Дво­ряне Мусоргские.
Поко­лен­ная рос­пись рода дво­рян Мусоргских.
Мате­ри­а­лы по гене­а­ло­гии и пропосографии.
https://​sites​.google​.com/​s​i​t​e​/​r​u​r​i​k​o​v​i​c​i​1​1​/​h​o​m​e​/​S​m​o​l​e​n​s​k​i​e​/​m​o​n​a​s​t​y​r​e​v​y​/​m​u​s​o​r​g​s​kie
Мусорг­ские — дво­рян­ский род, про­ис­хо­дя­щий от кня­зей Смо­лен­ских: Роман Васи­лье­вич Мона­сты­рев, по про­зви­щу Мусор­га, был родо­на­чаль­ни­ком Мусорг­ских. Петр Ива­но­вич Мусорг­ский был вое­во­дой в Ста­ри­це (1620). Род Мусорг­ских вне­сен в VI ч. ДРК Псков­ской губ. Из это­го рода про­ис­хо­дил вели­кий рус­ский ком­по­зи­тор Модест Пет­ро­вич Мусорг­ский 25.06.1887 его брат надвор­ный совет­ник Фила­рет Пет­ро­вич Мусорг­ский вне­сен в VI ч. ДРК Рязан­ской губ. Род Мусорг­ских изве­стен в Псков­ском крае с древ­них вре­мен. Родо­на­чаль­ник фами­лии Мусорг­ских, Роман Васи­лье­вич Мона­сты­рев, по про­зва­нию Мусор­га (жив­ший во вто­рой и тре­тьей чет­вер­ти XV в.), про­ис­хо­дил из кня­зей Смо­лен­ских Рюри­ко­ви­чей. С. Б. Весе­лов­ский уста­но­вил сле­ду­ю­щую после­до­ва­тель­ность поколений 
Мусорг­ских: «1) Васи­лий, млад­ший сын Алек­сандра Мона­сты­ря (послед­няя треть XIV – пер­вая чет­верть XV в.); 2) Роман Васи­лье­вич Мусор­га (вто­рая и тре­тья чет­верть XV в.); Иван-Ян Рома­но­вич (в 1501 г. на поме­стье в Нов­го­ро­де); Ляпун и Тре­тьяк Яно­ви­чи (в 1550 г. тысяч­ни­ки); Макар Ляпу­нов (в 1572 г. испо­ме­щен на Луках Великих)»
Кня­же­ское досто­ин­ство Мона­сты­ре­вых и Мусор­ских было уте­ря­но еще в нача­ле XV века, когда Смо­ленск был захва­чен литов­ским кня­зем Вито­втом. «Невид­ные» дво­ряне Мусор­ские слу­жи­ли пис­ца­ми, стряп­чи­ми, дозор­щи­ка­ми в неболь­ших чинах, за служ­бу полу­ча­ли жало­ван­ные зем­ли. Выс­шую долж­ность в роду – долж­ность воеводы
в Ста­ри­це, Тве­ри и Росто­ве – зани­мал умер­ший в кон­це 1636 г. Петр Ива­но­вич Мусор­ский. В источ­ни­ках XVI–XVII вв. фами­лия пишет­ся без бук­вы «г» – Мусор­ской (Мусор­ский).
[Весе­лов­ский С. Б. Иссле­до­ва­ния по исто­рии клас­са слу­жи­лых зем­ле­вла­дель­цев. М., 1969. С. 374–396 (Мона­сты­ре­вы-Мусорг­ские).; Раби­но­вич Я. Н. Петр Ива­но­вич Мусор­ский: стра­ни­цы био­гра­фии // Изв. Сарат. ун-та. Нов. сер. Сер. Исто­рия. Меж­ду­на­род­ные отно­ше­ния. 2016. Т. 16, вып. 4. С. 377–384.]
Пер­вое колено
(восем­на­дца­тое от Рюрика)
1. Роман Васи­лье­вич Мусор­га Монастырев
Вто­рое колено
2. Иван Рома­но­вич Лот­ка (1).
Уп. в 1465 по Белоозеру.
3. Семен Рома­но­вич Обо­ра (1).
Уп. в 1465.
4. Федор Рома­но­вич (1).
Уп. 1501.
5. Алек­сандр Рома­но­вич Баш­ня (1).
Тре­тье колено
6. Дмит­рий Ива­но­вич Баш­мак (2).
Уп. в 1500.
7. Юрий Ива­но­вич Чулок (2).
Уп. в 1500.
8. Гри­го­рий Ива­но­вич Сапог (2).
Уп. в 1501 по Белоозеру.
9/2. Иван-Ян Ива­но­вич (1518,1545).

1518 г. сен­тяб­ря 1 — 1519 г. мая 24. — Спи­сок рус­ских плен­ных, содер­жа­щих­ся в Слониме….Который пой­ма­ны, [как пан Острож]ский был с вой­ски литов­ски­ми [под Опоч­кою] . Ен Федо­ров сын Мусорг­ско­го — з Новогорода….РГАДА. Ф. 389. Оп. 1. Кн. 221. Л. 214 об., 215. Спи­сок 1518-20 гг.

В 1545 вла­дел поме­стьем в Михай­лов­ском пого­сте Бежец­кой пяти­ны в Нов­го­род­ской земле.
Чет­вер­тое колено
10. Афа­на­сий Гри­го­рье­вич Сапо­гов (8).
Уп. в 1536.
11. Кон­стан­тин Гри­го­рье­вич Сапо­гов (8).
Уп. в 1550.
12. Давыд Гри­го­рье­вич Сапо­гов (8).
В 1549 губ­ной ста­ро­ста на Белоозере.
13. Андрей Ива­но­вич Ляпун Янов (9).
Убит в 1569. Уп. в Сино­ди­ке Ива­на IV.
Нов­го­род­ский дво­ро­вый сын бояр­ский II статьи.
Нов­го­род­ский поме­щик Бежец­кой пяти­ны Михай­лов­ско­го пого­ста. В 1550 испо­ме­щен под Москвой.
14. Васи­лий-Осип Ива­но­вич Янов (9).
Убит в 1578.
15. Леон­тий Ива­но­вич Тре­тьяк Янов (9).
Убит в 1569. Уп. в Сино­ди­ке Ива­на IV.
Нов­го­род­ский дво­ро­вый сын бояр­ский II статьи.
Нов­го­род­ский поме­щик Бежец­кой пяти­ны Михай­лов­ско­го пого­ста. В 1550 испо­ме­щен под Москвой.
Пятое коле­но
16. Мам­лей Афа­на­сье­вич (10).
Ум. до 1625.
Ж.: Анна.
17. Иван Кон­стан­ти­но­вич (11).
18. Гав­ри­ла-Гри­го­рий Давы­до­вич (12).
19. Макар Андре­евич Мамер (13).
Сын бояр­ский Бежец­кой пятины.
В 1572 испо­ме­щен в Нещер­де Полоц­ко­го у. (100 четв.).Дед П. И. Мусор­ско­го Макар Андре­евич Мамер-Мусор­ский (сын Андрея-Ляпу­на) после взя­тия Полоц­ка Ива­ном Гроз­ным был испо­ме­щен в Полоц­ком уез­де. По-види­мо­му, после захва­та Полоц­ка в 1579 г. поль­ским коро­лем Сте­фа­ном Бато­ри­ем Макар Андре­евич (выжив­ший, в 
отли­чие от отца, во вре­мя оприч­но­го погро­ма) полу­чил новые поме­стья на Луках Вели­ких. Эти­ми поме­стья­ми он фак­ти­че­ски стал вла­деть уже после окон­ча­ния Ливон­ской вой­ны, когда захва­тив­шие Вели­кие Луки поля­ки были вынуж­де­ны по усло­ви­ям Ям-Заполь­ско­го пере­ми­рия вер­нуть в 1582 г. этот город рус­ской стороне.
Шестое коле­но
20. Гри­го­рий Мамле­ев (16).
Уп. в 1625.
21. Иван Боль­шой Ива­но­вич (17).
Уп. в 1620.
22. Иван Мень­шой Ива­но­вич (17).
Ум. до 1620.
Ж.: Анто­ни­да.
23. Иван Мака­ро­вич (19).
За Мос­ков­ское сиде­ние 1608 жало­ван поме­стьем в Вели­ко­луц­ком у.
Види­мо, к Бори­су Году­но­ву был и семей­ный инте­рес, ведь в пери­од его цар­ство­ва­ния в Москве слу­жил внук «луч­ше­го слу­ги» Иван Мака­ро­вич Мусор­ский. Он-то и был жало­ван поме­стьем в «Луц­ком уез­де… за служ­бу и храб­рость в Поль­скую и Литов­скую вой­ну». Отец П. И. Мусор­ско­го Иван Мака­ро­вич, жало­ван «в Луц­ком уез­де… на веч­ные вре­ме­на поме­стья­ми в вот­чи­ну за служ­бу и храб­рость в Поль­скую и Литов­скую вой­ну». Судя по всему,
это те же самые поме­стья в Луц­ком уез­де, кото­рые Макар Андре­евич Мамер-Мусор­ский полу­чил в завер­ша­ю­щий пери­од Ливон­ской войны.
Ж.: Прас­ко­вья.
Седь­мое колено
24. Федор Ива­но­вич (22).
Р. 1605.
25. Васи­лий Ива­но­вич (22).
26. Ники­фор Ива­но­вич (22).
27. Алек­сей Ива­но­вич (23).
Убит в 1651.
28. Петр Ива­но­вич (23).
Ум. 1637.
14.03.1646 столь­ник, в 1626 – 36 дво­ря­нин мос­ков­ский; в 1628 писец и дозор­щик по Рыль­ску; в 1628 – 29 – по Путив­лю, в 1630 вое­во­да в Старице.
3.03.1610 король Сизиз­мунд дал ему поме­стье. За ним состо­я­ло поме­стье в д. Несте­ров­ка, д. Васи­лье­во Вели­ко­луц­ко­го у.
А его сын Петр Ива­но­вич десять лет состо­ял «у госу­да­ря пис­цом и дозор­щи­ком», и за ним уже зна­чит­ся на Псков­щине дерев­ня Алек­се­ев­ская – в буду­щем сель­цо Каре­во, роди­на композитора. 
Впер­вые мы встре­ча­ем П. И. Мусор­ско­го в источ­ни­ках во вре­мя вос­ста­ния Болот­ни­ко­ва. К 1606 г. наш герой был уже опыт­ным вои­ном, а не моло­дым нови­ком. В это вре­мя Петр Мусор­ский запи­сан как стрелец­кий голо­ва, он коман­до­вал при­ка­зом стрель­цов из несколь­ких сотен вои­нов. В авгу­сте 1606 г. он был отправ­лен из Моск­вы со
сво­им при­ка­зом (а так­же два дру­гих при­ка­за) к Орлу на помощь цар­ским вое­во­дам, тер­пя­щим пора­же­ние от Болот­ни­ко­ва под Ель­цом и Кро­ма­ми. Дан­ный сюжет подроб­но разо­бран в известной
моно­гра­фии И. И. Смирнова3.В раз­ряд­ной запи­си отме­че­но: «А на Орел послал три при­ка­зы стрел­цов з голо­ва­ми с Ыва­ном Широ­но­со­вым, да з Дани­лом Пузи­ко­вым, да с Пет­ром Мусор­ским. И они вое­вод встре­ти­ли у
Лих­вин­ской засеки»4. Мож­но пред­по­ло­жить, что 
вос­хож­де­ние Мусорг­ских нача­лось при Васи­лии Шуй­ском, когда 
осе­нью 1606 г. они впер­вые попа­ли в Раз­ряд­ные книги11.
В тушин­ский пери­од, когда вой­ска ново­го само­зван­ца Лже­д­мит­рия II подо­шли к сто­ли­це и
созда­ли свой лагерь в Туши­но, Петр Мусор­ский нахо­дил­ся в Москве. Он оста­вал­ся верен Васи­лию Шуй­ско­му, обо­ро­нял сто­ли­цу от тушин­цев. Хоро­шо извест­но, что Вели­кие Луки во гла­ве с намест­ни­ком Ф. М. Пле­ще­е­вым летом 1608 г. изме­ни­ли царю Васи­лию, поэто­му про­тив­ни­ки тушин­ско­го вора поме­щи­ки Луц­ко­го уез­да бежа­ли из своих
поме­стий на тер­ри­то­рию, кон­тро­ли­ру­е­мую правитель­ствен­ны­ми вой­ска­ми, вое­ва­ли на сто­роне Васи­лия Шуй­ско­го вме­сте с Г. Л. Валу­е­вым в соста­ве армии кн. М. В. Скопина-Шуйского.
Сохра­ни­лось сыск­ное дело о выда­че жало­вания одно­му из слу­жи­лых людей, Нау­му Михай­ло­ви­чу Пле­ще­е­ву, из кото­ро­го мы узна­ем, что Петр Мусор­ский вме­сте с Нау­мом Пле­ще­е­вым сра­жал­ся на сто­роне Васи­лия Шуй­ско­го и участ­во­вал в обо­роне Моск­вы от тушинцев5.Современный иссле­до­ва­тель В. А. Арак­че­ев опуб­ли­ко­вал один из доку­мен­тов, обна­ру­жен­ных им в Госу­дар­ствен­ном архи­ве Псков­ской обла­сти в деле Алек­сея Гри­го­рье­ви­ча Мусорг­ско­го, деда ком­по­зи­то­ра Моде­ста Пет­ро­ви­ча Мусорг­ско­го. В этом доку­мен­те гово­рит­ся о пожа­ло­ва­нии вот­чи­ны Пет­ру Мусор­ско­му имен­но за дей­ствия, свя­зан­ные с обо­ро­ной Моск­вы от Лже­д­мит­рия II: «По своему
цар­ско­му и мило­серд­но­му осмот­ре­нию пожа­ловали есмь Пет­ра Ива­но­ви­ча Мусорг­ско­го ста­рою его вот­чи­ною, что ему дана… за царя Васи­лья по Мос­ков­ское осад­ное сиде­ние… он, Петр, будучи на Москве в оса­де, про­тив теих вра­гов наших сто­ял креп­ко и муже­ствен­но и к царю Васи­лию и к Мос­ков­ско­му госу­дар­ству; мно­гую служ­бу и
дород­ство и храб­рость и кро­во­про­ли­тие служ­бы показал»6.
В при­ло­же­нии к «Осад­но­му спис­ку 1618 г.» отме­че­но, что Петр Мусор­ский полу­чил в 1609–1610 гг. зем­ли от царя Васи­лия Шуй­ско­го в Яро­слав­ском уез­де, в Зако­тор­ском стане. Так как ста­рые поме­стья наше­го героя были захва­че­ны тушин­ца­ми (Луц­кий уезд был под кон­тро­лем тушин­ско­го вое­во­ды Федо­ра Пле­ще­е­ва), то Петру
Мусор­ско­му были пожа­ло­ва­ны новые поме­стья в Яро­слав­ском уез­де, кото­рые потом ста­ли его вотчиной7.Летом 1610 г. Петр Мусор­ский не при­знал поль­ско­го пре­тен­ден­та на Мос­ков­ский пре­стол (коро­ле­ви­ча Вла­ди­сла­ва). Сра­зу же после­до­ва­ла реак­ция поль­ских вла­стей. Зем­ли Пет­ра Мусор­ско­го в Яро­слав­ском уез­де (жере­бей), как и других
поме­щи­ков (Миха­и­ла Кай­са­ро­ва и Гри­го­рия Ододуро­ва), были пере­да­ны по чело­бит­ной Сте­па­ну Ива­но­ви­чу Тар­бе­е­ву. В этой чело­бит­ной Тар­бе­е­ва под­черк­ну­то, что поме­стья Мусор­ско­му, Одо­ду­рову и Кай­са­ро­ву дал ранее Васи­лий Шуй­ский. Че-лобит­ная Тар­бе­е­ва была пода­на 3 авгу­ста 1610 г., а уже 17 авгу­ста после­до­ва­ло положительное
реше­ние коро­ля по дан­но­му вопросу8.
При Миха­и­ле Рома­но­ве эти зем­ли в Ярослав-
ском уез­де были ему воз­вра­ще­ны, как и Михаилу 
Кайсарову.Осенью 1613 г. мы видим Пет­ра Мусорского 
в Москве. 24 октяб­ря 1613 г. была запе­ча­та­на гра­мо­та в Торо­пец по чело­би­тью П. И. Мусорско-
го – «дано ему в Луц­ком уез­де озе­ра в поме­се за 
100 чети». При этом была опре­де­ле­на пошлина 
в раз­ме­ре рубль с чет­вер­тью, но день­ги не были 
взя­ты из-за бед­но­сти. Через день, 26 октября 
1613 г., была запе­ча­та­на еще одна гра­мо­та в 
Торо­пец по чело­би­тью Пет­ра Мусор­ско­го «о 
дво­ро­вом месте». Вновь пошлин не было взято 
из-за бедности11. 27 нояб­ря 1613 г. столь­ни­ки, дво­ряне москов-
ские, дво­ряне и дети бояр­ские из горо­дов сказали 
про преж­ний оклад Нау­ма Пле­ще­е­ва и то, что ему 
при царе Васи­лии Шуй­ском за мос­ков­скую службу 
и за осад­ное сиде­нье была дана при­да­ча в размере 
40 руб­лей. Сре­ди тех лиц, кто был сослуживцем 
Нау­ма Пле­ще­е­ва и под­твер­дил при­да­чу к окладу, 
ука­за­ны дво­ряне из Вели­ких Лук Петр Иванович 
Мусор­ский и Петр Мак­си­мо­вич Луком­ский. Они 
были негра­мот­ны, поэто­му «в их место руку при-
ложил» (рас­пи­сал­ся за них) Афа­на­сий Марков13.
В декаб­ре 1613 г. Петр Мусор­ский из Москвы 
отправ­ля­ет­ся со спе­ци­аль­ным зада­ни­ем в Псков. 
Ему пору­че­но при­вез­ти в Моск­ву захва­чен­ных в 
октяб­ре 1613 г. пско­ви­ча­ми по пути из Выборга 
в Нов­го­род чле­нов нов­го­род­ско­го посольства 
архим. Никанд­ра. В кон­це янва­ря 1614 г. Петр 
Мусор­ский уже при­был в Псков, а через месяц 
28 фев­ра­ля он вме­сте с плен­ни­ка­ми отправился 
обрат­но в Моск­ву. Один из чле­нов посольства 
архим. Никанд­ра Ники­та Кали­тин сумел бежать в 
Нов­го­род, осталь­ные были в нача­ле апре­ля 1614 г. 
достав­ле­ны в Моск­ву. Подроб­но об этих пленных, 
об их при­бы­тии в Моск­ву и их иму­ще­стве пишет 
совре­мен­ный иссле­до­ва­тель А. А. Селин (без 
ука­за­ния име­ни Пет­ра Мусор­ско­го). Впер­вые на 
дан­ную мис­сию П. И. Мусор­ско­го обра­тил вни-
мание еще сто лет назад Г. А. Замя­тин, используя 
опуб­ли­ко­ван­ные неза­дол­го до того «Рас­спрос­ные 
речи Ники­ты Кали­ти­на», а так­же архив­ные до-
кументы14. Один из доку­мен­тов поз­во­ля­ет уточнить 
вре­мя отправ­ки Пет­ра Мусор­ско­го из Моск­вы в 
Ста­ри­цу. Ста­ри­ца была под­ве­дом­ствен­на Устюж-
ской чети, нало­ги с это­го горо­да посту­па­ли в 
дан­ную чет­верть. В Рас­ход­ной кни­ге Устюжской 
чет­вер­ти за 1619/1620 г. запи­са­но: «Фев­ра­ля в 
21 день (21 фев­ра­ля 1620 г. – Я. Р.) по памя­ти из 
Роз­ря­ду за при­пи­сью дия­ка Миха­и­ла Данилова 
Пет­ру Мусор­ско­му в Ста­ри­цу от хлеб­ные воски 
на наем пять­сот руб­лев… Взял Петр Мусорской. 
Петр день­ги взял, а в его место князь Василей 
Кро­пот­кин руку приложил»16. Таким образом, 
в кон­це фев­ра­ля 1620 г. наш герой отпра­вил­ся к 
ново­му месту служ­бы в Старицу.
В Ста­ри­це Петр Мусор­ский в мар­те 1620 г. 
сме­нил преж­не­го вое­во­ду Яко­ва Пет­ро­ви­ча Велья-
мино­ва. Гар­ни­зон Ста­ри­цы в это вре­мя состо­ял из 
64 дво­рян и детей бояр­ских ста­ри­чан, 1 тверитина, 
8 пуш­ка­рей и затин­щи­ков, 28 посад­ских людей17.
Уже 14 мар­та 1620 г. сын бояр­ский из Ржевы 
Ники­та Нее­лов повез из Моск­вы в Ста­ри­цу к 
вое­во­де Пет­ру Мусор­ско­му 290 руб­лей, которые 
были пред­на­зна­че­ны для най­ма воз­чи­ков хле­ба от 
Ста­ри­цы до Торопца18.
Осе­нью 1620 г. из Ста­ри­цы от воеводы 
П. И. Мусор­ско­го при­е­ха­ли в Моск­ву «кабац­кие 
вер­ные цело­валь­ни­ки Клим­ко Рома­нов и Ивашко 
Бочар», кото­рые при­вез­ли дум­но­му дья­ку Томиле 
Лугов­ско­му кабац­кие кни­ги. В дан­ных книгах 
фик­си­ро­ва­лась при­быль от мест­но­го каба­ка. При-
быль по окла­ду долж­на была состав­лять, как и в 
про­шлые годы, 173 руб­ля. В действительности 
при­быль соста­ви­ла все­го 116 руб­лей. Из этих 
денег было потра­че­но по госу­да­ре­ву ука­зу на 
«госу­да­ре­вы жит­нич­ные подел­ки» 10 руб­лей, на 
раз­лич­ные кабац­кие рас­хо­ды, на све­чи, бумагу, 
дро­ва, найм сто­ро­жа и кабац­ко­го дьяч­ка, а также 
на «кабац­кие суды» (обо­ру­до­ва­ние для производ-
ства спирт­но­го. – Я. Р.), цело­валь­ни­кам «питья в 
завод» и т. д. – еще 28 руб­лей. Все­го в рас­хо­де и в 
завод было дано 38 руб­лей. Цело­валь­ни­ки привез-
ли осталь­ные сбор­ные день­ги – все­го 77 рублей, 
28 алтын и 2 день­ги. Ока­за­лось в недо­бо­ре ка-
бац­ких денег 57 руб­лей. «И о тех ден­гах послана 
госу­да­ре­ва гра­мо­та в Ста­ри­цу к вое­во­де к Петру 
Мусор­ско­му, а веле­но ему отпи­са­ти, по ево ж от-
пис­ке, что цело­валь­ни­ков ста­риц­ких 128-го году 
было воровство»19.
3 июля 1621 г. из Ста­ри­цы от Пет­ра Мусор-
ско­го при­сла­на отпис­ка, в кото­рой указывалось, 
сколь­ко было взя­то оброч­ных денег с пустых по-
сад­ских земель «с паха­ных деся­тин» вме­сто сно-
пов выдель­но­го хле­ба. Все­го было зафиксировано 
13,5 деся­тин доб­рой зем­ли, 10,5 деся­тин средней 
зем­ли и 14,5 деся­тин худой зем­ли. Рань­ше с этой зем­ли оброк пла­ти­ли сно­па­ми хле­ба, а теперь из-за 
разо­ре­ния посад­ских людей – день­га­ми, правда, 
в льгот­ном режи­ме. Все­го было упла­че­но 2 рубля 
28 алтын и 2,5 деньги20.
Служ­ба Пет­ра Мусор­ско­го в Ста­ри­це про-
дол­жа­лась в 1620, 1621 и 1622 гг.21 В начале 
1623 г. эта служ­ба для него закон­чи­лась. В Книгах 
раз­ряд­ных за 1622/1623 г. запи­са­но: «В Старице 
Петр Мусор­ской; и Петр отпу­щон, а в Старице 
веле­но быть Ива­ну Федо­се­е­ву сыну Кутузову»22.
После воз­вра­ще­ния из Ста­ри­цы в Москву 
Петр Мусор­ский был пожа­ло­ван в московские 
дво­ряне.
По мне­нию А. В. Мало­ва, «в луц­кой разда-
точ­ной десятне июня 1622 г. Петр Ива­нов сын 
Мусор­ский впер­вые упо­ми­на­ет­ся в чине выборного 
дво­ря­ни­на. В 1623–1626 гг. выбор­ный лучанин 
П. И. Мусорг­ский был пожа­ло­ван в дворяне 
мос­ков­ские и навсе­гда выбыл из соста­ва велико-
луц­кой слу­жи­лой кор­по­ра­ции вме­сте со своим 
сыном»23. Напом­ним, что в июне 1622 г. Петр 
Мусор­ский был еще в Старице.
После воз­вра­ще­ния из Ста­ри­цы Петр Мусор-
ский при­об­рел зем­ли в Мос­ков­ском уез­де. Такие 
зем­ли полу­ча­ли в основ­ном люди государева 
дво­ра, в том чис­ле мос­ков­ские дво­ряне. Вме­сте с 
отцом зем­ли в Под­мос­ко­вье при­об­ре­тал его сын, 
Иван Пет­ро­вич, кото­рый сна­ча­ла был патриаршим 
столь­ни­ком (с 1623/1624 г.), затем стряп­чим с пла-
тьем (с 1 апре­ля 1632 г.), а поз­же стал дворянином 
московским24.
Начи­ная с 1623 г. извест­но о при­над­ле­жа­щих Пет­ру Мусор­ско­му зем­лях в Мос­ков­ском уез­де, в
том чис­ле воз­ле Ист­ры. Речь идет о деревне Крюч-
ково (Креч­ко­во) Сурож­ско­го ста­на Московского 
уез­да. В насто­я­щее вре­мя эта дерев­ня находится 
в 10 км юго-запад­нее г. Ист­ры, на шос­се Истра – 
Давы­дов­ское. Пет­ру Мусор­ско­му принадлежали 
так­же неко­то­рые пусто­ши по реч­кам Песочне, 
Моло­го­ще, Малой Ист­ри­це и на суходоле.
Воз­мож­но, это при­об­ре­те­ние дерев­ни Креч-
ково Пет­ром Мусор­ским свя­за­но с его вто­рой же-
нитьбой.В нача­ле 1624 г. Петр Мусор­ский был на-
зна­чен вое­во­дой в Тверь, где он сме­нил И. И. Ба-
кла­нов­ско­го. В раз­ряд­ной запи­си за 1623/1624 г. 
отме­че­но: «В Тве­ри Иван Бакла­нов­ской, и Ивану 
веле­но быти к Москве, а на его место послан во 
Тверь Петр Ива­нов сын Мусорской»27. Эта запись 
сви­де­тель­ству­ет о том, что назна­че­ние вое­во­дой в 
Тверь про­изо­шло не как обыч­но, в нача­ле года (в 
сен­тяб­ре), а зна­чи­тель­но поз­же. Об этих воевод-
ских назна­че­ни­ях Пет­ра Мусор­ско­го в Ста­ри­цу и 
Тверь упо­ми­на­ет А. П. Барсуков28.
По состо­я­нию на 1625 г. в Тве­ри мы видим с 
Пет­ром Мусор­ским «детей бояр­ских отставных, 
кото­рым по раз­бо­ру слу­жить осад­ная служба, 
сем­надт­цать чело­век, да отстав­ных 6 ч., да 
с сот­ни­ком стрель­цов 48 ч., роз­сы­л­щи­ков 8 ч., 
пуш­ка­рей 3 ч., поса­дц­ких людей 85 ч., площадных 
дьяч­ков 4 ч., ямских охот­ни­ков 30 ч.; – и все­го во 
Тве­ри вся­ких людей 201 ч.»29. Судя по все­му, в 
Тве­ри в это вре­мя была боль­шая ямская слобода.
Во вре­мя служ­бы Пет­ра Мусор­ско­го в Твери 
его сын Иван в 1625/1626 г. купил в Твер­ском уезде 
у кн. Андрея Морт­ки­на село Морт­ки­но городище 
на р. Вол­ге в Сузем­ском стане. В 1629/1630 гг. и 
1631/1632 г. Иван Мусор­ский при­об­рел новые 
вот­чи­ны в Твер­ском уез­де. Речь идет о сель­це на 
реке Вол­ге с пусто­ша­ми и деревне Подъ­елы­ше­во в 
том же Сузем­ском стане Твер­ско­го уез­да. В 1645 г. 
он лишил­ся всех этих вот­чин по заклад­ной кабале – был вынуж­ден их зало­жить, в ито­ге Ива­ну Мусор­ско­му при­шлось с ними расстаться30. Вес­ной 1626 г. Пет­ра Мусор­ско­го сме­нил в Тве­ри «Ондре­ян Федо­ров сын Реза­нов», а «Пет­ру веле­но ехати к Москве»31. В бояр­ском спис­ке 1626 г. име­ет­ся при­ме­ча­тель­ная запись: «Петр Ива­нов сын Мусор­ской. (Во Тве­ри). Перед­няя». В этом перечне мос­ков­ских дво­рян име­ет­ся при­пис­ка, кому и где хри­сто­со­вать­ся с царем на Пас­ху 1626 г. – в ком­на­те или в перед­ней. Наше­му герою было пред­пи­са­но – в передней32. Сле­до­ва­тель­но, Петр Мусор­ский к тому вре­ме­ни (нака­нуне или сра­зу после Пас­хи) уже вер­нул­ся из Тве­ри. В
1626 г. втор­ник на Свет­лой неде­ле при­шел­ся на 11 апре­ля, Пас­ха была в вос­кре­се­нье 9 апре­ля. Хри­сто­со­вать­ся с царем мож­но было и на Свет­лой неде­ле. В Двор­цо­вых раз­ря­дах гово­рит­ся про стол у госу­да­ря во втор­ник на Свет­лой неде­ле 11 апреля, при­во­дят­ся име­на чле­нов госу­да­ре­ва дво­ра, кто был при­гла­шен к столу33. 14 мар­та 1627 г. Петр Мусор­ский нахо­дил­ся в Москве и был при­гла­шен к госу­да­ре­ву сто­лу на празд­ник «Пре­чи­стые Бого­ро­ди­цы Федо­ров­ские». В спис­ке при­гла­шен­ных дво­рян он запи­сан после Васи­лия и Ива­на Коробьиных34. Одна­ко в даль­ней­шем его имя почти не встре­ча­ет­ся в Разрядах на празд­нич­ных меро­при­я­ти­ях. Он бывал в Москве очень ред­ко. На про­тя­же­нии несколь­ких лет в бояр­ских спис­ках про­тив его фами­лии сто­ит одна и та же запись: «В пис­ме». Это мы чита­ем в бояр­ских спис­ках 1627/1628, 1628, 1629, 1629/30, 1630/31, 1631/32 гг.35 Такая запись озна­ча­ет, что наш герой дли­тель­ное вре­мя зани­мал­ся пис­цо­вым опи­са­ни­ем ряда уез­дов. Извест­но, что в 1628–1629 гг. Петр Мусор­ский вме­сте с подъ­ячим Гав­ри­лой Федо­ро­вым занимал­ся пис­цо­вым опи­са­ни­ем Путив­ля и Рыль­ска. В РГА­ДА сохра­ни­лась под­лин­ная пис­цо­вая кни­га по Путив­лю, в кото­рой была опи­са­на посад­ская оброч­ная зем­ля в этом горо­де. Пис­цы, предъ­яв­ляя кни­ги в Помест­ный при­каз, долж­ны были в них рас­пи­сы­вать­ся (ста­вить скре­пы). За негра­мот­но­го пис­ца Пет­ра Мусор­ско­го рас­пи­сы­вал­ся его сын Иван Пет­ро­вич Мусорский36. Вполне воз­мож­но, что Петр Мусор­ский отсут­ство­вал в Москве в апре­ле 1629 г., зани­ма­ясь пис­цо­вым опи­са­ни­ем южных уез­дов, когда в сто­ли­це про­изо­шел страш­ный пожар, уни­что­жив­ший его двор. Сре­ди доку­мен­тов Раз­ряд­но­го при­ка­за Мос­ков­ско­го сто­ла 1629–1633 гг. сохра­нил­ся указ царя Миха­и­ла Федо­ро­ви­ча и пат­ри­ар­ха Фила­ре­та околь­ни­че­му Льву Ива­но­ви­чу Дол­ма­то­ву-Кар­по­ву и дья­ку Ива­ну Гря­зе­ву об опи­са­нии пожа­ри­ща 10 апре­ля 1629 г. и «изме­ре­нии улиц, пере­ул­ков, тупи­ков и пого­рев­ших дво­ров в Белом горо­де от Водо­взвод­ных и Все­х­свят­ских ворот до Твер­ской ули­цы». Эти обмер и опи­са­ние были необ­хо­ди­мы пра­ви­тель­ству для новой регу­ли­ров­ки шири­ны улиц и пере­ул­ков, что­бы устра­нить в даль­ней­шем жилищ­ную ску­чен­ность, спо­соб­ству­ю­щую гро­мад­ным пожа­рам. Бла­го­да­ря дан­но­му источ­ни­ку, опуб­ли­ко­ван­но­му в жур­на­ле «Крас­ный архив», мы узна­ем о пла­ни­ров­ке Моск­вы, о людях, живу­щих в то вре­мя. Двор Пет­ра Мусор­ско­го нахо­дил­ся в Белом горо­де в застен­ке от Чер­толь­ских ворот до Арбат­ских ворот. Сосе­дя­ми были Ники­та Дуров, Федор и Борис Нащокины37. Уже гово­ри­лось о при­об­ре­те­нии Пет­ром Мусор­ским ряда земель в Мос­ков­ском уез­де. После завер­ше­ния пис­цо­вых опи­са­ний южных уез­дов он при­об­рел новые зем­ли в Под­мос­ко­вье. В августе 1632 г. Петр Ива­но­вич Мусор­ский купил пороз­жие зем­ли – пусто­ши Залу­жье, Лап­те­во и др. в Горе­то­ве стане Мос­ков­ско­го уез­да. Ранее в 1630 г. зем­ли в Мос­ков­ском уез­де при­об­рел его сын Иван. 18 авгу­ста 1630 г. по ука­зу царя и пат­ри­ар­ха Ива­ну Мусор­ско­му раз­ре­ши­ли купить вот­чи­ну из пороз­жих земель – пусто­ши Лок­те­во, Мини­но и др. в окру­ге с. Пав­ши­но в Мос­ков­ском уез­де. В дру­гом месте гово­рит­ся об этой деревне Мини­но на реч­ке Липишне.Еще в одном доку­мен­те гово­рит­ся о при­обрете­нии И. П. Мусор­ским в тот же день 18 авгу­ста 1630 г. пусто­ши Могае­ко­во и Сава­ни­но на реч­ке Горо­ден­ке в Горе­то­ве стане Мос­ков­ско­го уез­да. Он полу­чил куп­чую гра­мо­ту из При­ка­за Боль­шо­го двор­ца. Поз­же, в 1634/1635 г., Иван Мусор­ский про­из­вел обмен этой вот­чи­ны с Васи­ли­ем Богдановым Лиха­че­вым (пустошь Сава­ни­но за пустошь Ина­ши­но в этом же Горе­то­ве стане). Вот­чи­ну Мусор­ских – дерев­ню Мини­но с пусто­ша­ми на реч­ке Липишне, кото­рые Петр Мусор­ский с сыном Ива­ном при­об­ре­ли в 1630 и 1632 гг., – через 10 лет (в 1642 г.) купил у Ива­на Мусор­ско­го боярин Н. И. Одо­ев­ский.
В 1633 или в 1634 г. Петр Мусор­ский полу­чил назна­че­ние вое­во­дой в Ростов. Здесь он сме­нил Васи­лия Пет­ро­ви­ча Суво­ро­ва-Нау­мо­ва, кото­рый упо­мя­нут в раз­ря­дах вое­во­дой это­го горо­да в 1632/1633 г.39 В кни­гах раз­ряд­ных отсут­ству­ет запись о назна­че­нии вое­вод за 1633/1634 г., а пер­вое упо­ми­на­ние о вое­во­де Росто­ва Пет­ре Мусорском
мы нахо­дим в цар­ской гра­мо­те от 1 авгу­ста 1634 г. В этот день (1 авгу­ста) в Ростов вое­во­де Пет­ру Мусор­ско­му была отправ­ле­на указ­ная гра­мо­та о раз­де­ле вот­чи­ны Заха­ра Озе­ро­ва меж­ду его тре­мя сыно­вья­ми (Ива­ном, Оси­пом и Васи­ли­ем) в Ростов­ском уез­де. По ука­за­нию вое­во­ды Пет­ра Мусор­ско­го подъ­ячий Бог­дан Сал­ты­ков осущест-
влял этот раз­дел и состав­лял раз­дель­ные книги40. Воз­мож­но, к пери­о­ду Ростов­ской служ­бы Пет­ра Мусор­ско­го отно­сит­ся покуп­ка им вот­чи­ны в Бого­ро­диц­ком стане Ростов­ско­го уез­да (с. Ново­сел­ки с дерев­ня­ми и пусто­ша­ми). Это была родо­вая вот­чи­на извест­ных дво­рян Бол­ти­ных. П. И. Мусор­ский купил ее у дья­ка Ива­на Вар­га­но­ва, кото­рый ранее сам купил ее у Фео­до­ры Гри­го­рьев­ны Бол­ти­ной (вдо­вы околь­ни­че­го А. И. Зюзи­на). Уже после смер­ти П. И. Мусор­ско­го, в 1647 г., Баим Федо­ро­вич Бол­тин выку­пил у сына П. И. Мусор­ско­го Ива­на эту родовую
вот­чи­ну Болтиных41. В раз­ряд­ной запи­си за 1634/1635 г. отме­че­но: «В Росто­ве. Петр Мусор­ской и Петр отпу­щен к
Москве, а в Ростов послан князь Офо­на­сей княж Гри­го­рьев сын Шехов­ской, а с ним поса­дц­кие и жилетц­кие люди»42. Судя по дан­ной запи­си отъ­езд Пет­ра Мусор­ско­го из Росто­ва мог состо­ять­ся вес­ной – летом 1635 гВ уже упо­ми­нав­шем­ся деле о запи­си за Ива­ном Мусор­ским и его маче­хой Мари­ей Кло­ка­че­вой вот­чи­ны кн. Н. И. Одо­ев­ско­го есть один доку­мент от 25 мар­та 1636 г. Этот доку­мент име­ет назва­ние «Заклад­ная каба­ла кн. Ники­ты Ива­но­ви­ча Одо­ев­ско­го Марии Ники­ти­ной доче­ри Кло­ка­че­ва, вдо­вы Пет­ра Ива­но­ва сына Мусор­ско­го, на вот­чи­ну сво­е­го отца…», по кото­ро­му вид­но что уже в мар­те 1636 г. Мария Мусор­ская ста­ла вдо­вой, Петр Мусор­ский к тому вре­ме­ни уже умер. Одна­ко И. Е. Забе­лин отме­чал, что П. И. Мусор­ский был отпет пат­ри­ар­хом лишь 2 янва­ря 1637 г.
в Воз­дви­жен­ском мона­сты­ре на Воз­дви­жен­ке (на Арба­те): «Цер­ковь Воз­дви­же­ния Чест­но­го Кре­ста Гос­под­ня, что на Арба­те, в Воз­дви­жен­ском мона­сты­ре 145 г. ген­ва­ря 2 отпе­вал св. пат­ри­арх в Здви­жен­ском мона­сты­ре по Пет­ре Мусор­ском, от риз­ни­цы про­во­зу 10 ден. дано»43. По-види­мо­му, дело об этой вот­чине кн. И. Н. Одо­ев­ско­го было завер­ше­но уже после кон­чи­ны П. И. Мусор­ско­го в 1637 г., поэто­му Мария Кло­ка­че­ва в дан­ном доку­мен­те указана
как вдо­ва. Над­пись на камен­ной над­гроб­ной пли­те, уста­нов­лен­ной в одной из пещер Пско­во-Печерско­го мона­сты­ря, поз­во­ля­ет уточ­нить неко­то­рые фак­ты из био­гра­фии П. И. Мусор­ско­го. Петр Мусор­ский умер 10 декаб­ря 1636 г., перед смер­тью он при­нял схи­му с име­нем Паф­ну­тия, был похо­ро­нен 2 фев­ра­ля 1637 г. в Пско­во-Печер­ском мона­сты­ре. При­ве­дем дан­ную над­пись на над­гро­бии пол­ностью: «Лета 7145 декаб­ря в 10 день пре­ста­ви­ся раб божий Петр Ива­нов сын Мусор­ской, а во ино­цех инок схим Паф­но­тей, а годо­вая память ему на память покло­не­ния чест­ных вериг апо­сто­ла Пет­ра ген­ва­ря в день; а погре­бен у Пре­чи­стые Бого­ро­ди­цы во Псков­ском в Печер­ском мона­сты­ре в пеще­ре фев­ра­ля в 2 день»44
~ 1) 
~ 2) Ж: Мария Ники­тич­на Кло­ка­че­ва (ум.3.02.1648).
5 Вып. 9) / пре­дисл. Л. М. Сухо­ти­на (далее – Дело о даче Н. М. Пле­ще­е­ву жало­ва­нья) // ЧОИДР. 1912. Кн. 2, № 84. С. 300–303.
6 Арак­че­ев В. А. К изу­че­нию родо­слов­ной М. П. Мусоргско­го // Тру­ды Псков­ско­го музея-запо­вед­ни­ка. 1994. Вып. 1. С. 67–72.
7 См.: Осад­ный спи­сок 1618 г. (При­ло­же­ние) // Памятники исто­рии Восточ­ной Евро­пы : в 9 т. Т. VIII. / сост. Ю. В. Анхи­мюк, А. П. Пав­лов. М. ; Вар­ша­ва, 2009. С. 453.
8 См.: Земель­ные пожа­ло­ва­ния в Мос­ков­ском госу­дар­стве при царе Вла­ди­сла­ве. 1610–1611 : Реестр жало­ван­ных листов коро­ля Сигиз­мун­да рус­ским людям на вот­чи­ны и поме­стья. Под Смо­лен­ском, 1611 г. (Из Литов­ской метри­ки) / под ред. и с пре­дисл. Л. М. Сухо­ти­на // ЧОИДР. 1911. Кн. 4. М., 1911. С. 104 ; Жало­ван­ные и дру­гие гра­мо­ты Поль­ско­го коро­ля Сигиз­мун­да Мос­ков­ским санов­ни­кам, дво­ря­нам, детям бояр­ским и дру­гим лицам, на отчи­ны и поме­стья, чины, денеж­ные и хлеб­ные окла­ды, дво­ры и пр. по слу­чаю избра­ния сына его, коро­ле­ви­ча Вла­ди­сла­ва на Мос­ков­ский Цар­ский пре­стол. 1610–1612 // Акты, отно­ся­щи­е­ся к исто­рии Запад­ной Рос­сии. Т. 4 (1588–1632). СПб., 1851. № 183, CXCVI. С. 344.
9 См.: Запис­ные вот­чин­ные кни­ги Помест­но­го при­ка­за 1626–1657 гг. / авт. и сост. А. В. Анто­нов и др. (далее – 
Запис­ные вот­чин­ные кни­ги…). М., 2010. С. 672, 1043, 1056, 1077.
10 Малов А. В. Борь­ба за Невель в кон­це Сму­ты. С. 68.
11 См.: Запис­ная бес­по­шлин­ная кни­га (12 авгу­ста 1613 г. – позд­нее 19 авгу­ста 1615 г) // Доку­мен­ты Печатного 
при­ка­за 1613–1615 гг. / сост. С. Б. Весе­лов­ский ; подгот. к печа­ти Н. К. Тка­че­ва. М., 1994. С. 309, 311. Ср.: Малов А. В. Борь­ба за Невель в кон­це Сму­ты. С. 70 (автор при­дер­жи­ва­ет­ся дру­гой дати­ров­ки событий).
12 Подроб­нее об этих собы­ти­ях см.: Раби­но­вич Я. Н. Братья Семен и Ники­та Гага­ри­ны : стра­ни­цы биографии 
(1610–1640). Сара­тов : ИЦ «Нау­ка», 2015. 168 с.
13 См.: Дело о даче Н.М.Плещееву жалованья…//ЧОИДР. 1912. Кн. 2, № 84. С. 301.
14 См.: Рас­спрос­ные речи Ники­ты Кали­ти­на. 1614, фев­раль // Арсе­ньев­ские швед­ские бума­ги 1611–1615 гг. / пер. А. В. Пол­то­рац­ко­го : Сб. Нов­го­род­ско­го обще­ства люби­те­лей древ­но­сти (далее – НОЛД). Вып. V. Нов­го­род, 1911. № 9. С. 25–29 ; Селин А. А. Нов­го­род­ское обще­ство в эпо­ху Сму­ты. СПб., 2008 ; Замя­тин Г. А. К вопро­су об избра­нии Кар­ла Филип­па на рус­ский пре­стол (1611–1616). Юрьев, 1913. Гл. 7. С. 109–110.
15 См.: Раби­но­вич Я. Н. Бра­тья Семен и Ники­та Гага­ри­ны: стра­ни­цы био­гра­фии… С. 40–44. 
16 Рас­ход­ная кни­га Устюж­ской чет­вер­ти 1619/20 г. // При­ход­но-рас­ход­ные кни­ги мос­ков­ских приказов 
1619–1621 гг. (далее – При­ход­но-рас­ход­ные кни­ги…). М., 1983. С. 164.
17 См.: Кни­ги раз­ряд­ные по офи­ци­аль­ным оных спис­кам (далее – КР) : в 2 т. СПб., 1853. Т. 1. (1614–1627). Стб. 644.
18 См.: При­ход­но-рас­ход­ная кни­га Раз­ряд­но­го при­ка­за 1619/20 г. // При­ход­но-рас­ход­ные кни­ги… С. 221–222.Записные вот­чин­ные кни­ги… С. 1120–1121 ; При­ход­ная кни­га Устюж­ской чет­вер­ти 1620/21 г. // При­ход­но-рас­ход­ные кни­ги… С. 332.20 Там же. С. 385.
21 См.: КР. Т. 1. Стб. 717 (1619/1620 г.) назван «Мусырской» ; Стб. 762 (1620/1621 г. – «Мусор­ской») ; Стб. 867 
(1621/1622 г.) ; Двор­цо­вые раз­ря­ды, по высо­чай­ше­му пове­ле­нию издан­ные II отде­ле­ни­ем соб­ствен­ной ЕИВ 
кан­це­ля­рии (далее – ДР) : в 4 т. СПб., 1850. Т. 1. Стб. 456 (1619/1620 г.). 
22 КР. Т. 1. Стб. 923 (1622/1623 г.).
23 Малов А. В. Борь­ба за Невель в кон­це Сму­ты. С. 68–69.
24 См.: «Под­лин­ные» бояр­ские спис­ки 1626–1633 годов : сбор­ник доку­мен­тов / сост. Е. Н. Гор­ба­тов. М. : Древ­не­хра­ни­ли­ще, 2015. С. 31, 110, 188, 266, 341, 474.
25 См.: Запис­ные вот­чин­ные кни­ги…. С. 698–699. 
26 Там же. С. 1120–1121. 
27 КР. Т. 1. Стб. 1032.
28 См.: Бар­су­ков А. П. Спис­ки горо­до­вых вое­вод и дру­гих лиц вое­вод­ско­го управ­ле­ния Мос­ков­ско­го государства 
XVII сто­ле­тия по напе­ча­тан­ным пра­ви­тель­ствен­ным актам. СПб., 1902.
29 КР. Т. 1. Стб. 1138.
30 См.: Запис­ные вот­чин­ные кни­ги… С. 744, 799, 1055.
31 КР. Т. 1. Стб. 1244 ; ДР. Т. 1. Стб. 739.
32 См.: «Под­лин­ный» бояр­ский спи­сок 1626 г. // «Под­лин­ные» бояр­ские спис­ки 1626–1633 годов… С. 9, 57.
33 См.: ДР. Т. 1. Стб. 803.
34 См.: Запис­ные кни­ги Мос­ков­ско­го сто­ла : Запис­ная кни­га Мос­ков­ско­го сто­ла 1626, мая 5–1627, августа 
31 // РИБ : в 39 т. СПб., 1884. Т. 9. С. 470.
35 См.: «Под­лин­ные» бояр­ские спис­ки 1626–1633 годов… С. 141, 218, 301, 382, 433, 493. 
36 См.: Опи­са­ние горо­дов Евро­пей­ской части Рос­сии XVI–XVII вв. Ука­за­тель по мате­ри­а­лам пис­цо­вых и пере­пис­ных книг / сост. Т.Б.Соловьева, Л.А.Тимошина. М., 2005. С. 193.
37 См.: Из исто­рии Моск­вы (Опись г. Моск­вы после пожа­ра 19 апре­ля 1629 г.) / пре­дисл. В. Лебе­де­ва ; под­гот. публ. В. И. Тро­иц­ко­го // Крас­ный архив : исто­ри­че­ский жур­нал. 1940. Т. 4 (101). М., 1940. С. 210.
38 См.: Запис­ные вот­чин­ные кни­ги… С. 250–251, 463–464, 1270.
39 См.: КР. СПб., 1855. Т. 2. Стб. 739.
40 См.: Запис­ные вот­чин­ные кни­ги… С. 328.
41 Там же. С. 1264.
42 КР. Т. 2. Стб. 814.
43 Запис­ные вот­чин­ные кни­ги… С. 1120–1121 ; Забелин И. Е. Мате­ри­а­лы для исто­рии, архео­ло­гии и ста­ти­сти­ки горо­да Моск­вы, по опре­де­ле­нию Мос­ков­ской город­ской Думы собран­ные и издан­ные руко­вод­ством и тру­да­ми Ива­на Забе­ли­на : в 2 ч. Ч. 1. М., 1884. Стб. 528.
44 Пле­ша­но­ва И. И. Камен­ные над­гроб­ные пли­ты Пско­во-Печер­ско­го мона­сты­ря // Нумиз­ма­ти­ка и эпиграфика. 
М., 1978. Вып. XII. С. 79.
45 Там же. С. 84. 
46 См.: Запис­ные вот­чин­ные кни­ги… С. 799Забе­лин И. Е. Мате­ри­а­лы для исто­рии, архео­ло­гии и ста­ти­сти­ки горо­да Моск­вы, по опре­де­ле­нию Мос­ков­ской город­ской Думы собран­ные и издан­ные руко­вод­ством и тру­да­ми Ива­на Забе­ли­на : в 2 ч. Ч. 1. М., 1884. Стб. 528.
44 Пле­ша­но­ва И. И. Камен­ные над­гроб­ные пли­ты Пско­во-Печер­ско­го мона­сты­ря // Нумиз­ма­ти­ка и эпиграфика. 
М., 1978. Вып. XII. С. 79.
Вось­мое колено
29/28. Иван Пет­ро­вич (нач. 1600-х-ум. 07.1656).
– пат­ри­ар­ший столь­ник (1628), стряп­чий и дво­ря­нин московский.
Иван Пет­ров сын встре­ча­ет­ся в кни­ге 1627 г. в чине стольника,
Ранее в 1630 г. зем­ли в Мос­ков­ском уез­де при­об­рел его сын Иван. 18 авгу­ста 1630 г. по ука­зу царя и пат­ри­ар­ха Ива­ну Мусор­ско­му раз­ре­ши­ли купить вот­чи­ну из пороз­жих земель – пусто­ши Лок­те­во, Мини­но и др. в окру­ге с. Пав­ши­но в Мос­ков­ском уез­де. В дру­гом месте гово­рит­ся об этой деревне Мини­но на реч­ке Липишне. Еще в одном доку­мен­те гово­рит­ся о при­обрете­нии И. П. Мусор­ским в тот же день 18 авгу­ста 1630 г. пусто­ши Могае­ко­во и Сава­ни­но на реч­ке Горо­ден­ке в Горе­то­ве стане Мос­ков­ско­го уезда.Он полу­чил куп­чую гра­мо­ту из При­ка­за Боль­шо­го двор­ца. Поз­же, в 1634/1635 г., Иван Мусор­ский про­из­вел обмен этой вот­чи­ны с Васи­ли­ем Богда-
новым Лиха­че­вым (пустошь Сава­ни­но за пустошь Ина­ши­но в этом же Горе­то­ве стане). Вот­чи­ну Мусор­ских – дерев­ню Мини­но с пусто­ша­ми на реч­ке Липишне, кото­рые Петр Мусор­ский с сыном Ива­ном при­об­ре­ли в 1630 и
1632 гг., – через 10 лет (в 1642 г.) купил у Ива­на Мусор­ско­го боярин Н. И. Одо­ев­ский. При­мер­но в то же вре­мя (1641/1642 г.) Иван Мусор­ский выку­пил у вдо­вы подъ­яче­го Кали­ны Стра­хо­ва дру­гие зем­ли в том же Горе­то­ве стане Мос­ков­ско­го уез­да, а в 1643 г. выку­пил из поме­стья в вот­чи­ну несколь­ко пусто­шей в Бохо­ве стане Мос­ков­ско­го уез­да. В 1646 г. вот­чи­ны Ива­на Мусор­ско­го в Мос­ков­ском уез­де были проданы38. Утра­та Ива­ном Мусорским
в 1646–1647 гг. вот­чин в Мос­ков­ском уез­де, как и в Яро­слав­ском, Твер­ском, Ростов­ском и Волоц­ком, была вызва­на семей­ны­ми обсто­я­тель­ства­ми.В 1647 г. Иван Мусор­ский лишил­ся всех сво­их вот­чин в Яро­слав­ском уез­де (жере­бьи дерев­ни Замо­ри­но и Взма­но­во с пусто­ша­ми в Зако­тор­ском стане). По-види­мо­му, это свя­за­но с тра­ге­ди­ей в его семье, со смер­тью близ­ких людей и их захо­ро­не­ни­ем. В РГА­ДА сохра­ни­лось «Дело о запи­си за Ива­ном Пет­ро­вым сыном Мусор­ско­го и его маче­хой Мари­ей Ники­ти­ной доче­рью Кло­ка­че­ва, вдо­вой Пет­ра Ива­но­ва сына Мусор­ско­го, с доче­рью Мари­ей по про­сро­чен­ным заклад­ным каба­лам вот­чи­ны бояри­на кн. Ники­ты Ива­но­ви­ча Одо­ев­ско­го в Дор­ской воло­сти Бежец­ко­го уез­да». В этом деле име­ет­ся чело­бит­ная кн. Н. И. Одо­ев­ско­го, в кото­рой он сооб­ща­ет «о запи­си по про­сро­чен­ной заклад­ной каба­ле за вдо­вой Мари­ей Пет­ро­вой женой Мусор­ско­го с доче­рью Мари­ей и ее пасын­ком Ива­ном Пет­ро­вым сыном Мусор­ско­го вот­чи­ны его отца и дяди». Что каса­ет­ся дан­ной вот­чи­ны в Дор­ской воло­сти Бежец­ко­го уез­да, то в нояб­ре 1647 г. Иван Мусор­ский зало­жил ее (быв­шую вот­чи­ну кн.Одоевского) Ива­ну Васи­лье­ви­чу Пота­по­ву и вско­ре лишил­ся ее26. Поте­ря дан­ной вот­чи­ны про­изо­шла вско­ре после ряда тра­ги­че­ских собы­тий 1645–1647 гг. в семье Ива­на Мусор­ско­го и его сест­ры Марии и сов­па­ла по вре­ме­ни с кон­чи­ной маче­хи, Марии Клокачевой.Вотчины в Яро­слав­ском уез­де у Ива­на Мусор­ско­го при­об­рел Иван Бор­ков, кото­ро­му эти вот­чи­ны перед этим были зало­же­ны. Запис­ные вот­чин­ные кни­ги Помест­но­го при­ка­за 1626–1657 гг. / авт. и сост. А. В. Анто­нов и др. (далее – Запис­ные вот­чин­ные кни­ги…). М., 2010. С. 672, 1043, 1056, 1077.
Ум.1656.
Пат­ри­ар­ший столь­ник (1628 – 29); стряп­чий и дво­ря­нин мос­ков­ский (1636 – 40).
~ Ири­на Ива­нов­на Ворон­цо­ва-Велья­ми­но­ва (*1610/20-е- ум. 28.09.1686).
Аку­ли­на Петровна

От пер­во­го бра­ка Петр Мусорг­ский имел сына Ива­на и дочь Аку­ли­ну (заму­жем за Сер­ге­ем Чогло­ко­вым). В доку­мен­тах Сер­гей Чогло­ков назы­ва­ет Ива­на Мусор­ско­го сво­им шури­ном, а Пет­ра Мусор­ско­го – своим
тестем. В РГА­ДА сохра­ни­лось «Дело о запи­си за Сер­ге­ем Ива­но­вым сыном Чогло­ко­ва по памя­ти Мос­ков­ско­го суд­но­го при­ка­за (с ито­га­ми суд­но­го дела по тяж­бе меж­ду ним и его шури­ном Ива­ном Пет­ро­вым сыном Мусорг­ско­го) вот­чи­ны его тестя Пет­ра Ива­но­ва сына Мусорг­ско­го дерев­ни Фед­цо­во с пусто­шью в Рахо­ве стане Волоц­ко­го уез­да». Это дело нача­то в 1642 г., через 5 лет после кон­чи­ны П. И. Мусор­ско­го, и завер­ше­но в 1643 г.
Суть дела в сле­ду­ю­щем. В 1642 г. Сер­гей Чогло­ков начал тяж­бу вме­сто сво­ей жены Аку­ли­ны, доче­ри Пет­ра Мусор­ско­го, со сво­им шури­ном Ива­ном Пет­ро­ви­чем Мусор­ским за куп­лен­ную вот­чи­ну его тестя П. И. Мусор­ско­го – сель­цо Фед­цо­во и пустошь Чуба­ро­во в Рахо­ве стане Во
лоц­ко­го уез­да. Эти­ми вот­чи­на­ми Петр Мусор­ский вла­дел по куп­чим 1615/1616 г. и 1621/1622 г.Сергей Чогло­ков подал чело­бит­ную о том, что за ним была запи­са­на вот­чи­на его тестя Пет­ра Мусор­ско­го дер. Фед­цо­во и пустошь Чуба­ро­во в Рахо­ве стане Волоц­ко­го уез­да. В сво­ей «сказ­ке» С. Чогло­ков уточ­нил, что еще в 1635/1636 г. его тесть дал ему с женой Аку­ли­ной Фед­цо­во и Чуба­ро­во, а его шурин Иван Мусор­ский согла­шал­ся толь­ко на пере­да­чу дер. Фед­цо­во. 7 авгу­ста 1636 г. Иван Мусор­ский соста­вил сво­ей род­ной сест­ре Аку­лине «дан­ную гра­мо­ту» на куп­лен­ную вот­чи­ну их отца Пет­ра Мусор­ско­го сель­цо Фед­цо­во. В этой гра­мо­те Петр Ива­но­вич Мусор­ский назван Паф­ну­ти­ем. Мож­но пред­по­ло­жить, что П. И. Мусор­ский перед кон­чи­ной при­нял схи­му с име­нем Паф­ну­тия. Дан­ное пред­по­ло­же­ние, как уви­дим далее, под­твер­жда­ет­ся дру­ги­ми источниками.

Спор Сер­гея Чогло­ко­ва с Ива­ном Мусор­ским зашел за пустошь Чуба­ро­во, кото­рое когда-то было сель­цом (в 1615 г.), а после похо­да на Моск­ву коро­ле­ви­ча Вла­ди­сла­ва (1617–1618) ста­ло пусто­шью. Дело реши­лось в Мос­ков­ском суд­ном при­ка­зе в поль­зу С. И. Чоглокова25.
~ Сер­гей Чоглоков
Запис­ные вот­чин­ные кни­ги…. С. 698–699.

Агрип­пи­на Пет­ров­на (28).

Ум. 3.02.1648.
Мария Пет­ров­на (28).
В РГА­ДА сохра­ни­лось «Дело о запи­си за Иваном Пет­ро­вым сыном Мусор­ско­го и его маче­хой Мари­ей Ники­ти­ной доче­рью Кло­ка­че­ва, вдо­вой Пет­ра Ива­но­ва сына Мусор­ско­го, с доче­рью Мари­ей по про­сро­чен­ным заклад­ным каба­лам вот­чи­ны бояри­на кн. Ники­ты Ива­но­ви­ча Одо­евско­го в Дор­ской воло­сти Бежец­ко­го уез­да». В этом деле име­ет­ся чело­бит­ная кн. Н. И. Одо­ев­ско­го, в кото­рой он сооб­ща­ет «о запи­си по про­сро­чен­ной заклад­ной каба­ле за вдо­вой Мари­ей Пет­ро­вой женой Мусор­ско­го с доче­рью Мари­ей и ее пасын­ком Ива­ном Пет­ро­вым сыном Мусор­ско­го вот­чи­ны его отца и дяди». Отсю­да мож­но сде­лать вывод, что от пер­во­го бра­ка Петр Мусор­ский имел сына Ива­на и упо­ми­нав­шу­ю­ся ранее замуж­нюю дочь Аку­ли­ну, а от вто­ро­го бра­ка с Мари­ей Кло­ка­че­вой – дочь Марию, кото­рая к момен­ту смер­ти отца еще не вышла замуж и жила с матерью.Дочь П. И. Мусор­ско­го Мария Пет­ров­на умер­ла 26 фев­ра­ля 1645 г. и похо­ро­не­на так­же в одной из пещер Пско­во-Печер­ско­го мона­сты­ря. Она была заму­жем за кня­зем Ива­ном Пет­ро­ви­чем Коз­лов­ским. С ней вме­сте были похо­ро­не­ны в пеще­ре Пско­во-Печер­ско­го мона­сты­ря умер­шие в мла­ден­че­стве ее пле­мян­ник и пле­мян­ни­ца, дети Ива­на Пет­ро­ви­ча Мусор­ско­го – Семен и Мат­ре­на. Судя по тому, что над­пись на камен­ной могиль­ной пли­те была сде­ла­на вско­ре после похо­рон кня­ги­ни Марии Пет­ров­ны Коз­лов­ской, дети Ива­на Мусор­ско­го умер­ли в то же вре­мя или несколь­ко поз­же. На
могиль­ной пли­те сохра­ни­лась сле­ду­ю­щая надпись: «Лета 7153 фев­ра­ля в 26 день пре­ста­ви­ся раба божия кня­ги­ня Мария Пет­ро­ва дочь Ива­но­ви­ча Мусар­ско­го кня­зя Ива­но­ва жена Пет­ро­ви­ча Коз­лов­ска­го, с нею же поло­же­ны Ива­но­вы дети Пет­ро­ви­ча Мусор­ска­го Семи­он млад Мат­ре­на млад»45.
Ум. 26.02.1645
Пле­ша­но­ва И. И. Камен­ные над­гроб­ные пли­ты Пско­во-Печер­ско­го мона­сты­ря // Нумиз­ма­ти­ка и эпиграфика.
М., 1978. Вып. XII. С. 79.
~ М: кн. Иван Пет­ро­вич Коз­лов­ский (ум. 1681).
Девя­тое колено
30. Миха­ил Ива­но­вич (29).
Ум. 1691.
Вое­во­да в Зырянске.
В 1670 дана ему гра­мо­та на поме­стье в Иса­ков­ской (Полу­тин­ской) п. в Вели­ко­луц­ком у.
Вла­де­ния Мусор­ских пере­чис­ля­ют­ся в жало­ван­ной гра­мо­те, кото­рая хра­нит­ся в Псков­ском архи­ве. Выда­на она отцом Пет­ра I – царем Алек­се­ем Михай­ло­ви­чем – Миха­и­лу Ива­но­ви­чу Мусор­ско­му «за те служ­бы», где в похо­дах «мно­гое одо­ле­ли над про­тив­ны­ми», и что­бы в буду­щем «дети его, и вну­ча­та, и пра­вну­ча­та… за веру хри­сти­ан­скую и за свя­тые Божии церк­ви… и за свое оте­че­ство сто­я­ли мужественно».
Ж.: Анна Богдановна.
Фек­ла Ива­нов­на (29).
Ум. ок. 1677.
М.(1663): Миха­ил Зеленый.
Деся­тое колено
31. Филипп Михай­ло­вич (30).
Ум. до 1719.
Стряп­чий (1692), под­пол­ков­ник, вице-комен­дант Тороп­ца (1710).
4.02.1698 дано ему с бра­том Бог­да­ном поме­стье отца, кото­рое они в 1700 раз­де­ли­ли меж­ду собой.(1706,1710) моск.стряпчий в Новгородск.полку (1706,1710)
Ж.: Неони­ла Ники­тич­на Арбузова.
32. Васи­лий Михай­ло­вич (30).
33. Бог­дан Михай­ло­вич (30).
1665 – 1720.
Стряп­чий (1692). моск.стряпчий в Новгородск.полку (1706,1710)
Ж.: Анна Ива­нов­на Мартьянова.
Один­на­дца­тое колено
34. Миха­ил Филип­по­вич (31).
Ум. 1746.
Фло­та лейтенант.
Гар­де­ма­рин (1717); 3.06.1725 мич­ман; 28.09.1743 уво­лен лейтенантом.
Ж.: Алек­сандра Львовна.
35. Гри­го­рий Филип­по­вич (31).
Ум. 1745.
Ж.: Аку­ли­на Федо­ров­на Козлова.
Прас­ко­вья Филип­пов­на (31).
Ум. до 1758.
М.: Петр Афа­на­сье­вич Козлов.
Федо­сья Филип­пов­на (31).
Ум. до 1758.
М.: Юрий Юрье­вич Голенищев-Кутузов.
Ана­ста­сия Филип­пов­на (31).
Ум. после 1758.
М.: Сер­гей Ники­тич Кушелев.
36. Гри­го­рий Бог­да­но­вич (33).
Ум. 1745.
Ж.: Аку­ли­на Федо­ров­на Коз­ло­ва (ум. после 1761).
Две­на­дца­тое колено
37. Гри­го­рий Гри­го­рье­вич (35).
Ум. 1761.
Рот­мистр.
В 1745 капрал л.-гв. Измай­лов­ско­го пол­ка; в 1758 пору­чик Кира­сир­ско­го пол­ка, в 1759 рот­мистр в отставке.
За ним состо­я­ло родо­вое с. Полу­ти­но и еще 5 деревень.
Ж.: Надеж­да Яко­влев­на (ум. до 1781).
Три­на­дца­тое колено
38. Нико­лай Гри­го­рье­вич (36).
1753 – 1801.
В 1777 кор­нет Кон­ной гвардии.
Вла­дел поме­стьем в с. Полу­ти­но Торо­пец­ко­го у.
39. Алек­сей Гри­го­рье­вич (36).
1758 – 12.08.1826.
Май­ор.
С 1774 в л.-гв. Пре­об­ра­жен­ском пол­ку, в 1782 сер­жант, в 1784 капи­тан Архан­ге­ло­го­род­ско­го пехот­но­го пол­ка; 14.04.1785 уво­лен секунд-майором.
За ним состо­я­ло с. Каре­во, затем – Полу­ти­но Торо­пец­ко­го у.
Ж.: Ири­на Его­ров­на Его­ро­ва (Р. 1778).
Ели­за­ве­та Гри­го­рьев­на (36).
Четыр­на­дца­тое колено
40. Петр Алек­се­е­вич (39).
Р. до бра­ка. Уза­ко­нен 9.05.1820. Ум. в 1854.
Слу­жил во 2-м Депар­та­мен­те Пра­ви­тель­ству­ю­ще­го Сена­та с 20.06.1814 кан­це­ля­ри­стом, с 4.12.1814 сенат­ский реги­стра­тор, с 31.12.1817 губерн­ский сек­ре­тарь, с 31.12.1820 кол­леж­ский сек­ре­тарь, с 13.03.1822 в отстав­ке, с 1825 депу­тат дво­рян­ства Торо­пец­ко­го у., с 1826 в отставке.
28.03.1830 раз­де­лил с мате­рью и сест­рой Надеж­дой име­ние отца.
18.04.1847 вне­сен в VI ч. ДРК Псков­ской губ.
Ж.(17.10.1828): Юлия Ива­нов­на Чири­ко­ва (1813 – 17.03.1865).
Олим­пи­а­да Алек­се­ев­на (39).
За ней при­да­ное: 45 муж. и 42 жен. души в сц. Пер­ши­но Вели­ко­луц­ко­го у.
М.: май­ор Федор Сте­па­но­вич Родзянко.
Надеж­да Алек­се­ев­на (39).
Пят­на­дца­тое колено
41. Алек­сей Стар­ший Пет­ро­вич (40).
1829 – 1835.
42. Алек­сей Млад­ший Пет­ро­вич (40).
1835 – 1837.
43. Фила­рет-Евге­ний Пет­ро­вич (40).
27.11.1836 – 1889.
Надвор­ный советник.
По окон­ча­нии кур­са наук в Нико­ла­ев­ском учи­ли­ще гвар­дей­ских юнке­ров и кава­ле­рий­ских под­пра­пор­щи­ков пожа­ло­ван в пра­пор­щи­ки с опре­де­ле­ни­ем в л.-гв. Пре­об­ра­жен­ский резерв­ный полк 11.06.1855; за успеш­ное изу­че­ние гим­на­сти­ки, стрель­бы и фех­то­ва­ния удо­сто­ил­ся монар­шье­го бла­го­во­ле­ния 4.03.1856; по рас­фор­ми­ро­ва­нию резерв­но­го пол­ка пере­чис­лен в дей­ству­ю­щий бата­льон того же пол­ка 8.10.1856; по домаш­ним обсто­я­тель­ствам уво­лен под­по­ру­чи­ком 16.01.1860; слу­жил в Псков­ском ДДС депу­та­том от Торо­пец­ко­го у. с 19.01.1862 по 5.03.1865; при­ко­ман­ди­ро­ван к Мини­стер­ству Госу­дар­ствен­ных Иму­ществ 15.06.1868; при­чис­лен к это­му Мини­стер­ству 10.06.1868; пожа­ло­ван в кол­леж­ские совет­ни­ки 3.09.1868; назна­чен чинов­ни­ком по осо­бым пору­че­ни­ям при мини­стре 4.06.1869; по про­ше­нию уво­лен 31.05.1871; опре­де­лен на долж­ность разъ­езд­но­го чинов­ни­ка при Мос­ков­ском Вос­пи­та­тель­ном Доме 11.05.1880; и.д. каз­на­чея с 1.10.1882; пожа­ло­ван: в титуляр­ные совет­ни­ки 31.03.1883, в кол­леж­ские асес­со­ры 27.09.1884, в надвор­ные совет­ни­ки 8.05.1886; награж­ден орде­ном Св. Ста­ни­сла­ва 3-й ст. 28.12.1885. Имел брон­зо­вую медаль в память вой­ны 1853 – 56.
За ним в 1887 состо­я­ло 4100 дес. зем­ли при сц. Полу­ти­но (Иса­ков­ское) Торо­пец­ко­го у. Псков­ской губ.
22.12.1864 вне­сен в VI ДРК Псков­ской губ.; 25.06.1887 вне­сен в VI ч. ДРК Рязан­ской губ.

После рефор­мы 1861 года дела у мно­гих поме­щи­ков пошли пло­хо. Не ста­ли исклю­че­ни­ем и Мусорг­ские. Модест не зани­мал­ся хозяй­ствен­ны­ми дела­ми. Все хло­по­ты по раз­ме­же­ва­нию земель с быв­ши­ми кре­пост­ны­ми лег­ли на стар­ше­го бра­та Фила­ре­та. Из пись­ма Моде­ста к Цеза­рю Кюи: «Дохо­дит вся­кий раз чуть не до дра­ки, хоть поли­цию зови. У одно­го из глав­ных кри­ку­нов посто­ян­ные стыч­ки с посред­ни­ком, … кри­кун разъ­ез­жа­ет по горо­ду и соби­ра­ет хри­ста ради под­пи­соч­ки для уда­ле­ния посред­ни­ка». Фила­рет Пет­ро­вич был миро­вым посред­ни­ком. Миро­вые посред­ни­ки назна­ча­лись для реше­ния кон­фликт­ных ситу­а­ций на местах, для рас­смот­ре­ния недо­ра­зу­ме­ний и спо­ров. Все посред­ни­ки обя­за­ны были пока­зать при­мер в раз­де­ле земель на выгод­ных для обе­их сто­рон усло­ви­ях. Фила­ре­ту Пет­ро­ви­чу уда­лось раз­де­лить свое поме­стье бес­кон­фликт­но. Фами­лия глав­но­го кри­ку­на, о кото­ром идет речь в пись­ме Моде­ста Пет­ро­ви­ча – Корвин-Круковский.
В самый раз­гар рефор­мы Фила­рет Пет­ро­вич женил­ся. Мате­ри­аль­ное поло­же­ние ста­ло совсем пло­хим. Юлия Ива­нов­на уже не мог­ла поз­во­лить себе жить в Петер­бур­ге и после 1863 года пере­се­ли­лась в Каре­во. А Модест Пет­ро­вич отка­зал­ся от наслед­ства в поль­зу стар­ше­го бра­та, кото­ро­му нуж­но было содер­жать семью. Несмот­ря на все финан­со­вые затруд­не­ния, Фила­рет Пет­ро­вич все­гда мате­ри­аль­но помо­гал бра­ту, хотя сам едва сво­дил кон­цы с кон­ца­ми. По смер­ти Моде­ста Пет­ро­ви­ча, Фила­рет Пет­ро­вич про­дал Каре­во и пере­се­лил­ся в име­ние жены.

~ Ж: Татья­на (Теми­ра) Пав­лов­на Бал­ка­ши­на (1837 – 1897).
44. Модест Пет­ро­вич (40).
9.03.1839, с. Каре­во Торо­пец­ко­го у. Псков­ской губ. – 16.03.1881, СПб.
Зна­ме­ни­тый рус­ский ком­по­зи­тор. Участ­ник «Могу­чей кучки».
22.06.1856 пра­пор­щик л.-гв. Пре­об­ра­жен­ско­го резерв­но­го бата­льо­на; с 5.06.1858 в отстав­ке; с 1.12.1863 кол­леж­ский сек­ре­тарь в Глав­ном Инже­нер­ном Управ­ле­нии, с 21.12.1868 помощ­ник сто­ло­на­чаль­ни­ка Лес­но­го Депар­та­мен­та, с 21.06.1876 почет­ный миро­вой судья Торо­пец­ко­го у.
Впе­чат­ле­ния дет­ства, про­ве­ден­но­го в деревне, опре­де­ли­ли направ­ле­ние и харак­тер его твор­че­ства. Няня рас­ска­зы­ва­ла ему рус­ские народ­ные сказ­ки, он под их впе­чат­ле­ни­ем импро­ви­зи­ро­вал на фор­те­пи­а­но. Обу­чать его игре на фор­те­пи­а­но ста­ла мать; затем, учась в Пет­ро­пав­лов­ском немец­ком учи­ли­ще в СПб., он зани­мал­ся фор­те­пьян­ной игрой у А. Гер­ке и достиг выда­ю­щих­ся резуль­та­тов. Появив­ша­я­ся в 1852 в печа­ти поль­ка «Porte enseigne» была пер­вым опуб­ли­ко­ван­ным его про­из­ве­де­ни­ем. В 1857 он сочи­нил фор­те­пьян­ную пье­су «Souvenir d’enfance» и тогда же заду­мы­вал опе­ру «Han d’Islande» (сюжет В. Гюго), остав­шу­ю­ся в про­ек­те. Окон­чив (1856) шко­лу гвар­дей­ских под­пра­пор­щи­ков, М. посту­пил в л.-гв. Пре­об­ра­жен­ский полк. Гро­мад­ное зна­че­ние для его музы­каль­но­го раз­ви­тия име­ло зна­ком­ство с Дар­го­мыж­ским, Кюи, Бала­ки­ре­вым и музы­каль­ным круж­ком послед­не­го. Нема­лую роль в его твор­че­стве сыг­ра­ла и его друж­ба с В. В. Ста­со­вым, напи­сав­шим био­гра­фию М. («Соч. В. В. Ста­со­ва», СПб., 1894, т. III). Бала­ки­рев играл с М. в четы­ре руки, объ­яс­няя ему музы­каль­ные фор­мы и при­е­мы оркест­ров­ки. М. высту­пал в круж­ке не толь­ко как пиа­нист, но и как пре­вос­ход­но фра­зи­ру­ю­щий певец-бари­тон. В 1858 М. напи­сал два скер­цо; одно из них, B-dur, было пер­вым его сочи­не­ни­ем, испол­нен­ным пуб­лич­но (в кон­цер­те Импе­ра­тор­ско­го Рус­ско­го Музы­каль­но­го Обще­ства, 1860). В 1859 М. оста­вил воен­ную служ­бу, но неиме­ние средств к жиз­ни и невоз­мож­ность добыть их музы­каль­ной дея­тель­но­стью заста­ви­ли его слу­жить после­до­ва­тель­но в Глав­ном Инже­нер­ном Управ­ле­нии, Лес­ном Депар­та­мен­те и Госу­дар­ствен­ном кон­тро­ле; в послед­нем его устро­ил Т.И. Филип­пов, боль­шой его почи­та­тель и наслед­ник, по заве­ща­нию, его автор­ских прав. К ран­не­му пери­о­ду твор­че­ства М. (до 1865) отно­сит­ся музы­ка к «Эди­пу» Софок­ла, из кото­рой сохра­нил­ся хор наро­да у хра­ма Эвме­нид, впо­след­ствии исполь­зо­ван­ный М. в кол­лек­тив­ной опе­ре «Мла­да», в кото­рой М. напи­сал один акт (1873), а затем, когда она не состо­я­лась – в опе­ре «Соро­чин­ская Ярмар­ка». В 1861 М. напи­сал харак­тер­ное «Intermezzo Symphonique in modo classico», в 1863 – романс «Сауль». Наи­бо­лее круп­ным его опы­том в этот пери­од была опе­ра «Салам­бо» (1864 – 65), на соб­ствен­ное либ­рет­то по рома­ну Фло­бе­ра. Для нее напи­са­ны им три кар­ти­ны, музы­ка кото­рых в пере­ра­бо­тан­ном виде вошла почти вся в опе­ру его «Борис Году­нов». Вто­рой пери­од твор­че­ства М., с явным пре­об­ла­да­ни­ем вокаль­ной музы­ки, начи­на­ет­ся в 1865, когда был сочи­нен «Кали­страт» («пер­вая попыт­ка комиз­ма», по сло­вам М.). Инди­ви­ду­аль­ность ком­по­зи­то­ра утвер­жда­ет­ся все более и более. Реа­ли­сти­че­ские, боль­шей частью народ­но-рус­ские, сюже­ты и свое­об­раз­ная, яркая их трак­тов­ка – отли­чи­тель­ные чер­ты сочи­не­ний это­го пери­о­да. Кро­ме цело­го рода вокаль­ных пьес, харак­тер­ных и силь­ных хоров «Иисус Навин» (пере­ра­бо­тан­ный «хор Ливий­цев» из «Салам­бо», осно­ван­ный на еврей­ских темах, 1866 год) и «Пора­же­ние Сен­на­хе­ри­ба» (1867), сюда отно­сят­ся дра­ма­ти­че­ские про­из­ве­де­ния: «Женить­ба» (1868, изд. в 1908 под редак­ци­ей и с пре­ди­сло­ви­ем Н. Рим­ско­го-Кор­са­ко­ва) – чрез­вы­чай­но инте­рес­ный «опыт дра­ма­ти­че­ской музы­ки в про­зе» (сло­ва М.) на неиз­ме­нен­ный текст коме­дии Гого­ля (напи­сан толь­ко один акт); опе­ра «Борис Году­нов» (напи­са­на 1868 – 72, постав­ле­на 1874 на Мари­ин­ском теат­ре в СПб.). «Хован­щи­на» (1873 – 80, изд. в 1882 под редак­ци­ей Н. Рим­ско­го-Кор­са­ко­ва и им же оркест­ро­ва­на) – гран­ди­оз­ная народ­ная дра­ма, рису­ю­щая борь­бу ста­рой Мос­ков­ской Руси с новой, Пет­ров­ской Рос­си­ей (постав­ле­на 1885, на част­ной сцене в СПб.), «Соро­чин­ская Ярмар­ка» (1875 – 80), неокон­чен­ная коми­че­ская опе­ра по Гого­лю (1914) Ц. Кюи. Для оркест­ра напи­са­на в то же вре­мя «Ночь на Лысой горе» – сим­фо­ни­че­ская кар­ти­на (в пер­во­на­чаль­ном виде – «Празд­ник Чер­но­бо­га» для «Мла­ды», затем – сон пароб­ка для «Соро­чин­ской Ярмар­ки»; изда­на по пла­ну, в редак­ции и оркест­ров­ке Н. Рим­ско­го-Кор­са­ко­ва), для фор­те­пи­а­но – «Кар­тин­ка с выстав­ки Гарт­ма­на» (1874, изд. в 1886), сюи­та пьес юмо­ри­сти­че­ско­го, лири­че­ско­го и опи­са­тель­но­го харак­те­ра. Мате­ри­аль­ная необес­пе­чен­ность и неуда­чи на ком­по­зи­тор­ском попри­ще пре­сле­до­ва­ли М. Его опе­ра «Борис Году­нов» надол­го была сня­та с репер­ту­а­ра; дру­гие его сочи­не­ния дол­го игно­ри­ро­ва­лись арти­ста­ми и пуб­ли­кой. В послед­ние пол­то­ра года жиз­ни, остав­шись без служ­бы, М. добы­вал сред­ства к жиз­ни ремеслом акком­па­ни­а­то­ра, совер­шив в 1879 под­бод­рив­шую его кон­церт­ную поезд­ку в про­вин­цию с певи­цей Д.М. Лео­но­вой. Уси­лив­ша­я­ся страсть к вину уско­ри­ла смерть М. Он скон­чал­ся 16.03.1881 в Нико­ла­ев­ском воен­ном гос­пи­та­ле и похо­ро­нен в Алек­сан­дро-Нев­ской Лав­ре в СПб.
Шест­на­дца­тое колено
45. Геор­гий Фила­ре­то­вич (43).
19.04.1866 – 1928.
Капи­тан II ранга.

Модест Пет­ро­вич посвя­тил пле­мян­ни­кам пье­су «С кук­лой». Геор­гий Фила­ре­то­вич Мусорг­ский слу­жил на фло­те: на лод­ке «Смерч», на транс­пор­те «Хаба­ровск», на крей­се­ре «Кубань». Геор­гий Фила­ре­то­вич совер­шил кру­го­свет­ное пла­ва­ние. В импе­ра­тор­ском ука­зе гово­рит­ся: «Капи­тан 2-го ран­га Геор­гий Фила­ре­то­вич Мусорг­ский име­ет орден Св. Анны 3 сте­пе­ни, меда­ли сереб­ря­ную в память цар­ство­ва­ния импе­ра­то­ра Алек­сандра III и свет­ло-брон­зо­вую в память рус­ско-япон­ской вой­ны…» В 1914 году Геор­гий Фила­ре­то­вич пере­ехал с семьей в Рязань и слу­жил в зем­ской упра­ве. После рево­лю­ции про­дол­жал заве­до­вать губерн­ски­ми боль­ни­ца­ми и лаза­ре­та­ми. В 1923 году Геор­гию Фила­ре­то­ви­чу назна­чи­ли пен­сию по болез­ни. Но затем лиши­ли ее, как быв­ше­го поме­щи­ка. Узнав о его тяже­лом мате­ри­аль­ном поло­же­нии, кре­стьяне из дере­вень, кото­рые когда-то при­над­ле­жа­ли Мусорг­ским, пред­ло­жи­ли ему стать у них в шко­ле учи­те­лем. Умер Геор­гий Фила­ре­то­вич в 1928 году. Татья­на Геор­ги­ев­на Мусорг­ская вспо­ми­на­ла: «При­шел домой, при­нес кулек кру­пы — обме­нял на какие-то вещи,- снял флот­скую шинель, вынул носо­вой пла­ток, что­бы выте­реть пот, и упал».

Ж.(23.01.1915): Ана­ста­сия Семе­нов­на (Р. 1885); в 1-м бра­ке за меща­ни­ном Тит­ко­вым (pаз­ве­де­ны). Вен­ча­ние совеp­ше­но в Ильин­ской цеpк­ви г. Ряза­ни; поpу­чи­те­ли по жени­ху: учи­тель Луни­но-Полу­ден­ской цеp­ков­но-пpи­ход­ской шко­лы Нико­лай Яхон­тов и pязан­ский меща­нин Нико­лай Ива­но­вич Смиp­нов; по неве­сте: вос­пи­тан­ник 5-го кл. Рязан­ской Духов­ной Семи­наpии Сеp­гей Михай­ло­вич Алфе­ев и потом­ствен­ный почет­ный гpаж­да­нин Алек­сан­дp Алек­сан­дpо­вич Гуми­лев. У жены дочь от 1-го бpа­ка Татья­на (11.11.1904 – 21.03.1984, Рязань; кpе­ще­на 12 нояб­ря в Успен­ской цеpк­ви с. Иpцы Спас­ско­го у.; вос­пpи­ем­ни­ки: поме­щик с. Иpцы Боpис Нико­ла­е­вич Хол­щев­ни­ков и вдо­ва Татья­на Филаpе­тов­на Хол­щев­ни­ко­ва). 15.11.1915 усы­нов­ле­на им. 15.06.1916 жена и ее дочь вне­се­ны в VI ч. ДРК Рязан­ской губ.
Татья­на Фила­ре­тов­на (43).
Ум. 1918.
М.: Нико­лай Хол­щев­ни­ков (ум. 1918).
17 коле­но
Татья­на Геор­ги­ев­на Мусоргская

в бло­ка­ду схо­ро­ни­ла мужа и дочь, потом ее эва­ку­и­ро­ва­ли в Рязань. Тот зер­каль­ный сто­лик, на кото­ром лежит сви­стуль­ка, Татья­на Геор­ги­ев­на пере­да­ла музею. Она умер­ла в 1984 году в Рязани.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *