Intro

Общие сведения и происхождение рода.

ПАЛЕЦ­КИЕ1, кня­зья — ветвь кня­зей Ста­ро­дуб­ских, кото­рая пре­сек­лась не позд­нее 1580 года. Осно­ва­те­лем рас­смат­ри­ва­е­мой фами­лии был сын кня­зя Давы­да Андре­еви­ча Ста­ро­дуб­ско­го Иван, жив­ший во вто­рой – послед­ней тре­тях XV в.2. Его потом­ки ста­ли име­но­вать­ся по цен­тру родо­вой вот­чи­ны в Ста­ро­ду­бе Ряпо­лов­ском – селу Палех – Палец­ки­ми (Палех­ски­ми). В вет­ви Ста­ро­дуб­ских Рюри­ко­ви­чей они были самы­ми млад­ши­ми. По рас­чё­там Е. Пче­ло­ва, палец­кие кня­зья были млад­ши­ми сре­ди всех Рюри­ко­ви­чей. От пер­во­го поко­ле­ния Палец­ких про­ис­хо­дят кня­зья Пёст­рые, Тулу­по­вы и Гун­до­ро­вы.

Цен­тром удель­но­го Палец­ко­го кня­же­ства, фео­даль­ной вот­чи­ной кня­зей Палец­ких, ста­ло село Палех в цен­тре совре­мен­ной Ива­нов­ской обла­сти. Одна­ко, перей­дя на служ­бу к мос­ков­ским кня­зьям, Палец­кие утра­ти­ли свои искон­ные зем­ли, полу­чив вза­мен дру­гие вот­чи­ны. В духов­ном заве­ща­нии 1572 года Иван Гроз­ный опре­де­лил село Палех в помест­ное вла­де­ние сво­е­му сыну Ивану.Приведенные све­де­ния поз­во­ля­ют оце­нить общий раз­мер земель­ных вла­де­ний Палец­ких в 6000–7000 четей, в соста­ве кото­рых пре­об­ла­да­ли вот­чи­ны, и при­чис­лить кня­зей этой фами­лии к круп­ней­шим зем­ле­вла­дель­цам Мос­ков­ско­го госу­дар­ства XVI в. Раз­мер их родо­вой вот­чи­ны был неве­лик, и служ­бу они ино­гда нес­ли с более круп­ных вла­де­ний в дру­гих уез­дах, поэто­му в Тысяч­ной кни­ге князь Давыд был запи­сан по Костро­ме.

В сохра­нив­ших­ся копий­ных кни­гах Суз­даль­ско­го Спа­со-Евфи­мье­ва мона­сты­ря, с кото­рым были тес­но свя­за­ны Ста­ро­дуб­ские Рюри­ко­ви­чи, кня­зья Палец­кие не упо­ми­на­ют­ся. Этот факт сви­де­тель­ству­ет об ослаб­ле­нии их свя­зей с «родо­вым гнез­дом». Достиг­ну­тый высо­кий соци­аль­ный ста­тус давал воз­мож­ность кня­зьям этой фами­лии делать зна­чи­тель­ные вкла­ды в круп­ней­шие мона­сты­ри стра­ны, что не исклю­ча­ло срав­ни­тель­но мел­ких денеж­ных или веще­вых вкла­дов в иные оби­те­ли, но инфор­ма­ция о них мог­ла не сохра­нить­ся или еще не выяв­ле­на. Несмот­ря на неко­то­рый отрыв от «родо­во­го гнез­да», Палец­кие под­дер­жи­ва­ли род­ствен­ные свя­зи с дру­ги­ми фами­ли­я­ми Ста­ро­дуб­ских Рюри­ко­ви­чей, что вид­но из ука­зан­но­го выше соста­ва душе­при­каз­чи­ков кня­зя Давы­да, уча­стия Д. Щере­ды (7) в оформ­ле­нии заве­ща­ния даль­не­го род­ствен­ни­ка кня­зя В. И. Оси­по­в­ско­го.3

Фами­лия кня­зей Палец­ких в пол­ной мере может счи­тать­ся ари­сто­кра­ти­че­ской, посколь­ку ее пред­ста­ви­те­ли полу­ча­ли дум­ные чины, зани­ма­ли важ­ные вое­вод­ские и намест­ни­чьи долж­но­сти, состо­я­ли в род­стве не толь­ко со знат­ны­ми фами­ли­я­ми Госу­да­ре­ва дво­ра, но и с цар­ской семьей. В их исто­рии мож­но отме­тить общие и осо­бен­ные чер­ты в срав­не­нии с дру­ги­ми ари­сто­кра­ти­че­ски­ми фами­ли­я­ми. К чис­лу пер­вых отно­сит­ся мало­чис­лен­ность муж­ской части. В соста­ве фами­лии Палец­ких, счи­тая с осно­ва­те­ля Ива­на Давы­до­ви­ча, насчи­ты­ва­ет­ся 21 князь. Мак­си­маль­ной чис­лен­но­сти Палец­кие достиг­ли на рубе­же XV–XVI в. в тре­тьем поко­ле­нии. Одна­ко казнь И. Хру­ля, гибель Ф. И. Мень­шо­го с сыно­вья­ми при­ве­ли к быст­ро­му сокра­ще­нию их чис­лен­но­го соста­ва. В XVI в. одно­вре­мен­но дей­ство­ва­ло 5–6 лиц этой фами­лии. Это обсто­я­тель­ство спо­соб­ство­ва­ло сохра­не­нию вот­чин­ных вла­де­ний, посколь­ку их не тре­бо­ва­лось делить меж­ду боль­шим чис­лом наслед­ни­ков, но вме­сте с тем повы­шал­ся риск пре­се­че­ния фами­лии.

Дру­гой харак­тер­ной чер­той было нали­чие сре­ди Палец­ких ряда вид­ных поли­ти­че­ских, воен­ных, дипло­ма­ти­че­ских дея­те­лей (Ф. И. Боль­шой (2), его сыно­вья Иван (6) и Дмит­рий (7), пле­мян­ник Давыд Федо­ро­вич (15), внук Андрей Дмит­ри­е­вич (20). Их служ­ба обес­пе­чи­ла рост бла­го­со­сто­я­ния фами­лии. Зави­си­мость обще­ствен­но­го ста­ту­са кня­же­ских фами­лий от слу­жеб­ной год­но­сти про­яв­ля­лась уже со вто­рой тре­ти XVI в. Уча­стие кня­зей в руко­вод­стве вой­ска­ми, отдель­ны­ми тер­ри­то­ри­я­ми опре­де­ля­лась местом в струк­ту­ре Госу­да­ре­ва дво­ра. Сохра­нять высо­кое поло­же­ние на про­тя­же­нии деся­ти­ле­тий уда­ва­лось не всем. Неспо­соб­ность к служ­бе рань­ше или поз­же при­во­ди­ла к утра­те поло­же­ния, достиг­ну­то­го уси­ли­я­ми пред­ше­ству­ю­щих поко­ле­ний. Напро­тив, лич­ные спо­соб­но­сти поз­во­ля­ли под­нять­ся с низ­ших к выс­шим сту­пе­ням в слу­жеб­ной иерар­хии и удер­жать­ся на них. При­ве­ден­ные выше фак­ты исто­рии Палец­ких вполне под­твер­жда­ют эти наблю­де­ния.

Как вид­но из при­ве­ден­ных слу­жеб­ных назна­че­ний Палец­ких, они «бес­слов­но» при­зна­ва­ли пре­вос­ход­ство стар­ших потом­ков кня­зя Миха­и­ла Чер­ни­гов­ско­го Воро­тын­ских, Одо­ев­ских, потом­ков Геди­ми­на (Голи­цы­ных, Щеня­те­вых, Мсти­слав­ских), стар­ших фами­лий в вет­ви кня­зей Обо­лен­ских (Кур­ля­те­вых, Телеп­не­вых) и Яро­слав­ских (Курб­ских), всех фами­лий Суз­даль­ских Рюри­ко­ви­чей, но высту­па­ли с мест­ни­че­ски­ми про­те­ста­ми про­тив млад­ших кня­зей Яро­слав­ских – Хво­ро­сти­ни­ных, Сиц­ких. Общее чис­ло извест­ных мест­ни­че­ских кон­флик­тов с уча­сти­ем Палец­ких неве­ли­ко – 64. При этом пять из них свя­за­ны со слу­жеб­ны­ми назна­че­ни­я­ми кня­зя Андрея Дмит­ри­е­ви­ча в 1576–1578 г. Ему, как един­ствен­но­му слу­жив­ше­му в это вре­мя кня­зю Палец­ко­му, при­хо­ди­лось отста­и­вать свой ста­тус от выдви­нув­ших­ся в пери­од оприч­ни­ны кня­зей Хво­ро­сти­ни­ных, Сиц­ких. Почти пол­ное отсут­ствие мест­ни­че­ских кон­флик­тов Палец­ких до 1570-х годов ука­зы­ва­ет на устой­чи­вость их обще­ствен­но­го поло­же­ния, кото­рое ста­ло коле­бать­ся толь­ко в послед­ний пери­од суще­ство­ва­ния фами­лии.

Как млад­шим в родо­слов­ной «лестви­це», Палец­ким доста­лась неболь­шая вот­чи­на в «родо­вом гнез­де», кото­рая сохра­ня­лась за ними, но состав­ля­ла едва ли деся­тую часть их обшир­ных вла­де­ний, вклю­чав­ших зем­ли, «рас­пы­лен­ные» по семи уез­дам. Вот­чи­ны, вхо­див­шие в эти вла­де­ния, были куп­ле­ны или полу­че­ны в при­да­ное за жена­ми, а поме­стья даны за служ­бу. Зна­чи­тель­ный сум­мар­ный раз­мер лати­фун­дии, состо­яв­шей из срав­ни­тель­но неболь­ших вла­де­ний, рас­по­ло­жен­ных не в одном, а в раз­ных уез­дах, так­же харак­тер­ная чер­та зем­ле­вла­де­ния ари­сто­кра­тии Мос­ков­ско­го госу­дар­ства.

Реа­ли­за­ция ука­за об учре­жде­нии оприч­ни­ны после 1565 г., насколь­ко мож­но заклю­чить по извест­ным дан­ным, мало кос­ну­лась Палец­ких. В сере­дине 1560-х годов в живых оста­ва­лись толь­ко два сына Д. Щере­ды (7): не слу­жив­ший князь Борис и его брат Андрей, напро­тив, актив­но слу­жив­ший. Хотя послед­ний не был взят в оприч­ни­ну, он не под­вер­гал­ся опа­лам и, воз­мож­но, поль­зо­вал­ся рас­по­ло­же­ни­ем царя5.

Воз­вы­ше­ние млад­шей по родо­слов­ной «лестви­це» фами­лии в резуль­та­те успеш­ной служ­бы кня­зей двух поко­ле­ний мож­но счи­тать осо­бен­но­стью эво­лю­ции соци­аль­но­го ста­ту­са Палец­ких. Цен­траль­ная фигу­ра – князь Д. Ф. Щере­да (7), на вре­мя дея­тель­но­сти кото­ро­го при­шел­ся пик их успе­хов.

Дру­гой отли­чи­тель­ной чер­той в соци­аль­ном обли­ке дан­ной фами­лии были мно­го­чис­лен­ные круп­ные денеж­ные и веще­вые вкла­ды во все зна­чи­тель­ные мона­сты­ри Мос­ков­ско­го госу­дар­ства: Тро­и­це-Сер­ги­ев, Иоси­фо-Воло­ко­лам­ский, Симо­нов, Кирил­ло-Бело­зер­ский, Костром­ской Ипа­тьев­ский. Чаще всех их делал князь Д. Щере­да (7).

К сожа­ле­нию, очень мало све­де­ний о брач­ных сою­зах Палец­ких. Опре­де­лен­ные дан­ные есть толь­ко о бра­ках кня­зя Семе­на (17), Улья­ны Дмит­ри­ев­ны и неиз­вест­ной по име­ни сест­ры Д. Щере­ды (7), кото­рая мог­ла ему при­хо­дить­ся не род­ной, а дво­ю­род­ной. В источ­ни­ках сохра­ни­лись отме­чен­ные выше име­на жен ряда кня­зей Палец­ких, но, к каким родам они при­над­ле­жа­ли, неиз­вест­но. Кос­вен­ные дан­ные ука­зы­ва­ют на род­ство или свой­ство Палец­ких с кня­зем М. И. Кубен­ским. Воз­мож­но, из этой фами­лии про­ис­хо­ди­ла супру­га Д. Щере­ды (7) кня­ги­ня Мар­фа.
Осо­бен­ной чер­той Палец­ких, выде­ляв­шей их сре­ди иных кня­же­ских фами­лий, был очень высо­кий про­цент кня­зей, пав­ших в раз­ное вре­мя на «госу­да­ре­вой служ­бе» в ходе воен­ных дей­ствий. Погиб­ли или попа­ли в плен, из кото­ро­го не смог­ли вер­нуть­ся, 9 чело­век, то есть око­ло поло­ви­ны от общей чис­лен­но­сти фами­лии. Ука­зан­ным обсто­я­тель­ством в зна­чи­тель­ной мере было пред­опре­де­ле­но ее уга­са­ние.

Print Friendly, PDF & Email
  1. Основ­ные источ­ни­ки по гене­а­ло­гии кня­зей Палец­кий: Сер­ге­ев А. В. Поли­ти­че­ская дея­тель­ность и зем­ле­вла­де­ние кня­же­ской ари­сто­кра­тии Mос­ков­ско­го госу­дар­ства xvi в.: кня­зья Палец­кие. // Древ­няя Русь. Вопро­сы меди­е­ви­сти­ки. — 2019 N3(77), сен­тябрь 2019 г.; Богу­слав­ский В. В. Сла­вян­ская энцик­ло­пе­дия. Киев­ская Русь — Мос­ко­вия : в 2 т. — М.: Олма-Пресс, 2005.; Экзем­пляр­ский А. В. Палиц­кие, кня­зья // Рус­ский био­гра­фи­че­ский сло­варь : в 25 томах. — СПб.—М., 1896—1918. []
  2. Экзем­пляр­ский А. В. Палиц­кие, кня­зья // Рус­ский био­гра­фи­че­ский сло­варь : в 25 томах. — СПб.—М., 1896—1918, с. 195 []
  3. Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. С. 123. []
  4. Эскин, с. 47, 63–65, 241 []
  5. Рус­ский био­гра­фи­че­ский сло­варь. СПб., 1902. Т. 13, с. 142–143 []