Давыдов М.И. Две кабалы князя Ю. И. Мезецкого из архива Московского Богоявленского монастыря

image_pdfimage_print

Текст вос­про­из­ве­ден по изда­нию: Две каба­лы кня­зя Ю. И. Мезец­ко­го из архи­ва Мос­ков­ско­го Бого­яв­лен­ско­го мона­сты­ря // Рус­ский дипло­ма­та­рий, Вып. 9. М. Древ­ле­хра­ни­ли­ще. 2003

Совсем недав­но В. Д. Наза­ров и Т. Н. Алек­син­ская опуб­ли­ко­ва­ли боль­шую груп­пу древ­ней­ших доку­мен­тов вот­чин­но­го архи­ва Бого­яв­лен­ско­го мона­сты­ря, «что на Москве за Тор­гом», про­ис­хо­дя­щих из копий­ной кни­ги оби­те­ли 1680-82 гг. 1 Ана­ли­зи­руя исто­рию это­го сбор­ни­ка, В. Д. Наза­ров убе­ди­тель­но дока­зал, что он вос­хо­дит к состав­лен­но­му в 1604 г. про­то­гра­фу, источ­ни­ки кото­ро­го – под­лин­ни­ки и ран­ние спис­ки бого­яв­лен­ских актов – были утра­че­ны в Сму­ту 2. Вывод иссле­до­ва­те­ля о гибе­ли боль­шей части архи­ва оби­те­ли под­твер­жда­ет­ся фак­том отсут­ствия каких-либо позд­ней­ших изве­стий о нали­чии в мона­сты­ре как ори­ги­на­лов актов, так и мате­ри­а­лов по его зем­ле­вла­де­нию в XIV–XVI вв, не зафик­си­ро­ван­ных в копий­ной кни­ге. Най­ден­ные же А. В. Анто­но­вым в фон­де Помест­но­го при­ка­за РГА­ДА спис­ки (1660-х гг. и 1680 г.) двух бого­яв­лен­ских гра­мот XVI в, по всей види­мо­сти, так­же вос­хо­дят к про­то­гра­фу копий­ной кни­ги 1680-82 гг.; во вся­ком слу­чае, в соста­ве послед­ней их тек­сты при­сут­ству­ют 3.

В то же вре­мя наше несо­гла­сие вызы­ва­ет заня­тая В. Д. Наза­ро­вым пози­ция в вопро­се о путях даль­ней­шей рекон­струк­ции бого­яв­лен­ско­го вот­чин­но­го архи­ва: по его мне­нию акта­ми из копий­но­го сбор­ни­ка, а так­же четы­ре­мя сино­ди­ка­ми вооб­ще «исчер­пы­ва­ет­ся доку­мен­таль­ная база по исто­рии мона­сты­ря» за пери­од до XVII в. 4 Спор­ность это­го утвер­жде­ния воз­рас­та­ет после пуб­ли­ка­ции В. Д. Наза­ро­вым и Т. Н. Алек­син­ской в соста­ве все той же под­бор­ки бого­яв­лен­ских актов пра­вой гра­мо­ты 1578 г. из архи­ва Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря, в состав кото­рой вклю­чен текст явоч­ной чело­бит­ной, подан­ной в 1576 г. бого­яв­лен­ски­ми стар­ца­ми Ива­ну IV в ходе их тяж­бы с тро­иц­ки­ми вла­стя­ми отно­си­тель­но вла­дель­че­ской при­над­леж­но­сти села Алек­си­на в Ста­ро­ду­бе Ряпо­лов­ском 5.

Непо­нят­но, поче­му иссле­до­ва­те­ли обра­ти­ли вни­ма­ние лишь на один доку­мент тако­го рода. Нам же изве­стен целый ряд актов, име­ю­щих непо­сред­ствен­ное [259] отно­ше­ние к Бого­яв­лен­ско­му мона­сты­рю, хотя и про­ис­хо­дя­щих из архи­вов дру­гих духов­ных кор­по­ра­ций. Семь из них осве­ща­ют исто­рию села Глу­мо­ва и сель­ца (дерев­ни) Бане­ва в Суз­даль­ском уез­де, ото­бран­ных Ива­ном Гроз­ным в сере­дине 1560-х гг. у бого­яв­лен­ско­го стар­ца Ионы Про­то­по­по­ва (в каче­стве ком­пен­са­ции за кон­фис­ко­ван­ные вла­де­ния послед­ний полу­чил село Алек­си­но в Ста­ро­ду­бе Ряпо­лов­ском, кото­рое впо­след­ствии было заве­ща­но им Бого­яв­лен­ско­му мона­сты­рю) 6. Это, во-пер­вых, куп­чая кня­зя Ива­на Мень­шо­го Михай­ло­ва сына Мезец­ко­го у его стар­ших бра­тьев и очи­щаль­ная запись послед­них на три жере­бья села Глу­мо­ва (1522/23 г.) 7; во-вто­рых, заклад­ная каба­ла на то же село кня­зя И. М. Мезец­ко­го тестю – про­то­по­пу крем­лев­ско­го Бла­го­ве­щен­ско­го собо­ра Васи­лию Кузь­ми­чу (1523 г.) 8; в-тре­тьих, отдель­ная гра­мо­та сыну Васи­лия Кузь­ми­ча Ионе Про­то­по­по­ву, уже являв­ше­му­ся к тому вре­ме­ни бого­яв­лен­ским ино­ком, на сель­цо Бане­во (1562/63 г.) 9; и нако­нец, в-чет­вер­тых, духов­ные Васи­лия Кузь­ми­ча (1531/32 г.), его жены Мар­фы (1560/61 г.) и их внуч­ки – кня­ги­ни Авдо­тьи Ива­нов­ны Шемя­ки­ной Прон­ской (1564/65 г.), в кото­рых ого­ва­ри­ва­лись усло­вия пере­хо­да села Глу­мо­ва и сель­ца Бане­ва в соб­ствен­ность Бого­яв­лен­ско­го мона­сты­ря 10. Еще в двух актах Иона Про­то­по­пов высту­па­ет уже как вла­де­лец села Алек­си­на в Ста­ро­ду­бе Ряпо­лов­ском – в разъ­ез­жей на зем­ли сел Алек­си­на, Луч­ки­на и Васи­льев­ско­го (1566/67 г.) и в жало­ван­ной тар­хан­но-оброч­ной и несу­ди­мой гра­мо­те мит­ро­по­ли­та Кирил­ла при­чту церк­вей Рож­де­ства Бого­ро­ди­цы в селе Алек­сине и Архан­ге­ла Миха­и­ла в селе Луч­кине (1569 г.; см. так­же под­твер­жде­ние мит­ро­по­ли­та Анто­ния 1573 г.) 11. Дру­гая бого­яв­лен­ская вот­чи­на в Ста­ро­ду­бе – село Дуба­ки­но фигу­ри­ру­ет в разъ­ез­жей зем­лям кня­зя Ива­на Бори­со­ви­ча Ромо­да­нов­ско­го с зем­ля­ми кня­зя Юрия Ива­но­ви­ча Шап­ки­на Мезец­ко­го и Бого­яв­лен­ско­го мона­сты­ря (1567 г.) 12. Ито­го 10 актов.

Конеч­но, эта циф­ра услов­на, посколь­ку нам точ­но не извест­но, все ли ука­зан­ные выше акты дей­стви­тель­но попа­ли (хотя бы на непро­дол­жи­тель­ное вре­мя) в руки бого­яв­лен­ских стар­цев. В то же вре­мя не вызы­ва­ет сомне­ния факт при­сут­ствия в сте­нах оби­те­ли в сере­дине 70-х гг. XVI в. доку­мен­тов вот­чин­но­го архи­ва Про­то­по­по­вых. По сви­де­тель­ству бого­яв­лен­ских вла­стей кре­по­сти Про­то­по­по­вых в 1576 г. были выкра­де­ны слу­гой того же мона­сты­ря Р. В. Копи­ло­вым (Капи­ло­вым) и пере­да­ны им бра­тии Тро­и­це-Сер­ги­е­вой оби­те­ли 13. Выдви­ну­тая бого­яв­лен­ски­ми ино­ка­ми вер­сия об обсто­я­тель­ствах утра­ты инте­ре­су­ю­щих нас мате­ри­а­лов похо­же близ­ка к истине. Во-пер­вых, лишь она дает про­стое и убе­ди­тель­ное объ­яс­не­ние тому, как акты Про­то­по­по­вых, не [260] при­над­ле­жав­ших к чис­лу вклад­чи­ков Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря, очу­ти­лись в соста­ве архи­ва послед­не­го. Во-вто­рых, имен­но отсут­ствие в Бого­яв­лен­ском мона­сты­ре вла­дель­че­ской доку­мен­та­ции на село Алек­си­но в Ста­ро­ду­бе послу­жи­ло основ­ным аргу­мен­том для выне­се­ния судеб­но­го реше­ния о пере­да­че ука­зан­ной вот­чи­ны в соб­ствен­ность тро­иц­кой кор­по­ра­ции, рас­по­ла­гав­шей все­ми необ­хо­ди­мы­ми бума­га­ми 14. Нако­нец, в-тре­тьих, при­част­ность Р. В. Копи­ло­ва к кра­же под­твер­жда­ет­ся изве­сти­ем о том, что в нача­ле 90-х гг. XVI в. он в каче­стве слу­ги уже Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря про­жи­вал в одной из дере­вень, тянув­шей все к тому же селу Алек­си­ну 15.

Дума­ем, что древ­ность Бого­яв­лен­ско­го мона­сты­ря, а так­же обшир­ность его вла­де­ний поз­во­ля­ют наде­ять­ся на воз­мож­ность обна­ру­же­ния и дру­гих ранее неиз­вест­ных бого­яв­лен­ских актов XV-XVI вв. Наи­бо­лее пер­спек­тив­ной обла­стью их поис­ка мы счи­та­ем архи­вы круп­ней­ших духов­ных кор­по­ра­ций Моск­вы и Замос­ков­но­го края. Об оправ­дан­но­сти тако­го рода ожи­да­ний сви­де­тель­ству­ют две пуб­ли­ку­е­мые ниже каба­лы, про­ис­хо­дя­щие из фон­дов Госу­дар­ствен­но­го архи­ва Вла­ди­мир­ской обла­сти (ГАВО).

Пер­вая каба­ла, отло­жив­ша­я­ся в доку­мен­тах Суз­даль­ско­го Покров­ско­го деви­чье­го мона­сты­ря 16, в 1996 г. была изда­на С. М. Каш­та­но­вым 17. В пуб­ли­ка­ции иссле­до­ва­тель не смог иден­ти­фи­ци­ро­вать лич­но­сти послу­хов, а глав­ное атри­бу­ти­ро­вать акт как при­над­ле­жа­щий архи­ву мос­ков­ско­го Бого­яв­лен­ско­го мона­сты­ря 18. Посколь­ку имен­но по этой при­чине гра­мо­та не попа­ла в вышед­шие в свет позд­нее хро­но­ло­ги­че­ский пере­чень актов оби­те­ли А. В. Анто­но­ва и под­бор­ку бого­яв­лен­ских актов, под­го­тов­лен­ную В. Д. Наза­ро­вым и Т. Н. Алек­син­ской, мы счи­та­ем необ­хо­ди­мым осу­ще­ствить повтор­ную пуб­ли­ка­цию это­го источника.

К насто­я­ще­му вре­ме­ни сохра­нил­ся лишь конец каба­лы, содер­жа­щий пере­чень послу­хов и их руко­при­клад­ства. Тем не менее, при­над­леж­ность гра­мо­ты архи­ву Бого­яв­лен­ско­го мона­сты­ря дока­зы­ва­ет­ся пред­ше­ству­ю­щим ее тек­сту заго­лов­ком, состав­лен­ным архив­ны­ми работ­ни­ка­ми во вре­мя фор­ми­ро­ва­ния дела (до 4 июля 1941 г.): «1559. Заем­ная запись кня­зя Юрия Мезец­ко­ва Шап­ки­на. (Занял день­ги 40 р. у Бого­яв­лен­ских стар­цев под залог мель­ни­цы)» 19. Сле­до­ва­тель­но, нача­ло акта было утра­че­но не ранее 40-х гг. XX в.: веро­ят­нее все­го, это про­изо­шло при рас­кле­и­ва­нии столб­цов с тек­стом каба­лы. Упо­ми­на­е­мых в заго­лов­ке гра­мо­ты «бого­яв­лен­ских стар­цев» мы склон­ны отож­деств­лять с бра­ти­ей мос­ков­ско­го Бого­яв­лен­ско­го мона­сты­ря: вла­сти имен­но этой оби­те­ли еще по край­ней мере два­жды предо­став­ля­ли ссу­ды кня­зю Ю. И. Шап­ки­ну Мезец­ко­му (подроб­нее см. ниже), тогда как о харак­те­ре кон­так­тов и моти­вах сотруд­ни­че­ства послед­не­го с дру­ги­ми духов­ны­ми кор­по­ра­ци­я­ми при­хо­дит­ся толь­ко дога­ды­вать­ся. [261] Допол­ни­тель­ным, хотя и кос­вен­ным аргу­мен­том в поль­зу нашей точ­ки зре­ния явля­ет­ся факт при­сут­ствия сре­ди послу­хов каба­лы дья­ка Дмит­рия Васи­лье­ва, имя кото­ро­го мы так­же нахо­дим и во вто­ром пуб­ли­ку­е­мом нами акте, чья при­над­леж­ность архи­ву мос­ков­ско­го Бого­яв­лен­ско­го мона­сты­ря не вызы­ва­ет сомнений.

Ответ на вопрос, как рас­смат­ри­ва­е­мая каба­ла попа­ла в собра­ние покров­ских актов, дает лока­ли­за­ция отдан­ной кня­зем в заклад мель­ни­цы. Сам факт обна­ру­же­ния источ­ни­ка в доку­мен­тах Покров­ско­го мона­сты­ря уже сви­де­тель­ству­ет о пере­хо­де в соб­ствен­ность оби­те­ли каких-то земель, ранее при­над­ле­жав­ших кня­зю Ю. И. Шап­ки­ну Мезец­ко­му. Един­ствен­ной извест­ной вот­чи­ной кня­зя явля­ет­ся село Васи­льев­ское (ныне Шап­ки­но) в Ста­ро­ду­бе Ряпо­лов­ском. К селу тяну­ли дерев­ни и уго­дья по обо­им бере­гам ниж­не­го тече­ния реки Шижех­ты и по лево­му бере­гу реки Клязь­мы, в кото­рую Шижех­та впа­да­ет 20. Зна­чит, имен­но в этом рай­оне нуж­но искать вла­де­ния Покров­ско­го мона­сты­ря, а на их тер­ри­то­рии то место, где рас­по­ла­га­лась мель­ни­ца, зало­жен­ная кня­зем Ю. И. Шап­ки­ным Мезец­ким Бого­яв­лен­ско­му мона­сты­рю. И дей­стви­тель­но, в пис­цо­вых кни­гах XVII в. на реке Шижех­те мы нахо­дим неболь­шую вот­чи­ну Покров­ско­го мона­сты­ря (2 дерев­ни и 8 пусто­шей), полу­чен­ную оби­те­лью в 1567/68 г. от кня­зя Ива­на Бори­со­ви­ча Ромо­да­нов­ско­го 21. Сама дан­ная кня­зя И. Б. Ромо­да­нов­ско­го Покров­ско­му мона­сты­рю пока не отыс­ка­на, одна­ко в ее изло­же­нии отме­че­но, что вклад был сде­лан кня­зем «в Ста­ро­ду­бе Ряпо­лов­ском в Олек­сине на вот­чи­ну свою куп­лю сел­цо дерев­ню Щети­нин­скую з дерев­ня­ми да с мел[н]ицею на реке на Шижех­те» 22. Шесть дере­вень этой вот­чи­ны князь купил в 1553/54 г. у кня­зя Васи­лия Ива­но­ви­ча Ков­ро­ва, кото­ро­му они доста­лись в каче­стве при­дан­но­го от тестя, кня­зя Семе­на Михай­ло­ви­ча Мезец­ко­го 23. Неяс­ны обсто­я­тель­ства при­об­ре­те­ния кня­зем И. Б. Ромо­да­нов­ским осталь­ной части впо­след­ствии пере­дан­ной им в Покров­ский мона­стырь вот­чи­ны – сель­ца Щети­нин­ско­го с дерев­ня­ми Несте­ро­во, Кня­ги­нин­ская (Кня­жье) и почин­ком Коро­мыс­ло­вым, а так­же мель­ни­цы на реке Шижех­те. Тем не менее факт сосед­ства все­го это­го вот­чин­но­го ком­плек­са в 1567 г. лишь с одним свет­ским зем­ле­вла­дель­цем – кня­зем Ю. И. Шап­ки­ным Мезец­ким 24, – под­во­дит нас к выво­ду о том, что толь­ко ему назван­ные посе­ле­ния мог­ли при­над­ле­жать по край­ней мере до кон­ца 1550-х гг., и что под залог имен­но этой мель­ни­цы ему при­шлось зани­мать день­ги у бого­яв­лен­ских стар­цев. Сле­до­ва­тель­но, инте­ре­су­ю­щая нас каба­ла, рав­но как и упо­мя­ну­тая выше куп­чая (про­даж­ная) кня­зя В. И. Ков­ро­ва, была пере­да­на Покров­ско­му мона­сты­рю кня­зем И. Б. Ромо­да­нов­ским в каче­стве допол­ни­тель­ной [262]владельческой доку­мен­та­ции, под­твер­ждав­шей закон­ность совер­шен­но­го им вкла­да в эту оби­тель. Кста­ти, при обра­ще­нии к актам нель­зя не заме­тить, что ука­зан­ные вла­де­ния кня­зя Ю. И. Шап­ки­на Мезец­ко­го (как те, что были про­да­ны им кня­зю И. Б. Ромо­да­нов­ско­му, так и те, что фигу­ри­ро­ва­ли в соста­ве его вот­чи­ны в 1567 г.) лежа­ли черес­по­лос­но основ­но­му мас­си­ву его вот­чи­ны, а рас­смат­ри­ва­е­мая мель­ни­ца нахо­ди­лась зна­чи­тель­но выше по тече­нию Шижех­ты, неже­ли мель­ни­ца при­над­ле­жав­шая в 1538 г. его отцу 25. На наш взгляд, дан­ное про­ти­во­ре­чие объ­яс­ня­ет­ся сле­ду­ю­щим обра­зом. Дело в том, что еще ранее зем­ли в сред­нем тече­нии реки Шижех­ты при­над­ле­жа­ли без­дет­но­му кня­зю Пет­ру Михай­ло­ви­чу Мезец­ко­му. В доку­мен­тах наи­бо­лее подроб­но осве­ще­на судь­ба лишь той части рас­по­ло­жен­ных в ука­зан­ном рай­оне вымо­роч­ных вла­де­ний послед­не­го, что доста­лась его бра­ту кня­зю С. М. Мезец­ко­му: в 40-е гг. XVI в. тот отдал их в при­дан­ное зятьям кня­зю В. И. Ков­ро­ву и кня­зю П. Б. Пожар­ско­му, а дерев­ню Дуба­кин­скую (Дуба­ки­но), впо­след­ствии став­шую цен­тром ста­ро­дуб-ской вот­чи­ны Бого­яв­лен­ско­го мона­сты­ря, про­дал кня­гине Авдо­тье Гор­ба­той 26. В све­те этих дан­ных мы вполне можем заклю­чить, что и нахо­див­ша­я­ся побли­зо­сти от них анклав­ная вот­чи­на кня­зя Ю. И. Шап­ки­на Мезец­ко­го, состо­яв­шая из ряда дере­вень и мель­ни­цы на реке Шижех­те, была полу­че­на им, веро­ят­нее все­го, так­же по наслед­ству от кня­зя П. М. Мезецкого.

Обра­тим­ся к рас­смот­ре­нию вто­рой каба­лы. Она была обна­ру­же­на в одном из дел Вла­ди­мир­ской губерн­ской меже­вой кан­це­ля­рии, кото­рое пред­став­ля­ет собой срав­ни­тель­но позд­ний (1747 г.) спи­сок пис­цо­вой кни­ги Я. П. Велья­ми­но­ва и подья­че­го Ф. Андре­ева на вла­де­ния Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря в Ста­ро­ду­бе Ряпо­лов­ском, состав­лен­ной ими в 1592/93-1593/94 гг. и впо­след­ствии опуб­ли­ко­ван­ной Н. В. Кала­чо­вым 27. Спи­сок пис­цо­вой кни­ги из ГАВО име­ет две осо­бен­но­сти. Во-пер­вых, сле­ду­ет отме­тить мно­го­чис­лен­ные раз­но­чте­ния меж­ду ним и дру­ги­ми, хра­ня­щи­ми­ся в РГА­ДА 28 и РГБ 29, более ран­ни­ми спис­ка­ми это­го источ­ни­ка. Как ни стран­но, вари­ан­ты, пред­ла­га­е­мые спис­ком ГАВО, в подав­ля­ю­щем боль­шин­стве слу­ча­ев явля­ют­ся более пол­ны­ми и орга­нич­нее впи­сы­ва­ют­ся в общую струк­ту­ру тек­ста 30. Во-вто­рых, он вклю­ча­ет в себя [263] сле­ду­ю­щие ранее неиз­вест­ные тек­сты, отра­жа­ю­щие дея­тель­ность выше­на­зван­ных пис­цов на тер­ри­то­рии Ста­ро­ду­ба: пис­цо­вое опи­са­ние пусто­шей Пер­хо­во-Пел­хо­во и Коптев­ской-Юрко­во, нахо­див­ших­ся в спо­ре меж­ду Тро­и­це-Сер­ги­е­вым мона­сты­рем и кня­зем Ива­ном Юрье­ви­чем Мезец­ким; пис­цо­вое опи­са­ние дере­вень Тезеби­но и Кула­ко­во, чья при­над­леж­ность Тро­и­це-Сер­ги­е­ву мона­сты­рю не была под­креп­ле­на доку­мен­таль­но; меже­вое опи­са­ние зем­лям села Алек­си­на Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря с зем­ля­ми села Васи­льев­ско­го кня­зя И. Ю. Мезец­ко­го 31. При­сут­ствие ука­зан­ных тек­стов в соста­ве пис­цо­вой кни­ги из ГАВО поз­во­ля­ет утвер­ждать, что послед­няя, в отли­чие от дру­гих спис­ков рас­смат­ри­ва­е­мо­го источ­ни­ка, вос­хо­дит непо­сред­ствен­но к чер­но­ви­ку опи­са­ния тро­иц­ких вот­чин, копия кото­ро­го была вру­че­на пис­ца­ми мона­стыр­ско­му при­каз­чи­ку в Ста­ро­ду­бе Ряпо­лов­ском вско­ре после окон­ча­ния сво­ей рабо­ты, тогда как в утвер­жден­ный впо­след­ствии в Москве бело­вой вари­ант пис­цо­вой кни­ги ука­зан­ные мате­ри­а­лы уже не вошли. Кста­ти, имен­но пол­ный вари­ант пис­цо­во­го опи­са­ния ста­ро­дуб­ских вот­чин Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря 1592/93–1593/94 гг. при­вле­кал­ся для состав­ле­ния в 1598-99 гг. пла­теж­ной кни­ги оби­те­ли 32. При­сут­ству­ю­щее в пла­теж­ной кни­ге изве­стие о пере­да­че в 1596/97 г. спор­ных пусто­шей Пер­хо­во-Пел­хо­во и Коптев­ской-Юрко­во кня­зю И. Ю. Мезец­ко­му 33 рас­кры­ва­ет нам при­чи­ну, по кото­рой опи­са­ние этих вла­де­ний не было вклю­че­но в окон­ча­тель­ную редак­цию инте­ре­су­ю­щей нас пис­цо­вой кни­ги. Поче­му туда не попа­ло так­же и опи­са­ние дере­вень Тезеби­но и Кула­ко­во, мы не зна­ем. Заме­тим лишь, что тро­иц­кие вла­сти в кон­це кон­цов все же суме­ли дока­зать пра­во­моч­ность сво­их при­тя­за­ний на обла­да­ние ими (ско­рее все­го для этих целей была при­вле­че­на жало­ван­ная дан­ная гра­мо­та кня­зя С. И. Хри­пу­на Ряпо­лов­ско­го, по кото­рой мона­стырь еще в XV в. полу­чил дерев­ню Тезеби­но) 34 и не позд­нее кон­ца 20-х – нача­ла 30-х гг. XVII в. доби­лись их воз­вра­ще­ния в состав сво­ей лати­фун­дии 35.

Сре­ди вновь най­ден­ных доку­мен­тов наи­боль­ший инте­рес вызы­ва­ет пис­цо­вое опи­са­ние спор­ных пусто­шей Пер­хо­во-Пел­хо­во и Коптев­ской-Юрко­во, посколь­ку в него вклю­чен текст неиз­вест­ной по дру­гим источ­ни­кам заклад­ной каба­лы кня­зя Юрия Ива­но­ви­ча Шап­ки­на Мезец­ко­го вла­стям Бого­яв­лен­ско­го мона­сты­ря, соглас­но кото­рой зимой 1560 г. оби­тель предо­ста­ви­ла кня­зю круп­ную (60 руб­лей) ссу­ду под залог послед­ним части сво­ей вот­чи­ны в Ста­ро­ду­бе Ряпо­лов­ском. При­над­леж­ность каба­лы архи­ву имен­но мос­ков­ско­го (а не како­го-либо дру­го­го) Бого­яв­лен­ско­го мона­сты­ря уста­нав­ли­ва­ет­ся по упо­ми­на­нию в ней игу­ме­на Фео­до­сия, но в боль­шей сте­пе­ни бла­го­да­ря отме­чен­но­му в пис­цо­вом [264] опи­са­нии заяв­ле­нию кня­зя И. Ю. Мезец­ко­го о том, что «золо­жил был отец его те дерев­ни у Бого­яв­лен­с­ко­ва мона­сты­ря, что на Москве за Тор­гом» 36.

При­ме­ча­тель­но, что в обо­их актах контр­аген­том бого­яв­лен­ских стар­цев высту­па­ет князь Юрий Ива­но­вич Шап­кин Мезец­кий. Све­де­ний о нем сохра­ни­лось немно­го. В офи­ци­аль­ной доку­мен­та­ции его имя встре­ча­ет­ся лишь одна­жды: в тек­сте Дво­ро­вой тет­ра­ди он вме­сте с дядей кня­зем Семе­ном Михай­ло­ви­чем Мезец­ким пока­зан поме­щи­ком в Ста­ро­ду­бе 37. По вер­но­му заме­ча­нию В. Б. Кобри­на при­ме­ни­тель­но к кня­зьям Мезец­ким тер­мин «поме­щик» был упо­треб­лен источ­ни­ком в его арха­и­че­ском зна­че­нии, «когда поме­щи­ком назы­ва­ли вся­ко­го слу­жи­ло­го чело­ве­ка, пере­ме­щен­но­го на новое место» 38. И дей­стви­тель­но, кня­зья Мезец­кие обос­но­ва­лись в Ста­ро­ду­бе Ряпо­лов­ском лишь на рубе­же XV–XVI сто­ле­тий, после того как князь Миха­ил Рома­но­вич Мезец­кий по обме­ну с Ива­ном III полу­чил в вот­чи­ну тер­ри­то­рию быв­ше­го Алек­син­ско­го ста­на 39. Не вхо­дя в кор­по­ра­цию ста­ро­дуб­ских кня­жат, Мезец­кие не под­па­да­ли под огра­ни­чи­тель­ные ста­тьи уло­же­ний о вот­чи­нах Ива­на III и Васи­лия III и Собор­но­го при­го­во­ра 1551 г., а пото­му актив­но про­да­ва­ли, закла­ды­ва­ли и дава­ли в мона­сты­ри свои зем­ли. В част­но­сти, инте­ре­су­ю­щий нас князь Ю. И. Шап­кин Мезец­кий толь­ко в 50-60-е гг. XVI в. несколь­ко раз полу­чал ссу­ды под залог достав­ших­ся ему по наслед­ству вла­де­ний. Так, все тому же Бого­яв­лен­ско­му мона­сты­рю он зало­жил в 10 руб­лях пустошь Коптев­скую-Юрко­во 40, а сво­ей кузине кня­гине Авдо­тье Ива­новне Шемя­ки­ной Прон­ской – две дерев­ни в 15 руб­лях; в духов­ной (1564/65 г.) кня­ги­ня, про­стив ука­зан­ный долг, заве­ща­ла ему еще десять дере­вень, тянув­ших к ее селу Алек­си­ну 41, кото­рые тот ско­рее все­го не полу­чил: в пис­цо­вом опи­са­нии 1592/93–1593/94 гг. в соста­ве вот­чин­но­го ком­плек­са села Алек­си­на фигу­ри­ру­ют по мень­шей мере семь из деся­ти пред­на­зна­чав­ших­ся кня­зю дере­вень 42, рав­но как и дерев­ни, кото­рые по тому же заве­ща­нию долж­ны были уна­сле­до­вать кня­ги­ни М. С. Ков­ро­ва и Ф. С. Пожар­ская 43. Завер­шая рас­смот­ре­ние вопро­са о зем­ле­вла­де­нии кня­зя Ю. И. Шап­ки­на Мезец­ко­го, отме­тим, что еще в 1540-50-е гг. [265] князь отдал в заклад бра­ту тестя Семе­ну Дмит­ри­е­ви­чу Пеш­ко­ву Сабу­ро­ву при­дан­ную вот­чи­ну сво­ей супру­ги сель­цо Боси­ху в Костром­ском уез­де 44.

Отме­чен­ные эпи­зо­ды из жиз­ни кня­зя Ю. И. Шап­ки­на Мезец­ко­го крас­но­ре­чи­во гово­рят об одном: к нача­лу 1560-х гг. его финан­сы были изряд­но рас­стро­е­ны, что и ста­ло моти­вом сотруд­ни­че­ства разо­рив­ше­го­ся ари­сто­кра­та с бого­яв­лен­ски­ми стар­ца­ми. Но и сам мона­стырь был силь­но заин­те­ре­со­ван в зака­ба­ле­нии кня­зя. На эту мысль наво­дит гео­гра­фи­че­ская лока­ли­за­ция упо­мя­ну­тых во вто­рой каба­ле посе­ле­ний, два из кото­рых – Пель­хово и Сер­ге­е­во суще­ству­ют и в насто­я­щее вре­мя. При­мер­но в четы­рех кило­мет­рах к запа­ду от них нахо­дит­ся дерев­ня Дуба­ки­но, с 1558 г. став­шее цен­тром ста­ро­дуб­ской вот­чи­ны Бого­яв­лен­ско­го мона­сты­ря 45. Тут же рас­по­ла­га­лись и дру­гие вла­де­ния кня­зя Ю. И. Шап­ки­на Мезец­ко­го, кото­рые он закла­ды­вал бого­яв­лен­ским стар­цам: в трех кило­мет­рах к севе­ру от дерев­ни Дуба­ки­но сто­я­ла мель­ни­ца на реке Шижех­те, а вбли­зи нее – дерев­ня Копте­во (Коптев­ская, Юрко­во тож), запу­стев­шая еще в сере­дине XVI в. 46 Вывод оче­ви­ден: ссу­жая день­ги сво­е­му титу­ло­ван­но­му сосе­ду, оби­тель преж­де все­го забо­ти­лась о рас­ши­ре­нии и округ­ле­нии соб­ствен­ной лати­фун­дии, пре­сле­дуя, в конеч­ном сче­те, цель созда­ния круп­ной мона­стыр­ской вот­чи­ны в севе­ро-запад­ной части Ста­ро­ду­ба Ряпо­лов­ско­го. Одна­ко вопре­ки рас­че­там мона­хов на некре­ди­то­спо­соб­ность кня­зя тому все же уда­лось выку­пить (воз­мож­но чужи­ми день­га­ми, посколь­ку сам он вряд ли рас­по­ла­гал сво­бод­ны­ми сред­ства­ми) зало­жен­ные мель­ни­цу и дерев­ни, и если мель­ни­ца, как было пока­за­но выше, вско­ре ока­за­лась в вот­чине Суз­даль­ско­го Покров­ско­го мона­сты­ря, то дерев­ня­ми его сын про­дол­жал вла­деть и в 90-х гг. XVI в. 47

Обра­тим вни­ма­ние, что текст вто­рой каба­лы сооб­ща­ет ори­ги­наль­ные изве­стия о дей­ство­вав­ших на рубе­же 50-60-х гг. XVI в. семи неиз­вест­ных ранее чле­нах бра­тии Бого­яв­лен­ско­го мона­сты­ря, при­чем у тро­их из них ука­за­ны фамиль­ные про­зви­ща. К сожа­ле­нию, вви­ду недо­стат­ка име­ю­щих­ся у нас дан­ных о кела­ре Сер­гии Шихо­ве и собор­ном стар­це Пав­ле Куба­со­ве, ска­зать что-либо опре­де­лен­ное об этих лицах не пред­став­ля­ет­ся воз­мож­ным 48. Зато [266] при­над­леж­ность Сева­стья­на Лас­ки­ре­ва к знат­но­му гре­че­ско­му роду Лас­ки­ре­вых, про­ис­хо­див­ших от Федо­ра Дмит­ри­е­ви­ча Лас­ка­ря, выехав­ше­го на Русь из Вен­грии в 1496 г. 49, не вызы­ва­ет сомне­ний. Учи­ты­вая то обсто­я­тель­ство, что раз­би­рав­ши­е­ся в финан­со­вых вопро­сах обру­сев­шие гре­ки Хов­ри­ны (с отрас­ля­ми Голо­ви­ных и Тре­тья­ко­вых) и Тра­ха­нио­то­вы в XV–XVII вв. часто слу­жи­ли каз­на­че­я­ми при госу­да­рях, пола­га­ем, что факт выпол­не­ния Сева­стья­ном Лас­ки­ре­вым обя­зан­но­стей хра­ни­те­ля мона­стыр­ской каз­ны тоже не слу­ча­ен и был вызван его зна­ком­ством с прак­ти­кой веде­ния хозяй­ства и тор­гов­ли дру­ги­ми гре­ка­ми, обос­но­вав­ши­ми­ся в России.

Перей­дем к харак­те­ри­сти­ке лич­но­стей послу­хов. Имя лишь одно­го из них – дья­ка Дмит­рия Васи­лье­ва, бала­хон­ско­го горо­до­во­го при­каз­щи­ка, при­сут­ству­ет в обе­их пуб­ли­ку­е­мых каба­лах. В Ста­ро­ду­бе Ряпо­лов­ском, в соло­вар­ной сло­бо­де Холуе, рас­по­ла­гав­шей­ся непо­да­ле­ку от вла­де­ний кня­зя Ю. И. Шап­ки­на Мезец­ко­го, ему при­над­ле­жа­ла вар­ни­ца, кото­рую он вме­сте с сыном Пет­ром в 1546/47 г. дал вкла­дом в Тро­и­це-Сер­ги­ев мона­стырь 50. На осно­ва­нии этих фак­тов мож­но пола­гать, что в ходе сде­лок он пред­став­лял сто­ро­ну кня­зя, а не Бого­яв­лен­ско­го мона­сты­ря. Кро­ме того дьяк Дмит­рий Васи­льев в сере­дине 50-х гг. XVI в. упо­ми­на­ет­ся в ряде актов по Костро­ме и Бежец­ку 51.

В пер­вой каба­ле допу­ще­на ошиб­ка в напи­са­нии фами­лии дру­го­го бала­хон­ца, губ­но­го ста­ро­сты – вме­сто «Сроть­кин» сле­ду­ет читать «Стро­кин»: имен­но послед­ний вари­ант мы нахо­дим в одном из холуй­ских актов 1541/42 г., в кото­ром Сав­ва Вла­сьев сын Стро­кин высту­пал послу­хом 52.

На фоне осталь­ных послу­хов сво­им про­ис­хож­де­ни­ем и ста­ту­сом выде­ля­ет­ся князь Васи­лий Ива­но­вич Ков­ров, тысяч­ник III ста­тьи по Ста­ро­ду­бу 53. Он состо­ял в близ­ком свой­стве с кня­зем Ю. И. Шап­ки­ным Мезец­ким бла­го­да­ря бра­ку с кузи­ной послед­не­го княж­ной Мари­ей Семе­нов­ной Мезец­кой. В 1554/55– 1558 гг. князь В. И. Ков­ров несколь­ко раз послу­ше­ство­вал в ста­ро­дуб­ских актах 54. Послед­нее при­жиз­нен­ное упо­ми­на­ние о нем сохра­ни­ла вклад­ная кни­га [267] Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря: 16 фев­ра­ля 1560 г. князь выку­пил у оби­те­ли вклад­ную вот­чи­ну тестя 55. Как явству­ет из состав­лен­ной в сере­дине XVIII в. запи­си тек­стов над­гро­бий на ков­ров­ском клад­би­ще при церк­ви Иоан­на Вои­на, скон­чал­ся князь 7 мая 1563 г. 56 Впро­чем, с пода­чи К. Н. Тихо­нра­во­ва, лич­но изу­чав­ше­го некро­поль кня­зей Ков­ро­вых, в лите­ра­ту­ре проч­но утвер­ди­лась иная дата его кон­чи­ны – 1561/62 г. 57 Отве­тить на вопрос, какая из этих дати­ро­вок вер­на, к сожа­ле­нию, уже невоз­мож­но, посколь­ку в 1934 г. ста­рое клад­би­ще в горо­де Ков­ро­ве было уни­что­же­но, а на его месте раз­бит парк 58.

О дру­гих послу­хах све­де­ний мень­ше. Подья­чий Миня Сте­фа­нов сын Про­то­по­пов в 1544-45 гг. под нача­лом пис­ца П. И. Кваш­ни­на опи­сы­вал зем­ли Костром­ско­го уез­да, а в 1550-х гг. высту­пал послу­хом в Угли­че и Пере­слав­ле 59. Алек­сей Алфе­рьев сын Дво­ря­ни­нов в 1566/67 г. послу­ше­ство­вал в одном из бежец­ких актов Симо­но­ва мона­сты­ря, а в 1569/70 г. оформ­лял текст куп­чей на зем­ли в Мос­ков­ском уез­де 60. Соста­ви­тель вто­рой каба­лы – Федор Ива­нов сын Фаев – в нача­ле 1560-х гг. изве­стен как послух при земель­ных сдел­ках в Костром­ском и Зве­ни­го­род­ском уез­дах 61. В 1568 г. он слу­жил подья­чим в Вели­ком Нов­го­ро­де 62. Иден­ти­фи­ци­ро­вать осталь­ных лиц не уда­лось; лишь Кобя­ка Дани­ло­ва сына Оля­у­хо­ва вви­ду ред­ко­сти его фами­лии мож­но с боль­шой долей уве­рен­но­сти счи­тать выход­цем из рода мел­ких вот­чин­ни­ков Оля­у­хо­вых (Але­уко­вых), имев­ших зем­ли в Волоц­ком, Зве­ни­го­род­ском и Руз­ском уез­дах 63.

Где писа­лась пер­вая каба­ла ска­зать труд­но, посколь­ку зна­чи­тель­ная часть ее тек­ста утра­че­на. При­ни­мая во вни­ма­ние связь упо­мя­ну­тых в акте бала­хон­цев с холуй­ски­ми соля­ны­ми про­мыс­ла­ми, нель­зя исклю­чать воз­мож­ность [268] состав­ле­ния гра­мо­ты на тер­ри­то­рии Ста­ро­ду­ба Ряпо­лов­ско­го. В то же вре­мя, сопо­ста­вив пока­за­ния вто­рой каба­лы, фик­си­ру­ю­щей име­на вось­ми веду­щих чле­нов бра­тии Бого­яв­лен­ско­го мона­сты­ря, с доступ­ным нам ком­плек­сом изве­стий о послу­хах, из кото­рых лишь двое (князь В. И. Ков­ров и дьяк Дмит­рий Васи­льев) были тес­но свя­за­ны с кня­зем Ю. И. Шап­ки­ным Мезец­ким, мы можем сде­лать вывод о том, что ука­зан­ный доку­мент был оформ­лен в Москве, ско­рее все­го в сте­нах самой обители.

Ком­мен­та­рии

1. АРГ. АММС. М., 1998. № 28-81, 83-88, 91-93

2. Там же. С. 109-111.

3. Ср. Анто­нов А. В. Вот­чин­ные архи­вы мос­ков­ских мона­сты­рей и собо­ров XIV–начала XVII века // РД. М., 1997. Вып. 2. С. 188. № 723, С. 189. № 729; АРГ. АММС. М. 1998 № 64, 70.

4. АРГ. АММС. М., 1998. С. 91.

5. Там же. № 82. С. 201.

6. АРГ. АММС. М., 1998. № 92. С. 219-220.

7. АРГ. М.; 1975. № 214, 215.

8. Там же. № 219.

9. РГБ. Ф. 303/II. Кн. 546. Суз­даль. Л. 15 об.- 26.

10. РГБ. Ф. 303/I. № 281; там же. Ф. 303/II. Кн. 546. Суз­даль. Л. 6-15; РГА­ДА. Ф. 281. Суз­даль. № 48/11827; см. так­же АРГ. АММС. М., 1998. № 82. С. 203-205.

11. АССЕМ. М, 1998. № 147; Лиха­чев Н. П. Замет­ки по родо­сло­вию неко­то­рых кня­же­ских фами­лий // Изве­стия Рус­ско­го гене­а­ло­ги­че­ско­го обще­ства. СПб, 1900. Вып. I. (отдель­ный оттиск). С. 11 (то же см.: Архив П. М. Стро­е­ва. Т. 1 // Рус­ская исто­ри­че­ская биб­лио­те­ка. Пет­ро­град, 1915. Т. 32. № 239).

12. АССЕМ. М., 1998. № 149.

13. АРГ. АММС. М., 1998. № 82. С. 201.

14. Там же. № 82. С. 209.

15. РГА­ДА. Ф. 281. Вла­ди­мир. № 271/2048. Л 202

16. ГАВО. Ф. 575. Оп. 1. № 34. Л. 7.

17. Каш­та­нов С. М. Из исто­рии рус­ско­го сред­не­ве­ко­во­го источ­ни­ка. Акты X-XVI вв. М., 1996. С. 201-202.

18. Спра­вед­ли­во­сти ради отме­тим, что уве­рен­но гово­рить о при­над­леж­но­сти каба­лы архи­ву имен­но Мос­ков­ско­го Бого­яв­лен­ско­го мона­сты­ря ста­ло воз­мож­ным лишь после обна­ру­же­ния вто­рой пуб­ли­ку­е­мой нами каба­лы, текст кото­рой С. М. Каш­та­но­ву не был известен.

19. ГАВО. Ф. 575. Оп. 1. № 34. Б/п (меж­ду Л. 6 и 7).

20. АССЕМ. М., 1998. № 37. С. 97-98; АРГ. АММС. М., 1998. № 82. С. 207-208; Ива­нов­ская область. Топо­гра­фи­че­ская кар­та. М., 1997. С. 20, 21.

21. РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 11320. Ч. II. Л. 1300-1304 об.

22. ГАВО. Ф. 575. Оп. 1. № 421. Л. 13. Через неко­то­рое вре­мя после совер­ше­ния вкла­да мель­ни­ца запу­сте­ла: пис­цо­вое опи­са­ние ста­ро­дуб­ской вот­чи­ны Покров­ско­го мона­сты­ря (см. преды­ду­щее при­ме­ча­ние) уже не упо­ми­на­ет о ней.

23. Текст ука­зан­ной куп­чей-про­даж­ной кня­зя В. И. Ков­ро­ва кня­зю И. Б. Ромо­да­нов­ско­му и харак­те­ри­сти­ку обсто­я­тельств совер­ше­ния сдел­ки см. в нашей ста­тье: Давы­дов М. И. Место род­ствен­ных и кор­по­ра­тив­ных свя­зей в повсе­днев­ной жиз­ни фео­да­лов Мос­ко­вии (ана­лиз част­но­го слу­чая отчуж­де­ния свет­ской вот­чи­ны в сере­дине XVI века) // Управ­ле­ние эко­но­ми­че­ской и соци­аль­ной сфе­рой: исто­рия и совре­мен­ность. М., 2001. С. 145-155.

24. АССЕМ. М., 1998. № 149. С. 305-306.

25. Пер­вая мелыш­ца рас­по­ла­га­лась вбли­зи устья реки Чер­ной, пра­во­го при­то­ка Шижех­ты (АССЕМ. М, 1998. № 149. С. 306), а вто­рая меж­ду устья­ми рек Кол­ба­ши (Кол­бас­ки) и Бабьей (Бабач­ки), так­же пра­вых при­то­ков Шижех­ты (АРГ. АММС. М., 1998. № 82. С. 208). Таким обра­зом, рас­сто­я­ние меж­ду мель­ни­ца­ми мог­ло состав­лять от 4 до 8 км: Рос­сий­ский Госу­дар­ствен­ный воен­но-исто­ри­че­ский архив. Фонд Воен­но-уче­но­го архи­ва. № 21272: Семи­то­по­гра­фи­че­ская кар­та Вла­ди­мир­ской губер­нии, состав­лен­ная чинов­ни­ка­ми Депар­та­мен­та госу­дар­ствен­ных иму­щсств (1813 г.). Л. 13.

26. РГБ. Ф. 303/II. Кн. 545. Суз­даль. Л. 63; АРГ. АММС. М., 1998. № 60. С. 149; № 61. С. 150. О при­над­леж­но­сти дерев­ни Дуба­кин­ской кня­зю П. М. Мезец­ко­му см. там же № 82. С. 208.

27. ГАВО. Ф. 417. Оп. 3. № 10. Л. 1-59; ПКМГ. СПб., 1872. Т. 1. С. 858-872 (пуб­ли­ка­ция Н. В. Кала­чо­ва содер­жит боль­шое коли­че­ство про­пус­ков и иска­же­ний в пере­да­че текста)

28. РГА­ДА. Ф. 281. Вла­ди­мир. № 271/2048. Л. 169-228 (про­ти­вень вла­стей Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря сере­ди­ны 90-х гт. XVI в.).

29. РГБ. Ф. 303/II. Кн. 608. Л. 107 об.-155 (мона­стыр­ский спи­сок пер­вой поло­ви­ны XVII в.); там же. Кн. 632. Л. 283-338 об. (мона­стыр­ский спи­сок 70-х гг. XVII в.).

30. Поми­мо ори­ги­наль­ных вари­ан­тов спи­сок ГАВО содер­жит не обна­ру­жен­ное нами в дру­гих спис­ках пис­цо­вое опи­са­ние дерев­ни Шисти­но, тянув­шей к селу Алек­си­ну (ГАВО. Ф. 417. Оп. 3. № 10. Л. 29 об, –30). Ско­рее все­го это не позд­ней­шая интер­по­ля­ция, посколь­ку дан­ное посе­ле­ние мож­но с боль­шой долей уве­рен­но­сти отож­де­ствить с дерев­ней Шести­но­во, при­над­ле­жав­шей в 1538/39 г. княжне А. И. Мезец­кой (АРГ АММС. № 82. С. 206), извест­ной как вклад­чи­ца села Алек­си­на в Тро­и­це-Сср­ги­ев мона­стырь (там же. № 82. С. 202-205).

31. ГАВО. Ф. 417. Оп. 3. № 10. Л. 49-52, 52-53 об., 53 об.-55 об.

32. РГБ. Ф. 303/II. Кн. 569. Л. 70-72 об.

33. Там же. Л. 72.

34. АСЭИ. М., 1952. Т. 1. № 350. С. 256-257.

35. РГА­ДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 11320. Ч. 2. Л. 1429-1430.

36. ГАВО. Ф. 417. Оп. 3. № 10. Л. 50.

37. ТКДТ. М.-Л., 1950. С. 123. О низ­ком соци­аль­ном ста­ту­се кня­зя сви­де­тель­ству­ет фор­ма напи­са­ния его име­ни в источ­ни­ке: «Юшка княж Ива­нов сын Шап­цын Мезецкого».

38. Кобрин В. Б. Власть и соб­ствен­ность в сред­не­ве­ко­вой Рос­сии (XV–XVI вв.). М., 1985. С. 100.

39. ДДГ. М.-Л., 1950. № 89. С. 355.

40. По сло­вам кня­зя И. Ю. Мезец­ко­го его отец зало­жил пустошь всей бра­тии Бого­яв­лен­ско­го мона­сты­ря (ГАВО. Ф. 417. Оп. 3. № 10. Л. 50). В то же вре­мя про­ве­ден­ный Я. П. Велья­ми­но­вым и Ф. Андре­евым обыск пока­зал, что день­ги кня­зю были предо­став­ле­ны не каз­ной оби­те­ли, а его близ­ким свой­ствен­ни­ком бого­яв­лен­ским стар­цем Ионой Про­то­по­по­вым (Там же. Л. 49 об., 52). Труд­но ска­зать, какое из этих утвер­жде­ний истин­но. Ясно одно: в любом слу­чае вла­сти мона­сты­ря были в кур­се происходящего.

41. АРГ. АММС. М., 1998. № 82. С. 203.

42. ПКМГ. СПб., 1872. Т. 1. С. 866, 869, 870. Еще две дерев­ни – Лихо­ре­во и Бабиш­ки­но – пред­по­ло­жи­тель­но мож­но отож­де­ствить с упо­мя­ну­ты­ми в том же опи­са­нии дерев­ней, что была пустошь Лихо­те­е­во и дерев­ней, что был почи­нок Бобаш­кин (там же. С. 866, 869). Не уда­лось про­сле­дить вла­дель­че­скую исто­рию лишь одно­го посе­ле­ния – дерев­ни Голощапово.

43. АРГ. АММС. М., 1998. № 82. С. 203. Три дерев­ни из четы­рех отож­деств­ля­ют­ся без затруд­не­ний (ПКМГ. СПб., 1872. Т. 1.С. 868), чет­вер­тая – Голе­во, или Даго­ле­во (текст заве­ща­ния допус­ка­ет оба вари­ан­та про­чте­ния), – может быть соот­не­се­на с дерев­ней Догу­ле­во, опи­сан­ной в пис­цо­вой кни­ге сле­дом за преды­ду­щи­ми тре­мя дерев­ня­ми (там же. С. 869).

44. Лиха­чев Н. П. Сбор­ник актов, собран­ных в архи­вах и биб­лио­те­ках. СПб., 1895. № 13. С. 44.

45. Ива­нов­ская область. Топо­гра­фи­че­ская кар­та… С. 20, 21; АРГ. АММС. М., 1998. № 60. С. 149; № 61. С. 151.

46. АССЕМ. М., 1998. № 149. С. 305–306. При­мер­ное место­на­хож­де­ние дерев­ни Копте­во уста­нав­ли­ва­ет­ся но фак­ту ее сосед­ства с дерев­ней Кня­ги­нин­ской (Кня­ги­ни­хой), см.: Ива­нов­ская область. Топо­гра­фи­че­ская кар­та… С. 20, 21.

47. ГАВО. Ф. 417. Оп. 3. № 10. Л. 52 («А в обыс­ку ска­за­ли: пустошь Пер­хо­во да пустошь Коптев­ская, Юрко­ву тоже ...> князь Иван княж Юрьев сын Мезец­кой те пусто­ши выку­пил, а и вла­де­ет ими князь Иван»), Кста­ти, сам князь И. Ю. Мезец­кий утвер­ждал, что пусто­ши выку­пил еще его отец (Там же. Л. 50, 50 об.). Дан­ное про­ти­во­ре­чие мож­но объ­яс­нить как небреж­но­стью пис­ца Я. П. Велья­ми­но­ва и подья­че­го Ф. Андре­ева в оформ­ле­нии тек­ста пис­цо­во­го опи­са­ния, так и их непро­фес­си­о­на­лиз­мом в про­ве­де­нии след­ствен­ных меро­при­я­тий отно­си­тель­но вла­дель­че­ской при­над­леж­но­сти спор­ных пустошей.

48. С. Б. Весе­лов­ско­му были извест­ны Заха­рий Кар­по­вич Куба­сов, уби­тый в 1578 г. под Кесыо, и Павел Леон­тье­вич Шихов, упо­мя­ну­тый в 1518 г. в тек­сте одно­го из бежец­ких актов (Весе­лов­ский С. Б. Оно­ма­сти­кон. М., 1974. С. 167, 370), одна­ко были ли они род­ствен­ни­ка­ми или одно­фа­миль­ца­ми бого­яв­лен­ских стар­цев, не известно.

49. Зимин А. А. Фор­ми­ро­ва­ние бояр­ской ари­сто­кра­тии в Рос­сии во вто­рой поло­вине XV– пер­вой тре­ти XVI в. М., 1988. С. 275.

50. РГБ. Ф. 303/II. Кн. 522. Л. 161 об.-162. Сло­бо­да, ныне посе­лок Холуй нахо­дит­ся в низо­вьях реки Тезы (см.: Ива­нов­ская область. Топо­гра­фи­че­ская кар­та… С. 21).

51. Шума­ков С. А. Обзор гра­мот Кол­ле­гии эко­но­мии. М, 1899. Вып. 1. С. 7. № 26; там же. М., 1917. Вып. 4. С. 88. № 91.

52. РГБ. Ф. 303/II. Кн. 522. Л. 165 об, –166 об. Кста­ти, в этом же акте фигу­ри­ру­ют так­же име­на выход­цев из Устю­га и Пере­слав­ля. Нам кажет­ся, что факт при­сут­ствия в холуй­ских актах 40-х гг. XVI в. бала­хон­цев, устю­жан и пере­я­с­лав­цев отнюдь не слу­ча­ен. Ско­рее все­го пред­ста­ви­те­ли этих реги­о­нов, извест­ных тра­ди­ци­я­ми соле­ва­ре­ния, при­вле­ка­лись в Холуй в каче­стве спе­ци­а­ли­стов для орга­ни­за­ции здесь ново­го круп­но­го цен­тра про­из­вод­ства соли (ср. с выво­дом М. С. Чер­ка­со­вой о том, что имен­но в ука­зан­ное вре­мя в Холуе про­ис­хо­ди­ло ста­нов­ле­ние соля­но­го про­мыс­ла Тро­и­це-Сер­ги­е­ва и при­пис­но­го к нему Кир­жач­ско­го Бла­го­ве­щен­ско­го мона­сты­рей: Чер­ка­со­ва М. С. Зем­ле­вла­де­ние Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря в XV–XVI вв. М, 1996. С. 121).

53. ТКДТ. М.-Л., 1950. С. 63.

54. АССЕМ. М., 1998. № 85. С. 156; № 86. С. 157; № 102. С. 231; № 105. С. 235. В послед­нем акте он сле­дил за испол­не­ни­ем послед­ней воли сво­е­го тестя, заве­щав­ше­го перед смер­тью несколь­ко дере­вень Суз­даль­ско­му Сна­со-Евфи­мье­ву монастырю.

55. Вклад­ная кни­га Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мона­сты­ря. М, 1987. С. 51.

56. РГА­ДА. Ф. 1203. Оп. 1. Св. 244. № 20. Автор бла­го­да­рит А. В. Машта­фа­ро­ва за воз­мож­ность озна­ко­мить­ся с тек­стом это­го источника.

57. Вла­ди­мир­ский сбор­ник. Мате­ри­а­лы для ста­ти­сти­ки, этно­гра­фии, исто­рии и архео­ло­гии Вла­ди­мир­ской губер­нии. / Сост. К. Н. Тихо­нра­вов. М., 1857. С. 44; Исто­ри­ко-ста­ти­сти­че­ское опи­са­ние горо­да Ков­ро­ва (Вла­ди­мир­ской губер­нии) с уез­дом. / Сост. И. Ф. Ток­ма­ков. М., 1903. С. 2. На рабо­ту И. Ф. Ток­ма­ко­ва в свою оче­редь ссы­ла­лись Л. М. Саве­лоц, А. Л. Юрга­нов и Н. В. и Э. В. Фро­ло­вы: Саве­лов Л. М. Кня­зья Ков­ро­вы // Сбор­ник ста­тей в честь Мат­вея Кузь­ми­ча Любан­ско­го. Пг., 1917. С. 289; Юрга­нов А. Л. О ста­ро­дуб­ском «уде­ле» М. И. Воро­тын­ско­го и ста­ро­дуб­ских вот­чи­нах в заве­ща­нии Ива­на Гроз­но­го // Архив рус­ской исто­рии. М., 1992. Вып. 2. С. 40, 41; Фро­лов И. В., Фро­ло­ва Э. В. Исто­рия зем­ли Ков­ров­ской. Ков­ров, 1997. Т. 1. С. 68.

58. Фро­лов Н. В., Фро­ло­ва Э. В. Исто­рия зем­ли Ков­ров­ской… С. 65.

59. Анто­нов А. В. Костром­ские мона­сты­ри в доку­мен­тах XVI–начала XVII века // РД. М., 2001. Вып. 7. № 108. С. 214; АФЗХ. Акты Мос­ков­ско­го Симо­но­ва мона­сты­ря 1506– 1613 гг. Л., 1983. № 101. С. 113; № 105. С. 117; Шума­ков С. А. Обзор гра­мот… Вып. 4. С. 297. № 920.

60. АФЗХ. Акты Мос­ков­ско­го Симо­но­ва мона­сты­ря. Л., 1983. № 156. С. 203; Сади­ков П. А. Из исто­рии оприч­ни­ны XVI в. // Исто­ри­че­ский архив. М.-Л., 1940. Т. 3. № 45. С. 249.

61. Шума­ков С. А. Обзор гра­мот… Вып. 4. С. 58. № 66; АРГ. АММС. № 76. С. 191.

62. Бара­нов К. В. Новые доку­мен­ты по исто­рии нов­го­род­ской и псков­ской слу­жи­лых кор­по­ра­ций XVI–начала XVII века // РД. М., 1999. Вып. 5. С. 125. № 6.

63. О них см.: АФЗХ. М., 1956. Т. 2. № 39. С. 41; № 243. С. 245; ПКМГ. СПб., 1877. Т. 2. С. 592–593; Руз­ский уезд по пис­цо­вым кни­гам 1567–1569 гг. М., 1997. С. 72, 133; Весе­лов­ский С. Б. Оно­ма­сти­кон… С. 12.