Кня­зья Лоба­но­вы-Ростов­ские.
Сер­гей Без­но­сюк
Поко­лен­ная рос­пись рода кня­зей Лоба­но­вых-Ростов­ских
Мате­ри­а­лы по гене­а­ло­гии и про­по­со­гра­фии.
https://​sites​.google​.com/​s​i​t​e​/​r​u​r​i​k​o​v​i​c​i​1​1​/​h​o​m​e​/​r​o​s​t​o​v​s​k​i​e​/​l​o​b​a​n​o​v​y​-​r​o​s​t​o​v​s​kie

Лоба­но­вы-Ростов­ские – рус. кня­же­ский род, от­расль рос­тов­ских Рю­ри­ко­ви­чей. Ро­до­на­чаль­ник – Иван Алек­сан­д­ро­вич Ло­бан (? – нач. 16 в.).Род кня­зей Л.-Р. вне­сён в 5-ю часть дво­рян­ских ро­до­слов­ных книг Во­ро­неж­ской, Нов­го­род­ской, Са­ра­тов­ской и Смо­лен­ской гу­бер­ний. Герб этой фами­лии — общий с гер­бом кня­зей Касат­ки­ных-Ростов­ских, а имен­но: щит раз­де­лен гори­зон­таль­но на две поло­ви­ны: в верх­ней поло­вине герб вели­ко­го кня­же­ния киев­ско­го, ангел в сереб­ро­тка­ной одеж­де дер­жит в пра­вой руке обна­жен­ный сереб­ря­ный меч, а в левой — золо­той щит. В ниж­ней поло­вине — герб кня­же­ния ростов­ско­го: в крас­ном поле бегу­щий впра­во сереб­ря­ный олень. Щит покрыт кня­же­скою ман­ти­ею и рос­сий­ско-кня­же­скою шап­кою.

Источ­ни­ки и лите­ра­ту­ра:
https://forum.svrt.ru/topic/11011-князья-лобановы-ростовские/

❋ Рюрик, князь Нов­го­род­ский
⇨ Игорь Рюри­ко­вич, вели­кий князь Киев­ский +945
⇨ Свя­то­слав I Иго­ре­вич, вели­кий Киев­ский 942-972
⇨ Вла­ди­мир I, вели­кий князь Киев­ский +1015
⇨ Яро­слав I Муд­рый, вели­кий князь Киев­ский 978-1054
⇨ Все­во­лод I, вели­кий князь Киев­ский 1030-1093
⇨ Вла­ди­мир II Моно­мах, князь Киев­ский 1053-1125
⇨ Юрий Дол­го­ру­кий, кн. Вла­ди­мир­ский 1090-1157
⇨ Все­во­лод III Боль­шое Гнез­до 1154-1212
⇨ Кон­стан­тин, вели­кий князь Вла­ди­мир­ский 1186-1219
⇨ Васи­лий, князь Ростов­ский 1209-1238
⇨ Борис (Яро­слав), князь Ростов­ский 1231-1277
⇨ Кон­стан­тин, князь Ростов­ский 1255-1308
⇨ Васи­лий, князь Ростов­ский 1291-1320
⇨ Кон­стан­тин, князь Ростов­ский
⇨ Вла­ди­мир, князь Ростов­ский
⇨ Иван, князь Ростов­ский
⇨ Алек­сандр, князь Ростов­ский

XIX коле­но

1. кн. Иван Алек­сан­дро­вич Лобан Ростов­ский (1495,1512)
поме­щик Дерев­ской пяти­ны (1495). В декаб­ре 1495 г. ходил во гла­ве сто­ро­же­во­го пол­ка на Коре­лу и к Нов­го­ро­ду Немец­ко­му (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 1. Ч. 1. М., 1977. С. 49).
В кон­це XV в. в Нов­го­род­ской зем­ле за ним в поме­стье были дерев­ни (Васил. Ив. Крас­но­дуб­ско­го, Гри­го­рия Арзу­бье­ва) в Кур­ском уез­де г. Кур­ско и дерев­ни (Алек­сея Васи­лье­ва) в Бор­ков­ском пого­сте Дерев­ской пяти­ны (58 обеж, упо­мя­нут двор кн. Ива­на). Судя по раз­ме­рам, это пожа­ло­ва­ние в Дерев­ской пятине было про­из­ве­де­но в кон­це 80-х гг. (Нов­го­род­ские пис­цо­вые кни­ги. Т. II. СПб., 1862. С. 584-592).

XX коле­но

2/1. кн. Иван Ива­но­вич Боль­шой Лоба­нов
– 1-й сын Ива­на Лоба­на Алек­сан­дро­ви­ча Ростов­ско­го и Агра­фе­ны;
3/1. кн. Семён Ива­но­вич Лоба­нов
– 2-й сын Ива­на Лоба­на Алек­сан­дро­ви­ча Ростов­ско­го и Агра­фе­ны; упо­ми­на­ет­ся лишь в родо­слов­ных.
Жена: Евфро­си­ния ино­ка
4/1. кн. Борис Ива­но­вич Лоба­нов
5/1. кн. Андрей Ива­но­вич Чепец Лоба­нов (1561)
– 4-й сын Ива­на Лоба­на Алек­сан­дро­ви­ча Ростов­ско­го и Агра­фе­ны; поме­щик Новг.-Дерев.пят.
До 7056 г. (1547/1548 гг.) зем­ля­ми поме­щи­ка Ива­на Ло­банова Ростов­ско­го в Кур­ском при­су­де Рамы­шев­ско­го пого­ста и в Бор­ков­ском пого­сте Дерев­ской пяти­ны вла­дел его сын князь Андрей Ива­но­вич Чепец Ростов­ский [1].
В селе Ста­ро­кур­ске Кур­ско­го пого­ста Дерев­ской пяти­ны Вели­ко­го Нов­го­ро­да в 1576/77 г. упо­мя­ну­та: «выстав­ка у Наста­сьи, княж Ондре­евы жены Ростов­ско­го в Ста­ро­кур­ске Нико­ла Чюдо­тво­рец» [2].
Жена: Ана­ста­сия.
Без­дет­ный.
1. Пис­цо­вые кни­ги Нов­го­род­ской зем­ли. Т. V. С. 80; Т . IV. С. 479
2. Кни­га запи­си Софий­ской пошли­ны. 1576/77 // ОР РНБ. Соф., 1548. Л. 95об.
6/1. кн. Васи­лий Ива­но­вич Лоба­нов
7/1. кн. Иван Ива­но­вич Мень­шой Лоба­нов († 8.IX.1514)
погиб в бит­ве под Оршей 8 сен­тяб­ря 1514 г. (Бен­ци­а­нов М.М., Лобин А.Н. К вопро­су о струк­ту­ре рус­ской армии в бит­ве при Орше // Studia Slavica et Balcanica Petropolitana. 2013. № 2. С. 163)

XXI коле­но

8/2. кн. Юрий Ива­но­вич Лоба­нов (1561,1571)
помещ.-Новг.-Дерев.пят. 1С:Ив.Ив. Б.
В 1568 г. вое­во­да в Туров­ле [1].
В 60-е гг. XVI в. была вот­чи­на в Ростов­ском уез­де [2].
1. Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 2. М., 1982. С. 230
2. Кобрин В. Власть и соб­ствен­ность в сред­не­ве­ко­вой Рос­сии. М., 1985. С.64
9/2. кн. Дмит­рий Ива­но­вич Лоба­нов
Без­дет­ный.
10/3. кн. Иван Семё­но­вич Боль­шой Лоба­нов (1565, †1595), в ино­че­стве Иосиф.
ген.воев.(1577) моск.двн.(1577)1С:Сем.Ив. :Евфросиния/ин.
Вое­во­да: в Остро­ге в 1574 г., Нов­го­ро­де и Гдо­ве в 1583—1592 гг., намест­ник Горо­дец­кий в 1583— 1584 гг., был в Мос­ков­ском осад­ном сиде­нии во вре­мя напа­де­ния поля­ков в 1618 г.
В 7076 (1568) г. дал в ИВМ князь Иван Семе­но­вич Лоба­нов-Ростов­ский по себе и сво­ей кня­гине Агра­фене вот­чи­ну, в Руз­ском уез­де сель­цо Роко­со­во с дерев­ня­ми, а так­же 50 руб. Корм по кня­гине назна­чал­ся «на ее пре­став­ле­ние на всякъ годъ декаб­ря 14 день». Духов­ная кня­ги­ни, в кото­рой она заве­ща­ла вот­чи­ну ИВМ, поме­че­на 9 декаб­ря 1568 г., а дан­ная гра­мо­та И. С. Лоба­но­ва­на сель­цо — 7077 (1568/69) г. В ИВМ так­же делал неболь­шие вкла­ды брат кня­зя Ива­на — Петр.ВКИВМ. № 324. С. 70; АФЗХ. Ч. 2. № 332, 339; Вот­чин­ные хозяй­ствен­ные кни­ги XVI в.: При­ход­ные и рас­ход­ные кни­ги Иоси­фо-Воло­ко­лам­ско­го мона­сты­ря 70–80-х гг. М.; Л., 1980. Вып. 1. С. 100, 124.
Жена: Агра­фе­на Семе­нов­на Лыко­ва (†14.12.1568), дочь Семе­на Алек­се­е­ви­ча Лыко­ва, руз­ская вот­чин­ни­ца.
11/3. кн. Иван Семё­но­вич Сред­ний Лоба­нов, в ино­че­стве Иоасаф
12/3. кн. Пётр Семё­но­вич Лоба­нов (1573,-1595), в мона­ше­стве Пат­ри­кей,
околь­ни­чий (1587-1595) и вое­во­да в цар­ство­ва­ние Ива­на Гроз­но­го и Федо­ра Ива­но­ви­ча, чет­вер­тый сын кн. С. И. Лоба­но­ва-Ростов­ско­го. Выбор­ный дво­ря­нин из Дерев­ской пяти­ны Нов­го­ро­да в зем­ском бояр­ском спис­ке 1577 г. Судья Раз­бой­но­го при­ка­за в 1587 г.
В 1576 — голо­ва в пол­ку прав. руки бояри­на кн. Голи­цы­на, «на Мыше­ге», затем в декаб­ре ходил под Колы­вань с тем же пол­ком. После взя­тия Режи­цы (1577) остав­лен в ней вое­во­дой и слу­жил там ещё в 1580. В 1581 при­слан в Алы­сту 1-м вое­во­дой. В 1582—84 гг. был одним из вое­вод в Нов­го­ро­де; намест­ни­ком нов­го­род­ским был в это вре­мя князь Вас. Феод. Ско­пин-Шуй­ский. В эти годы про­ис­хо­ди­ла вой­на у Иоан­на ІV Гроз­но­го со Шве­ци­ей. Вско­ре после воца­ре­ния Фео­до­ра Иоан­но­ви­ча эстон­ский намест­ник Дела­гар­ди пись­мен­но обра­тил­ся к кн. Ско­пи­ну-Шуй­ско­му с вопро­сом: при­едут ли мос­ков­ские послы в Сток­гольм для заклю­че­ния мира, и при­слал при этом «опас­ные гра­мо­ты» для про­ез­да послов. Непра­виль­ность в цар­ском титу­ле, допу­щен­ная Дела­гар­ди, побу­ди­ла кн. Ско­пи­на-Шуй­ско­го оста­вить пись­мо без отве­та. Вслед­ствие это­го Дела­гар­ди при­слал вто­рую гра­мо­ту, сно­ва при­гла­шая мос­ков­ских послов при­е­хать в Сток­гольм. На эту гра­мо­ту после­до­вал такой ответ вто­ро­го нов­го­род­ско­го вое­во­ды, кн. Лоба­но­ва-Ростов­ско­го : «Ты при­шлец в Швед­ской зем­ле, ста­рых обы­ча­ев госу­дар­ских не веда­ешь, как отец госу­да­ря ваше­го ссы­лал­ся с Нов­го­род­ски­ми намест­ни­ка­ми. Госу­да­рю наше­му опас­ные коро­лев­ские гра­мо­ты на послов не надоб­ны, то дело непри­го­же, и я эту опас­ную гра­мо­ту ото­слал с тво­им же гон­чи­ком назад. А что ты писал госу­да­ря наше­го титул не по при­го­жу, так это пото­му, что ты при госу­да­рях не живал, госу­да­ря наше­го титул и не зна­ешь, как его опи­сы­вать». Дела­гар­ди оби­дел­ся и этим отве­том, и тем, что ему отве­чал не пер­вый нов­го­род­ский вое­во­да, а вто­рой. Кн. Ско­пи­ну-Шуй­ско­му он напи­сал: «Я все­гда был такой же, как ты, если толь­ко не луч­ше тебя». Кн. Лоба­нов-Ростов­ский полу­чил от него тако­го рода упре­ки: «Вы все сто­и­те в сво­ем вели­ком рус­ском безум­ном неве­же­стве и гор­до­сти; а при­го­же было бы вам это оста­вить, пото­му что при­бы­ли вам от это­го мало. Будь тебе ведо­мо, что я издав­на в здеш­нем высо­ко­хваль­ном госу­дар­стве Швед­ском не ино­зе­мец, и не назы­ва­ют меня ино­зем­цем. Пишешь, что неко­то­рое вре­мя я не был при дво­ре сво­е­го госу­да­ря — это прав­да: думаю, что об этом узнал твой госу­дарь, и ты, и дру­гие его под­дан­ные, пото­му что я ходил с Швед­скою ратью в вашей зем­ле и ее вое­вал. Знай, что мой король никак не пошлет сво­их послов в зем­лю тво­е­го госу­да­ря до тех пор, пока все дела поста­но­вят­ся и совер­шат­ся на рубе­же». В 1585 г., мар­та 8-го кн. Лоба­нов-Ростов­ский назна­чен был вме­сте с Феод. Вас. Шере­ме­те­вым «горо­до­вое дело делать» в Нов­го­ро­де на Софий­ской сто­роне.
В 1587 г. он был назна­чен околь­ни­чим, а затем вто­рым судьею Раз­бой­но­го при­ка­за. В 1587—88 гг. кн. Лоба­нов неод­но­крат­но обе­дал за цар­ским сто­лом, в чис­ле весь­ма немно­гих при­гла­шен­ных. В 1589 г., янва­ря 26-го, 27-го и 28-го, при постав­ле­нии в пат­ри­ар­хи мит­ро­по­ли­та Иова, он водил перед ним «око­ло гра­да осля» вме­сте с пат­ри­ар­шим бояри­ном Андр. Вас. Пле­ще­е­вым. 27-го янва­ря, на дру­гой день постав­ле­ния в пат­ри­ар­хи, по госу­да­ре­ву веле­нью, обе­дал у пат­ри­ар­ха Иова. 28-го после обед­ни от пат­ри­ар­ше­го дво­ра до Твер­ских ворот вели осля под пат­ри­ар­хом: боярин Борис Фео­до­ро­вич Году­нов и Пле­ще­ев. Как про­ехал за Твер­ские воро­та, царь при­слал за Году­но­вым, велел ему быть у себя, а в его место велел осля вести кн. Лоба­но­ву-Ростов­ско­му . 28-го, в чис­ле дру­гих, кн. Лоба­нов при­нес дары пат­ри­ар­ху, за сто­лом кото­ро­го на глав­ных местах в этот день сиде­ли: он, кн. Лоба­нов-Ростов­ский и выше­упо­мя­ну­тый Пле­ще­ев. В 1589 отправ­лен в Нов­го­род гото­вить город к при­бы­тию туда вой­ска во гла­ве с царём, шед­шим на швед. кор. Юха­на. После ухо­да (1590) из-под Руго­ди­ва в Моск­ву рус. вой­ска остав­лен в Нов­го­ро­де Вели­ком 2-м вое­во­дой. В 1591 отправ­лен «по свис­ким вестем» с обо­зом хле­ба для вой­ска из Нов­го­ро­да в Иван­го­род.
Зем­ле­вла­де­ния: В пис­цо­вой кни­ге Кур­ско­го пого­ста Дерев­ской пяти­ны 1582 г. опи­са­но «сель­цо Стар­кур­ско на реке на Лово­те, а в нем храм Нико­ла Чюдо­тво­рец сто­ит без пения, (д) княж Пет­ров, (д) попов пуст, (д) пуст цер­ков­но­го дьяч­ка, (д) пуст поно­ма­рев, (д) проскурницын»Подлинная пис­цо­вая кни­га помест­ных, мона­стыр­ских и пороз­жих земель Дерев­ской пяти­ны пись­ма и меры Дм. Замыц­ко­го и подья­че­го Т. Мок­е­е­ва. 1582. Ч. 1 // РГА­ДА. Ф. 1209. Д. 959. Л. 280об.. «В отдел­ной кни­ге 97 году (1588/89. — Авт..) напи­са­но в Дерев­ской пятине в Ста­ро­кур­ском пого­сте княж Пет­ров­ско­го поме­стья Ростов­ско­го в воп­чем сел­цы в Ста­ро­кур­ске на реке на Лово­те, а в нем храм Нико­ла Чюдо­тво­рец, двор княж Пет­ров да двор поп с кры­ло­ша­ны…» [Дело по чело­бит­ной Ники­ты Обо­лья­ни­но­ва и Федо­ра Скры­пле­ва об обмене поме­стья­ми. 1608. 22.02—1612, май // Riksarkivet, Stockholm, Ockupationsarckivet från Novgorod. Serie 2: 7, B. 7.]
Жена: Фети­ния ино­ка.
Син­бир­ский Сбор­ник, М., 1845. — Р. И. Б., II. — Акты Мос­ков­ско­го госу­дар­ства, I. — Карам­зин, «Исто­рия Госу­дар­ства Рос­сий­ско­го», Х, — Соло­вьев, «Исто­рия Рос­сии», VII. — Рум­мель, I.; Ста­ни­слав­ский А.Л. Тру­ды по исто­рии госу­да­ре­ва дво­ра в Рос­сии XVI–XVII веков. М., 2004. С. 202; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 2. М., 1982. С. 410, 424; Т. 2. Ч. 3. М., 1982. С. 508.
13/3. кн. Иван Семё­но­вич Мень­шой Лоба­нов (1573,1618), в ино­че­стве Иона.
3С:Сем.Ив. :Евфросиния/ин.; столь­ник (1611,1616) моск.стряпчий(1604).
В сен­тяб­ре 1574 г. вое­во­да в остро­ге в Руго­ди­ве Мос­ков­ский дво­ря­нин в зем­ском бояр­ском спис­ке 1577 г. В нача­ле 1577 г. вое­во­да в Руго­ди­ве (Ста­ни­слав­ский А.Л. Тру­ды по исто­рии госу­да­ре­ва дво­ра в Рос­сии XVI–XVII веков. М., 2004. С. 194; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 2. М., 1982. С. 371, 430).
14/3. кн. Ники­та Семё­но­вич Лоба­нов (1555)
5С:Сем.Ив. :Евфросиния/ин.
О «деле» кня­зя Семе­на Ростов­ско­го рас­ска­за­но на стра­ни­цах Нико­нов­ской, Львов­ской, Лебе­дев­ской
лето­пи­сях, а так­же в Лице­вом лето­пис­ном сво­де [1]. В июле 1554 г. в Тороп­це был аре­сто­ван князь Ники­та Семе­но­вич Лоба­нов-Ростов­ский по подо­зре­нию в попыт­ке пере­хо­да литов­ской гра­ни­цы. На допро­се он рас­ска­зал, что в Лит­ву был послан бояри­ном кня­зем Семе­ном Васи­лье­ви­чем Ростов­ским, кото­рый наме­ре­вал­ся ехать туда вслед за ним, «а с ним бра­тья его и пле­мян­ни­ки». Из после­до­вав­ших допро­сов бояри­на выяс­ни­лось, что вес­ной 1553 г., во вре­мя опас­ной болез­ни царя, когда воз­ник вопрос об опре­де­ле­нии наслед­ни­ка тро­на, князь Семен вме­сте с неко­то­ры­ми дру­ги­ми бояра­ми под­дер­жал кан­ди­да­ту­ру кня­зя В.А. Ста­риц­ко­го, а не семи­ме­сяч­но­го царе­ви­ча Дмит­рия. Свое реше­ние князь С.В. Ростов­ский моти­ви­ро­вал тем, что «тол­ко намъ слу­жи­ти царе­ви­чю Дмит­рею ино нами вла­де­ти (Заха­рьи­нымъ) и чемъ нами вла­де­ти Заха­рьи­ны­ми ино лут­чи слу­жи­ти кня­зю Вла­ди­ме­ру Ондре­еви­чю». Но царь выздо­ро­вел, и бояре «меж себя поча­ли гово­рить что­бы то дело укрыть», а князь Семен со стра­ху «съ того вре­ме­ни учялъ мыс­ли­ти в Лит­ву». От слуг кня­зя Семе­на узна­ли, что еще в авгу­сте 1553 г. их хозя­ин вел тай­ные пере­го­во­ры с гла­вой нахо­див­ше­го­ся в Москве литов­ско­го посоль­ства Ста­ни­сла­вом Довой­ной «и думу царя и вели­ко­го кня­зя послам рас­ска­зы­вал … и мно­гие поно­си­тель­ные сло­ва про царя госу­да­ря и вели­ко­го кня­зя им гово­рил». Свои
дей­ствия С.В. Ростов­ский объ­яс­нял «от убо­же­ства и от мало­умия». Под­лин­ная при­чи­на попыт­ки отъ­ез­да кня­зя С.В. Ростов­ско­го была неудоб­на для оглас­ки, и в офи­ци­аль­ном посоль­ском нака­зе Федо­ру Вок­ше­ри­ну,
отпра­вив­ше­му­ся в Лит­ву 6 сен­тяб­ря 7063 (1554 г.), была изло­же­на вер­сия, выдви­ну­тая самим кня­зем Семе­ном — о при­су­щей ему «ску­до­сти разума»2. О его сообщ­ни­ках в нака­зе гово­ри­лось лишь в общих сло­вах, а в лето­пис­ных текстах упо­ми­на­лись «бра­тья его и пле­мян­ни­ки» из фами­лий Лоба­но­вых и При­им­ко­вых, так­же не назван­ные по име­нам.
«Дело» об измене кня­зя С.В. Ростов­ско­го не поко­ле­ба­ло поло­же­ние дру­гих пред­ста­ви­те­лей это­го рода при Дво­ре. До учре­жде­ния оприч­ни­ны судь­ба Ростов­ских, даже при­част­ных к «делу», скла­ды­ва­лась отно­си­тель-
но бла­го­по­луч­но. Серьез­ных нака­за­ний не понес никто, кро­ме само­го кня­зя С.В. Ростов­ско­го, лишен­но­го бояр­ства и сослан­но­го на Бело­озе­ро, но и для него суще­ство­ва­ла пер­спек­ти­ва вос­ста­нов­ле­ния утра­чен­но­го ста­ту­са. Через неко­то­рое вре­мя он был про­щен и в 1565 г. назна­чен вое­во­дой в Ниж­ний
Новгород3. Раз­ряд­ные кни­ги и лето­пи­си поз­во­ля­ют про­сле­дить слу­жеб­ную карье­ру кня­зей В.В. При­им­ко­ва и А.И. Каты­ре­ва, кото­рая про­хо­ди­ла вполне успеш­но после 1554 г. Не кос­ну­лась опа­ла род­ных бра­тьев Н.С. Лоба­но­ва — Ива­на и Пет­ра Семе­но­ви­чей. Тро­ю­род­ные бра­тья кня­зя В.В. При­им­ко­ва — Н.Б. и Д.Б. При­им­ко­вы — запи­сан­ные в «Тысяч­ной кни­ге», ока­за­лись в чис­ле немно­гих из кня­зей Ростов­ских, лич­но непо­стра­дав­ших даже во вре­мя оприч­ни­ны. Судя по этим дан­ным, измен­ни­ком князь Семен был толь­ко в гла­зах царя, а руко­во­ди­те­ли пра­ви­тель­ства 1550-х гг. были к нему и его соучаст­ни­кам снис­хо­ди­тель­ны. Недо­воль­ство огра­ни­че­ни­ем сво­ей вла­сти «каз­нить измен­ни­ков» и стрем­ле­ние пере­ме­нить сло­жив­шу­ю­ся ситу­а­цию было пря­мо заяв­ле­но царем при учре­жде­нии опричнины4.
Никто из кня­зей Ростов­ских, непо­сред­ствен­но заме­шан­ных в «деле», оприч­ни­ну не пере­жил. О судь­бе кня­зя Н.С. Лоба­но­ва допол­ни­тель­ных све­де­ний, кро­ме при­ве­ден­ных выше, обна­ру­жить не уда­лось. Воз­мож­но, он умер до 1570 г.
Сре­ди «Гра­мот по делам помест­ным», за пери­од с 15 мая 1555 г. по 29 авгу­ста 1556 г., име­ют­ся две гра­мо­ты, в кото­рых упо­ми­на­ет­ся князь Ники­та Семе­но­вич Лоба­нов. Из пер­вой (№ XIV) выяс­ня­ет­ся, что в 7063 (1555 г.) «князь Ники­та княж Семе­нов сын Ростов­ско­го» был пожа­ло­ван в Нов­го­ро­де «поме­стьем пят­на­дца­ти обжа­ми», кото­рые были ему «отде­ле­ны» «изо княж Васи­лье­ва поме­стья Вол­ко­ва, что оста­лось за делом у княж Васи­лье­вы кня­гине у Оле­ны». Князь Ники­та жало­вал­ся на то, что кня­ги­ня Оле­на «рия­ся тому, что он ска­зы­вал [царю] на сына ее на кня­зя Васи­лья Литов­ский отъ­езд и ему деи от тое кня­ги­ни и от ее людей про­да­жи и убыт­ки чинят­ца вели­кие», и про­сил «отве­сти» его от кня­ги­ни Оле­ны и «та пят­на­дцать обеж отде­ли­ти из пороз­жих поме­стий, где будет при­го­же». Гра­мо­та дати­ро­ва­на: 11 нояб­ря 7064 (1555 г.). Эти све­де­ния дают осно­ва­ния пола­гать, что, во-пер­вых, князь Ники­та Семе­но­вич Лоба­нов, если и под­вер­гал­ся опа­ле, то непро­дол­жи­тель­ной, а ско­рей все­го, не толь­ко не был нака­зан, а даже полу­чил допол­ни­тель­ные «пят­на­дцать обеж» зем­ли к сво­им нов­го­род­ским поме­стьям, и, во-вто­рых, под При­им­ко­вы­ми, упо­мя­ну­ты­ми Нико­нов­ской лето­пи­сью в чис­ле соучаст­ни­ков «отъ­ез­да» кня­зя Семе­на, под­ра­зу­ме­вал­ся князь Васи­лий Васи­лье­вич Волк-При­им­ков. Во вто­рой гра­мо­те (№ XXXIV), дати­ро­ван­ной 15 фев­ра­ля 7064 (1556 г.), уже князь В.В. При­им­ков, «бил челом» «во кня­ги­ни Оле­ни­но место», обви­няя кня­зя Н.С. Лоба­но­ва в при­тес­не­ни­ях, и про­сил отде­лить его от поме­стья сво­ей мате­ри.
Жена: Евфро­си­ния (†XII.1569/I.1570.) Во вре­мя раз­гро­ма Нов­го­ро­да зимой 1570 г. погиб­ла «Князь Ники­ти­на Ростов­ска­го-Лоба­но­ва кня­ги­ня Евфро­си­ния». [Титов А.А. Сино­ди­ки XVII века Пере­слав­ско­го Никит­ско­го мона­сты­ря. М., 1903. С. 18.].
Осн.лит.: А. В. Сер­ге­ев. Из исто­рии поли­ти­че­ской борь­бы 50-х гг. XVI в. «Дело кня­зя Семе­на Ростов­ско­го».
1. ПСРЛ. Т. 13. Пат­ри­ар­шая или Нико­нов­ская лето­пись. СПб., 2000. С. 237–238. ПСРЛ. Т. 20. Вто­рая поло­ви­на. Львов­ская лето­пись. СПб., 1914. Ч. 2. С. 546. ПСРЛ. Т. 29. Лето­пи­сец нача­ла цар­ства царя и вели­ко­го кня­зя Ива­на Васи­лье­ви­ча. Алек­сан­дро-Нев­ская лето­пись. Лебе­дев­ская лето­пись. М., 1965. С. 226–227. Лице­вой лето­пис­ный свод… С. 26–33.ПСРЛ. Т. 13. С. 237. Ана­ло­гич­ный текст.
2. Сбор­ник Рус­ско­го исто­ри­че­ско­го обще­ства. СПб., 1887. Т. 59. С. 452–453.
3. Раз­ряд­ная кни­га. 1475–1598. С. 213.
4. ПСРЛ. Т. 13. С. 392.
15/4. кн. Миха­ил Бори­со­вич Лоба­нов (1554)
вла­дел родо­вы­ми вот­чи­на­ми в сере­дине XVI в. Ростов­ско­го уез­да; в опа­ле с 1554.
Жена: …
16/4. кн. Иван Бори­со­вич Лоба­нов (1550,1568)
2С:Бор.Ив.Алдр-ча
Тысяч­ник 3-й ста­тьи из Ростов­ских кня­зей (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 83).
К момен­ту состав­ле­ния Тысяч­ной кни­ги Иван и Ники­та Бори­со­вы Лоба­но­вы слу­жи­ли в соста­ве кор­по­ра­ции кня­зей Ростов­ских. Ско­рее все­го, их отец оста­вил нов­го­род­ское поме­стье. С. В. Горо­ди­лин на осно­ва­нии топо­ни­мов, извест­ных по пис­цо­вой кни­ге Ростов­ско­го уез­да пер­вой тре­ти XVII в. (пожни Лоба­но­ви­ча, Лоба­но­во боло­то, пусто­ши Лоба­но­вых), допус­ка­ет вла­де­ние кня­зья­ми Лоба­но­вы­ми-Ростов­ски­ми родо­вы­ми вот­чи­на­ми в сере­дине XVI в. (Горо­ди­лин 2013, с. 60-61). Кня­зю Ива­ну Лоба­но­ву Ростов­ско­му была дана до его живо­та вот­чи­на Лев­ке­и­на мона­сты­ря сель­цо Ива­нов­ское Высо­кое с пусто­ша­ми и дерев­ня­ми в Сурож­ском стане Мос­ков­ско­го уез­да, кото­рая рань­ше при­над­ле­жа­ла Андрею Мень­шо­му Товар­ко­ву (Пис­цо­вые кни­ги Мос­ков­ско­го госу­дар­ства XVI в. Ч. 1. Отд. 1. СПб., 1872. С. 112). За кня­зем Ива­ном Лоба­ном Ростов­ским в 1567-1569 гг. была в воло­сти Вои­ни­чи Руз­ско­го уез­да вот­чи­на сель­цо Роко­со­во с 3 дерев­ня­ми (110 чет­вер­тей) (Руз­ский уезд по пис­цо­вой кни­ге 1567–1569 годов / Сост. С.Н. Кисте­рев, Л.А. Тимо­ши­на. М., 1997. С. 163-164).
[Сер­ге­ев А. В. Из исто­рии. С. 68–72; ТКДТ. С. 61.]
17/4. кн. Ники­та Бори­со­вич Лоба­нов (1550,1564)
С:Бор.Ив.
Тысяч­ник 3-й ста­тьи из Ростов­ских кня­зей (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 83). К момен­ту состав­ле­ния Тысяч­ной кни­ги Иван и Ники­та Бори­со­вы Лоба­но­вы слу­жи­ли в соста­ве кор­по­ра­ции кня­зей Ростов­ских. Ско­рее все­го, их отец оста­вил нов­го­род­ское поме­стье.
[Сер­ге­ев А. В. Из исто­рии. С. 68–72; ТКДТ. С. 61.]

XXII коле­но

18/8. кн. Миха­ил Юрье­вич Лоба­нов-Ростов­ский (1580?, † до 1604)
1С:Юр.Ив.Ив-ча
Жена: Ага­фия (1604).
Без­дет­ный
19/8. кн. Иван Юрье­вич Лоба­нов-Ростов­ский (1572,1591)
дворов.сын-боярск. помещ.-Дорогобуж-у. помещ.-Москва-у. 2С:Юр.Ив.Ив-ча
Вое­во­да в Туров­ле в 1572 г. и Руго­див­ле в 1574—1576 гг., послан на Пах­ру по крым­ским вестям (1580). Сто­ял «по левой сто­роне от сен­ных две­рей» на посоль­ском при­е­ме в Москве в кон­це 1583 г. (Сто­ро­жев В.Н. Мате­ри­а­лы для исто­рии рус­ско­го дво­рян­ства. Вып. 2. М., 1908. М., 1908. С. 63). 1585 — Спи­сок чле­нов дво­ра царя Федо­ра Ива­но­ви­ча, остав­ших­ся в Москве на вре­мя поезд­ки его в Тро­и­це-Сер­ги­ев мона­стырь в авгу­сте 1585 г. В руб­ри­ке Доро­го­буж Князь (Ондрей) – (не[т]). Иван – княж Юрьев сын Лоба­нов – (со княж Ива­но­вым телом) – Ростовской..ОР ГБЛ, Ф. 29 № 103 (М., 1632). Выбор­ный дво­ря­нин из Доро­го­бу­жа с окла­дом в 500 чет­вер­тей в 1588/89 гг., в Швед­ском похо­де 1589/90 гг., в нача­ле 1590-х гг. (Ста­ни­слав­ский А.Л. Тру­ды по исто­рии госу­да­ре­ва дво­ра в Рос­сии XVI–XVII веков. М., 2004. С. 246, 340, 353).
20/8. кн. Васи­лий Юрье­вич Лоба­нов-Ростов­ский (1585,1599)
был у дачи жало­ва­нья вла­ди­мир­цам, дво­ря­нам и детям бояр­ским (1599).
1 июля 1585 г. поме­стье кня­зя Васи­лия Юрье­ви­ча Лоба­но­ва-Ростов­ско­го в Буд­ков­ском пого­сте дано Сте­па­ну Ива­но­ви­чу Елец­ко­му (Отдел выбор­ны­ми губ­ны­ми ста­ро­ста­ми Вод­ской пяти­ны Полуж­ской поло­ви­ны Семе­ном Ожо­ги­ным и Васи­лем Пыжо­вым поме­стья кня­зя Васи­лия Юрье­ви­ча Лоба­но­ва-Ростов­ско­го кня­зю Сте­па­ну Ива­но­ву сыну Елец­ко­му в Буд­ков­ском пого­сте. 1585. 1.07 // РГА­ДА, ф. 1209, оп. 1, д. 16936, л. 66-67.).
Без­дет­ный.
21/8. кн. Андрей Юрье­вич (1566,1591)
4С:Юр.Ив.Ив-ча;1585 — Спи­сок чле­нов дво­ра царя Федо­ра Ива­но­ви­ча, остав­ших­ся в Москве на вре­мя поезд­ки его в Тро­и­це-Сер­ги­ев мона­стырь в авгу­сте 1585 г. В руб­ри­ке Доро­го­буж Князь (Ондрей) – (не[т]). Иван – княж Юрьев сын Лоба­нов – (со княж Ива­но­вым телом) – Ростовской..ОР ГБЛ, Ф. 29 № 103 (М., 1632) моск.жилец.(1589). Соби­рал Яро­слав­цев рат­ных людей (1591).
Без­дет­ный
22/10. кнж. Ири­на Ива­нов­на Лоба­но­ва-Ростов­ская
23/10. кнж. Соло­мо­ни­да Ива­нов­на Лоба­но­ва-Ростов­ская, в ино­ки­нях Софья
Муж князь Иван Юрье­вич Голи­цын
24/15. кн. Фёдор Михай­ло­вич Лоба­нов-Ростов­ский (1559,1600)
дворов.сын-боярск. помещ.-кн.Ростов-у. помещ.-Новг.-Дерев.пят. 1С:Мих.Бор.Ив-ча
В 1559 г. за успеш­ный поход судо­вой рати Д. Ф. Ада­ше­ва по Дне­пру отправ­лен с золо­ты­ми от госу­да­ря награ­дить вое­вод (Раз­ряд­ная кни­га 1550–1636 гг. Т. 1. Вып. 1. М., 1975. С. 85). В 1565 г. сослан в Казан­ский уезд (Спи­сок с пис­цо­вой и меже­вой кни­ги горо­да Сви­яж­ска и уез­да пись­ма и меже­ва­ния Ники­ты Васи­лье­ви­ча Бори­со­ва и Дмит­рия Андре­еви­ча Кики­на (1565–1567 г.). Казань, 1909. С. 79). В 1573–1584 гг. вхо­дил в Зем­ский двор. Пред­во­ди­тель пере­до­во­го пол­ка в вой­ске, отправ­лен­но­го из Кур­мы­ша под Казань про­тив чере­ми­сы зимой 1573 г. Выбор­ный дво­ря­нин из Ряза­ни в зем­ском бояр­ском спис­ке 1577 г. В янва­ре-декаб­ре 1578 г., вое­во­да в Пер­но­ве. 10 янва­ря 1578 г. ему, Пост­ни­ку Ели­за­рье­ви­чу Куту­зо­ву и дья­ку Васи­лию Алек­се­е­ву в Пер­нов адре­со­ва­на указ­ная гра­мо­та с пред­пи­са­ни­ем о заво­е­ва­нии и при­ве­де­нии к при­ся­ге кар­кус­ски­ми и руин­ски­ми поме­щи­ка­ми и каза­ка­ми насе­ле­ния мыз, дере­вень и почин­ков, смеж­ных с Пер­нов­ским уез­дом (Доку­мен­ты Ливон­ской вой­ны (под­лин­ное дело­про­из­вод­ство при­ка­зов и вое­вод 1571 – 1580 гг.) // Памят­ни­ки исто­рии Восточ­ной Евро­пы. Т. III. М.; Вар­ша­ва, 1998 (далее – Памят­ни­ки исто­рии Восточ­ной Евро­пы. Т. III. С. 59). Летом 1579 г,. сен­тяб­ре 1580 г. вое­во­да в Пер­но­ве. В янва­ре 1579 г. ему, Пост­ни­ку Ели­за­рье­ви­чу Куту­зо­ву и дья­ку Васи­лию Алек­се­е­ву в Пер­нов адре­со­ван наказ об отво­де дво­ро­во­го места. 17 янва­ря 1579 г. ему, Пост­ни­ку Ели­за­рье­ви­чу Куту­зо­ву и дья­ку Васи­лию Алек­се­е­ву в Пер­нов адре­со­ван наказ об отво­де дво­ро­во­го места. 27 янва­ря 1579 г. ему, Пост­ни­ку Ели­за­рье­ви­чу Куту­зо­ву и дья­ку Васи­лию Алек­се­е­ву в Пер­нов адре­со­ван наказ об отво­де поме­стья (Памят­ни­ки исто­рии Восточ­ной Евро­пы. Т. III. С. 193, 195). 5 сен­тяб­ря 1580 г. ему и дья­ку Васи­лию Алек­се­е­ву адре­со­ва­на указ­ная гра­мо­та с пред­пи­са­ни­ем об орга­ни­за­ции отправ­ки морем гон­ца в Данию Исто­мы Шеври­ги­на. 24 октяб­ря 1580 г. они отпис­кой доло­жи­ли о выпол­не­нии ука­за (Памят­ни­ки дипло­ма­ти­че­ских сно­ше­ний Древ­ней Рос­сии с дер­жа­ва­ми ино­стран­ны­ми. Т. 1. СПб., 1851. Стб. 813, 816). (Ста­ни­слав­ский А.Л. Тру­ды по исто­рии госу­да­ре­ва дво­ра в Рос­сии XVI–XVII веков. М., 2004. С. 196; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 2. М., 1982. С. 336; Т. 3. Ч. 1. М., 1984. С. 68; Доку­мен­ты Ливон­ской вой­ны (под­лин­ное дело­про­из­вод­ство при­ка­зов и вое­вод 1571–1580 гг.) // Памят­ни­ки исто­рии Восточ­ной Евро­пы. Т. III. М.; Вар­ша­ва, 1998. С. 59, 140; Памят­ни­ки дипло­ма­ти­че­ских сно­ше­ний Древ­ней Рос­сии с дер­жа­ва­ми ино­стран­ны­ми. Т 1. СПб., 1851. С. 813, 816). Ростов­ский князь в 1588/89 гг. (Ста­ни­слав­ский А.Л. Тру­ды по исто­рии госу­да­ре­ва дво­ра в Рос­сии XVI–XVII веков. М., 2004. С. 213). В 1598/1599 г., 1599/1600 г. вое­во­да на Тер­ке (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 4. Ч. 1. М., 1994. С. 77, 95).
Вое­во­да в Полоц­ке в 1571 г., в пере­до­вом пол­ку под Пай­дой в 1572—1573 гг., в бдоль­шом пол­ку в Кагу­ле в 1576 г., Пер­но­ве в 1578—1581 г., в Казан­ском похо­де в 1582—1583 гг., в Аст­ра­ха­ни в 1584— 1586 гг., пер­вый вое­во­да в Тоболь­ске в 1592— 1595 гг. и на Тер­ках в 1595—1600 гг.
В 1594-1597 гг. в Пере­виц­ком стане Рязан­ско­го уез­да за кня­зья­ми Федо­ром и Семе­ном Михай­ло­вы­ми детьми Лоба­но­вы­ми Ростов­ски­ми веро­ят­но в поме­стье село Срез­не­во с 5 дерев­ня­ми и пусто­шью. За кня­зем Федо­ром 472 чет­вер­ти, за кня­зем Семе­ном 540 чет­вер­тей (Анпи­ло­гов Г.Н. Рязан­ская пис­цо­вая при­пра­воч­ная кни­га кон­ца XVI в. М., 1982. С. 9). Кня­зья Иван и Федор Лоба­но­вы Ростов­ские име­ли поме­стья в Сви­яж­ском уез­де в 1565-1567 гг. (Спи­сок с пис­цо­вой и меже­вой кни­ги горо­да Сви­яж­ска и уез­да пись­ма и меже­ва­ния Ники­ты Васи­лье­ви­ча Бори­со­ва и Дмит­рия Андре­еви­ча Кики­на (1565–1567 г.). Казань, 1909. С. 79).
К 14 янва­ря 1556 г. бил челом вла­стям. После смер­ти его деда кня­зя Алек­сандра Уша­ко­ва сына Лоба­но­ва Ростов­ско­го (его женой было Ари­на) оста­лось два сына Иван и Вери­га. В 1550/1551 г. кня­зя Вери­гу пожа­ло­ва­ли поме­стьем на Вели­же в 300 чет­вер­тей. Кро­ме это­го за бра­тья­ми ока­за­лась вот­чи­на отца в Дмит­ров­ском уез­де в пол­чет­вер­ти сохи. Князь Федор тре­бо­вал, что­бы бра­тья содер­жа­ли и кор­ми­ли свою мать, а его баб­ку Ари­ну, и выде­ли­ли ей на про­жи­ток 5 обеж, а кня­зю Ива­ну выде­ли­ли 10 обеж из поме­стья отца Веро­ят­но, поме­стье нахо­ди­лось в Торо­пец­ком уез­де (Архив СПб ИИРАН. Кол. 2. Кн. 23. Л. 303 об.-305 об.).
Без­дет­ный.
25/15. кн. Дани­ло Михай­ло­вич Лоба­нов-Ростов­ский
Без­дет­ный.
26/15. кн. Миха­ил Михай­ло­вич Лоба­нов-Ростов­ский (1569,1571)
4С:Мих.Бор.Ив-ча.
Без­дет­ный.
27/15. кн. Васи­лий Боль­шой Михай­ло­вич Лоба­нов-Ростов­ский (1576, † III.1611)
– воен­ный и госу­дар­ствен­ный дея­тель, сын бояр­ский, голо­ва, вое­во­да в цар­ство­ва­ние Ива­на Гроз­но­го, Фёдо­ра Иоан­но­ви­ча и Бори­са Году­но­ва. Брат кня­зей Фёдо­ра и Семё­на Михай­ло­ви­чей Лоба­но­вых-Ростов­ских.
Вес­ной 1576 г. голо­ва в боль­шом пол­ку в Сер­пу­хо­ве. Выбор­ный дво­ря­нин из Ряза­ни в зем­ском бояр­ском спис­ке 1577 г. Во гла­ве судо­вой рати на Бере­гу в мае 1577 г. (Ста­ни­слав­ский А.Л. Тру­ды по исто­рии госу­да­ре­ва дво­ра в Рос­сии XVI–XVII веков. М., 2004. С. 196; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 2. М., 1982. С. 409, 437). Ростов­ский князь в 1588/89 гг. Мос­ков­ский дво­ря­нин в 1598/99 гг. (Ста­ни­слав­ский А.Л. Тру­ды по исто­рии госу­да­ре­ва дво­ра в Рос­сии XVI–XVII веков. М., 2004. С. 213, 252). В 1578 году — вое­во­да в Ряза­ни, отку­да был отправ­лен пер­вым вое­во­дой в Пронск. В 1579 году упо­ми­на­ет­ся в каче­стве голо­вы в цар­ском пол­ку во вре­мя ливон­ско­го похо­да, затем слу­жил вое­во­дой в Чествине. В 1580 году вто­рич­но был назна­чен вое­во­дой в Пронск, отку­да его отпра­ви­ли с пере­до­вым пол­ком за р. Оку, где сто­ял «у Онто­нья свя­то­го». В 1580 году князь Васи­лий Боль­шой Лоба­нов-Ростов­ский коман­до­вал сто­ро­же­вым пол­ком под Колом­ной. В 1581 году участ­во­вал в геро­и­че­ской обо­роне Пско­ва от поль­ско-литов­ской армии коро­ля Речи Поспо­ли­той Сте­фа­на Бато­рия. В 1582 году князь Васи­лий Михай­ло­вич был вто­рым вое­во­дой Боль­шо­го пол­ка Нов­го­род­ском похо­де про­тив шве­дов и осе­нью 1582 года вое­вал со шве­да­ми под Ореш­ком. В 1584 году был послан вто­рым вое­во­дой боль­шо­го пол­ка в Вели­кий Нов­го­род про­тив шве­дов и после при­хо­да был назна­чен на год вылаз­ным вое­во­дой. В 1585 году князь Васи­лий Боль­шой Лоба­нов-Ростов­ский слу­жил вое­во­дой в Тороп­це.
В 1586 году в опре­ле бил челом госу­да­рю князь Васи­лей (Васи­лей княж Михай­лов сын) Лоба­нов на околь­ни­чих на кня­зя Федо­ра Хво­ро­сти­ни­на да на Миха­и­ла Сал­ты­ко­ва. А князь Федор Хво­ро­сти­нин бил челом госу­да­рю, что и преж тово князь Васи­лей Лоба­нов бывал мен­ши ево, а о сче­те на *него не бивал челом (-не бивал челом на него). А в горо­ды велел послать свои госу­да­ре­вы гра­мо­ты, что­бы дво­ряне и дети бояр­ские были на ево госу­да­ре­ву служ­бу гото­вы, а срок (срок им) учи­нен ста­ти в Нове­го­ро­де на роже­ство Хри­сто­во. /л. 216/ И госу­дарь велел их роспро­сить и слу­шать бояром; и князь Васи­лей Лоба­нов кня­зю Федо­ру Хво­ро­сти­ни­ну обви­нен по роспро­су без суда.
Осе­нью 1586 года «по тем­ни­ков­ским вестем» был отправ­лен в Каси­мов. В 1587-1588 годах — намест­ник в Тороп­це. В 1589 году князь В. М. Боль­шой Лоба­нов-Ростов­ский был отправ­лен «по свей­ским вестем» в Нов­го­род со сто­ро­же­вым пол­ком, затем был послан на служ­бу во Псков. В 1589 году упо­ми­на­ет­ся в цар­ской сви­те в чине еса­у­ла во вре­мя похо­да рус­ской армии из Нов­го­ро­да на швед­ские вла­де­ния. В 1590 году участ­во­вал в оса­де и штур­ме Нар­вы (Руго­ди­ва). В 1591 году был послан вто­рым вое­во­дой в Иван­го­род и сто­ял там до фев­ра­ля 1592 года. В 1595 году князь Васи­лий Михай­ло­вич Боль­шой Лоба­нов-Ростов­ский нахо­дил­ся «на бере­гу» со сто­ро­же­вым пол­ком. В 1597 году — вое­во­да в Сви­яж­с­ке. В 1598 году — тре­тий вое­во­да пол­ка левой руки в похо­де к Каши­ре про­тив крым­ских татар. В 1599 году в Москве князь встре­чал швед­ско­го прин­ца Густа­ва Эри­ка. В 1600 году князь участ­во­вал во встре­че литов­ских послов в Гра­но­ви­той пала­те. В 1601 году был отправ­лен из Тулы в Лив­ны для «раз­ме­ны крым­ских послов». 11 (21) апре­ля 1602 году был «у руки» Госу­да­ря Бори­са Фёдо­ро­ви­ча перед отправ­кой на вое­вод­ство в Аст­ра­хань, где про­слу­жил два года.
Погиб во вре­мя боев в Москве в мар­те 1611 г.. Эта инфор­ма­ция под­твер­жда­ет­ся запи­сью сино­ди­ка Чудо­ва мона­сты­ря, где князь Васи­лий отме­чен «уби­ен­ным»: «Род кня­зя Васи­лия Михай­ло­ви­ча Лоба­но­ва Ростов­ско­го. Кня­зя Васи­лия» [Отдел руко­пи­сей РНБ F.IV.194. Сино­дик. Л. 97 об.. Бело­ку­ров С.А. Раз­ряд­ные запи­си за Смут­ное вре­мя (7113–7121 гг.). М.: Импе­ра­тор­ское обще­ство исто­рии и древ­но­стей Рос­сий­ских, 1907].
У него был дядя Иван Михай­ло­вич Пуш­кин.
Жена: София ино­ка
28/15. кн. Васи­лий Михай­ло­вич Мень­шой Лоба­нов-Ростов­ский (1606,1618)
5С:Мих.Бор.
Вое­во­да во Вла­ди­ми­ре в 1618 г. 1606— мос­ков­ский поме­щик, вое­во­да в Воро­не­же и Сур­гу­те, вое­во­да во Вла­ди­ми­ре (1618), в Ладо­ге
Жена: Соло­мо­ни­да …, упо­ми­на­ет­ся в чине сва­дьбы царя Васи­лия Шуй­ско­го (1608)
29/15. кн. Иван Михай­ло­вич Лоба­нов-Ростов­ский
30/15. кн. Семён Михай­ло­вич Лоба­нов-Ростов­ский (1571,†1597/1603)
7С:Мих.Бор.Ив-ча
В 1571 году князь Семен вме­сте со сво­им бра­том Васи­ли­ем Михай­ло­ви­чем Боль­шим участ­во­вал в под­руч­ной запи­си за кня­зя Ива­на Фёдо­ро­ви­ча Мсти­слав­ско­го. Семён Михай­ло­вич Лоба­нов-Ростов­ский в слу­чае бег­ства И. Ф. Мсти­слав­ско­го дол­жен был упла­тить в цар­скую каз­ну 55 руб­лей. В 1575 году — пол­ко­вой голо­ва в боль­шом пол­ку под коман­до­ва­ни­ем бояри­на Пет­ра Васи­лье­ви­ча Моро­зо­ва в Сер­пу­хо­ве. В 1576–1579 гг. вхо­дил в Зем­ский двор. Вес­ной 1576 г. голо­ва в боль­шом пол­ку в Сер­пу­хо­ве. Выбор­ный дво­ря­нин из Ряза­ни в зем­ском бояр­ском спис­ке 1577 г. Голо­ва в раз­ря­де цар­ско­го похо­да в Ливо­нию в июне 1579 г. (Ста­ни­слав­ский А.Л. Тру­ды по исто­рии госу­да­ре­ва дво­ра в Рос­сии XVI–XVII веков. М., 2004. С. 196; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 2. М., 1982. С. 409; Т. 3. Ч. 1. М., 1984. С. 58). В 1579-1581 годах — пол­ко­вой вое­во­да в Нов­го­ро­де, Пско­ве и Пор­хо­ве, в 1581—1583 годах — пол­ко­вой вое­во­да в Ладо­ге, в 1584-1585 годах — пол­ко­вой вое­во­да в Брян­ске. В 1587 году был отправ­лен в Деди­лов, что­бы смот­реть рат­ных людей пере­до­во­го пол­ка. Судья Раз­бой­но­го при­ка­за в 1587 г.. Ростов­ский князь в 1588/89 гг., в Швед­ском похо­де 1589/90 гг. (Ста­ни­слав­ский А.Л. Тру­ды по исто­рии госу­да­ре­ва дво­ра в Рос­сии XVI–XVII веков. М., 2004. С. 213, 321). В 1590-1592 годах — вна­ча­ле вое­во­да пере­до­во­го пол­ка, затем вое­во­да боль­шо­го пол­ка в Нов­го­род­ской области.30 нояб­ря 1596 года «веле­но было отпу­стить с кн. Лоба­но­вым и его това­ри­ща­ми в Сур­гут из вят­ских хлеб­ных запа­сов, кото­рые оста­нут­ся за Тюмен­скою посыл­кою, все­го 945 чет­вер­тей ржа­ной муки, кру­пы и толок­на; кро­ме того, денеж­ное жало­ва­нье ста­рым Сур­гут­ским слу­жи­лым людям и ново­при­бы­лым каза­кам».
Жена: …N…; в 1603 г. про­жи­точ­ное поме­стье вдо­вы кн. С. Лоба­но­ва-Ростов­ско­го 200 чет­вер­тей в Рязан­ском уез­де было пожа­ло­ва­но столь­ни­ку кн. Д.М. Пожар­ско­му.
31/16. кн. Алек­сандр Ива­но­вич Вол­га Лоба­нов-Ростов­ский († до 1604)
Жена: Фети­нья …, в 1604 вдо­ва.
Без­дет­ный.
32/16. (либо /10, /11, /13) кнж. Евфи­мия Ива­нов­на Лоба­но­ва-Ростов­ская
Муж: князь Васи­лий мень­шой Ива­но­вич Кри­во­бор­ский (†1579), вое­во­ду с 1576 года, убит в 1579 году, во вре­мя оса­ды поля­ка­ми кре­по­сти Сокол.

XXIII коле­но

33/19. кн. Иван Ива­но­вич Козий Рог Лоба­нов-Ростов­ский (в ин. спис­ках Турий рог) (1611,† 30.07.1639,Нарым)
– сын Ив.Юр.Ив-ча; Стряп­чий (1611), столь­ник (1613,1629), мос­ков­ский дво­ря­нин (1639).
Стряп­чий с пла­тьем в 1611 г., столь­ник; под­пи­сал­ся на гра­мо­те об избра­нии на пре­стол царя Миха­и­ла Федо­ро­ви­ча в 1613 г.; вое­во­да сто­ро­же­во­го пол­ка на Кра­пивне в 1629—1631 гг., пере­до­во­го пол­ка в Деди­ло­ве в 1637 г., голо­ва мос­ков­ских дво­рян при встре­че крым­ско­го посла в 1638 г., вое­во­да и пись­мен­ный голо­ва в Том­ске в 1639 г. Скон­чал­ся в доро­ге, в Нарым­ском остро­ге, 30 июля 1639 г.
В 1627/29 в Воло­год­ском уез­де вот­чине Ива­на Ива­но­ви­ча Лоба­но­ва-Ростов­ско­го в Томаш­ской воло­сти зна­чи­лось четы­ре живу­щих дерев­ни. Это Тул­па­но­во, «а Тупа­е­во то ж», Фро­лов­ская, «а Ско­ря­тин­ская то ж», Бобы­ки­но и Мине­ев­ская. В них дво­ры кре­стьян Мат­вея Кали­ни­на сына Вата­ги­на, Первуш­ки Фару­ти­на, Кон­дра­тия Кар­по­ва, Федо­ра Рома­но­ва и дру­гих.
Жена: княж­на Пела­гея Васи­льев­на При­им­ко­ва-Ростов­ская (1570-е — ?), дочь кня­зя Васи­лия Васи­лье­ви­ча Вол­ка При­им­ко­ва-Ростов­ско­го.
34/19. кн. Гри­го­рий Ива­но­вич Лоба­нов-Ростов­ский († до 1633)
Жена: …
35/27. кн. Афа­на­сий Васи­лье­вич Лоба­нов-Ростов­ский (1611, † 1629)
— рус­ский госу­дар­ствен­ный дея­тель, столь­ник (1611), чаш­ник (1613), вое­во­да и боярин (1615), сын вое­во­ды кня­зя Васи­лия Михай­ло­ви­ча Лоба­но­ва-Ростов­ско­го по про­зва­нию «Мень­шой».
В пер­вые годы прав­ле­ния Миха­и­ла Федо­ро­ви­ча бояр­ство полу­чил князь Афа­на­сий Васи­лье­вич [19, с. 90]10. До нача­ла 1620-х гг. он играл вид­ную роль в Госу­да­ре­вом дво­ре. Его отец князь Васи­лий Михай­ло­вич Боль­шой погиб во вре­мя боев в Москве в мар­те 1611 г. [21, с. 58–59]11. Лоба­но­вы участ­во­ва­ли в «осад­ном сиде­нии» 1618 г. [18, с. 29, 154]. Будучи един­ствен­ным пред­ста­ви­те­лем кня­зей Ростов­ских в Бояр­ской думе и поль­зу­ясь цар­ским фаво­ром, князь Афа­на­сий Васи­лье­вич про­те­жи­ро­вал заху­дав­ших род­ствен­ни­ков кня­зей Касат­ки­ных-Ростов­ских. Его име­но­вал сво­им дядей (при­зна­вал стар­шин­ство) князь М.М. Тем­кин [24, с. 194; 32, с. 63–64]. Фавор А.В. Лоба­но­ва закон­чил­ся в нача­ле 1620-х гг., когда он был уда­лен на вое­вод­ство в Сви­яжск, где умер око­ло 1629 г. [19, с. 64–95; 22, т. I, стб. 845, 937, 1033].
В 1611 году князь Афа­на­сий Васи­лье­вич Лоба­нов-Ростов­ский упо­ми­нет­ся в зва­нии столь­ни­ка. В апре­ле 1613 года пере­пи­сы­вал столь­ни­ков, стряп­чих и жиль­цов, не явив­ших­ся на служ­бу в том же году под­пи­сал собор­ную гра­мо­ту об избра­нии на рус­ский цар­ский пре­стол Миха­и­ла Фёдо­ро­ви­ча Рома­но­ва. 13 июля 1613 года, в день вен­ча­ния на цар­ство Миха­и­ла Фёдо­ро­ви­ча, князь А. В. Лоба­нов-Ростов­ский зани­мал долж­ность чаш­ни­ка, нали­вал ему пить за обе­дом. В 1613-1614 годах в чине чаш­ни­ка при­ни­мал и выда­вал мате­рии и раз­ные пред­ме­ты, хра­нив­ши­е­ся в Мастер­ской пала­те. В сен­тяб­ре 1613 года у него был взят конь на цар­скую конюш­ню. За это­го коня ему было дано из каз­ны 40 деся­ти­руб­ле­вых куниц по семи руб­лей. В 1614 году князь Афа­на­сий Васи­лье­вич Лоба­нов-Ростов­ский полу­чил мно­го подар­ков от царя Миха­и­ла Фёдо­ро­ви­ча, начи­ная с 1/2 аршин бар­ха­та черв­ча­то­го кар­ма­зи­на на шап­ку и кон­чая бар­хат­ным тер­ли­ком на собо­лях, с нашив­кой из пря­де­но­го золо­та, ценой 57 руб­лей 27 алтын. В том же 1614 году, про­ся о при­бав­ке помест­но­го и денеж­но­го окла­да, он выстав­лял пово­дом для этой при­бав­ки не толь­ко свою служ­бу, но и оте­че­ство, что­бы он «перед сво­ею бра­тью позо­рен не был». В 1613-1618 годах князь А. В. Лоба­нов-Ростов­ский был судьей в Стре­лец­ком при­ка­зе. Будучи судьей в этом при­ка­зе, в 1615 годуон был пожа­ло­ван в бояре. В 1618 году нахо­дил­ся в Москве во вре­мя оса­ды рус­ской сто­ли­цы поль­ским коро­ле­ви­чем Вла­ди­сла­вом. По цар­ско­му ука­зу боярин М. М. Году­нов дол­жен был стро­ить острог за р. Яузой, а князь А. В. Лоба­нов-Ростов­ский дол­жен был наблю­дать за стро­и­тель­ством. За «Мос­ков­ское осад­ное сиде­нье» полу­чил вот­чи­ну в Ростов­ском уез­де. В 1618—1620, 1622-1624 годах боярин князь Афа­на­сий Васи­лье­вич Лоба­нов-Ростов­ский сопро­вож­дал царя Миха­и­ла Фёдо­ро­ви­ча в заго­род­ных поезд­ках и неод­но­крат­но обе­дал за цар­ским сто­лом. В 1619 году по цар­ско­му рас­по­ря­же­нию ездил из Моск­вы в Вязь­му, что­бы спро­сить о здо­ро­вье Фила­ре­та Ники­ти­ча Рома­но­ва, воз­вра­тив­ше­го­ся из поль­ско­го пле­на. В сто­ли­це князь Лоба­нов-Ростов­ский встре­чал Фила­ре­та в тре­тьей встре­че. В 1620 году слу­жил в Пан­ском при­ка­зе. В том же 1620 годуобе­дал вме­сте с царем Миха­и­лом Фёдо­ро­ви­чем у пат­ри­ар­ха Фила­ре­та Ники­ти­ча. В 1621 году князь Афа­на­сий Васи­лье­вич Лоба­нов-Ростов­ский был отправ­лен в Ниж­ний Нов­го­род для сбо­ра рат­ных людей. Его сопро­вож­дал дьяк Воин Трес­кин. Они долж­ны были сооб­щить дво­ря­нам, детям бояр­ским, ино­зем­цам, кня­зьям, мур­зам и тата­рам, что­бы они на служ­бе были «кон­ным и люд­ны и доспеш­ны», как будет напи­са­но по сыс­ку и по раз­бо­ру в десятне. Кро­ме того, они долж­ны были раз­уз­нать про вдов и про недо­рос­лей, сколь­ко у них вот­чин и поме­стий. В 1625 году боярин князь А. В. Лоба­нов-Ростов­ский был отправ­лен на вое­вод­ство в Сви­яжск, где и скон­чал­ся в 1629 году.
Зем­ле­вла­де­ние. Рай­он и струк­ту­ра зем­ле­вла­де­ния кня­зей Лоба­но­вых изме­ни­лись. Если до послед­ней тре­ти XVI в. они были «вто­ро­сте­пен­ны­ми» нов­го­род­ски­ми поме­щи­ка­ми, а вот­чи­ны при­об­ре­та­ли толь­ко в каче­стве при­да­но­го за жена­ми из нети­ту­ло­ван­ных фамилий12, то в после­ду­ю­щие деся­ти­ле­тия у них появи­лись поме­стья в Рязан­ском и дру­гих уез­дах (более 10) [34, с. 136–137]. Весь­ма круп­ным поме­стьем из двор­цо­вых земель в Горо­дец­кой вол. Юрье­вец-Поволж­ско­го у. (1200 четв.) был пожа­ло­ван вид­ный дея­тель пра­ви­тель­ства нача­ла цар­ство­ва­ния Миха­и­ла Федо­ро­ви­ча кн. Аф.В. Лоба­нов-Ростов­ский; из этих земель он был пожа­ло­ван вот­чи­на­ми за мос­ков­ские осад­ные сиде­ния при царе Васи­лии и «в коро­ле­ви­чев приход».15 ЧОИДР. 1895. Кн. I. Отд. I. С. 4; РГА­ДА. Ф. 1209. Кн. 15649. Л. 212-312; РГА­ДА. Ф. 1209. Кн. 15646. Л. 233-273; РГА­ДА. Ф. 1209. Кн. 1126. Л. 1-31; РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 2. Кн. 15636. Л. 1-132.. Воз­мож­но, из двор­цо­вых земель Аф.В. Лоба­нов полу­чил поме­стья, из кото­рых был пожа­ло­ван вот­чи­на­ми за мос­ков­ское осад­ное сиде­ние «в коро­ле­ви­чев при­ход» в Ала­тыр­ском 16 РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 4. № 5974. Л. 649-650; РГА­ДА. Ф. 233. № 665. Л. 37 об. и Шац­ком 17 РГА­ДА. Ф. 1209. Кн. 12079. Л. 711 об.-725; РГА­ДА. Ф. 1209. Кн. 530. Л. 140. уу. Боярин князь Афа­на­сий Васи­лье­вич купил часть родо­вой вот­чи­ны кня­зей При­им­ко­вых в Ростов­ском уез­де [26, с. 59]. Этот факт кос­вен­но ука­зы­ва­ет на дав­ний раз­рыв позе­мель­ных свя­зей Лоба­но­вых с «родо­вым гнез­дом», посколь­ку они не про­бо­ва­ли вер­нуть соб­ствен­ные «ста­рин­ные» зем­ли, рас­по­ло­же­ние кото­рых было забы­то. Ирине Ники­тичне Году­но­вой была отда­на в под­мос­ков­ное поме­стье вот­чи­на Аф.В.Лобанова-Ростовского — село Волын­ское в Сетун­ском ст. Мос­ков­ско­го у. РГА­ДА. Ф. 1209. Кн. 264. Л. 593. В Мос­ков­ской поло­вине в Зако­то­рож­ском ста­ну Яро­слав­ско­го уез­да нахо­ди­лись вла­де­ния бояри­на кня­зя Афа­на­сия Васи­лье­ви­ча Лоба­но­ва-Ростов­ско­го. Пис­цо­вы­ми кни­га­ми XVII в. отме­че­но про­жи­точ­ное поме­стье (¼ села (далее – с.) Крас­но­го; 9 д., 6 пуст.; 255 ч.) его вдо­вы кня­ги­ни Марьи и вот­чи­на (1/2 с. Крас­но­го), пере­дан­ная им Спа­со-Яро­слав­ско­му мона­сты­рю. Вла­де­ние бояри­на состав­ля­ли все село и «тянув­шие к нему» дерев­ни [РГА­ДА. Ф.
1209. Кн. 546., л. 1377–1382 об.; РГА­ДА. Ф. 1209. Кн. 549., л. 703–704].
В кни­ге оклад­ных сбо­ров с Ала­тыр­ской деся­ти­ны за 1627/1628 г. ука­за­на часов­ня Миха­и­ла Архан­ге­ла в его вот­чине в деревне «в Ыван­ко­ве» и цер­ковь Архи­стра­ти­га Миха­и­ла в селе Заса­рье, где он вла­дел поме­стьем (РГА­ДА, ф. 235, оп. 2, кн. 2, лл. 498 об. – 499).
28 сен­тяб­ря 1615 г.: «дал вкла­ду боярин княз Офо­на­сей Васи­лье­вич Лоба­нов Ростов­ской по отце сво­ем кня­зе Васи­лье денег 100 руб­лев».
Жена: Мария Заха­рьев­на N (ум. после 1634), в мона­ше­стве Мария.
Ей при­над­ле­жа­ла кни­га «Житие Зоси­мы и Сав­ва­тия Соло­вец­ких», 6.01.1650 дал сию гла­го­ле­мую кни­гу житие пре­по­доб­ных отец наших Зоси­мы и Сав­ва­тия Соло­вец­ких началь­ни­ков в дом пре­чи­стыя Бого­ро­ди­цы чест­но­го и слав­но­го ея успе­ния Печер­ско­го мона­сты­ря слу­га Гри­го­рей Стра­хов в пыстыне (sic!) гор­шок на реку на Ли(н)ду(?) по сваих роди­те­лех и за свое здра­вие при стар­це Платоне.[И.В.Нестеров. Ката­лог руко­пис­ных книг из собра­ния НГО­УНБ. Часть 1. XV — XVII вв.].
Послуж­ной спи­сок ста­рин­ных Бояр и Дво­рец­ких, Околь­ни­чих и неко­то­рых дру­гих при­двор­ных чинов… // Древ­няя Рос­сий­ская вив­лио­фи­ка, изда­ва­е­мая Нико­ла­ем Нови­ко­вым. Изда­ние вто­рое. М.: Типо­гра­фия Ком­па­нии Типо­гра­фи­че­ской, 1791. Ч. ХХ. С. 1–131. Ста­шев­ский Е.Д. Зем­ле­вла­де­ние мос­ков­ско­го дво­рян­ства в пер­вой поло­вине XVII века. Репр. вос-вос­про­из­ве­де­ние изд. 1911 г. Ниж­ний Нов­го­род, 2012. Двор­цо­вые раз­ря­ды XVII в., по высо­чай­ше­му пове­ле­нию издан­ные II Соб­ствен­ной Е.И.В. Кан­це­ля­ри­ей. СПб., 1850. Стрель­ни­ков С.В. Зем­ле­вла­де­ние в Ростов­ском крае в XIV – пер­вой тре­ти XVII века. М., СПб., 2009. Памят­ни­ки исто­рии Восточ­ной Евро­пы: источ­ни­ки XV–XVII вв. Т. VIII. Осад­ный спи­сок 1618 г. / Сост.: Ю.В. Анхи­мюк, А.П. Пав­лов. М.; Вар­ша­ва, 2009.
36/29. кн. Алек­сандр Ива­но­вич Лоба­нов-Ростов­ский
Без­дет­ный.
37/30. кн. Алек­сандр Семё­но­вич Лоба­нов-Ростов­ский
38/30. кн. Иван Семё­но­вич Турий Рог Лоба­нов-Ростов­ский (1611, † 1635/1647)
сын Сем.Мих., столь­ник (1611), дво­ря­нин мос­ков­ский (1625-1636), был в Мос­ков­ском осад­ном сиде­нии во вре­мя напа­де­ния поля­ков в 1618 г.; был на служ­бе в Можай­ске (1634).
Жена: Мар­фa Ели­за­ров­на Пан­те­ле­е­ва, в 1647 вдо­ва
39/30. кнж. Мар­фа Семе­нов­на Лоба­но­ва-Ростов­ская
Муж: князь Васи­лий Аги­ше­вич Тюмен­ский.

XXIV коле­но

40/33. кн. Иван Ива­но­вич Лоба­нов-Ростов­ский (*1610,† 17.IV.1664)
1С:Ив.Ив. Козий Рог; дво­ря­нин мос­ков­ский (1634), столь­ник (1639), околь­ни­чий (1649), боярин (1659). Один из пер­вых дипло­ма­тов сво­е­го вре­ме­ни, был, при царе Алек­сее Михай­ло­ви­че, послом в Пер­сии при дво­ре шаха Абба­са, и послом в Поль­ше; впо­след­ствии нахо­дил­ся бояри­ном и дво­рец­ким.
Был вое­во­дой Арза­мас­ской засе­ки (1635), на Кра­пивне (1644), в Вели­ких Луках (1646). Соглас­но цар­ско­му ука­зу, раз­бор и раз­да­чу жало­ва­ния слу­жи­лым «горо­дам» в Ниж­нем Нов­го­ро­де и Арза­ма­се в 1649 про­во­ди­ли столь­ник Иван Ива­но­вич Лоба­нов –Ростов­ский и дьяк Семен Звя­гин. Допол­ни­тель­ные све­де­ния о про­ве­де­нии раз­бо­ра содер­жит отпис­ка, послан­ная ими в ходе про­ве­де­ния раз­бо­ра в Моск­ву на имя царя Алек­сея Михай­ло­ви­ча [1]. Она, во-мно­гом, запол­ня­ет лаку­ны в пре­ам­бу­ле. В отпис­ке ука­за­но, что в Ниж­нем Нов­го­ро­де про­из­во­дил­ся раз­бор и выда­ча жало­ва­ния ниже­го­род­цам, кур­мы­ша­нам, вязь­ми­чам, рос­лав­цам, а в Арза­ма­се – арза­мас­цам, ала­тыр­цам, ате­мар­цам и бело­зер­цам. Сле­ду­ет отме­тить, что, судя по Запис­ной кни­ге Мос­ков­ско­го сто­ла за 1648–1649 гг., И. И. Лоба­но­ву – Ростов­ско­му и С. Звя­ги­ну было пред­пи­са­но про­из­ве­сти раз­бор толь­ко ниже­го­род­цев и арза­мас­цев. В тек­сте ука­за о выда­че жало­ва­ния замос­ков­ным и укра­ин­ным горо­дам об осталь­ных пере­чис­лен­ных в пре­ам­бу­ле слу­жи­лых кор­по­ра­ци­ях нет ника­ко­го упо­ми­на­ния [2]. При­чи­ны это­го тре­бу­ют допол­ни­тель­но­го изу­че­ния и здесь не рас­смат­ри­ва­ют­ся. В отпис­ке подроб­но опи­сы­ва­ет­ся про­цесс раз­бо­ра слу­жи­лых людей: 8 янва­ря 1649 г. вое­во­да и дьяк при­бы­ли в город, у ниже­го­род­ско­го вое­во­ды кня­зя П. Дол­го­ру­ко­ва взя­ли стрель­цов для охра­ны денеж­ной каз­ны. Вопре­ки ука­зу госу­да­ря о том, что­бы для «сче­ту и бере­же­нья» каз­ны взять зем­ских ста­рост и цело­валь­ни­ков, те не при­шли вовре­мя, а при­сла­ли для этих целей двух посад­ских людей, кото­рым, по сло­вам авто­ров отпис­ки, нель­зя верить и в обыч­ном деле. И.И. Лобанов–Ростовский обе­щал царю до сбо­ра цело­валь­ни­ков вся­че­ски беречь каз­ну, что­бы «госу­да­ре­ва жало­ва­ния и у детей бояр­ских убыль не учи­ни­лась» [3]. В Ниже­го­род­ский уезд и в Кур­мыш посла­ли рас­сыль­щи­ков для сбо­ра слу­жи­лых людей. 29 янва­ря вое­во­да и дьяк лич­но про­ве­ли смотр и «…оклад­чи­ки про дво­рян и про детей бояр­ских про их служ­бы и про отцов их… допрашивали…А раз­дав твое госу­дарь денеж­ное жало­ва­ние и нови­ков повер­став в десят­ни и про­тив десят­ни спис­ки сде­лав мы, холо­пи твои, поеха­ли в Арза­мас» [4]. В отпис­ке ука­за­но точ­ное коли­че­ство дней, потре­бо­вав­ших­ся для раз­бо­ра в Ниж­нем Нов­го­ро­де – 35, а так­же дата отъ­ез­да раз­бор­щи­ков в Арза­мас – 13 фев­ра­ля 1649 г.
Посол в Пер­сию в 1653 г. и посол на съез­де в Виль­но в 1656 г. с титу­лом намест­ник Рязан­ский, пол­ко­вой вое­во­да в Смо­лен­ске. За отли­чие в бит­ве под Быхо­вым, где ему уда­лось при­сту­пом взять город (1659), он был пожа­ло­ван в бояре, полу­чил шубу и денеж­ную награ­ду на покуп­ку вот­чи­ны. В 1661 г. раз­бил и про­гнал от Путив­ля вой­ска крым­ско­го хана. Судья Суд­но­го при­ка­за в 1662— 1663 гг.
Кня­зья из рода Лоба­но­вых-Ростов­ских мно­го сде­ла­ли для про­цве­та­ния Бого­ро­ди­це-Рож­де­ствен­ской оби­те­ли. Они избра­ли ее местом упо­ко­е­ния почив­ших срод­ни­ков и выстро­и­ли в 1670 году фамиль­ную усы­паль­ни­цу к восто­ку от мона­стыр­ско­го собо­ра, вбли­зи его алта­рей. До 1671 года оби­тель была окру­же­на дере­вян­ной огра­дой, кото­рая на сред­ства кня­ги­ни Фоти­нии Ива­нов­ны, супру­ги кня­зя Ива­на Ива­но­ви­ча Лоба­но­ва-Ростов­ско­го , была заме­не­на камен­ной огра­дой. В 1676–1687 годах на месте дере­вян­ной тра­пез­ной церк­ви на пожерт­во­ва­ния кня­зей Лоба­но­вых-Ростов­ских, в част­но­сти, выше­упо­мя­ну­той кня­ги­ни Фоти­нии Ива­нов­ны, по бла­го­сло­ве­нию Пат­ри­ар­ха Мос­ков­ско­го и всея Руси Иоаки­ма был сло­жен камен­ный теп­лый храм свя­ти­те­ля Иоан­на Зла­то­уста. Кня­ги­ня Фоти­ния Ива­нов­на Лоба­но­ва-Ростов­ская окон­чи­ла свои дни в сте­нах оби­те­ли. Она почи­ла в мона­сты­ре и была погре­бе­на в усы­паль­ни­це.
Зем­ле­вла­де­ния: село Раме­нье Воло­ко­лам­ска­го уез­да, в Хован­ском стане было во вла­де­нии кня­зя Ива­на Ива­но­ви­ча Лоба­но­ва-Ростов­ска­го ; по смер­ти его оно при­над­ле­жа­ло в 1664 г. жене его вто­ро­го бра­ка вдо­ве кн. Фети­нье Ива­новне с ея сыном кн. Яко­вом [5]. Имел вот­чи­ны в Клин.у., Суз­дал. у., Шацк. у.
Жена 1: N
Жена 2: Фети­нья Ива­нов­на N (1664, ум. XII.1694), по Рум­ме­лю Фети­ния Яко­влев­на. Была погре­бе­на пат­ри­ар­хом в Москве 8.12.1694 г.
1. РГА­ДА. Ф. 210. Раз­ряд­ный при­каз. Столб­цы Бел­го­род­ско­го сто­ла. Д. 275. Л. 179–180.
2. Запис­ные кни­ги Мос­ков­ско­го сто­ла // РИБ. СПб., 1886. Т. 10. С.431–432.
3. РГА­ДА. Ф. 210. Раз­ряд­ный при­каз. Столб­цы Бел­го­род­ско­го сто­ла. Д. 275. Л. 180.
4. РГА­ДА. Ф. 210. Раз­ряд­ный при­каз. Столб­цы Бел­го­род­ско­го сто­ла. Д. 275. Л. 180.
5. Вотч. Колл. по гор.Торжку, мол.л.кн.71,№ д.12
41/33. кн. Алек­сандр Ива­но­вич Лоба­нов-Ростов­ский (*1610-е, †26.09.1677)
в 1640 пожа­ло­ван в столь­ни­ки, околь­ни­чий при царе Алек­сее Михай­ло­ви­че (с 1676), рын­да при при­е­ме раз­ных послов в 1647-1649 гг., вое­во­да в Вели­ких Луках (1650-1651), еса­ул в госу­да­ре­вом пол­ку и голо­ва у жиль­цов и дво­рян в Поль­ском похо­де в 1654-1656 гг.; был на служ­бе в Там­бо­ве и Брян­ске (1659), пол­ко­вой вое­во­да в Сев­ске (20.07.1668); был на двор­цо­вой служ­бе. Каз­нен 26 сен­тяб­ря 1677 г. Чем навлек он цар­ский гнев — неиз­вест­но. Есть пред­по­ло­же­ние, что он участ­во­вал в заго­во­ре про­тив Федо­ра Алек­се­е­ви­ча в поль­зу мало­лет­не­го царе­ви­ча Пет­ра Алек­се­е­ви­ча.
Жена 1-я?: Ани­сья Федо­ров­на N (ум. 10.09.1674)
Жена 2-я?: княж­на Мар­фа Ива­нов­на Про­зо­ров­ская, дочь кня­зя Ива­на Семе­но­ви­ча Про­зо­ров­ско­го.
Без­дет­ный.
42/33. кн. Ники­фор Ива­но­вич Лоба­нов-Ростов­ский (1646)
дворов.сын-боярск.вотч.-Рязань-у.
43/34. кн. Иван Гри­го­рье­вич Лоба­нов-Ростов­ский
жилец (1616)
44/38. кн. Ники­та Ива­но­вич Лоба­нов-Ростов­ский (1636, † 1658),
вое­во­да, столь­ник, околь­ни­чий с 1658 г. В 1633 г., июля 5-го, обе­дал за госу­да­ре­вым сто­лом. В 1635 г., мар­та 21-го и мая 19-го, слу­жил у госу­да­ре­ва сто­ла при при­е­ме поль­ско­го и пер­сид­ских послов. В 1637 г., мая 23-го, и в 1641 г., фев­ра­ля 25-го, в отсут­ствие царя Миха­и­ла Фео­до­ро­ви­ча из Моск­вы дне­вал и ноче­вал на госу­да­ре­вом дво­ре. В 1639 г., янва­ря 26-го, дне­вал и ноче­вал при гро­бе царе­ви­ча Ива­на Михай­ло­ви­ча, а 22-го апре­ля того же года — при гро­бе царе­ви­ча Васи­лия Михай­ло­ви­ча. В 1646 г. кн. Лоба­нов был назна­чен вое­во­дой в Кра­пив­ну; веле­но ему было быть в схо­де в Кур­ске с бояри­ном и вое­во­дой Вас. Петр. Шере­ме­те­вым. В 1648 г. на пер­вой сва­дьбе царя Алек­сея Михай­ло­ви­ча он был в чис­ле чаш­ни­ков, ста­вив­ших куша­нья перед госу­да­рем. В том же году был назна­чен вое­во­дой в Царе­во-Алек­се­ев; с ним веле­но было быть в схо­де вое­во­дам из Ель­ца, Чер­ни и Ефре­мо­ва с детьми бояр­ски­ми и со все­ми слу­жи­лы­ми людь­ми. «По вестям» он дол­жен был идти в сход в Ябло­нов к кн. Буй­но­со­ву-Ростов­ско­му. В 1654—56 гг. кн. Лоба­нов был рын­дой у «дру­го­го саа­да­ка» в поль­ском похо­де. В 1658 г. он был пожа­ло­ван в околь­ни­чие.
Вот­чин­ник Бежецк.у., Москов.у., Шацк.у. В 1645 (7153) г. янв. 14 име­ет­ся явоч­ная чело­бит­ная Дани­лы Гри­го­рье­ви­ча Батюш­ко­ва кре­стьян дер. Боль­шой (Яро­сл. у.) Микит­ки Васи­лье­ва с това­ри­щи на кре­стьян столь­ни­ка кн. Ники­ты и кн.Ивана Ива­но­ви­чей Лоба­но­вых-Ростов­ских из села Крас­но­го на Пет­ра Васи­лье­ва Дер­га­че­ва с товарищи,обвиняемых в бою и гра­бе­же. А 1 июня 1645 г. — явоч­ная чело­бит­ная при­ка­щи­ка села Крас­но­го вот­чи­ны кня­зей Ники­ты и Ива­на Ива­но­ви­чей Лоба­но­вых-Ростов­ских — Дру­жин­ки Пав­ло­ва на поме­щи­ков Костром­ско­го уез­да Андрея и Васи­лия Федо­ро­вых Коков­цо­вых и их людей и кре­стьян, обви­ня­е­мых в убий­стве и гра­бе­же. [РГА­ДА. Боль­ше­соль­ская зем­ская изба и рату­ша (Боль­ше­соль­ская зем­ская изба XVII в., Доку­мен­ты соля­ных голов, лареч­ных и цело­валь­ни­ков в Костром­ском у.). Опись 1. Опи­си доку­мен­там архи­ва быв­ших Боль­ше­соль­ских посад­ской избы и рату­ши 16-18 сто­ле­тий состав­ле­ны пред­се­да­те­лем Костром­ской губерн­ской уче­ной архив­ной комис­сии Н.Н.Селифонтовым. С.-Петербург. 1902 г.]
Жена: Анна Ники­фо­ров­на Соба­ки­на (1674,1675) околь­ни­чья (ум. 5.02.1709), дочь околь­ни­че­го Ники­фо­ра Сер­ге­е­ви­ча Соба­ки­на (ум. 1656), вер­хов­ная бояры­ня, с 1659 года мам­ка царев­ны Софьи Алек­се­ев­ны; в мона­ше­стве Анто­ния. Погре­бе­на в Ново­де­ви­чьем мона­сты­ре в Москве.

XXV коле­но

45/40. кн. Иван Ива­но­вич Лоба­нов-Ростов­ский (1686,1717)
столь­ник вотч.-Коломенский у., Скуль­нев­ский ст., сцо Сло­бод­ка, дв. вот. 12 ч., 22/143 помещ. 1С:Ив.Ив. :Фетиния.Ив.
46/40. кн. Яков Ива­но­вич Лоба­нов-Ростов­ский (*1660, † 23.V.1732)
вто­рой сын кн. Ив.Ив. и Фети­нии Ив.; столь­ник (1676-,1717); под­пол­ков­ник (17). Ком­нат­ный столь­ник царей Федо­ра, Иоан­на и Пет­ра Алек­се­е­ви­чей, сопро­вож­дав­ший их в поезд­ках в 1676—1682 гг.
О кня­зе Яко­ве такую исто­рию пове­дал Забе­лин, рус­ский исто­рик-архео­лог. Со слов совре­мен­ни­ка, князь Яков Ива­но­вич “очень заме­ча­те­лен тем, что в 1688 г. с Ива­ном Мику­ли­ным ездил на раз­бой по Тро­иц­кой доро­ге, к уро­чи­щу у Крас­ной Сос­ны, раз­би­вать госу­да­ре­вых мужи­ков с госу­да­ре­вою каз­ною», то есть, веро­ят­но, с подат­ны­ми сбор­ны­ми день­га­ми, кото­рые мужи­ки обя­за­ны быва­ли сами достав­лять в Моск­ву. “И тех мужи­ков они раз­би­ли и каз­ну взя­ли себе и двух чело­век мужи­ков уби­ли до смер­ти. И про это их воров­ство розыс­ки­ва­но, и по розыс­ку он, князь Яков Лоба­нов , взят со дво­ра и при­ве­зен был к Крас­но­му крыль­цу в про­стых саниш­ках, и за то воров­ство учи­не­но ему кня­зю Яко­ву нака­за­нье: бит кну­том в Жилец­ком под­кле­те, по упро­су вер­хов­ной бояры­ни и мамы, кня­ги­ни Анны Ники­фо­ров­ны Лоба­но­вой-Ростов­ской. Да у него ж, кня­зя Ива­на, отня­то за то его воров­ство бес­по­во­рот­но четы­ре­ста дво­ров кре­стьян­ских. А чело­ве­ка его, кал­мы­ка, да каз­на­чея за то воров­ство пове­си­ли. А Ива­ну Мику­ли­ну за то учи­не­но нака­за­нье, бит кну­том на пло­ща­ди нещад­но и отня­ты у него поме­стья и вот­чи­ны бес­по­во­рот­но, и роз­да­ны в раз­да­чу, и сослан был в Сибирь в ссыл­ку, в город Тобольск.” Тако­ва была прав­да цар­ско­го суда при Софье для кня­зей, дво­рян и их кре­пост­ных.
Но в 1694-м году кня­зя Яко­ва Лоба­но­ва-Ростов­ско­го «опра­ви­ли» (поми­ло­ва­ли) и в потеш­ном Кожу­хов­ском похо­де князь Яков был уже капи­та­ном, в чис­ле Потеш­ных, началь­ным чело­ве­ком в 3-й роте. Впо­след­ствии при­нял уча­стие в Азов­ских похо­дах в 1695—1696 гг., путе­ше­ство­вал по Евро­пе в соста­ве Вели­ко­го посоль­ства. В 1700 году в чине май­о­ра лейб-гвар­дии Семё­нов­ско­го пол­ка Я. И. Лоба­нов-Ростов­ский участ­во­вал в бит­ве при Нарве, за пани­кёр­ство в бою был взят за кара­ул и при­ве­зен в Пре­об­ра­жен­ский При­каз. Пред­стал перед воен­ным три­бу­на­лом и был при­го­во­рён к смер­ти. Ему была сохра­не­на жизнь; в 1705 году он еще нахо­дил­ся в заклю­че­нии. Далее дослу­жил­ся до чинов май­о­ра лейб-гвар­дии Семе­нов­ско­го пол­ка и пол­ков­ни­ка казац­ко­го пол­ка.
От двух бра­ков имел 28 детей. По одним источ­ни­кам он имел от пер­вой жены 12 сыно­вей и 9 доче­рей, а от вто­рой жены соот­вет­ствен­но 2 и 5, а по дру­гим све­де­ни­ям от пер­вой жены 9 сыно­вей и 6 доче­рей, а от вто­рой [и тре­тьей] 5 и 8 (вто­рой источ­ник вызы­ва­ет боль­ше дове­рия, посколь­ку извест­ны даты бра­ков и года жиз­ни пер­вой жены; — она про­жи­ла 32 года и стать мате­рью 21 ребен­ка никак бы не успе­ла). Из 14 сыно­вей 10, а из 14 доче­рей — 8 умер­ли во мла­ден­че­стве; до совер­шен­но­ле­тия дожи­ли 3 сына и 8 доче­рей. Зем­ле­вла­де­ние: вотч.-Вологодский у., Кубен­ская вол., д.Турабьева, 14/67, Дмит­ров­ский у., Ино­бож­ский ст.,с.Федоровское, дв. вот. 5 ч., 28/81,Звенигородский у., Угож­ский ст., сцо Артю­хи­но, дв. вот. 3 ч., 16 дв.,Московский у., Вязем­ский ст., сцо Сан­ни­ко­во, дв. вот. 2ч., 4/10,там же Почер­нев ст.,с.Котово, дв. вот., дв. скот. 3 ч., 4/16,там же Сетун­ский ст., сцо Оча­ко­во, дв. вот. 2ч., 25/71 помещ.: Керенск-у.(62душ), Шацк-у.(1168душ). Село Раме­нье с цер­ко­вью, постро­ен­ною изста­ри, нахо­ди­лось в XVI Воло­ко­лам­ска­го уез­да, в Хован­ском стане, в двор­цо­вом ведом­стве. село было во вла­де­нии кня­зя Ива­на Ива­но­ви­ча Лоба­но­ва-Ростов­ска­го ; по смер­ти его оно при­над­ле­жа­ло в 1664 г. жене его вто­ро­го бра­ка вдо­ве кн. Фети­нье Ива­новне с ея сыном кн. Яко­вом (Вотч. Колл. по гор.Торжку, мол.л.кн.71,№ д.12).
В 1732 г. вдо­ва кн. Ната­лья Гри­го­рьев­на Лоба­но­ва-Ростов­ская в про­ше­нии, подан­ном в Вот­чин­ную Кол­ле­гию, объ­яс­ня­ла:» в нынеш­нем 1732 г. мая 23 дня мужа мое­го кн. Яко­ва Ива­но­ви­ча Лоба­но­ва-Ростов­ска­го волею Божи­ею не ста­ло, а после его смер­ти оста­лась я раба с дву­мя дочерь­ми деви­ца­ми кн. Агра­фе­ною да Фети­ньею , да от пер­вой жены мужа мое­го сын, а мой пасы­нок, кн. Иван, да от пер­вой жены мужа мое­го боль­ша­го сына сын, — внук мужа мое­го, — кн. Федор, и после мужа мое­го оста­лось недви­жи­мое име­ние в раз­ных уез­дах, а мне с дочерь­ми мои­ми из того име­ния ука­за­ной части не учи­не­но и про­си­ла дать ей с дочерь­ми ука­зан­ную часть из име­ния мужа ея». 1735 г. мар­та 29 дня, по опре­де­ле­нию Вот­чин­ной Кол­ле­гии, выше­пи­сан­ное име­ния кн. Яко­ва Ива­но­ви­ча Лоба­но­ва-Ростов­ска­го утвер­жде­но за его женою кн. Ната­льею Гри­го­рьев­ною с дочерь­ми ея и пасын­ком отказ­ною кни­гою, в кото­рой меж­ду про­чим упо­ми­на­ет­ся: «умер­ша­го озна­чен­но­го князь Яко­ва кня­же Ива­но­ва сына Лоба­но­ва-Ростов­ска­го поме­стья из вот­чин с людь­ми и со кре­стья­ны и со все­ми уго­дьи, остав­шее за отка­зом ука­зан­ных частей князь Яко­вле­вой жене вдо­ве кня­гине Ната­лье с дву­мя ее дочерь­ми княж­на­ми Агра­фе­ною да Фети­ньею оста­вя замуж­ней его князь Яко­вле­вой доче­ри кня­гине Алек­сан­дре князь Сер­гев­ской жене княж Воло­ди­ме­ро­ва сына Дол­го­ру­ко­ва ука­зан­ную часть со ста по семи чет­вер­тей с осми­ною до полу­че­ния ука­зу, одну поло­ви­ну капи­та­ну князь Ива­ну княж Яко­вле­ву сыну Лоба­но­ву-Ростов­ско­му , а из дру­гой такой же рав­ной поло­ви­ны ука­зан­ную часть со ста по пят­нят­ца­ти чет­вер­тей сно­хе его князь Яко­вле­вой вдо­ве кня­гине Наста­сье сына его боль­ша­го князь Михай­лов­ской жене Лоба­но­ва-Ростов­ка­го, а за тою ука­за­ною частью, той же сына его князь Яко­вле­ва боль­ша­го князь Михай­ло­вой над­ле­жа­щей поло­ви­ны досталь­ное неви­жи­мое име­ние ево ж князь Яко­вле­ву вну­ку, а сына его князь Михай­ло­ву сыну, а князь Ива­но­ву пле­мян­ни­ку род­но­му ука­за­ною частью, кото­рая остав­ле­на замуж­ней его Яко­вле­вой доче­ри кня­гине Алек­сан­дре Дол­го­ру­ко­вой до полу­че­ния о том ука­за веле­но вла­деть помя­ну­тым же князь Ива­ну да сно­хе его вдо­ве кня­гине Наста­сье и сыну ея кня­зю Федо­ру Лоба­но­вым-Ростов­ским, по про­пор­ции их дачь и чет­вер­тей, и по тому ея импе­ра­тор­ска­го вели­честв ука­зу в выше­пи­сан­ных селах в Раме­нье и Ели­за­ро­ве с дерев­ня­ми и с пусто­ша­ми из недви­жи­ма­го име­ния, оставл кня­гине Алек­сан­дре Дол­го­ру­ко­вой ука­за­ную часть со ста по семи чет­вер­тей с осми­ною, одну поло­ви­ну князь Ива­ну, а из дру­гой поло­ви­ны озна­чен­ной сно­хе его сына его боль­ша­го князь Михай­лов­ской жене вдо­ве кня­гине Наста­сье ука­за­ную часть, а досталь­ное недви­жи­мое име­ние озна­чен­но­му вну­ку его князь Яко­вле­ву князь Федо­ру Лоба­но­вым-Ростов­ским с людь­ми и со кре­стья­ны и со все­ми уго­дьи при поня­тых сто­рон­них людей отка­за­но, а имен­но в селе Раме­нье цер­ковь Обнов­ле­ния свя­та­го хра­ма Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва, да пре­дел Иоан­на Пред­те­чи, да дру­гой пре­дел Фло­ра и Лав­ра; при той церк­ви коло­коль­ня дере­вян­ная; той церк­ви двор попов, в нем поп Про­хор Анто­нов, во дво­ре дья­чек Павел Фила­тов, во дво­ре поно­марь Петр Анто­нов, да в том же селе кре­стьян»… (Вотч. Колл. по гор. Москве, дела ст.л.,кн. 67,№д.13).
Жена 1: (брак с 1680) княж­на Евдо­кия Пет­ров­на Уру­со­ва (1665-1697), дочь бояри­на кня­зя Пет­ра Семё­но­ви­ча Уру­со­ва (1636-1686) и Евдо­кии Про­ко­фьев­ны Соков­ни­ной (1635-11.09.1675). В бра­ке про­из­ве­ла на свет 15 детей и умер­ла в воз­расте 32-х лет в 1697 году.
Жена 2: Ната­лья Гри­го­рьев­на Чири­ко­ва (27.08.1679-1.10.1746), была мате­рью кня­ги­ни Алек­сан­дры Дол­го­ру­ко­вой, кня­ги­ни Агра­фе­ны Кан­те­мир и гра­фи­ни Фети­ньи Шере­ме­те­вой. Веро­ят­но вышла замуж где-то в 1703 или 1705 году, роди­ла в бра­ке 9 или 10 детей, из кото­рых до совер­шен­но­ле­тия дожи­ли четы­ре доче­ри (из них Ека­те­ри­на про­жи­ла толь­ко 18 лет).
47/40. кнж. Сте­па­ни­да Ива­нов­на Лоба­но­ва-Ростов­ская (†1674)
Муж: Алек­сей Семе­но­вич Шеин (1662-1700)
48/40.кнж. Анна Ива­нов­на Лоба­но­ва-Ростов­ская

XXVI коле­но

49/46.1. кнж. Мария Яко­влев­на стар­шая Лоба­но­ва-Ростов­ская (ок. 1681-1700)
ум. деви­цей
50/46.1. кн. Миха­ил Яко­вле­вич стар­ший Лоба­нов-Ростов­ский (11.09.1682-11.07.1722),
1С:Яков.Ив.Ив-ча; офи­цер л.-гв. Пре­об­ра­жен­ско­го пол­ка.
Зем­ле­вла­де­ния: вотч.-Волоколамский у., Изде­темль ст.,с.Раменье, дв. вот. 3 ч., 9/26,там же Хован­ский ст.,с.Елизарово, дв. вот. 3 ч., 9/62,Московский у., Мана­тьин и Быков ст.,с.Петровское, дв. вот. 13 ч., 14/39, Суз­даль­ский у., Мат­ня ст., д.Высокая, 20/150, Твер­ской у., Шей­ский и Куша­лин ст.,с.Борки, дв. вот., 4/15. помещ.
2 сына и 2 доче­ри умер­ли в мла­ден­честв
Жена Ана­ста­сия Федо­ров­на Лопу­хи­на (ум. до 1745)
51/46.1. кн. Алек­сей Яко­вле­вич стар­ший Лоба­нов-Ростов­ский (4.03.1683-1.06.1683),
ум. в мла­ден­че­стве
52/46.1. кнж. Ири­на Яко­влев­на Лоба­но­ва-Ростов­ская (19.04.1684-17.08.1758)
Муж (брак с 9.01.1707) князь Федор Алек­се­е­вич Голи­цын (1668-22.12.1736)
53/46.1. кнж. Агра­фе­на Яко­влев­на стар­шая Лоба­но­ва-Ростов­ская (ок. 1685-1686),
умер­ла в дет­стве
54/46.1. кнж. Ана­ста­сия Яко­влев­на Лоба­но­ва-Ростов­ская (ок. 1686-1692),
умер­ла в дет­стве
55/46.1 кн. Иван Яко­вле­вич стар­ший Лоба­нов-Ростов­ский (10.09.1687-26.02.1740),
фло­та капи­тан, с 1728 в отстав­ке.
Зем­ле­вла­де­ние: село Избы­лец Ниже­го­род­ско­го уез­да состав­ля­ло вот­чи­ну кн. И.Я. Лоба­но­ва-Ростов­ско­го. В селе было 72 кре­стьян­ских дво­ра.
4 доче­ри и 3 сына умер­ли в мла­ден­че­стве.
Жена: княж­на Мария Михай­лов­на Чер­кас­ская, дочь кня­зя Миха­и­ла Яко­вле­ви­ча Чер­кас­ско­го (ум 1712) и княж­ны Мар­фы Яко­влев­ны Одо­ев­ской (ум. 1699). Во мно­гих источ­ни­ках оши­боч­но ука­за­на вто­рой супру­гой его отца кня­зя Яко­ва Ива­но­ви­ча Лоба­но­ва-Ростов­ско­го. За ней запи­са­но недви­жи­мое име­ние в Мос­ков­ском, Пере­славль-Залес­ском, Дмит­ров­ском, Коло­мен­ском, Арза­мас­ском, Юрье­во­поль­ском, Муром­ском, Козель­ском, Кур­мы­шев­ском, Костром­ском, Ала­тыр­ском, Углиц­ком, Тем­ни­ков­ском, Ряж­ском, Вла­ди­мир­ском, Твер­ском, Яро­слав­ском, Рязан­ском и др. уез­дах после отца кня­зя Миха­и­ла Яко­вле­ви­ча Черкасского[053.jpg] (1722).
https://forum.svrt.ru/topic/11011-князья-лобановы-ростовские/
56/46.1. кн. Андрей Яко­вле­вич стар­ший Лоба­нов-Ростов­ский (15.10.1688-25.01.1689),
крест­ник Пет­ра I. Умер ребен­ком.
57/46.1. кн. Алек­сей Яко­вле­вич млад­ший Лоба­нов-Ростов­ский (24.02.1690-18.04.1693),
ум. в дет­стве.
58/46.1. кн. Васи­лий Яко­вле­вич стар­ший Лоба­нов-Ростов­ский (5.03.1691-7.05.1691),
ум. в мла­ден­че­стве.
59/46.1. кн. Гри­го­рий Яко­вле­вич Лоба­нов-Ростов­ский (8.03.1692-11.08.1709),
умер в юно­сти.
60/46.1. кн. Васи­лий Яко­вле­вич млад­ший Лоба­нов-Ростов­ский (9.03.1693-6.11.1695),
умер в дет­стве.
61/46.1. кнж. Мар­фа Яко­влев­на Лоба­но­ва-Ростов­ская (1695-1729)
Муж (брак с 1714) князь Иван Ники­тич Реп­нин (20.01.1686-17.11.1727), пол­ков­ник
62/46.1. кнж. Анна Яко­влев­на Лоба­но­ва-Ростов­ская (1696- ?)
Муж … Маврин
63/46.1. кн. Андрей Яко­вле­вич млад­ший Лоба­нов-Ростов­ский (16.07.1697-25.01.1698),
умер в дет­стве
64/46.2. кн. Федор Яко­вле­вич Лоба­нов-Ростов­ский (14.02.1700-3.03.1700),
ум. в мла­ден­че­стве
65/46.2. кнж. Татья­на Яко­влев­на Лоба­но­ва-Ростов­ская (1701-1701),
умер­ла в мла­ден­че­стве
66/46.2. кнж. Мария Яко­влев­на сред­няя Лоба­но­ва-Ростов­ская (1702-1702),
умер­ла в мла­ден­че­стве
67/46.2. кн. Миха­ил Яко­вле­вич млад­ший Лоба­нов-Ростов­ский (10.10.1704-27.02.1706),
ум. в дет­стве
68/46.2. кн. Нико­лай Яко­вле­вич стар­ший Лоба­нов-Ростов­ский (24.04.1706-18.07.1706),
ум. в мла­ден­че­стве
69/46.2. кнж. Алек­сандра Яко­влев­на Лоба­но­ва-Ростов­ская (13.05.1707-22.01.1754)
Муж (брак с 22.04.1724) князь Сер­гей Вла­ди­ми­ро­вич Дол­го­ру­ков (1695-1728)
70/46.2. кнж. Агра­фе­на Яко­влев­на млад­шая Лоба­но­ва-Ростов­ская (20.06.1708-5.01.1772, Москва)
Муж (брак с 7.02.1735) князь Мат­вей Дмит­ри­е­вич Кан­те­мир (18.10.1703, Яссы, — 30.11.1771, Москва)
71/46.2. кнж. Евдо­кия Яко­влев­на Лоба­но­ва-Ростов­ская (ок. 1708-1710),
ум. в дет­стве
72/46.2. кнж. Мария Яко­влев­на Лоба­но­ва-Ростов­ская (ок. 1709-1711).
ум. в дет­стве.
73/46.2. кнж. Ека­те­ри­на Яко­влев­на Лоба­но­ва-Ростов­ская (1710 или 1711-16.04.1729),
ум. деви­цей в воз­расте 18 лет. По некро­по­лю Евге­ния Яко­влев­на.
74/46.2. кн. Иван Яко­вле­вич млад­ший Лоба­нов-Ростов­ский (26.10.1712-6.04.17…),
умер в дет­стве
75/46.2. кн. Нико­лай Яко­вле­вич млад­ший Лоба­нов-Ростов­ский (6.12.1713-23.07.1714),
ум. в дет­стве
76/46.2. кнж. Фети­нья Яко­влев­на Лоба­но­ва-Ростов­ская (1714-16.02.1777)
Шере­ме­те­вы, купив­шие двор у наслед­ни­ков кол­леж­ско­го асес­со­ра А.Я. Сыти­на (быв­ший двор Лопу­хи­ных), появ­ля­ют­ся в Тро­иц­ком при­хо­де в 1752 году. Уво­лен­ный по состо­я­нию здо­ро­вья в чине рот­мист­ра, граф С.Б. Шере­ме­тев и его супру­га Фети­нья Яко­влев­на, урож­ден­ная княж­на Лоба­но­ва-Ростов­ская, в янва­ре 1753 года про­си­ли у архи­епи­ско­па Мос­ков­ско­го и Сев­ско­го Пла­то­на (Мали­нов­ско­го) раз­ре­ше­ния устро­ить в ново­при­об­ре­тен­ной усадь­бе домо­вую цер­ковь в честь Воз­дви­же­ния Чест­но­го Кре­ста Гос­под­ня с подвиж­ным анти­мин­сом. В сво­ем про­ше­нии граф Сер­гей Бори­со­вич отме­чал, что «в при­ход­скую цер­ковь за теми мои­ми болез­ня­ми ходить не могу»20. Вла­ды­ка Пла­тон раз­ре­ше­ние дал, и уже в мар­те 1753 года домо­вую цер­ковь «со свя­ты­ми ико­на­ми и про­чим цер­ков­ным бла­го­ле­пи­ем» при­го­то­ви­ли к освя­ще­нию. В октяб­ре 1753 года отец Миха­ил Ива­нов про­сил кон­си­сто­рию для помо­щи в «отправ­ле­нии Божия служб и вся­ких мир­ских треб» опре­де­лить к Тро­иц­кой церк­ви викар­но­го свя­щен­ни­ка. Им дол­жен был стать уро­же­нец Алек­сан­дро­вой сло­бо­ды, сын свя­щен­ни­ка Успен­ско­го деви­чье­го мона­сты­ря Иоанн Логи­нов, слу­жив­ший до это­го в Пере­я­с­лав­ской епар­хии.
Муж граф Сер­гей Бори­со­вич Шере­ме­тев (1715-1768)

XXVII коле­но

77/50. кнж. Мария Михай­лов­на Лоба­но­ва-Ростов­ская (ум. 1701),
ум. в мла­ден­че­стве
78/50. кнж. Анна Михай­лов­на Лоба­но­ва-Ростов­ская (2.07.1702-15.03.1764),
Муж князь Васи­лий Алек­се­е­вич Голи­цын (1694-14.03.1732), мор­ско­го фло­та капи­тан
79/399.368 кнж. Прас­ко­вья Михай­лов­на Лоба­но­ва-Ростов­ская (ок. 1703- после 7.06.1745),
кня­зья Лоба­но­вы-Ростов­ские пере­да­ли Тро­и­це-Лоба­но­во в при­да­ное княжне Парас­ке­ве Михай­ловне Лоба­но­вой-Ростов­ской, вышед­шей замуж за Семе­на Федо­ро­ви­ча Вол­кон­ско­го. Так вла­дель­цем име­ния стал слав­ный кня­же­ский род Вол­кон­ских.
7.06.1745 г. вме­сте с сет­ра­ми кня­ги­ней Анной Голи­цы­ной и кня­ги­ней Агра­фе­ной Баря­тин­ской про­да­ли двор в Москве, достав­ший­ся им после мате­ри их кня­ги­ни Наста­сьи Федо­ров­ны Лоба­но­вой-Ростов­ской.
Муж (брак с 27.07.1724) князь Яков Васи­лье­вич Вол­кон­ский (1686-30.07.1735)
80/ 400.368 кн. Петр Михай­ло­вич Лоба­нов-Ростов­ский (21.06.1704-1.04.1707),
ум. в дет­стве
81/ 401.368 кн. Иван Михай­ло­вич Лоба­нов-Ростов­ский (30.10.1705- 09.1706),
ум. в мла­ден­че­стве
82/ 402.368 кнж. Евдо­кия Михай­лов­на Лоба­но­ва-Ростов­ская (ум. 1708),
умер­ла в дет­стве
83/ 403.368 кнж. Агра­фе­на Михай­лов­на Лоба­но­ва-Ростов­ская (ум. 3.01.1785)
Муж князь Алек­сандр Пет­ро­вич Баря­тин­ский (ум. до 1745), пра­пор­щик
84/ 404.368 кн. Федор Михай­ло­вич Лоба­нов-Ростов­ский (3.02.1718-13.08.1740),
В 1743 г. вдо­ва кн. Анна Ива­нов­на по смер­ти мужа кн. Федо­ра Мих. Лоба­но­ва-Ростов­ска­го свою часть в селе Раме­нье про­да­ла бра­ту сво­е­му род­но­му Ники­те Ив. Кожи­ну, а у него куп­ле­но в 1757 г. кн. Ива­ном Ив. Лоба­но­вым-Ростов­ским, ему же доста­лась часть в этом селе от тет­ки его род­ной кн. Алек­сан­дры Яко­влев­ны, жены кн. Сер­гея Дол­го­ру­ко­ва. Фети­нья Яко­влев­на, родж. кн. Лоба­но­ва-Ростов­ская, по муже Шере­ме­те­ва, свою часть про­да­ла в 1775 г. Ива­ну Нико­ла­е­ви­чу Стреш­не­ву (Вотч. Колл.по гор. Торж­ку дела мол.л.,кн.62,№ д. 10).»
Жена Анна Ива­нов­на Кожи­на (ум. 1743), вдо­ва.
Без­дет­ный.
85/ 405.373 кн. Яков Ива­но­вич Лоба­нов-Ростов­ский (13.09.1718-8.03.1742),
пра­пор­щик л.-гв. Пре­об­ра­жен­ско­го пол­ка. Помещ.: Керенск-у.(62душ), Шацк-у.(1168душ) 1С:Ив.Яков.Ив-ча
86/ 406.373 кн. Петр Ива­но­вич Лоба­нов-Ростов­ский (17.09.1719-18.10.1720),
умер в дет­стве
87/ 407.373 кн. Алек­сей Ива­но­вич Лоба­нов-Ростов­ский (16.03.1721-3.03.1723),
умер в дет­стве
88/ 408.373 кнж. Ека­те­ри­на Ива­нов­на Лоба­но­ва-Ростов­ская (ок. 1722-ум. 1723),
умер­ла в дет­стве
89/ 409.373 кнж. Мар­фа Ива­нов­на Лоба­но­ва-Ростов­ская (ок. 1723-1732),
умер­ла в дет­стве
90/ 410.373 кнж. Анна Ива­нов­на Лоба­но­ва-Ростов­ская (12.10.1724-16.09.1740),
умер­ла в юно­сти
91/ 411.373 кнж. Мария Ива­нов­на Лоба­но­ва-Ростов­ская (ум. 1728),
умер­ла в дет­стве
92/ 412.373.кнж. Евдо­кия Ива­нов­на Лоба­но­ва-Ростов­ская
Муж князь Иван Михай­ло­вич Коль­цов-Масаль­ский
93/ 413.373 кн. Васи­лий Ива­но­вич Лоба­нов-Ростов­ский (21.07.1729-24.07.1729),
умер в мла­ден­че­стве
94/ 414.373 кн. Иван Ива­но­вич Лоба­нов-Ростов­ский (4.04.1731-26.03.1791),
в 1762 рот­мистр, лейб-гв.Конного п. пор. гв.ротмистр (1772).
помещ.: Шацк-у. (1406душ)
Жена (брак с 4.05.1752) княж­на Ека­те­ри­на Алек­сан­дров­на Кура­ки­на (3.09.1735-7.11.1802), дочь кня­зя Алек­сандра Бори­со­ви­ча Кура­ки­на (1697-1749) и Алек­сан­дры Ива­нов­ны Пани­ной (1711-1786).
Кня­ги­ня Ека­те­ри­на Алек­сан­дров­на Лоба­но­ва-Ростов­ская, урож­дён­ная Кура­ки­на (3 сен­тяб­ря 1735 — 7 нояб­ря 1802) — кня­ги­ня, пле­мян­ни­ца зна­ме­ни­тых гра­фов Ники­ты и Пет­ра Пани­ных, сест­ра статс-дамы Н. А. Реп­ни­ной; род­ная тёт­ка кня­зей Алек­сандра и Алек­сея Куракиных.Екатерина Алек­сан­дров­на, чет­вёр­тая из семи доче­рей кня­зя Алек­сандра Бори­со­ви­ча Кура­ки­на, обер-штал­мей­сте­ра и кон­фе­ренц-мини­стра и жены его, Алек­сан­дры Ива­нов­ны, рож­дён­ной Пани­ной. Полу­чи­ла пре­вос­ход­ное вос­пи­та­ние и обра­зо­ва­ние. Мать её очень люби­ла вести свет­ский образ жиз­ни, поэто­му всех доче­рей сво­их рано нача­ла выво­зить. Совсем юной Ека­те­ри­на была пред­став­ле­на ко дво­ру, где сра­зу заво­е­ва­ла зва­ние одной из пер­вых красавиц.В сем­на­дцать лет от роду Ека­те­ри­на вышла замуж за кня­зя Ива­на Ива­но­ви­ча Лоба­но­ва-Ростов­ско­го, рот­мист­ра Кон­ной гвар­дии. Сва­дьба состо­я­лась в мае 1752 года при дво­ре с боль­шим вели­ко­ле­пи­ем.
О сво­ём зна­ком­стве с княж­ной Кура­ки­ной по это­му слу­чаю, Ека­те­ри­на II рас­ска­за­ла в сво­их записках:[1]:
У меня силь­но боле­ло гор­ло, что про­дол­жа­лось более трех недель, при силь­ном жаре, во вре­мя кото­ро­го Импе­ра­три­ца при­сла­ла мне княж­ну Кура­ки­ну, выхо­див­шую замуж за кня­зя Лоба­но­ва. Я долж­на была её при­че­сы­вать; ее уса­ди­ли для это­го в при­двор­ном пла­тье и в боль­ших фиж­мах на мою постель; я ста­ра­лась, как мог­ла; но Чогло­ко­ва, видя, что мне не уда­ет­ся убрать ей голо­ву, веле­ла ей сой­ти с моей посте­ли и докон­чи­ла её при­чес­ку. Я не вида­ла этой дамы с тех пор.Скоро после сва­дьбы Ека­те­ри­на Алек­сан­дров­на, по при­чине сво­е­го сла­бо­го и болез­нен­но­го здо­ро­вья, уда­ли­лась от дво­ра. Она почти без­вы­езд­но про­жи­ва­ла или в Москве в роди­тель­ском доме[2], слу­жив­шем глав­ной квар­ти­рой для мно­го­чис­лен­ной Кура­кин­ской семьи, или в сво­ём име­нии в Воло­ко­лам­ском уез­де.
Семья Лоба­но­вых быст­ро рос­ла, почти каж­дый год рож­да­лись дети, а мате­ри­аль­ное их поло­же­ние остав­ля­ло желать луч­ше­го. Служ­ба в доро­гом пол­ку и край­няя непрак­тич­ность в делах кня­зя Ива­на Ива­но­ви­ча очень рас­стро­и­ли его состо­я­ние, бес­ко­неч­ные про­цес­сы по пово­ду наслед­ства кня­ги­ни Баря­тин­ской, на кото­рое он пре­тен­до­вал, реша­лись не в его поль­зу, и поло­же­ние супру­гов Лоба­но­вых под­час ста­но­ви­лось кри­ти­че­ским, что весь­ма оза­бо­чи­ва­ло кня­ги­ню Ека­те­ри­ну Алек­сан­дров­ну и всю её род­ню.
Сыно­вья её вос­пи­ты­ва­лись бабуш­кою, вме­сте с кня­зья­ми Алек­сан­дром и Алек­се­ем Бори­со­ви­ча­ми Кура­ки­ны­ми, и лишь впо­след­ствии, с полу­че­ни­ем наслед­ства после тет­ки Кан­те­ми­ро­вой [3], дела Лоба­но­вых немно­го попра­ви­лись.
В лич­ной жиз­ни Ека­те­ри­ны Алек­сан­дров­ны всё тоже было непро­сто. В обще­стве ходи­ли слу­хи, что её муж не был спо­со­бен иметь детей, но бла­го­да­ря одно­му из его интен­дан­тов, неко­му кал­мы­ку-выкре­сту, на свет появи­лись все дети кня­ги­ни Лобановой[4].
По сло­вам Бан­ты­ша-Камен­ско­го, кня­ги­ня Ека­те­ри­на Алек­сан­дров­на [5]:…Не зна­ла гор­до­сти, была лас­ко­ва, веж­ли­ва, любез­на со все­ми, бла­го­тво­ри­тель­на, полу­чи­ла отлич­ное вос­пи­та­ние и име­ла весе­лый нрав, не изме­нив­ший­ся даже в масти­той ста­ро­сти; кро­тость и доб­ро­та души изоб­ра­жа­лись на лице её. Окру­жен­ная сыно­вья­ми, вну­ка­ми, род­ны­ми, она напо­ми­на­ла собой вре­ме­на пат­ри­ар­халь­ные, когда ста­рость была почтен­на на зем­ле. Гра­фы Пани­ны, князь Реп­ни­ны, кня­зья Кура­ки­ны, Голи­цы­ны, Дол­го­ру­кие и Вол­кон­ские, Бутур­ли­ны, Сал­ты­ко­вы, Тутол­ми­ны, Неле­дин­ские бес­пре­стан­но посе­ща­ли её по свя­зям род­ства и из ува­же­ния к её доб­ро­де­те­лям и при­мер­ной жизни.Последние годы Ека­те­ри­ны Алек­сан­дров­ны были омра­че­ны поте­ря­ми. Сна­ча­ла ран­ней смер­тью млад­шей доче­ри Прас­ко­вьи, в 1791 году кон­чи­ной мужа. Кня­ги­ня Ека­те­ри­на Алек­сан­дров­на Лоба­но­ва-Ростов­ская скон­ча­лась 7 нояб­ря 1802 года и была погре­бе­на, рядом с мужем, в Зна­мен­ской церк­ви Новоспас­ско­го мона­сты­ря, в Москве .
Дети: Мария Ива­нов­на (1753—1814), умер­ла неза­муж­нейА­лек­сандр Ива­но­вич (1754—1830) — генерал-майор.Иван Ива­но­вич (1755—1756); Ники­та Ива­но­вич (1757—1758)Дмитрий Ива­но­вич (1758—1838) — гене­рал от инфан­те­рии, министр Юстиции.Яков Ива­но­вич (1760—1831) — Мало­рос­сий­ский генерал-губернатор.Прасковья Ива­нов­на (1761—1782) была заму­жем за Лукья­ном Ива­но­ви­чем Талы­зи­ным (1745 -после1793), дей­стви­тель­ным стат­ским совет­ни­ком.
95/ 415.373 кн. Ники­та Ива­но­вич Лоба­нов-Ростов­ский (29.03.1733-24.04.1733),
умер в мла­ден­че­стве

XXVIII коле­но

96/94. кнж. Мария Ива­нов­на (22.05.1753-3.10.1814),
деви­ца. По некро­по­лю род. 22.05.1754 г.
97/94. кн. Алек­сандр Ива­но­вич (24.05.1754-20.01.1830),
гене­рал-май­ор. В 1797 г. был выбран Мос­ков­ским губерн­ским пред­во­ди­те­лем дво­рян­ства, но 1 сен­тяб­ря 1800 г. по ука­зу Пав­ла I отре­шен от долж­но­сти за допу­щен­ные нару­ше­ния при опре­де­ле­нии на служ­бу недо­рос­лей.
Гене­рал-май­ор.
Скла­ды­ва­ние вла­де­ний кн. Лоба­но­вых-Ростов­ских в Воро­неж­ской губер­нии свя­за­но с име­нем кня­зя Алек­сандра Ива­но­ви­ча (1754– 1830). Всту­пив в 1780-х гг. в брак с Агра­фе­ной Ники­фо­ров­ной Мас­ло­вой (? – 1819)2, пле­мян­ни­цей воро­неж­ско­го губер­на­то­ра Алек­сея Михай­ло­ви­ча Мас­ло­ва, в при­да­ное он полу­чил неболь­шое име­ние на левом бере­гу реки Воро­не­жа, в 14 вер­стах от горо­да, в сель­це Алек­се­ев­ском. Име­ние воз­ник­ло в пери­од меж­ду 1767 и 1773 гг. как заго­род­ная дача А.М. Мас­ло­ва. Оно име­но­ва­лось дво­я­ко – Алек­се­ев­ское или Масловка3. По све­де­ни­ям за 1793 год, там насчи­ты­ва­лось 1316 деся­тин зем­ли, сто­ял «гос­под­ский дом с раз­ным стро­е­ни­ем», име­лись две мельницы4.После смер­ти кн. А.Н. Лоба­но­вой-Ростов­ской име­ние пере­шло к ее сыну, кн. Бори­су Алек­сан­дро­ви­чу (1795–1863).
1-я жена Агра­фе­на (Анна) Ники­фо­ров­на Мас­ло­ва (12.05.1762-13.08.1817), дочь Ники­фо­ра Ани­си­мо­ви­ча Мас­ло­ва (1721-?) и Ана­ста­сии Алек­се­ев­ны Соко­ло­вой (1725-после 1788)
2-я жена Юлия Анто­нов­на N (ум. 14.06.1835)
98/94. кн. Иван Ива­но­вич (13.07.1755-25.08.1756),
умер в дет­стве.
99/94. кн. Ники­та Ива­но­вич (25.03.1757-23.01.1758),
умер в дет­стве
100/94. кн. Дмит­рий Ива­но­вич (20.09.1758-25.07.1838, СПб.),
гос. и воен. дея­тель, гене­рал от инфан­те­рии (27.6.1807), министр Юсти­ции (1817-1827). Из древ­не­го княж. рода, Рюри­ко­вич. В 1772 запи­сан сер­жан­том в лейб-гвар­дии Семе­нов­ский полк. Служ­бу начал в 1779 пра­пор­щи­ком гвар­дии. Участ­во­вал в заво­е­ва­нии Кры­ма, состо­ял дежур­ным офи­це­ром при ген. кня­зе Ю.В. Дол­го­ру­ко­ве. Во вре­мя рус­ско-турец­кой вой­ны 1787—91, коман­дуя бата­льо­ном Лиф­лянд­ско­го егер­ско­го пол­ка, а затем эскад­ро­ном Ахтыр­ско­го лег­ко­кон­но­го пол­ка, отли­чил­ся при взя­тии Оча­ко­ва (1788), был тяже­ло ранен при взя­тии кре­по­сти Изма­ил (1789). За отли­чия награж­ден орде­ном Св. Геор­гия 4-й сте­пе­ни и про­из­ве­ден в пол­ков­ни­ки. С 1789 шеф Апше­рон­ско­го муш­ке­тер­ско­го пол­ка. Про­сла­вил­ся сво­ей храб­ро­стью в сра­же­нии при Мачине (28.6.1791). После бит­вы при Мачине под коман­до­ва­ни­ем кн. Н. В. Реп­ни­на был послан курье­ром в Петер­бург с доне­се­ни­ем о побе­де и в сто­ли­це награж­ден орде­ном Св. Геор­гия 3-й сте­пе­ни. Отли­чил­ся во вре­мя воен­ных дей­ствий в Поль­ше в 1792 и 1794. За уча­стие в бою при взя­тии Пра­ги (пред­ме­стья Вар­ша­вы) под пред­во­ди­тель­ством А. В. Суво­ро­ва он полу­чил орден Св. Вла­ди­ми­ра 3-й ст. и золо­тую шпа­гу с над­пи­сью «За храб­рость» и про­из­ве­ден в чин бри­га­ди­ра. Импе­ра­тор Павел I, толь­ко всту­пив­ший тогда на пре­стол, обра­тил осо­бое вни­ма­ние на кн. Дмит­рия Ива­но­ви­ча. Он награ­дил его орде­ном Св. Анны 1-й ст., про­из­вел в гене­рал-май­о­ры, назна­чил шефом Муш­ке­тер­ско­го пол­ка и воен­ным гене­рал-губер­на­то­ром Архан­гель­ска. 27.12.1797 в чине гене­рал-лей­те­нан­та уво­лен в отстав­ку. Жил в име­нии, зани­мал­ся сель­ским хозяй­ством.
Алек­сандр I в 1806 г., гото­вясь к войне с фран­цу­за­ми, пред­ло­жил кня­зю воз­гла­вить фор­ми­ру­е­мую в Тве­ри диви­зию, кото­рую он и при­вел под Тиль­зит. Здесь импе­ра­тор пору­чил ему вести пере­го­во­ры с Напо­лео­ном, кото­рые закон­чи­лись заклю­че­ни­ем извест­но­го Тиль­зит­ско­го мира (1807). В день под­пи­са­ния мира Алек­сандр I пожа­ло­вал Дмит­рию Ива­но­ви­чу чин гене­ра­ла от инфан­те­рии и награ­дил его орде­ном Св. Алек­сандра Нев­ско­го «за отлич­ное усер­дие к служ­бе и тру­ды, подъ­ятые им на поль­зу Оте­че­ства при заклю­че­нии с фран­цу­за­ми бла­го­по­луч­но­го для Рос­сии мира». Оце­не­ны были его заслу­ги в деле заклю­че­ния мира и Напо­лео­ном: он пожа­ло­вал Дмит­рию Ива­но­ви­чу орден Почет­но­го Леги­о­на. По воз­вра­ще­нии в Рос­сию его назна­ча­ют воен­ным гене­рал-губер­на­то­ром Петер­бур­га и награж­да­ют алмаз­ны­ми зна­ка­ми орде­на Св. Алек­сандра Нев­ско­го.
В 1808-09 петерб. воен. губер­на­тор, нес ответ­ствен­ность за без­опас­ность сто­ли­цы в ходе рус.-швед. вой­ны 1808-09. 2.2.1809 вышел в отстав­ку. 23.5.1809 вновь вер­нул­ся в армию и был направ­лен в кор­пус ген. кня­зя С.Ф. Голи­цы­на в Гали­ции. С дек. 1810 Лиф­лянд­ский, Эст­лянд­ский и Кур­лянд­ский гене­рал-губер­на­тор и Риж­ский воен­ный губер­на­тор. Уси­лил риж­ский гар­ни­зон, укре­пил кре­пость Дина­мюн­де. Во вре­мя Отеч. вой­ны 1812 по пору­че­нию имп. Алек­сандра I руко­во­дил фор­ми­ро­ва­ни­ем резерв­ных войск, назна­чен воин­ским началь­ни­ком на тер­ри­то­рии от Яро­слав­ля до Воро­не­жа. К сент. 1812 сфор­ми­ро­вал 8 пехот­ных и 4 егер­ских пол­ка, соста­вив­ших 2 пехот­ных диви­зии. За уча­стие в Оте­че­ствен­ной войне 1812 г. он был награж­ден орде­ном Св. Вла­ди­ми­ра 1-й ст., а затем орде­ном Св. Андрея Пер­во­зван­но­го с рескрип­том Алек­сандра I «в озна­ме­но­ва­ние сво­е­го бла­го­во­ле­ния к нему и в награ­ду его подви­гов». В нача­ле 1813 назна­чен глав­но­ко­ман­ду­ю­щим Резерв­ной арми­ей. К июлю 1813 напра­вил в дей­ству­ю­щую армию 36 тыс. чел. под­го­тов­лен­ных резер­вов. 25.5.1813 армия Л. объ­еди­не­на с кор­пу­сом ген. Д.С. Дох­ту­ро­ва в опол­чен­скую армию ген. П.А. Тол­сто­го. В 1813 г. кн. Дмит­рий Ива­но­вич был назна­чен чле­ном Госу­дар­ствен­но­го сове­та. С 25.8.1815— министр юсти­ции Рос­сий­ской импе­рии. Алек­сандр I писал ему тогда: «Удо­сто­ве­рен я в пол­ной мере, что вы оправ­да­е­те в стро­гом смыс­ле назва­ние, при­сво­ен­ное инструк­ци­ею гене­рал-про­ку­ро­ру: око импе­ра­тор­ское». В янв. 1817 Л. пору­че­но воз­гла­вить комис­сию, рас­сле­до­вав­шую зло­упо­треб­ле­ния в Про­ви­ант­ском депар­та­мен­те за пери­од 1812—15. В 1822 откло­нил пред­ло­же­ние имп. Алек­сандра I воз­гла­вить Воен. мин-во, ссы­ла­ясь на пре­клон­ный воз­раст. В кон. 1825 в пери­од меж­ду­цар­ствия по пред­ло­же­нию Л.-Р. и М. А. Мило­ра­до­ви­ча сена­то­ры, а затем и про­чие чинов­ни­ки и вой­ска при­сяг­ну­ли вел. кня­зю Кон­стан­ти­ну Пав­ло­ви­чу. В день коро­на­ции Нико­лая I Дмит­рий Ива­но­вич был награж­ден алмаз­ны­ми зна­ка­ми орде­на Св. Андрея Пер­во­зван­но­го. В 1826 по пору­че­нию имп. Нико­лая I Л.-Р. испол­нял долж­ность ген.-прокурора в Верх. уго­лов­ном суде по делу декаб­ри­стов. Стра­дая от ран и ста­ро­сти, 18.10.1827 вышел в отстав­ку.
Похо­ро­нен на кладб. Фар­фо­ро­во­го з-да под СПб. (моги­ла не сохр.).
Жена (неофиц.):
Дети: Дмит­ри­ев­ские.
Лит.: Длу­го­лен­ский Я. Н. Воен­но-граж­дан­ская и поли­цей­ская власть Санкт-Петер­бур­га, 1703-1917. СПб., 2001. С. 97-99.
105/94. кн. Яков Ива­но­вич (1760.03.23—1831.01.18,†СПб.,Фарфоровск.кл-ще),
камер-юнкер (1784), гене­рал-губер­на­тор Мало­рос­сии (1808-1816), член Госу­дар­ствен­но­го сове­та (1817), обер-камер­гер (1827), дей­стви­тель­ный тай­ный совет­ник. Отец его был рот­мистр кон­ной гвар­дии, а мать Ека­те­ри­на Алек­сан­дров­на род­ная внуч­ка кн. Б. И. Кура­ки­на.
Слу­жил в лейб-гвар­дии Семе­нов­ском пол­ку и дослу­жил­ся до чина капи­та­на, затем пере­шел в граж­дан­скую служ­бу. В 1784 году он был пожа­ло­ван в камер-юнке­ры, в 1793 году в камер­ге­ры. В 1794, бла­го­да­ря солид­ным свя­зям с гра­фом П. И. Паниным(двоюродный дед) и кня­зем Н. В. Реп­ни­ным (дядя), его назна­ча­ют обер-про­ку­ро­ром одно­го из депар­та­мен­тов Пра­ви­тель­ству­ю­ще­го Сена­та, затем пере­во­дят в Моск­ву наблю­дать за дела­ми мос­ков­ско­го депар­та­мен­та Сена­та, а так­же в каче­стве управ­ля­ю­ще­го мос­ков­ски­ми теат­ра­ми. Павел I в день сво­ей коро­на­ции пожа­ло­вал Яко­ву Ива­но­ви­чу орден Св. Анны 1-й ст. за похваль­ную и усерд­ную служ­бу и про­из­вел его в тай­ные совет­ни­ки. При Алек­сан­дре I полу­чил долж­ность сена­то­ра и чле­на Мос­ков­ско­го опе­кун­ско­го сове­та награж­да­ет­ся орде­ном Св. Алек­сандра Нев­ско­го. В 1808 году он был назна­чен мало­рос­сий­ским гене­рал-губер­на­то­ром и в 1810 году полу­чил чин дей­стви­тель­но­го тай­но­го совет­ни­ка за тру­ды по заго­тов­ке про­до­воль­ствия для Мол­дав­ской армии.
В нача­ле Оте­че­ствен­ной вой­ны 1812 г. Яков Ива­но­вич по соб­ствен­ной ини­ци­а­ти­ве сфор­ми­ро­вал сем­на­дцать мало­рос­сий­ских каза­чьих пол­ков, кото­рые были направ­ле­ны на защи­ту рус­ских горо­дов Тулы и Калу­ги. Для без­опас­но­сти же Мало­рос­сии им было собра­но зем­ское опол­че­ние. В 1816 г., 22-го фев­ра­ля, полу­чил назна­че­ние в Госу­дар­ствен­ный Совет, 20 апре­ля того же года он был назна­чен в комис­сию про­ше­ний, пода­ва­е­мых на Высо­чай­шее имя, но через четы­ре года, в 1820 году, отка­зал­ся от этой долж­но­сти. В 1826 г. был назна­чен в Вер­хов­ный уго­лов­ный суд по делу декаб­ри­стов. Был награж­дён Орде­ном св. Вла­ди­ми­ра 1-й сте­пе­ни. Поз­же он был назна­чен пред­се­да­те­лем депар­та­мен­та зако­нов и чле­ном Каби­не­та мини­стров, а в 1827 г., уже при Нико­лае I, опре­де­лен пред­се­да­те­лем депар­та­мен­та граж­дан­ских и духов­ных дел Госу­дар­ствен­но­го сове­та и пожа­ло­ван обер-камер­ге­ром.
По отзы­ву совре­мен­ни­ков, князь Я. И. Лоба­нов-Ростов­ский в моло­до­сти отли­чал­ся кра­си­вой наруж­но­стью, любез­но­стью и осо­бен­но весе­лым, общи­тель­ным харак­те­ром. При при­род­ном уме, он отли­чал­ся пря­мо­той и бла­го­род­ством харак­те­ра, гово­рил прав­ду в гла­за, вре­ме­на­ми бывал очень горяч, любил рез­ко обли­чить неправ­ду. Чуж­дый коры­сти и лице­ме­рия, он за гла­за хва­лил, в гла­за бра­нил и не одоб­рял того, чего не мог хва­лить; бла­го­да­ря это­му, мно­гие его не люби­ли, но все ува­жа­ли; в дни могу­ще­ства Арак­че­е­ва отво­ра­чи­вал­ся от него в обще­ствен­ных собра­ни­ях и гром­ко пори­цал его дея­тель­ность; не желая дей­ство­вать через это­го цар­ско­го наперс­ни­ка, отка­зал­ся от зва­ния пред­се­да­те­ля Комис­сии Про­ше­ний, когда был лишен воз­мож­но­сти лич­но делать докла­ды, хотя и счи­тал эту служ­бу счаст­ли­вей­шим вре­ме­нем в сво­ей жиз­ни, ибо мог гово­рить прав­ду импе­ра­ту­ру, хода­тай­ствуя за несчаст­ных. До глу­бо­кой ста­ро­сти он сохра­нил живость харак­те­ра, был душой обще­ства, «молод в кру­гу моло­дых людей, участ­во­вал в играх пре­крас­но­го пола, любил радо­вать­ся вме­сте и вме­сте с дру­ги­ми делить горе»[1].
Скон­чал­ся князь Яков Ива­но­вич после тяжё­лой болез­ни 18 янва­ря 1831 года и был похо­ро­нен на Фар­фо­ров­ском клад­би­ще. Его при­я­тель А. Я. Бул­га­ков писал сво­е­му брату[2]: «Гра­фи­ня Пани­на ска­за­ла мне, что у Яко­ва Ива­но­ви­ча пара­лич в желуд­ке, нече­го, сле­до­ва­тель­но, наде­ять­ся… Жаль доб­ро­го ста­ри­ка… Гру­стит Москва о кня­зе Яко­ве Ива­но­ви­че Лоба­но­ве. Жить бы ему здесь. Он был здесь как дер­жа­ва, вто­рое или тре­тье лицо в горо­де; а в Петер­бур­ге был он и неза­ме­тен, про­ме­нял на ста­ро­сти образ жиз­ни, хло­по­чи, рыс­кай.»
Жена Алек­сандра Нико­ла­ев­на Сал­ты­ко­ва (1764-4.05.1829), дочь Нико­лая Нико­ла­е­ви­ча Сал­ты­ко­ва (1734-1805) и княж­ны Марии Яко­влев­ны Шахов­ской (1741-1829), внуч­ка кня­зя Я. П. Шахов­ско­го. Полу­чил за ней в при­да­ное име­ние под Вязь­мой, осно­ва­тель­но им пере­стро­ен­ное и пере­име­но­ван­ное в честь жены в Алек­сандри­но. Умер­ла в Москве 4 мая 1829 года. В бра­ке роди­лись семь сыно­вей и две доче­ри, но боль­шин­ство детей умер­ло в мла­ден­че­стве.
Дети: Иван (1785—1788); Нико­лай (1786—1788); Алек­сандр (1788—1866), гене­рал-май­ор, писа­тель, исто­рик. Был женат с 1811 года на бога­тей­шей неве­сте сво­е­го вре­ме­ни Клео­пат­ре Ильи­ничне Без­бо­род­ко (1791—1840), доче­ри гра­фа И. А. Без­бо­род­ко.; Мария (1789—1854), с 1809 года была заму­жем за обер-гоф­мей­сте­ром К. А. Нарыш­ки­ным (1786—1838).; Вла­ди­мир (1791—1797); Дмит­рий (1792—1797); Алек­сей (1795—1848), пол­ков­ник, с 1829 года гене­рал-май­ор, поз­же гене­рал-лей­те­нант; зна­ко­мый Пуш­ки­на. Был женат на Софье Пет­ровне Лопу­хи­ной (1798—умерла рода­ми 1825), доче­ри Свет­лей­ше­го кня­зя П. В. Лопу­хи­на и сест­ре кня­ги­ни А. П. Гага­ри­ной; Гри­го­рий (1796—1796); Ека­те­ри­на (1798—180.)
1. Рус­ские порт­ре­ты 18-19 сто­ле­тий. Т.4 Вып. 4. № 192.
2. Бра­тья Бул­га­ко­вы. Пере­пис­ка. Т.3. — М.: Заха­ров, 2010.-622 с.
106/94. кнж. Прас­ко­вья Ива­нов­на (1761-14.I.1782, СПб.)
В сре­ду, 14-го теку­ща­го меся­ца, г-жа Талы­зи­на (Talesin), урож­ден­ная княж­на Лоба­но­ва 1), умер­ла от водя­ной и анто­но­ва огня, рас­про­стра­нив­ша­го­ся по все­му телу. Князь Дмит­рий Лоба­нов (Dimitri Labanoff), ея брат, неж­но любив­ший ее, был этим до того огор­чен, что сам захво­рал. Он был в силь­ной лихо­рад­ке в про­дол­же­ние несколь­ких дней, но в ту мину­ту, когда я имею честь писать вам, ваше сия­тель­ство, он чув­ству­ет с
Муж Лукьян Ива­но­вич Талы­зин (1741-после 1794), дей­стви­тель­ный стат­ский совет­ник

XXIX коле­но

107/ .417(от 1) кнж. Ека­те­ри­на Алек­сан­дров­на стар­шая, ум. деви­цею

108/ 424.417(от 1) кн. Алек­сей Алек­сан­дро­вич (30.03.1786-26.10.1848), тай­ный совет­ник, сена­тор, туль­ский губерн­ский пред­во­ди­тель дво­рян­ства (1832-1835)

Жена гр. Алек­сандра Гри­го­рьев­на Куше­ле­ва (23.04.1796-9.05.1848, Париж, Фран­ция), дочь гра­фа (с 1799) Гри­го­рия Гри­го­рье­ви­ча Куше­ле­ва (1754-1833) от пер­во­го бра­ка.

109/ 425.417(от 1) кнж. Ана­ста­сия Алек­сан­дров­на (26.02.1787-14.06.1862)

Муж Семен Ефи­мо­вич Ляпу­нов (1773-8.05.1848), гене­рал-май­ор

110/ 426.417(от 1) кн. Иван Алек­сан­дро­вич (8.09.1788-9.05.1869), обер-про­ку­рор 1-го отде­ле­ния VI депар­та­мен­та Сена­та.

Жена (брак с фев­ра­ля 1824, рас­торг­нут в 1828) Ели­за­ве­та Пет­ров­на Кин­дя­ко­ва (1805-1.11.1854), дочь гене­рал-май­о­ра Пет­ра Васи­лье­ви­ча Кин­дя­ко­ва (1768-1827) и Алек­сан­дры Васи­льев­ны N. 9 апр. 1825 П. А. Вязем­ский писал А. И. Тур­ге­не­ву об этом неудач­ном бра­ке (Лоба­нов-Ростов­ский, по его сло­вам, «женат на Кин­дя­ко­вой, но … она не заму­жем»). Ели­за­ве­та Пет­ров­на в 1828 г. раз­ве­лась с кн. Лоба­но­вым-Ростов­ским и вышла замуж за Алек­сандра Васи­лье­ви­ча Паш­ко­ва (1792-1868)

111/ 427.417(от 1) кнж. Вар­ва­ра Алек­сан­дров­на, ум. деви­цею

112/ 428.417(от 1) кнж. Прас­ко­вья Алек­сан­дров­на (26.07.1795-20.05.1851)

Муж Алек­сандр Васи­лье­вич Ново­силь­цов (1784-5.02.1828), дей­стви­тель­ный стат­ский совет­ник

113/ 429.417(от 1) кн. Борис Алек­сан­дро­вич (1794 или 1796-2.03.1863), дей­стви­тель­ный стат­ский совет­ник, камер­гер

Жена (брак с 25.10.1818) Олим­пи­а­да Михай­лов­на Боро­ди­на (5.06.1800-27.02.1874), дочь губерн­ско­го сек­ре­та­ря Миха­и­ла Тимо­фе­е­ви­ча Боро­ди­на (1767-1815) и Гли­ке­рии Алек­се­ев­ны Один­цо­вой (1784-1842), внуч­ка бога­тей­ше­го воро­неж­ско­го куп­ца-откуп­щи­ка Т.С.Бородина, полу­чив­ше­го дво­рян­ство

114/ 430.417(от 1) кнж. Ека­те­ри­на Алек­сан­дров­на млад­шая

115/ 431.421 кн. Иван Яко­вле­вич (4.11.1785-1788), умер в дет­стве

116/ 432.421 кн. Нико­лай Яко­вле­вич (16.02.1787-1788), умер в дет­стве

117/ 433.421 кн. Алек­сандр Яко­вле­вич (19.07.1788-26.11.1866),
гене­рал-май­ор (с 1828), коман­дор рос­сий­ско­го Импе­ра­тор­ско­го Яхт-Клу­ба (изда­тель писем Марии Стю­арт).
Из древ­не­го кня­же­ско­го рода. Тре­тий из семи сыно­вей гене­рал-губер­на­то­ра Мало­рос­сии, чле­на Госу­дар­ствен­но­го сове­та, дей­стви­тель­но­го тай­но­го совет­ни­ка, обер камер­ге­ра Высо­чай­ше­го Дво­ра кня­зя Яко­ва Ива­но­ви­ча Лоба­но­ва-Ростов­ско­го (1760—1831) от бра­ка с Алек­сан­дрой Нико­ла­ев­ной Сал­ты­ко­вой (1764— 1829).
Обра­зо­ва­ние полу­чил в пан­си­оне абба­та Нико­ля, где одно­вре­мен­но с ним учи­лись М.Ф. и Григ. Ф. Орло­вы, князь С.Г. Вол­кон­ский и князь Андрей П. Гага­рин. На 14 году от рож­де­ния, 9 октяб­ре 1801 года, был запи­сан на служ­бу акту­а­ри­усом в Кол­ле­гию ино­стран­ных дел, а с 12 авгу­ста 1802 года назна­чен юнке­ром в Мос­ков­ский архив Ино­стран­ных дел, 25 авгу­ста 1805 года назна­чен туда же пере­вод­чи­ком, а через несколь­ко меся­цев (22 янва­ря 1806 года) уво­лен от служ­бы для опре­де­ле­ния к дру­гим делам. Нвым местом служ­бы князь избрал комис­са­ри­ат, куда опре­де­лён 6 фев­ра­ля того же года комис­си­о­не­ром 10 клас­са. Но здесь ему при­шлось про­слу­жить очень недол­го, а вме­сте с комис­са­ри­а­том он поки­нул и граж­дан­скую служ­бу: 30 нояб­ря 1806 года в чине кор­не­та опре­де­лён в Кава­лер­гард­ский полк. В сле­ду­ю­щем году Лоба­нов при­нял с пол­ком уча­стие в войне с фран­цу­за­ми и во вре­мя Тиль­зит­ских пере­го­во­ров состо­ял орди­нар­цем при дяде сво­ём кня­зе Дмит­рии Ива­но­ви­че. Про­из­ве­дён­ный 9 октяб­ря 1809 года в пору­чи­ки, Лоба­нов в 1810 году при­нял уча­стие в воен­ных дей­стви­ях про­тив турок. При­быв в Мол­дав­скую армию 24 мар­та, участ­во­вал во взя­тии Сили­стрии, в сра­же­нии при Шум­ле, за кото­рое полу­чил орден Св. Вла­ди­ми­ра 4-й сте­пе­ни с бан­том, штур­ме Рущу­ка, сра­же­нии при Батине, за кото­рое был награж­дён золо­той шпа­гой с над­пи­сью «За храб­рость», и взя­тии Плев­ны, Лов­чи и Сель­ви; за отли­чие в послед­них делах про­из­ве­дён в штабс-рот­мист­ры.
В Оте­че­ствен­ной войне он не участ­во­вал, а состо­ял ремон­тё­ром. 6 фев­ра­ле 1813 года назна­чен коман­ди­ром 3 Пол­тав­ско­го каза­чья­го пол­ка и 14 авгу­ста 1814 года про­из­ве­дён в под­пол­ков­ни­ки. 6 мае 1815 года пере­шёл в Изюм­ский гусар­ский полк, где про­слу­жил иень­ше года, и 22 мар­та 1816 года уво­лен от служ­бы, с про­из­вод­ством в пол­ков­ни­ки.
26 авгу­ста 1817 года вновь посту­пил на служ­бу под­пол­ков­ни­ком в Лейб-гвар­дии Кон­но-егер­ский полк и назна­чен адьютан­том к началь­ни­ку Глав­но­го шта­ба Е.И.В. гене­рал-адьютан­ту кня­зю П.М. Вол­кон­ско­му. В декаб­ре 1817 года пожа­ло­ван во фли­гель-адьютан­ты к Его Импе­ра­тор­ско­му Вели­че­ству. Пере­ве­дён­ный в апре­ле 1819 года в Лейб-гвар­дии Гусар­ский полк, он в июне того же года про­из­ве­дён в пол­ков­ни­ки. В 1821 году полу­чил загра­нич­ный отпуск для лече­ния болез­ни, посе­тил Гер­ма­нию, затем жил в Пари­же. Воз­вра­тив­шись в Рос­сию, в мар­те 1828 года про­из­ве­дён в гене­рал-май­о­ры и при­нял уча­стие в Рус­ско-турец­кой войне 1828-1829 годов, одна­ко в сен­тяб­ре 1828 года по состо­я­нию здо­ро­вья вышел в отстав­ку (по неко­то­рым све­де­ни­ям, пово­дом к отстав­ке послу­жил выго­вор, полу­чен­ный им от Импе­ра­то­ра Нико­лая I за то, что он явил­ся во дво­рец в ста­рой фор­ме).
Вый­дя в отстав­ку, Лоба­нов-Ростов­ский все­це­ло отдал­ся люби­мо­му делу — кол­лек­ци­о­ни­ро­ва­нию. Для это­го он обла­дал зна­чи­тель­ным состо­я­ни­ем: ему при­над­ле­жа­ло 2278 душ кре­стьян в Орлов­ской губер­нии и боль­шой камен­ный дом в Санкт-Петер­бур­ге, кро­ме того, он женил­ся на одной из самых бога­тых невест Рос­сии. Одно вре­мя он соби­рал всё, имев­шее отно­ше­ние к рус­ской княжне Анне Яро­славне, доче­ри Яро­сла­ва Муд­ро­го — супру­ге фран­цуз­ско­го коро­ля Ген­ри­ха I. Затем его заин­те­ре­со­ва­ла лич­ность и судь­ба зна­ме­ни­той шот­ланд­ской коро­ле­вы Марии Стю­арт. Он извлёк из архи­вов и напе­ча­тал 3 тома писем Марии Стю­арт и собрал до 800 её порт­ре­тов, кото­рые заве­щал Импе­ра­тор­ско­му Эрми­та­жу (Эрми­таж полу­чил так­же и его собра­ние книг о шот­ланд­ской коро­ле­ве). Он собрал так­же кол­лек­цию ред­ких книг по воен­но­му искус­ству и кол­лек­цию порт­ре­тов Пет­ра Вели­ко­го, пожерт­во­ван­ную Импе­ра­тор­ской Пуб­лич­ной биб­лио­те­ке. У него име­лось обшир­ное собра­ние ката­ло­гов раз­лич­ных кар­тин­ных гале­рей, кол­лек­ция тро­стей, при­над­ле­жав­ших раз­лич­ным исто­ри­че­ским лицам. В 1821 году ониз­дал в Пари­же «Еван­ге­лие от Мат­фея», пере­ве­дён­ное им на рус­ский язык, и «Молит­вы при боже­ствен­ной литур­гии». Он состо­ял чле­ном Фран­цуз­ско­го обще­ства биб­лио­фи­лов и Импе­ра­тор­ско­го гео­гра­фи­че­ско­го обще­ства. Будучи страст­ным яхтс­ме­ном и вла­дель­цем несколь­ких яхт, Лоба­нов-Ростов­ский стал осно­ва­те­лем (1846) и пер­вым коман­ди­ром Импе­ра­тор­ско­го Рос­сий­ско­го яхт-клу­ба. В 1820-е годы его люби­мым место­пре­бы­ва­ни­ем был Париж, где он поль­зо­вал­ся рас­по­ло­же­ни­ем коро­ля Кар­ла Х, предо­ста­вив­ше­го ему в арен­ду замок и лес для охо­ты в Фан­тен­бло. Каж­дый вечер, по окон­ча­нии спек­так­лей в Пари­же, мно­гие арти­сты и артист­ки при­ез­жа­ли ужи­нать к кня­зю в Фон­тен­бло.
В послед­ние годы он про­жи­вал в Санкт-Петер­бур­ге, где и скон­чал­ся в воз­расте 78 лет. Похо­ро­нен на Лаза­рев­ском клад­би­ще Алк­сан­дро-Нев­ской лав­ры.
От бра­ка (1811) с гра­фи­ней Клео­патрой Ильи­нич­ной Без­бо­род­ко (ум. 1840), доче­рью дей­стви­тель­но­го тай­но­го совет­ни­ка, сена­то­ра гра­фа И.А. Без­бо­род­ко, детей не оста­вил.
Жена (брак с 11.1811) гр. Клео­пат­ра Ильи­нич­на Без­бо­род­ко (1791-21.12.1840), млад­шая дочь гене­рал-май­о­ра гра­фа Ильи Андре­еви­ча Без­бо­род­ко (1756-1815) и Анны Андре­ев­ны Ширяй (1765-1824); фрей­ли­на.
Без­дет­ный.
Биб­лио­гра­фия
В.И.С.А. Пан­чу­лид­зев «Сбор­ник био­гра­фий кава­лер­гар­дов. 1801-1825». Стр. 163-165. Москва. 2001.
«Рус­ские порт­ре­ты XVIII и XIX веков. Изда­ние Вели­ко­го Кня­зя Нико­лая Михай­ло­ви­ча». Том VI. Санкт-Петер­бург. 1905. Репринт­ное изда­ние. Москва. 1999.
Федор­чен­ко «Сви­та Рос­сий­ских Импе­ра­то­ров». Кни­га 1. Стр. 513. Крас­но­ярск, Москва. 2005.
118/ 434.421 кнж. Мария Яко­влев­на (22.10.1789-1.06.1854)
Муж Иван Алек­сан­дро­вич Нарыш­кин (1786-26.10.1838)

119/ 435.421 кн. Вла­ди­мир Яко­вле­вич (22.06.1792-1797), умер в дет­стве

120/ 436.421 кн. Дмит­рий Яко­вле­вич (11.03.1791-1797), умер в дет­стве

121/ 437.421 кн. Алек­сей Яко­вле­вич (8.01.1795- 06.1848), гене­рал-адъ­ютант, гене­рал-лей­те­нант

Жена княж­на Софья Пет­ров­на Лопу­хи­на (1798- 3.04.1825), дочь свет­лей­ше­го кня­зя (с 1799) Пет­ра Васи­лье­ви­ча Лопу­хи­на (1744-1827) и Ека­те­ри­ны Нико­ла­ев­ны Шет­не­вой (1763-1839)

122/ 438.421 кн. Гри­го­рий Яко­вле­вич (20.01.1796-1796), умер в мла­ден­че­стве

123/ 439.421 кнж. Ека­те­ри­на Яко­влев­на, ум. в моло­до­сти

43 Алек­сей Алек­сан­дро­вич (1786-1848)
Тай­ный совет­ник, сена­тор. Вна­ча­ле он слу­жил в Кол­ле­гии ино­стран­ных дел, затем пере­вел­ся в Мини­стер­ство внут­рен­них дел и посту­пил в Экс­пе­ди­цию водя­ных и сухо­пут­ных сооб­ще­ний, поз­же ста­но­вит­ся чинов­ни­ком для осо­бых пору­че­ний при мини­стре юсти­ции. В 1821 г. он назна­ча­ет­ся рязан­ским граж­дан­ским губер­на­то­ром, а спу­стя три года уволь­ня­ет­ся со служ­бы по соб­ствен­но­му про­ше­нию. С 1832 г. начи­на­ет­ся его дея­тель­ность на выбор­ных долж­но­стях: он изби­рал­ся ефи­мов­ским уезд­ным, а затем туль­ским губерн­ским пред­во­ди­те­лем дво­рян­ства. В 1835 г. Алек­сей Алек­сан­дро­вич при­зы­ва­ет­ся на долж­ность управ­ля­ю­ще­го кон­троль­ной комис­си­ей по части артил­ле­рий­ской и инже­нер­ной, а затем назна­ча­ет­ся гене­рал-кон­тро­ле­ром депар­та­мен­та граж­дан­ской отчет­но­сти. В это вре­мя ему при­над­ле­жал в Петер­бур­ге дом на Боль­шой Мор­ской (совре­мен­ный адрес: Б. Мор­ская, 47). Этот самый дом (прав­да, не раз пере­стра­и­вав­ший­ся) позд­нее при­над­ле­жал семье Набо­ко­вых, и имен­но в нем в 1899г. родил­ся буду­щий писа­тель В. В. Набо­ков. В 1837 г. назна­чен гене­рал-кон­тро­ле­ром депар­та­мен­та граж­дан­ской отчет­но­сти. (с женой)
Ж. гр. Алек­сандра Гри­го­рьев­на Куше­ле­ва (1796-1848) 40
44 Иван Алек­сан­дро­вич (1788-1869)
Дей­стви­тель­ный тай­ный совет­ник, сена­тор. Обер-про­ку­рор 7-го (1823), а затем 1-го депар­та­мен­тов Сена­та. Пред­се­да­тель коми­те­та по состав­ле­нию пра­вил о хозяй­ствен­ной и поли­цей­ской частях Сена­та
Ж. Ели­за­ве­та Пет­ров­на Кин­дя­ко­ва (1805-1854)
45 Борис Алек­сан­дро­вич (1794-2.03.1863)
Дей­стви­тель­ный стат­ский совет­ник, камер­гер. Служ­бу начал юнке­ром в мос­ков­ском Гусар­ском пол­ку, а затем кор­не­том в лейб-гвар­дии Гусар­ском пол­ку. Борис Алек­сан­дро­вич при­ни­мал уча­стие в похо­дах 1813 г., в сра­же­ни­ях под Дрез­де­ном, Куль­мом и Лейп­ци­гом. За отли­чие в боях награж­ден орде­ном Св. Вла­ди­ми­ра 4-й ст. Вско­ре по окон­ча­нии Оте­че­ствен­ной вой­ны 1812 г. Борис Алек­сан­дро­вич вышел в отстав­ку, а в 1822 г. был выбран воро­неж­ским пред­во­ди­те­лем дво­рян­ства, затем назна­чен чинов­ни­ком по осо­бым пору­че­ни­ям при мос­ков­ском воен­ном гене­рал-губер­на­то­ре. В 45-лет­нем воз­расте опре­де­лен обер-про­ку­ро­ром 6-го депар­та­мен­та Пра­ви­тель­ству­ю­ще­го Сена­та. После смер­ти кн. А.Н. Лоба­но­вой-Ростов­ской име­ние пере­шло к ее сыну, кн. Бори­су Алек­сан­дро­ви­чу (1795–1863). Штабс-рот­мистр, участ­ник вой­ны 1812 года и сра­же­ний при Дрез­дене и Куль­ме, кн. Б.А. Лоба­нов-Ростов­ский в декаб­ре 1817 г. вышел в отстав­ку. При­ез­жая в роди­тель­ское име­ние, он не мог мино­вать Воро­не­жа, где позна­ко­мил­ся с Олим­пи­а­дой Боро­ди­ной (1801–1874), доче­рью губерн­ско­го сек­ре­та­ря и внуч­кой бога­тей­ше­го воро­неж­ско­го куп­ца-откуп­щи­ка5. 25 октяб­ря 1818 г. они поженились6. Местом житель­ства кня­же­ской четы ста­ло сель­цо
Алек­се­ев­ское (изред­ка в доку­мен­тах оно упо­ми­на­ет­ся как «Лоба­нов­ка»), где им при­над­ле­жа­ло 160 ревиз­ских душ. 7 сен­тяб­ря 1819 года в Алек­се­ев­ском родил­ся стар­ший сын кн. Миха­ил. Из-за отсут­ствия здесь церк­ви он был кре­щен в Пет­ро­пав­лов­ском хра­ме села Тав­ро­ва, нахо­див­шем­ся от сель­ца в двух вер­стах. Вос­при­ем­ни­ка­ми при его кре­ще­нии были кн. А.И. Лоба­нов-Ростов­ский и «горо­да
Коро­то­я­ка поме­щи­ца Гли­ке­рия Боро­ди­на» – Г.А. Боро­ди­на, урож­ден­ная Один­цо­ва (1784–1842), теща кн. Б.А. Лоба­но­ва-Ростов­ско­го. 18 декаб­ря 1821 г. в Алек­се­ев­ском роди­лись близ­не­цы Алек­сандр и Дмит­рий, вос­при­ем­ни­ка­ми при их кре­ще­нии были гене­рал от инфан­те­рии кн. Д.И. Лоба­нов-Ростов­ский (1758–1838) (заоч­но) и Г.А. Боро­ди­на. Нако­нец, 18 декаб­ря 1824 г. в том же име­нии появил­ся сын Алек­сей, кре­щен­ный в Тав­ров­ской церкви9. Послед­ний из сыно­вей, Яков, родил­ся 20 мая 1828 г. в Москве, вос­при­ем­ни­ка­ми его при кре­ще­нии в церк­ви Спи­ри­до­ния Чудо­твор­ца за Никит­ски­ми воро­та­ми были кн. Я.И. Лоба­нов-Ростов­ский и все та же Гли­ке­рия Боро­ди­на. Пере­езд семьи в Моск­ву был свя­зан с поступ­ле­ни­ем кн. Б.А. Лоба­но­ва-Ростов­ско­го на служ­бу. Соглас­но фор­му­ляр­но­му спис­ку, с 3 апре­ля 1825 г. он состо­ял чинов­ни­ком осо­бых пору­че­ний при мос­ков­ском гене­рал-губер­на­то­ре с пере­име­но­ва­ни­ем в кол­леж­ские совет­ни­ки, с сен­тяб­ря 1826 г. пере­ве­ден во 2-й депар­та­мент Сената10. В 1834 г. по про­ше­нию отца все сыно­вья были вне­се­ны в V часть родо­слов­ной кни­ги Воро­неж­ской губер­нии (дочь в доку­мен­тах не упо­ми­на­ет­ся). Таким обра­зом, мож­но опре­де­лен­но утвер­ждать, что кн. Лоба­но­вы-Ростов­ские с 1817 по 1825 гг. жили под Воро­не­жем. В самом горо­де им при­над­ле­жал достав­ший­ся от Тимо­фея Силь­ве­ст­ро­ви­ча Боро­ди­на (1737–1816), пра­де­да исто­ри­ка, камен­ный двух­этаж­ный дом на Боль­шой Деви­чен­ской ули­це (ныне ул. Сак­ко и Ван­цет­ти, 80). В 1829 г. кн. О.М. Лоба­но­ва-Ростов­ская сда­ла его под част­ный пан­си­он П.К. Федо­ро­ва и Попо­ва. В 1829–1831 гг. здесь учил­ся буду­щий исто­рик Н.И. Косто­ма­ров (1817–1885), пять лет в этом пан­си­оне учил­ся Н.В. Стан­ке­вич (1813–1840), став­ший в послед­ствии извест­ным обще­ствен­ным дея­те­лем и фило­со­фом. Послед­ний год его уче­бы (1829–1830) при­хо­дит­ся на дом Лоба­но­вой-Ростов­ской. Меж­ду про­чим, это един­ствен­ный в Воро­не­же дом, свя­зан­ный с име­нем Нико­лая Стан­ке­ви­ча. 20 нояб­ря 1837 г. кн. О.М. Лоба­но­ва-Ростов­ская про­да­ла дом Халю­ти­ным. Поми­мо родо­во­го поме­стья, к кн. Б.А. Лоба­но­ву-Ростов­ско­му в нача­ле 1820-х гг. пере­шли име­ния, полу­чен­ные его женою по раз­де­лу с мате­рью. Кол­леж­ский сек­ре­тарь Миха­ил Тимо­фе­е­вич Боро­дин (1767–1815) вла­дел зем­ля­ми в Остро­гож­ском и Коро­то­як­ском уез­дах Воро­неж­ской губер­нии. После его смер­ти в 1820 г. к един­ствен­ной доче­ри ото­шло име­ние в сл. Алек­сан­дров­ке Остро­гож­ско­го уез­да, где за нею по 7-й реви­зии состо­я­ло 259 душ муж­ско­го пола11. Еще 25 душ муж­ско­го пола при­над­ле­жа­ли ей в Коро­то­як­ском уез­де. Остав­шим­ся же за Гли­ке­ри­ей Алек­се­ев­ной Боро­дин­кой име­ни­ем в сло­бо­де Ново­млин­ской в 1894 г. вла­де­ла ее пра­внуч­ка, кня­ги­ня Ека­те­ри­на Алек­сан­дров­на Сида­мон-Эри­сто­ва, урожд. кж. Лоба­но­ва-Ростов­ская. Сель­цо Алек­се­ев­ское при­над­ле­жа­ло семье кн. Лоба­но­вых-Ростов­ских вплоть до 1860-х гг. Позд­нее зем­ле­вла­дель­цем здесь был А.А. Кар­пов, а в 1896 г. – купец В.Ф. Петров13. Ныне это посе­лок Мас­лов­ка в соста­ве Лево­бе­реж­но­го рай­о­на г. Воро­не­жа.
Ж. с 25 окт. 1818, Олим­пи­а­да Михай­лов­на Боро­ди­на 1800-27.02.1874
45а Ана­ста­сия Алек­сан­дров­на (1787-1862)
М. Семён Ефи­мо­вич Ляпу­нов
Ека­те­ри­на Стар­шая
Ека­те­ри­на Млад­шая
Вар­ва­ра
45б. . Прас­ко­вья Алек­сан­дров­на (ум. 1850)
М. Алек­сандр Васи­лье­вич Ново­силь­цев 46
ИВАН ЯКО­ВЛЕ­ВИЧ, князь, 4.11.1785-1788
НИКО­ЛАЙ ЯКО­ВЛЕ­ВИЧ, князь, 16.02.1786-1788
46.42. Алек­сандр Яко­вле­вич (19.07.1788-26.11.1866)
Обра­зо­ва­ние он полу­чил в зна­ме­ни­том в нача­ле XIX в. в Петер­бур­ге пан­си­оне абба­та Нико­ля. В восем­на­дца­ти­лет­нем воз­расте опре­де­лен кор­не­том в Кава­лер­гард­ский полк, участ­во­вал в загра­нич­ном похо­де 1807 г., за что заслу­жил орден Св. Вла­ди­ми­ра 4-й ст. с бан­том и золо­тую шпа­гу, а так­же был про­из­ве­ден в штаб-рот­мист­ры. Вско­ре он вышел в отстав­ку, но нена­дол­го, а затем посту­пил в лейб-гвар­дии Кон­но­е­гер­ский полк и был назна­чен адъ­ютан­том к кн. П. М. Вол­кон­ско­му, а спу­стя неко­то­рое вре­мя — фли­гель-адъ­ютан­том Алек­сандра I. Поз­же пере­ве­ден в лейб-гвар­дии Гусар­ский полк и про­из­ве­ден в чин пол­ков­ни­ка. В 1828 г. Алек­сандр Яко­вле­вич имел уже чин гене­рал-май­о­ра и при­ни­мал уча­стие в рус­ско-турец­кой войне 1826—1828 гг., но вско­ре вышел в отстав­ку по болез­ни.
Оста­вив служ­бу, он мог все вре­мя и силы посвя­тить соби­ра­нию все­воз­мож­ных кол­лек­ций, что было для него насто­я­щей стра­стью. Одно вре­мя кн. Алек­сандр Яко­вле­вич соби­рал все, что име­ло отно­ше­ние к рус­ской княжне Анне Яро­сла­вовне, жене фран­цуз­ско­го коро­ля Ген­ри­ха I, а поз­же инте­ре­со­вал­ся жиз­нью и лич­но­стью шот­ланд­ской коро­ле­вы Марии Стю­арт. Он обна­ру­жил в архи­вах и опуб­ли­ко­вал три тома ее писем, собрал око­ло семи­сот ее порт­ре­тов, кото­рые заве­щал Эрми­та­жу. Было у него и целое собра­ние книг о Марии Стю­арт. Зна­чи­тель­ную науч­ную цен­ность име­ло его собра­ние книг по воен­но­му искус­ству и карт, а так­же кол­лек­ция, состо­яв­шая из 96 гра­ви­ро­ван­ных порт­ре­тов Пет­ра Вели­ко­го, пожерт­во­ван­ная им Импе­ра­тор­ской Пуб­лич­ной биб­лио­те­ке. Состав­ле­на она была Алек­сан­дром Яко­вле­ви­чем во вре­мя мно­го­чис­лен­ных путе­ше­ствий по Евро­пе. Он помо­гал В. В. Ста­со­ву состав­лять ката­лог порт­рет­ной гале­реи Пет­ра I, нахо­дя­щей­ся в Пуб­лич­ной биб­лио­те­ке, поку­пал недо­ста­ю­щие порт­ре­ты на аук­ци­о­нах в Евро­пе. За боль­шую помощь и рабо­ту на поль­зу Импе­ра­тор­ской Пуб­лич­ной биб­лио­те­ки Алек­сандр Яко­вле­вич был избран почет­ным ее чле­ном. В 1821 г. в Пари­же издал пере­ве­ден­ные им на рус­ский язык «Еван­ге­лие от Мат­фея» и «Молит­вы при Боже­ствен­ной Литур­гии». Кро­ме того, им было изда­но несколь­ко книг на фран­цуз­ском язы­ке в Пари­же, Лон­доне и Петер­бур­ге. В кон­це сво­ей жиз­ни он выпу­стил очень любо­пыт­ный труд: спис­ки все­воз­мож­ных блюд и переч­ни обе­дов на фран­цуз­ском язы­ке в двух томах. Состо­ял он чле­ном Обще­ства фран­цуз­ских биб­лио­фи­лов и Импе­ра­тор­ско­го Рус­ско­го гео­гра­фи­че­ско­го обще­ства. Боль­шую извест­ность при­об­рел Алек­сандр Яко­вле­вич и как осно­ва­тель и пер­вый коман­дор Импе­ра­тор­ско­го Рос­сий­ско­го яхт-клу­ба; прав­да, он нико­гда не был про­фес­си­о­наль­ным моря­ком, а зани­мал­ся мор­ским делом как люби­тель и имел соб­ствен­ные яхты. Женат был Алек­сандр Яко­вле­вич на Клео­пат­ре Ильи­ничне Без­бо­род­ко (1791-1840) , млад­шей доче­ри гене­рал-май­о­ра гр. Ильи Андре­еви­ча Без­бо­род­ко. Она счи­та­лась в то вре­мя самой бога­той неве­стой в Рос­сии, вме­сте с сест­рой уна­сле­до­вав после смер­ти сво­е­го един­ствен­но­го бра­та Андрея несмет­ные богат­ства дяди, кн. Алек­сандра Андре­еви­ча Без­бо­род­ко. Брак Алек­сандра Яко­вле­ви­ча и Клео­пат­ры Ильи­нич­ны, вна­ча­ле счаст­ли­вый, был, одна­ко, очень неуда­чен, и супру­ги ско­ро разъ­е­ха­лись, но без офи­ци­аль­но­го раз­во­да. При­чи­ной раз­ры­ва был, веро­ят­но, круп­ный про­иг­рыш кня­зя в кар­ты, при­чем была про­иг­ра­на не толь­ко огром­ная сум­ма, но и при­над­ле­жав­шее жене име­ние под Подоль­ском. Сама она тоже вела рас­то­чи­тель­ный образ жиз­ни и, несмот­ря на свои пол­мил­ли­о­на руб­лей годо­во­го дохо­да, при­шла в пол­ное разо­ре­ние, объ­явив себя несо­сто­я­тель­ной в вось­ми мил­ли­о­нах.
А. Я. Лоба­но­ву-Ростов­ско­му при­над­ле­жал в Петер­бур­ге огром­ный дом, насто­я­щий дво­рец, постро­ен­ный по про­ек­ту Огю­ста Мон­фер­ра­на, авто­ра Иса­а­ки­ев­ско­го собо­ра. Воз­ве­ден он был в 1817—1820 гг., зани­ма­ет целый тре­уголь­ный в плане квар­тал меж­ду Воз­не­сен­ским про­спек­том и Иса­а­ки­ев­ской пло­ща­дью. Зна­ме­нит этот дом скульп­ту­ра­ми львов, сто­я­щи­ми перед подъ­ез­дом. Они были выпол­не­ны по антич­ным образ­цам из кар­рар­ско­го мра­мо­ра в Ита­лии, в мастер­ской Три­скор­ни. Имен­но этот дом упо­ми­на­ет А. С. Пуш­кин в поэ­ме «Мед­ный всад­ник», опи­сы­вая самое круп­ное за всю исто­рию суще­ство­ва­ния Петер­бур­га навод­не­ние 7 нояб­ря 1824 г. Сам Алек­сандр Яко­вле­вич был зна­ком с Пуш­ки­ным, встре­чал­ся с ним в Петер­бур­ге после окон­ча­ния поэтом Цар­ско­сель­ско­го лицея. Лоба­нов-Ростов­ский даже пред­ла­гал А. С. Пуш­ки­ну напе­ча­тать в 1822 г. в Пари­же его сти­хо­тво­ре­ния, одна­ко это изда­ние по раз­ным при­чи­нам не было осу­ществ­ле­но. По вос­по­ми­на­ни­ям совре­мен­ни­ков, А. Я. Лоба­нов-Ростов­ский жил в Петер­бур­ге в сво­ем гро­мад­ном доме чрез­вы­чай­но рос­кош­но, устра­и­вал бога­тые при­е­мы. Широ­кая и хле­бо­соль­ная жизнь кня­зя несколь­ко рас­стро­и­ла его состо­я­ние, и он хотел про­дать свой петер­бург­ский дом. Об этом пишет в кни­ге «Ста­рый Петер­бург» М. И. Пыля­ев: « Лоба­нов уже пред­по­ла­гал разыг­рать ее [биб­лио­те­ку] вме­сте с домом в лоте­рею, по руб­лю за билет, выпу­стив биле­тов на мил­ли­он руб­лей, но импе­ра­тор Нико­лай не допу­стил лоте­реи и купил как дом, так и биб­лио­те­ку; за послед­нюю госу­дарь назна­чил кня­зю пожиз­нен­ную пен­сию». В доме Лоба­но­ва-Ростов­ско­го раз­ме­сти­лась поз­же кан­це­ля­рия воен­но­го мини­стер­ства.
42
Алек­сандр Яко­вле­вич Лоба­нов-Ростов­ский родил­ся 19 июля 1788 года , умер в 1866 году.
Князь — гене­рал-май­ор, писа­тель, круп­ный кол­лек­ци­о­нер.
Полу­чил обра­зо­ва­ние в пан­си­оне абба­та Нико­ля. В 1801 году состо­ял на служ­бе в кол­ле­гии ино­стран­ных дел, в 1802—1805 годах слу­жил при Мос­ков­ском архи­ве ино­стран­ных дел. В 1806 году был опре­де­лен был в Кава­лер­гард­ский полк с чином кор­не­та. Князь Лоба­нов участ­во­вал в войне с фран­цу­за­ми 1807 года и в турец­кой войне, где заслу­жил орден свя­то­го Вла­ди­ми­ра 4-сте­пе­ни и чин штаб-рот­мист­ра.
В 1813—1815 году князь коман­до­вал Пол­тав­ским каза­чьим пол­ком, в 1815 году пере­шел в Изюм­ский гусар­ский полк. В 1817 году, после годо­вой отстав­ки, посту­пил в лейб-гвар­дии Кон­но-егер­ский полк, где назна­чен был адъ­ютан­том к кня­зю П. М. Вол­кон­ско­му и вско­ре пожа­ло­ван фли­гель-адъ­ютан­том. Пере­ве­ден­ный в 1819 году в лейб-гвар­дии Гусар­ский полк, был про­из­ве­ден в пол­ков­ни­ки. В мар­те 1828 года князь Лоба­нов полу­чил чин гене­рал-май­о­ра, но вско­ре был вынуж­ден оста­вить служ­бу в свя­зи с болез­нью.
Князь Лоба­нов-Ростов­ский был страст­ным кол­лек­ци­о­не­ром, увле­чен­ным исто­ри­ей. Он извлек из архи­вов и напе­ча­тал 3 тома писем Шот­ланд­ской коро­ле­вы: «Lettres inedites de Marie Stuart» (П., 1839), «Lettres, instuction et memoires de Marie Stuart» (Л., 1844 — 1845; допол­ни­тель­но, П., 1859), «Notice sur la collection des portraits de Marie Stuart appartenant au prince A. Lobanoff» (СПб., 1856; 2-е изда­ние, 1860). Эти рабо­ты зна­чи­тель­но облег­чи­ли труд исто­ри­ка и био­гра­фа Марии Стю­арт, М. Минье. Князь Лоба­нов собрал око­ло 800 порт­ре­тов коро­ле­вы Шот­ланд­ской. Ему при­над­ле­жал самый досто­вер­ный порт­рет рабо­ты, как пред­по­ла­га­ют, одно­го из луч­ших уче­ни­ков Жана Клуэ. Алек­сандр Яко­вле­вич заве­щал его Эрми­та­жу, куда еще рань­ше пере­шел отдел его биб­лио­те­ки, касав­ший­ся шот­ланд­ской коро­ле­вы. За пожерт­во­ва­ние этих книг ему была назна­че­на пожиз­нен­ная пен­сия.
К чис­лу кол­лек­ций Лоба­но­ва-Ростов­ско­го , имев­ших науч­ную цен­ность, при­над­ле­жит собра­ние книг по воен­но­му искус­ству и карт (хра­нит­ся в Глав­ном шта­бе), кол­лек­ция порт­ре­тов Пет­ра Вели­ко­го (пожерт­во­ва­на Импе­ра­тор­ской Пуб­лич­ной биб­лио­те­ке).
В 1821 году князь Лоба­нов издал в Пари­же «Еван­ге­лие от Мат­фея», пере­ве­ден­ное им на рус­ский язык, и «Молит­вы при боже­ствен­ной литур­гии». Скон­чал­ся Лоба­нов — Ростов­ский 26 нояб­ря 1866 года в Петер­бур­ге, погре­бен на Лаза­рев­ском клад­би­ще Алек­сан­дро-Нев­ской лав­ры
Ж. БЕЗ­БО­РОД­КО КЛЕО­ПАТ­РА ИЛЬИ­НИЧ­НА, гра­фи­ня (умер­ла в 1840). Брак ока­зал­ся неудач­ным, супру­ги разо­шлись. Дочь АННА умер­ла в детстве.Князь женат был на гра­фине Клео­пат­ре Ильи­ничне Без­бо­род­ко, детей не имел.
47 Алек­сей Яко­вле­вич (8.01.1795-6.1848 )
В девят­на­дца­ти­лет­нем воз­расте он всту­пил в воен­ную служ­бу в Алек­сан­дров­ский гусар­ский полк в чине пору­чи­ка, был адъ­ютан­том гр. М. С. Ворон­цо­ва, коман­до­вав­ше­го тогда Окку­па­ци­он­ным кор­пу­сом, кото­рый дей­ство­вал во Фран­ции до 1818 г. В 1826 г, он был назна­чен коман­ди­ром 2-го свод­но­го гвар­дей­ско­го Кава­ле­рий­ско­го пол­ка и участ­во­вал в рус­ско-турец­кой войне 1826—1828 гг. За про­яв­лен­ные храб­рость и муже­ство в бит­ве при Варне был награж­ден орде­ном Св. Геор­гия 4-й ст., про­из­ве­ден в гене­рал-май­о­ры и зачис­лен в сви­ту Его Вели­че­ства. В 1837г. Алек­сей Яко­вле­вич был про­из­ве­ден в гене­рал-лей­те­нан­ты и с это­го вре­ме­ни часто отправ­лял­ся за гра­ни­цу испол­нять пору­че­ния Нико­лая I при ино­стран­ных дво­рах. Он посе­тил Копен­га­ген, Гаа­гу, несколь­ко раз Бер­лин, Шве­рин и Вену. За свою служ­бу был награж­ден орде­ном Св. Анны 1-й ст. и орде­ном Бело­го Орла, кро­ме того, имел еще несколь­ко ино­стран­ных орде­нов.
Ж. кнж. София Пет­ров­на Лопу­хи­на (1798-1825), дочь св. кн. (с 1799) Пет­ра Васи­лье­ви­ча Лопу­хи­на (1744-1827) и Ека­те­ри­ны Нико­ла­ев­ны Шет­не­вой (1763-1839)
48 Гри­го­рий Яко­вле­вич (20.01.1796-1797)
48а Мария Яко­влев­на (1789-1854)
М. Кирилл Алек­сан­дро­вич Нарыш­кин (1786-1836)
ВЛА­ДИ­МИР ЯКО­ВЛЕ­ВИЧ, князь, 22.06.1792-1797
ДМИТ­РИЙ ЯКО­ВЛЕ­ВИЧ, князь, 11.03.1791-1797
ЕКА­ТЕ­РИ­НА ЯКО­ВЛЕВ­НА, княж­на, ум. в моло­до­сти.

XXX коле­но

124/ 440.424 кнж. Ека­те­ри­на Алек­се­ев­на (17.02.1815-1847, Фло­рен­ция, Ита­лия)

Муж (брак с 1837) Хор­хе де Сара­ча­га (Jorge de Sarachaga y Uría-Nafarrondo) (23.04.1811, Ман­са­на­рес, пров. Сью­дад-Реаль, Касти­лия-Ла-Ман­ча, -11.12.1843, Ман­гейм, баден-Вюр­темб­ерг), испан­ский дво­ря­нин, сын Florencio José Antonio Luis de Sarachaga Izarduy (1778-1825) и Michaela de Uría-Nafarrondo y Alcedo (1788-1870). Их сын, Alexis de Sarachaga y Lobanoff de Rostoff (1840-1918), в 1862 был воз­ве­ден в барон­ское досто­ин­ство (barón de Sarachagoff) имп. Алек­сан­дром III.

125/ 441.424 кн. Алек­сандр Алек­се­е­вич (ок. 1816- ум. 1819), умер в дет­стве

126/ 442.424 кн. Дмит­рий Алек­се­е­вич (ок. 1817 — ум. 1818), умер в дет­стве

127/ 443.424 кнж. Алек­сандра Алек­се­ев­на стар­шая (ок. 1818- ?), умер­ла в дет­стве

128/ 444.424 кнж. Анна Алек­се­ев­на (ок. 1819-ум. 1821), ум. в дет­стве

129/ 445.424 кн. Гри­го­рий Алек­се­е­вич (20.10.1820- 03.1873), отстав­ной капи­тан

Жена (брак с 1852) Оль­га Леон­тьев­на Нефе­дье­ва (1836-30.11.1875)

130/ 446.424 кнж. Алек­сандра Алек­се­ев­на млад­шая (16.02.1823, Там­бов, — 23.01.1858, Осло [Хри­сти­а­ния], Нор­ве­гия)

Муж (брак с 8.05.1844) Нико­лай Крог Оскар фон Мюн­те-аф-Мор­ген­стьерне (Nicolai von Munthe af Morgenstierne) (31.07.1822-16.11.1908), нор­веж­ский дво­ря­нин

131/ 447.424 кн. Мат­вей Алек­се­е­вич (ум. 1826)

132/ кнж. Любовь Алек­се­ев­на (1824-20.05.1893, Санкт-Петер­бург).
Умер­ла 20 мая от кру­поз­но­го вос­па­ле­ния лег­ких , 74 года. Похо­ро­не­на на клад­би­ще Алек­сан­дро-Нев­ской Лав­ры (на Никольском).[ЦГИА, мет­ри­че­ская кни­га Иса­а­ки­ев­ско­го Собо­ра (Спб) за май 1893 г].
Муж (I.1850, Париж) Иосиф Рибей­ро-да-Силь­ва (Joseph Ribeiro da Silva) (1801-28.01.1874, Гей­дель­берг), бра­зиль­ский послан­ник в Рос­сии, бра­зиль­ский дво­ря­нин.
Без­дет­на.
133/ 449.424 кн. Нико­лай Алек­се­е­вич (24.07.1826-11.08.1887), отстав­ной гвар­дии рот­мистр, ефре­мов­ский миро­вой посред­ник 1-го при­зы­ва (1861)

Жена (брак с 21.09.1860) Анна Ива­нов­на Шаб­лы­ки­на (в 1-м бра­ке Шен­ши­на) (7.03.1837-13.12.1914, Кан­ны, Фран­ция), дочь тай­но­го совет­ни­ка Ива­на Пав­ло­ви­ча Шаб­лы­ки­на (1809-1888) и Ека­те­ри­ны Нико­ла­ев­ны Шам­ши­ной (1816-1883); в 1-м бра­ке быв­шая за стат­ским совет­ни­ком Васи­ли­ем Вла­ди­ми­ро­ви­чем Шен­ши­ным (28.07.1814-25.05.1859)

134/ 450.424 кнж. Надеж­да Алек­се­ев­на (1826-1889)

Муж (брак с 25.11.1853) Вильям Рум­больд (3.09.1830-26.12.1893), офи­цер англий­ской гвар­дии

135/ 451.424 кн. Вла­ди­мир Алек­се­е­вич (ум. 1833)

136/ 452.429 кн. Миха­ил Бори­со­вич (7.09.1819-28.05.1858),
пол­ков­ник, фли­гель-адъ­ютант, адъ­ютант намест­ни­ка на Кав­ка­зе М.С. Ворон­цо­ва, член комис­сии по обо­зре­нию маго­ме­тан­ских наро­дов Кав­каз­ской обла­сти. В 1838-1839 гг. слу­жил чинов­ни­ком II отде­ле­ния Соб­ствен­ной Е. И. В. кан­це­ля­рии, в 1839 г. вышел в отстав­ку, с 1840 г. — в Тифли­се, в 1842 г. посту­пил на воен­ную служ­бу юнке­ром Ниже­го­род­ско­го дра­гун­ско­го пол­ка, слу­жил при началь­ни­ке лево­го флан­га Кав­каз­ской линии гене­ра­ле Ф. К. Фрей­та­ге, участ­во­вал в защи­те Низо­во­го укреп­ле­ния, с коман­дой в 60 каза­ков отли­чил­ся и был про­из­ве­ден в пра­пор­щи­ки, в 1846 г. назна­чен чле­ном Комис­сии по обо­зре­нию маго­ме­тан­ских наро­дов. В 1854-1855 гг. — участ­ник обо­ро­ны Сева­сто­по­ля.
Жена (брак с 22.02.1850) княж­на Ана­ста­сия Ива­нов­на Вар­шав­ская, гра­фи­ня Пас­ке­вич-Эри­ван­ская (1822-2.05.1891), дочь гра­фа (с 1828) Ива­на Федо­ро­ви­ча Пас­ке­вич-Эри­ван­ско­го (1782-1856), свет­лей­ше­го кня­зя Вар­шав­ско­го (с 1831), и Ели­за­ве­ты Алек­сан­дров­ны Гри­бо­едо­вой (1795-1856).
137/ 453.429 кн. Алек­сандр Бори­со­вич (18.12.1821-4.09.1875),

цере­мо­ний­мей­стер, дей­стви­тель­ный стат­ский совет­ник

Жена (брак с 18.05.1849) княж­на Ека­те­ри­на Ильи­нич­на Дол­го­ру­ко­ва (ум. 1860, Ливор­но), дочь кня­зя Ильи Андре­еви­ча Дол­го­ру­ко­ва (1797-1848) и княж­ны Ека­те­ри­ны Алек­сан­дров­ны Сал­ты­ко­вой (1803-1852)

138/ 454.429 кн. Дмит­рий Бори­со­вич (18.12.1821- ?), близ­нец Алек­сандра, умер в мла­ден­че­стве

139/ 455.429 кнж. Анна Бори­сов­на (1823-1904)

Муж (брак с 7.04.1841) Сте­пан Пет­ро­вич Шелаш­ни­ков (1812-1866)

140/ 456.429 кн. Алек­сей Бори­со­вич (18.12.1824-18.08.1896), гене­а­лог, дей­стви­тель­ный тай­ный совет­ник, статс-сек­ре­тарь, сена­тор, чрез­вы­чай­ный и пол­но­моч­ный посол при австрий­ском дво­ре. Холост.

141/ 457.429 кн. Яков Бори­со­вич (23.05.1828-6.02.1878)

Жена княж­на Вера Нико­ла­ев­на Дол­го­ру­ко­ва (ум. 1881), дочь кня­зя Нико­лая Алек­сан­дро­ви­ча Дол­го­ру­ко­ва (1833-1873) и Зина­и­ды Нико­ла­ев­ны Шати­ло­вой

142/ 458.433 кнж. Анна Алек­сан­дров­на (27.06.1813-15.11.1813), умер­ла в мла­ден­че­стве

143/ 459.437 кн. Петр Алек­се­е­вич (23.09.1820-11.02.1840), покон­чил жизнь само­убий­ством

144/ 460.437 кн. Нико­лай Алек­се­е­вич (2.12.1823-23.05.1897, Ниц­ца, Фран­ция), фло­та капи­тан-лей­те­нант, егер­мей­стер Дво­ра, стат­ский совет­ник. Холост.

145/ 461.437 кн. Дмит­рий Алек­се­е­вич (28.02.1825-30.06.1908, с. Алек­сандри­но), гене­рал-лей­те­нант

Жена (брак с 1851) княж­на Алек­сандра Алек­сан­дров­на Чер­ны­ше­ва (1829-27.12.1892), дочь свет­лей­ше­го кня­зя Алек­сандра Ива­но­ви­ча Чер­ны­ше­ва (1785-1857) и его тре­тьей супру­ги гр. Ели­за­ве­ты Нико­ла­ев­ны Зото­вой (1808-1872)

49.43. Гри­го­рий Алек­се­е­вич (20.10.1820-1872)
отстав­ной капи­тан
Ж. Оль­га Леон­тьев­на Нефе­дье­ва (1836 — 30.11.1875)
50 Нико­лай Алек­се­е­вич (24.07.1826-1887)
отстав­ной гвар­дии рот­мистр
ДМИТ­РИЙ АЛЕК­СЕ­Е­ВИЧ, князь, ?-1818
НИКИ­ТА АЛЕК­СЕ­Е­ВИЧ, князь
МАТ­ВЕЙ АЛЕК­СЕ­Е­ВИЧ, князь, ?-1826
ВЛА­ДИ­МИР АЛЕК­СЕ­Е­ВИЧ, князь, ?-1833
ЕКА­ТЕ­РИ­НА АЛЕК­СЕ­ЕВ­НА
княж­на. Муж САРА­ЧА­ГА N.N., барон
ЛЮБОВЬ АЛЕК­СЕ­ЕВ­НА,
княж­на, ?-1874. Муж РИБЕЙ­РО-да-СИЛЬ­ВА
НАДЕЖ­ДА АЛЕК­СЕ­ЕВ­НА
Муж, с 25 нояб. 1853, РУМ­БОЛЬД ВИЛЬЯМ
АЛЕК­САНДРА АЛЕК­СЕ­ЕВ­НА стар­шая,
княж­на, ум. дев.
АННА АЛЕК­СЕ­ЕВ­НА,
княж­на, ?-1821, ум. дев.
АЛЕК­САНДРА АЛЕК­СЕ­ЕВ­НА млад­шая,
княж­на, ум. дев.
51.45. Миха­ил Бори­со­вич (7.09.1819-28.05.1858)
Фли­гель-адъ­ютант, пол­ков­ник; адъ­ютант намест­ни­ка на Кав­ка­зе М.С. Ворон­цо­ва, член комис­сии по обо­зре­нию маго­ме­тан­ских наро­дов Кав­каз­ской обла­сти.
Ж. с 22 фев. 1850, кнж. Ана­ста­сия Ива­нов­на Пас­ке­вич-Эри­ван­ская (род.1822), дочь кн. св.кн. (с 1831) Ива­на Фёдо­ро­ви­ча Пас­ке­вич-Эри­ван­ско­го (1782-1856) и Ели­за­ве­ты Алек­сан­дров­ны Гри­бо­едо­вой (1795-1856)
52.45. Алек­сандр Бори­со­вич (18.12.1821-4.09.1875)
Цере­мо­ний­мей­стер, дей­стви­тель­ный стат­ский совет­ник
Ж. с 18 мая 1849 кнж. Ека­те­ри­на Ильи­нич­на Дол­го­ру­ко­ва, дочь кн. Ильи Андре­еви­ча Дол­го­ру­ко­ва (1797-1848) и кнж. Ека­те­ри­ны Алек­сан­дров­ны Сал­ты­ко­вой (1803-1852)
ДМИТ­РИЙ БОРИ­СО­ВИЧ 18.12.1821,
ум. в мла­ден­че­стве (близ­нец АЛЕК­САНДРА БОРИ­СО­ВИ­ЧА)
53.45. Алек­сей Бори­со­вич (18.12.1824-1896)
Вос­пи­ты­вал­ся в Цар­ско­сель­ском лицее вме­сте с гр. А. П. Боб­рин­ским, в буду­щем мини­стром путей сооб­ще­ния, и М. Е. Сал­ты­ко­вым (Щед­ри­ным), буду­щим извест­ным рус­ским писа­те­лем. Был он вос­пи­тан­ни­ком XIII кур­са, окон­чил Лицей с золо­той меда­лью и опре­де­лен на служ­бу в Кол­ле­гию ино­стран­ных дел. Вна­ча­ле он испол­нял долж­ность сек­ре­та­ря рус­ской мис­сии в Пари­же и Бер­лине, но вско­ре выда­ю­щи­е­ся спо­соб­но­сти моло­до­го дипло­ма­та были заме­че­ны, и когда после Крым­ской вой­ны были вос­ста­нов­ле­ны сно­ше­ния с Тур­ци­ей, он был назна­чен совет­ни­ком посоль­ства в Кон­стан­ти­но­по­ле, а с 1859 г. — чрез­вы­чай­ным послан­ни­ком и пол­но­моч­ным мини­стром в Тур­ции. Кн. Алек­сей Бори­со­вич сумел добить­ся заклю­че­ния с Тур­ци­ей трак­та­та о тор­гов­ле и море­пла­ва­нии, им были выго­во­ре­ны суще­ствен­ные льго­ты для Рос­сии. В Тур­ции он занял­ся архео­ло­ги­ей и нумиз­ма­ти­кой и сумел соста­вить хоро­шую кол­лек­цию визан­тий­ских монет. В 1866 г. он был пере­ве­ден в Мини­стер­ство внут­рен­них дел, очень непро­дол­жи­тель­ное вре­мя слу­жил орлов­ским гене­рал-губер­на­то­ром, но вско­ре назна­чен това­ри­щем мини­стра внут­рен­них дел, одно­вре­мен­но полу­чив зва­ние сена­то­ра.
По окон­ча­нии рус­ско-турец­кой вой­ны необ­хо­ди­мо было послать в Кон­стан­ти­но­поль опыт­но­го дипло­ма­та, в тон­ко­стях зна­ко­мо­го с Восто­ком. Алек­сандр II назна­чил кн. А. Б. Лоба­но­ва-Ростов­ско­го пол­но­моч­ным послан­ни­ком в Тур­ции. Имен­но ему уда­лось добить­ся заклю­че­ния окон­ча­тель­но­го мир­но­го дого­во­ра меж­ду Рос­си­ей и Тур­ци­ей, кото­рый был под­пи­сан в 1879 г.
В ту пору ухуд­ши­лись отно­ше­ния Рос­сии с Англи­ей, а так как Алек­сея Бори­со­ви­ча при­вык­ли посы­лать туда, где, как гово­рит­ся, «горит», то его назна­ча­ют послом в Лон­дон. Через три года он будет пере­ве­ден в Вену послом при австрий­ском импе­ра­то­ре, за дос-тохваль­ные заслу­ги в 1889 г. ему пожа­ло­ван орден Св. Андрея Пер­во­зван­но­го. В 1895 г. он пере­ве­ден послом в Бер­лин, но, не успев при­сту­пить к испол­не­нию сво­их обя­зан­но­стей, при­зы­ва­ет­ся к управ­ле­нию Мини­стер­ством ино­стран­ных дел. Во вре­мя управ­ле­ния мини­стер­ством Алек­се­ем Бори­со­ви­чем Рос­сия впер­вые всту­пи­ла в офи­ци­аль­ные отно­ше­ния с Абис­си­ни­ей, кото­рая при­сла­ла в Петер­бург свое посоль­ство. По слу­чаю 50-летия служ­бы кн. Алек­сей Бори­со­вич полу­чил офи­ци­аль­ный рескрипт Нико­лая II и брил­ли­ан­то­вые зна­ки орде­на Св. Андрея Пер­во­зван­но­го. Во гла­ве мини­стер­ства состо­ял он все­го восем­на­дцать меся­цев, до самой смер­ти.
Он соста­вил заме­ча­тель­ное собра­ние книг, руко­пи­сей и дру­гих мате­ри­а­лов по исто­рии Рос­сии, пре­иму­ще­ствен­но XVIII сто­ле­тия, в том чис­ле собра­ние под­лин­ных писем кн. Без­бо­род­ко к гр. Н. П. Пани­ну и сбор­ник мате­ри­а­лов, отно­ся­щих­ся к исто­рии цар­ство­ва­ния Пав­ла I. В жур­на­ле «Рус­ская ста­ри­на» им было опуб­ли­ко­ва­но собра­ние исто­ри­че­ских рас­ска­зов П. Ф. Кара­ба­но­ва.
Алек­сей Бори­со­вич, сам заме­ча­тель­ный гене­а­лог, был ини­ци­а­то­ром созда­ния Рус­ско­го гене­а­ло­ги­че­ско­го обще­ства. Двух­том­ный труд «Рус­ская родо­слов­ная кни­га», вышед­ший пер­вым изда­ни­ем в 1876 г. и вто­рым, исправ­лен­ным и зна­чи­тель­но допол­нен­ным, в 1895 г., при­над­ле­жит А. Б. Лоба­но­ву-Ростов­ско­му . В этой кни­ге опуб­ли­ко­ван обшир­ный мате­ри­ал, собран­ный им за два­дцать лет рабо­ты, пред­став­ле­ны родо­слов­ные рос­пи­си почти 250 рус­ских дво­рян­ских фами­лий. Свой труд выпу­стил Алек­сей Бори­со­вич ано­ним­но. Извест­ный рус­ский биб­лио­граф Миха­ил Семев­ский в пре­ди­сло­вии к пер­во­му изда­нию писал: «В послед­ние годы один из люби­те­лей и про­све­щен­ных зна­то­ков оте­че­ствен­ной исто­рии, посвя­тив досу­ги от слу­жеб­ных обя­зан­но­стей на тру­ды пре­иму­ще­ствен­но в обла­сти исто­рии и гене­а­ло­гии, собрал весь­ма мно­го родо­слов­ных, вос­пол­ня­ю­щих недо­стат­ки, весь­ма часто ощу­ща­е­мые у нас по этой части как при науч­ных рабо­тах, так и при слу­чай­ных справ­ках».
А. Б. Лоба­нов-Ростов­ский вла­дел пре­крас­ным собра­ни­ем порт­ре­тов и монет. Осо­бен­но инте­рес­ной была кол­лек­ция монет, чека­нен­ных в Кенигсбер­ге во вре­мя заня­тия его рус­ски­ми вой­ска­ми (1758— 1761). Кол­лек­ция кар­тин при­об­ре­те­на была у потом­ков Алек­сея Бори­со­ви­ча и в насто­я­щее вре­мя нахо­дит­ся в Рус­ском музее в Петер­бур­ге.
Холост.
54 Яков Бори­со­вич (23.05.1828-6.02.1878)
Ж. кнж. Вера Нико­ла­ев­на Дого­ру­ко­ва (ум. 1881), дочь кн. Нико­лая Алек­сан­дро­ви­ча Дол­го­ру­ко­ва (1833-1873) и Зина­и­ды Нико­ла­ев­ны Шати­ло­вой
54а Анна Бори­сов­на 1823-?
М. с 7 апр. 1841 Сте­пан Пет­ро­вич Шелаш­ни­ков
54б Анна Алек­сан­дров­на
Умер­ла ребён­ком 46
хх.47. ПЕТР АЛЕК­СЕ­Е­ВИЧ 23.09.1820-11.02.1840
55.47. Нико­лай Алек­се­е­вич (2.12.1823-1897)
Егер­мей­стер, холост.
56 Дмит­рий Алек­се­е­вич (28.02.1825-1908)
Гене­рал-лей­те­нант
Ж. ЧЕР­НЫ­ШЕ­ВА АЛЕК­САНДРА АЛЕК­САН­ДРОВ­НА.

XXXI коле­но

146/ .445 кн. Алек­сей Гри­го­рье­вич (6.05.1855- ?), умер в мало­лет­стве

147/ 463.445 кн. Леон­тий Гри­го­рье­вич (6.05.1855- ?), близ­нец Алек­сея

Жена (брак с 7.11.1882) Ели­за­ве­та Федо­ров­на Фоки­на (29.07.1853- ?)

148/ 464.445 кн. Алек­сей Гри­го­рье­вич (8.03.1857- ?)

Жена (брак с 9.11.1881) Оль­га Кар­лов­на фон Фелей­зен (ум. 26.05.1890), в 1-м бра­ке за камер-юнке­ром Кон­стан­ти­ном Нико­ла­е­ви­чем Юхан­це­вым, с кото­рым раз­ве­де­на

149/ 465.445 кн. Ана­то­лий Гри­го­рье­вич (15.07.1859-10.07.1907, С.-Петербург),

дипло­мат. Был погре­бен 16.07.1907 в Санкт-Петер­бур­ге на клад­би­ще Ново­де­ви­чье­го мона­сты­ря

Жена (брак с 1.05.1884, Афи­ны, Гре­ция) Хари­к­лия Алек­сан­дров­на Ризо-Ран­га­бе (Chariklia Rizo-Rangabé) (17.02.1866, Афи­ны, Гре­ция, — 20.11.1941, Ниц­ца, Фран­ция), млад­шая дочь гре­че­ско­го посла в Рос­сии Алек­сан­дро­са Ризо-Ран­га­бе (1809-1892) и шот­ланд­ки Каро­ли­ны Хри­сти­а­ны Скин (Skene) (1818-1878)

150/ 466.445 кнж. Люд­ми­ла Гри­го­рьев­на (22.09.1860-3.02.1932, Ниц­ца, Фран­ция),

фрей­ли­на; по др. свед. род. 22.09.1863 в Нов­го­ро­де.

Муж (брак с 20.05.1886, С.-Петербург) Кон­стан­тин Алек­сан­дро­вич Баляс­ный (ум. 21.12.1917)

151/ 467.445 кн. Гри­го­рий Гри­го­рье­вич (1.06.1864-16.11.1906, Вена, Австрия), по др. свед. род. 1.06.1863 г.

Жена Мария Федо­ров­на Устря­ло­ва (ум. после 1916), дочь Федо­ра Гера­си­мо­ви­ча Устря­ло­ва и Софьи Нико­ла­ев­ны Дуро­вой (1828-1899)

152/ 468.449 кн. Алек­сей Нико­ла­е­вич (1.08.1862-21.01. 1921, Жене­ва, Швей­ца­рия),
кол­леж­ский совет­ник, камер­гер (1907). , помощ­ник статс-сек­ре­та­ря Госу­дар­ствен­но­го Сове­та, зем­ский началь­ник 4-го участ­ка Ефре­мов­ско­го уез­да, глас­ный Туль­ско­го губерн­ско­го зем­ско­го собра­ния в 1895-1898 гг., почет­ный миро­вой судья Ефре­мов­ско­го уез­да, кава­лер рос­сий­ских орде­нов Св. Ста­ни­сла­ва и Св. Анны.
князь , штал­мей­стер Высо­чай­ше­го Дво­ра, дей­стви­тель­ный стат­ский совет­ник, член Госу­дар­ствен­но­го Сове­та, пред­се­да­тель Сове­та Рус­ско­го Собра­ния (РС).
Пред­ста­ви­тель ста­рин­но­го кня­же­ско­го рода. Лоба­но­вы-Ростов­ские — рус­ский кня­же­ский род, про­ис­хо­дя­щий от Рюри­ка, пото­мок кото­ро­го в 19-м колене, кн. И. А. Ростов­ский, по про­зва­нию Лобан, жил в к. XV в. Род кня­зей Лоба­но­вых-Ростов­ских вне­сен в V ч. родо­слов­ных книг губер­ний Воро­неж­ской, Нов­го­род­ской, Сара­тов­ской и Смо­лен­ской. Кн. Алек­сей Нико­ла­е­вич был очень состо­я­тель­ным чело­ве­ком: вла­дел несколь­ки­ми име­ни­я­ми в Ефре­мов­ском у. Туль­ской губ., имел вил­лу в Кан­нах, четы­ре дома в Петер­бур­ге. Обра­зо­ва­ние полу­чил в осно­ван­ном М. Н. Кат­ко­вым и П. М. Леон­тье­вым Лицее Цеса­ре­ви­ча Нико­лая, в кото­ром учи­лись и рабо­та­ли мно­гие дея­те­ли монар­хи­че­ско­го дви­же­ния (В. А. Гринг­мут, С. А. Воло­ди­ме­ров, Г. А. Шеч­ков, буду­щий Пат­ри­арх Алек­сий [Симан­ский] и др.). Затем закон­чил физи­ко-мате­ма­ти­че­ский факуль­тет Мос­ков­ско­го уни­вер­си­те­та со сте­пе­нью кан­ди­да­та. Изби­рал­ся почет­ным миро­вым судьей по Ефре­мов­ско­му у. Слу­жил по ведом­ству МВД, в 1900 был Вар­шав­ским вице-губер­на­то­ром, слу­жил по выбо­рам дво­рян­ства Туль­ской губ., в 1902—09 был помощ­ни­ком статс-сек­ре­та­ря в Госу­дар­ствен­ной кан­це­ля­рии. После выхо­да в отстав­ку 7.10.1909 избран чле­ном Госу­дар­ствен­но­го Сове­та от все­рос­сий­ско­го дво­рян­ства, в Гос­со­ве­те вел актив­ную дея­тель­ность. Был чле­ном «Бюро для вза­им­ной осве­дом­лен­но­сти и сов­мест­ных дей­ствий пра­вых дея­те­лей», суще­ство­вав­ше­го в пери­од леги­сла­ту­ры III Госу­дар­ствен­ной Думы. В него вхо­ди­ли 3 чел. от Госу­дар­ствен­ной Думы (гр. А. А. Боб­рин­ский, А. С. Вязи­гин, Г. Г. Замыс­лов­ский) и 4 чел. от Госу­дар­ствен­но­го Сове­та (М. Я. Гово­ру­ха-Отрок, кн. Лоба­нов-Ростов­ский , А. С. Сти­шин­ский и пред­се­да­тель Бюро кн. А. А. Ширин­ский-Ших­ма­тов). 17.10.1909 избран дей­стви­тель­ным чле­ном РС, а 25.10.1909 избран пред­се­да­те­лем Сове­та РС. 29.04.1910 как пред­се­да­тель Сове­та РС был удо­сто­ен Высо­чай­шей ауди­ен­ции. Мно­го жерт­во­вал на нуж­ды РС, зна­чи­тель­ные сум­мы пере­рас­хо­да средств покры­ва­лись им из соб­ствен­ных средств (в 1910 — 25 тыс. руб.; в 1911 — ок. 12 тыс. руб.). 23.01.1912 кн. Лоба­нов-Ростов­ский сло­жил с себя пол­но­мо­чия пред­се­да­те­ля Сове­та РС, моти­ви­руя этот шаг рас­стро­ен­ным здо­ро­вьем и тяже­лой болез­нью сына, кото­рые тре­бо­ва­ли его пре­бы­ва­ния за гра­ни­цей. Одна­ко это был пред­лог, насто­я­щей при­чи­ной отка­за кня­зя от поста руко­во­ди­те­ля РС был кон­фликт в сте­нах Собра­ния 18.11.1911 меж­ду Н. Е. Мар­ко­вым и Б. В. Николь­ским. Это собы­тие силь­но уда­ри­ло по авто­ри­те­ту орга­ни­за­ции и ее руко­вод­ства. Совет РС вынес реше­ние: Мар­ко­ву выне­сти пори­ца­ние за несдер­жан­ность, а Николь­ско­го исклю­чить из чис­ла чле­нов, как ини­ци­а­то­ра кон­флик­та. Одна­ко общее собра­ние не согла­си­лось с таким жест­ким реше­ни­ем в отно­ше­нии авто­ри­тет­но­го чле­на РС, пожиз­нен­но­го чле­на Собра­ния Б. В. Николь­ско­го. Тогда Совет подал в отстав­ку. В РС воз­ник затяж­ной кон­фликт, гро­зив­ший пол­ным рас­па­дом Собра­ния. В этих усло­ви­ях целая груп­па вли­я­тель­ных чле­нов РС уго­во­ри­ла Совет остать­ся. Одна­ко сам пред­се­да­тель был непре­кло­нен и ушел. 3.05. 912 он был избран почет­ным чле­ном Собра­ния. Вер­нул­ся к актив­ной дея­тель­но­сти в РС кн. Лоба­нов-Ростов­ский во вре­мя пер­вой миро­вой вой­ны, в 1915—17 был чле­ном Сове­та РС. По его ини­ци­а­ти­ве и при его финан­со­вом обес­пе­че­нии (сов­мест­но с гр. П. Н. Апрак­си­ным) был воз­об­нов­лен в 1915 «Вест­ник Рус­ско­го Собра­ния». Во вре­мя пер­вой миро­вой вой­ны был чле­ном авиа­ци­он­ной комис­сии.
Вне­сен в 5-ю часть дво­рян­ской родо­слов­ной кни­ги Туль­ской губер­нии в 1869 г.
За ним с. Бары­ко­во Черн­ско­го уез­да Туль­ской губер­нии (1909), а так­же с. Лоба­но­во, дерев­ни Яро­слав­ка, Николь­ское, Архан­гёль­ское и др. Ефре­мов­ско­го уез­да Туль­ской губер­нии (1909).
Жена (брак с 2.02.1897, Вар­ша­ва) Ели­за­ве­та Сте­па­нов­на Рал­ли (26.12.1871, Одес­са, — 29.07.1965, Лозан­на, Швей­ца­рия), дочь одес­ско­го печет­но­го граж­да­ни­на Сте­па­на Ива­но­ви­ча Рал­ли (1821-1902) и гре­чан­ки Марии Пет­ров­ны Эпи­тес (Ипи­тис, Эпи­тич, Епи­ти, Епи­течь) (1829-1903). Кре­ще­на 16.01.1872 в Свя­то-Тро­иц­кой Гре­че­ской церк­ви в Одес­се. Вос­при­ем­ни­ки: стат­ский совет­ник Гри­го­рий Гри­го­рье­вич Мараз­ли и жена умер­ше­го док­то­ра гре­че­ско­го под­дан­но­го Пет­ра Эпи­ти­са Еле­на Федо­ров­на Эпи­тис. Опре­де­ле­ни­ем Пра­ви­тель­ству­ю­ще­го Сена­та от 5 апре­ля 1882 г. един­ствен­ная из детей С.И. Рал­ли (как мало­лет­няя) вне­се­на одно­вре­мен­но с отцом в 3-ю часть Дво­рян­ской родо­слов­ной кни­ги Бес­са­раб­ской губер­нии. В 1910-1912 гг. ука­за­на супру­гой камер­ге­ра, про­жи­ва­ла в Одес­се на Пре­об­ра­жен­ской ули­це, 16 в соб­ствен­ном доме. На 1917 г. — вла­де­ли­ца дома в Пет­ро­гра­де на Пан­те­лей­мо­нов­ской ул., 5 (неда­ле­ко от набе­реж­ной р. Фон­тан­ки).
153/ 469.449 кнж. Оль­га Нико­ла­ев­на (1863- 3.01.1947, США)

1-й муж (брак с 4.12.1884) Миха­ил Михай­ло­вич Кат­ков (13.11.1860-21.11.1891), сек­ре­тарь мис­сии в Лис­са­боне

2-й муж (брак с 22.07.1895) баро­нет Эдвин Ген­ри Эджер­тон (Egerton) (1841-8.07.1916), англий­ский под­дан­ный

154/ 470.449 кнж. Анна Нико­ла­ев­на (3.10.1864-2.06.1922, Москва)

1-й муж (брак с 18.10.1887) князь Нико­лай Алек­се­е­вич Кро­пот­кин (12.05.1855-16.01.1909), май­ор

2-й муж князь Евге­ний … Баря­тин­ский

155/ 471.449 кн. Иван Нико­ла­е­вич (24.11.1866-13.10.1947),

кол­леж­ский сек­ре­тарь (1900); во ВСЮР; член Сове­та помо­щи Доб­ро­воль­че­ской армии; в нача­ле 1920 коман­ди­ро­ван за гра­ни­цу. В эми­гра­ции. По др. вер­сии род. в 1865 г.

Жена Вера Дмит­ри­ев­на Кали­нов­ская (1871-15.07.1943, София, Бол­га­рия)

156/ 472.449 кн. Борис Нико­ла­е­вич (1867-1882)

157/ 473.449 кнж. Алек­сандра Нико­ла­ев­на (17.06.1868-17.12.1946, Лон­дон)

158/ 474.449 кнж. Надеж­да Нико­ла­ев­на (1870-1943/1946)

Муж (брак с 1896) Алек­сандр Нико­ла­е­вич Маке­ев

159/ 475.449 кн. Кон­стан­тин Нико­ла­е­вич (23.05.1873-30.09.1878, Ниц­ца, Фран­ция), умер в дет­стве

160/ 476.449 кнж. Любовь Нико­ла­ев­на (16.03.1878-1959, США)

Муж (брак с 1907) Жером Бар­кер Ланд­фельд (Jerome Barker Landfield) (ум. 1955)

161/ 477.452 кнж. Мария Михай­лов­на (24.10.1851-1921)

Муж (брак с 22.01.1873) Вла­ди­мир Вла­ди­ми­ро­вич Ска­ря­тин (ум. 15.01.1919, С.-Петербург), пол­ков­ник

478.452 кнж. Оль­га Михай­лов­на (23.06.1857-24.02.1902, Ниц­ца)

Муж (брак с 22.01.1878) Алек­сандр Око­ли­ча­ни [Шан­дор Око­ли­ча­ный] (Alexander von Okoloczanyi), авст­ро-вен­гер­ский совет­ник посоль­ства в Рос­сии

479.453 кн. Алек­сандр Алек­сан­дро­вич (12.12.1850- после 1913), инже­нер путей сооб­ще­ния

Жена Мария Авгу­стов­на Батра­ко­вич-де-Кис­ап­по­ни (Maria Bartakovics de Kis-Apponyi) (ум. после 1913), дочь Аго­сто­на (Авгу­ста) Bartalkovich de Kisappony (1794-1866) и Марии Palásthy de Palást (1820-1902). Про­жи­ва­ла с мужем в Санкт-Петер­бур­ге (по адре­су Ковен­ский 29) (1912)

480.453 кнж. Мария Алек­сан­дров­на, фрей­ли­на

Муж князь Вла­ди­мир Дмит­ри­е­вич Уру­сов (19.11.1838-18.01.1903), дей­стви­тель­ный стат­ский совет­ник, камер­гер

481.453 кнж. Ека­те­ри­на Алек­сан­дров­на (ум. после 1912), фрей­ли­на вел. кн. Марии Пав­лов­ны

Муж князь Борис Дмит­ри­е­вич Сида­мон-Эри­стов (Сида­мо­нов-Эри­стов) (10.09.1860-1923, Москва), камер­гер

482.461 кн. Алек­сей Дмит­ри­е­вич (27.09.1852-5.09.1875), пору­чик л.-гв. Гусар­ско­го пол­ка

Жена (брак с 20.01.1874) Мария Алек­сан­дров­на Коле­ми­на (20.05.1850- 1938, Ниц­ца, Фран­ция), дочь дей­стви­тель­но­го стат­ско­го совет­ни­ка Алек­сандра Ива­но­ви­ча Коле­ми­на (1813-1898) и гр. Марии Алек­сан­дров­ны Тол­стой (1822- ?); во 2-м бра­ке (с 12.11.1876) за фли­гель-адъ­ютан­том, пол­ков­ни­ком Сер­ге­ем Виль­гель­мо­ви­чем (Васи­лье­ви­чем) Олив (1844-1909)

483.461 кн. Павел Дмит­ри­е­вич (25.08.1855-4.02.1906), отстав­ной пол­ков­ник л.-гв. Гусар­ско­го пока

57.49. Леон­тий Гри­го­рье­вич (6.05.1855-?)
с 7 нояб. 1882, ФОКИ­НА ЕЛИ­СА­ВЕ­ТА ФЕДО­РОВ­НА 29.07.1853-?
58 Алек­сей Гри­го­рье­вич (8.03.1857-?)
Ж., с 9 нояб. 1881, ФЕЛЕЙ­ЗЕН ОЛЬ­ГА КАР­ЛОВ­НА
59 Ана­то­лий Гри­го­рье­вич (15.07.1859-1907)
Ж. (Афи­ны, 1.5.1884) Хари­к­лия Алек­сан­дров­на Ризо-Ран­га­бе (Афи­ны, 17.2.1866 — Ниц­ца, 20.11.1941), дочь гре­че­ско­го посла в Рос­сии
60 Гри­го­рий Гри­го­рье­вич (1864-1906)
хх.49. ЛЮД­МИ­ЛА ГРИ­ГО­РЬЕВ­НА
княж­на, 22.09.1860-?, фрей­ли­на.
Княж­ну Люд­ми­лу Гри­го­рьев­ну Лоба­но­ву-Ростов­скую, первую фрей­ли­ну Ели­за­ве­ты Федо­ров­ны, почти во всех источ­ни­ках пута­ют с ее кузи­ной Алек­сан­дрой Нико­ла­ев­ной Лоба­но­вой-Ростов­ской. Даже масти­тый англий­ский био­граф Christopher Warwick в сво­ей био­гра­фии ‘Ella. Princess, Saint and Martyr’ пута­ет Люд­ми­лу с Фаф­кой. А соста­ви­те­ли сбор­ни­ка «Вели­кая кня­ги­ня Ели­са­ве­та Фео­до­ров­на и импе­ра­тор Нико­лай II. Доку­мен­ты и мате­ри­а­лы. 1884-1909 гг» неуве­рен­но пишут – то ли Алек­сандра, то ли Мария Нико­ла­ев­на. Нет-с. При­двор­ный Кален­дарь – все­му голо­ва! Там чет­ко про­пи­са­на фрей­ли­на вели­кой кня­ги­ни Ели­за­ве­ты Федо­ров­ны – Люд­ми­ла Гри­го­рьев­на Лоба­но­ва-Ростов­ская. Княж­на Люд­ми­ла Гри­го­рьев­на Лоба­но­ва-Ростов­ская (1860-?).(кстати, весь­ма необыч­но для того вре­ме­ни жен­ское имя Люд­ми­ла в ари­сто­кра­ти­че­ской семье). Един­ствен­ная дочь (по родо­слов­но­му сбор­ни­ку Рум­ме­ля) сре­ди 5 сыно­вей кня­зя Гри­го­рия Алек­се­е­ви­ча Лоба­но­ва-Ростов­ско­го (1820-1873) и Оль­ги Леон­тьев­ны Нефе­дье­вой (1836-1875). Как видим, роди­те­ли ее умер­ли рано. В 1884 г. княж­на Люд­ми­ла была назна­че­на фрей­ли­ной к вели­кой кня­гине и про­бы­ла на сво­ем посту до 1886 года – когда вышла замуж за адъ­ютан­та вели­ко­го кня­зя Сер­гея – Кон­стан­ти­на Баляс­но­го. Это будет пер­вый брак ‘внут­ри дво­ра’ – меж при­двор­ны­ми вели­ко­кня­же­ской пары. Затем обра­зу­ют­ся еще 2 семей­ных при­двор­ных сою­за – о них поз­же…
Есть еще инте­рес­ный момент, каса­е­мый княж­ны Люд­ми­лы – некая Pss L. пода­ри­ла Ели­за­ве­те Федо­ровне на рож­де­ство 1885 года бра­зиль­ский ков­рик с окан­тов­кой из перьев. Этот факт при­во­дит опять же Christopher Warwick в сво­ей био­гра­фии ‘Ella. Princess, Saint and Martyr’ – и сно­ва дела­ет вывод, что это была Фаф­ка – кото­рой в 1885 году при дво­ре и в помине не было. Бра­зиль­ский настен­ный ков­рик Pss L. (то есть княж­на или кня­ги­ня Л.) при­вез­ла из Бра­зи­лии, где побы­ва­ла малень­кой девоч­кой. Рус­ская княж­на в стране диких обезьян?..Запросто. Дело в том, что ее род­ная тет­ка Любовь Алек­се­ев­на была заму­жем за бра­зиль­ским послан­ни­ком в Рос­сии, неким гос­по­ди­ном Рибей­ра да Силь­ва! Вполне воз­мож­но, что ее пле­мян­ни­ца езди­ла с ней в дале­кую Южную Аме­ри­ку. Надо ска­зать, на супру­гах Баляс­ных я застря­ла надол­го – пыта­лась выяс­нить их даль­ней­шую судь­бу. Вро­де бы все про­сто – послуж­ной спи­сок Баляс­но­го нашел­ся лег­ко – а вот судь­ба его жены неиз­вест­на после 1917 года. По край­ней мере, она чис­лит­ся на 1916 г. в Пет­ро­град­ском адрес-кален­да­ре – в то вре­мя как ее муж про­жи­вал в Пол­та­ве, где и умер в декаб­ре 1917 года…Ничего не уда­лось выяс­нить и про детей Баляс­ных – были они у них или нет. О Кон­стан­тине Алек­сан­дро­ви­че я еще рас­ска­жу потом.Интересно, что Кон­стан­тин Баляс­ный – уже оста­вив служ­бу при дво­ре вели­ко­го кня­зя – часто встре­ча­ет­ся на груп­по­вых фото­гра­фи­ях вели­ко­кня­же­ской четы и их сви­ты. А Люд­ми­ла Гри­го­рьев­на – нет.
61.50. Алек­сей Нико­ла­е­вич (1862-1921) 50
кол­леж­ский совет­ник
Жена — Ели­за­ве­та Сте­фа­нов­на (урожд. Рал­ли). Ели­за­ве­та Сте­па­нов­на, кня­ги­ня (26 дек. 1871, Одес­са — 29 июля 1965, Лозан­на, Швей­ца­рия) —
Поме­щи­ки, вла­дев­шие име­ни­ем в Ефре­мов­ском уез­де Туль­ской губер­нии (с. Архан­гель­ское).
Князь А. Н. Лоба­нов-Ростов­ский
62 Иван Нико­ла­е­вич (1866-1941)
63 Борис Нико­ла­е­вич (1867-?)
64 Кон­стан­тин Нико­ла­е­вич (1873-?)
пра­пор­щик, при­зван­ный из запа­са. В кам­па­нии 1916-1917 лет­чик-наблю­да­тель 2го кора­бель­но­го отря­да. Един­ствен­ный наблю­да­тель, кото­ро­му уда­лось в годы Iй миро­вой вой­ны сбро­шен­ной бом­бой пото­пить паро­ход про­тив­ни­ка. В одном из воз­душ­ных боев был ранен. Награж­ден орде­ном Св. Анны 4 ст. с над­пи­сью «За храб­рость». В декаб­ре 1917 назна­чен флаг­ман­ским обер-ауди­то­ром Шта­ба началь­ни­ка Воз­душ­ной диви­зии.
Оль­га Нико­ла­ев­на 1864-
ЭДЖЕР­ТОН (урожд. княж­на Лоба­но­ва-Ростов­ская, в пер­вом бра­ке Кат­ко­ва) Оль­га Нико­ла­ев­на, леди (1863, село Лоба­но­во Ефре­мов­ско­го уез­да Туль­ской губ. – 3 янва­ря 1947, США). Моде­льер, бла­го­тво­ри­тель. В 1895 при­е­ха­ла в Англию (вышла замуж за англи­ча­ни­на сэра Эдви­на Эджер­то­на). В 1919 осно­ва­ла дело «Дом Каре», через год пере­име­но­ван­ное в «Поль Каре». В 1921 пере­ве­ла свой дом в Париж и откры­ла еще фили­а­лы в Кан­нах и Болье-сюр-Мер (деп. При­мор­ские Аль­пы). Сотруд­ни­ча­ла с отде­лом рекла­мы жур­на­ла «Vogue». При­гла­ша­ла на рабо­ту исклю­чи­тель­но рус­ских, помо­гая пере­жить им бре­мя бежен­ства. Дом пре­кра­тил суще­ство­ва­ние в 1929, был пере­име­но­ван в «Эль­мис». Уеха­ла в Англию, затем в Аме­ри­ку. Вла­де­ли­цей ново­го дома ста­ла Гали Баже­но­ва (1929–1932).
АННА НИКО­ЛА­ЕВ­НА,
княж­на, 1865(4)-1922. Муж КРО­ПОТ­КИН НИКО­ЛАЙ АЛЕК­СЕ­Е­ВИЧ 1855-1909.
АЛЕК­САНДРА НИКО­ЛА­ЕВ­НА,
княж­на, 1868-?
НАДЕЖ­ДА НИКО­ЛА­ЕВ­НА,
княж­на, 1870-?
хх.51. МАРИЯ МИХАЙЛОВНА24.10.1851-?
Муж, с 22 янв. 1873, СКА­РЯ­ТИН ВЛА­ДИ­МИР ВЛА­ДИ­МИ­РО­ВИЧ
хх.51. ОЛЬ­ГА МИХАЙ­ЛОВ­НА 23.06.1857-?
Муж, с 22 янв. 1878, ОКО­ЛИ­ЧА­НИ АЛЕК­САНДР
65.52. Алек­сандр Алек­сан­дро­вич (12.12.1850-?)
инже­нер путей сооб­ще­ния.
МАРИЯ АЛЕК­САН­ДРОВ­НА, княж­на
ЕКА­ТЕ­РИ­НА АЛЕК­САН­ДРОВ­НА, княж­на
66.56. Алек­сей Дмит­ри­е­вич (27.09.1852-5.09.1875)
пору­чик л.-гв. Гусар­ско­го пол­ка.
Ж. , с 20 янв. 1874, КОЛЕ­МИ­НА МАРИЯ АЛЕК­САН­ДРОВ­НА 20.05.1850-1938.
68 Павел Дмит­ри­е­вич (25.08.1855-1906)
отстав­ной пол­ков­ник л.-гв. Гусар­ско­го пол­ка, летом 1917 был поса­жен в сычев­скую тюрь­му, из кото­рой под кон­во­ем его отпра­ви­ли в Смо­ленск, даль­ней­шая судь­ба его неиз­вест­на.

XXXII коле­но

484.465 кнж. Вера Ана­то­льев­на (5.02.1885, С.-Петербург, — 27.10.1900), умер­ла в юно­сти

485.465 кн. Алек­сей Ана­то­лье­вич (25.12.1885, С.-Петербург, — 03.1886), умер в мла­ден­че­стве

486.465 кн. Кон­стан­тин Ана­то­лье­вич (20.12.1887, Пекин, — 18.02.1976, Хоув, Сус­секс, Вели­ко­бри­та­ния), офи­цер авиа­ции. В эми­гра­ции в Англии.

1-я жена (брак с 3.02.1916, Воро­неж) Ека­те­ри­на Ива­нов­на Шат­тен­штейн (Schattenstein) (1.04.1892, Воро­неж, — 25.01.1927, Лон­дон)

2-я жена (брак с 3.02.1931, Лон­дон) Violette (Violet Lucy Mary) Le Poer Trench ( 17.07.1893, Лон­дон, — 16.09.1932, Лон­дон), дочь Стю­ар­та Джо­на Le Poer Trench (1855-1919) и Lucy Hickman (1853-1936)

487.465 кн. Андрей Ана­то­лье­вич (5.05.1892, Иоко­га­ма, Япо­ния, — 17.02.1979, Вашинг­тон, США), офи­цер, участ­ник Пер­вой миро­вой вой­ны и Бело­го дви­же­ния, исто­рик, сове­то­лог, про­фес­сор Мичи­ган­ско­го уни­вер­си­те­та. Пору­чик л.-гв. Сапер­но­го пол­ка, вое­вал на Сало­ник­ском фрон­те. Во ВСЮР; вес­ной 1919 при­был в Крым. На май 1920 в Юго­сла­вии (при­был в 1919). В эми­гра­ции во Фран­ции, с 1925 в Англии, затем в США.

1-я жена (брак с 4.09.1927, Лон­дон; разв.) Grace Shaw-Pope (9.02.1900, Лос-Андже­лес, США, — 25.01.1992, Сан-Диего, США), дочь John Dawson Pope и Abbie Esther Shaw

2-я жена (брак с 1956, Анн-Арбор, шт. Мичи­ган, США) Mary Margaret Conkling (4.05.1932-1.01.2018), дочь чикаг­ско­го епи­ско­па Wallace Edmund Conkling и Constance Sowby; в 1-м бра­ке была за William Rothmund Culver

488.467 кн. Федор Гри­го­рье­вич (ум. 11.09.1916)

489.468 кнж. Мария Алек­се­ев­на (29.12.1898, Харь­ков, 15.06.1958, Веве, Швей­ца­рия)

490.468 кн. Нико­лай Алек­се­е­вич (12.06.1905, Кан­ны, Фран­ция, — 23.05.1976, Лозан­на, Швей­ца­рия)

491.471 кн. Нико­лай Ива­но­вич (6.07.1891, Лоба­но­во, — 9.02.1969, Йер, Фран­ция), окон­чил Алек­сан­дров­ский лицей (1910). Чинов­ник МИД. В Воору­жен­ных силах Юга Рос­сии. Эва­ку­и­ро­ван до осе­ни 1920 из Гала­ца на кораб­ле «Прин­цес­са Мария». В эми­гра­ции в Софии. Пред­ста­ви­тель лицей­ско­го объ­еди­не­ния в Бол­га­рии.

492.471 кнж. Оль­га Ива­нов­на (31.05.1892, Лоба­но­во, — ?)

Муж (брак с 20.06.1921, Румы­ния) Косташ Тео­дор Улик (Costache Theodor Ulic) (ум. 23.10.1971, Буха­рест)

493.471 кнж. Анна Ива­нов­на (1894, Лоба­но­во, — ?)

Муж … Лебе­дев, врач

494.471 кн. Борис Ива­но­вич (1894, Лоба­но­во, — 5.10.1903, Самой­ло­во)

495.471 кн. Ники­та Ива­но­вич (7.09.1898, Мел­ло­ла, — 22.08.1921, Париж), окон­чил Паже­ский кор­пус (1917). Пору­чик 17-го дра­гун­ско­го пол­ка. Во ВСЮР; апр. — дек. 1919 в Свод­ном пол­ку Кав­каз­ской кава­ле­рий­ской диви­зии. В эми­гра­ции во Фран­ции. Покон­чил само­убий­ством 22 авгу­ста 1921 в Пари­же.

496.471 кн. Яков Ива­но­вич (29.04.1900, С.-Петербург, — ?)

1-я жена (брак с 24.11.1923, Париж; разв.) Ната­лья фон Дит­мар (14.09.1897- ?)

2-я жена (брак с 18.01.1944, Айн-Бей­да, Алжир) Victoria Taich (21.10.1918, Айн-Бей­да, Алжир, — 12.08.1978, Сен-Жер­мен-ан-Ле, Фран­ция)

497.471 кн. Дмит­рий Ива­но­вич (15.04.1907, Москва, — 1948, Бол­га­рия), в эми­гра­ции в Бол­га­рии, рас­стре­лян боль­ше­ви­ка­ми на мысе Паза­рджик (Бол­га­рия)

Жена (брак с 5.09.1934, Париж) Ири­на Васи­льев­на Выру­бо­ва (15.08.1911, С.-Петербург, — 16.07.1957, Париж, Фран­ция), дочь Васи­лия Васи­лье­ви­ча Выру­бо­ва (1879-1963) и Оль­ги Нико­ла­ев­ны Гала­хо­вой (1888-1921)

498.471 кн. Иван Ива­но­вич (12.03.1911, Цар­ское Село, — ?)

499.482 кн. Андрей Алек­се­е­вич (16.03.1875- 06.1875), умер в мла­ден­че­стве

Федор Гри­го­рье­вич (1909)
в 1909 под­по­ру­чик поле­во­го сапер­но­го бата­льо­на [Общ.сп.офиц. на 1909. См. раз­дел Биб­лио­те­ка>]
хх.59. ВЕРА 1885-1900,
хх.59. АЛЕК­СЕЙ 1885-1886,
69 Кон­стан­тин Ана­то­лье­вич (1887, Пекин — 18.2.1976, Сус­секс)
Ж. 1) (Воро­неж, 3.2.1916) Ката­ри­на Стайн (1.4.1892, Воро­неж — 25.1.1927, Лон­дон ); 2) (Лон­дон, 3.2.1931) Violette Le Poer Trench ( 17.7.1893, Лон­дон — 16.9.1932, Лон­дон) 59
70 Андрей Ана­то­лье­вич (1892, Иоко­га­ма — 17.2.1979, Вашинг­тон)
Пору­чик лейб-гв. Сапер­но­го пол­ка, вое­вал на Сало­ник­ском фрон­те. В Воору­жен­ных силах Юга Рос­сии, вес­ной 1919 при­был в Крым. На май 1920 в Юго­сла­вии (при­был в 1919). В эми­гра­ции.
Андрей Ана­то­лье­вич, князь (5 мая 1892, Иоко­га­ма, Япо­ния – 17 фев­ра­ля 1979, Вашинг­тон). Капи­тан лейб-гвар­дии Сапер­но­го бата­льо­на, исто­рик, восто­ко­вед, поли­то­лог. Окон­чил лицей в Ниц­це. В 1913 вер­нул­ся в Рос­сию. Учил­ся в Импе­ра­тор­ском учи­ли­ще пра­во­ве­де­ния. Участ­ник миро­вой вой­ны: сра­жал­ся в Рос­сии, в Рус­ском отря­де в Маке­до­нии, затем в Рус­ском леги­оне во Фран­ции. Вер­нул­ся в Рос­сию для вступ­ле­ния в Доб­ро­воль­че­скую армию. Эва­ку­и­ро­вал­ся в Кон­стан­ти­но­поль, затем пере­ехал во Фран­цию. С 1922 учил­ся в Шко­ле поли­ти­че­ских наук в Пари­же и слу­жил в стра­хо­вом обще­стве «La Providence». В 1925 пере­ехал в Англию. Това­рищ пред­се­да­те­ля Сою­за про­мыш­лен­но­сти и тор­гов­ли в Лон­доне. Вхо­дил в состав сове­та Рос­сий­ско­го тор­го­во-про­мыш­лен­но­го и финан­со­во­го сою­за в Пари­же (1931). В 1932 уехал в США. Пре­по­да­вал в Кали­фор­ний­ском уни­вер­си­те­те. Читал лек­ции по рус­ской исто­рии и рус­ской куль­ту­ре во мно­гих горо­дах США. Почет­ный про­фес­сор Мичи­ган­ско­го уни­вер­си­те­та. Автор более 40 исто­ри­че­ских тру­дов, в том чис­ле о вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях Рос­сии со стра­на­ми Восто­ка.
Ж. 1) (Лон­дон, 4.9.1927 (разв.)) Grace Shaw-Pope (род. Лос Андже­лес, 9.2.1900); 2) (Анн Арбор, 1956) Mary Margaret Conkling, дочь чикаг­ско­го епи­ско­па
70а Вера Ана­то­льев­на (1885-1900)
70б Алек­сей Ана­то­лье­вич (1885-1886)
71 Фёдор Гри­го­рье­вич (?-1916) 60
Нико­лай Алек­се­е­вич ( 31 мая/12июня 1905, Кан­ны, Фран­ция — 23 мая 1976, Лозан­на, Швей­ца­рия)
— Юрист. Похо­ро­нен на клад­би­ще в г. Веве.
72 Нико­лай Ива­но­вич (1891-?) 62
73 Ники­та Ива­но­вич (1898—1921.08.22)
Паже­ский кор­пус 1917. Пору­чик 17-го дра­гун­ско­го пол­ка. В Воору­жен­ных силах Юга Рос­сии, апр. — 1919.12. в Свод­ном пол­ку Кав­каз­ской кава­ле­рий­ской диви­зии. В эми­гра­ции во Фран­ции. Покон­чил само­убий­ством 1921.08.22 в Пари­же. Отец Иван Нико­ла­е­вич (1866-1941, член Сове­та помо­щи Доб­ро­воль­че­ской армии) бра­тья Нико­лай (р. 1891, чинов­ник МИД, в эми­гра­ции в Бол­га­рии) Яков, р. 1900, Дмит­рий, р. 1907, Иван, р. 1911
74 Яков Ива­но­вич (1900-?)
75 Дмит­рий Ива­но­вич (1907-1948)
Рас­стре­лян на мысе Паза­рджик
Ж. Ири­на Васи­льев­на Выру­бо­ва (1911-1957)
76 Иван Ива­но­вич (1911-?)
хх.66. АНДРЕЙ АЛЕК­СЕ­Е­ВИЧ 16.03.1875-6.1875

XXXIII коле­но

500.486(от 1) кн. Андрей Кон­стан­ти­но­вич (31.03.1917, Харь­ков, — 13.12.2013, Глаз­го, Шот­лан­дия), свя­щен­ник Англи­кан­ской церк­ви, окон­чил Окс­форд­ский уни­вер­си­тет (мастер искусств), член «Линг­ви­сти­че­ско­го инсти­ту­та».

Жена (брак с 19.06.1948, Лон­дон) Мил­б­ру Люд­ми­ла Уол­кер (Ludmilla (Milbrough) Walker) (род. 13.07.1925, Бир­мин­гем, Вели­ко­бри­та­ния), дочь Уилья­ма Уол­ке­ра (William Walker) и его жены Мил­ли, урож­ден­ной Пау­элл (Millie Powell)

501.486(от 2) кн. Иван (John Lobanov-Rostovsky) (род. 15.09.1932, Лон­дон), выпуск­ник Кэм­бридж­ско­го уни­вер­си­те­та

1-я жена (брак с 22.01.1956, Лон­дон; разв.) Рок­са­на Биби­ка-Розет­ти (Roxane Bibesco-Rosetti) (род. 3.10.1932, Афи­ны, Гре­ция), дочь Рау­ля Биби­ка-Розет­ти (Raoul Bibica-Rosetti) (1893-1967) и Доро­ти Эктон (Dorothy Acton) (1893- ?), доче­ри Еле­ны Ризо-Ран­га­бе (1872-1960) и Энри­ко Акто­на (1858-1928); тро­ю­род­ная пле­мян­ни­ца мужа (по линии рода Ризо-Ран­га­бе)

2-я жена (брак с 31.01.1980, Лон­дон) Пат­ри­сия Скит­мор (Patricia Skitmore) (род. 19.08.1935, Лон­дон), дочь Фре­де­ри­ка Скит­мор и его жены Винифред, урож­ден­ной Джон­сон.

502.487(от 1) кн. Игорь (Igor Lobanov-Rostovsky) (род. 2.03.1929, Лон­дон)

1-я жена (брак с 23.12.1952, Анн-Арбор, шт. Мичи­ган, США; разв.) Нэн­си Сторм (Nancy Storm) (род. 21.01.1933, Чика­го, США), дочь Кол­то­на Стор­ма (Colton Storm) и Мэй­бл Мак­Гл­э­ша (Mabel MacGlasha)

2-я жена (брак с 9.07.1962, Феникс, шт. Ари­зо­на, США; разв. 1968) Лойс Мэри Эмер­сон (Lois Mary Amerson) (род. 16.12.1925, Лан­синг, шт. Мичи­ган, США), дочь Мир­ла Е. Невар­ка Эмер­со­на (Myrl E. Newark Amerson) и его жены Сары Жанет­ты, урож­ден­ной Сто­ун (Sara Jeannette Stone)

3-я жена (брак с 25.02.1989, Сан-Диего) Кар­мен Силь­вия Валь­ди­вье­со (Carmen Silva Valdivieso) (род. 14.11.1943, Каша­бам­ба, Боли­вия), дочь Хосе Валь­ди­вье­со и его жены Кле­мен­сии, урож­ден­ной Урк­ви­ди

503.487(от 1) кн. Олег (Oleg Lobanov-Rostovsky) (род. 12.06.1934, Сан-Фран­цис­ко, США), бака­лавр искусств (Мичи­ган­ский ун-тет).

1-я жена (брак с 11.04.1959, Анн-Арбор, шт. Мичи­ган, США; разв.) Берк­ли Е. Блэш­фильд (Berkeley Blashfield) (род. 27.01.1936, Анн-Арбор), дочь Аль­бер­та Блэ­швиль­да (Albert Blashfield) и Глэ­дис Рай­дер (Gladys Ryder)

2-я жена (брак с 8.09.1979, Вашинг­тон, США) Сью­зан Мария Уотерс (Susan Marie Waters) (род. 20.04.1952, Вашинг­тон), дочь Рай­мон­да Уотер­са

504.487(от 1) кн. Борис (Boris Lobanov-Rostovsky) ( .09.1938, Лос-Андже­лес, США, — .04.1940, там же), умер ребен­ком

505.487(от 2) кнж. Мари­на (Marina Lobanova-Rostovskaya) (род. 1.02.1959, Анн-Арбор, шт. Мичи­ган, США)

Муж Roger Gladstone

506.487(от 2) кн. Сер­гей (Serge Lobanov-Rostovsky) (род. 7.09.1960)

Жена Amy Beth Blumenthal (30.12.1955-27.05.2017), дочь Paul и Frances Blumenthal

507.496(от 2) кн. Ив (Yves Lobanov-Rostovsky) (30.08.1941, Айн-Бей­да, Алжир, — 8.12.2014, Кла­мар, Фран­ция)

Жена (брак с 11.07.1964, Бужи­валь, Фран­ция) Али­на Тушов­ска (Aline Tuchowska) (род. 13.09.1931, Лион, Фран­ция), дочь Вац­ла­ва Тушов­ски и его жены N, урож­ден­ной Поде­жав­ка (Podezawka)

508.496(от 2) кнж. Жаклин (Jacqueline Lobanova-Rostovskaya) (род. 13.08.1945, Сиди-Бел-Аббэ, Алжир)

Муж (брак с 17.09.1966, Бужи­валь, Фран­ция) Анник-Жер­мен («Янник») Легран (Yannick Legrain) (род. 19.03.1938, Рюгл, Фран­ция), сын Андрэ Эдмон­да Луи Легран и его жены Жер­мен Огю­стин, урож­ден­ной Лерой. В бра­ке одна дочь София (Эмма Вик­то­рия Жер­мен) Легран (род. 5.02.1967, Рюэль-Мальм­э­зон, Фран­ция), заму­жем (брак с 9.09.1989, Нант, Фран­ция) за Сте­фа­ном (Алан Мария) Рико (Ricaud) (род. 3.05.1967, Нант, Фран­ция), есть вну­ки.

509.496(от 2) кн. Жорж (Georges Lobanov-Rostovsky) (род. 20.01.1957, Париж)

Жена (брак граж­дан­ский) Эве­лин Габье (Eveline Gabier) (род. 3.12.1957, Париж), дочь Жера­ра Габье и его жены Пау­ле­ты, урож­ден­ной Аврил

510.497 кн. Ники­та Дмит­ри­е­вич (Nikita Lobanov-Rostovsky) (род. 6.01.1935, София, Бол­га­рия), пред­при­ни­ма­тель, кол­лек­ци­о­нер теат­раль­ной живо­пи­си, осно­ва­тель музея Лоба­но­вых-Ростов­ских в Филях, автор несколь­ких науч­ных работ, ино­стран­ный член Комис­сии по пра­вам чело­ве­ка и Рос­сий­ско­го куль­тур­но­го фон­да, почет­ный член Обще­ства кол­лек­ци­о­не­ров в Москве, совет­ник аук­ци­он­но­го дома Сот­би, дирек­тор «Ассо­ци­а­ции теат­раль­но­го музея» в Лон­доне и пожиз­нен­ный член Сою­за бла­го­тво­ри­те­лей музея «Мет­ро­по­ли­тен» в Нью-Йор­ке. В 1953 эми­гри­ро­вал в Париж с помо­щью дяди Нико­лая Выру­бо­ва. В 1958 г. закон­чил Окс­форд­ский уни­вер­си­тет в Англии, полу­чив сте­пень бака­лав­ра и маги­стра гео­ло­гии, про­дол­жил обра­зо­ва­ние в США, где в 1960 г. в Колум­бий­ском уни­вер­си­те­те в Нью-Йор­ке полу­чил сте­пень маги­стра эко­но­ми­че­ской гео­ло­гии, а в 1962 г. в Нью-Иорк­ском уни­вер­си­те­те — сте­пень маги­стра бан­ков­ско­го уче­та. В 1991 аме­ри­кан­ский граж­да­нин, живет в Лон­доне. детей нет.

— сын Дмит­рия Ива­но­ви­ча Лоба­но­ва-Ростов­ско­го и Ири­ны Васи­льев­ны Выру­бо­вой.
Род­ные по линии его мате­ри — Ири­ны Васи­льев­ны Выру­бо­вой, после рево­лю­ции 1917 года обос­но­ва­лись в Пари­же. Его дед — князь Иван Нико­ла­е­вич (1866-1947) с сыно­вья­ми неле­галь­но выехал из Совет­ской Рос­сии в 1919 году. Иван Нико­ла­е­вич выбрал для про­жи­ва­ния Софию — сто­ли­цу Бол­га­рии, так как Бол­га­рия в боль­шей сте­пе­ни, чем дру­гие стра­ны восточ­ной Евро­пы того вре­ме­ни (Румы­ния, Поль­ша), бла­го­во­ли­ла к бежен­цам из Рос­сии.
Кн. Ники­та Дмит­ри­е­вич Лоба­нов-Ростов­ский родил­ся 6 янва­ря 1935 года в сто­ли­це Бол­га­рии горо­де София. В силу объ­ек­тив­ных обсто­я­тельств юный князь учил­ся сна­ча­ла в рус­ской шко­ле, потом в немец­кой (когда нача­лась немец­кая окку­па­ция Бол­га­рии), после вой­ны во фран­цуз­ской и бол­гар­ской шко­лах.
В 1946 году отец, мама и юный Ники­та попы­та­лись неле­галь­но пере­сечь гра­ни­цу Бол­га­рии, нахо­див­шу­ю­ся теперь в зоне окку­па­ции СССР, на гре­че­скую тер­ри­то­рию. Его отцу пред­ла­га­ли совет­ское граж­дан­ство, но он отка­зал­ся от него, веро­ят­но зная об уча­сти мно­гих вер­нув­ших­ся в СССР. Одна­ко пере­ход гра­ни­цы ока­зал­ся неуда­чен: погра­нич­ни­ки их задер­жа­ли и водво­ри­ли всю семью в воен­ную тюрь­му.
В тюрь­ме один­на­дца­ти­лет­ний Ники­та сидел отдель­но от роди­те­лей и испы­ты­вал все тяго­ты тюрем­ной жиз­ни в оди­ноч­ку. От недо­еда­ния Ники­та забо­лел и его пере­ве­ли в уго­лов­ную тюрь­му — Софий­скую Цен­траль­ную — где кор­ми­ли два раза в день, плюс утрен­ний чай из липы, ока­зы­ва­ли ста­ци­о­нар­ную меди­цин­скую помощь. В тюрь­ме он про­вел год. Спу­стя шесть меся­цев выпу­сти­ли его маму. Еще поз­же осво­бо­ди­ли отца, и семья посе­ли­лась у сво­их зна­ко­мых. Одна­ко уже в 1948 году отец бес­след­но исчез, и лишь в 1992 году сын узнал, что отца рас­стре­ля­ли 13 октяб­ря 1948 года в лаге­ре смерт­ни­ков.
По сове­ту зна­ко­мо­го вра­ча Ники­та начал зани­мать­ся пла­ва­ни­ем. В резуль­та­те этих заня­тий в 1951 году он стал чем­пи­о­ном Бол­га­рии сре­ди юно­шей на дистан­ци­ях 100 и 200 мет­ров с сти­ле брас. Юно­ша был не толь­ко окры­лен успе­хом, но так­же усво­ил на всю жизнь урок: толь­ко настой­чи­вость в дости­же­нии цели и посто­ян­ная рабо­та над собой и в опре­де­лен­ном для себя направ­ле­нии поз­во­ля­ет добить­ся успе­ха. В сен­тяб­ре 1953 года мате­ри с сыном, бла­го­да­ря помо­щи род­ствен­ни­ков по мате­рин­ской линии и их дру­зей во фран­цуз­ском посоль­стве в Софии, уда­лось выехать из Бол­га­рии в Париж.
С 1953 года начи­на­ет­ся новый пери­од в жиз­ни Ники­ты.
К сожа­ле­нию, не про­шло и трех лет в сво­бод­ной Фран­ции, как мама Ники­ты — Ири­на Васи­льев­на Выру­бо­ва скончалась(1956). Еще при жиз­ни мамы Ники­та пере­ехал в Англию с тем, что­бы гото­вит­ся к поступ­ле­нию в Окс­форд­ский уни­вер­си­тет на гео­ло­ги­че­ский факуль­тет, озна­ко­мить­ся с тра­ди­ци­я­ми и куль­ту­рой англи­чан. Здесь в 1954 году он впер­вые воочию уви­дел шедев­ры живо­пи­си, попав в Лон­доне на выстав­ку, посвя­щен­ную «Сезо­нам рус­ско­го бале­та» Сер­гея Дяги­ле­ва. Имен­но в этот момент у него появ­ля­ет­ся и оформ­ля­ет­ся страст­ное жела­ние занять­ся кол­лек­ци­о­ни­ро­ва­ни­ем рус­ской живо­пи­си.
В 1958 году он успеш­но окон­чил Окс­форд­ский уни­вер­си­тет, и пере­ехал, для про­дол­же­ния обра­зо­ва­ния в США. В сен­тяб­ре того же года посту­пил на гео­ло­ги­че­ский факуль­тет Колум­бий­ско­го уни­вер­си­те­та в Нью-Йор­ке со спе­ци­а­ли­за­ци­ей: эко­но­ми­че­ская гео­ло­гия (гео­ло­гия раз­ра­бот­ки руд­ных место­рож­де­ний), в 1960 г. — полу­чил сте­пень маги­стра. Посту­пив на служ­бу в част­ный банк «Лоуб Роудс», зани­мал­ся раз­вед­кой неф­ти в Пата­го­нии (Арген­ти­на) и изу­че­ни­ем испан­ско­го язы­ка. Поз­же — поис­ка­ми рту­ти в Туни­се и на Аляс­ке, нике­ля в Вене­су­э­ле, желе­за (ити­ба­ри­та) в Либе­рии, рабо­тал на алмаз­ных раз­ра­бот­ках в пустыне Кала­ха­ри в Южной Афри­ке.
Вер­нув­шись в Нью-Йорк и полу­чив рабо­ту в бан­ке «Кеми­кал Банк» (ныне «Мор­ган Чейс Банк»), он посту­пил на вечер­ний факуль­тет Нью-Йорк­ско­го уни­вер­си­те­та изу­чать бан­ков­ское дело. В 1962 г. полу­чил сте­пень маги­стра бан­ков­ско­го уче­та. В этом же году Ники­та Дмит­ри­е­вич женил­ся на фран­цу­жен­ке Нине Жорж-Пико. Нина была доче­рью фран­цуз­ско­го послан­ни­ка в ООН, а затем заме­сти­те­лем ген­се­ка ООН, ранее (в 1930 году) являв­ше­го­ся вто­рым сек­ре­та­рем во фран­цуз­ском посоль­стве в Москве.
Вме­сте с женой он начал зани­мать­ся кол­лек­ци­о­ни­ро­ва­ни­ем про­из­ве­де­ний теат­раль­но-деко­ра­ци­он­но­го искус­ства рус­ских худож­ни­ков пер­вой поло­ви­ны 20 века. Ники­та Дмит­ри­е­вич все­гда желал посе­тить роди­ну пред­ков. Такая воз­мож­ность впер­вые пред­ста­ви­лась в 1970 году, когда ему уже испол­ни­лось 35 лет. Он при­е­хал в Моск­ву вме­сте с супру­гой по при­гла­ше­нию Цен­траль­но­го госу­дар­ствен­но­го архи­ва лите­ра­ту­ры и искус­ства (ЦГА­ЛИ), куда он пере­дал архив Сер­гея Судей­ки­на, и при содей­ствии ЦГА­ЛИ был пред­став­лен веду­щим кол­лек­ци­о­не­рам Моск­вы, Ленин­гра­да и Кие­ва.
С 1974 года он посе­ща­ет СССР посто­ян­но, при­ез­жая по делам «Уэлсс Фар­го Банк», где слу­жил заве­ду­ю­щим отде­лом по Евро­пе, Афри­ке и Ближ­не­му Восто­ку в долж­но­сти вице-пре­зи­ден­та, а затем и по делам южно-афри­кан­ской алмаз­ной моно­по­лии «Де Бирс», совет­ни­ком кото­рой он являл­ся с 1987 по 1997, встре­ча­ясь с выс­ши­ми госу­дар­ствен­ны­ми чинов­ни­ка­ми стра­ны.
В целом же свою жизнь в 1970-80 гг. про­шло­го века Ники­та Дмит­ри­е­вич харак­те­ри­зо­вал как жизнь в бук­валь­ном смыс­ле «на коле­сах и само­лет­ных кры­льях». Глав­ные состав­ля­ю­щие его жиз­ни в этот пери­од: аэро­порт, взлет, посад­ка, авто­мо­биль, гости­ни­ца и пере­го­во­ры об усло­ви­ях и гаран­ти­ях зай­мов. Аби­джан, Анка­ра, Москва, Бей­рут, Кабул, Тунис, Париж, Лон­дон, Мад­рид и назад через оке­ан в Сан-Фран­цис­ко США за аме­ри­кан­ски­ми дол­ла­ра­ми, кото­рые он как пред­ста­ви­тель бан­ка давал в рост раз­ным пра­ви­тель­ствам и на раз­ных кон­ти­нен­тах.
К это­му вре­ме­ни Н. Д. Лоба­нов-Ростов­ский ста­но­вит­ся серьез­ным кол­лек­ци­о­не­ром, зна­ю­щим боль­шин­ство рус­ских худож­ни­ков по обе сто­ро­ны Атлан­ти­ки. Это поз­во­ля­ет ему стать совет­ни­ком аук­ци­он­но­го дома «Кри­стис», а затем — «Сот­бис», кото­рый каж­дые 2-3 года оце­ни­ва­ет его уни­каль­ную и бога­тую кол­лек­цию. Он явля­ет­ся чле­ном сове­та дирек­то­ров «Ассо­ци­а­ции теат­раль­но­го музея» в Лон­доне и пожиз­нен­ным чле­ном Сою­за бла­го­тво­ри­те­лей музея «Мет­ро­по­ли­тен» в Нью-Йор­ке.
Изу­чая живо­пись, он понял, что, преж­де все­го, необ­хо­ди­мо хоро­шо раз­би­рать­ся в искус­стве и обла­дать хоро­шим врож­ден­ным и раз­ви­тым вку­сом.
Пер­вые десять лет сво­е­го увле­че­ния рус­ским искус­ством Ники­та Дмит­ри­е­вич накап­ли­вал све­де­ния, инфор­ма­цию по теме, что­бы иметь воз­мож­ность делать соб­ствен­ные умо­за­клю­че­ния о тех или иных про­из­ве­де­ни­ях искус­ства, о спо­со­бах их при­об­ре­те­ния, ката­ло­ги­за­ции, хра­не­ния. После пере­ез­да на уче­бу в Нью-Йорк в 1958 году, он про­дол­жал парал­лель­но с уче­бой зани­мать­ся выбран­ным направ­ле­ни­ем искус­ства, искал и встре­чал людей, кото­рые рабо­та­ли с Дяги­ле­вым или зна­ли его. Запи­сы­вал всю инфор­ма­цию, вклю­чая сюда и то, кто с кем состо­ит в род­стве и, что у кого сохра­ни­лось в мире рус­ских худож­ни­ков и арти­стов.
Спе­ци­фи­ка про­фес­си­о­наль­ной дея­тель­но­сти поз­во­ля­ла нала­жи­вать кон­так­ты и изу­чать выбран­ное направ­ле­ние живо­пи­си в дру­гих стра­нах, преж­де все­го евро­пей­ских, где обос­но­ва­лись мно­гие выехав­шие из Рос­сии худож­ни­ки. Он орга­нич­но сов­ме­щал свои дело­вые обя­зан­но­сти с поис­ком, в сво­бод­ное вре­мя, раз­бро­сан­ных по Евро­пе рос­сий­ских худож­ни­ков-эми­гран­тов, или их род­ствен­ни­ков, либо вооб­ще людей, что-либо знав­ших о таких худож­ни­ках в инте­ре­су­ю­щем кня­зя направ­ле­нии искус­ства. В резуль­та­те этих целе­на­прав­лен­ных и настой­чи­вых поис­ков, нако­пил­ся опре­де­лен­ный мате­ри­ал по избран­ной теме, кото­рый был оформ­лен в спра­воч­ник теат­раль­ных худож­ни­ков «Кто есть кто и где?» (некая Малая энцик­ло­пе­дия оте­че­ствен­ных живо­пис­цев, рабо­та­ю­щих для сце­ны) — это пер­вое; а вто­рое то, что имен­но бла­го­да­ря этой сво­ей заме­ча­тель­ной актив­но­сти, а так­же помо­щи и под­держ­ке супру­ги он собрал до 1980 года почти 70% сво­ей кол­лек­ции, кото­рая сего­дня счи­та­ет­ся круп­ней­шим в мире част­ным собра­ни­ем рус­ско­го теат­раль­но-деко­ра­тив­но­го искус­ства, вклю­чая 1100 работ око­ло 150 худож­ни­ков.
Кол­лек­ция Лоба­но­вых-Ростов­ских охва­ты­ва­ет пять­де­сят лет теат­раль­но­го оформ­ле­ния с осо­бым акцен­том на пери­о­де 1905-1925 гг. В ней широ­ко пред­став­ле­ны Лев Бакст, Алек­сандр Бенуа, Ната­лья Гон­ча­ро­ва, Кон­стан­тин Коро­вин, Миха­ил Лари­о­нов и др. По отзы­вам спе­ци­а­ли­стов, домаш­ний музей Лоба­но­вых-Ростов­ских не име­ет себе рав­ных и как собра­ние работ вели­ко­леп­ных масте­ров, и как систе­ма­ти­че­ски подо­бран­ное науч­но доку­мен­ти­ро­ван­ное целое.
Кол­лек­ция пред­став­ля­ет собой в неко­то­ром смыс­ле сокро­вищ­ни­цу куль­тур­ных цен­но­стей, кото­рые мог­ли быть обре­че­ны на раз­ру­ше­ние. Бла­го­да­ря уси­ли­ям Лоба­но­ва-Ростов­ско­го мно­же­ство имен и худо­же­ствен­ных откры­тий было спа­се­но от забве­ния и зани­ма­ет теперь свои закон­ные места в исто­рии рус­ской куль­ту­ры.
Начи­ная с 1964 года, Кол­лек­ция весь­ма регу­ляр­но выстав­ля­лась в США и Кана­де, а с 1982 года в Москве и затем в Запад­ной Евро­пе. Послед­няя круп­ная выстав­ка состо­я­лась в 1998 году в Йока­га­ме (Япо­ния). Неко­то­рые рабо­ты из кол­лек­ции по ини­ци­а­ти­ве Ники­ты Дмит­ри­е­ви­ча уже пере­би­ра­ют­ся на Роди­ну, в Моск­ву.
2-го сен­тяб­ря 2001 года, поста­нов­ле­ни­ем Пра­ви­тель­ства Моск­вы, в «Горо­де масте­ров» на тер­ри­то­рии Пар­ка куль­ту­ры и отды­ха «Фили» открыл­ся Дом-музей кня­зей Лоба­но­вых-Ростов­ских. Зада­ча музея — пока­зать исто­рию Рос­сий­ско­го госу­дар­ства через жизнь и дея­тель­ность рода кня­зей Лоба­но­вых-Ростов­ских.
Ники­та Дмит­ри­е­вич был назна­чен вне­штат­ным хра­ни­те­лем дома-музея, с усло­ви­ем, что он будет рабо­тать здесь, встре­чать гостей и про­жи­вать во вре­мя сво­их визи­тов в сто­ли­цу Рос­сии.
Ники­та Дмит­ри­е­вич актив­но зани­ма­ет­ся обще­ствен­ной дея­тель­но­стью. Он явля­ет­ся пожиз­нен­ным чле­ном Сою­за бла­го­тво­ри­те­лей Музея «Мет­ро­по­ли­тен» в Нью-Йор­ке, чле­ном Бюро «Фон­да Кирил­ла и Мефо­дия» в Софии, чле­ном прав­ле­ния «Инсти­ту­та совре­мен­ной рус­ской куль­ту­ры» в Лос-Андже­ле­се (Кали­фор­ния), чле­ном «Ассо­ци­а­ции аме­ри­кан­ских уче­ных рус­ско­го про­ис­хож­де­ния» в Нью-Йор­ке, чле­ном сове­та дирек­то­ров «Меж­ду­на­род­но­го фон­да искус­ства и про­све­ще­ния» в Вашинг­тоне, чле­ном «Обще­ства кол­лек­ци­о­не­ров» в Москве, ака­де­ми­ком «Меж­ду­на­род­ной инфор­ма­ци­он­ной ака­де­мии» при ООН в Жене­ве, попе­чи­те­лем Рус­ско­го камер­но­го оркест­ра в Лон­доне, чле­ном коми­те­та «Рус­ско­го Сла­вян­ско­го Искус­ства» в Москве, и чле­ном попе­чи­тель­но­го сове­та «Фонд мило­сер­дия име­ни Анны Пав­ло­вой» в Москве, пред­се­да­те­лем сове­та «Рус­ско­языч­ной общи­ны в Объ­еди­нен­ном Коро­лев­стве» в Лон­доне и пер­вым заме­сти­те­лем пред­се­да­те­ля пре­зи­ди­у­ма «Меж­ду­на­род­но­го сове­та рос­сий­ских сооте­че­ствен­ни­ков» в Москве. В 2003 году ему при­сво­е­но зва­ние Почет­но­го док­то­ра Санкт-Петер­бург­ской Ака­де­мии худо­жеств.
Н. Д. Лоба­нов — член Аме­ри­кан­ской ассо­ци­а­ции гео­ло­гов-неф­тя­ни­ков и Аме­ри­кан­ско­го инсти­ту­та инже­не­ров гор­но­до­бы­ва­ю­щей, метал­лур­ги­че­ской и неф­тя­ной про­мыш­лен­но­сти.
Н. Д. Лоба­нов — автор ряда науч­ных работ, сре­ди кото­рых сле­ду­ет отме­тить кни­ги «Рус­ские худож­ни­ки и театр» (1969), «Финан­си­ро­ва­ние тор­гов­ли» (1980) и «Бан­ков­ское дело» (1982). Его имя вне­се­но в био­гра­фи­че­ские спра­воч­ни­ки «Кто есть кто в мире» (1982-1983), «Кто есть кто в бан­ков­ском и финан­со­вом деле на Ближ­нем Восто­ке» (1982) и в «Био­гра­фи­че­ский сло­варь Совет­ско­го Сою­за 1917-1988» (1989).
http://​www​.russika​.ru/​l​o​b​a​n​ov/
1-я жена (брак с 20.09.1962, Париж) Нина Лео­на Жорж-Пико (Nine Léone Georges-Picot) (род. 19.03.1937, Париж), дочь Гий­о­ма Жорж-Пико и его жены Нади, урож­ден­ной Бис­ке

2-я жена (брак с 2001) Джун Мар­шам-Таун­зенд (June Marsham-Townshend) (род. 30.06.1942), дочь капи­та­на Thomas Marsham-Townshend (1915-1944) и Averil Innes Loyd. В 1-м бра­ке была заму­жем (с 18.06.1962) за Bryan Montagu Norman, от него дочь Emily Kate Norman (род. 1975). Во 2-м бра­ке (с 1980, разв. в 1998) за баро­не­том Ian Niall Rankin (род. 19.12.1932), от него сын Lachlan John Rankin (род. 1980). В 3-м бра­ке (с 2001) за кня­зем Ники­той Лоба­но­вым-Ростов­ским.

XXXIV коле­но

.500 кн. Orlando Mark Lobanov-Rostovsky (род. 10.11.1954, Нико­сия, Кипр), бака­лавр искусств (Дурам­ский уни­вер­си­тет).

Жена (брак с 9.06.1995, Глаз­го, Шот­лан­дия, Вели­ко­бри­та­ния) Дон­на Мк Лар­ти (Donna McLarty) (род. 15.11.1957, Аир, Шот­лан­дия), дочь Ричар­да Кирк­лан­да МкЛар­ти и его жены Грейс, урож­ден­ной Белл.

512.501(от 1) кн. Павел Ива­но­вич (Paul Lobanov-Rostovsky) (род. 23.10.1956, Брай­тон, Вели­ко­бри­та­ния)

1-я жена (брак с 23.04.1983, Кук­филд, гр. Сус­секс, Вели­ко­бри­та­ния) Аман­да Хан­тер (Amanda Hunter) (25.06.1956, Лон­дон, — 23.04.1992, Лон­дон), дочь Коли­на Хан­те­ра и его жены Анны Доро­теи, урож­ден­ной N.

2-я жена (брак с 2.02.1993, Фул­хам, Вели­ко­бри­та­ния) Ванес­са Смит (Vanessa Smith) (род. 22.12.1958, Ава­ли, Бах­рейн), дочь Лью­и­са Джор­джа Сми­та и его жены Пат­ри­сии Мери, урож­ден­ной Тар­ри

513.501(от 1) кн. Дмит­рий Ива­но­вич (Dmitri Lobanov-Rostovsky) (род. 14.09.1962, Хоув, Сус­секс)

Жена (брак с 4.07.1992, Рот­тер­дам, Нидер­лан­ды) Мари­на Юрьев­на Вла­ди­ми­ро­ва (Marina Cecilia Wladimiroff) (род. 26.04.1966, Гаа­га, Нидер­лан­ды), дочь пре­по­да­ва­те­ля Юрия Михай­ло­ви­ча Вла­ди­ми­ро­ва (Juriy Wybe Michailovitch Wladimiroff) и его жены Рим­мер Гили­ан (Gillian Mary Rimmer), урож­ден­ной Рам­сей (Ramsey).

514.501(от 1) кнж. Еле­на Ива­нов­на (Helena Lobanova-Rostovskaya) (7.09.1964, Хоув, Сус­секс, — 11.06.2007)

Муж (брак с 2005) John R. Le Seelleur

515.502(от 1) кнж. Эли­за (Elise Lobanova-Rostovskaya) (21.05.1956, Кор­пус Кри­сти, шт. Техас, США, — 6.08.1994, Сан-Диего, США)

1-й муж (брак с 21.11.1975, Чула Вай­ста, шт. Кали­фор­ния, США; разв. 1976) Кейт Брай­ен Петер­сон (Keith Brian Peterson) (род. 7.02.1956, Окланд, шт. Кали­фор­ния, США), сын Рай­мон­да Петер­со­на и его жены Еле­ны, урож­ден­ной Пейн

2-й муж (брак с 28.11.1980, Лас-Вегас, шт. Нева­да, США; разв. 2.07.1992) Лар­ри Хагес (Larry Hughes) (род. 29.03.1954, Сан-Диего, шт. Кали­фор­ния, США), сын Робер­та Хаге­са и его жены Пау­ли­ны, урож­денн­ной N. У них 2 детей: Кри­сти­на Эли­за Хагес (род. 25.05.1982, Сан-Диего) и Брай­ен Джеймс Хагес (род. 22.12.1988, Порт­ланд, шт. Оре­гон, США).

516.502(от 1) кнж. Чанд­ра (Chandra Lobanova-Rostovskaya) (род. 26.09.1957, Кор­пус-Кри­сти, шт. Техас, США)

1-й муж (брак с 30.09.1977, Сан-Диего; разв.) Роберт Эдвард Гар­ри­сон (Robert Edward Garrison) (род. 30.08.1956, Шула Виста, шт. Кали­фор­ния, США), сын Робер­та Эже­на Гар­ри­со­на и его жены Кей Лорен, урож­ден­ной Меттьюс

2-й муж (брак с 24.02.1996, Сан-Диего) Тер­ри Скотт Манц (Terry Scott Manz) (род. 15.06.1957, Сан-Диего, шт. Кали­фор­ния, США), сын Яко­ба Ман­ца и его жены Гвен­до­лин, урож­ден­ной Девис

517.503(от 1) кн. Кри­сто­фер (Christopher Lobanov-Rostovsky) (род. 4.12.1961, Колум­бус, шт. Огайо, США)

Жена (брак с 8.09.1993, Арру­да, шт. Коло­ра­до, США) Ани­та Кей Маг­ну­сон (Anita Kay Magnuson) (род. 1.10.1962, Роче­стер, шт. Минес­со­та, США), дочь Ричар­да Оска­ра Маг­ну­со­на и его жены Анны Кло­дет­ты, урож­ден­ной Лью­ис

518.503(от 1) кн. Нико­лай (Nicholas Lobanov-Rostovsky) (род. 16.10.1965, Хэрт­форд, шт. Кон­нек­ти­кут, США)

Жена (брак с 16.10.1992, Вей­не­свилл, шт. Мис­су­ри, США) КИМ Ми Сук (KIM Mi Suk) (род. 12.08.1963, Чонан, Южная Корея), дочь КИМ Чанг Сона (KIM CHang Son) и его жены ХАН Соон Гум (HAN Soon Gum)

519.503(от 2) кнж. Alexandra Lobanova-Rostovskaya (род. 4.10.1982, Дет­ройт, шт. Мичи­ган, США)

Муж Brett Crosta

520.506 кнж. Sophie Elena Lobanova-Rostovskaya (род. 1990)

521.507 кнж. Дани­эл­ла (Daniela Lobanova-Rostovskaya) (род. 18.06.1964, Рюэль-Мальм­э­зон, Фран­ция)

Муж (брак с 30.05.1987, Мар­сель, Фран­ция; разв. 5.09.1989, там же) Рена­то Сам­мар­та­но (Renato Sammartano) (род. 2.04.1960, Мар­сель), сын Джу­зеп­пе Сам­мар­ти­но и его жены Асун­ты урож­ден­ной Рико­бо­но. У них в бра­ке один сын Дже­ре­ми (Ив) Сам­мар­та­но (род. 14.07.1986, Мар­сель).

522.507 кн. Миха­ил (Mickaël Lobanov-Rostovsky) (род. 10.04.1966, Рюэль-Мальм­э­зон, Фран­ция)

Жена (брак с 2010) Corinne Pecoul

523.509 кн. Рюрик Геор­ги­е­вич (род. 10.07.1985, Ле-Шене, Фран­ция)

85 Орлан­до Марк (род. 1954, Нико­сия) 77
86 Павел Ива­но­вич (род. 23.10.1956, Брай­тон) 78
87 Дмит­рий Ива­но­вич (род.Суссекс, 14.9.1962)
88 Еле­на Ива­нов­на (род. Сус­секс, 7.9.1964)
89 Эли­за Иго­рев­на (род. Техас, 21.3.1956)
М. (Кали­фор­ния, 21.11.1975 (разв. 1976)) Keith Brian Peterson (род. Кали­фор­ния, 7.2.1956) 79
90 Чанд­ра Иго­рев­на (род. Техас, 26.9.1957)
М. (Сан Диего, 30.7.1977) Robert Edward Garrison (род. Кали­фор­ния, 30.8.1956)
91 Кри­сто­фер (род. 4.12.1961, Колум­бус) 80
92 Нико­лай (род.16.10.1965, Гарт­форд)

XXXV коле­но

.512(от 1) кн. Нико­лай Пав­ло­вич (Nicholas Lobanov-Rostovsky) (род. 25.09.1987, Лон­дон)

525.513 кнж. Татья­на Дмит­ри­ев­на (Tatiana Dorothea Lobanova-Rostovskaya) (род. 21.07.1994, Лон­дон)

526.513 кнж. Софья Дмит­ри­ев­на (Sophia Chariclea Lobanova-Rostovskaya) (род. 10.04.1996, Лон­дон)

527.517 кн. Andrew Lobanov-Rostovsky (род. 28.04.1983, Боул­дер, шт. Коло­ра­до, США)

528.517 кн. Stephen Lobanov-Rostovsky (род. 19.11.1986, Энн-Эрбор, шт. Мичи­ган, США)

529.518 кн. Caleb Lobanov-Rostovsky (род. 16.02.1994, Фт. Лео­нард Вуд, шт. Мис­су­ри, США)

ся при взя­тии кре­по­стей Оча­ков (1788 год) и Изма­ил (1790 год) и в сра­же­нии при Мичине (1791 год). В этих боях боях два­жды тяже­ло ранен: в голо­ву и бед­ро (турец­кую пулю князь носил в сво­ем теле всю жизнь). За «отмен­ное искус­ство и храб­рость» полу­чил бое­вые награ­ды: орде­на Св. Геор­гия 4-й и 3-й сте­пе­ней и чин пол­ков­ни­ка. Во вре­мя поль­ской кам­па­нии Д. И. Лоба­нов-Ростов­ский за отва­гу, про­яв­лен­ную при штур­ме Пра­ги (1794 год), был пред­став­лен А.В.Суворовым к орде­ну Св. Вла­ди­ми­ра 3-й сте­пе­ни и чину бри­га­ди­ра, а так­же полу­чил от глав­но­ко­ман­ду­ю­ще­го золо­тую шпа­гу с над­пи­сью «За храб­рость».

С кон­ца 1806 года Д.И.Лобанов-Ростовский вновь на воен­ной служ­бе — коман­ду­ет диви­зи­ей. Затем на него были воз­ло­же­ны пере­го­во­ры с Напо­лео­ном, кото­рые закон­чи­лись Тиль­зит­ским мир­ным дого­во­ром. За эту дипло­ма­ти­че­скую мис­сию импе­ра­тор про­из­вел его в гене­ра­лы от инфан­те­рии и вру­чил орден Св. Алек­сандра Нев­ско­го. Напо­ле­он же, с согла­сия рус­ско­го монар­ха, награ­дил кня­зя орде­ном Почет­но­го Леги­о­на боль­шо­го кре­ста и пода­рил ему бога­тую таба­кер­ку с соб­ствен­ным порт­ре­том. По воз­вра­ще­нии в Петер­бург в 1808 году Д.И.Лобанов-Ростовский ста­но­вит­ся воен­ным гене­рал-губер­на­то­ром сто­ли­цы. На этом попри­ще он заслу­жил алмаз­ный знак орде­на Св. Алек­сандра Нев­ско­го. 2 фев­ра­ля 1809 года по состо­я­нию здо­ро­вья князь оста­вил воен­ную служ­бу, но уже через три меся­ца воз­вра­тил­ся в вой­ска, а в декаб­ре 1810 года стал воен­ным губер­на­то­ром Риги и гене­рал-губер­на­то­ром Лиф­лян­дии, Эст­лян­дии и Кур­лян­дии.

В 1812-1813 годах Д.И.Лобанов-Ростовский зани­мал­ся фор­ми­ро­ва­ни­ем резерв­ной армии, кото­рой затем и коман­до­вал, за что 26 мар­та 1813 года полу­чил орден Св. Вла­ди­ми­ра 1 -и сте­пе­ни. Вме­сте с резерв­ной арми­ей Дмит­рий Ива­но­вич нахо­дил­ся в Вар­ша­ве, где заслу­жил любовь мест­но­го насе­ле­ния тем, что добил­ся Вели­чай­ше­го про­ще­ния несколь­ких поля­ков, при­го­во­рен­ных воен­ным судом к смерт­ной каз­ни.

В кон­це 1813 года Д.И.Лобанов-Ростовский ста­но­вит­ся чле­ном Госу­дар­ствен­но­го Сове­та, а 27 апре­ля 1814 года удо­ста­и­ва­ет­ся орде­на Св. Андрея Пер­во­зван­но­го. 27 авгу­ста 1817 года он засту­пил на долж­ность Мини­стра юсти­ции и Гене­рал-про­ку­ро­ра. В спе­ци­аль­ном рескрип­те Алек­сандр I отме­тил: «Удо­сто­ве­рен в пол­ной мере, что вы оправ­да­е­те в стро­гом смыс­ле назва­ние, при­сво­ен­ное инструк­ци­ею Гене­рал-про­ку­ро­ру: око импе­ра­тор­ское». С при­су­щим ему тру­до­лю­би­ем Дмит­рий Ива­но­вич в тече­ние деся­ти лет выпол­нял свои обя­зан­но­сти по над­зо­ру за Сена­том и судеб­ны­ми места­ми, руко­вод­ству обер-про­ку­ро­ра­ми и про­ку­ро­ра­ми губер­ний и про­вин­ций. Когда тре­бо­ва­лось защи­тить чело­ве­ка, по его мне­нию неви­нов­но­го, князь не счи­тал­ся ни с каким тру­дом, без бояз­ни гово­рил прав­ду любо­му, даже импе­ра­то­ру.

В 1822 году Алек­сандр I пред­ло­жил Д.И.Лобанову-Ростовскому пост воен­но­го мини­стра, но тот, объ­ек­тив­но оце­нив свои силы, отка­зал­ся. В 1826 году он выпол­нял про­ку­рор­ские обя­зан­но­сти в Вер­хов­ном Уго­лов­ном Суде по делу декаб­ри­стов. В день коро­но­ва­ния Нико­лай I награ­дил его алмаз­ным зна­ком орде­на Св. Андрея Пер­во­зван­но­го. 18 октяб­ря 1827 года Дмит­рий Ива­но­вич полу­чил дол­го­ждан­ную отстав­ку, оста­ва­ясь, одна­ко, до кон­ца сво­ей жиз­ни чле­ном Госу­дар­ствен­но­го Сове­та.
Князь Д.И.Лобанов-Ростовский скон­чал­ся 25 июля 1838 года и был похо­ро­нен на бере­гу реки Невы, неда­ле­ко от Петер­бур­га.

Дмит­рий Ива­но­вич детей не имел. По отзы­вам совре­мен­ни­ков, отли­чал­ся вспыль­чи­вым харак­те­ром и отва­гой, но был доб­рым, прав­ди­вым и состра­да­тель­ным чело­ве­ком. Он содер­жал детей неко­то­рых сво­их бое­вых това­ри­щей и семью капи­та­на Бор­ду­ко­ва, спас­ше­го ему жизнь в одном из сра­же­ний, а капи­та­ну Сухо­ти­ну выпла­чи­вал от себя пен­сию.

———————————————————————————

Бого­ро­ди­це-Рож­де­ствен­ский мона­стырь был осно­ван в 1386-89 г. кня­ги­ней Мари­ей Сер­пу­хов­ской, вдо­вой кня­зя Андрея Ива­но­ви­ча, млад­ше­го сына Ива­на Кали­ты. Ее сын, князь Вла­ди­мир Андре­евич Сер­пу­хов­ской про­сла­вил­ся как герой Кули­ков­ской бит­вы 1380 г.; после Кули­ков­ской бит­вы в лето­пи­сях князь звал­ся Вла­ди­мир Храб­рый. Воз­мож­но, в бла­го­дар­ность за то, что сын вер­нул­ся живым со страш­ной сечи, кня­ги­ня-мать и осно­ва­ла Рож­де­ствен­ский деви­чий мона­стырь.
Над­гро­бие кня­ги­ни Ростов­ской (жены Ники­ты Ростов­ско­го, ино­ки­ни Евни­кеи). 1547 (рис. 4).

Най­де­но на глу­бине 0,4-0,45см от совре­мен­ной днев­ной поверх­но­сти, при­мы­ка­ло вплот­ную к запад­но­му крыль­цу Тра­пез­ной пала­ты. При­мы­ка­ло вплот­ную с севе­ра к над­гро­бию кня­зя Васи­лия Голу­бо­го нача­ла xvi века. Сохра­ни­лась верх­няя поло­ви­на пли­ты. Пли­та рас­ко­ло­то на 2 части.

Лице­вая поверх­ность укра­ше­на рез­ным гео­мет­ри­че­ским орна­мен­том: рам­ка вдоль края из двух рядов мел­ких тре­уголь­ни­ков, обра­щен­ных вер­ши­на­ми внутрь, полу­круг­лые тяги из двух рядов мел­ких тре­уголь­ни­ков. Верх­няя часть пли­ты (до полу­круг­лых тяг) име­ет допол­ни­тель­ную внут­рен­нюю рам­ку из ряда круп­ных пря­мо­уголь­ных тре­уголь­ни­ков, рас­по­ло­жен­ных «косын­кой». Боко­вые гра­ни глад­кие.

Над­пись вязью в 5 строк, реза­на вглубь:
1. лет(а) зне (7045) млре м(е)с(я)ца июль
2. г(3) пре­ста­вис> кн>
3. жь никитн­на
4. кн#гин> ростов[с]
5. каго iно­ка евни­ке>

В тек­сте встре­че­но 10 лига­тур: лет, лр, мц, пр, ст, ав, ня, ит, няр, кя. Вынос­ных букв 2: с,л,

Во Вклад­ной кни­ге 1674 г., в рос­пи­си рода Ростов­ских-Лоба­но­вых, есть запись: «57 (1549) го ж году князь Ники­та же Алек­сан­дро­вич, во ино­цех Нил, дал вкла­ду по сест­ре сво­ей кня­гине ино­ке Евни­кее вот­чи­ну свою в Дмит­ров­ском уез­де сель­цо Алек­се­ев­ское со все­ми уго­дьи, а цена той вот­чине по ево князь Ники­тине куп­чей 150 руб­лев, а дан­ная и куп­чая писа­ны в вот­чин­ной кни­ге в Дмитрове»10 В родо­сло­вии Ростов­ских кня­зей упо­ми­на­ет­ся так­же Ники­та Семе­но­вич Лоба­нов-Ростов­ский, жив­ший в сере­дине XVI в.11

1630 — часть Горо­дец­ких земель пере­шла бра­тьям Афа­на­сия Лоба­но­ва-Ростов­ско­го кня­зьям Ива­ну и Ива­ну же и сест­ре Мар­фе (жене Васи­лия Тюмен­ско­го), а после её смер­ти — Соло­ма­ни­де (жене Фёдо­ра Колы­че­ва).

Алек­сандри­но. Поте­рян­ный рай

| 20 октяб­ря 2009 | Про­смот­ров: 249

Ста­рин­ные дома, липо­вые аллеи, бело­стволь­ные бере­зы и гне­ту­щая тиши­на… Раз­ва­ли­ны вме­сто двор­ца, дре­му­чий лес вме­сто пар­ка — так сего­дня выгля­дит усадь­ба Лоба­но­вых-Ростов­ских. Если в горо­дах руи­ны стыд­ли­во при­кры­ва­ют зеле­ной «стро­и­тель­ной» сет­кой, то в про­вин­ции это­го не дела­ют – рас­ко­ше­ли­вать­ся на подоб­ные деко­ра­ции про­сто неко­му. На Смо­лен­щине десят­ки раз­ру­шен­ных уса­деб, но боль об этой осо­бен­ная.

Жизнь пер­вая. Кня­же­ская рези­ден­ция
В 1783 году князь Лоба­нов-Ростов­ский женил­ся на доче­ри гене­ра­ла Сал­ты­ко­ва – Алек­сан­дре. В каче­стве при­да­но­го новой кня­гине была отда­на Тор­бе­ев­ская вот­чи­на под Сычев­кой. Имен­но тут кня­же­ской чете было суж­де­но свить свое дво­рян­ское гнез­до. Для нача­ла в цен­тре Тор­бе­е­ва постро­и­ли вели­ко­леп­ный храм с пре­сто­ла­ми Воз­не­се­ния Хри­сто­ва и свя­то­го Нико­лая – его воз­ве­ли в 1793 году. Кто при­ло­жил руку к стро­и­тель­ству – неиз­вест­но. Вполне воз­мож­но, что Мат­вей Каза­ков или сам Баже­нов. Кня­же­скую рези­ден­цию реши­ли постро­ить в пяти кило­мет­рах от Тор­бе­е­ва. Сна­ча­ла усадь­бу назва­ли Алек­сан­дров­ским, а потом – Алек­сандри­ном. Имен­но там воз­ве­ли дво­рец, фли­ге­ли, слу­жеб­ные построй­ки…
Поз­же Алек­сандри­но пере­шло в руки их стар­ше­го сына. Но Алек­сандр – участ­ник Оте­че­ствен­ной вой­ны 1812 года и рус­ско-турец­кой вой­ны, сослу­жи­вец Миха­и­ла Лер­мон­то­ва и друг Алек­сандра Пуш­ки­на – отка­зал­ся от совла­де­ния усадь­бой в поль­зу сво­е­го бра­та, гене­рал-адъ­ютан­та Алек­сея.
Вре­мя стер­ло мно­гие име­на вла­дель­цев, но капри­зы послед­не­го кня­зя вспо­ми­на­ют в тех местах до сих пор. К при­ме­ру, кре­стья­нам он запре­щал дер­жать «хрю­ка­ю­щую тварь» — Лоба­нов-Ростов­ский тер­петь не мог поро­сят. А одна­жды он поссо­рил­ся со сво­им сосе­дом – Шере­ме­те­вым. Может быть из-за того, что гра­фу, на зависть кня­зю, уда­лось пере­ве­сти к себе в Высо­кое поч­то­вое отде­ле­ние. Что­бы не видеть нена­вист­ных сосе­дей, Лоба­нов пове­лел про­ло­жить доро­гу в объ­езд сво­е­го име­ния пря­мо по пашне. Как-то в Вязь­ме с него взя­ли 10 копе­ек — за водо­пой лоша­ди. Князь так разо­злил­ся, что решил лишить город воды. Для это­го при­ка­зал вырыть канал, что­бы спу­стить воды реки в озе­ро. Сле­ды его сохра­ни­лись до наших дней – под назва­ни­ем «Ада­мо­ва кана­ва».

ЦИТА­ТА
«Лоба­нов совсем не был сума­сшед­шим, он был вели­ко­леп­ный поме­щик, очень попу­ляр­ный сре­ди кре­стьян. Он, может быть, и был само­ду­ром, напри­мер, отвел реку Ваз­у­зу в парк Тор­бе­е­ва и любил волов, кото­рые у него рабо­та­ли в име­нии вме­сто лоша­дей. Он заве­щал, что­бы, когда умрет, его гроб вез­ли на клад­би­ще на теле­ге, запря­жен­ной 8 вола­ми. Но мой отец все­гда гово­рил: «Поболь­ше бы у нас было таких само­ду­ров, он отвел Ваз­у­зу, когда была засу­ха и мог бы быть голод. Он дал рабо­ту всем сосед­ним кре­стья­нам, кор­мил их семьи и дал обра­зо­ва­ние всем их детям».
(Н.М Вол­ков-Муром­цев. Юность. От Вязь­мы до Фео­до­сии (1902-1920)

В 1917 году иму­ще­ство усадь­бы наци­о­на­ли­зи­ро­ва­ли, кня­зя бро­си­ли в Сычев­скую тюрь­му, а отту­да эта­пи­ро­ва­ли в Смо­ленск. След его с тех пор зате­рял­ся… Гос­под­ский особ­няк пре­вра­ти­ли в дом ком­му­ны, а потом в шко­лу. В 1941-1943 годах здесь хозяй­ни­ча­ли фаши­сты: сру­ба­ли веко­вые дере­вья, дела­ли из них дос­ки и бру­сья. В 1961 году в ста­рой карет­ной слу­чай­но нашли взрыв­чат­ку, зало­жен­ную еще окку­пан­та­ми. Усадь­ба чудом не взле­те­ла в воз­дух… Судь­ба тор­бе­ев­ской церк­ви ока­за­лась более печаль­ной. До 1927 года храм про­сто­ял закры­тым, а потом был пере­дан сов­хо­зу. Иму­ще­ство церк­ви было рас­та­ще­но и сожже­но вме­сте с ико­на­ми. В кон­це 50-х в Ново­ду­ги­но реши­ли постро­ить Дом куль­ту­ры. Строй­ма­те­ри­а­лов не хва­та­ло, и на кир­пич для клу­ба ста­ли раз­би­рать Тор­бе­ев­ский храм. Когда рас­тас­ки­ва­ли по кусоч­кам тра­пез­ную, под полом обна­ру­жи­ли склеп Лоба­но­вых-Ростов­ских. Толь­ко вот дра­го­цен­но­сти на них, к несча­стью маро­де­ров, ока­за­лись деше­вы­ми фаль­шив­ка­ми. Насто­я­щей была толь­ко шпа­га кня­зя и позо­ло­чен­ные пуго­ви­цы его мун­ди­ра с бот­фор­та­ми. Но обо­га­тить­ся не уда­лось. Гово­рят, что судь­ба гра­би­те­лей была печаль­ной: при дележ­ке добы­чи один убил в пья­ной дра­ке дру­го­го. А вме­сте с тра­пез­ной исчез­ли при­де­лы, гла­вы, апси­да алта­ря и коло­коль­ня. Сирот­ли­во оста­лась сто­ять толь­ко цен­траль­ная часть – как памят­ник чело­ве­че­ско­му без­ду­шию.
На Фар­фо­ров­ском клад­би­ще было нема­ло семей­ных захо­ро­не­ний.

Семья Каза­да­е­вых, в соста­ве кото­рой были сена­тор и гене­рал-май­ор.

Четы­ре чле­на семьи кня­зей Лоба­но­вых-Ростов­ских, в том чис­ле гене­рал от инфан­те­рии Дмит­рий Ива­но­вич, зани­мав­ший в раз­ное вре­мя посты воен­но­го гене­рал-губер­на­то­ра сто­ли­цы и мини­стра юсти­ции (харак­те­ри­сти­ка, дан­ная ему желч­ным Филип­пом Виге­лем, корот­ка и пол­на яда: «Нико­гда еще ничто­же­ство не быва­ло само­лю­би­вее и злее, как в этом сокра­щен­ном чело­ве­ке, в этом сер­ди­том кар­ле, у кото­ро­го на малень­кой кал­мыц­кой харе рез­ко было начер­та­но гре­хо­па­де­ние, не знаю, мате­ри или баб­ки его»).

Сре­ди пер­вых рус­ских коло­ни­стов в Кан­нах — князь и кня­ги­ня Лоба­но­вы-Ростов­ские, из Рюри­ко­ви­чей. Здесь жена фран­цуз­ско­го посла ока­жет­ся отча­сти к месту. В песен­ке Город­ниц­ко­го дей­ствие раз­во­ра­чи­ва­ет­ся в Сене­га­ле, но это для риф­мы (‘А мне не Веры снят­ся и не Гали…’). На самом деле всё про­изо­шло в Тур­ции, где князь Алек­сей под­ви­зал­ся в высо­ком ран­ге рос­сий­ско­го послан­ни­ка и увел-таки жену посла Фран­ции. Увел по-рус­ски — все­рьёз и насо­всем. Меж­ду­на­род­ный скан­дал. Очень не ско­ро полу­чил высо­чай­шее про­ще­ние и порт­фель МИДа к тому же.

Похо­ро­нен­ная здесь в 1914 году кня­ги­ня была заму­жем не за ним, а за его рано умер­шим бра­том Яко­вом. Пого­ре­вав, она изба­ви­лась от депрес­сии посред­ством хоб­би. Не на шут­ку увлек­лась дра­го­цен­но­стя­ми, кото­рые ску­па­ла, где мог­ла. К при­ме­ру, её кузи­на, урож­ден­ная Дол­го­ру­кая, после гибе­ли сво­е­го мор­га­на­ти­че­ско­го супру­га Алек­сандра II Осво­бо­ди­те­ля силь­но нуж­да­лась в налич­ных день­гах. Вера Нико­ла­ев­на Лоба­но­ва-Ростов­ская оста­ви­ла после себя фан­та­сти­че­скую кол­лек­цию, в том чис­ле три диа­де­мы, быв­шие пред­ме­том зави­сти само­го Фелик­са Юсу­по­ва. Кое-что ино­гда выстав­ля­ет­ся на про­да­жу, сле­ди­те за рекла­мой.
После­ду­ю­щие зна­чи­тель­ные пре­об­ра­зо­ва­ния Рож­де­ствен­ско­го мона­сты­ря были осу­ществ­ле­ны в 1670-х годах «супру­гой кня­зя Ива­на Ива­но­ви­ча Лоба­но­ва — Ростов­ско­го по жела­нию деве­ря сво­е­го, околь­ни­чье­го кня­зя Алек­сандра Ива­но­ви­ча Лоба­но­ва — Ростов­ско­го; имев­ших обшир­ные вла­де­ния в этой части Бело­го горо­да.
На сред­ства кня­зей Лоба­но­вых-Ростов­ских были выстро­е­ны камен­ная мона­стыр­ская огра­да с надврат­ной коло­коль­ней, соеди­нив­шей понов­лен­ный Рож­де­ствен­ский собор, «теп­лая цер­ковь» Иоан­на Зла­то­уста вме­сто «вет­хой древ­ней» дере­вян­ной, (извест­ной с 1626 г.) и родо­вая усы­паль­ни­ца. Тор­же­ствен­ное освя­ще­ние обнов­лен­но­го мона­сты­ря состо­я­лось 30 декаб­ря 1676 г. при царе Фео­до­ре Алек­се­е­ви­че «по бла­го­сло­ве­нию пат­ри­ар­ха Иоаки­ма».
Лоба­нов-Ростов­ский князь Иван Ива­но­вич «Козий Рог»
Tahoma Times Arial Georgia Courier 7 8 9 10 11 12 14 16 18 20 22 24

— в 1613 г. под­пи­сал гра­мо­ту утвер­жден­ную об избра­нии на пре­стол царя Миха­и­ла Фео­до­ро­ви­ча. В 1618 г. нахо­дил­ся в Москве во вре­мя оса­ды ее поль­ским коро­ле­ви­чем Вла­ди­сла­вом. В 1626 г. июня 13-го, в отсут­ствие царя Миха­и­ла Фео­до­ро­ви­ча из Моск­вы, дне­вал и ноче­вал на госу­да­ре­вом дво­ре. В 1629—30 гг. был вое­во­дой сто­ро­же­во­го пол­ка в Кра­пивне; в слу­чае при­хо­да крым­ско­го хана с вой­ском, вое­во­да Пуш­кин и Чуба­ров долж­ны были идти из Прон­ска в сход к кн. Лоба­но­ву, но, конеч­но, толь­ко в том слу­чае, если не будет угро­жать опас­ность Прон­ску. Это рас­по­ря­же­ние вызва­ло чело­би­тье со сто­ро­ны Пуш­ки­на, счи­тав­ше­го, что ему невмест­но быть мень­ше кн. Лоба­но­ва-Ростов­ско­го. По воз­вра­ще­нии в 1630 г. со служ­бы из Кра­пив­ны кн. Лоба­нов был у руки госу­да­ря. В 1631 г. в день Свет­ло­го Хри­сто­ва Вос­кре­се­ния он видел «госу­да­ре­вы очи». В 1635 г. чис­лил­ся вое­во­дой у Арза­мас­ской засе­ки «для при­хо­да крым­ских людей». В 1637 г. он состо­ял вое­во­дой пере­до­во­го пол­ка в Деди­ло­ве и с ним дол­жен был быть в схо­де кн. Боря­тин­ский из Михай­ло­ва; в том же году кн. Лоба­нов при­сут­ство­вал при при­е­ме царем литов­ско­го гон­ца. В 1638 г., мая 28-го он был голо­вой у мос­ков­ских дво­рян при встре­че крым­ско­го посла, а в фев­ра­ле 1639 г. был назна­чен в Томск вое­во­дой и пись­мен­ным голо­вой. Не дое­хав до места служ­бы, скон­чал­ся 30 июля того же года в Нарым­ском остро­ге. С. Г. Г. и Д., І. — Раз­ряд­ные кни­ги, II. — Двор­цо­вые раз­ря­ды, II. — Ниже­го­род­ский Лето­пи­сец. — Р. И. Б., IX, Х. — Бар­су­ков, «Спис­ки горо­до­вых вое­вод XVII ст.». — Рум­мель, І. В. Кор­са­ко­ва. {Полов­цов} Лоба­нов-Ростов­ский, князь Иван Ива­но­вич «Козий Рог» столь­ник и вое­во­да: в Кра­пивне (сто­ро­же­во­го пол­ка) 1629 г., в Деди­ло­ве 1637 г., в Том­ске 1639 г. († 30 июля 1639 г.). {Полов­цов}

.

Лоба­нов-Ростов­ский князь Борис Алек­сан­дро­вич
Tahoma Times Arial Georgia Courier 7 8 9 10 11 12 14 16 18 20 22 24

— д. с. с., обер-про­ку­рор 6-го депар­та­мен­та Пра­ви­тель­ству­ю­ще­го Сена­та; род. в 1795 г. На служ­бу посту­пил юнке­ром в Мос­ков­ский гусар­ский полк (1812 г.), из кото­ро­го в сле­ду­ю­щем году был пере­ве­ден в Грод­нен­ский гусар­ский полк, а в 1814 г. — в л.-гв. Гусар­ский полк кор­не­том. Про­из­ве­ден­ный в 1816 г. в пору­чи­ки, он в сле­ду­ю­щем году, по домаш­ним обсто­я­тель­ствам, вышел в отстав­ку с чином штабс-рот­мист­ра. Князь Лоба­нов участ­во­вал в сле­ду­ю­щих делах и похо­дах 1813 г.: в сра­же­нии под Пир­ною, Дрез­де­ном, в аван­гард­ных сра­же­ни­ях при Куль­ме, Лейп­ци­ге и под Бутель­сте­том, а в 1814 г. при Бар-сюр-Обе, Лаб­ри­се­ле, Троа (за отли­чие в коих был награж­ден орде­ном св. Вла­ди­ми­ра 4-й ст. с бан­том) и в гене­раль­ном сра­же­нии при Арси и Фер­шам­пе­ну­а­зе. В 1822 кн. Лоба­нов был выбран воро­неж­ским уезд­ным пред­во­ди­те­лем дво­рян­ства, в 1825 г. назна­чен чинов­ни­ком осо­бых пору­че­ний при мос­ков­ском воен­ном гене­рал-губер­на­то­ре, в 1828 г. опре­де­лен совет­ни­ком Мос­ков­ской пала­ты уго­лов­но­го суда и в том же году пожа­ло­ван зва­ни­ем камер-юнке­ра, а в 1831 г. зва­ни­ем камер­ге­ра. В 1839 г. кн. Лоба­нов был про­из­ве­ден в стат­ские совет­ни­ки и назна­чен обер-про­ку­ро­ром 6-го депар­та­мен­та Пра­ви­тель­ству­ю­ще­го Сена­та. Про­из­ве­ден­ный в 1842 г. в дей­стви­тель­ные стат­ские совет­ни­ки, он в сле­ду­ю­щем году вышел, по про­ше­нию, в отстав­ку. Скон­чал­ся Лоба­нов 2 мар­та 1863 г. и похо­ро­нен в Зна­мен­ской церк­ви Новоспас­ско­го мона­сты­ря. Фор­му­ляр о служ­бе кн. Бор. Алек­сандр. Лоба­но­ва-Ростов­ско­го (хра­нит­ся в Имп. Рус­ском Истор. Обще­стве). — «Мос­ков­ский Некро­поль», изд. вел. кн. Нико­лая Михай­ло­ви­ча, т. II, стр. 178. М. Попов. {Полов­цов}

Вер­сия для печа­ти

2006-2009 «Biografija​.ru»

воца­ре­ни­ем дома Рома­но­вых в исто­рии Город­ца насту­па­ет поме­щи­чий пери­од. Пер­вым поме­щи­ком в Город­це был князь Лоба­нов-Ростов­ский, кото­ро­му царь Миха­ил Фёдо­ро­вич в 1620 году пожа­ло­вал Горо­дец на «корм­ле­ние» за Мос­ков­ское осад­ное сиде­ние во вре­мя при­хо­да поль­ско­го коро­ле­ви­ча в 1611 году. Лоба­но­вы-Ростов­ские вла­де­ли Город­цом более 120 лет. Дру­гая поло­ви­на Город­ца нахо­ди­лась в соб­ствен­но­сти вдо­вы царя Васи­лия Шуй­ско­го. Мно­го Горо­дец­кой зем­ли царь Миха­ил Фёдо­ро­вич в нача­ле XVII века отдал доче­ри Бори­са Году­но­ва – Ксе­нии. Царь Алек­сей Михай­ло­вич пожа­ло­вал бояри­ну Ляпу­но­ву зем­ли в пре­де­лах Горо­дец­ко­го рай­о­на. До сих пор назва­ние дерев­ни сохра­ни­лось – Ляпу­но­во. Она нахо­дит­ся неда­ле­ко от Город­ца.
И нако­нец-то, толь­ко в пис­цо­вой кни­ге от 1677-го года мы нахо­дим, теперь уже род­ное назва­ние села. И так в пис­цо­вой кни­ге от 1677-го года запи­са­ны новые вла­дель­цы села, дав­шие вто­рую поло­ви­ну назва­ния: селом стал вла­деть князь Яков Ива­но­вич Лоба­нов –Ростов­ский и его мать Фети­нья. (на нынеш­нем слен­ге ска­за­ли б – кру­той мэн..)
Види­мо князь Яков Ива­но­вич про­из­вёл такое силь­ное впе­чат­ле­ние на сво­их кре­пост­ных и окру­жа­ю­щих, что они назва­ли село по нему. Вот, что писал совре­мен­ник об этой семей­ке:
«Яков Ива­но­вич Лоба­нов-Ростов­ский да Иван Андре­евич Мику­лин езди­ли на раз­бой по Тро­иц­кой доро­ге, гра­бить госу­да­ре­вых мужи­ков с каз­ной Вели­ко­го Кня­зя. Каз­ну взя­ли себе, а двух мужи­ков уби­ли до смер­ти. По розыс­ку князь Яков Лоба­нов был взят со дво­ра и за то воров­ство учи­не­но ему … нака­за­ние: бить кну­том. Да у него ж, кня­зя Яко­ва, отнять за его воров­ство бес­по­во­рот­но 400 дво­ров кре­стьян­ских. А чело­ве­ка его кал­мы­ка да каз­на­чея за то воров­ство пове­си­ли». Но в 1694-м году кня­зя Яко­ва Лоба­но­ва-Ростов­ско­го «опра­ви­ли» (поми­ло­ва­ли) и даль­ней­шую свою жизнь он про­дол­жил в зва­нии капи­та­на в потеш­ных вой­сках Пре­об­ра­жен­ско­го пол­ка. И детей, этот непу­тё­вый Рус­ский бога­тырь и пове­са после себя оста­вил – аж 28 чело­век (!). А нам СЛА­БО?
Лоба­но­ва-Ростов­ская кня­ги­ня Анна Ники­фо­ров­на
Tahoma Times Arial Georgia Courier 7 8 9 10 11 12 14 16 18 20 22 24

урожд. Соба­ки­на, вер­хо­вая бояры­ня, мама царя Федо­ра Алек­се­е­ви­ча, † с име­нем Анто­нии, в Мос­ков. Ново­де­ви­чьем мона­сты­ре 1709 г. 5 фев­ра­ля. {Полов­цов}

Лоба­но­ва-Ростов­ская кня­ги­ня Ека­те­ри­на Алек­сан­дров­на
Tahoma Times Arial Georgia Courier 7 8 9 10 11 12 14 16 18 20 22 24

— дочь штал­мей­сте­ра и кон­фе­ренц-мини­стра кня­зя Кура­ки­на и жены его, Алек­сан­дры Ива­нов­ны, урож­ден­ной Пани­ной, роди­лась 3 сен­тяб­ря 1735 г. В 1752 г., в мае меся­це, 17-ти лет от роду вышла замуж за рот­мист­ра Кон­ной гвар­дии кня­зя Лоба­но­ва-Ростов­ско­го. Кня­ги­ня почти всю свою жизнь про­ве­ла в име­нии в Воло­ко­лам­ском уез­де или в Москве, где жили ее мно­го­чис­лен­ные род­ствен­ни­ки. Еще с дет­ства Лоба­но­ва отли­ча­лась болез­нен­но­стью, и рас­стро­ен­ные денеж­ные дела ее мужа, а так­же круп­ные рас­хо­ды, свя­зан­ные со служ­бой в доро­гом пол­ку, вред­но вли­я­ли на ее здо­ро­вье. Кня­ги­ня Лоба­но­ва полу­чи­ла отлич­ное вос­пи­та­ние, была очень лас­ко­ва, любез­на со все­ми и обла­да­ла очень весе­лым харак­те­ром, кото­рый сохра­ни­ла до ста­ро­сти и бла­го­да­ря кото­ро­му ее люби­ли, ува­жа­ли и охот­но посе­ща­ли. Лоба­но­ва скон­ча­лась 7-го нояб­ря 1802 г. и погре­бе­на рядом с мужем в Зна­мен­ской церк­ви Новоспас­ско­го мона­сты­ря в Москве. «Рус­ские порт­ре­ты XVIII и XIX ст.». Изд. вел. кн. Нико­лая Михай­ло­ви­ча, т. IV, № 61. Ал. Гель­вих. {Полов­цов}

Лоба­нов-Ростов­ский князь Иван Алек­сан­дро­вич
Tahoma Times Arial Georgia Courier 7 8 9 10 11 12 14 16 18 20 22 24

— сена­тор, д. т. с.; родил­ся в 1789 г., на служ­бу посту­пил юнке­ром в кол­ле­гию ино­стран­ных дел в 1802 г. В 1805 г. он был назна­чен пере­вод­чи­ком, в 1809 г. пере­шел в мини­стер­ство внут­рен­них дел, отку­да опре­де­лил­ся в кан­це­ля­рию прин­ца Геор­гия Оль­ден­бург­ско­го на долж­ность пере­вод­чи­ка ведом­ства путей сооб­ще­ния; в 1810 г. он был пожа­ло­ван в зва­ние камер-юнке­ра, в 1812 г. опре­де­лен в воен­ное мини­стер­ство, а в 1819 г. — в 7-й депар­та­мент Сена­та. Про­из­ве­ден­ный в ст. сов., кн. Лоба­нов был назна­чен спер­ва обер-про­ку­ро­ром 7-го (1823 г.), а потом обер-про­ку­ро­ром 1-го депар­та­мен­та Сена­та (1831 г.). В то же вре­мя князь состо­ял пред­се­да­те­лем в коми­те­те и по состав­ле­нию пра­вил о поряд­ке хозяй­ствен­ной и поли­цей­ской частей Сена­та, при­ни­мал уча­стие в выра­бот­ке усло­вий по про­из­вод­ству тор­гов на питей­ные отку­па и проч. В 1833 г. он был про­из­ве­ден в тайн. сов., в 1839 г. назна­чен при­сут­ство­вать в 1-м депар­та­мен­те Пра­ви­тель­ству­ю­ще­го Сена­та, а в 1853 г. пер­во­при­сут­ству­ю­щим того же депар­та­мен­та, с про­из­вод­ством в действ. тайн. сов. Пло­до­твор­ная и мно­го­об­раз­ная дея­тель­ность кня­зя была отли­че­на мно­го­крат­ны­ми Высо­чай­ши­ми бла­го­дар­но­стя­ми, денеж­ны­ми награ­да­ми и орде­на­ми до орде­на св. Алек­сандра Нев­ско­го вклю­чи­тель­но. Скон­чал­ся князь 9 мая 1869 г. Фор­му­ляр о служ­бе сена­то­ра, д. т. с. кня­зя И. А. Лоба­но­ва-Ростов­ско­го (хра­нит­ся в Имп. Рус­ском Истор. Обще­стве). — «Исто­рия Пра­вит. Сена­та за 200 лет», ч V, стр. 134. {Полов­цов} Лоба­нов-Ростов­ский, князь Иван Алек­сан­дро­вич д. т. с., сена­тор с 1839 по 1869 г. {Полов­цов}

Око­ло 1670 г. к восто­ку от Рож­де­ствен­ско­го собо­ра, близ его алта­рей, была выстро­е­на усы­паль­ни­ца кня­зей Лоба­но­вых- Ростов­ских (этот древ­ний кня­же­ский род, соглас­но Рос­сий­ской родо­слов­ной кни­ге, про­ис­хо­дит от Рюри­ка).

В 1671 г. на сред­ства кня­ги­ни Ф.И.Лобановой — Ростов­ской дере­вян­ная огра­да мона­сты­ря была заме­не­на камен­ной, с четырь­мя угло­вы­ми баш­ня­ми и Свя­ты­ми воро­та­ми. Свя­тые воро­та выхо­ди­ли на Рож­де­ствен­ку и, веро­ят­но, име­ли навер­ху «палат­ку». В запад­ной стене были вто­рые воро­та; они выхо­ди­ли в пере­улок.

В 1676-87 гг. на месте дере­вян­ной церк­ви Иоан­на Зла­то­уста на сред­ства кня­ги­ни Ф.И.Лобановой- Ростов­ской была выстро­е­на камен­ная цер­ковь. При­мер­но тогда же разо­бра­ли звон­ни­цу Рож­де­ствен­ско­го собо­ра и вза­мен ее при­стро­и­ли с юго-запа­да шатро­вую коло­коль­ню. Николь­ский при­дел пере­нес­ли в цер­ковь Иоан­на Зла­то­уста.
Лоба­нов-Ростов­ский Алек­сей Бори­со­вич (1824—1896). Князь, рус­ский дипло­мат. Посту­пив на дипло­ма­ти­че­скую служ­бу в 1844 г. зани­мал раз­лич­ные долж­но­сти в Бер­лине, Пари­же, Тур­ции, Лон­доне, Вене. На послед­нем месте он про­был 13 лет и имен­но рабо­тая там сумел стать едва ли не самым вли­я­тель­ным из рус­ских послов, к мне­нию кото­ро­го вни­ма­тель­но при­слу­ши­ва­лись в Петер­бур­ге. В янва­ре 1895 г. был пере­ме­щен в Бер­лин, одна­ко после смер­ти Гир­са был назна­чен в мар­те того же года новым мини­стром. В каче­стве гла­вы внеш­не­по­ли­ти­че­ско­го ведом­ства Рос­сии Лоба­нов-Ростов­ский был сто­рон­ни­ком пере­не­се­ния цен­тра тяже­сти рус­ской внеш­ней поли­ти­ки на Даль­ний Восток. Пер­во­на­чаль­но он исхо­дил из идеи поли­ти­ки ком­про­мис­сов в отно­ше­ни­ях с Япо­ни­ей с целью раз­де­ла сфер вли­я­ния на Даль­нем Восто­ке. Одна­ко поз­же отсту­пил от это­го кур­са и при под­держ­ке запад­ных дер­жав (заин­те­ре­со­ван­ных в ослож­не­нии отно­ше­ний Рос­сии и Япо­нии) взял курс на огра­ни­че­ние япон­ско­го вли­я­ния в кон­ти­нен­таль­ной Азии. С этой целью Рос­сия в июне 1896 г. под­пи­са­ла сек­рет­ный дого­вор с Кита­ем о сою­зе и стро­и­тель­стве Китай­ско-Восточ­ной желез­ной доро­ги. Тогда же был под­пи­сан и дого­вор с Япо­ни­ей о сов­мест­ном про­тек­то­ра­те Рос­сии и Япо­нии над Коре­ей, что фак­ти­че­ски лиша­ло Япо­нию ее пре­иму­ще­ствен­но­го поло­же­ния в этом реги­оне, сло­жив­ше­го­ся после вой­ны 1894—1895 гг. Эго был несо­мнен­ный успех внеш­ней поли­ти­ки Рос­сии, одна­ко имен­но он во мно­гом спо­соб­ство­вал обостре­нию рус­ско-япон­ских отно­ше­ний, что при­ве­ло в конеч­ном сче­те к войне и стра­те­ги­че­ско­му изме­не­нию соот­но­ше­ния сил на Даль­нем Восто­ке в поль­зу Япо­нии. 18 авгу­ста 1896 г. вне­зап­но умер в цар­ском поез­де при пере­ез­де из Вены в Киев.

+ + +

Лоба­нов-Ростов­ский Алек­сей Бори­со­вич (18.12.1824—18.08.1896), князь, госу­дар­ствен­ный дея­тель, дипло­мат и исто­рик. В 1844 окон­чил Цар­ско­сель­ский (Алек­сан­дров­ский) лицей. В н. 1850-х был сек­ре­та­рем рус­ской мис­сии в Бер­лине. В 1856 в каче­стве тай­но­го посла вел в Пари­же пере­го­во­ры о мире с Напо­лео­ном III. В 1859 был назна­чен послан­ни­ком в Кон­стан­ти­но­поль, в 1866 полу­чил назна­че­ние орлов­ско­го губер­на­то­ра, в 1867 — това­ри­ща мини­стра внут­рен­них дел. В 1878 стал чрез­вы­чай­ным и пол­но­моч­ным послом в Тур­ции, в 1879 — в Англии, в 1882 — в Австрии. В 1895 зани­мал пост посла в Бер­лине, а после смер­ти Н. К. Гир­са был назна­чен мини­стром ино­стран­ных дел. Ини­ци­а­тор (вме­сте с С. Ю. Вит­те) сов­мест­но­го демар­ша Рос­сии, Гер­ма­нии и Фран­ции, заста­вив­ше­го Япо­нию смяг­чить усло­вия Симо­но­сек­ско­го дого­во­ра 1895 с Кита­ем (Япо­ния отка­за­лась от окку­па­ции Ляо­дун­ско­го п-ова, огра­ни­чив­шись денеж­ной ком­пен­са­ци­ей), участ­во­вал в под­го­тов­ке и под­пи­са­нии рус­ско-китай­ско­го дого­во­ра (3 июня 1896, Москва) о сою­зе про­тив Япо­нии и о соору­же­нии и экс­плу­а­та­ции КВЖД (1896). Сто­рон­ник сою­за с Фран­ци­ей и сохра­не­ния ста­тус-кво на Ближ­нем Восто­ке, Лоба­нов-Ростов­ский в то же вре­мя пытал­ся про­ти­во­дей­ство­вать бри­тан­ской поли­ти­ке в Егип­те, доби­вал­ся сво­бо­ды судо­ход­ства по Суэц­ко­му кана­лу, пытал­ся при­влечь Гер­ма­нию к сотруд­ни­че­ству в этом вопро­се. Спо­соб­ство­вал вос­ста­нов­ле­нию рус­ско-бол­гар­ских отно­ше­ний, разо­рван­ных в резуль­та­те бол­гар­ско­го кри­зи­са 1885—87. Лоба­но­вым-Ростов­ским была изда­на «Рус­ская родо­слов­ная кни­га» (без име­ни авто­ра была опуб­ли­ко­ва­на в «Рус­ской ста­рине» 1873—76). Инте­ре­су­ясь эпо­хой Пав­ла I, Лоба­нов-Ростов­ский соста­вил 2 неиз­дан­ных тома «Днев­ни­ка» это­го пери­о­да цар­ство­ва­ния.

Исполь­зо­ва­ны мате­ри­а­лы сай­та Боль­шая энцик­ло­пе­дия рус­ско­го наро­да — http://​www​.rusinst​.ru

———————————————————————————

Лоба­нов-Ростов­ский Алек­сей Бори­со­вич. Князь, рус­ский дипло­мат и исто­рик. Послан­ник Рос­сии в Тур­ции (1859-1863, 1878-1879), где ему уда­лось добить­ся под­пи­са­ния Кон­стан­ти­но­поль­ско­го мир­но­го дого­во­ра (1879). Посол Рос­сии в Вели­ко­бри­та­нии (1879-1882), Австрии (1882-1895), Гер­ма­нии (1895). Министр ино­стран­ных дел Рос­сии (1895-1896).

Алек­сей Бори­со­вич Лоба­нов-Ростов­ский родил­ся 30 декаб­ря 1824 года в име­нии мате­ри Олим­пи­а­ды Михай­лов­ны в Воро­неж­ской губер­нии. Он был чет­вер­тым сыном кня­зя Бори­са Алек­сан­дро­ви­ча. Дет­ские годы Алек­сея про­шли в Москве, где у него был гувер­нер — фран­цуз Деман­жо.

В 1838 году Лоба­нов-Ростов­ский посту­пил в Импе­ра­тор­ский Алек­сан­дров­ский лицей, кото­рый закон­чил в 1844 году с золо­той меда­лью. В декаб­ре он был опре­де­лен в депар­та­мент хозяй­ствен­ных и счет­ных дел Мини­стер­ства ино­стран­ных дел.

Из аппа­ра­та внеш­не­по­ли­ти­че­ско­го ведом­ства Лоба­но­ва пере­ве­ли в загра­нич­ную служ­бу: в 1850-1856 годах он был сек­ре­та­рем мис­сии в Бер­лине, в тече­ние трех после­ду­ю­щих лет — совет­ни­ком мис­сии в Стам­бу­ле. В июне 1859 года Лоба­но­ва-Ростов­ско­го назна­чи­ли чрез­вы­чай­ным послан­ни­ком и пол­но­моч­ным мини­стром при Отто­ман­ской импе­рии. Это был ред­чай­ший слу­чай в лето­пи­сях рос­сий­ской дипло­ма­тии. К 1863 году на сче­ту кня­зя был ряд удач­ных дипло­ма­ти­че­ских акций, за что он полу­чил чины стат­ско­го совет­ни­ка и камер­ге­ра дво­ра, стал кава­ле­ром оте­че­ствен­ных и ино­стран­ных орде­нов.

В 1860 году его пере­ве­ли в Мини­стер­ство внут­рен­них дел. При­род­ные спо­соб­но­сти, энер­гия, уме­ние орга­ни­зо­вать рабо­ту, а так­же явная бла­го­склон­ность к нему Алек­сандра II спо­соб­ство­ва­ли слу­жеб­ным и лич­ным успе­хам. 12 лет пре­бы­ва­ния Лоба­но­ва-Ростов­ско­го на посту това­ри­ща мини­стра отме­че­ны в фор­му­ляр­ном спис­ке неод­но­крат­ны­ми «высо­чай­ши­ми бла­го­во­ле­ни­я­ми», бла­го­дар­но­стя­ми, ука­за­ми о награж­де­нии орде­на­ми.

Мно­го вре­ме­ни он уде­лял исто­ри­че­ским изыс­ка­ни­ям и кол­лек­ци­о­ни­ро­ва­нию. При­сталь­ное вни­ма­ние к рус­ской гене­а­ло­гии осно­вы­ва­лось на уве­рен­но­сти кня­зя в том, что «род­ствен­ные свя­зи игра­ли в нашей исто­рии роль зна­чи­тель­но боль­шую, чем это обык­но­вен­но пред­став­ля­лось, и что от них суще­ствен­но зави­сел и самый ход исто­ри­че­ских собы­тий».

Ближ­не­во­сточ­ный кри­зис 70-х годов XIX века и Рус­ско-турец­кая вой­на 1877-1878 годов мно­гое изме­ни­ли в систе­ме меж­ду­на­род­ных отно­ше­ний. В апре­ле 1878 года Лоба­нов-Ростов­ский сно­ва был направ­лен в Стам­бул чрез­вы­чай­ным и пол­но­моч­ным послом для про­ве­де­ния пере­го­во­ров по заклю­че­нию меж­ду дву­мя госу­дар­ства­ми согла­ше­ния, кон­крет­ные ста­тьи кото­ро­го не рас­смат­ри­ва­лись на Бер­лин­ском кон­грес­се. Сул­тан выра­зил удо­вле­тво­ре­ние пер­со­ной посла. «Сафет-паша, — писал Лоба­нов-Ростов­ский в Петер­бург, — при­нял меня с сер­деч­но­стью. Он заявил, что мое назна­че­ние рас­смат­ри­ва­ет­ся как сви­де­тель­ство бла­го­во­ле­ния Его импе­ра­тор­ско­го вели­че­ства к сул­та­ну и они рас­счи­ты­ва­ют на меня в деле уста­нов­ле­ния дру­же­ствен­ных отно­ше­ний меж­ду Рос­си­ей и Тур­ци­ей».

Князь успеш­но спра­вил­ся с мис­си­ей в Стам­бу­ле, за что полу­чил чин дей­стви­тель­но­го тай­но­го совет­ни­ка и орден Алек­сандра Нев­ско­го с алмаз­ны­ми под­вес­ка­ми. Поки­нув бере­га Бос­фо­ра, он полу­чил назна­че­ние послом в Лон­дон, что было вызва­но необ­хо­ди­мо­стью нала­дить рез­ко обост­рив­ши­е­ся отно­ше­ния Рос­сии с Вели­ко­бри­та­ни­ей. Царь заявил так­же, что вско­ре Лоба­но­ву-Ростов­ско­му пред­сто­ит заме­нить Гор­ча­ко­ва. Одна­ко судь­ба рас­пре­де­ли­ла по-сво­е­му: погиб­ше­го после взры­ва наро­до­воль­ца­ми бом­бы Алек­сандра II сме­нил Алек­сандр III, и МИД Рос­сии воз­гла­вил Н.К. Гирс.

Лоба­нов-Ростов­ский же стал послом в Авст­ро-Вен­грии. Хотя в Вене рос­сий­ско­го посла счи­та­ли звез­дой пер­вой вели­чи­ны в дипло­ма­ти­че­ском мире, а его послуж­ной спи­сок в эти годы был отме­чен един­ствен­ной, но выс­шей награ­дой рос­сий­ской импе­рии — орде­ном Св. Андрея Пер­во­зван­но­го, новый царь не сим­па­ти­зи­ро­вал Лоба­но­ву-Ростов­ско­му.

В австрий­скую сто­ли­цу Алек­сей Бори­со­вич пере­вез все свои обшир­ные кол­лек­ции и биб­лио­те­ку. Дея­тель­ность кня­зя на попри­ще нау­ки полу­чи­ла высо­кую оцен­ку: его избра­ли почет­ным чле­ном Импе­ра­тор­ской Ака­де­мии наук и почет­ным чле­ном Сове­та биб­лио­тек. Лич­ная биб­лио­те­ка кня­зя, насчи­ты­вав­шая к кон­цу жиз­ни более 8 тысяч томов, посту­пи­ла после его смер­ти в биб­лио­те­ку Зим­не­го двор­ца. Лоба­нов-Ростов­ский пола­гал, что пре­бы­ва­ние на посту посла в Авст­ро-Вен­грии будет про­дол­жи­тель­ным и едва ли не послед­ним в его жиз­ни. Но в октяб­ре 1894 года неожи­дан­но умер Алек­сандр III.

В янва­ре 1895 года Нико­лай II под­пи­сал вери­тель­ные гра­мо­ты Лоба­но­ву как послу в Бер­лине. Одна­ко после того как посол в Лон­доне Ста­аль отка­зал­ся от поста мини­стра ино­стран­ных дел, царь назна­чил на этот пост Лоба­но­ва-Ростов­ско­го, чело­ве­ка широ­ко обра­зо­ван­но­го, отлич­но вла­дев­ше­го язы­ка­ми и пером. Лам­здорф под­чер­ки­вал уве­рен­ность и спо­кой­ствие Лоба­но­ва-Ростов­ско­го при обсуж­де­нии самых труд­ных вопро­сов, что все­ля­ло бод­рость и сти­му­ли­ро­ва­ло, «слов­но зара­жая или ока­зы­вая маг­не­ти­че­ское вли­я­ние». Алек­сей Бори­со­вич был ост­ро­ум­ным собе­сед­ни­ком и все­гда имел боль­шой успех у жен­щин.

После захва­та Ляо­дун­ско­го полу­ост­ро­ва Япо­ни­ей и заклю­че­ния Симо­но­сек­ско­го дого­во­ра Лоба­нов-Ростов­ский изло­жил свой взгляд на даль­не­во­сточ­ную про­бле­му в двух запис­ках царю от 6 апре­ля 1895 года. Лоба­нов-Ростов­ский скло­нял­ся к мыс­ли о согла­ше­нии с Япо­ни­ей на осно­ве ком­пен­са­ций за счет Китая. На осо­бом сове­ща­нии побе­ди­ла точ­ка зре­ния мини­стра С.Ю. Вит­те: было реше­но потре­бо­вать от япон­цев очи­стить Мань­чжу­рию, а в слу­чае отка­за под­чи­нить­ся не оста­нав­ли­вать­ся перед при­ме­не­ни­ем силы. Эта поли­ти­ка, имев­шая целя­ми при­об­ре­те­ние неза­мер­за­ю­ще­го пор­та на Тихом оке­ане и при­со­еди­не­ние неко­то­рой части Мань­чжу­рии для более удоб­но­го про­ве­де­ния Сибир­ской желез­ной доро­ги, тре­бо­ва­ла, по мне­нию мини­стра, край­ней осто­рож­но­сти.

Лоба­нов-Ростов­ский запро­сил Париж о согла­сии сов­мест­но с рос­сий­ским и гер­ман­ским пра­ви­тель­ства­ми пред­при­нять в Токио демарш — «дру­же­ски посо­ве­то­вать» Япо­нии отка­зать­ся от окку­па­ции Ляо­дун­ско­го полу­ост­ро­ва за соот­вет­ству­ю­щую денеж­ную ком­пен­са­цию. «Дру­же­ский совет» дол­жен был под­креп­лять­ся мор­ской демон­стра­ци­ей трех дер­жав.

Лоба­но­ву-Ростов­ско­му уда­лось убе­дить фран­цуз­ско­го кол­ле­гу Г. Ано­то в том, что сов­мест­ные дей­ствия Гер­ма­нии с Рос­си­ей ниче­го не меня­ли в отно­ше­ни­ях послед­ней с Фран­ци­ей. Он добил­ся согла­со­ван­но­го дипло­ма­ти­че­ско­го дав­ле­ния на Токио и насто­ял на отправ­ке пра­ви­тель­ства­ми коор­ди­ни­ру­ю­щих инструк­ций адми­ра­лам — коман­ди­рам кораб­лей трех дер­жав в Тихом оке­ане. Дипло­ма­ти­че­ский демарш заста­вил Япо­нию отсту­пить. Лоба­нов-Ростов­ский весь­ма гор­дил­ся круп­ным дипло­ма­ти­че­ским успе­хом, достиг­ну­тым в нача­ле дея­тель­но­сти.

Для выпла­ты кон­три­бу­ции Япо­нии Китай, потер­пев­ший пора­же­ние в войне 1894-1895 годов, нуж­дал­ся во внеш­нем зай­ме, из-за кото­ро­го раз­го­ре­лось острое сопер­ни­че­ство вели­ких дер­жав. Лоба­нов-Ростов­ский утвер­ждал, что глав­ная зада­ча Рос­сии — «поста­вить Китай в извест­ную зави­си­мость от нас и не допу­стить Англию рас­ши­рить там свое вли­я­ние». Поста­нов­ка китай­ских финан­сов в зави­си­мость от Англии и Гер­ма­нии гро­зи­ла появ­ле­ни­ем на ази­ат­ской гра­ни­це Рос­сии «вто­ро­го изда­ния Егип­та или даже Тур­ции».

Попыт­ки Лон­до­на и Бер­ли­на сорвать рус­ско-фран­цуз­ский заем не име­ли успе­ха бла­го­да­ря Вит­те и Лоба­но­ву-Ростов­ско­му, с кото­рым пер­вый согла­со­вы­вал все дипло­ма­ти­че­ские дей­ствия.

Со вре­ме­ни заклю­че­ния рус­ско-фран­цуз­ско­го тай­но­го сою­за в 1891 году Париж неод­но­крат­но, но без­успеш­но доби­вал­ся его огла­ше­ния. Вес­ной 1895 года Лоба­нов-Ростов­ский в этом вопро­се пошел Фран­ции навстре­чу. После неудач­ной попыт­ки дого­во­рить­ся с Рот­шиль­дом об орга­ни­за­ции зай­ма Китаю Петер­бург в нача­ле июня обра­тил­ся к помо­щи пра­ви­тель­ства Фран­ции. Высту­пая во фран­цуз­ском пар­ла­мен­те, Г. Ано­то впер­вые ска­зал о «сою­зе» с Рос­си­ей, что про­из­ве­ло огром­ное впе­чат­ле­ние в Евро­пе. После дан­но­го разъ­яс­не­ния китай­ский заем был лег­ко раз­ме­щен на париж­ском рын­ке.

Встре­во­жен­ный Виль­гельм II решил ока­зать пря­мое дав­ле­ние на Нико­лая II. В пись­мах царю он сове­то­вал опа­сать­ся тес­ной друж­бы с фран­цуз­ской рес­пуб­ли­кой. По при­ка­зу царя Лоба­нов-Ростов­ский 13 октяб­ря встре­тил­ся в Бер­лине с кай­зе­ром. Но пред­ло­же­ние Виль­гель­ма II о вос­со­зда­нии Сою­за трех импе­ра­то­ров для того, что­бы объ­еди­нен­ны­ми уси­ли­я­ми пол­но­стью «раз­да­вить Фран­цию», встре­ти­ло воз­ра­же­ние мини­стра. Лоба­нов-Ростов­ский раз­га­дал замы­сел Виль­гель­ма II: «Это все та же игра, что­бы при­влечь Рос­сию: взы­вать к монар­хи­че­ским и кон­сер­ва­тив­ным прин­ци­пам, манить Кон­стан­ти­но­по­лем и обе­щать под­держ­ку Гер­ма­нии во всех восточ­ных делах. Мы уже не раз полу­ча­ли аван­сы тако­го рода, они повто­ри­лись и в этот раз».

С нача­ла ближ­не­во­сточ­но­го кри­зи­са, осе­нью 1894 года, рос­сий­ские и фран­цуз­ские дипло­ма­ты тес­но сотруд­ни­ча­ли в комис­сии послов по выра­бот­ке реформ для хри­сти­ан­ско­го насе­ле­ния Отто­ман­ской импе­рии, про­ти­во­дей­ствуя стрем­ле­ни­ям англи­чан пре­вра­тить вопрос в обще­ев­ро­пей­ский.

Петер­бург сна­ча­ла ста­рал­ся избе­гать дав­ле­ния на Тур­цию. Даже после уклон­чи­во­го отве­та сул­та­на в мае 1895 года на мемо­ран­дум послов с про­ек­том реформ Лоба­нов отка­зал­ся при­со­еди­нить­ся к пред­ло­жен­но­му Англи­ей уль­ти­ма­ту­му. «С само­го нача­ла армян­ских ослож­не­ний, — утвер­ждал он, — нашей един­ствен­ной целью было дости­же­ние гаран­тий для обес­пе­че­ния неза­ви­си­мо­сти и бла­го­со­сто­я­ния армян без ком­про­ме­та­ции суще­ство­ва­ния Отто­ман­ской импе­рии. Власть любо­го пра­ви­тель­ства поко­ит­ся не толь­ко на его мате­ри­аль­ной силе, она коре­нит­ся преж­де все­го в том пре­сти­же, кото­рый ее окру­жа­ет».

Исполь­зуя содей­ствие Фран­ции, Лоба­нов-Ростов­ский стре­мил­ся пара­ли­зо­вать сепа­рат­ные дей­ствия Англии. В то же вре­мя он опре­де­лен­но заяв­лял: «Хотя мы не име­ем ника­ких заво­е­ва­тель­ных пла­нов, мы хотим все же иметь руки раз­вя­зан­ны­ми, что­бы быть в состо­я­нии защи­тить наши инте­ре­сы в том слу­чае, если они ока­жут­ся под угро­зой».

В сен­тяб­ре 1895 года после без­успеш­ных попы­ток убе­дить сул­та­на при­нять про­ект реформ Рос­сия и Фран­ция пере­шли сов­мест­но с Англи­ей от просьб к тре­бо­ва­ни­ям. Встре­чи Лоба­но­ва-Ростов­ско­го с Ано­то помог­ли согла­со­вать пози­ции.

Сов­мест­ный нажим дер­жав заста­вил сул­та­на в октяб­ре утвер­дить про­ект реформ. Лоба­нов-Ростов­ский был удо­вле­тво­рен резуль­та­том. Одна­ко сул­тан тянул с про­ве­де­ни­ем реформ. Что­бы заста­вить его дей­ство­вать, авст­ро-вен­гер­ский министр ино­стран­ных дел А. Голу­хов­ский пред­ло­жил дер­жа­вам, под­пи­сав­шим Бер­лин­ский трак­тат, вве­сти в про­ли­вы по несколь­ко судов. Сул­тан отка­зал­ся их про­пус­кать. Тогда Лон­дон пред­ло­жил назна­чить Пор­те 24-часо­вой срок для выда­чи фир­ма­нов на про­ход судов. Париж под­дер­жал англий­ский демарш. Докла­ды­вая обста­нов­ку Нико­лаю II, Лоба­нов-Ростов­ский 5 декаб­ря писал: «Назна­чить срок весь­ма лег­ко; но воз­ни­ка­ет вопрос: что же делать, если по про­ше­ствии назна­чен­но­го сро­ка сул­тан не выдаст фир­ма­нов? При­дет­ся в таком слу­чае согла­сить­ся на фор­си­ро­ва­ние про­ли­вов. Так как в этом слу­чае пра­во на осно­ва­нии Париж­ско­го трак­та­та совер­шен­но на нашей сто­роне, то я пола­гал бы неиз­беж­ным согла­сить­ся на эту край­нюю меру». Как послед­ний воз­мож­ный вари­ант дипло­ма­ти­че­ско­го реше­ния министр пред­ло­жил царю обра­тить­ся к сул­та­ну с лич­ным сове­том не про­ти­вить­ся про­пус­ку ста­ци­о­не­ров. Нико­лай II одоб­рил идею.

Совет царя после неко­то­рых коле­ба­ний был при­нят сул­та­ном. В нача­ле 1896 года обста­нов­ка ста­би­ли­зи­ро­ва­лась. Лоба­нов-Ростов­ский стре­мил­ся к его лока­ли­за­ции, посколь­ку все боль­ше выдви­гав­ше­е­ся на пер­вый план даль­не­во­сточ­ное направ­ле­ние поли­ти­ки тре­бо­ва­ло ста­биль­но­сти на Бал­ка­нах и Ближ­нем Восто­ке. Одна из акту­аль­ных задач — вос­ста­нов­ле­ние отно­ше­ний с Бол­га­ри­ей была реше­на в нача­ле 1896 года.

В 1896 году был под­пи­сан сек­рет­ный рус­ско-китай­ский дого­вор о сою­зе и о стро­и­тель­стве КВЖД, а так­же про­то­кол Лоба­но­ва — Яма­га­ты. Реша­ю­щую роль при заклю­че­нии союз­но­го дого­во­ра с Кита­ем сыг­рал С.Ю. Вит­те. Одна­ко уст­ная дого­во­рен­ность Вит­те с Ли Хун­чжа­ном нуж­да­лась в пись­мен­ном оформ­ле­нии ее мини­стром ино­стран­ных дел. При этом, по сви­де­тель­ству Вит­те, Лоба­нов-Ростов­ский уди­вил его «сво­и­ми при­род­ны­ми спо­соб­но­стя­ми». Князь, выслу­шав усло­вия согла­ше­ния, тут же по пунк­там напи­сал его текст. Вит­те, пора­жен­ный точ­но­стью, после­до­ва­тель­но­стью и пре­вос­ход­ной фор­мой изло­же­ния, не сде­лал ника­ких попра­вок.

Лоба­нов-Ростов­ский стре­мил­ся обес­пе­чить для Рос­сии более бла­го­при­ят­ные усло­вия сооб­ще­ния с ее вла­де­ни­я­ми на Даль­нем Восто­ке. Реше­ние про­бле­мы он видел в ней­тра­ли­за­ции Суэц­ко­го кана­ла, чему пре­пят­ство­ва­ло моно­поль­ное поло­же­ние Англии в Егип­те. Министр рас­счи­ты­вал на под­держ­ку Фран­ции. Еще в мар­те 1896 года министр заявил бри­тан­ско­му пре­мьер-мини­стру и мини­стру ино­стран­ных дел Р. Сол­с­бе­ри, что вопрос Егип­та пря­мо затра­ги­вал инте­ре­сы Рос­сии. Не полу­чив тогда отве­та, Лоба­нов вер­нул­ся к этой про­бле­ме в июне, изло­жив побуж­де­ния, кото­ры­ми руко­вод­ство­вал­ся Петер­бург: «С того вре­ме­ни ...> как инте­ре­сы Рос­сии на Край­нем Восто­ке ста­ли раз­ви­вать­ся, вопрос сво­бод­но­го про­хо­да судов через Суэц­кий канал при­об­рел для нас пер­во­сте­пен­ное зна­че­ние». Он утвер­ждал, что хотя «Сибир­ская желез­ная доро­га пред­на­зна­че­на, кро­ме про­че­го, для облег­че­ния пере­воз­ки наших сухо­пут­ных сил, но она не будет вли­ять на мор­ские пере­воз­ки, кото­рые тре­бу­ют­ся вви­ду про­грес­си­ру­ю­ще­го раз­ви­тия наших отно­ше­ний с Даль­ним Восто­ком». Лоба­нов-Ростов­ский наде­ял­ся, доби­ва­ясь осу­ществ­ле­ния инте­ре­сов Рос­сии, сохра­нить с Англи­ей нор­маль­ные отно­ше­ния.

«Судя по все­му, к осе­ни 1896 года у Лоба­но­ва сло­жи­лась кон­крет­ная внеш­не­по­ли­ти­че­ская про­грам­ма, — пишет исто­рик И.С. Рыба­че­нок. — На Ближ­нем Восто­ке, исполь­зуя «кон­церт» вели­ких дер­жав, и в первую оче­редь союз с Фран­ци­ей, сохра­нять, пока воз­мож­но, ста­тус-кво, оття­ги­вая раз­дел Отто­ман­ской импе­рии; на Бал­ка­нах — под­дер­жи­вать ста­биль­ность сов­мест­ны­ми уси­ли­я­ми с Авст­ро-Вен­гри­ей; про­ти­во­дей­ство­вать Англии в Егип­те, доби­ва­ясь сво­бо­ды пла­ва­ния по Суэц­ко­му кана­лу и ста­ра­ясь при­влечь к фран­ко-рус­ско­му сотруд­ни­че­ству в этом вопро­се Гер­ма­нию».

Важ­ная роль в реа­ли­за­ции этих пла­нов отво­ди­лась обме­ну мне­ни­я­ми с руко­во­ди­те­ля­ми внеш­не­по­ли­ти­че­ских ведомств во вре­мя поезд­ки Нико­лая II в Евро­пу. Министр гото­вил­ся к пере­го­во­рам в Вене, Бер­лине, Лон­доне и осо­бен­но в Пари­же.

Осу­ще­ствить наме­чен­ную про­грам­му мини­стру не уда­лось. 30 авгу­ста 1896 года он скон­чал­ся от сер­деч­но­го при­сту­па. В оте­че­ствен­ной и ино­стран­ной печа­ти выра­жа­лось сожа­ле­ние об утра­те «муд­ро­го и осмот­ри­тель­но­го руко­во­ди­те­ля внеш­ней поли­ти­ки Рос­сии» как раз в то вре­мя, когда перед евро­пей­ской дипло­ма­ти­ей встал ряд серьез­ных про­блем.

Похо­ро­ны состо­я­лись в Новоспас­ском мона­сты­ре Моск­вы. В Зна­мен­ской церк­ви — усы­паль­ни­це кня­зей Лоба­но­вых-Ростов­ских — в тес­ном боко­вом про­хо­де оста­ва­лась послед­няя моги­ла: туда и опу­сти­ли после отпе­ва­ния 7 сен­тяб­ря 1896 года гроб с телом вели­ко­го дипло­ма­та.

Пере­пе­ча­ты­ва­ет­ся с сай­та http://​100top​.ru/​e​n​c​y​c​l​o​p​e​d​ia/

———————————————————————————

Сви­де­тель­ство совре­мен­ни­ка:
В кон­це девят­на­дца­то­го века внеш­не­по­ли­ти­че­ское ведом­ство Рос­сии воз­глав­лял князь Лоба­нов-Ростов­ский, стре­мив­ший­ся ста­би­ли­зи­ро­вать поли­ти­че­скую ситу­а­цию как в Евро­пе, так и на Даль­нем Восто­ке. Тер­ри­то­ри­аль­ное рас­ши­ре­ние Япо­нии, кото­рая окку­пи­ро­ва­ла Южную Мань­чжу­рию, пред­став­ля­ло реаль­ную угро­зу, и в 1895 году Рос­сия, вме­сте с Фран­ци­ей и Гер­ма­ни­ей, потре­бо­ва­ла вос­ста­нов­ле­ния суве­рен­ных прав Китая на Мань­чжу­рию. Япон­ские вой­ска были вынуж­де­ны поки­нуть стра­ну и отой­ти в Корею. Воз­на­граж­де­ни­ем за это ста­ла кон­цес­сия, по кото­рой Рос­сия полу­ча­ла воз­мож­ность постро­ить и начать экс­плу­а­ти­ро­вать Южно-Китай­ской желез­ной доро­ги — она про­ле­га­ла через Север­ную Мань­чжу­рию и соеди­ня­ла Сибирь с Вла­ди­во­сто­ком. Одна­ко после того, как на посту мини­стра ино­стран­ных дел кня­зя Лоба­но­ва-Ростов­ско­го сме­нил граф Мура­вьев, внеш­няя поли­ти­ка Рос­сии пре­тер­пе­ла кру­той пово­рот.

Карл Густав Ман­нер­гейм. Мему­а­ры
Лоба­но­ва-Ростов­ская кня­ги­ня Клео­пат­ра Ильи­нич­на
Tahoma Times Arial Georgia Courier 7 8 9 10 11 12 14 16 18 20 22 24

— дочь гене­рал-май­о­ра Без­бо­род­ко, была самой бога­той неве­стой в Рос­сии, уна­сле­до­вав гро­мад­ное состо­я­ние сво­е­го дяди, кня­зя Алек­сандра Андре­еви­ча Без­бо­род­ко; вышла замуж за гене­рал-май­о­ра кня­зя Лоба­но­ва-Ростов­ско­го, но этот брак был неуда­чен, и они в ско­ром вре­ме­ни разо­шлись, вслед­ствие того, что муж, как гово­рят, про­иг­рал в кар­ты Подоль­ское име­ние сво­ей жены. Сама кня­ги­ня вела очень рас­то­чи­тель­ный образ жиз­ни и, несмот­ря на свои богат­ства, разо­ри­лась окон­ча­тель­но и объ­яви­ла себя несо­сто­я­тель­ной в вось­ми мил­ли­о­нах. Лоба­но­ва-Ростов­ская умер­ла 21 декаб­ря 1810 г. и похо­ро­не­на на Лаза­ре­вом клад­би­ще Алек­сан­дро-Нев­ской лав­ры. «Рус­ские порт­ре­ты XVIII и XIX ст.», изд. вел. кн. Нико­лая Михай­ло­ви­ча, т. VI, № 58. Ал. Гель­вих. {Полов­цов}

Лоба­нов-Ростов­ский , Яков Ива­но­вич, князь (р. 1760 † 18 янва­ря 1831 г.). Он был знат­но­го рода. Отец его был рот­мистр кон­ной гвар­дии, а мать род­ная внуч­ка кн. Б. И. Кура­ки­на. Вос­пи­та­ние полу­чил домаш­нее, как это было в обы­чае у знат­ных людей того вре­ме­ни. С мало­лет­ства он был запи­сан сер­жан­том в гвар­дей­ский полк. В воен­ной служ­бе князь про­был до 1784 года, когда оста­вил ее с чином капи­та­на. В этом году полу­чил зва­ние камер-юнке­ра и вско­ре же камер­ге­ра. Этим он обя­зан был покро­ви­тель­ству сво­их бога­тых и знат­ных род­ствен­ни­ков, гра­фа Н. И. Пани­на и кн. Н. И. Реп­ни­на, устро­ив­ших ему служ­бу в сена­те. В день коро­на­ций Импе­ра­то­ра Пав­ла I кня­зю Лоба­но­ву пове­ле­но было над­зи­рать за все­ми дела­ми в мос­ков­ском депар­та­мен­те сена­та и за все­ми при­сут­ствен­ны­ми места­ми Мос­ков­ской губер­ний. В 1798 году кн. Лоба­нов оста­вил служ­бу, но не надол­го; при Алек­сан­дре I был назна­чен сена­то­ром с пору­че­ни­ем над­зи­рать за построй­кой боль­ни­цы в Москве, что он выпол­нил с боль­шой выго­дой для каз­ны.

В нача­ле 1808 г. состо­я­лось его назна­че­ние мало­рос­сий­ским гене­рал-губер­на­то­ром. На этом посту он про­был до 22 фев­ра­ля 1816 г., когда был назна­чен чле­ном Госу­дар­ствен­но­го Сове­та, а затем и пред­се­да­те­лем комис­сии про­ше­ний. В 1829 году был назна­чен пред­се­да­те­лем депар­та­мен­та зако­нов Госу­дар­ствен­но­го Сове­та. По сло­вам его био­гра­фа, «кн. Лоба­нов отли­чал­ся бла­го­род­ным обра­зом мыс­лей, воз­вы­шен­ны­ми пра­ви­ла­ми, сохра­нив живость, весе­лость харак­те­ра и в ста­ро­сти масти­той, оду­шев­лял собой обще­ство, любил радо­вать­ся, и вме­сте делить горе с дру­ги­ми, был молод в кру­гу моло­дых людей, участ­во­вал в играх пре­крас­но­го пола, но в сове­тах со стар­ца­ми был важен, тверд, не кос­но­язы­чен, часто горяч там, где видел неправ­ду, не любим за то, но все­гда ува­жа­ем, как муж нели­це­при­ят­ный, пря­мо­душ­ный. Любил делать доб­ро без тще­сла­вия, был горд толь­ко про­тив гор­дых, лас­ков, обхо­ди­те­лен со все­ми, пре­дан пре­сто­лу без вся­ких свое­ко­рыст­ных видов. Хва­лил за гла­за, бра­нил откры­то (Бан­тыш-Камен­ский, Сло­варь досто­па­мят­ных людей ч. 3).

При нем, во вре­мя его гене­рал-губер­на­тор­ства, устра­и­ва­лись коло­нии для посе­ле­ния нем­цев в Пол­та­ве и Кон­стан­ти­но­гра­де. Ему при­шлось не мало пора­бо­тать над орга­ни­за­ци­ей опол­че­ния в 1812 г. см. наши рабо­ты: «Казац­кое опол­че­ние в 1812 г.», Киев. Ста­ри­на и 2-й том «к исто­рии пол­тав­ско­го дво­рян­ства». При нем был постро­ен в Пол­та­ве пер­вый театр.

Пав­лов­ский И. Ф. Пол­тав­цы: Иерар­хи, госу­дар­ствен­ные и обще­ствен­ные
дея­те­ли и бла­го­тво­ри­те­ли. Пол­та­ва, 1914. Стр.37-38

Порт­рет: http://​www​.rulex​.ru/

Гене­рал-губер­на­то­ры.

2) Тай­ный совет­ник князь Яков Ива­но­вич Лоба­нов-Ростов­ский , род­ствен­ник А. Б. Кура­ки­на (по мате­ри Ека­те­рине Алек­сан­дровне, урож­ден­ной княжне Кура­ки­ной) — с 24 янва­ря 1808 г.; 22 фев­ра­ля 1816 г. назна­чен чле­ном Госу­дар­ствен­но­го сове­та. Скон­чал­ся в С.-Петербурге 18 янва­ря 1831 г. **).

**) См. о нем: «Сло­варь досто­па­мят­ных людей рус­ской зем­ли» Д. Н. Бан­тыш-Камен­ско­го, изд. Алек­сандра Ширя­е­ва, Москва 1836 г., ч. 3, К.-М , стр. 180—186.

Буч­не­вич В. Е. Запис­ки о Пол­та­ве и ее памят­ни­ках.
2-е изд. Исправл. и дополн. Пол­та­ва. 1902 г. Стр. 39

Лоба­нов-Ростовсь­кий , Яків Іва­но­вич (1760—18.01.1831, Петер­бург) — князь , таєм­ний рад­ник, сена­тор, обер-камер­гер, гене­рал-губер­на­тор Мало­росії (1808—1816 pp.).

Похо­див з ари­сто­кра­тич­но­го роду, що виво­див свій поча­ток від Рюри­ка. Зав­дя­ки покро­ви­тель­ству знат­них роди­чів зро­бив блис­ку­чу при­двор­ну і служ­бо­ву кар’єру. При­зна­че­ний мало­російсь­ким гене­рал-губер­на­то­ром у Пол­та­ву, роз­гор­нув тут активне будів­ниц­тво. За ньо­го були спо­руд­жені голов­ні губернсь­кі уста­но­ви і будин­ки, що ста­ли зраз­ка­ми місь­кої архі­тек­ту­ри періо­ду кла­си­циз­му. Згід­но з уря­до­ви­ми мані­фе­ста­ми у 1812 р. сфор­му­вав у гене­рал-губер­на­тор­стві коза­ць­кі пол­ки для бороть­би з нава­лою Напо­лео­на. За сло­ва­ми біо­гра­фа, князь Я. І. Лоба­нов-Ростовсь­кий «…оду­шев­лял собою обще­ство, любил радо­вать­ся и вме­сте делить горе с дру­ги­ми, был молод в кру­гу моло­дых людей,… но в сове­тах со стар­ца­ми был важен, тверд, не кос­но­язы­чен, часто горяч там, где видел неправ­ду… Любил делать доб­ро без тще­сла­вия, был горд толь­ко про­тив гор­дых, лас­ков, обхо­ди­те­лен со все­ми, пре­дан пре­сто­лу без вся­ких свое­ко­рыст­ных видов. Хва­лил за гла­за, бра­нил откры­то».

Біло­усь­ко О. А., Миро­ш­ні­чен­ко В. І. Нова історія Пол­тав­щи­ни.
Кіне­ць XVIII — поча­ток XX століт­тя. Стор. 17

Лоба­нов-Ростов­ский , князь , Яков Ива­но­вич родил­ся 25 мар­та 1760 г.

В 1781 г. посту­пил на служ­бу в Семе­нов­ский полк, где про­слу­жил до чина капи­та­на. В 1784 г. он был пожа­ло­ван в камер-юнке­ры, в 1793 г. в камер­ге­ры; в 1794 г., бла­го­да­ря солид­ным свя­зям, он полу­чил назна­че­ние обер-про­ку­ро­ра 5-го депар­та­мен­та Сена­та; затем был назна­чен в Моск­ву наблю­дать за дела­ми в Мос­ков­ских депар­та­мен­тах Сена­та и при­сут­ствен­ных местах губер­нии, а так­же управ­лять теат­ра­ми. При Алек­сан­дре I Лоба­нов полу­чил долж­ность сена­то­ра и чле­на Мос­ков­ско­го опе­кун­ско­го сове­та.

В 1808 г. он был назна­чен гене­рал-губер­на­то­ром Мало­рос­сии и в 1810 г. полу­чил чин дей­стви­тель­но­го тай­но­го совет­ни­ка за тру­ды по заго­тов­ке про­до­воль­ствия для Мол­дав­ской армии. В 1812 г. им было сфор­ми­ро­ва­но, по соб­ствен­ной ини­ци­а­ти­ве, 17 мало­рос­сий­ских каза­чьих пол­ков, кото­рые были дви­ну­ты в Тулу и Калу­гу, а для защи­ты Мало­рос­сии собра­но зем­ское опол­че­ние.

В 1816 г., 22-го фев­ра­ля, князь Лоба­нов полу­чил назна­че­ние в Госу­дар­ствен­ный Совет, 20 апре­ля того же года он был назна­чен в комис­сию про­ше­ний, пода­ва­е­мых на Высо­чай­шее имя,
но через четы­ре года, в 1820 г., отка­зал­ся от этой долж­но­сти в виду того, что был лишен воз­мож­но­сти делать докла­ды госу­да­рю лич­но и дол­жен был счи­тать­ся с мне­ни­я­ми Арак­че­е­ва. Назна­чен­ный затем пред­се­да­те­лем депар­та­мен­та зако­нов и чле­ном коми­те­та мини­стров, Лоба­нов в 1827 г. опре­де­лен был пред­се­да­те­лем депар­та­мен­та граж­дан­ских и духов­ных дел Госу­дар­ствен­но­го Сове­та, а в 1829 году был пожа­ло­ван в обер-камер­ге­ры. Скон­чал­ся он 18 янва­ря 1831 г.

князь Алек­сей Нико­ла­е­вич Лоба­нов-Ростов­ский (1.08.1862-21.1.1921, Женева[163] ). Сын кня­зя Нико­лая Алек­се­е­ви­ча Лоба­но­ва-Ростов­ско­го (1826-1887) и Анны Ива­нов­ны Шен­ши­ной, урожд. Шаб­лы­ки­ной (род. 1837)** .

Окон­чил Имп. Мос­ков­ский уни­вер­си­тет. В дей­стви­тель­ной госу­дар­ствен­ной служ­бе с 21.02.1890, в Мини­стер­стве внут­рен­них дел с 21.02.1890, исправ­ля­ю­щий долж­ность вице-губер­на­то­ра Сувалк­ской губер­нии (с 11.11.1898 — 20.03.1900), в зва­нии камер-юнке­ра Высо­чай­ше­го Дво­ра, кол­леж­ский асес­сор (21.02.1896). Кава­лер орде­на Св. Анны 3 ст. (14.05.1896). Име­ет медаль в память Имп. Алек­сандра III , коро­нац. 1896 и за перепись[164] . Исправ­ля­ю­щий долж­ность Вар­шав­ско­го вице-губер­на­то­ра (20.03.1900-1.02.1902), надвор­ный совет­ник, в зва­нии камер-юнке­ра Высо­чай­ше­го Двора[165] .

Член Госу­дар­ствен­но­го сове­та по выбо­рам от дво­рян­ских обществ, Из дво­рян, князь , сена­тор (14 нояб­ря 1916) , родил­ся 1 авгу­ста 1862 г., веро­ис­по­ве­да­ния пра­во­слав­но­го, кава­лер орде­нов: рос­сий­ских: св. Вла­ди­ми­ра 3 ст. (1 янва­ря 1915), св. Анны 3 ст. (14 мая 1896), св. Ста­ни­сла­ва 1 ст. (6 декаб­ря 1915), 2 ст. (6 декаб­ря 1901) и пер­сид­ско­го Льва и Солн­ца 2 ст. со звез­дою (6 мар­та 1901). Име­ет меда­ли сереб­ря­ные в память Цар­ство­ва­ния им. Алек­сандра III (26 фев­ра­ля 1896) и в память св. коро­на­ции им. Нико­лая II, а так­же брон­зо­вые — за тру­ды по пер­вой все­об­щей пере­пи­си насе­ле­ния импе­рии 1897 г. (30 янва­ря 1897), в честь сто­ле­тия Оте­че­ствен­ной вой­ны 1812 г.(30 нояб­ря 1912) и в озна­ме­но­ва­нии 300-летья дома Рома­но­вых (21 фев­ра­ля 1913). Золо­тые нагруд­ные зна­ки в память сто­ле­тия Госу­дар­ствен­ной кан­це­ля­рии (26 декаб­ря 1909).

Окон­чил курс наук в Мос­ков­ском уни­вер­си­те­те по физи­ко-мате­ма­ти­че­ско­му факуль­те­ту со сте­пе­нью кан­ди­да­та. На госу­дар­ствен­ную служ­бу посту­пил 21 фев­ра­ля 1890 г. в Мини­стер­ство внут­рен­них дел. В том же году был отко­ман­ди­ро­ван для заня­тий в Зем­ский отдел. 28 авгу­ста 1890 г. был утвер­жден в чине кол­леж­ско­го сек­ре­та­ря. С 5 октяб­ря 1890 г. был почет­ным миро­вым судьей Ефре­мов­ско­го уез. Туль­ской губ. 12 октяб­ря 1890 г. был утвер­жден кан­ди­да­том к зем­ским началь­ни­кам при Ефре­мов­ском уезд­ном съез­де. С 2 июня по 27 авгу­ста и с 8 нояб­ря 1891 г. по 16 мая 1892 г. испол­нял долж­ность зем­ско­го началь­ни­ка 4 участ­ка Ефре­мов­ско­го уез. С 16 мая 1892 г. утвер­жден в долж­ность началь­ни­ка 4 участ­ка Ефре­мов­ско­го уез. 30 авгу­ста 1894 г. награж­ден зва­ни­ем камер-юнке­ра дво­ра е.и.в. 1 нояб­ря 1895 г. про­из­ве­ден в чин титу­ляр­но­го совет­ни­ка. В 1895 — 1898 был глас­ным губерн­ско­го зем­ско­го собра­ния. 21 фев­ра­ля 1896 г. про­из­ве­ден в кол­леж­ские асес­со­ры. 6 мар­та 1896 г. был утвер­жден в зва­ние дирек­то­ра Ефре­мов­ско­го тюрем­но­го отде­ле­ния. С 29 апре­ля по 27 мая 1896 г. испол­нял обя­зан­но­сти помощ­ни­ка цере­мо­ний­мей­сте­ра во вре­мя коро­на­ции Нико­лая II. 12 мая 1897 г. при­чис­лен к Глав­но­му управ­ле­нию госу­дар­ствен­но­го кон­но­за­вод­ства, с остав­ле­ни­ем в долж­но­сти зем­ско­го началь­ни­ка 4 участ­ка. 19 июля 1897 г. назна­чен непре­мен­ным чле­ном Харь­ков­ско­го губерн­ско­го при­сут­ствия. Во вре­мя все­об­щей пере­пи­си насе­ле­ния 1897 г. заве­до­вал пере­пис­ным участ­ком. 27 фев­ра­ля 1898 г. соглас­но про­ше­нию пере­чис­лен дирек­то­ром Харь­ков­ско­го губерн­ско­го коми­те­та попе­чи­тель­но­го о тюрь­мах обще­ства. 11 нояб­ря 1898 г. был назна­чен испол­ня­ю­щим долж­ность Сувалк­ско­го вице-губер­на­то­ра, с остав­ле­ни­ем в при­двор­ном зва­нии. 2 апре­ля 1899 г. назна­чен кор­ре­спон­ден­том Глав­но­го управ­ле­ния госу­дар­ствен­но­го кон­но­за­вод­ства по Сувалк­ской губ, с остав­ле­ни­ем в зани­ма­е­мой долж­но­сти и при­двор­ном зва­нии. 20 мар­та 1900 г. пере­ве­ден исправ­ля­ю­щим долж­ность Вар­шав­ско­го вице-губер­на­то­ра, с остав­ле­ни­ем в при­двор­ном зва­нии. 5 авгу­ста 1900 г. про­из­ве­ден в чин надвор­но­го совет­ни­ка. 1 июля 1900 г. назна­чен чле­ном коми­те­та лету­чих оку­ли­сти­че­ских отря­дов при Вар­шав­ском офталь­мо­ло­ги­че­ском инсти­ту­те. 1 фев­ра­ля 1902 г. пере­ве­ден на служ­бу в Госу­дар­ствен­ную кан­це­ля­рию. 15 фев­ра­ля 1902 г. назна­чен для заня­тий в Отде­ле­ние зако­нов. 19 апре­ля 1902 г. назна­чен помощ­ни­ком статс-сек­ре­та­ря Госу­дар­ствен­ной кан­це­ля­рии сверх шта­та. 5 апре­ля 1904 г. про­из­ве­ден в кол­леж­ские совет­ни­ки. 28 октяб­ря 1906 г. назна­чен для заня­тий во вто­рое отде­ле­ние по делам зако­но­да­тель­ным. 22 мар­та 1907 г. избран почет­ным попе­чи­те­лем Туль­ской гим­на­зии. 22 апре­ля 1907 г. пожа­ло­ван в зва­ние камер­ге­ра дво­ра е.и.в. 5 апре­ля 1908 г. про­из­ве­ден в стат­ские совет­ни­ки. 1 янва­ря 1910 г. про­из­ве­ден в дей­стви­тель­ные стат­ские совет­ни­ки. 9 авгу­ста 1910 г. соглас­но про­ше­нию уво­лен от долж­но­сти помощ­ни­ка статс-сек­ре­та­ря Госу­дар­ствен­ной кан­це­ля­рии. 5 декаб­ря 1910 г. назна­чен в долж­но­сти штал­мей­сте­ра дво­ра Его Импе­ра­тор­ско­го Вели­че­ства. 13 янва­ря 1912 г. при­сво­е­но зва­ние почет­но­го ста­ри­ка Раев­ской ста­ни­цы Кубан­ско­го каза­чье­го вой­ска. 24 фев­ра­ля 1915 г. назна­чен чле­ном Осо­бой комис­сии по при­зре­нию постра­дав­ших в про­дол­же­нии вой­ны с Гер­ма­ни­ей офи­цер­ских и ниж­них воин­ских чинов. 26 мар­та 1916 г. бы коман­ди­ро­ван в Вели­ко­бри­та­нию, Фран­цию и Ита­лию. 21 сен­тяб­ря 1916 г. был про­из­ве­ден в тай­ные совет­ни­ки. Имел родо­вое име­ние в Туль­ской губ. Ефре­мов­ско­го уез. при сель­це Дмит­ри­ев­ке и сель­це Николь­ском, при селе Алек­сан­дров­ско-Лоба­но­во, а так­же дерев­нях Яро­слав­ке, Рыбал­ках, Щер­ба­чев­кее, и села Сре­тен­ка а так­же бла­го­при­об­ре­тен­ные зем­ли с построй­ка­ми про­стран­ством в 70 дес. 165 саж. при сель­це Ино­зем­ной Сло­бо­де (дер. Пав­лов­ка) Ефре­мов­ско­го уез­да. Женат пер­вым бра­ком на доче­ри потом­ствен­но­го дво­ря­ни­на деви­це Ели­са­ве­те Сте­па­новне Рал­ли. Имел сына и дочь. Съез­дом выбор­щи­ков от дво­рян­ских обществ был избран в чле­ны Госу­дар­ствен­но­го сове­та 7 октяб­ря 1909 г.[166]

Кол­леж­ский совет­ник, помощ­ник статс-сек­ре­та­ря Госу­дар­ствен­но­го Сове­та, зем­ский началь­ник 4-го участ­ка Ефре­мов­ско­го уез­да, глас­ный Туль­ско­го губерн­ско­го зем­ско­го собра­ния в 1895-1898 гг., почет­ный миро­вой судья Ефре­мов­ско­го уез­да, кава­лер орде­нов Св. Ста­ни­сла­ва и Св. Анны. Вла­дел име­ни­ем в Ефре­мов­ском уез­де Туль­ской губер­нии (с. Архан­гель­ское). В 1869 был вне­сен в 5-ю часть дво­рян­ской родо­слов­ной кни­ги Туль­ской губ.[167] Лите­ра­ту­ра: Ikonnikov N. F. La Noblesse de Russie. Paris, 1959. Vol. I. [8]. 30 p.; Лоба­нов-Ростов­ский А. Н. (1862-?) // Пра­вые пар­тии: Док. и мате­ри­а­лы: В 2 т. М., 1998. Т. 1. С. 690 (примеч.)[168] .

Штал­мей­стер Высо­чай­ше­го Дво­ра, дей­стви­тель­ный стат­ский совет­ник, член Госу­дар­ствен­но­го Сове­та, пред­се­да­тель Сове­та Рус­ско­го Собра­ния (РС). Кн. Алек­сей Нико­ла­е­вич был очень состо­я­тель­ным чело­ве­ком: вла­дел несколь­ки­ми име­ни­я­ми в Ефре­мов­ском у. Туль­ской губ., имел вил­лу в Кан­нах, четы­ре дома в Петер­бур­ге. Слу­жил по ведом­ству МВД, в 1900 был Вар­шав­ским вице-губер­на­то­ром, слу­жил по выбо­рам дво­рян­ства Туль­ской губ., в 1902-09 был помощ­ни­ком статс-сек­ре­та­ря в Госу­дар­ствен­ной кан­це­ля­рии. После выхо­да в отстав­ку 7.10.1909 избран чле­ном Госу­дар­ствен­но­го Сове­та от все­рос­сий­ско­го дво­рян­ства, в Гос­со­ве­те вел актив­ную дея­тель­ность. Был чле­ном «Бюро для вза­им­ной осве­дом­лен­но­сти и сов­мест­ных дей­ствий пра­вых дея­те­лей», суще­ство­вав­ше­го в пери­од леги­сла­ту­ры III Госу­дар­ствен­ной Думы. В него вхо­ди­ли 3 чел. от Госу­дар­ствен­ной Думы (гр. А. А. Боб­рин­ский, А. С. Вязи­гин, Г. Г. Замыс­лов­ский) и 4 чел. от Госу­дар­ствен­но­го Сове­та (М. Я. Гово­ру­ха-Отрок, кн. Лоба­нов-Ростов­ский , А. С. Сти­шин­ский и пред­се­да­тель Бюро кн. А. А. Ширин­ский-Ших­ма­тов). 17.10.1909 избран дей­стви­тель­ным чле­ном РС, а 25.10.1909 избран пред­се­да­те­лем Сове­та РС. 29.04.1910 как пред­се­да­тель Сове­та РС был удо­сто­ен Высо­чай­шей ауди­ен­ции. Мно­го жерт­во­вал на нуж­ды РС, зна­чи­тель­ные сум­мы пере­рас­хо­да средств покры­ва­лись им из соб­ствен­ных средств (в 1910-25 тыс. руб.; в 1911-ок. 12 тыс. руб.). 23.01.1912 кн. Лоба­нов-Ростов­ский сло­жил с себя пол­но­мо­чия пред­се­да­те­ля Сове­та РС, моти­ви­руя этот шаг рас­стро­ен­ным здо­ро­вьем и тяже­лой болез­нью сына, кото­рые тре­бо­ва­ли его пре­бы­ва­ния за гра­ни­цей. Одна­ко это был пред­лог, насто­я­щей при­чи­ной отка­за кня­зя от поста руко­во­ди­те­ля РС был кон­фликт в сте­нах Собра­ния 18.11.1911 меж­ду Н. Е. Мар­ко­вым и Б. В. Николь­ским. Это собы­тие силь­но уда­ри­ло по авто­ри­те­ту орга­ни­за­ции и ее руко­вод­ства. Совет РС вынес реше­ние: Мар­ко­ву выне­сти пори­ца­ние за несдер­жан­ность, а Николь­ско­го исклю­чить из чис­ла чле­нов, как ини­ци­а­то­ра кон­флик­та. Одна­ко общее собра­ние не согла­си­лось с таким жест­ким реше­ни­ем в отно­ше­нии авто­ри­тет­но­го чле­на РС, пожиз­нен­но­го чле­на Собра­ния Б. В. Николь­ско­го. Тогда Совет подал в отстав­ку. В РС воз­ник затяж­ной кон­фликт, гро­зив­ший пол­ным рас­па­дом Собра­ния. В этих усло­ви­ях целая груп­па вли­я­тель­ных чле­нов РС уго­во­ри­ла Совет остать­ся. Одна­ко сам пред­се­да­тель был непре­кло­нен и ушел. 3.05. 912 он был избран почет­ным чле­ном Собра­ния. Вер­нул­ся к актив­ной дея­тель­но­сти в РС кн. Лоба­нов-Ростов­ский во вре­мя пер­вой миро­вой вой­ны, в 1915-17 был чле­ном Сове­та РС. По его ини­ци­а­ти­ве и при его финан­со­вом обес­пе­че­нии (сов­мест­но с гр. П. Н. Апрак­си­ным) был воз­об­нов­лен в 1915 «Вест­ник Рус­ско­го Собра­ния». Во вре­мя пер­вой миро­вой вой­ны был чле­ном авиа­ци­он­ной комиссии[169] .

Князь А.Н. Лоба­нов-Ростов­ский, 1910-е годы

Князь А.Н. Лоба­нов-Ростов­ский ,

1910-е годы

Обра­зо­ва­ние полу­чил в «куз­ни­це пат­ри­о­ти­че­ских кад­ров»- осно­ван­ном М.Н.Катковым мос­ков­ском Лицее Цеса­ре­ви­ча Нико­лая, затем закон­чил физи­ко-мате­ма­ти­че­ский факуль­тет Мос­ков­ско­го уни­вер­си­те­та со сте­пе­нью кан­ди­да­та. Слу­жил в Мини­стер­стве внут­рен­них дел, в 1900 г. был Вар­шав­ским вице-губер­на­то­ром, в 1902-09 гг. помощ­ни­ком статс-сек­ре­та­ря Госу­дар­ствен­ной кан­це­ля­рии, в 1909 г. назна­чен чле­ном Госу­дар­ствен­но­го Сове­та, вхо­дил в состав пра­вой груп­пы. 17 октяб­ря 1909 г. стал дей­стви­тель­ным чле­ном ста­рей­шей монар­хи­че­ской орга­ни­за­ции Рус­ско­го Собра­ния (РС), а 25 октяб­ря 1909 г. избран пред­се­да­те­лем Сове­та РС. Мно­го жерт­во­вал на нуж­ды РС. Одна­ко 23 янва­ря 1912 г. князь Лоба­нов-Ростов­ский сло­жил с себя пол­но­мо­чия пред­се­да­те­ля Сове­та РС, моти­ви­руя этот шаг рас­стро­ен­ным здо­ро­вьем и болез­нью сына, кото­рые тре­бо­ва­ли лече­ния загра­ни­цей. Одна­ко насто­я­щей при­чи­ной был кон­фликт в сте­нах Собра­ния меж­ду Н.Е.Марковым и Б.В.Никольским. Это собы­тие силь­но уда­ри­ло по авто­ри­те­ту орга­ни­за­ции. Совет РС вынес реше­ние: Мар­ко­ву выне­сти пори­ца­ние, а Николь­ско­го исклю­чить как ини­ци­а­то­ра кон­флик­та. Одна­ко общее собра­ние не согла­си­лось с таким жест­ким реше­ни­ем в отно­ше­нии пожиз­нен­но­го чле­на Собра­ния про­фес­со­ра Б.В.Никольского, и Совет подал в отстав­ку. Мно­гие вид­ные дея­те­ли РС про­си­ли Лоба­но­ва-Ростов­ско­го не остав­лять пост пред­се­да­те­ля, но он был непре­кло­нен. Вер­нул­ся к актив­ной дея­тель­но­сти в Рус­ском Собра­нии князь Лоба­нов-Ростов­ский толь­ко в годы Пер­вой миро­вой вой­ны, в 1915-17 гг. он был чле­ном Сове­та РС. По его ини­ци­а­ти­ве и при его финан­со­вой под­держ­ке был воз­об­нов­лен в 1915 г. «Вест­ник Рус­ско­го Собра­ния». Судь­ба его после 1917 г. неизвестна[170] .

На 1917 г.: сена­тор, тай­ный совет­ник, член: Госу­дар­ствен­но­го Сове­та по выбо­рам, Вер­хов­но­го сове­та по при­зре­нию семей лиц, при­зван­ных на вой­ну, а так­же семей ранен­ных и пав­ших вои­нов, Коми­те­та Ее Имп. Выс. вели­кой кня­ги­ни Марии Пав­лов­ны по снаб­же­нию уволь­ня­е­мых из лаза­ре­тов на роди­ну вои­нов и др., каз­на­чей Импе­ра­тор­ско­го Пра­во­слав­но­го Пале­стин­ско­го обще­ства, про­жи­вал на Ека­те­ри­нин­ском кана­ле, 93, вла­де­лец несколь­ких домов в Петрограде[171]

№ 74-й. Чело­би­тье кня­зя Афа­на­сия Васи­лье­ви­ча Лоба­но­ва-Ростов­ско­го о повер­ста­нии его помест­ным и денеж­ным окла­да­ми про­тив его бра­тьи, кому он в вер­сту.
Царю, госу­да­рю и вели­ко­му кня­зю Миха­и­лу Федо­ро­ви­чу всея русии бьет челом холоп твой Офон­ка Лоба­нов-Ростов­ской . Вер­стан я холоп твой при царе Васи­лье денеж­ным жало­ва­ньем шесть­де­сят руб­лев, a помест­ным окла­дом восемь­сотъ четьи и после, госу­дарь, вер­ста­нья, как вор сто­ял в Тушине, и я холоп твой на Москве в оса­де сидел и на мно­гих боях с литов­ски­ми людь­ми и с измен­ни­ки с рус­ски­ми воры бивал­ся явствен­но и язы­ки мно­гие при­сы­лы­вал; и как вор побе­жал от Моск­вы в Калу­гу, и в те, госу­дарь, поры царь Васи­лей меня послал за Лисов­ским, как Лисов­ской при­сту­пал к Воло­ди­ми­ру и я, холоп твой, сшел­ся под Юрьев­цем Поль­ским с поль­ски­ми и с литов­ски­ми людь­ми и с рус­ски­ми измен­ни­ки и был бой, и я, холоп твой, литов­ских людей и рус­ских измен­ни­ков мно­гих побил и язы­ки поимал с бою, осыпь поки­нув, побе­жа­ли, и я, холоп твой в осы­пи сел и острог и кре­по­сти поде­лал и укре­пя острог и поса­дя людей, а сам пошел под Суз­даль; и как при­шел я, холоп твой в Гав­ри­лов­скую сло­бо­ду, и Лисов­ской не дожи­да­ясь меня, холо­па тво­е­го, из Суз­да­ля побе­жал, и я, холоп твой, при­шел в Суз­даль. А как за грех все­го пра­во­слав­ная кре­стьян­ства поль­ские и литов­ские люди разо­ри­ли мос­ков­ское госу­дар­ство, и я, холоп твой, под Моск­вою в пол­ку у бояри­на у кня­зя Дмит­рея Тимо­фе­е­ви­ча Тру­бец­ко­го был и на мно­гих боях бил­ся явствен­но. И как, госу­дарь, в осень при­хо­дил гет­ман Хот­ке­вич, и в те, госу­дарь, поры я, холоп твой, на том бою был и бил­ся явствен­но и после, госу­дарь, того бою взя­ли меня, холо­па тво­е­го, литов­ские люди Сапе­ги­на пол­ку в полон, и в поло­ну я живот свой мучил пол­го­да и выку­пил­ся собою из поло­ну. И как, госу­дарь, сби­рал­ся в Яро­слав­ле с рат­ны­ми людь­ми столь­ник князь Дмит­рей Пожар­ской, и я, холоп твой, выку­пясь из поло­ну, со кня­зем Дмит­ре­ем при­шел под Моск­ву и в Хот­ке­е­ви­ча при­ход был и бил­ся явствен­но; а как город Китай взя­ли, и я, холоп твой на при­сту­пе был; и как Гос­подь дал мос­ков­ское госу­дар­ство от литов­ских людей очи­сти­лось, и в те, госу­дарь, поры я, холоп твой, был же.
А кото­рая, госу­дарь, наша бра­тья при царе Васи­лье и при боярех слу­жи­ли, и им всем денеж­но­го жало­ва­нья и помест­но­го окла­ду при­бав­ле­но, а мне холо­пу тво­е­му за те служ­бы денеж­но­го жало­ва­нья и помест­но­го окла­ду не при­бав­ле­но и по ся места. Мило­сти­вый госу­дарь, царь и вели­кий князь Миха­ил Федо­ро­вич всея pycии, пожа­луй меня, холо­па сво­е­го, вели меня повер­стать денеж­ным жало­ва­ньем и помест­ным окла­дом, кому я, холоп твой, оте­че­ством и служ­бою в вер­сту, чтоб я, холоп твой, перед сво­ею бра­тьею позо­рен не был. Царь, госу­дарь сми­луй­ся, пожа­луй!
Поме­та: «Госу­дарь пожа­ло­вал, велел повер­стать сво­им госу­да­ре­вым жало­ва­ньем помест­ным и денеж­ным окла­дом». «Выпи­сать тот­час столь­ни­ков».
Раз­ряд­ная выпись.
В чело­бит­ной чаш­ни­ка, кня­зя Афо­на­сья Васи­лье­ви­ча Лоба­но­ва-Ростов­ска­го напи­са­но: помест­ной оклад был ему при царе Васи­лье 800 четьи, денег из чети 60 руб­лев. А в Роз­ря­де сыс­ка­но: в бояр­ской тет­ра­ди 117 году напи­са­но чаш­ни­ку, кня­зю Афо­на­сью Васи­лье­ви­чу Лоба­но­ву-Ростов­ско­му помест­ной оклад 700 четьи, денег из чети 40 руб­лев. А у выпи­си чаш­ник, князь Афо­на­сей Васи­лье­вич Лоба­нов-Ростов­ский ска­зал: при­да­но ему при царе Васи­лье за служ­бу, как он был в пол­ку у кня­зя Ива­на Шуй­ска­го и был голо­ва у Каши­рян у дво­рян и у детей бояр­ских и был бой под Крас­ною сло­бо­дою с юртов­ски­ми тата­ры, и он с сво­ею сот­нею юртов­ских татар побил и язы­ки мно­гие поимал, и царь Васи­лей за тое служ­бу велел ему при­да­ти поме­стья к ста­ро­му его окла­ду к 700 ч. 100 четьи, денег из чети к 40 руб­лем 20 руб­лев.
И выпи­са­ны столь­ни­ки напри­мер:
В бояр­ской тет­ра­ди 117 года напи­са­но:
1148 четьи, денег 150 руб­лев:
Князь Иван княжь Пет­ров сын Буй­но­сов-Ростов­ской.
По 800 четьи денег 160 руб­лев:
Князь Юрьи Яншин сын Суле­шев.
150 руб­лев:
Васи­лей Ива­нов сын Бутур­лин. [112]
130 руб­лев:
Князь Дмит­рей княжь Мам­стрю­ков сын Чер­кас­ской.
120 руб­лев:
Князь Андрей княжь Рома­нов сын Тюмен­ской.
70 руб­лев:
Князь Васи­лей княжь Ива­нов сын Туре­нин. Да в нынеш­нем во 122 г. госу­дарь пожа­ло­вал за Торо­пец­кое осад­ное сиде­нье и за служ­бы, велел ему при­да­ти сво­е­го госу­да­ре­ва жало­ва­нья поме­стья к ста­ро­му его окла­ду к 800 четьям 300 четьи, денег к 70 руб­лям 100 руб­лев; и все­го ныне кня­зю Васи­лью Туре­ни­ну помест­ном оклад 1100 четьи, денег 170 руб­лев.
80 руб­лев:
Князь Семен княжь Васи­лье­вич Про­зо­ров­ской. Да в нынеш­нем во 122 г. госу­дарь пожа­ло­вал за Тих­вин­ское осад­ное сиде­нье и за служ­бу, велел ему при­да­ти сво­е­го госу­да­ре­ва жало­ва­нья поме­стья к ста­ро­му его окла­ду к 800 четьям 300 четьи, денег к 80 руб. 100 руб­лев; и все­го ныне кня­зю Семе­ну помест­ной оклад 1100 четьи, денег 180 руб­лев.
700 четьи, денег 70 руб­лев:
Левон­тей Ондре­ев сын Велья­ми­нов. Да в нынеш­нем во 122 г. госу­дарь пожа­ло­вал за Тих­вин­ское осад­ное сиде­нье и за служ­бы, велел ему при­да­ти сво­е­го госу­да­ре­ва жало­ва­нья поме­стья к ста­ро­му его окла­ду к 700 четьям 200 чети, денег к 70 руб­лем 80 руб­лев; и все­го ныне Левонтью помест­ной оклад 900 четьи, денег 150 руб­лев.
И госу­да­рю, царю и вели­ко­му кня­зю Миха­и­лу Федо­ро­ви­чу всея русии бьет челом чаш­ник Афо­на­сей Лоба­нов-Ростов­ской , чтоб его госу­дарь пожа­ло­вал, велел повер­стать помест­ным окла­дом, и день­га­ми, как госу­да­рю Бог изве­стит.
Поме­та: «122 г. апре­ля в 7 д. Госу­дарь пожа­ло­вал, велел ему учи­нить сво­е­го госу­да­ре­ва жало­ва­нья помест­но­го окла­ду 1200 четьи, денег из чети 200 руб­лев».
(Мос­ков. ст. столб. № 6, д. 1, лл. 191—196).

Print Friendly, PDF & Email