Мате­ри­а­лы по гене­а­ло­гии и про­со­по­гра­фии.

Кор­ко­ди­но­вы — кня­же­ский род, отрасль кня­зей Смо­лен­ских. Про­ис­хо­ди­ли от вла­де­тель­ных кня­зей смо­лен­ских; родо­на­чаль­ни­ком их был Иван Юрье­вич Кор­ко­ди­нов, при­быв­ший из Лит­вы на служ­бу к Васи­лию Ива­но­ви­чу, вели­ко­му кня­зю мос­ков­ско­му в 1514 г.
Род К. пре­сек­ся нача­ле XVIII в.

Поколенная роспись рода князей Коркодиновых.

❋ Рюрик князь Нов­го­род­ский
⇨ Игорь Рюри­ко­вич, вели­кий князь Киев­ский +945
⇨ Свя­то­слав I Иго­ре­вич, вели­кий Киев­ский 942-972
⇨ Вла­ди­мир I, вели­кий князь Киев­ский +1015
⇨ Яро­слав I Муд­рый, вели­кий князь Киев­ский 978-10S4
⇨ Все­во­лод I, вели­кий князь Киев­ский 1030-1093
⇨ Вла­ди­мир II Моно­мах, князь Киев­ский 1053-1125
⇨ Мсти­слав I, вели­кий князь Киев­ский 1075-1132
⇨ Рости­слав, вели­кий князь Киев­ский +1168
⇨ Давид, князь Смо­лен­ский 1120-1197
⇨ Мсти­слав, князь Смо­лен­ский +1230
⇨ Рости­слав, князь Смо­лен­ский
⇨ Глеб, князь Смо­лен­ский
⇨ Алек­сандр, князь Смо­лен­ский +1313
⇨ Иван, князь Смо­лен­ский
⇨ Свя­то­слав, князь Смо­лен­ский
⇨ Глеб Свя­то­сла­вич
⇨ Иван Гле­бо­вич

XIX колено

1. КНЯЗЬ ЮРИЙ ИВА­НО­ВИЧ КОР­КО­ДА

Упо­ми­на­ет­ся с сыном (без име­ни) в кон­це XV века в спис­ке кня­зей и бояр смо­лен­ских.
Во Вве­ден­ском сино­ди­ке: Рід кня­зя Іванів Кор­ко­динів (с. 28) Розділ містить тіль­ки одне ім’я – схим­ни­ка кня­зя Гер­ма­на. Князь Іван Юрій­о­вич Кор­ко­дин відо­мий у Литві в 1482 – 1514 рр. [Вольф, 179], про чен­ця Гер­ма­на
відо­мо­стей нема, веро­ят­но это его отец Юрий /Георгий/.

XX колено

2/1. КНЯЗЬ ИВАН ЮРЬЕ­ВИЧ КОР­КО­ДИН (1487, †1514/22)

[1488] 03 17 Реестръ писа­ра Федь­ка, початъ писа­ти, какъ поехалъ король его м(и)л(о)сть з Вкл­ни до Ляховъ, месе­ца ма/ща 17 день, инъ­диктъ 6. Дани­на коро­ля его м(и)л(о)сти кня­земъ и паномъ, и земя­нол*, и дво­ра­номъ, отъ­пра­ва с коръ­чомъ и з мыть …..Смольняне…Князю Ива­ну Ко/жодыну 8 копъ з мыта смо­ленъе­ко­го…..

Иван в 1514 г., при поко­ре­нии Смо­лен­ска, остал­ся в под­дан­стве вел. кн. мос­ков­ско­го. 1520 — боярин «слу­га» «Систе­ма­ти­че­ский спи­сок боярам, околь­ни­чим и дум­ным дво­ря­нам от 1468 до раз­ру­ше­ния этих орга­нов.» 1

Во Вве­ден­ском сино­ди­ке: Рід кня­зя Іванів Кор­ко­динів (с. 28) Розділ містить тіль­ки одне ім’я – схим­ни­ка кня­зя Гер­ма­на. Князь Іван Юрій­о­вич Кор­ко­дин відо­мий у Литві в 1482 – 1514 рр.2, про чен­ця Гер­ма­на відо­мо­стей нема, веро­ят­но это его отец Юрий /Георгий/.

Жена: МАРИЯ (†1522)

3/1. КНЯЗЬ МИХА­ИЛ ЮРЬЕ­ВИЧ КОР­КО­ДИ­НОВ (1506)

в 1506 помещ

4/1. КНЯЗЬ ГРИ­ГО­РИЙ [ЮРЬЕ­ВИЧ] КОР­КО­ДИ­НОВ (1508)

в 1508 в Лит­ве.

XXI колено

4/2. КНЯЗЬ ИВАН ИВА­НО­ВИЧ КОР­КО­ДИ­НОВ (1522, †1560-е)

литвин-дворов.сын-боярск. помещ.-Можайск-у. 1С:Ив.Юр.Ив-ча

Без­дет­ный

5/2. КНЯЗЬ СЕМЕН ИВА­НО­ВИЧ КОР­КО­ДИ­НОВ (1552, †1581)

— князь, вое­во­да в цар­ство­ва­ние Ива­на Гроз­но­го, сын кн. И. Ю. Кор­ко­ди­но­ва. В Дво­ро­вой тет­ра­ди из лит­вы дво­ро­вой Можай­ска3. Зимой 1559 г. в похо­де в Ливо­нию голо­ва при вто­ром вое­во­де боль­шо­го пол­ка. В мар­те 1559 г. в похо­де про­тив Девлет-Гирея голо­ва при вто­ром вое­во­де боль­шо­го пол­ка. В янва­ре 1560 г. на Алыст голо­ва при пер­вом вое­во­де пол­ка пра­вой руки. В 1560 г. под Вилья­ном голо­ва при вто­ром вое­во­де в пол­ку пра­вой руки. В 1561/1562 г. вое­во­да в Вели­ких Луках. В 1570–1582 гг. вхо­дил в Зем­ский двор Ива­на Гроз­но­го. В 1570/1571 г. 2-й вое­во­да в Смо­лен­ске. Семен Кор­ко­ди­мов со смо­лен­ски­ми поме­щи­ка­ми, доро­го­бу­жа­на­ми про­во­дил до рубе­жа литов­ских послов Я. Скро­то­ши­на с това­ри­ща­ми в июле 1570 г. В апре­ле 1572 года в Коломне был про­ве­ден смотр пол­ков, при­кры­ва­ю­щих южную гра­ни­цу стра­ны, после кото­ро­го вой­ска разо­шлись по «раз­ря­ду» – рас­пи­са­нию. – боль­шой полк из 8000 чело­век – под коман­до­ва­ни­ем кня­зя Миха­и­ла Ива­но­ви­ча Воро­тын­ско­го соби­ра­лись у Колом­ны, при­кры­вая Моск­ву со сто­ро­ны Ряза­ни. При боль­шом пол­ку нахо­дил­ся «гуляй-город» и почти весь наряд с вое­во­да­ми кня­зья­ми С.И. Кор­ко­ди­но­вым и З. Сугор­ским. В 1573 г. — 1-й вое­во­да «у обо­зу» на Оке «для при­хо­ду крым­ско­во царя». В 1573/74 г. намест­ник в Нов­го­ро­де Север­ском. В 1575/76 г. голо­ва «на бере­гу… у наря­ду» про­тив татар, а затем в цар­ском похо­де про­тив Девлет-Гирея голо­ва у обо­за. В 1577 г. Москве для орга­ни­за­ции про­из­вод­ства артил­ле­рий­ских ору­дий, снаб­же­ния ими войск, обес­пе­че­ния артил­ле­рий­ски­ми при­па­са­ми создан Пушеч­ный при­каз. Его пер­вым началь­ни­ком был назна­чен князь С. Кор­ко­ди­нов. В Бояр­ском спис­ке 1577 г. назва­ны два име­ни стар­ших чинов при­ка­за: «В Пушеч­ном при­ка­зе князь Семен Кор­ко­ди­нов, Федор Пуч­ко Мол­вя­ни­нов», – оба поме­че­ны: «с госу­да­рем» (в похо­де). В апре­ле 1577 г. в Ливон­ском похо­де вое­во­да у наря­да, затем постав­лен сто­ро­жей дози­рать, после это­го вто­рой вое­во­да у наря­да. В авгу­сте 1577 г. вто­рой вое­во­да в Куко­но­се (Кокен­гау­зене). В 1577/78 г., 1578/79 г. тре­тий вое­во­да в Куконосе.Отписка Куко­ной­ских вое­вод кня­зей И.С.Туренина и С.И.Коркодинова о при­сыл­ке из Пско­ва при­бор­ных людей, об отка­зе псков­ских вое­вод при­слать стро­и­тель­ных рабо­чих к воз­ве­де­нию церк­ви и о недо­стат­ке в горо­де куз­не­цов и камен­щи­ков. Ранее 1578. 19.014. В 1580 г. вое­во­да в Орле. В 1581 г. — вое­во­да в Ново­си­ле, под кото­рым был убит тата­ра­ми5.

Выехав­шие из Лит­вы кня­зья Кор­ко­ди­но­вы полу­чи­ли зем­ли в Можай­ском уез­де. Сре­ди вот­чин­ни­ков уез­да 1540-х гг. упо­ми­на­ет­ся князь С. И.Коркодинов. За кня­зем Семе­ном Кор­ко­ди­мо­вым была вот­чи­на в Поро­тов­ском стане Можай­ско­го уез­да пустошь, что была дерев­ня Стар­ков­ская (77 чет­вер­тей доб­рой зем­ли)6. В 1577-1578 гг. за ним и его бра­том Гри­го­ри­ем в воло­сти Оглоб­лин­ская Коло­мен­ско­го уез­да была вот­чи­на село Спас­ское в 574 чет­вер­ти сред­ней зем­ли7.

6/2. КНЯЗЬ ГРИ­ГО­РИЙ ИВА­НО­ВИЧ КОР­КО­ДИ­НОВ (1522,1583)

— 3С:Ив.Юр.Ив-ча; вое­во­да. В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Можай­ска и из лит­вы дво­ро­вой Можай­ска8. В Полоц­ком похо­де 1562/63 г. выбор­ный дво­ря­нин в руб­ри­ке «в посыл­ках у госу­да­ря»9. В 1570–1581 гг. вхо­дил в Зем­ский двор Ива­на Гроз­но­го. В июне 1570 г. вое­во­да на Пло­ве и Соло­ве. В 1572 г. вое­во­да в Путив­ле. В 1572 г. намест­ник в Рос­лав­ле. В 1574-76 г. вто­рой вое­во­да в Аст­ра­ха­ни. 1574, 12 авгу­ста — гра­мо­та царя Ива­на IV Васи­лье­ви­ча Гроз­но­го в Аст­ра­хань вое­во­дам кн. В. В. Кри­во­бор­ско­му и кн. Г. И. Кор­ко­ди­но­ву о про­пус­ке в Буха­ру чет­ве­рых чело­век. Выбор­ный дво­ря­нин из Тару­сы в 1577 г. в зем­ском бояр­ском спис­ке 1577 г. В нача­ле 1577 г. вое­во­да в Аст­ра­ха­ни. В 1580/81 г. вое­во­да в Ладо­ге. В июле 1581 г. в вой­ске на Воро­ночь вто­рой вое­во­да боль­шо­го пол­ка: в то самое вре­мя, когда поль­ско-литов­ско-вен­гер­ская армия коро­ля Сте­фа­на Бато­рия дви­га­лась на Псков, Иван IV напра­вил «вое­вод» на помощь Воро­но­чу. Заме­тим, одна­ко, что в Раз­ряд­ной кни­ге ниче­го не ска­за­но о том, кто из рус­ских вое­вод в этот момент нахо­дил­ся в Воро­но­че, так что оста­ет­ся неяс­но, кому имен­но ока­зы­ва­ли «помощь» цар­ские вое­во­ды Иван Федо­ро­вич Крюк-Колы­чов и князь Гри­го­рий Ива­но­вич Кор­ко­ди­нов , при­быв­шие под Воро­ноч из Нов­го­ро­да, Леон­тий Ива­но­вич Окса­ков и князь Васи­лий Мещер­ский, при­слан­ные из Пско­ва, а так­же Васи­лий Тимо­фе­е­вич Пле­ще­ев и Ермо­ла Коро­бов, хотя под­черк­ну­то, что в Воро­но­че нахо­дит­ся коро­лев­ская «заста­ва». Нет ника­ких све­де­ний и о резуль­та­тах ока­зан­ной Воро­но­чу «помо­щи». В сен­тяб­ре 1581 г. дол­жен был идти из Мша­ги в Нов­го­род на посад и быть там на вылаз­ке на слу­чай при­хо­да литов­ских людей. В октяб­ре 1581 г. вое­во­да в Мша­ге во вре­мя при­ез­да пап­ско­го послан­ни­ка Анто­нио Поссе­ви­но. В декаб­ре 1581 г. попал в плен к поля­кам Лиха­чев Н.П.10.

К 1573-1574 г. утра­тил в Мана­тьине стане Мос­ков­ско­го уез­да поме­стья 5 пусто­шей (120 чет­вер­тей доб­рой зем­ли) и несколь­ко дере­вень. В 1577-1578 гг. за ним и его бра­том Семе­ном в воло­сти Оглоб­лин­ская Коло­мен­ско­го уез­да была вот­чи­на село Спас­ское в 574 чет­вер­ти сред­ней зем­ли7.

7/2. КНЯЗЬ МИХА­ИЛ ИВА­НО­ВИЧ КОР­КО­ДИ­НОВ (1522,1560?)

— 4С:Ив.Юр.Ив-ча

б/д

8/2. КНЯЗЬ НИКИ­ТА ИВА­НО­ВИЧ КОР­КО­ДИ­НОВ (1522,1560?)

— 5С:Ив.Юр.Ив-ча

б/д

XXII колено

9/5. князь Гав­ри­ил Семе­но­вич Кор­ко­ди­нов (1585, † 1604)

— 1С:Сем.Ив.Юр-ча; дво­ря­нин мос­ков­ский, вое­во­да. 1585 — Спи­сок чле­нов дво­ра царя Федо­ра Ива­но­ви­ча, остав­ших­ся в Москве на вре­мя поезд­ки его в Тро­и­це-Сер­ги­ев мона­стырь в авгу­сте 1585 г. В руб­ри­ке Доро­го­буж Князь Гав­ри­ло княж Семе­нов сын Кор­ко­ди­нов с помет­кой (Не[т]).11.

В 1591 г. он «сби­рал в левую руку» на Колом­ну Муром­цев; в том же году был за Моск­вой рекой «объ­ез­жим голо­вою»; в 1592 г. участ­во­вал в Швед­ском похо­де; в 1593—1594 гг. был вое­во­дой в Кра­пивне; в 1595 г. послан к ногай­цам и затем был вое­во­дой во Рже­ве (1596), Орле (1598), Чер­ни­го­ве (1599 и 1601), Поче­пе (1602), Пере­я­с­лав­ле-Рязан­ском (1603), Ряза­ни (1604) и Смо­лен­ске.

Лета 7101-го году авгу­ста в 17 день послал госу­дарь к нагай­ским послом вое­вод (вое­во­дам П, У, Х, Э) кня­зя Ондрея Ива­но­ви­ча Бах­те­я­ро­ва Ростов­ско­во да кня­зя Гав­ри­ла Семе­но­ви­ча Кор­ко­ди­но­ва ; и князь Гав­ри­ло Кор­ко­ди­нов бил челом госу­да­рю в оте­че­стве о щоте на кня­зя Ондрея Ива­но­ви­ча Бах­те­я­ро­ва Ростов­ско­го; и госу­дарь велел кня­зю Гав­ри­лу суд дать на князь Ондрея Бах­те­я­ро­ва; и суда не было, зане­ла служ­ба. А до них были до кня­зя Ондрея и до кня­зя Гав­ри­ла, у тех же послов вое­во­ды Яков Ива­но­вич Стар­ков да Михай­ло Ели­за­рьев сын Нее­лов, и те отстав­ле­ны.

О гибе­ли кня­зя Г.С. Кор­ко­ди­но­ва сохра­ни­лось изве­стие в «Сто­ля­ров­ском хро­но­гра­фе»: «Да в Путивль при­ве­зе­ны в 115 г. в осень к вору Пет­руш­ке Ники­та Васи­льев сын Измай­лов от Нико­лы Зарай­с­ко­ва, да с Реза­ни Про­ко­пей Лепу­нов при­слал в Путимль Кня­зя Гав­ри­ла Князь Семе­но­ва сына Кар­ка­ди­но­ва, и те в Путим­ле уби­ты»12.

Моги­лен­ска­го ста­на въ пороз­жихъ зем­ляхъ запи­са­но: «князь Гав­ри­лов­ское помѣстье княжъ­Се­ме­но­ва сына Кор­ко­ди­но­ва пустошь, что было сель­цо Крас­ное Фала­дьи­но на рѣч­кѣ Коло­де­зен­кѣ, а въ немъ былъ храмъ да на цер­ков­ной зем­лѣ 7 мѣстъ дво­ро­выхъ, паш­ни цер­ков­ной серед­ней зем­ли 20 чети въ полѣ, …

10/5. князь Федор Семе­но­вич Кор­ко­ди­нов (1589, †1639/40)

— моск.двн.(1607,1639) моск.жилец (1589) воев.Тюмени (1618) двор.сын-боярск. помещ.-Вязьма-у. В 1577 — уп. в Бояр­ском спис­ке в руб­ри­ке : Дво­ряне.

В 1615 — янва­ре 1618 гг. пер­вый вое­во­да в Тюме­ни. В Кни­гах раз­ряд­ных, запи­са­но под 1615 г.: «В Тюмен­ском горо­де боярин и вое­во­ды Мат­вей Михай­ло­вич Году­нов, князь Федор Кор­ко­ди­нов, Федор Бобо­ры­кин. В 1616 г. октяб­ря 15 дана была гра­мо­та из При­ка­за Казан­ско­го Двор­ца тюмен­ским вое­во­дам Ф. С. Кор­ко­ди­но­ву и И. Б. Секе­ри­ну о наме­ре­ни­ях кал­мы­ков идти вой­ною под сибир­ские горо­да и на уфим­ские воло­сти и о при­ня­тии раз­ных мер предо­сто­рож­но­сти от вне­зап­ных их напа­де­ний13.

Тюмен­ский вое­во­да князь Фёдор Кор­ко­ди­нов «тех послов погра­бил, мно­гие лоша­ди и овцы пой­мал на себя» и, посы­лая пого­ню за «бег­лы­ми тата­ра­ми», отдал для этой цели лоша­дей, ото­бран­ных у ойрат-кал­мыц­ких послов. В 1618 г. в Тюме­ни уже нахо­ди­лись новые вое­во­ды – князь Ники­та Мезец­кий и Иван Щел­ка­лов.14. 1636, фев­раль – зане­сен в спис­ки дво­рян, назна­чен­ных быть вос­при­ем­ни­ка­ми ино­стран­цев, но отсут­ство­вал в Москве.
В 1638 имел двор в Москве15.
2С:Сем.Ив.Юр-ча

Жена: ЕЛЕ­НА; вдо­ва в 1646.

б/д

11/5. КНЯЗЬ ИВАН СЕМЕ­НО­ВИЧ КОР­КО­ДИ­НОВ (1600?, † до 1647)

3С:Сем.Ив.Юр-ча.
Княз Иван княж Семе­нов­сынъ Кор­ко­дин. Г. ц і в. к. Б. Ф. в. Р. ему жало­ва­нья на 112-й год оклад его спол­на 8 денег.

Жена: ЕЛЕ­НА ФЕДО­РОВ­НА; вдо­ва 1646 1647

12/6. КНЯЗЬ СЕМЕН ГРИ­ГО­РЬЕ­ВИЧ КОР­КО­ДИ­НОВ (1605)

князь, рыль­ский вое­во­да в 1605 г. Р. Послан в Рыльск на вое­вод­ство Лже­д­мит­ри­ем I.

б/д

13/7. КНЯЗЬ ИВАН МИХАЙ­ЛО­ВИЧ КОР­КО­ДИ­НОВ

1577 — уп. в Бояр­ском спис­ке в руб­ри­ке : Дво­ряне.

14/?. КНЯЖ­НА ДАРЬЯ N КОР­КО­ДИ­НО­ВА (1549-1629) ин. Доро­фея

— мона­хи­ня, место в рос­пи­си дано пред­по­ло­жи­тель­но по датам жиз­ни, чья дочь неиз­вест­но. Зна­ем, что оста­лась она вдо­вой и ушла в Сре­тен­ский мона­стырь, раз­ру­шен­ный поля­ка­ми до осно­ва­ния. И мона­стырь был вос­ста­нов­лен бла­го­да­ря ее молит­вам. Доро­фея умер­ла в 1629 году. О ее явле­ни­ях в горо­де ходи­ли леген­ды, она исце­ля­ла и уте­ша­ла. Как-то она яви­лась насто­я­тель­ни­це Сре­тен­ско­го мона­сты­ря, и та, потря­сен­ная уви­ден­ным, напи­са­ла образ Доро­феи, кото­рый сей­час нахо­дит­ся в Воз­не­сен­ском собо­ре рядом с ракой кня­ги­ни Анны. Это Доро­фея Лады­ги­на. К сожа­ле­нию, све­де­ний о ее жиз­ни прак­ти­че­ски нет (во вся­ком слу­чае, мне не уда­лось най­ти ниче­го сто­я­ще­го). Извест­ны годы ее жиз­ни 1549-1629, извест­но, что она была из рода кня­зей Кор­ко­ди­но­вых и после смер­ти мужа, погиб­ше­го в Смут­ное вре­мя, ушла в монастырь,также извест­но что она была схи­мо­на­хи­ней Сре­тен­ско­го мона­сты­ря и что ее молит­ва­ми этот мона­стырь был вос­ста­нов­лен после поль­ско-литов­ско­го разо­ре­ния. Ну и вро­де бы на ее моги­ле про­ис­хо­дят чудес­ные исце­ле­ния. С боль­шим тру­дом мы нашли то, что оста­лось от Сре­тен­ско­го мона­сты­ря: Лоды­ги­на Дарiя, см. Доро­фея. (Подъ симъ памят­ни­комъ погре­бе­но тело мона­хи­ни Доро­феи (въ мiре Дарiи) Лоды­ги­ной (урожд. княж­ны Кор­ко­ди­но­вой ) скон­чав­шей­ся 1629-го года сен­тяб­ря 24 дня. Жиз­ни ея было 80 летъ. Въ память веч­ную будетъ пра­вед­никъ, отъ слу­ха зла не убо­ит­ся».

XXII колено

15/9. КНЯЗЬ ЯКОВ ГАВ­РИ­ЛО­ВИЧ КОР­КО­ДИ­НОВ (1611,1629)

— столь­ник (1611,1629) без­детн. 1С:Гавр.Сем.
Князь Яков княж Гав­ри­лов сын Кор­ко­ди­нов, ;помест­ной ему оклад был до Мос­ков­ска­го разо­ре­нья 500 четей, денег 35 руб­лев.
Яков Гавр. Кор­ко­ди­нов 5 бил челом на дьяч­ка Хамов­но­го дво­ра Када­шев­ской сло­бо­ды Бог­да­на да на вдо­ву «дело­ви­цу» Васи­ли­су Лари­о­но­ву Твер­ской Кон­стан­ти­нов­ской сло­бо­ды по пово­ду того, что от Кор­ко­ди­но­ва 10/1 1625 г.
В 1628 г. от столь­ни­ка кн. Яко­ва Кор­ко­ди­но­ва бежал его кре­пост­ной дети­на Миш­ка Куна­хин со зна­чи­тель­ным сно­сом, в кото­рый вхо­дил ‘два­дца­ти­руб­ле­вый конь пег»16.

Без­дет­ный

16/9. КНЯЗЬ ДАНИ­ИЛ ГАВ­РИ­ЛО­ВИЧ КОР­КО­ДИ­НОВ (1625,1629)

столь­ник (1627,1629) моск.стряпчий (1625) род.вотч.-Коломна-у. без­детн. 2С:Гавр.Сем.

Дѣло помѣст­ное Семе­на Волын­ска­го, что онъ де бьетъ челомъ Госу­да­рю о пово­ро­тѣ на кня­зя Дани­ла Кор­ко­ди­но­ва объ арза­мас­комъ сво­емъ помѣстьѣ, и въ томъ …Поме­стье 11 четей, 12 дво­ров в Заку­дем­ском стане Ниже­го­род­ско­го уез­да по Пис­цо­вой кни­ге 1621 – 1623 гг.
сва­дьба Царя и Вели­ка­го Кня­зя Миха­и­ла Фео­до­ро­ви­ча с княж­ною Мари­ею Вла­ди­ми­ров­ною Дол­го­ру­кою изло­же­на сле­ду­ю­щим образом:Лета 7133 года, Сен­тяб­ря в 19 деньОт пре­чи­стой к под­кле­ту кам­ки сла­ли, по чему Госу­да­рю и Госу­да­рыне к под­кле­ту итти:…князь Дани­ло княж Гав­ри­лов сын Кор­ко­ди­нов.
Стряп­че­го князь Дани­ла Княжъ Гав­ри­ло­ва сына Кор­ко­ди­но­ва с помѣ­стья с села Его­рьев­ско­го да с почин­ка При­ты­ки­на с 11 четьи 8 алт. 1″, ден.
Память пз ъ Помѣст­на­го при­ка­за въ при­казъ Сыск­ныхъ дѣлъ отъ 16 нояб­ря 1625 г.: «Били 1 ) челомъ госу­да­рю. . . . стряп­чей Михай­ло Дур­ной да жилецъ Иванъ Коше­левъ, чтобъ ихъ госу­дарь пожа­ло­валъ въ Ниже­го­родц­комъ уѣздѣ князь Дани­ло­вымъ помѣстьемъ Кор­ко­ди­но­ва, а князь Дани­ло де какъ о томъ помѣстьѣ билъ че- ломъ, и онъ ута­илъ ста­рое отца сво­е­го помѣстье въ Козел­скомъ да въ Можай­скомъ уѣз­де, п то де ниже­го­родц­кое помѣстье вылгалъ. А о чемъ госу­да­рю…. били челомъ, и въ роз­мѣт­номъ спис­кѣ, за при­пи­сью діа­ка Ива­на Гря­зе­ва, 129-го году напи­са­но: по скас­кѣ кня­зя Дани­ла Кор­ко­ди­но­ва отца де его уби­ли на госу- даревѣ служ­бѣ въ Путив­лѣ тому лѣтъ сътри­нат- цать, а послѣ отца ихъ оста­лись князь Яковъ да онъ князь Дани­ло, а помѣ­стья де за отцомъ нхъ было въ Доро­го­бу­жѣ двѣ­сте пят­де­сятъ чети, и то де отца ихъ помѣстье ото­шло къ Литвѣ, а бра­ту ево кня­зю Яко­ву дано въ Гали­чѣ сто чети, а за нимъ де за кня­земъ Дани­ломъ помѣ­стья нѣтъ; да къ той сво­ей скас­кѣ князь Дани­ло и руку при­ло­жилъ. Помѣ­че­но ему дать въ Ниж­немъ изъ Ива­но­вы вот­чи­ны Пле­щѣе­ва сто пят­де­сятъ чети. А что за кня­земъ Дани­ломъ Кор­ко­ди­но­вымъ отца его помѣ­стья, н въ можай­скихъ кни­гахъ писма π мѣры Воло­ди­ме­ра Загряс­ко­го съ това­ры­щи 105-го и 106-го году въ Моги­лин­скомъ ста­ну въ помѣ­стьяхъ напи­са­но: за кня­земъ Гав­ри­ломъ за княжъ Семе­но­вымъ сыномъ Кор­ко­ди­но­ва сел­цо Крас­ное, да пол­то­ры дерев­ни, да пустошь, паш­ни и пере­ло­гу двѣ­сте трит­цать пять чети; да за кня­земъ Гав­ри­ломъ же помѣ­стья по той же кни­гѣ въ Козел­ску три­ста сорокъ одна четь, — и все­го за кня­земъ Гав­ри­ломъ помѣ­стья пят­сотъ сем­де­сятъ шесть чети съ полу­ос­ми­ною. А въ про­шломъ во 120-мъ году били челомъ бояромъ князь Яковъ да князь Дани­ло Кор­кодп- новы: отцов­ско­го де за ними помѣ­стья пят­сотъ чети съ четыр­ма сест­ра­ми, и нынѣ де омъ князь Яковъ вер­станъ на пят­сотъ чети, опричь отцов- ско­го помѣ­стья, а на отцов­скомъ помѣстьѣ братъ ево мен­шой да четы­ре сест­ры, п бояре бъ по- жало­ва­ли, велѣ­ли то помѣстье спра­вить подъ бра­томъ и подъ сест­ра­ми. А какъ онъ билъ че- ломъ и онъ ска­залъ: отцов­ско­го помѣ­стья въ Можай­ску двѣ­сте чети, да въ Козел­ску три­ста сорокъ чети, — обо­е­го пят­сотъ сорокъ чети. А на дѣлѣ помѣта діа­ка Гера­си­ма Мар­те­мья- нова: «120-го г. ген­ва­ря въ 4 день бояре велѣ­ли 1) Въ текстѣ слѣ­ду­етъ далѣе выпис­ка изъ дѣла по чело- битью стряп­ча­го Миха­и­ла Дур­но­го да жиль­ца Ива­на Коше­ле­ва ва кня­зя Дави­ла Гав­ри­ло­ва Кор­кодп­по­ва о выл­гав­помъ ниже- город­скомъ помѣстьѣ послѣд­ня­го (при­го­воръ 13 авгу­ста 1622-го г., гра­мо­та отпу­ще­на 17 авгу­ста того же года). напи­сать за мен­шимъ бра­томъ, а ему слу­жить тот­часъ и сестръ, вскор­мя, замужъ выдать». И по той помѣтѣ князь Дани­ло гра­мо­ты не взялъ, а во 124-мъ году билъ челомъ госу- дарю…. князь Дани­ло Кор­ко­ди­новъ: дано де ему помѣстье въ Можай­скомъ уѣздѣ да въ Ко- зел­ску пят­сотъ чети, и за пусто­тою на то по- мѣстье гра­мо­ты не взялъ, и госу­дарь бы его по- жало­валъ, велѣлъ на козел­ское помѣстье дать ввоз­ную гра­мо­ту, а можай­ское велѣлъ бы госу­дарь отпи­сать на себя госу­да­ря. И во 124-мъ году въ сен­тябрѣ кня­зю Дани­лу Кор­ко­ди­но­ву на то ко- зел­ское помѣстье, на трп­ста на шсстнат­цать чети и ввоз­ная гра­мо­та дана, а про можай­ское того не ука­за­но, что отпи­сать на госу­да­ря, а чело­би­тье было въ кпяжъ Дани­ло­во мѣсто бра­та его кня­зя Яко­ва. А какъ князь Дани­ло Кор­ко­ди­повъ билъ челомъ о помѣстьѣ во 129-мъ году, и онъ за собою того отцов­ско­го помѣ­стья нс ска­залъ. А въ госу­да­ревѣ Царевѣ. . . и отца его. . . указѣ и въ бояр­скомъ при­го­ворѣ, за при­пи­сью дум­но­го діа­ка Мпко­лая Ново­к­ще­но­ва, 128-го году напи­са­но: «госу­дарь, царь и отецъ его… па соборѣ зъ бояры при­го­во­ри­ли: кото­рыхъ людей были помѣ­стья въ разо­реніяхъ городѣхъ, а они объ нихъ не бьютъ челомъ, а бьютъ челомъ объ новыхъ помѣ­стьяхъ, а ста­рые отцов­скіе для разо­ре­нья таятъ, а воз­мутъ вновь, и у тѣхъ новые дачи оти­мат-ь и отда­вать въ роз­да­чю, пото­му что они ста­рые отцов­скіе помѣ­стья таи­ли, а нма­ли вновь, и впе­редъ велѣть отцов­скіе помѣ­стья хотя и въ разо­ре­ныхъ городѣхъ объ­явлп­вать, а для разо- ренья хто ста­ро­го нс ута­итъ, госу­да­ры­ю­жа­лу­етъ». А па очной став­кѣ князь Дани­ло ска­залъ, что онъ о томъ отца сво­е­го помѣстьѣ госу­да­рю не бивалъ челомъ, а билъ де челомъ его имя­пемъ братъ ево князь Яковъ, а онъ де въ тѣ поры, и на Москвѣ не былъ, а былъ въ Сиби­ри, и то де вѣдо­мо въ Казан­скомъ Двор­цѣ; п нынѣ де то отца его козел­ское помѣстье въ дозор­ныхъ кни- гахъ 124-го году напи­са­но за бра­томъ ево за кня­земъ Яко­вомъ, а не за нимъ за кня­земъ Да- ниломъ, а онъ де тѣмъ помѣстьемъ певла­жи­валъ, π на бра­та де онъ не бивалъ челомъ, пото­му что онъ тѣхъ дачъ не вѣдалъ, что братъ ево то по- мѣстье спра­вилъ за нимъ за кня­земъ Дани­ломъ. А иъ памя­ти исъ Чело­бит­но­го при­ка­зу, за прип­н­сыо діа­ка Семе­на Зеле­но­го, 1 30-го г. авгу­ста въ 13 день напи­са­но: во 130-мъ году іюля въ 17 день по госу­да­ре­ву ука­зу и по под­пис­ной чело­бит­ной, за помѣтою дум­по­го діа­ка Ива­па Гра- моти­на, взя­то исъ Помѣст­но­го при­ка­зу помѣст­ное № 64 . 152 — № 54 . дѣло кня­зя Дани­ла Кор­ко­ди­но­ва съ Михай­ломъ Дур­нымъ да съ Ива­номъ Коше­ле­вымъ и взне­се­но ко госу­да­рю, и то дѣло исъ Помѣст­по­го при­ка­зу взя­то. И авгу­ста въ 13 день госу­дарь, царь… и отецъ его госу­да­ревъ. . . . того ихъ дѣла слу­ша­ли и ука­за­ли: книжъ Дани­ло­во ниж­сго­родц­кое по- мѣстье дать чело­бит­чи­комъ Миха­и­лу Дур­но­му да Ива­ну Коше­ле­ву по сво­е­му госу­да­ре­ву уло­же­нью. И 130-го году авгу­ста въ 17 день стряп­че­му Миха­и­лу Дур­но­му да жил­цу Ива­ну Коше­ле­ву въ Ниже­го­родц­кой уѣздъ па князь Дани­ло­во по- мѣстье Кор­ко­ди­но­ва на сто на пят­де­сятъ чети и отказ­ная гра­мо­та дана.
б/д

17/9. КНЯЗЬ ИВАН ГАВ­РИ­ЛО­ВИЧ КОР­КО­ДИ­НОВ (1618, †1618/1646)

жал.вотч.-Галич-у.С:Гавр.Сем. ?

Жена: ЕВДО­КИЯ (1646 — вдо­ва)

КНЯЖ­НА [….] ГАВ­РИ­ЛОВ­НА КОР­КО­ДИ­НО­ВА

КНЯЖ­НА [….] ГАВ­РИ­ЛОВ­НА КОР­КО­ДИ­НО­ВА

КНЯЖ­НА [….] ГАВ­РИ­ЛОВ­НА КОР­КО­ДИ­НО­ВА

КНЯЖ­НА [….] ГАВ­РИ­ЛОВ­НА КОР­КО­ДИ­НО­ВА

18/11. КНЯЗЬ АНДРЕЙ ИВА­НО­ВИЧ КОР­КО­ДИ­НОВ (1636,1658)

столь­ник 1636-1658; моск.стряпчий(1658).

19/11. КНЯЗЬ МИХА­ИЛ ИВА­НО­ВИЧ КОР­КО­ДИ­НОВ (1625,1658) ин. Миса­ил

столь­ник (1636-,1657) вотч.-Коломна-у. 2С:Ив.Сем.Ив-ча.
В 1645 — 1654 гг вое­во­да в Арза­ма­се. [КабановА.К. Мате­ри­а­лы по исто­рии Ниже­го­род­ско­го края из сто­лич­ных архи­вов. Выпуск 2. Доку­мен­ты о назна­че­нии и смене долж­ност­ных лиц. Н.Н.1914г. Там же С-10]
1646 — шац­кий сын бояр­ский17.

В 1645 г. село «Кости­но, Несте­ро­во тож, на реч­ке, на Ежиц­кой вер­шине, Под­лес­но­го ста­на Шац­ко­го уез­да» при­над­ле­жа­ло вось­ми вла­дель­цам: кня­зю Миха­и­лу Пет­ро­ви­чу Прон­ско­му при­над­ле­жа­ли двор поме­щи­ков, 39 кре­стьян­ских и 19 бобыль­ских дво­ров, 3 дво­ра пустых, все­го 138 чело­век кре­пост­ных; кня­зю Миха­и­лу Ива­но­ви­чу Кор­ко­ди­но­ву -двор поме­щи­ков, 2 дво­ра люд­ских, 6 — кре­стьян­ских, 4 — бобыль­ских, 4 — пустых, все­го 65 кре­пост­ных; а так­же слу­жи­лые люди Несте­ро­вы: П. Г. Несте­ро­ву — двор поме­щи­ков и бобыль­ский (писа­но за ним то поме­стье по госу­да­ре­вой гра­мо­те 1617 г.); М. В. Несте­ро­ву — двор поме­щи­ков; Гри­го­рию, Ива­ну Боль­шо­му и Ива­ну Мень­ше­му Алы­мо­вым (детям М. В. Несте­ро­ва) — два дво­ра поме­щи­чьих, 4 — кре­стьян­ских, один бобыль­ский, 19 чело­век в них. Все­го в селе име­лось тогда 93 дво­ра и 222 кре­стья­ни­на муж­ско­го пола.

Ему при­над­ле­жа­ло «Житие и чуде­са Сер­гия Пенеж­ско­го» — кни­га XVII в. (без нача­ла и кон­ца), в 4-ку, круп­ный полу­устав, 68 лл., без пере­пле­та (вло­же­но в посто­рон­ний пере­плет XVIII в.). Запись на л. 59 об. Ско­ро­пи­сью XVII в.: «И в поме­сти­ях у столь­ни­ка кня­зя Миха­и­ла Кор­ко­ди­но­ва и детей его во 160-м году»18.
1655 июнь — Поруч­ная запись кре­стьян вот­чин бояри­на кня­зя Федо­ра Федо­ро­ви­ча Вол­кон­ско­го и кня­зя Миха­и­ла Ива­но­ви­ча Кор­кор­ди­на Оси­па Елфи­мо­ва и всех кре­стьян Емб­ской вол. Николь­ско­го при­хо­да [Воло­год­ско­го у.] по свя­щен­ни­ке Фло­ре в явке его в Волог­ду в архи­ерей­ский при­каз [для дан­но­го пла­те­жа]19.

В Смут­ное вре­мя село Афи­не­е­во Гого­лев стан Москов.у. пре­вра­ти­лось в пустошь и в 1627 г. при­над­ле­жа­ло Пет­ру Сте­па­но­ви­чу Кор­са­ко­ву. «А писа­на за Пет­ром Кор­са­ко­вым та вот­чи­на пустошь Афи­не­е­ва до дан­ной кня­зя Миха­и­ла, княж Ива­но­ва сына Кор­ко­ди­но­ва, да Пет­ра Дени­сье­ва сына Про­та­сье­ва 135 (1627) году, что они дали тое вот­чи­ну за сест­рою сво­ею за дев­кою Марьею Ива­но­вою, доче­рью Ива­на Пат­ри­ке­е­ва Милю­ко­ва, ему Пет­ру в при­да­ное».

XXIV коле­но

20/19. КНЯЗЬ ИВАН МИХАЙ­ЛО­ВИЧ КОР­КО­ДИ­НОВ (1636, 1691)

1С:Мих.Ив.; столь­ник с 1658, околь­ни­чий (1682) боярин (1691-), вое­во­да Ваги (1660-64).

1671 году после подав­ле­ни­я­ра­зин­ско­го вос­ста­ния в Аст­ра­ха­ни цар­ское пра­ви­тель­ство отпра­ви­ло на вое­вод­ство в Аст­ра­хань бояри­на кня­зя Я. Н. Одо­ев­ско­го и столь­ни­ка И. М. Кор­ко­ди­но­ва. Стряп­чий Васи­лий Лав­рен­тье­вич Пушеч­ни­ков «при­дан был» им в това­ри­щи и стал тре­тьим вое­во­дой. Летом 1672 года в Аст­ра­хань из Моск­вы при­е­ха­ли боярин и князь Я. Н. Одо­ев­ский, столь­ник князь И. М. Кор­ко­ди­нов, В. М. Пушеч­ни­ков и дья­ки. От царя они име­ли тай­ный наказ — иско­ре­нить после­до­ва­те­лей Рази­на и Уса. В рас­по­ря­же­ние Одо­ев­ско­го был пред­став­лен гар­ни­зон в 2500 чело­век, состо­яв­ший из мос­ков­ских семей­ных стрель­цов, име­ю­щих бога­тых род­ствен­ни­ков. Выбор царя послать в Аст­ра­хань кня­зей Одо­ев­ско­го и Кор­ко­ди­но­ва был не слу­ча­ен. Кор­кодн­нов был в род­стве с семей­ством вое­во­ды Про­зо­ров­ско­го, а брат Одо­ев­ско­го — одним из помощ­ни­ков его,В фев­ра­ле 1674 года на сме­ну кня­зю Одо­ев­ско­му пер­вым вое­во­дой в Аст­ра­хань был назна­чен околь­ни­чий И. М. Мило­слав­ский, а его «това­ри­ща­ми» оста­ва­лись И. М. Кор­ко­ди­нов и В. Л. Пушеч­ни­ков.

Мос­ков­ская обл., Можай­ский р-н, с. Тро­па­ре­во. В сере­дине XVII в. пустошь Тро­па­ре­ва – во вла­де­нии дья­ка Ива­на Ива­но­ви­ча Пере­но­со­ва, он посе­лил кре­стьян, постро­ил цер­ковь Покро­ва Божи­ей Мате­ри с при­де­ла­ми в честь свя­ти­те­ля Нико­лая и про­ро­ка Илии. “А руб­ле­на та цер­ковь о шести углах с тра­пез­ною, а навер­ху клет­ки, а на клет­ках три круг­лых гла­вы кры­ты чешу­ею, а кре­сты и ябло­ки под ними оби­ты жестью, да два коло­ко­ла”.

В 1661 г. после Ива­на Пере­но­со­ва село доста­лось его сест­ре Федо­сье Ива­но­вой – жене Федо­ра Бай­ко­ва. С 1667 г. селом вла­дел столь­ник, князь Иван Михай­ло­вич Кор­ко­ди­нов. С 1667 г. селом вла­дел столь­ник, князь Иван Михай­ло­вич Кор­ко­ди­нов. В 1689 г. Тро­па­ре­во пере­шло его сыну, столь­ни­ку, кня­зю Пет­ру Алек­се­е­ви­чу, кото­рый в 1713 г. постро­ил камен­ную цер­ковь, освя­щен­ную игу­ме­ном Верей­ско­го Спа­со-Вхо­до­и­е­ру­са­лим­ско­го мона­сты­ря Арсе­ни­ем. В 1717 г. дере­вян­ная цер­ковь была све­зе­на в Спа­со-Вхо­до­и­е­ру­са­лим­ский Верей­ский мона­стырь. После кня­зя Пет­ра Алек­се­е­ви­ча селом вла­де­ла его дочь Алек­сандра по раз­де­лу с сест­рой Ека­те­ри­ной.

В 1687 г. в при­хо­де церк­ви Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва села Колы­че­ва нахо­ди­лись: «двор попа, двор дьяч­ка, двор про­свир­ни­цы, да в селе Колы­че­ве 19 дво­ров кре­стьян­ских, дерев­ня Шесто­во – 16 дво­ров, дерев­ня Семи­вра­го­ва – 10 дво­ров, дерев­ня Чурил­ко­во – 11 дво­ров, дерев­ня Нов­лян­ская – 15 дво­ров, сель­цо Кот­ля­ко­во, а в нем двор поме­щи­ка столь­ни­ка Федо­ра Федо­ро­ви­ча Нарыш­ки­на и двор околь­ни­че­го кня­зя Ива­на Михай­ло­ви­ча Кор­ко­ди­но­ва , дерев­ня Вял­ко­во – 14 дво­ров, дерев­ня Вое­во­ди­на – вот­чи­на кня­зя Ива­на Кор­ко­ди­но­ва …

В 1687 году а при­хо­де церк­ви нахо­ди­лись дво­ры попа, дьяч­ка, двор про­свир­ни­цы, а в самом селе 19 кре­стьян­ских дво­ров. В сосед­них дерев­нях: Шесто­ва — 16 дво­ров, Семи­вра­го­во — 10 дво­ров, Чурил­ко­во — 11, Нов­лян­ское — 15, в сель­це Кот­ля­ко­во рас­по­ла­гал­ся двор поме­щи­ка, столь­ни­ка Федо­ра Федо­ро­ви­ча Нарыш­ки­на и двор околь­ни­че­го кня­зя Ива­на Михай­ло­ви­ча Кор­ко­ди­но­ва . В Вял­ко­ве, Кам­ки­но, Кисе­ли­хе насчи­ты­ва­лось по 14 дво­ров, в Вое­во­дине, вот­чине Ива­на Кор­ко­ди­но­ва — 12 дво­ров.
Рас­по­ло­жен­ные далее дерев­ни Кисе­ли­ха, Кам­ки­но и Кра­си­но извест­ны с 1633 года, когда они нахо­ди­лись в вот­чине околь­ни­че­го кня­зя Ива­на Михай­ло­ви­ча Кор­ко­ди­но­ва , а затем пере­шли к А.М.Львову.
1658 — при прак­ти­ке выда­чи голо­вой не в каче­стве фор­маль­но­го, а в каче­стве реаль­но­го нака­за­ния, вред от кото­ро­го был ощу­тим непра­вой сто­ро­ной, власть долж­на была несколь­ко изме­нить это нака­за­ние, уси­лив его зна­че­ние. При этом, учи­ты­вая чисто мест­ни­че­ское зна­че­ние выда­чи голо­вой, царь, как сто­ро­на, опре­де­ляв­шее нака­за­ние, дол­жен был при­дер­жи­вать­ся пра­вил мест­ни­че­ства, исполь­зо­вать осо­бен­но­сти и воз­мож­но­сти дан­но­го инсти­ту­та. Глав­ный же вред от мест­ни­че­ства в слу­чае про­иг­ры­ша дела заклю­чал­ся в “потерь­ке” чести про­иг­рав­ше­го лица и его роди­чей. Сле­до­ва­тель­но, уси­лить нака­за­ние при выда­че голо­вой мож­но было при помо­щи уси­ле­ния зна­чи­мо­сти этой “потерь­ки”. Ситу­а­цию, исполь­зо­вав­шую этот прин­цип, мы встре­ча­ем при мест­ни­че­стве 1658 г. меж­ду Кор­ко­ди­но­вым и Про­зо­ров­ским. Князь И.М. Кор­ко­ди­нов , послан­ный с жало­ва­ни­ем к послу бояри­ну кня­зю И.С. Про­зо­ров­ско­му уда­рил на него челом “в оте­че­стве”. Поло­же­ние в мест­ни­че­ской иерар­хии этих лиц было столь несо­по­ста­ви­мо, что царь Алек­сей Михай­ло­вич отка­зал­ся даже рас­смат­ри­вать дело, велел “сче­та не давать”, а за бес­че­стье Про­зо­ров­ско­го послать Кор­ко­ди­но­ва на двор (выдать голо­вой) мень­ше­му, чет­вер­то­му бра­ту Про­зо­ров­ско­го.

7 нояб­ря 1679/80 г.было сме­не­но и руко­вод­ство Помест­но­го при­ка­за: вме­сто под­руч­но­го И.М.Милославского дум­но­го дья­ка И.С.Горохова этот важ­ней­ший при­каз воз­гла­вил сват И.М.Языкова(9) — столь­ник кн.И.М. Кор­ко­ди­нов (10).Отныне земель­ные дела всех дум­ных и ближ­них людей зави­се­ли от рас­по­ло­же­ния И.М.Языкова и его сва­та, а для них самих откры­ва­лись широ­кие воз­мож­но­сти лич­но­го обо­га­ще­ния. Прав­да, сам кн.И.М. Кор­ко­ди­нов в чело­бит­ной 1682 г. утвер­ждал, что он «в Помес­ном при­ка­зе сидел год шесть меся­цев, ни к чему ко взят­ку не при­то­чен, жил бес­ко­рыст­но и сидел без лено­сти. <…> А преж­де де сего, кои в Помес­ном при­ка­зе сижи­ва­ли бояря и окол­ни­чие, и дум­ные дья­ки, и им всем дава­ны поме­стья вели­кие и дачи не одни, и ден­га­ми из госу­да­ре­вы каз­ны, и тем, кои от Помест­но­го при­ка­зу — нажи­ли мно­гие живо­ты, а ему де не дано ни еди­но­ва кре­стья­ни­на и из госу­да­ре­вы каз­ны денег ниче­во» (РГА­ДА. Ф. 1209. Столб­цы по Москве. Стб. 755/33004. Л. 108). Воз­мож­но, эти утвер­жде­ния И.М. Кор­ко­ди­но­ва и прав­ди­вы, но И.М.Языков имен­но в это вре­мя полу­чил боль­шие земель­ные пожалования.О вли­я­нии И.М.Языкова на при­каз­ные назна­че­ние 7 нояб­ря сви­де­тель­ству­ет и то, что в этот день в столь­ни­ки был пожа­ло­ван толь­ко один чело­век — М.А.Языков(12). Еще одной клю­че­вой фигу­рой при дво­ре стал теперь боярин кн.М.Ю.Долгоруков. В этом новом каче­стве он 19 нояб­ря 1680 г. при­хо­дил к пат­ри­ар­ху «ко бла­го­сло­ве­нию <,..>, что ему <…> веле­но ведать госу­да­рев Роз­ряд и иные Приказы»(13).
Серия цар­ских рас­по­ря­же­ний 21 декаб­ря, на празд­ник Пет­ра мит­ро­по­ли­та, была про­дол­же­ни­ем пред­ше­ству­ю­щих назна­че­ний и ука­зов и еще более укре­пи­ла пози­ции Язы­ко­вых, Лиха­че­вых и кн.Долгоруковых. Постав­лен­ный во гла­ве Помест­но­го при­ка­за кн. И.М. Кор­ко­ди­нов стал околь­ни­чим. Сын И.М.Языкова Семен был женат на доче­ри кн.И.М. Кор­ко­ди­но­ва Авдо­тье. В сго­вор­ной запи­си о бра­ке 10 нояб­ря 1678 г. ука­за­но при­да­ное — вот­чи­ны в Мос­ков­ском, Нов­го­род­ском, Воло­год­ском и Яро­слав­ском уез­дах, а так­же «пла­тья и низа­нья» на 2000 руб. Одна­ко И.М. Кор­ко­ди­нов смог выпла­тить лишь поло­ви­ну при­да­но­го, а в счет дру­гой поло­ви­ны посту­пил­ся зятю еще одним воло­год­ским поме­стьем в 160 четв. (РГА­ДА. Ф. 1209. Столб­цы по Москве. Стб. 755/33004. Л. 107-108, 110, 111, 217).
1661 г. архан­гель­ский вое­во­да; 1664 г. вое­во­да на Ваге; 1672—73 г. това­рищ аст­ра­хан­ско­го вое­во­ды (стряп­чий 1636 г.), столь­ник 1658 г.; околь­ни­чий 1681 г.; боярин 1684 г.
В окрест­но­стях Моск­вы доволь­но мно­го уса­деб, заня­тых раз­лич­ны­ми ведом­ства­ми и госда­ча­ми — Кот­ля­ко­во одна из них. По дан­ным гида А.Б. Чиж­ко­ва «Под­мос­ков­ные усадь­бы» в дале­кую ста­ри­ну здесь была вот­чи­на кн. Баря­тин­ских. В кон­це XVII в. нахо­ди­лись дво­ры вот­чин­ни­ков — столь­ни­ка Ф.Ф. Нарыш­ки­на и околь­ни­че­го кн. И.М. Кор­ко­ди­но­ва.

Жена1: ЕЛЕ­НА АЛЕК­СЕ­ЕВ­НА КОЛЫ­ЧЕ­ВА (†03.02.1662, Гер­ги­ев­ская цер­ковь на Боль­шой Дмит­ров­ке, Москва), дочь Алек­сея Дмит­ри­е­ви­ча Немя­то­го-Колы­че­ва.

Жена 2: ФЕДО­СЬЯ ИВА­НОВ­НА ПЕРЕ­НО­СО­ВА (1667), дочь Ива­на Пере­но­со­ва. 1-й муж Иван Бай­ков.

21/19. КНЯЗЬ АЛЕК­СЕЙ МИХАЙ­ЛО­ВИЧ КОР­КО­ДИ­НОВ (1640,1717)

столь­ник и дво­ря­нин мос­ков­ский 1658-1676 помещ. 2С:Мих.Ив. /ин.МИСАИЛ/

1717 г. мая в день Спа­са Вхо­до­и­е­ру­са­лим­ско­го мона­сты­ря игу­мен Павел с бра­тию в про­ше­нии, подан­ном в патр. Казен­ный при­каз, объ­яс­нял, что в том мона­сты­ре цер­ковь Спа­са Вход во Иеру­са­лим камен­ная холод­ная без тра­пезы, а теп­лой церк­ви в том мона­сты­ре нет, а нуж­да в ней есть, осо­бен­но зим­ней порой; а в то же вре­мя в Верей­ском уез­де, в вот­чине кня­зя Алек­сея Кор­ко­ди­но­ва, в селе Тро­па­ре­во цер­ковь Покро­ва пр. Бого­ро­ди­цы дере­вян­ная вет­хая и той цер­ко­вью посту­пил­ся выше­упо­мя­ну­тый поме­щик нам в мона­стырь. Игу­мен про­сил Высо­чай­ше­го Ука­за, что­бы Тро­па­ре­ве ветхую цер­ковь разо­брать и пере­ве­сти в Верею, в Спас­ской мона­стырь и постро­ить в том мона­сты­ре теп­лую цер­ковь во имя Нико­лая чудо­твор­ца, освя­тить ее и выдать анти­минс.

На этом про­ше­нии есть отмет­ка о выда­че анти­мин­са. Одна­ко в опи­си мона­сты­ря 1764 г., состав­лен­ной пору­чи­ком Семе­ном Бер­се­не­вым, упо­ми­на­ет­ся о хра­нив­шем­ся в этом при­де­ле анти­мин­се, освя­щен­ном «в лето 1700 г.». Воз­мож­но, при пере­во­зе Покров­ской церк­ви из Тро­па­ре­во в Спас­ский мона­стырь был сохра­нен анти­минс, выдан­ный в этот храм в 1700 году.

22/19. МИХА­ИЛ МИХАЙ­ЛО­ВИЧ КОР­КО­ДИ­НОВ (1656,1686)

столь­ник 1656-1686

23/19. КНЯЗЬ ФЕДОР МИХАЙ­ЛО­ВИЧ КОР­КО­ДИ­НОВ (1658, †1701)

моск.стряпчий(1658) помещ. 4С:Мих.Ив.Сем-ча
столь­ник
Земель­ные вла­де­ния. Село Спас­ское Твер­ско­го уез­да. Спас-Кор­ко­ди­но, Клин­ско­го рай­о­на. В пис­цо­вой кни­ге 1626 года упо­ми­на­ет­ся как «село Спас­ское на реке Луто­сне». В 1671 году село пере­шло во вла­де­ние кн. Ф.М. Кор­ко­ди­но­ва , но до кон­ца 18 века сохра­ня­ет назва­ние «Спас­ское». Про­ве­де­ние гене­раль­но­го меже­ва­ния потре­бо­ва­ло ука­за­ния наря­ду с цер­ков­ным так­же и истор­че­ско­го вла­дель­че­ско­го назва­ния, в резуль­та­те чего при­ни­ма­ет­ся назва­ние с. Спас-Кор­ко­ди­но.
ниже­го­род­ские вое­во­ды 1680-1683 гг. — столь­ник кн.Федор Михай­ло­вич Кор­ко­ди­нов; дьяк Васи­лий Ники­тин;
1701 — столь­ник отстав­ной, «умре».

Жена: АННА КОН­ДРА­ТЬЕВ­НА ЛОДЫ­ГИ­НА

24/19. КН. ЯКОВ МИХАЙ­ЛО­ВИЧ КОР­КО­ДИ­НОВ (1627,1629)

помещ. 2С:Мих.Ив.
В 1628 г. от столь­ни­ка кн. Яко­ва Кор­ко­ди­но­ва бежал его кре­пост­ной дети­на Миш­ка Куна­хин со зна­чи­тель­ным сно­сом, в кото­рый вхо­дил “два­дца­ти­руб­ле­вый конь пег”.

25/19. КНЯЗЬ АНДРЕЙ МИХАЙ­ЛО­ВИЧ КОР­КО­ДИ­НОВ (1656,1686)

столь­ник (1658,1678), чаш­ник (1660) вотч.-Звенигород-у.,Коломна-у. 3С:Мих.Ив.Сем-ча
вое­во­да на Уфе (уп. 20 нояб. 1682 г.); с 1685—86 г. столь­ник, 1681 г. веле­но ему ведать бег­лых людей и кре­стьян (в Уфим. кр.).
нару­ше­ни­ем вот­чин­но­го пра­ва баш­кир, про­из­вол адми­ни­стра­ции Уфим­ско­го уез­да, рост нало­гов, попыт­ки насиль­ствен­ной хри­сти­а­ни­за­ции мусуль­ман и др.В ответ на рус­ский про­из­вол тата­ро-баш­кир­ское насе­ле­ние взя­лось за ору­жие. В апре­ле 1682 года вос­став­шие обру­ши­лись на закам­ские кре­по­сти. В мае в оса­де чере­мис, морд­вы, баш­кир, татар ока­за­лась Уфа. Вос­став­ши­ми были заня­ты семь при­го­ро­дов Каза­ни. Коли­че­ство повстан­цев цар­ские чинов­ни­ки оце­ни­ли в 30 тысяч, но, по-види­мо­му, эти дан­ные пре­уве­ли­че­ны. В июне вос­став­шие захва­ти­ли Пья­ный Бор (Крас­ный Бор в Агрыз­ском рай­оне Татар­ста­на), запы­ла­ли мона­сты­ри и церк­ви, поме­щи­чьи усадь­бы. Тата­ры, баш­ки­ры, морд­ва оса­ди­ли Кара­ку­ли­но, Кун­гур, напа­ли на Сама­ру.

Глав­ным вождем вос­ста­ния высту­пил фео­дал Сеит Яга­фа­ров. Более кон­крет­ных дан­ных о нем пока не най­де­но. Вос­ста­ние охва­ти­ло Казан­ское, Мен­зе­лин­ское, Уфим­ское, Кун­гур­ское и дру­гие вое­вод­ства. Казан­ский вое­во­да П. Шере­ме­тьев и вое­во­да Уфы Кор­ко­ди­нов обра­ти­лись за помо­щью в Моск­ву, кото­рая отпра­ви­ла кара­те­лей во гла­ве с кня­зя­ми Д. и П. Баря­тин­ски­ми. Со свя­ты­ми ико­на­ми в руках в путь их про­во­ди­ла сама царев­на Софья.В этой обста­нов­ке уфим­ский вое­во­да столь­ник князь Кор­ко­ди­нов высту­пил, не дожи­да­ясь при­хо­да помо­щи из Моск­вы. Зна­чи­тель­ный отряд, состо­я­щий из уфим­ских дво­рян, стрель­цов, каза­ков и дру­гих слу­жи­лых людей, 28 мая вышел из Уфы и напра­вил­ся про­тив повстанцев..В нача­ле июня 1682 года непо­да­ле­ку от Мен­зе­лин­ска, меж­ду река­ми Ик и Кама, столк­ну­лись две гроз­ные силы. Пред­во­ди­тель вос­ста­ния Сеит был ранен. В бою отли­чил­ся Тюле­кей-батыр, при­шед­ший со сво­им отря­дом из Тамьян­ской воло­сти, что в 60 вер­стах от Мен­зе­лин­ска. Кара­те­ли же, воз­глав­ля­е­мые Шере­ме­тье­вым, Кор­ко­ди­но­вым и Баря­тин­ски­ми, вынуж­де­ны были с позо­ром отступить.Итоги:Царское пра­ви­тель­ство заяви­ло об отка­зе от поли­ти­ки хри­сти­а­ни­за­ции мусуль­ман, офи­ци­аль­но осу­ди­ло поли­ти­ку захва­та баш­кир­ских вот­чин, удо­вле­тво­ри­ло тре­бо­ва­ния баш­кир о соблю­де­нии усло­вий при­со­еди­не­ния Баш­кор­то­ста­на к России.В окт. пр‑во офи­ци­аль­но осу­ди­ло поли­ти­ку захва­та баш. земель, был сме­щён с долж­но­сти уфим. вое­во­да кн. А.М.Коркодинов и назна­чен кн. Д.А.Барятинский.

XXV коле­но

26/20. КНЯЖ­НА ЕВДО­КИЯ ИВА­НОВ­НА КОР­КО­ДИ­НО­ВА (1668,1702)

Сын И.М.Языкова Семен был женат на доче­ри кн.И.М. Кор­ко­ди­но­ва Авдо­тье. В сго­вор­ной запи­си о бра­ке 10 нояб­ря 1678 г. ука­за­но при­да­ное — вот­чи­ны в Мос­ков­ском, Нов­го­род­ском, Воло­год­ском и Яро­слав­ском уез­дах, а так­же «пла­тья и низа­нья» на 2000 руб. Одна­ко И.М. Кор­ко­ди­нов смог выпла­тить лишь поло­ви­ну при­да­но­го, а в счет дру­гой поло­ви­ны посту­пил­ся зятю еще одним воло­год­ским поме­стьем в 160 четв. (РГА­ДА. Ф. 1209. Столб­цы по Москве. Стб. 755/33004. Л. 107-108, 110, 111, 217).
1702 — дала кнг. Прас­ко­вье Михай­ловне Дол­го­ру­кой (жена кн. Бори­са Федо­ро­ви­ча Дол­го­ру­ко­го, ур. Велья­ми­но­ва-Зер­но­ва) Моск. уез­да сель­цо Кот­ля­ко­во с дд., Коломенский.у. сель­цо Васи­льев­ское, Бежец.у. сель­цо Дяги­ле­во и Руз.у. сель­цо Вос­кре­сен­ское.

Жена: СЕМЁН ИВА­НО­ВИЧ ЯЗЫ­КОВ, сын Ива­на Андре­еви­ча, гене­рал-про­ви­ант­мей­стер (с 17.2.1700 г.). Скон­чал­ся 27 нояб­ря 1733 года. Жена его, княж­на Евдо­кия Ива­нов­на Кар­ко­ди­но­ва оста­лась после него с сыном Евдо­ки­мом (от Афо­на­сия — 32 V1I(XI).

27/21. князь ПЕТР АЛЕК­СЕ­Е­ВИЧ КОР­КО­ДИ­НОВ (*1670-е,1717)

столь­ник 1656, двн. при Дво­ре в нач.людях (1706,1710) столь­ник (1717).

вотч.-Верейский у., Город­ской ст.,с.Трепарево, дв. вот., дв. скот. 9 ч., 84/175,Коломенский у., Оглоб­лин­ская вол.,с.Спасское, дв. вот. 8 ч., 13/57,Московский у., Камен­ский ст., сцо Пуры­ше­во, 2/4,Рузский у., Город­ской ст.,с.Воскресенское, дв. вот. 3 ч., 12/58. За князь Пет­ром княж Алек­се­е­вым сыном Кор­ко­ди­но­вым сель­цо Заломье …((Пере­пись 1710 года: Санкт-Петер­бург­ская губер­ния: Поше­хон­ский уезд: Переч­не­вая кни­га (РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 12520. Л.90-208).)).

В 1713 г. столь­ник князь Пет­ру Алек­се­е­ви­чу Кор­ко­ди­нов постро­ил камен­ную цер­ковь, освя­щён­ную игу­ме­ном Верей­ско­го Спа­со-Вхо­до­и­е­ру­са­лим­ско­го мона­сты­ря Арсе­ни­ем. Ярус­ный храм типа вось­ме­рик на чет­ве­ри­ке в сти­ле мос­ков­ско­го барок­ко, В 1717 г. дере­вян­ная цер­ковь взя­та в Спа­со-Вхо­до­и­е­ру­са­лим­ский Верей­ский мона­стырь.

Пол­ки капи­та­нов Ива­на Волын­ско­го и Пет­ра Кор­ко­ди­но­ва . Сфор­ми­ро­ва­ны в 1704 г. из даточ­ных людей и направ­ле­ны на уком­плек­то­ва­ние диви­зии гене­ра­ла А. И. Реп­ни­на. В том же году рас­фор­ми­ро­ва­ны.

Жена: кнж. ЕВДО­КИЯ ВАСИ­ЛЬЕВ­НА ДОЛ­ГО­РУ­КО­ВА (1677-12.02.1723, † Бого­яв­лен­ский мона­стырь, Москва), дочь Васи­лия Федо­ро­ви­ча Дол­го­ру­ко­ва († 1713) и Дарья Пав­лов­на Леон­тье­ва († 18 iunie 1709); жила в С.-Петербурге и стро­и­ла дом с налич­но­го чис­ла дво­ров кре­стьян­ских, по пер­вой ста­тье.
1699 — дала ей мать кнг. Дарья Пав­лов­на Дол­го­ру­ко­ва в Костром.у. Андом­ско­го ста­на в селе Спас­ском дд. Ско­ро­дум­ке и Луч­ко­ве с пп. 21 1/4 четей.
1706 июля 11 отец ее дал за ней п. Ряб­цо­ву в Костром.у. [Кост.ст.кн.23, д.33].
1722 сен­тяб­ря 28 вме­сте с доче­рью деви­цей кнж. Анной Пет­ро­вой Кор­ко­ди­но­вой про­да­ла дом в Москве в Белом горо­де в при­хо­де ц. Иоан­на Мило­сти­во­го пол­ков­ни­ку Васи­лию Васи­лье­ви­чу Пест­ря­ко­ву.

28/21. КНЯЖ­НА СОФЬЯ АЛЕК­СЕ­ЕВ­НА КОР­КО­ДИ­НО­ВА (ум. до 1750)

дочь столь­ни­ка кня­зя Алек­сея Михай­ло­ви­ча Кор­ко­ди­но­ва.

Муж: (брак с до 1699 г.) ПЕТР МАТ­ВЕ­Е­ВИЧ КОЛЫ­ЧЕВ (око­ло 1680 — ум. 1750), капи­тан-пору­чик л.-гв. Семе­нов­ско­го пол­ка (1745), под­пол­ков­ник. Умер без­дет­ным. Его име­ние Мои­се­ев­ка Вла­ди­мир­ско­го уез­да (Муром­ско­го ста­на) ото­шла его дво­ю­род­но­му пле­мян­ни­ку Пет­ру Андре­еви­чу Колы­че­ву.

29/23. КНЯЖ­НА ТАТЬЯ­НА ФЕДО­РОВ­НА КОР­КО­ДИ­НО­ВА (1690?,†1719)

16 веке, после заво­е­ва­ния Казан­ско­го хан­ства, пря­мые пред­ки кня­зей Юсу­по­вых Иль-Мур­за и Ибра­гим ста­ли слу­жить рус­ским госу­да­рям, полу­чая за служ­бу жало­ва­ние. Живя в Рос­сии, они нико­гда не изме­ня­ли мусуль­ман­ской вере. Одна­ко это про­изо­шло в послед­ние годы цар­ство­ва­ния Алек­сея Михай­ло­ви­ча, когда внук Ибра­ги­ма Абдул-Мур­за обя­зан был кре­стить­ся в пра­во­слав­ной вере. Он был кре­щён под име­нем Дмит­рия и взял себе фами­лию в память о сво­ём пред­ке Юсуфе – Юсу­по­во-Кня­же­во. Семей­ное пре­да­ние гла­сит, что в ту же ночь Абдул-Мур­за услы­шал внят­ный голос, кото­рый про­из­нёс: «Отныне за изме­ну вере в тво­ём роду в каж­дом его колене не будет более одно­го наслед­ни­ка муж­ско­го пола, а если их будет боль­ше, то все, кро­ме одно­го, не про­жи­вут доль­ше 26 лет». Точ­но не извест­но, что заста­ви­ло истин­но­го мусуль­ма­ни­на при­нять пра­во­сла­вие, но факт оста­ёт­ся фак­том – теперь в рус­ской исто­рии появил­ся князь Дмит­рий Сею­ше­вич Юсу­по­во-Кня­же­во, а вме­сте с ним и фами­лия рода – Юсу­по­вы. Жена Дмит­рия Сею­ше­ви­ча, Татья­на Фёдо­ров­на Кор­ко­ди­но­ва , роди­ла, соглас­но пред­ска­за­нию, толь­ко одно­го сына. Князь Дмит­рий Сею­ше­е­вич хотя жил и недол­го с Татья­ною Федо­ров­ною зКор­ко­ди­но­вой (после него быв­шею за кня­зем Шахов­ским), но оста­вил трех сыно­вей: Ива­на Дмит­ри­е­ви­ча, Мат­вея Дмит­ри­е­ви­ча и Гри­го­рия Дмит­ри­е­ви­ча, гене­рал-анше­фа (род. 17 нояб­ря 1676 г., 2 сен­тяб­ря 1730 г.),
Одним из них был Сеюш – мур­за Юсу­пов – Кня­же­во (?- 1654). Он был вои­ном и вер­но слу­жил рос­сий­ско­му пре­сто­лу при Миха­и­ле Федо­ро­ви­че Рома­но­ве, и его сыне Алек­сее Михай­ло­ви­че. Име­ния и титул рода уна­сле­до­вал сын от пер­вой жены Абдул­лах (Абдул – мур­за). Абдул – мур­за так же, как и его отец, стал вои­ном. Он участ­во­вал в воен­ных похо­дах рус­ских про­тив поля­ков (Речь Поспо­ли­тая), с Оман­ской импе­ри­ей и Крым­ским Хан­ством. Будучи очень бога­тым чело­ве­ком, он попал в опа­лу за то, что по незна­нию хри­сти­ан­ских обы­ча­ев, накор­мил цер­ков­но­го пат­ри­ар­ха гусем в пят­ни­цу пас­халь­ной неде­ли. Пат­ри­арх пожа­ло­вал­ся царю Федо­ру Алек­се­е­ви­чу, а тот – лишил Абдул­ла­ха боль­шей части поме­стий. Абдул – мур­за решил при­нять пра­во­сла­вие и, таким обра­зом вер­нуть ото­бран­ные у него зем­ли. По семей­но­му пре­да­нию, при­нял реше­ние он на тре­тий день после исто­рии с гусем, то есть на саму Пас­ху. В эту же ночь у него было виде­ние или вещий сон. Абдул – мур­за услы­шал голос и запом­нил то, что было ему пред­ска­за­но: «Отныне за изме­ну вере у тво­их пред­ков будет оста­вать­ся толь­ко один наслед­ник. Если же детей будет боль­ше, то они умрут, не дожи­вая до 26-ти лет». Сон не изме­нил наме­ре­ний Абдул­ла­ха, и, в 1681 году он кре­стил­ся по пра­во­слав­но­му обы­чаю с име­нем Дмит­рий Сею­ше­вич. Затем он очень удач­но женил­ся – на бога­той княжне Т.Ф. Кор­ко­ди­но­вой , уве­ли­чив свое состо­я­ние. Дей­стви­тель­но – все его дети, кро­ме одно­го умер­ли. Гри­го­рию Дмит­ри­е­ви­чу Сею­ше­ви­чу было пять лет от роду, когда его отец при­нял дру­гую веру. С тех пор все поко­ле­ния Юсу­по­вых были пра­во­слав­но­го веро­ис­по­ве­да­ния.

Муж 1-й: кн. ДМИТ­РИЙ СЕЮ­ШЕ­ВИЧ ЮСУ­ПОВ (?-1719);

Муж 2-й: 1719, ИВАН ПЕР­ФИ­ЛЬЕ­ВИЧ ШАХОВ­СКИЙ, было три сына и дочь.

30/23. КНЯЖ­НА ФОТИ­НЬЯ ФЁДО­РОВ­НА КОР­КО­ДИ­НО­ВА

Муж: КН. АФА­НА­СИЙ ФЁДО­РО­ВИЧ ШАХОВ­СКОЙ (*1688)

31/23. КНЯЖ­НА ДАРЬЯ ФЕДО­РОВ­НА КОР­КО­ДИ­НО­ВА (1678-18.03.1708)

дочь вое­во­ды кн. Федо­ра Михай­ло­ви­ча Кор­ко­ди­но­ва и Анны Кон­дра­тьев­ны Лоды­ги­ной.

Муж: ИВАН ИВА­НО­ВИЧ ТРА­ХА­НИО­ТОВ (при­бл. 1675? – 1719), столь­ник цари­цы Прас­ко­вьи Федо­ров­ны (1692) (1-я жена княж­на Дарья Федо­ров­на Кор­ко­ди­но­ва ; 2-я жена Мария Гри­го­рьев­на Кул­ту­ко­ва).

XXVI коле­но

32/27. КНЯЖ­НА АЛЕК­САНДРА ПЕТ­РОВ­НА КОР­КО­ДИ­НО­ВА (1698 — ,1754)

деви­ца Д:Петр.Алс.Мих-ча :Евдокия.Вас.
Ц. Иоан­на Мило­сти­во­го в Кис­лов­ке. №10 (л.143об.) Дев. кнж. Алек­сандра Пет­ров­на Кор­ко­ди­но­ва — 56 1754 г.20.

33/27. КНЯЖ­НА ЕКА­ТЕ­РИ­НА ПЕТ­РОВ­НА КОР­КО­ДИ­НО­ВА (ум. апрель 1735)

Муж: ПЕТР СТЕ­ПА­НО­ВИЧ КОЛЫ­ЧЕВ (*1710, †1776); 1-я жена — кнж. Кор­ко­ди­но­ва, 2-я жена — Е. В. Шере­ме­тье­ва, 3-я жена — Е. М. Мило­слав­ская.

Без­дет­на.

34/27. КНЯЖ­НА МАРИЯ ПЕТ­РОВ­НА КОР­КО­ДИ­НО­ВА (ок.1715 — 10.09.1779)

Муж 1-й: ГРИ­ГО­РИЙ ГРИ­ГО­РЬЕ­ВИЧ ЮСУ­ПОВ;

Муж 2-й: КН. НИКО­ЛАЙ СЕР­ГЕ­Е­ВИЧ ДОЛ­ГО­РУ­КОВ (Ум. 6.06.1784.). Секунд-май­ор Нико­лай Сер­ге­е­вич и Мария Пет­ров­на погре­бе­ны в Дон­ском мона­сты­ре в Москве. У них остал­ся един­ствен­ный сын князь Петр.

35/27. КНЯЖ­НА ЕЛЕ­НА ПЕТ­РОВ­НА КОР­КО­ДИ­НО­ВА (1711,1738)

Дочь кня­зя Пет­ра Алек­се­е­ви­ча кн. Кор­ко­ди­но­ва и Евдо­кии Васи­льев­ны кн. Кор­ко­ди­но­вой.

Муж 1-й: 1713, ЮРИЙ ИВА­НО­ВИЧ БАХ­МЕ­ТЕВ (+1720)

Муж 2-й: КН. АЛЕК­СЕЙ ФЕДО­РО­ВИЧ БАРЯ­ТИН­СКИЙ (*1670-е, +1711)

Муж 3-й: АЛЕК­СЕЙ РОМА­НО­ВИЧ ХВО­СТОВ (*1666, +VII.1738)

36/27. КНЯЖ­НА АННА ПЕТ­РОВ­НА КОР­КО­ДИ­НО­ВА (1722)

1722 сен­тяб­ря 28 — деви­ца, вме­сте с мате­рью кнг. Авдо­тьей Васи­льев­ной Кор­ко­ди­но­вой про­да­ла дом в Москве в Белом горо­де в при­хо­де ц. Иоан­на Мило­сти­во­го пол­ков­ни­ку Васи­лию Васи­лье­ви­чу Пест­ря­ко­ву.

Муж: 4.10.1722, ДАНИ­ЛА ИВА­НО­ВИЧ МЯС­НОЙ (* 3-я треть XVII в.)

Лица не вошедшие в родословие:

КОР­КО­ДИ­НОВ СЕМЕН АНДРЕ­ЕВИЧ кн. (1618) в 1618 дворов.сын-боярск.вотч.-Коломна-у.

КОР­КО­ДИ­НОВ БОГ­ДАН АНДРЕ­ЕВИЧ кн. (1618) в 1618 дворов.сын-боярск.вотч.-Коломна-у.
Кор­ко­ди­нов Федор кн. (1768) классн.чин. (1768)

КНЯ­ГИ­НЯ АВДО­ТЬЯ ФЕДО­РОВ­НА КОР­КО­ДИ­НО­ВА была бояры­ней-свет­лич­ной у цари­цы Евдо­кии Лукья­нов­ны, ранее она, по-види­мо­му, состо­я­ла при дво­ре мате­ри царя Миха­и­ла Мар­фы Ивановны.Заметно воз­вы­ша­ют­ся при дво­ре царя Миха­и­ла Федо­ро­ви­ча и выдви­га­ют сво­их пред­ста­ви­те­лей в состав столь­ни­ков кн. Кор­ко­ди­но­вы, близ­кие к семье Рома­но­вых. Кня­ги­ня Авдо­тья Федо­ров­на Кор­ко­ди­но­ва была бояры­ней-свет­лич­ной у цари­цы Евдо­кии Лукья­нов­ны, ранее она, по-види­мо­му, состо­я­ла при дво­ре мате­ри царя Миха­и­ла Мар­фы Ива­нов­ны (1648) г. июля в 20-й день госу­дарь царь и в. к. Алек­сей Михай­ло­вич всея Руси ука­зал Про­ко­фью Федо­ро­ви­чу Соков­ни­ну да дья­ку Пет­ру Арбе­не­ву сыс­кать и рас­про­сить кня­ги­ню Авдо­тью Кор­ко­ди­но­ву про свою госу­да­ре­ву сороч­ку да госу­да­ры­ни цари­цы и в. к. Марьи Ильич­ны про два чех­ла, кто тое сороч­ку и чех­лы (из) масте­риц делал, и как тое сороч­ку и чех­лы отда­ва­ла делать масте­ри­цам, осмат­ри­ва­ла ль; и в те поры, по ее осмот­ру, сороч­ка и чех­лы целы ль были, и будет в те поры целы были, и как тое сороч­ку и чех­лы масте­ри­цы при­нес­ли к ней, отде­лав, и она осмат­ри­ва­ла ль? и того ж чис­ла кня­ги­ня Авдо­тья Кор­ко­ди­но­ва рас­пра­ши­ва­на, а в рас­про­се ска­за­ла: кро­и­ла де тое сороч­ку госу­да­ре­ву бояры­ня Кате­ри­на Федо­ров­на Мило­слав­ская: а скроя тое сороч­ку, отда­ла ей, кня­гине Овдо­тье. И она де тое сороч­ку, при­няв, осмот­ри­ла, и тое сороч­ки полот­но было цело; а осмот­ря отда­ла делать новой масте­ри­це Ирине Пра­со­ло­ве; и как де тое сороч­ку та Ири­на сде­ла­ла, и она де на той сороч­ке смот­ри­ла швов, а полот­на не смот­ри­ла; и тое де сороч­ку, при­няв у масте­ри­цы, ото­сла­ла для ката­нья в пор­то­мой­ню с масте­ри­цею с Кате­ри­ною Ходи­ною. И после де того на той сороч­ке, в пор­то­мойне пор­то­мая Але­на Васи­лье­ва…» (кон­ца недо­ста­ет). Веро­ят­но, все дело состо­я­ло в том, что на полотне сороч­ки ока­за­лась про­торчь, т. е. дыр­ка, или что-либо подоб­ное, весь­ма сму­тив­шее началь­ство и само­го госу­да­ря, и по пово­ду неис­прав­но­сти изго­тов­ле­ния, а еще более по подо­зре­нию, не было ли здесь какой пор­чи и умыс­ла на госу­дар­ское здо­ро­вье.

Черновик

Пись­мен­ный голо­ва Г.К. Хру­щев бил челом “в оте­че­стве” на Тер­ско­го вое­во­ду кня­зя Кор­ко­ди­но­ва (1672–1673 гг.), про­иг­рал дело и был поса­жен в тюрьмуТ.3. – Ст. 884–885, 904–906. [c.387]

В 1687 г. в при­хо­де церк­ви Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва села Колы­че­ва нахо­ди­лись: «двор попа, двор дьяч­ка, двор про­свир­ни­цы, да в селе Колы­че­ве 19 дво­ров кре­стьян­ских, дерев­ня Шесто­во — 16 дво­ров, дерев­ня Семи­вра­го­ва — 10 дво­ров, дерев­ня Чурил­ко­во — 11 дво­ров, дерев­ня Нов­лян­ская — 15 дво­ров, сель­цо Кот­ля­ко­во, а в нем двор поме­щи­ка столь­ни­ка Федо­ра Федо­ро­ви­ча Нарыш­ки­на и двор околь­ни­че­го кня­зя Ива­на Михай­ло­ви­ча Кор­ко­ди­но­ва , дерев­ня Вял­ко­во — 14 дво­ров, дерев­ня Вое­во­ди­на — вот­чи­на кня­зя Ива­на Кор­ко­ди­но­ва — 12 дво­ров, дерев­ня Кам­ки­но -14 дво­ров, дерев­ня Кисе­ли­ха — 14 дво­ров, вот­чи­ны Нико­ла­ев­ско­го Угреш­ско­го мона­сты­ря дерев­ня Кипри­я­но-ва — 10 дво­ров, вот­чи­ны Кирил­ло­ва мона­сты­ря, что на Бело-озе­ре, дерев­ня Елго­зи­на — 11 дво­ров, дерев­ня (про­бел), а в ней двор вот­чин­ни­ков Сте­па­на Чебыш­ки­на и 8 дво­ров кре­стьян­ских, вот­чи­ны кня­ги­ни вдо­вы Ири­ны Боря­тин­ской сель­цо Шиш­кине, а в нем двор вот­чин­ни­ков и 5 дво­ров кре­стьян, вот­чи­ны Тро­и­цы Сер­ги­е­ва мона­сты­ря дерев­ня Жере­бя­тье­ва — 5 дво­ров, двор­цо­во­го села Пахри­но в деревне Кра­сине — 13 дво­ров, вот­чи­ны бояри­на Пет­ра Ива­но­ви­ча Матюш­ки­на сель­цо Нем­чи­но­во двор вот­чин­ни­ков и 5 дво­ров кре­стьян, сель­цо Вито­вто­ва — Оси­па Кваш­ни­на, в сель­це двор поме­щи­ков, поме­стье стряп­че­го Льва Коко­вин­ско­го сель­цо Луки­но двор поме­щи­ков 3 дво­ра крестьян»(Патриарш.прик.дозорн. кн. 122, кн. 141).

Документы.

№ 1

1616 г. октяб­ря 15. — Гра­мо­та на Тюмень вое­во­де кня­зю Федо­ру Кор­ко­ди­но­ву о при­ня­тии мер в виду ожи­да­е­мо­го наше­ствия кал­мы­ков.

От царя и вели­ко­го кня­зя Миха­и­ла Федо­ро­ви­ча всеа Русии в Сибирь, в Тюмен­ской город, вое­во­де наше­му кня­зю Федо­ру Семе­но­ви­чю Кор­ко­ди­но­ву да Ива­ну Бори­со­ви­чю Секе­ри­ну. В нынеш­нем во 125-м году, октяб­ря в 5 день писа­ли к нам из Каза­ни боярин наш и вое­во­ды князь Воло­ди­мер Тимо­фе­е­вич Дол­го­ру­кой, да князь Семен Гага­рин, да дьяк Андрей Под­ле­сов да Афо­на­сий Исто­мин: в нынеш­нем во 125-м году сен­тяб­ря в 10 день в нашей гра­мо­те писа­но к ним, что писал к нам с Уфы столь­ник наш и вое­во­да князь Борис Хил­ков, что писал к нему с Тюме­ни ты князь Федор да Федор Боба­ры­кин про вести кол­мац­ких людей, что Ишим царь сего лета хочет итти вой­ною под сибир­ские горо­ды и под Уфин­ской город и на уфин­ские воло­сти; да сен­тяб­ря ж в 6 день писал к ним с Уфы столь­ник же и вое­во­да князь [235]Борис Хил­ков про сибир­ские ж вести, что писал к нему ты ж князь Федор: при­ез­жал де на Тару из за соля­но­го озе­ра Ямы­ша с зве­ро­вья Хелан­ские воло­сти ясач­ной тата­рин Мах­мет­ко, а в рас­про­се де на Таре вое­во­дам Кири­лу Велья­ми­но­ву да Пет­ру Луто­хи­ну ска­зал: как де он ехал с зве­ро­вья назад, и не дое­хав до соля­но­ва озе­ра за пол­то­ра дни­ща на уро­чи­ще на Камен­ных Мече­тях взя­ли его Мах­мет­ка само­во дру­га кал­мыц­кие Иши­мо­вы люди, и был де у них в поло­ну три неде­ли и ушел у них с рыб­ные лов­ли, а това­рыщ де его остал­ся у них; а кочу­ют де с Иши­мом два тай­ши: Сал­бар да Кошур, а людей с ними воин­ских 500-т чело­век, да их же Мах­мет­ка рас­пра­ши­ва­ли про наших людей, кото­рые были посла­ны по соль, сколь­ко их при­хо­ди­ло, и они де им ска­за­ли, что рус­ских людей при­хо­ди­ло 500-т чело­век да 200-и чело­век татар; и Ишим де хочет с кол­мыц­ки­ми людь­ми итти вой­ною на сибир­ские горо­ды и на Уфу вско­ре. Да авгу­ста в 20 день при­е­ха­ли на Уфу Аис­кие воло­сти баш­кир­цы Бек мур­за да Тле­в­лей­ка, а в рас­про­се ска­за­ли: зве­ро­ва­ли де по Улее реч­ке Кара­та­бын­ской воло­сти баш­ки­рец Ише­и­ка и пере­ехал на Мие­се реч­ке, по сю сто­ро­ну пере­во­зу к Ара­лу, сак­му, збе­жал кал­мыц­ких людей; в они де по тем вестям посла­ли на Уфу при­быль­ных людей лит­вы и нем­цев 50-т чело­век. И как к вам ся наша гра­мо­та при­дет, и вы б веле­ли в Тюмен­ском горо­де и в уез­де жить с вели­ким бере­же­ньем, и в подъ­езд слу­жи­лых людей и на отъ­ез­жие кара­у­лы посы­ла­ли частые, и на горо­де и на остро­ге кара­у­лы были креп­кие и наши бы есте есаш­ные воло­сти веле­ли от кал­мыц­ких людей обе­ре­гать. А будет к кото­рым сибир­ским горо­дам и на воло­сти кал­мыц­кие люди пой­дут вой­ною близ­ко горо­дов, и вы б на тех кол­мыц­ких людей посы­ла­ли Тюмен­ских лит­ву и каза­ков и стрель­цов кон­ных и пеших с вог­нен­ным боем, сколь­ко чело­век при­го­же, и веле­ли над ними про­мыш­лять, сколь­ко мило­сер­дый бог помо­чи подаст. А одно­лич­но б над кол­мац­ки­ми людь­ми поиск чинить, а наших слу­жи­вых людей не поте­ря­ти, и ясаш­ных воло­стей убе­рет­чи. Да что у вас с кол­мац­ки­ми людь­ми учнет­ца дела­ти, и вы б о том писа­ла к нам к Москве, а отпис­ки веле­ли отда­ти в при­ка­зе Казан­ско­го двор­ца бояри­ну наше­му кня­зю Алек­сею Юрье­ви­чу Ситц­ко­му, да дья­ком нашим Федо­ру Апрак­си­ну с това­ри­щи. Писан на Москве лета 7125-го октяб­ря в 15 день.

На обо­ро­те: Дьяк Федор Апрак­син.

ААН, ф. 21, оп. 4, № 8, лл. 54 об.-56, № 39.

№ 2

1616 г. нояб­ря 16. — Гра­мо­та из При­ка­за Казан­ско­го двор­ца тюмен­ско­му вое­во­де Ф. С. Кор­ко­ди­но­ву о запре­ще­нии давать кал­мы­кам на выкуп абы­за Бак­шу и об отпус­ке его в Тобольск
/л. 59об/ От царя и вели­ко­го кня­зя Миха­и­ла Федо­ро­ви­ча всеа Русии в Сибирь, в Тюмен­ской город, вое­во­де наше­му кня­зю Федо­ру Семе­но­ви­чю Кор­ко­ди­но­ву да Ива­ну Бори­со­ви­чю Секе­ри­ну.
В нынеш­нем во 125 году нояб­ря в 3 день писал к нам юс Тоболь­ска боярин наш и вое­во­да князь Иван Семе­но­вич Кура­кин да дияк Иван Булы­гин, а ска­зы­вал де им тюмен­ской казак Гав­рил­ко Маль­цев, что де ты, князь Федор, кал­мац­ко­во абы­за Бак­шу, кото­рой взят на Тюмень в язы­цех, хочешь отдать кал­мы­ком на откуп, а дают де кол­ма­ки тебе за нево 50 лоша­дей. И боярин де наш князь Иван Семе­но­вич писал на Тюмень к тебе, ко кня­зю Федо­ру, /л. 60/ мно­ги­жда, чтоб ты тово кал­мыц­ко­го абы­за Бак­шу при­слал к нему в Тобо­леск, а на откуп ево кол­ма­ком не давал.
[И] июля де в 23 день при­шли ис Кол­ма­ков на Тюмень кол­мац­кие люди и дают де за тово ж кол­мац­ко­го абы­за Бак­шу тебе, кня­зю Федо­ру, 30 лоша­дей да 100 овец кол­мац­ких. Да им же ска­зы­вал Тар­ско­во горо­да кон­ной казак Влас­ко Колаш­ни­ков, кото­рой был в Кол­ма­кех в посоль­стве, что де у них в Кол­ма­ках тот абыз Бак­ша был чело­век чес­ной и с кол­мац­ки­ми людь­ми тем абы­зом учи­нит­ца доб­ро мно­гое. И июля ж де в 29 день писал на Тюмень к тебе, ко кня­зю Федо­ру, боярин наш князь Иван Семе­но­вич, чтоб ты тово кол­мац­ко­во абы­за Бак­шу без наше­го ука­зу кол­ма­ком на откуп не давал и кор­мец ему велел дава­ти до наше­го ука­зу.
И как к вам ся наша гра­мо­та при­дет, и вы б того кал­мац­ко­го абы­за Бак­шу на откуп кол­ма­ком не отда­ва­ли и посла­ли ево с Тюме­ни в Тоболь­ской город, с кем будет при­го­же, и доро­гою веле­ли ево вести береж­но, чтоб он з доро­ги не ушел и дур­на б над собою ника­ко­ва не учи­нил. А в Тоболь­ске веле­ли ево отдать бояри­ну наше­му и вое­во­де кня­зю Ива­ну Семе­но­ви­чю Кура­ки­ну да дия­ку наше­му Ива­ну /л.60об/ Булы­ти­ну. А кото­ро­го чис­ла вы того абы­за Бак­шу с Тюме­ни в Тобольско[й] пошле­те и с кем име­нем, и вы б о том отпи­са­ли к нам к Москве, а отпис­ку веле­ли отдать в Казан­ском двор­це бояри­ну наше­му кня­зю Олек­сею Юрье­ви­чю Сиц­ко­му да дия­ком нашим Федо­ру Опрак­си­ну, да Бог­да­ну Губи­ну, да Ива­ну Шевы­ре­ву.
Писан на Москве лета 7125-го нояб­ря в 16 день.
Под­лин­ная гра­мо­та за при­пи­сью дия­ка Бог­да­на Губи­на.
ААН, ф 21, on. 4, кн. 8, док. 42. лл. 59 об.—60 об. Копия XVIII в.
Опубл.: Г. Ф. Мил­лер, Исто­рия Сиби­ри, т. II, М.-Л., 1941, док 121, стр. 237-238.

№ 3

1616 г. октяб­ря 15. — Гра­мо­та на Тюмень вое­во­де кня­зю Федо­ру Кор­ко­ди­но­ву о запре­ще­нии посы­лать слу­жи­лых людей про­тив кал­мы­ков без пред­ва­ри­тель­ных сно­ше­ний о том с Тоболь­ском.

От царя и вели­ко­го кня­зя Миха­и­ла Федо­ро­ви­ча всеа Русии в Сибирь, в Тюмен­ской город, вое­во­де наше­му кня­зю Федо­ру Семе­но­ви­чу Кор­ко­ди­но­ву да Ива­ну Бори­со­ви­чу Секе­ри­ну. В нынеш­нем во 125-м году сен­тяб­ря в 20 день писа­ли к нам из Сиби­ри, из Тоболь­ска, боярин наш и вое­во­да князь Иван Семе­но­вич Кура­кин да дьяк Иван Булы­гин: в про­шлом де во 124-м году июня в 5 день писал к ним в Тобо­леск, из Тар­ско­го горо­да вое­во­да Кири­ло Велья­ми­нов да Петр Луто­хин и при­сла­ли к ним тар­ско­го кон­но­го каза­ка Влас­ка Колаш­ни­ко­ва, кото­рый был с Тары послан в Кол­ма­ки во 123-м году, и в рас­про­се де им Влас­ко ска­зал: как де его посла­ли с Тары Петр Луто­хин да Федор Ста­ро­во на нашу служ­бу в Кол­ма­ки к кол­мац­ким таи­шам в посоль­стве, и дое­хал де он до кол­мац­ких таи­шей, и по наше­му нака­зу посоль­ство пра­вил, я кал­мац­ких тай­шей к шер­ти при­вел на том, что им быти под нашею цар­скою высо­кою рукою; и хоте­ли тай­ши послать к нам послов сво­их луч­ших людей; а шер­то­ва­ли де кол­мац­кие таи­ши: Тур­гень, да Бутай, да Мал­ды­ше­ря со все­ми кол­мац­ки­ми людь­ми; и как де кол­мац­кие таи­ши и кол­ма­ки его Влас­ка на Тару отпу­сти­ли и послов сво­их на Тару с ним посла­ли, и ста­ла де зима, пали сне­ги вели­кие, итти было немоч­но; и кол­мац­кие де послы воро­ти­лись по сво­им таи­шам, а он де Влас­ко зимо­вал у Мал­ды­ше­ри таи­ши и жил до вес­ны; а по весне его [236] кол­ма­ки отпу­сти­ли, а с ним посла­ли кол­мац­кие тай­ши Бутай да Мал­ды­ше­ря послов сво­их Куная да Баа­ты­ря, и они де на Таре были и били нам челом, чтоб мы их пожа­ло­ва­ли, веле­ли к ним посы­лать послов сво­их и тор­го­вых людей, а оне де сво­их послов и тор­го­вых людей во все наши сибир­ские горо­ды посы­лать учнут же, и где наши люди с их кал­мыц­ки­ми людь­ми на зве­ро­вье или на пере­во­зе сой­дут­ся, и они бы де их кол­мыц­ких людей не поби­ва­ли. А он де боярин наш и вое­во­да князь Иван Семе­но­вич послал в Кол­ма­ки к таи­шам к Баты­рю, да к Кузе­ню, к Чиги­ру, к Урлю­ку и к иным таи­шам тоболь­ских слу­жи­вых людей Томи­ли­ка Пет­ро­ва да Иваш­ка Куни­цы­на с това­ри­щи, а велел им гово­рить таи­шам, чтоб они были под нашей цар­ской высо­кой рукой, и послов бы они сво­их к нам посы­ла­ли, и тор­го­вым людям со вся­ки­ми това­ры в наши сибир­ские горо­ды ходить веле­ли, и без наше­го б ука­зу в нашей отчине на Оме и на Камыш­ло­ве реке не коче­ва­ли; и будет они на тех реках коче­ва­ти похо­тят, и они б о том при­сла­ли к нам бить челом послов сво­их. Да во 124-м же году июня в 5 день ска­зы­вал де им Тюмен­ской казак Лазар­ко Васи­льев, что ты князь Федор, да Федор Бобо­ры­кин хоте­ли посы­лать на кол­мыц­ких таи­шей Тюмен­ских слу­жи­лых людей и татар вой­ною; и они де писа­ли к вам, чтоб вы Тюмен­ских слу­жи­лых людей на кол­ма­ков вой­ною не посы­ла­ли, что посла­ны в Кол­ма­ки тоболь­ские и тар­ские слу­жи­лые люди для наше­го посоль­ско­го дела; и вы де их отпи­сок не слу­ша­е­те, на кол­мы­ков Тюмен­ских слу­жи­вых людей посы­ла­е­те. И нам бы о том веле­ти указ учи­ни­ти. И ты то князь Федор дела­ешь не гораз­до, что бояри­на ваше­го и вое­во­ды кня­зя Ива­на Семе­но­ви­ча Кура­ки­на отпи­сок не слу­ша­е­те, кол­ма­ков от нас отго­ня­е­те, посы­ла­е­те на них Тюмен­ских слу­жи­вых людей вой­ной, а в Кол­ма­ках наши тоболь­ские слу­жи­вые люди для посоль­ско­го дела, и кол­ма­ки нам бьют челом, а хотят быти под нашею цар­скою высо­кою рукой, а вы на них посы­ла­е­те вое­вать воров­ством. И как к вам ся наша гра­мо­та при­дет, и вы б впе­ред на кол­ма­ков наших Тюмен­ских слу­жи­лых людей и татар вой­ной не посы­ла­ли, от нас их не отго­ня­ли, а ссы­ла­лись о всем в Тобо­леск с бояри­ном нашим и вое­во­дою со кня­зем Ива­ном Семе­но­ви­чем Кура­ки­ным и отпи­сок его слу­ша­ли. А будет вы впе­ред учне­те воро­ва­ти и на кол­ма­ков без отпис­ки из Тоболь­ска посы­лать вой­ною Тюмен­ских слу­жи­лых людей и татар, и вам от нас быти в вели­кой опа­ле и в каз­ни. Писан на Москве лета 7125-го октяб­ря в 15 день.

ААН, ф. 21, оп. 4, № 8, лл. 56-58, № 40. Напеч. в РИБ, II, стб. 338-341, № 110.

№4

1616 г. октяб­ря 30. — Гра­мо­та на Тюмень вое­во­де кня­зю Федо­ру Кор­ко­ди­но­ву о немед­лен­ном сооб­ще­нии изве­стий о при­быв­ших в Тюмень кал­мыц­ких послах.

От царя и вели­ко­го кня­зя Миха­и­ла Федо­ро­ви­ча всеа Русии в Сибирь, в Тюмен­ской город, вое­во­де наше­му кня­зю Федо­ру Семе­но­ви­чу Кар­ко­ди­но­ву да Ива­ну Бори­со­ви­чу Секе­ри­ну. В нынеш­нем во 125-м году октяб­ря в 15 день посла­на к вам наша гра­мо­та с тоболь­ским лит­ви­ном с Мат­ве­ем Виш­нев­ским о кол­мац­ких вестях: будет Ишим царе­вич с кол­мац­ки­ми людь­ми пой­дут под сибир­ские горо­ды и на Уфу и на наши ясач­ные воло­сти вой­ною блис­ко горо­дов, и вам веле­но на тех людей посы­лать наших рат­ных людей и над ними про­мыш­лять, сколь­ко мило­сер­дый бог помо­чи подаст. И в нынеш­нем во 125-м году октяб­ря в 17 день писал к нам с Уфы столь­ник наш и вое­во­да князь Борис Хил­ков: в про­шлом де во 124-м году июля в 3 день писа­ли к нему с Тюме­ни ты князь Федор, да Федор Бобо­ры­кин, что июня в 5 день писал из Тобо­лес­ка боярин наш и вое­во­да князь Иван Семе­но­вич Кура­кин: ска­зы­вал ему в рас­про­се, при­е­хав из Кол­ма­ков, тар­ской казак Влас­ко Калач­ник, а ему де ска­зы­вал в Кол­ма­ках кол­мац­кой таи­ша Тур­гень, что хочет итти из Кол­ма­ков с кол­мац­ки­ми людь­ми под сибир­ские горо­ды и на воло­сти ж под Уфин­ской город и на баш­кир­ские и на уфин­ские воло­сти вой­ною [237] Ишим царе­вич, Кучу­мов сын; и при­ка­зы­вал с ним со Влас­ком тот таи­ша Тур­гень, чтоб во всех сибир­ских горо­дех и в уез­дех и в уфин­ских и в баш­кир­ских воло­стях ясаш­ным людем веле­ли бере­чись; а идут де с Иши­мом вое­вать кал­мац­кие люди. Да сен­тяб­ря ж де в 5 день писал к нему кня­зю Бори­су ты князь Федор: в про­шлом де во 124-м году авгу­ста в 2 день побе­жал с Тюме­ни в Кол­мы­ки от ново­кре­ще­на от Олеш­ки Али­мо­ва с паш­ни куп­ле­ной ево кал­мыц­кой ясырь Алти­кей­ко, и тово де ясы­ря Олеш­ка изы­мал и при­вел его на Тюмень к тебе кня­зю Федо­ру, и в рас­про­се и с пыт­ки тот Алти­кей­ко ска­зал: веле­ли де ему в Кол­ма­ки бежать кол­мац­кие люди, кото­рые при­шли на Тюмень в послан­ни­ках, а веле­ли де ему в Кол­ма­ках ска­зать Юру таи­ше, что хотят их на Тюме­ни побить, и они б де при­шли под сибир­ские горо­ды вой­ною; и он бы князь Борис по тем вестям разо­слал в баш­кир­ские воло­сти, а велел баш­кир­цам обе­ре­гать­ся. И нам бы о том веле­ти указ свой учи­ни­ти. И ты князь Федор то дела­ешь него­раз­до: что от кол­ма­ков послан­ни­ки на Тюмень при­шли дав­но, а ты к нам о том, для чего они от кол­мац­ких людей в послан­ни­кех при­шли, не пишешь; а пишут к нам с Уфы и из Каза­ни мимо тебя кня­зя Федо­ра. И как к вам ся наша гра­мо­та при­дет, и вы б тот­час отпи­са­ли к нам с нароч­ным гон­цом: кал­мыц­кие послан­ни­ки при­шли на Тюмень от кол­мац­ких людей о доб­ром ли деле, и будет о доб­ром деле, и вы б их веле­ли бере­чи и кор­мец им веле­ли дава­ти, смот­ря по людям, и тес­но­ты им нико­то­рые чини­ти не веле­ли. А будет в них часть кото­ро­го дур­на, или будет кал­мыц­кие люди учнут под кото­рые горо­ды и на нашие ясач­ные воло­сти вой­ною при­хо­дить, и вы б в Тюмен­ском горо­де жили и в уез­де веле­ли жить с вели­ким бере­же­ньем, чтоб кал­мац­кие люди воло­стей не пово­е­ва­ли и горо­дом кото­ро­го дур­на не учи­ни­ли, и над ними про­мыш­ля­ли, сколь­ко мило­сер­дый бог помо­щи подаст. Да что у вас с кол­мац­ки­ми людь­ми учнет­ца делать, и вы б о том о всем под­лин­но отпи­са­ли ж нам к Москве тот­час с нароч­ным гон­цом, а отпис­ки веле­ли отда­ти в Казан­ском двор­це бояри­ну наше­му кня­зю Алек­сею Юрье­ви­чю Ситц­ко­му да дья­ком нашим Федо­ру Апрак­си­ну с това­ры­щи. А ясы­ря Алти­кей­ко веле­ли дер­жать за креп­ки­ми при­ста­вы, что­бы он не ушел и дур­на над собою кото­ро­го не учи­нил. Писан на Москве лета 7125-го октяб­ря в 30 день.
[ААН, ф. 21, оп. 4, № 8, лл. 58-59 об., № 41.].

№ 5

1682 г., 21 мар­та. – Гра­мо­та из двор­цо­во­го Суд­но­го при­ка­за по делу о Васи­лии Козел­ке и Семене Ква­ше­нин­ни­ко­ве, кре­стья­нах двор­цо­вой Заузоль­ской воло­сти, женив­ших­ся на бег­лых кре­стьян­ках Кле­мен­тия Миле­ни­на.
[ЦАНО. Ф.1406. Оп.1. Д.7. На 3 л.]
Раз­мер листов: 42´16 см (л.1), 40,5´16 см (л.2), 39,5´16 см (л.3). Зна­ки бума­ги: «голо­ва шута» – фраг­мент, три шара (л. 1), ниж­ний фраг­мент (л.2); герб Амстер­да­ма (верх­ний фраг­мент – коро­на, л. 3).
(л. 1) «От царя и вели­ко­го кня­зя Фео­до­ра Алек­се­е­ви­ча всеа Вели­кия и Малыя и Белыя Росии само­держ­ца на Балах­ну вое­во­де наше­му Мак­си­му Гри­го­рье­ви­чю Рти­ще­ву. В нынеш­нем во 190-м году декаб­ря в 12 день по наше­му вели­ко­го госу­да­ря ука­зу из двор­цо­во­го Суд­но­го при­ка­зу посла­на наша вели­ко­го госу­да­ря гра­мо­та в Ниж­ней Новъго­род к столь­ни­ку наше­му и вое­во­де ко кня­зю Федо­ру княжь Михай­ло­ву сыну Кор­ко­ди­но­ву по чело­би­тью Кле­ментья Миле­ни­на: веле­но Бала­хон­ско­го уез­ду нашей двор­цо­вой Заузоль­ской воло­сти Кула­ков­ской сло­бод­ки на Вась­ку Козел­ка, на Сень­ку Ква­ше­нин­ни­ко­ва, во кре­стьян­стве по бег­лым ево Кле­мен­тье­вым вдо­вам, дать суд и указ учи­нить по наше­му вели­ко­го госу­да­ря ука­зу и по Собор­но­му уло­же­нью и по кре­по­стям вправ­ду, нико­му ни в чем не норо­вя, чтоб впредь о том чело­би­тья ни от кого не было. И ныне били челом нам, вели­ко­му госу­да­рю, Бала­хон­ско­го уез­ду нашей двор­цо­вой Заузоль­ской воло­сти кре­стья­ня Кула­ков­ской сло­бод­ки Вась­ка Козел, дерев­ни Беля­е­вы Сень­ка Ква­ше­нин­ни­ков: в про­шлом-де во 189-м году поимал­ся в Ниж­нем Нове­го­ро­де Кле­мен­тей Миле­нин за тестя их Трош­ку Июди­на во кре­стьян­стве. А тесть их, Трош­ка, жил в нашей двор­цо­вой Заузоль­ской воло­сти лет с трит­цать и боль­ши // (л.2) и пла­тил вся­кие наши вели­ко­го госу­да­ря денеж­ные и хлеб­ные дохо­ды с кре­стья­ны вме­сте. А они-де поже­ни­лись на доче­рях ево, Трош­ки­ных, на Анют­ке, на Мар­фут­ке Тро­фи­мо­вых, а те их жены роди­лись в нашей двор­цо­вой Заузоль­ской воло­сти, а не с отцом сво­им при­шли, и за ним, Кле­мен­тьем, не жива­ли. И тесть их, Трош­ка, в Ниж­нем Нове­го­ро­де ему, Кле­ментью, во кре­стьян­ство отдан. И в нынеш­нем во 190-м году бил челом нам, вели­ко­му госу­да­рю он, Кле­мен­тей, и взял нашу вели­ко­го госу­да­ря гра­мо­ту в Ниж­ней Новъго­род к столь­ни­ку наше­му и вое­во­де кня­зю Федо­ру княж Михай­ло­ву сыну Кор­ко­ди­но­ву , чтоб их жен и их по женам взять ему, Кле­ментью, во кре­стьян­ство ж. А деды-де и отцы их в нашей двор­цо­вой Заузоль­ской воло­сти роди­лись, а за поме­щи­ка­ми ни за кем не жива­ли, и в пис­цо­вых и в пере­пис­ных и в новых кни­гах деды и отцы их и они напи­са­ны в нашей двор­цо­вой Заузоль­ской воло­сти за нами, вели­ким госу­да­рем. И нам, вели­ко­му госу­да­рю, пожа­ло­вать бы их, не велеть из нашей двор­цо­вой Заузоль­ской воло­сти по женам отда­вать, пото­му что они – Вась­ка Козел, Сень­ка Ква­ше­нин­ни­ков — жени­лись в нашей двор­цо­вой Заузоль­ской воло­сти: Вась­ка Козел на Анют­ке, а Сень­ка на Мар­фут­ке Тро­фи­мо­вых, а шли они за них вдо­ва­ми. А те их жены преж сего выда­ны были дев­ка­ми за наших двор­цо­вых кре­стьян нашей двор­цо­вой Заузоль­ской воло­сти дерев­ни // (л.3) Кле­пи­ко­ва: Анют­ка была за Вань­кою Лари­о­но­вым, про­зви­ще Без­ко­куй­ной, а Мар­фут­ка была дерев­ни Сват­ко­ва в Пре­чи­стен­ском при­хо­де за Микиш­кою Ива­но­вым; для того они на тех вдо­вах поже­ни­лись.
И как к тебе ся наша вели­ко­го госу­да­ря гра­мо­та при­дет, и ты б Кле­ментью Миле­ни­ну на тех выше­пи­сан­ных кре­стьян в том ево иску дал суд и розыс­кал вся­ки­ми сыс­ки накреп­ко. А по суду и по сыс­ку меж ими указ учи­нил по наше­му вели­ко­го госу­да­ря ука­зу и по Собор­но­му уло­же­нью в прав­ду, нико­му ни в чем не норо­вя, до чего дове­дет­ца, чтоб впредь нам, вели­ко­му госу­да­рю, чело­би­тья не было. А будет по розыс­ку явят­ца, что они заму­жем были напе­ред сего за наши­ми двор­цо­вы­ми кре­стья­ны, а за кре­стьян за Вась­ку Козел­ка, за Сень­ку Ква­ше­нин­ни­ко­ва вышли вдо­ва­ми, и на них допра­вить вывод по уло­же­нью; а будет вышли вдо­ва­ми после поме­щи­ко­вых кре­стьян, и об них указ учи­нить, по тому же по наше­му вели­ко­го госу­да­ря ука­зу и по Собор­но­му уло­же­нью и по новым ста­тьям.
Писан на Москве лета 7190-го мар­та в 21 день».
На л.1об. адрес: «На Балах­ну вое­во­де наше­му Мак­си­му Гри­го­рье­ви­чю Рти­ще­ву», ниже запись об упла­те пошли­ны: «…алтын 4 день­ги взя­то» (не уда­лось разо­брать бук­ву, обо­зна­ча­ю­щую коли­че­ство алтын, так как запись силь­но выцве­ла). Рядом поме­та: «Ква­ше­нин­ни­ко­ва». По л.1об., 2об., 3 скре­па: «Диак Ники­та Пояр­ков»; на л.3об. спра­ва подъ­яче­го: «Спра­вил Вас­ка Про­то­по­пов». Здесь же более позд­ние поме­ты XVIII в., повто­ря­ю­щие дату доку­мен­та.

Print Friendly, PDF & Email
  1. СПб., В. Берх. []
  2. Вольф, 179 []
  3. Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 186 []
  4. Памят­ни­ки исто­рии Восточ­ной Евро­пы. Источ­ни­ки XV-XVII вв. Т. 3. Доку­мен­ты Ливон­ской вой­ны (под­лин­ное дело­про­из­вод­ство при­ка­зов и вое­вод). 1571-1580 гг. М.; Вар­ша­ва, 1998. № 7. С. 62-63 []
  5. Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 176, 180, 185, 191, 241, 253, 258, 262, 269, 276, 278, 281, 289, 299, 304, 305; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 2. М., 1982. С. 265, 365; Т. 2. Ч. 3. С. 445, 460, 542; Т. 3. Ч. 1. М., 1984. С. 210; Ста­ни­слав­ский А.Л. Тру­ды по исто­рии госу­да­ре­ва дво­ра в Рос­сии XVI–XVII веков. М., 2004. С. 192; Тати­щев Ю.В. Мест­ни­че­ский спра­воч­ник XVII века. Виль­но, 1910. С. 10; Сбор­ник Рус­ско­го исто­ри­че­ско­го обще­ства. Т. 71. СПб., 1892. С. 746; Вос­ко­бой­ни­ко­ва Н.П. Опи­са­ние древ­ней­ших доку­мен­тов архи­вов мос­ков­ских при­ка­зов XVI – нача­ла XVII вв. М., 1994. С. 90 []
  6. РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 10815. Л. 106 об.-107 []
  7. Пис­цо­вые кни­ги Мос­ков­ско­го госу­дар­ства XVI в. Ч. 1. Отд. 1. СПб., 1872. С. 34, 35, 204, 514 [] []
  8. Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 186, 187 []
  9. Ката­лог пис­цо­вых опи­са­ний Рус­ско­го госу­дар­ства сере­ди­ны XV–начала XVII века / Сост. К. В. Бара­нов. М., 2015. С. 51 []
  10. Дело о при­ез­де Анто­ния Поссе­ви­на // Лето­пись заня­тий Архео­гра­фи­че­ской комис­сии. Вып. 11. СПб., 1903. С. 30, 153; Ста­ни­слав­ский А.Л. Тру­ды по исто­рии госу­да­ре­ва дво­ра в Рос­сии XVI–XVII веков. М., 2004. С. 196; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 238, 239, 246, 250, 256, 271, 273, 314, 317-319; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 2. М., 1982. С. 258, 338, 431 []
  11. ОР ГБЛ, Ф. 29 № 103 (М., 1632). []
  12. 35, т. XII, При­меч. 64, стб. 18 []
  13. Акто­вые источ­ни­ки по исто­рии Рос­сии и Сиби­ри XYI-XVIII веков в фон­дах Г.Ф. Мил­ле­ра: Опи­си копий­ных книг (в двух томах). /История Си­бири. Пер­во­ис­точ­ни­ки. — Ново­си­бирск, 1993. — Т. I. — 250 с. []
  14. Кни­ги раз­ряд­ные. СПб., 1853. Т. 1. Стб. 81. []
  15. Пере­пис­ная кни­га Моск­вы. []
  16. Яко­влев А. Холоп­ство и холо­пы в Мос­ков­ском госу­дар­стве XVII в. Том I. М.-Л., 1943,с.208. []
  17. Шац­кий уезд XVII века. Госу­да­ре­вы слу­жи­лые люди Соста­ви­тель И. П. Аля­бьев. []
  18. ЦГА­ЛИ, ф. 1338, оп. № 1, д. № 57 []
  19. Гос. архив Воло­год­ской обла­сти. Фонд № 1260 опись № 1д.1329. []
  20. ЦИАМ, ф. 203, оп. 747, д. 208 []