Щеня­те­вы — суще­ство­вав­шая в XVI веке ветвь кня­зей Пат­ри­ке­е­вых. Род вне­сён в Бар­хат­ную кни­гу.1

Родо­на­чаль­ник Дани­ил Васи­лье­вич Щеня, вто­рой сын рано умер­ше­го Васи­лия, одно­го из сыно­вей мос­ков­ско­го бояри­на Юрия Пат­ри­ке­е­ви­ча, потом­ка кня­зя Геди­ми­на в чет­вёр­том колене, кото­рый выехал в Мос­ков­ское кня­же­ство и стал бояри­ном вели­ко­го кня­зя Дмит­рия Ива­но­ви­ча Дон­ско­го.

ДАНИ­ИЛ ВАСИ­ЛЬЕ­ВИЧ ЩЕНЯ (ум. после 1515)

боярин во вре­мя прав­ле­ния Ива­на III и Васи­лия III. Зна­ме­ни­тый вое­во­да, участ­во­вав­шим в вой­нах про­тив Вели­ко­го кня­же­ства Литов­ско­го. Дани­ил женат на доче­ри кня­зя Ива­на Васи­лье­ви­ча Гор­ба­то­го. От это­го бра­ка он оста­вил един­ствен­но­го сына Миха­и­ла (ум. 1534).

МИХА­ИЛ ДАНИ­ЛО­ВИЧ ЩЕНЯ­ТЕВ

— един­ствен­ный сын про­слав­лен­но­го вое­во­ды Дани­и­ла Щени (и, кро­ме все­го про­че­го, дво­ю­род­ный пле­мян­ник Вас­си­а­на Пат­ри­ке­е­ва и дво­ю­род­ный брат Миха­и­ла Бул­га­ко­ва Голи­цы) впер­вые появ­ля­ет­ся в раз­ря­дах под 1492 г.21 После­ду­ю­щие 18 лет его имя в источ­ни­ках не упо­ми­на­ет­ся — вплоть до собы­тий Псков­ско­го взя­тия янва­ря 1510 г. При­ме­ча­тель­но, что уча­стие М. Д. Щеня­те­ва в похо­де на Псков не зафик­си­ро­ва­но ни в лето­пи­сях, ни в раз­ряд­ных кни­гах, ни в иных сочи­не­ни­ях, осве­ща­ю­щих ход «Псков­ско­го взя-тия».22 В медо­вар­цев­ской же Пове­сти Щеня­тев упо­ми­на­ет­ся два­жды: как руко­во­ди­тель одной из иду­щих к Пско­ву вой­ско­вых груп­пи­ро­вок и как ответ­ствен­ный за вывод опаль­ных пско­ви­чей во внут­рен­ние рай­о­ны страны.23 Эти два эпи­зо­да — дви­же­ние вели­ко­кня­же­ских пол­ков, дей­ствия Васи­лия III по при­бы­тии в город и после­ду­ю­щая за этим высыл­ка трех­сот псков­ских семей — опи­са­ны в Пове­сти осо­бен­но подроб­но, ско­рее все­го, со слов оче­вид­ца и непо­сред­ствен­но­го участ­ни­ка событий.24 Об этом недву­смыс­лен­но сви­де­тель­ству­ют дета­ли, едва ли при­сут­ство­вав­шие в офи­ци­аль­ной доку­мен­та­ции кня­же­ских кан­це­ля­рий и поход­ных днев­ни­ках. Тако­вы, напри­мер, подроб­ные опи­са­ния вступ­ле­ния Васи­лия III во Псков, его встре­чи мест­ны­ми вла­стя­ми, тор­же­ствен­но­го бого­слу­же­ния по слу­чаю при­бы­тия пра­ви­те­ля («И князь вели­кий сшед с коня, шел за кре­сты в Доман­то­ву сте­ну да и в Кром к свя­тей Тро­и­ци, и тои слу­шал молеб­на и обед­ни. И ел того дни князь вели­кий у себя, а у него ели вла­ды­ка и архи­манд­рит и боля­ре и воеводы»25) и др.

При­смот­рим­ся повни­ма­тель­нее к био­гра­фии кня­зя М. Д. Щеня-тева, воз­вы­ше­ние кото­ро­го, по-види­мо­му, не без про­тек­ции кня­зя-ино­ка Вас­си­а­на, про­изо­шло вско­ре после взя­тия Смо­лен­ска вой­ска­ми Васи­лия III (в этом похо­де Щеня­тев коман­до­вал пол­ком Пра­вой руки26) и смер­ти его отца Дани­и­ла Щени. Вес­ной 1514 г. Миха­ил Дани­ло­вич

21 Раз­ряд­ная кни­га 1475-1605 гг. Т. 1. Ч. 1. М., 1977. С. 37.

22 Псков­ские лето­пи­си. Вып. 1. М.; Л., 1941. С. 92-96; Псков­ские лето­пи­си. Вып. 2. М., 1955. С. 256-258; ПСРЛ. Т. 6. СПб., 1853. С. 25-27, 250-251; Т. 8. С. 251; Т. 28. М.; Л., 1963. С. 345; Раз­ряд­ная кни­га 1475-1598 гг. С. 44; Раз­ряд­ная кни­га 1475-1605 гг. Т. 1. Ч. 1. С. 112-114; РГБ. Ф. 228. Собр. Пис­ка­ре­ва. № 183. Л. 402-405 (Повесть о Псков­ском взя­тии осо­бо­го соста­ва).

23 БАН. Арханг. Д. 193. Л. 442 об., 444.

24 См.: Мас­лен­ни­ко­ва Н. Н. При­со­еди­не­ние Пско­ва. С. 105.

25 БАН. Арханг. Д. 193. Л. 443.

26 Раз­ряд­ная кни­га 1475-1598 гг. С. 53.

полу­ча­ет чин боярина,27 в 1515-1522 годах — ряд почет­ных вое­вод­ских назначений.28 В этот же пери­од Щеня­тев во гла­ве «комис­сии» из вели­ко­кня­же­ских и мит­ро­по­ли­чьих дья­ков участ­ву­ет в ряде финан­со­вых сде­лок, ини­ци­и­ро­ван­ных Васи­ли­ем III.29 Сре­ди дум­ных бояр Щеня­тев играл одну из веду­щих ролей. В тек­сте бояр­ско­го при­го­во­ра 1520 г. он назван вто­рым после бле­стя­ще­го ари­сто­кра­та Васи­лия Васи­лье­ви­ча Шуйского.30 Во вре­мя крат­ко­вре­мен­ной опа­лы послед­не­го в 1522 г.31 Миха­ил, оче­вид­но, фак­ти­че­ски воз­глав­лял Бояр­скую думу. По мне­нию С. Н. Бога­ты­ре­ва, в этот пери­од он вхо­дил в чис­ло совет­ни­ков так назы­ва­е­мой Ближ­ней думы — груп­пы наи­бо­лее дове­рен­ных, близ­ких к госу­да­рю лиц, вер­шив­ших глав­ные госу­дар­ствен­ные дела.32 Высо­кое поло­же­ние кня­зя Миха­и­ла вполне мог­ло спо­соб­ство­вать озна­ком­ле­нию Медо­вар­це­ва с бума­га­ми вели­ко­кня­же­ско­го архи­ва, наря­ду с изуст­ны­ми рас­ска­за­ми Щеня­те­ва, лег­ши­ми в осно­ву Пове­сти о при­со­еди­не­нии Пско­ва.

Миха­ил Щеня­тев был бли­зок к «гре­че­ско­му» круж­ку Мак­си­ма Гре­ка, дея­тель­ным участ­ни­ком кото­ро­го являл­ся Медо­вар­цев. После суда над выска­зы­вав­шим «кра­моль­ные» мыс­ли в адрес Васи­лия III гре­че­ским лека­рем Мар­ком и отстав­ки засту­пив­ше­го­ся за него каз­на­чея Юрия Тра­ха­ни­о­та (потом­ка при­е­хав­ших на Русь в сви­те прин­цес­сы Зои гре­че­ских «бояр» Тра­ха­нио­тов) в опа­лу уго­дил и М. Д. Щеня­тев. Про­изо­шло это, по-види­мо­му, в 1523 г. В цар­ском архи­ве сре­ди дру­гих бумаг по «делу» строп­ти­вых гре­ков хра­ни­лись некие «ссо­ро­ки (наве­ты. — Н. Б.) на княж Михай­ло­ва чело­ве­ка Щенятева».33

27 Кор­зи­нин А. Л., Шты­ков Н. В. Состав Бояр­ской думы и двор­цо­вых чинов в кня­же­ние Васи­лия III // Былые годы. 2017. Vol. 44. Is. 2. С. 332, 336.

28 Раз­ряд­ная кни­га 1475-1598 гг. С. 59, 61, 66-69; Раз­ряд­ная кни­га 1475-1605 гг. Т. 1. Ч. 1. С. 154, 158, 173, 177, 180, 182-184; Раз­ряд­ная кни­га 1475-1605 гг. Т. 3. Ч. 3. М., 1989. С. 143; Сбор­ник РИО. Т. 53. СПб., 1887. № 21. С. 213; Т. 35. СПб., 1882. № 87. С. 564.

29 РГБ. Тро­иц­кое собр. Оп. 1. № 530. Л. 60 об.-61 об.; Акты, отно­ся­щи­е­ся до граж­дан­ской рас­пра­вы древ­ней Рос­сии. Т. 1. Киев, 1860. № 94. С. 275.

30 Лиха­чев Н. П. Раз­ряд­ные дья­ки XVI века. СПб., 1888. С. 176.

31 Зимин А. А. Фор­ми­ро­ва­ние бояр­ской ари­сто­кра­тии в Рос­сии во вто­рой поло­вине XV — пер­вой тре­ти XVI в. М., 1988. С. 71.

32 Bogatyrev S. N. The Sovereign and his Counsellors: Ritualised Consultations in Muscovite Political Culture, 1350s-1570s. Helsinki, 2000. P. 262.

33 Скрын­ни­ков Р. Г. Госу­дар­ство и цер­ковь на Руси XIV-XVI вв.: Подвиж­ни­ки рус­ской церк­ви. Ново­си­бирск, 1991. С. 199-200; Пли­гу­зов А. И. Поле­ми­ка в рус­ской церк­ви пер­вой тре­ти XVI сто­ле­тия. М., 2017. С. 200-203; Гер­бер­штейн С. Запис­ки о Мос­ко­вии. Т. 1. М., 2008. С. 213, 215; Сини­цы­на Н. В. Мак­сим Грек. М., 2008. С. 166-173. Упо­ми­на­е­мые в опи­си Цар­ско­го архи­ва «ссо­ро­ки» вызва­ли нема­лое затруд­не­ние у иссле­до­ва­те­лей вопро­са. Пуб­ли­ка­тор доку­мен­та С. О. Шмидт пред­ло­жил читать пер­вое испор­чен­ное сло­во как «и сро­ки или сором­ки». Под­дер­жал С. О. Шмид­та

Пре­кра­ща­ют­ся назна­че­ния кня­зя на ответ­ствен­ные бое­вые посты. Веро­ят­но, тогда же он был аре­сто­ван и неко­то­рое вре­мя про­вел в зато­че­нии: в духов­ной гра­мо­те Васи­лия Федо­ро­ви­ча Сур­ми­на гово­рит­ся, что Миха­ил Дани­ло­вич «в госу­да­ре­ве опа­ле сидел во Твери».34 Паде­ние авто­ри­те­та его дво­ю­род­но­го дяди Вас­си­а­на Пат­ри­ке­е­ва, в том же году высту­пив­ше­го про­тив раз­во­да Васи­лия III с бес­плод­ной Соло­мо-нией Сабу­ро­вой, лишь усу­гу­би­ло поло­же­ние Щеня­те­ва. Про­ще­ние кня­зя состо­я­лось лишь в 1530 г. по слу­чаю рож­де­ния у Васи­лия III сына Ивана.35 Летом 1531 г. Щеня­те­ва назна­чи­ли пер­вым вое­во­дой в Сер­пу­хов — важ­ней­ший центр обо­ро­ны южной «украй­ны». В ско­ром вре­ме­ни он был «от той служ­бы отстав­лен» и в июле-авгу­сте пере­ве­ден на вое­вод­ство в близ­ле­жа­щую Каширу.36 Оче­ред­ное вне­зап­ное паде­ние Щеня­те­ва мож­но объ­яс­нить лишь тем, что в мае-июне того же года на собор­ном суде были осуж­де­ны за «ересь» его неко­гда все­мо­гу­щий род­ствен­ник Вас­си­ан Пат­ри­ке­ев, книж­ни­ки Мак­сим Грек и Миха­ил Медоварцев.37 Воен­ной карье­ре кня­зя не суж­де­но было воз­ро­дить­ся, свои дни он окон­чил намест­ни­ком в Устю­ге Великом.38

Бли­зость Миха­и­ла Дани­ло­ви­ча Щеня­те­ва к окру­же­нию Вас­си­а­на Пат­ри­ке­е­ва и Мак­си­ма Гре­ка несо­мнен­на. Весь­ма симп­то­ма­тич­ны

А. А. Зимин. Намно­го более убе­ди­тель­ной пред­став­ля­ет­ся интер­пре­та­ция Р. Г. Скрын-нико­ва, уви­дев­ше­го в неяс­ных «ссо­ро­ках» обыч­ный для при­каз­ной доку­мен­та­ции тер­мин «ссор­ки», то есть извет, навет, наго­вор (Опи­си Цар­ско­го архи­ва XVI века и архи­ва Посоль­ско­го при­ка­за 1614 года. М., 1960. С. 23; Зимин А. А. Фор­ми­ро­ва­ние бояр­ской ари­сто­кра­тии… С. 60. При­меч. 59; Скрын­ни­ков Р. Г. Свя­ти­те­ли и вла­сти. Л., 1990. С. 146; Сло­варь рус­ско­го язы­ка XI-XVII вв. Вып. 27. М., 2006. С. 168).

34 РГБ. Тро­иц­кое собр. Оп. 1. № 530. Л. 61. Гра­мо­та не име­ет чер­ной даты. Ее дати­ров­ка опре­де­ля­ет­ся вре­мен­ным про­ме­жут­ком с 29 июня 1534 г. (упо­ми­на­ние в тек­сте гра­мо­ты о пла­те­же, совер­шен­ном «7042-го после Пет­ро­ва дни») по август 1535 г. (гибель В. Ф. Сур­ми­на). При­ни­мая во вни­ма­ние, что опи­сан­ная в духов­ной судеб­ная тяж­ба про­изо­шла явно вско­ре после смер­ти Ф. Ф. Сур­ми­на (послед­нее упо­ми­на­ние о кото­ром отно­сит­ся к 1521 г.), опаль­ное «сиде­ние» Миха­и­ла Щеня­те­ва в Тве­ри долж­но было при­хо­дить­ся на первую поло­ви­ну 1520-х годов, веро­ят­но, вско­ре после его впа­де­ния в неми­лость (Там же. Л. 59; Выдерж­ка из сино­ди­ка Успен­ско­го Крем­лев­ско­го собо­ра // Памят­ни­ки исто­рии рус­ско­го слу­жи­ло­го сосло­вия. М., 2011. С. 178; ПСРЛ. Т. 35. М., 1980. С. 236; АФЗХ. Ч. 3. М., 1961. № 1. С. 11-12).

35 ПСРЛ. Т. 28. С. 161.

36 Раз­ряд­ная кни­га 1475-1598 гг. С. 76-77; Раз­ряд­ная кни­га 1475-1605 гг. Т. 1. Ч. 2. М., 1977. С. 224-225, 227.

37 Подроб­но о суде см., напри­мер: Сини­цы­на Н. В. 1) Мак­сим Грек в Рос­сии. М., 1977. С. 130-145; 2) Новые дан­ные о рос­сий­ском пери­о­де жиз­ни пре­по­доб­но­го Мак­си­ма Гре­ка (мате­ри­а­лы для науч­ной био­гра­фии) // Вест­ник цер­ков­ной исто­рии. 2006. № 4. С. 222-225.

38 ПСРЛ. Т. 37. Л., 1982. С. 103; Послуж­ной спи­сок ста­рин­ных бояр и дво­рец­ких. // Древ­няя рос­сий­ская вив­лио­фи­ка. Ч. 20. М., 1791. С. 26.

две после­до­ва­тель­ные опа­лы кня­зя, про­изо­шед­шие сна­ча­ла в свя­зи с гоне­ни­я­ми на чле­нов «гре­че­ской» пар­тии в 1523 г., а затем — после собор­но­го суда над Вас­си­а­ном и мос­ков­ски­ми книж­ни­ка­ми вес­ной-летом 1531 г.

При­част­ность М. Д. Щеня­те­ва к груп­пи­ров­ке Вас­си­а­на Пат­ри­ке­е­ва, его кон­так­ты с «гре­ка­ми» из окру­же­ния Мак­си­ма Свя­то­гор­ца, высо­кое поло­же­ние в Думе, обес­пе­чи­вав­шее доступ к бума­гам вели­ко­кня­же­ско­го хра­ни­ли­ща, нако­нец, дея­тель­ное уча­стие в при­со­еди­не­нии Пско­ва, кор­ре­ли­ру­ю­щее с содер­жа­ни­ем поме­щен­ной в медо-вар­цев­ском сбор­ни­ке Пове­сти дает нам все осно­ва­ния пола­гать, что имен­но он высту­пал одним из основ­ных инфор­ма­то­ров и кон­суль­тан­тов Медо­вар­це­ва при напи­са­нии инте­ре­су­ю­ще­го нас про­из­ве­де­ния. (Сле­ду­ет ска­зать, что в псков­ском «деле» участ­во­вал и дру­гой несо­мнен­ный собе­сед­ник Медо­вар­це­ва, упо­ми­нав­ший­ся выше Миха­ил Бул­га­ков — в раз­ряд­ных запи­сях он назван вто­рым бояри­ном в сви­те Васи­лия III;39 одна­ко его имя при­сут­ству­ет исклю­чи­тель­но в рос­пи­си поезд­ки вели­ко­го кня­зя в Нов­го­род, где и долж­на была решить­ся судь­ба Псков­ской рес­пуб­ли­ки; ездил ли Бул­га­ков после того вме­сте с госу­да­рем во Псков — неиз­вест­но; весь­ма пока­за­тель­но, что в тек­сте медо­вар­цев­ской Пове­сти имя М. И. Бул­га­ко­ва не упо­ми­на­ет­ся вовсе).

i
Не може­те най­ти то, что вам нуж­но? Попро­буй­те сер­вис под­бо­ра лите­ра­ту­ры.
Ана­лиз соста­ва и изве­стий руко­пис­но­го сбор­ни­ка Арханг. 193 поз­во­ля­ет утвер­ждать, что его автор Миха­ил Медо­вар­цев на про­тя­же­нии опре­де­лен­но­го пери­о­да сво­ей био­гра­фии состо­ял в тес­ных вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях с кня­зья­ми Пат­ри­ке­е­вы­ми, со вре­мен при­двор­ной борь­бы 1490-х годов нахо­див­ши­ми­ся в еди­ном поли­ти­че­ском бло­ке (куда поми­мо соб­ствен­но Пат­ри­ке­е­вых вхо­ди­ли их бли­жай­шие род­ствен­ни­ки — Бул­га­ко­вы и Щеня­те­вы, так­же веду­щие свой род от литов­ско­го кня­зя Патрикия40). Вас­си­ан Пат­ри­ке­ев и его дво­ю­род­ные пле­мян­ни­ки Миха­ил Бул­га­ков и Миха­ил Щеня­тев ока­за­ли суще­ствен­ное вли­я­ние на репер­ту­ар и общую поли­ти­че­скую направ­лен­ность про­из­ве­де­ний Медо­вар­це­ва.

Даль­ней­шее изу­че­ние руко­пис­но­го насле­дия Миха­и­ла Медо­вар-цева долж­но при­ве­сти к уточ­не­нию поли­ти­че­ско­го кон­тек­ста созда­ния медо­вар­цев­ских сбор­ни­ков и их места в исто­рии рус­ской пуб­ли­ци­сти­ки, исто­ри­че­ской мыс­ли и поли­ти­че­ской борь­бы пер­вой тре­ти XVI сто­ле­тия.

39 Раз­ряд­ная кни­га 1475-1598 гг. С. 44.

40 Kollmann N. S. Consensus Politics: The Dynastic Crisis of the 1490s Reconsidered // The Russian Review. Vol. 45. 1986. P. 254.

ІІІ

NN Михай­лов­на

На доче­ри Миха­и­ла был женат князь Иван Фёдо­ро­вич Бель­ский.

ВАСИ­ЛИЙ (ум. 1547)

Васи­лий в 1547 году стал бояри­ном, но вско­ре умер без­дет­ным.

ПЁТР (ум. 1568).

Пётр участ­во­вал в борь­бе за власть меж­ду раз­лич­ны­ми бояр­ски­ми груп­пи­ров­ка­ми во вре­мя мало­лет­ства Ива­на IV Гроз­но­го. Как и стар­ший брат он в 1547 году полу­чил чин бояри­на. Пётр был вое­во­дой во вре­мя мно­гих похо­дов. В 1568 году по подо­зре­нию в заго­во­ре кня­зя Вла­ди­ми­ра Андре­еви­ча Ста­риц­ко­го Пётр был каз­нён вме­сте с женой и неиз­вест­ным по име­ни сыном. С его смер­тью род кня­зей Щеня­те­вых угас.

Print Friendly, PDF & Email
  1. Н. Нови­ков. Родо­слов­ная кни­га кня­зей и дво­рян Рос­сий­ских и выез­жих (Бар­хат­ная кни­га). В 2-х частях. Часть I. Тип: Уни­вер­си­тет­ская тип. 1787 г. Род кня­зей Щеня­те­вых. стр. 42. []