Войтович Л. В. Рюрик и происхождение династии  Рюриковичей:  новые дополнения к старым спорам.

Войтович Л. В. Рюрик и происхождение династии Рюриковичей: новые дополнения к старым спорам.

АННО­ТА­ЦИЯ
Ста­рые дис­кус­сии о про­ис­хож­де­нии дина­стии Рюри­ко­ви­чей вынуж­да­ют обра­щать­ся к таким слож­ным источ­ни­кам, как саги, в част­но­сти, к цик­лу «саг о древ­них вре­ме­нах», кото­рые наи­ме­нее иссле­до­ва­ны. Ана­лиз этих источ­ни­ков сквозь приз­му иссле­до­ва­ний древ­ней исто­рии Дании, Нор­ве­гии и Шве­ции, дина­стии кото­рых нахо­ди­лись в род­ствен­ных отно­ше­ни­ях, поз­во­ля­ет при­бли­зить реше­ние про­бле­мы про­ис­хож­де­ния дина­стии Рюри­ко­ви­чей. В ста­тье пред­став­ле­на попыт­ка реше­ния этой загад­ки исклю­чи­тель­но на осно­ва­нии ана­ли­за источ­ни­ков, без эмо­ци­о­наль­ных при­стра­стий дав­не­го и совре­мен­но­го анти­нор­ма­низ­ма. При этом исполь­зо­ва­ны дости­же­ния как ста­рой, так и новей­шей евро­пей­ской исто­рио­гра­фии.

Автор науч­ной рабо­ты — ВОЙ­ТО­ВИЧ ЛЕОН­ТИЙ ВИК­ТО­РО­ВИЧ.

Опуб­ли­ко­ва­но: Русин 2013, № 1 (31).

Войтович Л. В. Рюрик и происхождение династии  Рюриковичей:  новые дополнения к старым спорам.
Титуль­ная стра­ни­ца «Млад­шей Эдды» с изоб­ра­же­ни­ем Оди­на, Хейм­дал­ля, Слейп­ни­ра и дру­гих геро­ев скан­ди­нав­ской мифо­ло­гии. Руко­пись XVIII века ÍB 299 4to, Исланд­ская наци­о­наль­ная биб­лио­те­ка.

Замор­ские гости
Леон­тию Вой­то­ви­чу
Куда ни устрем­ля­ешь очи –
Ни огонь­ка по бере­гам.
Лишь кро­ве­не­ют тут и там
Соро­чьи яго­ды да вол­чьи.
Клу­бит­ся варе­во ночей
То серое, то смо­ля­ное,
И солн­це вяз­кое, сталь­ное –
Туск­лей, чем даже блеск мечей.
Тебе дав­но за пять­де­сят,
На поч­ве дат­ской в Доре­ста­де 
Ты, что твой Гам­лет, был некста­ти.
Не спя­тил?… Сам и вино­ват.
Сой­ди на берег. Огля­нись.
Здесь кре­пост­цу на сла­ву сру­бишь,
Або­ри­ген­ку при­го­лу­бишь
И сына сде­ла­ешь надысь.
Доспе­ла яго­да кру­ши­на –
И жжёт язык, и вяжет рот.
И оста­ет­ся напе­ред
Испить из фриз­ско­го кув­ши­на.
А.Ю.Чернов, 27.07.2008.

Дис­кус­сия о про­ис­хож­де­нии дина­стии Рюри­ко­ви­чей про­дол­жа­ет­ся уже три столетия1, пере­жи­вая вспыш­ки и обостре­ния спо­ров, каж­дый раз допол­ня­ю­щих аргу­мен­та­цию новы­ми вер­си­я­ми и источ­ни­ка­ми для их под­твер­жде­ния. Вер­нуть­ся к этой про­бле­ме меня заста­ви­ла новая рабо­та Евге­ния Пче­ло­ва, посвя­щен­ная кня­зю Рюрику2. В целом вер­но рас­крыв суть дис­кус­сии и основ­ные аргу­мен­ты сто­рон, извест­ный рос­сий­ский исто­рик-гене­а­лог, пре­крас­ный зна­ток мате­ри­а­ла, чуж­дый пие­те­ту перед анти­нор­ма­низ­мом, сно­ва вхо­дя­щим в моду, огра­ни­чил­ся кон­ста­та­ци­ей скан­ди­нав­ско­го про­ис­хож­де­ния дина­стии. Кажет­ся, одна­ко, что для реше­ния про­бле­мы еще недо­ста­точ­но исполь­зо­ва­ны мате­ри­а­лы древ­ней­ших саг, в част­но­сти «саг о дав­них вре­ме­нах». «Саги о дав­них вре­ме­нах север­ных стран» содер­жат инфор­ма­цию о собы­ти­ях, имев­ших место до 875 г. (то есть до исланд­ской коло­ни­за­ции). Дат­ский хро­нист Сак­сон Грам­ма­тик (ок. 1140 — ок. 1216) стал их обра­ба­ты­вать с 1201 г. для сво­е­го огром­но­го сво­да «Gesta Danorum»3, но нача­ли их запи­сы­вать толь­ко око­ло 1250 г.4 , а сохра­нив­ши­е­ся древ­ней­шие руко­пи­си отно­сят­ся к XV в. Тем не менее, имен­но эти саги сохра­ни­ли едва ли не боль­ше все­го инте­рес­ной инфор­ма­ции из древ­ней­ших пери­о­дов, тре­бу­ю­щей тща­тель­ной про­вер­ки и очи­ще­ния от более позд­них пластов5. Одна­ко эти саги менее все­го иссле­до­ва­ны и недо­ступ­ны в сла­вян­ских пере­во­дах, а отдель­ные из них — и в англий­ском, и в немец­ком пере­во­дах. Про­вер­ка и согла­со­ва­ние инфор­ма­ции этих саг на фоне ран­ней исто­рии скан­ди­нав­ских земель, похо­же, поз­во­лят более уве­рен­но опре­де­лить­ся в реше­нии слож­ней­шей, но акту­аль­ной про­бле­мы про­ис­хож­де­ния дина­стии Рюри­ко­ви­чей.

Нача­ло. Кажет­ся, что сомне­ний не было толь­ко у созда­те­лей Началь­ной лето­пи­си. В «Пове­сти вре­мен­ных лет» (ПВЛ) под 862 г. гово­рит­ся: «И изгна­ша Варѧ­гы за море. и не даша имъ дани. и поча­ша сами в собѣ володѣти. и не бѣ в нихъ прав­ды. и въста родъ на ро(д). и бышы оусо­би­цѣ в ни. и воє­ва­ти сами на сѧ поча­ша. и рко­ша поищемъ сами в собѣ кнѧзѧ. иже бы володѣлъ нами и рѧдилъ. по рѧду по пра­ву. идо­ша за море к Варѧ­го. к Руси. сіце бо звах­уть. ты Вар­гы Русь. ѩко се дру­зии зовут­сѧ Свеє. дру­зии же Оур­ма­ни. ѧнь­глѧне. инѣи и Готе. тако и си рко­ша. Русь. Чюдь. Сло­венѣ. Кри­ви­чи. и всѧ зем­лѧ наша вели­ка. и wбил­на. а нарѧ­да въ неи нѣть. да пои­де­те кнѧ­жи и володѣть нами. и изъ­бра­шасѧ триє бра­та. с роды сво­и­ми. и поѩ­ша по собѣ всю Русь. и при­до­ша къ Сло­вѣ­номъ первѣє. и руби­ша горо(д) Ладо­гу. и сѣде старѣи­шии в Ладо­зѣ Рюрикъ. а дру­гии Синєо­усъ на Бѣлѣw­зерѣ. а третѣи Тру­воръ въ Изборь­с­цѣ. и w тѣхъ Варѧг про­звасѧ Рус­скаѩ зем­лѧ. по дъвою же лѣту оум­ре Синєо­усъ. и брат єго Тру­воръ. и приѩ Рюрик власть всю wдинъ. и при­ше­де къ Иль­мє­рю. и сру­би горо(д) надъ Вол­хо­во. и про­зва­ша и Новъгоро(д)»6. Иссле­до­ва­те­ли древ­ней­ших лето­пи­сей при­шли к выво­ду, что в этом тек­сте фраг­мент «к Руси. сіце бо звах­уть. ты Вар­гы Русь. ыко се дру­зии зовут­сл Свеє. дру­зии же Оур­ма­ни. Ань­гллне. инти и Готе. тако и сир­ко­ша. Русь. Чюдь. Сло­венп. Кри­ви­чи» явля­ет­ся более позд­ней вставкой7, не меня­ю­щей самой сущ­но­сти инфор­ма­ции. Соглас­но ПВЛ, в 862 г., после того, как, изгнав варя­гов-русь, мест­ная вер­хуш­ка зашла в тупик в борь­бе за власть, в Ладо­гу, Бело­озе­ро и Изборск были при­гла­ше­ны трое бра­тьев из дру­гой груп­пы варя­гов-руси, стар­ший из кото­рых, Рюрик, с 864 г. стал пра­вить сам. Началь­ная лето­пись пря­мо сооб­ща­ет о нор­манн­ском (скан­ди­нав­ском) про­ис­хож­де­нии пра­вя­щей дина­стии на Руси и свя­зы­ва­ет про­ис­хож­де­ние назва­ния Русь с варя­га­ми-нор­ман­на­ми.

Имя Рюрик (Рорик) (ста­ро­скан­ди­нав­ское Hrorekr-Hrerekr, ста­ро­швед­ское Rorik—Rjurik; Hrorekr от hrodr- побе­да и rikr — могу­ще­ствен­ный, слав­ный, бук­валь­но: непо­бе­ди­мый могу­ще­ствен­ный воин, пра­ви­тель) засви­де­тель­ство­ва­но не толь­ко тра­ди­ци­ей, но и мно­го­чис­лен­ны­ми памят­ни­ка­ми, в т. ч. руни­че­ски­ми над­пи­ся­ми (Rorik, Rurik, Rerik, Horikh, Berik, Gottrik). Это имя было доста­точ­но рас­про­стра­нен­ным: его носи­ли сын дат­ско­го конун­га Грот­га­ра (473-525) из «Беовульфа»8, дат­ский конунг VII в., дед зна­ме­ни­то­го Гам­ле­та, чью тра­ги­че­скую исто­рию рас­ска­зал Сак­сон Грам­ма­тик, рабо­ту кото­ро­го впо­след­ствии исполь­зо­вал Уильям Шекс­пир, нор­веж­ский конунг, ослеп­лен­ный св. Ола­фом, и дру­гие извест­ные из источ­ни­ков лич­но­сти. До сих пор имя Rurik рас­про­стра­не­но в Шве­ции, Фин­лян­дии, Дании и Ислан­дии.

Когда-то в поле­ми­ке с анти­нор­ма­ни­ста­ми Арист Куник обра­тил вни­ма­ние на то, что будет слож­но сде­лать имя Рюрик славянским9. Уме­рен­ные совет­ские анти­нор­ма­ни­сты были гото­вы с этим согласиться10. Совре­мен­ные анти­нор­ма­ни­сты в поле­ми­че­ском уга­ре пишут, что в Скан­ди­на­вии имя Рюрик встре­ча­ет­ся реже, чем Яро­слав — во Фран­ции (!). Цеп­ля­ясь за ста­рую вер­сию Сте­па­на Гедео­но­ва (1816-1878) о про­ис­хож­де­нии Рюри­ка из сла­вян­ско­го пле­ме­ни обод­ри­чей и счи­тая имя Рюрик про­из­вод­ным от рарог — сокол11, они тра­ди­ци­он­но кри­ти­ку­ют сво­их оппо­нен­тов за отсут­ствие пат­ри­о­тиз­ма и уве­рен­но твер­дят, что скан­ди­нав­ское про­ис­хож­де­ние дина­стии Рюри­ко­ви­чей при­ду­ма­ли Васи­лий Тати­щев (1686-1750) и Гот­либ Зиг­ф­рид Бай­ер (1694-1738)12. Хва­та­ет и ори­ги­наль­ных вер­сий в том же пат­ри­о­ти­че­ском духе, вро­де вер­сии о про­ис­хож­де­нии тер­ми­на варяг от варить (в зна­че­нии охранник)13 или варя­ги — соле­ва­ры из Руси (Ста­рой Руссы)14 и т. д. И посто­ян­но зву­чат при­зы­вы к завер­ше­нию дис­кус­сии, про­дол­же­ние кото­рой яко­бы лише­но смыс­ла, то есть про­ис­хож­де­ние дина­стии Рюри­ко­ви­чей и роль викин­гов в ран­ней исто­рии Руси даль­ше иссле­до­вать не сто­ит. Пат­ри­о­ты уве­ре­ны в осо­бом автох­тон­ном раз­ви­тии сла­вян-русов без како­го-либо внеш­не­го вли­я­ния. Все это похо­же на скры­тую капи­ту­ля­цию анти­нор­ма­ни­стов, исполь­зу­ю­щих послед­ний из сво­их рыча­гов адми­ни­стра­тив­но­го вли­я­ния, даю­щий опре­де­лен­ные шан­сы на успех, учи­ты­вая слож­ность подоб­ных иссле­до­ва­ний, свя­зан­ных в первую оче­редь с необ­хо­ди­мо­стью озна­ком­ле­ния с огром­ным мас­си­вом науч­ных тру­дов, напи­сан­ных на раз­ных язы­ках, и отсле­жи­ва­ния резуль­та­тов архео­ло­ги­че­ских иссле­до­ва­ний, про­во­дя­щих­ся в раз­лич­ных стра­нах и реги­о­нах.

Обод­риц­кая (мек­лен­бург­ская) вер­сия. Совре­мен­ные анти­нор­ма­ни­сты исполь­зу­ют в основ­ном ста­рые вер­сии Ю. Вене­ли­на (Гуцы) (1802-1839)15, Д. Ило­вай­ско­го (1832-1920)16, уже упо­ми­нав­ше­го­ся С. Гедеонова17, В. Вилин­ба­хо­ва (1924-1982)18 и А. Кузь­ми­на (1928-2004)19 в немно­го обнов­лен­ной оправе20.

Одним из основ­ных аргу­мен­тов оста­ет­ся извест­ная ода на сва­дьбу мек­лен­бург­ско­го гер­цо­га Кар­ла Лео­поль­да с Ека­те­ри­ной Ива­нов­ной, доче­рью Ива­на V, пле­мян­ни­цей Пет­ра I21. Мек­лен­бург­ские исто­ри­ки Бер­нард Латом (нача­ло XVII ст.), Иоганн-Фри­дрих Хем­ниц (XVII ст.), Фри­дрих Томас (1717) и Маг­нус Иоганн фон Бер (1765-1825) созда­ли или под­пра­ви­ли ста­рую мек­лен­бург­скую леген­ду. Соглас­но им, 28-й король вен­дов Венц­лав ^^ап, Wilzan), жив­ший вро­де бы во вре­ме­на Кар­ла Вели­ко­го, женил­ся на доче­ри кня­зя Руси и Лит­вы. От это­го бра­ка родил­ся сын Гот­лейб (Godlaibum, Gutzloft), имев­ший трех сыно­вей с име­на­ми Rerich, Siwar и Truwar. Эту леген­ду повто­ри­ли Карл Мар­мье (1840) и Фри­дрих Шта­де­мунд (1848)22. Мек­лен­бург­ских исто­ри­ков спра­вед­ли­во кри­ти­ко­ва­ли еще В. Татищев23 и Г.З. Байер24.

Это не поме­ша­ло С. Гедео­но­ву выдви­нуть вер­сию о про­ис­хож­де­нии Рюри­ка из пле­ме­ни помор­ских сла­вян — обод­ри­чей. Имя Рюрик он счи­тал про­из­вод­ным от «рарог» — «сокол»25. В каче­стве допол­ни­тель­но­го аргу­мен­та уче­ный пред­ло­жил свою интер­пре­та­цию «зна­ка Рюри­ко­ви­чей» — тре­зуб­ца — как изоб­ра­же­ния соко­ла-рери­ка («изоб­ра­жен­ная на Иго­ре­вой гривне пти­ца с под­ня­ты­ми ког­тя­ми может быть сокол-рерик»26, но какое изоб­ра­же­ние имел в виду иссле­до­ва­тель и какую «Иго­ре­ву грив­ню», неиз­вест­но). Вер­сию С. Гедео­но­ва сра­зу же рас­кри­ти­ко­ва­ли Миха­ил Погодин27 и Осип Первольф28. Уже в послед­ней чет­вер­ти ХХ в. Гедео­но­ва актив­но под­дер­жал В. Вилин­ба­хов, дока­зы­вая, что варя­ги — это бал­тий­ские славяне29. О. Рапов, уви­дев­ший в тре­зуб­це летя­ще­го вниз соко­ла, выска­зал догад­ку, что эта пти­ца мог­ла быть родо­вым тоте­мом Рюри­ка, при этом ука­зав, что она не была боже­ством ни у сла­вян, ни у скандинавов30.

Аргу­мен­ты В. Вилин­ба­хо­ва и О. Рапо­ва убе­ди­ли мно­гих солид­ных исследователей31, хотя нет ни одно­го линг­ви­сти­че­ско­го дока­за­тель­ства этой гипо­те­зы. Для под­твер­жде­ния «запад­но­го» про­ис­хож­де­ния иль­мен­ских сла­вян тоже нет ника­ких убе­ди­тель­ных архео­ло­ги­че­ских мате­ри­а­лов. Труд­но пове­рить, что обод­риц­кие посе­лен­цы не оста­ви­ли ника­ких сле­дов на побе­ре­жье, а сра­зу ушли дале­ко в глубь тер­ри­то­рии, засе­лен­ной фин­ски­ми пле­ме­на­ми, и побе­ди­ли их, что без мас­со­во­го при­то­ка из мет­ро­по­лии не было бы воз­мож­ным. Что же каса­ет­ся язы­ка нов­го­род­ских бере­стя­ных гра­мот, в кото­рых линг­ви­сты нахо­дят его бли­зость к язы­кам запад­ных сла­вян, то эта про­бле­ма лежит в совсем дру­гой плос­ко­сти. Это про­бле­ма сла­вян­ско­го этно­ге­не­за и про­ис­хож­де­ния иль­мен­ских сло­вен, у кото­рых вме­сте с ради­ми­ча­ми и вяти­ча­ми мог­ло быть запад­ное про­ис­хож­де­ние.

Вер­сию обод­риц­ко­го про­ис­хож­де­ния Рюри­ка под­хва­ти­ли и при­вер­жен­цы извест­ной фаль­си­фи­ка­ции — т. н. «Веле­со­вой кни­ги» — Сер­гей Лес­ной (1894-1967) и Сте­фан Ляшев­ский (1899-1986), дока­зы­вав­шие, что Госто­мысл был стар­шим сыном Год­ла­ва, погиб­ше­го в 844 г.32 Но про­бле­ма про­ис­хож­де­ния этой леген­ды, кото­рая не под­твер­жда­ет­ся дру­ги­ми источ­ни­ка­ми и мог­ла быть про­стым исполь­зо­ва­ни­ем извест­ной вер­сии про­ис­хож­де­ния дина­стии Рюри­ко­ви­чей для при­вяз­ки кня­зей к сво­ей стране33, как и интер­пре­та­ции тре­зуб-ца34, дале­ка от сво­е­го реше­ния. Недав­но свою вер­сию тре­зуб­ца как изоб­ра­же­ния яко­ря, сим­во­ла муче­ни­че­ской смер­ти Папы Рим­ско­го Кли­мен­та, свя­то­го, осо­бен­но чти­мо­го Запад­ной и частью Восточ­ной церк­ви, выдви­нул львов­ский иссле­до­ва­тель И. Мыцько35. Эти же идеи раз­вер­ну­ли в сво­ем иссле­до­ва­нии О. Белов и Г. Шаповалов36.

И хотя послед­ние изыс­ка­ния на Ладо­ге экс­пе­ди­ции А. Кир­пич-нико­ва37, осо­бен­но сде­лан­ная 20 июня 2008 г. вбли­зи стро­е­ния 930 г. наход­ка литей­ной фор­моч­ки с соко­лом с под­ня­ты­ми кры­лья­ми, поз­во­ля­ют доволь­но убе­ди­тель­но свя­зать соко­ла с тре­зуб­цем, это не дает ника­ких осно­ва­ний для под­дер­жа­ния «обод­рит­ской» вер­сии. Как пока­зал петер­бург­ский иссле­до­ва­тель Андрей Чернов38, это изоб­ра­же­ние име­ет мас­су ана­ло­гий в скан­ди­нав­ских мате­ри­а­лах, а так­же ладож­ских, гнез­дов­ских и даже моне­те дат­ско­го конун­га из обла­сти Дан­ло — Ола­фа Гуд­редссо­на (Айлав Гут­ф­ритссон) (939-941), най­ден­ной в граф­стве Кент. Про­бле­ма трак­тов­ки это­го изоб­ра­же­ния и его гене­зи­са не менее сложная39.

Ника­ких убе­ди­тель­ных аргу­мен­тов, кото­рые мог­ли бы кон­ку­ри­ро­вать со скан­ди­нав­ской эти­мо­ло­ги­ей име­ни Рюрик, зафик­си­ро­ван­но­го в источ­ни­ках, вклю­чая древ­ние руни­че­ские над­пи­си, и сви­де­тель­ство­вать об аутен­тич­но­сти мек­лен­бург­ской леген­ды и обод­рит­ском (сла­вян­ском) про­ис­хож­де­нии Рюри­ка, нет.

Послед­няя «соло­мин­ка», за кото­рую цеп­ля­ют­ся анти­нор­ма­ни­сты, — утвер­жде­ние о фак­ти­че­ском отсут­ствии язы­ко­вых заим­ство­ва­ний по срав­не­нию с Англи­ей и вро­де бы мизер­ная инфор­ма­ция саг о пре­бы­ва­нии викин­гов на Руси. Опро­вер­же­ние подоб­ных «тези­сов» не тре­бу­ет боль­ших уси­лий.

В V — сере­дине VI в. кельт­ское насе­ле­ние Бри­та­нии было поко­ре­но скан­ди­нав­ски­ми коло­ни­ста­ми — пле­ме­на­ми ютов, сак­сов и англов, кото­рые сна­ча­ла созда­ли пят­на­дцать сво­их «коро­левств», объ­еди­нен­ных поз­же в семь: Кент (юты в 455 г.), Сус­с­экс (сак­сы в 477 г.), Уэс­с­экс (сак­сы в 491 г.), Эсс­экс (сак­сы в 527 г.), Мер­сия (англы и сак­сы в 585 г.), Восточ­ная Англия (англы в 593 г.) и Нор­тум­бия (англы в 605 г.)40. Эти коро­лев­ства были объ­еди­не­ны Уэс­с­эк­с­ом в Англию в 827 г. А в 835 г. нача­лось втор­же­ние дат­ских викин­гов, создав­ших в 856 г. в Восточ­ной Англии целую область, пре­иму­ще­ствен­но засе­лен­ную скан­ди­нав­ски­ми коло­ни­ста­ми, — Ден­ло («область дат­ско­го пра­ва»), опи­ра­ясь на кото­рую, в нача­ле XI в. под­чи­ни­ли всю Англию. Одно­вре­мен­но из Ирлан­дии, Шот­лан­дии и север­ных ост­ро­вов сюда втор­га­лись нор­веж­ские викин­ги. Их послед­нее втор­же­ние было отби­то в 1066 г. Необ­хо­ди­мо учи­ты­вать, что язык дат­чан и нор­веж­цев тогда едва раз­ли­чал­ся и был очень бли­зок к язы­ку англо-сак­сов. Мас­шта­бы их пере­се­ле­ния были огром­ны­ми, о чем сви­де­тель­ству­ют источ­ни­ки и могиль­ни­ки. Поэто­му и не при­хо­дит­ся удив­лять­ся язы­ко­вы­ми заим­ство­ва­ни­я­ми. В то же вре­мя в Нор­ман­дии и на Сици­лии, где викин­ги созда­ли свои госу­дар­ства и где язык мест­но­го насе­ле­ния силь­но отли­чал­ся от ста­ро­скан­ди­нав­ско­го, так­же как и на Руси, таких заим­ство­ва­ний прак­ти­че­ски не сохра­ни­лось. Нор­ман­дия ста­ла в 911 г. гер­цог­ством викин­гов. Там, без при­то­ка новых коло­ни­стов и под вли­я­ни­ем более раз­ви­то­го обще­ства, они прак­ти­че­ски пол­но­стью асси­ми­ли­ро­ва­лись, сохра­нив толь­ко воин­ские навы­ки, раз­ви­тые луч­ше, чем у фран­цу­зов. В 1066 г. в Англии выса­ди­лись уже нор­ман­ны, толь­ко под назва­ни­ем пред­ков, от кото­рых оста­лись нор­манн­ское воору­же­ние и неко­то­рые тра­ди­ции. Новые заво­е­ва­те­ли при­нес­ли фран­цуз­ские тра­ди­ции и фран­цуз­ский язык41.

Что каса­ет­ся саг, то здесь сле­ду­ет обра­тить вни­ма­ние, что сохра­ни­лись и были запи­са­ны те, что были сло­же­ны после воз­вра­ще­ния их геро­ев на роди­ну. Если срав­ни­вать чис­ло саг, где упо­ми­на­ют­ся похо­ды и поезд­ки в Гар­да­ри­ки (Русь), Аль­дей­г­ю­борг (Ладо­гу), Хольм­гард (Нов­го­род) или Бяр­мию (Каре­лу), с теми, где упо­ми­на­ют­ся похо­ды и поезд­ки на Сици­лию или в зем­ли фран­ков, то пер­вых ока­жет­ся боль­ше. И это при том, что викин­ги на про­тя­же­нии почти трех сто­ле­тий дер­жа­ли в стра­хе зем­ли наслед­ни­ков Кар­ла Вели­ко­го.

«Саги о дав­них вре­ме­нах». Ряд скан­ди­нав­ских саг из цик­ла «саг о дав­них вре­ме­нах» («Пер­га­мент с Плос­ко­го ост­ро­ва», «Сага о Халь­в­дане, сыне Эстей­на», «Сага о Стур­ла­у­ге Рабо­тя­щем», «Сага о Хроль­ве Пеше­хо­де», «Сага о Тидре­ке Берн­ском»), а так­же «Пес­ня о Хюнд­ле» из «Стар­шей Эдды» и «Млад­шая Эдда» Снор­ри Стурлуссона42, рас­ска­зы­вая о ран­ней исто­рии Ладо­ги (зем­ля­ное горо­ди­ще Ладо­ги воз­ник­ло как горо­ди­ще викин­гов не поз­же 753 г., дата точ­но уста­нов­ле­на по денд­ро­хро­но­ло­гии мости­ков, полу­чен­ной Н. Чер­ных и Е. Ряби­ни­ным в 1970-1980 гг.43), рас­смат­ри­ва­ют ее как центр одно­го из скан­ди­нав­ских коро­левств (в этот пери­од таких «коро­левств» в скан­ди­нав­ских зем­лях и на тер­ри­то­ри­ях, кон­тро­ли­ру­е­мых викин­га­ми, было боль­ше сот­ни). В этих источ­ни­ках, похо­же, отоб­ра­же­на исто­рия Ладож­ско­го коро­лев­ства кон­ца VIII — сере­ди­ны IX в., в кото­рой выде­ля­ют­ся эпи­зо­ды борь­бы швед­ских и дат­ских викин­гов за вла­де­ние им. Сна­ча­ла в коро­лев­стве утвер­ди­лись швед­ские викин­ги из Гот­лан­да, потом его захва­ти­ли «мор­ской конунг» Эйстейн и его сын Халь­в­дан. Послед­ний не сумел его удер­жать, и туда вер­ну­лись наслед­ни­ки преды­ду­щих пра­ви­те­лей. Но потом коро­лев­ство захва­ти­ла дру­гая груп­па швед­ских викин­гов. Это­му послед­не­му эпи­зо­ду посвя­щен целый цикл саг.

Сын Эйстей­на Халь­в­дан Ста­рый — дале­ко не един­ствен­ный герой древ­них саг. Они рас­ска­зы­ва­ют о мно­гих конун­гах с таким име­нем. Но никто дру­гой не свя­зан с Ладо­гой или дру­ги­ми восточ­ны­ми зем­ля­ми. Саги повест­ву­ют о швед­ском конун­ге — сыне Эрун­да Халь­в­дане Ста­ром (ок. 500-520), о конун­ге Халь­в­дане Храб­ром (ок. 650690-е гг.), отце конун­га Шве­ции, Дании и Восточ­ной Англии Ива­ра Широ­кие Объ­я­тья, о нор­веж­ском конун­ге Халь­в­дане Белая Кость (ок. 750), о сыне Эйстей­на Гри­ма нор­веж­ском конун­ге Халь­в­дане Щед­ром на золо­то и Ску­пым на тра­пе­зу (790-800?), кото­рый был дедом конун­га Халь­в­да­на Чер­но­го (ок. 820 — ок. 860), отца пер­во­го конун­га объ­еди­нен­ной Нор­ве­гии Гараль­да Хар­фар­га (858-934).

Как было ска­за­но выше, «Саги о древ­них вре­ме­нах север­ных стран» содер­жат рас­ска­зы о собы­ти­ях, имев­ших место до 875 г. (то есть до исланд­ской коло­ни­за­ции). Дат­ский хро­нист Сак­сон Грам­ма­тик (ок. 1140 — ок. 1216) начал их обра­ба­ты­вать с 1201 г. для сво­е­го гро­мад­но­го сво­да «Gesta Danorum»44, но запи­сы­вать их ста­ли око­ло 1250 г.45, а древ­ней­шие сохра­нив­ши­е­ся руко­пи­си с эти­ми запи­ся­ми отно­сят­ся к XV в. Тем не менее, имен­но эти саги сохра­ни­ли мно­го инте­рес­ной инфор­ма­ции о древ­ней­ших пери­о­дах, тре­бу­ю­щей тща­тель­ной про­вер­ки и осво­бож­де­ния от более позд­них пластов46. И имен­но они мень­ше всех иссле­до­ва­ны и недо­ступ­ны в сла­вян­ских пере­во­дах.

Обра­тим­ся к этим слож­ным источ­ни­кам.

«Пер­га­мент с Плос­ко­го ост­ро­ва» (Flateyjarbók) — самый боль­шой исланд­ский ману­скрипт из 225 листов, состав­лен­ный в 13871394 гг. дву­мя свя­ще­ни­ка­ми с утра­чен­ных запи­сей древ­них саг. Одна из них рас­ска­зы­ва­ет, что конунг «Халь­в­дан Ста­рый взял себе в жены Аль­фию, доч­ку Эдмун­да, конун­га из Хольм­гар­да (Нов­го­ро­да. — Л.В.)»47. Понят­но, что о Нов­го­ро­де в 1Х в. еще не было и речи, и в началь­ном тек­сте речь шла о Ладо­ге.

«Сага о Халь­в­дане, сыне Эйстей­на» (Hálfdanarsaga Eysteinssonar)48 окон­ча­тель­но сфор­ми­ро­ва­лась око­ло 1350 г.49, но ее созда­ние, без сомне­ний, намно­го древ­нее. Соглас­но этой саге, род Эйстей­на про­ис­хо­дил от само­го Оди­на — глав­но­го из богов скан­ди­нав­ско­го пан­тео­на. Но реа­лии гораз­до скром­нее: эта же сага повест­ву­ет, что Эйстейн был сыном Тран­да, даже не конун­га, а толь­ко хев­дин­га Нида­ро­са (Трон­хей­ма) в Нор­ве­гии. Женив­шись на Асе, доче­ри одно­го из «мор­ских конун­гов» Сигур­да Оле­ня, он полу­чил за ней две неболь­шие обла­сти в Нор­ве­гии: почти неза­се­лен­ный Фин­марк на севе­ре и Хага­ланд в Уплан­де. После смер­ти Асы он поте­рял эти «коро­лев­ства» и занял­ся пират­ством на Бал­ти­ке. Одна­жды он напал на Аль­дей­г­ю­борг (Ладо­гу. — Л.В.), где «в то вре­мя пра­вил… тот конунг, кото­ро­го зва­ли­Хер­гейр, он был пре­клон­но­го воз­рас­та. Исгерд зва­ли его жену, она была доче­рю конун­га Хлед­ве­ра из Гаут­лан­да… У них была дочь по име­ни Инги­герд, она была пре­крас­ней всех деву­шек и тако­го высо­ко­го роста, слов­но муж­чи­на; она была ода­рен­ной во всех отношениях»50. Эйстейн, вос­поль­зо­вав­шись тем, что его вой­ско было более мно­го­чис­лен­ным («у Хер­гей­ра вой­ска было мало»), взял Аль­дей­г­ю­борг и стал там конун­гом, женив­шись на вдо­ве Хер­гей­ра. Но викин­ги Хер­гей­ра спу­стя неко­то­рое вре­мя ото­мсти­ли за смерть сво­го конун­га, убив Эйстей­на. После него конун­гом избра­ли его сына Халь­в­да­на, кото­рый, заняв­шись поис­ка­ми убийц отца, вое­вал у Бьяр­ма­лан­де (Коре­ле. -Л.В.) и толь­ко после пяти лет при­клю­че­ний на Восточ­ном пути (Austrvegr) вер­нул­ся в Альдейгюборг51. Ингигерд52, дочь преды­ду­ще­го ладож­ско­го конун­га Хер­гей­ра, тем вре­ме­нем вос­пи­ты­ва­лась у Ску­ли, ярла Ала­бор­га. Вокруг лока­ли­за­ции это­го пунк­та про­дол­жа­ет­ся дис­кус­сия: где он был рас­по­ло­жен — на Белоозере53, в Приладожье54, на Онеж­ском озере55 или вбли­зи Олон­ца на бере­гу Ладоги56? Этот спор созда­ет неко­то­рые осно­ва­ния для опре­де­ле­ния гипо­те­ти­че­ской тер­ри­то­рии Ладож­ско­го «коро­лев­ства». После смер­ти Эйстей­на и отъ­ез­да Халь­в­да­на Инги­герд с мужем воз­вра­ти­лась в Ладо­гу. Через пять лет сюда вер­нул­ся и Халь­в­дан, но не задер­жал­ся, сно­ва оку­нув­шись в водо­во­рот при­клю­че­ний, завер­шив­ших­ся его воз­вра­ще­ни­ем в мате­рин­ские зем­ли в Норвегии57.

«Сага о Халь­в­дане, при­е­мы­ше Бра­ни» (Hálfdanar saga Bronufóstra), сохра­нив­ша­я­ся в руко­пи­сях XV в., созда­на око­ло 1300 г. Она рас­ска­зы­ва­ет, что Халь­в­дан был сыном дат­ско­го конун­га Грин­га, а Инги­герд была его сест­рой. Они были спа­се­ны ярлом Торви­дом после гибе­ли их отца и отправ­ле­ны в Бьяр­ма­ланд, где пра­вил его брат Оттар. Когда Халь­в­да­ну испо­ни­лось 12 лет, Оттар дал ему четы­ре кораб­ля, с кото­ры­ми и нача­лась его одис­сея, бро­сав­шая его то к бере­гам леген­дар­но­го Гелу­лан­ди (Лаб­ра­дор?), то к бере­гам Англии58.

«Сага о Стур­ла­у­ге Рабо­тя­щем» (Sturlaugs saga starfsama), окон­ча­тель­но офор­мив­ша­я­ся на на рубе­же ХІІІ-XIV вв.59, рас­ска­зы­ва­ет, что в Аль­дей­г­ю­бор­ге пра­вил ста­рый конунг Инг­вар, имев­ший дочь Инги­герд («она была пре­крас­ней всех жен­щин и очень муд­рой»), кото­рая отка­за­ла Фра­ма­ру, швед­ско­му викин­гу, при­быв­ше­му в Аль­дей­г­ю­борг с 60 драк­ка­ра­ми. Тогда тот вер­нул­ся в Шве­цию, полу­чил помощь от назван­но­го бра­та Стур­ла­у­га, кото­рый зай­нял Аль­дей­г­ю­борг, поста­вил в нем конун­гом Фра­ма­ра и выдал за него Инги­герд. И пра­вил вна­ча­ле Фра­мар, «сове­ту­ясь с луч­ши­ми людь­ми в той стране»60.

«Сага о Хроль­ве Пеше­хо­де» (Gaungu-Hrólfs saga)61 сооб­ща­ет: «Хрег­г­вид зва­ли конун­га, он пра­вил в Хольм­гар­да­ри­ке (Нов­го­ро­де на Руси. — Л.В.) …дочь, кото­рую зва­ли Инги­герд; она была пре­крас­ней и мяг­че всех жен­щин во всей Гар­да­ри­ке (Руси. — Л.В.)»62.

Из «Саги о Тидре­ке Берн­ском» (Tiöreks saga af Bern), создан­ной око­ло 1250 г. в Бер­гене на базе позд­нее поте­рян­ной немец­кой бал­ла­ды о Дит­ри­хе Бернском63, узна­ем, что в Хольм­гар­де пра­вил конунг Хертнит64.

«Пес­ня о Хюнд­ле» из Стар­шей Эдды и, нако­нец, Млад­шая Эдда Снор­ри Стур­лус­со­на (1178-1241) так­же содер­жат изве­стия о Халь­в­дане Ста­ром: «Конун­га зва­ли Халь­в­дан Ста­рый, он был слав­ней­шим сре­ди всех конун­гов. Он был вели­ким вои­ном и дале­ко ходил на восток, там он убил на поедин­ке того конун­га, кото­ро­го зва­ли Сиг­трюг, он всту­пил в брак с той жен­щи­ной, кото­рую зва­ли Аль­виг Муд­рая, доче­рью конун­га из Хольм­гар­да (Нов­го­ро­да. — Л.В.), у них было 18 сыновей»65.

Инфор­ма­цию, похо­жую на рас­ска­зы саг, содер­жит так назы­ва­е­мая Иоаки­мо­вая лето­пись в пере­ска­зе Васи­лия Тати­ще­ва. Вокруг ее про­дол­жа­ет­ся дискуссия66. Мож­но согла­сить­ся с одним из пер­вых иссле­до­ва­те­лей это­го памят­ни­ка П. Лав­ров­ским (1827-1886), что невоз­мож­но дока­зать, что лето­пись дей­стви­тель­но напи­са­на нов­го­род­ским епи­ско­пом Иоаки­мом Кор­су­ня­ни­ном и дошла до нас в изна­чаль­ном виде, а счи­тать ее инфор­ма­цию не более чем веро­ят­ной было бы несправедливо67. И все же похо­же, что отдель­ные части это­го памят­ни­ка хра­нят древ­нюю инфор­ма­цию. Еще Бьёрн Клей­бер отме­тил, что один из источ­ни­ков, отно­ся­щих­ся к кру­гу «саг о древ­них вре­ме­нах», мог стать осно­ва­ни­ем Иоаки­мо­вой летописи68. Эту вер­сию раз­вил Глеб Лебе­дев, обра­тив вни­ма­ние на то, что река Кумень, на кото­рой был раз­бит князь Бури­вой (по сагам — конунг Хер­гейр, Хрег­г­вид или Херт­нит), — это река Кум­мене в Фин­лян­дии, а имя «Адвин­да» при­сут­ству­ет в нов­го­род­ском оно­ма­сти­коне — одно­го из посад­ни­ков зва­ли Отвине69.

Понят­но, что во мно­гих сагах рас­ска­зы пере­да­ны раз­ны­ми скаль­да­ми, сде­лав­ши­ми сво­их заказ­чи­ков глав­ны­ми геро­я­ми. Кро­ме того, эти рас­ска­зы так­же отоб­ра­жа­ют эпи­зо­ды борь­бы за Ладо­гу раз­лич­ных групп швед­ских и дат­ских викин­гов в раз­ное время70.

Рядом с Ладо­гой и ее окра­и­на­ми фор­ми­ро­ва­лась Сла­вия — союз приш­лых сло­вен, части кри­ви­чей и чуди (угро-финн­ских пле­мен), на этом эта­пе попав­шая под вли­я­ние коро­лев­ства викин­гов, свя­зан­но­го с меж­ду­на­род­ным тран­зит­ным путем от Кас­пий­ско­го моря через Вол­гу и ее бас­сейн к Бал­тий­ско­му морю, про­хо­див­шим в рай­оне озе­ра Иль­мень и реки Вол­хов через зем­ли, коло­ни­зо­ван­ные словенами71. Все это спо­соб­ство­ва­ло рас­цве­ту Ладо­ги, вырос­шей из цен­тра меж­пле­мен­но­го обме­на в город — поли­эт­нич­ный тор­го­вый центр, и повы­ша­ло заин­те­ре­со­ван­ность в этом пунк­те не толь­ко раз­лич­ных групп швед­ских и дат­ских викин­гов, но и бро­дя­чих «мор­ских конун­гов» из Нор­ве­гии.

Халь­в­дан Ста­рый изве­стен не толь­ко из древ­них саг. Этот пред­ста­ви­тель дина­стии ютланд­ских конун­гов, роди­чей дат­ских Скьёль­дун­гов, оста­ет­ся зага­доч­ной фигу­рой. Ютланд­ские конун­ги про­ис­хо­ди­ли из «мор­ских конун­гов», про­сла­вив­ших­ся в первую оче­редь как зна­ме­ни­тые пира­ты. Саги при­пи­сы­ва­ют созда­ние коро­лев­ства в Ютлан­дии Сигур­ду Рин­ге (Коль­цо), отцу зна­ме­ни­то­го Раг­на­ра Лод­бро­ка (Кожа­ные Шта­ны), и отно­сят это собы­тие к кон­цу VIII в., при­чем в роли его союз­ни­ков высту­па­ют пра­ви­те­ли Остро­гар­да (Дании) и Куни­гар­да (Киева)72.

Ран­няя гене­а­ло­гия Скьёль­дун­гов и Инглин­гов очень слож­на и противоречива73. Счи­та­ют, что Халь­в­дан Ста­рый был млад­шим бра­том дат­ско­го конун­га Гор­ма и сыном Гараль­да Хиль­ди­те­на (Бое­вой зуб)74, а так­же был роди­чем Сигур­да Рин­ге и его сына Раг­на­ра Лод­бро­ка. Попро­бу­ем разо­брать­ся в этих род­ствен­ных отно­ше­ни­ях.

Кто дей­стви­тель­но был отцом Халь­в­да­на Ста­ро­го? По сагам, как мы зна­ем, он был сыном Эйстей­на, сына хев­дин­га Тран­да. Поте­ряв после смер­ти жены вла­де­ния в Север­ной и Южной Нор­ве­гии, Эйстейн пре­вра­тил­ся в «мор­ско­го конун­га» и занял­ся пират­ством на Бал­ти­ке, гра­бя так­же и зем­ли Бьяр­мии. Его бра­ту Эйри­ку Путе­ше­ствен­ни­ку, тоже «мор­ско­му конун­гу», саги при­пи­сы­ва­ют откры­тие пути в Кон­стан­ти­но­поль — в зем­лю Ода­ин­сак («Луга бес­смер­тия»). Отдель­ная сага об Эйри­ке Путе­ше­ствен­ни­ке запи­са­на око­ло 1300 г.75

Имя Эйстейн харак­тер­но для VIII в. Соглас­но саге о Халь­в­дане, сыне Эйстей­на (Hálfdanar saga Eysteinssonar), конунг Эйстейн с сыном Халь­в­да­ном на 30 драк­ка­рах вышли в Аустр­вез (Austrvegr — Восточ­ный путь, зем­ли за Бал­тий­ским морем в глу­бине материка76). Имен­но во вре­мя это­го похо­да был взят Аль­дей­г­ю­борг (Ладо­га — Л.В.). Соглас­но это­му же источ­ни­ку, Исгерд, жена ладож­ско­го конун­га Хер­гей­ра, была доче­рью Хлед­ве­ра, конун­га из Гаут­лан­да (Гота­лан­да) в Шве­ции. Имен­но швед­ские викин­ги из Гот­лан­да, по мне­нию иссле­до­ва­те­лей, были осно­ва­те­ля­ми ран­ней Ладо­ги, имев­шей наи­бо­лее интен­сив­ные кон­так­ты со швед­ски­ми землями77. После гибе­ли Эйстей­на Халь­в­дан пере­дал Ладо­гу бра­ту Исгерд.

Захват Ладо­ги «мор­ским конун­гом» Эйстей­ном мож­но отно­сти к послед­ней чет­вер­ти VIII в. (ок. 780 г. или немно­го ранее). Этот храб­рый пират поспе­шил закре­пить свое поло­же­ние бра­ком со вдо­вой преды­ду­ще­го конун­га Хер­гей­ра. Это было вдвойне полез­ным — как для при­да­ния закон­но­сти узур­па­ции, так и для сохра­не­ния мира и под­держ­ки Гот­лан­да. Но неко­то­рые ладож­ские викин­ги швед­ско­го про­ис­хож­де­ния не согла­си­лись слу­жить при­шед­шим нор­веж­ско-дат­ским викин­гам Эйстей­на, что при­ве­ло его к гибе­ли. Види­мо, из-за это­го и Халь­в­дан не остал­ся в Ладо­ге, а пере­дал ее швед­ско­му прин­цу. Дочь погиб­ше­го ладож­ско­го конун­га Инги­герд по смер­ти Эйстей­на так­же побо­ро­лась за Ладо­гу и вер­ну­лась туда с мужем.

Пер­вое дати­ро­ван­ное упо­ми­на­ние о Халь­в­дане отно­сит­ся к 782 г., когда он воз­гла­вил посоль­ство дат­ско­го конун­га Сигиф­ри­да (Sigifridus) к коро­лю фран­ков Кар­лу Великому78. В целом мис­сия была успеш­ной, и через неко­то­рое вре­мя Халь­в­дан утвер­дил­ся в запад­ной части Ютлан­дии и даже пре­тен­до­вал на стар­ший дат­ский пре­стол, высту­пая в 810 г. сопер­ни­ком конун­га Гот­фре­да, сына Гор­ма.

Из этих ведо­мо­стей выхо­дит, что Халь­в­дан дол­жен был при­над­ле­жать к дина­стии Скьёль­дун­гов либо был с ней свя­зан близ­ки­ми род­ствен­ны­ми свя­зя­ми. Отец Гор­ма Гаральд Гиль­де­тан был конун­гом Ютлан­дии. Иссле­до­ва­те­ли нача­ла Х1Х в. счи­та­ли, что у конун­га Гараль-да было трое сыно­вей: Горм, Рюрик и Хальвдан79. Гаральд Гиль­де­тан, соглас­но «Песне Хюнд­ле» из Стар­шей Эдды, был Скьёль­дун­гом, сыном дат­ско­го коро­ля Рюри­ка Мета­те­ля Колец и Ауд, доче­ри Ива­ра Широ­кие Объ­я­тья. Его свод­ным бра­том был Ранд­вер, отец Сигур­да Рин­га и дед Раг­на­ра Лод­бро­ка. Этот Ранд­вер вро­де бы был сыном конун­га Гар­да­ри­ки (Руси) Рад­бар­да (Radbardr — Рыже­бо­ро­дый). Не шла ли здесь речь еще об одном конун­ге Ладоги80?

Был ли Халь­в­дан Ста­рый бра­том дат­ско­го конун­га Горма81? А если был, то каким бра­том? Род­ным или дво­ю­род­ным? Успеш­ный «мор-ский конунг» Эйстейн был сыном хев­дин­га, то есть не при­над­ле­жал к дина­стии Инглин­гов или Скьёль­дун­гов. Если Эйстейн был отцом Халь­в­да­на, то бра­том Гор­ма Халь­в­дан мог быть толь­ко по мате­ри, кото­рая в таком слу­чае долж­на быть сест­рой Гараль­да Гиль­де­та­на, отца конун­га Гор­ма.

Соглас­но сагам, Аса, жена Эйстей­на и мать Халь­в­да­на, была доче­рью «мор­ско­го конун­га» Сигур­да Хер­та (Оле­ня). Но Халь­в­дан в 782 г. уже воз­глав­лял дат­ское посоль­ство, а извест­ный сагам Сигурд Херт женил­ся на Ауслаг, доче­ри Сигур­да Зме­и­ный Глаз, став­шей мате­рью Асы. Сигурд Зме­и­ный Глаз был одним из сыно­вей Раг­на­ра Лод­бро­ка, погиб­ше­го око­ло 865 г. Таким обра­зом, Халь­в­дан не мог быть сыном этой Асы и вну­ком Сигур­да Хер­та. В окон­ча­тель­ном вари­ан­те саги ее редак­то­ры, види­мо, сами запу­та­лись в родо­слов­ной геро­ев, что, учи­ты­вая нали­чие мно­гих пер­со­на­жей с одна­ко­вы­ми или похо­жи­ми име­на­ми, по про­ше­ствии дли­тель­но­го вре­ме­ни было совсем не труд­но сде­лать.

Отцом Асы, веро­ят­но, был конунг Сигиф­рид, под­дер­жав­ший в 777 и 782 гг. вождя сак­сов Виду­кин­да в борь­бе с коро­лем фран­ков Кар­лом Вели­ким и поста­вив­ший вну­ка Халь­в­да­на во гла­ве сво­го посоль­ства в 782 г. Этот конунг, похо­же, был бра­том Гараль­да Гильгетана82. Меж­ду 797 и 800 гг. после Сигиф­ри­да конун­гом стал Гаральд Гиль­де­тан. Горм и Рюрик (назван­ный так в честь деда, что было тра­ди­ци­ей у скан­ди­на­вов) были его сыно­вья­ми, а Халь­в­дан, навер­ное, пле­мян­ни­ком, сыном сест­ры и Эйстей­на. В дру­гом слу­чае Халь­в­дан был род­ным бра­том Гор­ма и Рюри­ка и млад­шим сыном Гараль­да Гиль­де­та­на. Я боль­ше скло­ня­юсь к пер­во­му вари­ан­ту.

Конунг Гаральд Бое­вой Зуб умер око­ло 800 г. Горм стал стар­шим дат­ским конун­гом, уна­сле­до­вав отцов­ский пре­стол после Гараль­да Гиль­де­та­на, а Рюрик полу­чил от Кар­ла Вели­ко­го Руст­рин­гию в Фрисландии83, на кото­рую пре­тен­до­вал и Халь­в­дан. После это­го Горм, похо­же, пере­дал преж­ние вла­де­ния Рюри­ка на обод­риц­кой гра­ни­це сво­е­му стар­шо­му сыну Гот­фре­ду, а дво­ю­род­но­му бра­ту Халь­в­да­ну -часть Ютлан­дии, при­мы­кав­шей к Руст­рин­гии (восточ­ной части Фри­зии от зато­ки Зай­дер­зе до гра­ниц Ютлан­дии), что дава­ло воз­мож­ность дат­ским конун­гам кон­тро­ли­ро­вать побе­ре­жье Север­но­го моря на доволь­но боль­шом про­стран­стве. Нали­чие в Ладо­ге зна­чи­тель­ных фриз­ских мате­ри­а­лов и изве­стия саг поз­во­ля­ют допу­стить, что Халь­в­дан пред­при­ни­мал попыт­ки вер­нуть ее себе. Воз­мож­но, это ему пери­о­ди­че­ски уда­ва­лось. Эта борь­ба отоб­ра­же­на так­же в рас­ска­зах о воен­ных экс­пе­ди­ци­ях, кото­рые конунг Горм посы­лал на Гот­ланд, в Бьяр­мию и Герут.

Дея­тель­ность Гот­ф­ри­да, чьи вла­де­ния гра­ни­чи­ли с импер­ски­ми и зем­ля­ми обод­ри­тов, пока­за­на в источ­ни­ках зна­чи­тель­но луч­ше, чем дея­тель­ность его отца Гор­ма или дядей Рюри­ка и Халь­в­да­на. Гот­ф­рид пытал­ся про­во­дить актив­ную поли­ти­ку, исполь­зуя выгод­ное рас­по­ло­же­ние сво­е­го коро­лев­ства и кон­тро­ли­руя тор­го­вые пото­ки меж­ду импер­ски­ми, сла­вян­ски­ми зем­ля­ми и коро­лев­ства­ми викингов84. Его бес­по­ко­и­ло рас­ши­ре­ние импе­рии фран­ков, и он укреп­лял свои гра­ни­цы, под­дер­жи­вая дипло­ма­ти­че­ские отно­ше­ния с Кар­лом Великим85.

Нако­нец, в 808 г. он раз­ру­шил Рерик (веро­ят­но, осно­ван­ный в кон­це VIII в. его дядей Рюри­ком) и пере­вез отту­да тор­гов­цев и ремес­лен­ни­ков в свою сто­ли­цу Хедебю86. Еще П. Шафа­рик свя­зал Рерик с обод­ри­ча­ми, допус­кая, что его назва­ние про­ис­хо­дит от «раро­га» — само­го быст­ро­го из соко­ли­ных, кото­рый мог быть их тоте­мом или божеством87. Одна­ко уже Л. Нидер­ле обра­тил вни­ма­ние на то, что Шафа­рик не учел инфор­ма­цию источ­ни­ка, где чет­ко ска­за­но: «lingua danorum Reric dicebatur» («дат­ски­мя­зы­ком в Рерикеразговаривали»88). То есть город был пре­иму­ще­ствен­но с дат­ским насе­ле­ни­ем.

П. Шафа­ри­ку воз­ра­жа­ли мно­гие авто­ры. Боль­шин­ство из них отста­и­ва­ли гер­ман­скую эти­мо­ло­гию назва­ния посе­ле­ния и его дат­ский харак­тер. Дис­кус­сия на эту тему продолжается89, а сам эмпо­рий Рерик не лока­ли­зо­ван до сих пор. Суще­ству­ю­щий ныне мек­лен­бург­ский горо­док Рерик (на кото­рый ссы­ла­ют­ся анти­нор­ма­ни­сты) полу­чил свое назва­ние толь­ко в 1938 г., а с XIII в. он изве­стен из источ­ни­ков как село Альт Гаарз (Alt Gaarz). Где нахо­дил­ся Рерик, был ли он в зем­ле обод­ри­чей как дат­ская фак­то­рия или нахо­дил­ся на дат­ско-обод­риц-кой гра­ни­це, а обод­ри­чи толь­ко про­бо­ва­ли его захва­тить — этот вопрос оста­ет­ся дис­кус­си­он­ным. Наи­бо­лее обос­но­ван­ной выгля­дит лока­ли­за­ция Рери­ка в Мек­лен­бур­ге, в рай­оне совре­мен­но­го Висмара90.

Назва­ние это­го эмпо­рия свя­за­но с Рюри­ком, млад­шим бра­том дат­ско­го конун­га Гор­ма, кото­рый поз­же полу­чил от Кар­ла Вели­ко­го вла­де­ния у Фри­слан­дии. Оче­вид­но, до это­го он имел вла­де­ния на обод­риц­кой гра­ни­це, пере­шед­шие после его ухо­да в Фри­слан­дию к Гот­ф­ри­ду. Эмпо­рий Рерик, види­мо, был осно­ван при­мер­но в нача­ле послед­ней чет­вер­ти VIII в., когда дат­чане пыта­лись захва­тить хотя бы часть тер­ри­то­рии ободричей91.

Эмпо­рий Рерик пре­вра­тил­ся в кон­ку­рен­та Хеде­бю, став­ше­го после его раз­гро­ма глав­ным бал­тий­ским цет­ром, через кото­рый пошли пото­ки меж­ду­на­род­ной тор­гов­ли в обход опас­ных севе­ро­мор­ских путей, кон­тро­ли­ро­вав­ших­ся «мор­ски­ми конунгами»92. И хотя само посе­ле­ние не было уни­что­же­но пол­но­стью, в 809 г. здесь был убит обод­риц­кий князь Дрожко93, и оно уже не пред­став­ля­ло угро­зы для Хеде­бю. В новых усло­ви­ях наступ­ле­ния фран­ков, исполь­зо­вав­ших обод­риц­ко-дат­ские про­ти­во­ре­чия, Гот­ф­рид уже не видел воз­мож­но­сти рас­ши­ре­ния тер­ри­то­рии за счет обод­ри­чей — сто­ял вопрос обо­ро­ны соб­ствен­но дат­ских земель. Поэто­му он окру­жил свою сто­ли­цу мощ­ны­ми укреп­ле­ни­я­ми и начал соору­же­ние обо­рон­ной линии Dannevirke, тянув­шей­ся от бух­ты Шпей, где нахо­дил­ся Хеде­бю, до болот на запа­де полу­ост­ро­ва, а дру­гая часть укреп­ле­ний, меж­ду бух­той Шпей и Эккер-фьордом,защищала полу­ост­ров Шван­сен. Остат­ки этих укреп­ле­ний, осно­вой кото­рых был вал общей дли­ной око­ло 30 км и высо­той от 3,6 до 6 м, сохра­ни­лись. Эта линия была завер­ше­на уже в XI в.94

После смер­ти Гор­ма в 810 г. Гот­ф­рид занял стар­ший пре­стол Дании в Лей­дре, но сла­бое рав­но­ве­сие, кото­рое под­дер­жи­вал Горм, сра­зу было нару­ше­но. Раз­го­ре­лась борь­ба меж­ду Гот­ф­ри­дом и его дядей Рюри­ком, под­дер­жан­ным Халь­в­да­ном. Рюрик погиб95, а Фри­слан­дия пере­шла к Халь­в­да­ну. Тогда Гот­ф­рид собрал ледунг в 200 драк­ка­ров и три­жды втор­гал­ся во Фри­слан­дию. Борь­ба закон­чи­лась его побе­дой, Фри­слан­дию обло­жи­ли данью96. Про­грав­ший Халь­в­дан, навер­ное, вер­нул­ся в нор­веж­ский Хага­ланд или Вест­фальд, где и умер, как сооб­ща­ет «Сага об Инглин­гах».

Таким обра­зом, Халь­в­дан Ста­рий был Скьёль­дун­гом по мате­ри. Он вел себя подоб­но отцу и дру­гим «мор­ским конун­гам» — искал уда­чи, а после неудач укры­вал­ся во вла­де­ни­ях деда Сигиф­ри­да. Полу­чив, нако­нец, неболь­шое коро­лев­ство, он попы­тал­ся удер­жать свое вер­хо­вен­ство над важ­ны­ми тор­го­вы­ми цен­тра­ми в раз­лич­ных реги­о­нах (Ладо­гой, Южной Ютлан­ди­ей и каки­ми-то зем­ля­ми в Южной Нор­ве­гии).

Собы­тия, про­ис­хо­див­шие в Ладо­ге после 810 г., не нашли отра­же­ния в источ­ни­ках. Саги рас­ска­зы­ва­ют об удач­ном напа­де­нии на Ладо­гу око­ло 852 г. (либо рань­ше), в кото­ром при­ня­ли уча­стие швед­ские викин­ги Фра­мар, Стур­ла­уг и сын Стур­ла­у­га Хрольв. На осно­ва­нии инфор­ма­ции Жития св. Анска­рия (напи­сан­но­го гам­бург­ско-бре­мен­ским епи­ско­пом Рим­бер­том до 865 г.) А. Кир­пич­ни­ков свя­зы­ва­ет это собы­тие с похо­дом швед­ско­го конун­га Анун­да из Дании на Бир­ку в 852 г.97 Изгнан­ный из Шве­ции Анунд нашел при­бе­жи­ще в Дании. Полу­чив помощь от дат­ских викин­гов, при­вле­чен­ных бога­той добы­чей, он при­со­еди­нил к сво­им 11 драк­ка­рам еще 21 дат­ский корабль и неожи­дан­но появил­ся воз­ле Бир­ки. Тут ему ста­ло жаль род­но­го горо­да, и он пред­ло­жил узнать волю богов, бро­сив жре­бий, что было обыч­ным для викин­гов в подоб­ных момен­тах. Жре­бий напра­вил их к дру­го­му горо­ду т 1пшЬ^ Sclavorum (это тоже необ­хо­ди­мо оста­вить как ука­за­ние источ­ни­ка, бук­валь­но это озна­ча­ет к сла­вя­нам: автор не знал назва­ния горо­да, но где-то там, по его убеж­де­нию, долж­ны были нахо­дить­ся сла­вяне), неожи­дан­ное напа­де­ние на кото­рый при­нес­ло им успех и бога­тую добычу98.

Похо­же, что после того как Халь­в­дан пере­нес центр сво­ей дея­тель­но­сти в Ютлан­дию, в Ладо­ге оста­лись потом­ки Инги­герд, доче­ри Хер­гей­ра, и ее мужа Ульв­ке­ля. Ста­рый конунг Инг­вар мог быть как раз их сыном. После его гибе­ли Фра­мар стал ладож­ским конун­гом, женив­шись на его доче­ри Инги­герд (назван­ной так в честь бабуш­ки), и сна­ча­ла пра­вил, «сове­ту­ясь с луч­ши­ми людь­ми в той стране». К тому вре­ме­ни в Ладо­ге и ее окру­ге уже сфор­ми­ро­ва­лось сла­вя­но­фин­ское обще­ство с вкрап­ле­ни­ем ста­рой мест­ной варяж­ской руси (потом­ков гот­ланд­цев), лиде­ром кото­ро­го был Госто­мысл. В резуль­та­те вос­ста­ния, орга­ни­зо­ван­но­го этой эли­той в 860 или в 865 г., Фра­мар поте­рял Ладо­гу. И мест­ные вожди после это­го вполне логич­но обра­ти­лись к Рюри­ку, сыну или вну­ку Халь­в­да­на, что­бы с помо­щью дат­ских (ютланд­ских) викин­гов отби­вать напа­де­ния швед­ских викингов99. Кро­ме того, при­шед­шие из отда­лен­ной Ютлан­дии викин­ги боль­ше нуж­да­лись в под­держ­ке мест­ной эли­ты и ее лиде­ров, тогда как сосед­ние швед­ские конун­ги демон­стри­ро­ва­ли агрес­сив­ную поли­ти­ку в отно­ше­нии юго-восточ­ных сосе­дей. При­бли­зи­тель­но в то же вре­мя Эйрик Эмун­дарс­сон, конунг Упса­лы, под­чи­нил себе южно­бал­тий­ские зем­ли (ок. 850-860 гг.), а Олаф, конунг Бир­ки, овла­дел укреп­лен­ны­ми пунк­та­ми кур­шей Себорг (Гро­би­ни. — Л.В.) и Ануоле100.

Петер­бурж­ский иссле­до­ва­тель А. Чер­нов спра­вед­ли­во обра­тил вни­ма­ние, что русь, при­зван­ная ладо­жа­на­ми (а сре­ди них тоже была своя русь с пре­иму­ще­ствен­но гот­ланд­ски­ми кор­ня­ми), соглас­но ПВЛ, нахо­ди­лась на пути по Бал­ти­ке и Атлан­ти­ке в Сре­ди­зем­ное море меж­ду гота­ми и англя­на­ми (англа­ми). То есть это как раз Фри­зия с ее Рюри­ко­вым Руст­рин­ге­ром. При­зыв Рюри­ка в Ладо­гу оправ­дан и тем, что араб­ское сереб­ро, накоп­лен­ное в Ладо­ге в резуль­та­те двой­но­го това­ро­об­ме­на, через Данию шло в Евро­пу, а после взя­тия шве­да­ми Ладо­ги этот поток раз­вер­нул­ся на Шве­цию. Кого же тогда нуж­но было звать ладо­жа­нам для защи­ты мор­ских путей, как не Рюри­ка с его флотом101?

Рюрик. Мно­гие источ­ни­ки, в част­но­сти анна­лы Эйн­хар­да (741-829)102, Фуль­ден­ские анна­лы (680-901)103, Бер­тин­ские анна­лы (741-882) в частях епи­ско­па из Труа Пру­ден­ция (835-861) и рейм-ско­го архи­епи­ско­па Гинк­ма­ра (861-882)104, Ксан­тен­ские анна­лы (640-874)105, Нор­манн­ская хро­ни­ка (820-911)106, Житие св. Анска­рия, архи­епи­ско­па Бре­мен­ско­го и Гам­бург­ско­го, пер­во­го мис­си­о­не­ра в Шве­ции, напи­сан­ное его уче­ни­ком и сле­ду­ю­щим епи­ско­пом Рим­бер-том (831-865)107, «Исто­рия гам­бург­ских епи­ско­пов» Ада­ма Бре­мен­ско­го (ок. 1073-1075)108, невзи­рая на опре­де­лен­ные про­ти­во­ре­чия, доста­точ­но надеж­но свя­зы­ва­ют Рюри­ка (Рйо­ри­ка) с Халь­в­да­ном Ста­рым.

Мож­но утвер­ждать, что сыно­вья­ми Халь­в­да­на были Ану­ло, Харальд Клак, Регин­фрид и Хем­минг. Ксан­тен­ские и Фуль­ден­ские анна­лы под 850 г., а так­же Адам Бременский109 и Рос­киль­ская хро­ни­ка, состав­лен­ная око­ло 1140 г.110, назы­ва­ют Рюри­ка млад­шим бра­том Хараль­да Кла­ка, дру­гие источ­ни­ки — пле­мян­ни­ком.

Понят­но, что мне­ния иссле­до­ва­те­лей так­же рас­хо­дят­ся. Криштоф де Кош счи­тал Рюри­ка сыном Ануло111, Еле­на Мель­ни­ко­ва — сыном Хемминга112, Арист Куник, Юхан Стен­струп, Эрнст Дюмм­лер, Ген­рик Лов­мян­ский — сыном одно­го из бра­тьев и вну­ком Халь­в­да­на Ста­ро­го. Я боль­ше скло­ня­юсь к ста­рой вер­сии Фри­дри­ха Кру­зе, Валь­те­ра Фоге­ля и Нико­лая Беля­е­ва, счи­тав­ших Рюри­ка млад­шим сыном Халь­в­да­на Старого113. В таком слу­чае Рюрик дол­жен был бы родить­ся не поз­же 810 г. Ф. Кру­зе пола­гал, что он родил­ся око­ло 817 г.114, но почти неве­ро­ят­но, что­бы Халь­в­дан Ста­рый до это­го пери­о­да оста­вал­ся жив и не при­ни­мал уча­стия в борь­бе за дат­ский пре­стол, зани­ма­е­мый его сыно­вья­ми. В таком слу­чае Рюрик мог быть толь­ко вну­ком Халь­в­да­на. В ито­ге при­хо­дит­ся согла­сить­ся, что про­бле­мы про­ис­хож­де­ния Рюри­ка и Халь­в­да­на оста­ют­ся дис­кус­си­он­ны­ми и тре­бу­ют даль­ней­ших иссле­до­ва­ний: Рюрик был млад­шим сыном либо вну­ком Халь­в­да­на, и оба они были свя­за­ны с дат­ской дина­сти­ей Скьёль­дун­гов.

Похо­ды Гот­ф­ри­да выну­ди­ли импе­ра­то­ра Кар­ла, счи­тав­ше­го Фри­слан­дию частью импе­рии, начать под­го­тов­ку втор­же­ния во вла­де­ния дат­ско­го конун­га. Но в это вре­мя Гот­ф­рид пал жерт­вой заговора115.

Дат­ским конун­гом стал Хем­минг, кото­ро­го Сак­сон Анна­лист (+ после 1152) сле­дом за Реги­но­ном Приюм­ским (ок. 840-915) счи­тал пле­мян­ни­ком Готфрида116. Навер­ное, он был сыном Гот­ри­ка, бра­та Гот­ф­ри­да. Халь­в­дан, воз­мож­но, еще был жив. В борь­бу в 812 г. после смер­ти конун­га Хем­мин­га его сыно­вья всту­пи­ли с дру­гим пле­мян­ни­ком Гот­ф­ри­да — Зиг­ф­ри­дом. Эта борь­ба закон­чи­лась жесто­кой бит­вой, в кото­рой пали Зиг­ф­рид и Ану­ло, стар­ший сын Халь­в­да­на, а так­же, по явно пре­уве­ли­чен­ны­ми дан­ны­ми хро­ник, 10 940 мужей с обе­их сто­рон. Побе­да доста­лась сыно­вьям Халь­в­да­на (сам он умер меж­ду 810 и 812 гг., бли­же к пер­вой дате), и коро­лев­ский трон раз­де­ли­ли Регин­фрид с бра­том Хараль­дом Клаком117. Оба отпра­ви­ли посоль­ство к импе­ра­то­ру Кар­лу с прось­бой отпу­стить их бра­та Хем­мин­га, воз­мож­но­го залож­ни­ка при импе­ра­тор­ском дво­ре еще со вре­мен Хальвдана118. Понят­но, что Хем­минг, сын Халь­в­да­на, был дядей конун­га Хем­мин­га, пле­мян­ни­ка конун­га Гот­ф­ри­да и бра­та конун­га Зиг­ф­ри­да.

Сыно­вья Халь­в­да­на про­дер­жа­лись в Дании до 815 г., когда погиб Реген­фрид. Гаральд Клак и Хем­минг пыта­лись удер­жать вла­де­ния в Фри­слан­дии и Ютлан­дии. Хем­минг погиб в 837 г.119 К это­му вре­ме­ни он уже был хри­сти­а­ни­ном.

После неудач­ных попы­ток удер­жать­ся в Ютлан­дии в 819-823 гг. Харальд Клак с женой, сыном Гот­ф­ри­дом, пле­мян­ни­ком (или млад­шим бра­том?) и сто­рон­ни­ка­ми при­бы­ли в 826 г. в сто­ли­цу импе­рии фран­ков Ингель­гейм, где при­ня­ли хри­сти­ан­ство в при­сут­ствии импе­ра­то­ра Людо­ви­ка Бла­го­че­сти­во­го. Импе­ра­тор под­твер­дил Хараль­ду Кла­ку вла­де­ния граф­ством Рустин­ген у Фри­слан­дии. Н. Беля­ев допус­кал, что пле­мян­ни­ком или млад­шим бра­том, кре­стив­шим­ся в 826 г. вме­сте с Хараль­дом Кла­ком, был Рюрик120. Рос­киль­ская хро­ни­ка (С^ошсоп Roskildense) (ок. 1140 г.) это пря­мо утверждает121.

Харальд Клак умер в нача­ле 840-х гг.122 После это­го Рюрик поте­рял граф­ство Рустин­ген в Фри­слан­дии, поссо­рил­ся с импе­ра­то­ром Лота­рем и стал «мор­ским конун­гом», то есть пира­том, напа­дая на фриз­ские бере­га. Инте­рес­но, что после неудач­но­го напа­де­ния в 845 г., закон­чив­ше­го вспыш­кой эпи­де­мии, он при­ка­зал отпу­стить всех плен­ных хри­сти­ан и заста­вил всю свою дру­жи­ну постить­ся на про­тя­же­нии 40 дней. Этот факт кос­вен­но под­твер­жда­ет, что он был хри­сти­а­ни­ном или сим­па­ти­зи­ро­вал христианам123. Этот эпи­зод, зафик­си­ро­ван­ный Ксан­тен­ски­ми и Бер­тин­ски­ми анна­ла­ми, послу­жил осно­ва­ни­ем для оши­боч­но­го пред­по­ло­же­ния, буд­то бы Рюрик был коро­лем обод­ри­чей в 846 г.124

В 850 г. для напа­де­ния на Aнглию Рюрик собрал огром­ный флот в 350 драк­ка­ров. С ним он захва­тил Доре­стад, круп­ный порт в Фри­слан­дии, нахо­див­ший­ся на о. Вал­хе­рен при впа­де­нии р. Шель­ды в дель­ту Рей­на. В Доре­ста­де схо­ди­лись тор­го­вые пути вдоль Рей­на, бере­гов Бри­та­нии, Север­но­го и Бал­тий­ско­го морей. Фриз­ские куп­цы доми­ни­ро­ва­ли на Балтике125. Имен­но пото­му на этот город напа­да­ли «мор­ские конун­ги»: в 834, 835 и 837 гг. викин­ги гра­би­ли Доре­стад, а в 846 г. Рюрик сжег город почти на гла­зах импе­ра­то­ра Лота­ря, нахо­див­ше­го­ся в Нимвегене126. Франк­ская импе­рия не мог­ла поз­во­лить себе поте­рять такой центр север­ной тор­гов­ли.

Поэто­му импе­ра­тор Лотарь вер­нул Рюри­ку вла­де­ния в Фри­слан­дии в каче­стве импер­ско­го лена, кото­рый был обя­зан защищать127. С это­го вре­ме­ни близ­ким сорат­ни­ком Рюри­ка стал сын Хараль­да Кла­ка Гот­ф­рид. Это тоже сви­де­тель­ству­ет в поль­зу вер­сии, что Рюрик был бра­том Хараль­да Кла­ка, а если пле­мян­ни­ком — то сыном Aну­ло либо Реген­фри­да, то есть стар­шим по родо­во­му сче­ту от Гот­ф­ри­да. Доре­стад был зна­чи­тель­ным хри­сти­ан­ским цен­тром (там мно­го церк­вей, свя­щен­ни­ков и клириков)128, отку­да отправ­ля­лись мис­си­о­не­ры в скан­ди­нав­ские королевства129. Мож­но не сомне­вать­ся, что Рюрик не толь­ко под­дер­жи­вал хри­сти­ан, но и сам являл­ся хри­сти­а­ни­ном. Ведь не мог же языч­ник быть марк­гра­фом Руст­рин­гии. Поэто­му не сто­ит при­да­вать боль­шо­го вни­ма­ния эпи­те­там типа fel christianitatis130, кото­ры­ми награж­да­ли Рюри­ка совре­мен­ные ему хро­ни­сты в пери­од, когда послед­ний со сво­им пират­ским фло­том наво­дил ужас на Aтлан­ти­че­ское побе­ре­жье импе­рии, пыта­ясь заста­вить импе­ра­то­ра Лота­ря вер­нуть ему Руст­рин­гию с Дорестадом131.

Импе­ра­тор Лотарь, вос­поль­зо­вав­шись новым всплес­ком борь­бы за дат­ский пре­стол после смер­ти конун­га Хори­ка I (854 г.), в 855 г. отнял фри­сланд­ские вла­де­ния Рюри­ка и Гот­ф­ри­да. Новый конунг Дании Хорик II (854-867/873) в 857 г. пере­дал Рюри­ку часть сво­их земель меж­ду Север­ным морем и р. Эйдер.

Потом инфор­ма­ция о Рюри­ке исче­за­ет из источ­ни­ков, и толь­ко в 863 и в 867 гг. появ­ля­ет­ся изве­стие о том, что его фло­ти­лия совер­ши­ла два мощ­ных напа­де­ния на при­рейн­ские вла­де­ния импе­ра­то­ра Лота­ря. При этом источ­ни­ки назы­ва­ют Рюри­ка хри­сти­а­ни­ном.

После смер­ти Лота­ря Рюрик обра­тил­ся к Кар­лу Лысо­му, с кото­рым встре­тил­ся два­жды — в 870 и 872 гг., при­чем на вто­рой встре­че он был с млад­шим сыном Хараль­да Кла­ка Родуль­фом. В 873 г. Рюри­ку были воз­вра­ще­ны вла­де­ния во Фри­слан­дии, за кото­рые он при­нес вас­саль­ную при­ся­гу Кар­лу Лысо­му. Одна­ко в том же году Рюрик при­сяг­нул бра­ту Кар­ла Людо­ви­ку Немец­ко­му, под кон­троль кото­ро­го пере­шли при­бреж­ные зем­ли. После это­го запад­ные источ­ни­ки о нем боль­ше не упоминают.В 882 г. вла­де­ния Рюри­ка в Фри­слан­дии полу­чил от импе­ра­то­ра Кар­ла III Тол­сто­го Гот­ф­рид, стар­ший сын Хараль­да Клака132. Почти оче­вид­но, что к 882 г. Рюрик уже скон­чал­ся. Г. Лов­мян­ский счи­тал, что он умер в 876 г., но так и не аргу­мен­ти­ро­вал свою гипотезу133.
Пер­вым на био­гра­фию ютланд­ско­го конун­га Рорика134 еще в 1816 г. обра­тил вни­ма­ние бель­гий­ский иссле­до­ва­тель Ганс Фри­дрих Холь-манн, кото­рый отож­де­ствил это­го конун­га с лето­пис­ным Рюриком135. Холь­манн был родом из Эве­ра, цен­тра гер­ман­ской Фри­слан­дии, со вре­мен Ека­те­ри­ны II при­над­ле­жав­шей Рос­сии, а с 1818 г. — гер­цог­ству Оль­ден­бург­ско­му, чья дина­стия была в род­ствен­ных отно­ше­ни­ях с Рома­но­вы­ми. Выдви­нул эту гипо­те­зу уро­же­нец Оль­ден­бур­га Фри­дрих Карл Гер­ман Кру­зе (1790-1866)136, быв­ший с 1836 г. про­фес­со­ром Дерпт­ско­го уни­вер­си­те­та. Его выво­ды полу­чи­ли при­зна­ние сре­ди евро­пей­ских ученых137, но в Рос­сии были вос­при­ня­ты сдер­жан­но и со вре­ме­нем забы­ты. Н. Беля­ев (1878-1955)138, пол­ков­ник артил­ле­рии и про­фес­сор Михай­лов­ской артил­ле­рий­ской ака­де­мии, извест­ный иссле­до­ва­тель в обла­сти булат­ной ста­ли, вла­дев­ший боль­шин­ством евро­пей­ских язы­ков, в эми­гра­ции зани­мал­ся иссле­до­ва­ни­ем саг и гер­ман­ских источ­ни­ков. К сожа­ле­нию, его рабо­ты не извест­ны совет­ским исто­ри­кам, так как были опуб­ли­ко­ва­ны пре­иму­ще­ствен­но в эми­грант­ских изда­ни­ях. Не был с ними зна­ком даже Г. Лебедев.Идеи Беля­е­ва под­дер­жа­ли Г. Вернадский139, боль­шин­ство евро­пей­ских исто­ри­ков, а так­же Е. Прицак140, Л. Гумилев141, Г. Лебедев142, Б. Рыбаков143, А. Молчанов144, М. Свердлов145, А. Кирпичников146 и др.147, при­чем неко­то­рые из этих иссле­до­ва­те­лей, не будучи зна­ко­мы­ми соб­ствен­но с рабо­та­ми Беля­е­ва, при­шли к тем же выво­дам само­сто­я­тель­но либо через рабо­ты Кру­зе. С. Азбе­лев, согла­ша­ясь с тож­де­ством лето­пис­но­го Рюри­ка с Рори­ком Ютланд­ским, счи­та­ет его вну­ком обод­риц­ко-ладож­ско­го кня­зя Гостомысла148. Понят­но, что сре­ди совре­мен­ных рос­сий­ских исто­ри­ков оста­ет­ся боль­ше все­го про­тив­ни­ков отож­деств­ле­ния Рюри­ка Ладож­ско­го с Рюри­ком Ютландским149, при­чем боль­шин­ство из них не зна­ко­мы с рабо­та­ми М.Беляева, а о Г.Хольманне и Ф.Крузе зна­ют из пересказов.О. Рыд­зев­ская, не согла­ша­ясь с этим тож­де­ством, не обер­ну­ла свои сомне­ния в систе­му доказательств150. Соглас­но Г. Лов­мян­ско­му, одно­вре­мен­но суще­ство­ва­ли два раз­ных Рюри­ка, при этом он откро­вен­но заявил, что зада­ча его рабо­ты — опро­верг­нуть дово­ды Беляева151. И. Шас­коль­ский повто­рил аргу­мен­ты, каса­ю­щи­е­ся отсут­ствия инфор­ма­ции о вла­де­нии Рюри­ка Ладо­гой в запад­ных источ­ни­ках и хро­но­ло­ги­че­ских несоответствий152.Все заме­ча­ния о хро­но­ло­ги­че­ских несо­от­вет­стви­ях (а были ли они в дей­стви­тель­но­сти?) и мол­ча­нии латин­ских источ­ни­ков о Ладо­ге, на мой взгляд, доста­точ­но кор­рект­но сня­ты М. Беля­е­вым, Г. Лебе­де­вым и Е. Пче­ло­вым в цити­ро­ван­ных рабо­тах. Рюрик (до 810/812-879) в 867-879 гг. был спо­со­бен пол­но­стью кон­тро­ли­ро­вать Ладо­гу, удер­жи­вать зем­ли меж­ду Север­ным морем и р. Эйдер и вер­нуть себе Доре­стад с фриз­ски­ми тер­ри­то­ри­я­ми. А. Чер­нов обра­тил вни­ма­ние на то, что Рюрик не мог при­быть в Ладо­гу в 862 г. и вооб­ще ранее 867 г., что согла­су­ет­ся с выво­да­ми архео­ло­гов о пожа­ре Ладо­ги в 865 г. На наш взгляд, он обос­но­ван­но счи­та­ет, что Рюрик пер­вый раз про­был в Ладо­ге два года, а потом пошел к Иль­ме­ню, где зало­жил Рюри­ко­во горо­ди­ще. Вер­нуть­ся в Север­ную Евро­пу на три года его выну­ди­ла потреб­ность в сво­ей базе у Фри­слан­дии. Пере­да­ча же фри­сланд­ских вла­де­ний его пле­мян­ни­ку (или дво­ю­род­но­му бра­ту?) Гот­ф­ри­ду, как спра­вед­ли­во заме­тил Е. Пче­лов, мог­ла быть свя­за­на с пере­ме­ще­ни­ем наслед­ни­ка Рюри­ка Иго­ря вме­сте с опе­ку­ном-реген­том Оле­гом в При­дне­про­вье — в Киев153.

Госто­мысл. Началь­ная лето­пись в рас­ска­зе о при­зва­нии Рюри­ка явно отра­жа­ет отно­ше­ния на ран­ней ста­дии дру­жин­но­го госу­дар­ства, посколь­ку основ­ные реше­ния при­ни­ма­лись еще на тин­гах (вечах). Госто­мысл пред­став­лен как лидер мест­ной зна­ти, поэто­му все попыт­ки сде­лать из него кня­зя выгля­дят спе­ку­ля­тив­ны­ми.

А. Мик­ля­ев (1934-1993), про­ана­ли­зи­ро­вав боль­ше сот­ни топо­ни­мов При­ла­до­жья с гост- и гощ-, при­шел к выво­ду о при­сут­ствии это­го име­ни в этой мест­но­сти уже в VIII в.154 Ниче­го фан­та­сти­че­ско­го и неправ­до­по­доб­но­го в фигу­ре Госто­мыс­ла нет. Понят­но, что рас­сказ о кня­зе руян, сбе­жав­шем в 844 г. к бере­гам оз. Ильмень155, цели­ком без­до­ка­за­те­лен. Фуль­ден­ские анналы156, Ксан­тен­ские анналы157, Квед-лин­бург­ские анналы158, Аль­тайхс­кие анналы159 и Хиль­дес­хайм­ские анналы160, рас­ска­зы­вая о похо­де импе­ра­то­ра Людо­ви­ка Бла­го­че­сти­во­го, завер­шив­шем­ся заво­е­ва­ни­ем сла­вян­ских земель, рас­ска­зы­ва­ют о гибе­ли кня­зя по име­ни Gestumus, Gestimulus или Gostomuizli, при этом нико­им обра­зом не свя­зы­вая этот поход с ост­ро­вом Рюген. Все попыт­ки най­ти сре­ди обод­ри­чей либо дру­гих помор­ских и полаб­ских сла­вян кня­зя Госто­мыс­ла, яко­бы убе­жав­ше­го от фран­ков на бере­га оз.

Иль­мень и начав­ше­го здесь сла­вян­скую коло­ни­за­цию, фик­си­ру­е­мую архео­ло­га­ми на сто­ле­тие рань­ше, — про­сто оче­ред­ная попыт­ка согла­со­вать пат­ри­о­ти­че­скую носталь­гию анти­нор­ма­ни­стов с реаль­ной био­гра­фи­ей Рюри­ка. Любые созву­чия имен — чисто слу­чай­ные и не могут слу­жить аргу­мен­том, осо­бен­но име­на вро­де Гестум или Год­лав.

Такой неод­но­знач­ный источ­ник, как упо­ми­на­е­мая Иоаки­мо­ва лето­пись, назы­ва­ет Госто­мыс­ла сыном кня­зя Бури­воя, а Рюри­ка — сыном Уми­лы, доче­ри Госто­мыс­ла. Иссле­до­ва­те­ли уже дав­но обра­ти­ли вни­ма­ние на опре­де­лен­ную бли­зость кня­зя Бури­воя из Иоаки­мо­вой лето­пи­си к Бор­жи­вою чеш­ской хро­ни­ки Коз­мы Пражского161, рав­но как и Уми­лы к Люд­ми­ле, что ука­зы­ва­ет на чеш­ский про­то­тип этой генеалогии162. Кажет­ся, сто­ит согла­сить­ся с Е. Пче­ло­вым, что вся эта гене­а­ло­гия Иоаки­мо­вой лето­пи­си скон­стру­и­ро­ва­на или под­прав­ле­на самим В. Татищевым163. При этом моти­ва­ци­ей слу­жи­ли те же самые пат­ри­о­ти­че­ские чув­ства: очень уж хоте­лось свя­зать Рюри­ка со сла­вян­ской дина­сти­ей.

Рюри­ко­вы «бра­тья». Тра­ди­ция назы­ва­ет рядом с Рюри­ком двух бра­тьев: Сине­уса и Тру­во­ра. Тра­фа­рет­ность самой леген­ды о тро­их бра­тьях и то обсто­я­тель­ство, что име­на Сине­уса и Тру­во­ра нигде не повто­ря­ют­ся сре­ди мно­же­ства потом­ков Рюри­ка, застав­ля­ет осто­рож­но отно­сить­ся к этой информации164. Арист Куник счи­тал их невер­ным пере­во­дом эпи­те­тов Рюри­ка: «побе­да­ми поль­зу­ю­щий­ся» и «вер­ный» («страж Тора»)165. С ним согла­ша­лись Н. Беля­ев и Г. Вер­над­ский. Потом было при­ня­то пред­по­ло­же­ние Б. Рыба­ко­ва о том, что лето­пи­сец не понял швед­ско­го тек­ста, сооб­щав­ше­го, что Рюрик при­шел со сво­им домом (сине-хус) и вер­ной дру­жи­ной (тру-вор)166. Про­тив этой вер­сии высту­пал Г.Ловмянский. Выхо­ди­ло, что пере­вод­чик два­жды пере­вел фра­зу «с родом сво­им и вер­ной дру­жи­ной»: один раз — в соот­вет­ствии с ее насто­я­щим зна­че­ни­ем, а вто­рой раз (непо­нят­но как) — при­няв ее за соб­ствен­ные име­на. Кро­ме того, невоз­мож­но создать имя Тру­вор из thru varing167. Это про­ти­во­ре­чие пытал­ся снять Н. Гри­нев, допу­стив, что текст согла­ше­ния с Рюри­ком был запи­сан руна­ми, кото­рые в XI в. редак­тор не мог разо­брать, что и при­ве­ло к ошибке168. Его попыт­ку труд­но при­знать убе­ди­тель­ной.

Скан­ди­нав­ская эти­мо­ло­гия имен Сине­ус (Signjótr) и Тру­вор (borvarr или ’borvaror) не вызы­ва­ет сомнений169. Эти швед­ские име­на извест­ны в руни­че­ских над­пи­сях из Уплан­да и Ислан­дии. В окрест­но­стях Избор­ска изве­стен кур­ган, назы­ва­е­мый Тру­во­ро­вой моги­лой, но это место никак не свя­за­но ни с мест­ным фольк­ло­ром, ни с псков­ски­ми летописями170. Бело­озер­ская леген­да, зафик­си­ро­ван­ная в XVI в., свя­зы­ва­ет Сине­уса не с Бело­озе­ром, а с Кисте­мою, что, по авто­ри­тет­но­му мне­нию О. Рыд­зев­ской, повы­ша­ет ее историчность171. Но это­го явно
ало, что­бы зачис­лить Тру­во­ра или Сине­уса в чис­ло чле­нов дина­стии Рюриковичей172. Тем более, что латин­ские источ­ни­ки и саги бра­тьев Рюри­ка с таки­ми име­на­ми не упо­ми­на­ют. Види­мо, мож­но согла­сить­ся с Е. Мель­ни­ко­вой, что загад­ка Тру­во­ра и Сине­уса отно­сит­ся к про­бле­мам, кото­рые окон­ча­тель­но не будут реше­ны никогда173.

Тек­сты Ипа­тьев­ско­го и Нико­нов­ско­го сво­дов в этой части уди­ви­тель­но похо­жи. Види­мо, уже в XI в. суще­ство­вал один из вари­ан­тов «Ска­за­ния о при­зва­нии варя­гов», хотя похо­жих руни­че­ских тек­стов, то есть пись­мен­но­го «Ска­за­ния» на древне­скан­ди­нав­ском язы­ке, не существовало174.

Соглас­но лето­пи­си, Тру­вор и Сине­ус умер­ли в 864 г. Оба мог­ли быть хев­дин­га­ми, постав­лен­ны­ми Рюри­ком над эти­ми важ­ны­ми обла­стя­ми со сла­вян­ским кри­вич­ским (Изборск) и фин­ским (Бело­озе­ро) насе­ле­ни­ем. Конун­ги ста­ви­ли во гла­ве толь­ко сво­их роди­чей, и эти викин­ги тоже мог­ли быть роди­ча­ми Рюри­ка, но не обя­за­тель­но его братьями175, тем более, род­ны­ми. Оба име­ни чаще встре­ча­ют­ся у шве­дов. Поэто­му Тру­вор и Сине­ус ско­рее хев­дин­ги из чис­ла «ста­рой» ладож­ской руси-варя­гов либо сво­я­ки Рюри­ка, бра­тья его жены. Про­бле­ма оста­ет­ся откры­той.

Вадим Храб­рый. Во вре­мя отсут­ствия Рюри­ка в Ладо­ге в 870873 гг. мог­ла высту­пить оппо­зи­ция во гла­ве с Вади­мом Храб­рым. Вер­нув­шись, Рюрик дол­жен был всту­пить в борь­бу, окон­чив­шу­ю­ся гибе­лью Вади­ма и бег­ством части «мужей» в дру­гие земли176. И. Фро­я­нов назвал Вади­ма Храб­ро­го «сло­вен­ским кня­зем», кото­ро­го под­дер­жа­ли «старейшины»177. С такой вер­си­ей мож­но было бы согла­сить­ся. За вре­мя отсут­ствия Рюри­ка князь Сла­вии мог осу­ще­ствить попыт­ку захва­та Ладо­ги и най­ти под­держ­ку у мест­ной эли­ты из чис­ла «ста­рой» ладож­ской руси-варя­гов. Воз­ра­же­ния М. Сверд­ло­ва по это­му пово­ду не выгля­дят убе­ди­тель­ны­ми, рав­но как и вывод о леген­дар­но­сти фигу­ры Вадима178. Ниче­го леген­дар­но­го в его дея­тель­но­сти нет, и непо­нят­но, кому и для чего это надо было при­ду­мы­вать. Но зага­доч­ным оста­ет­ся имя Вадим. Это хри­сти­ан­ское имя (муче­ник Вадим Пер­ский погиб 9 апре­ля 376 г.) на Руси впер­вые встре­ча­ет­ся в тек­сте Галиц­ко­го еван­ге­лия XIII в.179 Как же это имя мог­ло попасть в язы­че­скую Сла­вию сере­ди­ны IX в.? Тогда Вадим Храб­рый дол­жен был бы быть варя­гом-хри­сти­а­ни­ном, лиде­ром груп­пы «ста­рых» ладож­ских варя­гов, кото­рые уже сли­ва­лись с сло­вен­ски­ми лиде­ра­ми.

Семья. Соглас­но лето­пи­сям, Рюрик умер в 879 г. Эта тра­ди­ци­он­ная дата выгля­дит доволь­но прав­до­по­доб­но. «Лето­пи­сец о вели­ких кня­же­ни­ях и о бит­вах, како же побеж­да­ли князь кня­зя и коль­ко кото­рый князь кня­жил на сво­ем кня­же­нии», напи­сан­ный ско­ро­пи­сью XVII в., рас­ска­зы­ва­ет о войне Рюри­ка с Оле­гом, с Лопью и Коре­лой и о смер­ти Рюри­ка в 879 г. в Коре­ле. В дру­гой лето­пи­си XVII в. сооб­ща­ет­ся: «Умре Рюрик в Коре­ле в воине тамо поло­жен бысть в горо­де Коре­ле». Об этом же гово­рит­ся и в «Подроб­ней­шей исто­рии госу­да­рей рос­сий­ских», опуб­ли­ко­ван­ной Н. Нови­ко­вым в 1791 г. в его «Вив­лио­фи­ке».

В. Зибо­ров обра­тил вни­ма­ние на то, что в послед­нем слу­чае имя Рюри­ка свя­за­но с име­нем нов­го­род­ско­го бояри­на карель­ско­го про­ис­хож­де­ния Вали­ты, чей род в XIV в. зани­мал высо­кое поло­же­ние в Нов­го­род­ской зем­ле. Он решил, что Рюрик был встав­лен в гото­вый текст, отно­ся­щий­ся к Вали­те и Коре­ле в 1592-1630 гг., когда рос­сий­ская дипло­ма­тия иска­ла дока­за­тель­ства древ­но­сти вхож­де­ния карель­ских земель в русские180. К. Бес­ту­жев-Рюмин, напро­тив, не видел ниче­го неве­ро­ят­но­го в сооб­ще­нии о гибе­ли Рюри­ка в Коре-ле181. Дей­стви­тель­но, имя Рюри­ка толь­ко раз свя­за­но с Вали­тою — и то в доволь­но нена­деж­ном источ­ни­ке. Сооб­ще­ние о смер­ти Рюри­ка и пере­да­че вла­сти Оле­гу напо­ми­на­ет пес­ню скаль­да о том, как уми­ра­ю­щий от раны конунг пере­да­ет власть и сына роди­чу и бли­жай­ше­му спо­движ­ни­ку. Воз­мож­но, когда рос­сий­ская дипло­ма­тия цеп­ля­лась за Вали­ту, песнь о гибе­ли Рюри­ка в Коре­ле-Бьяр­мии еще суще­ство­ва­ла, как и эпи­че­ские сви­де­тель­ства при­над­леж­но­сти Коре­лы к Нов­го­ро­ду.

Соглас­но Иоаки­мо­вой лето­пи­си, у Рюри­ка было мно­го жен, но «паче всех любил Эфанду, дочь кня­зя урман­ско­го, и когда та роди сына Инго­ря, дасть ей обе­заный при море град с Ижа­рою в вено… пере­да­ше кня­же­ние и сына сво­го шури­ну сво­е­му Оль­гу варя­гу сущу, кня­зю урманскому»182. Г.З. Бай­ер (1694-1738) ото­жеств­лял Урма­нию со швед­ской обла­стью Раумдалией183. Воз­мож­но, что, подоб­но Халь­в­да­ну, пыта­ясь не поте­рять ютланд­ские и фри­сланд­ские вла­де­ния, а так­же удер­жать Ладо­гу, Рюрик искал ком­про­мисс со шве­да­ми, закре­пив его брач­ным сою­зом. Сво­як Олег при­вел викин­гов, с кото­ры­ми Рюрик высту­пил в Бьяр­мию (Коре­лу), что­бы воен­ным успе­хом укре­пить свою попу­ляр­ность сре­ди мест­ной эли­ты. В этом похо­де он полу­чил ране­ние, от кото­ро­го умер, а власть пере­шла к моло­до­му сво­я­ку Оле­гу, объ­яв­лен­но­му реген­том при пле­мян­ни­ке. Олег так­же мог быть одним из «мор­ских конун­гов» как норвежского184, так и дат­ско­го происхождения185, кото­ро­го Рюрик при­влек, выдав за него свою дочь. Догад­ки о том, что мате­рью Иго­ря была сла­вян­ка из рода Госто­мыс­ла, не опи­ра­ют­ся на источники186. Более того, если Олег был сво­я­ком Рюри­ка, то есть бра­том его мате­ри, то и сам Игорь, тоже по мате­ри, был скан­ди­на­вом швед­ско­го, нор­веж­ско­го или дат­ско­го про­ис­хож­де­ния.

Понят­но, что Рюрик утвер­дил­ся в Ладоге187, а не в Новгороде188, тогда еще не суще­ство­вав­шем. Мож­но согла­сить­ся с Т. Вил­кул, что в пер­вич­ном тек­сте ПВЛ при­сут­ству­ет толь­ко «ладож­ская вер­сия» при­хо­да Рюрика189. Хольм­гард (Нов­го­род) воз­ник в сере­дине X в. в двух кило­мет­рах от Рюри­ко­ва горо­ди­ща, зало­жен­но­го им на бере­гу Иль­ме­ня, взяв на себя основ­ные функ­ции последнего190. Но1тдагбг -отоб­ра­же­ние само­на­зва­ния Холм-горо­да, поз­же став­ше­го состав­ной частью Новгорода191.

Пери­од утвер­жде­ния Рюри­ка в Ладо­ге был пери­о­дом воен­но-поли­ти­че­ской неста­биль­но­сти. Так, из 76 кла­дов с 25 622 дир­хе­ма­ми, зако­пан­ных в этом реги­оне меж­ду 780 и 899 гг., 23 кла­да с 13 213 дир­хе­ма­ми (или 51,6 % всех дир­хе­мов) отно­сят­ся к пери­о­ду 860879 гг. Это под­твер­жда­ет такой вывод, так как кла­ды зака­пы­ва­ли чаще имен­но в пери­о­ды воен­но-поли­ти­че­ской нестабильности192.

Под­во­дя ито­ги и осо­зна­вая необ­хо­ди­мость про­дол­же­ния дис­кус­сии, мож­но утвер­ждать, что лето­пис­ный князь Рюрик тож­де­ствен Рори­ку Фриз­ско­му. Он, веро­ят­но, был сыном «мор­ско­го конун­га» Халь­в­да­на Ста­ро­го, родив­шим­ся до 810/812 г. Дли­тель­ное вре­мя он нахо­дил­ся при стар­шем бра­те Хараль­де Кла­ке, был «мор­ским конун­гом» и пира­том, пери­о­ди­че­ски удер­жи­вал вла­де­ния в Ютлан­дии и Фри­слан­дии с цен­тром в Доре­ста­де, а в 867-879 гг. стал конун­гом (кня­зем) в Ладо­ге. Во вре­ме­на кня­зя Рюри­ка Нов­го­ро­да еще не суще­ство­ва­ло. Лето­пис­ный рас­сказ поз­во­ля­ет так­же утвер­ждать, что, будучи ладож­ским кня­зем, Рюрик пытал­ся рас­ши­рить кон­тро­ли­ру­е­мую тер­ри­то­рию в глу­би­ну кон­ти­нен­та. Понят­но, что, кро­ме кон­тро­ля над путя­ми, его инте­ре­со­ва­ли тер­ри­то­рии, бога­тые пуш­ным зве­рьем. Иссле­до­ва­те­ли харак­те­ри­зу­ют Рюри­ка как даль­но­вид­но­го и уме­ло­го поли­ти­ка, пре­крас­но­го орга­ни­за­то­ра мор­ских похо­дов, умев­ше­го исполь­зо­вать все воз­мож­но­сти для реа­ли­за­ции постав­лен­ной задачи193. Потом­ки Рюри­ка зани­ма­ли пре­сто­лы на Руси и в кня­же­ствах на ее тер­ри­то­рии до кон­ца XVI в.

ПРИ­МЕ­ЧА­НИЯ

1. Биб­лио­гра­фию про­бле­мы см.: ВойтовичЛ.В. Рюрик: леген­ди і дійс­ність. Стан дис­кусії на почат­ку ХХІ ст. // Нау­ко­ві зоши­ти істо­рич­но­го факуль­те­ту. Львівсь­кий націо­наль­ний універ­си­тет ім. Іва­на Фран­ка. Збір­ник нау­ко­вих пра­ць. Вип.7. Львів, 2005. С. 25-35; Его же. Рюрик: леген­ды и дей­стви­тель­ность // Иссле­до­ва­ния по рус­ской исто­рии и куль­ту­ре. Сбор­ник ста­тей к 70-летию про­фес­со­ра Иго­ря Яко­вле­ви­ча Фро­я­но­ва / Отв. ред. Ю. Алек­се­ев, А. Дег­тярев, В. Пуза­нов. М., 2006. С. 111-121; Его же. Вікін­ги в Цен­траль­но-Схід­ній Євро­пі: про­бле­ми Ладо­ги і Пліс­несь­ка // Архео­ло­гіч­ні дослід­жен­ня Львівсь­ко­го універ­си­те­ту. Вип.12. Львів, 2009. С. 79-101; Его же. Загад­ки вікін­гів: Ладо­га і Пліс­неськ. Про­до­в­жен­ня дис­кусії на межі ХХ-ХХІ століть // Actis testantibus. Ювілей­ний збір­ник на поша­ну Леон­тія Вой­то­ви­ча / Украї­на: куль­тур­на спад­щи­на, націо­наль­на сві­до­мість, дер­жав­ність. Вип. 20. Львів, 2011. С. 142-188; Его же. Викин­ги в Цен­траль­но-Восточ­ной Евро­пе: загад­ки Ладо­ги и Плис­неска // Вест­ник Удмурт­ско­го уни­вер­си­те­та. Серия 5. Исто­рия и фило­ло­гия. 2011. Вып. 3. С. 2-15; 2012. Вып. 1. С. 3-11.

2. Пче­лов Е.В. Рюрик / Жизнь заме­ча­тель­ных людей. Вып. 1477 (1277). М., 2010. 336 с.

3. См.: Davidson H.E. Introduction to Saxo Grammaticus The History of the Danes. Book I-IX. Vol. Commentry. Cambridz, 1980.

4. Schier K. Sagaliteratur. Stuttgart, 1970. S. 81.

5. Ibidem. S. 72-91.

6. ПСРЛ. Т. 2. Стб. 14.

7. Шах­ма­тов А. Разыс­ка­ния о русь­ких лето­пи­сях. М., 2001. С. 11.

8. См.: Бео­вульф / Пере­клад О. О’Лір. Наук. ред. К.Шрей і О.Фешовець. Львів, 2012. С. 196.

9. Куни­кА. А. Изве­стия ал-Бекри и дру­гих авто­ров о Руси и сла­вя­нах. Ч. 1. СПб., 1903. С. 10.

10. Шас­коль­ский И. П. Нор­ман­ская тео­рия в совре­мен­ной бур­жу­аз­ной нау­ке. М.; Л., 1965; Его же. Вопрос о про­ис­хож­де­нии име­ни «Русь» в совре­мен­ной бур­жу­аз­ной нау­ке // Тру­ды Ленин­град­ско­го отде­ле­ния Ин-та исто­рии. Т. 10. Л., 1967. С. 129-167; Его же. Нор­ман­ская про­бле­ма в совет­ской исто­рио­гра­фии // Совет­ская исто­рио­гра­фия Киев­ской Руси / Отв. ред. B.В. Мав­ро­дин. Л., 1976. С. 152-165; Его же. Анти­нор­ма­низм и его судь­бы // Гене­зис и раз­ви­тие фео­да­лиз­ма в Рос­сии. Л., 1983. С. 35-51.

11. Гедео­нов С.А. Варя­ги и Русь. Ч.1. СПб., 1876. С. 191-194.

12. См.: Фомин В.В. Рус­ские лето­пи­си и варяж­ская леген­да. Липецк, 1999; Его же. Кри­вые зер­ка­ла нор­ма­низ­ма // Сбор­ник Рус­ско­го исто­ри­че­ско­го обще­ства. Т. 8 (156). Анти­нор­ма­низм. М., 2003. С. 83-127; Его же. «За море», «за рубеж», «загра­ни­ца» рус­ских источ­ни­ков // Там же. С. 146-168; Его же. Варя­ги и варяж­ская Русь. К ито­гам дис­кус­сии по варяж­ско­му вопро­су. М., 2005; Его же. Варя­ги и варяж­ский вопрос в судь­бе Рос­сии. URL: http://www. portal​-slovo​.ru/​h​i​s​t​o​r​y​/​3​5​6​7​9​.​php (дата обра­ще­ния: 3.05.2013).

13. Чер­ных П.Я К вопро­су о про­ис­хож­де­нии име­ни «варяг» // Уче­ные запис­ки Яро­слав­ско­го госу­дар­ствен­но­го пед. ин-та. Вып.4. Яро­славль, 1944; Его же. Эти­мо­ло­ги­че­ские замет­ки. Варяг // Науч­ные докла­ды выс­шей шко­лы. Фило­ло­ги­че­ские нау­ки. № 1. М., 1958.

14. Ано­хин Г.И. Рюрик — соле­вар из Русы // Чело­век. Вып. 4. 1994. С. 77-92; Его же. Новая гипо­те­за о про­ис­хож­де­нии госу­дар­ства на Руси // Вопро­сы исто­рии. 2000. № 3. С. 51-61.

15. Вене­лин Ю. О про­ис­хож­де­нии сла­вян вооб­ще и рос­сов в осо­бен­но­сти (1836-1839) // Сбор­ник Рус­ско­го исто­ри­че­ско­го об-ва. Вып. 8 (156). М., 2003. C. 21-83; Его же. Скан­ди­на­во­ма­ния и ее поклон­ни­ки, или сто­ле­тие изыс­ка­ния о варя­гах. М., 1842; Его же. О наше­ствии завис­лян­ских сла­вян на Русь до Рюри­ко­вых вре­мен // Обще­ство исто­рии и древ­но­стей рос­сий­ских. М., 1848; Его же. Изве­стия о варя­гах араб­ских писа­те­лей и зло­упо­треб­ле­ния в истол­ко­ва­нии оных // Чте­ния в Обще­стве исто­рии и древ­но­стей рос­сий­ских. М., 1870. Кн. 4. С. 1-18.

16. Кузь­мин А. Г «Варя­ги» и «русь» на Бал­тий­ском море // Вопро­сы исто­рии. 1970. № 10; Его же. Об этни­че­ской при­ро­де варя­гов (к поста­нов­ке про­бле­мы) // Вопро­сы исто­рии. 1974. № 11; Его же. Сла­вяне и Русь. Про­бле­мы и идеи: трех­ве­ко­вой спор в хре­сто­ма­тий­ном изло­же­нии. М., 1998; Его же. Нача­ло Руси: тай­ны рож­де­ния рус­ско­го наро­да. М., 2003.

17. Гедео­нов С. А. Отрыв­ки из иссле­до­ва­ний о варяж­ском вопро­се. СПб., 1862; Его же. Варя­ги и Русь. Ч.1-2. СПб., 1876.

18. Вилин­ба­хов В. Б. Бал­тий­ские сла­вяне и Русь // SLavia occidentaLia. Т. 22. Poznañ, 1962. С. 253-277; Его же. Бал­тий­ско-Волж­ский путь // Совет­ская архео­ло­гия. 1963. № 3. С. 333-347; Его же. Несколь­ко заме­ча­ний о тео­рии А. Стен­дер-Петер­со­на // Скан­ди­нав­ский сбор­ник. Вып. 6. Тал­лин, 1968; Его же. Об одном аспек­те исто­рио­гра­фии варяж­ской про­бле­мы // Скан­ди­нав­ский сбор­ник. Вып. 7. Тал­лин, 1969; Его же. По пово­ду неко­то­рых заме­ча­ний П. Н. Тре­тья­ко­ва // Совет­ская архео­ло­гия. 1970. № 1; Его же. Совре­мен­ная исто­рио­гра­фия о про­бле­ме: бал­тий­ские сла­вяне и Русь // Совет­ское сла­вя­но­ве­де­ние. 1980. № 1. С. 79-84.

19. Кузь­мин А.Г. К вопро­су о про­ис­хож­де­нии варяж­ской леген­ды // Новое о про­ис­хож­де­нии нашей стра­ны. Памя­ти М.Н. Тихо­ми­ро­ва. М., 1967. С. 42-53; Его же. «Варя­ги» и «русь» на Бал­тий­ском море // Вопро­сы исто­рии. 1970. № 10. С. 28-55; Его же. Об этни­че­ской при­ро­де варя­гов // Вопро­сы исто­рии. 1974. № 3. С. 54-83; Его же. Облик совре­мен­но­го нор­ма­низ­ма // Сбор­ник Рус­ско­го исто­ри­че­ско­го обще­ства. Т. 8 (156). Анти­нор­ма­низм. М., 2003. С. 214-256.

20. Фомин В. В. Рус­ские лето­пи­си и варяж­ская леген­да. Липецк, 1999; Его же. Варя­ги и варяж­ская Русь. М., 2005; Варя­ги и варяж­ский вопрос в судь­бе Рос­сии // www​.portaL​-sLovo​.ru; Мер­ку­лов В. И. Немец­кие гене­а­ло­гии как источ­ник по варя­го-рус­ской про­бле­ме // Сбор­ник Рус­ско­го исто­ри­че­ско­го обще­ства. Т. 8 (156). Анти­нор­ма­низм. М., 2003. С. 135-145; Его же. Отку­да родом варяж­ские гости? Гене­а­ло­ги­че­ская рекон­струк­ция по немец­ким источ­ни­кам. М., 2005; Его же. Гюст­ро­ав­ская ода и мек­лен­бург­ская гене­а­ло­ги­че­ская таб­ли­ца // Судь­ба Рос­сии в совре­мен­ной исто­рио­гра­фии. Сб. ст. памя­ти А.Г. Кузь­ми­на. М., 2006. С. 172-184; Саха­ров А.Н. Рюрик, варя­ги и судь­бы рос­сий­ской госу­дар­ствен­но­сти // Сбор­ник Рус­ско­го исто­ри­че­ско­го обще­ства. Т. 8 (156). Анти­нор­ма­низм. М., 2003. С. 9-17.

21. Thomas F. Die nahe Anverwandtschaft des Herzogs CarL LeopoLd mit der Fürstin Catharina fon RusLand. Gustrow, 1716.

22. Вой­то­вич Л. Рюрик: леген­ди і дійс­ність. Стан дис­кусії на почат­ку ХХІ ст. // Нау­ко­ві зоши­ти істо­рич­но­го факуль­те­ту. Львівсь­кий націо­наль­ний універ­си­тет ім. Іва­на Фран­ка. Вип. 7. Львів, 2005. С. 28.

23. Тати­щев В.Н. Исто­рия госу­дар­ства Рос­сий­ско­го. Т. 1. М., 1968. С. 293.

24. «И посколь­ку у Вити­сла­ва коро­ля два сына были, один Тра­сик, чьи дети извест­ны, дру­гий Годе­лайб, чьи дети неиз­вест­ны, то оно­му Рури­ка, Труве­ра и Сина­ва при­пи­са­ли (Б.Латом и И. Ф. Хем­ниц.- Л.В.)». [Бай­ер Г.З. Сочи­не­ние о варя­гах / Пер. В.Кондратовича // Запис­ки Ака­де­мии наук. Т. 4. СПб., 1728. С. 42; Сочи­не­ние о варя­гах авто­ра Фео­фи­ла Сига­ф­ра Баэ­ра. СПб., 1747. С. 6-7].

25. Гедео­нов С.А. Варя­ги и Русь. Ч. 1. СПб., 1876. С. 191-194.

26. Гедео­нов С.А. Варя­ги и Русь. Ч. 2. СПб., 1876. С. XXXIV

27. Пого­дин М.П. С. Гедео­нов и его систе­ма о про­ис­хож­де­нии варя­гов и Руси. СПб., 1864; Его же. Борь­ба не на живот, а на смерть с новы­ми исто­ри­че­ски­ми ере­ся­ми. М., 1872; Его же. Три замет­ки о нача­ле рус­ско­го госу­дар­ства // Silvia. Vol. 1. 1932. S. 118-132.

28. Пер­вольф И.И. Гер­ма­ни­за­ция бал­тий­ских сла­вян. СПб., 1876; Его же. Варя­ги-русь и бал­тий­ские сла­вяне // Жур­нал Мини­стер­ства народ­но­го обра­зо­ва­ния. Ч. 192. 1877. № 7. С. 37-97.

29. Вилин­ба­хов В.Б. Волх и Рюрик — патро­ни­мы пре­да­ний и легенд Нов­го­род­ской зем­ли // Рус­ский фольк­лор. Вып. 13. 1972. С. 23.

30. Рапов О.М. «Зна­ки Рюри­ко­ви­чей» и сим­вол соко­ла // Совет­ская архео­ло­гия. 1968. № 3. С. 62-69.

31. Толоч­ко П.П. Древ­няя Русь. Киев, 1987. С. 20-21.

32. Вой­то­вич Л.В. Рюрик: леген­ды и дей­стви­тель­ность // Иссле­до­ва­ния по рус­ской исто­рии и куль­ту­ре. Сбор­ник ста­тей к 70-летию про­фес­со­ра И.Я. Фро­я­но­ва. М., 2006. С. 114.

33. Пче­лов Е.В. Про­ис­хож­де­ние дина­стии Рюри­ко­ви­чей // Тру­ды Исто­ри­ко-архив­но­го инсти­ту­та. Т. 34. Сбор­ник ста­тей гераль­ди­че­ско­го семи­на­ра Исто­ри­ко-архив­но­го инсти­ту­та Рос­сий­ско­го госу­дар­ствен­но­го гума­ни­тар­но­го уни­вер­си­те­та. Вып. 1. М., 2000. С. 140-183; Его же. Гене­а­ло­гия древ­не­рус­ских кня­зей IX — нача­ла XI в. М., 2001. С. 65-67.

34. Тол­стой И.И. Древ­ней­шие рус­ские моне­ты Вели­ко­го кня­же­ства Киев­ско­го. Нумиз­ма­ти­че­ский опыт. СПб., 1882. С.165-183; Б. и Ч. [Бол­су­нов­ский К.В. и Чер­нев Н.П.] Замет­ка о зага­доч­ной фигу­ре на моне­тах Вели­ко­го кня­же­ства Киев­ско­го. Киев, 1889; Их же. Родо­вой знак Рюри­ко­ви­чей, вели­ких кня­зей Киев­ских. Киев, 1908; Ореш­ни­ков А.В. Новые мате­ри­а­лы по вопро­су о зага­доч­ных фигу­рах на древ­ней­ших рус­ских моне­тах // Архео­ло­ги­че­ские изве­стия и замет­ки Мос­ков­ско­го архео­ло­ги­че­ско­го обще­ства. Т. 10. М., 1894. С. 301-311; Его же. Клас­си­фи­ка­ция древ­ней­ших рус­ских монет по родо­вым зна­кам // Изве­стия АН СССР. Серия 7. Отде­ле­ние гума­ни­тар­ных наук. 1930. № 2. С. 87-112; Arne T.J. Sveriges forbindelser mad Ostern under Vikingatiden // Fornvannen meddelanden fran Kungl Vitterhets Historie och Antikvitets Akademiens. № 6. Stockholm, 1911. H. 1-2. S. 47-48; Крип’якевич І. Герб Украї­ни // Кален­дар това­ри­ства «Про­світа» на 1914 р. Львів, 1914. С. 126-131; ЛевшиновскийМ.С. Что озна­ча­ет зага­доч­ная фигу­ра на моне­тах вели­ких кня­зей // Спор­ные вопро­сы рус­ской нумиз­ма­ти­ки. Пг., 1915; Гру­шевсь­кий М. Про гер­бо­ві зна­ки Украї­ни // Народ­на воля (Київ). № 101. 3.09.1917; Лиха­чев Н.П. Мате­ри­а­лы для исто­рии визан­тий­ской и рус­ской сфра­ги­сти­ки // Тру­ды Музея палео­гра­фии. Вып. 1. Л., 1928; Его же. Печа­ти с изоб­ра­же­ни­ем там­ги или родо­во­го зна­ка // Там же. Вып. 2. Л., 1930. С. 56; Тау­бе М.А. Зага­доч­ный родо­вой знак семьи Вла­ди­ми­ра Свя­то­го // Сбор­ник ста­тей, посвя­щен­ных П.Н. Милю­ко­ву, 1859-1929. Пра­га, 1929. С. 117-135; Его же. Родо­вой знак семьи Вла­ди­ми­ра Свя­то­го в его исто­ри­че­ском раз­ви­тии и госу­дар­ствен­ном зна­че­нии для Древ­ней Руси // Вла­ди­мир­ский сбор­ник в память 950-летия кре­ще­ния Руси, 988-1938. Бел­град, 1939. С. 89-112; Рыба­ков Б.А. Зна­ки соб­ствен­но­сти в кня­же­ском хозяй­стве Киев­ской Руси в Х—ХІІ вв. // Совет­ская архео­ло­гия. Т. 6. 1940. С. 227-257; Андру­сякМ. Три­зуб. Б.м., 1947; Янин В.Л. Древ­ней­шая рус­ская печать Х в. // Крат­кие сооб­ще­ния. Инсти­ту­та исто­рии мате­ри­аль­ной куль­ту­ры. Вып. 57. М., 1955; Его же. Кня­же­ские зна­ки суз­даль­ских Рюри­ко­ви­чей // Там же. Вып. 62. М., 1956. С. 3-16; Его же. Акто­вые печа­ти Древ­ней Руси X-XV вв. Т. 1-2. М., 1970; Ширин­ский С.С. Ремен­ные бляш­ки со зна­ком Рюри­ко­ви­чей из Бир­ки и Гнез­до­ва // Сла­вяне и Русь. Сбор­ник ста­тей в честь Б.А.Рыбакова. М., 1968. С. 215-223; Мол­ча­нов А.А. Под­вес­ки со зна­ка­ми Рюри­ко­ви­чей и про­ис­хож­де­ние древ­не­рус­ской бул­лы // Вспо­мо­га­тель­ные исто­ри­че­ские дис­ци­пли­ны. Т. 7. Л., 1976. С. 68-91; Его же. Об атри­бу­ции лич­но-родо­вых зна­ков Рюри­ко­ви­чей Х-ХІІІ вв. // Там же. Т. 16. Л., 1985. С. 66-83; Его же. Зна­ки Рюри­ко­ви­чей на древ­не­рус­ских печа­тях и моне­тах: послед­няя чет­верть века их изу­че­ния // Нумиз­ма­ти­че­ский сбор­ник. № 5. М., 1997; Ершев­ский Б.Д. Об атри­бу­та­ции нов­го­род­ских печа­тей и пломб ХІІ — нача­ла ХІІІ в. с изоб­ра­же­ни­ем кня­же­ских зна­ков // Вспо­мо­га­тель­ные исто­ри­че­ские дис­ци­пли­ны. Т. 10. Л., 1978. С. 47; Иоан-нисян О.М. Родо­вые зна­ки древ­не­рус­ских кня­зей Х-ХІІІ вв. (лите­ра­ту­ра и источ­ни­ки) // Гераль­ди­ка: мате­ри­а­лы и иссле­до­ва­ния. Л., 1983. С. 109-112; Кула­ков В.И. Пти­ца-хищ­ник и пти­ца-жерт­ва в сим­во­лах и эмбле­мах IX-XI вв. // Совет­ская архео­ло­гия. 1988. № 3. С. 106-117; Мака­ров Н, Чер­не­цов А. Сфра­ги­сти­че­ские мате­ри­а­лы из Бело­зе­ра // Древ­но­сти сла­вян и Руси. М., 1988. С. 230-241; Яки­мо­вич Б. До питан­ня про українсь­ку націо­наль­ну сим­воліку // Пам’ятки Украї­ни. 1989. № 3. С. 44-48; Даш­ке­вич Я. Родо­вий знак Рюри­ко­ви­чів у Гали­ць­ко­му князів­стві ХІІІ ст. // Тре­тя нау­ко­ва гераль­дич­на кон­фе­рен­ція (Львів, 4-5 листо­па­да 1993 р.). Львів, 1993. С. 32-33; Белец­кий С.В. Зна­ки Рюри­ко­ви­чей на плом­бах из Дро­ги­чи­на (по мате­ри­а­лам сво­да К.В.Болсуновского) // Stratum plus. Т. 6. Киши­нев, 1999. С. 288-330; Его же. Лич­но-родо­вые зна­ки Рюри­ко­ви­чей на метал­ли­че­ских под­вес­ках ХІ в. // Ruthenica. T. 1. Киев, 2002. С. 134-151; Собо­ле­ва Н.А. Знак Рюри­ко­ви­чей в кон­тек­сте про­бле­мы «Русь и евро­азий­ская идея» // Хра­ни­тель, иссле­до­ва­тель, учи­тель. К 85-летию В.М.Потина. СПб., 2005. С. 33-68.

35. Миць­ко І. Дав­ня історія Підгір’я в кон­тексті українсь­ко-чесь­ких зв’язків // Сло­во «Про­світи» (Ста­рий Сам­бір). Ч. 58. 2003. С. 4.

36. Бєлов О., Шапо­ва­лов ГУкраїнсь­кий три­зуб. Київ-Запорі­ж­жя, 2008.

37. КирпичниковА.Н. Ладож­ская жем­чу­жи­на в Бал­тий­ском море // Роди­на. 2008. № 9.

38. ЧерновА.Ю. В ста­рой Ладо­ге най­ден герб Рюри­ка?. URL: http://​chernov​-trezin​.narod​.ru/​G​e​r​b​R​u​r​i​k​a​.​htm (дата обра­ще­ния: 3.05.2013).

39. Кула­ков В.И. Ико­но­гра­фия гераль­ди­че­ских орлов Гер­ма­нии и Прус­сии // Аль­ма­нах «Марс». 1997. № 1.

40. Мель­ни­ко­ва Е.А. Меч и лира. Англо-сак­сон­ское обще­ство в исто­рии и эпо­се. М., 1987.

41. Гор­ский А. Нача­ло Руси: сла­вя­но-варяж­ская дилем­ма? // Роди­на. 2009. № 9. С. 18.

42. Рыд­зев­ская Е. А. Древ­няя Русь и Скан­ди­на­вия в IX-XIV вв. М., 1978. С. 69, 85-88.

43. Ряби­нин Е.А., Чер­ныхН. Б., Стра­ти­гра­фия, застрой­ка и хро­но­ло­гия ниж- него слоя Ста­ро­ла­дож­ско­го зем­ля­но­го горо­ди­ща в све­те новых иссле­до­ва­ний // Совет­ская архео­ло­гия. 1988. № 1. С. 72-100.

44. См.: Davidson H.E. Introduction to Saxo Grammaticus The History of the Danes. Book I-IX. VoL.2. Commentry. Cambridz, 1980.

45. Schier K. SagaLiteratur. Stuttgart, 1970. S. 81.

46. Ibidem. S. 72-91.

47. Рыд­зев­ская Е. А. Древ­няя Русь и Скан­ди­на­вия в IX-XIV вв. С. 69.

48. Пол­ный текст саги (древ­ней­шая пер­га­мент­ная руко­пись 1450-1475 гг.): HaLfdanar saga Eysteinssonar // FornaLdarsögur NoröurLanda / Utg. av Guöni Jonsson, Bjarni ViLhjjaLmsson. Bd. 3. Reykjavik, 1944. BL. 283-319; HaLfdan Eysteinsson // Seven Viking Romances / Trans. with an Introd. by Hermann PaLsson and PauL Edwards. London-New York, 1985. P 171-198; Die Saga von HaLdan Eysteinsson // Zwei Abenteuersagas / Aus dem ALtnordische übersetzt und mit einem Nachwort von RudoLf Simek. Leverkusen, 1989. S. 55-99.

49. Vries J. de. ALtnordische Literaturgeschichte. T.2. BerLin, 1967. S. 496-497.

50. HaLfdanar saga Eysteinssonar / Hrsg. F.R.Schröder. HaLLe, 1917. S.93-94.

51. Ibidem. S.106.

52. Образ Инги­герд из этой саги име­ет ряд парал­ле­лей с Инги­герд коро­лев­ских саг. См.: Джак­сон Т.Н. Исланд­ские коро­лев­ские саги. С.108-110; Гла­зы­ри­на Г.В., Джак­сон Т.Н. Из исто­рии Ста­рой Ладо­ги (по мате­ри­а­лам скан­ди­нав­ских саг) // Древ­ней­шие госу­дар­ства на тер­ри­то­рии СССР 1985 год. М., 1986. С. 108-115.

53. Kleiber B. Zu einigen Ortsnamen oms Gardarike // Scando-SLavica. T. 3. 1957. S.222; Schramm G. Normannische Stützpunkte in Nord westrussLand. Etappen einer ReichsbiLdung im SpiegeL von Namen // Beiträge zur Namenforscheng. N.F. Bd. 17. 1986. H. 3. S. 280-282.

54. Лебе­дев Г.С. Эпо­ха викин­гов. С. 187.

55. Ellis-Davidson H.R. The Viking Road to Byzantium. London, 1976. P 41.

56. Гла­зы­ри­на Г В. ALaborg «Саги о Халь­в­дане, сыне Эйстей­на». К исто­рии Рус­ско­го Севе­ра // Древ­ней­шие госу­дар­ства на тер­ри­то­рии СССР 1978 г. М., 1978. С. 203-204.

57. Рыд­зев­ская Е.А. Древ­няя Русь и Скан­ди­на­вия в IX-XIV вв. С. 85; Прі­ца­кО. Поход­жен­ня Русі. Т. 2. Ста­ро­дав­ні скан­ди­навсь­кі саги і Ста­ра Скан­ди­навія. Київ, 2003. С. 364-367.

58. Тиа­н­дер К. Поезд­ки скан­ди­на­вов в Белое море. СПб., 1896. С. 287-292.

59. Vries J. de. ALtnordische Literaturgeschichte. T. 2. S. 499.

60. Рыд­зев­ская Е. А. Древ­няя Русь и Скан­ди­на­вия в IX-XIV вв. С. 85; Гла­зы­ри­на Г. В. Исланд­ские викинг­ские саги о Север­ной Руси. Тек­сты, пере­вод, ком­мен­та­рий. М., 1996. С. 158-159, 164-165, 170-171.

61. Gongu-HroLfs saga // FornaLdar sogur NorörLanda. Udg. Ved. CCRafn. Bd.3. K0benhavn, 1830. S. 235-364.

62. Ibidem. S. 237-238; Рыд­зев­ская Е. А. Древ­няя Русь и Скан­ди­на­вия в IX-XIV вв. С. 86.

63. Vries J. de. ALtnordische Literaturgeschichte. T 2. S. 500-501, 514-520. Текст саги см.: Tidriks saga of Bern. Utg. аu H.BerteLsch. Bd.1-2. K0benhavn, 1908-1911.

64. Рыд­зев­ская Е.А. Древ­няя Русь и Скан­ди­на­вия в IX-XIV вв. С. 87. См. так­же: ВеселовскийА.Н. Рус­ские и виль­тин­цы о Тидре­ке Берн­ском (Верон­ском). СПб., 1906. С. 130-190.

65. Кир­пич­ни­ков А. Н. Ладо­га и Ладож­ская зем­ля VIII-XIII вв. С. 88.

66. См.: Азбе­лев С.Н. Уст­ная исто­рия в памят­ни­ках Нов­го­ро­да и нов­го­род­ской зем­ли. СПб., 2007. С. 6-34; Пче­лов Е. Рюрик. М., 2010. С. 37-67; Кон­ча С. Скан­ди­нав­ские эле­мен­ты Иоаки­мов­ской лето­пи­си и вопрос о ее про­ис­хож­де­нии // Древ­няя Русь. Вопро­сы меди­е­ви­сти­ки. М., 2012. № 3. С. 98-111.

67. Лав­ров­ский П.А. Иссле­до­ва­ние о лето­пи­си Яки­мов­ской // Уче­ные запис­ки Вто­ро­го отде­ле­ния Импе­ра­тор­ской ака­де­мии наук. Кн. 2. Вып. 1. СПб., 1856. С. 77-160.

68. KleiberB. Nordiske spor i en gammeL Russiske kronika // MaaL og Minne. OsLo, 1960. Heft 1-2. S. 70.

69. Пче­лов Е.В. Гене­а­ло­гия древ­не­рус­ских кня­зей !Х — нача­ла Х! в. М., 2001. С. 62.

70. Вой­то­вич Л. Кня­жа доба на Русі: порт­ре­ти еліти. Біла Церк­ва, 2006. С.199.

71. Носов Е.Н. Нов­го­род­ское (Рюри­ко­во) горо­ди­ще. Л., 1990. С. 189.

72. Кру­зе Ф. О про­ис­хож­де­нии Рюри­ка // Жур­нал Мини­стер­ства народ­но­го про­све­ще­ния. 1836. Январь. С. 49.

73. См.: Francke G. GeneaLogische TabeLLen zur Geschichte der Skandinavischen VöLker. 1834. Гене­а­ло­гия Скьёль­дун­гов осно­ва­на на «Родо­вом пере­чис­ле­нии Скьёль­дун­гов» (LandfeögataL SkjöLdunga), состав­лен­ном Семун­дом Муд­рым (+ 1133), «Родо­сло­вии дат­ских конун­гов» (Ævi Danakonunga) Ари Муд­ро­го (1067/1068-1148) и «Саге о Скьёль­дун­гах» (SkjoLdunga saga), запи­сан­ной в 1180-1200 гг. и извест­ной из пере­ска­зов и фраг­мен­тов в основ­ном из латин­ских кон­спек­тов Rerum Danicarum Fragmenta Ангри­му­ра Энсо­на (1568-1648). Гене­а­ло­гия швед­ской дина­стии Инглин­гов осно­ва­на на «Пере­чис­ле­нии Инглин­гов» скаль­да Тьо­доль­ва Муд­ро­го из Хви­ни­ра (конец Ж в.) и «Саге о Инглин­гах» (YngLinga saga), создан­ной Снор­ри Стур­лус­со­ном меж­ду 1220 и 1230 гг.

74. Monumenta Germaniae Historica. Scriptores. T. 1 / Ed. G.H.Pertz. Hannoverae, 1826. S. 162, 349; Пче­лов Е.В. Гене­а­ло­гия древ­не­рус­ских кня­зей Ж — нача­ла XI в. С. 78.

75. SimekR., Pälsson H. Lexikon der aLtnordischen Literatur. Stuttgart-Kröner, 1987. S. 70.

76. До кон­ца Х! в. в сагах Austrvegr — Восточ­ный путь обыч­но озна­чал зем­ли Руси. Так, Яро­слав Муд­рый (Яриц­лав — по сагам) неред­ко име­ну­ет­ся как Austrvegr konunge — конунг Восточ­но­го пути, а мест­ное насе­ле­ние -как Austrvegrsmenn — жите­ли Восточ­но­го пути. С ХИ в. назва­ние Gardariki вытес­ня­ет Austrvegr, послед­нее оста­ет­ся исклю­чи­тель­но для обо­зна­че­ния юго-восточ­но­го побе­ре­жья Бал­ти­ки: Виндланд (VindLand), Кур­ланд (KúrLand), Естланд (Estland) и т. д. (См.: Гла­зы­ри­на Г.В., Джак­сон Т.Н., Мель­ни­ко­ва Е.А. Восточ­ная поло­ви­на мира гла­за­ми скан­ди­на­вов: топо­ни­мия в исто­ри­че­ских иссле­до­ва­ни­ях // Древ­няя Русь в све­те зару­беж­ных источ­ни­ков. С. 483).

77. Потин В.М. Рус­ско-скан­ди­нав­ские свя­зи по нумиз­ма­ти­че­ским дан­ным ^Х-ХИ вв.) // Исто­ри­че­ские свя­зи Скан­ди­на­вии и Рос­сии. W-ХХ вв. Л., 1970. С. 67; Дави­дан О. И. К вопро­су о кон­так­тах древ­ней Ладо­ги со Скан­ди­на­ви­ей (по мате­ри­а­лам ниж­не­го слоя Ста­ро­ла­дож­ско­го горо­ди­ща) // Скан­ди­нав­ский сбор­ник. Вып. 16. Тал­лин, 1971. С. 112; Лебе­дев Г.С. Архео­ло­ги­че­ские памят­ни­ки Ленин­град­ской обла­сти. Л., 1977. С. 164-193; Дар­ке­вич В.П. Меж­ду­на­род­ные свя­зи // Древ­няя Русь. Город, замок, село. М., 1985. С. 389; Седых В. Н. Север­ная Русь в эпо­ху Рюри­ка по дан­ным архео­ло­гии и нумиз­ма­ти­ки // Ладо­га и исто­ки рус­ской госу­дар­ствен­но­сти и куль­ту­ры. С. 84-96.

78. Лов­мян­скийХ. Рорик Фри­сланд­ский и Рюрик «Нов­го­род­ский» // Скан­ди­нав­ский сбор­ник. Вып. 7. Тал­лин, 1963. С. 224-226, 228-229.

79. Кру­зе Ф. О про­ис­хож­де­нии Рюри­ка. С. 75.

80. Милю­тен­ко Н.И. «Гард­ская» вер­сия про­ис­хож­де­ния Раг­на­ра Кожа­ные Шта­ны (Сага о Съёль­дин­гах) // Ладо­га и эпо­ха викин­гов. Мате­ри­а­лы к Чет­вер­тым чте­ни­ям памя­ти Анны Мачин­ской. СПб., 1998. С. 30-33.

81. Кру­зе Ф. О про­ис­хож­де­нии Рюри­ка. С. 51.

82. Н. Беля­ев ото­жеств­лял Сигиф­ри­да с Сигур­дом Рин­гом (Беля­ев Н.. Рорик Ютланд­ский и Рюрик началь­ной лето­пи­си // Seminarium Kondakovianum. Т. 3. Пра­га, 1929. С. 23), с чем согла­сить­ся труд­но. Кро­ме того, что эти име­на совсем раз­ные, есть еще и хро­но­ло­ги­че­ские несов­па­де­ния. Послед­нее упо­ми­на­ние о Сигиф­ри­де отно­сит­ся к 797 г., а сын Сигур­да Рин­га, зна­ме­ни­тый Раг­нар Лод­брок, погиб где-то в 865 г. во вре­мя оче­ред­но­го мор­ско­го похо­да.

83. Francke G. Genealogische Tabellen. S. 406.

84. Jones G. A history of the Vikings. Oxford, 1984. P 102-104.

85. Мель­ни­ко­ва Е.А. Вступ­ле­ние нор­ман­нов в дипло­ма­ти­че­ские отно­ше­ния с Франк­ской импе­ри­ей // Hiatoria animate. Памя­ти О.И.Варяш. Ч. 3. М.,

2004. С. 22-38.

86. Annales Regni Francorum / Ed. G.H.Pertz, F.Kurze // Scriptores rerum Germanicarum in usum scholarum. Hannoverae, 1895. P. 126-127.

87. Szafarzyk J. Slowianski starozytnosci. Т2. Wroclaw, 1848. S. 236-238; Safarik PJ. Slovanske starozitnosti. Dil. 2. Praha, 1937.

88. Annales Regni Francorum / Ed. G.H.Pertz, F.Kurze // Scriptores rerum Germanicarum in usum scholarum. Hannoverae, 1895. P. 126.

89. Wigger F. Mecklenburgische Annalen bis zum Jahre 1066. Schwerin, 1860; Läffler L. Handelsstaden vid Östersjön som pa danskarnas sprak kallades Reric // Namn о^ bygd. T. 7. 1919. S. 25-26; Vogel W. Das emporium Reric, Festskrift til Halvdan Koht. Oslo, 1933. S. 85-92; Vasmer M. Germanen und Slaven in alter Zeit // Namn о^ bygd. T. 21. 1933. S. 128-130; Koczy L. Sklawanja Adama Bremenskiego // Slavia Occidentalis. T. 12. Poznan, 1933. S. 217; BeltzR. Der Burgwall von Alt-Gaarz (Mecklenburg) // Nachrichtenblatt für Deutsche Vorzeit. T 11. 1935. S. 107; Id. Reric und Thrasiko, Zwei Namen unserer frühesten Geschichte // Monatshefte für Mecklenburg. 1938. S. 220; Id. Zu Reric // Mecklenburg. T 34. 1939. S. 175-177; Kroggmann W. Reric // Jahrbücher des Vereins für mecklenburgische Geschichte und Altertumskunde. T. 103. Schwerin, 1939. S. 77-84; Vries J. Altnordisches etymologisches Wörterbuch. Leiden, 1962; Doberan Kr. Ein Beitrag zur Lage von Rerik // Varia Archaeologica. Berlin, 1964.

S. 237-254; Herrmann J. Siedlung, Wirtschaft und gesellschaftliche Verhältnisse der slawischen Stämme zwischen Oder / Neisse und Elbe. Berlin, 1968. S. 19; Leciejewicz L. Miasta Stowian pölnocnopotabskich. Wroctaw, 1968. S. 20.

90. Херр­манн И. Обод­ри­ты, люти­чи, руяне // Сла­вяне и скан­ди­на­вы / Пер. Г.С. Лебе­де­ва, под ред. Е.А.Мельниковой. М., 1986. С. 338-346; Zwischen rerik und Bornhoved: die Beziechungen zwischen den Danen und ihren slawischen Nachbarn von 9. bis ins 13. Jahrhundert. Beitrage einer internationalen konferenz. Leipzig, 4-6 December 1997 / Hrsg. von O.Hack und Chr. Lubke. Stuttgart, 2001.

91. Bogusiawski W Dzieje Stowianszczyzny polnocno-zachodniej. T.3. Poznan, 1895. S. 28-35; Wachowski K. Stowianszczyzna Zachodnia. Warszawa, 1902. S. 84-112; Knorr H.A. Die Hacksilberfunde Hinterpommerns der Grenzmark und der Neumark // Mannus. T. 28. 1936. S. 160-229; Jankuhn H. Sechs karten zun Handel des 10. Jahrhunderts im westlichen Osterseebeken // Archaeologia-Geographica. T. 1. 1950-1951. Z. 1. S. 8-16; Slaski K. Udziat Stowian w zyciu gospodarczym Battyku na poczgtku epoki feudalnej (VII-XII w.) // Pami^tnik Stowianski. T.4. Krakow, 1954. S. 227-234; Fritze W. Probleme der abodritschen Stammes- una Reichsverfassung und ihrer Entwicklung von Stammesstaat zum Herrschaftsstaat // Sieldung und Verfassung der Slawen zwischen Elbe, Saale und Odef / Hrsg. Von H.Ludat. Ciessen, 1960. S. 141-149; Labuda G. Organizacje panstwowe Stowian Zachodnich w okresie ksztaltowania si$ panstwa polskiego (od VI do potowy X wieku) // Poczgtki panstwa polskiego. T. 1. Poznan, 1962. S. 65-69; HerrmannJ. Germanen und Slawen in Mitteleuropa. Zur Neugestaltung der ethnischen Verhältnisse zu beginn des Mittelalters. Berlin, 1984.

92. Мель­ни­ко­ва Е.А. Укро­ще­ние неукро­ти­мых: дого­во­ры с нор­ман­на­ми. С. 14-15.

93. Annales Regni Francorum. Р 129.

94. См.: Künl J., Hardt N. Dannevirke — Nordens St0rste fortidsminde. Musset ved Dannerirke. Danevirkegärden, 1999.

95. Кру­зе Ф. О про­ис­хож­де­нии Рюри­ка. С. 51.

96. Сак­сон Анна­лист. Хро­ни­ка 741-1139 / Изд. подг. И.В.Дьяконов. М.,

2012. С. 47.

97. Кир­пич­ни­ков А.Н. Ладо­га и Ладож­ская зем­ля VIII-XIII вв. // Исто­ри­ко­ар­хео­ло­ги­че­ское изу­че­ние Древ­ней Руси: ито­ги и основ­ные про­бле­мы. Л.,

1988. С. 47-48.

98. Vita St. Anskarii / Ed. G.H.Pertz // Monumenta Germaniae Historica. Scriptores. T. 2. Hannoverae, 1827. P. 704.

99. Вой­то­ви­чЛ. Кня­жа доба на Русі: порт­ре­ти еліти. С. 199-200.

100. Гла­зы­ри­на Г.В.,Джаксон Т.Н., Мель­ни­ко­ва Е.А. На пути «из варяг в гре­ки» // Древ­няя Русь в све­те зару­беж­ных источ­ни­ков. С. 483.

101. Чер­нов А.Ю. В Ста­рой Ладо­ге най­ден герб Рюри­ка? URL: http:// chernov​-trezin​.narod​.ru/​G​e​r​b​R​u​r​i​k​a​.​htm (дата обра­ще­ния: 5.05.2013).

102. Einhardi Annales / Ed. G. H. Pertz // Monumenta Germaniae Historica. Scriptores (далее — MGH SS). Т.1. Hannoverae, 1826. P. 135-218.

103. Annales Fuldenses / Ed. G. H. Pertz // Ibid. P. 337-415.

104. Annales Bertiniani / Ed. G. H. Pertz // Ibid. P. 419-515.

105. Annales Xantensium / Ed. G. H. Pertz // Ibid. Т.2. Hannoverae, 1829. P 217-235; Анна­лы Ксан­те­на // Исто­ри­ки эпо­хи Каро­лин­гов / Отв. ред. А. И. Сидо­ров. М., 1999. С. 143-158.

106. Chronicon de Normannorum gestis in Francia / Ed. G. H. Pertz // MGH SS. T. 1. P 532-536.

107. Vita Sancti Anskarii a Rimberto / Ed. G. H. Pertz // MGH SS. T. 2. P. 683-725.

108. См.: Magistri Adami Bremensis Gesta Hammaburgensis EccLesiae Pontificum / Ed. B. SchmeidLer // Scriptores rerum Germanicarum in usum scholarum. Hannoverae, 1917; Adam of Bremen. History of the archibishops of Hamburg. Bremen New York, 1959; Адам Бре­мен­ский. Дея­ния архи­епи­ско­пов гам­бург­ской церк­ви // Немец­кие анна­лы и хро­ни­ки Х-ХІ сто­ле­тий. М., 2012. С. 297-449.

109. Там же. С. 310.

110. Chronicon RoskiLdense // Scriptores minores historiae Danicae medii aevi / Rec. M.C.Gertz. VoL. 1. Kobenhavn, 1970. P 3.

111. Koch C. Tables généalogiques des maisons souveraines du nord et de L’est de L’Europe. Paris, 1818. TabL. 17.

112. Исто­рия Дании. Т. 1. М., 1996. C. 42.

113. Пче­лов Е. В. Гене­а­ло­гия древ­не­рус­ских кня­зей ІХ — нача­ла ХІ в. С. 71.

114. Кру­зе Ф. О про­ис­хож­де­нии Рюри­ка. С. 71.

115. Сак­сон Анна­лист. С. 47.

116. Там же. С.48; Reginonis Chronicon // Monumenta Germaniae Historica. Scriptores. T.1/Ed. W.Wattenbach. Leipzig, 1890. (810 jahr). P. 582.

117. Сак­сон Анна­лист. С. 53.

118. Там же. С. 54.

119. Пче­лов Е.В. Гене­а­ло­гия древ­не­рус­ских кня­зей ІХ — нача­ла ХІ в. С. 71-72.

120. Беля­ев Н.Т Рорик Ютланд­ский и Рюрик началь­ной лето­пи­си. С. 227-228.

121. Chronicon RoskiLdense. P. 4.

122. Пче­лов Е.В. Гене­а­ло­гия древ­не­рус­ских кня­зей ІХ — нача­ла ХІ в. С. 72.

123. Там же. С. 73.

124. Нико­ла­ев С., Боб­ров А, Чер­нов А. О Рюри­ке, Госто­мыс­ле и про­стуш­ке Уми­ле // Повесть вре­мен­ных лет. Пере­вод Д.С. Лиха­че­ва, О.В. Тво­ро­го­ва. Ком­мен­та­рии А.Г. Боб­ро­ва, С.Л. Нико­ла­е­ва, А.Ю. Чер­но­ва при уча­стии А.М. Вве­ден­ско­го и Л.В. Вой­то­ви­ча. СПб., 2012. С. 467.
В тек­сте источ­ни­ка: «845 г. В то вре­мя, когда это про­изо­шло, король Людо­вик, собрав боль­шое вой­ско, отпра­вил­ся в поход про­тив вен­дов. Когда языч­ни­ки узна­ли об этом, они, со сво­ей сто­ро­ны, отпра­ви­ли в Сак­со­нию послов, и под­нес­ли ему дары, и пере­да­ли ему залож­ни­ков, и попро­си­ли о мире. И тот предо­ста­вил мир и вер­нул­ся в Сак­со­нию. После же это­го на раз­бой­ни­ков нашла чудо­вищ­ная смерть, при этом так­же и вожак нече­стив­цев, по име­ни Регин­хе­ри, кото­рый гра­бил хри­сти­ан и свя­тые места, умер, пора­жен­ный Гос­по­дом. Тогда, посо­ве­то­вав­шись, они бро­си­ли жре­бии, кото­ры­ми их боги долж­ны были ука­зать им сред­ства к спа­се­нию, но жре­бии упа­ли без поль­зы. Когда же некий плен­ный хри­сти­а­нин посо­ве­то­вал им бро­сить жре­бий перед их хри­сти­ан­ским богом, они это сде­ла­ли, и их жре­бий выпал удач­но. Тогда их король по име­ни Рюрик вме­сте со всем наро­дом языч­ни­ков в тече­ние 40 дней воз­дер­жи­вал­ся от мяса и медо­во­го напит­ка, и смерть отсту­пи­ла, и они отпу­сти­ли в род­ные края всех плен­ных хри­сти­ан, кото­рых име­ли» (Анна­лы Ксан­те­на // Исто­ри­ки эпо­хи Каро­лин­гов / Пер. А.И. Сидо­ро­ва. М., 1999. С. 146-147). От слов «После­же это­го на раз­бой­ни­ков… » в тек­сте рас­ска­зы­ва­ет­ся совер­шен­но дру­гой сюжет, свя­зан­ный с раз­бой­ни­ка­ми, как назы­ва­ли тогдаш­ние хри­сти­ан­ские хро­ни­сты исклю­чи­тель­но викин­гов. Так­же этот сюжет пони­ма­ли прак­ти­че­ски все иссле­до­ва­те­ли — от Ф. Кру­зе до Е. Пче­ло­ва. После раз­гро­ма и гибе­ли их коро­ля в 844 г., о чем сооб­щи­ли почти все источ­ни­ки это­го вре­ме­ни, обод­ри­ты уже не рис­ко­ва­ли вое­вать с Людо­ви­ком, выслав посоль­ство с дара­ми и выдав залож­ни­ков толь­ко при изве­стии о похо­де фран­ков, как убе­ди­тель­но сви­де­тель­ству­ет пер­вый фраг­мент тек­ста. Кро­ме того, о мор­ских похо­дах обод­ри­тов нет ника­ких изве­стий, а про­ход через импер­ские зем­ли во Фри­зию был попро­сту невоз­мо­жен. Дат­ский король Xорик I не толь­ко не при­ни­мал уча­стия в набе­гах, но и кате­го­ри­че­ски отме-жовы­вал­ся от них, убеж­дая импе­ра­то­ра, что­бы он даже каз­нил захва­чен­ных участ­ни­ков таких набе­гов. Xро­ни­сты так­же нигде не ука­зы­ва­ют на уча­стие дат­ских коро­лей в подоб­ных опе­ра­ци­ях (См.: Мель­ни­ко­ва Е.А. Укро­ще­ние неукро­ти­мых: дого­во­ры с нор­ман­на­ми. С. 17). Набе­ги эти пред­при­ни­ма­ли раз­бой­ни­ки — «мор­ские конун­ги», кон­тро­ли­ро­вав­шие выход из Бал­тий­ско­го моря и имев­шие базы в Запад­ной Ютлан­дии и Южной Нор­ве­гии, недо­ся­га­е­мые ни для дат­ских конун­гов, ни для импе­ра­то­ра.

125. Wadstein E. Norden och Västeuropa i gammal tid. Stokholm, 1925.

126. Анна­лы Ксан­те­на // Исто­ри­ки эпо­хи Каро­лин­гов / Отв. ред. А. И. Сидо­ров. М., 1999. С. 145-151.

127. Беля­ев Н.Т. Рорик Ютланд­ский и Рюрик началь­ной лето­пи­си. С. 2З0-2З1.

128. Житие свя­то­го Анс­га­рия, напи­сан­ное Рим­бер­том и еще одним уче­ни­ком / Пер. В.В.Рыбакова // Из ран­ней исто­рии швед­ско­го наро­да и госу­дар­ства. Пер­вые отно­ше­ния и зако­ны. М., 1999. С. 44.

129. Там же. С. 51.

130. Annales Xantenses / Ed. G.H.Pertz // Monumenta Germanae Historica. Scriptores. T. 2. Hannowerae, 1827. P. 235.

131. Vogel W. Die Normannen und dos Fränkische Reich. Berlin, 1906. S.129; Keary C.F. The Vikings in Western Christendom. London, 1891. P. 271.

132. Пче­лов Е. Гене­а­ло­гия древ­не­рус­ских кня­зей IX — нача­ла XI в. С. 73-74.

133. Лов­мян­скийХ. Рорик Фри­сланд­ский и Рюрик «Нов­го­род­ский». С. 237.

134. Фак­ти­че­ски имя Рорик тож­де­ствен­но Рюри­ку: древ­не­швед­ское R0rik, Rurik, древ­не­дат­ское R0rik и древне­скан­ди­нав­ское Hrærekr (Нико­ла­ев С. Семь отве­тов на варяж­ский вопрос // Повесть вре­мен­ных лет. Пер. Д.С. Лиха­че­ва, О.В. Тво­ро­го­ва. Ком­мен­та­рии А.Г. Боб­ро­ва, С.Л. Нико­ла­е­ва, А.Ю. Чер­но­го при уча­стии А.М. Вве­ден­ско­го и Л.В. Вой­то­ви­ча. СПб., 2012. С. 407).

135. Hollmann H.Fr. Rustringen, die ursprungliche Heimat des ersten russischen Grosfürsten Ruriks und seiner Brüder. Ein historischer Versuch. Bremen, 1816; Голл­манн Г.- Фр. Руст­рин­гия, пер­во­на­чаль­ное оте­че­ство пер­во­го вели­ко­го кня­зя Рюри­ка и бра­тьев его. М., 1819.

136. Кру­зе Ф. О про­ис­хож­де­нии Рюри­ка // Жур­нал Мини­стер­ства народ­но­го про­све­ще­ния. 1836. № 1. Январь. С. 43-73; № 6. Июнь. С. 513-517.
37. См., напр.: BredsdorfA. Bemerhunden, die Genealogie des Russischen Fürstengeschlechtes betreffend // Mèmory Society Royal Antiquaires du Nord. Copenhague, 1840. P. 173-176; Depping H. Histoires des Normands. Paris, 1843. P. 207.

138. Беля­ев Н. Т. Рорик Ютланд­ский и Рюрик началь­ной лето­пи­си // Seminarium Kondakovianum. Т. 3. Пра­га, 1929. С. 215-270.

139. Vernadsky G. The Origins of Rusia. Oxford, 1959. P. 207-208; Вер­над­ский Г. В. Древ­няя Русь. Тверь, 1999. С. 341-344, 380-382.

140. Pritsak O. The Origin of Rus’. Vol.1. Cambridze (Mass.), 1981. P. 155.

141. Гуми­лев Л. Древ­няя Русь и Вели­кая Степь. М., 1989. С. 160.

142. Лебе­дев Г. С. Эпо­ха викин­гов в Север­ной Евро­пе. Л., 1985. С. 214.

143. Рыба­ков Б.А. Киев­ская Русь и рус­ские кня­же­ства XII-XIII вв. М., 1993. С. 299.

144. Мол­ча­нов А. А. Древне­скан­ди­нав­ский антро­по­ни­ми­че­ский эле­мент в дина­сти­че­ской тра­ди­ции рода Рюри­ко­ви­чей: о роли отдель­ных ком­по­нен­тов в поли­эт­ни­че­ской осно­ве фор­ми­ро­ва­ния Древ­не­рус­ско­го госу­дар­ства // Обра­зо­ва­ние Древ­не­рус­ско­го госу­дар­ства: спор­ные про­бле­мы. М., 1992. С. 44-47.

145. Сверд­лов М. Б. Rörik (Hr0rikr) i Gordum // Восточ­ная Евро­па в древ­но­сти и сред­не­ве­ко­вье. М., 1994. С. 36-37.

146. Кир­пич­ни­ков А.Н. Ска­за­ние о при­зва­нии варя­гов: леген­ды и дей­стви­тель­ность // Викин­ги и сла­вяне. СПб., 1998. С. 40-50.

147. Каси­ков Х., Каси­ков А. Еще раз о Рюри­ке Нов­го­род­ском и Рори-ке дат­ча­нине // Скан­ди­нав­ский сбор­ник. Т. 33. Тал­лин, 1990. С. 98-109; Пче­лов Е. Гене­а­ло­гия древ­не­рус­ских кня­зей IX — нача­ла XI в. С. 74-76; Вой­то­вич Л. Кня­жа доба на Русі: порт­ре­ти еліти. С. 196-203; Его же. Рюрик: леген­ди і дійс­ність. Стан дис­кусії на почат­ку XXI в. // Наук. зоши­ти іст. ф-ту ЛНУ ім. !вана Фран­ка: Зб. наук. пра­ць. Вип. 7. Львів, 2005. С. 25-35; Его же. Рюрик: леген­ды и дей­стви­тель­ность // Иссле­до­ва­ния по рус­ской исто­рии и куль­ту­ре: Сб. ста­тей к 70-летию про­фес­со­ра Иго­ря Яко­вле­ви­ча Фро­я­но­ва / Отв. ред. Ю. Алек­се­ев, А. Дег­тярев, В. Пуза­нов. М., 2006. С. 111-121.

148. Азбе­лев С.Н. Обзор источ­ни­ков о про­ис­хож­де­нии Рюри­ка и вер­сия о его сла­вян­ских пред­ках // Изве­стия Рус­ско­го гене­а­ло­ги­че­ско­го обще­ства. СПб., 1994. Вып. 1. С. 45-46; Его же. О про­ис­хож­де­нии дина­стии Рюри­ко­ви­чей // Рос­сия и зару­бе­жье: гене­а­ло­ги­че­ские свя­зи. Пер­вый Меж­ду­на­род­ный гене­а­ло­ги­че­ский кол­ло­кви­ум. М., 1999. С.7; Его же. Уст­ная исто­рия в памят­ни­ках Нов­го­ро­да и Нов­го­род­ской зем­ли. СПб., 2007. С. 61-86.

149. См.: Яма­нов В.Е. Рорик Ютланд­ский и лето­пис­ный Рюрик // Вопро­сы исто­рии. 2002. № 2. С. 127-137.

150. Рыд­зев­ская Е. А. Древ­няя Русь и Скан­ди­на­вия в IX-XIV вв. С. 132.

151. Лов­мян­ский Х. Рорик Фри­сланд­ский и Рюрик «Нов­го­род­ский». С. 224-230.

152. Шас­коль­ский И. П. Нор­ман­ская тео­рия в совре­мен­ной бур­жу­аз­ной исто­рио­гра­фии. М.; Л., 1965. С. 211.

153. Пче­лов Е. Гене­а­ло­гия древ­не­рус­ских кня­зей IX — нача­ла XI в. С. 75.

154. См.: Архео­ло­ги­че­ское иссле­до­ва­ние Нов­го­род­ской зем­ли. Л., 1984. С. 25-45.

155. Азбе­лев С.Н. Госто­мысл // Варя­го-рус­ский вопрос в исто­рио­гра­фии. М., 2010. С. 598-618.

156. Annales Fuldenses (680-901) // MGH SS. T.1. P 372.

157. Annales Xantenses // Monumenta Germaniae Historica. Scriptores rerum Germanicarum in usum scholarum. Hannoverae-Leipsigae, 1909. P.14; Ксан­тен­ские анна­лы // Исто­ри­ки эпо­хи Каро­лин­гов / Пер. с лат. А.И.Сидорова. М., 1999. С. 151.

158. Кве­длин­бург­ские анна­лы // Немец­кие анна­лы и хро­ни­ки Х-ХІ сто­ле­тий / Пер. с лат. И.В.Дьяконова. М., 2012. С. 37.

159. Аль­тайхс­кие анна­лы // Там же. С. 97.

160. Хиль­дес­хай­ские анна­лы // Там же. С. 229.

161. Лав­ров­ский П.А. Иссле­до­ва­ние о лето­пи­си Яки­мов­ской // Уче­ные запис­ки Вто­ро­го отде­ле­ния Импе­ра­тор­ской ака­де­мии наук. Кн. 2. Вып.1. СПб., 1856. С. 113.

162. Пче­лов Е.В. Рюрик. М., 2010. С. 62, 66.

163. Там же. С. 64-67.

164. Nerman B. Die Verbindungen zwischen Skandinavien und dem Ostbaltikum in der Jüngeren Eisenzeit. Stockholm, 1929. S. 48.

165. KunikA. Die Berufung der Schwedischen Rudsen durch den Finnen und Slawen. Sent-Petersburg, 1844. S. 131-134.

166. Рыба­ков Б.А. Киев­ская Русь и рус­ские кня­же­ства. С. 286.

167. Лов­мян­ский Х. Русь и нор­ман­ны. С. 275.

168. Гри­нев Н.Н. Леген­да о при­зва­нии варяж­ских кня­зей (об источ­ни­ках и редак­ци­ях в Нов­го­род­ской пер­вой лето­пи­си) // Исто­рия и куль­ту­ра Древ­не­рус­ско­го госу­дар­ства. М., 1989. С. 31-43.

169. Том­сен В. Нача­ло рус­ско­го госу­дар­ства. М., 1891. С. 65; Рыд­зев­ская Е.А. Древ­няя Русь и Скан­ди­на­вия. С.168; Schramm G. Die erste Generation der altrussischen Fürstendynastie. Philologische Argumenten für die Histoorrizitüt von Rjurik und seine Brüdern // Jahrbücher für Geschichte Osteuropas. Bd. 28. 1980. S. 321-333.

170. Рыд­зев­ская Е.А. Древ­няя Русь и Скан­ди­на­вия. С. 166-167.

171. Там же. С. 168.

172. Мель­ни­ко­ва Е.А. Про­ис­хож­де­ние пра­вя­щей дина­стии в ран­не­сред­не­ве­ко­вой исто­рио­гра­фии. Леги­ти­ми­за­ция ино­эт­нич­ной зна­ти // Эли­та и этнос сред­не­ве­ко­вья. М., 1995. С. 39-44; Она же. Рюрик, Сине­ус и Тру­вор в древ­не­рус­ской исто­рио­гра­фи­че­ской тра­ди­ции // Древ­ней­ши­ие госу­дар­ства Восточ­ной Евро­пы. 1998 г. Памя­ти чл.-кор. РАН А.П. Ново­сель­це­ва / Отв. ред. к.и.н. Т.М. Кали­ни­на. М., 2000. С. 142-159.

173. Там же. С. 158.

174. Там же. С. 149-157.

175. Шле­цер А.-Л. Нестор. Т. 1. СПб., 1876. С. 202-205.

176. Каси­ков Х., Каси­ков А. Еще раз о Рюри­ке Нов­го­род­ском и Рори­ке Дат­ча­нине. С. 214.

177. Фро­я­нов И.Я. Мятеж­ный Нов­го­род. Очер­ки исто­рии госу­дар­ствен­но­сти, соци­аль­ной и поли­ти­че­ской борь­бы кон­ца IX — нача­ла XIII сто­ле­тия. СПб., 1992. С. 100-103.

178. Сверд­лов М.Б. Домон­голь­ская Русь: князь и кня­же­ская власть на Руси VI — пер­вой тре­ти XIII в. СПб., 2003. С. 123-125.

179. Лосе­ва О.В. Рус­ские меся­це­сло­вы XI-XIV веков. М., 2001. С. 313.

180. Зибо­ров В.К. О лето­пи­си Несто­ра: основ­ной лето­пис­ный свод в рус­ском лето­пи­са­нии XI в. СПб., 1995. С. 56; Рома­но­вы и Рюри­ко­ви­чи. О родо­слов­ной леген­де Рюри­ко­ви­чей // Дом Рома­но­вых в исто­рии Рос­сии. СПб., 1995. С. 47-54.

181. Бес­ту­жев-Рюмин К.Н. Древ­няя рус­ская исто­рия. СПб., 1879. С. 390.

182. Тати­щев В.Н. Исто­рия Рос­сий­ская. Т. 2. М., 1963. С. 41, 218, 227, 252253, 305.

183. Bayer Th. S. De Varagis // Commentarii Academiae scientiarum imperialis PetropoLitanae. T. 4 (ad annum 1729). 1735. P 301.

184. См.: Демин С.В. Олег — осно­ва­тель госу­дар­ства Киев­ской Руси. URL: http://​ulfdalir​.narod​.ru/​l​i​t​e​r​a​t​u​r​e​/​g​u​e​s​t​s​/​D​e​m​i​n​_​O​l​e​g​.​htm (дата обра­ще­ния: 2.05.2013).

185. См.: Мель­ни­ко­ва Е.А. Ольгъ / Олег Вещий. К исто­рии име­ни и про­зви­ща пер­во­го рус­ско­го кня­зя // Ad fontem: У источ­ни­ка. Сб. ста­тей в честь

С.М. Каш­та­но­ва. М., 2005. С. 138-146; Мыць­ко И.З. Дат­ское про­ис­хож­де­ние кня­зя Оле­га // Скан­ди­нав­ские древ­но­сти. Интер­нет-кон­фе­рен­ция. 10-30 сен­тяб­ря 2010. URL: http://​conference​.dansk​.ru/​c​o​n​t​e​n​t​/​v​i​e​w​/​2​8​/39 (дата обра­ще­ния: 2.05.2013).

186. Сверд­лов М.Б. Домон­голь­ская Русь. С. 126.

187. Мачин­ский Д.А. Поче­му и в каком смыс­ле Ладо­гу сле­ду­ет счи­тать пер­вой сто­ли­цей Руси // Ладо­га и Север­ная Евра­зия от Бай­ка­ла до Ла-Ман­ша: свя­зу­ю­щие пути и орга­ни­зу­ю­щие цен­тры. Шестые чте­ния памя­ти Анны Мачин­ской. Ста­рая Ладо­га, 21-23 декаб­ря 2001 г. Сбор­ник ста­тей. СПб., 2002.

188. ГиппиусА.А. Нов­го­род и Ладо­га в «Пове­сти вре­мен­ных лет» // У исто­ков рус­ской госу­дар­ствен­но­сти. К 30-летию архео­ло­ги­че­ско­го иссле­до­ва­ния Нов­го­род­ско­го Рюри­ко­ва горо­ди­ща и Нов­го­род­ской област­ной архео­ло­ги­че­ской экс­пе­ди­ции / Ред. Е.Н. Носов и А.Е. Мусин. СПб., 2007.

189. Вил­кул Т.Л. Ладо­га или Нов­го­род? // Paleoslavica. T. 16. № 2. Cambridge (Mass.), 2008. P 272-280.

190. Носов Е.Н. Нов­го­род­ское (Рюри­ко­во) горо­ди­ще. Л., 1990. С.190-199.

191. Джак­сон Т.Н. О назва­нии Руси Gardar // Scando-Slavica. T. 30. 1984. C. 140-143; Его же. Наиме­но­ва­ние Древ­ней Руси и Нов­го­ро­да в древне­скан­ди­нав­ской пись­мен­но­сти: о воз­ник­но­ве­нии топо­ни­мов Gardar и Hölmgarör // Скан­ди­нав­ский сбор­ник. Вып. 30. Тал­лин, 1986. С. 85-95; Джак­сон Т.Н., МолчановА.А. Из исто­рии фор­ми­ро­ва­ния древне­скан­ди­нав­ской топо­ни­мии пути «из варяг в гре­ки» // Архео­ло­гия и исто­рия Пско­ва и Псков­ской зем­ли. Псков, 1986. С. 59-61.

192. Седых В.Н. Кла­ды эпо­хи Рюри­ка: архео­ло­го-нумиз­ма­ти­че­ский аспект // XIII Все­рос­сий­ская нумиз­ма­ти­че­ская кон­фе­рен­ция. Тези­сы докла­дов и сооб­ще­ний. 11-15 апре­ля. М., 2005. С. 106-107

193. Vogel W. Die Normannen und das Fränkische Reich. Berlin, 1906. S. 236.

Print Friendly, PDF & Email