ГНЕЗ­ДИ­ЛОВ­СКИЕ – кня­же­ский род, Рюри­ко­ви­чи, неуста­нов­лен­но­го про­ис­хож­де­ния1. Вари­ан­ты про­ис­хож­де­ния: 1) от кня­зей Кро­шин­ских; 2) от кня­зей Баря­тин­ских.

Вла­де­ли вот­чи­на­ми в Смо­лен­ском зем­ле, кото­рые при­над­ле­жа­ли в кон­це XV века кня­зьям Одо­ев­ским и Воро­тын­ским.

Князь Алек­сандр Ива­но­вич упо­ми­на­ет­ся в духов­ной гра­мо­те вели­ко­го кня­зя Ива­на III Васи­лье­ви­ча (1504), ему при­над­ле­жа­ли воло­сти в Сер­пей­ском уез­де, намест­ник в Рома­но­ве (апрель 1550).

I генерация

1. КН. АЛЕК­САНДР ИВА­НО­ВИЧ ГНЕЗ­ДИ­ЛОВ­СКИЙ (1528,1534)

воз­мож­но сын кня­зя Ива­на Филип­по­ви­ча Кро­шин­ско­го и кнж. Анны Львов­ны Буй­ниц­кой; был выход­цем с Поуго­рья, его быв­шая вот­чи­на отме­че­на в духов­ной гра­мо­те Ива­на III сре­ди воло­стей, заве­ща­е­мых вто­ро­му сыну, Юрию: «Да ему ж даю город Сер­пе­еск с волост­ми и со всем, что к нему пoтяг­ло, а воло­сти Замо­шье, Туха­чев, Дегна, Фоми­ни­чи, Пого­сти­ще, Ковыл­на, Бли­же­ви­чи, Любун, Сно­поть, Дани­ло­ви­чи, Шуя, Деме­на, Уже­пе­рет, Чер­ня­ти­ци, Горо­деч­на, Мощын, да Гнез­ди­ло­во, что была вот­чи­на кня­зя Алек­сандра княж Ива­но­ва сына Гнез­ди­лов­ско­го со всем с тем, что к Брян­ску, и к Сер­пей­ску, и к тем воло­стем потяг­ло, как было при мне».

Князь Алек­сандр Ива­нов сын Гнез­ди­лов­ский в апре­ле 1550 г. намест­ник в Рома­но­ве2.

II генерация

2/1. .КН БОРИС АЛЕК­САН­ДРО­ВИЧ ГНЕЗ­ДИ­ЛОВ­СКИЙ (†13.I.1550,под Каза­нью)

сын кня­зя Алек­сандра Ива­но­ви­ча; убит во вре­мя 2-го Казан­ско­го похо­да (фев­раль 1550), его имя запи­са­но в сино­ди­ки: Успен­ско­го Крем­лёв­ско­го собо­ра и Софий­ско­го Нов­го­род­ско­го собо­ра на веч­ное поми­но­ве­ние.

3/1. КН. СЕМЕН АЛЕК­САН­ДРО­ВИЧ ГНЕЗ­ДИ­ЛОВ­СКИЙ (1552,1564)

сын кня­зя Алек­сандра Ива­но­ви­ча; запи­сан в Дво­ро­вой тет­ра­ди сре­ди «Лит­вы дво­ро­вой» по Рома­но­ву (за 1537).

Послух в куп­чей 1550/1551 г. кня­зя А. И. Наще­ки­на Кем­ско­го, купив­ше­го у сво­их пле­мян­ни­ков кня­зей Ива­на, Дмит­рия Федо­ро­вых детей Ахме­те­ко­ви­ча Согор­ских их вот­чи­ну в Поше­хон­ском уез­де в Дяб­рине дерев­ни Весе­ле­во, Чюди­но­во, Спи­ро­во, Миде­ни­цы­но, пусто­ши Перх­и­но, Кафи­но, 4 почин­ка за 200 руб.3. Губ­ной ста­ро­ста по Поше­хо­ни и Рома­но­ву (1563-1564)4.

Персоны, без места в росписи.

4. ГНЕЗ­ДИ­ЛОВ­СКИЙ КИРИЛЛ ИНОК КН. (XV в.)

5 .ГНЕЗ­ДИ­ЛОВ­СКИЙ АЛЕК­СЕЙ КН. (XVв ?)
род-Алдр.Ив.Гнездиловского.

Документы

№ 1

1563 г. сен­тяб­ря 19. – Пра­вая гра­мо­та суда рома­нов­ско­го и поше­хон­ско­го губ­но­го ста­ро­сты кн. Семе­на Алек­сан­дро­ви­ча Гнез­ди­лов­ско­го (с докла­да бояри­ну и оруж­ни­че­му Льву Андре­еви­чу Сал­ты­ко­ву) при­каз­чи­ку Бого­явл. Ост­ров. м-ря Поспе­лу Михай­ло­ву сыну по тяж­бе меж­ду ним и чер­но­сош­ны­ми кре­стья­на­ми о пожне на Софо­не­е­ве ручье меж­дурр. Ино­паж и Харе­нец в пору­бе­жье Воль­ской и Усть-Шехон­ской волл. Рома­нов­ско­го у.

Спи­сок с пра­вые гра­мо­ты.

Лета 7072-го 1 году, июля вдень, по царе­ве и госу­да­ре­ве вели­ко­го кня­зя Ива­на Васи­лье­ви­ча всеа Русии гра­мо­те, став на спор­ной зем­ле про­меж царе­вы вели­ко­го кня­зя усть-шехон­ские дерев­ни Софо­не­е­вы и про­меж мона­стыръ­скою зем­лею ост­ров­скою Левонтья чюдо­твор­ца княж Ники­ти­на данья по душе Шехон­ско­го, перед выбор­ным голо­вою и перед губ­ным ста­ро­стою перед кня­зем Семе­ном Олек­сан­дро­ви­чем Гнез­ди­лов­ско­го слу­га мона­стыръ­ской Поспел­ко Михай­лов сын подал жалоб­ни­цу. И в жалоб­ни­це пишет:
Царю госу­да­рю вели­ко­му кня­зю Ива­ну Васи­лье­ви­чю всеа Русии бъет челом и пла­чет­ся Рома­нов­ско­го уез­ду ис тво­е­во госу­да­ре­ва бого­мо­лья Ост­ро­ва Бого­яв­лен­ска­го Леонтья чюдо­твор­ца при­ка­щик мона­стыръ­ской Поспел Михай­лов сын. Жало­ба мне, госу­дарь, на усть-шехон­ских кре­стьян на Меле­ду, да на Гри­ба­ча, да на Некра­са Ива­но­вых детей Обро­си­мо­ва. Дея­ло­ся, госу­дарь, сего лета июля в шестый день, при­е­хал еси, госу­дарь, на Ино­паж з дет­ми мона­стыръ­ски­ми на пожню на Софо­не­ев ручай коси­ти, что дал к Пре­чи­стой и чюдо­твор­цу Лень­тию в дом князь Ники­та Офо­на­сье­вич по себе и по сво­их роди­те­лех. И те, госу­дарь, кре­стьяне при­шли, кои в сей жалоб­ни­це имя­ны писа­ны, и с ыны­ми со мно­ги­ми люд­ми с незна­е­мы­ми да меня, госу­дарь, с мона­стыръ­ские пожни зби­ли сил­но и косить, госу­дарь, не дали. А ста­вит­ся, госу­дарь, на мона­стыръ­ской пожни сена по дват­ца­ти копен. И лес, госу­дарь, мона­стыръ­ской секут же сил­но по Софо­не­е­ву ручаю на мона­стыръ­ской сто­роне.
Пра­во­слав­ный госу­дарь царь, уми­ло­сер­ди­ся, пока­жи милость, вели сыс­кать про нашу мона­стыръ­скую зем­лю, чтоб твоя госу­да­ре­ва // бого­мол­ня в конец не оску­де­ла.
И губ­ной ста­ро­ста, выслу­шав жалобницы2: Отве­чай­те.
И про­тив жалоб­ни­цы Меле­да да Некрас Ива­но­вы дети Обро­си­мо­ва и за бра­та за сво­е­го за Гри­ба­ча отве­ча­ли: Не зна­ем, гос­по­дине, ни веда­ем. Поспел, гос­по­дине, слу­га мона­стыръ­ской и з дет­ми с мона­стыръ­ски­ми на ту пожню не [106] при­ез­жи­ва­ли, а мы их, гос­по­дине, ни бива­ли, ни граб­ли­ва­ли, – тем нас клеплет. А пожни есмя, гос­по­дине, мона­стыръ­ские сил­но не каши­ва­ли и лесу не сека­ли, – тем нас клеплет. А то, гос­по­дине, пожня, на котор[ой] сто­им, то, гос­по­дине, зем­ля царе­ва и вели­ко­го кня­зя да наша усть-шехон­ская к нашей деревне к Софо­не­е­ве.
И губ­ной ста­ро­ста спра­шал ищей Поспе­ла слу­ги мона­стыръ­ско­го: Кому у тебя веда­мо, что та зем­ля мона­стыръ­ская князь Ники­ти­на данья по души, и чим их ули­ча­ешь.
И 3 ищея Поспел тако рек: Ули­чаю их, цело­вать крест, да лезу с ними на поле бити­ся.
И губ­ной ста­ро­ста спро­шал ответ­чи­ков Меле­ды да Некра­са: Вы крест целу­е­те ли и на поле с Поспе­лом бити­ся лезе­те ли.
И Меле­да да Некрас тако рек­ли: Цело­вав, гос­по­дине, крест, лезем с ним на поле бити­ся.
И 3 ищея Поспел тако рек: А сверх, гос­по­дине, поля и крест­но­го цело­ва­нья шлю­ся на ста­ро­жил­цов на мона­стыръ­ских кре­стьян на Зыка да на Без­со­на на Мака­ро­вых детей, да на Олек­сея на Яку­ни­на, да на Неклю­да на Про­ко­фье­ва, да на Федо­ра на Зино­фье­ва.
И губ­ной ста­ро­ста ста­ро­жил­цов ище­иных велел перед собою поста­ви­ти. И ста­ро­жил­цы перед губ­ным ста­ро­стою ста­ли. И губ­ной ста­ро­ста спро­шал ста­ро­жил­цов: Ска­жи­те вы по царе­ву вели­ко­го кня­зя крес­но­му цело­ва­нью, зна­е­те ли вы те пожни, на кото­рой сто­им, и чья та пожня изста­ри.
И ста­ро­жил­цы // Зык с това­ри­щи тако рек­ли: Ска­жем, гос­по­дине, по царе­ву и вели­ко­го кня­зя крес­но­му цело­ва­нью. Зна­ем, гос­по­дине, ту зем­лю за трит­цать без дву лет – та зем­ля мона­стыръ­ская Пре­чи­стые и Левонтья чюдо­твор­ца княж Ники­ти­на данья Шехон­ско­го.
И ответ­чи­ки Меле­да да Некрас тако рек­ли: То, гос­по­дине, ста­ро­жил­цы назы­ва­ют­ся, а ска­зы­ва­ют ту зем­лю зна­ют трет­цать лет без дву, а при­шли, гос­по­дине, в дерев­ню на мел­ни­цу недав­но. То, гос­по­дине, ста­ро­жил­цы лжи­вые. Дай нам, гос­по­дине, с ними поле, цело­вав крест, да лезем с ними на поле бити­ся.
И губ­ной ста­ро­ста спро­шал ста­ро­жил­цов Зыка с това­ри­щи: вы крест целу­е­те ли и на поле бити­ся лезе­те ли.
И Зык с това­ры­щи тако рек­ли: Цело­вав, гос­по­дине, крест, лезем с ними на поле бити­ся.
И губ­ной ста­ро­ста спро­шал ответ­чи­ков Меле­ды з бра­тьею: А у вас кому то веда­мо, что та зем­ля ваша усть-шехон­ская.
Шлем­ся, гос­по­дине, на ста­ро­жил­цов на С[е]мена Ива­но­ва сына, да на Коня­ху на Логи­но­ва сына, да на Ерде­ня на Ива­но­ва сына, да на Исто­му на Пав­ло­ва сына, – ту зем­лю зна­ют иста­ри, что та зем­ля наша усть-шехон­ская.
И губ­ной ста­ро­ста ответ­чи­ко­вых ста­ро­жил­цов Семе­на с това­ри­щи велел перед собою поста­вить. И ста­ро­жил­цы перед губ­ным ста­ро­стой ста­ли. И губ­ной ста­ро­ста спро­шал старожилц[ов] Семе­на с това­ри­щи: Зна­е­те ли вы ту пожн[ю], на кото­рой сто­им, и чья та зем­ля иста­ри, и межи вы той зем­ле зна­е­те ли.
И старож[ил]цы Семен с това­ри­щи тако рек­ли: Ска­жем, гос­по­дине, по царе­ву и вели­ко­го кня­зя крес­но­му цело­ва­нью, то, гос­по­дине, пожня зем­ля царе­ва вели­ко­го кня­зя к деревне к Софо­не­е­ве. А меж той зем­ле не зна­ем, и розъ­езд той зем­ле не бывал, пом­ним за пят­де­сят лет. [107]
И 3 ищея Поспел тако рек: Дай м[не], гос­по­дине, с теми ста­ро­жил­цы крес­ное цело­ва­нье, цело­вав крест, да лезу с ними на поле бити[сь]. То на нас ста­ро­жил­цы накуб­ные 4.
И губ­ной ста­ро­ста спро­шал ста­ро­жил­цов Семе­на с това­ри­щи: Вы крест целу­е­те ль // и на поле бити­ся лезе­те ли.
И ста­ро­жил­цы Семен с това­ри­щи тако рек­ли: Цело­вав, гос­по­дине, крест, [да] лезем с ними на поле бити­ся.
И ответ­чи­ки Меле­да з бра­тьею 2: А сверх, гос­по­дине, поля и крес­но­го цело­ва­нья и ста­ро­жил­цов шлем­ся на сот­ную и на кни­ги Федо­ро­ва писма Чюл­ко­ва.
И губ­ной ста­ро­ста спро­шал ищеи Поспе­ла: Ты на кни­ги Федо­ро­ва писма Чюл­ко­ва шлешь ли ся.
И Поспел тако рек: Шлю­ся, гос­по­дине.
Да ищея Поспел тако рек: А яз, гос­по­дине, шлю­ся на сот­ную и на кни­ги Ондре­ева писма Кала­у­ро­ва 5.
И губ­ной ста­ро­ста спро­шал ответ­чи­ков Меле­ды да Семе­на: вы на сот­ную и на кни­ги Ондре­ева писма Кала­у­ро­ва 5 шле­те ли ся.
И отве­чи­ки Меле­да да Семен тако рек­ли: Шлем­ся, гос­по­дине.
И ищея Поспел подал запись: Во ся, гос­по­дине судья, у игу­ме­на з бра­тьею на ту зем­лю даная запись князь Ники­ти­на Шехон­ско­го по душе. И ста­ро­жил­цы наши той зем­ле рубеж зна­ют.
И губ­ной ста­ро­ста велел перед собою запись чести. И в запи­ся пишет:
Се яз, князь Ники­та Офо­на­сье­вич, с ьггу­ме­ном с Овра­ми­ем ост­ров­ским межи зем­ле­ные ука­за­ли и учи­ни­ли, что мое­му пле­мян­ни­ку кня­зю Васи­лью Юрье­ви­чю за те межи тое зем­ли мона­стыръ­ские не оби­ди­ти, зан­де же та зем­ля дана по роди­те­лех по всех и по нас. А межа с мона­стыръ­ско­го зем­лею: от Харен­ца доро­га ямская ста­рая – левая сто­ро­на княж Ники­ти­на зем­ля, а пра­вая сто­ро­на мона­стыръ­ская зем­ля; доро­гою на поверт­ку, что повер­ты­ва­ют к Рыко­ву; от Черн­цо­ва напра­во к реке к Ино­па­жу, как пруд мел­нич­ной зася­жет; да и бере­гу есми дал, как запло­та при­ткну­ти мел­нич­ная, на левой сто­роне реки Ино­па­жу вверх; рекою Ино­па­жию на низ по Мака­ров­скую паш­ню от реки в горе – напра­ве мона­стыръ­ская зем­ля, а левая сто­ро­на княж Ники­ти­на дерев­ня Мака­ров­ская; да на вер­хо­ви­ну Софо­не­ев­ско­го вра­га – пра­вая сто­ро­на мана­стыръ­ская зем­ля, а левая сто­ро­на княж Ники­ти­на.
А на то послу­си Лари­он Дмит­ре­ев сын Дедъ­ков, да Костян­тин Гри­го­рьев сын Гри­ба­но­ва, да Облез Ива­нов сын Жере­п­цов, да Митя Пота­пов сын Хари­то­но­ва.
А запись меже­вую писал Иваш­ко Поз­де­ев сын Каза­ко­ва, лета 7000 пят­де­сят­на­го.
И губ­ной ста­ро­ста, выслу­шав запи­си, да велел вести ста­ро­жил­цом ище­иным, куды они межи зна­ют.
И ста­ро­жил­цы ище­и­ны Зык с това­ры­щи пове­ли от Мака­ров­ско­го вверх по Софо­не­е­ву ручаю, да в реку в Харе­нец, да рекою Харен­цом вверх по доро­гу по ямскую по ста­рую, да поверх глин­ни­ка, да по Чер­не­цо­во, да в реку в Ыно­паж.
То, гос­по­дине, лес к деревне к Рыко­ву да к зай­ми­щам мона­стыръ­ским. То, гос­по­дине, наше­го зна­тья.
Да ищея Поспел­ко дал память. И в паме­ти ся пишет:
Шлем­ся, гос­по­дине, сверх крес­но­го цело­ва­нья и поля, иные запи­си княж Ники­ти­ны Офо­на­сье­ви­ча Шехон­ско­го и сот­ные гра­мо­ты Ондре­ева писма [108] Семе­но­ви­ча Кала­у­ро­ва 5 с това­ры­щи, на кня­зя Васи­лья Юрье­ви­ча Шехон­ско­го, да на кня­зя Ива­на Тимо­фе­е­ви­ча Шехон­ско­го, да на кня­зя Бори­са Яко­вле­ви­ча Шохон­ско­го. То им, госу­дарь, ведо­мо, дядя их князь Ники­та Афо­на­сье­вич Шехон­ской дал к Пре­чи­стой в дом и к чюдо­твор­цу к Левонтью по роди­те­лех сво­их и по собе почи­нок Рыков и з зай­ми­щи на реке на Ино­па­жи, // по обе сто­ро­ны дал бере­ги и с пожня­ми по Софо­не­ев ручай. И вели, госу­дарь, перед собою поста­ви­ти кня­зя Васи­лья, да кня­зя Ива­на, да кня­зя Бори­са и розъ­ез­жие гра­мо­ты поло­жи­ти перед собою писма Федо­ра Ива­но­ви­ча Чюл­ко­ва. Те, госу­дарь, Меле­да, да Некрас, да Гри­бан Ива­но­вы дети Обро­си­мо­ва, пере­лет­чи за рубеж за Софо­не­ев ручай, мона­стыръ­ские пожни княж Ники­ти­на данья косят и лес секут сил­но.
Пра­во­слав­ный царь госу­дарь князь вели­кий, пока­жи милость, вели сыс­ка­ти пис­цо­вы­ми кни­га­ми и розъ­ез­жи­ми, кои у кня­зя Васи­лья, да у кня­зя Ива­на, да у княж Яко­вле­ва сына у кня­зя у Бори­са, что Меле­да з бра­тьею Пре­чи­стые из дому Левоньтья чюдо­твор­ца даные зем­ли по души княж Ники­ти­на данья не имы­ва­ли, а твоя госу­да­ре­ва бого­мол­ня не оску­де­ла. Царь госу­дарь князь вели­кий, сми­луй­ся.
И губ­ной ста­ро­ста, выслу­шав памя­ти, спро­шал ответ­чи­ков Меле­ды да Некра­са: Вы на княж Васи­лье­ву, и на княж Ива­но­ву, и на княж Бори­со­ву Шохон­ских на розъ­ез­жую шле­те ли ся.
И Меле­да да Некрас тако рек­ли: Шлем­ся, гос­по­дине, в послу­ше­ство.
И губ­ной ста­ро­ста послал цело­вал­ни­ков по кня­зя Васи­лья, и по кня­зя Ива­на, и по кня­зя Бори­са Шохонъ­ских и розъ­ез­жую гра­мо­ту им велел с собою при­ве­сти и на княж Ники­ти­ну зем­лю даную Шохон­ских, что дал по души к Левонтью чюдо­твор­цу Ост­ров­ска­го мона­сты­ря.
И цело­вал­ни­ки Митя Бетю­ков, да Сте­пан­ко Они­си­мов, да Нечай Чащин, взяв поня­тых, по кня­зю Васи­лью, да по кня­зю Ива­ну и по кня­зю Бори­су езди­ли. И кня­зя Васи­лья не ска­за­ли у собя, ска­за­ли 6 // князь Васи­лей поехал к Москве, а п[ри]кащика и иных людей у кня­зя Васи­лья не сказа[ли], лише пашен­ные люди. А кня­зя Ива­на и кня­зя Бори­са не изъ­е­ха­ли же, ска­за­ли, поеха­ли к Москве. И цело­вал­ни­ки дали на пору­ки их при­ка­щи­ков княж Ива­но­ва да княж Бори­со­ва Обломк[а] да Иван­чю, ста­ти им перед губ­ным ста­ро­стою и розъ­ез­жая им гра­мо­та поло­жи­ти на княж Ники­ти­ну зем­лю даную.
И княж Ива­нов и княж Бори­сов пр[и]кащики перед губ­ным ста­ро­стою ста­ли. И в ыще­ино место в Поспе­ло­во стал ста­рец Вар­со­но­фей. 7-А ответ­чик -7 Меле­да стал и в бра­тьи сво­ей место в Семе­но­во да в Гри­ба­чо­во.
И губ­ной ста­ро­ста при­ка­щи­кам Облом­ку да Иван­че велел поло­жить розъ­ез­жую гра­мо­ту на княж Ники­ти­ну зем­лю даную, что дал по души к Левонтью чюдо­твор­цу.
И прикащи[ки] Обло­мок да Иван­ча перед губ­ным ста­ро­стою поло­жи­ли спи­сок с розъ­ез­жие гра­мо­ты з бра­тьею Федо­ро­ва писма Чюл­ко­ва.
И ответ­чик Меле­да тако рек: Яз, гос­по­дине, тому спис­ку з гра­мо­ты не верю. Вели им, гос­по­дине, поло­жи­ти гра­мо­ту пря­мую.
И при­ка­щи­ки Обло­мок да Иван­ча тако рек­ли: Гра­мо­та, гос­по­дине, розъ­ез­жая есть у наших госу­да­рей у кня­зя Васи­лья, да у кня­зя Ива­на, да у кня­зя Бори­са одна про­меж собою, да с ними на Москве.
И губ­ной ста­ро­ста княж Ива­но­ва и княж Бори­со­ва при­ка­щи­ков велел дати на пору­ку з запи­сью, ста­ти на Москве госу­да­рем их перед бояри­ном и [109] ору­же­и­ни­чим пере­до Лвом Ондре­еви­чем Сал­ты­ко­вым и гра­мо­та им розъ­ез­жая поло­жи­ти.
А на зем­ле и на суде были со кня­зем Семе­ном цело­вал­ни­ки губ­ные Здви­жен­ские воло­сти Нечай Юдин, да Спас­кие воло­сти цело­вал­ни­ки Сте­пан Они­си­мов да Нечай Чащин, да Вол­ские воло­сти Тимо­ня Гав­ри­лов, да Здви­жен­ские воло­сти кре­стья­нин Федор Махов. //
И перед бояри­ном и ору­же­и­ни­чем Лвом Ондре­еви­чем Сал­ты­ко­вым рома­нов­ско­го губ­но­во ста­ро­сты во княж Семе­но­во место Гнез­ди­лов­ско­го чело­век его Иван­ча сей спи­сок поло­жил и обо­их исцов, в ыще­ино место в Поспел­ко­во мона­стыръ­скою же слу­гу Бог­дан­ка Пет­ро­ва и в ответ­чи­ко­во в Меле­ди­но, да в Гри­ба­чо­во, да в Некра­со­во Ива­но­вых детей место Неклюд­ка Тро­фи­мо­ва поста­вил.
И Лев Андре­евич велел перед собою сей спи­сок чести, и выслу­шав сей спи­сок, спро­сил Бог­да­на Пет­ро­ва да Неклюд­ка Тро­фи­мо­ва: Был ли обо­им исцем таков суд, как в сем спис­ке писа­но.
И в ыще­ино в Поспел­ко­во место Бог­дан­ко Пет­ров, а в отве­чи­ко­во в Меле­ди­но и в его бра­та место Неклюд Тро­фи­мов ска­за­ли, что обо­им исцем суд таков был, как в сем спис­ке писа­но.
И по царе­ве и вели­ко­го кня­зя Ива­на Васи­лье­ви­ча всеа Руси сло­ву, боярин и ору­же­и­ни­чей Лев Ондре­евич Сал­ты­ков велел судье по сему спис­ку ищею мона­стыръ­ско­го слу­гу Поспе­ла Михай­ло­ва опра­ви­ти, а ответ­чи­ков Меле­ду да Гри­ба­ча Ива­но­вых детей велел судьи объ­ви­ни­ти. Пото­му, ска­зал на суде ответ­чик Меле­да Ива­нов, что та зем­ля и пожня Софо­не­ев­ские дерев­ни изста­ри их усть-шехон­ская, да сла­лись на сво­их ста­ро­жил­цов на Семе­на на Ива­но­ва с това­ры­щи на четы­рех чело­век, что та зем­ля иста­ри их усть-шехон­ская; и ответ­чи­ко­ва прав­да, Сен­ка Ива­нов в их, ответ­чи­ко­вы, речи не гово­ри­ли, а ска­за­ли, что той зем­ле меж не зна­ют. Да и пото­му что ище­и­ны ста­ро­жил­цы Зык с това­ри­щи шесть чело­век ска­за­ли межи мона­стыръ­ской зем­ле с усь-шехон­скою зем­лею от Мака­ров­ско­го вверх по Софо­не­ев­ско­му ручаю, да в реку в Харе­нец, да рекою Харен­цом вверх но доро­гу ямскую по ста­рую, да поверх глин­ни­ка, да по Черн­цо­во, да в реку в Ыно­паж; и ответ­чи­ки Меле­да з бра­тьею с мона­стыръ­ски­ми ста­ро­жил­цы // крес­но­го цело­ва­нья и поля не про­си­ли. Да и пото­му что сами ответ­чи­ки той спор­ной зем­ле судье меж не ука­за­ли ж.
И велел судье по сему спис­ку мона­стыръ­скую зем­лю и лес и луги, кото­рые зим­ли иска­ли мона­стыръ­ской слу­га Поспел­ко, отда­ти к мона­сты­рю Бого­яв­лен­ско­му игу­ме­ну з бра­тьею да и меж тое зем­ли межа им учи­ни­ти, и ямы копа­ти, и гра­ни покла­сти по той зем­ле, куды шли ста­ро­жил­цы ище­и­ны Зык с това­ры­щи, да и по чер­те­жу, кото­рой чер­теж судья при­слал к Москве к докла­ду. Да за дват­цать копен сена дват­цать алтын допра­ви­ти, а допра­вя, отда­ти ищее. А пошли­ны судье под­пис­ные и под­пе­чат­ные з зем­ли и с ыску с руб­ля по два алты­на взя­ти на вино­ва­том.

К сему спис­ку боярин Лев Андре­евич печать свою при­ло­жил, лета 7072-го, сен­тяб­ря в 19 день.

А под­пи­сал дияк Иван Ники­фо­ров.

И выбор­ная голо­ва и губ­ной ста­ро­ста рома­нов­ской и поше­хон­ской князь Семен кня­же Алек­сан­дров сын Гнез­ди­лов­ско­го на сей спи­сок под­пис­ной бояри­на и ору­же­и­ни­че­во Лва Ондре­еви­ча Сал­ты­ко­ва ищее Поспе­лу слу­ге [110] мона­стыр­ска­го дал сию пра­вую гра­мо­ту на ответ­чи­ков на Меле­ду на Ива­но­ва сына Обро­си­мо­ва з бра­тьею.

А пра­вую гра­мо­ту писал губ­ной дьяк Исто­ма Офо­на­сьев сын.

А поза­ди у под­лин­ной пра­вой гра­мо­те напи­са­но:

К сей пра­вой гра­мо­те князь Семен Гнез­ди­лов­ской руку при­ло­жил.

РГА­ДА. Ф. 1209. Столб­цы по Поше­хо­нью, М 380/34112. Б/п (на 9 л.). Спи­сок 1681 г.

Спи­сок: Там же. Б/п (без тек­ста началь­но­го про­то­ко­ла). 1681 г.

При­ме­ча­ния:

1. Так в ркп.; во вто­ром спис­ке тек­ста началь­но­го про­то­ко­ла нет; судя по дате докла­да и ниже­сле­ду­ю­щей разъ­ез­жей, пра­виль­но: 7071-го.

2. Так в обо­их спис­ках.

3. В ркп. про­пу­ще­но.

4. Так в ркп.

5. Так в ркп.; пра­виль­но: Кара­у­ло­ва (опи­сы­вал Поше­хо­нье в 1540-42 гг.).

6. В ркп. напи­са­но два­жды.

7. В ркп.: а от а ответ­чик.

№ 2

1563 г. сен­тяб­ря 19 – 1564 авгу­ста 31. – Разъ­ез­жая рома­нов­ско­го и поше­хон­ско­го губ­но­го ста­ро­сты кн. Семе­на Алек­сан­дро­ва сына Гнез­ди­лов­ско­го зем­ле Бого­явл. Ост­ров. м-ря с чер­но­сош­ной зем­лей д. Софо­не­е­во и вот­чин­ной зем­лей кнн. Бори­са и Федо­ра Яко­вле­вых детей Шехон­ско­го д. Дудо­ро­во меж­ду pp. Ино­паж и Харе­нец в пору­бе­жье Воль­ской и Усть-Шехон­ской волл. Рома­нов­ско­го у.

Спи­сок с розъ­ез­жей меже­вой сло­во в сло­во.

Лета 7072-го, по Царе­ве и госу­да­ре­ве вели­ко­го кня­зя Ива­на Васи­лье­ви­ча всеа Русии гра­мо­те и по доклад­но­му спис­ку и по под­пис­но­му бояри­на и ору­же­и­ни­че­во Лва Ондре­еви­ча Сал­ты­ко­ва губ­ной ста­ро­ста рома­но­въской и поше­хон­ской князь Семен кня­же Олек­сан­дров сын Гнез­ди­лов­ской розъ­е­хал и меже­вал меж мона­стыръ­ско­го земл[ей] Ост­ров­ско­го мона­сты­ря и меж усть-шехон­скою дерев­нею Сово[не]евым.

С вер­хо­ви­ны Софо­не­е­ва ручья про­тив дерев­ни Софо­не­е­вы яма, а в ней уго­лье, да с ямы Софо­не­е­вым руча­ем – по пра­вой сто­роне Софо­не­е­ва ручая зем­ля мона­стыръ­ская, а по левой сто­роне зем­ля усть-шехон­ская Софо­не­е­вы дерев­ни, а наза­ди ямы зем­ля князь Бори­со­вы дерев­ни княж Яко­вле­ва сына Шехон­ско­го Мака­ров­ские. Да руча­ем Софо­не­е­вым на иву, сто­ит на чет­ве­ро ис коре­ни, а на ивах гра­ни; да с ывы руча­ем же Софо­не­е­вым на вяз, сто­ит про­тив 1 вым­ла Софо­не­ев­ско­го поля, сто­ит на воде середь Софо­не­е­ва ру[чья], а на бере­гу у вяза на мона­стыръ­ской сто­роне яма; да с вяза Софо­не­е­вым руча­ем на бере­зу на вило­ва­тую, а на бере­зе грань, а под бере­зою яма; да з бере­зы с вило­ва­тые на бере­зу же, сто­ит на мона­стыръ­ской сто­роне, а на бере­зе грань, а под бере­зою яма; да з бере­зы руча­ем на вол­ху, а на вол­хе грань; да с вол­хи на вол­ху же, сто­ит про­тив Оно­со­ва почин­ка, а на вол­хе грань, а под воль­хою яма; да с вол­хи про­хо­дя Оно­сов почи­нок на бере­зу на вило­ва­тую руча­ем Софо­не­е­вым, а на бере­зе грань, а под бере­зою яма; да з бере­зы с вило­ва­тые руча­ем же Софо­не­е­вым на ель, а на ели грань, а под елью яма; да с ели на дру­гую ель руча­ем же Софо­не­е­вым, а на ели грань, а под елью яма; да с ели руча­ем же // Софо­не­е­вым на вол­ху, а на вол­хе грань, а под вол­хою яма; да с вол­хи на вяз на вило­ва­той на усть ручья [111] Софо­не­е­ва, а на вязу грань, а под вязом яма; да с вяза на вол­ху, а вол­ха сто­ит на усть Софо­не­е­ва ручья и реки Харен­ца на мона­стыръ­ской сто­роне, а на вол­хе грань, а под вол­хою яма; да рекою Харен­цом с вол­хи вверх рекою Харен­цом к дерев­ни к Дудо­ро­ву князь Бори­со­ве Яко­вле­ви­ча Шехон­ско­го; да з дерев­ни з Дудо­ро­ва по межу Дудо­ров­ские дерев­ни – по пра­ву зем­ля мона­стыръ­ская, а по леву зем­ля князь Бори­со­ва да князь Федо­ро­ва княж Яко­вле­вых детей Шехон­ско­го до реки до Ино­па­жи.
А на розъ­ез­де были с губ­ным ста­ро­стою со кня­зем Семе­ном Олек­сан­дро­ви­чем Гнез­ди­лов­ско­го Усть-Шехон­ские воло­сти пет­ров­ской поп Неждан попов сын Неклю­до­ва, да никол­ской поп Авра­мей Куз­мин сын, да васи­льев­ской поп Пан­кра­тей попов сын Нифан­те­ев, да губ­ные цело­вал­ни­ки Спас­кие воло­сти Сте­пан Ани­си­мов да Неждан Чащин, да Здви­женъ­ские воло­сти цело­вал­ник Нечай Юдин, да Усть-Шехон­ские воло­сти Мил­ко Тро­фи­мов, да Вол­ские воло­сти езо­вые Шестак Михай­лов, да чер­ные Вол­ские воло­сти Тиша Заха­рьев сын. А розъ­ез­жую писал губ­ной дьяк Истом­ка Офо­на­сьев сын. У под­лин­ной розъ­ез­жей меже­вой наза­ди напи­са­но: Васи­льев­ской поп Пан­кра­тей на розъ­ез­де был и руку при­ло­жил. Никол­ской поп Авра­мей на розъ­ез­де был и руку при­ло­жил. Пет­ров­ской поп Неждан на розъ­ез­де был и руку при­ло­жил.

РГА­ДА. Ф. 1209. Столб­цы по Поше­хо­нью, № 380/34112. Б/п. Спи­сок 1681 г. Спи­сок: Там же. Б/п. 1681 г.

При­ме­ча­ние:

1. В ркп. напи­са­но два­жды.

Print Friendly, PDF & Email
  1. Л.М. Савё­лов. Родо­слов­ные запи­си Лео­ни­да Михай­ло­ви­ча Савё­ло­ва: опыт родо­слов­но­го сло­ва­ря рус­ско­го древ­не­го дво­рян­ства. М. 1906-1909 г. Изд: Печат­ня С.П. Яко­вле­ва. Вып: № 2. Кня­зья Гнез­ди­лов­ские. стр. 189-190.; А.В. Анто­нов. Памят­ни­ки исто­рии рус­ско­го слу­жи­ло­го сосло­вия. — М.: Древ­ле­хра­ни­ли­ще. 2011г. Рец. Ю.В. Анхи­мюк. Ю.М. Эскин. стр. 179; 191. ISBN 978-5-93646-176-7.//ГИМ ОР. Сино­даль­ное собра­ние. № 667. Лист 78-126.//Публ. Древ­няя рос­сий­ская вив­лио­фи­ка. М., 1788г. Ч.6. стр. 456-481 []
  2. Вах­ра­ме­ев И.А. Исто­ри­че­ские акты Яро­слав­ско­го Спас­ско­го мона­сты­ря. М., 1896. Т. 1. С. 16; Паш­ко­ва Т.И. Мест­ное управ­ле­ние в Рус­ском госу­дар­стве пер­вой поло­ви­ны XVI века (намест­ни­ки и воло­сте­ли). М., 2000. С. 156; Анто­нов А.В. Акты Яро­слав­ских мона­сты­рей и церк­вей XIV–начала XVII веков // Рус­ский дипло­ма­та­рий. Вып. 1. М., 1997. № 69. []
  3. ОР РНБ. СПб­ДА. А I/17. Л. 166. []
  4. РГА­ДА. Ф. 1209. Столб­цы по Поше­хо­нью. № 380/34112. Спи­сок 1681 г. []