Общие сведения о роде

БЕЛЕВ­СКИЕ — кня­же­ский род, Рюри­ко­ви­чи, ветвь удель­ных кня­зей Ново­силь­ских. Белев­ское кня­же­ство с цен­тром в горо­де Белёв; одно из так назы­ва­е­мых Вер­хов­ских кня­жеств. Обра­зо­ва­лось на рубе­же XIV—XV вв. в резуль­та­те рас­па­да Ново­силь­ско­го кня­же­ства. В 1407—1490 вме­сте с дру­ги­ми Вер­хов­ски­ми кня­же­ства­ми вхо­ди­ло в состав Вели­ко­го кня­же­ства Литов­ско­го. В 1490 пере­шло в под­дан­ство Ива­ну III, что было юри­ди­че­ски закреп­ле­но в мир­ном дого­во­ре Ива­на III и вели­ко­го кня­зя Литов­ско­го Алек­сандра Ягел­лон­чи­ка. Пре­кра­ти­ло суще­ство­ва­ние в 1558, после ссыл­ки послед­не­го белёв­ско­го кня­зя в Волог­ду.

Дже­ре­ла:

Бес­па­лов Р. А. Источ­ник све­де­ний Казан­ско­го лето­пис­ца о молит­ве хана Улу-Мухам­ме­да «рус­ско­му Богу» нака­нуне белёв­ской бит­вы 1437 года // Золо­то­ор­дын­ская циви­ли­за­ция. Сбор­ник ста­тей. Вып. 1. Казань, 2008. С. 142-146.
Бес­па­лов Р. А. Осно­ва­ние белёв­ско­го Спа­со-Пре­об­ра­жен­ско­го мона­сты­ря и белёв­ские удель­ные кня­зья по мона­стыр­ско­му сино­ди­ку // Верх­нее Подо­нье: Архео­ло­гия. Исто­рия. Вып. 3. Тула: Гос. музей-запо­вед­ник «Кули­ко­во поле», 2008. – С. 283-292. [0,86 а. л.]

Синодики князей Белевских

Синодик белёвского Спасо-Преображенского монастыря

«Род бла­го­вер­ных кня­зей беле́вских».

«[Л. 17 об.] Род(ъ) бл(а)гове́рныхъ кн(я)з(е)й беле́вских(ъ). | 1- Кн(я)зя Гео́ргия, кн(я)зя Андре́я, | кн(я)зя Гео́ргия, кн(я)зя Фео́дора. -1 | 2- Кн(я)зя Васи́лия, кн(я)зя Миха́ила, | кн(я)зя Васи́лия, кн(я)зя Фео́дора, | кн(я)зя Ива́нна, кн(я)зя Андре́я, | кн(я)зя Васи́лия, кн(я)зя Ива́нна. -2 | 3- Кн(я)зя Ива́нна, кн(я)зя Константи́на, | кн(я)зя Алекса́ндра, и́нока кн(я)зя | Андрея́на, кн(я)зя Дими́трия, | кн(я)зя Влади́мира, кн(я)зя Иван­на, | кн(я)зя Симео́на, кн(я)зя Фео́дора, | кн(я)зя Дими́трия, кн(я)зя Гео́ргия, | кн(я)зя Л(ь)ва, кн(я)зя Андре́я, | кн(я)зя Ива́нна, кн(я)зя Миха́ила, || [Л. 18] кн(я)зя Гео́ргия, кн(я)зя Дани́лу. -3 | | 4- Кн(я)г(и)ню М(а)рию, кн(я)г(и)ню А́нноу, | кн(я)г(и)ню Евдоки́ю, кн(я)г(и)ню Феодо́сию, | кн(я)г(и)ню А́нну, кн(я)г(и)ню Еоупракси́ю, | и́ноку кн(я)г(и)ню Маремия́ну, и́нокоу | кн(я)г(и)ню А́нну, кн(я)г(и)ню Фоти́нию, | кн(я)г(и)ню Евдоки́ю, княж­ну Еле́ну, | княж­ну М(а)рию, кн(я)г(и)ню Анаста́сию. — 4 ||».1

Синодик московского Новодевичьего монастыря

«Помя­ни гос­по­ди: кня­зя Иоан­на, кня­ги­ни Еле­ны, кня­ги­ни ино­ки­ни Анны, кня­зя Фео­до­ра, кня­ги­ни Евдо­кии»2.

Поколенная роспись рода

I генерация

1. КН. ВАСИ­ЛИЙ РОМА­НО­ВИЧ НОВО­СИЛЬ­СКИЙ И БЕЛЕВ­СКИЙ

стар­ший сын кня­зя Рома­на Семе­но­ви­ча Одо­ев­ско­го. Родо­на­чаль­ник кня­зей Белев­ских — изве­стен толь­ко по древним родо­слов­цам. Пред­по­ло­жи­тель­но умер рань­ше сво­е­го отца Рома­на Семе­но­ви­ча, поэто­му его сыно­вьям достал­ся лишь «млад­шой» удел Одо­ев­ско­го кня­же­ства — Белев. Види­мо, по этой при­чине его потом­ки не име­ли сво­ей доли в Одо­е­ве, в отли­чие отсво­их роди­чей — кня­зей Воро­тын­ских и Одо­ев­ских, и фак­ти­че­ски были исклю­че­ны из борь­бы кня­зей Ново­силь­ско­го дома за стар­шин­ство рода, кото­рое дава­ло еще титул кня­зей Ново­силь­ских. Состо­ял в бра­ке и имел про­дол­же­ние в потом­стве в лице сына — кня­зя Миха­и­ла Васи­лье­ви­ча.

ІI генерация

2/1. КН. МИХА­ИЛ ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ БЕЛЕВ­СКИЙ (1420-е)

внук Рома­на Семе­но­ви­ча Одо­ев­ско­го, сын Васи­лия Рома­но­ви­ча, кня­зя Ново­силь­ско­го, Одо­ев­ско­го и Белев­ско­го, от кото­ро­го и полу­чил в наслед­ство вот­чи­ну — Белев­ское кня­же­ство. Изве­стен толь­ко по древним родо­слов­цам. Судя по все­му, белёв­ские кня­зья не были участ­ни­ка­ми дого­во­ра сво­их роди­чей с Вито­втом в авгу­сте 1427 г. По
пре­да­нию жития Кирил­ла Бело­зер­ско­го, князь Миха­ил Васи­лье­вич Белёв­ский со сво­ей кня­ги­ней Мари­ей восемь лет не име­ли детей, о чем силь­но печа­ли­лись. Тогда белёв­ский князь отпра­вил бояр к стар­цу Кирил­лу с про­ше­ни­ем, что­бы тот помо­лил­ся за них. Ста­рец яко­бы явил­ся им во сне и оста­вил три сосу­да, что пред­ве­ща­ло рож­де­ние тро­их детей (Федо­ра, Васи­лия и Евпрак­сии). Изве­стие о белёв­ском посоль­стве в мона­стырь на Белое Озе­ро отно­сят к сви­де­тель­ству кня­ги­ни Марии Белёвской75. Оно состо­я­лось при жиз­ни стар­ца – до июня 1427 г. В родо­слов­цах же сохра­ни­лось сле­ду­ю­щее сви­де­тель­ство: «князь Федор, да князь Васи­лей Беле́вские. А князь вели­кий было Васи­лей свел их с вот­чи­ны з Беле́ва в опа­ле, а дал им Волок, и жили на Воло­це дол­го, и князь вели­кий пожа­ло­вал их, опять им вот­чи­ну их Беле́в отдал; а сест­ра их была за кня­зем за Васи­льем за Ива­но­ви­чем за Обо­лен­ским кня­ги­ни Опракса»76. Князь В. И. Обо­лен­ский пер­вым бра­ком был женат на кня­гине Марии Тури­ко­вой. Одна­ко в авгу­сте 1449 г. она попа­ла в плен к татарам77. Ее даль­ней­шая судь­ба неиз­вест­на. Веро­ят­но, вско­ре после пле­не­ния она умер­ла, тогда князь В. И. Обо­лен­ский смог женить­ся вто­рой раз – на Евпрак­сии. Самый ран­ний срок это­го бра­ка – конец 1449 г. Сле­до­ва­тель­но, к это­му вре­ме­ни белёв­ская княж­на была еще моло­да. Веро­ят­но, она роди­лась не позд­нее сере­ди­ны 1420- х гг., ина­че к сере­дине XV в. вышла бы из брач­но­го воз­рас­та. Сле­ду­ет пола­гать, что к авгу­сту 1427 г. кня­зя Миха­и­ла Белёв­ско­го уже не было в живых, а его дети были мало­лет­ни­ми. Так что белёв­ские кня­зья не мог­ли стать участ­ни­ка­ми дого­во­ра с Вито­втом. К осе­ни 1437 г. Белёв­ский удел ока­зал­ся под вла­стью вели­ко­го кня­зя московского78. Одна­ко поз­же он был воз­вра­щен белёв­ским кня­зьям Федо­ру и Васи­лию Михай­ло­ви­чам, а в 1459 г. они при­со­еди­ни­лись к докон­ча­нию сво­е­го дяди кня­зя Ива­на Юрье­ви­ча Одо­ев­ско­го с Кази­ми­ром IV79. Из посоль­ских книг извест­но о суще­ство­ва­нии и более позд­не­го докон­ча­ния белёв­ских кня­зей (воз­мож­но вме­сте с одо­ев­ски­ми) с вели­ким кня­зем литовским80.

В семей­стве кня­зей Белёв­ских вери­ли, что рож­де­нию кня­зей Федо­ра и Васи­лия Михай­ло­ви­чей († в пери­од с апре­ля 1459 по январь 1481 гг.) и их сест­ры Евпрак­сии спо­соб­ство­ва­ли молит­вы прп. Кирил­ла Бело­зер­ско­го († 1427 г.). Их мать кня­ги­ня Мария еще до нача­ла 1460-х гг. пода­ва­ла боль­шие мило­сты­ни Кирил­ло­ву мона­сты­рю и испо­ве­до­ва­лась там3.

75 Житие Кирил­ла Бело­зер­ско­го / Под ред. А. С. Гер­да. СПб., 2000. С. 45-48.
76 РИИР. Вып. 2. С. 112-113.
77 Родо­слов­ная кни­га по трем спис­кам с пре­ди­сло­ви­ем и азбуч­ным ука­за­те­лем // Вре­мен­ник Импе­ра­тор­ска­го обще­ства исто­рии и древ­но­стей рос­сий­ских. Кн. 10. М., 1851 (далее – Врем. ОИДР. Кн. 10). С. 164; Корец­кий В. И. Соло­вец­кий лето­пи­сец кон­ца XVI в. // Лето­пи­си и хро­ни­ки. 1980 г. В. Н. Тати­щев и изу­че­ние
рус­ско­го лето­пи­са­ния. М., 1981. С. 231.
78 По верх­не­ок­ско­му пре­да­нию, кото­рое вошло в состав Казан­ско­го лето­пис­ца, в 1437 г. Васи­лий II вре­мен­но пере­дал белёв­ские места хану Улу-Мухам­ме­ду (Бес­па­лов Р. А. Источ­ник све­де­ний Казан­ско­го лето­пис­ца о молит­ве хана Улу-Мухам­ме­да «рус­ско­му Богу» нака­нуне белёв­ской бит­вы 1437 года // Золо­то­ор­дын­ская циви­ли­за­ция. Сбор­ник ста­тей. Вып. 1. Казань, 2008. С. 142-146).
79 LM. Kn. 5. №137. P. 254-255; ДДГ. №60. С. 192-193.
80 СИРИО. Т. 35. С. 47.
Состо­ял в бра­ке и имел тро­их детей: сыно­вей Федо­ра и Васи­лия и дочь Евпрак­сию Михай­лов­ну.

ЖЕНА: МАРИЯ;

3/2. КНЯЗЬ ФЕДОР МИХАЙ­ЛО­ВИЧ БЕЛЕВ­СКИЙ (* сер.1420-х, † 1459/1481)

стар­ший сын кня­зя Миха­и­ла Васи­лье­ви­ча, брат Васи­лия Михай­ло­ви­ча Белев­ско­го.
Белев­ские, как и все Вер­хов­ские кня­зья, не имея зна­чи­тель­ных сил для про­ти­во­сто­я­ния Орде, вынуж­де­ны были всту­пать в коа­ли­ции с вели­ки­ми кня­зья­ми Мос­ков­ски­ми, Рязан­ски­ми или Литов­ски­ми. Зача­стую столк­но­ве­ния меж­ду вели­ки­ми кня­зья­ми ста­ви­ли в неод­но­знач­ное поло­же­ние Вер­хов­ских кня­зей, поэто­му они при­ме­ня­ли так­ти­ку лави­ро­ва­ния меж­ду вели­ки­ми кня­же­ства­ми, сохра­няя непри­кос­но­вен­ность сво­их земель. Но если дру­гие кня­зья Ново­силь­ско­го дома вме­сте с Рязан­ски­ми и Прон­ски­ми кня­зья­ми в 1427 г. при­сяг­ну­ли на вер­ность вели­ко­му кня­зю Литов­ско­му и Рус­ско­му Вито­вту, оче­вид­но, заклю­чив соот­вет­ству­ю­щий дого­вор, текст кото­ро­го не сохра­нил­ся, то судь­ба Белев­ских кня­зей нача­ла XV в. неиз­вест­на. Одна­ко из все­го это­го заклю­ча­ют, что кня­зья Белев­ские в это вре­мя ори­ен­ти­ро­ва­лись на союз с Моск­вой, как и Вер­хов­ские кня­зья Тарус­ско­го дома — Тарус­ские и Обо­лен­ские.

Нахо­дясь в ущем­лен­ном поло­же­нии по срав­не­нию с кня­зья­ми Воро­тын­ски­ми и Одо­ев­ски­ми и не обла­дая боль­шим уде­лом, Белев­ские кня­зья боль­шой роли в поли­ти­ке играть не мог­ли и сохра­нять за собой свои вот­чи­ны им было слож­нее. Соглас­но Госу­да­ре­ву Родо­слов­цу «свел было их князь вели­кий Васи­лий с вот­чи­ны их с Беле­ва, в опа­ле, и дал им Волок, и жили на Воло­це дол­го, и пожа­ло­вал им князь вели­кий вот­чи­ну их Белев им отдал; а сест­ра их кня­ги­ня Опрак­са была за кня­зем Васи­льем Ива­но­ви­чем за косым» (Обо­лен­ским). Оче­вид­но, их опа­лу сле­ду­ет отне­сти ко вре­ме­ни вели­ко­го кня­же­ния Васи­лия II Мос­ков­ско­го (1425-1462 гг.). Но с его дати­ров­кой опре­де­лен­но­сти в Родо­слов­це нет. По наше­му мне­нию это про­изо­шло в 1436-1437 гг. До это­го вре­ме­ни Воло­ком Васи­лий II вла­дел с Нов­го­ро­дом по поло­ви­нам, что под­твер­дил их дого­вор 1433-1434 гг., а к июлю 1436 г. пообе­щал нов­го­род­цам «отсту­пить­ся» от Воло­ка Лам­ско­го, но в ито­ге сло­ва сво­е­го не сдер­жал и часть Воло­ка, кото­рой вла­дел Васи­лий II оста­лась за Моск­вой. Белев­ские кня­зья нахо­ди­лись в Воло­ке на пра­вах слу­жи­лых. Пред­по­ло­же­ние о вла­де­нии Мос­ков­ским кня­зем Белев­ским уде­лом в 1437 г. под­твер­жда­ет вер­сию Казан­ско­го лето­пис­ца и мест­ное пре­да­ние о том, что осе­нью 1437 г. Васи­лий II пере­дал «Белев­ские места», (кото­ры­ми вла­дел) изгнан­но­му из Орды хану Улу-Мухам­ме­ду для вре­мен­но­го пре­бы­ва­ния, а затем нару­шил заклю­чен­ный с ним дого­вор и послал сво­их бра­тьев Дмит­рия Шемя­ку и Дмит­рия Крас­но­го под Белев на ордын­ско­го хана. Но 3-х тысяч­ное вой­ско Улу-Мухам­ме­да раз­гро­ми­ло 40-а тысяч­ную мос­ков­скую рать. Белев­ские кня­зья в этих собы­ти­ях никак не отме­че­ны.
Нахо­дясь в изгна­нии, Белев­ские кня­зья стре­ми­лись все­ми сила­ми вер­нуть утра­чен­ные вот­чи­ны. В ито­ге им уда­лось выдать свою сест­ру Евпрак­сию за Васи­лия Ива­но­ви­ча Косо­го кня­зя Обо­лен­ско­го — вое­во­ду и вер­но­го спо­движ­ни­ка вели­ко­го кня­зя мос­ков­ско­го Васи­лия II Тем­но­го. Когда это слу­чи­лось, допод­лин­но не извест­но, мож­но пред­по­ло­жить, — что в нача­ле-сере­дине 50-х гг. XV в., т.к. авгу­сте 1449 г. женой В.И.Оболенского назы­ва­ет­ся кня­ги­ня Мария, соглас­но лето­пи­си: «при­хо­ди­ли ско­рые тата­ро­ве до Похры и поло­ни­ли княжь Васи­ли­е­ву Ива­но­ви­ча Обо­лен­ско­го кня­ги­ню Марию», часть татар уда­лось нагнать и раз­бить, но ее даль­ней­шая судь­ба неиз­вест­на. Мож­но пред­по­ло­жить, что пер­вая жена В.И.Оболенского вско­ре после пле­не­ния умер­ла, тогда он мог женить­ся вто­рой раз — на Опрак­се. Пика сво­ей карье­ры пер­во­го вое­во­ды Васи­лия II В.И.Оболенский достиг в янва­ре 1450 г., раз­бив во гла­ве мос­ков­ско­го вой­ска Дмит­рия Шемя­ку под Гали­чем.
В.И.Оболенский имел от Евпрак­сии дво­их сыно­вей — Васи­лия и Федо­ра Телеп­ней. По всей веро­ят­но­сти при помо­щи В.И.Оболенского, Белев­ским кня­зьям уда­лось вер­нуть себе свой удел и вновь вос­ста­но­вить­ся в пра­вах суве­рен­но­го вла­де­ния сво­ей вот­чи­ной.
Впо­след­ствии, вме­сте с бра­том и дядей — Ива­ном Юрье­ви­чем кня­зем Одо­ев­ским и Ново­силь­ским в соот­вест­вии с докон­ча­ни­ем от 11 апре­ля 1459 г. пере­шел на служ­бу Лит­ве и был поиме­но­ван сре­ди литов­ских слу­жи­лых кня­зей.

В соот­вет­ствии с Госу­да­ре­вым родо­слов­цем «Кня­зя Федо­ра Беле­ско­го уби­ли Тата­ро­вя на Кще­не­ве». Извест­ны интер­пре­та­ции — на Вене­ве (г.Венев, Рязан­ское кня­же­ство), на Кле­ще­ни (по Спис­ку горо­дов ближ­них и даль­них — г.Клещин, кото­рый ука­зан вме­сте с Пере­я­с­лав­лем в чис­ле горо­дов Залес­ских и рас­смат­ри­ва­ет­ся как отдель­ный город или как ста­рое назва­ние Пере­я­с­лав­ля). Нам же кажет­ся это невер­ным. Наи­бо­лее веро­ят­но — на Кше­не­ве, реке или насе­лен­ном пунк­те, рас­по­ло­жен­ных южнее Ново­силь­ско­го кня­же­ства. Сле­ду­ет отме­тить, что в насто­я­щее вре­мя эта река назы­ва­ет­ся Кшень, на ней рас­по­ла­га­ет­ся одно­имен­ный насе­лен­ный пункт. Одна­ко в ука­зе госу­да­ря Миха­и­ла Федо­ро­ви­ча 1637 г. упо­ми­на­ет­ся «река Тим и Кше­не­во», как «место напол­нен­ное лесов, а вер­хо­вье реки Оско­ла про­хо­дят дуб­ро­вы неболь­шия, а боль­ших лесов нет…». Госу­да­рев родо­сло­вец состав­лял­ся не дале­ко от это­го вре­ме­ни, при царе Федо­ре Алек­се­е­ви­че (1676-1682 гг.), поэто­му назва­ние мест­но­сти почти в точ­но­сти сов­па­да­ет, но в послед­ствии было изме­не­но.
В пери­од с 1459 по 1481 г. князь Федор Михай­ло­вич Белев­ский погиб от татар на реке Кще­не­ве (пра­вый при­ток реки Сосны).[Родословная кни­га кня­зей и дво­рян рос­сий­ских и выез­жих. Ч. 1. М., 1787.С. 180.]

Жена: ЕВДО­КИЯ

КН. ВАСИ­ЛИЙ МИХАЙ­ЛО­ВИЧ БЕЛЕВ­СКИЙ (* сёр.1420-х, + 1459/1481)

млад­ший сын кня­зя Миха­и­ла Васи­лье­ви­ча Белев­ско­го, брат кня­зя Федо­ра Михай­ло­ви­ча. Дол­го жил в Воло­ке Лам­ском с бра­том, кня­зем Федо­ром Михай­ло­ви­чем Белев­ским «в опа­ле», лишив­шись Белев­ско­го уде­ла. Через несколь­ко лет князь Мос­ков­ский вер­нул им Белев. У літоўска-адо­еўскім дага­во­ры ад 21 кра­савiка 1459 г. літоўскі бок так­са­ма прад­стаў­ляў Казі­мір IV. Яго контр­аген­та­мі былі князь Іван Юр’евіч Адо­еўскі з пля­мен-
ніка­мі – кня­зя­мі Фёда­рам і Васілём Міхай­лаві­ча­мі Бялёўскі­мі 56. Князь Іван Юр’евіч быў жывы яшчэ 14 сакавіка 1477 г. 57. Да пачат­ку 1481 г. яго само­га і яго бялёўскіх пля­мен­нікаў ужо не было сярод жывых.

По смер­ти стар­ше­го бра­та, кня­зя Федо­ра Михай­ло­ви­ча, полу­чил Белев­ский удел. Был женат и имел трех сыно­вей: Ива­на, Андрея и Васи­лия.

ЖЕНА: [……] [,……]
Дети:

56 ДДГ. № 60. С. 192–193; LM. Kn. 5. 1993. № 137. P. 254–255; LM. Kn. 5. 2012. № 542. P. 359–360.
57 Лео­нид (Каве­лин), архи­манд­рит. Опи­са­ние лих­вин­ско­го Покров­ско­го Доб­ро­го муж­ско­го мона­сты­ря // ЧОИДР. Москва, 1875. Кн. 4. V. Смесь. С. 106–107.

КНЖ. ЕВПРАК­СИЯ МИХАЙ­ЛОВ­НА БЕЛЕВ­СКАЯ

В родо­слов­цах же сохра­ни­лось сле­ду­ю­щее сви­де­тель­ство: «князь Федор, да князь Васи­лей Беле́вские. А князь вели­кий было Васи­лей свел их с вот­чи­ны з Беле́ва в опа­ле, а дал им Волок, и жили на Воло­це дол­го, и князь вели­кий пожа­ло­вал их, опять им вот­чи­ну их Беле́в отдал; а сест­ра их была за кня­зем за Васи­льем за Ива­но­ви­чем за Обо­лен­ским кня­ги­ни Опракса»76. Князь В. И. Обо­лен­ский пер­вым бра­ком был женат на кня­гине Марии Тури­ко­вой. Одна­ко в авгу­сте 1449 г. она попа­ла в плен к татарам77. Ее даль­ней­шая судь­ба неиз­вест­на. Веро­ят­но, вско­ре после пле­не­ния она умер­ла, тогда князь В. И. Обо­лен­ский смог женить­ся вто­рой раз – на Евпрак­сии. Самый ран­ний срок это­го бра­ка – конец 1449 г. Сле­до­ва­тель­но, к это­му вре­ме­ни белёв­ская княж­на была еще моло­да. Веро­ят­но, она роди­лась не позд­нее сере­ди­ны 1420- х гг., ина­че к сере­дине XV в. вышла бы из брач­но­го воз­рас­та. Сле­ду­ет пола­гать, что к авгу­сту 1427 г. кня­зя Миха­и­ла Белёв­ско­го уже не было в живых, а его дети были мало­лет­ни­ми. В.И.Оболенский имел от Евпрак­сии дво­их сыно­вей — Васи­лия и Федо­ра Телеп­ней. По всей веро­ят­но­сти при помо­щи В.И.Оболенского, Белев­ским кня­зьям уда­лось вер­нуть себе свой удел и вновь вос­ста­но­вить­ся в пра­вах суве­рен­но­го вла­де­ния сво­ей вот­чи­ной.

МУЖ: КН. ВАСИ­ЛИЙ ИВА­НО­ВИЧ КОСОЙ ОБО­ЛЕН­СКИЙ (его 2-я жена ).[Брх. I, 181; Длг. 1. 57).
Дети:

76 РИИР. Вып. 2. С. 112-113.
77 Родо­слов­ная кни­га по трем спис­кам с пре­ди­сло­ви­ем и азбуч­ным ука­за­те­лем // Вре­мен­ник Импе­ра­тор­ска­го обще­ства исто­рии и древ­но­стей рос­сий­ских. Кн. 10. М., 1851 (далее – Врем. ОИДР. Кн. 10). С. 164; Корец­кий В. И. Соло­вец­кий лето­пи­сец кон­ца XVI в. // Лето­пи­си и хро­ни­ки. 1980 г. В. Н. Тати­щев и изу­че­ние
рус­ско­го лето­пи­са­ния. М., 1981. С. 231.

IV генерация

КНЯЗЬ ИВАН ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ БЕЛЕВ­СКИЙ (1481, +1522/1523)

стар­ший сын кня­зя Васи­лия Михай­ло­ви­ча, нахо­дил­ся в под­дан­стве у вели­ко­го кня­зя Литов­ско­го. У літоўска-адо­еўскім дага­во­ры ад 26 студ­зе­ня 1481 г. контр­аген­та­мі Казі­мі­ра IV высту­палі: князі Міхаіл і Фёдар Іва­навічы Адо­еўскія і іх пля­мен­нік князь Іван Васі­льевіч Бялёўскі 58. Род­ныя бра­ты апош­ня­га князі Андр­эй і Васіль Васі­льевічы, мабы­ць, яшчэ былі няпоў­на­га­до­вы­мі, таму не маглі быць непа­ср­эд­ны­мі ўдзель­ні­ка­мі новай дамо­вы з кара­лём Казі­мірам IV. Вера­год­на, за іх паві­нен быў цала­ва­ць крыж іх стар­эй­шы брат князь Іван Васі­льевіч Бялёўскі 59.

У сяр­эд­зіне 1480-х г., на фоне абвастр­эн­ня мас­коўска-літоўскіх адно­сін, вара­тын­скія і бялёўскія князі сталі пера­ход­зі­ць на бок Іва­на III. Да пачат­ку 1488 г. на мас­коўс­кай служ­бе ўжо нека­то­ры час зна­ход­зіў­ся князь Іван Васі­льевіч Бялёўскі 63. Па сло­вах літоўска­га гас­па­да­ра, ён уцёк з літоўс­кай служ­бы, “челом не уда­рив­ши” 64. Гэта зна­чы­ць, адмо­віў­ся ад выка­нан­ня дага­во­ра 1481 г. без паве­дам­лен­ня кара­лю. Казі­мір IV заяў­ляў, што гэтыя князі далі яму “дакан­чан­ні” і пры­ся­гі, каб слу­жы­ць Вялі­ка­му Княст­ву Літоўс­ка­му неад­ступ­на. Потым на свае аба­вя­за­цель­ст­вы паза­бы­валі­ся, але ён іх з “дакан­чан­няў” і пры­сяг не выпус­кае 65.

В 1488 г. посол вели­ко­го кня­зя Ива­на III Миха­ил Ероп­кин жало­вал­ся поль­ско­му коро­лю и вели­ко­му кня­зю литов­ско­му и рус­ско­му Кази­ми­ру IV, что «бил нам челом наш слу­га князь Иван Васи­лье­вич Белев­ский, а ска­зы­ва­ет, что деи ему мно­го обид чинит­ся от кня­зя от Дмит­рея, да от князь Семе­на Воро­тын­ских; людей у него има­ют и гра­бят и голо­ва­ми сво­дят и про­да­ют; и ныне­ча де его люди у них переима­ны, в тюрь­ме сидят; и он, ска­зы­ва­ет, нееди­но­ва к ним посы­лал о сво­их оби­дах, и они деи ему не дадут упра­вы ни в чем». Вели­кий князь Мос­ков­ский тре­бо­вал воз­вра­ще­ния все­го отня­то­го у кня­зя Ива­на и нака­за­ния Воро­тын­ских кня­зей за само­управ­ство. Таким обра­зом еще до 1490 г. вели­кий князь Мос­ков­ский Иван III назы­вал кня­зя Ива­на Белев­ско­го «наш слу­га», но тот окон­ча­тель­но пере­шел на служ­бу к Москве, наде­ясь на заступ­ни­че­ство Ива­на III, толь­ко в кон­це 1489 г., несмот­ря на про­те­сты поль­ско­го коро­ля Кази­ми­ра IV.

В 1492 г. король Кази­мир жало­вал­ся на него, что он напал на сво­е­го род­но­го бра­та, кня­зя Андрея Васи­лье­ви­ча Белев­ско­го, дер­жав­ше­го еще сто­ро­ну Лит­вы, захва­тил сво­е­го дру­го­го бра­та, кня­зя Васи­лия Васи­лье­ви­ча Белев­ско­го, и при­вел к крест­но­му цело­ва­нию: «што­бы ему нам не слу­жи­ти, а кня­зя Андрея Васи­лье­ви­ча отчи­му, кото­рый нам слу­жит за себе взял и бояр его и слуг и чор­ных людей поимал и крест­но­му цело­ва­нию привел»СИРИО. Т. 35. С. 58–59. Одна­ко, Москва к это­му вре­ме­ни уже обо­зна­чи­ла свои при­тя­за­ния на Вер­хов­ские зем­ли и в дипло­ма­ти­че­ских спо­рах еще в 1490 г. мос­ков­ские бояре заяв­ля­ли литов­ско­му послу, что «князь Иван и князь Семен Одо­ев­ские, и князь Федор Воро­тын­ский и Белев­ские кня­зи и их дети слу­жи­ли сво­и­ми отчи­на­ми на обе сто­ро­ны».
да кан­ца 1492 г. князь
Сямён Фёда­равіч адмо­віў­ся слу­жы­ць Літве. Ён перай­шоў на мас­коўскую служ­бу, а ў пачат­ку 1493 г. разам з чар­го­вым мас­коўскім пасоль­ствам выправіў да Аляк­сандра Казі­міраві­ча свай­го чала­ве­ка з гра­ма­тай аб скла­дан­ні з сябе кры­жо­ва­га цала­ван­ня 75. У тым жа пасоль­стве паве­дам­ля­ла­ся пра пера­ход на мас­коўскую служ­бу кня­зёў Андр­эя і Васі­ля Васі­льеві­чаў Бялёўскіх 76.

После воз­вра­ще­ния бра­тьев к Лит­ве Иван Васи­лье­вич сохра­нил за собой свою вот­чи­ну Белев. По мир­но­му дого­во­ру от 5 фев­ра­ля 1494 г. к вла­де­ни­ям Ива­на III окон­ча­тель­но ото­шли Воро­тынск, Одо­ев, Белев, Козельск и Пере­мышль, но гос­по­дар­ские горо­да Мценск и Любутск при­шлось вер­нуть Лит­ве. Вес­ной того же года окрест­но­сти Мцен­ска огра­би­ли люди кня­зей Одо­ев­ских и Белев­ских. В 1495 г. мцен­ский намест­ник жало­вал­ся на «шко­ды», при­чи­нен­ные воло­стям людь­ми «з Беле­ва». В 1498 г. «кня­зи Белев­скии при­сла­ли мно­гие люди вой­ною, в збро­ях, ко Мчен­ску, и тыи их люди горо­да добы­ва­ли: и отсту­пив­ши от сте­ны, что было живо­тов и стат­ков у бояр и людей… по селам, то все разграбили».В 1498 г. у Ива­на Васи­лье­ви­ча сно­ва вышли недо­ра­зу­ме­ния с литов­ски­ми людь­ми, он жало­вал­ся, что литов­ские люди, ходив­шие с ним про­тив татар, на обрат­ном пути «кня­жьих Ива­но­вых людей погра­би­ли, а гра­бе­жа взя­ли людей и пла­тья, и иные рух­ля­ди на восемь­де­сят руб­лев». В нача­ле 1500 г. Мценск был окон­ча­тель­но захва­чен. В том, что в этом захва­те участ­во­ва­ли Белев­ские кня­зья кос­вен­но под­твер­жда­ет­ся тем, что вско­ре после захва­та там обос­но­вал­ся Иван Васи­лье­вич Белев­ский. В посоль­ской кни­ге сно­ше­ний с Кры­мом (сен­тябрь 1500 г.) есть запись о том, что «к вели­ко­му кня­зю при­шла весть изо Мчен­ска от кня­зя Ива­на от Белев­ско­го».

В 1506-1507 гг. на служ­бе Москве вме­сте с дру­ги­ми вели­ко­кня­же­ски­ми вое­во­да­ми при­ни­мал уча­стие в воен­ных дей­стви­ях про­тив татар, напав­ших на Козель­ские, Одо­ев­ские и Белев­ские места. Раз­бил татар близ Оки и гнал их до р.Рыбницы. В 1512 г. князь Иван Васи­лье­вич — вто­рой вое­во­да пра­вой руки (при кня­зе Б.И.Горбатом) на Угре, отра­жал напа­де­ния татар на Козель­ские места. В мае 1512 года, нака­нуне пер­во­го Смо­лен­ско­го похо­да, он в Туле при кня­зе А.И.Булгакове вто­рым вое­во­дой пра­вой руки. Во вре­мя пер­во­го Смо­лен­ско­го похо­да, в нояб­ре 1512 г. — в вой­ске кня­зя И.М.Оболенского коман­до­вал пере­до­вым пол­ком, был вто­рым вое­во­дой при Ф.Н.Бутурлине. В 1513 г. князь Иван Васи­лье­вич Белев­ский в Туле пер­вым вое­во­дой в пере­до­вом пол­ку. Вто­рым вое­во­дой в боль­шом пол­ку слу­жил сын Иван. Вто­рым же вое­во­дой пра­вой руки был Петр Яко­вле­вич Заха­рьин-Кош­кин, на доче­ри кото­ро­го был женат его сын.

По неко­то­рым дан­ным князь И.В.Белевский — боярин с 1513-1514 гг. В «Госу­да­ре­вом Родо­слов­це» о бояр­стве его не ска­за­но ни сло­ва. Послед­нее изве­стие о нем отно­сит­ся к 1516 г., когда он воз­глав­лял сто­ро­же­вой полк на Вошане в рати кня­зя Васи­лия Семе­но­ви­ча Одо­ев­ско­го, а позд­нее отпу­щен к себе на Белев.
памёр толь­кі ў 1522/23 (7031) г. (ДРВ. Ч. 20. С. 21); одна­ко по дру­гим дан­ным князь Иван Васи­лье­вич Белев­ский в 1525 г. осно­вал Спа­со-Пре­об­ра­жен­ский мона­стырь в Беле­ве. Оста­вил потом­ков — сыно­вей Семе­на и Ива­на.

58 Каза­коў А. У. Невя­до­мае дакан­чанне кара­ля поль­ска­га і вяліка­га кня­зя літоўска­га Казі­мі­ра і кня­зя Навасіль­ска­га і Адо­еўска­га Міхаі­ла Іва­наві­ча 1481 г. С. 298–300.
63 СИРИО. Т. 35. С. 8.
64 СИРИО. Т. 35. С. 58.
65 СИРИО. Т. 35. С. 47–48.

КН. АРД­РЕЙ ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ БЕЛЕВ­СКИЙ

сын кня­зя Васи­лия Михай­ло­ви­ча Белев­ско­го. Слу­жил Лит­ве. В кон­це 1489 г. его брат Иван Васи­лье­вич силой заста­вил перей­ти от Лит­вы на служ­бу к Москве, но вско­ре с бра­том Васи­ли­ем Васи­лье­ви­чем сно­ва пере­мет­нул­ся к Кази­ми­ру IV. В кон­це 1492 г., види­мо не полу­чая ника­кой защи­ты от вели­ко­го литов­ско­го кня­зя про­тив напа­де­ния мос­ков­ских слу­жи­лых кня­зей, сам отъ­е­хал к Москве, несмот­ря на про­те­сты литов­ско­го вели­ко­го кня­зя Алек­сандра, кото­рый заяв­лял, что «мы их с тое при­я­ги не выпус­ка­ем»: «Лета 7001-го (1493) к вели­ко­му кня­зю Ива­ну Васи­лье­ви­чу всея Русии при­е­хал слу­жить от коро­ля князь Семен Федо­ро­вич Воро­тын­ский … да князь Васи­лей да князь Ондрей Васи­лье­ви­чи Белев­ские с вот­чи­на­ми да с воло­стя­ми с Мезетц­ком да с Сер­пей­ском. И князь вели­кий Олек­сандр Литов­ский … при­слал из Смо­лен­ска сво­е­го пана Юрия Гле­бо­ви­ча да кня­зя Семе­на Ива­но­ви­ча Можай­ско­го, да кня­зей Друц­ких; да те город­ки Мезетцк да Сер­пейск и с воло­стем поима­ли и поза­се­ли. И князь вели­кий Иван Васи­лье­вич всея Русии послал тех горо­дов доста­ва­ти сво­е­го сест­ри­ча кня­зя Федо­ра Васи­лье­ви­ча Рязан­ско­го … А Воро­тын­ским кня­зем и Одо­ев­ским, и Белев­ским … велел князь вели­кий быти под­ле пере­до­вой полк вели­ко­го кня­зя, на пра­вой сто­роне или на левой, где похо­тят». Таким обра­зом, Андрей Белев­ский участ­ву­ет вме­сте с бра­том Васи­ли­ем в похо­де на Сер­пейск и Мещовск (Мезецк), захва­чен­ные литов­ца­ми.

Вме­сте со сво­и­ми бра­тья­ми при­ни­мал уча­стие в мос­ков­ских похо­дах: в 1507 — в отра­же­нии татар от южных гра­ниц мос­ков­ско­го госу­дар­ства воз­ле Беле­ва на Ржав­це. В нояб­ре 1513 года во вре­мя похо­да на Смо­ленск князь Андрей Васи­лье­вич — вое­во­да в пере­до­вом пол­ку вме­сте с Ф.Н.Бутурлиным. В 1516 году «на Вошане» — в сто­ро­же­вом пол­ку вое­во­дой вме­сте с Ф.Н.Бутурлиным в рати кня­зя В.С.Одоевского, потом был послан пер­вым вое­во­дой сто­ро­же­во­го пол­ка на украй­ну и сто­ял у Беле­ва.4.

После это­го све­де­ний об Андрее Васи­лье­ви­че Белев­ском не име­ет­ся. Год его смер­ти не изве­стен, по неко­то­рым све­де­ни­ям похо­ро­нен в Спа­со-Пре­об­ра­жен­ском мона­сты­ре. Потом­ства не оста­вил.

КН. ВАСИ­ЛИЙ ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ БЕЛЕВ­СКИЙ (1481, +1542/43).

тре­тий сын кня­зя Васи­лия Михай­ло­ви­ча Белев­ско­го. В 1489 году, вме­сте с бра­том Андре­ем пере­хо­дит под руку Моск­вы, но потом воз­вра­ща­ет­ся с ним в Лит­ву. В кон­це 1492 г. вновь пере­хо­дит к Ива­ну III. При­ни­ма­ет уча­стие в 1493 г. в осво­бож­де­нии Сер­пей­ска и Мещов­ска от литов­ских людей. Потом­ства не оста­вил. Дру­гих све­де­ний о нем не име­ет­ся. князь Васіль Васі­льевіч памёр каля 1542/43 (7051) г. (Белев­ская вив­лио­фи­ка. Собра­ние древ­них памят­ни­ков об исто­рии Беле­ва и Белев­ско­го уез­да. Т. 2 / изд. Н. А. Ела­ги­ным. Москва, 1858. С. 141, 143).

V генерация

КНЯЗЬ СЕМЕН ИВА­НО­ВИЧ (?) БЕЛЕВ­СКИЙ

сын кня­зя Ива­на Васи­лье­ви­ча Белев­ско­го. Изве­стен толь­ко из родо­слов­цев. Веро­ят­но, рано умер; ника­ких све­де­ний о нем боль­ше не име­ет­ся.

КНЯЗЬ ИВАН ИВА­НО­ВИЧ БЕЛЕВ­СКИЙ (1520, † 1551/1560)

сын кня­зя Ива­на Васи­лье­ви­ча Белев­ско­го. Послед­ний пред­ста­ви­тель рода кня­зей Белев­ских.

Впер­вые упо­ми­на­ет­ся в 1520 г. — был «голо­вою» у вое­вод, сто­яв­ших на Угре. В 1521 г. во вре­мя набе­га Мухам­мед-Гирея нахо­дил­ся там же. В 1531 г. князь Иван Ива­но­вич Белев­ский сидел спер­ва в Туле вто­рым вое­во­дой, а потом, по вестям о наше­ствии крым­цев, был послан к Одо­е­ву. В янва­ре 1532 г. он в Козель­ске во гла­ве сто­ро­же­во­го пол­ка, потом в Туле и нако­нец «на Сен­кине». Вес­ной 1533 г. упо­ми­на­ет­ся в Беле­ве вме­сте с Р.И.Одоевским и дру­ги­ми чет­вер­тым вое­во­дой.

В 1534 г. был вто­рым вое­во­дой в Коломне и отсю­да был послан пер­вым вое­во­дой сто­ро­же­во­го пол­ка в поход на Лит­ву, а летом 1535 г. — вто­рой вое­во­да пере­до­во­го пол­ка. Ходил до самой Виль­ны, отку­да пере­шел в Лиф­лян­дию и в мар­те 1536 г. вер­нул­ся к Опоч­ке (Псков­ские зем­ли).
Летом 1536 года, когда кня­зю Ива­ну Ива­но­ви­чу при­ка­за­но быть «от поля и по бере­гу» в Коломне вто­рым вое­во­дой левой руки, по какой-то при­чине «на Коломне не был, а был у себя в Беле­ве». После это­го, изве­стия о кня­зе Иване Ива­но­ви­че пре­кра­ща­ют­ся до 1541 г., когда он нахо­дил­ся одним из вое­вод в Беле­ве и отку­да был послан в Лит­ву вто­рым вое­во­дой пра­вой руки. В 1544 г. он участ­во­вал в похо­де на Казань, а в 1551 г. — в Полоц­ком похо­де.

Позд­нее, был сослан в Волог­ду, а Белев­ский удел ото­шел к Москве. «и Белев­ские кня­зи изве­ли­ся, и вот­чи­ну их, Белев, Царь и Вели­кй Князь Иван Васи­лье­вич, всея Рос­сии, взял на себя».5. Белев­ским уде­лом вла­дел князь Дмит­рий Ива­но­вич Виш­не­вец­кий (Бай­да), пере­шед­ший на служ­бу к Ива­ну IV Гроз­но­му. По заве­ща­нию 1572 г. Иван IV Гроз­ный пере­да­ет Белев сво­е­му сыну Ива­ну. Потом­ства не оста­вил. После его смер­ти, год кото­рой неиз­ве­стен, угас род Белев­ских кня­зей. С ним и закан­чи­ва­ет­ся исто­рия Беле­ва как уде­ла — вот­чи­ны.

Во вклад­ной кни­ге Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря содер­жит­ся запись: «7063 (1555)-го году фев­ра­ля в 9 день по кня­зе Иване Били­вском да по его кня­гине Анне пожа­ло­вал госу­дарь вкла­ду 100 руб­лев, напи­са­ти их в сена­ди­ки» [6. С. 118].

ЖЕНА: АННА ПЕТ­РОВ­НА ЗАХА­РЬИ­НА, дочь околь­ни­че­го Пет­ра Яко­вле­ви­ча Заха­рьи­на.6.

Print Friendly, PDF & Email
  1. РГБ ОР, Ф. 178, Оп. том 4, №8297. – Сино­дик белёв­ско­го Спа­со-Пре­об­ра­жен­ско­го мона­сты­ря. В пуб­ли­ка­ции уда­ре­ния руко­пи­си пол­но­стью сохра­не­ны. Зна­ки пре­пи­на­ния рас­став­ле­ны по смыс­лу, в ори­ги­на­ле на их месте почти вез­де сто­ят точ­ки. Сло­ва после точ­ки и соб­ствен­ные име­на пишут­ся с заглав­ной бук­вы. Бук­вы отсут­ству­ю­щие в совре­мен­ном алфа­ви­те заме­не­ны на соот­вет­ству­ю­щие им бук­вы и бук­во­со­че­та­ния. Выне­сен­ные над стро­кой бук­вы вне­се­ны в стро­ку и выде­ле­ны кур­си­вом, а бук­вы, опу­щен­ные при вынос­ной, поме­ще­ны в тек­сте в круг­лых скоб­ках. Пря­мая чер­та «|» ука­зы­ва­ет конец строк; две пря­мые чер­ты «||» — конец стра­ниц; знак «| |» ука­зы­ва­ет на про­пуск стро­ки. В нача­ле стра­ниц квад­рат­ных скоб­ках «[ ]» кур­си­вом поме­ще­ны номе­ра листов. Текст услов­но раз­бит на четы­ре фраг­мен­та, кото­рые заклю­че­ны в над­строч­ные сим­во­лы типа «1- … -1». []
  2. Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М., 1987. С. 228. []
  3. Житие Кирил­ла Бело­зер­ско­го / Под ред. А. С. Гер­да. СПб., 2000. С. 45–48. []
  4. Раз­ряд­ная кни­га 1475–1605 гг. Т. 1. Ч. 1. М., 1977. С. 32, 97, 124, 151; Зимин А.А. Фор­ми­ро­ва­ние бояр­ской ари­сто­кра­тии в Рос­сии во вто­рой поло­вине XV – пер­вой тре­ти XVI в. М., 1988. С. 129. []
  5. Брх. I, 181]. В 1557-1560 гг. (воз­мож­но, до 1561 г.). []
  6. Брх. 1, 181; л.-Р. I, 92. []