Кня­зья Каты­ре­вы.
© Сер­гей Без­но­сюк
Поко­лен­ная рос­пись рода кня­зей Каты­ре­вых.
Мате­ри­а­лы по гене­а­ло­гии и про­по­со­гра­фии.
https://​sites​.google​.com/​s​i​t​e​/​r​u​r​i​k​o​v​i​c​i​1​1​/​h​o​m​e​/​r​o​s​t​o​v​s​k​i​e​/​k​a​t​y​r​evy

Ветвь кня­зей Хохол­ко­вых-Ростов­ских, потом­ки бояри­на кня­зя Ива­на Андре­еви­ча Каты­ря Хохол­ко­ва-Ростов­ско­го (7-1542/3). В XVI веке его потом­ки зани­ма­ли вид­ное место сре­ди мос­ков­ской зна­ти.

❋ Рюрик князь Нов­го­род­ский
⇨ Игорь Рюри­ко­вич, вели­кий князь Киев­ский +945
⇨ Свя­то­слав I Иго­ре­вич, вели­кий Киев­ский 942-972
⇨ Вла­ди­мир I, вели­кий князь Киев­ский +1015
⇨ Яро­слав I Муд­рый, вели­кий князь Киев­ский 978-10S4
⇨ Все­во­лод I, вели­кий князь Киев­ский 1030-1093
⇨ Вла­ди­мир Моно­мах, князь Киев­ский 10S3-1125
⇨ Юрий Дол­го­ру­кий, кн. Вла­ди­мир­ский 1090-1157
⇨ Все­во­лод III Боль­шое Гнез­до 1154-1212
⇨ Кон­стан­тин, вели­кий князь Вла­ди­мир­ский 1186-1219
⇨ Васи­лий, князь Ростов­ский 1209-1238
⇨ Борис Василь­ко­вич (1231-1277), кн. Ростов­ский (1238-1277)
⇨ Кон­стан­тин Бори­со­вич (1255-ок.1307),кн. Ростов­ский (1286-1288, 1294-1307)
⇨ Васи­лий Кон­стан­ти­но­вич (1291-1316/20), кн. Ростов­ский (1307-1316/20)
⇨ Кон­стан­тин Васи­лье­вич (?-1365), кн. Ростов­ский-Бори­со­глеб­ский, вел. кн. Ростов­ский (1360-1363)
⇨ Алек­сандр Кон­стан­ти­но­вич (?-1404), кн. Ростов­ский (1375-1404)
⇨ Андрей Алек­сан­дро­вич (?-1417), князь Росто­во-Бори­со­глеб­ский (1404—1416).
⇨ Иван Андре­евич Брю­ха­тый Ростов­ский (?-ок.1474)
⇨ Андрей Ива­но­вич Хохо­лок Ростов­ский

XX коле­но

князь Иван Андре­евич Катырь Хохол­ков-Ростов­ский (?-1542/3)
— боярин с 1531/2, вое­во­да, млад­ший сын Андрея Ива­но­ви­ча Хохол­ка.
В 1520 г. вое­во­да в Ста­ро­ду­бе (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 1. Ч. 1. М., 1977. С. 176). В 1531/1532 г. намест­ник в Костро­ме. В 1537 г. вое­во­да в Ниж­нем Нов­го­ро­де в горо­де, затем в Костро­ме. Летом 1539 г. во гла­ве вой­ска на Угре. В 1540 г. вое­во­да в Костро­ме за горо­дом. В 1542 г. вое­во­да в Сер­пу­хо­ве (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 80, 92, 93, 97, 100, 103). Осе­нью 1547 г. боярин (Наза­ров В.Д. О струк­ту­ре Госу­да­ре­ва дво­ра в сере­дине XVI в. // Обще­ство и госу­дар­ство фео­даль­ной Рос­сии. Сб. ста­тей, посвя­щен­ный 70-летию ака­де­ми­ка Л. В. Череп­ни­на. М., 1975. С. 52).
полу­чил чин бояри­на, веро­ят­но, после смер­ти стар­ше­го бра­та — Алек­сандра. В Шере­ме­тев­ском бояр­ском спис­ке (ШБС) под 7051 (1541/1542) годом сде­ла­на запись о смер­ти бояри­на И. А. Каты­ря-Ростов­ско­го. А. А. Зимин пола­гал, что све­де­ния ШБС о полу­че­нии бояр­ства И. А. Каты­рем в 7040 (1531/32) г. и «Бар­хат­ной кни­ги» недо­сто­вер­ны. Но поми­мо этих двух источ­ни­ков он ука­зан сре­ди бояр (с поме­той «болен») в отрыв­ке «Бояр­ско­го спис­ка», дати­ро­ван­но­го В. Д. Наза­ро­вым осе­нью 1547 г. (В. Д. Наза­ров. О струк­ту­ре «Госу­да­ре­ва дво­ра» в сере­дине XVI в… С. 52–54); Дру­гие дан­ные ее не под­твер­жда­ют. Он умер, види­мо, око­ло 1550 г. В ВКТСМ отме­че­но: «7058 году мар­та в 11 день дал вкла­ду князь Ондрей Ива­но­вич Каты­рев по отце сво­ем кня­зе Иване денег 50 руб­лев». Такая сум­ма пла­ти­лась обыч­но за погре­бе­ние в мона­сты­ре. Веро­ят­но, И. А. Каты­рю при­над­ле­жа­ло изго­ло­вье над­гро­бия, най­ден­ное недав­но в Тро­и­це-Сер­ги­е­вой лав­ре. Над­пись граф­фи­ти на боко­вой поверх­но­сти изго­ло­вия: «Ива­на Андре­еви­ча Ростов­ско­го». Отме­чен­ный в дру­гой Гла­ве ВКТСМ вклад кня­зя Андрея Ива­но­ви­ча Ростов­ско­го 17 мая 1557 г. «по мате­ри сво­ей кня­гине ино­ке Ани­сье денег 50 руб­лев», види­мо, так­же сде­лан А. И. Каты­ре­вым.
[ДРВ. Ч. ХХ. С. 25,32; Родо­слов­ная кни­га кня­зей и дво­рян рос­сий­ских и выез­жих… Ч. 1. С. 83). ВКТСМ. С. 56 ; Виш­нев­ский В. И. Некро­поль Тро­и­це-Сер­ги­е­вой лав­ры… С. 171.]
~ ино­ка Ани­сия

XXI коле­но

князь Петр Ива­но­вич Каты­рев (1539, +1539/1550)
вое­во­да, веро­ят­но, преж­де­вре­мен­ная кон­чи­на поме­ша­ла раз­ви­тию слу­жеб­ной карье­ры его стар­ше­го бра­та — кня­зя Пет­ра Ива­но­ви­ча. Он был отме­чен раз­ря­да­ми в 1539/1540 г., 1540/1541 г. вое­во­дой во Вла­ди­ми­ре в горо­де (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 1. Ч. 2. М., 1977. С. 281, 293). и, види­мо, умер око­ло 1550 г., посколь­ку не ука­зан в «Тысяч­ной кни­ге» и ДТ (РК 1598. С. 98, 100)
князь Андрей Ива­но­вич Золо­той Каты­рев (1550,—1568.09.11) ин.Адриан
— князь, боярин и вое­во­да в цар­ство­ва­ние Ива­на Гроз­но­го, сын кн. И. А. Ростов­ско­го-Каты­ря. Из Хохол­ко­вых самой успеш­ной в 1550–1560-х гг. была карье­ра кня­зя Андрея Ива­но­ви­ча Каты­ре­ва.
Тысяч­ник 2-й ста­тьи из Ростов­ских кня­зей. В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Ростов­ских кня­зей с поме­той «в под­лин­ной почер­нен», боярин (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 57, 112, 120). Боярин с июля 1557 г. (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 162). В авгу­сте 1551 г. встре­чал ногай­ских послов в Москве (Посоль­ские кни­ги по свя­зям Рос­сии с Ногай­ской Ордой (1551–1561 гг.) / Сост. Д.А. Муста­фи­на, В.В. Тре­пав­лов. Казань, 2006. С. 66). В 1553 г. вое­во­да в Рыль­ске. В июле 1555 г. из Колом­ны на Тулу назван сре­ди голов, кото­рые отправ­ле­ны в посыл­ки в цар­ском пол­ку во вре­мя похо­да к Туле про­тив оса­ждав­ше­го её Девлет-Гирея. Осе­нью того же года, после ухо­да «с бере­га» «боль­ших» вое­вод, был остав­лен 1-м вое­во­дой в Белё­ве. В июне 1556 г. в похо­де на Сер­пу­хов назван сре­ди голов, кото­рым быти в посыл­ках от госу­да­ря (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 139, 151, 154, 157). Око­ло 7065 годом (1556/57 гг.) ему было пожа­ло­ва­но бояр­ство. В Цар­ском архи­ве в ящи­ке 198 хра­ни­лось «дело кня­зя Ондрея Каты­ре­ва с вое­во­да­ми юрьев­ски­им, как при­хо­дил маистр ливон­ской к Юрье­ву», в ящи­ке 223 гра­мо­та о том, что­бы на Ряза­ни были без мест князь А. Каты­рев и дру­гие вое­во­ды. Речь шла о похо­де ливон­ско­го маги­стра на г. Юрьев в нояб­ре 1559 г., когда юрьев­ским вое­во­дой был князь А. И. Каты­рев. Ливон­ский гросс­мей­стер Г. Кет­лер, нару­шив пере­ми­рие с рус­ски­ми за месяц до исте­че­ния сро­ка, оса­дил Юрьев, где нахо­дил­ся со сво­им отря­дом Каты­рев-Ростов­ский. Шед­ший ему на под­мо­гу отряд З. И. Пле­ще­е­ва был раз­бит ливон­ца­ми. Вое­во­да рас­по­ря­дил­ся запе­реть всех подо­зри­тель­ных лиц, встре­тил силь­ным артил­ле­рий­ским огнем Кет­ле­ра, а затем совер­шил стре­ми­тель­ную вылаз­ку из горо­да. Поне­ся поте­ри, гросс­мей­стер вынуж­ден был из-за под­няв­ше­го­ся в его наём­ном вой­ске ропо­та снять оса­ду и уйти. По это­му делу было про­ве­де­но рас­сле­до­ва­ние. В нояб­ре это­го же года он раз­би­рал в Москве суд­ное дело по земель­но­му спо­ру. В 1562 г. князь А. И. Каты­рев вое­во­да в Сви­яж­с­ке (Госу­дар­ствен­ный архив Рос­сии XVI сто­ле­тия. Опыт рекон­струк­ции / Подг. тек­ста и ком­мент. А. А. Зими­на. М., 1978. С. 84, 85, 95, 444, 475, 491, 523). В 1565 г. сослан в Сви­яж­ский уезд (Спи­сок с пис­цо­вой и меже­вой кни­ги горо­да Сви­яж­ска и уез­да пись­ма и меже­ва­ния Ники­ты Васи­лье­ви­ча Бори­со­ва и Дмит­рия Андре­еви­ча Кики­на (1565–1567 г.). Казань, 1909. С. 16, 63, 66-69). Остав­лен на посе­ле­нии в Казан­ском крае после амни­стии 1 мая 1566 г. (Скрын­ни­ков Р.Г. Цар­ство тер­ро­ра. СПб., 1992. С. 247-250). Боярин в 1562–1565 гг. в Сви­яж­ском горо­де (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 1. М., 1981. С. 175).
Князь А.И. Ростов­ский был наде­лен помест­ным окла­дом в 1000 четв. Одна­ко, на деле полу­чил в Сви­яж­ском уез­де поме­стье лишь в поло­ви­ну окла­да («учи­ни­ти поме­стья в Сви­яж­ском поло­ви­ну его окла­ду 500 четей»15). Наде­ле­ние помест­ны­ми зем­ля­ми кня­зя и вое­во­ду А.И. Ростов­ско­го в Сви­яж­ском уез­де про­изо­шло в два эта­па. В год сво­е­го при­бы­тия сюда в 1565 г. он полу­чил в поме­стье дер. Каи­но­чек, Федь­ков почи­нок Каки­на и дикое Пле­со Ягод­ное – все­го 62 четв. доб­рой зем­ли, 40 четв. пере­ло­га, сен­ные уго­дья на 1200 коп., а кро­ме того, лес­ные угодья20.В сле­ду­ю­щем, 1566 г. в его поме­стье были вклю­че­ны с. Новое дикое поле и «мор­дов­ские зем­ли», соста­вив­шие 200 четв. доб­рой зем­ли, 400 четв. пере­ло­га и дико­го поля, сен­ные уго­дья на 1200 коп. Все­го помест­ный фонд опаль­но­го кня­зя А.И. Ростов­ско­го соста­вил 262 четв. «доб­рой зем­ли», 440 четв. пере­ло­га и дико­го поля. Кро­ме того, поме­стье вклю­ча­ло­сен­ные уго­дья на 2400 коп., а так­же лес­ные уго­дья. Таким обра­зом, для тако­го родо­ви­то­го и титу­ло­ван­но­го кня­зя, как А.И. Ростов­ский, его помест­ные вла­де­ния в Сви­яж­ском уез­де, вклю­чав­шие 702 четв. зем­ли под паш­ню, ока­за­лись не таки­ми уж боль­ши­ми. Более того, уже вско­ре, в рам­ках при­ве­де­ния помест­ных пахот поме­щи­ков в соот­вет­ствие с их помест­ны­ми окла­да­ми в Сви­яж­ском уез­де, излиш­ки пахот­ных земель кня­зя А.И. Каты­ре­ва-Ростов­ско­го свы­ше 500 четв. были у него ото­бра­ны и пере­да­ны кня­зю М.Ф.Бахтиярову.Тем не менее, наи­бо­лее зна­чи­мой уте­рей для них была поте­ря вот­чин­ных вла­де­ний в преж­них семей­ных гнез­дах, отда­ле­ние от цен­тра стра­ны и, как след­ствие, утра­та поли­ти­че­ско­го веса. По «Раз­ряд­ной запи­си о пожа­ло­ва­нии и про­ще­нии и воз­вра­ще­нии из ссыл­ки опаль­ных яро­слав­ских и ростов­ских дво­рян, сослан­ных в Казань на житие», дати­ро­ван­ной 1565 г. (не позд­нее 1 мая), вско­ре госу­да­ре­ву милость полу­чи­ли кня­зья и бояре А.И. Ростов­ский, Н.Д. Янов-Ростов­ский, М.Ф. Бах­ти­я­ров и Н.С. Ста­ро­дуб­ский. Боль­шин­ство опаль­ных после это­го поки­ну­ла Сви­яжск. Одна­ко, по «Раз­ряд­ной запи­си о рос­пи­си вое­вод в Сви­яж­с­ке…» за 1567 г., тогда боль­шим вое­во­дой все еще оста­вал­ся А.И. Ростовский24. При­чи­на его задерж­ки нам не извест­на. Андрей Ива­но­вич Ростов­ский про­был в Сви­яж­с­ке вплоть до кон­ца 1567 г. Затем был выз­во­лен в Моск­ву и каз­нен.
Каса­тель­но его смер­ти, неко­то­рая инфор­ма­ция име­ет­ся в запис­ках кня­зя А.М. Курб­ско­го: «Паки поби­е­на от него (от царя Ива­на IV – И.А.) того же лета (1568 г. – И.А.) кня­жа­та Ростов­ские Семен, Андрей и Васи­лий и дру­зья с ними»25. Так же, его имя при­сут­ству­ет в Сино­ди­ке опаль­ных царя Ива­на Гроз­но­го за 1580/81 г., разо­слан­ным царем по мона­сты­рям для отпе­ва­ния погиб­ших. Воз­мож­но, таким Одна­ко, его семей­ная жизнь, по-види­мо­му, сло­жи­лась не вполне удач­но. В ВКТСМ упо­ми­на­ет­ся о вкла­дах по двум его женам. Пер­вая, Улья­на, про­ис­хо­ди­ла, веро­ят­но, из рода кня­зей Обо­лен­ских, и умер­ла или постриг­лась око­ло 1550 г. а вто­рую зва­ли Анной и вклад по ней А. И. Каты­рев сде­лал в мае 1556 г. По родо­слов­ным он счи­тал­ся без­дет­ным и высо­кий ста­тус фами­лии уна­сле­до­вал и с успе­хом под­дер­жи­вал в послед­ней тре­ти XVI в. его пле­мян­ник — князь Миха­ил Пет­ро­вич. А. И. Каты­рев запи­сан в «Сино­ди­ке опаль­ных». Соглас­но Р. Г. Скрын­ни­ко­ву, его гибель свя­за­на с «делом И. П. Федо­ро­ва» и дати­ру­ет­ся кон­цом 1568 г. В ШБС А. И. Каты­рев ука­зан сре­ди бояр, умер­ших в 7075 (1566/1567) гг.. Посколь­ку в ТСМ были похо­ро­не­ны роди­те­ли А. И. Каты­ре­ва, то, веро­ят­но, он гото­вил там место и для себя. Недав­но най­де­но над­гро­бие с над­пи­сью «Зане­то место на кня­зя Андрея Ива­но­ви­чя Ростов­ска­го». В. И. Виш­нев­ский пола­га­ет, что место заре­зер­ви­ро­вал князь Андрей Ива­но­вич Лоба­нов, постриг­шей­ся, по его мне­нию, в ТСМ под име­нем Ондре­ян. Такая гипо­те­за веро­ят­на. Пис­цо­вы­ми кни­га­ми по Нов­го­ро­ду отме­чен князь Андрей Ива­но­вич по про­зви­щу Чепец , кото­рый, види­мо, был сыном И. А. Лоба­на. Одна­ко, дру­гих све­де­ний о нем нет. О свя­зях Лоба­но­вых с ТСМ до нача­ла XVII в. дан­ные отсут­ству­ют тогда, как Каты­ре­вы не толь­ко зани­ма­ли вид­ное место при Госу­да­ре­вом дво­ре, но и были тес­но свя­за­ны с ТСМ. Воз­мож­но, из-за каз­ни А. И. Каты­ре­ва пли­та и место в «некро­по­ле» кня­зей Ростов­ских оста­лись невос­тре­бо­ван­ны­ми.
Вла­дел поме­стья­ми в Ростов­ском и Руз­ском уез­дах, вот­чи­ной в Углич­ском уез­де. Имел двор и поко­сы в Сви­яж­с­ке в 1565-1567 гг. и помест­ные дерев­ни Каи­но­чек, Федь­ков почи­нок Какин на р. Сви­я­ге, село Новое Дикое (ранее при­над­ле­жав­шее преж­ним сви­яж­ским жиль­цам кня­зьям Кри­во­бор­ски­ми), все­го село и три дерев­ни (720 чет­вер­тей доб­рой зем­ли) (Спи­сок с пис­цо­вой и меже­вой кни­ги горо­да Сви­яж­ска и уез­да пись­ма и меже­ва­ния Ники­ты Васи­лье­ви­ча Бори­со­ва и Дмит­рия Андре­еви­ча Кики­на (1565–1567 г.). Казань, 1909. С. 16, 63, 66-69). Веро­ят­но, за ним в 1543/1544 г. нахо­ди­лось помест­ное сель­цо Василь­ков­ское с дерев­ня­ми в Ростов­ском уез­де (Горо­ди­лин 2013, с. 60). До 1567–1569 гг. вла­дел поме­стьем в 6 дере­вень (226 чет­вер­тей худой зем­ли) в Росто­вец­ком стане Руз­ско­го уез­да (Руз­ский уезд по пис­цо­вой кни­ге 1997, с. 44). В Город­ском стане Углич­ско­го уез­да ним чис­ли­лась вот­чи­на – село Крас­ное на р. Коро­жечне с 5 дерев­ня­ми (304 чет­вер­тей зем­ли). Ему при­над­ле­жа­ли так­же дерев­ни Мар­ко­во, Куми­но (Черм­ное) и пустошь (все­го 70 чет­вер­тей сред­ней зем­ли), но он их дал по ряд­ной в при­да­ное за сво­ей пле­мян­ни­цей, кня­ги­ней Дом­ной, доче­рью Ива­на Лав­рен­тье­ва сына Касат­ки­на-Ростов­ско­го, вышед­шей замуж за столь­ни­ка Алек­сея Федо­ро­ва сына Плут­не­ва (ПКУУ, с. 121-124).
~ 1) Улья­на кнг. (—1550-до)
~ 2) Анна кнг. (—1556.05.19-до)
б/д
[Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. … С. 57; РК 1598. С. 139, 154, 151, 157. 57 ДРВ. Ч. ХХ. С. 41; РК 1598. С. 162 58 Пол­ное собра­ние рус­ских лето­пи­сей. Т. 13. Лето­пис­ный сбор­ник, име­ну­е­мый Пат­ри­ар­шей или Нико­нов­ской лето­пи­сью. М.: Язы­ки рус­ской­куль­ту­ры, 2000. С. 321–323, 325 ; Опи­си Цар­ско­го архи­ва XVI в. и архи­ва Посоль­ско­го при­ка­за 1614 г. М., 1960. С. 38. ; Акты, отно­ся­щи­е­ся до граж­дан­ской рас­пра­вы Древ­ней Рос­сии. Собрал и издал А. Федо­тов-Чехов­ской. Киев., 1860. Т. 1. С. 196; Шума­ков С. А. Обзор… С. 66. ВКТСМ. С. 56.; Памят­ни­ки исто­рии рус­ско­го слу­жи­ло­го сосло­вия. С. 216.; ДРВ. Ч. ХХ. С. 48.; Виш­нев­ский В. И. Некро­поль кня­зей Ростов­ских в Тро­и­це-Сер­ги­е­вом мона­сты­ре (по мате­ри­а­лам архео­ло­ги­че­ских работ 2002–2005 гг.) // ИКРЗ. 2005. Ростов, 2006. С. 366.Список с пис­цо­вой и меже­вой кни­ги горо­да Сви­яж­ска… – С. 68. Ска­за­ния Андрея Курб­ско­го / Под ред. Н. Устря­ло­ва. – СПб., 1868. – С. 133. 26 URL:http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/skrun/10.php]
княж­на Прас­ко­вия Ива­нов­на Каты­ре­ва (1530?)
помещ. Д:Ив.Анд. /ин.Иосиф./. ХОХОЛ­КОВ. КАТЫРЬ. :АНИСИЯ/ин.

XXII коле­но

князь Миха­ил Пет­ро­вич Каты­рев (1577,—1606)
князь, боярин (1598) и вое­во­да в цар­ство­ва­ние Ива­на Гроз­но­го, Федо­ра Ива­но­ви­ча и Бори­са Году­но­ва, сын кн. П. И. Каты­ре­ва-Ростов­ско­го.
Пер­вое упо­ми­на­ние о нем содер­жит­ся в зем­ском «Бояр­ском спис­ке» 1577 г., где он ука­зан в чис­ле дво­рян мос­ков­ских. В мар­те 1580 г. вое­во­да в Туле (Ста­ни­слав­ский А.Л. Тру­ды по исто­рии госу­да­ре­ва дво­ра в Рос­сии XVI–XVII веков. М., 2004. С. 195; Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 3. Ч. 1. М., 1984. С. 118). Ростов­ский князь в 1588/89 гг., в Швед­ском похо­де 1589/90 гг. (Ста­ни­слав­ский А.Л. Тру­ды по исто­рии госу­да­ре­ва дво­ра в Рос­сии XVI–XVII веков. М., 2004. С. 213, 321).В при­част­но­сти к мни­мым или дей­стви­тель­ным пре­ступ­ле­ни­ям дяди М. П. Каты­рев, по-види­мо­му, не был запо­до­зрен. Его отец не имел отно­ше­ния к кон­флик­ту меж­ду царем и ари­сто­кра­ти­ей Госу­да­ре­ва дво­ра нака­нуне учре­жде­ния оприч­ни­ны, так как умер око­ло 1550 г. М. П. Каты­рев, достиг­нув совер­шен­но­го воз­рас­та, посту­пил на служ­бу, начав ее с доста­точ­но высо­кой сту­пе­ни. Полу­чив (1580 г.) сооб­ще­ние о взя­тии поль­ским коро­лем Сте­фа­ном Бато­ри­ем Вели­ких Лук, ходил к Воло­ко­лам­ску 2-м вое­во­дой в пол­ку пра­вой руки. Зимой 1580/81 гг. сто­ял с боль­шим пол­ком в Туле, затем водил из Можай­ска под Шилов боль­шой полк про­тив литов­цев, затем из Рже­ва ходил с тем же пол­ком под Мог­шее и к др. лит. горо­дам. В 1582 г. водил боль­шой полк к Руго­ди­ву и Яму про­тив шве­дов, затем коман­до­вал пол­ком прав. руки «на бере­гу», под Тару­сой. В 1583 г. коман­до­вал сто­ро­же­вым пол­ком на Оке, под Колом­ной. В 1586 г. назна­чен в Алек­сии вое­во­дой пол­ка пра­вой руки. В 1588 г. — вое­во­да в Смо­лен­ске. В 1590 г. полу­чил чин бояри­на. Зимой 1590/91 гг. направ­лен с пере­до­вым пол­ком из Нов­го­ро­да к устью Невы про­тив шве­дов, затем при­слан 1-м вое­во­дой в Тулу кре­пить её обо­ро­ну от вой­ска Казы-Гирея и был остав­лен там после изгна­ния татар. В 1593 — 1-й вое­во­да в Смо­лен­ске. В 1596 г. и в 1598 г. водил боль­шой полк в Тулу. В 1598 г. ему был пожа­ло­ван чин бояри­на. В 1600 г. в свя­зи с угро­зой напа­де­ния Крым. татар ходил с пол­ком прав. руки в Кра­пив­ну. В 1605 послан к Кре­мам при­во­дить вой­ско к при­ся­ге царю Федо­ру Году­но­ву и неко­то­рое вре­мя слу­жил там вое­во­дой, воз­глав­ляя боль­шой полк в сра­же­ни­ях про­тив Лже­д­мит­рия I, но, узнав об измене вой­ска, тай­ком бежал в Моск­ву. В 1606 г. слу­жил вое­во­дой в Нов­го­ро­де Вели­ком и, наде­ляя денеж­ным и помест­ным окла­да­ми дво­рян и детей бояр­ских Дерев­ской пяти­ны, умер от чумы одно­вре­мен­но со сво­ею женою Дом­ною Васи­льев­ною, урож­ден­ною княж­ною Палец­кою.
~ кнж. Дом­на Васи­льев­на Палец­кая (?-1606)
[Богу­слав­ский В.В., Бур­ми­нов В.В. Русь рюри­ко­ви­чей. Иллю­стри­ро­ван­ный исто­ри­че­ский сло­варь.]
княж­на Анна Пет­ров­на Каты­ре­ва (?-1614)

XXIII коле­но

князь Иван Михай­ло­вич Каты­рев (1599,—1640.11.)
вое­во­да
чле­ном мос­ков­ско­го суд­но­го при­ка­за и потом вое­во­дою в Нов­го­ро­де, в нояб­ре 1640 года, и с ним пре­кра­ти­лась ветвь кн. Каты­ре­вых.
Он изве­стен сво­ею «Пове­стью» о смут­ном вре­ме­ни Мос­ков­ско­го госу­дар­ства, кото­рая ранее при­пи­сы­ва­лась сыну бояр­ско­му Сер­гею Куба­со­ву. Князь Иван Михай­ло­вич был послед­ним пред­ста­ви­те­лем сво­е­го рода. Этот род пошел от кня­зя Ива­на Андре­еви­ча Хохол­ко­ва-Каты­ря и был «боль­шим» бояр­ским родом; про Каты­ре­вых в ХVI — ХVII веках гово­ри­ли, что они «в раз­ря­де вели­ки живут», и счи­та­ли их самы­ми «вели­ки­ми» из всех мно­го­чис­лен­ных ростов­ских кня­зей. Князь Иван Михай­ло­вич начал свою служ­бу еще при жиз­ни отца; вме­сте с ним он под­пи­сал­ся на гра­мо­те, утвер­ждав­шей избра­ние Бори­са Фео­до­ро­ви­ча Году­но­ва на цар­ство в 1598 г. При жиз­ни отца, веро­ят­но, и женил­ся князь Иван на Татьяне Фео­до­ровне, доче­ри бояри­на Фео­до­ра Ники­ти­ча Рома­но­ва, впо­след­ствии пат­ри­ар­ха Фила­ре­та; по смер­ти Татья­ны Фео­до­ров­ны, после­до­вав­шей в июле 1611 г., князь Иван женил­ся вто­рич­но; про­ис­хож­де­ние его вто­рой жены, кня­ги­ни Ири­ны Гри­го­рьев­ны, пока не опре­де­ле­но. Впер­вые явля­ет­ся пред нами князь Иван Михай­ло­вич на при­двор­ных цере­мо­ни­ях при царе Бори­се и носит в это вре­мя чин столь­ни­ка. Оста­вал­ся он при дво­ре и во вре­мя Лже­ди­мит­рия и был на его сва­дьбе в 1606 г. Через два года, в 1608 г., участ­во­вал он в сва­деб­ном поез­де царя Шуй­ско­го, кото­рый женил­ся на его, род­ствен­ни­це, М. П. Буй­но­со­вой. Но род­ство с царем Васи­ли­ем не сбли­зи­ло Каты­ре­ва с Шуй­ски­ми. В том же 1608 г., в то вре­мя, когда вто­рой само­зва­нец при­бли­жал­ся к Москве и про­тив него были высла­ны вой­ска, в этих вой­сках «нача быти шатость, хотя­ху царю Васи­лию изме­ни­ти». Изме­на вовре­мя ста­ла извест­на Шуй­ско­му. Он ото­звал все вой­ско к Москве, «переимал измен­ни­ков» и одних сослал, дру­гих каз­нил. Лето­пись, пере­да­вая име­на изме­нив­ших, на пер­вом месте назы­ва­ет кня­зя Ива­на Каты­ре­ва вме­сте с кня­зья­ми Ю. Тру­бец­ким и И. Тро­е­ку­ро­вым. Все трое были сосла­ны с Моск­вы, и Каты­рев даль­ше всех — в Сибирь, на вое­вод­ство в Тобольск, куда он при­был уже в 1609 г. В долж­но­сти тоболь­ско­го вое­во­ды ему суж­де­но было остать­ся при­бли­зи­тель­но до осво­бож­де­ния Моск­вы от поля­ков. Таким обра­зом он не был оче­вид­цем сму­ты во вто­рой ее поло­вине, и если он опи­сал в сво­ей «Пове­сти» послед­ние смут­ные годы так же обсто­я­тель­но, как пер­вые, то, конеч­но, поль­зо­вал­ся при этом чужи­ми пока­за­ни­я­ми и пись­мен­ны­ми источ­ни­ка­ми. Дошед­шие до нас остат­ки той дело­вой пере­пис­ки, какую он вед, будучи в Тоболь­ске, сви­де­тель­ству­ют нам, что Каты­рев свое­вре­мен­но узна­вал из офи­ци­аль­ных гра­мот о глав­ней­ших поли­ти­че­ских собы­ти­ях на Руси. В 1612 г. бояре из «пол­ков», сто­яв­ших под Моск­вой, вызва­ли Каты­ре­ва из Сиби­ри и назна­чи­ли на его место кн. И. П. Буй­но­со­ва; в 1613 г. мы видим Каты­ре­ва уже в Москве. Быть может, он успел туда при­е­хать рань­ше избра­ния в цари его шури­на Миха­и­ла Фео­до­ро­ви­ча: под­пись Каты­ре­ва нахо­дит­ся на изби­ра­тель­ной гра­мо­те 1613 г. При новом госу­да­ре нача­лась весь­ма почет­ная служ­ба Каты­ре­ва — при­двор­ная и воен­ная. Он часто в чине столь­ни­ка упо­ми­на­ет­ся в раз­ряд­ных кни­гах. Так в 1614 г. летом был он назна­чен пер­вым вое­во­дою боль­шо­го пол­ка на Тулу про­тив татар. В 1615 г., когда тата­ры гро­зи­ли самой Москве, ему пору­че­на была защи­та Замоск­во­ре­чья, и он опять был пер­вым вое­во­дою боль­шо­го пол­ка. В то же вре­мя пору­ча­лись ему и при­двор­ные служ­бы: в 1615 г. ходил он с госу­да­рем к Тро­и­це; в 1616 и 1617 гг. «смот­рел в боль­шой стол» на двор­цо­вых обе­дах послу. Дж. Мери­ку. В 1618 и 1619 гг. сно­ва видим Каты­ре­ва в воен­ных долж­но­стях: с мая и до зимы 1618 г. ведал он обо­ро­ну Замоск­во­ре­чья от поля­ков, а «на вес­ну» 1619 г. его посла­ли в Тулу про­тив крым­цев; и в Москве, и в Туле он был пер­вым вое­во­дой. В 1622 г. Каты­рев име­ну­ет­ся уже дво­ря­ни­ном мос­ков­ским и о тех пор в переч­нях дво­рян все­гда пишет­ся пер­вым. В 1622—1629 гг. он жил в Москве, ходил за госу­да­рем в похо­ды на бого­мо­лья, при­сут­ство­вал на пер­вой и на вто­рой сва­дьбах Миха­и­ла Федо­ро­ви­ча и на дру­гих при­двор­ных цере­мо­ни­ях, часто обе­дал за цар­ским и пат­ри­ар­шим сто­лом, — сло­вом, был ближ­ним, «ком­нат­ным» чело­ве­ком. В 1630 г. Каты­рев вме­сто почет­ных, но крат­ко­вре­мен­ных пору­че­ний, полу­чил назна­че­ние на посто­ян­ную долж­ность началь­ни­ка Вла­ди­мир­ско­го суд­но­го при­ка­за и зани­мал ее при­бли­зи­тель­но до сен­тяб­ря 1632 г. В сен­тяб­ре или октяб­ре 1632 г. кня­зю Ива­ну дано было новое почет­ное назна­че­ние: он был послан пер­вым вое­во­дой в Нов­го­род и оста­вал­ся там око­ло трех лет до кон­ца 1635 или нача­ла 1636 г. Что делал он в 1636 г., мы не зна­ем; но в 1637—1639 г, имя его встре­ча­ет­ся изред­ка при опи­са­нии посоль­ских при­е­мов и при­двор­ных обе­дов в Москве. В кон­це же 1640 г. князь Иван скон­чал­ся в преж­нем сво­ем чине мос­ков­ско­го дво­ря­ни­на, не достиг­ши бояр­ско­го сана. Тако­ва была жизнь Каты­ре­ва. Изве­стия о ней одно­сто­рон­ни: они дают све­де­ния о служ­бе кня­зя Ива­на, но не дают поня­тия о его лич­ных спо­соб­но­стях, обра­зо­ва­нии и взгля­дах. А меж­ду тем «Повесть» Каты­ре­ва, выде­ля­ясь из ряда совре­мен­ных ей исто­ри­че­ских повест­во­ва­ний сво­и­ми лите­ра­тур­ны­ми досто­ин­ства­ми, застав­ля­ет видеть в ее авто­ре талант­ли­во­го и обра­зо­ван­но­го чело­ве­ка. С лите­ра­тур­ной сто­ро­ны его труд сто­ит выше едва ли не всех про­чих ска­за­ний о Сму­те; слог Каты­ре­ва может увлечь сво­им ори­ги­наль­ным и кра­си­вым эпи­че­ским скла­дом. Оби­лие тро­пов дела­ет язык его «Пове­сти» изоб­ра­зи­тель­ным, но не вычур­ным и не запу­тан­ным; речи, вло­жен­ные в уста дей­ству­ю­щих лиц, ожив­ля­ют изло­же­ние; в рас­сказ ино­гда удач­но вво­дит­ся кар­ти­на при­ро­ды, набро­сан­ная немно­ги­ми, но ярки­ми штри­ха­ми. Ум писа­те­ля ска­зы­ва­ет­ся в той сдер­жан­но­сти, с какою обык­но­вен­но отно­сит­ся он и к дру­зьям и к вра­гам сво­им; чув­ство меры не поз­во­ля­ет авто­ру кста­ти и не кста­ти пест­рить свое изло­же­ние биб­лей­ски­ми выпис­ка­ми: они явля­ют­ся у него все­гда у места и не нару­ша­ют обще­го харак­те­ра речи. Эти выпис­ки сви­де­тель­ству­ют о том, что князь Иван был чело­ве­ком книж­ным, а извест­ные вир­ши, кото­ры­ми он закан­чи­ва­ет свой труд, наме­ка­ют и на то, что Каты­рев не огра­ни­чи­вал сво­е­го чте­ния одни­ми бого­слов­ски­ми кни­га­ми. Соб­ствен­но исто­ри­че­ским содер­жа­ни­ем «Повесть» Каты­ре­ва доволь­но бога­та. Начи­на­ясь крат­ким рас­ска­зом о царе Иване Гроз­ном, она закан­чи­ва­ет­ся изве­сти­ем об избра­нии на цар­ство Миха­и­ла Фео­до­ро­ви­ча. Пред чита­те­лем про­хо­дят после­до­ва­тель­но все глав­ней­шие момен­ты сму­ты, очер­чен­ные доволь­но крат­ко, но весь­ма строй­но. С оди­на­ко­вым вни­ма­ни­ем автор оста­нав­ли­ва­ет­ся на вре­ме­ни Бори­са и похож­де­ни­ях само­зван­ца, на меж­до­усо­би­ях при Шуй­ском и на обсто­я­тель­ствах борь­бы с поля­ка­ми. Рас­сказ его не подро­бен: Каты­рев не вда­ет­ся в опи­са­ние мело­чей, а в общем очер­ке спе­шит от фак­та к фак­ту, огра­ни­чи­ва­ясь ино­гда толь­ко упо­ми­на­ни­ем о том или дру­гом собы­тии. Нель­зя при этом не заме­тить, что он заме­ча­тель­но объ­ек­ти­вен в срав­не­нии с дру­ги­ми совре­мен­ны­ми ему писа­те­ля­ми о сму­те. Сво­ею зада­чей он ста­вит про­стое изоб­ра­же­ние фак­тов и очень ред­ко выска­зы­ва­ет свои взгля­ды на собы­тия и лица; о себе же самом не гово­рит ни сло­ва. У него нель­зя заме­тить и какой-нибудь общей мыс­ли, кото­рая руко­во­ди­ла бы всем изло­же­ни­ем; не все­гда наблю­да­ет­ся даже стрем­ле­ние к про­сто­му праг­ма­тиз­му. Автор доволь­ству­ет­ся фак­ти­че­ским опи­са­ни­ем одно­го собы­тия за дру­гим, не пре­тен­дуя на истол­ко­ва­ние их обще­го смыс­ла и свя­зи. Такой при­ем авто­ра обра­ща­ет его труд в бес­при­страст­ную хро­ни­ку собы­тий, кото­рая доро­га исто­ри­ку тем, что состав­ле­на совре­мен­ни­ком опи­сан­ной эпо­хи. «Повесть» Каты­ре­ва была пер­во­на­чаль­но напе­ча­та­на в «Избор­ни­ке сла­вян­ских и рус­ских сочи­не­ний и ста­тей» A. H. Попо­вым, под име­нем хро­но­гра­фа Сер­гея Куба­со­ва; с име­нем насто­я­ще­го авто­ра она поме­ще­на в XIII т. «Рус­ской исто­ри­че­ской биб­лио­те­ки», изда­ва­е­мой Архео­гра­фи­че­ской Комис­си­ей. Пла­то­нов, С. Ф., «Древ­не­рус­ские ска­за­ния и пове­сти о Смут­ном вре­ме­ни», СПб., 1888 г. 203—222; Май­ков, Л. Н., «О нача­ле рус­ских вирш», в «Журн. Минист. Народн. Про­св.», июнь 1891 г., 443—453. С. Пл. {Полов­цов} Каты­рев-Ростов­ский, князь Иван Михай­ло­вич — моск. вое­во­да. Начал служ­бу при дво­ре царя Бори­са Году­но­ва и про­дол­жал ее при Лже­д­мит­рии I и Вас. Шуй­ском. В 1608 г., послан­ный Шуй­ским про­тив вто­ро­го само­зван­ца, К. всту­пил с ним в пере­го­во­ры с целью изме­ны Шуй­ско­му, за что был сослан в Тобольск вое­во­дой. В 1612 г. моск. бояре вызва­ли К. из Тоболь­ска, и его под­пись нахо­дит­ся под изби­рат. гра­мо­той царя Миха­и­ла Федо­ро­ви­ча. При этом царе К. нес при­дворн. и воен. служ­бу. В 1614 г. он ходил в Тулу про­тив татар пер­вым вое­во­дой Больш. пол­ка. В 1615 г., когда тата­ры угро­жа­ли Москве, К. защи­щал Замоск­во­ре­чье и так­же был пер­вым вое­во­дой Больш. п. В 1618 г. он заве­до­вал обо­ро­ной Замоск­во­ре­чья от поляч­ков, в 1619 г. сно­ва был послан в Тулу про­тив крым­цев. После это­го он зани­мал разн. при­двор. и адми­нистр. долж­но­сти. Умер в 1640 г. К. при­над­ле­жит «Повесть о Смут. вре­ме­ни», оч. живо напи­сан­ная и явля­ю­ща­я­ся хорош. истор. источ­ни­ком. Пред­по­ла­га­ют так­же, что К. соста­вил т. наз. Стро­га­нов­скую сибир. лето­пись.
~ 1) Татья­на Федо­ров­на Рома­но­ва) (—1611.07.21,†МНСм-рь), дочь Федо­ра (Фила­ре­та) Ники­ти­ча Рома­но­ва.
~ 2) Ири­на Ива­нов­на кнг. (1646) вдо­ва вотч.-Москва-у.

XXIV коле­но

княж­на Софья Ива­нов­на Каты­ре­ва
~ кн. Федор Ники­тич Одо­ев­ский (?-1656)

Мат­вей кн. (1550?,—1572+до) ~Мари­на
Каты­ре­ва-Ростов­ская Ани­сия ино­ка кнг. (—1614.09.25,†Троицк.Серг.м-рь) ~к. Каты­рев

Print Friendly, PDF & Email