кня­зья Гвоз­де­вы

На глав­ную схе­му Рюри­ко­ви­чей

Поко­лен­ная рос­пись рода кня­зей Гвоз­де­вых.
Мате­ри­а­лы по гене­а­ло­гии и про­по­со­гра­фии.
https://​sites​.google​.com/​s​i​t​e​/​r​u​r​i​k​o​v​i​c​i​1​1​/​h​o​m​e​/​r​o​s​t​o​v​s​k​i​e​/​g​v​o​z​d​evy
© Сер­гей Без­но­сюк

❋ Рюрик князь Нов­го­род­ский
⇨ Игорь Рюри­ко­вич, вели­кий князь Киев­ский +945
⇨ Свя­то­слав I Иго­ре­вич, вели­кий Киев­ский 942-972
⇨ Вла­ди­мир I, вели­кий князь Киев­ский +1015
⇨ Яро­слав I Муд­рый, вели­кий князь Киев­ский 978-10S4
⇨ Все­во­лод I, вели­кий князь Киев­ский 1030-1093
⇨ Вла­ди­мир Моно­мах, князь Киев­ский 10S3-1125
⇨ Юрий Дол­го­ру­кий, кн. Вла­ди­мир­ский 1090-1157
⇨ Все­во­лод Ш Боль­шое Гнез­до 1154-1212
⇨ Кон­стан­тин, вели­кий князь Вла­ди­мир­ский 1186-1219
⇨ Васи­лий, князь Ростов­ский 1209-1238
⇨ Борис Василь­ко­вич (1231-1277), кн. Ростов­ский (1238-1277)
⇨ Кон­стан­тин Бори­со­вич (1255-ок.1307),кн. Ростов­ский (1286-1288, 1294-1307)
⇨ Васи­лий Кон­стан­ти­но­вич (1291-1316/20), кн. Ростов­ский (1307-1316/20)
⇨ Федор Васи­лье­вич (?-1331), кн. Ростов­ский-Усре­тин­ский (1320-1331)
⇨ Андрей Федо­ро­вич (ок.1331-1409), кн. Ростов­ский-Усре­тин­ский (1331-1409), вел. кн. Ростов­ский
⇨ Федор Андре­евич (?-п.1417)
⇨ Дмит­рий Федо­ро­вич При­и­мок Ростов­ский
⇨ Дмит­рий Дмит­ри­е­вич При­им­ков
⇨ Дмит­рий Дмит­ри­е­вич При­им­ков

XXI коле­но

1. князь Федор Дмит­ри­е­вич Гвоздь При­им­ков (1520?,—1558+до)
про­ис­хо­дил из стар­шей линии кня­зей Приимковых.В соста­ве кор­по­ра­ции кня­зей Ростов­ских чис­ли­лись в сере­дине XVI в. сыно­вья Ф. Д. Гвоз­дя При­им­ко­ва, кото­рый так­же поки­нул нов­го­род­скую служ­бу. Его зем­ли «запу­сте­ли от повет­рея до пис­ца до Жихо­ря до Ряп­чи­ко­ва».
помещ. С:Дм.Дм.Дм-ча.

XXII коле­но

2/1. князь Иван Федо­ро­вич Гвоз­дев
В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Ростов­ских кня­зей (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 120). В авгу­сте 1554 г. был отправ­лен вто­рым вое­во­дой к царю из Аст­ра­ха­ни (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 144). Участ­во­вал в похо­де на Аст­ра­хань в 1556 г. «…авгу­ста в 29 день к царю и вели­ко­му кня­зю вое­во­ды князь Юрьи Ива­но­вич Прон­ской с това­ри­щи при­сла­ли кня­зя Васи­лья княж Ива­но­ва сына Бар­ба­ши­на, кня­зя Ива­на Гвоз­дя княж Федо­ро­ва сына При­им­ко­ва, князь Мики­ту княж Гри­го­рье­ва сына Гун­до­ро­ва с това­ри­щи. А писа­ли к царю и вели­ко­му кня­зю, что Аст­ра­хань взя­ли и царя Дер­быш-Алея на Аст­ра­хань поса­ди­ли». Летом 1562 г. во вре­мя оста­нов­ки царя в Можай­ске был схва­чен и зато­чен в тюрь­му князь Иван Федо­ро­вич При­им­ков Гвоз­дев Ростов­ский (Скрын­ни­ков Р.Г. Цар­ство тер­ро­ра. СПб., 1992. С. 157). В ящи­ке 215 Цар­ско­го архи­ва хра­ни­лось «дело Замят­ни Сабу­ро­ва со кня­зем Ива­ном Гвоз­дем Ростов­ским». А. А. Зимин счи­та­ет, что столк­но­ве­ние вое­вод про­изо­шло во вре­мя Можай­ско­го похо­да царя Ива­на Васи­лье­ви­ча в 1562 г., когда царь поло­жил опа­лу на кня­зя Ива­на Гвоз­дя Ростов­ско­го (Госу­дар­ствен­ный архив Рос­сии XVI сто­ле­тия. Опыт рекон­струк­ции / Подг. тек­ста и ком­мент. А. А. Зими­на. М., 1978. С. 90, 480-481). Вхо­дил в Оприч­ный двор в 1567 г. Дво­ря­нин в стане у госу­да­ря в оприч­ном похо­де из Нов­го­ро­да в Лит­ву в сен­тяб­ре 1567 г. (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 2. М., 1982. С. 222). В 1571 году князь Иван Фёдо­ро­вич Гвоз­дев-Ростов­ский был голо­вой «по крым­ским вестям». Осе­нью того же года по при­ка­зу Ива­на Гроз­но­го князь Иван Гвоз­дев-Ростов­ский был каз­нен вме­сте с цар­ским любим­цем Гри­го­ри­ем Гри­го­рье­ви­чем Мень­шим Гряз­ным и с несколь­ки­ми дру­ги­ми лица­ми, по подо­зре­нию в отрав­ле­нии Мар­фы Васи­льев­ны Соба­ки­ной, тре­тьей жены царя. «Спер­ва при­ка­зал он док­то­ру дать яд сво­е­му бли­жай­ше­му спаль­ни­ку по име­ни Гри­го­рию Гряз­но­му, кото­рый все­гда оде­вал и раз­де­вал его; затем велел он дать яд сво­е­му гоф­мар­ша­лу, кня­зю Ива­ну Гвоз­де­ву-Ростов­ско­му и еще мно­гим знат­ным людям, чис­лом око­ло ста, име­на кото­рых бес­по­лез­но здесь ука­зы­вать» (Посла­ние Иоган­на Тау­бе и Элер­та Кру­зе // Рус­ский исто­ри­че­ский жур­нал. Кн. 8. Пг., 1922. С. 54).
Есть упо­ми­на­ние о нали­чии у род­ствен­ни­ков кня­зя родо­вых земель: в 1571/1572 г. вдо­ва кня­зя И. Ф. Гвоз­де­ва Ростов­ско­го Овдо­тья с сыном Васи­ли­ем дали Авра­ами­е­ву Бого­яв­лен­ско­му мона­сты­рю вкла­дом место в 4 деся­ти­ны под мель­ни­цу и двор в Ростов­ском уез­де (Стрель­ни­ков 2009, с. 60, 117). В пис­цо­вых кни­гах 1620-х гг. сохра­ни­лось ретро­спек­тив­ное ука­за­ние в опи­са­нии Сотем­ско­го ста­на: «напи­са­но место под мель­ни­цею и по дво­ром четы­ре деся­ти­ны, бере­гу и лугу за Бого­яв­лен­ским мона­сты­рем по дан­ной кня­и­ни Овдо­тьи князь Ива­но­вы жены Федо­ро­ва сына Гвоз­де­ва да сына ее кня­зя Васи­лья 80-го году» . Эта фами­лия угас­ла к нача­лу XVII в., после смер­ти кня­зя Васи­лия Ива­но­ви­ча, отме­чен­но­го в при­ве­ден­ной запи­си. Посколь­ку Гвоз­де­вы слу­жи­ли в оприч­нине , они не под­верг­лись высе­ле­нию из уез­да после 1565 г. и оста­ва­лись вот­чин­ни­ка­ми в «родо­вом гнез­де» до нача­ла XVII в. [РГА­ДА. Ф. 1209. кн. 10750. Л. 932]. За кня­зем Ива­ном Федо­ро­ви­чем Ростов­ским было поме­стье в Тере­бен­ской воло­сти Ново­торж­ско­го уез­да 9 пусто­шей (289 чет­вер­тей) (РГА­ДА. Ф 1209. Оп. 1. Кн. 11432. Л. 791).
1 мая 1570 г. князь Иван Федо­ро­вич Гвоз­дев Ростов­ский дал Ростов­ско­му Бори­со­глеб­ско­му мона­сты­ря 30 руб. и цен­ные вещи по бра­те кня­зе Бори­се Федо­ро­ви­че (ОР РНБ. Ф. 775 (Собр. Тито­ва). Д. 4904. Л. 41 об.).
~ Авдо­тья
[Раз­ряд­ная кни­га 1475-1598 гг. … С. 144; Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь … С. 120 ]
3/1. князь Борис Федо­ро­вич Гвоз­дев
по-види­мо­му, умер рань­ше стар­ших. В 1570 г. князь И.Ф. Гвоз­дев дал вклад в Бори­со­глеб­ский мона­стырь под Росто­вом (30 руб­лей и вещи) по сво­е­му бра­ту Бори­су. Посколь­ку поме­ты в ДТ о смер­ти запи­сан­ных в нее лиц дела­лись до 1564 г., а у име­ни кн. Б.Ф. Гвоз­де­ва помет нет, мож­но дати­ро­вать его кон­чи­ну меж­ду 1565–1570 гг.
[Отдел руко­пи­сей РНБ. Ф. 775. Собра­ние А.А. Тито­ва. № 4904. Л. 41 об.; Стрель­ни­ков С.В. Зем­ле­вла­де­ние в Ростов­ском крае в XIV – пер­вой тре­ти XVII века. М., СПб., 2009. С. 51.; Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь … С. 120 ]
4/1. князь Осип Федо­ро­вич Гвоз­дев (1563, — 1570)
голо­ва и вое­во­да, шут царя Ива­на Гроз­но­го, сын кня­зя Фёдо­ра Дмит­ри­е­ви­ча Гвоз­дя При­им­ко­ва-Ростов­ско­го.
В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Ростов­ских кня­зей (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 120). В Полоц­ком похо­де 1562/63 г. столь­ник еса­ул (Кни­га Полоц­ко­го похо­да 1563 г. (Иссле­до­ва­ние и текст) / Подг. текст К. В. Пет­ров. СПб., 2004. С. 50). Вое­во­да из Оприч­ни­ны в Одо­е­ве вес­ной 1568 г. (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 2. М., 1982. С. 231). В 1569 году вме­сте с Рома­ном Васи­лье­ви­чем Алфе­рье­вым был назна­чен вое­во­дой в пере­до­вой полк «по вестям за людь­ми ходить по рос­пи­си». Р. В. Алфе­рьев бил челом на кня­зя О. Ф. Гвоз­де­ва-Ростов­ско­го, но царь при­ка­зал обо­им вое­во­дам «быть без мест». Зани­мал долж­ность гоф­мар­ша­ла в Оприч­ном дво­ре (Посла­ние Иоган­на Тау­бе и Элер­та Кру­зе // Рус­ский исто­ри­че­ский жур­нал. Кн. 8. Пг., 1922. С. 54). В декаб­ре 1572 г. голо­ва в Госу­да­ре­вом пол­ку в раз­ря­де войск под Пай­ду (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 2. М., 1982. С. 323).
В сле­ду­ю­щем 1570 году князь Осип Фёдо­ро­вич Гвоз­дев-Ростов­ский был одним из цар­ских шутов.
Каз­нен после декаб­ря 1572 г. (Весе­лов­ский С.Б. Иссле­до­ва­ния по исто­рии оприч­ни­ны. М., 1963. С. 436; Ср.: Кобрин В.Б. Оприч­ни­на. Гене­а­ло­гия. Антро­по­ни­ми­ка. М., 2008. С. 70). «У тира­на были два род­ных бра­та Гвоз­де­вы. Один зани­мал долж­ность началь­ни­ков дво­ра, но уже скон­чал­ся от моро­вой язвы, после отъ­ез­да послов ваше­го коро­лев­ско­го вели­че­ства. Дру­гой же испол­нял обя­зан­но­сти спаль­ни­ка кня­зя Мос­ков­ско­го и часто имел обы­чай поте­шать­ся и шутить за сто­лом до такой сте­пе­ни небла­го­род­но и бес­стыд­но, что от этой гря­зи и сра­ма не при­стой­но и писать об этом. Одна­жды, когда он осо­бен­но при­бе­гал к шут­кам чрез­мер­но постыд­но­го и гряз­но­го рода, тиран велит ему отой­ти от сто­ла. Когда он уда­лил­ся от сто­ла, тем вре­ме­нем при­нес­ли кипя­щую капу­сту. Тиран сно­ва велит позвать его обрат­но и подой­ти бли­же к себе. Как толь­ко тот подо­шел и накло­нил голо­ву к зем­ле, тиран обли­ва­ет ему голо­ву этой кипя­щей капу­стой. Тот кри­чит от боли: «Поми­луй ради бога, вели­чай­ший царь» и хочет уда­лить­ся от сто­ла. Но тиран, выта­щив ножик, хва­та­ет Гвоз­де­ва за руку и прон­за­ет ножом. Тот, уязв­лен­ный полу­чен­ной раной, пада­ет на зем­лю. Сто­я­щие рядом под­ни­ма­ют его и выно­сят на двор. Тиран, прав­да позд­но, начал рас­ка­и­вать­ся в сво­ем поступ­ке, что он прон­зил несчаст­но­го, позвал вра­ча и велит ему забо­тить­ся о нем. Врач, желая лечить, нахо­дит его уже мерт­вым. Он воз­вра­ща­ет­ся к кня­зю тира­ну и тот сно­ва про­сит поле­чить несчаст­но­го. Врач отве­тил: бог на один раз вло­жил душу чело­ве­ку, а он лич­но, раз душа поки­ну­ла тело, нико­им обра­зом не может при­звать ее обрат­но в тело. Тиран, мах­нув рукою, гово­рит: «Так пусть уби­ра­ет его дья­вол, раз он не поже­лал ожить» (Шлих­тинг. Крат­кое ска­за­ние. С. 42-43).
5/1. князь Миха­ил Федо­ро­вич Шуг­рея Гвоз­дев
сын кня­зя Фёдо­ра Дмит­ри­е­ви­ча Гвоз­дя При­им­ко­ва-Ростов­ско­го. В Дво­ро­вой тет­ра­ди из Ростов­ских кня­зей (Тысяч­ная кни­га 1550 г. и Дво­ро­вая тет­радь 50-х годов XVI в. М.; Л., 1950. С. 120). В 1565–1567 гг. вхо­дил в Зем­ский двор. В 1565/1566 г. писец Туль­ско­го уез­да Вхо­дил в Оприч­ный двор в 1568–1572 гг. В 1568 г. вто­рой вое­во­да боль­шо­го пол­ка оприч­но­го вой­ска в Калу­ге. В 1573–1578 гг. в Зем­ском дво­ре. Вес­ной 1574 г. «по крым­ским вестям» полу­чил цар­ский при­каз высту­пить из Орла со сто­ро­же­вым пол­ком и быть в пол­ках без мест, а после воз­вра­ще­ния из похо­да вновь быть в Орле. В апре­ле, сен­тяб­ре 1577 г. вое­во­да в Ряза­ни. В октяб­ре 1578 г. вое­во­да у наря­да под Кесью. Взят в плен под Вен­де­ном (Кесью) 21октября 1578 г. (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 2. Ч. 2. М., 1982. С. 231, 366, 435; Т. 3. Ч. 1. М.. 1984. С. 45; Кни­га Полоц­ко­го похо­да 1563 г. (Иссле­до­ва­ние и текст) / Подг. текст К. В. Пет­ров. СПб., 2004. С. 68). В 1587/88 г. в Коломне вто­рой вое­во­да сто­ро­же­во­го пол­ка. В 1588 г. дол­жен был быть в пере­до­вом пол­ку в Алек­сине из Колом­ны. В декаб­ре 1589 г. в похо­де из Моск­вы в Нов­го­род был сре­ди голов и дво­рян цар­ско­го пол­ка. В 1590 г. вое­во­да в Калу­ге. В 1592 г. вто­рой вое­во­да сто­ро­же­во­го пол­ка в Коломне. В 1592/93 г. вое­во­да в Чер­ни­го­ве. Осе­нью 1596 г. вое­во­да в Михай­ло­ве (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1598 гг. М., 1966. С. 252-254, 257, 282, 283, 395, 396, 416, 433, 463, 478, 484, 499, 500, 520, 530). В 1597 году князь Миха­ил Фёдо­ро­вич Гвоз­дев-Ростов­ский был в чис­ле дво­рян, участ­во­вав­ших в при­е­ме царем Фёдо­ром Иоан­но­ви­чем послан­ник гер­ман­ско­го импе­ра­то­ра — бург­гра­фа Авра­ама Донав­ско­го. Дво­ря­нин, участ­ник Зем­ско­го собо­ра 1598 г., избрав­ше­го царем Бори­са Году­но­ва (Акты, собран­ные в биб­лио­те­ках и архи­вах Рос­сий­ской импе­рии Архео­гра­фи­че­ской экс­пе­ди­ци­ей Импе­ра­тор­ской Ака­де­мии наук. Т. 2. СПб., 1836. С. 43). В мае 1598 г. чет­вер­тый вое­во­да сто­ро­же­во­го пол­ка в Коломне, затем отправ­лен в Сер­пу­хов. В апре­ле 1599 г. в Крем­ле в объ­ез­жих голо­вах для «бере­же­ния пожа­ров». Князь Гри­го­рий Ива­но­вич Черт Дол­го­ру­кий бил челом на кня­зя Гвоз­де­ва и был остав­лен, а в октяб­ре того же года обви­нен в оте­че­стве. В мае 1600 г. вновь в объ­ез­жих голо­вах в Москве в Боль­шой горо­де. Осе­нью 1600 г., вес­ной 1602 г. вое­во­да в Сви­яж­с­ке (Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 4. Ч. 1. М., 1994. С. 23, 33, 43, 68, 69, 99, 108, 133), а в рос­пи­си рус­ско­го вой­ска 1604 г. упо­ми­на­ет­ся уже его вдо­ва — кня­ги­ня Ори­на (Бояр­ские спис­ки послед­ней чет­вер­ти XVI — нача­ла XVII в. и рос­пись рус­ско­го вой­ска 1604 г. М., 1979. Ч. 2. С. 76).
Упо­ми­на­ет­ся как долж­ник в духов­ной кня­зя Ф. И. Кри­во­бор­ско­го в 1586/1587 г. (Акты Суз­даль­ско­го Спа­со-Евфи­мье­ва мона­сты­ря 1506–1608 гг. М., 1998. № 228).
В кон­це XVI — нача­ле XVII в. родо­вую вот­чи­ну кня­зей Миха­и­ла Федо­ро­ви­ча и Васи­лия Ива­но­ви­ча Гвоз­де­вых Ростов­ских в Сотем­ском стане Ростов­ско­го уез­да состав­ля­ли село Гвоз­де­во (Дех­те­ре­во), дерев­ни Мака­ро­во (Семиб­ра­тов), Семе­нов­ская, Иса­ды, Лев­ко­во (275 чет­вер­тей). В 1607/08 г. его вдо­ва кнг Ири­на Васи­льев­на и М. М. Лоба­нов-Ростов­ский (ее дядя) зало­жил эту вот­чи­ну (усадь­би­ще Дех­те­ре­во-Гвоз­де­во и дерев­ни Мака­ро­во, Иса­ды, Лев­ко­во с пусто­ша­ми) в 300 руб. в Ростов­ский Бело­го­стиц­кий мона­стырь [Стрель­ни­ков С.В. Зем­ле­вла­де­ние в Ростов­ском крае в XIV — пер­вой тре­ти XVII века. М.; СПб., 2009. С. 43, 118.]. Позд­нее, еще при царе Васи­лии, село Гвоз­де­во-Дех­те­ре­во в Сотем­ском стане Ростов­ско­го уез­да пере­шла к соро­ди­чам Гвоз­де­вых — кн. Бах­те­я­ро­вым-Ростов­ским (так­же про­ис­хо­див­ши­миз рода При­им­ко­вых), кото­рые, оче­вид­но, выку­пи­ли ее у мона­сты­ря. В нача­ле XVII в. эта вот­чи­на (кро­ме дерев­ни Лев­ко­во, кото­рая была пере­да­на кня­зем Вла­ди­ми­ром Бах­те­я­ро­вым Его­рьев­ско­му Бело­го­стиц­ко­му мона­сты­рю) пере­шла от кня­зя П. В. Бах­те­я­ро­ва к его жене, кня­гине Овдо­тье. Кня­зья При­им­ко­вы были гото­вы ее выку­пить за 500 руб. За кня­зем Миха­и­лом Гвоз­де­вым в Талиц­ком стане Суз­даль­ско­го уез­да нахо­ди­лось так­же еще одно поме­стье – сель­цо Дуб­ро­во (РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 11319, л. 397).
Князь М. Ф. Гвоз­дев был похо­ро­нен в Ростов­ском Бело­го­стиц­ком мона­сты­ре, как и его пле­мян­ник, князь В. И. Гвоз­дев (Федо­тов-Чехов­ский 1860, с. 281-284).
~ Ири­на Васи­льев­на

XXIII коле­но

6/2. князь Васи­лий Ива­но­вич Гвоз­дев (1588,1590)
столь­ник, един­ствен­ный сын дво­ря­ни­на мос­ков­ско­го кня­зя Ива­на Фёдо­ро­ви­ча Гвоздева-Ростовского.В 1588 году князь Васи­лий Ива­но­вич Гвоз­дев-Ростов­ский сопро­вож­дал царя Фёдо­ра Иоан­но­ви­ча в его «похо­де» на бого­мо­лье в Тро­и­це-Сер­ги­е­ву лав­ру. Во вре­мя цар­ско­го бого­моль­но­го похо­да у царя Фёдо­ра Иоан­но­ви­ча в селе Тонин­ском обе­да­ли боярин Иван Васи­лье­вич Году­нов и околь­ни­чий Пётр Семё­но­вич Лоба­нов-Ростов­ский. В боль­шой стол дол­жен был смот­реть князь Иван Ники­тич Одо­ев­ский, а в кри­вой стол — князь Васи­лий Ива­но­вич Гвоз­дев-Ростов­ский. В. И. Гвоз­дев зате­ял мест­ни­че­ский спор с кня­зем И. Н. Одо­ев­ским. Царь Фёдор Иоан­но­вич без суда при­ка­зал кня­зя Гвоз­де­ва бить бато­га­ми, а затем выдать голо­вой кня­зю Одо­ев­ско­му. Вме­сто кня­зя Гвоз­де­ва у сто­ла веле­но было быть Алек­сею Рома­но­ви­чу Пле­ще­е­ву, но он был челом царю на кня­зя Гвоз­де­ва. В этот и дру­гой раз князь В. И. Гвоз­дев-Ростов­ский был выдан голо­вой Ива­ну Дмит­ри­е­ви­чу Пле­ще­е­ву, «а сказ­ка ему была, что моч­но, тебе, князь Васи­лью, мен­ши быть мен­ша­го Ива­но­ва пле­мян­ни­ка Алек­сея Рома­но­ва сына Пле­ще­е­ва».
Той же осе­нью 1588 года у царя обе­да­ли бояре, кня­зья Тимо­фей Рома­но­вич Тру­бец­кой и Дмит­рий Ива­но­вич Хво­ро­сти­нин. На этот раз князь В. И. Гвоз­дев-Ростов­ский уже не мест­ни­чал с кня­зем И. Н. Одо­ев­ским и «ска­зы­вал в кри­вой стол», тогда как князь Одо­ев­ский «ска­зы­вал в боль­шой стол».
В нояб­ре 1588 года князь В. И. Гвоз­дев-Ростов­ский несколь­ко раз смот­рел в кри­вой стол, когда у царя обе­да­ли архи­епи­скоп, епи­ско­пы и бояре.
В апре­ле 1589 года во вре­мя при­е­ма царем Фёдо­ром Иоан­но­ви­чем в Золо­той пала­те «тур­ско­го посла» и «гостя» Цыле­бея, князь Гвоз­дев-Ростов­ский был рын­дой в белом пла­тье. Через неде­лю, при при­ё­ме послан­ни­ков гер­ман­ско­го импе­ра­то­ра Рудоль­фа, кня­зья Васи­лий Гвоз­дев-Ростов­ский и Андрей Бах­те­я­ров-Ростов­ский, быв­шие тре­тьим и чет­вер­тым рын­да­ми, «били челом в оте­че­стве» на кня­зя Фёдо­ра Ива­но­ви­ча Лыко­ва-Обо­лен­ско­го, назна­чен­но­го вто­рым рын­дой. Чем окон­чил­ся этот мест­ни­че­ский спор — неиз­вест­но.
Послед­ний пред­ста­ви­тель кня­же­ско­го рода Гвоз­двых-Ростов­ских.
7/2. княж­на Анна Ива­нов­на Гвоз­де­ва
Дочь кня­зя И. Ф. При­им­ко­ва Гвоз­де­ва Анна была тре­тьей супру­гой кня­зя Ива­на Михай­ло­ви­ча Глин­ско­го, умер­ла в 1596 г. (Нико­ла­е­ва В.П. Новые над­пи­си на камен­ных пли­тах XVI–XVII вв. из Тро­и­це-Сер­ги­е­вой лав­ры // Нумиз­ма­ти­ка и эпи­гра­фи­ка. Вып. 6. М., 1966. С. 242-243; Виш­нев­ский В.И. Некро­поль кня­зей Ростов­ских в Тро­и­це-Сер­ги­е­вом мона­сты­ре (по мате­ри­а­лам архео­ло­ги­че­ских работ 2002-2005 гг.) // Исто­рия и куль­ту­ра Ростов­ской зем­ли. 2005. Ростов, 2006. С. 266).

1603 (7111) г. янва­ря 1.— Про­ез­жая гра­мо­та от Сви­яж­ска до Моск­вы, дан­ная вое­во­дой кня­зем М. Ф. Гвоз­де­вым-Ростов­ским и дья­ком К. Афа­на­сье­вым «сви­яж­ской чюва­ше» дерев­ни Абы­зо­вы Тле­щу Кугу­ше­ву и Ена­лею Тен­ни­ко­ву.
По госу­да­ре­ву царе­ву и вели­ко­го кня­зя Бори­са Федо­ро­ви­ча всеа Русии ука­зу, от вое­во­ды ото кня­зя Миай­ла Федо­ро­ви­ча Гвоз­де­ва-Ростов­ско­го да от Кира Офо­на­сье­ва от Сви­яж­с­ко­во до Моск­вы по горо­дом госу­да­ря царя и вели­ко­го кня­зя Бори­са Федо­ро­ви­ча всеа Русии вое­во­дам и дья­ком и вся­ким при­каз­ным людем.Отпущены из Сви­яж­с­ко­во к Москве сви­яж­ская чюва­ша Чекур­ские воло­сти дерев­ни Абы­зо­вы Тле­шу Кугу­шев да Ена­ли Тен­ни­ков бити челом госу­да­рю царю и вели­ко­му кня­зю Бори­су Федо­ро­ви­чю всеа Русии о сво­их нужах. И госу­да­ря царя и вели­ко­го кня­зя Бори­са Федо­ро­ви­ча всеа Русии; вое­во­дам и дия­ком и вся­ким при­каз­ным людем сви­яж­скую чювашу—Тлеша да Ена­лии — веле­ли про­пу­ща­ти вез­де по госу­да­ре­ву ука­зу. А про­чи­тая сее про­ез­жую гра­мо­ту, отдо­ва­ти им назад для госу­да­ре­вых иных при­каз­ных людей. А будет они пове­зут с собою на про­да­жю хлеб или какой товар ни буди, и с тем их хле­бом и с това­ром нигде не про­пу­ща­ти и при­сы­ла­ти со всем в Сви­яж­ской.
К сей про­ез­жей гра­мо­те вое­во­да князь Миха­и­ле Федо­ро­вич Гвоз­дев-Ростов­ской печать свою при­ло­жил, лета 7111-го, ген­ва­ря в 1 день.
При­пи­сал Кир Офо­на­сьев*.
ЦГА ТАССР, ф. 10, оп. 5, д. 1164, л. 32. Под­лин­ник.
Вни­зу на отги­бе сохра­нил­ся след при­креп­ле­ния печа­ти, веро­ят­но, чер­но­вос­ко­вой; диаметр—1,2 см.
На одном листе 15 X 40 см.; по кра­ям листа име­ют­ся раз­ры­вы.
Водя­ной знак — верх­няя часть вазы или кув­шин­чи­ка.
Пуб­ли­ка­ций гра­мо­ты не извест­но, упо­ми­на­ние см.; Е-305.
ПРИ­МЕ­ЧА­НИЕ;
* При­пись сде­ла­на почер­ком, отлич­ным от почер­ка тек­ста гра­мо­ты. Основ­ной почерк тот же, что и на листах 501—502 в д. 3178] (см. док. № 12).

Print Friendly, PDF & Email