский. Здесь же в нача­ле XX в. жил князь П.П. Путя­тин ; и имен­но в его квар­ти­ре утром 16 мар­та 1917 г. вели­кий князь Миха­ил Алек­сан­дро­вич под­пи­сал акт отре­че­ния от пре­сто­ла, полу­чен­но­го им в резуль­та­те отре­че­ния Нико­лая II; при этом собы­тии при­сут­ство­ва­ли чле­ны Госу­дар­ствен­ной думы А.Ф.Керенский, князь Г.Е.Львов, П.Н.Милюков, В.Д.Набоков, М.В.Родзянко и др. Т
Высо­кое Нов-город­ской губ. Паже­ский кор­пус 1895. Пол­ков­ник Кава­лер­гард­ско­го пол­ка, штал­мей­стер, при этап­но-хозяй­ствен­ном отде­ле шта­ба войск Гвар­дии, началь-ник хозяй­ствен­ной части стрел­ко­во­го бата­льо­на 1-й гвар­дей­ской кава­ле­рийс-кой диви­зии. В эми­гра­ции с 1918, летом 1920 на Маль­те, затем во Фран­ции. Ум. 1943.09.20 в Пари­же.
Жена Оль­га Пав­лов­на (Зеле­ная), дети Оль­га, На-талия, р. 1903, Миха­ил. [Вол­ков С.В. Офи­це­ры Росс.гв. М.,2002]
149.141(1). Арсе­ний Пав­ло­вич (11.09.1873-13.06.1893)
Князь Арсе­ний Пав­ло­вич — сын Кня­зя Пав­ла Арсе­ни­е­ви­ча Путя­ти­на от пер­вой жены Оль­ги Ива­нов­ны (усадь­ба Боло­гое). Князь Арсе­ний, будучи Пажем ЕИВ, уто­нул в озе­ре Боло­гое в 19 лет за две неде­ли до выпус­ка из Паже­ско­го кор­пу­са. Уто­нул вме­сте с това­ри­щем Миха­и­лом Лав­ро­вым.
13 июня 1893 г. они вдво­ем ката­лись по Боло­гов­ско­му озе­ру на лод­ке. Вне­зап­но нале­тев­ший вихрь опро­ки­нул лод­ку. Вот как эта тра­ге­дия зафик­си­ро­ва­на в Мет­ри­че­ской кни­ге Боло­гов­ской при­ход­ской Покров­ской церк­ви за 1893 год:
«13 июня умер, 18 июня погре­бен- Кня­зя Пав­ла Арсе­ни­е­ва Путя­ти­на сын Арсе­ний (19 лет, уто­нул. Погре­бен по Сви­де­тель­ству При­ста­ва 2-го ста­на Вал­дай­ско­го уез­да от 17 июня 1893 года за № 679-м на при­ход­ском клад­би­ще).»
« 13 июня умер. 20 июня погре­бен- сын Капи­та­на 1-го ран­га Паж ЕИВ кор­пу­са, Миха­ил Адри­а­но­вич Лав­ров (17 лет, уто­нул. Погре­бен по Сви­де­тель­ству При­ста­ва 2-го ста­на Вал­дай­ско­го уез­да от 17 июня 1893 года за № 679-м в Санкт- Петер­бур­ге в Ново­де­ви­чьем мона­сты­ре.)»
150.141(1). Иван Пав­ло­вич (1874-?)
Вал­дай­ско­го у. зем­ле­вла­дель­ца Штабс- Капи­та­на Гвар­дии Кня­зя Пав­ла Арсе­ни­е­ва Путя­ти­на сын; ум. 28 декаб­ря 1882 г., 5 лет, от оспы.
Дан­ная мет­ри­че­ская запись поз­во­ля­ет уточ­нить дату рож­де­ния сына кня­зя- 1877 г.р.
150а.141(2). София Пав­лов­на (р. 1883)
вышла за Дмит­рия Нико­ла­е­ви­ча Потоц­ко­го, подъ­е­са­у­ла, Геор­ги­ев­ско­го кава­ле­ра в войне 1914 г. Име­ла от него двух доче­рей Мари­ну (Миму; ил. 13, 14) и Софию (Ноку; ил. 13, 14), впо­след­ствии ока­зав­ших­ся в США. Мари­на вышла замуж за аме­ри­кан­ско­го гол­ланд­ца, финан­си­ста­Мар­ка Лос Тук­ке­ра, име­ла трёх сыно­вей, из кото­рых после всех войн остал­ся в живых один средний,Стеббин, талант­ли­вый музы­кант-ком­по­зи­тор. Стар­ший сын,Марк,стал лёт­чи­ком, погиб в Корей­ской войне, млад­ший сын,Жоржик, скон­чал­ся «от злост­но­го бело­кро­вия». Сест­ра её, София Потоц­кая, вышла замуж за швей­цар­ско­го под­дан­но­го Сант-Гали, про­жи­вав­ше­го в США. По неко­то­рым дан­ным, С.П.Потоцкая (дочь Путя­ти­ных) умер­ла доволь­но рано от тубер­ку­лё­за.
150б.141(2). Мари­ан­на Пав­лов­на (р. 1884)
вышла замуж за Сер­гея Лео­ни­до­ви­ча Мар­ко­ва, впо­след­ствии став­ше­го гене­ра­лом, име­ла сына Лео­ни­да и дочь Мари­ан­ну. За гене­ра­лом С.Л.Марковым проч­но закре­пи­лась сла­ва героя, в одном эми­грант­ском изда­нии о нём напе­ча­та­ны сле­ду­ю­щие стро­ки: «Ред­ко в жиз­ни наше­го Воин­ства мож­но встре­тить явле­ние, что­бы так быст­ро, высо­ко и ярко взле­те­ла бое­вая сла­ва, как это пред­опре­де­ли­ла судь­ба гене­ра­лу Мар­ко­ву. Его нату­ра — без­удерж­ная жаж­да подви­га во имя дол­га и поль­зы Роди­ны, дви­же­ние толь­ко впе­рёд… Он успел сде­лать­ся леген­дар­ным геро­ем… сино­ни­мом все­гдаш­ней побе­ды… Все­ми при­зна­вал­ся вои­ном и впрямь отме­чен­ным Пер­стом Божьим».В Граж­дан­ской войне гене­рал Мар­ков сра­жал­ся на сто­роне белых под коман­до­ва­ни­ем Дени­ки­на; 12 июня 1918 года герой­ски погиб в бою от пря­мо­го­по­па­да­ния сна­ря­да из бро­не­по­ез­да. Семья гене­ра­ла после рево­лю­ции жила в Бель­гии. Уже в эми­гра­ции Мари­ан­на Сер­ге­ев­на Мар­ко­ва, внуч­ка Путя­ти­ных, вышла замуж заЧе­бы­ки­на, сына­А­на­ста­сии Васи­льев­ны Чебы­ки­ной, рож­дён­ной­Го­ле­ни­ще­вой-Куту­зо­вой. Послед­няя при­хо­дит­ся кня­гине Евдо­кии Васи­льевне пле­мян­ни­цей. Таким обра­зом, поже­ни­лись внуч­ка и вну­ча­тый пле­мян­ник кня­ги­ни Путя­ти­ной. В нояб­ре 1922 года, уже в глу­бо­кой ста­ро­сти, кня­ги­ня поки­ну­ла Рос­сию и какое-то вре­мя жила в Бель­гии у сво­ей доче­ри Мари­ан­ны Мар­ко­вой. Умер­ла почти ослеп­шей в бога­дельне.
Надеж­да Пав­лов­на
— Гвар­дии отстав­но­го Штабс- Капи­та­на Кня­зя Пав­ла Арсе­ни­е­ва Путя­ти­на дочь; ум. 21 июня 1880 г., 1 год 2 мес., от остро­го ката­ра кишек.
О суще­ство­ва­нии это­го ребен­ка у кня­зя П.А.Путятина от пер­вой жены Оль­ги Ива­нов­ны урож­ден­ной Шабель­ской иссле­до­ва­те­ли жиз­ни кня­зя П.А.Путятина не зна­ют.
151.142. Сер­гей Михай­ло­вич (19.12.1893-26.02.1966)
князь, офи­цер лейб-гвар­дии 4-го Стрел­ко­во­го Импе­ра­тор­ской фами­лии пол­ка.
Князь Путя­тин Сер­гей Михай­ло­вич (Гуля). Офи­цер квар­ти­ро­вав­ше­го в Цар­ском Селе лейб-гвар­дии 4-го Стрел­ко­во­го Импе­ра­тор­ской Фами­лии пол­ка. Женат на Вел. Кн. Марии Пав­ловне (млад­шей). От бра­ка у них родил­ся сын Роман (род. 1918). С 1919 — в эми­гра­ции.
Князь Путя­тин Миха­ил Сер­ге­е­вич (1861-1938) — гене­рал май­ор, с 1895 года штабс-капи­тан лейб-гвар­дии Пре­об­ра­жен­ско­го пол­ка, затем штаб­ной офи­цер для осо­бых пору­че­ний при управ­ле­нии гоф­мар­шаль­ской части Мини­стер­ства Импе­ра­тор­ско­го Дво­ра до 1910 года, а с 1 янва­ря 1911 года началь­ник Двор­цо­во­го Управ­ле­ния. Позд­нее — в эми­гра­ции.
р. 7 дек. 1893. Паже­ский кор­пус 1913. Капи­тан л.-гв. 4-го стрел­ко­во­го пол­ка. В эми­гра­ции на Восточ­ном побе­ре­жье США, на нояб. 1951 пред­ста­ви­тель пол­ко­во­го объ­еди­не­ния в США. Ум. 26 фев. 1966 в Чарлстоне (США). Жена: 1-я до 1923 вел. кн. Мария Пав­лов­на (6 апр. 1890 — 13 дек. 1958), 2-я с 1931 Шир­ли (Мэн­нинг; р. 1908), дети Иван, р. 1931 (вну­ки Миха­ил 1962, Андрей 1965, Петр 1969), Миха­ил, р. 1935 (внуч­ки Дже­ни­фер 1970, Али­сой), Мари­ан­на, р. 1942.
Ж. 1) В 1917-1923 вел кня­ги­ня Мария Пав­лов­на Млад­шая (1890-1958), дво­ю­род­ная сест­ра Нико­лая II. Этот брак поз­во­лил ей поки­нуть Рос­сию под фами­ли­ей мужа;
2) Шир­ли Мэн­нинг (род.1908)
152.142. Алек­сандр Михай­ло­вич (1897-1954)
р. 1897. Сын гене­рал-май­о­ра. Алек­сан­дров­ский лицей 1917 (ускор.). Под­по­ру­чик л.-гв. 4-го стрел­ко­во­го пол­ка. В эми­гра­ции во Фран­ции, к 1929 в Пари­же. Ум. 1954. Дети Мария, р. 1922, Алек­сей (1924-1945; слу­жил во фран­цуз­ской армии, убит в Ита­лии), Дмит­рий (1926; офи­цер аме­ри­кан­ско­го фло­та), внуч­ка Мари­на Дмит­ри­ев­на (Афа­на­сен­ко; р. 1950) — в Кана­де. Отец Миха­ил Сер­ге­е­вич (1861 — 24 мая 1938 в Пари­же).
Ж. (1922)кнж. Мария Алек­се­ев­на Куда­ше­ва (1901-1967), дочь кн. Алек­сея Алек­се­е­ви­ча Куда­ше­ва и св. кн. Марии Кон­стан­ти­нов­ны Гор­ча­ко­вой
ххх.144. Ели­за­ве­та Нилов­на
ретье из извест­ных нам име­ний — Вален­ти­нов­ка Тупи­ко­вых — не раз­вер­ну­лось при нас в пол­ную силу, но обе­ща­ло быть достой­ным сопер­ни­ком двум древним. Вла­де­лец его из бога­тых ново­го интел­ли­гент­но­го типа куп­цов тянул­ся за сво­и­ми почтен­ны­ми сосе­дя­ми и имел доста­точ­но вку­са, бывал за гра­ни­цей, его дети учи­лись наравне с дво­ря­на­ми: доче­ри — в инсти­ту­те, сыно­вья — в Импе­ра­тор­ском учи­ли­ще пра­во­ве­де­ния. Доход хозя­ин полу­чал от гро­мад­но­го дома в Петер­бур­ге, хоро­шо сохра­нив­ше­го­ся до сей поры на углу Литей­но­го и Пан­те­лей­мо­нов­ской.
Сам хозя­ин, Сер­гей Алек­сан­дро­вич Тупи­ков с женой, про­во­дя лето на даче, не быва­ли в домах у сосе­дей, но их мож­но было видеть при­ез­жа­ю­щи­ми в вос­кре­се­нье в мест­ную цер­ковь в коляс­ке, запря­жен­ной парой воро­ных. Их место в церк­ви было отме­че­но ков­ри­ком, види­мо, Тупи­ко­вы денеж­но под­дер­жи­ва­ли пыш­ное убран­ство церк­ви, а может быть, он был ста­ро­стой — не знаю.
Сыно­вья охот­но дру­жи­ли с сосе­дя­ми и с дач­ни­ка­ми. Стар­ший, Андрей, зача­стил к нам на дачу, гар­цуя на сво­ем пре­крас­ном ска­куне в вое­ни­зи­ро­ван­ной фор­ме пра­во­ве­да. Бле­стя­ще играя в тен­нис, он стал успеш­ным сопер­ни­ком Сере­жи Вол­ко­ва и не толь­ко в тен­нис, но и воз­ле мами­ной свод­ной сест­ры, Ели­за­ве­ты Нилов­ны Путя­ти­ной. Все это кон­чи­лось, к огор­че­нию всех Вол­ко­вых, в 1917 году поспеш­ной и скром­ной сва­дьбой нашей кра­са­ви­цы Лили Путя­ти­ной с Андре­ем Тупи­ко­вым в гим­на­зи­че­ской церк­ви, где Сере­жа был шафером.Да, не помог­ли ему ни див­ные розы из оран­же­реи, при­сы­ла­е­мые нароч­ным, или самим при­во­зи­мые, ни даже Мами­ны уго­во­ры Лили: обра­тить вни­ма­ние на неоспо­ри­мые досто­ин­ства Сере­жи Вол­ко­ва, обе­ща­ю­ще­го уче­но­го.
И кто зна­ет … может быть её судь­ба была не так жесто­ка, при­слу­шай­ся она не толь­ко к сво­е­му серд­цу … В 1938 году Андрея и Лилю постиг­ла участь общая мно­гих — они были аре­сто­ва­ны и погиб­ли в конц­ла­ге­ре …
17 коле­но
ххх.148. Ната­лья Пав­лов­на
Князь Павел Пав­ло­вич имел одну дочь, Ната­лью (1904—1984), Таточ­ку, кото­рая вышла замуж за круп­но­го маль­тий­ско­го капи­та­ли­ста, док­то­ра Эдга­ра Табоне. Делом её жиз­ни ста­ло созда­ние бале­та на Маль­те. Око­ло 1930г. Ната­лья Табоне окон­ча­тель­но посе­ли­лась на Маль­те и осно­ва­ла там ака­де­мию клас­си­че­ско­го тан­ца. Её учи­те­ля­ми были луч­шие масте­ра бале­та XXв.: Тама­ра Кар­са­ви­на, Фелия Дуб­ров­ская, Любовь Его­ро­ва, Оль­га Пре­об­ра­жен­ская. Зна­ме­ни­тая Анна Пав­ло­ва ска­за­ла о ней: «Моло­дая княж­на обла­да­ла необык­но­вен­ной чув­стви­тель­но­стью к музы­каль­ной выра­зи­тель­но­сти в дви­же­ни­ях– при­род­ный дар, кото­ро­му нель­зя научить». Зна­ме­на­тель­но, что этот дар мог раз­ви­вать­ся и креп­нуть в уди­ви­тель­ной атмо­сфе­ре боло­гов­ских уса­деб. По сви­де­тель­ству её маль­тий­ской уче­ни­цы (имя кото­рой оста­лось нам неиз­вест­ным), пере­дав­шей, види­мо, то, что было ска­за­но самой Ната­льей Табоне, вос­пи­та­ние было орга­ни­зо­ва­но «на выс­шем уровне»: «княж­ну окру­жа­ла кра­со­та, её дом, одеж­да, игруш­ки, музы­ка, живо­пись, лите­ра­ту­ра и тан­цы дела­ли её счаст­ли­вым ребён­ком, бла­го­да­ря чему она име­ла пре­крас­ный взгляд на жизнь и раз­ви­ва­ла наи­луч­шим обра­зом выра­же­ние это­го сча­стья– танец».
152б.151(1). Роман Сер­ге­е­вич (1918-1919)
153.151(2). Иван Сер­ге­е­вич (род. 1931, Париж)
Ж. (1960) Lochiel Cameron 151(2)
154.151(2). Миха­ил Сер­ге­е­вич (1935-)
Ж. (1965) Marcia Meserve (род. 1944)
154а.151(2). Мари­ан­на Сер­ге­ев­на (1942-)
М. (1972) Charles Barton Cotten
154б.152. Мария Алек­сан­дров­на (1922-1983)
М. Alexandre Theodore Ediss (род. 1920)
155.152. Алек­сей Алек­сан­дров­на (1924-1945)
156.152. Дмит­рий Алек­сан­дро­вич (род. 1926)
Был офи­це­ром аме­ри­кан­ско­го фло­та, участ­во­вал во 2?й миро­вой войне. В насто­я­щее вре­мя он живёт в Кана­де. Его внук, Дмит­рий Алек­сан­дро­ви­ч­Пу­тя­тин (род. 1926), был офи­це­ром аме­ри­кан­ско­го фло­та, участ­во­вал во 2?й миро­вой войне. С ним и его женой, Ири­ной Нико­ла­ев­ной, нам уда­лось позна­ко­мить­ся в 1991 г. в Москве во вре­мя I Кон­грес­са сооте­че­ствен­ни­ков. В насто­я­щее вре­мя он живёт в Кана­де. Его зять, Пётр Илла­ри­о­но­вич Афа­на­сен­ко, – пере­вод­чик пре­зи­ден­та США. 150а
Живёт в Кана­де, участ­ник Вто­рой миро­вой вой­ны; под­дер­жи­ва­ет свя­зи с Рос­си­ей, в авгу­сте 1991 г. участ­во­вал в Кон­грес­се сооте­че­ствен­ни­ков.
Ж. (1947) Ири­на Сирот­ни­на (род. 1925)
18 коле­но
157.153. Миха­ил Ива­но­вич (род. 22.10.1962)
Ж. (1989) Sally Ann Stanton (род. 1962)
158.153.Андрей Ива­но­вич (1965-)
159.153. Пётр Ива­но­вич (1969-)
Ж. (1995) Athalia Ogden Esty
160.154. Дже­ни­фер (1970-)
160а.154.Алисон (род. 1967)
161.156. Мари­на Дмит­ри­ев­на (род. 1950)
М. (1974) Пётр Афа­на­сен­ко (род. 1947)
Путя­тин Алек­сандр Все­во­ло­до­вич кн. (1909) в 1909 под­по­ру­чик пехо­ты [Общ.сп.офиц. на 1909. См. раз­дел <Биб­лио­те­ка>]
Путя­тин Андрей Тимо­фе­е­вич кн. (1575,1576) голова(1575) сын-боярск. помещ.-Пернов-у.
Путя­тин Васи­лий Сам­со­но­вич кн. (1611/17) помещ.-Новг.-у.
Путя­тин Все­во­лод Алек­сан­дро­вич кн. (1857—1919.06./.08.) В служ­бе с 1877, офи­це­ром с 1879. Ген.-майор кава­ле­рии. Рас­стре­лян боль­ше­ви­ка­ми летом 1919 в Харь­ко­ве [Вол­ков С.В. Офи­це­ры арм.кав. М.,2002]
Путя­тин Иван Гав­ри­ло­вич кн. (1606,1610) дворов.сын-боярск.жал.вотч.-Арзамас-у.
Путя­тин Иван Дмит­ри­е­вич кн. (1705,1717) столь­ник вотч.-Арзамасский у., Соба­кин ст.,с.Путятино, 4/18
Путя­тин Федор Гав­ри­ло­вич кн. (1606,1610) дворов.сын-боярск. жал.вотч.-Арзамас-у.
Путя­ти­на Вар­ва­ра Андре­ев­на (ур.Пусторослева) кнг. (1659) (во вто­ром браке)~к. Путя­тин
Путя­ти­на Мария кнж. (—18?,†Устюжна, Казан. кл-ще) [Шере­ме­тев­ский В. Русск.провинц.некрополь. Т.1. М.,1914]
Путя­ти­на Ната­лия Пам­фи­лов­на кнг. (—18?,†Устюжна, Казан. кл-ще) [Шере­ме­тев­ский В. Русск.провинц.некрополь. Т.1. М.,1914]
ПУТЯ­ТИ­НА АЛЕК­САНДРА АЛЕК­СЕ­ЕВ­НА
Княж­на. Пер­вая жена кня­зя Я.П.ШАХОВСКОГО (1705-1777). Сын и две доче­ри
Павел Арсе­нье­вич Путя­тин
Наи­боль­шее вли­я­ние на «образ мыс­лей» кня­зя П.А.Путятина в юно­сти имел его дядя князьД­мит­рий Алек­се­е­вич Эри­стов (1797—1858), автор-соста­ви­тель полю­бив­ше­го­ся А.С.Пушкину «Сло­ва­ря исто­ри­че­ско­го о свя­тых, про­слав­ля­е­мых в Рос­сий­ской Церк­ви» (1835). Вот что напи­сал об этом чело­ве­ке Павел Арсе­нье­вич: «Сколь­ко пом­нит­ся, пер­вый тол­чок зна­ния про­из­вёл на меня кру­жок покой­но­го дяди мое­го, кня­зя Дмит­рия Алек­се­е­ви­ча Эри­сто­ва… Кру­жок его дру­зей состо­ял пре­иму­ще­ствен­но из совре­мен­ных А.С.Пушкину лице­и­стов…» И далее назва­ны: канц­лер, свет­лей­ший князь А.М.Горчаков, министр юсти­ции Д.Н.Замятин, сена­тор Б.К.Данзас, секун­дант Пуш­ки­на К.К.Данзас, сена­тор Ф.Ф.Матюшкин, граф М.А.Корф, худож­ник В.П.Лангер, брат Пуш­ки­на Лев, Рыка­чёв, Ман­зей, Аба­за и мно­гие дру­гие. «Това­ри­щи кня­зя у него часто соби­ра­лись и во вре­мя вече­ри­нок вспо­ми­на­ли о Пуш­кине, бароне Дель­ви­ге, Брюл­ло­ве, Глин­ке и проч.» [13] .
Павел Арсе­нье­вич был вос­пи­тан глу­бо­ко веру­ю­щим чело­ве­ком и таки­ми же он вос­пи­тал сво­их детей. В этом мож­но убе­дить­ся хотя бы по его вос­по­ми­на­ни­ям, часть кото­рых была изда­на в 1888г. отдель­ной кни­гой. В вос­по­ми­на­ни­ях отме­че­ны встре­чи со мно­ги­ми Иерар­ха­ми Церк­ви. Упо­мя­нут и отец Иоанн Крон­штадт­ский (Иван Ильич Сер­ги­ев; 1829—1908), бла­го­рас­по­ло­жен­ный, судя по все­му, не толь­ко к кня­зю Путя­ти­ну, но и к его вто­рой жене кня­гине Евдо­кии Васи­льев­не­Пу­тя­ти­ной (25мая 1855 — после 1922), урож­дён­ной Голе­ни­ще­вой-Куту­зо­вой, в пер­вом бра­ке Миту­со­вой. Н.К.Рерих в «Листах днев­ни­ка» при­во­дит лишь эпи­зо­ды из обще­ния со свя­тым стар­цем, одна­ко и их доста­точ­но, что­бы понять, насколь­ко часто пере­се­ка­лись жиз­нен­ные пути Путя­ти­ных, Рери­хов и отца Иоан­на [14] .
Сохра­нив­ши­е­ся в Госу­дар­ствен­ном архи­ве Нов­го­род­ской обла­сти доку­мен­ты сви­де­тель­ству­ют, что к нача­лу 1880-хгг. в Боло­гом, в уса­деб­ном доме кня­зей Путя­ти­ных, вме­сте жили три поко­ле­ния это­го ста­рин­но­го кня­же­ско­го рода. В даль­ней­шем чис­ло поко­ле­ний вырос­ло до четы­рёх. К ним ещё нуж­но доба­вить мно­го­чис­лен­ных род­ствен­ни­ков, свой­ствен­ни­ков и зна­ко­мых, кото­рые вре­мя от вре­ме­ни подол­гу гости­ли в доме и его фли­ге­лях. Дом был боль­шим и вме­сти­тель­ным настоль­ко, что во вре­мя зим­них импе­ра­тор­ских зве­ри­ных охот 1862-1864гг. в нём оста­нав­ли­вал­ся сам импе­ра­тор Алек­сан­дрII с вели­ки­ми кня­зья­ми.
В путя­тин­ском доме все поме­ще­ния были рас­пре­де­ле­ны по назна­че­нию: в зале пода­вал­ся чай, обед и ужин, гости­ная слу­жи­ла для при­ё­мов, угло­вая ком­на­та за гости­ной выпол­ня­ла роль опо­чи­валь­ни и каби­не­та. В этой ком­на­те поме­ща­лись поход­ная кро­вать, поход­ный молит­вен­ный сто­лик с обра­за­ми и молит­вен­ни­ка­ми и пись­мен­ный стол, рас­по­ло­жен­ный неда­ле­ко от ками­на.
Несмот­ря на то, что зача­стую импе­ра­тор Алек­сан­дрII дале­ко за пол­ночь раз­го­ва­ри­вал с охот­ни­ка­ми, он всё-таки меж­ду тем зани­мал­ся дела­ми. Сидя у пись­мен­но­го сто­ла, он слу­шал докла­ды сек­ре­та­ря и при­ни­мал депе­ши. Ненуж­ные бума­ги тут же лете­ли в камин, кото­рый нароч­но для это­го затап­ли­вал­ся. Докла­ды ино­гда про­дол­жа­лись до двух часов ночи. Пого­ва­ри­ва­ли, что в Боло­гом во вре­мя при­ез­да царя в 1863г. совер­шал­ся обмен депе­ша­ми с Напо­лео­но­мIII по пово­ду поль­ских дел. Отчи­тав­шись, сек­ре­тарь ухо­дил, и госу­дарь дол­го и горя­чо молил­ся. Потом, часа в два или три, он засы­пал, покрыв­шись тонень­кой воен­ной шине­лью. Этот сон про­дол­жал­ся недол­го: часов в 5или 6утра все отправ­ля­лись на охо­ту.
Перед самой охо­той раз­да­ва­ли номе­ра, по кото­рым каж­дый дол­жен был сто­ять во вре­мя охо­ты на опре­де­лён­ных местах. Мно­го кре­стьян и кре­стья­нок при­ни­ма­ли уча­стие в этих охо­тах, оцеп­ляя ту мест­ность, в кото­рой был заме­чен мед­ведь. Еге­ря вхо­ди­ли в оклад, стре­ля­ли холо­сты­ми заря­да­ми и почти навер­ня­ка выстав­ля­ли на номер импе­ра­то­ра обло­жен­но­го зве­ря. Чаще все­го охо­ти­лись в рай­оне дерев­ни Под­ли­пье.
Но дом кня­зей Путя­ти­ных в Боло­гом был зна­ме­на­те­лен не толь­ко тем, что в нём гостил импе­ра­тор Алек­сан­дрII. Кто толь­ко ни бывал в этом доме! Назо­вём име­на тех, кто были часты­ми гостя­ми: боло­гов­ский худож­ник Ф.И.Братский, сосед по име­нию исто­рик-этно­граф А.Ф.Гильфердинг, гер­цог Оль­ден­бург­ский, нов­го­род­ский губер­на­тор В.Я.Скарятин, стар­ший совет­ник нов­го­род­ско­го губерн­ско­го прав­ле­ния П.П.Косаговский, архео­лог А.А.Спицын, семьи Шапош­ни­ко­вых, Рери­хов, Миту­со­вых, Голе­ни­ще­вых-Куту­зо­вых, Мар­ко­вых, Потоц­ких, Шахов­ских, Ман­зеев, Гей­кин­гов, Аза­рье­вых, Эри­сто­вых. Есте­ствен­но пред­по­ло­жить, что круг посе­ти­те­лей петер­бург­ских квар­тир кня­зя Путя­ти­на был ещё шире.
От посе­ще­ния худож­ни­ка В.Самокиша оста­лась рабо­та «Дом Путя­ти­на в Боло­гом» (ныне в ГРМ). В один из при­ез­дов госу­да­ря Алек­сандраII боло­гов­ское име­ние посе­тил прус­ский послан­ник князь Рейс, и впер­вые вни­ма­ние высо­ких гостей при­влек­ли кар­ти­ны, нахо­дя­щи­е­ся в доме Путя­ти­ных. Англий­ский епи­скоп Лонгс, коман­ди­ро­ван­ный пра­ви­тель­ством Вели­ко­бри­та­нии на Восток «для изу­че­ния эман­си­па­ции», друг пре­мьер-мини­стра Глад­сто­на, был пер­вым из запад­ных путе­ше­ствен­ни­ков, посе­тив­шим усадь­бу; мему­а­ры об этой его поезд­ке были изда­ны в Англии. В 1878г. в име­ние кня­зей Путя­ти­ных при­ез­жал А.Н.Виноградов, член-сотруд­ник Импе­ра­тор­ских Рус­ских Архео­ло­ги­че­ско­го и Гео­гра­фи­че­ско­го обществ, впо­след­ствии извест­ный под име­нем отца Алек­сея в пра­во­слав­ной мис­сии в Китае. Осмот­рев палео­гра­фи­че­скую кол­лек­цию кня­зя П.А.Путятина, биб­лио­те­ку, авто­гра­фы выда­ю­щих­ся лиц, кар­ти­ны и про­чее, он поме­стил опи­са­ние все­го собра­ния в «Памят­ни­ках древ­ней пись­мен­но­сти» [15] . В 1879г. кня­зя П.А.Путятина наве­стил зна­ток хри­сти­ан­ских и рус­ских древ­но­стей В.А.Прохоров, автор мно­гих «почтен­ных тру­дов, посвя­щён­ных свя­той ста­рине» [16]ерих,_Елена_Рвановна. Не раз в усадь­бе оста­нав­ли­ва­лись экс­пе­ди­ции Петер­бург­ско­го Архео­ло­ги­че­ско­го инсти­ту­та во гла­ве с дирек­то­ром Н.В.Калачёвым. В иссле­до­ва­ни­ях инсти­ту­та все­гда актив­но участ­во­вал хозя­ин дома, о чём мож­но судить по мно­го­чис­лен­ным отчё­там и пуб­ли­ка­ци­ям. В 1885г. в име­нии побы­вал выда­ю­щий­ся гео­граф и антро­по­лог Д.Н.Анучин. После того, как летом 1896г. на бере­гу озе­ра Боло­гое ста­ла дей­ство­вать одна из пер­вых в Рос­сии прес­но­вод­ных био­ло­ги­че­ских стан­ций, в усадь­бе вре­мя от вре­ме­ни появ­ля­лись её сотруд­ни­ки, напри­мер, все­мир­но извест­ный про­фес­сор-энто­мо­лог М.Н.Римский-Корсаков, сын вели­ко­го ком­по­зи­то­ра. Дру­гой сын Н.А.Римского-Корсакова, Вла­ди­мир, в буду­щем извест­ный музы­ко­вед, в янва­ре 1901г. тоже гостил в усадь­бе и был про­сто оча­ро­ван поезд­ка­ми, про­гул­ка­ми, кра­со­той здеш­них мест, о чём сви­де­тель­ству­ют пере­пис­ка и вос­по­ми­на­ния. После сво­е­го пер­во­го визи­та летом 1899г. Нико­лай Кон­стан­ти­но­вич Рерих мно­гие годы, вплоть до сво­е­го отъ­ез­да из Рос­сии, регу­ляр­но бывал в этом доме и окрест­но­стях Боло­го­го с семьёй, о чём напо­ми­на­ют его науч­ные тру­ды, эпи­сто­ляр­ное и худо­же­ствен­ное насле­дие. Инте­рес к деревне Под­ли­пье был у Рери­ха не мень­ше, чем у цар­ских еге­рей, но выра­жал­ся он в дру­гом: это был инте­рес к архео­ло­ги­че­ским и архи­тек­тур­ным памят­ни­кам, вос­хи­ще­ние кра­со­той это­го угол­ка. После пер­вой же поезд­ки в Боло­гое появил­ся его извест­ный рису­нок «Моги­ла при деревне Под­ли­пье», издан­ный в «Запис­ках Импе­ра­тор­ско­го Рус­ско­го архео­ло­ги­че­ско­го обще­ства» в 1899г.
Конеч­но, учё­ные гости Пав­ла Арсе­нье­ви­ча ока­зы­ва­ли суще­ствен­ное вли­я­ние на его науч­ные заня­тия, но, как точ­но заме­тил «апо­стол рус­ской архео­ло­гии» Алек­сандр Андре­евич Спи­цын, не в Рос­сии князь­Пу­тя­тин чер­пал вдох­но­ве­ние и энер­гию к рабо­те. В Рос­сии, в боло­гов­ском име­нии, сло­жи­лось поле его дея­тель­но­сти, но реши­тель­ное руко­во­дя­щее зна­че­ние в его жиз­ни име­ли поезд­ки за гра­ни­цу: спер­ва для лече­ния, а поз­же и с науч­ной целью. В мир запад­ной антро­по­ло­ги­че­ской нау­ки он вошёл в пери­од воз­ник­ше­го на Запа­де увле­че­ния палео­ли­том, быст­ро­го созда­ния круп­ных музеев, пер­вых архео­ло­ги­че­ских съез­дов. Кня­зя охва­ти­ло «высо­кое состо­я­ние палео­эт­но­ло­гии за гра­ни­цей», его увлек­ли тру­ды Лай­е­ля, Мор­ти­лье, Кар­та­лья­ка, Капи­та­на…
В 1879г. им была откры­та инте­рес­ная дюн­ная сто­ян­ка камен­но­го века в окрест­но­стях Боло­го­го близ дерев­ни Озе­ро­ви­чи и там же– древ­няя крич­ная плав­ка желе­за. Пора­зи­тель­ная уда­ча сопут­ство­ва­ла кня­зю: в 1880г. слу­чай­но, бук­валь­но «под носом», в самом Боло­гом, на сво­ей зем­ле он открыл зна­ме­ни­тую сто­ян­ку камен­но­го века, вна­ча­ле мало оце­нён­ную, но после дав­шую основ­ную тему и смысл всем его даль­ней­шим заня­ти­ям. Зада­чей сво­ей князь поста­вил «изу­че­ние усло­вий пер­во­быт­ной жиз­ни оби­та­те­лей сво­ей мест­но­сти» (т.е. Вал­дай­ско­го уез­да), опре­де­лён­но и ясно дер­жась поло­же­ния, что «жизнь эта течёт на обще­че­ло­ве­че­ских осно­ва­ни­ях, с кото­ры­ми и необ­хо­ди­мо преж­де все­го счи­тать­ся». Бла­го­да­ря непре­рыв­но­му и живо­му обще­нию с Запа­дом, князь­Пу­тя­тин вырос в боль­шо­го спе­ци­а­ли­ста, кото­ро­го, как при­знал­ся А.А.Спицын, оте­че­ствен­ная нау­ка так и не успе­ла исполь­зо­вать в пол­ной мере. Зна­ния его были весь­ма зна­чи­тель­ны, его заклю­че­ния о боло­гов­ских мате­ри­а­лах заслу­жи­ва­ют само­го при­леж­но­го вни­ма­ния и ува­же­ния и не утра­ти­ли сво­е­го зна­че­ния до сих пор. «Теперь ста­ло вполне ясным,– писал в 1921г. А.А.Спицын в очер­ке на смерть учё­но­го,– что князь П.А.Путятин был дей­стви­тель­но пер­вым и пока един­ствен­ным нашим спе­ци­а­ли­стом по камен­но­му веку. Если и чув­ству­ет­ся зарож­де­ние у нас новой шко­лы по палео­ли­ту, создав­шей­ся в Пари­же, то она пока ещё мало про­яви­лась, и паль­ма пер­вен­ства нико­гда не выпа­да­ла из рук пре­ста­ре­ло­го боло­гов­ско­го архео­ло­га, обра­тив­шись в его над­гроб­ный венок».
ВЕЛИ­КО­КНЯ­ЖЕ­СКИЙ БИЗ­НЕС
Рус­ские дома моды в Пари­же
Самым извест­ным и зна­чи­тель­ным стал Дом выши­вок «Кит­мир», осно­ван­ный Вели­кой кня­ги­ней Мари­ей Пав­лов­ной. «Кит­мир» функ­ци­о­ни­ро­вал в Пари­же с 1921-го по 1928 год и имел экс­клю­зив­ный кон­тракт с Домом «Шанель». Его исто­рия очень пока­за­тель­на для все­го рус­ско­го мод­но­го биз­не­са на Запа­де.
Мария Пав­лов­на Рома­но­ва была выда­ю­щей­ся жен­щи­ной. Несчаст­ли­вая в пер­вом бра­ке, она мно­го путе­ше­ство­ва­ла по миру. В нача­ле пер­вой миро­вой вой­ны она вер­ну­лась в Рос­сию и отпра­ви­лась на фронт сест­рой мило­сер­дия. Рабо­та­ла в воен­ном гос­пи­та­ле в Пско­ве, где даже научи­лась делать неслож­ные опе­ра­ции. Не побо­яв­шись меза­льян­са, вто­рой раз вышла замуж, на сей раз по люб­ви, за сына двор­цо­во­го комен­дан­та Цар­ско­го Села Сер­гея Михай­ло­ви­ча Путя­ти­на.
Поки­нув после рево­лю­ции Рос­сию, она дол­го ски­та­лась по миру, посте­пен­но рас­про­да­вая фамиль­ные дра­го­цен­но­сти. Какое-то вре­мя жила в Румы­нии, где с ней про­изо­шел слу­чай, кото­рый она впо­след­ствии вос­при­ни­ма­ла как пред­ска­за­ние судь­бы. Одна­жды в Буха­ре­сте порт­ни­ха при­нес­ла ей несколь­ко мод­ных париж­ских пла­тьев. Сре­ди них было пла­тье из плот­но­го шел­ка рабо­ты мод­но­го Дома «Шанель». Вели­кая кня­ги­ня пишет в сво­их мему­а­рах: «Оно сто­и­ло боль­ше, чем я мог­ла тогда запла­тить, и я ниче­го не купи­ла. Но я пом­ни­ла это имя — Шанель. Еще до вой­ны девуш­ка с таким име­нем вла­де­ла на рю Кали­бон неболь­шим мага­зи­ном белья».
Из Румы­нии Мария Пав­лов­на пере­бра­лась к сво­е­му бра­ту Дмит­рию в Лон­дон, где встре­ти­ла холод­ный при­ем со сто­ро­ны англий­ской коро­лев­ской семьи, с кото­рой Рома­но­вы были в род­стве. Воз­ник­ли серьез­ные финан­со­вые про­бле­мы. Поз­же она вспо­ми­на­ла: «Я нико­гда не носи­ла при себе денег и не выпи­са­ла ни одно­го чека. Я зна­ла при­бли­зи­тель­но цену дра­го­цен­но­стям и пла­тьям, но не име­ла ни малей­ше­го пред­став­ле­ния о том, сколь­ко сто­ит хлеб, мясо и моло­ко». В Лон­доне она впер­вые попро­бо­ва­ла зара­ба­ты­вать на жизнь и ста­ла вязать сви­те­ра и пла­тья для мага­зи­на одеж­ды. Там же она воз­гла­ви­ла швей­ное ате­лье по изго­тов­ле­нию обмун­ди­ро­ва­ния для Доб­ро­воль­че­ской армии на Дону. Затем Вели­кая кня­ги­ня пере­еха­ла в Париж, где и нача­лась ее карье­ра в мире моды.
ПОД ЗНА­КОМ «ШАНЕЛЬ»
Осе­нью 1921 года Мария Пав­лов­на в поис­ках средств к суще­ство­ва­нию реши­ла попы­тать сча­стья у Коко Шанель, кото­рая тогда уже име­ла весь­ма солид­ную репу­та­цию и кли­ен­ту­ру. К тому же было извест­но, что она испы­ты­ва­ла сла­бость к рус­ской куль­ту­ре. Как раз в эти годы Коко Шанель нахо­ди­лась под оба­я­ни­ем Дяги­ле­ва и так силь­но пове­ри­ла в миро­вое худо­же­ствен­ное зна­че­ние его антре­при­зы, что выде­ли­ла боль­шие сред­ства не толь­ко на под­дер­жа­ние, но и на воз­рож­де­ние и рас­ши­ре­ние «Рус­ско­го бале­та».
Вели­кая кня­ги­ня при­шла в сту­дию Коко Шанель в тот момент, когда та тор­го­ва­лась с выши­валь­щи­цей о цене на блуз­ку, кото­рая тре­бо­ва­ла за рабо­ту 600 фран­ков. Мария Пав­лов­на пред­ло­жи­ла на 150 фран­ков мень­ше. Коко Шанель согла­си­лась. Мария Пав­лов­на осво­и­ла навы­ки машин­ной вышив­ки на кур­сах выши­валь­щиц-мото­ри­сток и на про­из­вод­стве, и после несколь­ких удач­но выпол­нен­ных зака­зов у нее появи­лась идея созда­ния соб­ствен­но­го Дома. Пред­при­я­тие было назва­но «Кит­мир» в честь люби­мо­го пеки­не­са быв­ше­го посла Рос­сии в США Бах­ме­тье­ва. Мария Пав­лов­на про­да­ла оче­ред­ную пор­цию фамиль­ных дра­го­цен­но­стей и арен­до­ва­ла поме­ще­ние на зад­нем дво­ре бога­то­го особ­ня­ка на аве­ню Фран­цис­ка I, непо­да­ле­ку от Ели­сей­ских Полей. Наня­ла двух рус­ских деву­шек, отпра­ви­ла их за свой счет на кур­сы, кото­рые сама окон­чи­ла, и купи­ла три выши­валь­ные маши­ны.
В это вре­мя Коко Шанель нача­ла гото­вить к тра­ди­ци­он­но­му фев­раль­ско­му пока­зу оче­ред­ную весен­нюю кол­лек­цию. Она предо­ста­ви­ла Марии Пав­ловне пра­во самой при­ду­мать рисун­ки выши­вок, выбрать тка­ни и нит­ки. Идеи и эски­зы обсуж­да­лись сов­мест­но. Вели­кая кня­ги­ня погру­зи­лась в ранее совер­шен­но не ведо­мую ей сфе­ру жиз­ни: учи­лась рабо­тать с постав­щи­ка­ми, реша­ла орга­ни­за­ци­он­ные и ком­мер­че­ские вопро­сы. Бух­гал­тер­скую рабо­ту взял на себя ее муж князь Путя­тин, слу­жив­ший в част­ном бан­ке. Пер­вый заказ Дом «Кит­мир» полу­чил от «Шанель» — на пар­тию блу­зок, туник и паль­то. Мария Пав­лов­на соб­ствен­но­руч­но рас­ши­ла боль­шую часть изде­лий, выпол­нив вышив­ки в серых тонах с крас­ны­ми вкрап­ле­ни­я­ми. Эти моде­ли ста­ли гвоз­дем кол­лек­ции Шанель. После трех­ча­со­во­го дефи­ле кли­ен­ты бро­си­лись напе­ре­бой зака­зы­вать выши­тые вещи. «Кит­мир» при­об­рел ста­тус экс­клю­зив­но­го постав­щи­ка Дома моды «Шанель».
На вели­ко­кня­же­ское пред­при­я­тие посы­па­лись зака­зы, с кото­ры­ми Мария Пав­лов­на и ее работ­ни­цы едва справ­ля­лись. Она вспо­ми­на­ла, что ино­гда спа­ла пря­мо на полу в мастер­ской, под­сте­лив вме­сто мат­ра­са шубу. Веро­ят­но, мно­гих орга­ни­за­ци­он­ных и про­из­вод­ствен­ных про­блем мож­но было бы избе­жать, если бы Мария Пав­лов­на наня­ла опыт­ных фран­цуз­ских выши­валь­щиц. Но она, стре­мясь под­дер­жать сооте­че­ствен­ниц, наби­ра­ла исклю­чи­тель­но рус­ских деву­шек-эми­гран­ток, чем вызы­ва­ла недо­воль­ство Цып­лен­ка: Коко жест­ко тре­бо­ва­ла от Вели­кой кня­ги­ни «иско­ре­нить дух бла­го­тво­ри­тель­но­сти, кото­рый нель­зя путать с ком­мер­ци­ей». Впро­чем, в целом отно­ше­ния меж­ду ними до поры до вре­ме­ни были вполне дру­же­ски­ми. Шанель даже сама стриг­ла кня­ги­ню и была ее совет­чи­цей в выбо­ре туа­ле­тов.
«Кит­мир» еже­год­но уве­ли­чи­вал и менял ассор­ти­мент. Мария Пав­лов­на вни­ма­тель­но сле­ди­ла за вея­ни­я­ми в мире моды и, почув­ство­вав ослаб­ле­ние инте­ре­са к псев­до­рус­ско­му исто­ри­че­ско­му сти­лю, ста­ла вво­дить в свои вышив­ки орна­мен­ты пер­сид­ской кера­ми­ки, копт­ских тка­ней, китай­ско­го фар­фо­ра. Ее моде­ли 1922 года были рас­ши­ты уже не толь­ко золо­том и шел­ком — в дело пошли бисер, бусы и блест­ки. Успех был огром­ным. Шанель тре­бо­ва­ла все боль­ше выши­тых изде­лий. «Кит­мир» не справ­лял­ся с объ­е­мом рабо­ты. Неко­то­рые кли­ент­ки, недо­воль­ные затя­ги­ва­ю­щи­ми­ся сро­ка­ми, сни­ма­ли свои зака­зы. А при­каз­чи­цы «Шанель» устра­и­ва­ли по это­му пово­ду скан­да­лы…
Мария Пав­лов­на реши­ла рас­ши­рить дело. В 1923 году «Кит­мир» пере­ехал в трех­этаж­ный особ­няк на рю Мон­тень. На пер­вом эта­же раз­ме­сти­лись кон­то­ра и выста­воч­ный зал, на верх­них тру­ди­лись выши­валь­щи­цы, закрой­щи­ки и тех­но­ло­ги. Мария Пав­лов­на впер­вые посту­пи­лась прин­ци­па­ми и наня­ла несколь­ких фран­цу­же­нок, посколь­ку несколь­ко рус­ских выши­валь­щиц, окры­лен­ных успе­хом ремес­ла, ушли от кня­ги­ни и откры­ли соб­ствен­ное дело. Теперь штат Дома вышив­ки насчи­ты­вал более пяти­де­ся­ти чело­век. Дом при­об­рел извест­ность и за пре­де­ла­ми Фран­ции. Одна­ко успех таил в себе опас­ность, кото­рую Вели­кая кня­ги­ня тогда еще не совсем пони­ма­ла. Она была чело­ве­ком твор­че­ским и бес­ко­неч­но тру­до­лю­би­вым, но ари­сто­кра­ти­че­ское вос­пи­та­ние в ней пло­хо ужи­ва­лось с ком­мер­че­ской хват­кой — тем, в чем была осо­бен­но силь­на пле­бей­ка Шанель, про­бив­ша­я­ся на вер­ши­ну мира моды фак­ти­че­ски из гря­зи. Рас­ши­ре­ние дома «Кит­мир» не было под­креп­ле­но финан­со­вы­ми успе­ха­ми. Рост чис­ла зака­зов не озна­чал роста дохо­дов. Мария Пав­лов­на в оче­ред­ной раз попы­та­лась под­дер­жать свое дело за счет остат­ков фамиль­ных дра­го­цен­но­стей. Теперь было про­да­но укра­ше­ние из круп­ных изу­мру­дов. День­ги от про­да­жи были вло­же­ны в некое гол­ланд­ское про­мыш­лен­ное обще­ство, кото­рое не замед­ли­ло обанк­ро­тить­ся. «Кит­мир» от этой опе­ра­ции не полу­чил ни фран­ка.
С одной сто­ро­ны, Дом вышив­ки Марии Пав­лов­ны воз­ник и рас­цвел во мно­гом бла­го­да­ря Коко Шанель, гаран­ти­ро­вав­шей зака­зы. С дру­гой сто­ро­ны, по усло­ви­ям кон­трак­та «Кит­мир» не имел пра­ва копи­ро­вать зака­зы Дома «Шанель» во Фран­ции и сотруд­ни­чать с ины­ми дома­ми моды. Мария Пав­лов­на мог­ла тира­жи­ро­вать лишь загра­нич­ные зака­зы. Этим вос­поль­зо­ва­лись аме­ри­кан­цы, кото­рые ста­ли зака­зы­вать уже не толь­ко вышив­ку одеж­ды, но и окон­ча­тель­ную пред­про­даж­ную под­го­тов­ку, чем рань­ше «Кит­мир» не зани­мал­ся. Аме­ри­кан­ская эпо­пея нача­лась с того, что некто Курз­ман, купив­ший у Марии Пав­лов­ны несколь­ко блу­зок, объ­явил себя импор­те­ром изде­лий «Кит­ми­ра» в Соеди­нен­ных Шта­тах. Вско­ре он с гор­до­стью при­слал вырез­ку газет­ной рекла­мы с изоб­ра­же­ни­ем импе­ра­тор­ской коро­ны, ини­ци­а­ла­ми Вели­кой кня­ги­ни и ее пол­ны­ми титу­ла­ми. Мария Пав­лов­на была в шоке от аме­ри­кан­ско­го сти­ля про­дви­же­ния про­дук­та. Сама она тща­тель­но скры­ва­ла свой титул, ибо счи­та­ла, что тор­гу­ет вышив­ка­ми, а не цар­ским про­ис­хож­де­ни­ем.
Непри­ят­но­сти у Марии Пав­лов­ны воз­ник­ли после того, как Дом моды Жана Пату, один из глав­ных кон­ку­рен­тов «Шанель», пред­ло­жил заклю­чить с «Кит­ми­ром» кон­тракт. Вели­кая кня­ги­ня чест­но рас­ска­за­ла об этом Коко Шанель. Та сде­ла­ла вид, что рада рас­ши­ре­нию «Кит­ми­ра», но соста­ви­ла спи­сок кли­ен­тов, с кем рус­ской фир­ме запре­ща­лось сотруд­ни­чать. Дом Пату сто­ял в нем на пер­вом месте. Отно­ше­ния меж­ду Коко Шанель и Мари­ей Пав­лов­ной обост­ри­лись. Цып­ле­нок обви­ни­ла Вели­кую кня­ги­ню в тор­гов­ле сек­ре­та­ми про­из­вод­ства Дома «Шанель» и закры­ла для нее две­ри сво­ей сту­дии, где когда-то вме­сте они обсуж­да­ли новые моде­ли. Экс­клю­зив­ный кон­тракт был поте­рян. Коко Шанель обра­ти­лась в дру­гие дома вышив­ки, а «Кит­мир» обрел само­сто­я­тель­ность, с кото­рой Мария Пав­лов­на, пло­хо раз­би­рав­ша­я­ся в ком­мер­ции, справ­ля­лась дале­ко не бле­стя­ще.
Впро­чем, пона­ча­лу дела пошли в гору. «Кит­мир» при­об­рел новых круп­ных заказ­чи­ков, и все они выдви­га­ли свои тре­бо­ва­ния. В сле­ду­ю­щем сезоне было созда­но более двух­сот моде­лей на любой вкус. Зака­зов посту­пи­ло так мно­го, что они пере­да­ва­лись рус­ским ате­лье, нахо­див­шим­ся в про­вин­ции. Теперь на Марию Пав­лов­ну рабо­та­ли более ста выши­валь­щиц по всей Фран­ции. Одна­ко рас­ши­ре­ние про­из­вод­ства на деле озна­ча­ло поте­рю еди­но­го сти­ля Дома. К тому же в 1923—1924 годах рынок изме­нил­ся. Откры­тие Кар­те­ром гроб­ни­цы Тутан­ха­мо­на поро­ди­ло моду на Еги­пет. «Стиль рюс» ушел в про­шлое.
«Кит­ми­ру» при­шлось осва­и­вать гео­мет­ри­че­ские рисун­ки на еги­пет­ские темы. Свой звезд­ный час «Кит­мир» пере­жил в 1925 году, когда в Пари­же была орга­ни­зо­ва­на все­мир­ная выстав­ка совре­мен­но­го деко­ра­тив­но­го и при­клад­но­го искус­ства «Арт деко». Пер­во­на­чаль­но Мария Пав­лов­на не про­яви­ла осо­бо­го инте­ре­са к это­му меро­при­я­тию, но, узнав, что там будет пави­льон СССР, реши­ла дать отпор совет­ской экс­пан­сии. К ее сожа­ле­нию, совет­ская деле­га­ция при­вез­ла не толь­ко набив­ные сит­цы с сер­па­ми, моло­та­ми и звез­да­ми, но и пла­тья Лама­но­вой с пуго­ви­ца­ми, сде­лан­ны­ми из хлеб­но­го мяки­ша, кото­рые полу­чи­ли Гран-при. Одна­ко и твор­че­ство Вели­кой кня­ги­ни не оста­лось неза­ме­чен­ным. «Кит­мир» полу­чил золо­тую медаль и почет­ный диплом участ­ни­ка выстав­ки, выпи­сан­ный на имя … мсье Кит­ми­ра.
Несмот­ря на успех, отме­чен­ный веду­щи­ми париж­ски­ми мод­ны­ми жур­на­ла­ми, финан­со­вое поло­же­ние вели­ко­кня­же­ско­го Дома вышив­ки по-преж­не­му было зыб­ким. Оче­ред­ная финан­со­вая опе­ра­ция Марии Пав­лов­ны кон­чи­лась тем, что для пога­ше­ния дол­гов она была вынуж­де­на рас­про­дать остат­ки дра­го­цен­но­стей. Но в кон­це 20-х годов про­шла мода на вышив­ки, осва­и­вать же новые сфе­ры мод­но­го биз­не­са Вели­кая кня­ги­ня не уме­ла, а может быть, и не захо­те­ла. В 1928 году «Кит­мир» был погло­щен фран­цуз­ской фир­мой вышив­ки «Фитель и Ирель».
Князь П.А.Путятин — Н.К.Рериху. Боло­гое. 30 июня 1917
Его Высо­ко­ро­дию Нико­лаю Кон­стан­ти­но­ви­чу Рёри­гу.
Сер­до­боль. Sortavala. Seminarium Relander.
Род­ной и сер­деч­ный Нико­лай Кон­стан­ти­но­вич.
Очень бла­го­да­рим Вас за память. В труд­ные наши жиз­нен­ные мину­ты она для нас дра­го­цен­на. Вижу, что Вы не зна­е­те о нашем гро­мад­ном горе. Боль­шой Боло­гов­ский дом нака­нуне почти наше­го при­ез­да сго­рел, хотя мно­гое уда­лось из него спа­сти. Кар­ти­ны и боль­шая часть биб­лио­те­ки, рояль, мебель успе­ли выта­щить. Но такую построй­ку с веран­дой, пар­ке­та­ми и пр.: из чуд­но­го сос­но­во­го леса, почти сто­лет­не­го, не устро­ишь — сго­ре­ла дотла. Думаю, Вы пони­ма­е­те, какой для нас с женою и детьми, жесто­кий удар. При погро­мах, раз­ру­ше­ни­ях памят­ни­ков, гра­бе­жах наше горе понят­но. Каби­нет-лабо­ра­то­рия, разу­ме­ет­ся, исклю­чая книг, частию раз­ру­шен у 80-тилет­не­го ста­ри­ка боль­но­го и моей жены!
Целу­ем все вас креп­ко, как любим. Князь П.А.Путятин.
P.S. Види­мо, конец моим заня­ти­ям по архео­ло­гии и искус­ствам, поло­же­ние жесто­кое, арен­ды не пла­тят