Поколенная роспись рода князей Белосельских

Contents

image_pdfimage_print
Поко­лен­ная рос­пись рода кня­зей Белосельских.

❋ Рюрик князь Новгородский

⇨ Игорь Рюри­ко­вич, вели­кий князь Киев­ский +945
⇨ Свя­то­слав I Иго­ре­вич, вели­кий Киев­ский 942-972
⇨ Вла­ди­мир I, вели­кий князь Киев­ский +1015
⇨ Яро­слав I Муд­рый, вели­кий князь Киев­ский 978-10S4
⇨ Все­во­лод I, вели­кий князь Киев­ский 1030-1093
⇨ Вла­ди­мир Моно­мах, князь Киев­ский 10S3-1125
⇨ Юрий Дол­го­ру­кий, кн. Вла­ди­мир­ский 1090-1157
⇨ Все­во­лод Ш Боль­шое Гнез­до 1154-1212,
⇨ Кон­стан­тин, вели­кий князь Вла­ди­мир­ский 1186-1219
⇨ Васи­лий, князь Ростов­ский 1209-1238
⇨ Глеб, князь Ростов­ский и Бело­зер­ский 1237-127
⇨ Миха­ил, князь Бело­зер­ский 1263-1292
⇨ Федор, князь Белозерский
⇨ Васи­лий, князь Сугор­ский +1380
16 коле­но от Рюрика
1. князь Юрий Васи­лье­вич, князь Бело­сель­ский и Белозерский
Сын Васи­лия Федо­ро­ви­ча [Васи­лия Рома­но­ви­ча?], бело­зер­ский намест­ник кня­зя Андрея Дмит­ри­е­ви­ча Можай­ско­го, полу­чив­ше­го в 1389 г. в удел Бело­зер­ское кня­же­ство. Юрий Васи­лье­вич в Ростов­ском лето­пис­ном сво­де XV в. и Типо­граф­ской лето­пи­си назван Бело­сель­ским, то, ско­рее все­го имен­но он был пер­вым вла­дель­цем поше­хон­ской воло­сти Белое село и дал фами­лию Бело­сель­ский сво­им потомкам.
К кон­цу XIV в. бело­зер­ские кня­зья были так зави­си­мы от Моск­вы и поли­ти­че­ски неустой­чи­вы, что переход
Бело­озе­ра во вла­де­ние Андрея Дмит­ри­е­ви­ча не вызвал ника­ких замет­ных потря­се­ний. После гибе­ли Федо­ра Бело­зер­ский удел достал­ся сыну Васи­лия, Юрию. Юрий Васи­лье­вич пра­вил Бело­озе­ром до того вре­ме­ни, как этот удел духов­ной Дон­ско­го пере­дан был в руки Андрея Дмит­ри­е­ви­ча. Андрей Дмит­ри­е­вич по духов­ной гра­мо­те отца полу­ча­ет Бело­озе­ро со все­ми воло­стя­ми, т. е. в руки это­го кня­зя попа­да­ет вся тер­ри­то­рия Бело­зер­ско­го кня­же­ния, за исклю­че­ни­ем 5 воло­стей, кото­рые оста­лись в рас­по­ря­же­нии кня­ги­ни Федо­сьи. Вся вер­хов­ная власть переходит
в руки ново­го мос­ков­ско­го кня­зя. Преж­ние само­сто­я­тель­ные кня­зья бело­зер­ские пере­хо­дят на поло­же­ние слу­жи­лых кня­зей Моск­вы. После 1389 г. Юрий Васи­лье­вич стал намест­ни­ком кня­зя Андрея. Сле­до­ва­тель­но, он был пер­вым намест­ни­ком Бело­озе­ра. А отсю­да сле­ду­ет, что дея­тель­ность Юрия как намест­ни­ка пада­ет на послед­ние десятиле­тия XIV в. и на пер­вые деся­ти­ле­тия XV в. Юрий через сво­их тиунов ведал дела­ми Бело­озе­ра. Пра­ва его были не боль­ше, чем у любо­го кня­же­ско­го намест­ни­ка. До нас дошло несколь­ко куп­чих гра­мот игу­ме­на Кирил­ла, кото­рые состав­ле­ны с докла­да тиу­нам кня­зя Юрия Васильевича.[Дебольский, №№ 37, 40, 45, 86, 93, 95]. В послед­нем слу­чае Кирилл поку­па­ет зем­лю «доло­жа сына Юрье­ва намест­ни­ча Давы­да». У Юрия Васи­лье­ви­ча был сын Давид (Экзем­пляр­ский, т. II, стр. 165).
Во вла­де­нии Юрия нахо­ди­лась вся запад­ная часть Бело­озе­ра — Белое Село, Андо­ма и Вад­бал. Это вид­но из того, где раз­ме­ща­ют­ся его потом­ки. Сын Юрия, Андрей, вла­де­ет Андо­гою. Но уже в XV в. его вла­де­ния рас­па­да­ют­ся на 2 уде­ла: Андож­ским кня­зем ста­но­вит­ся Миха­ил Андре­евич, а его брат, Иван Андре­евич, полу­ча­ет Вад­баль­скую волость и дает нача­ло кня­зьям Вад­баль­ским. От вну­ка Юрия Васи­лье­ви­ча, Федо­ра Рома­но­ви­ча, идет род Бело­сель­ских, полу­чив­ший это назва­ние от селе­ния Белое Село в южной части Поше­хо­нья, кото­рым вла­дел их пре­док. Его бра­тья Афа­на­сий Васи­лье­вич вла­дел Шеле­шпа­лом, Угле­цой и Дяб­ри­ном, Семен Васи­лье­вич — Согор­зой и Кемой, а Иван Васи­лье­вич — Кар­го­ло­мой и Ухто­мой. Под­черк­нем, что вла­де­ния каж­до­го из Васи­лье­ви­чей состо­я­ли из двух частей, одна из кото­рых нахо­ди­лась на севе­ре, соб­ствен­но в Бело­зе­рье: Андо­ма, Вад­бал, Кар­го­ло­ма и Кема, а дру­гая — на юге княжест­ва, в Поше­хо­нье: Белое Село, Дяб­ри­но, Согор­за, Ухто­ма, Угле­ца, Шеле­шпаль, при­чем южный блок воло­стей обра­зо­вы­вал еди­ный тер­ри­то­ри­аль­ный ком­плекс. Необ­хо­ди­мо отме­тить, что стар­шие вну­ки Васи­лия Согор­ско­го полу­ча­ли вот­чи­ны в Поше­хонье, а млад­шие — в Белозерье.
17 коле­но от Рюрика
2/1. князь Давид Юрье­вич Белозерский
Упо­мя­нут в одном из актов нача­ла XV в. как сын намест­нич, с докла­да кото­ро­му Кирилл Бело­зер­ский купил неболь­шую вот­чи­ну; по родо­слов­ным без­де­тен, неиз­вест­ны его потом­ки и по дру­гим источникам
3/1. князь Роман Юрье­вич Белосельский
Изве­стен толь­ко по родо­слов­ным. О зем­ле­вла­де­нии Бело­сель­ских в XV в., до их испо­ме­ще­ния в Нов­го­род­ской зем­ле, пря­мые све­де­ния отсут­ству­ют. В заве­щании Ива­на III пря­мо ука­зы­ва­ет­ся, что в соста­ве поше­хон­ских вла­де­ний его мате­ри вели­кой кня­ги­ни Марии Яро­слав­ны нахо­дилась и волость Белое Село16. Сле­до­ва­тель­но, не позд­нее 1485 г. (а воз­мож­но, и 1473 г.) Бело­сель­ские вот­чин в этой во­лости не име­ли. Учи­ты­вая, что в 1480-х гг. Бело­сель­ские нахо­дят­ся на служ­бе у Ива­на Сал­ты­ка Тра­ви­на мож­но предполо­жить, что они вла­де­ли Белым Селом в пер­вой поло­вине XV в., а затем, в 1450-1480-е гг. поте­ря­ли вот­чи­ны и опу­сти­лись по соци­аль­ной лест­ни­це до вас­са­лов бояри­на. Ско­рее все­го, поте­ря вот­чин про­изо­шла в резуль­та­те опа­лы (вряд ли в рас­смат­ри­ва­е­мом слу­чае Мария Яро­слав­на купи­ла волость). При­чи­ной опа­лы мог­ло быть уча­стие Бело­сель­ских в фео­даль­ной войне на сторо­не про­тив­ни­ков Васи­лия II или же опа­ла на отдель­ных чле­нов дво­ра Ива­на Андре­еви­ча Можай­ско­го после его бег­ства в Литву.
4/1. князь Андрей Юрье­вич Андож­ский ⇨ кня­зья Андожские
Стал родо­на­чаль­ни­ком кня­зей Андом­ских. Име­но­ва­ние в родо­слов­цах Андож­ски­ми Миха­и­ла и Семе­на Андре­еви­чей поз­во­ля­ет предполо­жить, что пер­вым фами­лию Андож­ский носил их отец князь Андрей Юрье­вич. Под­твер­жде­ние это­му мы нахо­дим в Ростов­ском собор­ном сино­ди­ке, где Андрей Юрье­вич запи­сан под фа­милией Андожский
[Конев С.В. Сино­ди­ко­ло­гия. Ч. II: Ростов­ский собор­ный сино­дик // Исто­ри­че­ская гене­а­ло­гия. Вып. VI. Ека­те­рин­бург; Нью-Йорк, 1995. С. 102.]. Из отцов­ско­го уде­ла князь Андрей полу­чил зем­ли по реке Андо­ге и Вад­боль­скую волость. Родо­вым гнез­дом Андом­ских мож­но счи­тать Андом­скую волость, рас­по­ло­жен­ную при сли­я­нии рек Андо­га и Суда. Пря­мое ука­за­ние на вла­де­ние Андом­ски­ми вот­чи­на­ми в этой воло­сти име­ет­ся в кни­ге езо­вых и оброч­ных воло­стей Бело­зер­ско­го уез­да 1585 г. где гово­рит­ся о вот­чи­нах кня­зей Ива­на Васи­лье­ви­ча Мень­шо­го и его пле­мян­ни­ка Андрея Ива­но­ви­ча Андом­ских [Пис­цо­вая кни­га езо­вых двор­цо­вых воло­стей и госу­да­ре­вых оброч­ных уго­дий Бело­зер­ско­го уез­да 1585 года. М.:Л., 1984. С. 178.]. Уже в сере­дине XVI в. зна­чи­тель­ная часть Андом­ской воло­сти попа­ла в руки кня­зей Кри­во­бор­ских, точ­нее Ива­на Алек­сан­дро­ви­ча Кри­во­бор­ско­го, кото­рый заве­щал свою вот­чи­ну пяте­рым сыно­вьям. Часть вот­чи­ны Ива­но­ви­чи пере­да­ли в Тро­и­це-Сер­ги­ев мона­стырь (Тро­иц­кие Тани­щи), а часть – в Кирил­ло-Бело­зер­ский (Кирил­лов­ские Тани­щи). Кро­ме того, дочь одно­го из бра­тьев полу­чи­ла в при­да­ное село Анду­гу в Бело­зер­ском уез­де (Акты суз­даль­ско­го Спа­со-Евфи­мье­ва мона­сты­ря 1506-1608 гг. М., 1998. №228. С. 431).
18 коле­но от Рюрика
5/3. князь Федор Рома­но­вич Белосельский
Изве­стен толь­ко по родо­слов­ным. Жил в XV в.
6/3. князь Иван Рома­но­вич Белосельский
по уде­лу князь Бело­сель­ский; жил в XV в. Изве­стен толь­ко по родо­слов­ным; бездетен.
7/3. князь Васи­лий Рома­но­вич Белосельский
жил в XV веке. Изве­стен толь­ко по родо­слов­ным; бездетен.
19 коле­но от Рюрика
8/5. князь Гав­ри­ла Фёдо­ро­вич Бело­сель­ский (1500)
в 1500 помещ.-Новг.-Водск.пят. 1С:Фед.Ром.Юр-ча
князь Бело­сель­ский Инфор­ма­ция родо­слов­ных рос­пи­сей об испо­ме­ще­нии Гав­ри­и­ла Бело­сель­ско­го в Нов­го­ро­де под­твер­жда­ет­ся выпис­кой из пис­цо­вых книг Дмит­рия Кита­е­ва. В ней ука­за­но, что Гав­ри­и­лу Федо­ро­ви­чу Бело­сель­ско­му, быв­ше­му «чело­ве­ку» Сал­ты­ка Тра­ви­на, в Кар­галь­ском пого­сте Вод­ской пяти­ны была отде­ле­на (вме­сте Ники­той Ники­ти­чем Бекле­ми­ше­вым) волост­ка Ива­на Васи­лье­ви­ча Малого[РИБ. Т. 22. – СПб., 1908. – Стб. 26.] Опи­са­ние поме­стья кн. Гав­ри­и­ла см.: Нов­го­род­ские пис­цо­вые кни­ги (далее НПК). Т. 3. – СПб., 1868. – Стб. 517-520 (утра­че­но нача­ло). ]В ито­го­вых дан­ных этой пис­цо­вой кни­ги ука­за­но, что в Кар­галь­ском пого­сте «испо­ме­ще­ны 3 семьи: Гав­ри­ил Федо­ров сын Бело­сель­ско­го сал­ты­ков­ский чело­век Тра­ви­на с детьми [А. Л. Гряз­нов Гене­а­ло­гия кня­зей Бело­сель­ских в XV – нача­ле XVII в.], да Иваш­ко Мура­вье­вы Оло­тов­ско­го [РИБ. Т. 22. Стб. 28-29.] Сле­до­ва­тель­но, ука­зан­ные в родо­слов­ной дети Гав­ри­и­ла, на момент состав­ле­ния пис­цо­вой кни­ги 1500 г., уже были доста­точ­но взрос­лы­ми, что­бы писец счел необ­хо­ди­мым их упо­мя­нуть, но еще не были год­ны к служ­бе [А. Л. Гряз­нов Гене­а­ло­гия кня­зей Бело­сель­ских в XV – нача­ле XVII в.]. Одна­ко, в пис­цо­вой кни­ге Шелон­ской пяти­ны 1498 г. упо­ми­на­ет­ся князь Иван Федо­ро­вич Бело­сель­ский, кото­ро­го мож­но счи­тать бра­том кня­зя Гав­ри­ла Федо­ро­ви­ча Бело­сель­ско­го, вла­дев­ше­го в это же вре­мя поме­стьем в Копор­ском у. Вод­ской пяти­ны. Сле­до­ва­тель­но, и отец Гав­ри­ла и Ива­на уже носил фами­лию Белосельский.
9/5. князь Иван Федо­ро­вич Бело­сель­ский (1498)
в 1498 помещ.-Новг.-Шелон.пят. С:Фед.Ром. ?
Про­ис­хож­де­ние этой линии Бело­сель­ских выяс­ня­ет­ся бла­го­да­ря пис­цо­вой кни­ге Шелон­ской пяти­ны 1498 г. По ней поме­стьем в Бол­чин­ском пого­сте вла­дел кн. Иван Федо­ро­вич Бело­сель­ский [НПК. Т. IV. С. 160-161; СПб., 1905. Т. V. С. 70, кото­ро­го мож­но счи­тать бра­том кня­зя Гав­ри­ла Федо­ро­ви­ча Бело­сель­ско­го, вла­дев­ше­го в это же вре­мя поме­стьем в Копор­ском у. Вод­ской пяти­ны (НПК. СПб. 1868. Т. III. С. 495, 505, 517-520.) Состав его поме­стья пол­но­стью тож­де­ствен поме­стью, чис­лив­ше­му­ся в 1539 г. за вдо­вой Ива­на Шара­па Бело­сель­ско­го Ека­те­ри­ной. Поэто­му очень веро­ят­ным пред­став­ля­ет­ся пря­мое род­ство Ива­на Федо­ро­ви­ча и Ива­на Шара­па Бело­сель­ских. Ско­рее все­го, муж Ека­те­ри­ны был сыном Ива­на Федо­ро­ви­ча. Таким обра­зом, эту линию Бело­сель­ских уда­ет­ся про­сле­дить до рубе­жа XV – XVI вв. Само­го Ива­на Федо­ро­ви­ча, кото­рый был совре­мен­ни­ком извест­но­го по родо­слов­ной Гав­ри­и­ла Федо­ро­ви­ча, мож­но счи­тать его бра­том. Во вся­ком слу­чае, Гав­ри­ил и Иван при­над­ле­жа­ли к одно­му поко­ле­нию и име­ли оди­на­ко­вое отче­ство. Посколь­ку в преды­ду­щем поко­ле­нии Бело­сель­ских кро­ме их отца дру­гих Федо­ров не было, то такая сте­пень род­ства пред­став­ля­ет­ся един­ствен­но возможной.А. Л. Гряз­нов Гене­а­ло­гия кня­зей Бело­сель­ских в XV – нача­ле XVII в.]
20 коле­но от Рюрика
10/8. князь Ели­за­рий Гав­ри­ло­вич Шемя­ка Белосельский
Был вто­рым вое­во­дой в похо­де царя Иоан­на IV Гроз­но­го к Каза­ни в 1544 г. 1
11/8. князь Яков Гав­ри­ло­вич Леваш Белосельский
Был вто­рым вое­во­дой пол­ка левой руки в Полоц­ком похо­де 1551 г.
12/8. князь Ники­та Гав­ри­ло­вич Бело­сель­ский (1553)
в 1553 помещ.-Новг.-у. 3С:Гавр.Фед.
В 1532/1533 г. Ники­та Гав­ри­ло­вич был послу­хом в дан­ной на холо­пов Оста­фия Кре­не­ва и, оче­вид­но, нов­го­род­ским поме­щи­ком [РИБ. Т. 17. Стб. 171.31]
13/9. князь Вла­ди­мир Ива­но­вич Бело­сель­ский (1539,1583)
помещ. С:Ив.Фед.
По пис­цо­вой кни­ге Шелон­ской пяти­ны 1539 г. бра­тья Вла­ди­мир и Васи­лий Сли­ток Ива­но­ви­чи вла­де­ли ста­ры­ми поме­стья­ми в Бель­ском погосте50. При­чем вме­сте с Вла­ди­ми­ром слу­жил его сын Пост­ник. В гра­мо­те царя Ива­на (Д. к А. И. т. I, № 47, стр. 65) от 17 авгу­ста 62 года (1554 г.) об отстав­ке от служ­бы за ста­ро­стью и болез­нью кня­зей Вла­ди­ми­ра и Васи­лия Ива­но­ви­чей Бело­сель­ских, чита­ем такое при­ка­за­ние нов­го­род­ским дья­кам: «и вы б их в десят­ни­це погла­ди­ли, а в их место напи­са­ли княж Воло­ди­ме­ро­ва сына Кур­бат­ка да княж Васи­лье­ва вну­ка Семей­ку княж Андре­ева сына Бело­сель­ско­го». Отстав­лен­ные от служб вычер­ки­ва­ют­ся на месте в десятне по рас­по­ря­же­нию из Разряда.
14/9. князь Васи­лий Ива­но­вич Сли­ток Бело­сель­ский (1532,1561)
помещ.-Новг.-Шелон.пят. С:Ив.Фед. ?
По пис­цо­вой кни­ге Шелон­ской пяти­ны 1539 г. бра­тья Вла­ди­мир и Васи­лий Сли­ток Ива­но­ви­чи вла­де­ли ста­ры­ми поме­стья­ми в Бель­ском погосте50. При­чем вме­сте с Вла­ди­ми­ром слу­жил его сын Пост­ник. В гра­мо­те царя Ива­на (Д. к А. И. т. I, № 47, стр. 65) от 17 авгу­ста 62 года (1554 г.) об отстав­ке от служ­бы за ста­ро­стью и болез­нью кня­зей Вла­ди­ми­ра и Васи­лия Ива­но­ви­чей Бело­сель­ских, чита­ем такое при­ка­за­ние нов­го­род­ским дья­кам: «и вы б их в десят­ни­це погла­ди­ли, а в их место напи­са­ли княж Воло­ди­ме­ро­ва сына Кур­бат­ка да княж Васи­лье­ва вну­ка Семей­ку княж Андре­ева сына Бело­сель­ско­го». Отстав­лен­ные от служб вычер­ки­ва­ют­ся на месте в десятне по рас­по­ря­же­нию из Раз­ря­да. Несмот­ря на ука­за­ние в цар­ской гра­мо­те 1554 г. на то, что Васи­лий и Вла­ди­мир Бело­сель­ские ста­ры и боль­ны, еще в 1561 г. Васи­лий здрав­ство­вал и про­дол­жал жить в сво­ем преж­нем поме­стье, кото­рое, после гибе­ли осе­нью 1559 г. его стар­ше­го вну­ка Семе­на, было пере­да­но бра­ту послед­не­го – Леон­тию. Неболь­ши­ми частя­ми это­го поме­стья вла­де­ли вдо­ва Семе­на Андре­еви­ча Акси­нья и дво­ю­род­ный брат – Пост­ник Вла­ди­ми­ро­вич Бело­сель­ский [Самок­ва­сов Д. Я. Архив­ный мате­ри­ал … Т. 1. С. 11-13]. В 1571 г. Пост­ник назван в чис­ле пору­чи­те­лей по кн. Иване Федо­ро­ви­че Мсти­слав­ском [Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 10. С. 68, 72, 76].
15/9. князь Иван Ива­но­вич Шароп Бело­сель­ский (1490?,—1539+до)
помещ.-Новг.-Шелон.пят. С:Ив.Фед. ?
Состав поме­стья Ива­на Федо­ро­ви­ча 1498 г. пол­но­стью тож­де­ствен поме­стью, чис­лив­ше­му­ся в 1539 г. за вдо­вой Ива­на Шара­па Бело­сель­ско­го Ека­те­ри­ной. Поэто­му очень веро­ят­ным пред­став­ля­ет­ся пря­мое род­ство Ива­на Федо­ро­ви­ча и Ива­на Шара­па Бело­сель­ских. Ско­рее все­го, муж Ека­те­ри­ны был сыном Ива­на Федо­ро­ви­ча. в пис­цо­вой кни­ге Шелон­ской пяти­ны 1539 г. упо­ми­на­ет­ся еще вдо­ва Ека­те­ри­на княж Ива­нов­ская жена Шара­по­ва Бело­сель­ско­го с детьми
Дмит­ри­ем и Иваном60. Дмит­рий погиб при взя­тии Каза­ни в 1552 году6
16/9. князь Афа­на­сий Ива­но­вич Бело­сель­ский (—1552,под Казанью)
сын-боярск.? сын-боярск.?
21 коле­но
13. князь Иван Ели­за­рье­вич Бело­сель­ский (1577)
в 1577 помещ. 1С:Елеазар.Гавр. ШЕМЯКА.
Был послан в 1577 г. от ливон­ско­го гер­цо­га Маг­ну­са к царю Иоан­ну IV Гроз­но­му с изве­сти­ем о заво­е­ва­нии горо­дов Кеси и Куконоса
14. князь Миха­ил Ели­за­рье­вич Бело­сель­ский (1560?,—15)
2С:Елеазар.Гавр. ШЕМЯ­КА.
15. КНЯЗЬ ВАСИ­ЛИЙ НИКИ­ТИЧ БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ (1571,1611)
Сын бояр­ский Вод­ской пяти­ны. помещ.-Новг.-у. 1С:Нкт.Гавр.
В 1571 г. пору­чил­ся 60 руб­ля­ми за поруч­ни­ков по бояри­ну кн. И.Ф.Мстиславскому (Запись поруч­ная по тех боярах, кои руча­лись по кня­зе Иване Федо­ро­ви­че Мсти­слав­ском в том, что: в слу­чае несо­сто­я­ния пору­чи­те­лей упла­тить в госу­да­ре­ву каз­ну два­дцать тысяч руб­лей за побег его, кня­зя Мсти­слав­ско­го, озна­чен­ные в сей запи­си дру­гие пору­чи­те­ли обя­зы­ва­лись вме­сто их запла­тить сум­му по рас­че­ту, что на кого в сей запи­си поло­же­но. 1571 // )[СГГД. Ч. 1. 1813. № 198. С. 566-581]. 1571 г. — Васи­лий Бело­сель­ский поме­щик Николь­ско­го Тодож­ско­го пого­ста Водской
пяти­ны.
В 1583/84 г. был одним из тех, кто полу­чил поме­стье из Хре­пель­ской двор­цо­вой воло­сти [Дело об обмене поме­стья­ми меж­ду Ива­ном Крас­но­сле­по­вым и Васи­ли­ем Лев­ши­ным. 1610. 30.05 — 1613, апр. // RA, NOA, serie 2: 83].
Поме­щик При­буж­ско­го пого­ста в 1601/02 г. [Кни­га сбо­ра денег на охот­ни­чьи про­го­ны с поме­стий и вот­чин и денег за стре­лец­ких лоша­дей с поме­стий вдов и недо­рос­лей Шелон­ской пяти­ны Залес­ской поло­ви­ны губ­ных ста­рост Пау­ка Косиц­ко­го и Федо­ра Велья­ми­но­ва. 1601/02 // РГА­ДА, ф. 1209, д. 16964, л. 38 об.].
Поме­щик При­буж­ско­го пого­ста Шелон­ской пяти­ны в июле 1607 г., поме­стье сто­я­ло пустым [Пла­теж­ные кни­ги денег ямским охот­ни­кам на про­го­ны и за стре­лец­ких лоша­дей Залес­ской поло­ви­ны Шелон­ской пяти­ны сбо­ра губ­ных ста­рост Пау­ка Косиц­ко­го и Федо­ра Велья­ми­но­ва 1607, июля // РГА­ДА, ф. 1209, д. 16662, л. 127 об.].
16. князь Яков Ники­тич Бело­сель­ский (1583)
в 1583 помещ. 2С:Нкт.Гавр
17.князь N Вла­ди­ми­ро­вич Посник Бело­сель­ский (1539,1576)
помещ.-Новг.-Шелон.пят. 1С:Вл.Ив.По пис­цо­вой кни­ге Шелон­ской пяти­ны 1539 г. бра­тья Вла­ди­мир и Васи­лий Сли­ток Ива­но­ви­чи вла­де­ли ста­ры­ми поме­стья­ми в Бель­ском погосте[НПК. Т. 4. Стб. 419-21, 432-33.]. При­чем вме­сте с Вла­ди­ми­ром слу­жил его сын Пост­ник. Несмот­ря на ука­за­ние в цар­ской гра­мо­те 1554 г. на то, что Васи­лий и Вла­ди­мир Бело­сель­ские ста­ры и боль­ны, еще в 1561 г. Васи­лий здрав­ство­вал и про­дол­жал жить в сво­ем преж­нем поме­стье, кото­рое, после гибе­ли осе­нью 1559 г. его стар­ше­го вну­ка Семе­на, было пере­да­но бра­ту послед­не­го – Леон­тию. Неболь­ши­ми частя­ми это­го поме­стья вла­де­ли вдо­ва Семе­на Андре­еви­ча Акси­нья и дво­ю­род­ный брат – Пост­ник Вла­ди­ми­ро­вич Белосельский.[Самоквасов Д. Я. Архив­ный мате­ри­ал … Т. 1. С. 11-13.].
Семью года­ми (1568 г. июля 5) спу­стя жена его дво­ю­род­но­го пле­мян­ни­ка, Акси­нья Бело­сель­ская, все еще была жива-здо­ро­ва, в мона­стырь не ушла и замуж не торо­пи­лась, и, види­мо, дру­го­му пле­мян­ни­ку Леон­тию надо­е­ло ждать, пока она осво­бо­дит место, поче­му он сумел добить­ся, что­бы ему пере­да­ли от вдо­вье­го поме­стья 26 чет­вер­тей паш­ни «в одном поле» да двух мужи­ков, уже извeст­но­го нам Васю­ка Мар­ко­ва да Усти­на Мар­ко­ва и Иван­ко «при­ход­ца». Вдо­ви­ца же оста­ва­лась с 40 чет­вер­тя­ми «доб­рой зем­ли» «поме­стья про­жи­точ­но­го», и эти 40 чет­вер­тей госу­да­ре­вы дья­ки раз­де­ли­ли в «пожид» меж­ду Леон­ти­ем (12 четей) и Пост­ни­ком ( 28 четей) Бело­сель­ски­ми, и кня­зьям пред­пи­сы­ва­лось, что «пока­ме­ста вдо­ва Оксе­нья на том сво­ем поме­стье пожи­вет, и кня­зю Пост­ни­ку ее поме­стьем дват­ца­тью осмью чет­вер­тя­ми, а кня­зю Леонтью дву­нат­ца­тью чет­вертьми, не вла­де­ти и паш­ни на собя не поха­ти и со кре­стьян обро­ку не има­ти…» [Отдель­ная выпись пис­ца Ива­на Мат­ве­е­ви­ча Дени­сье­ва кн. Леон­тию Андре­еву сыну Бело­сель­ско­го на часть про­жи­точ­но­го поме­стья Окси­ньи, вдо­вы кн. Семе­на Андре­ева сына Бело­сель­ско­го, д. Тесен­ка и жере­бий д. Вост­рая Лука в Вель­ском пого­сте Шелон­ской пятины].
18. князь N Вла­ди­ми­ро­вич Кур­бат Бело­сель­ский (1569,—1572.11.04+до)
помещ.-Новг.-Шелон.пят.2С:Вл.Ив.
В авгу­сте 1554 г. по цар­ской гра­мо­те из-за ста­ро­сти и болез­ней были отстав­ле­ны от служ­бы Вла­ди­мир и Васи­лий Ива­но­вы дети Бело­сель­ско­го. Вме­сто них было ука­за­но слу­жить вну­ку Васи­лия Семе­ну Андре­еву сыну Бело­сель­ско­го и сыну Вла­ди­ми­ра Курбату[Дополнения к Актам исто­ри­че­ским, собран­ные и издан­ные Архео­гра­фи­че­скою комис­си­ею. СПб., 1846. Т. I. № 47. С. 65-66.]. В июне 1569 г. в отказ­ной кни­ге на поме­стье в Бол­чин­ском пого­сте Шелон­ской пяти­ны совла­дель­ца­ми одной из дере­вень назва­ны Кур­бат, Сте­пан и Гри­ша Воло­ди­ме­ро­вы дети Бело­сель­ско­го [Самок­ва­сов Д. Я. Архив­ный мате­ри­ал. Ново­от­кры­тые доку­мен­ты помест­но-вот­чин­ных учре­жде­ний Мос­ков­ско­го госу­дар­ства XV–XVII сто­ле­тий. – М., 1905. – Т. 1. – Отдел II. – С. 15.]. В нояб­ре 1572 г. про­жи­точ­ным поме­стьем вдо­вы Кур­ба­та кня­ги­ни Ека­те­ри­ны были пожа­ло­ва­ны Семен и Гри­го­рий Хар­ла­мо­вы, а в одном из дво­ров жил млад­ший брат Кур­ба­та Григорий.
~ Ека­те­ри­на 1572
19. князь Гри­го­рий Вла­ди­ми­ро­вич Бело­сель­ский (1569,1572)
Сын бояр­ский Шелон­ской пяти­ны, 4С:Вл.Ив.
В июне 1569 г. в отказ­ной кни­ге на поме­стье в Бол­чин­ском пого­сте Шелон­ской пяти­ны совла­дель­ца­ми одной из дере­вень назва­ны Кур­бат, Сте­пан и Гри­ша Воло­ди­ме­ро­вы дети Бело­сель­ско­го. В нояб­ре 1572 г. про­жи­точ­ным поме­стьем вдо­вы Кур­ба­та кня­ги­ни Ека­те­ри­ны были пожа­ло­ва­ны Семен и Гри­го­рий Хар­ла­мо­вы [Самок­ва­сов Д. Я. Архив­ный мате­ри­ал. Ново­от­кры­тые доку­мен­ты помест­но-вот­чин­ных учре­жде­ний Мос­ков­ско­го госу­дар­ства XV–XVII сто­ле­тий. – М., 1905. – Т. 1. – Отдел II.] , а в одном из дво­ров жил млад­ший брат Кур­ба­та Гри­го­рий. В каче­стве нов­го­род­ско­го поме­щи­ка (к ста­рин­но­му поме­стью Бело­сель­ских в Бель­ском пого­сте он доба­вил еще поме­стье в сосед­нем Высоц­ком пого­сте) Гри­го­рий Вла­ди­ми­ро­вич упо­ми­на­ет­ся в 1580–1600-х гг. (послед­ний раз в 1606/1607 г.). В 1584/85 г. запи­сал за себя холо­па [Запис­ная кни­га ста­рых кре­по­стей 1598 г. Без нача­ла. // Копа­нев А.И. Мате­ри­а­лы по исто­рии кре­стьян­ства кон­ца XVI и пер­вой поло­ви­ны XVII в. // Мате­ри­а­лы и сооб­ще­ния по фон­дам Отде­ла руко­пис­ной и ред­кой кни­ги Биб­лио­те­ки АН СССР, М.; Л., 1966. С. 179].
Поме­щик Рож­де­ствен­ско­го Бель­ско­го пого­ста в 1585/86 г. [Пла­теж­ные кни­ги Шелон­ской пяти­ны Зарус­кой поло­ви­ны выбор­ных губ­ных ста­рост Бори­са Нази­мо­ва и Федо­ра Голо­ви­на. 1585/86 // РГА­ДА, ф. 1209, оп. 1, д. 16942, л. 104 об.].
30 янва­ря 1598 г. поло­жил кабаль­ные запи­си в Нов­го­ро­де [Запис­ная кни­га ста­рых кре­по­стей 1598 г. Без нача­ла. // Копа­нев А.И. Мате­ри­а­лы по исто­рии кре­стьян­ства кон­ца XVI и пер­вой поло­ви­ны XVII в. // Мате­ри­а­лы и сооб­ще­ния по фон­дам Отде­ла руко­пис­ной и ред­кой кни­ги Биб­лио­те­ки АН СССР, М.; Л., 1966. С. 179].
Поме­щик Высоц­ко­го пого­ста в кон­це 1601 г. [Кни­га сбо­ра денег на охот­ни­чьи про­го­ны с поме­стий и вот­чин, намест­ни­ча дохо­да (с Буреж­ско­го пого­ста) и денег за стре­лец­ких лоша­дей с поме­стий вдов и недо­рос­лей Шелон­ской пяти­ны Зарус­ской поло­ви­ны губ­но­го ста­ро­сты Семе­на Узко­го. 1601, декаб­ря до 20 // РГА­ДА, ф. 1209, д. 16964, л. 103].
Поме­щик Высоц­ко­го пого­ста в 1606/07 г. К октяб­рю 1611 г. его поме­стье (сц Дедо­че­во) пере­шло его сыну Ива­ну [Дозор­ные кни­ги Зарус­ской поло­ви­ны Шелон­ской пяти­ны дозо­ра Пет­ра Андре­ева сына Ноги­на и подья­че­го Ники­ты Мол­ча­но­ва. 1611, сен­тяб­ря // RA, NOA, serie 1:70. С. 97]. К октяб­рю 1611 г. его поме­стье в Высоц­ком пого­сте пере­шло к сыну Ивану.
20. князь Сте­фан Вла­ди­ми­ро­вич Бело­сель­ский (1569)
в 1569 помещ.-Новг.-Шелон.пят. 3С:Вл.Ив.В июне 1569 г. в отказ­ной кни­ге на поме­стье в Бол­чин­ском пого­сте Шелон­ской пяти­ны совла­дель­ца­ми одной из дере­вень назва­ны Кур­бат, Сте­пан и Гри­ша Воло­ди­ме­ро­вы дети Бело­сель­ско­го [Самок­ва­сов Д. Я. Архив­ный мате­ри­ал. Ново­от­кры­тые доку­мен­ты помест­но-вот­чин­ных учре­жде­ний Мос­ков­ско­го госу­дар­ства XV–XVII сто­ле­тий. – М., 1905. – Т. 1. – Отдел II.]
21. князь Андрей Васи­лье­вич Бело­сель­ский (—1561.07.29+до)
помещ.-Новг.-Шелон.пят. С:Вас.Ив. СЛИТОК.
~N.1561.07.29+до~~Игн.ГОЛОЩАПОВ
22. князь Дмит­рий Ива­но­вич Шаро­пов Бело­сель­ский (1539,—1552.10.02,Казань)
помещ.-Новг.-Шелон.пят.,Луки-Великие-у. 2С:: Ив. ШАРО­ПОВ. :Ека­те­ри­на.
в пис­цо­вой кни­ге Шелон­ской пяти­ны 1539 г. упо­ми­на­ет­ся еще вдо­ва Ека­те­ри­на княж Ива­нов­ская жена Шара­по­ва Бело­сель­ско­го с детьми Дмит­ри­ем и Иваном60. Дмит­рий погиб при взя­тии Каза­ни в 1552 году6
23. князь Иван Ива­но­вич Шаро­пов Бело­сель­ский (1539,1571)
помещ.-Новг.-Шелон.пят. 1С:: Ив. ШАРО­ПОВ. :Екатерина.в пис­цо­вой кни­ге Шелон­ской пяти­ны 1539 г. упо­ми­на­ет­ся еще вдо­ва Ека­те­ри­на княж Ива­нов­ская жена Шара­по­ва Бело­сель­ско­го с детьми Дмит­ри­ем и Ива­ном [НПК. Т. 4. Стб. 408.] млад­ший из бра­тьев – Иван, веро­ят­нее все­го, тож­де­ствен Ива­ну Ива­но­ву сыну Бело­сель­ско­му, запи­сан­но­му в чис­ле слу­жи­лых людей, пору­чив­ших­ся в 1571 г. по кн. Иване Федо­ро­ви­че Мсти­слав­ском [Рус­ский дипло­ма­та­рий … Вып. 10. С. 68, 72, 76.]
24. князь Иван Афа­на­сье­вич Бело­сель­ский (1571)
в 1571 помещ. С:Аф.Ив.владел поме­стьем в Кар­галь­ском пог. Вод­ской пяти­ны ранее 1571 г.(в этом году быв­шая его помест­ная дерев­ня была пере­да­на Семе­ну Муравьеву)
22 коле­но
25. князь Васи­лий Ива­нов Бело­сель­ский (1583,—1611,17,под Новг.)
помещ.-Новг.-у. без­детн. 1С:Ив.Елеазар.
Сын бояр­ский Шелон­ской пятины.
Поме­щик Смо­лин­ско­го пого­ста в кон­це 1601 г. (Кни­га сбо­ра денег на охот­ни­чьи про­го­ны с поме­стий и вот­чин, намест­ни­ча дохо­да (с Буреж­ско­го пого­ста) и денег за стре­лец­ких лоша­дей с поме­стий вдов и недо­рос­лей Шелон­ской пяти­ны Зарус­ской поло­ви­ны губ­но­го ста­ро­сты Семе­на Узко­го. 1601, декаб­ря до 20 // РГА­ДА, ф. 1209, д. 16964, л. 107).
Поме­щик Смо­лин­ско­го пого­ста (с. Ску­г­ра), авг. 1612 г.; совла­де­лец Мака­рия и Нека­ря Ско­бель­цы­ных (Обыск­ные кни­ги Шелон­ской пяти­ны Зарус­ской поло­ви­ны Яко­ва (Вилья­на) Федо­ро­ви­ча Бере­зи­на, Алек­сандра Ага­фо­но­ви­ча Один­цо­ва и подья­че­го Семе­на Шуст­о­ва. 1612 // RA, NOA, serie I: 28. С. 224-225).
13 янва­ря 1613 г. вме­сте с С.Ф.Тимашевым подал боярам и вое­во­дам чело­бит­ную о нещ­за­кон­ной тор­гов­ле ста­ро­рус­ских кре­стян с псков­ски­ми тор­го­вы­ми людь­ми и мужи­ка­ми. После это­го они же про­во­ди­ли обыск по это­му делу (Дело по пись­му кня­зя Васи­лия Ива­но­ва Бело­сель­ско­го и Сте­па­на Фоми­на Тима­ше­ва о неза­кон­ной тор­гов­ле людей Ста­ро­рус­ско­го уез­да Дол­жин­ской воло­сти и Пор­хов­ско­го уез­да двор­цо­вых сел с пско­ви­ча­ми 13.01.1613 — янв. 1615 // RA, NOA, serie 2: 20, л. 1-70).
Нов­го­род­ский поме­щик. В фев­ра­ле 1613 г. пору­чил­ся по Федо­ре Про­ко­фье­ве о бытии того в посы­лоч­ных подья­чих Помест­но­го при­ка­за [Поруч­ная запись по Федо­ру Про­ко­фье­ву о бытии в посы­лоч­ных подья­чих Помест­но­го при­ка­за. 1613, февр. // RA, NOA, serie 2:174, л. 46).
27 июля 1613 г. в чис­ле про­чих под­пи­сал при­го­вор о посыл­ке в Выборг посоль­ства с при­гла­ше­ни­ем Кар­ла Филип­па в Нов­го­род (При­го­вор нов­го­род­ских мит­ро­по­ли­та Иси­до­ра, вое­во­ды кн.И.Н.Одоевского и зем­ских чинов об отпус­ке в Выборг упол­но­мо­чен­ных для пред­ло­же­ния швед­ско­му прин­цу Кар­лу Филип­пу нов­го­род­ско­го пре­сто­ла. 1613. 27.07 // ДАИ. Т. 2. СПб., 1846. С. 5-8].
26. князь Андрей Ива­но­вич Бело­сель­ский (1590?)
без­детн. 2С:Ив.Елеазар.Гавр-ча
27. князь Иван Кур­ба­тов Бело­сель­ский (1572,1611)
Сын бояр­ский Шелон­ской пятины.
1585О воз­расте Ива­на Кур­ба­то­ва кос­вен­но сви­де­тель­ству­ет дан­ная Ага­фьи Румян­це­вой 1585 г., дав­шей ему холо­пов в при­да­ное за сво­ей дочерью55. Сле­до­ва­тель­но, Иван Кур­ба­тов всту­пил в брак в 1585 г. (веро­ят­нее все­го ему в это вре­мя было 20–25 лет).Сведения о преды­ду­щем поко­ле­нии этой вет­ви Бело­сель­ских дает запись в пере­пис­ных кни­гах «суд­ным и раз­бой­ным и тати­ным делам» за 1597/1598 г. В ней ука­за­но, что кня­зья Иван и Миха­ил Бело­сель­ские при­вез­ли сво­е­го пле­мян­ни­ка Миха­и­ла Васи­лье­ва сына Бело­сель­ско­го в Суд­ную избу48. Этих Ива­на и Миха­и­ла А. А. Селин отож­де­ствил с упо­ми­на­е­мы­ми в это вре­мя нов­го­род­ски­ми поме­щи­ка­ми Ива­ном и Миха­и­лом Кур­ба­то­вы­ми детьми Белосельскими.
9 мая 1583 г. запи­сал за себя холо­па (Запис­ная кни­га ста­рых кре­по­стей 1598 г. Без нача­ла. // Копа­нев А.И. Мате­ри­а­лы по исто­рии кре­стьян­ства кон­ца XVI и пер­вой поло­ви­ны XVII в. // Мате­ри­а­лы и сооб­ще­ния по фон­дам Отде­ла руко­пис­ной и ред­кой кни­ги Биб­лио­те­ки АН СССР, М.; Л., 1966. С. 167).
16 авгу­ста 1585 г. запи­сал за себя холо­па (Запис­ная кни­га ста­рых кре­по­стей 1598 г. Без нача­ла. // Копа­нев А.И. Мате­ри­а­лы по исто­рии кре­стьян­ства кон­ца XVI и пер­вой поло­ви­ны XVII в. // Мате­ри­а­лы и сооб­ще­ния по фон­дам Отде­ла руко­пис­ной и ред­кой кни­ги Биб­лио­те­ки АН СССР, М.; Л., 1966. С. 167).
24 янва­ря 1588 г. запи­сал за себя холо­па вме­сте с бра­том Миха­и­лом (Запис­ная кни­га ста­рых кре­по­стей 1598 г. Без нача­ла. // Копа­нев А.И. Мате­ри­а­лы по исто­рии кре­стьян­ства кон­ца XVI и пер­вой поло­ви­ны XVII в. // Мате­ри­а­лы и сооб­ще­ния по фон­дам Отде­ла руко­пис­ной и ред­кой кни­ги Биб­лио­те­ки АН СССР, М.; Л., 1966. С. 167).
В 1596/97 г. судил­ся в место сво­е­го бра­та Миха­и­ла с Игнат­ком Изво­щи­ком и Юшком Барыш­ни­ком (Кни­ги пере­пис­ные суд­ным и раз­бой­ным и тати­ным делам и запис­кам и кни­гам при­ход­ным пошлин­ным ден­гам с суд­ных и с управ­ных дел и холо­пьим кни­гам, кото­рые дела были в Суд­ном при­ка­зе при раз­ных вое­во­дах и вла­ды­ках. 1584-1605 // СПбИИ, кол. 2, оп. 1, д. 12, л. 141).
В 1597/98 г. вме­сте с бра­том Миха­и­лом судил­ся со Сте­па­ном Пет­ро­вым Косиц­ким о бег­лом чело­ве­ке (там же, л. 47).В том же году вме­сте с бра­том Миха­и­лом при­вез сво­е­го пле­мян­ни­ка Миха­и­ла в Суд­ную избу (там же, л. 50-50 об.).
25 янва­ря 1598 г. подал в Нов­го­ро­де кабаль­ные запи­си 1.
В 1611/12 и 1612/13 г. 200 ч. его поме­стья (в Дре­мяц­ком пого­сте) ото­шло Ники­фо­ру Биби­ко­ву (Рос­пись поме­стьям детей бояр­ских Шелон­ской пяти­ны, кото­рым даны поме­стья в 121 и 122 гг. 1613/14 // RA, NOA, serie 2: 139, л. 6).
моск.жилец.(1619) помещ.-Новг.-у. С:Богд.Вас.
княж­на Еле­на Бог­да­но­ва Бело­сель­ская (1612,1622)
Дочь сына бояр­ско­го Богд.Вас.
Внуч­ка Ники­фо­ра Биби­ко­ва. После смер­ти бра­та, кня­зя Яко­ва, полу­чи­ла 3 сен­тяб­ря 1612 г. часть поме­стья бра­та в Дмит­ри­ев­ском Горо­ден­ском пого­сте (Отдел губ­ным ста­ро­стой Миха­и­лом Нее­ло­вым Бог­да­ну Ива­но­ву сыну Сама­ри­ну и княжне Олене, доче­ри кн. Бог­да­на Бело­сель­ско­го части поме­стья кн. Яко­ва Бело­сель­ско­го в Горо­ден­ском пого­сте Вод­ской пяти­ны. 1612. 3.09 // RA, NOA, serie 1:69. С. 17-21 (СПбИИ, м/ф 320 (без пагинации)
2 фев­ра­ля 1614 г. ее поме­стье ото­шло Гри­го­рию Сте­па­но­ву Оболь­ня­ни­но­ву и его сыну Гри­го­рию (Кни­ги при­ход­ные трех пятин Дерев­ские и Вотц­кие и Шелон­ские 122 года, а в них запис­ка пошлин­ным день­гам с помест­ных дел. 1613/14 // RA, NOA, serie I: 44. С. 45-46).
~ Васи­лий Сама­рин помещ.
25 коле­но
12 князь Иван Ники­фо­ро­вич Боль­шой Бело­сель­ский (1647,1685)
стольник(1649) вотч.-Вологда-у.,Галич-у.,Дмитров-у.,Кашин-у. 1С:Нкфр.Ив. :Феодосия.Ром. ПОЖАРСКАЯ.В 1658, 1668 и 1676 упо­ми­на­ет­ся в Бояр­ских кни­гах столь­ни­ком (Ива­нов. С. 56). В 1685 меже­вал Моро­зов стан Дерев­ской пяти­ны (Пет­ров. Кн. 1. С. 225; ДРРИ. Т. 1. С. 296).
В 1678 столь­ник, имел в вот­чине: Воло­год­ско­го у. Город­ско­го ст. с. Сороч­не­во — 15 дв., 43 души; Галич­ско­го у. Шан­ско­го ст. д. Чек­ми­ху — 20 дв., 61 душу; Дмит­ров­ско­го у. Выше­го­род­ско­го ст. с. Дуб­ров­ки — 9 дв., 34 души; Кашин­ско­го у. ст. Боль­шой Сло­бо­ды д. Теку­тье­во — 6 дв., 20 душ (Шват­чен­ко. С. 85).
В 1641 г. вот­чи­на кня­зя Миха­и­ла Васи­лье­ви­ча пере­шла, веро­ят­но, по обме­ну к пле­мян­ни­ку Ники­фо­ру Ива­но­ви­чу Бело­сель­ско­му, так­же дослу­жив­ше­му­ся до зва­ния мос­ков­ско­го дво­ря­ни­на. Поз­же (с 1677 года) Дуб­ров­ка­ми вла­де­ли два его одно­имен­ных сына столь­ни­ки Иван Боль­шой и Иван Мень­шой, кото­рые поде­ли­ли вот­чи­ну на две рав­ные части, «спра­ви­ли попо­лам»: село Дуб­ров­ки и вхо­див­шие в это име­ние дерев­ни Мороз­не­ва, Под­осин­ки, Сазо­но­ва. Такой раз­дел вла­де­ния сохра­нял­ся на про­тя­же­нии почти все­го вре­ме­ни, пока вот­чи­на при­над­ле­жа­ла роду Бело­сель­ских. Во вто­рой поло­вине XVI века село замет­но вырос­ло: в нем уже два вот­чин­ни­ко­вых дво­ра, где жили кабаль­ные люди, и шесть крестьянских.
13 князь Иван Ники­фо­ро­вич Мень­шой Бело­сель­ский (1649,1717)
стольник(1658,-1703) отстав­ной в Москве для посы­лок (1706,1710) вотч.-Вологда-у.,Дмитров-у.,Кашин-у. 2С:Нкфр.Ив. :Феодосия.Ром. ПОЖАРСКАЯ.
Был столь­ни­ком. Вме­сте со сво­им пле­мян­ни­ком Кон­стан­ти­ном Ива­но­ви­чем в долж­но­сти заво­е­вод­чи­ка (адъ­ютан­та) участ­во­вал в Крым­ском похо­де кня­зя Васи­лия Васи­лье­ви­ча Голи­цы­на В 1658, 1668, 1676, 1686 и 1692 упо­ми­на­ет­ся в Бояр­ских кни­гах столь­ни­ком (Ива­нов. С. 56). В 1689 вме­сте с пле­мян­ни­ком кн. Кон­стан­ти­ном Ива­но­ви­чем в долж­но­сти заво­е­вод­чи­ка участ­во­вал в 1-м Крым­ском похо­де кн. В. В. Голи­цы­на [Пет­ров. Кн. 1. С. 225; ДРРИ. Т. 1. С. 296]; в 1706 упо­ми­на­ет­ся в Бояр­ском спис­ке в чис­ле отстав­ных столь­ни­ков с 1703, кото­рым веле­но жить на Москве «для посы­лок» (Заха­ров. С. 318).В 1678 столь­ник, имел в вот­чине: Воло­год­ско­го у. Город­ско­го ст. с. Сороч­не­во — 13 дв., 44 души; Дмит­ров­ско­го у. Выше­го­род­ско­го ст. с. Дуб­ров­ки — 7 дв., 22 души; Кашин­ско­го у. ст. Боль­шой Сло­бо­ды д. Теку­тье­во — 4 дв., 16 душ [Шват­чен­ко. С. 85].
~ N Шиш­ко­ва, дочь Ива­на Тимо­фе­е­ви­ча Шиш­ко­ва (+не ранее 1684/1685)
княж­на Авдо­тья Ники­фо­ров­на Бело­сель­ская (1670,1725.03.09+)
Д:Нкфр.Ив, вдо­ва (1696, 1702), сест­ры — род­ные пле­мян­ни­цы Марии Рома­нов­ны [урожд. княж­ны Пожар­ской] жены мос­ков­ско­го дво­ря­ни­на (1658) Ники­ты Ива­но­ви­ча Бори­со­ва-Бороз­ди­на -вдо­вы (1682), и Наста­сьи Рома­нов­ны [урожд. княж­ны Пожар­ской] жены бояри­на (1682) Миха­и­ла Льво­ви­ча Пле­ще­е­ва; послед­ние — род­ные пле­мян­ни­цы бояри­на кня­зя Дмит­рия Пет­ро­ви­ча Пожарского.[РГАДА, ф.1209, Торо­пец, Дела моло­дых лет, е.х.8279, лл.11-14об.; ф.1209, оп.2, е.х.1262. лл.207, 859-859об.]
Дочь кня­зя Ива­на Рома­но­ви­ча Ухтом­ско­го Анна была заму­жем ( с 1690) за столь­ни­ком (в послед­ствии гра­фом) Васи­ли­ем Ники­ти­чем Зото­вым) [РГА­ДА, ф.1209, оп.2, отказ­ные кни­ги по Яро­слав­лю, е.х.12627, лл.984-985об.]
~ кн. Иван Рома­но­вич Ухтом­ский, столь­ни­ка (1686).

княж­на Акси­нья Ники­фо­ров­на Белосельская
вдо­ва (1720), сест­ры — род­ные пле­мян­ни­цы Марии Рома­нов­ны [урожд. княж­ны Пожар­ской] жены мос­ков­ско­го дво­ря­ни­на (1658) Ники­ты Ива­но­ви­ча Бори­со­ва-Бороз­ди­на -вдо­вы (1682), и Наста­сьи Рома­нов­ны [урожд. княж­ны Пожар­ской] жены бояри­на (1682) Миха­и­ла Льво­ви­ча Пле­ще­е­ва; послед­ние — род­ные пле­мян­ни­цы бояри­на кня­зя Дмит­рия Пет­ро­ви­ча Пожарского.[РГАДА, ф.1209, Торо­пец, Дела моло­дых лет, е.х.8279, лл.11-14об.; ф.1209, оп.2, е.х.1262. лл.207, 859-859об.]

~ Миха­ил Ива­но­вич Голе­ни­щев-Куту­зов; стряп­чий (1676); столь­ник (1686, 1692); вое­во­да: в Якут­ске (1666 -1670), в Путив­ле (1688 — 27.2.1690); участ­ник Чиги­рин­ско­го и Тро­иц­ко­го похо­дов (жало­ван­ные печат­ные гра­мо­ты на вот­чи­ны 24.8.1683 и 21.3.1685); участ­ник вой­ны с Поль­шей (жало­ван­ная печат­ная гра­мо­та на вот­чи­ны «за веч­ный мир с Поль­ским коро­лем» 13.9.1687); вла­дел поме­стья­ми и вот­чи­на­ми в Воло­год­ском, Вла­ди­мир­ском, Клин­ском, Рязан­ском, Галиц­ком, Твер­ском, Мос­ков­ском, Шац­ком и Яро­слав­ском уездах.

княж­на Прас­ко­вья Ники­фо­ров­на Белосельская
вдо­ва (1702), сест­ры — род­ные пле­мян­ни­цы Марии Рома­нов­ны (урожд. княж­ны Пожар­ской) жены мос­ков­ско­го дво­ря­ни­на (1658) Ники­ты Ива­но­ви­ча Бори­со­ва-Бороз­ди­на -вдо­вы (1682), и Наста­сьи Рома­нов­ны (урожд. княж­ны Пожар­ской) жены бояри­на (1682) Миха­и­ла Льво­ви­ча Пле­ще­е­ва; послед­ние — род­ные пле­мян­ни­цы бояри­на кня­зя Дмит­рия Пет­ро­ви­ча Пожарского.[РГАДА, ф.1209, Торо­пец, Дела моло­дых лет, е.х.8279, лл.11-14об.; ф.1209, оп.2, е.х.1262. лл.207, 859-859об.]
~ Дмит­рий Васи­лье­вич Давы­дов (1638,1678), столь­ник (1640-1676)
князь Бог­дан Пет­ро­вич Бело­сель­ский (1620—,1643)
моск.жилец.(1639_,1643) С:Петр.Петр.
В мате­ри­а­лах жилец­ко­го раз­бо­ра 1643 г. упо­ми­на­ет­ся князь Бог­дан княж Пет­ров сын Бело­сель­ский. Из «сказ­ки» Бог­да­на сле­ду­ет, что родил­ся он в 1620 году и был при­нят на служ­бу в 16 лет. У него были млад­шие бра­тья Афа­на­сий и Сте­пан. Афа­на­сий слу­жит с нов­го­род­ско­го поме­стья отца, а Сте­пан живет в этом же поме­стье. Оче­вид­ная бед­ность этой семьи (на тро­их у бра­тьев толь­ко отцов­ское поме­стье раз­ме­ром в 193 чети) и ста­тус горо­до­во­го дво­ря­ни­на для отца Бог­да­на всту­па­ют в явное про­ти­во­ре­чие с его попа­да­ни­ем в чис­ло жиль­цов. Объ­яс­ня­ет­ся это тем, что Бог­дан «живет у дяди сво­е­го у кня­зя Мики­фо­ра Бело­сель­ско­го». Сле­до­ва­тель­но, в этом слу­чае, как и почти два­дца­тью года­ми ранее, мы видим, как один из Бело­сель­ских, более-менее про­дви­нув­ший­ся по слу­жеб­ной лест­ни­це, помо­га­ет закре­пить­ся на при­двор­ной служ­бе сво­е­му млад­ше­му род­ствен­ни­ку. Не менее важ­но и ука­за­ние на род­ствен­ные свя­зи Ники­фо­ра Ива­но­ви­ча и Бог­да­на Пет­ро­ви­ча. Как и в слу­чае с преды­ду­щи­ми поко­ле­ни­я­ми Бело­сель­ских (когда дядья­ми Миха­и­ла Васи­лье­ви­ча назва­ны Иван и Миха­ил Кур­ба­то­ви­чи, а дядья­ми Ники­фо­ра – Миха­ил и Заха­рий Васи­лье­ви­чи), нет пол­ной уве­рен­но­сти, в каком из смыс­лов исполь­зо­ван тер­мин «дядя» – для обо­зна­че­ния бра­та отца или же для ука­за­ния на отда­лен­ное род­ство, с акцен­том на раз­но­сти поко­ле­ний. Одна­ко, посколь­ку нет ника­ких допол­ни­тель­ных осно­ва­ний для того, что­бы усо­мнить­ся в близ­ком род­стве Ники­фо­ра Ива­но­ви­ча и Бог­да­на Пет­ро­ви­ча, поме­ща­ем в рекон­струк­цию родо­слов­ной Пет­ра Ива­но­ви­ча, жив­ше­го в 1620-х гг.
18.14. князь Сте­пан Пет­ро­вич Бело­сель­ский (1643?,1677,—1703+до,†с.Полонное,Псков-у.)
стольник(1677) моск.двн.(-1703) отстав­ной в Москве для посы­лок (1706) С:Петр.Петр.Мих-ча

Жена~ Евфро­си­ния 1703 †с.Полонное,Псков-у.Евфросиния NN, похо­ро­не­на в селе Поло­ная Пор­хов­ско­го уез­да Псков­ской губер­нии [Рус­ский про­вин­ци­аль­ный некро­поль. Т. 1. С. 118].

князь Афа­на­сий Пет­ро­вич Бело­сель­ский (1643?,1646)

дворов.сын-боярск.вотч.-Новг.-Шелон.пят. С:Петр.Петр.

1643 г., авгу­ста 28 доклад­ная дан­ная Симео­на Афа­на­сье­ва сына База­ни­на ЗЯТЮ ЕГО КНЯ­ЗЮ А. П. БЕЛО­СЕЛЬ­СКО­МУ НА ДВУХ КРЕ­ПОСТ­НЫХ ЛЮДЕЙ

Горо­до­вой дво­ря­нин кн. Афа­на­сий Пет­ро­вич — в 1646 имел в вот­чине: Нов­го­род­ско­го уез­да, Шелон­ской пяти­ны, погост Паже­ре­виц­кий, 1 дв. 6 душ (Шват­чен­ко. С. 85).
XXVI генерація від Рюрика
15 князь Кон­стан­тин Ива­но­вич Бело­сель­ский (1679,1717)
стольник(1679,1717) капитан(1702) двн. при Дво­ре в нач.людях(1706,1710) помещ.-Дмитров-у.,Кострома-у. С:Ив.Нкфр.Ив-ча Б.
Был заво­е­вод­чи­ком в 1-м Крым­ском похо­де кн. В. В. Голи­цы­на (1687), затем столь­ник при Пет­ре I (Пет­ров. Кн. 1. С. 225; ДРРИ. Т. 1. С. 296); в 1706 упо­ми­на­ет­ся в Бояр­ском спис­ке столь­ни­ком в чис­ле пол­ков­ни­ков, под­пол­ков­ни­ков и началь­ных людей (Заха­ров. С. 336).Был заво­е­вод­чи­ком (адъ­ютан­том) в Крым­ском похо­де кня­зя В. В. Голи­цы­на, а затем был столь­ни­ком при Пет­ре I.
В 1687— 1689 зем­ле­вла­де­ние в Ала­тыр­ском уез­де, Пьян­ский ст., д. Куде­я­ров­ка, 1 дв. [РГА­ДА. Ф. 371. Оп. 2. Д. 206, 264, 305. Ч. 1.].
княж­на N Ива­нов­на Бело­сель­ская (1681,1683)
Д:Ив.Нкфр. Б
~ Гав­ри­ил Ива­но­вич Дуба­сов, помещ.
16.13. князь Андрей Ива­но­вич Бело­сель­ский (1687,—1712,†у Дерпта)
еса­ул (1687) 1С:Ив.Нкфр.Ив-ча М.
Стал про­дол­жа­те­лем млад­шей линии кня­зей Бело­сель­ских. Род. ок. 1660. Ум. 1712, убит в ходе Север­ной вой­ны (Хол­мо­го­ро­вы. Вып. 11. С. 226).В 1676, 1686 и 1692 упо­ми­на­ет­ся как столь­ник цари­цы Прас­ко­вьи Федо­ров­ны (Ива­нов. С. 56).
~ 1) Авдотья
~ 2) кнж. Мария Гри­го­рьев­на Коз­лов­ская, род. ок. 1680, ум. 26.03.1729. Дочь бояри­на кн. Гри­го­рия Афа­на­сье­ви­ча Коз­лов­ско­го (1646—1701) (Хол­мо­го­ро­вы. Вып. 11. С. 226; Днев­ник Бело­сель­ских — Стро­га­но­вых. С. 71).
17 князь Миха­ил Ива­но­вич Бело­сель­ский (1687)
27 коле­но
19.15. князь Алек­сей Кон­стан­ти­но­вич Бело­сель­ский (1705,1717)
вотч.-Вологодский у., Город­ской ст., сцо Короч­не­во, дв. вот. 1ч, 4/15,Кашинский у., Боль­шая Сло­бо­да ст.,д.Текутьево, 2/7 С:Конст.Ив.Нкфр-ча
пол­ков­ник
Нача­ло XVIII в. в исто­рии Дуб­ро­вок озна­ме­но­ва­лось воз­ве­де­ни­ем ново­го вза­мен вет­хо­го дере­вян­но­го хра­ма, где были освя­ще­ны два пре­сто­ла, сна­ча­ла в честь Дмит­рия Солун­ско­го, затем — во имя Илии Про­ро­ка. Испо­кон веков дни поми­но­ве­ния этих свя­тых (2 авгу­ста и 8 нояб­ря по ново­му сти­лю) были при­ход­ски­ми празд­ни­ка­ми на селе.
В пер­вое деся­ти­ле­тие того же века в селе нахо­ди­лось уже более полу­то­ра десят­ков дво­ров, чис­ло душ муж­ско­го пола — око­ло 40 чело­век. Пере­пись 1709 г. в мини­а­тю­ре отра­зи­ла осо­бен­но­сти обще­ствен­ной жиз­ни тех лет. Так, из кре­стьян­ских дво­ров пять было «пустых», посколь­ку муж­чин из них либо отда­ли в сол­да­ты (2 чел.), либо они бежа­ли (4 чел.). Потря­се­ния кос­ну­лись и вла­дель­цев села: в ходе Север­ной вой­ны убит под Дерп­том (ныне Тар­ту) моло­дой князь Андрей Бело­сель­ский — сын Ива­на Меньшого.
Одно из наи­бо­лее зна­чи­тель­ных собы­тий сере­ди­ны XVIII в. в Дуб­ров­ках — стро­и­тель­ство вто­ро­го, уже камен­но­го хра­ма, полу­чив­ше­го ред­кое назва­ние Духо­со­ше­ствен­ско­го, или Духов­ско­го, в честь празд­ни­ка Соше­ствия Свя­то­го Духа на апо­сто­лов, что по цер­ков­ным пред­став­ле­ни­ям зна­ме­ну­ет дату воз­ник­но­ве­ния хри­сти­ан­ской религии.
К сере­дине это­го же века, по-види­мо­му, отно­сит­ся и фор­ми­ро­ва­ние на поло­вине, при­над­ле­жав­шей вну­ку Ива­на Боль­шо­го стат­ско­му совет­ни­ку кня­зю Алек­сею Кон­стан­ти­но­ви­чу, бла­го­устро­ен­ной усадь­бы. Фун­да­мен­таль­ный кир­пич­ный гос­под­ский дом, постро­ен­ный в то вре­мя, в изме­нен­ном виде дожил до наших дней.
~ Евдо­кия Михай­лов­на Толу­бе­е­ва, дочь ланд­ра­та Миха­и­ла Авто­но­мо­ви­ча Толу­бе­е­ва. Ряд­ная на брак состав­ле­на 11 фев­ра­ля 1718 года.
князь Андрей Кон­стан­ти­но­вич Бело­сель­ский (1709,1719)
вотч.-Пошехонье-у. 2С:Конст.Ив.
княж­на Акси­нья Кон­стан­ти­нов­на Бело­сель­ская ( ?- нача­ло 1761)
вдо­ва в 1748; сест­ра кня­зя Алек­сея Кон­стан­ти­но­ви­ча Бело­сель­ско­го, кото­рый насле­до­вал после неё двор в Москве.
~ Бог­дан Ива­но­вич Лады­жен­ский (1700-е? — до февр. 1748), кол­леж­ский асес­сор (1745)
князь Алек­сей Андре­евич Бело­сель­ский (1699-13.8.1719)
уездн.двн.(1717) вотч.-Пошехонье-у. помещ.-Дмитров-у.,Кашин-у. 1С:Анд.Ив.
1719 — гар­де­ма­ри­нА­лек­сей Бело­сель­ской, сын Андрея и мате­ри Авдо­тьи, 21 года.
Из выпи­сок о посыл­ке кадет в Испа­нию ока­зы­ва­ет­ся что в Кадикс они попа­ли не пря­мо, а что до того пере­бы­ва­ли в Дании, Гол­лан­дии, Фран­ции и Вене­ции. Справ­ки сде­лан­ные в кол­ле­ги­ях Ино­стран­ных Дел и Адми­рал­тейств ука­зы­ва­ют на пере­ме­ще­ние их, отча­сти под­лин­ны­ми сло­ва­ми ука­зов и рескрип­тов Пет­ра, а частию удо­сто­ве­рен­ны­ми мор­ским началь­ством доне­се­ни­я­ми и рас­ска­за­ми дея­те­лей и оче­вид­цев о стран­стви­ях по Евро­пе рус­ской молодежи.
27го янва­ря 1716 года, госу­дарь Петр Алек­се­е­вич из С.-Петербурга высту­пил в поход в Мек­лен­бур­гию, Данию и Гол­лан­дию. Путь его лежал чрез горо­да Нарву, Ригу, Либа­ву, Дан­циг, Шве­рин и Росток, до Копен­га­ге­на. Из путе­вых писем его вели­че­ства к коман­до­вав­ше­му тогда над Рос­сий­ским фло­том и пор­та­ми гене­рал-адми­ра­лу и кава­ле­ру гра­фу Федо­ру Мат­ве­е­ви­чу Апрак­си­ну, видеть можно:
Из Дан­ци­га, под чис­лом 2-м мар­та 1716 года:»Понеже полу­чи­ли мы ведо­мость из Ита­лии что наших в Вене­ции в мор­скую служ­бу при­нять хотят; так­же ныне из Фран­ции ото­зва­лись что и там их при­мут же. Того для вели­те как наи­ско­рее в Питер­бур­хе отобрать еще из школь­ни­ков луч­ших дво­рян­ских детей, и при­везть в Ревель, и поса­дить на кораб­ли с пер­вы­ми вме­сте чтоб их всех было 60 чело­век, а имен­но во все три места: в Вене­цию, во Фран­цию и в Англию, по два­дца­ти человек.(Ежели же оные из Питер­бур­ха в Ревель ско­ро поспеть не могут, и кораб­ли преж­де их уйдут, то отправь их от Реве­ля до Риги морем, на шня­вах Диане и Ната­лье), и оттоль на кур­лянд­ских под­во­дах до Мем­ля, а от Мем­ля на наем­ных фур­ма­нах до Мек­лен­бург­ской зем­ли, где мы обре­тать­ся будем».Во испол­не­ние вто­го ука­за гене­рал-адми­рал граф Апрак­син, из Реве­ля, от 15-го мар­та, писал В Санкт-Питер­бурх к столь­ни­ку и Мор­ской Ака­де­мии дирек­то­ру гра­фу Мат­ве­е­ву чтоб он тех «школь­ни­ков» немед­лен­но выбрал из Ака­де­мии и отпра­вил в Ревель. Гра­фом Мат­ве­е­вым, 21-го того же мар­та, при имен­ном спис­ке, отправ­ле­ны из Санкт-Петер­бург­ской Ака­де­мии в Ревель сле­ду­ю­щие два­дцать чело­век:… Князь Алек­сей Белосельской,…
20.16. князь Миха­ил Андре­евич Бело­сель­ский (1702.11.11—1755.01.19)
уездн.двн.(1717) помещ.-Дмитров-у.,Пошехонье-у. вотч.-Кашин-у.,Пошехонье-у. Вице-адми­рал, кава­лер орде­на св. Алек­сандра Нев­ско­го, управ­лял Адми­рал­тейств-кол­ле­га­ей в 1745-1749 а в послед­ние годы жиз­ни был гене-рал-кригс-комис­са­ром фло­та. ~Наталия.Григ. (1711-1760) гфн.Чернышева ~~Евдокия.Ив. Ржев­ская (1693-1747) 1С:Анд.Ив.Нкфр-ча
Вице-адми­рал, кава­лер орде­на св. Алек­сандра Нев­ско­го, управ­лял Адми­рал­тейств-кол­ле­га­ей в 1745—1749 гг., а в послед­ние годы жиз­ни был гене-рал-кригс-комис­са­ром флота.
Пожа­ло­ва­ли меня в под­по­рут­чи­ки нынеш­не­го 1724 году ген­ва­ря в 1 день, то есть в новой год. Зане­мог в Москве того ж году ген­ва­ря 26 дня и лежал июня до 22 дня. А была скор­бу­ти­ка. Июля 16 дня поехал к Мар­цы­ал­ным водам1, а при­е­хал в Моск­ву июля 30 дня. Того ж году сен­тяб­ря 3 дня поехал в Питер­бурх, а при­е­хал сен­тяб­ря 23 дня.В пору­чи­ки от фло­та пожа­ло­ван в 733-м году ген­ва­ря 18 дня.В Моск­ву поехал в 734-м году в ген­ва­ре месе­це. Женил­ся июня 4 дня 1734 году на Ната­лье Гри­го­рьевне Чер­ны­ше­вой. Родил­ся сын Андрюш­ка мар­та 8 дня 1735 году. Поехал в Петер­бург в ызхо­де мар­та месяца.
Под кара­ул взят в 736-м году фев­ра­ля 24 ч<исла>. Послан в Орен­бург в том же году в июле 11-м чис­ле. В том же меся­це родил­ся сын Гриш­ка и умер.
Сего 737 года нояб­ря 21 дня попо­лу­но­чи в 5 чесов с поло­ви­ною родил­ся сын Гриш­ка дру­гой, то есть в поне­дел­ник. И умер в 738-м году в нояб­ре меся­це в 1-м числе.Всемилостивейшей Ея Импе­ра­тор­ско­го Величества3 указ воз­по­сле­до­вал, чтоб меня из Орен­бур­га выклю­чить и при­слать в вае­ную коле­гию для опре­де­ле­ния в армей­ские пол­ки. При­слан 23 ч<исла> фев­ра­ля 740 года в вече­ру. Мар­та 4 поехал из Сама­ры. В Моск­ву при­е­хал 16 ч<исла> того ж мар­та. 17 того ж К. Л. Ф. К. скон­ча­лась 4. Маия 9 из Моск­вы поеха­ли в Петер­бург. 21 того ж при­е­ха­ли. В июне меся­це 28-м ч<исле> опре­де­лен маи­о­ром в Ингер­ма­лан­ской полк. В том же году отпу­щен в годо­вой отпуск в Моск­ву. Совет­ни­ком эки­паж­ским в 740 в нояб­ре в 6 чис­ле пожа­ло­ван. В 740-м году дочь Авдо­тья роди­лась и в 741 умер­ла в нояб­ре месяце.В 742-м году в мар­те меся­це 4 чис­ла роди­лась дочь Ели­са­вет и окре­стить Ея Им. Величество5 изво­ли­ла и на рис­ки 100 чер­вон­ных все­ми­ло­сти­вей­ше пожаловала.
В 743 апре­ля 24 пожа­ло­ван я гене­рал-эки­па­жмей­сте­ром. В 743-м году родил­ся сын Васи­лий в нояб­ре 30-м чис­ле. И Ея Им. Вели­че­ство кре­стить изво­ли­ла и на рис­ки кусок што­фу и 500 чер­вон­ных, да на роди­ны 500 чер­вон­ных же пожа­ло­вать соизволила.
В 745-м году в ген­ва­ре меся­це пере­шел в новой дом жить в Питер­бур­ге. В 745-м году в июне меся­це 24-м чис­ле дочь Наташ­ка роди­лась. И Ея Им. Вели­че­ство акре­стить с Вели­ким князем6 и 4000 руб­лев все­ми­ло­сти­вей­ше пожа­ло­вать изво­ли­ла, а Его Высо­че­ство таба­кер­ку руб­лев в 300 пожаловал.И в 746-м году ген­ва­ря 1 дня сест­ра моя Марья Андре­ев­на скон­ча­лась. В 746 году в июле меся­це Ея Им. Вели­че­ство, отъ­е­жая в Ревель, все­ми­ло­сти­вей­ше изво­ли­ла при­слать 300 червонных.В 747 году июля 12 ч<исла> в 12 чесов в пол­дни в вос­кре­се­нье родил­ся сын князь Миха­ил. И кре­стил брат его князь Андрей Михай­ло­вич с княж­ною Ели­са­вет Михай­лов­ной. В том же году в авгу­сте меся­це Ея Им. Вели­че­ство жене моей бра­ли­ан­ты с парт­ре­та штатс­дам­ско­го после покой­ной тещи граф<ини> Авдо<ть>и Ива­нов­ны Чернышевой7 все­ми­ло­сти­вей­ше пожа­ло­вать изво­ли­ла. В том же году сен­тяб­ря 5 ч<исла> Ея Им. Вели­че­ство меня гене­рал-крикс-ками­са­ром все­ми­ло­сти­вей­ше пожа­ло­вать изволила.
В 748-м году фев­ра­ля 10 ч<исла> пожа­ло­ва­на мне кава­ле­рия — орден свя­тыя Анны. В том же году сен­тяб­ря 5 чис­ла все­ми­ло­сти­вей­ше от Ея Им. Вели­че­ства пожа­ло­ва­на мне кава­ле­рия — орден свя­та­го Алек­сандра. Я еще тогда был болен. И учи­нен пер­вым тогда всех в тот день пожа­ло­ван­ных кава­ле­ров. В том же году октяб­ря 5 ч<исла> роди­лась у меня дочь княж­на Авдо­тья в 6 часов попо­лу­дни. Кре­сти­ли князь Андрей и княж­на Ели­са­вет, брат ея и сест­ра. В 748-м году в декаб­ре меся­це по имян­но­му ука­зу поеха­ли в Моск­ву и при­е­ха­ли 27 ч<исла> декаб­ря ж.
В 1749-м году в ыюне меся­це Ея Им. Вели­че­ство из асоб­ли­вой мило­сти сына мое­го князь Андрея все­ми­ло­сти­вей­ше… В 1751-м году в ыюне меся­це сын мой, князь Андрей по линии все­ми­ло­сти­вей­ше пожа­ло­ван в тот же Пре­об­ра­жен­ской полк под­по­ру­чи­ком. В 752-м году в ыюле меся­це 21 ч<исла> он же по имен­но­му ука­зу поехал в Англию для обу­че­ния и изправ­ле­ния мини­стер­ских дел. В 752-м году мар­та 12 дня родил­ся сын князь Алек­сандр ночью на чет­верг в 3 чеса попо­лу­но­чи. В том же году декаб­ря 25 дня при­е­хал я по имян­но­му ука­зу и с фами­лею моею в Москву.
В 753 году декаб­ря 18 ч<исла> сын мой князь Андрей пожа­ло­ван по линии в адъ­ютан­ты в том же Пре­об­ра­жен­ском полку.
В 754-м году 26 чис­ла фев­ра­ля роди­лась дочь княж­на Марья в 4 часа попо­лу­но­чи в суб­о­ту в день свя­та­го Порфирия.
***
Писал оное сво­ею рукою князь Миха­и­ла Анд­ри­ич Бело­сел­ской. А скон­чал­ся 1755 году в ген­ва­ре 19 дня по утру в 8 чесу чехот­ною. И погре­бен в Нев­ском мона­сти­ре, а писа­ла я жена ево К<нягиня> Н<аталья> Бело­сел­ская. Та го ж году мар­та 22 дня пожа­ло­ва­на дочь наша кнеж­на Ели­са­ве­та во фрей­ле­ны ка два­ру Ея Вели­че­ства импе­ра­три­це Ели­са­вет Петровне.
Бело­сель­ский Миха­ил Андре­евич (1702—1755) — вице-адми­рал и гене­рал-криг­ско­мис­сар флота.
На служ­бе с 1717 г. гар­де­ма­ри­ном. В 1736 г. был при­вле­чен тай­ной кан­це­ля­ри­ей к дозна­нию и сослан в Орен­бург на веч­ное посе­ле­ние. Но его рабо­та по построй­ке судов поз­во­ли­ла В.Н. Тати­ще­ву обра­тить­ся с хода­тай­ством о поми­ло­ва­нии. В 1739 г. ста­но­вит­ся май­о­ром, а в 1740 г. назна­ча­ет­ся совет­ни­ком эки­паж­ной экс­пе­ди­ции с ран­гом пол­ков­ни­ка и воз­вра­ща­ет­ся в Петербург.
За дея­тель­ность в пери­од гене­рал-криг­ске­мис­сар­ства (1747—1749 гг.) награж­ден орде­ном Алек­сандра Нев­ско­го (1748 г.).
князь (из Бело­зер­ской вет­ви Ростов­ской дина­стии Рюри­ко­ви­чей), вице-адми­рал и гене­рал-криг­ско­мис­сар фло­та. Сын столь­ни­ка кня­зя Андрея Ива­но­ви­ча. Родил­ся 1 нояб­ря 1702 года и в 1717 году посту­пил на служ­бу во флот гар­де­ма­ри­ном. Став с юных лет извест­ным Импе­ра­то­ру Пет­ру Вели­ко­му и при­об­ре­тя его дове­рие, князь Бело­сель­ский еще в чине гар­де­ма­ри­на неод­но­крат­но полу­чал от него раз­лич­ные пору­че­ния и по его ука­за­ни­ям отправ­лял­ся не толь­ко внутрь Рос­сии, но и за гра­ни­цу. В 1719 году, нахо­дясь на кораб­ле «Эспе­ранс», он ходил в пла­ва­ние в Любек. 2 мар­та 1721 года был про­из­ве­ден в мич­ма­ны, а 10 янва­ря 1724 года — в унтер-лейтенанты.
В 1725 году он про­хо­дил служ­бу на флаг­ман­ском кораб­ле «Свя­той Алек­сандр», а в 1732 году, коман­дуя яхтой «Ели­за­бет», пла­вал в Крон­штадт с китай­ским послом, 18 янва­ря 1733 года был зачис­лен в лей­те­нан­ты май­ор­ско­го ран­га. В 1736 году он был вовле­чён в дело, зна­чи­тель­но повли­яв­шее на его даль­ней­шую карье­ру. Неиз­вест­но по какой при­чине Тай­ная кан­це­ля­рия при­влек­ла его к дозна­нию и 19 июля за «неко­то­рое дело» сослан в Орен­бург «на веч­ное житие» с назна­че­ни­ем нахо­дить­ся там при построй­ке судов, а так­же при водя­ной и мор­ской экс­пе­ди­ции, вме­сте с этим его исклю­чи­ли из спис­ков фло­та. В 1737 году Бело­сель­ский участ­во­вал при при­е­ме при­ез­жав­ше­го в Орен­бург Абул­ха­ир хана. При­сут­ствуя в Орен­бург­ской кан­це­ля­рии и комис­сии, князь Бело­сель­ский успел заслу­жить пол­ное дове­рие началь­ни­ка, тай­но­го совет­ни­ка В. Н. Тати­ще­ва, и, бла­го­да­ря его хло­по­там и пред­став­ле­ни­ям в Петер­бург, в 1739 году был про­из­ве­ден в май­о­ры Ингер­ман­ланд­ско­го пол­ка, а 3 нояб­ря 1740 года назна­чен совет­ни­ком Эки­па­же­ской Экс­пе­ди­ции с ран­гом пол­ков­ни­ка и воз­вра­щен в Петербург.
24 апре­ля 1743 года после смер­ти гене­рал-эки­па­жмей­сте­ра и чле­на кол­ле­гии К. Н. Зото­ва, Бело­сель­ский был назна­чен на его место, а в сле­ду­ю­щем, 1744 году, по слу­чаю уволь­не­ния за гра­ни­цу пре­зи­ден­та Мор­ской Кол­ле­гии гра­фа Голо­ви­на, ему было пору­че­но делать докла­ды Госу­да­рыне по делам фло­та, хотя он был млад­шим из членов.
5 сен­тяб­ря 1747 года князь Бело­сель­ский был пожа­ло­ван в гене­рал-криг­ско­мис­са­ры с назна­че­ни­ем при­сут­ство­вать в Адми­рал­тейств-кол­ле­гии. С этим зва­ни­ем был сопря­жен и чин вице-адми­ра­ла. Из рас­по­ря­же­ний кня­зя Бело­сель­ско­го в зва­нии гене­рал-криг­ско­мис­са­ра извест­ны: запре­ще­ние флот­ским чинам ходить в кара­ул и дру­гие долж­но­сти в пар­ти­ку­ляр­ной одеж­де и вве­де­ние в фло­те бело­го мундира.
10 фев­ра­ля 1747 года он был награж­ден орде­ном Свя­той Анны I сте­пе­ни, а 5 сен­тяб­ря 1748 года полу­чил орден Свя­то­го Алек­сандра Нев­ско­го. В том же году он сопро­вож­дал Импе­ра­три­цу Ели­за­ве­ту Пет­ров­ну в Моск­ву, состоя при ней доклад­чи­ком по делам мор­ско­го ведомства.
В мае 1749 года, по неиз­вест­ной при­чине, князь Бело­сель­ский полу­чил пове­ле­ние сдать все дела адми­ра­лу кня­зю М. М. Голи­цы­ну и был осво­бож­ден от засе­да­ний в Адми­рал­тейств-кол­ле­гии. Несмот­ря на это, он в 1752 году сно­ва сопро­вож­дал Импе­ра­три­цу в Моск­ву и делал ей докла­ды по мор­ским делам.
Был женат на Ната­лье Гри­го­рьевне Чер­ны­ше­вой (1711—1760), сест­ре гене­рал-фельд­мар­ша­ла гра­фа Заха­ра Гри­го­рье­ви­ча Чер­ны­ше­ва. У него было 3 доче­ри и 3 сына, из них Андрей — камер­гер и Алек­сандр — обер-шенк.
Вер­нув­шись в Петер­бург, Бело­сель­ский зане­мог и 19 янва­ря 1755 года скон­чал­ся. Погре­бен в Алек­сан­дро-Нев­ской лавре.
~ Аки­ли­на Ива­нов­на Бол­ти­на (-12.12.1730)
~ гр. Ната­лья Гри­го­рьев­на Чер­ны­ше­ва (1711.04.05—1760.12.11), дочь Гри­го­рия Пет­ро­ви­ча Чер­ны­шё­ва (1670-1745) и Евдо­кии Ива­нов­ны Ржев­ской (1693-1747), скон­ча­лась в 1760 году декаб­ря 31 дня вече­ру в 8 чесов, 49-ти лет. Поло­же­на в Нев­ском монастыре.
[А.А. Гри­го­рьев, В.И. Гасу­мя­нов. Исто­рия госу­дар­ствен­ных резер­вов Рос­сии (с IX века по 1917 год). 2003.]

княж­на Мария Андре­ев­на Белосельская
~ 1) Федор Яко­вле­вич Ржев­ский (1680-е-ум. конец 1710-х), адъютант.

~ 2) (брак с 19.03.1722 г.) Иван Михай­ло­вич Пле­ще­ев (? — после 1722), сол­дат лейб-гв. Семе­нов­ско­го пол­ка (1718); уезд­ный дво­ря­нин, вот­чи­ны в Суз­даль­ском у., Ста­ро­дуб­ском у.(1-я жена Евдо­кия Сав­виш­на N (? — ум. после 1719)

28 коле­но
княж­на Евдо­кия Андре­ев­на Бело­сель­ская (1720?)
Д:Анд.Конст.
~ Гри­го­рий Михай­ло­вич Коробьин
княж­на Мария Андре­ев­на Бело­сель­ская (ок.1740-?)
дочь кн. Андрея Кон­стан­ти­но­ви­ча Белосельского
~ М. с ок.1757 Нико­лай Пет­ро­вич Обо­лен­ский (1728-п.1796)
21.19. князь Иван Алек­се­е­вич Бело­сель­ский (?-1785†с.Дубровки Дмит­ров, у. Моск.)
Вышел в отстав­ку капи­та­ном. У него были толь­ко две доче­ри, и, таким обра­зом, он ока­зал­ся послед­ним пред­ста­ви­те­лем стар­шей линии кня­зей Белосельских.
К кон­цу XVIII в. А. М. Бело­сель­ский — Бело­зер­ский пере­ста­ет быть при­част­ным к Дуб­ров­кам и, види­мо, про­да­ет при­над­ле­жа­щую ему часть села сво­им совла­дель­цам — род­ствен­ни­кам. Похо­ро­нен он в Петер­бур­ге в Алек­сан­дро-Нев­ской лавре.
Пред­ста­ви­те­ли дру­гой вет­ви кня­зей Бело­сель­ских про­дол­жа­ли вла­деть сво­ей поло­ви­ной Дуб­ро­вок несколь­ко доль­ше. После Алек­сея Кон­стан­ти­но­ви­ча она ста­ла соб­ствен­но­стью и, види­мо, люби­мым место­пре­бы­ва­ни­ем его сына секунд-май­о­ра в отстав­ке Ива­на Алек­се­е­ви­ча, кото­рый был в 1785 г. и похо­ро­нен в Дуб­ров­ках в скле­пе близ ста­рой церк­ви Ильи Про­ро­ка. К 90-м годам име­ние все цели­ком было в одних руках: при­над­ле­жа­ло доче­ри И. А. Бело­сель­ско­го Вар­ва­ре Нарыш­ки­ной, кото­рая в 1805 г. про­да­ла его фрей­лине А. Е. Каш­ки­ной. На этом почти двух­ве­ко­вая исто­рия вла­де­ния Дуб­ров­ка­ми кня­зья­ми Бело­сель­ски­ми закончилась.
22.20. князь Андрей Михай­ло­вич Бело­сель­ский (8.03.1735-1779)
Дей­стви­тель­ный камер­гер. Сын вице-адми­ра­ла, гене­рал-кригс-комис­са­ра фло­та Миха­и­ла Андре­еви­ча Бело­сель­ско­го (1702—1755) от пер­во­го бра­ка его с Аку­ли­ной Михай­лов­ной Бол­ти­ной. Пле­мян­ник И.Г. Чер­ны­шё­ва и П.Г. Чер­ны­шё­ва. Запи­сан­ный с малых лет в воен­ную служ­бу, он в 1749 из пол­ко­вых сер­жан­тов посту­пил в Пре­об­ра­жен­ский полк. Здесь про­тек­ла вся его воен­ная служ­ба и в 1760, в чине капи­тан-пору­чи­ка, он был пере­ве­ден в армию с про­из­вод­ством в пол­ков­ни­ки и с назна­че­ни­ем состо­ять при фран­цуз­ском дво­ре. Всту­пив на дипло­ма­ти­че­ское попри­ще, закон­чил свою карье­ру рус­ским послан­ни­ком в Дрез­дене, где и скон­чал­ся. В Дрез­дене его сме­нил брат А.М. Белосельский-Белозерский.
Князь один из геро­ев исто­рии, свя­зан­ной с вос­по­ми­на­ни­ем А.Н. Ради­ще­ва о годах сво­ей юно­сти, про­ве­ден­ных в Лейп­ци­ге вме­сте с Пет­ром Чели­ще­вым, Андре­ем Руба­нов­ским, Сер­ге­ем Яно­вым, Алек­се­ем Куту­зо­вым, Алек­сан­дром Рим­ским-Кор­са­ко­вым, Несвит­ским, Тру­бец­ким, Зино­вье­вым, Наса­ки­ным, Федо­ром Уша­ко­вым и его бра­том Миха­и­лом, опи­сан­ной в «Житии Федо­ра Васи­лье­ви­ча Уша­ко­ва». В 1766 г. моло­дые люди были посла­ны Ека­те­ри­ной в Евро­пу, что­бы полу­чить там обра­зо­ва­ние в Лейп­циг­ском уни­вер­си­те­те. Груп­пу моло­дых сту­ден­тов опе­кал май­ор Бокум, посто­ян­но сокра­щав­ший рас­хо­ды на их содер­жа­ние в свою поль­зу. Ради­щев пишет о серьез­ном кон­флик­те с их настав­ни­ком, про­ис­шед­шем в 1771 г., заста­вив­шим моло­дых дво­рян взбун­то­вать­ся. Бокум поса­дил их под арест и соби­рал­ся отдать под суд. Пер­спек­ти­вы были настоль­ко мрач­ные, что, как пишет Ради­щев, «мно­гие из нас наме­ре­ние поло­жи­ли оста­вить тай­но Лейп­циг, про­брать­ся в Гол­лан­дию или Англию, а отту­да, сыс­кав слу­чай, ехать в Ост-Индию или Америку»[3]. Впро­чем, все устро­и­лось. Гла­ва дипло­ма­ти­че­ской мис­сии в Дрез­дене, «наш министр» осво­бо­дил несчаст­ных заклю­чен­ных сво­ей вла­стью. «Министр, при­е­хав в Лейп­циг, нас с Боку­мом поми­рил, и с того вре­ме­ни жили мы с ним почти как ему непод­власт­ные; он рачил о сво­ем кар­мане, а мы жили на воле и не вида­ли его меся­ца по два». Вот этим-то спа­си­те­лем Ради­ще­ва и его това­ри­щей и был Андрей Михай­ло­вич Бело­сель­ский, слу­жив­ший в то вре­мя в Лейпциге.
Во Фран­ции до Вели­кой рево­лю­ции 1789 года суще­ство­вал сред­не­ве­ко­вый обы­чай: король имел пра­во при­сва­и­вать себе наслед­ство после ино­стран­ца, умер­ше­го на фран­цуз­ской зем­ле. Это пра­во назы­ва­лось droit d,aubaine (от латин­ско­го «ино­стра­нец»). В Рос­сии нико­гда не бес­по­ко­и­лись об этом пра­ве, пока оно не кос­ну­лось дви­жи­мой соб­ствен­но­сти кня­зя Андрея Михай­ло­ви­ча Бело­сель­ско­го-Бело­зер­ско­го , наше­го послан­ни­ка в Дрез­дене. О нем в отли­чие от его зна­ме­ни­то­го стар­ше­го бра­та кня­зя Алек­сандра Михай­ло­ви­ча изве­стий почти не сохра­ни­лось. По неко­то­рым све­де­ни­ям, князь умер вдов­цом, не имея детей. В Рос­сии кня­зя Бело­сель­ско­го дол­го счи­та­ли про­пав­шим без вести, а к вдо­ве его бра­та вре­мя от вре­ме­ни обра­ща­лись про­хо­дим­цы с уве­ре­ни­я­ми, буд­то князь жив и, разу­ме­ет­ся, с тре­бо­ва­ни­ем денег. Эти таин­ствен­ные слу­хи побу­ди­ли его вну­ча­тую пле­мян­ни­цу кня­ги­ню Ели­за­ве­ту Тру­бец­кую обра­тить­ся за разъ­яс­не­ни­я­ми во фран­цуз­ское мини­стер­ство ино­стран­ных дел. Вско­ре кня­ги­ня полу­чи­ла от гер­цо­га Дека­за спи­сок бумаг, каса­ю­щих­ся наслед­ства кня­зя Бело­сель­ско­го . Ока­за­лось, что князь уже три года как скон­чал­ся. Судя по доку­мен­там, Андрей Михай­ло­вич умер 28 янва­ря 1776 года во Фран­ции, по доро­ге в Мар­сель… В руках кня­ги­ни ока­за­лись и бума­ги, кото­рые ее взвол­но­ва­ли осо­бо: соглас­но ста­рин­но­му коро­лев­ско­му пра­ву, иму­ще­ство кня­зя Бело­сель­ско­го-Бело­зер­ско­го отхо­ди­ло в каз­ну Людо­ви­ка XVI. Кня­ги­ня тут же под­клю­чи­ла к это­му делу вли­я­тель­но­го гра­фа Н. И. Пани­на, кото­рый напи­сал рус­ско­му послан­ни­ку в Пари­же Баря­тин­ско­му сле­ду­ю­щее пись­мо: «Мы полу­чи­ли изве­стие из Мар­се­ля, что там наме­ре­ва­ют­ся рас­пе­ча­тать пожит­ки покой­но­го кня­зя Бело­сель­ско­го и под­верг­нуть их дей­ствию пра­ва, извест­но­го во Фран­ции под име­нем пра­ва на иму­ще­ство умер­ше­го ино­стран­ца…». Далее Панин сооб­щал послан­ни­ку, что импе­ра­три­ца Ека­те­ри­на II жела­ет, что­бы тот насто­ял «на изъ­я­тии она­го иму­ще­ства от при­ме­не­ния выше­озна­чен­но­го пра­ва, сослав­шись на пра­ва, кото­рые вза­им­но соблю­да­ют­ся госу­да­ря­ми по отно­ше­нию к упол­но­мо­чен­ным от них лицам; князь же Бело­зер­ский не пере­ста­вал быть пред­ста­ви­те­лем Импе­ра­три­цы при Дрез­ден­ском дво­ре. Он полу­чил толь­ко поз­во­ле­ние отлу­чить­ся от сво­е­го места и про­дол­жать быть мини­стром Ея Импе­ра­тор­ско­го Вели­че­ства, а не част­ным лицом путе­ше­ству­ю­щим по Фран­ции». Граф так­же выра­зил надеж­ду, что, учи­ты­вая «доб­рое согла­сие меж­ду дво­ра­ми», фран­цуз­ское мини­стер­ство вер­нет кон­фис­ко­ван­ное иму­ще­ство покой­но­го кня­зя. Тяж­ба за иму­ще­ство Бело­сель­ско­го-Бело­зер­ско­го рас­тя­ну­лась на целых три года и озна­ме­но­ва­лась дли­тель­ной пере­пиской меж­ду рус­ским и фран­цуз­ским мини­стер­ства­ми. Побе­ди­ло наше упор­ство: Людо­вик XVI отка­зал­ся от «рус­ско­го наслед­ства» и велел толь­ко взыс­кать десять про­цен­тов в поль­зу дело­про­из­во­ди­те­лей и юристов.
Име­ния: Мали­но, село Коло­мен­ско­го уез­да, Малин­ской воло­сти, вла­де­ние камер юнке­ра, кня­зя Андрея Михай­ло­ви­ча Бело­сель­ско­го, жены Анны Федо­ров­ны, меже­вал 1 мая 1769 г. Вак­сель. Паш­ня 1290д 990с, лес стро­е­вой и мел­кая поросль 47д 2026с, сен­ной покос 95д 2300с, селе­ние 51д 1900с, цер­ковь и клад­би­ще 600с, доро­ги 17д 1500с, реч. 7д 600с, все­го 1511д 316с, душ в селе Малине 320, в селе Копье­ве 24, в дерев­нях: Мор­си­но 146, Хари­но 166, Стре­лец­кое Поле 72. Шифр М-25к. [В-11]; Кля­сов­ка, село Коло­мен­ско­го уез­да, Канев­ско­го ста­на, вла­де­ние камер юнке­ра, кня­зя Андрея Михай­ло­ви­ча Бело­сель­ско­го жены Анны Федо­ров­ны, меже­вал 11 авгу­ста 1769 г. Вак­сель. Паш­ня 1501д 1994с, лес стро­е­вой и дро­вя­ной 1563д 2080с, сен­ной покос 105д 240с, селе­ние 26д 1010с, селе­ние свя­щен­но слу­жи­те­лей 884с, цер­ковь и клад­би­ще 400с, доро­ги 6д 600с, бол.дорога 48д 300с, реч. 7д 900с, все­го 3252д 1208с, душ в селе 230, по дерев­ням: Мур­зи­на 25, Почин­ки 45.
~ жена Анна Федо­ров­на Нау­мо­ва (1740-1796), отец Нау­мов Федор Васи­лье­вич (1692—1757 или 1760]), дей­стви­тель­ный тай­ный совет­ник, сена­тор. Ско­ро раз­ве­лись и детей не име­ли. Но у нее был сын Иппо­лит Пет­ро­вич Пет­ров­ский (*1796 + 1875) от П.М.САМАРИНА и вдо­вы А.Ф.БЕЛОСЕЛЬСКОЙ. Запи­сан в чис­ло орлов­ских дво­рян. Кон­но­за­вод­чик. С 1818 слу­жил в лейб-гвар­дии Улан­ском пол­ку. С 1828 в отставке.

Вла­де­ла име­ни­я­ми: Мос­ков­ская губ., Коло­мен­ский у.: Кия­сов­ка, Мали­но, с. Покров­ское, (до 1774 г.)[2];
с. Спас­ское, с. Сит­ня, Щел­ка­нов­ка тож, (Совла­дель­цы: Кро­по­тов Миха­ил Пет­ро­вич, Ната­льи­на Ксе­ния Логги­нов­на, Кусто­ва Ксе­ния Пет­ров­на, Каве­ри­на Фек­ла Ива­нов­на, Хомя­ков Федор Сте­па­но­вич, Чири­ков Нико­лай Андре­евич, Зубо­ва Алек­сандра Пет­ров­на, Воро­нин Иван Илла­ри­о­но­вич) (на 1770 г.) [3]; сц. Вас­ко­во, (Совла­дель­цы: Авду­лов Андрей Афа­на­сье­вич, Авду­лов Иван Андре­евич, Авду­лов Федор Андре­евич, Тер­нов­ский Васи­лий Ива­но­вич, Кон­стан­ти­нов Андрей Семе­но­вич (Костен­ти­нов), Авду­ло­ва Ксе­ния Арте­мьев­на, Арме­ни­ко­ва Гли­ке­рия Ива­нов­на, Наши­е­ва Ната­лия Ники­тич­на, Теле­гин Сте­пан Наза­ро­вич) (на 1770 г.)[4]; сц. Вер­хов­ля­ни (Совла­дель­цы: Авду­лов Андрей Афа­на­сье­вич, Авду­лов Иван Андре­евич, Авду­лов Федор Андре­евич, Кон­стан­ти­нов Андрей Семе­но­вич (Костен­ти­нов), Авду­ло­ва Ксе­ния Арте­мьев­на, Арме­ни­ко­ва Гли­ке­рия Ива­нов­на, Теле­гин Сте­пан Наза­ро­вич) (на 1770 г.) [4]; сц. Ляхо­во, Коломенский/Никитский у., ; сц. Марьин­ки (Совла­дель­цы: Авду­лов Иван Андре­евич, Авду­лов Федор Андре­евич, Теле­гин Сте­пан Наза­ро­вич, Игна­тьев Иван Ива­но­вич, Кон­стан­ти­нов (?) Андрей Семенович,Терновский Васи­лий Ива­но­вич, Арме­ни­ков Петр Ива­но­вич, Авду­ло­ва Ксе­ния Арте­мьев­на, Стра­хо­ва Сте­па­ни­да Артемьевна)[6];
д. Нефе­дье­ва, Коломенский/Серпуховский у., Мос­ков­ская губ. (Совла­дель­цы: Тати­щев Яков Афа­на­сье­вич, кн. Вол­кон­ская Софья Семе­нов­на, гр. Шере­ме­те­ва Фети­нья Яко­влев­на, Бутур­лин Дмит­рий Ива­но­вич, княж­на Голи­цы­на Татья­на Васи­льев­на) [7]; д. Виту­но­ва, Коломенский/Никитский у., Мос­ков­ская губ. (Совла­дель­цы: Манс­уров Нико­лай Мак­си­мо­вич, кн. Дол­го­ру­ков Алек­сандр Сер­ге­е­вич, Писа­рев Васи­лий Алек­се­е­вич, Полу­ек­тов Дмит­рий Бори­со­вич, Полу­ек­тов Вла­ди­мир Борисович[8]; пустошь Лах­ти­но, Коломенский/Серпуховский у., Мос­ков­ская губ. (Совла­дель­цы: Мар­ков Андрей Федо­ро­вич, Михай­ло­ва Ана­ста­сия Гав­ри­лов­на) (на 1769 г.) [9]; пустошь Толок­не­е­ва, Коломенский/Бронницкий у., Мос­ков­ская губ. (Совла­дель­цы: кн. Вол­кон­ская Софья Семе­нов­на, гр. Шере­ме­те­ва Фети­нья Яко­влев­на, Бутур­лин Дмит­рий Ива­но­вич, княж­на Голи­цы­на Татья­на Васи­льев­на, кн. Голи­цы­на Ека­те­ри­на Федо­ров­на) [10].
Мос­ков­ская губ., Мос­ков­ский у.: с. Пет­ров­ское, Московский/Воскресенский у., Мос­ков­ская губ. (Совла­де­лец: кн. Лоба­нов-Ростов­ский Иван Иванович[6]; с. Рас­ту­но­во, Московский/Никитский у., Мос­ков­ская губ. (Совла­дель­цы: Загряж­ский Нико­лай Арте­мье­вич, Деми­дов Про­ко­фий Акин­фи­е­вич, Деми­дов Амос Про­ко­фье­вич, Щепо­тьев Нико­лай Алек­се­е­вич, Полу­ек­то­ва Ека­те­ри­на Ива­нов­на, Полу­ек­тов Вла­ди­мир Бори­со­вич, Полу­ек­тов Дмит­рий Бори­со­вич) [11]; полу­пу­стошь Горяч­ки­но, Московский/Серпуховский у., Мос­ков­ская губ. (Совла­дель­цы: Загряж­ский Нико­лай Арте­мье­вич, Нау­мов Нико­лай Алексеевич)[12]. Мос­ков­ская губ., Можай­ский у.: сц. Новое, Можай­ский у., Мос­ков­ская губ. (Колоц­ко­го ста­на) (Совла­дель­цы: Усов Алек­сандр Ники­тич, Усов Гри­го­рий Яко­вле­вич, Усов Алек­сандр Дани­ло­вич) [13]. Мос­ков­ская губ., Сер­пу­хов­ский у.: пустошь Обу­хо­во, Сер­пу­хов­ский у., Мос­ков­ская губ. (Совла­дель­цы: Скор­ня­ков-Писа­рев Алек­сандр Пет­ро­вич, Ната­льи­на Ксе­ния Логги­нов­на, Жун­ко­ва Ксе­ния Пет­ров­на, Каве­ри­на Фек­ла Львов­на) (на 1770 г.) [14]; пустошь Оль­хово, Сер­пу­хов­ский у., Мос­ков­ская губ. (Совла­дель­цы: Скор­ня­ков-Писа­рев Алек­сандр Пет­ро­вич, Ната­льи­на Ксе­ния Логги­нов­на, Жун­ко­ва Ксе­ния Пет­ров­на, Каве­ри­на Фек­ла Львов­на) (на 1770 г.)[14]. Туль­ская губ., Венев­ский у.: сц. Ску­ра­то­во, Кош­ки­но тож, Венев­ский у., Туль­ская губ. (Совла­дель­цы: Янь­ко­ва Анна Ива­нов­на, Афа­на­сьев Иона Афа­на­сье­вич, Бары­ков Иван Алек­се­е­вич, Филип­по­ва Мария Михай­лов­на, Кро­по­тов Федор Минич, Исле­ньев Мар­тын Дани­ло­вич, Абра­мо­ва Мат­ре­на Ива­нов­на и Абра­мов Тро­фим Ива­но­вич, Акин­фи­ев Гав­ри­ил, Акин­фи­ев Иван, Акин­фи­ев Захар, Михай­лов Иван, Семе­нов Арта­мон, Лав­рен­тьев Петр, Лав­рен­тьев Иван, Боро­дав­кин Дани­ил Иевле­вич, Тати­щев Нико­лай Андре­евич, Тати­щев Миха­ил Андре­евич, Прас­ко­вья Мат­ве­ев­но Ак..ова (?), Нем­чи­но­ва Прас­ко­вья Михай­лов­на, Кора­хо­хи­на София Ива­нов­на, Фусто­ва Прас­ко­вья Ива­нов­на, Зуев Иван Бог­да­но­вич, Зуев Федор Тихо­но­вич, Стра­хо­ва Анна Гри­го­рьев­на, Фек­ла Терен­тье­ва дочь Сту.. (?), …., одно­дво­рец (?))[15].
б/д

24 князь Алек­сандр Михай­ло­вич Бело­сель­ский (1752-1809)
Был так­же, как и брат, послан­ни­ком в Дрез­дене, затем в Турине. Павел I про­из­вел его в родо­вые коман­до­ры орде­на св. Иоан­на Иеру­са­лим­ско­го. В цар­ство­ва­ние Алек­сандра I был назна­чен обер-шен­ком. Он сла­вил­ся умом и обра­зо­ван­но­стью и был в дру­же­ских отно­ше­ни­ях почти со все­ми писа­те­ля­ми сво­е­го времени.
— обер-шенк, дей­стви­тель­ный тай­ный совет­ник, сена­тор, член Рос­сий­ской Ака­де­мии, писа­тель; млад­ший из трех сыно­вей гене­рал-криг­ско­мис­са­ра Миха­и­ла Андре­еви­ча Бело­сель­ско­го от вто­ро­го бра­ка его с гра­фи­ней Ната­льей Гри­го­рьев­ной Чер­ны­ше­вой, род. в 1752 г. Бело­сель­ский Алек­сандр Михай­ло­вич, кн., 1769 — вице-вах­мистр лейб-гвар­дии Кон. пол­ка 1 янва­ря 1771 г. из вах­мист­ров кон­ной гвар­дии был про­из­ве­ден в кор­не­ты, а 21 апре­ля того же года пере­ве­ден пра­пор­щи­ком в Измай­лов­ский полк. 1773 — под­по­ру­чик лейб-гвар­дии Измайл. пол­ка В 1779 г., в зва­нии камер-юнке­ра, он был назна­чен рус­ским послан­ни­ком в Дрез­ден вме­сто умер­ше­го бра­та сво­е­го, кн. Андрея Михай­ло­ви­ча. В 1789 г. он был пере­ве­ден на ту же долж­ность в Турин, где и оста­вал­ся до 1793 г. В цар­ство­ва­ние Импе­ра­то­ра Пав­ла І кн. Бело­сель­ско­му было раз­ре­ше­но, 27 фев­ра­ля 1799 г., при­ба­вить к сво­ей фами­лии про­зва­ние «Бело­зер­ский» и писать­ся впредь с нис­хо­дя­щим потом­ством кн. Бело­сель­ским-Бело­зер­ским. Про­ве­дя всю осталь­ную свою жизнь в Рос­сии, пре­иму­ще­ствен­но в Петер­бур­ге, кн. Алек­сандр Михай­ло­вич в цар­ство­ва­ние Алек­сандра І полу­чил зва­ние обер-шен­ка и орден Св. Алек­сандра Нев­ско­го. Кн. Бело­сель­ский был избран в почет­ные чле­ны Имп. Ака­де­мии Наук и Ака­де­мии Худо­жеств, а 3 нояб­ря 1800 г. Рос­сий­ская Ака­де­мия избра­ла его в свои дей­стви­тель­ные чле­ны. Кро­ме это­го, князь был чле­ном Болон­ско­го Инсти­ту­та, Нан­сий­ской Ака­де­мии Сло­вес­но­сти и Кас­сель­ской Ака­де­мии Древ­но­стей. Неза­дол­го до смер­ти он был избран (1 сен­тяб­ря 1809 г.) Петер­бург­ской Ака­де­ми­ей Худо­жеств в почет­ные люби­те­ли; скон­чал­ся 26 декаб­ря 1809 г.
Кн. Бело­сель­ский-Бело­зер­ский, подоб­но мно­гим вель­мо­жам тогдаш­не­го вре­ме­ни, любил изящ­ные худо­же­ства и осо­бен­но живо­пись. Он с увле­че­ни­ем соби­рал в сво­ей кар­тин­ной гале­рее луч­шие про­из­ве­де­ния худож­ни­ков и, меж­ду про­чим, вывез из-за гра­ни­цы мно­го кар­тин, при­об­ре­тен­ных им там за высо­кую цену. Кн. Бело­сель­ский зани­мал­ся так­же лите­ра­ту­рой и мно­го писал, пре­иму­ще­ствен­но, на фран­цуз­ском язы­ке. Из сочи­не­ний его извест­ны. «De la musique en Italie». Par le prince de Bèlaselsky, de l’institut de Bologne. А la Haye 1778 г.; — Circé. Cantate. L’avertissement par l’auteur de la musique en Italie М. le P. B. Dresden. 1787 г.; — «Poésies françaises d’un Prince étranger». Epître aux François aux Anglais et aux Républicains de Saint-Marin (pub. par Marmontel), Paris, 1789 г.; — Dianyologie ou tableau philosophique de l’entendement. А Dresde 1789. Londres 1791; — Epître aux français Pétersbourg 1802; — «Олинь­ка, или Пер­во­на­чаль­ная любовь». Село Ясное, 1796 г.
~ 1) Вар­ва­ра Яко­влев­на Татищева,В быт­ность нашу в Москве брат женил­ся на Вар­ва­ре Яко­влевне Тати­ще­вой 1786 ген­ва­ря 28. 1792 году 14 нояб­ря скон­ча­лась невес­ка моя кне­ги­ня Вар­ва­ра Яко­влев­на в Тюрине, где был брат мой мини­стром. И оста­лось 3 доче­ри — Марья, Зене­ида и Наталья.
~ 2) Анна Гри­го­рьев­на Козиц­кая (1767—1846)
1795 году 2 сен­тяб­ря брат женил­ся на Анне Гри­го­рьевне Казиц­кой в Москве. 19 апре­ля при­е­ха­ли в Тюрин. Тут скан­ча­лась жена бра­та К<нязя> Алек­сандра Миха­и­лы­ча Бела­сел­ска­го кне­иня Вар­ва­ра Яко­влев­на. Он был в Тюрине мини­стром. Зде­лал еи моню­мент мра­мор­ной. Пред­став­ля­ет над гроб­ни­цей повеше<а> с баре­ле­вы бол­шая шта­туя. Пред­став­ля­ет бра­та и 3 девоч­ки око­ло. Ета ее дети пла­чут — Madelena, Zeneide et Natalie. Я с огар­че­нем виде­ла. Пред­ста­ви­ла любез­на­го брат­ца в евта вре­мя. Как он был агор­чен. Но бла­го­да­рю Бога. Он после 5 лет женил­ся на Анне Гри­го­рьевне Козиц­кой, с кото­рой име­ет сына Espera и двух доче­рей — Кате­ри­ну и Лизавету52. Вся наша семья раду­ет­ца, что ему Бог дал сына, в кото­ром наде­ем­ся, что со сла­вою воста­но­вит рот кня­зей Беласелских.
[«Спра­воч­ный Энцик­ло­пе­ди­че­ский сло­варь» изд. К. Крайя, т. II, СПб., 1849, стр. 542. — Кн. П. В. Дол­го­ру­кий, «Рос­сий­ская родо­слов­ная кни­га». — «Сло­варь мит­ро­по­ли­та Евге­ния». — Ген­на­ди, «Спра­воч­ный сло­варь рус­ских писа­те­лей и уче­ных, умер­ших в XVIII и XIX ст., и спи­сок рус­ских книг с 1725 по 1825 г.», стр. 125. — С. А. Вен­ге­ров, «Рус­ские кни­ги с био­гра­фи­че­ски­ми дан­ны­ми об авто­рах и пере­вод­чи­ках». Вып. XXX, стр. 434. — «Пол­ный спи­сок шефов, пол­ко­вых коман­ди­ров и офи­це­ров л.-гв. Кон­но­го пол­ка с 1731 по 1886 г.», СПб., 1886 года, стр. 79.]
князь Васи­лий Михай­ло­вич Бело­сель­ский (30.11.1743-1758)
Сын к<нязь> Васи­лей по имян­но­му ука­зу напи­сан в рерта­ры в Коной гвар­дию 1758 году 6 маия. Того ж году и меся­ца пожа­ло­ван в капра­лы 19 дня. Тут же скончался.
княж­на Ната­лья Михай­лов­на Бело­сель­ская (*1743 умер 4 февр. 1819)
~ за бри­га­ди­ром баро­ном Сер­ги­ем Нико­ла­е­ви­чем Строгоновым
У Сер­гея Нико­ла­е­ви­ча Стро­га­но­ва судь­ба сло­жи­лась не столь ярко. Да, и кра­ток был его век. Родил­ся 16 (27) апре­ля 1738 г., скон­чал­ся 27 (7 сент.) авгу­ста 1771 г. Слу­жил в лейб-гвар­дии Кон­ном пол­ку. В 1765 г. вышел в отстав­ку гвар­дии рот­мист­ром. Два­жды вен­чал­ся. Пер­вый раз в нояб­ре 1761 года с Прас­ко­вьей Гри­го­рьев­ной Буда­ко­вой, при­ем­ной доче­рью импе­ра­три­цы Ели­за­ве­ты Пет­ров­ны; вто­рой раз — в фев­ра­ле 1766 г. с Ната­льей Михай­лов­ной Бело­сель­ской (1743-1819). За два меся­ца до кон­чи­ны баро­на появил­ся на свет сын Алек­сандр — един­ствен­ная отра­да овдо­вев­шей баро­нес­сы, кото­рая пол­но­стью посвя­ти­ла себя забо­там о нем, и скру­пу­лез­но фик­си­ро­ва­ла в фамиль­ном днев­ни­ке Бело­сель­ских все достой­ные при­ме­ча­ния собы­тия, свя­зан­ные с ним.
княж­на Ели­за­ве­та Михай­лов­на Бело­сель­ская (1742-1809)
статс-дама, зани­ма­лась литературой,
~ Иван Ива­но­вич Чер­ка­сов (1732-1811)
княж­на Евдо­кия Михай­лов­на Бело­сель­ская (05.10.1745-31.08.1824, г. Санкт-Петербург).
Дочь кня­зя Бело­сель­ско­го Миха­и­ла Андре­еви­ча (01.11.1702-19.01.1755) и Ната­льи Гри­го­рьев­ны, урож­ден­ной гра­фи­ни Чер­ны­ше­вой (05.04.1711-01.12.1760). Похо­ро­не­на на Лаза­рев­ском клад­би­ще Свя­то-Тро­иц­кой Алек­сан­дро-Нев­ской лавры.

~ Васи­лий Пет­ро­вич Сал­ты­ков (1754-18.04.1807). Дей­стви­тель­ный тай­ный советник.
[Лит.: Дво­рян­ские роды Рос­сий­ской Импе­рии. 1721-1917 / под ред. С.В. Думи­на: в 3 т.- М., 1995.- Т. 2.- С. 208.- № 93; Петер­бург­ский некро­поль: в 4 т.- СПб., 1913.- Т. IV.- С. 18; Дол­го­ру­ков П.В., кн. Рос­сий­ская родо­слов­ная кни­га: в 4 ч.- СПб., 1854.- Ч. 1.- С. 220; СПб., 1855.- Ч. 2.- С. 76.- № 120.
Арх.: РГА­ДА. Ф. 286. Оп. 1. Д. 439. Л. 326.]

29 коле­но
24а.21. княж­на Вар­ва­ра Ива­нов­на Белосельская
~ М. Алек­сандр Алек­сан­дро­вич Нарыш­кин, сын Алек­сандра Ива­но­ви­ча Нарыш­ки­на (ум.1782) и Анны Ники­тич­ны Тру­бец­кой (род.1737) 21
княж­на Татья­на Ива­нов­на Белосельская
~ Бах­ме­тев
25 князь Эспер Алек­сан­дро­вич Бело­сель­ский (1802.12.27,СПб.—1846.06.15,Москва,†с.Льялово Моск. у., под церковью)
флигель-адъютант(1833-) ген.-майор (1843) Окон­чил Мос­ков­ское учи­ли­ще колон­но­во­жа­тых и был направ­лен в лейб-гвар­дии Гусар­ский пол­ков­ник Был при­вле­чен по делу декаб­ри­стов, но след­стви­ем было уста­нов­ле­но, что чле­ном тай­ных обществ он не был, хотя знал о их суще­ство­ва­нии. Участ­ник рус-турец. вой­ны 1828-1829 Затем слу­жил на Кав­ка­зе. 1843 был назна­чен состо­ять при мини­стер­стве путей сооб­ще­ния. Во вре­мя реви­зии лаза­ре­тов зара­зил­ся тифом и умер. вла­де­лец Катав­ских заво­дов на Ура­ле ~Надеж­да Пав­лов­на Биби­ко­ва (1812-1888) <Ее роди­те­ли Павел Биби­ков (ум.1812) и Ели­за­ве­та Андре­ев­на Донец-Захар­жев­ская (1788-1855)> С:Алдр.Мих.Анд-ча
гене­рал-май­ор (1843). Окон­чил Мос­ков­ское учи­ли­ще колон­но­во­жа­тых и был направ­лен в лейб-гвар­дии Гусар­ский полк. Был при­вле­чен по делу декаб­ри­стов, но след­стви­ем было уста­нов­ле­но, что чле­ном тай­ных обществ он не был, хотя знал о их суще­ство­ва­нии. Участ­ник рус­ско-турец­кой вой­ны 1828—1829 гг. Затем слу­жил на Кав­ка­зе. В 1843 г. был назна­чен состо­ять при мини­стер­стве путей сооб­ще­ния. Во вре­мя реви­зии лаза­ре­тов зара­зил­ся тифом и умер.
БЕЛО­СЕЛЬ­СКИЙ Эспер Алек­сан­дро­вич, князь (27.12.1802 — 15.6.1846). Пору­чик лейб-гвар­дии Гусар­ско­го полка.
Отец — князь А.М. Бело­сель­ский-Бело­зер­ский, мать — Анна Гри­го­рьев­на Козиц­кая. Вос­пи­ты­вал­ся в Мос­ков­ском учеб­ном заве­де­нии для колон­но­во­жа­тых, отку­да посту­пил в лейб-гвар­дии Гусар­ский полк.
След­стви­ем уста­нов­ле­но, что чле­ном тай­ных обществ декаб­ри­стов не был; знал о их суще­ство­ва­нии, но отка­зал­ся вступить.
Участ­ник рус­ско-турец­кой вой­ны 1828 — 1829, затем — на Кав­ка­зе в отря­де гене­ра­ла Граб­бе, фли­гель-адъ­ютант — 15.6.1833, гене­рал-май­ор — 8.9.1843, назна­чен состо­ять при мини­стер­стве путей сооб­ще­ния, коман­ди­ро­ван для реви­зии лаза­ре­тов Нико­ла­ев­ской желез­ной доро­ги и, зара­зив­шись тифом, умер. Похо­ро­нен в под­мос­ков­ном име­нии Льялове.
Жена — пад­че­ри­ца гра­фа А.X. Бен­кен­дор­фа Еле­на Пав­лов­на Биби­ко­ва (во вто­ром бра­ке за кня­зем Васи­ли­ем Вик­то­ро­ви­чем Кочубеем).
ГАРФ, ф. 48, оп. 1, д. 255.
Ж. Надеж­да Пав­лов­на Биби­ко­ва (1812-1888). [Её роди­те­ли — Павел Биби­ков (ум.1812) и Ели­за­ве­та Андре­ев­на Донец-Захар­жев­ская (1788-1855)]
24 (2)
князь Иппо­лит Алек­сан­дро­вич Белосельский
умер моло­дым,
25а княж­на Ека­те­ри­на Алек­сан­дров­на Бело­сель­ская (1804-1861)
М. Иван Онуф­ри­е­вич Сухо­за­нет (1785-1861). Из дво­рян Витеб­ской губер­нии пра­во­слав­но­го веро­ис­по­ве­да­ния. Гене­рал-адъ­ютант, коман­до­вал артил­ле­рий­ским кор­пу­сом. Его 2-ая жена.
25б княж­на Ели­за­ве­та Алек­сан­дров­на Бело­сель­ская (1803-1824)
М. кн. Алек­сандр Ива­но­вич Чер­ны­шёв (10 янва­ря 1786 — 20 июня 1857) — рос­сий­ский гене­рал-адъ­ютант, гене­рал от кава­ле­рии (1786—1857), воен­ный министр (1827—1852 годы). Ста­рин­ный род Чер­ны­ше­ва был изве­стен на Руси с XV в. Род не был слиш­ком знат­ным, хотя его потом­ки слу­жи­ли при вели­ко­кня­же­ском дво­ре столь­ни­ка­ми, стряп­чи­ми, вое­во­да­ми. А.И. Чер­ны­шев поль­зо­вал­ся боль­шим вни­ма­ни­ем у жен­щин, но его семей­ная жизнь скла­ды­ва­лась непро­сто. Чер­ны­шев был женат три­жды: его пер­вая жена, Тео­фи­ла Игна­тьев­на, урож­ден­ная Морав­ская, в 1819 году уеха­ла в Париж, оста­вив мужа. Вто­рая жена, Ели­за­ве­та Алек­сан­дров­на, в деви­че­стве княж­на Бело­сель­ская-Бело­зер­ская, умер­ла рода­ми в 1824 году.
Вто­рая жена, Ели­за­ве­та Алек­сан­дров­на, в деви­че­стве княж­на Бело­сель­ская-Бело­зер­ская, умер­ла рода­ми в 1824 году.
25 княж­на Зина­и­да Алек­сан­дров­на Бело­сель­ская (14.12.1792-1862)
ина­и­да Вол­кон­ская роди­лась 14 декаб­ря 1792 года в Турине. Она про­ис­хо­ди­ла из рода кня­зей Бело­сель­ских-Бело­зер­ских . Отец ее, А.М. Бело­сель­ский-Бело­зер­ский , был чле­ном Петер­бург­ской ака­де­мии наук и Ака­де­мии худо­жеств, Рос­сий­ской ака­де­мии сло­вес­но­сти, состо­ял чле­ном ино­стран­ных науч­ных обществ. Под его непо­сред­ствен­ным руко­вод­ством кня­ги­ня Зина­и­да Вол­кон­ская полу­чи­ла домаш­нее обра­зо­ва­ние и вос­пи­та­ние в луч­ших евро­пей­ских традициях.
В 1810 году кня­ги­ня Зина­и­да вышла замуж за кня­зя Н.Г. Вол­кон­ско­го, при­бли­жен­но­го импе­ра­то­ра Алек­сандра I, егер­мей­сте­ра дво­ра Его Импе­ра­тор­ско­го Вели­че­ства. Она ста­ла истин­ным укра­ше­ни­ем импе­ра­тор­ско­го дво­ра — игра­ла в спек­так­лях, пела, писа­ла музы­ку. Ей при­над­ле­жит романс «Дуб­ра­ва шумит» на сло­ва В.А. Жуков­ско­го, роман­сы и кан­та­ты на соб­ствен­ные сти­хи. Но вели­ко­свет­ская жизнь не удо­вле­тво­ря­ла кня­ги­ню, и она, все более уда­ля­ясь от дво­ра, путе­ше­ство­ва­ла по Европе.
Семей­ная жизнь ее так­же не лади­лась, с мужем они жили «в разъ­ез­де». В 1824 году кня­ги­ня Вол­кон­ская посе­ли­лась в Москве на Твер­ской ули­це, в доме, где ныне нахо­дит­ся «Ели­се­ев­ский» гастро­ном. Неко­гда этот дом достал­ся кня­зю А.М. Бело­сель­ско­му-Бело­зер­ско­му в при­да­ное за женой и после его смер­ти в 1809 году пере­шел к его доче­ри. В дом на Твер­ской кня­ги­ня пере­вез­ла свои бога­тые кол­лек­ции ори­ги­на­лов и копий про­из­ве­де­ний зна­ме­ни­тых евро­пей­ских живо­пис­цев. Ком­на­ты в ее доме были рас­кра­ше­ны фрес­ка­ми в сти­ле раз­лич­ных эпох. Сре­ди дру­гих «откры­тых» домов салон Зина­и­ды Вол­кон­ской выде­лял­ся сво­им осо­бым коло­ри­том. «Тут соеди­ня­лись пред­ста­ви­те­ли боль­шо­го све­та, санов­ни­ки и кра­са­ви­цы, моло­дежь и воз­раст зре­лый, люди умствен­но­го тру­да, про­фес­со­ра, писа­те­ли, жур­на­ли­сты, поэты, худож­ни­ки. Все в этом доме носи­ло отпе­ча­ток слу­же­ния искус­ству и мыс­ли. Быва­ли в нем пения, кон­цер­ты, диле­тан­та­ми и люби­тель­ни­ца­ми пред­став­ле­ния ита­льян­ских опер. Посре­ди арти­стов и во гла­ве их сто­я­ла сама хозяй­ка дома. Слы­шав­шим ее нель­зя было забыть впе­чат­ле­ние, кото­рое про­из­во­ди­ла она сво­им пол­ным и звуч­ным кон­траль­то», — писал князь П.А. Вязем­ский.
Одни­ми из глав­ных посе­ти­те­лей сало­на кня­ги­ни Зина­и­ды Вол­кон­ской были чле­ны «Обще­ства любо­муд­рие» — люди, окон­чив­шие Мос­ков­ский уни­вер­си­тет и теперь слу­жив­шие или в Архи­ве ино­стран­ных дел или пре­по­да­вав­шие в уни­вер­си­те­те. В кру­жок «любо­муд­ров» вхо­ди­ли В.Ф. Одо­ев­ский, Д.В. Вене­ви­ти­нов, И.В. Кире­ев­ский, А.И. Коше­лев, М.П. Пого­дин, С.П. Шевы­рев, А.С. Хомя­ков, В.П. Титов и дру­гие. Несмот­ря на связь с пуш­кин­ским кру­гом, это было уже иное поко­ле­ние лите­ра­то­ров. И если лите­ра­то­ры пуш­кин­ско­го кру­га были в основ­ном поэта­ми, то любо­муд­ры в основ­ном были прозаиками.
Одним из самых круп­ных лите­ра­то­ров «любо­муд­ров» был князь В.Ф. Одо­ев­ский. Идеи его про­из­ве­де­ний во мно­гом отра­зи­ли фило­со­фию круж­ка фило­соф­ских роман­ти­ков, стре­мив­ших­ся к «иде­аль­но­му». В твор­че­стве В.Ф. Одо­ев­ско­го боль­шое место зани­ма­ли вопро­сы музы­ки. Он не раз высту­пал как музы­каль­ный кри­тик, а одним из глав­ных геро­ев его про­за­и­че­ских про­из­ве­де­ний был музыкант.
Осо­бую роль в жиз­ни «Обще­ства любо­муд­ров» игра­ло твор­че­ство Д.В. Вене­ви­ти­но­ва. Он писал сти­хи и про­зу, фило­соф­ские эссе и лите­ра­тур­ную кри­ти­ку. Ста­тью Вене­ви­ти­но­ва о «Евге­нии Оне­гине» Пуш­кин оце­нил как «един­ствен­ную ста­тью», кото­рую он «про­чел с любо­вью и вни­ма­ни­ем». «Собра­ние сочи­не­ний» моло­до­го поэта было собра­но дру­зья­ми и изда­но уже после смер­ти Веневитинова.
Сохра­ни­лись леген­ды о люб­ви Вене­ви­ти­но­ва к кня­гине Вол­кон­ской (послед­нее вре­мя оспа­ри­ва­е­мые неко­то­ры­ми авто­ра­ми), о перстне из Гер­ку­ла­ну­ма, пода­рен­ном Вене­ви­ти­но­ву кня­ги­ней. Вене­ви­ти­нов умер 22 лет от роду, и мно­же­ство рус­ских поэтов от Пуш­ки­на до Коль­цо­ва посвя­ти­ли сти­хи его памяти.
Любо­муд­ры были свя­за­ны как род­ствен­ны­ми, так и идей­ны­ми уза­ми с неко­то­ры­ми из декаб­ри­стов, и, несмот­ря на чисто фило­соф­ское направ­ле­ние сво­е­го круж­ка, они гото­ви­лись при­нять уча­стие в вос­ста­нии. При изве­стии о вос­ста­нии, про­ис­шед­шем 14 декаб­ря 1825 года в Петер­бур­ге, они в ожи­да­нии аре­ста уни­что­жи­ли архив сво­е­го обще­ства. Салон Вол­кон­ской теперь стал свое­об­раз­ным мос­ков­ским цен­тром, куда сте­ка­лись все све­де­ния о декаб­ри­стах, в салоне не скры­ва­ли сво­их оппо­зи­ци­он­ных взгля­дов на поли­ти­ку Нико­лая I.8 сен­тяб­ря 1826 года в Моск­ву был достав­лен Пуш­кин. После сво­е­го зна­ме­ни­то­го раз­го­во­ра в Крем­ле с Нико­ла­ем I он посе­лил­ся в Москве, где про­жил неко­то­рое вре­мя, наве­щая сво­их бли­жай­ших дру­зей. В Москве Пуш­кин позна­ко­мил­ся с круж­ком любо­муд­ров и высо­ко оце­нил талант моло­до­го Веневитинова.
В салоне кня­ги­ня Зина­и­да Вол­кон­ская встре­ти­ла его эле­ги­ей, поло­жен­ной на музы­ку ком­по­зи­то­ром Геништой:
Погас­ло днев­ное светило,
На море синее вечер­ний пал туман.
В кон­це декаб­ря того же года в Моск­ву при­е­ха­ла кня­ги­ня Мария Вол­кон­ская, направ­ляв­ша­я­ся за сво­им мужем в Сибирь. Она оста­но­ви­лась в доме сво­ей невест­ки на Твер­ской. 26 декаб­ря в салоне Вол­кон­ской состо­ял­ся про­щаль­ный вечер с отъ­ез­жа­ю­щей. В чис­ле про­во­жав­ших Марию Вол­кон­скую был и Пушкин.
При­езд Пуш­ки­на в Моск­ву про­бу­дил твор­че­ские спо­соб­но­сти мно­гих буду­щих лите­ра­то­ров. «В Москве насту­пи­ло самое жар­кое лите­ра­тур­ное вре­мя, — вспо­ми­нал М.П. Пого­дин. — Вся­кий день слы­ша­лось о чем-нибудь новом. Язы­ков при­сы­лал из Дерп­та свои вдох­но­вен­ные сти­хи, сла­вив­шие любовь, поэ­зию, моло­дость, вино, Денис Давы­дов — с Кав­ка­за; Бара­тын­ский изда­вал свои поэ­мы; «Горе от ума» Гри­бо­едо­ва толь­ко что нача­ло рас­про­стра­нять­ся. Пуш­кин про­чел «Про­ро­ка», кото­рый после «Бори­са» про­из­вел наи­боль­шее дей­ствие, и позна­ко­мил нас со сле­ду­ю­щи­ми гла­ва­ми «Оне­ги­на», кото­ро­го до сих пор была напе­ча­та­на толь­ко пер­вая гла­ва. Меж­ду тем на сцене пред­став­ля­лись воде­ви­ли Писа­ре­ва с ост­ры­ми куп­ле­та­ми; Шахов­ской ста­вил свои коме­дии с Кокош­ки­ным, Щеп­кин рабо­тал над Молье­ром, и Акса­ков, тогда еще не ста­рик, пере­во­дил ему «Ску­по­го»; Загос­кин писал «Юрия Мило­слав­ско­го»; М. Дмит­ри­ев высту­пил на попри­ще со сво­и­ми пере­во­да­ми из Шил­ле­ра и Гете. Послед­ние состав­ля­ли осо­бый от наше­го при­ход, кото­рый, одна­ко, вско­ре соеди­нил­ся с нами, или вер­нее, к кото­ро­му мы с Шевы­ре­вым при­со­еди­ни­лись, пото­му что все наши това­ри­щи, остав­ши­е­ся в посто­ян­ных, впро­чем, сно­ше­ни­ях, отпра­ви­лись в Петер­бург. Оппо­зи­ция Поле­во­го в «Теле­гра­фе», союз его с «Север­ной пче­лой» Бул­га­ри­на и желч­ные выход­ки Каче­нов­ско­го, к кото­ро­му вско­ре явил­ся на помощь Надо­ум­ко (Н.И. Надеж­дин), дава­ли новую пищу. А там Дель­виг с «Север­ны­ми цве­та­ми», Жуков­ский с новы­ми бал­ла­да­ми, Кры­лов с бас­ня­ми, кото­рые выхо­ди­ли еще по одной, по две в год, Гне­дич с «Или­а­дой», Раич с Тас­сом, Пав­лов с лек­ци­я­ми о нату­раль­ной фило­со­фии в университете».
Но кро­ме этих лите­ра­то­ров, пря­мо или кос­вен­но свя­зан­ных с домом на Твер­ской, Вол­кон­скую посе­ща­ли В.А. Жуков­ский и Н.В. Гоголь. Ссыль­ный поль­ский поэт Адам Миц­ке­вич встре­тил в салоне Вол­кон­ской самый сер­деч­ный при­ем, и мимо его стен не про­шла ни любовь поль­ско­го поэта к поэтес­се Каро­лине Пав­ло­вой, ни друж­ба Миц­ке­ви­ча с Пушкиным.
Но и сама кня­ги­ня Зина­и­да Вол­кон­ская не была чуж­да лите­ра­тур­ных иска­ний. В 1819 году в Москве вышла ее кни­га на фран­цуз­ском язы­ке «Четы­ре новел­лы» и сре­ди них новел­ла «Лау­ра» — о моло­дой жен­щине, поки­нув­шей выс­ший свет из-за его пусто­ты и заняв­шей­ся лите­ра­ту­рой и искус­ством. Нетруд­но дога­дать­ся, что той геро­ине кня­ги­ня Вол­кон­ская пыта­лась при­дать чер­ты соб­ствен­ной жиз­ни. Вол­кон­ская напи­са­ла и либ­рет­то для опе­ры «Жан­на д’Арк» (1821), кото­рое не было поставлено.
Посе­лив­шись в Москве, Вол­кон­ская заня­лась рус­ским язы­ком и лите­ра­ту­рой, нача­ла запи­сы­вать народ­ные пес­ни и обря­ды и рабо­тать над сво­им глав­ным про­из­ве­де­ни­ем «Ска­за­ние об Оль­ге», так и остав­шим­ся незавершенным.
Несмот­ря на то что в печа­ти кня­ги­ня Вол­кон­ская высту­па­ла очень мало (несколь­ко сти­хо­тво­ре­ний, отрыв­ков и путе­вых очер­ков), ее лите­ра­тур­ный талант был оце­нен совре­мен­ни­ка­ми и таким стро­гим, при­дир­чи­вым кри­ти­ком, как Белинский.
После вос­ста­ния декаб­ри­стов салон Вол­кон­ской попал под стро­гий поли­цей­ский над­зор, и хотя аген­ты доло­жи­ли А.Х. Бен­кен­дор­фу, что гости Вол­кон­ской гово­рят исклю­чи­тель­но о лите­ра­ту­ре, она тяже­ло пере­жи­ла насту­пив­шие труд­ные вре­ме­на. В это же вре­мя мно­гие из посто­ян­ных гостей ее сало­на или умер­ли, как Вене­ви­ти­нов, или про­сто поки­ну­ли Моск­ву и даже Рос­сию, как Миц­ке­вич. Кня­ги­ня пере­жи­ла и внут­рен­нюю, и рели­ги­оз­ную дра­му, перей­дя в като­ли­че­ство. В 1829 году она уеха­ла за гра­ни­цу. Боль­шую часть сво­ей остав­шей­ся жиз­ни она про­жи­ла в Ита­лии и толь­ко изред­ка наез­жа­ла в Рос­сию, но все­гда с осо­бой теп­ло­той вспо­ми­на­ла Москву.
Зина­и­да Вол­кон­ская умер­ла в Ита­лии в 1862 году, где и была похо­ро­не­на. Совре­мен­ни­ки навсе­гда сохра­ни­ли память об этой заме­ча­тель­ной жен­щине: «Все­гда при­вет­ли­вая и ров­ная со все­ми, она оча­ро­вы­ва­ла сво­их мно­го­чис­лен­ных поклон­ни­ков про­сто­той обра­ще­ния, сер­деч­ным уча­сти­ем к чужо­му горю, доб­рым, незло­би­вым отно­ше­ни­ем к людям и неред­ко, при­пи­сы­вая дру­гим свои душев­ные каче­ства, ока­зы­ва­ла им неза­слу­жен­ное рас­по­ло­же­ние». «Кня­ги­ня Вол­кон­ская была жен­щи­на умная и обра­зо­ван­ная: ее неда­ром назы­ва­ли Север­ная Коринна».
Поэтес­са и писа­тель­ни­ца, поклон­ни­ка­ми кото­рой были луч­шие умы Рос­сии и Запад­ной Евро­пы. Хозяй­ка зна­ме­ни­то­го мос­ков­ско­го лите­ра­тур­но­го сало­на в 1824-1829 гг. С 1829 г. жила в Риме, где, перей­дя в като­ли­че­ство, орга­ни­зо­ва­ла дру­гой салон. Соби­ра­ла запад­но­ев­ро­пей­скую живо­пись и скульп­ту­ру, про­из­ве­де­ния антич­но­го искусства.
Одна­ко, вла­де­ния его пере­шли к доче­рям от пер­вой жены. Сред­няя из них – Зина­и­да Алек­сан­дров­на ста­ла в Венев­ской уез­де вла­де­ли­цей име­ний не толь­ко в с. Михай­лов­ском, д. Кня­же­вой, но и в таких посе­ле­ни­ях, как Бел­ко­ло­дезь, Вели­кое Поле, Наста­сьи­но. Кро­ме того, сем­на­дца­ти­лет­няя девуш­ка насле­до­ва­ла после отца вла­де­ния в селе Спас­ском и д. При­ле­пы Черн­ско­го уез­да, в с.Никитском и д. пру­дах Бого­ро­диц­ко­го уез­да, в сель­це покров­ском Епи­фан­ско­го уез­да, в сель­це Бого­слов­ском, Кур­ки­но тож, Ефре­мов­ско­го уез­да, в сель­це Бар­су­ки Туль­ско­го уез­да, а так­же в Орлов­ской и Рязан­ской губер­ни­ях. Одна­ко, вла­де­ния ско­рее все­го эти были неболь­ши­ми и поэто­му мало упо­ми­на­ют­ся в мате­ри­а­лах З.А. Волконской.
В 1810 году Зина­и­да Алек­сан­дров­на вышла замуж за Н.Г. Вол­кон­ско­го, а в 1811 году у них родил­ся сын Алек­сандр. Одна­ко из Венев­ских вла­де­ний к тому вре­ме­ни за ней оста­лись с. Михай­лов­ское из 409 муж­ских душ и д. Кня­же­вая из 97 душ.
[В кни­ге Е.В.Пчелова «Рюри­ко­ви­чи. исто­рия дина­стии.» дата её рож­де­ния — 1789 год]
~ М. кн. Ники­та Гри­го­рье­вич Вол­кон­ский (1781-1841) 24 (1)
княж­на Мария-Маг­да­ли­на Алек­сан­дров­на Бело­сель­ская (1787-1857)
дочь кня­зя А.М.Белосельского от его пер­во­го бра­ка с В.Я.Татищевой.
~ Муж А.С. Вла­сов, камергер
княж­на Ната­лья Алек­сан­дров­на Белосельская
умер­ла в 1815,
~ гене­рал-лей­те­нан­том В.Д.ЛАПТЕВ
30 коле­но
26 князь Кон­стан­тин Эспе­ро­вич Бело­сель­ский (1843-1920)
гене­рал-адъ­ютант, гене­рал-лей­те­нант, член сове­та Глав­но­го управ­ле­ния госу­дар­ствен­но­го кон­но­за­вод­ства. Умер в эми­гра­ции в Париже.
Впро­чем, «рус­ских англи­чан» Бело­сель­ских никак нель­зя назвать осо­бо выда­ю­щи­ми­ся капи­та­ли­ста­ми – на про­тя­же­нии все­го XIX века их состо­я­ние неуклон­но умень­ша­лось. Если при пер­вых Бело­сель­ских-Бело­зер­ских рези­ден­ция на Камен­ном ост­ро­ве – заго­род­ная дача, то с 1884 года, когда внук Алек­сандра Михай­ло­ви­ча Кон­стан­тин Эспе­ро­вич вынуж­ден был рас­счи­тать­ся с каз­ной за набран­ные кре­ди­ты двор­цом на углу Нев­ско­го и Фон­тан­ки, – глав­ная родо­вая рези­ден­ция. В том же году, что­бы пога­сить задол­жен­ность по кре­ди­там сво­их ураль­ских заво­дов, князь зало­жил ост­ров в Санкт-Петер­бург­ско-Туль­ском земель­ном бан­ке. Кро­ме того, была взя­та ссу­да в Госу­дар­ствен­ном бан­ке под залог все­го кня­же­ско­го иму­ще­ства. Дела тем не менее не пошли луч­ше, биз­нес­мен-ари­сто­крат не смог вовре­мя выпла­тить долг, не мог он даже обес­пе­чи­вать соб­ствен­ные рас­хо­ды (про­цен­ты и содер­жа­ние острова).
В 1903 году сви­ты Его Импе­ра­тор­ско­го Вели­че­ства гене­рал-май­ор Кон­стан­тин Эспе­ро­вич Бело­сель­ский-Бело­зер­ский, в те годы уже масти­тый и ува­жа­е­мый ста­рец, обра­тил­ся к Нико­лаю II с уни­зи­тель­ной прось­бой «уста­но­вить над ним осо­бое, вне общих пра­вил, опе­кун­ское управ­ле­ние». 20 фев­ра­ля 1903 года поло­же­ние об опе­ке было высо­чай­ше утвер­жде­но. В соот­вет­ствии с ним «заве­до­ва­ние все­ми дела­ми по иму­ще­ству кн. К. Э. Бело­сель­ско­го-Бело­зер­ско­го, а так­же все рас­по­ря­же­ния, каса­ю­щи­е­ся его досто­я­ния, про­из­во­дят­ся опе­ку­на­ми». Сам князь отстра­нял­ся от дел, – не мог ост­ров ни про­дать, ни зало­жить, ни сдать в арен­ду. Фак­ти­че­ски это было кон­ста­та­ци­ей абсо­лют­ной дело­вой несо­сто­я­тель­но­сти пре­ста­ре­ло­го биз­не­сме­на, финан­со­вые дела кото­ро­го из-за негра­мот­но­го и неэф­фек­тив­но­го управ­ле­ния при­шли в пол­ное рас­строй­ство. Зада­чей опе­кун­ско­го управ­ле­ния было каким-то обра­зом извлечь доход с вла­де­ний кня­зя и пога­сить огром­ные дол­ги, в том чис­ле гро­мад­ную ссу­ду в Госу­дар­ствен­ном бан­ке. Ни ураль­ские заво­ды, ни име­ния не при­но­си­ли при­бы­ли, поэто­му в 1903–1905 годах ника­ких пла­те­жей в Гос­банк не было про­из­ве­де­но. Зато на содер­жа­ние дачи на ост­ро­ве было израс­хо­до­ва­но 70 719 руб­лей 53 копей­ки (из них толь­ко на конюш­ни 20 тысяч и 14 тысяч на отоп­ле­ние дома и оран­же­реи). Кро­ме того, на содер­жа­ние кня­зя и его семьи управ­ле­ние выда­ло 126 тысяч руб­лей – фак­ти­че­ски из бюд­же­та госу­дар­ства. В 1904–1905 годах на нуж­ды убы­точ­но­го Кре­стов­ско­го ост­ро­ва сде­ла­но «поза­им­ство­ва­ние из гор­но-завод­ско­го капи­та­ла». Опе­кун­ское управ­ле­ние вслед за кня­зем как мог­ло извле­ка­ло из ост­ро­ва доход даже таким экс­тра­ва­гант­ным спо­со­бом, как взи­ма­ние пла­ты с город­ских вла­стей за пра­во уста­нов­ки керо­си­но­во­го улич­но­го осве­ще­ния и арен­ду зем­ли под коле­ей кон­ной желез­ной доро­ги (с 1833 года ост­ров, явля­ясь част­ным вла­де­ни­ем, тем не менее вхо­дил в чер­ту горо­да, вла­сти кото­ро­го были обя­за­ны хотя бы мини­маль­но его бла­го­устра­и­вать). Несмот­ря на неваж­ные дела, в 1910 году часть иму­ще­ства кня­зя по про­ше­нию опе­ку­нов была осво­бож­де­на от дол­го­вых обя­за­тельств. Они оста­лись за гор­но-завод­ски­ми име­ни­я­ми и Кре­стов­ским ост­ро­вом. Спу­стя три года Бело­сель­ский-Бело­зер­ский обра­ща­ет­ся к импе­ра­то­ру с про­ше­ни­ем об изъ­я­тии Кре­стов­ско­го ост­ро­ва из опе­кун­ско­го управ­ле­ния и пере­да­че в его лич­ное исполь­зо­ва­ние. Несмот­ря на энер­гич­ные про­те­сты Гос­бан­ка, ука­зы­вав­ше­го на то, что Кре­стов­ский ост­ров явля­ет­ся наи­бо­лее лик­вид­ным из акти­вов долж­ни­ка, про­ше­ние было удо­вле­тво­ре­но. Таким обра­зом была осу­ществ­ле­на одна из круп­ней­ших финан­со­вых афер Рос­сии нача­ла ХХ века: спер­ва князь созда­ни­ем опе­кун­ства выра­зил готов­ность выпла­чи­вать долг Госу­дар­ствен­но­му бан­ку и отсро­чил про­да­жу сво­е­го иму­ще­ства за дол­ги, а затем, поль­зу­ясь свя­зя­ми при дво­ре и в пра­ви­тель­стве, посте­пен­но осво­бо­дил зна­чи­тель­ную и наи­бо­лее инве­сти­ци­он­но при­вле­ка­тель­ную его часть от обя­за­тель­ства по дол­гу, оста­вив бан­ку убы­точ­ные гор­но-завод­ские имения.Напомним, что 1900-е годы – это нача­ло риэл­тор­ско­го бума в Петер­бур­ге. Сто­и­мость зем­ли в горо­де стре­ми­тель­но рас­тет, осо­бен­но это каса­ет­ся Петер­бург­ской сто­ро­ны и Ост­ро­вов, при­бли­зив­ших­ся к цен­тру бла­го­да­ря откры­тию в 1903 г. Тро­иц­ко­го моста. Из еще совсем недав­но захо­луст­ной дач­ной окра­и­ны они пре­вра­ща­ют­ся в наи­бо­лее при­вле­ка­тель­ный для инве­сто­ров рай­он горо­да; самые пре­стиж­ные и вос­тре­бо­ван­ные архи­тек­то­ры воз­во­дят тут один за дру­гим бле­стя­щие бур­жу­аз­ные квар­та­лы и сверх­до­ро­гие особ­ня­ки. В 1902 году князь неудач­но пытал­ся про­дать ост­ров за 2 мил­ли­о­на руб­лей. С 1905! го уже опе­кун­ское управ­ле­ние ста­ло посте­пен­но про­да­вать здесь участ­ки под застрой­ку. Неко­гда пустын­ный, Кре­стов­ский стал поне­мно­гу застра­и­вать­ся. В кон­це 1912 года вновь шли пере­го­во­ры о про­да­же ост­ро­ва горо­ду – теперь речь шла уже о сум­ме 7 мил­ли­о­нов. Нако­нец в нача­ле 1914!го, вско­ре после воз­вра­ще­ния кня­зю прав на рас­по­ря­же­ние ост­ро­вом, боль­шая часть ост­ро­ва была при­об­ре­те­на у него за 5 мил­ли­о­нов обще­ства­ми с огра­ни­чен­ной ответ­ствен­но­стью «Рус­ский трест» и «Финан­со­вая ком­па­ния». Для полу­че­ния дохо­да от рас­про­да­жи участ­ков ими было учре­жде­но Рус­ское акци­о­нер­ное обще­ство, позд­нее пере­име­но­ван­ное в Пет­ро­град­ское стро­и­тель­ное обще­ство. За Бело­сель­ски­ми-Бело­зер­ски­ми оста­лась тер­ри­то­рия глав­ной дачи с при­ле­га­ю­щим пар­ком. Как мож­но дога­дать­ся, сдел­ка ока­за­лась необык­но­вен­но выгод­ной для кня­зя с потом­ством: с нача­лом вой­ны стро­и­тель­ный бум рез­ко пошел на спад, а после рево­лю­ции зем­ля и вовсе была наци­о­на­ли­зи­ро­ва­на. Бело­сель­ским-Бело­зер­ским уда­лось бес­пре­пят­ствен­но поки­нуть Рос­сию, пере­ве­дя капи­та­лы в Финляндию.Но это еще не все. 13 фев­ра­ля 1918 года в Выбор­ге Кон­стан­тин Эспе­ро­вич Бело­сель­ский-Бело­зер­ский под­пи­сал на имя сво­е­го вну­ка кня­зя Сер­гея Сер­ге­е­ви­ча дове­рен­ность на пра­во рас­по­ря­жать­ся иму­ще­ством. Тот, про­ник­нув в крас­ный Пет­ро­град, где уже начи­нал­ся голод и крас­ный тер­рор, на охва­чен­ном локаль­ной эпи­де­ми­ей холе­ры Кре­стов­ском ост­ро­ве сумел быст­ро про­дать всю мебель и пред­ме­ты убран­ства из дома и был таков.
Князь Костян­тин Esperovich і прин­це­са Надія Дмит­рів­на втік до Виборг (Віі­пурі / Виборг) у Фін­лян­дії в кін­ці вес­ни / літа 1917 (вони при­дба­ли при­ват­ні бага­то­по­вер­хо­вих будів­лі стан­ції Виборг заліз­ни­ці, де сім’ї та їх близь­ких роди­чів втік до з Хви­лю­ван­ня Пет­ро­град). Зре­штою, як ста­ло оче­вид­но, що події в Пет­ро­гра­ді не було «тимча­со­вим», а також фінсь­кої гро­ма­дянсь­кої вій­ни було роз­по­ча­то, а, між чер­во­ни­ми і біли­ми , вони від­мо­ви­ли­ся від надії на повер­нен­ня в Санкт-Петер­бурзі і переї­хав до Лон­до­на, а потім в Париж. Вони ніко­ли не повер­нув­ся до Росії.
~ Ж. Надеж­да Дмит­ри­ев­на Ско­бе­ле­ва (1847-1920), дочь Дмит­рия Ива­но­ви­ча Ско­бе­ле­ва (1821-1879) и Оль­ги Нико­ла­ев­на Пол­тав­це­вой (1824-1880), сест­ра гене­ра­ла Миха­и­ла Дмит­ри­е­ви­ча Ско­бе­ле­ва (1843-1882) 25
князь Алек­сандр Эспе­ро­вич Бело­сель­ский (1842.07.17,Теплиц—1843.08.25,Гавр,†с.Льялово Моск.у., под церковью)
[Шере­ме­тев­ский В. Русск.провинц.некрополь. Т.1. М.,1914]
князь Нико­лай Эспе­ро­вич Бело­сель­ский (1834.01.05— 8 июня 1836,†с.Льялово Моск. у., под церковью)
мл. [Шере­ме­тев­ский В. Русск.провинц.некрополь. Т.1. М.,1914]
князь Павел Эспе­ро­вич Бело­сель­ский (1847.01.02—1849.11.03,†с.Льялово Моск. у., под цер­ко­вью) мл.
[Шере­ме­тев­ский В. Русск.провинц.некрополь. Т.1. М.,1914]
княж­на Оль­га Эспе­ров­на Бело­сель­ская (1838-1869)
Оль­га Эспе­ров­на не дожи­ла, когда мужа про­из­ве­ли в гене­ра­лы. Она умер­ла моло­дой, ей был 31 год….
~ граф Павел Андре­евич Шува­лов (1830-1908), госу­дар­ствен­но­го дея­тель, дипло­мат, военный.
княж­на Ели­са­ве­та Эспе­ров­на Бело­сель­ская (1840—1908)

фрей­ли­на имп. Марии Алек­сан­дров­ны, хозяй­ка вели­ко­свет­ско­го сало­на; стре­ми­лась играть поли­ти­че­скую роль. Извест­но 16 писем Тют­че­ва к ней (1867—1872), пре­иму­ще­ствен­но поли­ти­че­ско­го содержания.
В 1852 году князь Петр Ники­тич Тру­бец­кой пода­рил моло­дой жене усадь­бу Дыли­цы. Пода­рок вклю­чал 6 тысяч деся­тин зем­ли с дерев­ня­ми Дыли­цы, Веро­лан­цы, Авко­ло­во, Шпань­ко­во, Боль­шое и Малое Вере­нье, Ижо­ру, Хло­пов­ни­цы. кото­рая вла­де­ла име­ни­ем более 60 лет. С это­го вре­ме­ни насту­па­ет новый пери­од в судь­бе уса­деб­но­го ком­плек­са. Архи­тек­тор Г.А. Бос­се кар­ди­наль­но пере­стро­ил уса­деб­ный дом, поза­им­ство­вав эле­мен­ты деко­ра у сохра­нив­шей­ся церк­ви. Особ­няк был так удач­но сти­ли­зо­ван под «ели­за­ве­тин­ское барок­ко», что спе­ци­а­ли­сты дол­гое вре­мя отно­си­ли его к XVIII веку. Ели­за­ве­та Эспе­ров­на жила в Дыли­цах лишь летом, а осталь­ное вре­мя года про­во­ди­ла либо в Пари­же, либо в Петер­бур­ге. Кня­ги­ня вся­че­ски под­дер­жи­ва­ла леген­ду о том, что ее дво­рец был выстро­ен по жела­нию импе­ра­три­цы Ели­за­ве­ты Пет­ров­ны. В сов­па­де­нии их имен она виде­ла хоро­шее пред­зна­ме­но­ва­ние (кста­ти, и супру­га В.Г.Шкурина тоже была Ели­за­ве­той ). Когда в 1870-х годов в этих местах про­лег­ла линия Бал­тий­ской желез­ной доро­ги, то здеш­няя стан­ция полу­чи­ла назва­ние «Ели­за­ве­ти­но». Мно­го вни­ма­ния кня­ги­ня уде­ля­ла хра­му. Вот что рас­ска­зы­ва­ет в сво­ей руко­пис­ной кни­ге (она нахо­дит­ся в биб­лио­те­ке посел­ка Ели­за­ве­ти­но) об исто­рии име­ния дылиц­кий «лето­пи­сец» Нико­лай Зама­рен­ко, рабо­тав­ший в мест­ном лес­ни­че­стве: «Кро­ме ико­но­ста­са в церк­ви было мно­го икон, писан­ных извест­ны­ми масте­ра­ми, и хотя цер­ковь чис­ли­лась при­ход­ской, кня­ги­ня Тру­бец­кая счи­та­ла ее сво­ей домо­вой цер­ко­вью. У нее в церк­ви было свое место с осо­бым вхо­дом. При­хо­жане ниче­го про­тив это­го не име­ли, посколь­ку кня­ги­ня все рас­хо­ды церк­ви при­ни­ма­ла на себя».
Исто­рия име­ния и семьи Тру­бец­ких тес­но свя­за­на с Вла­ди­мир­ской цер­ко­вью. В 1880 году умер и был погре­бен в церк­ви П.Н. Тру­бец­кой. Там же ранее был похо­ро­нен малень­кий сын Тру­бец­ких — Сер­гей, а в 1907 году здесь нашла свой послед­ний при­ют Ели­за­ве­та Эспе­ров­на. Моги­лу кня­ги­ни посе­ща­ла импе­ра­три­ца Мария Фёдо­ров­на — мать царя Нико­лая II, хоро­шо знав­шая Е.Э. Тру­бец­кую. При жиз­ни Ели­за­ве­та Эспе­ров­на поль­зо­ва­лась извест­но­стью не толь­ко как свет­ская кра­са­ви­ца — она уде­ля­ла мно­го вре­ме­ни бла­го­тво­ри­тель­но­сти. Еще в 1839 году мать Ели­за­ве­ты Эспе­ров­ны Еле­на Пав­лов­на Бело­сель­ская-Бело­зер­ская откры­ла в Рож­де­ствен­ской части Петер­бур­га «При­ют кня­ги­ни Бело­сель­ской-Бело­зер­ской», а сама кня­ги­ня Тру­бец­кая ста­ла помощ­ни­цей попе­чи­тель­ни­цы. В 1893 году при­ют был пере­име­но­ван в «При­ют кня­гинь Бело­сель­ских-Бело­зер­ских». (В 1903 году вме­сте с Алек­сан­дро-Нев­ским при­ютом заве­де­ние пере­еха­ло в Лес­ное. На месте лик­ви­ди­ро­ван­но­го в 1922 году при­ю­та ныне выстро­ен кор­пус Физи­ко-тех­ни­че­ско­го инсти­ту­та А.Ф. Иоф­фе.) В 1868 году Е.Э. Тру­бец­кая была пред­се­да­тель­ни­цей «Обще­ства бес­плат­ной раз­да­чи хле­ба», орга­ни­зо­ван­но­го в свя­зи с голо­дом в север­ных и цен­траль­ных рай­о­нах Рос­сии. Так­же при име­нии ею были откры­ты боль­ни­ца и амбу­ла­тор­ное отде­ле­ние. В 1907 году усадь­ба пере­шла по наслед­ству к доче­ри Е.Э. Тру­бец­кой — Алек­сан­дре, в заму­же­стве Охотниковой.
~ князь Петр Ники­тич Тру­бец­кой (1826-1880 г.г.), пле­мян­ник декаб­ри­ста Сер­гея Тру­бец­ко­го, крест­ник импе­ра­три­цы Марии Федо­ров­ны. П.Н. Тру­бец­кой закон­чил Санкт-Петер­бург­ский уни­вер­си­тет, «по окон­ча­нии кур­са был при­нят на служ­бу в Мини­стер­ство ино­стран­ных дел, и был при­чис­лен к посоль­ству в Кон­стан­ти­но­по­ле. В 1863 году был избран пред­во­ди­те­лем Санкт-Петер­бург­ско­го дво­рян­ства. Был камер-юнке­ром Высо­чай­ше­го дво­ра, имел чин дей­стви­тель­но­го стат­ско­го совет­ни­ка» (Тру­тов­ский В.К. Ска­за­ние о кня­зьях Трубецких).

31 коле­но
27 князь Сер­гей Кон­стан­ти­но­вич Бело­сель­ский (1867.07.13—1961.04.20,Лондон/Торнбридж)
ген.-лейт.(-1917) ген.-майор сви­ты Е.И.В.(1909-) флигель-адъютант(1908-) выпуск­ник в 1888 Паже­ско­го Кор­пу­са (1-й раз­ряд, кор­не­том в лейб-гвар­дии Кон­ный полк) Слу­жил в Лейб-гвар­дии кон­ном пол­ку, затем в рос­сий­ских посоль­ствах в Бер­лине и Пари­же. В 1894-96 гг. — в отстав­ке. С 1896 — адъ­ютант Вели­ко­го кня­зя Вла­ди­ми­ра Алек­сан­дро­ви­ча. С 1906 слу­жил в Лейб-гвар­дии кон­ном пол­ку, коман­до­вал 3-м дра­гун­ским пол­ком, Лейб-гвар­дии улан­ским пол­ком, ген.-майор. С кон. 1913 коман­до­вал кава­ле­рий­ской бри­га­дой, с кото­рой высту­пил на фронт Пер­вой мир. вой­ны. Коман­до­вал Дон­ской каза­чьей диви­зи­ей на Кав­каз­ском фрон­те, ген.-лейтенант. В кон. 1917 уехал в Фин­лян­дию, слу­жил в шта­бе сво­е­го дру­га гене­ра­ла К. Ман­нер­гей­ма. В 1919 рабо­тал в Фин­лян­дии в лон­дон­ской Осо­бой мис­сии по ока­за­нию мате­ри­аль­ной помо­щи арми­ям гене­ра­лов Дени­ки­на, Мил­ле­ра, Юде­ни­ча и адми­ра­ла Кол­ча­ка. В Англии с 1920 ~Susan Tucker Whittier (1874-1934) 1С:Конст.Эспер.Алдр-ча
Гене­рал-лей­те­нант рус­ской армии. Умер в эми­гра­ции в Лондоне.
Князь Сер­гей Кон­стан­ти­но­вич Бело­сель­ский-Бело­зер­ский (13(25) июля 1867 — 20 апре­ля 1951,Великобритания) — рус­ский гене­рал, участ­ник Бело­го дви­же­ния, член МОК. Круп­ней­ший зем­ле­вла­де­лец Рос­сии (в 1916 году ему при­над­ле­жа­ло 372,8 тысяч деся­тин земли).
Родил­ся Сер­гей Кон­стан­ти­но­вич в семье гене­ра­ла Кон­стан­ти­на Эспе­ро­ви­ча Бело­сель­ско­го-Бело­зер­ско­го (1843 — 1920) и Надеж­ды Дмит­ри­ев­ны, урож­дён­ной Ско­бе­ле­вой (1847 — 1920), сест­ры гене­ра­ла М.Д. Скобелева.По окон­ча­нии Паже­ско­го Его Импе­ра­тор­ско­го Вели­че­ства кор­пу­са в 1887 году про­из­ве­дён в кор­не­ты и выпу­щен в Лейб-гвар­дии Кон­ный полк. Про­дол­жая чис­лить­ся в нём, был при­ко­ман­ди­ро­ван к рос­сий­ско­му посоль­ству в Бер­лине, а затем в Париже.В 1894 году вышел в отстав­ку. Через два года вер­нул­ся на дей­стви­тель­ную служ­бу. В 1896-1905 адъ­ютант вели­ко­го кня­зя Вла­ди­ми­ра Александровича[1]. В 1906 году, уже в чине пол­ков­ни­ка, — вновь в Лейб-гвар­дии Кон­ном пол­ку. В авгу­сте 1908 года был назна­чен коман­ди­ром 3-го дра­гун­ско­го Ново­рос­сий­ско­го пол­ка и зачис­лен в Сви­ту Его Вели­че­ства. Вско­ре про­из­ве­дён в гене­рал-май­о­ры и при­нял Улан­ский Её Вели­че­ства лейб-гвар­дии полк, а в кон­це 1913 года — 1-ю бри­га­ду 2-й гвар­дей­ской кава­ле­рий­ской диви­зии, в соста­ве кото­рой вое­вал на фрон­тах Пер­вой миро­вой войны.В нояб­ре 1914 году вре­мен­но коман­до­вал 2-й Гвар­дей­ской кава­ле­рий­ской диви­зи­ей, затем был началь­ни­ком 3-й Дон­ской каза­чьей диви­зии (1914 — 1915). 29 декаб­ря 1915 года назна­чен началь­ни­ком Кав­каз­ской кава­ле­рий­ской диви­зии, с кото­рой совер­шил поход по Пер­сии через Кер­ман­шах в соста­ве отря­да гене­ра­ла Бара­то­ва. 10 апре­ля 1916 года про­из­ве­дён в генерал-лейтенанты.С 1917 года по рас­по­ря­же­нию воен­но­го мини­стра слу­жил в шта­бе гене­рал-лей­те­нан­та К.Г.Э.Маннергейма (сво­е­го дру­га), участ­во­вал в войне белой фин­ской армии с красной.В мае 1919 года, по окон­ча­нии граж­дан­ской вой­ны в Фин­лян­дии, орга­ни­зо­вал несколь­ко встреч гене­ра­ла Н.Н.Юденича с гене­ра­лом Ман­нер­гей­мом. В 1919 году был назна­чен пред­ста­ви­те­лем в Фин­лян­дии лон­дон­ской Осо­бой воен­ной мис­сии по ока­за­нию мате­ри­аль­ной помо­щи арми­ям гене­ра­лов Е.К.Миллера, Н.Н.Юденича, А.И.Деникина и адми­ра­ла А.В. Кол­ча­ка. Участ­во­вал в фор­ми­ро­ва­нии и снаб­же­нии Севе­ро-Запад­ной армии(1919).После неуда­чи Ман­нер­гей­ма на пре­зи­дент­ских выбо­рах в Фин­лян­дии Сер­гей Кон­стан­ти­но­вич оста­вал­ся в Гель­синг­фор­се до кон­ца 1919 года уже толь­ко в каче­стве пред­ста­ви­те­ля гене­ра­ла Юденича.Затем выехал в Англию и до роспус­ка Осо­бой мис­сии состо­ял её чле­ном (1920). Про­жил в Англии более соро­ка лет.Сергей Кон­стан­ти­но­вич скон­чал­ся 20 апре­ля 1951 года в Тон­бри­дже и похо­ро­нен на мест­ном кладбище.
Князь Бело­сель­ский-Бело­зер­ский покро­ви­тель­ство­вал раз­ви­тию спор­та в Рос­сий­ской импе­рии. Финан­си­ро­вал спор­тив­ный клуб «Спорт» в Санкт-Петербурге.
С 1898 года — член Кре­стов­ско­го лаун-тен­нис клуба.
С 1902 года — пред­се­да­тель Петер­бург­ской лиги фут­бо­ла и хок­кея на льду. С 1905 года — лиги хок­ке­и­стов Петер­бур­га и окрестностей.
Вла­де­лец ска­ко­вых конюшен.
В 1900 — 1908 годах был чле­ном МОК от России.
Награ­ды * Орден Свя­то­го Ста­ни­сла­ва 3-й ст. (1898); * Орден Свя­той Анны 3-й ст. (1901); * Орден Свя­то­го Вла­ди­ми­ра 3-й ст. (1913).
был коман­ди­ром Нов­го­род­ско­го дра­гун­ско­го пол­ка. В нача­ле Пер­вой миро­вой вой­ны коман­до­вал бри­га­дой 2-й Кав­каз­ской кава­ле­рий­ской диви­зии, позд­нее Дон­ской каза­чьей диви­зи­ей, с 29 декаб­ря 1915 года – Кав­каз­ской кава­ле­рий­ской диви­зи­ей. Князь был боль­шим люби­те­лем спор­та: с 1900-го по 1908 год он являл­ся чле­ном Меж­ду­на­род­но­го олим­пий­ско­го коми­те­та от Рос­сии и офи­ци­аль­ным покро­ви­те­лем само­го раз­ви­то­го в сто­ли­це клу­ба «Спорт», рас­по­ла­гав­ше­го­ся на Кре­стов­ском ост­ро­ве. Умер в эми­гра­ции в Лон­доне. Две его сест­ры, Оль­га (1871–1921) и Еле­на (1869–1944), вышли замуж за пред­ста­ви­те­лей кня­же­ских родов Орло­вых и Кочу­бе­ев соот­вет­ствен­но, а дочь млад­ше­го бра­та Эспе­ра Кон­стан­ти­но­ви­ча Еле­на уже в эми­гра­ции в 1930 году соче­та­лась вто­рым бра­ком с фран­цу­зом мар­ки­зом Молеон­Нар­бон де Небиа. (Память обо всех этих пред­ста­ви­те­лях кня­же­ско­го рода сохра­ня­ет­ся в назва­ни­ях улиц на Кре­стов­ском ост­ро­ве: Кон­стан­ти­нов­ский про­спект, Эспе­ро­ва, Оль­ги­на, Еле­нин­ская, Сер­ги­ев­ская ули­цы; про­спект Дина­мо рань­ше назы­вал­ся Алек­сан­дров­ским в честь пер­во­го слав­но­го вла­дель­ца острова.)
Сер­гій Костян­ти­но­вич (1867-1951), піс­ля війсь­ко­вої кар’єри, в тому числі в яко­сті коман­ди­ра Ново­російсь­ко­го дра­гунсь­ко­го пол­ку уланів її імпе­ра­торсь­кої велич­но­сті, і т.д. біг­ли з його сім’я також у Виборг на пер­ший (кіне­ць 1917) і брав участь піс­ля цьо­го в » біло­го руху «в числі іншо­го, в яко­сті рад­ни­ка гене­раль­но­го Юде­ни­ча , коман­ду­ва­ча армією Пів­ніч­но-Захід­но­го Білий і гла­ва Російсь­ко­го контр­ре­во­лю­цій­но­го Пів­ніч­но-Захід­ної «уря­ду» , ство­рені за допо­мо­гою Вели­ко­бри­танії зас­но­ва­но в той час у Фін­лян­дії. У цій яко­сті він про­вів чима­ло часу в 1918 році у Фін­лян­дії в яко­сті послан­ни­ка та зв’язкiв з Гене­раль­ним зго­дом Мар­шал, Карл Густав Ман­нер­гейм , член Гене­раль­но­го і один від російсь­кої імпе­ра­торсь­кої армії, який був голо­вою Білої армії з Фін­лян­дії (в Напри­кін­ці 1880-х Belosselsky-Біло­зерсь­ко­го та Ман­нер­гейм, як Росія імперсь­ка офі­церів, було замо­в­ле­но началь­ни­ка шта­бу для участі у верх­ній фран­цузь­кої війсь­ко­вої школі кава­лерії разом, і Ман­нер­гейм був часто гостем Belosselsky-Біло­зерсь­ко­го сім’ю як на Кре­стов­ский острів, прий­ма­ю­чи части­на там в поло мат­чів на Belosselsky-Біло­зерсь­ко­го під­став поло на їхнє май­но, а також частим гостем в їх будин­ку в місті). Сер­гій Костян­ти­но­вич спро­би пере­ко­на­ти Ман­нер­гей­ма та Білої армії з Фін­лян­дії в спробі при­єд­на­ти­ся до армії Юде­ни­ча взя­ти назад Пет­ро­град / St. Петер­бург, не вда­ло­ся (через клю­чо­ве питан­ня для фінів, що спе­ціалі­зу­ють­ся на визнан­ня неза­леж­но­сті Фін­лян­дії, білі не хочуть змін в «ста­тус-кво», а «Чер­во­ний» уряд визнав фінсь­кої неза­леж­но­сті). Піз­ні­ше він висту­пав на спе­ціаль­них білих російсь­ких обов’язки послан­ни­ка в Лон­доні. Він переї­хав на постійне про­жи­ван­ня в Англії кін­ця 1918 р. (в кін­ці кін­ців Тон­брідж в граф­стві Кент, де він помер 20 квіт­ня 1951, де він і його дру­жи­на Сью­зан Carlovna, урод­же­на Уіт­тіер похо­вані в Тон­брідж кла­до­ви­щі. Їхній син Андрій був похо­ва­ний поруч).
Сер­гей Кон­стан­ти­но­вич был женат на Сью­зен Такер (Susan Tucker Whittier) (1874 — 1934). В бра­ке роди­лись двое сыно­вей: 1. Сер­гей (1895 — 1978); 2. Андрей (1909 — 1961).
Ж. Susan Tucker Whittier (1874-1934) 26
28 князь Эспер Кон­стан­ти­но­вич Бело­сель­ский (1871—1921.01.05,Париж)
Мор­ской кор­пус 1892. Стар­ший лей­те­нант (из отстав­ки) Участ­ник Бело­го дви­же­ния. Капи­тан 2-го ран­га. В эми­гра­ции во Фран­ции. 2С:Конст.Эспер.Алдр-ча

(26 сен­тяб­ря (8 октяб­ря) 1870, Санкт-Петер­бург — 5 янва­ря 1921, Париж) — рус­ский яхтс­мен из рода Бело­сель­ских-Бело­зер­ских, брон­зо­вый при­зёр Олим­пий­ских игр 1912 года в Сток­голь­ме в парус­ном спор­те (класс «10 мет­ров»). Его име­нем назы­ва­ет­ся (с 1908 года) Эспе­ро­ва ули­ца в Петер­бур­ге. Родил­ся на Кре­стов­ском ост­ро­ве в име­нии его роди­те­лей — Кон­стан­ти­на Эспе­ро­ви­ча (1843—1920) и Надеж­ды Дмит­ри­ев­ны (1847—1920), сест­ры гене­ра­ла Д. И. Скобелева.

Слу­жил в рос­сий­ском импе­ра­тор­ском фло­те капи­та­ном 2-го ран­га. С дет­ских лет был бли­зок к спор­ту не толь­ко он, но и его стар­ший брат Сер­гей, кото­рый в нача­ле XX века был пред­ста­ви­те­лем Рос­сии в МОК, так­же воз­глав­лял раз­лич­ные спор­тив­ные федерации.

Князь Эспер вхо­дил в олим­пий­скую сбор­ную Рос­сии. Он был капитаном[en] в эки­па­же «Гал­лии II» (яхта Алек­сандра Выш­не­град­ско­го). Кро­ме него в эки­паж вхо­ди­ли: Иосиф Шома­кер (руле­вой), Эрнест Бра­ше, Нико­лай Пуш­ниц­кий, Алек­сандр Роди­о­нов, Филип Штра­ух и Карл Линдхолм[1][2].

С нача­лом рево­лю­ци­он­ных собы­тий уехал во Фран­цию, где вско­ре скончался.
СемьяПравить

Женат был два­жды, на Оль­ге Алек­сан­дровне Бази­лев­ской (с 1898 года) и на фран­цу­жен­ке Маг­да­лене Мулен (1890—1974). От пер­во­го бра­ка дети:
Кон­стан­тин (1899—1918), вос­пи­тан­ник Учи­ли­ща пра­во­ве­де­ния, кор­нет лейб-гвар­дии Кон­но­го пол­ка. Рас­стре­лян боль­ше­ви­ка­ми в Кие­ве 26 янва­ря 1918 года.
Еле­на (1901—1998, Лурд); в Выбор­ге вышла замуж в 1919 г. за кня­зя Нико­лая Вла­ди­ми­ро­ви­ча Мосаль­ско­го, кото­рый про­пал без вести во вре­мя Вто­рой миро­вой вой­ны; после раз­во­да с ним в 1926 г. всту­пи­ла в брак с мар­ки­зом Жозе­фом-Аль­фре­дом де Моле­он-Нар­бон­ном (1885—1961).

Вто­рой брак, по неко­то­рым све­де­ни­ям, был граж­дан­ским, во вся­ком слу­чае, заклю­чён без оформ­ле­ния раз­во­да с пер­вой женой. Дети от вто­ро­го бра­ка исполь­зо­ва­ли в каче­стве псев­до­ни­ма имя сво­ей матери:
Жорж Бело­сель­ский-Бело­зер­ский (Georges Belosselsky-Belozersky dit Moulin; 1913—2005); в бра­ке с Алек­сан­дрой Ана­то­льев­ной Кон­дра­тье­вой оста­вил потом­ство; их сын Сте­фан в 1992 году стал име­но­вать­ся князь Сте­фан Геор­ги­е­вич Бело­сель­ский-Бело­зер­ский (утвер­жде­но ука­зом Вели­кой Кня­ги­ни Марии Вла­ди­ми­ров­ны, Гла­вы рос­сий­ско­го Импе­ра­тор­ско­го Дома).
Поль Бело­сель­ский-Бело­зер­ский (Paul Belosselsky-Belozersky dit Moulin; 1917—2005); жил в Хель­син­ки, так­же оста­вил потом­ство, нося­щее фами­лию Мулен.

Жорж и Поль Э. Бело­сель­ские-Бело­зер­ские были офи­ци­аль­но при­зна­ны их отцом кня­зем Эспе­ром Кон­стан­ти­но­ви­чем; декла­ра­ция, заре­ги­стри­ро­ван­ная в 1920 в Пари­же в мэрии 8-го округа.
[Вол­ков С.В. Офи­це­ры фло­та… М.,2004]

князь Еспер Костян­ти­но­вич, був офі­це­ром Бал­тійсь­ко­го фло­ту і слу­жив офі­це­ром імпе­ра­торсь­кої яхти » Олек­сан­дрія «та» Поляр­на зір­ка «(оби­дві яхти слу­жив імпе­ра­то­ру і його сім’ї до » Стан­дарт «був побу­до­ва­ний, піс­ля чого більш сучас­ні Поляр­на зір­ка слу­гу­ва­ла виключ­но вдо­ву­ю­ча імпе­ра­три­ця Марія Федорів­на мати Мико­ли II ). Під час насиль­ни­ць­ко­го пер­ший зако­лот на Бал­тійсь­кий флот »з моря­ків, що базуєть­ся в Крон­штад­ті ост­ро­ві війсь­ко­во-морсь­кої бази за межа­ми Пет­ро­гра­да, Еспер Костян­ти­но­вич ледь уник­ну­ти захоплен­ня, і, ймо­вір­но, вби­вства мат­ро­са­ми. Разом зі свої­ми дво­ма малень­ки­ми сина­ми Жорж Esperovich, Пол Esperovich, їхня мати Мад­лен Jakovlena (і нянь, домаш­ня при­слу­га), він біг до Фін­лян­дії, а потім до Франції.
Ум. 1921.01.05 в Париже
~ Оль­га Алек­сан­дров­на Бази­лев­ская. Роди­лась в 1878 в Санкт-Петер­бур­ге. В 1929 — лише­на изби­ра­тель­ных прав. В 1933 — высла­на из Ленин­гра­да в Боро­ви­чи Нов­го­род­ской обла­сти как бес­пас­порт­ная, зара­ба­ты­ва­ла там част­ны­ми уро­ка­ми. В апре­ле 1937 — про­си­ла хода­тай­ства юри­ди­че­ско­го отде­ла Пом­по­ли­та о выез­де во Фран­цию к доче­ри. 14 нояб­ря 1937 — аре­сто­ва­на, 19 декаб­ря при­го­во­ре­на к ВМН и 28 декаб­ря расстреляна.
[ГАРФ. Ф. Р-8409. Оп. 1. Д. 1595. С. 53-55. Жерт­вы поли­ти­че­ско­го тер­ро­ра в СССР. Компакт-диск.]

~ 2) Madeleine Julie Thérèse Moulin (Luxemburg 31 Dec 1890-d.Helsingfors 17 Jul 1974 per Ferrand and Europäische Stammtafeln, but 20 Jul 1973 according to her tombstone); оче­вид­но, этот вто­рой брак был заклю­чен без под­твер­жде­ния смер­ти или раз­во­да с пер­вой женой, и, таким обра­зом, у детей была фами­лия их матери.

28а княж­на Еле­на Кон­стан­ти­нов­на Бело­сель­ская (1869-1944)
В 1905 году наслед­ни­ки кня­ги­ни Вол­кон­ской про­да­ли особ­няк кня­зю Вик­то­ру Сер­ге­е­ви­чу Кочу­бею, где он посе­лил­ся с женой княж­ной Еле­ной Кон­стан­ти­нов­ной Бело­сель­ской-Бело­зер­ской . В 1908-1910 годах здесь постро­и­ли трёх­этаж­ное зда­ние, вопло­тив в жизнь про­ект Рома­на Фёдо­ро­ви­ча Мельцера.Она, по сло­вам А.А.Мосолова, «по сво­им и мужа вку­сам, не люби­ла свет­ской жиз­ни, чув­ство­ва­ла себя луч­ше в исто­ри­че­ском име­нии Кочу­бе­ев под Пол­та­вой — Дикань­ке и там при­ни­ма­ла лишь близ­ких дру­зей князя».
~ М. кн. Вик­тор Сер­ге­е­вич Кочу­бей (1860-1923), сын Сер­гея Вик­то­ро­ви­ча Кочу­бея (1820-1880) и Софьи Алек­сан­дров­ны Бен­кен­дорф (род. 1825), доче­ри Алек­сандра Хри­сто­фо­ро­ви­ча Бен­кен­до­фа (1783-1844), началь­ни­ка III отделения
28б княж­на Оль­га Кон­стан­ти­нов­на Бело­сель­ская (1874-1923)
Їхня донь­ка Оль­га Костян­тинів­на Орло­ва , її син Мико­ла Воло­ди­ми­ро­вич з дру­жи­ною Надією Пет­рів­ною (Рома­но­ва Прин­це­са) і доч­ка Іри­на Nicholayevna біг­ли через Крим (від Ялти ) у Фран­цію в ком­панії вдо­ву­ю­ча імпе­ра­три­ці Марії Федорів­ни на бри­тансь­кий кора­бель HMS Маль­бо­ро (Оль­га Костян­тинів­на вий­ш­ла заміж за прин­ца, гене­рал-лей­те­нант, генерал-ад’ютант Його Велич­но­сті і началь­ник кан­це­лярії, Воло­ди­мир Мико­лай­о­вич Орлов, Вален­тин Сєров нама­лю­вав її, основ­ної части­ни в даний час в Російсь­ко­му музеї — Санкт-Петер­бург-Бенуа крило).
князь Вла­ди­мир Нико­ла­е­вич Орлов, родив­ший­ся в послед­ний день 1868 года, впо­след­ствии гене­рал-лей­те­нант, гене­рал-адъ­ютант, началь­ник Воен­но-поход­ной кан­це­ля­рии Нико­лая II, а затем помощ­ник по граж­дан­ским делам намест­ни­ка Кав­ка­за. Обра­зо­ва­ние князь Вла­ди­мир Орлов полу­чил в Паже­ском кор­пу­се и 1 сен­тяб­ря 1887 года вышел в Кон­ную гвар­дию. 29 апре­ля 1894 года кон­но­гвар­дей­ский пору­чик князь Орлов женил­ся на девят­на­дца­ти­лет­ней княжне Оль­ге Кон­стан­ти­новне Бело­сель­ской-Бело­зер­ской. Княж­на роди­лась в Петер­бур­ге 12 нояб­ря 1874 года; она была чет­вер­тым ребен­ком в семье кня­зя Кон­стан­ти­на Эспе­ро­ви­ча Бело­сель­ско­го-Бело­зер­ско­го и его жены Надеж­ды Дмит­ри­ев­ны, урож­ден­ной Ско­бе­ле­вой: зна­ме­ни­то­му гене­ра­лу М.Д.Скобелеву Оль­га Кон­стан­ти­нов­на при­хо­ди­лась пле­мян­ни­цей. Петер­бург­ский салон Орло­вых в их доме на набе­реж­ной Мой­ки, 90, отли­чал­ся утон­чен­ным ари­сто­кра­тиз­мом. Как сооб­ща­ет хоро­шо осве­дом­лен­ный совре­мен­ник, в отли­чие от сест­ры, кня­ги­ни Еле­ны Кочу­бей, «Оль­га Орло­ва <…> люби­ла при­е­мы у себя на Мой­ке. Особ­няк этот по внут­рен­ней обста­нов­ке похо­дил на музей. У нее соби­ра­лись дипло­ма­ты и дамы, щего­ляв­шие в пла­тьях от луч­ших порт­ных Парижа»2. В 1911 году порт­рет кня­ги­ни Орло­вой в инте­рье­ре ее дома напи­сал Вален­тин Серов. «Как было не исполь­зо­вать исклю­чи­тель­но наряд­ный облик кня­ги­ни Оль­ги Орло­вой (урож­ден­ной княж­ны Бело­сель­ской), пер­вой мод­ни­цы Петер­бур­га, тра­тив­шей на рос­кош­ные туа­ле­ты огром­ные сред­ства и ими сла­вив­шей­ся, — вос­кли­ца­ет в сво­их вос­по­ми­на­ни­ях князь С.А.Щербатов3. В кон­це 1911 года В.А.Серов умер; недо­воль­ная порт­ре­том кня­ги­ня Орло­ва пода­ри­ла шедевр Серо­ва Музею Алек­сандра III с усло­ви­ем, что он нико­гда не будет выстав­лять­ся в одном зале с порт­ре­том Иды Рубинштейн…
«Вели­ко­леп­ный, эффект­ный порт­рет кня­ги­ни Оль­ги Кон­стан­ти­нов­ны Орло­вой, урож­ден­ной Бело­сель­ской-Бело­зер­ской (1872—1923), напи­сан в послед­ний год жиз­ни худож­ни­ка. Он стал одним из выс­ших дости­же­ний его твор­че­ства. В создан­ном им порт­ре­те-кар­тине живо­пи­сец уде­ля­ет зна­чи­тель­ное вни­ма­ние инте­рье­ру двор­ца кня­ги­ни. Подроб­но оха­рак­те­ри­зо­ван и туа­лет кня­ги­ни, слыв­шей самой мод­ной дамой Петер­бур­га. Ее поза под­черк­ну­то кар­тин­на, собо­льи меха и дра­го­цен­но­сти пора­жа­ют вели­ко­ле­пи­ем, она вся — демон­стра­ция респек­та­бель­но­сти и над­мен­но­го высо­ко­ме­рия. Стрем­ле­ние к боль­шо­му сти­лю, совер­шен­ство пла­сти­че­ско­го реше­ния, коло­ри­сти­че­ски тон­кая живо­пись — все направ­ле­но на рас­кры­тие пси­хо­ло­ги­че­ской сути моде­ли, отли­чав­шей­ся экс­тра­ва­гант­но­стью пове­де­ния: «А я — Оль­га Орло­ва, и мне все поз­во­ле­но». В раз­го­во­ре с заказ­чи­цей худож­ник обмол­вил­ся, что для него весь инте­рес порт­ре­та заклю­чен в мод­ной шля­пе, толь­ко что достав­лен­ной из Пари­жа. Вла­де­ли­ца порт­ре­та, не выска­зы­вая откры­то сво­е­го недо­воль­ства, вско­ре, одна­ко, зака­за­ла свой порт­рет дру­го­му, мод­но­му в то вре­мя салон­но­му худож­ни­ку, а эту рабо­ту пода­ри­ла Рус­ско­му музею.»
Вес­ной 1917 года вся семья Орло­вых вос­со­еди­ни­лась Кры­му, где Вла­ди­мир Нико­ла­е­вич и Оль­га Кон­стан­ти­нов­на Орло­ва при­сут­ство­ва­ли на сва­дьбе их един­ствен­но­го сына Николая.Для роди­те­лей кня­зя Нико­лая Вла­ди­ми­ро­ви­ча тяго­ты пре­бы­ва­ния в Кры­му усу­губ­ля­лись и лич­ной дра­мой: князь Вла­ди­мир Нико­ла­е­вич оста­вил Оль­гу Кон­стан­ти­нов­ну, увлек­шись Ели­за­ве­той Алек­сан­дров­ной Людерс-Веймарн12.
В апре­ле 1918 года Крым был окку­пи­ро­ван нем­ца­ми, и импе­ра­три­ца Мария Федо­ров­на пере­еха­ла в Харакс — име­ние вели­ко­го кня­зя Геор­гия Михай­ло­ви­ча, рас­по­ло­жен­ное непо­да­ле­ку от Ай-Тодо­ра. Вели­кая кня­ги­ня Ксе­ния Алек­сан­дров­на с семьей вер­ну­лась к себе в Ай-Тодор. Вели­кие кня­зья Нико­лай Нико­ла­е­вич и Петр Нико­ла­е­вич с семья­ми оста­лись в Дюль­бе­ре под охра­ной белых офицеров.
Вес­ной 1919 года Георг V Англий­ский напра­вил к бере­гам Кры­ма лин­кор «Маль­бо­ро», но импе­ра­три­ца Мария Федо­ров­на согла­си­лась взой­ти на его борт лишь при усло­вии, что англи­чане спа­сут вме­сте с нею всех, кому угро­жа­ет опасность.Среди тех, кто вос­поль­зо­вал­ся вели­ко­ду­ши­ем Марии Федо­ров­ны, были кня­ги­ня Оль­га Кон­стан­ти­нов­на и ее сын, князь Нико­лай Вла­ди­ми­ро­вич с женой Надеж­дой Пет­ров­ной и годо­ва­лой доче­рью Ири­ной. Князь Вла­ди­мир Нико­ла­е­вич поки­нул Крым меся­цем ранее13.11 апре­ля лин­кор «Маль­бо­ро» снял­ся с яко­ря и взял курс на Кон­стан­ти­но­поль. На его бор­ту роди­ну поки­ну­ла и семья Орло­вых. 20 апре­ля 1919 года кня­ги­ня Оль­га Кон­стан­ти­нов­на, князь Нико­лай Вла­ди­ми­ро­вич и кня­ги­ня Надеж­да Пет­ров­на с годо­ва­лой доче­рью Ири­ной сошли на берег Маль­ты; они оста­но­ви­лись в город­ке Слим, в гости­ни­це «Импе­ри­аль». С Маль­ты Орло­вы пере­бра­лись во Францию14, где уже обос­но­вал­ся князь Вла­ди­мир Нико­ла­е­вич; после раз­во­да с Оль­гой Кон­стан­ти­нов­ной он обвен­чал­ся в 1920 году с Е.А.Людерс-Веймарн (1883–1969)15.Княгиня Оль­га Кон­стан­ти­нов­на про­жи­ла на чуж­бине недол­го: она скон­ча­лась 26 октяб­ря 1923 года, непол­ных соро­ка девя­ти лет. Князь Вла­ди­мир Нико­ла­е­вич пере­жил ее на четы­ре года; подоб­но сво­е­му отцу, В.Н.Орлов про­вел свои послед­ние годы в зам­ке Бель­фон­тен и скон­чал­ся там 29 авгу­ста 1927 года.
~ М. кн. Вла­ди­мир Нико­ла­е­вич Орлов (1869-1927) 2-я жена Ели­за­ве­та Алек­сан­дров­на Людерс-Вей­марн (1883—1969)
сын Нико­лай Вла­ди­ми­ро­вич Орлов (12 мар­та 1896 — 30 мая 1961)
княж­на Мария Кон­стан­ти­нов­на Белосельская
Марія Костян­тинів­на під­сум­ку, що живуть в Брюсселі.
~ одру­же­на з гене­рал-май­ор Б. Є. Гарт­ман , коман­ду­вач Російсь­кої Імпе­ра­торсь­кої Шевальє гвар­дійсь­кої / пол­ку кін­ної гвардії).
32 коле­но
29.27. князь Сер­гей Сер­ге­е­вич Бело­сель­ский (1895.07.23,СПб.—1978.10.23)
Паже­ский кор­пус 1914. Штабс-рот­мистр, комач­дир ди-визи­о­на лейб-гв. Кон­но­го пол­ка. В Севе­ро-Запад­ной армии, зачис­лен стар­шим адъ-ютан­том опе­ра­тав­но­го отде­ла, с 1919.11. обер-квар­тир­мей­стер шта­ба 2-го кор-пуса. В эми­гра­ции в Англии, слу­жил в тор­го­вом фло­те, после 1945 на Восточ­ном побе­ре­жье США. Пред­се­да­тель Рос­сий­ско­го коми­те­та Осво­бож­де­ния и Рос­сий­ско­го коми­те­та в США, на 1951.11. пред­ста­ви­тель пол­ко­во­го объ­еди­не­ния в США. Ум. 1978.10.23. доче­ри Мари­на (Касар­да) и Татья­на. :1С:Серг.Конст.Эспер-ча [Вол­ков С.В. Офи­це­ры Росс.гв. М.,2002]
Сын гене­ра­ла кня­зя Сер­гея Кон­стан­ти­но­ви­ча Бело­сель­ско­го-Бело­зер­ско­го. В 1914 г. закон­чил Паже­ский Его Импе­ра­тор­ско­го Вели­че­ства кор­пус, слу­жил в лейб гвар­дии кон­ном пол­ку, участ­ник Пер­вой миро­вой вой­ны, кото­рую закон­чил в чине рот­мист­ра и долж­но­сти коман­ди­ра вто­ро­го диви­зи­о­на пол­ка. После рево­лю­ции в Рос­сии вме­сте с отцом и дедом эми­гри­ро­вал в Фин­лян­дию, куда Бело­сель­ские-Бело­зер­ские суме­ли вовре­мя пере­ве­сти и все свои капиталы[1]; в 1919 г. в Севе­ро-Запад­ной армии гене­ра­ла Юде­ни­ча, обер-квар­тир­мей­стер шта­ба 2-го кор­пу­са, после пора­же­ния Бело­го дви­же­ния на Севе­ро-Запа­де жил в Англии и во Фран­ции. Во вре­мя Вто­рой миро­вой вой­ны слу­жил в бри­тан­ском Мини­стер­стве воен­ных сооб­ще­ний. После вой­ны обос­но­вал­ся в США, в Нью-Йор­ке. Рабо­тал в Транс­оке­ан­ской швед­ско-аме­ри­кан­ской ком­па­нии. В 1945 г. создал Рус­ско-аме­ри­кан­ский союз защи­ты и помо­щи рус­ским вне СССР (под омо­фо­ром РПЦЗ), кото­рый, в част­но­сти рас­сы­лал спе­ци­аль­ные пору­чи­тель­ства рус­ским эми­гран­там и помо­гал им устро­ить новую жизнь в США, Австра­лии и Кана­де, откры­вал дома для пре­ста­ре­лых. Зани­мал­ся так­же цер­ков­ной бла­го­тво­ри­тель­но­стью. Осно­вал и воз­гла­вил Рос­сий­ский анти­ком­му­ни­сти­че­ский центр, пере­име­но­ван­ный впо­след­ствии во Все­рос­сий­ский коми­тет осво­бож­де­ния (1950) и Пред­ста­ви­тель­ство рос­сий­ских эми­гран­тов в Америке.
в 1914 году окон­чил Паже­ский кор­пус, полу­чил чин штабс-рот­мист­ра (1917), после рево­лю­ции эми­гри­ро­вал в Фин­лян­дию, затем в Англию, Фран­цию, нако­нец обос­но­вал­ся в США, где, рабо­тая в Транс­оке­ан­ской швед­ско-аме­ри­кан­ской ком­па­нии, актив­но участ­во­вал в жиз­ни рус­ской эми­гра­ции. Он орга­ни­зо­вал Сла­вян­ский инсти­тут, пред­се­да­тель­ство­вал в Кон­но­гвар­дей­ском объ­еди­не­нии. После Вто­рой миро­вой вой­ны князь неко­то­рое вре­мя воз­глав­лял Рос­сий­ский анти­ком­му­ни­сти­че­ский центр, объ­еди­няв­ший 62 поли­ти­че­ские, обще­ствен­ные и цер­ков­ные орга­ни­за­ции. Цер­ков­ный бла­го­тво­ри­тель, покро­ви­тель рус­ско­го ска­ут­ско­го дви­же­ния в Аме­ри­ке, ини­ци­а­тор созда­ния Рус­ско-аме­ри­кан­ско­го сою­за защи­ты и помо­щи рус­ским вне СССР, кото­рый, в част­но­сти, рас­сы­лал спе­ци­аль­ные пору­чи­тель­ства рус­ским эми­гран­там и помо­гал им устро­ить новую жизнь в США, Австра­лии и Кана­де, откры­вал дома для пре­ста­ре­лых. Пол­ков­ник авиа­ции в армии США.
Сер­гій Сер­гій­о­вич Belosselsky-Біло­зерсь­кий (1898-1978), вою­вав з коня гвар­дії в боях Пер­шої світо­вої вій­ни, повер­нув­ся в Пет­ро­град, то в 1918 році і піс­ля того, як був аре­што­ва­ний в Пет­ро­гра­ді в сере­ди­ни 1918 року Чер­во­на гвар­дія і поса­ди­ли до в’язниці як в Пет­ро­пав­лівсь­кій фор­те­ці і в Крон­штад­ті війсь­ко­во-морсь­кої бази ост­ро­ва, але звіль­не­ний за вказів­кою Мой­сея Ури­ць­ко­го (Див. Спо­га­ди кня­зя Сер­гій Сер­гій­о­вич Belosselsky-Біло­зерсь­ко­го опуб­лі­ко­вані Жак Фер­ран ; реда­гу­вав Марвін Ліон ) біг­ли через Фін­лян­дію в Лон­доні і Пари­жі поки, наре­шті, переїзд в США до Дру­гої Світо­вої війни.
Сер­гей Сергеевич(23 июля 1895, Санкт-Петер­бург — 23 октяб­ря 1978, Нью-Йорк)
Обще­ствен­ный и поли­ти­че­ский дея­тель, вете­ран Белой армии, май­ор ВВС США.
Князь, Рюри­ко­вич. Родил­ся в семье гене­рал-лей­те­нан­та Импе­ра­тор­ской армии. Мать Сер­гея Сер­ге­е­ви­ча была аме­ри­кан­кой по про­ис­хож­де­нию, доче­рью гене­ра­ла Чарль­за Вит­ти­ера, извест­но­го поэта. В 1911 посту­пил в Паже­ский кор­пус, кото­рый окон­чил в 1914 с про­из­вод­ством в чин кор­не­та Лейб-гвар­дии Кон­но­го пол­ка. С этим пол­ком про­вел на фрон­те всю вой­ну, закон­чив ее в чине рот­мист­ра. После захва­та вла­сти боль­ше­ви­ка­ми посту­пил в Севе­ро-Запад­ную армию гене­ра­ла Юде­ни­ча, в кото­рой зани­мал долж­ность началь­ни­ка шта­ба II корпуса.
После окон­ча­ния Граж­дан­ской вой­ны выехал через Фин­лян­дию в Англию, где слу­жил в паро­ход­ных ком­па­ни­ях, а поз­же пере­се­лил­ся во Фран­цию. Во вре­мя Вто­рой миро­вой вой­ны князь рабо­тал в бри­тан­ском мини­стер­стве по делам снаб­же­ния. Был назна­чен в Нью-Йорк началь­ни­ком бри­тан­ских неф­те­на­лив­ных судов, снаб­жав­ших англий­ский флот и армию горючим.
Пер­вым бра­ком женат на гра­фине Ели­за­ве­те Нико­ла­евне Граб­бе. В 1945 вышел в отстав­ку и посе­лил­ся в США. Вско­ре после раз­во­да с пер­вой женой женил­ся на Фло­ренс, урож­дён­ной Крейн, по пер­во­му бра­ку Робин­зон, при­няв­шей имя Свет­ла­ны при при­ня­тии пра­во­сла­вия. Состо­я­ние семьи поз­во­ли­ло ему создать Аме­ри­ка­но-Рус­ский союз помо­щи рус­ским вне СССР и пере­дать сою­зу в соб­ствен­ность Дом Сво­бод­ной Рос­сии в Нью-Йор­ке. Князь и его супру­га ока­зы­ва­ли огром­ную помощь рус­ским бежен­цам-анти­ком­му­ни­стам в полу­че­нии виз на въезд в США. Высту­пал про­тив насиль­ствен­ной репа­три­а­ции быв­ших совет­ских воен­но­плен­ных. Одна из таких акций при­оста­но­ви­ла начав­шу­ю­ся было репа­три­а­цию совет­ских воен­но­плен­ных из Фор­та Дике в шта­те Нью-Джер­си. На сред­ства супру­гов в Глен-Кове, Лонг-Айлен­де, в шта­те Нью-Йорк, для рус­ских содер­жа­лось 6 стар­че­ских домов. В рай­о­нене Лэй­к­ву­да, в шта­те Нью-Джер­си куп­лен уча­сток зем­ли, кото­рый предо­став­лен для лет­них лаге­рей Пат­ри­о­ти­че­ской орга­ни­за­ции рус­ских раз­вед­чи­ков. В Лост-Лэйк, в шта­те Илли­нойс, было куп­ле­но 72 акра зем­ли, на кото­рой был впо­след­ствии осно­ван рус­ский посе­лок Вла­ди­ми­ро­во с пра­во­слав­ной цер­ко­вью, где летом устра­и­ва­ет­ся лагерь Пра­во­слав­ных рус­ских раз­вед­чи­ков. Супру­ги были щед­ры­ми жерт­во­ва­те­ля­ми и под­дер­жи­ва­ли мно­го­чис­лен­ные рус­ские воен­ные и пат­ри­о­ти­че­ские орга­ни­за­ции и РПЦЗ [Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь Зару­бе­жом]. В 1964 осно­ван Аме­ри­ка­но-сла­вян­ский инсти­тут по типу сво­бод­но­го уни­вер­си­те­та, про­су­ще­ство­вав­ший несколь­ко лет. Осно­вал и руко­во­дил Все­рос­сий­ским Коми­те­том осво­бож­де­ния, кото­рый пере­фор­ми­ро­вал­ся после IV съез­да во Все­рос­сий­ское зару­беж­ное пред­ста­ви­тель­ство, с отде­ле­ни­я­ми в дру­гих стра­нах сво­бод­но­го мира, объ­еди­нив­шее воин­ские, каза­чьи орга­ни­за­ции и эми­грант­скую обще­ствен­ность для борь­бы за осво­бож­де­ние Рос­сии от коммунизма.
Две замуж­них доче­ри Сер­гея Сер­ге­е­ви­ча и Свет­ла­ны Ричар­дов­ны, Татья­на и Мари­на, живут в США. Мари­на вышла замуж в 1962 за Вла­ди­сла­ва Касар­да. Пря­мо­го муж­ско­го потом­ства у кня­зей Бело­сель­ских-Бело­зер­ских не осталось.
~ 1) гра­фи­ня Ели­за­ве­та Нико­ла­ев­на Граббе.
~ 2) Фло­ренс (Свет­ла­на) Ричар­дов­на (Крэйн, 1909 — 1969.10.21, в Нью-Йорке), .
[Щер­ба­тов А.П. Интер­вью авто­ру. Сен­тябрь, 2000; Pantuhoff Oleg — 1976 [Pantuhoff Oleg (Bates, John L.) Russian Americans in Active Service of the United States. Typescript, 1976. 6p.]; Кадес­ни­ков Н. Памя­ти кн. С.П. Бело­сель­ской-Бело­зер­ской // НРС [Новое рус­ское сло­во (Нью-Йорк)]. 1969. 24 нояб­ря; Кнг. С. Р. Бело­сель­ская // НРС. 1969. 23 октяб­ря; Кон­чи­на кн. С.С. Бело­сель­ско­го-Бело­зер­ско­го // НРС. 1978. 25 октяб­ря; Некро­лог // Часо­вой (Брюс­сель). 1979. Январь № 616. С. 27; Щер­ба­тов А.П., кн. Памя­ти С.С. Бело­сель­ско-го-Бело­зер­ско­го // НРС. 1978. 31 октября.]
30 князь Андрей Сер­ге­е­вич Бело­сель­ский (1909-1961)
Андрій Сер­гій­о­вич переї­хав також з Сер­гієм Костян­ти­но­ви­чем в Лон­дон і Тон­брідж. Він помер без­діт­ним (+1961 в Редінгу).
2С:Серг.Конст.Эспер-ча
31.28. князь Кон­стан­тин Эспе­ро­вич Бело­сель­ский (1900-1918) 28
Костян­тин Esperovich, нещо­дав­но дору­чив 18-річ­ний офі­цер, був зі своїм заго­ном кін­ної гвар­дії в Києві, де він був уби­тий 28 січ­ня 1918 чер­воні guardist (він похо­ва­ний у Києві в «Покровсь­кий» мона­стир) у зв’язку з пер­шим рево­лю­цій­ним і націо­налі­стич­ним хвиль в Києві, де російсь­ке імперсь­ке офі­церів були направ­лені всім.

Князь. В 1917 — на чет­вер­том кур­се Импе­ра­тор­ско­го учи­ли­ща пра­во­ве­де­ния (не окон­чил его). В 1918 — кор­нет лейб-гвар­дии Кон­но­го пол­ка. 5 янва­ря 1921 — рас­стре­лян боль­ше­ви­ка­ми в Киев; погре­бен на клад­би­ще Покров­ско­го жен­ско­го монастыря.
[Участ­ни­ки бело­го дви­же­ния в Рос­сии. Спис­ки… С. 119-128; 151; 221; 401.]

31а княж­на Еле­на Эспе­ров­на Бело­сель­ская (род.1901)
Была жива в 1990-х годах.
М. 1) (с 1919) кн. Нико­лай Вла­ди­ми­ро­вич Мосаль­ский (1896-меж­ду 1940 и 1944); 2) (1930) Joseph Alfred, мар­киз Mauleon-Narbonne de Nebias

[от 2] Georges Эспе­ро­вич Moulin (St.Petersburg 12 Nov 1913-Meudon 24 Mar 2005);

~ m.Meudon 16 Apr 1953 Alexandra Anatolievna Kondratiev (Antibes 16 Sep 1931-La Garenne-Colombes 17 May 1995) à issue, surnamed Moulin; one son took the surname Belosselsky-Belozersky in 1992
[от 2] Paul Эспе­ро­вич Moulin (Uusikirkko, Finland 12 Jul 1917-Helsinki 19 Nov 2005);

~ m.Helsinki 2 Nov 1947 Marjatta Heimolainen (Mänttä 23 Nov 1926- ) à issue, surnamed Moulin

33 коле­но
32 княж­на Мари­на Сер­ге­ев­на Бело­сель­ская (1945-) 29
вышла замуж в 1962 за Вла­ди­сла­ва Касарда.
33 княж­на Татья­на Сер­ге­ев­на Бело­сель­ская (1947-)

Нотат­ки

  1. Запис­ная кни­га ста­рых кре­по­стей 1598 г. Без нача­ла. // Копа­нев А.И. Мате­ри­а­лы по исто­рии кре­стьян­ства кон­ца XVI и пер­вой поло­ви­ны XVII в. // Мате­ри­а­лы и сооб­ще­ния по фон­дам Отде­ла руко­пис­ной и ред­кой кни­ги Биб­лио­те­ки АН СССР, М.; Л., 1966. С. 167).
Поме­щик Михай­лов­ско­го пого­ста на Рве в октяб­ре 1611 г. (Дозор­ные кни­ги Зарус­ской поло­ви­ны Шелон­ской пяти­ны дозо­ра Пет­ра Андре­ева сына Ноги­на и подья­че­го Ники­ты Мол­ча­но­ва. 1611, сен­тяб­ря // RA, NOA, serie 1:70. С.114).
Его отцу, Кур­ба­ту Вла­ди­ми­ро­ву Бело­сель­ско­му было веле­но слу­жить с отцов­ско­го поме­стья по госу­да­ре­ве гра­мо­те 1554 г. вме­сто сво­е­го отца, Вла­ди­ми­ра Ива­но­ви­ча, к тому вре­ме­ни ста­ро­му и боль­но­му (а вме­сто кн. В.И.Белосельского — его вну­ку кн.Семену Андре­еву Бело­сель­ско­му) (Гра­мо­та царя Ива­на Васи­лье­ви­ча об отстав­ке со служ­бы кн. Вла­ди­ми­ра и Васи­лия Ива­но­ви­чей Бело­сель­ских. 1554. 17.08 // ДАИ. Т. 1. СПб., 1846. № 47.I. С. 65-66).
Поме­стье его мате­ри, вдо­вы кня­ги­ни Кате­ри­ны, в Рож­де­ствен­ском Бель­ском пого­сте Шелон­ской пяти­ны, 4 нояб­ря 1572 г. пере­шло Семе­ну и Гри­го­рию Хар­ла­мо­вым (Ввоз­ная гра­мо­та Семе­ну и Гри­де Васи­лье­вым детям Хар­ла­мо­ва на поме­стье кня­ги­ни Кате­ри­ны, вдо­вы кня­зя Кур­ба­та Бело­сель­ско­го в Рож­де­ствен­ском Бель­ском пого­сте Шелон­ской пяти­ны. 1572. 4.11 // РГА­ДА, ф. 1209, д. 16931, л. 73-74 об.)
~ Мария.Нкфр. Д:Нкфр. РУМЯН­ЦЕВ. :Агафия.Бор
28. князь Миха­ил Кур­ба­тов Бело­сель­ский (1588,1603)
Сын бояр­ский Вод­ской пятины
24 янва­ря 1588 г. запи­сал за себя холо­па вме­сте с бра­том Ива­ном (Запис­ная кни­га ста­рых кре­по­стей 1598 г. Без нача­ла. // Копа­нев А.И. Мате­ри­а­лы по исто­рии кре­стьян­ства кон­ца XVI и пер­вой поло­ви­ны XVII в. // Мате­ри­а­лы и сооб­ще­ния по фон­дам Отде­ла руко­пис­ной и ред­кой кни­ги Биб­лио­те­ки АН СССР, М.; Л., 1966. С. 167).
В 1596/97 г. его брат Иван судил­ся в его место с Игнат­ком Изво­щи­ком и Юшком Барыш­ни­ком (Кни­ги пере­пис­ные суд­ным и раз­бой­ным и тати­ным делам и запис­кам и кни­гам при­ход­ным пошлин­ным ден­гам с суд­ных и с управ­ных дел и холо­пьим кни­гам, кото­рые дела были в Суд­ном при­ка­зе при раз­ных вое­во­дах и вла­ды­ках. 1584-1605 // СПбИИ, кол. 2, оп. 1, д. 12, л. 141).
В 1597/98 г. вме­сте с бра­том Ива­ном судил­ся со Сте­па­ном Пет­ро­вым Косиц­ким о бег­лом чело­ве­ке (Кни­ги пере­пис­ные суд­ным и раз­бой­ным и тати­ным делам и запис­кам и кни­гам при­ход­ным пошлин­ным ден­гам с суд­ных и с управ­ных дел и холо­пьим кни­гам, кото­рые дела были в Суд­ном при­ка­зе при раз­ных вое­во­дах и вла­ды­ках. 1584-1605 // СПбИИ, кол. 2, оп. 1, д. 12, л. 47). В том же году вме­сте с бра­том Ива­ном при­вез сво­е­го пле­мян­ни­ка Миха­и­ла в Суд­ную избу (там же, л. 50-50 об.).
В 1597/98 г. судил­ся (кн. Миха­ил Бело­сель­ский) с кре­стья­на­ми Клоп­ско­го мона­сты­ря в бое, бес­че­стье и гра­бе­же 12 руб­лей (Кни­ги пере­пис­ные суд­ным и раз­бой­ным и тати­ным делам и запис­кам и кни­гам при­ход­ным пошлин­ным ден­гам с суд­ных и с управ­ных дел и холо­пьим кни­гам, кото­рые дела были в Суд­ном при­ка­зе при раз­ных вое­во­дах и вла­ды­ках. 1584-1605 // СПбИИ, кол. 2, оп. 1, д. 12, л. 61).
В 1602/03 г. судил­ся (кн. Миха­ил Бело­сель­ский) с Ива­ном Хому­то­вым о выво­зе кре­стьян, бое и гра­бе­же на 8 руб­лей без 4 алтын (там же, л. 352).
В 1603/04 г. при­ло­жил руку в Галиц­кой чет­вер­ти за Тихо­на Сте­па­но­ва Ада­ду­ро­ва (Чет­верт­чи­ки Смут­но­го вре­ме­ни. 1604-1617 гг. (Смут­ное вре­мя Мос­ков­ско­го госу­дар­ства. Вып. 9) / Пред. Л.М.Сухотина // ЧОИДР. 1912. Кн. 2. С. 26).
При рас­про­да­же иму­ще­ства каз­нен­но­го М.И.Татищева купил серую епан­чу и за 8 руб­лей мери­на «гнед, гри­ва нале­во». В день­гах за него пору­чи­лись Тимо­фей Тыр­тов и Ники­та Корин (Опись и про­да­жа с пуб­лич­но­го тор­га остав­ше­го­ся име­ния по уби­е­нию наро­дом обви­нен­но­го в измене Михай­лы Тати­ще­ва в 116 году. 1608/09 // ВОИДР. Кн. 8. 1850. С. 28).
29. князь Иван Гри­го­рье­вич Бело­сель­ский (1596,1629)
Сын бояр­ский Шелон­ской пяти­ны. Новик(1596). С:Григ.Вл.
Повер­стан нович­ным окла­дом в 1596 году. К ста­рин­но­му поме­стью Бело­сель­ских в Бель­ском пого­сте его отец князь Гри­го­рий Вла­ди­ми­ро­вич доба­вил еще поме­стье в сосед­нем Высоц­ком пого­сте). К октяб­рю 1611 г. его поме­стье в Высоц­ком пого­сте пере­шло к сыну Ивану.
Поме­щик Высоц­ко­го пого­ста (сц Дедо­че­во) в октяб­ре 1611 г. [Дозор­ные кни­ги Зарус­ской поло­ви­ны Шелон­ской пяти­ны дозо­ра Пет­ра Андре­ева сына Ноги­на и подья­че­го Ники­ты Мол­ча­но­ва. 1611, сен­тяб­ря // RA, NOA, serie 1:70. С. 97].
4 июля 1621 г. слу­жил оклад­чи­ком при денеж­ной раз­да­че нов­го­род­цам Шелон­ской пяти­ны. По вер­ста­нию 4 июля 1621 г. — дво­ро­вый сын бояр­ский с окла­дом в 800 чет­вер­тей и с чет­верт­ным окла­дом в 22 руб­ля. Был испо­ме­щен в Псков­ском уез­де [Десят­ня денеж­ной раз­да­чи нов­го­род­цам Шелон­ской пяти­ны кн. Д.И.Мезец­ким и дья­ка­ми М.Милославским и Д.Семеновым. 1621. 4.07 // РГА­ДА, ф. 210, оп. 4, д. 131, л. 6 об., 8].
Поме­щик Берез­ско­го пого­ста Шелон­ской пяти­ны в 1628-1629 гг. [Спи­сок с дозор­ной кни­ги помест­ных, вот­чин­ных и пусто­по­роз­жих земель Шелон­ской пяти­ны Залес­ской поло­ви­ны пись­ма и дозо­ра В.Волконского и В.Андреева. 1628]
30. княж­на N Гри­го­рьев­на Бело­сель­ская (1621,1635)
Дочь Григ.Вл. Белосельского.
~ Лав­рен­тий Ива­но­вич Пуш­кин (1621,1635) помещ.
31. князь Леон­тий Андре­евич Бело­сель­ский (1561,1568)
помещ.-Новг.-Шелон.пят. С:Анд.Вас.
Несмот­ря на ука­за­ние в цар­ской гра­мо­те 1554 г. на то, что Васи­лий и Вла­ди­мир Бело­сель­ские ста­ры и боль­ны, еще в 1561 г. Васи­лий здрав­ство­вал и про­дол­жал жить в сво­ем преж­нем поме­стье, кото­рое, после гибе­ли осе­нью 1559 г. его стар­ше­го вну­ка Семе­на, было пере­да­но бра­ту послед­не­го – Леон­тию. Неболь­ши­ми частя­ми это­го поме­стья вла­де­ли вдо­ва Семе­на Андре­еви­ча Акси­нья и дво­ю­род­ный брат – Пост­ник Вла­ди­ми­ро­вич Бело­сель­ский [Самок­ва­сов Д. Я. Архив­ный мате­ри­ал … Т. 1. С. 11-13.]

1561 г. июля 29 полу­чил гра­мо­ту, в кото­рой ему было пожа­ло­ва­но поме­стье его деда Васи­лия Бело­сель­ско­го в Бель­ском пого­сте, село Вет­ши на реч­ке Липне с тяну­щи­ми к нему дере­вуш­ка­ми и почин­ка­ми. «И за Левон­ти­ем в том селе и в дерев­нях и почин­ках мера его (Леон­тия) не спол­на», поче­му поме­щи­ку пред­пи­сы­ва­лось «жда­ти поме­стья под сно­хою сво­ею под Окси­ньею под Семей­ки­ною женою Бело­сел­ско­го, как сно­ха его замуж пой­дет или постри­жет­ца или ее не ста­нет, и Леве из того поме­стья мера его доде­ли­ти спол­на по окла­ду». Более того, ока­зы­ва­ет­ся, дед Семей­ки и Леон­тия, васи­лий, был еще жив, и той гра­мо­той Леон­тию пред­пи­сы­ва­лось с того поме­стья не толь­ко «царя и вели­ко­го кня­зя служ­ба слу­жи­ти спол­на», но и «деда сво­е­го князь Васи­лья и сест­ру свою Огро­фе­ну Игна­тье­ву дочь Голо­ща­по­ва с того ж поме­стья кормити/, доку­ды сест­ру свою замуж выдаст…». [Отдель­ная выпись пис­цов Васи­лия Ники­ти­ча Бори­со­ва и Ильи Ники­фо­ро­ва сына Дубен­ско­го кн. Леон­тию Андре­еву сыну Бело­сель­ско­го на поме­стье его деда кн. Васи­лия Бело­сель­ско­го с. Вет­ши с дд. и почч. в Вель­ском пого­сте Зарус­ской поло­ви­ны Шелон­ской пяти­ны.]. Семью года­ми (1568 г. июля 5) спу­стя Акси­нья Бело­сель­ская все еще была жива-здо­ро­ва, в мона­стырь не ушла и замуж не торо­пи­лась, и, види­мо, брат­цу надо­е­ло ждать, пока она осво­бо­дит место, поче­му он сумел добить­ся, что­бы ему пере­да­ли от вдо­вье­го поме­стья 26 чет­вер­тей паш­ни «в одном поле» да двух мужи­ков, уже извeст­но­го нам Васю­ка Мар­ко­ва да Усти­на Мар­ко­ва и Иван­ко «при­ход­ца». Вдо­ви­ца же оста­ва­лась с 40 чет­вер­тя­ми «доб­рой зем­ли» «поме­стья про­жи­точ­но­го», и эти 40 чет­вер­тей госу­да­ре­вы дья­ки раз­де­ли­ли в «пожид» меж­ду Леон­ти­ем (12 четей) и Пост­ни­ком ( 28 четей) Бело­сель­ски­ми, и кня­зьям пред­пи­сы­ва­лось, что «пока­ме­ста вдо­ва Оксе­нья на том сво­ем поме­стье пожи­вет, и кня­зю Пост­ни­ку ее поме­стьем дват­ца­тью осмью чет­вер­тя­ми, а кня­зю Леонтью дву­нат­ца­тью чет­вертьми, не вла­де­ти и паш­ни на собя не поха­ти и со кре­стьян обро­ку не има­ти…» [Отдель­ная выпись пис­ца Ива­на Мат­ве­е­ви­ча Дени­сье­ва кн. Леон­тию Андре­еву сыну Бело­сель­ско­го на часть про­жи­точ­но­го поме­стья Окси­ньи, вдо­вы кн. Семе­на Андре­ева сына Бело­сель­ско­го, д. Тесен­ка и жере­бий д. Вост­рая Лука в Вель­ском пого­сте Шелон­ской пятины].

32. князь Семен Андре­евич Семей­ка Бело­сель­ский (—1559.09./.11.)
помещ.-Новг.-Шелон.пят. без­детн. С:Анд.Вас.
В авгу­сте 1554 г. по цар­ской гра­мо­те из-за ста­ро­сти и болез­ней были отстав­ле­ны от служ­бы Вла­ди­мир и Васи­лий Ива­но­вы дети Бело­сель­ско­го. Вме­сто них было ука­за­но слу­жить вну­ку Васи­лия Семе­ну Андре­еву сыну Бело­сель­ско­го и сыну Вла­ди­ми­ра Кур­ба­ту. [Допол­не­ния к Актам исто­ри­че­ским, собран­ные и издан­ные Архео­гра­фи­че­скою комис­си­ею. СПб., 1846. Т. I. № 47. С. 65-66.49.]

1560 г. июня 10. — госу­да­ре­вы дья­ки Шепе­ла Ови­нов да Иван Мат­ве­ев выда­ли ввоз­ную гра­мо­ту кня­гине Акси­нье Бело­сель­ской «в Шелон­скую пяти­ну в Бел­ской погост, что было Юрье­ва мона­сты­ря, в царе­вы вели­ко­го кня­зя дерев­ни, что были в поме­стье за кня­зем Васи­льем Бело­сел­ским, а после были за его вну­ком за Семей­кою за княж Ондре­евым сыном Бело­сел­ско­го» затем, что супруг Акси­ньи, тот самый Семей­ка Бело­сель­ский, «сее осе­ни (т.е. 1559 г.) на госу­да­ре­ве служ­бе в ливон­ских нем­цех уби­ли неметц­кие люди». И той гра­мо­той «в дерев­ню в Вострую Луку Васю­ку Мар­ко­ву, Иван­ку Гри­бо­ву, Косте Михе­е­ву, Ондрей­ку Зех­но­ву, Захар­ку Гри­ди­ну, Устин­ку Мар­те­мья­но­ву, Ога­фон­ку Ондре­еву да без­па­шен­но­му бобы­лю Сте­пан­ку Левон­тье­ву на пол­пя­ты обжи (4,5 обжи), в дерев­ню в Тесен­ку Офо­нос­ку Ива­но­ву да Иван­ку Ива­но­ву на пол-обжи, и все­го на пять обеж», кото­рых подья­чий Вто­рой Андре­ев «отде­лил в поме­стье на про­жи­ток» вдо­ви­це слу­жи­ло­го чело­ве­ка, пред­пи­сы­ва­лось: «И вы б к Оксе­ньи при­хо­ди­ли и слу­жа­ли бы ее во всем и доход бы есте ей денеж­ной и хлеб­ной и мел­кой доход дава­ли по ста­рине, как есте дава­ли преж­ним поме­щи­ком» [Ввоз­ная гра­мо­та дья­ков Шепе­ля Оси­по­ва сына Ови­но­ва и Ива­на Мат­ве­е­ва Окси­нье, вдо­ве кн. Семе­на Андре­ева сына Бело­сель­ско­го, на про­жи­точ­ное поме­стье дд. Вост­рая Лука и Тесен­ка в Вель­ском пого­сте Шелон­ской пяти­ны. Самок­ва­сов Д. Я. Архив­ный мате­ри­ал … Т. 1. С. 11-13.].

1561 г. июля 29 брат мужа к. Леон­тий полу­чил гра­мо­ту, в кото­рой ему было пожа­ло­ва­но поме­стье его деда Васи­лия Бело­сель­ско­го в Бель­ском пого­сте, село Вет­ши на реч­ке Липне с тяну­щи­ми к нему дере­вуш­ка­ми и почин­ка­ми. «И за Левон­ти­ем в том селе и в дерев­нях и почин­ках мера его (Леон­тия) не спол­на», поче­му поме­щи­ку пред­пи­сы­ва­лось «жда­ти поме­стья под сно­хою сво­ею под Окси­ньею под Семей­ки­ною женою Бело­сел­ско­го, как сно­ха его замуж пой­дет или постри­жет­ца или ее не ста­нет, и Леве из того поме­стья мера его доде­ли­ти спол­на по окла­ду». Более того, ока­зы­ва­ет­ся, дед Семей­ки и Леон­тия, Васи­лий, был еще жив, и той гра­мо­той Леон­тию пред­пи­сы­ва­лось с того поме­стья не толь­ко «царя и вели­ко­го кня­зя служ­ба слу­жи­ти спол­на», но и «деда сво­е­го князь Васи­лья и сест­ру свою Огро­фе­ну Игна­тье­ву дочь Голо­ща­по­ва с того ж поме­стья кор­ми­ти, доку­ды сест­ру свою замуж выдаст…». [Отдель­ная выпись пис­цов Васи­лия Ники­ти­ча Бори­со­ва и Ильи Ники­фо­ро­ва сына Дубен­ско­го кн. Леон­тию Андре­еву сыну Бело­сель­ско­го на поме­стье его деда кн. Васи­лия Бело­сель­ско­го с. Вет­ши с дд. и почч. в Вель­ском пого­сте Зарус­ской поло­ви­ны Шелон­ской пятины.].

Семью года­ми (1568 г. июля 5) спу­стя Акси­нья Бело­сель­ская все еще была жива-здо­ро­ва, в мона­стырь не ушла и замуж не торо­пи­лась, и, види­мо, брат­цу надо­е­ло ждать, пока она осво­бо­дит место, поче­му он сумел добить­ся, что­бы ему пере­да­ли от вдо­вье­го поме­стья 26 чет­вер­тей паш­ни «в одном поле» да двух мужи­ков, уже извeст­но­го нам Васю­ка Мар­ко­ва да Усти­на Мар­ко­ва и Иван­ко «при­ход­ца». Вдо­ви­ца же оста­ва­лась с 40 чет­вер­тя­ми «доб­рой зем­ли» «поме­стья про­жи­точ­но­го», и эти 40 чет­вер­тей госу­да­ре­вы дья­ки раз­де­ли­ли в «пожид» меж­ду Леон­ти­ем (12 четей) и Пост­ни­ком ( 28 четей) Бело­сель­ски­ми, и кня­зьям пред­пи­сы­ва­лось, что «пока­ме­ста вдо­ва Оксе­нья на том сво­ем поме­стье пожи­вет, и кня­зю Пост­ни­ку ее поме­стьем дват­ца­тью осмью чет­вер­тя­ми, а кня­зю Леонтью дву­нат­ца­тью чет­вертьми, не вла­де­ти и паш­ни на собя не поха­ти и со кре­стьян обро­ку не има­ти…» [Отдель­ная выпись пис­ца Ива­на Мат­ве­е­ви­ча Дени­сье­ва кн. Леон­тию Андре­еву сыну Бело­сель­ско­го на часть про­жи­точ­но­го поме­стья Окси­ньи, вдо­вы кн. Семе­на Андре­ева сына Бело­сель­ско­го, д. Тесен­ка и жере­бий д. Вост­рая Лука в Вель­ском пого­сте Шелон­ской пятины].
~ Акси­нья (1560,1568).
33. князь Петр Ива­но­вич Бело­сель­ский (1585,1601)
Воз­мож­но, сыном Ива­на Ива­но­ви­ча был Петр Ива­но­вич Бело­сель­ский, упо­ми­на­е­мый с 1585 года. Сын бояр­ский Шелон­ской пятины
Поме­щик Пор­хов­ско­го око­ло­го­ро­дья в 1585/86 г. (Пла­теж­ные кни­ги Шелон­ской пяти­ны Зарус­кой поло­ви­ны выбор­ных губ­ных ста­рост Бори­са Нази­мо­ва и Федо­ра Голо­ви­на. 1585/86 // РГА­ДА, ф. 1209, оп. 1, д. 16942, л. 101 об.).
Запи­сал за себя холо­па 14 сен­тяб­ря 1598 г. в Зарус­ской поло­вине Шелон­ской пяти­ны (Кни­ги кабаль­ные. 1598, сент.-1599, апр. // АЮБ. Т. 2. № 131.I. Ст. 117-125).
1 мар­та 1599 г. запи­сал за себя холо­па (Кни­ги кабаль­ные. 1598, сент.-1599, апр. // АЮБ. Т. 2. № 131.I. Ст. 117-125).
Поме­щик Пор­хов­ско­го око­ло­го­ро­дья в кон­це 1601 г. (Кни­га сбо­ра денег на охот­ни­чьи про­го­ны с поме­стий и вот­чин, намест­ни­ча дохо­да (с Буреж­ско­го пого­ста) и денег за стре­лец­ких лоша­дей с поме­стий вдов и недо­рос­лей Шелон­ской пяти­ны Зарус­ской поло­ви­ны губ­но­го ста­ро­сты Семе­на Узко­го. 1601, декаб­ря до 20 // РГА­ДА, ф. 1209, д. 16964, л. 101 об.).
К сен­тяб­рю 1611 г. его поме­стье пере­шло к его сыну кня­зю Наза­рию (Дозор­ные кни­ги Зарус­ской поло­ви­ны Шелон­ской пяти­ны дозо­ра Пет­ра Андре­е­е­ва сына Ноги­на и подья­че­го Ники­ты Мол­ча­но­ва. 1611, сен­тяб­ря // RA, NOA, serie 1:70. С. 9).
XXIII генерація від Рюрика
33. князь Заха­рий Васи­лье­вич Бело­сель­ский (1596,—1639/49)
Сын или Васи­лия Ива­но­ви­ча или Васи­лия Кур­ба­то­ва или может быть Васи­лия Ники­ти­ча (20 колено).
Сын бояр­ский Вод­ской пяти­ны, вое­во­да (1613) моск.двн.(1627,1639) дворов.сын-боярск. помещ.-Новг.-Водск.пят.
Отсут­ству­ют в родо­слов­ной и поме­щи­ки Вод­ской пяти­ны бра­тья Заха­рий и Миха­ил Васи­лье­ви­чи Бело­сель­ские, повер­стан­ные нович­ным окла­дом в 1596 году. В 1596/97 г. с ним судил­ся Иван Крас­но­сле­пов (Кни­ги пере­пис­ные суд­ным и раз­бой­ным и тати­ным делам и запис­кам и кни­гам при­ход­ным пошлин­ным ден­гам с суд­ных и с управ­ных дел и холо­пьим кни­гам, кото­рые дела были в Суд­ном при­ка­зе при раз­ных вое­во­дах и вла­ды­ках. 1584-1605 // СПбИИ, кол. 2, оп. 1, д. 12, л. 141).
5 фев­ра­ля 1599 г. полу­чил вме­сте с кн. Бог­да­ном и кн. Миха­и­лом Бело­сель­ски­ми часть поме­стья кн. Ива­на Мещер­ско­го в Дудо­ров­ском и Ижер­ском пого­стах, в том чис­ле «на уса­ди­ще (пус) Яку­ни­но да (пус) Мик­ка­ле­во, что князь Иван Мещер­ский при­пу­стил в уса­ди­ще в Стрил­ню, паш­ни пере­ло­гом трит­цать чети в поле, а в дву по тому ж, три обжи, а на те пусто­ши доста­лось кня­зю Заха­рью изо княж Ива­нов­ско­го уса­ди­ща и(с) Стрилне Мав­ко­ла тож двор при­каз­щи­ков, а во дво­ре хором: изба да сени да клить да мша­ник да мыл­ня с при­сти­ном (так) да три хле­вы да избуш­ка людц­кая да конюш­ня руб­ле­ная, что сто­ит за воро­ты в стру­бех (?так), а во?…> те хоро­мы на пустош на Яку­ни­но княж Заха­рье­вым да княж Бог­да­но­вым ?…> да княж Михай­ло­вым (к) всем соп­ча, а уго­дья кня­зю Заха­рью к тим пусто­шам в уса­ди­ще в реч­ке в Стрелне рыб­ная лов­ля треть кола» [Отдел подья­чим Бог­да­ном Лео­ни­до­вым части поме­стья кн. Ива­на Мещер­ско­го во Вве­ден­ском Дудо­ров­ском пого­сте Ива­ну Мат­ве­е­ву сыну Хому­то­ва и дру­гой части поме­стья кн. И.Мещерского в Кипен­ском и Дудо­ров­ском пого­стах кня­зьям Бог­да­ну, Заха­рию и Миха­и­лу Бело­сель­ским, а так­же кн. З. и М. Бело­сель­ским части поме­стья кн. Тимо­фея Мещер­ско­го в Дудо­ров­ском и Николь­ском Ижер­ском пого­стах. 1599. 5.02 // РГА­ДА, ф. 1209, д. 16960, л. 25-36].
Поме­щик Дудо­ров­ско­го пого­ста вес­ной 1602 г. (Кни­га сбо­ра денег на охот­ни­чьи про­го­ны с поме­стий и вот­чин, при­суд­ных и оброч­ных денег с сох и с ряд­ка Кле­ток в Ижер­ском пого­сте, пораль­ских денег намест­ни­ча дохо­да с Водос­ской воло­сти и денег за стре­лец­ких лоша­дей с поме­стий вдов и недо­рос­лей Вод­ской пяти­ны Корель­ской поло­ви­ны губ­но­го ста­ро­сты Бори­са Велья­ше­ва. 1602, апре­ля до 21 // РГА­ДА, ф. 1209, д. 16964, л. 57)
По десятне 27 сен­тяб­ря 1605 г. сын бояр­ский Вод­ской пяти­ны, в десятне 1603/04 г. напи­сан­ный в горо­до­вых, а по десятне 1605 г. напи­сан­ный в дво­ро­вых с новым окла­дом в 450 чет­вер­тей. (Десят­ня Вод­ской пяти­ны 1605 года / Подг. Н.В.Мятлевым // ИРГО. 1911. № 4. С. 474).
Поме­щик Дудо­ров­ско­го пого­ста в 1607/08 г. [Пла­теж­ные кни­ги денег ямским охот­ни­кам на про­го­ны, оброч­ных с рыб­ных ловель, пищаль­ных и при­суд­ных денег Вод­ской пяти­ны Корель­ской поло­ви­ны сбо­ра губ­ных ста­рост Кузь­мы Бров­цы­на да Мат­вея Куше­ле­ва 1607/08 // РГА­ДА, ф. 1209, д. 16662, л. 214 об.].
По чело­бит­ной его бра­та, кн. Миха­и­ла, после боя под Иоси­фо-Воло­ко­лам­ским мона­сты­рем был пле­нен «людь­ми Шуй­ско­го» [Жало­ван­ные и дру­гие гра­мо­ты поль­ско­го коро­ля Сигиз­мун­да мос­ков­ским санов­ни­кам, дво­ря­нам, детям бояр­ским и дру­гим лицам на отчи­ны и поме­стья, денеж­ные и хлеб­ные окла­ды, дво­ры и пр. по слу­чаю избра­ния сына его, коро­ле­ви­ча Вла­ди­сла­ва на Мос­ков­ский пре­стол. 1610-1612 // Акты Запад­ной Рос­сии. Т. 4. СПб., 1851. С. 337-338. № 138].
Поме­щик Дудо­ров­ско­го пого­ста в 1612 г. (дд. Яку­ни­но, Ело­вое и Оси­но­вое) [Дозор­ная кни­га Вод­ской пяти­ны Корель­ской поло­ви­ны. 1612 // RA, NOA, serie 1: 39. С. 154 (СПбИИ, м/ф 349 (без пагинации)].
В 1612/13 г. 250 чет­вер­тей его поме­стья ото­шло кн. Ива­ну Гри­го­рье­ву Мещер­ско­му. К это­му вре­ме­ни отъ­е­хал во Псков [Даточ­ные кни­ги (без нача­ла) Вод­ской пяти­ны. 1612/13 // RA, NOA, serie 1:37. С. 10]. В бояр­ской кни­ге 1639 г. отме­че­но, что Заха­рий умер.
~ Авдо­тья. В 1612/13 г. полу­чи­ла на про­жи­ток 50 чет­вер­тей из муж­ни­на поме­стья, «до тех мест, как муж ее князь Заха­рей выедет изо Пско­ва» [Даточ­ные кни­ги (без нача­ла) Вод­ской пяти­ны. 1612/13 // RA, NOA, serie 1:37. С. 11].
34. князь Миха­ил Васи­лье­вич Бело­сель­ский (1596,1637)
Сын или Васи­лия Ива­но­ви­ча или Васи­лия Кур­ба­то­ва или может быть Васи­лия Ники­ти­ча (20 колено)
Сын бояр­ский Вод­ской пяти­ны, новик(1596) моск.двн.(1616,1637) воев.Вязьма(1610,1617) воев.Торжок(1612,1614) воев.Самара(1614,1615) воев.Березов(1627) воев.Белая(1632) дворов.сын-боярск. помещ.-Новг.-Водск.пят. купл.вотч.-Дмитров-у.
Отсут­ству­ют в родо­слов­ной и поме­щи­ки Вод­ской пяти­ны бра­тья Заха­рий и Миха­ил Васи­лье­ви­чи Бело­сель­ские, повер­стан­ные нович­ным окла­дом в 1596 году 38.В 1597/98 г. его дяди, кн. Миха­ил и кн. Иван Бело­сель­ские при­вез­ли его в Суд­ную избу [Кни­ги пере­пис­ные суд­ным и раз­бой­ным и тати­ным делам и запис­кам и кни­гам при­ход­ным пошлин­ным ден­гам с суд­ных и с управ­ных дел и холо­пьим кни­гам, кото­рые дела были в Суд­ном при­ка­зе при раз­ных вое­во­дах и вла­ды­ках. 1584-1605 // СПбИИ, кол. 2, оп. 1, д. 12, л. 50-50 об.].
5 фев­ра­ля 1599 г. полу­чил вме­сте с кн. Бог­да­ном и кн. Заха­ри­ем Бело­сель­ски­ми часть поме­стья кн. Ива­на Мещер­ско­го в Дудо­ров­ском и Ижер­ском пого­стах [Отдел подья­чим Бог­да­ном Лео­ни­до­вым части поме­стья кн. Ива­на Мещер­ско­го во Вве­ден­ском Дудо­ров­ском пого­сте Ива­ну Мат­ве­е­ву сыну Хому­то­ва и дру­гой части поме­стья кн. И.Мещерского в Кипен­ском и Дудо­ров­ском пого­стах кня­зьям Бог­да­ну, Заха­рию и Миха­и­лу Бело­сель­ским, а так­же кн. З. и М. Бело­сель­ским части поме­стья кн. Тимо­фея Мещер­ско­го в Дудо­ров­ском и Николь­ском Ижер­ском пого­стах. 1599. 5.02 // РГА­ДА, ф. 1209, д. 16960, л. 25-36].
Поме­щик Ижер­ско­го пого­ста вес­ной 1602 г. [Кни­га сбо­ра денег на охот­ни­чьи про­го­ны с поме­стий и вот­чин, при­суд­ных и оброч­ных денег с сох и с ряд­ка Кле­ток в Ижер­ском пого­сте, пораль­ских денег намест­ни­ча дохо­да с Водос­ской воло­сти и денег за стре­лец­ких лоша­дей с поме­стий вдов и недо­рос­лей Вод­ской пяти­ны Корель­ской поло­ви­ны губ­но­го ста­ро­сты Бори­са Велья­ше­ва. 1602, апре­ля до 21 // РГА­ДА, ф. 1209, д. 16964, л. 58 об.].
По десятне 27 сен­тяб­ря 1605 г. сын бояр­ский Вод­ской пяти­ны, в десятне 1603/04 г. напи­сан­ный в горо­до­вых, а по десятне 1605 г. напи­сан­ный в дво­ро­вых с новым окла­дом в 450 чет­вер­тей. [Десят­ня Вод­ской пяти­ны 1605 года / Подг. Н.В.Мятлевым // ИРГО. 1911. № 4. С. 474].
Поме­щик Ижер­ско­го пого­ста в 1607/08 г. [Пла­теж­ные кни­ги денег ямским охот­ни­кам на про­го­ны, оброч­ных с рыб­ных ловель, пищаль­ных и при­суд­ных денег Вод­ской пяти­ны Корель­ской поло­ви­ны сбо­ра губ­ных ста­рост Кузь­мы Бров­цы­на да Мат­вея Куше­ле­ва 1607/08 // РГА­ДА, ф. 1209, д. 16662, л. 215 об.].
3 июля 1610 г. кн. М.В.Белосельский полу­чил в лаге­ре Сигиз­мун­да под Смо­лен­ском гра­мо­ту на с. Новый Торг в уез­де Рже­вы Воло­ди­ме­ро­вой и на дерев­ню Ляли­цы в Ямском уез­де Вод­ской пяти­ны, «и пове­дал перед нами, иж дей поме­стье его, кото­рое он мел в Нов­го­род­ском уез­де в Водц­кой пятине, от людей неметц­ких, кото­рые шли к Шуй­ско­му на помочъ, и от Шуй­ско­го людей спу­сто­ше­но, высе­че­но и выжже­но, и мает­ность дей его всю, когды он был в Оси­фо­ве на служ­бе нашей и ухо­дил з Оси­фо­ва с пат­ри­ар­хом Фила­ре­том, люди Шуй­ско­го забра­ли и бра­та его рож­но­го Заха­рья Бело­сель­ско­го в тот час живо­го пой­ма­ли» [Жало­ван­ные и дру­гие гра­мо­ты поль­ско­го коро­ля Сигиз­мун­да мос­ков­ским санов­ни­кам, дво­ря­нам, детям бояр­ским и дру­гим лицам на отчи­ны и поме­стья, денеж­ные и хлеб­ные окла­ды, дво­ры и пр. по слу­чаю избра­ния сына его, коро­ле­ви­ча Вла­ди­сла­ва на Мос­ков­ский пре­стол. 1610-1612 // Акты Запад­ной Рос­сии. Т. 4. СПб., 1851. С. 337-338. № 138].
Пер­вое изве­стие о нем отно­сит­ся к 1610 г., когда он был вое­во­дой, вме­сте с кн. Прон­ским, в Вязь­ме. Вое­во­да Торж­ка в 1613 г., това­ри­щем его слу­жил Иван Уру­сов [Спи­сок ново­торж­цов дво­рян и детей бояр­ских, спи­сан с спис­ка, каков при­сла­ли ис Торш­ку вое­во­ды кн. Михай­ло Бело­сель­ской да Иван Уру­сов во 121-м году июля в 4 день за сво­и­ми рука­ми // Кни­га сыск­ная дво­рян и детей бояр­ских роз­ных горо­дов // ОР РНБ, Эрм. 394 (без пагинации)].
В мар­те 1613 г. обви­нил беже­ча­ни­на Л.С.Плещеева в том, что тот бежал из Торж­ка. «И при­брал к себе воров, и стал в острош­ке в Нов­го­роц­ком уез­де блис­ко Ново­торш­ско­го рубе­жа, и кре­стьян гра­бят, и насиль­ства чинят вели­кие». По сво­ей отпис­ке полу­чил ука­за­ние дей­ство­вать про­тив Пле­ще­е­ва, пле­нить его и поса­дить в тюрь­му [Гра­мо­та в Тор­жок к вое­во­дам кн. М. В. Бело­сель­ско­му и И.С.Урусову о дей­стви­ях про­тив каза­чье­го отря­да Л.С.Плещеева. 1613 мар­та 18 // Луки­чев М.П. Бояр­ские кни­ги XVII века. Тру­ды по исто­рию и источ­ни­ко­ве­де­нию. М., 2004. С. 226]. Через 10 лет, в авгу­сте 1623 г., Пле­ще­ев обви­нял встреч­но кн. М.В.Белосельского в том, что в 1613 г. он насиль­но завла­дел поме­стьем Пле­ще­е­ва в Нов­го­род­ском уез­де: «И князь Михай­ла нам теми поме­стя­ми вла­деть не дал для того, что теми поме­стья­ми вла­дел сам. А ф ту , госу­дарь, пору в Нов­го­роц­ком уез­де сто­я­ли немец­ские люди и князь Михай­ла Бело­сель­ской и ново­тор­цы с немец­ки­ми людь­ми ссы­ла­лись и тор­го­ва­ли без ведо­ма бояр, кото­рые Моск­ву очи­сти­ли. И в то жа, госу­дарь, вре­мя при­шли пот Тор­жок каза­ки и уча­ли мне гово­рить, чтоб мне у них быть вое­во­даю, а итить с ними на немец». После того, как по сло­вам Пле­ще­е­ва, он раз­бил немец­ких людей под Удом­лей, воз­ник­ли затруд­не­ния в кон­так­тах кн.Белосельского с нем­ца­ми (веро­ят­но, с нов­го­род­ца­ми), после чего Бело­сель­ский зата­ил на него оби­ду [Рас­спрос­ные речи Л.С.Плещеева. 1623, не ранее 5 авгу­ста // Луки­чев М.П. Бояр­ские кни­ги XVII века. Тру­ды по исто­рию и источ­ни­ко­ве­де­нию. М., 2004. С. 231-234].
Вто­рой вое­во­да Сама­ры (при столь­ни­ке кн. В.И.Туренине) 13 июля — 30 авгу­ста 1614 г., затем, до 1614/15 г. — пер­вый вое­во­да Сама­ры К это­му вре­ме­ни отно­сят­ся и сохра­нив­ши­е­ся отпис­ки Аст­ра­хан­ских вое­вод — кня­зя Одо­ев­ско­го и Голо­ви­на к Самар­ско­му вое­во­де, кня­зьям Бело­сель­ско­му и Туре­ни­ну: о наме­ре­нии Волж­ских каза­ков идти с Яика на Иргиз­ские вер­ши­ны и на Вол­гу (13 июля 1614 г.), о пора­же­нии (Волж­ских) каза­ков на Яике и наме­ре­нии послед­них идти для гра­бе­жа на Вол­гу (в авгу­сте 1614 г.).[Барсуков А.П. Спис­ки горо­до­вых вое­вод и дру­гих диц вое­вод­ско­го управ­ле­ния Мос­ков­ско­го госу­дар­ства. XVII в. СПб., 1902. С. 198].
Вое­во­да в Торж­ке в 1614/15 г. [Бар­су­ков А.П. Спис­ки горо­до­вых вое­вод и дру­гих диц вое­вод­ско­го управ­ле­ния Мос­ков­ско­го госу­дар­ства. XVII в. СПб., 1902. С. 245].
В авгу­сте 1616 г. пору­чил­ся в Москве в Посоль­ском при­ка­зе по немец­ком пере­вод­чи­ке Арне Буке [Поруч­ная запись нов­го­род­ских детей бояр­ских тол­ма­чу Посоль­ско­го при­ка­за Андру­су Фен­тье­ву или Андрею Софон­тье­ву по нем­чине Арне Буке. 1616, авгу­ста // РГА­ДА, ф. 96, 1616, д. 8, л. 527]. в 1616 г. царь Миха­ил Федо­ро­вич ука­зал ему, «по нагай­ским вестям» быть в Москве «ко дере­вян­но­му горо­ду», сре­ди дру­гих вое­вод, кото­рым, меж­ду про­чим, веле­но было сто­ять без мест. Кн. Бело­сель­ско­му вме­сте с вое­во­дой Ф. Л. Бутур­ли­ным был пору­чен рай­он от Арбат­ских до Твер­ских ворот, при­чем с ними было 40 чело­век дво­рян и детей бояр­ских раз­ных горо­дов и 53 чело­ве­ка дво­ро­вых людей. В том же году, в сен­тяб­ре, он был послан на помощь под Псков в каче­стве вылаз­но­го вое­во­ды для дей­ствий про­тив немец­ких людей, а с ним И. К. Кара­мы­шев. Этот вое­во­да бил челом на М. В. госу­да­рю, след­стви­ем чего была отстав­ка обо­их. 28 авгу­ста 1617 г. отправ­лен из Моск­вы с ата­ма­на­ми и каза­ка­ми на Вязь­му для соеди­не­ния с кн. П.И.Пронским [Раз­ряд­ная кни­га 125 г. // ВОИДР. Т. 3. М., 1849. С. 97]. «Быть на госу­да­ре­вой служ­бе для про­мыс­ла над литов­ски­ми людь­ми со столь­ни­ком и вое­во­дой П. Прон­ским», с целью очи­стить Доро­го­буж от поля­ков и литов­цев. Одна­ко Дор­го­буж был взят коро­ле­ви­чем. Узнав об этом, Вязем­ские рат­ные люди, не дождав­шись при­хо­да вра­га, бежа­ли в Можайск. Вое­во­ды, кн. Прон­ский и Бело­сель­ский, после­до­ва­ли за ними, оста­вив Вязь­му совер­шен­но без­за­щит­ной, и в кон­це октяб­ря коро­ле­вич тор­же­ствен­но всту­пил в нее. Недо­воль­ный мало­ду­ши­ем вое­вод, царь Миха­ил Федо­ро­вич послал в Можайск бояри­на кн. И. Н. Одо­ев­ско­го и околь­ни­че­го А. В. Измай­ло­ва уго­ва­ри­вать рат­ных людей, а за Бело­сель­ским послал Иса­а­ка Сун­бу­ло­ва, кото­рый дол­жен был при­ве­сти мало­душ­но­го вое­во­ду зако­ван­ным в Моск­ву. Отсю­да же, будучи пред­ва­ри­тель­но высе­чен, он был сослан в Сибирь; недви­жи­мое же име­ние его взя­то от него для раз­да­чи дру­гим. Но в 1618—19 г. Бело­сель­ский был уже воз­вра­щен из ссыл­ки. Вое­во­да в Доро­го­бу­же в 1618 г. Далее све­де­ния о нем име­ют­ся от 1622 г., когда, 12 июля, он подал в Раз­ряд явоч­ную чело­бит­ную, где он жало­вал­ся на сво­е­го пле­мян­ни­ка, кня­зя Яко­ва Бело­сель­ско­го, что во вре­мя его ссыл­ки в Сиби­ри пле­мян­ник выпро­сил у царя кон­фис­ко­ван­ных его лоша­дей, про­дал их и выру­чен­ные день­ги про­пил, а пожа­ло­ван­ное ему в Галич­ском уез­де поме­стье сдал, а что полу­чил, то «про­во­ро­вал»; узнав же о ско­ром при­ез­де дяди из Сиби­ри, хотел уйти на Дон, но несколь­ко раз был водво­ря­ем вое­во­да­ми в Моск­ву к ближ­ним род­ствен­ни­кам, но каж­дый раз сно­ва бежал; что­бы не быть в отве­те и опа­ле за его про­ступ­ки, кн. Бело­сель­ский и объ­яв­лял госу­да­рю о пове­де­нии пле­мян­ни­ка. В 1627 г. кн. Бело­сель­ский был назна­чен вое­во­дой в Бере­зов, где и оста­вал­ся до 1629 г., когда его сме­нил Воин Тим. Пуш­кин. Вер­нув­шись в Моск­ву, он в октяб­ре это­го года полу­чил пове­ле­ние быть на встре­че за горо­дом, по Твер­ской доро­ге, фран­цуз­ско­го посла коро­ля Людо­ви­ка, а затем, был назна­чен к нему в при­ста­вы; до Моск­вы при­ста­вом при после от Пско­ва, через кото­рый посол при­е­хал, был А. П. Оку­нев: «и в те поры, на встре­че, дум­но­му дья­ку Фед. Лиха­че­ву Оку­нев бил челом на кн. М. Бело­сель­ско­го в оте­че­стве, что он, Оку­нев был в при­ста­вах у посла до Моск­вы, а Бело­сель­ский при­слан с Моск­вы, а веле­но ему посла встре­тить и в при­ста­вах быть у того посла, и ему, Андрею, «мен­ши кн. М. Бело­сель­ско­го быть не вмест­но». По при­ез­де в Моск­ву Оку­нев бил челом на кн. Бело­сель­ско­го в оте­че­стве, а кн. М. B. бел челом на Андр. Оку­не­ва о обо­роне, что он тем его бес­че­стит, а «мен­ши его быть ему моч­но». Как при­став при после он при­сут­ство­вал и при при­е­ме послед­не­го царем Миха­и­лом. В фев­ра­ле 1630 г. Бело­сель­ский по ука­зу царя был в золо­те сре­ди дру­гих дво­рян на при­е­ме госу­да­рем «свий­ско­го» посла Анто­на Мони­ра. В 1631 г. он — вое­во­да Рже­вы Воло­ди­ме­ро­вой; отсю­да в 1633 г. Бело­сель­ский, вме­сте с кн. Про­зо­ров­ским, ходил под Белую. Белая сда­лась, о чем вое­во­да­ми и было доне­се­но госу­да­рю. В ответ на это им было при­ка­за­но, оста­вив в Белой 200 чел., идти на сход с Шеи­ным, кото­рый дол­жен был остать­ся под Смо­лен­ском, и взять его. Здесь под началь­ством Бело­сель­ско­го и Про­зо­ров­ско­го было 3965 чел., из них 3836 чел. ново­кре­ще­нов, а осталь­ные тата­ры и сто­я­ли они в остро­ге. Отту­да же они писа­ли к госу­да­рю в 1634 г., что в про­шлом году, 28 авгу­ста, под острог подо­шли по Зарец­кой сто­роне ниж­нею Катын­скою доро­гою король Вла­ди­слав и коро­ле­вич Кази­мир, что они с ними бились и мно­гих поби­ли и взя­ли в плен.
Далее М. B. встре­ча­ет­ся при сда­че 1-го мар­та 1634 г. под Смо­лен­ском коро­лю Вла­ди­сла­ву рус­ско­го вой­ска. Он ехал впе­ре­ди вой­ска на санях, так как был болен. Подъ­е­хав к коро­лю, кото­рый сам рас­по­ря­жал­ся раз­ме­ще­ни­ем вой­ска, он оста­но­вил­ся, про­пу­стил мимо себя один полк, пока подъ­е­ха­ли осталь­ные вое­во­ды. Когда рус­ские пол­ки, про­хо­дя мимо коро­ля, сло­жи­ли к его ногам свои зна­ме­на, высту­пи­ли сами вое­во­ды, уда­ри­ли перед коро­лем челом до самой зем­ли и затем, под­сту­пив бли­же, выслу­ши­ва­ли речи гет­ма­на и само­го коро­ля. А уже 2 мар­та того же года, т. е. на дру­гой день после цере­мо­ни­а­ла сда­чи вой­ска, ука­зал госу­дарь рас­спра­ши­вать бояри­на М. Б. Шеи­на, кн. М. В. Бело­сель­ско­го и неко­то­рых дру­гих, поче­му они поки­ну­ли Смо­лен­ский острог. После каз­ни Шеи­на кн. Бело­сель­ский вме­сте с Про­зо­ров­ским при­го­во­рен был к ссыл­ке в Сибирь, а жен и детей их при­ка­за­но было разо­слать по горо­дам, име­ния же отобрать на госу­да­ря. От смерт­ной каз­ни Б. осво­бож­ден был толь­ко пото­му, как ска­за­но в при­го­во­ре, что все рат­ные люди засви­де­тель­ство­ва­ли о его болез­ни во вре­мя оса­ды Смо­лен­ска. Одна­ко уже в 1637 г. мы сно­ва видим кн. Бело­сель­ско­го при дво­ре: 30 янва­ря, на при­е­ме госу­да­рем литов­ско­го гон­ца, он «в золо­те» состо­ял при послед­нем, а 23 авгу­ста того же года ему было ука­за­но сре­ди дру­гих «в золо­те» же, состо­ять при послах литов­ских Яне Обор­ском и кн. Сомой­ле Соко­лин­ском во вре­мя их пере­го­во­ров с боярами.Скончался Миха­ил Васи­лье­вич око­ло 1638 г. В апре­ле 1637 г. он еще участ­во­вал в при­двор­ных цере­мо­ни­ях, а в бояр­ской кни­ге 1639 г. его име­ни уже нет. В этой же бояр­ской кни­ге отме­че­но, что умер и его стар­ший брат Захарий.
С. М. Соло­вьев, «Исто­рия Рос­сии с древ­ней­ших вре­мен», изд. «Обществ. Поль­зы», II, 1138, 1139, 1201, 1207; Акты исто­ри­че­ские, собран­ные и издан­ные Архео­граф. Комис­си­ей, СПб., ч. II (1841 г.), 359; ч. III (1841 г.), 33, 38, 318; Акты Мос­ков­ско­го Госу­дар­ства, изд. Имп. Ака­де­мии Наук, 1890 г., под ред. Н. А. Попо­ва, т. I, 183, 467, 531, 625; Спис­ки Горо­до­вых вое­вод и дру­гих лиц вое­вод­ско­го управ­ле­ния Мос­ков­ско­го госу­дар­ства XVII ст., состав. А. Бар­су­ков, изд. 1902 г., 15, 54, 198, 245; Древ­няя Росс. Вив­лио­фи­ка, изд. Н. Нови­ко­вым, ч. IV 1774 г., 224; Кни­ги раз­ряд­ные по офи­ци­аль­ным спис­кам, изд. II отд. соб­ствен­ной Е. И. В. кан­це­ля­ри­ей, СПб., 1855 г., т. I, 79, 199, 354—356, 368; II, 97, 205, 378, 385, 388, 389, 454, 529—532, 555, 573; Двор­цо­вые раз­ря­ды, т. I (1850 г.), 150, 152, 194, 250, 281, 299, 300, 301, 744, 879; т. II (1851 г.), 95, 96, 304, 305, 341, 366, 842, 873, 876; «Вре­мен­ник Имп. Моск. Общ. Исто­рии и Древ­но­стей Росс.», кн. 2-я (1849 г.), 79; кн. 3-я (1849 г.), 96; кн. 4-я (1849 г.), 13; Алфа­вит­ный Ука­за­тель фами­лий и лиц, упо­ми­на­е­мых в Бояр­ских кни­гах, хра­нящ. в 1-м Отдел. Моск. архи­ва Мин. Юсти­ции, Москва, 1853 г.; «Рус­ская Исто­ри­че­ская Биб­лио­те­ка», СПб., 1872 г. т. І, 751; т. VIII, 1884, 603; Рос­сий­ская родо­слов­ная кни­га, изд. кн. П. Дол­го­ру­ко­вым, ч. І-я (1854 г.), 217—221; Исто­рия родов Рус­ско­го дво­рян­ства, состав. П. Н. Пет­ров, СПб., 1885 т. I, 116, 117.
Крат­кий био­гра­фи­че­ский очерк, посвя­щен­ный кн. М.В.Белосельскому, был при­ве­ден в иссле­до­ва­нии Л.М.Сухотина о Смут­ном вре­ме­ни. «Кн. Мих.Вас. Бело­сель­ский при­над­ле­жал к груп­пе тех рус­ских тушин­цев, кото­рые, не вой­дя в состав тушин­ско­го посоль­ства к Сигиз­мун­ду, оста­лись в Тушине и затем, когда в нача­ле мар­та) Рожин­ский зажег тушин­ский стан, и рус­ские тушин­цы раз­бре­лись (иные поеха­ли с повин­ной в Моск­ву, иные – в Калу­гу), то они, с пат­ри­ар­хом Фила­ре­том во гла­ве, после­до­ва­ли за Рожин­ским, высту­пив­шим к Иоси­фо­ву мона­сты­рю, пред­по­чи­тая, по-види­мо­му, коро­лев­ский стан под Смо­лен­ском Москве царя Шуй­ско­го и обще­ству Вора. … О Бело­сель­ском мы зна­ем из коро­лев­ско­го листа, дан­но­го ему в июле того же 1610 года (АЗР), что в то вре­мя, когда «он был в Оси­фо­ве на служ­бе нашей и ухо­дил з Оси­фо­ва с пат­ри­ар­хом Фила­ре­том», его иму­ще­ство было кон­фис­ко­ва­но мос­ков­ским пра­ви­тель­ством… в июле, еще до низ­ло­же­ния царя Васи­лия, он нахо­дил­ся под Смо­лен­ском». 2 авгу­ста под Смо­лен­ском узна­ли о низ­ло­же­нии Васи­лия. Затем Бело­сель­ский был назна­чен вое­во­дой в Тор­жок. Осе­нью 1611 г. Тор­жок счи­тал­ся в измене по отно­ше­нию к царю Вла­ди­сла­ву и пом­стье Бело­сель­ско­го было отда­но Чиче­ри­ну. Затем Бело­сель­ский побы­вал на мно­гих вое­вод­ствах и был два­жды в опа­ле и в ссыл­ке» [Сухо­тин Л.М. Земель­ные пожа­ло­ва­ния в Мос­ков­ском госу­дар­стве при царе Вла­ди­сла­ве. 1610-1611 гг. М., 1911. С. XXII, снос­ка 1].Был вое­во­дой в Сама­ре в 1614—1617 гг., в Вязь­ме в 1617 г., , в Бере­зо­ве в 1627—1629 гг. Участ­во­вал в Смо­лен­ском похо­де в 1634 г., где и погиб.
В 20-е годы XVII в. в Дуб­ров­ках сто­я­ла вет­хая дере­вян­ная цер­ковь Илии Про­ро­ка с при­де­лом Дмит­рия Солун­ско­го и было три дво­ра: один — вот­чин­ни­ков и два — бес­па­шен­ных бобы­лей. В эти годы про­изо­шла сме­на вла­дель­цев села: оно пере­шло по куп­чим в соб­ствен­ность мос­ков­ско­го дво­ря­ни­на кня­зя Миха­и­ла Васи­лье­ви­ча Бело­сель­ско­го. С это­го вре­ме­ни почти 200 лет Дуб­ров­ки вме­сте с несколь­ки­ми при­ле­жа­щи­ми дерев­ня­ми были вот­чи­ной кня­зей Белосельских.
В 1641 г. вот­чи­на кня­зя Миха­и­ла Васи­лье­ви­ча пере­шла, веро­ят­но, по обме­ну к пле­мян­ни­ку Ники­фо­ру Ива­но­ви­чу Бело­сель­ско­му, так­же дослу­жив­ше­му­ся до зва­ния мос­ков­ско­го дворянина.

В нача­ле XVII в. за кня­зем Миха­и­лом Васи­лье­ви­чем Бело­сель­ским чис­ли­лось незна­чи­тель­ное поме­стье в Завол­жье в Служ­нем ста­ну Яро­слав­ско­го уез­да (2 д. по ¼; 4 пуст. по ¼; 39 ч.) [Отдел руко­пи­сей ГИМ.Ф. 550. F.IV.529., л. 947об.–951].

35. князь Иван Васи­лье­вич Белосельский
Лицо гипо­те­тич­ное, суще­ство­вал ли неизвестно
36. князь Бог­дан Васи­лье­вич Бело­сель­ский (1596,1604)
сын-боярск. помещ.-Новг.-Водск.пят. С:Вас.Ив.
князь Бог­дан Васи­льев Бело­сель­ский, по десятне 1598/99 г. слу­жил дво­ро­вым сыном бояр­ским с окла­дом в 400 чет­вер­тей, полу­чав­шим день­ги из чет­вер­ти. К 1603/04 г. скон­чал­ся (Десят­ня Вод­ской пяти­ны 1605 года / Подг. Н.В.Мятлевым // ИРГО. 1911. № 4. С. 506). 5 фев­ра­ля 1599 г. он полу­чил вме­сте с кн. Заха­ри­ем и кн. Миха­и­лом Бело­сель­ски­ми часть поме­стья кн. Ива­на Мещер­ско­го в Дудо­ров­ском и Ижер­ском пого­стах (Отдел подья­чим Бог­да­ном Лео­ни­до­вым части поме­стья кн. Ива­на Мещер­ско­го во Вве­ден­ском Дудо­ров­ском пого­сте Ива­ну Мат­ве­е­ву сыну Хому­то­ва и дру­гой части поме­стья кн. И.Мещерского в Кипен­ском и Дудо­ров­ском пого­стах кня­зьям Бог­да­ну, Заха­рию и Миха­и­лу Бело­сель­ским, а так­же кн. З. и М. Бело­сель­ским части поме­стья кн. Тимо­фея Мещер­ско­го в Дудо­ров­ском и Николь­ском Ижер­ском пого­стах. 1599. 5.02 // РГА­ДА, ф. 1209, д. 16960, л. 25-36). В 1596/97 г. судил­ся с Ива­ном Каш­ка­ро­вым: искал на нем своз­ных жер­дей, а тот на кн. Бог­дане :боя и 5 руб­лей денег (Кни­ги пере­пис­ные суд­ным и раз­бой­ным и тати­ным делам и запис­кам и кни­гам при­ход­ным пошлин­ным ден­гам с суд­ных и с управ­ных дел и холо­пьим кни­гам, кото­рые дела были в Суд­ном при­ка­зе при раз­ных вое­во­дах и вла­ды­ках. 1584-1605 // СПбИИ, кол. 2, оп. 1, д. 12, л. 37 об.).В 1602 г. Дмит­ри­ев­ском Горо­ден­ском пог. Вод­ской пяти­ны упо­ми­на­ет­ся про­жи­точ­ное поме­стье его вдо­вы Аку­ли­ны [РИБ. Т. 22. Стб. 56]
~ Аку­ли­на Алек­сандра 1692 ино­ка старица
37. князь Наза­рий Пет­ро­вич Бело­сель­ский (1599,1611)
Сын бояр­ский Шелон­ской пятины
Поме­щик в Пор­хов­ском око­ло­го­ро­дье в сен­тяб­ре 1611 г., полу­чил поме­стье после сво­е­го отца, Пет­ра (Дозор­ные кни­ги Зарус­ской поло­ви­ны Шелон­ской пяти­ны дозо­ра Пет­ра Андре­е­е­ва сына Ноги­на и подья­че­го Ники­ты Мол­ча­но­ва. 1611, сен­тяб­ря // RA, NOA, serie 1:70. С. 9).
Поме­щик в Пор­хов­ском око­ло­го­ро­дье, июль 1612 г., вла­дел «с бра­тьею» (Обыск­ные кни­ги Шелон­ской пяти­ны Зарус­ской поло­ви­ны Яко­ва (Вилья­на) Федо­ро­ви­ча Бере­зи­на, Алек­сандра Ага­фо­но­ви­ча Один­цо­ва и подья­че­го Семе­на Шуст­о­ва. 1612 // RA, NOA, serie I: 28. С. 157-158).
Поме­щик в Пор­хов­ском око­ло­го­ро­дье, от него поме­стье пере­шло его бра­ту Пет­ру. (Дозор­ная кни­га Зарус­ской поло­ви­ны Шелон­ской пяти­ны дозо­ра Мики­ты Федо­ро­ви­ча Шеле­пи­на и подья­че­го Андрея Колом­ско­го. 1615. 30.08 // RA, NOA, serie I: 1. С. 13).
38. князь Петр Пет­ро­вич Бело­сель­ский (1620,—1634/43)
Сын бояр­ский Шелон­ской пятины
Поме­щик в Пор­хов­ском око­ло­го­ро­дье, полу­чил поме­стье после сво­е­го бра­та, кня­зя Наза­рия, авг. 1615 г. (Дозор­ная кни­га Зарус­ской поло­ви­ны Шелон­ской пяти­ны дозо­ра Мики­ты Федо­ро­ви­ча Шеле­пи­на и подья­че­го Андрея Колом­ско­го. 1615. 30.08 // RA, NOA, serie I: 1. С. 13).
По вер­ста­нию 4 июля 1621 г. — новик, вер­стан­ный в 1619/20 г. на 350 чет­вер­тей и 10 руб­лей с горо­дом (Десят­ня денеж­ной раз­да­чи нов­го­род­цам Шелон­ской пяти­ны кн. Д.И.Мезецким и дья­ка­ми М.Милославским и Д.Семеновым. 1621. 4.07 // РГА­ДА, ф. 210, оп. 4, д. 131, л. 67 об.).Участвовал в Смо­лен­ском похо­де в 1634 г.
39. князь Иван Пет­ро­вич Белосельский
К этой же семье, види­мо, при­над­ле­жал поме­щик Котор­ско­го пог. Шелон­ской пяти­ны Иван Пет­ро­вич Бело­сель­ский, упо­ми­на­е­мый с 1596 г.
Сын бояр­ский.
В 1596/97 г. судил­ся (кн. Иван Бело­сель­ский) в место сво­ей сест­ры, вдо­вы Пет­ра Гло­то­ва с детьми с Ива­ном Пали­цы­ным о бег­лом чело­ве­ке (Кни­ги пере­пис­ные суд­ным и раз­бой­ным и тати­ным делам и запис­кам и кни­гам при­ход­ным пошлин­ным ден­гам с суд­ных и с управ­ных дел и холо­пьим кни­гам, кото­рые дела были в Суд­ном при­ка­зе при раз­ных вое­во­дах и вла­ды­ках. 1584-1605 // СПбИИ, кол. 2, оп. 1, д. 12, л. 44 об.).
Запи­сал за себя холо­па в Зарус­ской поло­вине Шелон­ской пяти­ны в 1598/99 г. (Нов­го­род­ские запис­ные кабаль­ные кни­ги 100-104 и 111 годов. М.; Л., 1938. С. 360).
Поме­щик Котор­ско­го пого­ста Шелон­ской пяти­ны в 1601/02 г., совла­де­лец Арте­мия Хво­сто­ва и ново­кре­ще­на Андрея Ермо­ли­на (Кни­га сбо­ра денег на охот­ни­чьи про­го­ны с поме­стий и вот­чин и денег за стре­лец­ких лоша­дей с поме­стий вдов и недо­рос­лей Шелон­ской пяти­ны Залес­ской поло­ви­ны губ­ных ста­рост Пау­ка Косиц­ко­го и Федо­ра Велья­ми­но­ва. 1601/02 // РГА­ДА, ф. 1209, д. 16964, л. 32 об.).
Поме­щик (князь Иван Бело­сель­ский) Котор­ско­го пого­ста Шелон­ской пяти­ны в июле 1607 г. (Пла­теж­ные кни­ги денег ямским охот­ни­кам на про­го­ны и за стре­лец­ких лоша­дей Залес­ской поло­ви­ны Шелон­ской пяти­ны сбо­ра губ­ных ста­рост Пау­ка Косиц­ко­го и Федо­ра Велья­ми­но­ва 1607, июля // РГА­ДА, ф. 1209, д. 16662, л. 122).
В янва­ре 1611 г. (князь Иван Бело­сель­ский) сдал «для дале­ка» свое поме­стье в Котор­ском пого­сте, ранее при­над­ле­жав­шее Оса­ну Отя­е­ву, Федо­ру Буда­е­ву Выше­слав­цо­ву (Отдел губ­ным ста­ро­стой Федо­ром Велья­ми­но­вым Федо­ру Буда­е­ву сыну Выше­слав­цо­ву поме­стья кн. Ива­на Бело­сель­ско­го в Котор­ском пого­сте Шелон­ской пяти­ны. 1611. 18.01 // RA, NOA, serie 1:41. С. 177-181 (СПбИИ, м/ф. 293 (без пагинации)
8 авгу­ста 1614 г. отдель­ную гра­мо­ту на его поме­стье полу­чил Федор Обле­зов Воро­нов (Кни­ги при­ход­ные трех пятин Дерев­ские и Вотц­кие и Шелон­ские 122 года, а в них запис­ка пошлин­ным день­гам с помест­ных дел. 1613/14 // RA, NOA, serie I: 44. С. 72).
40. княж­на N Пет­ров­на Белосельская
~ Петр Глотов
24 коле­но
9 князь Ники­фор Ива­но­вич (1620,—1682/89)
Воз­мож­но сын или неиз­вест­но­го по ист. изве­сти­ям кн. Ива­на Васи­лье­ви­ча или кн. Ива­на Петровича.
стольник(1620) патр.стольник(1629) моск.жилец.(1629/36) моск.двн.(1636-,1676) моск.стряпчий(1651) воев.Козельск(1638-) воев.Вольный(1645-,1646) помещ.-Вологда-у.,Москва-у. вотч.-Белоозеро-у.,Дмитров-у.
— пат­ри­ар­ший столь­ник при роди­те­ле цар­ском, свя­тей­шем Фила­ре­те Ники­ти­че (1629 г.), дво­ря­нин мос­ков­ский (1636 г.) и поход­ный дво­ря­нин мос­ков­ский цари­цы Ната­лии Кирил­лов­ны (1677 г.). В 1638 г. он стро­ил Стол­пин­скую засе­ку в Козель­ском уез­де; построй­ка эта, на кото­рую ему, вме­сте с М. Пустош­ки­ным, было дано 100 чело­век, про­дол­жа­лась от 3 мая до 4 сен­тяб­ря того же года. В 1639 г., фев­ра­ля 5, царь Миха­ил Федо­ро­вич ука­зал ему, вме­сте с неко­то­ры­ми дру­ги­ми, встре­тить за Яузою, по Вла­ди­мир­ской доро­ге, пер­сид­ско­го посла, шед­ше­го через Мос­ков­ское госу­дар­ство посоль­ством к Гол­ш­тин­ско­му кня­зю. В 1642 г. кн. Н. И. встре­чал за горо­дом и был в при­ста­вах с дья­ком Т. Ники­ти­ным у послан­ни­ка турец­ко­го сул­та­на Обреима Усе­и­на Чеу­ши, а в июне 1643 г. участ­во­вал во встре­че гон­ца дат­ско­го коро­ля Пет­ра Мар­се­ли­са, при­чем сто­ял в про­ход­ных сенях, и в том же году пред­став­лял царю Миха­и­лу Федо­ро­ви­чу побоч­но­го сына дат­ско­го коро­ля, гра­фа Валь­де­ма­ра, кото­ро­го рас­счи­ты­ва­ли в Москве женить на царевне Татьяне Михай­ловне. В 1645—47 г. Бело­сель­ский был вое­во­дой на Воль­ном Кур­гане, ныне слоб. Воль­ное, Харь­ков­ской губ., Бого­ду­хов­ско­го уез­да, близ Бел­го­ро­да, для охра­не­ния южных гра­ниц от крым­цев, отку­да в 1645 г. он доно­сил госу­да­рю о наме­ре­нии кн. Ере­мея Виш­не­вец­ко­го идти с боль­шой ратью под Путивль. В 1647 г. он меже­вал на Гар­тов­ском стане пат­ри­ар­шее село Сте­па­нов­ское. В 1649 г. Бело­сель­ский пере­шел из вое­вод в Суд­ный При­каз: имен­но в июне, 21-го, ука­зал госу­дарь кня­зю Никиф. Ив. Бело­сель­ско­му состо­ять в Воло­ди­мир­ском Суд­ном при­ка­зе. В это же вре­мя был назна­чен в Мос­ков­ский Суд­ный При­каз Аф. А. Зино­вьев; этот послед­ний бил челом на кн. Н. И., что ему «мен­ши его быть не вмест­но»; но Госу­дарь велел дать Зино­вье­ву суд на кн. Бело­сель­ско­го и «слу­чай взять», а затем и того и дру­го­го от служ­бы отста­вил. В том же 1649 г. он был послан с Моск­вы вме­сте с подья­чим Ив. Хоне­не­вым к Ногай­ским мур­зам с госу­да­ре­вы­ми гра­мо­та­ми и «с его Госу­дар­ским мило­сти­вым сло­вом», чтоб они, видя к себе госу­да­ре­во рас­по­ло­же­ние, шли вме­сте с кня­зем Бело­сель­ским к Аст­ра­ха­ни на коче­вье и там бы на коране «шерть учи­ни­ли» в том, что госу­да­рю Мос­ков­ско­му будут слу­жить вер­но и без хит­ро­сти. 16 апре­ля 1651 года кн. Бело­сель­ский сле­до­вал за царем в его «похо­де» с Моск­вы до села Покровского.
Летом 1649 года Федор вме­сте с кня­зья­ми И. Т. Вад­боль­ским и И. Т. Ухтом­ским подал чело­бит­ную в свя­зи с про­иг­ры­шем мест­ни­че­ско­го спо­ра их одно­род­цем кня­зем Ники­фо­ром Ива­но­ви­чем Бело­сель­ским. Еще рань­ше, в 1621 году, кня­зья Вад­боль­ские, Шеле­шпан­ские и Ухтом­ские пода­ва­ли чело­бит­ную, в кото­рой утвер­жда­ли, что князь Ники­фор Бело­сель­ский лож­но при­чис­ля­ет себя к роду Бело­зер­ских кня­зей. Уни­каль­ные све­де­ния нам дает дело с раз­би­ра­тель­ством чело­бит­ной Бело­зер­ских кня­зей про­тив Ники­фо­ра Ива­но­ви­ча Бело­сель­ско­го. В сво­ей чело­бит­ной стар­шие пред­ста­ви­те­ли Вад­боль­ских, Шеле­шпаль­ских и Ухтом­ских в 1649 г. заяв­ля­ли: «Назы­ва­ет­ся, госу­дарь, князь Ники­фор Бело­сель­скои нашим, а мы, госу­дарь, пра­де­да ево, и деда ево, и отца ево, и дядеи не зна­ем и не слы­ха­ли. Пове­лись оне в Ново­го­ро­де, а кото­рые, госу­дарь, были наши ста­рыя роди­те­ли, и мы от них про тех Бело­сель­ских не слы­ха­ли и сами не веда­ем. А кото­рые, госу­дарь, наших бело­зер­ских кня­зеи поко­ле­нья оста­лись Вад­боль­ския, Шеле­шпаль­ския, Ухтом­ския, и мы меж собою все зна­ем хто от ково пошел, а про нево, князь Ники­фо­ра не веда­ем». В ходе начав­ше­го раз­би­ра­тель­ства пред­ста­ви­те­ли Бело­зер­ских кня­зей нача­ли смяг­чать свои заяв­ле­ния, заняв более при­ми­ри­тель­ную пози­цию: «Будет де в Роз­ря­де сыщет­ся, что князь Мики­фор Бело­сель­ской с ними одно­во роду, и том де иво от себя не отчи­та­ют, а они про то не пом­нят, одно­во они роду с ними или нет, пото­му Бело­сель­ские велись в Нове­го­ро­де» На после­до­вав­шей затем очной став­ке князь Иван Тимо­фе­е­вич Вад­боль­ский при­знал, что «князь Мики­фо­ра де и дядь иво кня­зя Миха­и­ла и кня­зя Заха­рья на Москве они зна­ют, что сло­вут Бело­сель­ские, а поче­му сло­вут, того не веда­ют». В ответ, для под­твер­жде­ния сво­ей при­над­леж­но­сти к роду Бело­зер­ских кня­зей, «князь Мики­фор Бело­сель­скои на очнои став­ке роду сво­е­му подал рос­пи­си», но, к сожа­ле­нию, мате­ри­а­лы дела обры­ва­ют­ся на фра­зе «а в рос­пи­сех пишет». [РГА­ДА. Ф. 210. Оп. 17. Стб. 30. Л. 1.].
В 1628-1637г. оброк за зем­ли в селе Сур­ми­но в Выше­го­род­ско­го ста­на Дмит­ров­ско­го уез­да (вот­чи­на Воз­не­сен­ско­го деви­чье­го мона­сты­ря) упла­чи­вал князь Ники­фор Белосельский.
В 7135 (1627 ) г. — по мате­ри­а­лам кни­ги Хол­мо­го­ро­вых и «Пис­цо­во­го опи­са­ния» — князь Бело­сель­ский Миха­ил Васи­лье­вич купил с. Дуб­ров­ки (д. Под­осин­ки вхо­ди­ли в куп­чую). В 1625 году у Ива­на Сума­ро­ко­ва сына Пло­хо­во, отец кото­ро­го (Сума­рок), полу­чил ее от царя Васи­лия Шуй­ско­го в 1б10 году за так назы­ва­е­мое мос­ков­ское осад­ное сиде­ние, т. е. защи­ту сто­ли­цы при оса­де ее поля­ка­ми. В сем была дере­вян­ная вет­хая цер­ковь Илии про­ро­ка, в ней обра­зы, кни­ги, ризы, и вся­кое цер­ков­ное стро­е­ние вот­чин­ни­ко­во да при­дел Димит­рия Солун­ско­го. («В селе место дво­ро­вое попо­во, паш­ни пере­ло­гом цер­ков­ной худой зем­ли три чет­вер­ти лесом порос­ло. Семь чет­вер­тей в поле, а в дву пото­муж, сена 2О копен. Да в селе двор вот­чен­ни­ков, живут в нем при­ка­щик и дело­вые люди и двор без пашен­но­го бобы­ля»). В смут­ное вре­мя на это село пре­тен­до­вал Тимо­фей Васи­лье­вич Гряз­нов и даже полу­чил на него от Сигиз­мун­да III лист на «ста­рин­ную отчиз­ну отца его».1641 г. — вот­чи­на пере­хо­дит кня­зю Ники­фо­ру1676-1697 гг. Вот­чи­ной вла­де­ют дети Ники­фо­ра Ива­но­ви­ча Бело­сель­ско­го — Иван Боль­шой и Иван Мень­шой Ники­фо­ро­ви­чи. В оклад­ных кни­гах пат­ри­ар­ше­го Казён­но­го при­ка­за за 1678 г. запи­са­но: «При­бы­ла в Дмит­ров­скую деся­ти­ну по пере­пис­ным кни­гам архи­манд­ри­та Анто­ния 1677г. из Пере­славль — Залес­ской деся­ти­ны цер­ковь Пре­свя­тыя Бого­ро­ди­цы «Оди­гит­рия» в с. Дуб­ров­ках в вот­чине кня­зя Ива­на Боль­шо­го, да кня­зя Ива­на Мень­шо­го Бело­сель­ских, по ново­му окла­ду дани 29 алтын 2 день­ги заез­да грив­на». Ива­но­ви­чу Белосельскому.
Князь Н. И. Бело­сель­ский имел 2-х сыно­вей, одно­имен­ных Ива­нов: Ива­на боль­шо­го и Ива­на мень­шо­го Никифоровичей.
~ кнж. Фео­до­сия Рома­нов­на Пожар­ская, дочь Рома­на Пет­ро­ви­ча Пожарского.
[А. Л. Гряз­нов Гене­а­ло­гия кня­зей Бело­сель­ских в XV – нача­ле XVII в.; Алфа­вит­ный Ука­за­тель фами­лий и лиц, упо­ми­на­е­мых в Бояр­ских кни­гах, хра­нящ. в 1-м Отдел. Моск. Архи­ва Мин. Юсти­ции, Москва, 1853 г.; «Акты Мос­ков­ско­го Госу­дар­ства», изд. Имп. Ака­де­мии Наук, 1890 г., под ред. Н. А. Попо­ва, II, 51, 65, 78, 89, 90; «Акты исто­ри­че­ские, собран. и издан. Архео­граф. Комис­си­ей», СПб., 1841 г., ч. ІV, 77; «Двор­цо­вые раз­ря­ды», т. II (185 п.), 588, 691, 703, 754, 958; т. III (1852 г.), 31, 125, 126, 248; Спис­ки Горо­до­вых вое­вод и дру­гих лиц вое­вод­ско­го управ­ле­ния Мос­ков­ско­го госу­дар­ства XVII ст., состав. А. Бар­су­ков, изд. 1902 г., 50; Родо­слов­ная кни­га кня­зей и дво­рян Рос­сий­ских выез­жих, назыв. Бар­хат­ная кни­га, Москва, 1787 г., ч. 2-я, 163, 164; Рос­сий­ская Родо­слов­ная кни­га, изд. кн. П. Дол­го­ру­ко­вым, ч. 1-я, 217, 221; Исто­рия родов Рус­ско­го дво­рян­ства, состав. П. Н. Пет­ров, СПб., 1885 г., т. І, 116, 117.]
князь Петр {Ива­но­вич или Михай­ло­вич ?} Белосельский
Суще­ство­вал ли неизвестно
князь Яков Бог­да­нов Бело­сель­ский (1603,1613)
Сын бояр­ский Вод­ской и Шелон­ской пятин.
В июле 1603 г. дал под­мо­гу на Яжел­биц­кий ям (Гра­мо­та ямско­му устрой­щи­ку Яжел­биц­ко­го яма подья­че­му Афа­на­сию Михай­ло­ву о сыс­ке, взял ли ямской охот­ник под­мож­ные день­ги у подья­че­го Неми­ра Руч­ки­на. 1604, июля // СПбИИ, кол. 276, оп. 1, д. 27, л. 197-200).
21 июля 1604 г. бил челом на сво­е­го сосе­да, кн. Сте­па­на Елец­ко­го, о том, что тот, в отли­чие от него, не пла­тит под­мо­ги на Яжел­биц­кий ям (Чело­бит­ная кн. Яко­ва Бог­да­но­ва сына Бело­сель­ско­го о том, что его сосед кн. Сте­пан Елец­кий не пла­тит под­мо­ги на Яжел­биц­кий ям. 1604. 21.07 // СПбИИ, кол. 276, оп. 1, д. 27, л. 202-203).
Поме­щик Дудо­ров­ско­го пого­ста в 1612 г. (д. Оси­но­вое) (Дозор­ная кни­га Вод­ской пяти­ны Корель­ской поло­ви­ны. 1612 // RA, NOA, serie 1: 39. С. 155 (СПбИИ, м/ф 349 (без пагинации).
17 мар­та 1612 г. его поме­стье в Дмит­ри­ев­ском Горо­ден­ском (двор в с. Мрот­ки­но) и Дудо­ров­ском пого­стах было отде­ле­но его деду,Никифору Биби­ко­ву (Отдел губ­ным ста­ро­стой Миха­и­лом Нее­ло­вым поме­стья кня­зя Яко­ва Бело­сель­ско­го в Дмит­ри­ев­ском Горо­ден­ском и Дудо­ров­ском пого­стах Вод­ской пяти­ны Ники­фо­ру Семе­но­ву сыну Биби­ко­ву. 1612. 17.03 // RA, NOA, serie 1:69. С. 7-13 (СПбИИ, м/ф 320 (без паги­на­ции[]