В Нов­го­род­ской зем­ле кня­зья Копор­ские вошли в состав мест­ных зем­ле­вла­дель­цев, поте­ряв свой титул. 1

Изу­че­ние исто­рии кня­зей Копор­ских было пред­при­ня­то В.Л. Яни­ным для реше­ния вопро­са о пре­де­лах касто­во­сти нов­го­род­ско­го бояр­ства. Этот род несколь­ко раз упо­ми­на­ет­ся в нов­го­род­ских лето­пи­сях в пери­од с 1386 г. по 1435 г. В лите­ра­ту­ре суще­ство­ва­ло два взгля­да на их про­ис­хож­де­ние: корм­ле­ные (слу­жи­лые) кня­зья, вла­дев­шие нов­го­род­ским при­го­ро­дом Копо­рьем (Н.И. Косто­ма­ров), и мест­ные фео­да­лы, «вод­ские князь­ки», имев­шие рези­ден­цию в Копо­рье (В.Н. Бер­над­ский). В.Л. Янин рас­смот­рел упо­ми­на­ния о кня­зьях Копор­ских и дру­гих слу­жи­лых нов­го­род­ских кня­зьях и при­шел к выво­ду о том, что в 80-90-е гг. XIV в. в Нов­го­ро­де суще­ство­ва­ли две систе­мы корм­ле­ний: поло­ви­ной Копо­рья, Ямом и Пор­хо­вом вла­де­ли кня­зья Рюри­ко­ви­чи (из чис­ла Бело­зер­ских и Смо­лен­ских), а дру­гую поло­ви­ну Копо­рья, Ладо­гу, Корель­ский и Оре­хо­вый городки
полу­ча­ли Геди­минови­чи. По мне­нию уче­но­го, кня­зья Копор­ские пред­став­ля­ют собой ветвь кня­зей Бело­зер­ских, слу­жив­ших Нов­го­ро­ду после того, как они были вытес­не­ны Моск­вой из сво­е­го родо­во­го гнез­да. К чис­лу этих кня­зей В.Л. Янин при­чис­лял кня­зя Рома­на Юрье­ви­ча Бело­зер­ско­го (на корм­ле­нии в 1386 г.) и кня­зя Кон­стан­ти­на Ива­но­ви­ча Бело­зер­ско­го (на корм­ле­нии в 1393-1396 гг.). Сыном Кон­стан­ти­на Ива­но­ви­ча, веро­ят­но, был князь Ели­сей Кон­стан­ти­но­вич, упо­мя­ну­тый в спис­ках нов­го­род­ских тысяцких. 

Его имя без кня­же­ско­го титу­ла сохра­ни­лось в гра­мо­те 1398 г. Нако­нец, под 1435 г. в лето­пи­си упо­ми­на­ет­ся «Антип Олек­се­ев сын копор­ско­го кня­зя», кото­ро­го В.Л. Янин считал
сыном Ели­сея (Оли­сея) Константиновича.
Исто­рия Бело­зер­ско­го кня­же­ства в XIV в. извест­на фраг­мен­тар­но. В кон­це XIII –
пер­вой чет­вер­ти XIV вв. кня­жил князь Федор Михай­ло­вич, сын Миха­и­ла Гле­бо­ви­ча. В послед­ний раз он упо­мя­нут в лето­пи­сях в 1314 г. Его пре­ем­ни­ком был брат князь Роман Михай­ло­вич. В 1339 г. он «ходил» в Орду, сле­до­ва­тель­но, являл­ся само­сто­я­тель­ным кня­зем. В 1375 г. сын Рома­на, князь Федор Рома­но­вич, участ­во­вал в похо­де на Тверь, а в 1380 г. вме­сте с сыном Ива­ном сло­жил голо­ву на Кули­ко­вом поле22. Опи­ра­ясь на тра­ди­ци­он­ную родо­слов­ную схе­му Бело­зер­ских кня­зей, В.Л. Янин так­же писал, что у Рома­на Михай­ло­ви­ча Бело­зер­ско­го был сын князь Васи­лий Сугор­ский (Согор­ский), родо­на­чаль­ник удель­ных кня­зей Сугор­ских (Согор­ских), Шеле­шпан­ских, Кем­ских и дру­гих. Его сын Юрий Васи­лье­вич и вну­ки Давид, Роман и Андрей «усво­и­ли титул Бело­зер­ских». Эту тра­ди­ци­он­ную гене­а­ло­гию пере­смот­рел А.В. Кузь­мин, кото­рый уста­но­вил, что князь Васи­лий, оши­боч­но име­ну­е­мый Согор­ским, носил титул Бело­зер­ско­го и был сыном не Рома­на, а Федо­ра Михай­ло­ви­ча и, таким обра­зом, пред­став­лял стар­шую ветвь Бело­зер­ских князей23.

При Дмит­рии Дон­ском пра­ва на Бело­озе­ро пере­шли к Москве. Вели­кий князь упо­ми­на­ет Бело­озе­ро в чис­ле «купель» деда Ива­на Кали­ты. В.Л. Янин при­нял гипо­те­зу А.И. Копа­не­ва, соглас­но кото­рой князь Федор Рома­но­вич был женат на доче­ри Ива­на Кали­ты, Фео­до­сии. К ней после 1380 г. пере­шли пра­ва на Бело­озе­ро, а от нее – к Дмит­рию Дон­ско­му. «Коль ско­ро стар­шая линия Бело­зер­ских кня­зей в 1380 г. теря­ет само­сто­я­тель­ность и дела­ет­ся без­зе­мель­ной, вполне зако­но­мер­ным ока­зы­ва­ет­ся и то, что после 1380 г. кня­зья Бело­зер­ские обна­ру­жи­ва­ют­ся в каче­стве кон­до­тье­ров в Нов­го­ро­де», – пишет уче­ный. В 1386 г. слу­жит Нов­го­ро­ду и вла­де­ет поло­ви­ной Копо­рья князь Роман Юрье­вич Бело­зер­ский, внук кня­зя Васи­лия Рома­но­ви­ча, а затем при­ез­жа­ет его тро­ю­род­ный брат князь Кон­стан­тин Ива­но­вич, сын кня­зя Ива­на Федо­ро­ви­ча, погиб­ше­го в 1398 г.
Таким обра­зом, кня­зья Копор­ские выяв­ля­ют­ся как ветвь Бело­зер­ских Рюри­ко­ви­чей, полу­чив­шие это про­зва­ние в свя­зи со сво­ей служ­бой Нов­го­ро­ду в Копо­рье, а вер­нее, на одной его половине.

В этой рекон­струк­ции оста­ет­ся один не про­яс­нен­ный вопрос: если еще в 1333 г.
князь Нари­мант, сын Геди­ми­на, полу­чил от нов­го­род­цев в чис­ле дру­гих земель половину
Копо­рья, то кому тогда при­над­ле­жа­ла вто­рая? К его воз­мож­но­му реше­нию В.Л. Янин при­влек мате­ри­а­лы сфра­ги­сти­ки. Он атри­бу­ти­ро­вал печать с име­нем «Рома­на Михай­ло­ви­ча» как печать кня­зя Рома­на Михай­ло­ви­ча Бело­зер­ско­го, а дру­гую – с име­нем «кня­зя Васи­лия» – как печать кня­зя Васи­лия Рома­но­ви­ча. Изоб­ра­же­ние на этих печа­тях свя­то­го Геор­гия, являв­ше­го­ся патро­ном кня­зя Юрия Дани­ло­ви­ча, при­ве­ло иссле­до­ва­те­ля к мыс­ли, что эти кня­зья были намест­ни­ка­ми мос­ков­ско­го кня­зя в Нов­го­ро­де и уже в это вре­мя их рези­ден­ци­ей мог­ла быть поло­ви­на Копо­рья. 2

22Грязнов А.Л. Бело­зер­ские акты XIV–XVI вв.: иссле­до­ва­ние и пере­чень. Волог­да, 2019. С. 23–25. 23Кузьмин А.В. На пути в Моск­ву. Очер­ки гене­а­ло­гии воен­но-слу­жи­лой зна­ти Севе­ро-Восточ­ной Руси в XIII – сере­дине XV в. М., 2015. Т. II. С. 167–176.

Неко­то­рые выво­ды В.Л. Яни­на были под­верг­ну­ты кри­ти­ке А.В. Кузь­ми­ным. Во-пер­вых, иссле­до­ва­тель уста­но­вил, что князь Васи­лий Федо­ро­вич Бело­зер­ский, кото­ро­го В.Л. Янин оши­боч­но име­но­вал кня­зем Васи­ли­ем Рома­но­ви­чем Сугор­ским, родил­ся после 1315 г. и, сле­до­ва­тель­но, не мог быть намест­ни­ком Юрия Дани­ло­ви­ча в Нов­го­ро­де. Во-вто­рых, А.В. Кузь­мин пола­га­ет невер­ным отож­деств­ле­ние слу­жи­ло­го нов­го­род­ско­го кня­зя Рома­на Юрье­ви­ча с Рома­ном Юрье­ви­чем Бело­зер­ским, вну­ком кня­зя Васи­лия Федо­ро­ви­ча, что так­же логич­но, если при­нять уста­нов­лен­ную дату рож­де­ния последнего. 

В свою оче­редь, А.В. Кузь­мин пола­га­ет, что в 1386 г. поло­ви­ну Копо­рья и Пор­хов держал
князь Роман Юрье­вич, кото­рый мог быть сыном смо­лен­ско­го кня­зя Юрия Свя­то­сла­ви­ча от пер­во­го бра­ка (в родо­слов­цах и лето­пи­сях его имя не встре­ча­ет­ся). От него, в свою оче­редь, про­изо­шли Пор­хов­ские, кото­рые в источ­ни­ках XV в. упо­ми­на­ют­ся как с титу­лом, так и без титу­ла. А.В. Кузь­мин так­же отнес кня­зя Кон­стан­ти­на Ива­но­ви­ча к потом­ству кня­зя Васи­лия Федо­ро­ви­ча, а не его кузе­на кня­зя Федо­ра Романовича25. 

Наблю­де­ния В.Л. Яни­на и А.В. Кузь­ми­на за судь­бой измель­чав­ших Рюри­ко­ви­чей из
Бело­зер­ско­го и Смо­лен­ско­го кня­жеств, полу­чив­ших новые родо­вые про­зва­ния по корм­ле­ни­ям в Нов­го­ро­де, мож­но допол­нить. Обра­ща­ет на себя вни­ма­ние сме­на антро­по­ни­ми­че­ско­го сце­на­рия в исто­рии этих фами­лий. В обо­их слу­ча­ях (Копор­ские и Пор­хов­ские) утра­та вла­дель­че­ско­го ста­ту­са (даже в виде корм­ле­ния) сопро­вож­да­ет­ся пере­хо­дом от тра­ди­ци­он­ных кня­же­ских имен к име­нам, встре­ча­ю­щим­ся в бояр­стве, в том чис­ле – нов­го­род­ском. Копор­ские кня­зья: Кон­стан­тин – Ели­сей – Антип, Пор­хов­ские кня­зья: Роман – Кузь­ма и Юрий. Этот ряд мож­но про­дол­жить. В XIV – пер­вой тре­ти XV в. псков­ский при­го­род Изборск дер­жал князь Евста­фий Федо­ро­вич, веро­ят­но, про­ис­хо­див­ший из рода смо­лен­ских князей26. В 1360 г. он умер во вре­мя мора вме­сте с сыно­вья­ми Алек­се­ем и Кар­пом. Тре­тий сын кня­зя Евста­фия, Гри­го­рий, был псков­ским посад­ни­ком и так­же упо­ми­на­ет­ся как с титу­лом, так и без. Умер он в 1417 г.27 Есте­ствен­но, этих при­ме­ров мало для общих выво­дов, но сход­ство ситу­а­ции нали­цо: име­на Ели­сей, Антип, Кузь­ма, Карп, Гри­го­рий для XIV–XV вв. явно не кня­же­ские. Их появ­ле­ние про­ис­хо­дит парал­лель­но с утра­той вла­дель­че­ских прав и титу­ла и частич­ным вхож­де­ни­ем (Копор­ские, потом­ство Евста­фия) в мест­ное бояр­ство. Прав­да, в XV в. извест­ны вполне типич­ные для кня­зей име­на сре­ди Пор­хов­ских: Юрий, Борис, Иван28. Так что дан­ный вопрос тре­бу­ет даль­ней­шей разработки.

25Кузьмин А.В. Указ. соч. М., 2014. Т. I. С. 166–171; Т. II. С. 172–176.
26Предположение С.А. Нико­но­ва о литов­ском про­ис­хож­де­нии кня­зя Евста­фия на осно­ва­нии запи­си в Про­ло­ге, упо­ми­на­ю­щей о смер­ти кня­зя Юрия Евста­фье­ви­ча Избор­ско­го Вито­вто­ви­ча не пред­став­ля­ет­ся мне убе­ди­тель­ным. Как имен­но трак­то­вать зага­доч­ное «Вито­вто­вич» и к како­му Вито­вту оно отно­сить­ся, учи­ты­вая, что Евста­фий упо­ми­на­ет­ся толь­ко как Федо­ро­вич – все это совер­шен­но непо­нят­но и застав­ля­ет пред­по­ла­гать какую-то пута­ни­цу в про­лож­ной запи­си (Нико­нов С.А. Новые дан­ные об избор­ском кня­зе Гри­го­рии Оста­фье­ви­че // Изборск и его окру­га (Мате­ри­а­лы II меж­ду­на­род­ной науч­но-прак­ти­че­ской кон­фе­рен­ции). Изборск, 2006. С. 136–141).

27Шокарев С.Ю. К про­бле­ме иссле­до­ва­ния родо­слов­ной потом­ков смо­лен­ских кня­зей // Рус­ский родо­сло­вец. 2001. № 1. С. 23, 24.
28 Кузь­мин А.В. Указ. соч. Т. I. С. 162–165.

В пери­од с 1398 г. по 1420 г. тысяц­ким был Ели­сей Константинович327 (см. При­ло­же­ние № 1. № 35). В.Л. Янин боль­ше скло­ня­ет­ся к дати­ров­ке ок. 1411 г., обра­щая вни­ма­ние на то, что в то вре­мя был рас­про­стра­нен сход­ный тип вис­лых печатей328. Л. А. Бас­са­лы­го скло­нен отно­сить к 1398 г., посколь­ку в это вре­мя мень­ше все­го извест­но о сте­пен­ных тысяцких329. В нов­го­род­ских спис­ках тысяц­ким он назван копор­ским князем330. По мне­нию В.Л. Яни­на, кня­зья копор­ские были бело­зер­ски­ми кня­зья­ми – Рюри­ко­ви­ча­ми, сажа­е­мы­ми нов­го­род­ца­ми в Копорье331. В любом слу­чае, этот тысяц­кий не был типич­ным пред­ста­ви­те­лем бояр­ства, поэто­му спис­ки тысяц­ких и выде­ля­ют его кня­же­ский статус. 

327 Обнор­ский П. С., Бар­ху­да­ров С. П. Хре­сто­ма­тия по исто­рии рус­ско­го язы­ка. 2–е изда­ние М.: Учпед­гиз, 1952. – 415 с. № 37. С. 54–55.
328 Янин В.Л. Нов­го­род­ские акты XII-XV вв. Хро­но­ло­ги­че­ский ком­мен­та­рий. С.105–106.
329 Бас­са­лы­го Л.А. Нов­го­род­ские тысяц­кие Ч. 2.- 67.
330 НIЛ. С. 472; НIVЛ. С. 626; ПСРЛ. Т. 23. С. 166.
331 Янин В.Л. Сред­не­ве­ко­вый Нов­го­род. С. 276–285.

Источ­ник:

Шока­рев С. Ю. Гене­а­ло­ги­че­ские сюже­ты в тру­дах ака­де­ми­ка В.Л. Яни­на. Нотатки

  1. Янин В. Л. Нов­го­род­ская фео­даль­ная вот­чи­на. Исто­ри­ко-гене­а­ло­ги­че­ское иссле­до­ва­ние. М., 1981. С. 213–228.[]
  2. Янин В.Л. Кня­зья Копор­ские // Вест­ник МГУ. Сер. 8. Исто­рия. 1978. № 6. С. 14–24; Янин В.Л. Нов­го­род­ская фео­даль­ная вот­чи­на… С. 213–228.[]